WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИСТЕТ на правах рукописи ЛЮБУШКИНА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ И КУБАНСКОЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Формы деятельности СЕЦАО заключались в проведении заседаний, на которых слушались и обсуждались доклады по итогам исследований, в сборе материалов по истории епархии и подготовке их к изданию, в ответах на запросы правительственных учреждений и других научных обществ, относящихся к истории и археологии епархии. Основными направлениями в деятельности СЕЦАО были: научноисследовательская деятельность, музейная, просветительская и издательская. Научно-исследовательская деятельность общества состояла в изучении непосредственно жизни региона, обследовании внешнего и внутреннего развития местной церковно-религиозной жизни, изучении местных религиозных обычаев, преданий и обрядов, а также в публикации памятников церковной станины, составлении и написании монографий об истории отдельных церквей и монастырей или приходов епархии, в составлении исторических и статистических очерков.202 Для составления «Истории Ставропольской епархии» общество в 1906 г. создало специальную Историческую комиссию, в состав которой вошли 12 человек. Среди них, - протоиерей С. Никольский, А. Яковенко и присяжный поверенный Г.Н. Прозрителев.203 Комиссия должна была «приводить в известность, описывать и разрабатывать архивы церквей, изучать всякого рода памятники церковной старины и древности».204 Материалы деятельности этой комиссии помещались на страницах Ставропольских епархиальных ведомостей. Все эти работы выполнялись простыми священниками, преподавателями гимназии, полицмейстерами, которые не имели специальной подготовки. Среди работ особый интерес представляют труды представителя местного епархиального духовенства А.П. Семилуцкого.205 Для облегчения работы в этом направлении использовалась разработанная в 1892 г. Волынским церковно-археологическим комитетом «Программа для описания епархии». Исследовательская деятельность состояла в выявлении, описании и сохранении письменных памятников в архивах монастырей, духовно-учебных заведений и епархиальных учреждений, а также памятников древности и старины в пределах епархии. Кроме того, члены общества занимались сбором сведений и мате риалов этнографического характера, охраной и реставрацией памятников, - в основном, древних храмов. Согласно Определению Святейшего Синода от 20.12.1878 г. «О порядке производства починок и исправлений памятников старины, находящихся в ведении епархиальных начальств», епархиальным архиереям было приказано наблюдать за сохранностью памятников и все поправки и изменения архитектуры производить лишь с разрешения ближайшего археологического общества.206 К сожалению, из-за отсутствия денежных средств реставрационные работы были ограничены, и общество зачастую просто давало заключение о возможности проведения ремонтных работ по отдельным памятникам, проводило их фотофиксацию. Все найденные материалы и фотографии поступали в древлехранилище при СЕЦАО, открытое в 1894 г. Древлехранилище было богато археологическими находками, найденными в Северокавказском крае. Постепенно древлехранилище приобретало черты музея, из хранилищ предметов превращаясь в коллекции, открытые для посещения. О понимании важности и научного значения, находимых и доставляемых в древлехранилище археологических предметов говорит резолюция Архипастыря от 06.04.1899 г. за № 2884 на рапорте о. Семилуцкого: «Желательно, чтобы и другие священники, имеющие у себя древности, не отказали принести их в дар церковноархеологическому обществу».207 Древлехранилище постоянно пополнялось экспонатами: археологическими находками, монетами, предметами погребального инвентаря. В «Книге для записи пожертвований в общество» перечислены различные предметы, поступающие в древлехранилище от различных учреждений, высокопоставленных лиц, от различных частных лиц, и более всего, от духовенства епархии.208 Откликнулись на призыв общества собирать древности и учителя народных училищ, учителя церковно-приходских школ. С 1894 по 1899 гг. поступило 102 наименования в количестве 335 экземпляров пожертвований. В 1899 г. в Ставропольских епархиальных ведомостях был напечатан «Систематический каталог древлехранилища, учрежденного при Ставропольском церковно-археологическом обществе за четыре года его существования». В каталоге помещено было 91 наименование предметов, распределенных по 7 отделам. Собрать такую богатую коллекцию древностей Общество смогло только благодаря деятельности своих членов и «лиц, сочувствующих целям общества на местах». Здесь необходимо обратить внимание на то, что СЕЦАО, в силу, прежде всего, материальных затруднений, лишено было возможности организовать и снаряжать научные экспедиции с целью «отыскания и приобретения древних памятников, не могло оно и часто командировать своих членов в археологические экскурсии». Однако были случаи, когда Археологическая комиссия выдавала Открытые листы по ходатайству священников. Так, в 1900 г. разрешение на право производства раскопок курганов за № 1742 получили священники о. Николай Тихов и Л.Е. Авилов. 22 мая 1889 г. в Нижегородской епархии была учреждена под председательством преосвященного Агафодора, епископа Балахинского Нижегородская епархиальная Церковно-археологическая комиссия для исследования распространения христианства в пределах низовской земли. Переселившись на Кавказ Агафодор, как и в Нижнем Новгороде основал Сухумскую епархиальную церковноархеологическую комиссию. 30 лет на Кавказе существовало Общество любителей Кавказской археологии в г. Тифлисе, но СЦЕАО – первое и единственное общество, по исключительности своей направленности не только на Кавказе, но и во всей России. С целью ознакомления публики с памятниками церковной археологии, а, также имея в виду религиозно-воспитательное значение церковных собраний, членами СЕЦАО был открыт музей в 1900 г.209 Своей задачей музей считал ознакомление публики с историей края, с развитием в нем «культуры во всех ее формах и проявлениях». Епархиальный музей способствовал пробуждению интереса к родной истории, к многочисленным памятникам археологии края, их спасению и охране. Первоначально он состоял из трех отделов (археологического, миссионерского и учебного), но после присуждения ему названия Ставропольского епархиального музея 30 апреля 1906 г., он состоял уже из шести отделов (церковноисторический, археологический, миссионерский, портретная зала, библиотека и архив).210 Помещался музей в Крестовоздвиженской церкви. Здесь были представлены самые разнообразные экспонаты: от предметов быта из раскопок древних могильников до старинной церковной утвари. Таким образом, все прихожане и жители города теперь могли познакомиться с историей распространения христианства на Северном Кавказе, получить полезную информацию по разным вопросам и проблемам, не ограниченную узкими рамками религиозной тематики. Лучше других выглядел, по свидетельствам отчетов общества, археологический отдел музея, где были представлены предметы быта, орудия труда, вооружение, погребальный инвентарь, каменные бабы. Пополнение музейных фондов осуществлялось разными способами: при объезде епархии, встречая предметы древности, их отправляли в музей;

во время миссионерской деятельности, членами общества собирались сведения о предметах старины на местах.211 В целях просвещения населения, распространения историкоархеологических знаний и сведений СЦЕАО устраивались публичные лекции и чтения, посвященные какому-либо событию из жизни епархии или истории какого-либо археологического памятника с привлечением специалистов, - историков и археологов. Общество устраивало также временные и постоянные выставки церковного искусства из фондов епархиального музея. Следующим направлением деятельности СЕЦАО стала издательская деятельность. Надо отметить, что издательская деятельность церковноархеологических обществ не имела того размаха и значения, как, например, у губернских ученых архивных комиссий. Многие церковно-археологические общества не имели своего печатного органа и публиковали свои труды в Епархиальных ведомостях. Так, СЕЦАО публиковало свои статьи на страницах Ставропольских епархиальных ведомостей до 1910 г.212 В 1907 г. СЕЦАО подготовила программу издания журнала «Церковная старина на Северном Кавказе», которая была утверждена Святейшим Синодом,213 и в 1910 г. вышел его первый выпуск.214 На страницах журнала Ставропольских епархиальных ведомостей в неофициальной части члены общества печатали пространные исторические очерки по истории и церковной археологии Северного Кавказа, носившие просветительно-научный характер. Наибольший интерес представляют историко-статистические описания, многочисленные публикации по истории монастырей и церквей, списки памятников древности, а также разработки в области археографии на основе местных архивных источников. На страницах своего журнала СЕЦАО обращалось ко всем сочувствующим с просьбой «доставлять сведения о разрушающихся памятниках и о фактах уничтожения их в ходе строительных работ, собирать и сохранять случайно обнаруженные археологические предметы». Анализируя деятельность СЦЕАО, следует отметить, что в работе этой организации, конечно, были недостатки, отмечаемые еще современниками (несоответствие коллекций в епархиальном музее и их хранения уровню развития научных знаний, узкая тематика исследований, отсутствие широкого круга специалистов). Однако, работа, проделанная СЕЦАО по историческому описанию археологических памятников в пределах епархии, по истории их изучения сегодня служит важным историческим источником. Собранные и сохраненные им археологические коллекции впоследствии пополнили краеведческий музей. СЦЕАО внесло свой большой вклад в дело развития археологического изучения края. СЕЦАО являлось общественной организацией, имевшей краеведческую направленность. Подводя итог деятельности краеведческих обществ Ставропольской губернии и Кубанской области, можно с уверенностью заключить, что работа, проделанная ими, заслуживает высокой оценки. Профиль краеведческих обществ определялся наличием в них профессионалов. Плодотворная работа членов обществ определила и жизнеспособность многих обозначенных общественных организаций на протяжении длительного времени (Ставропольское общество для изучения Северокавказского края в ее историческом, географическом и отношениях и Общество любителей изучения Кубанской области, которые просуществовали до середины 30- х гг. XX в.). Деятельность Ставропольского епархиального церковно-археологического общества также не прошла бесследно. Впоследствии, при Советской власти, ко гда были упразднены церковные учреждения, все собранные коллекции музея и древлехранилища были переданы в государственный музей. Краеведческие общества объединяли, главным образом, широкие слои местной интеллигенции, которые стремились всесторонне изучить губернию и область (природные богатства, животный и растительный мир, археологические памятники и историю). Объектом изучения краеведов была не только история, но и природа, экономика края. Формы деятельности их были разнообразны: научно-исследовательская (историческая, археологическая, этнографическая), собирательская, музейная, просветительная, издательская и природоохранительная. Краеведческие общества проводили регистрацию всех обнаруженных археологических памятников. Неоценимое значение имела и просветительная деятельность обществ, заключающаяся в распространении различных историко-археологических знаний среди населения. Изучение истории этих обществ позволяет рассмотреть процесс зарождения и развития на Ставрополье и Кубани общественно-краеведческого движения и музейного строительства. В процессе деятельности обществ были собраны обширные материалы по краеведению. Именно эти краеведческие общества, явились инициаторами и участниками создания музеев на Ставрополье и Кубани (Музей им. Фелицына в Краснодаре и музей им. Г.К. Прозрителева и Г.Н. Праве в Ставрополе), которые и на сегодняшний день являются уникальными компонентами культуры регионов. Заслуга краеведческих обществ в том, что они подготовили почву для создания таковых организаций и в советский период. Новые научноисследовательские учреждения 1930-х годов возникали именно на их основе, используя их опыт и традиции.

§ 2. Роль просветительных культурных обществ в распространении образования и проведении досуга Видное место в системе отечественных общественных организаций во второй воловине XIX в. принадлежало просветительным обществам. Первая попытка создания просветительной общественной организации была предпринята еще декабристами в XIX в. В 1819 г. было открыто Вольное общество учреждения взаимного обучения, во главе которого стояли члены Союза Благоденствия Ф.П. Толстой и Ф.Н. Глинка. Однако, в виду опытности революционной пропаганды, правительство в 1823 г. закрыло это общество. Во второй четверти XIX в. просветительной деятельностью занимались все общественные организации (благотворительные, научные и сельскохозяйственные общества)215. Просветительные общественные организации составляли, наряду с благотворительными обществами, самую большую группу легальных обществ. В России это было самое популярное направление общественной активности, в котором приняли участие самые широкие слои интеллигенции (врачи, учителя, деятели науки и искусства и т.д.), стремившиеся дать народу знания, в которых отказывало самодержавие. Распространение образования, научных и эстетических знаний, развитие духовной культуры должно было, по мнению интеллигенции, создать условия для формирования подлинно свободного общества. Кроме того, сама эпоха бурного экономического и культурного развития страны на рубеже веков предъявляла спрос на образованных людей и способствовала формированию в обществе интереса к просветительной работе. Например, гарантии продвижения по службе в системе гражданского управления наместничества возникали лишь с окончанием государственной школы и население понимало это216. Правительству было весьма выгодно посредством мелких льгот и уступок поддерживать готовность населения к организации общественных школ, нежели учреждать новые училища за счет дополнительных ассигнований из государственной казны. Развитию просвещения способствовали возникшие легально общественные организации, ставившие своей целью повысить грамотность населения средства ми внешкольного образования, организацией досуга. Такие общественные организации носили самые разные названия: комитеты и общества грамотности, общества содействия народному образованию, общества распространения книг, народных университетов, разумных развлечений и др. Первыми просветительными организациями считаются Московский и Петербургский комитеты грамотности, открытые в 1861 г.217 Наиболее крупной просветительной организацией в России стало Харьковское общество распространения в народе грамотности, основанное в 1869 г. Просветительное движение, начавшееся в Росси в XIX в. нашло свое отражение в создании просветительных общественных организаций на Ставрополье и Кубани лишь в последней трети XIX – начале XX вв. Одним из первых на Кубани стало действовать Общество распространения в народе грамотности и полезных знаний (1901 г.)218. Деятельность его была направлена на исследование и «посильное удовлетворение нужд общего и профессионального образования в пределах существующих указаний». В его работе принимали участие лица интеллектуальных профессий: ученые, журналисты, учителя, а также чиновники. В состав общества входили члены почетные, действительные и соревнователи. Взнос был не высок, к примеру, действительные члены вносили в кассу общества не менее 3 руб. в год, соревнователями считались те, кто вносил от 1 до 3 руб., пожизненными объявлялись те, которые вносили в кассу не менее 50 руб. Управляли делами собрание и правление. Средства складывались из ежегодных взносов членов, из пожертвований и пособий частных лиц, учреждений. Среди самых значительных сторон деятельности общества было оказание материальной помощи существующим при нем училищам, учреждение классных занятий со взрослыми, проведение народных чтений, общедоступных лекций, организация работы библиотек и читален, а также учреждение стипендий, поощрение учителей «за ревностные труды по обучению в школах». Важное место в деятельности общества занимала работа с учительством. Так, в целях содействия улучшению учебно-воспитательного дела в народных школах общество заботи лось о повышении уровня образования учителей. Для этого оно открывало библиотеки и музеи, способствовало устройству временных и постоянных педагогических курсов. Общество способствовало созданию новых общеобразовательных и профессиональных училищ, библиотек и читален, распространяло книги и учебные пособия, для чего открывало книжные склады. Оно поощряло материальными средствами тех частных лиц, кто своей работой помогал обществу в организации классов для занятий со взрослыми, народных чтений, общедоступных лекций и других полезных развлечений. В целях изучения запросов населения, выяснения тяги к обучению членами общества проводилось анкетирование, опросы. С утверждением устава общества по всей Кубанской области стали создаваться разнообразные комитеты, попечительства и т.д. В 1906 г. открылось Екатеринодарское просветительское общество, в 1908 г. оформилось Псебайское иногороднее общество образования. У этих обществ были филиалы во многих станицах области: Усть-Лабинская, Кущевская, Каневская, Пашковская, Уманская, Северская, на хуторе Романовском. Кроме того, практически повсеместно общество устроило школы пения и музыки, организовывало литературные, музыкальные вечера, благотворительные базары, выставки, сборы пожертвований, а также основало всякого рода просветительные и благотворительные учреждения, кружки для собирания, сохранения и развития народной песни и народной музыки. По справедливому утверждению современных кубанских исследователей Н.Г. Денисова и В.И. Лях, - «это было новым в просветительном движении»219. Наиболее заметным обществом в г. Екатеринодаре стало Кубанское общество народных университетов (КОНУ), имевшее свои отделения во многих отделах Кубанской области. Устав Кубанского общества народных университетов был утвержден 24 мая 1907 г. временно исполняющим должность начальника Кубанской области и наказного атамана ККВ генерал-майором Лебедевым220. Преследуя исключительно просветительные цели, общество ставило перед собой задачу «распространение научных знаний в широких слоях населения, устройство научно-просветительных учреждений в г. Екатеринодаре и Кубанской области». Учредителями общества выступали: доктор медицины И.Я. Меерович, врачи В.А. Попов, Н.Г. Кочевский, С.Г. Михалев, А.А. Новицкий, статский советник А. Ждан-Пушкин, В.Ф. Миловидов, Е.Ф. Гамбергер. Председателем правления Кубанского общества народных университетов был доктор медицины Исей Яковлевич Меерович. Заведовало делами общества общее собрание членов и правление. Секретарем правления был Н. Преображенский222. Среди форм, которые использовали в своей работе члены общества - систематические образовательные и профессиональные курсы, образовательные экскурсии, научно-образовательные музеи, лаборатории, библиотеки, выставки. КОНУ, являлось единственным в г. Екатеринодаре учреждением, имеющим своей задачей устройство народных чтений и лекций. Об эффективной работе общества в этом направлении свидетельствует количество проведенных лекций и посещаемость слушателей. Так, в 1909 г. было проведено 44 лекции с 5400 слушателями. В 1910 г. за 2,5 месяца было устроено 32 общественных лекции, привлекшие более 8000 слушателей. Некоторые из них иллюстрировались картинками «волшебного фонаря». Примечательным фактом в пользу значимости общества служит то, что городская управа быстро реагировала на его нужды. Так, 7 сентября 1909 г. по просьбе правления городская управа предоставила помещение Александровского шестиклассного городского училища для заседаний и собраний общества223. 13 января 1910 г. членами общества в городскую думу было направлено письмо, в котором излагались нужды общества, согласно его целям. От общества был направлен на заседание в думу председатель правления В.А. Попов. На заседании думы 10 февраля городской голова вынес постановление об ассигновании пособия обществу в размере 170 руб. на 1910 г. на просветительские нужды224, а также об ассигновании 500 руб. на учреждение в г. Екатеринодаре курсов гимнастики и общественных игр225. Воскресная школа была открыта 21 ноября 1909 г. и помещалась в здании городского шестиклассного училища (угол ул. Соборной и ул. Борзиковской).226 Целью воскресной школы являлось предоставить возможность лицам, занятым в течение дня трудом и службой, получить начальное образование, пользуясь свободным вечерним временем и воскресными днями. Курс обучения составлял 4 года для посещающих занятия по будням и 6 лет - для тех, кто предпочитал обучение только в воскресные дни. В школу принимались лица обоего пола, причем подростки и мальчики с 14 лет, девочки с 12 лет, а также взрослые. Плата за обучение составляла 1 руб. в год и 50 коп. в полугодие. Занятия проходили по 2 часа в день с 19.30 до 21.30 часов, причем сначала два раза в неделю в 1909/10 уч. гг., а в 1912/13 гг. - уже шесть раз в неделю. Воскресные занятия длились 4 часа. Прием учащихся производился в течение каждого учебного года. В 1909/10 гг. было 26 групп, в 1910 г. -21, в 1911/12 – 26. Преподавательский состав насчитывал в 1910/11 гг. – 24 чел. Число учащихся возросло от 567 в 1909/10 гг. до 698 чел. в 1911/12 гг. Программа обучения соответствовала программе 2-х классных училищ и в дополнение еще преподавалось техническое черчение, кройка, шитье и гигиена227. В библиотеке школы имелось 2350 книг228. Однако для поддержания этих учреждений требовались большие средства, поскольку количество желающих учиться с каждым годом росло. Кроме того, учитывая запросы населения на преподавание специальных предметов, общество приняло программу с дополнительными предметами: рисование, черчение, кройка шитья, новые языки. Для оплаты труда нужна была сумма в 1000 руб. Вновь городская управа выделяет пособие в размере 1700 руб. на 1910 г. и параллельно настаивает, чтобы в качестве представителя от городского управления член управы Долгополов был принят в состав правления Общества народных университетов как председателя комиссии по народному образованию. Для развития литературного и художественного вкуса учащихся устраивались литературно-музыкальные вечера и осмотры городской картинной галереи229. При обществе была открыта библиотека, которая в 1911 г. стала действовать «для общего пользования» на правах публичной библиотеки. К 1911 г. в ней числилось 1500 книг. В 1913 г. библиотека общества располагалась в здании 1-го городского реального училища.

Членами общества был разработан проект организации народных чтений и бесед на окраинах города и проект устройства общедоступных вечеров 3-х годичных курсов с программой 5 старших классов средних учебных заведений. Ведь взрослое население окраин города было совершенно лишено возможности пополнять свои знания, поскольку школ для взрослых в городе не было. Спустя шесть лет существования общества, к 1913 г., уже функционировали следующие его отделы: воскресная школа с вечерними курсами для взрослых в центре города при городском 5-ти классном училище;

воскресная школа на Дубинке с вечерними курсами. Постоянно проводились чтения общедоступных лекций на окраинах и в центре города. Кроме того, общество устраивало народные чтения, которые проходили в помещениях городских начальных школ. В центральной воскресной школе общества насчитывалось более 1000 учеников. Причем в отчетах общества указывалось, что учиться в ней стремились бедняки и с Покровки, и с Дубинки, и с кожевенных заводов. С 1 января 1913 г. общество открыло школу на Дубинке, где обучалось 400 чел. в помещении одного из училищ. Посещаемость была довольно высокой - от 80 до 400 учеников. Оплата учительского труда в школах была мала – 50 коп. в час. 230 В целях культурно-просветительных в 1912 г. общество устроило 3 литературно-музыкально-вокальных вечера на окраинах города в городском 1 училище и в 8 училище231. Устройством вечеров члены общества предполагали подготовить аудиторию для научных чтений и бесед. Проводились литературномузыкально-вокальные вечера и в центре города для бедного населения в помещении реального училища. Плата за вход - от 10 коп. до 50 коп. В 1913 г. дума постановила отпускать ежегодно обществу пособия на 5000 руб.232 Вообще, нужно отметить, что единственным источником пополнения средств общества выступало городское самоуправление. В 1913 г. от жителей района Покровки г. Екатеринодара поступила просьба об устройстве воскресной школы, и в октябре 1913 г. школа открылась в 2-х классном училище рядом с Покровской церковью. К 1 января 1914 г. в школе обучалось 130 чел.233 Воскресная школа общества являлась единственным учреждением, где взрослое население Екатеринодара получало систематическое образование234. Уже за первое полугодие 1913/14 гг. школу посетило 2094 чел. По своему составу школа могла быть названа народной: большая часть крестьян, которых в 1912/13 гг. насчитывалось – 615 чел., мещан – 363, казаков – 53 чел, др. сословий – 35 чел. Плата за обучение составляла 1 руб. в год и служила для того, чтобы оберегать школу от тех, кто не ставил целью учиться продолжительное время. Занятия посещались, в основном, рабочими, ремесленниками, прислугой, сторожами. Воскресная школа на Дубинке (в 4-й части города) имела 7 групп: 1 – неграмотные, 2 –малограмотные, 3 –слабая малограмотная, 4 - малограмотно сильные, 5 – средняя группа, 6 – группа грамотных, 7 – особо грамотные. В 1913 г. в ней училось 214 чел. Поскольку библиотеки, по мнению членов общества, – это «культурные оазисы среди пустыни невежества нашей окраины», в 1913 г. организуется Покровская библиотека. К 1 февраля в ней числилось 1770 книг на сумму 1359 руб.235 Открытая 1 ноября 1913 г. на ул. Саловой № 64 в здании на Покровке библиотека должна была служить «утолению читательского голода», главным образом, жителей окраины, и явиться центром просветительской работы на Покровке. Библиотека просуществовала более 10 лет. Для открытия библиотеки на Покровке председатель общества О. Кожевникова добилась субсидии от думы в 986 руб.236 В вопросе внешкольного образования реальных результатов общество полагало достигнуть путем систематических лекционных занятий. С начала 1913 г. им стали организовываться лекции как в центре города, так и на окраинах237. Центральная лекционная комиссия в 1912/13 гг. была создана с целью «устройства в аудитории Кубанского Александровского реального училища систематических лекций по разным отделам знания»238. Лекции читались по грядущей войне, по женскому вопросу, по физике, истории, психологии, естествознанию, торговому праву, по обществоведению, а также по литературе, медицине. Лекторами были Тан, И. Паламов. На лекциях присутствовало в среднем 90-100 чел. С 13 января по 26 мая 1913 г. было прочитано 23 лекции по 5 темам, их посетило 2785 чел. Доходы общества к 1916 г. составили уже 13000 руб.239 Лекционная кампания в 1915 г. проходила каждое воскресенье. В дубинской школе и в других аудиториях было дано 90 лекций240. Общество также содержало 3 школы. Наряду с обучением грамоте в школах, общество ставило главной задачей – воспитание общественности и поднятие культурного уровня среди людей разных профессий труда. Центральной школой заведовала А.М. Захарова, школой на Дубинке – Д. Фильгаков, Покровской школой – М.М. Селина, Покровской публичной библиотекой - Рогальский. Были созданы различные комиссии: лекционная комиссия под руководством Л.В. Балкевич и театральная под руководством М.М. Хейфец241. Библиотека-читальня, располагавшаяся в наемном помещении по ул. Садовой № 64 обслуживала район покровской церкви. К 1 января 1915 г. в ней числилось 2656 книг242. Публичная библиотека общества на ул. Покровской должна была удовлетворять просветительские нужды жителей того района. Контингент читателей постоянно возрастал. В 1916 г. общество получило от городской управы 11720 руб. (из невыполненных в 1915 г. 5760 руб. и субсидия за 1916 г. 5960 руб.)243. Доходы общества к 1916 г. уже складывались из членских взносов, от учреждений (от центральной школы, Дубинской школы, Покровской школы, от публичной библиотеки), а также от сборов с литературно-музыкальновокальных вечеров, с лекций в центральной аудитории и конечно же от пособий города. В течение всех лет деятельность общества была сосредоточена в двух основных направлениях: организация воскресных школ;

распространение просвещения среди «окраинного» населения путем организаций лекций, литературных вечеров, а также устройство общедоступных библиотек на Покровке и на Дубинке. Каждый год в сферу влияния общества втягивались все новые и новые массы населения, выражающие полное удовлетворение деятельностью общества. Это было единственное просветительное общество на Кубани, которое просуществовало еще шесть лет при советской власти.

В 1907 г. в Екатеринодаре утверждаются уставы еще двух общественнопросветительных организаций - Литературно-драматического кружка в ст. Крымской и Музыкально-драматического кружка в ст. Уманской. Они содействовали развитию литературы и драматического музыкального искусства, организовывали общественные разумные развлечения, т.е. своими силами и средствами распространяли просвещение и поднимали уровень культуры населения. В с. Армавир 10 февраля 1908 г. открылось Просветительное общество под председательством Г. Русонова (кондитер кондитерской Котелевия). С конца февраля по май для членов общества читались научные лекции244 по географии, о гигиене и культивировании системы дерева, о воздухоплавании. Несмотря на то, что общество объединило в своем составе 166 человек, особой популярностью оно не пользовалось и среднее число посетителей лекций было от 80 до 150 чел. В пределах Кавказского отдела, по свидетельству атамана отдела, были распространены преимущественно благотворительные общества, организующиеся с целью содержания учебных и других заведений245. В хут. Романовском действовало Общество для содержания мужской гимназии, председателем которого являлся А.В. Рыковский (судебный следователь 1 участка). Общество насчитывало 320 членов. Кроме того, здесь же было организовано Общество для поддержания дела женского образования, инициатором создания которого выступала М.А. Гречишкина (зубной врач), объединившая вокруг себя 55 чел.246 Общество открыло женскую прогимназию на свои средства, но существовала она за счет оплаты с учениц и ежегодного пособия в 1000 руб. от попечителя Кавказского округа247. В хут. Тихорецком организатором просветительной деятельности был А.З. Святышев (помощник акцизного надзирателя), учредивший для этих целей Общество попечения о бедных детях. В Майкопе к 1908 г. из просветительных обществ действовало одно Общество народных университетов, председателем которого был Д.Я. ТерМкртичьянц (преподаватель реального училища). В общество входили С.Н. Чичичев (нахичеванский мещанин), Н.И. Витковский (мировой судья), П.В. Нарбеков (ветеринарный врач), В.С. Истманов (директор реального училища) и др. Об щество открылось 12 июня 1908 г. Усилиями членов общества в г. Майкопе были организованы вечерние курсы для взрослых по программе городских училищ, которыми заведовал инспектор народных училищ Делекторский, а чтения проводились учителями городских училищ при 3,6-й и 7-й начальных городских училищах. Лекции посещались, большею частью, молодежью из местного населения и учащимися248. В Ейском отделе в ст. Конеловской Кущевское общество образования под председательством И.Г. Епатка, просуществовав несколько месяцев, было закрыто 15 сентября 1907 г. «в виду обнаружения и конфискации нелегальной литературы»249. Устраиваемые обществом чтения и занятия носили характер религиознонравственный и научный. В протоколах общества отмечено, что к чтениям «посетители относились с большим интересом»250. В обществе членствовало всего 10 человек. Его членами состояли В.

П. Нечаев (врач), Т.В. Нечаева (жена помещика), П.Агарков (священник), Е.В. Гавримыко (учительница), К.Д. Федотов (штукатур), М.В. Муравленко (крестьянин), М.И. Попов (сын генерала, землевладелец), А.А. Гордон. Отметим, что в целом, народные чтения проводились во всех станицах отдела в основном учителями училищ в ст. Камышеватской, ст. Каневской, ст. Староминской, ст. Должанской. Анализ просветительных обществ по отделам, исключая г. Екатеринодар, позволяет сделать вывод о том, что в целом деятельность их была незначительной, поскольку все действия обществ, в первую очередь, были направлены на изыскание средств: со взносов, пожертвований, лотерей и пр. Всплеск рождения просветительных организаций на Кубани наблюдался к 1914 г., - к этому времени насчитывалось 40 просветительских обществ251. На Ставрополье единственным обществом, развернувшим масштабную деятельность в сфере народного образования, было Общество для содействия распространению народного образования в г. Ставрополе (ОДСРНОС). К концу 1860-х годов в Ставрополе, насчитывавшем 20545, жителей имелось только одно начальное двухклассное училище. В 70-е годы XIX в. наблюдаются тенденции в улучшении народного образования не только в г. Ставрополе, но и во всей Став ропольской губернии. На все население Ставрополя, состоявшее в 1878 г. из 31041 жителей, существовало 24 учебных заведения, в которых обучалось 2532 учащихся252. На страницах Ставропольских губернских ведомостей в конце 70-х годов все чаще стали публиковаться воззвания к жителям г. Ставрополя с предложением о создании общества, «на средства которого можно было бы создать самостоятельную школу для детей бедняков, живущих на окраинах города, вдали от всех училищ»253. Изъявивших желание вступить в члены общества оказалось 100 чел. В общество вошли видные граждане Ставрополя: А. В. Архангельский, Г.Д. Гремяченский, А.И. Васильев, Д.И. Евсеев и К.А. Росляков, И.К. Исаков, П.В. Розанов, Н.Я. Динник, С.А. Бибиков, М.В. Краснов, А.Г. Пупарев, Ф.М. Салмин, П.С. Случевский и др. Первым председателем общества был избран Д.И. Евсеев. Первоначальный состав комитета общества был очень компетентный, так как в нем оказались 5 преподавателей средних учебных заведений и большинство членов с высшим образованием. 10 октября 1878 г. устав ОДСРНОС был утвержден великим князем наместником Кавказским. Основной целью было объявлено: «утверждение в народе религиозно-нравственных понятий и распространение в нем первоначальных полезных знаний путем начальных народных училищ»254. Главной задачей общества было обучение детей беднейших слоев городского населения. Комитет общества, прежде всего, стремился открыть школы на окраинах города. С этой целью в сентябре 1879 г. были открыты две школы – Варваринская и Софийская255. Среднее количество обучающихся в этих училищах составляло около 120 человек. Учебный персонал в школах общества на протяжении всего их существования почти исключительно состоял из учительниц. В Софийской школе преподавала Антонина Андреевна Рослякова до 1882 г., по переезду в Кубанскую область ее сменила Надежда Федоровна Богданова, с 1895 г. - Анна Николаевна Моренец, которые поставили школу на желательную высоту во всех отношениях. Во втором Варваринском училище блестящих успе хов добились Мария Климентовна Добрынина, Вера Алексеевна Васильева. Это были лучшие преподавательницы в губернии. Школы посещали попечитель Кавказского учебного округа К.П. Яновский, ставропольский губернатор Н.Е. Никифораки, которые, по свидетельствам отчетов общества, были поражены успешными результатами в училищах. В 1900 г. обществом была открыта третья школа256. Кроме устройства начальных школ для детей, по примеру других городов, ОСРНОС с 1889 г. устраивало и другие просветительные учреждения, имеющие в виду преимущественно взрослых: воскресные школы, бесплатные народные библиотеки и чтения для народа. Им были открыты 4 воскресные и вечерние курсы для обучения взрослых. В Ставрополе еще в начале 60-х годов устраивались воскресные школы и вечерние курсы по праздникам и по будням, но, не встретив поддержки у населения, они закрылись. Только в конце 80-х годов интеллигенция явилась на помощь взрослым жителям Ставрополя, стремившимся получить образование. 4 ноября 1889 г. комитет постановил открыть при двух школах общества две воскресные школы. 14 ноября 1889 г. были избраны распорядители четырех воскресных школ в Софийском училище – И.И. Матвеев, в Варваринском – Н.П. Быстролетова, при четырехклассном – И.А. Кринин и при Ольгинской женской гимназии – Ясинская. Женская воскресная школа открылась 21 ноября 1889 г. при Ольгинской женской гимназии. Преподавание вели И.П. Кувшинский, В.С. Истоманов, А.Т. Первушина и др. В 1894 году ее посещало 295 учениц, а в 1897-98 годах – 439 человек. Первая мужская воскресная школа была открыта 21 ноября 1889 года в помещении Михайловского ремесленного училища257. В первый год в ней обучалось 104 человека, а уже в 1895-96 году школу посещало 253 человека. За 7 лет существования школы в ней прошли курс обучения 1223 человека. Вторая мужская воскресная школа была открыта 3 декабря 1895 года при Софийском училище258. За 5 первых месяцев в ней обучалось 64 чело века, а в 1897-98 году ее посещало уже 101 человек. Вторая воскресная женская школа была открыта 22 февраля 1898 года259, но просуществовала недолго, и в 1899-1900 году она была закрыта. В мужских школах преподавали Моренец, Влескова, Абрамова, Песчанская, Лысякова. Всего учащихся за четырнадцать лет существования школ было – в мужских 3166 чел., а в женских - 3824. Большой наплыв учащихся с 1889 до 1897 г. (в мужской - до 297 чел., в женской - до 439) объясняется нехваткой учебных заведений. Однако с открытием городских школ число учащихся в воскресных школах Общества постепенно стало уменьшаться. В 1902/1903 уч. гг. всего учащихся в воскресной школе при Ольгинской гимназии было только 22 чел., а в мужской – 140 и 36 чел. соответственно260. Воскресные школы помещались в зданиях Ставропольского городского шестиклассного училища, Ольгинской женской гимназии и в училищах Общества Софийском и Варваринском. Другим видом деятельности ОСРНОС стало устройство вечерних народных чтений. Для лучшего восприятия чтений общество приобрело волшебный фонарь. Комитет получил в 1892 г. право на устройство народных чтений под наблюдением учебного начальства. Первоначально чтения вели врач Остроумова и законоучитель Виноградов. В конце 1898 г. насчитывалось уже 18 чтецов-педагогов. Открытые в январе 1892 г., чтения проходили в здании мещанской управы. Летом комитетом открылись чтения в летнем помещении клуба в Воронцовском саду. В конце декабря было оборудовано для чтений новое помещение для народных чтений в одной из пустых казарм на Софийской площади. В 1894 г. в течение великого поста чтения проходили в городском четырехклассном училище в зале педагогического музея, в 1894-1895 гг. чтения велись в гимназиях Александровской для ее учениц и Ольгинской. В мужской гимназии чтения проводились для воспитанников по субботам после вечернего богослужения. Спустя 5 лет со дня открытия чтения они проводились в 7 пунктах в Ставрополе, через 7 лет уже в 12 пунктах. Однако, к 1903 году из-за сокращения аудиторий, отсутствия лекторов и из-за открытия библиотек, позволяющих брать книги на дом, а также из-за открытия Попечительством о народной трезвости чайных, чтения общества велись при его школах261. Содержание чтений было разнообразное, но, в основном, религиозного, исторического и естественно-исторического характера. Литературными и, особенно, биографическими чтениями народ не интересовался. Посетителями чтений был рабочий класс: каменщики, столяры, разные ремесленники, огородники, солдаты и т.д. Число посетителей в первые пять лет увеличилось с 600 в 1892 г. до 19800 чел. в 1897 г.262 За 12 лет существования чтений их посетило 112557 чел.263 Чтения также проводились членами ОСРНОС в некоторых селах губернии. Они играли важную роль в просвещении, идеологическом воспитании населения. Для тех, кто желал закончить среднее образование, комитет ОСРНОС открыл общеобразовательные курсы, на которых были прочитаны 114 лекций для 4456 слушателей264. Все необходимое для чтения, включая книги, брошюры, было приобретено городскими властями. В целях содействия домашнему чтению народа общество открывало библиотеки и читальни. В библиотеках при Софийском училище вначале числилось 260 книг, в 1914 г. – 426. В библиотеке Варваринского училища вначале насчитывалось 334 названия, в 1914 г. – 504, в им. Некрасова – 357. При воскресных школах библиотеки возникли в первый же год. В библиотеке при Ольгинской гимназии в 1889 г. числилось 442 книги. В последующие годы эта библиотека пополнялась пожертвованными книгами от Петербургского и Московского комитатов грамотности, Одесской комиссии народных чтений и т.д. В 1893-1894 гг. она имела уже 1238 названий. Библиотека первой воскресной мужской школы в первые годы своего существования очень скоро пополнилась, и в ней в 1891 -1892 г. значилось 537 книг, в 1895 – 1344. Итак, деятельность ОСРНОС была многофункциональна и во многом, исчерпывающа. Возможно поэтому в Ставрополе больше не учреждались подобные общества. Однако в самой губернии были открыты еще три просветительных общества: Большедербетовское общество образования (1911 г.)265, Пушкинское просветительное общество (1899-1905 гг.)266, Эсто-хагинское общество народного образования (1910 г.)267. Если сравнивать уровни развития культуры промышленных центров и провинции, то последние уступали первым. Однако, несмотря на это обстоятельство, в изучаемых регионах также имелись образованные и творчески одаренные люди, избравшие своей профессией музыку и искусство. Конечно, процент их был невысок, но, объединяясь в небольшие кружки и общества, благодаря своему таланту, они способствовали созданию особой духовной атмосферы. Одно из ведущих мест среди культурно-эстетических обществ принадлежало музыкальным обществам, как на Ставрополье, так и на Кубани. Все музыкальные и художественные общества должны были соблюдать ряд правил, установленных правительством. Драматические представления допускались с одобрения местного полицейского начальства, причем на сцене позволялась только постановка пьес, разрешенных цензорами драматических сочинений при главном управлении по делам печати и без всяких отступлений от дозволенных цензурою оригиналов. Представителю полиции на каждый спектакль или представление отводилось кресло в помещении собрания. Музыкальные вечера могли устраиваться без предварительного разрешения, но если «музыкальное исполнение не издано в печати», то оно должно было быть представлено на рассмотрение местного цензурного учреждения или власти, которое обязывает общество обязательно уведомлять местное полицейское начальство об устраиваемых вечерах, собраниях и т.п. Членами этих обществ могли быть лица обоего пола. Действительными считались те, которые должны были не менее 2-х раз в год участвовать в качестве исполнителей на вечерах и представлениях, устраиваемых кружком. Почетными могли быть лица, заявившие себя на поприще искусства вообще или оказавшие особые услуги артистическому кружку или обществу. Членами-соревнователями считались сочувствующие целям кружка или общества. Допускался переход из соревнователей в действительные члены по рекомендации распорядительного комитета собранием действительных членов. Действительные члены, не участво вавшие в течение года в спектаклях, литературных и музыкальных вечерах, автоматически переходили в категорию соревнователей. Формирование музыкальной культуры на Кубани происходило в сложных социально-экономических и исторических условиях. На ее становление и развитие оказывал влияние характер этнического состава населения. Превалирующим здесь было взаимовлияние и взаимопроникновение украинской и русской народно-песенных традиций, имевших языковую общность. Певческий опыт приобретался как в период коллективных сельскохозяйственных работ, так и во время военной службы, а также ежегодных казачьих лагерных сборов. В пореформенное время продолжали действовать на Кубани войсковой музыкантский и войсковой певческий хоры, но только этим музыкальная жизнь кубанцев не ограничивалась. В 1890 г. дочерью керченского скрипача Евгенией Францевной Кассан, получившей образование в Венской консерватории, была открыта в Екатеринодаре частная музыкальная школа. Музыкально-педагогическая деятельность Е.Ф. Кассан продолжалась здесь до 1913 г. Е.Ф. Кассан (Ширинская) часто выступала на концертах местных и гастролирующих музыкантов в качестве аккомпаниатора.268 Желание доставить или обогатить проведение досуга населения привело к созданию екатеринодарскими театралами и меломанами в 1881 г. Семейного кружка любителей музыкально-драматического искусства. Целью кружка было «доставить членам своим и их семействам возможность, кроме пользования развлечениями, состоящими в разного рода играх и танцах, удовлетворять умственным и эстетическим своим потребностям, а также целям благотворительности»269. Следуя этой цели, члены кружка устраивали балы, маскарады, семейные танцевальные, музыкальные и литературные вечера и утра, драматические представления. Кроме того, выписывались книги, газеты, другие периодические издания. Однако просуществовал семейный кружок довольно непродолжительное время. В январе 1889 г. организовался и начал концертную деятельность Екатеринодарский кружок любителей музыки, просуществовавший до октября 1895 г. Устав кружка был утвержден 20 июля 1889 г.270 Согласно уставу, члены кружка ставили перед собой цель «сплотить для совместного развлечения и музыкального развития любителей музыки, живущих в Екатеринодаре, и доставить эстетическое удовольствие своим членам устройством музыкальных собраний, а по мере возможности и публичных концертов» (§ 1). Музыкальная деятельность кружка заключалась в оркестровых исполнениях пьес, камерной музыки, соло на разных инструментах и пения как соло, так и хоровое (§ 2). Члены кружка могли открывать в г. Екатеринодаре, с надлежащего разрешения, музыкальные классы, по утвержденной правительством программе, в которых за определенную плату с учеников, установленную правлением кружка, разрешалось преподавать: теорию музыки, пение и игру на тех инструментах, для которых будут найдены преподаватели (§ 3). Средства кружка образовывались из ежегодных денежных взносов членов, из сборов с посторонних гостей, приводимых членами на музыкальные вечера, из 25 % чистого сбора от публичных концертов, устраиваемых кружком с благотворительною целью, из сборов от концертов, даваемых для усиления средств кружка. Членами Екатеринодарского кружка любителей музыки могли быть лица обоего пола без различия сословий, которые подразделялись на: членов исполнителей (действительных), членов-посетителей и членов-почетных (§ 5). Размер взноса с членов определялся общим собранием и не должен был превышать для исполнителей - 4 руб. в год, а для посетителей не менее 6 руб. в год. Председателем кружка был избран Аким Дмитриевич Бигдай, заместителем его – К.К. Гейнс, казначеем - Я.Г. Семенцов, секретарем - С.Г. Янченко, распорядителем музыкального отдела являлся С.И. Эрастов, распорядителем драматического отдела - П.К. Попов и дирижерами были П.А. Махровский и Я.П. Соколовский. Через несколько месяцев после своего основания в кружок входило около 100 членов. Среди них были такие известные представители интеллигенции, как Е.Д. Фелицын, художник П.С. Косолап, литераторы Е.А. Богословский, Н.П. Крыжановский, собиратель кубанских песен А.Д. Бигдай и др. Екатеринодарский кружок любителей музыки стал центром музыкальной жизни города конца XIX в. и, как писала пресса, «первым зерном в становлении музыкального любительства и музыкального образования»271. С октября 1895 г. кружок переименовывается в Екатеринодарский кружок любителей музыки и драматического искусства, который возглавил А.Д. Бигдай (1855-1909 гг.). В творческом мире Кубанской области ему принадлежало одно из ведущих мест. А.Д. Бигдай (мировой судья) – энтузиаст-любитель, композитор, не имевший специального музыкального образования. Он стал первым собирателем народных песен на Кубани. Главный его труд - сборник «Песни кубанских казаков», состоящий из 14 выпусков с 556 песнями черноморских и линейных казаков272, сегодня представляет историческую ценность как фольклорный источник, так и один из первых опытов собирания песен на Кубани273. В качестве режиссера А.Д. Бигдай осуществил постановку двух украинских опер («Рождественская ночь» Н. Лысенко и «Запорожец за Дунаем» С. ГулакАртемовского). По инициативе А.Д. Бигдая в 1899 г. кружок преобразовывается в Екатеринодарское общество любителей изящных искусств. В сферу деятельности общества, устав которого был утвержден военным министром 10 декабря 1899 г., помимо музыки, большое внимание уделялось «драматическому искусству, поэзии, художественному чтению, живописи и пластике». Но главной задачей считалось содействие «развитию и распространению искусств как в Екатеринодаре, так и в Кубанской области»274. Программа кружка включала еженедельные музыкальные вечера и драматические представления. Например, в течение зимнего сезона 1897/98 годов кружок решил поставить на сцене оперетту «Черноморский побыт» из жизни былой Черномории, по пьесе Я.Г. Кухаренко. Музыку написал А.Д. Бигдай, оркестровая аранжировка была сделана П.А. Махровским (кубанский культурный деятель)275. Премьера состоялась 22 января во 2-м общественном собрании. Это было знаменательное событие для Екатеринодара. Газета Кубанские областные ведомости отмечала: «Обширный зал 2-го общественного собрания битком был набит публикой, даже на хорах было тесно. Все билеты разобраны. Екатеринодарский кружок любителей музыки впервые поставил оперетту «Черноморский побыт», и она шла в первый раз не только в Екатеринодаре, но и вообще»276. Премьера увенчалась успехом, спектакль привлек зрителей «своей музыкально-вокальной стороной, основанной на мотивах старинной малорусской песни»277. Тот факт, что оперетту написали сами кубанцы, говорит о творческом мастерстве одаренных местных жителей, о гордости их своей культурой и традициями. Оперетта состояла из 29 сольно-хоровых номеров. Кроме этой оперетты, А.Д. Бигдаем была написана песенно-романская музыка на слова Т.Г. Шевченко, В.С. Мовы и других поэтов, баллада «Поминки» на стихи А.В. Кольцова. Как композитор, А.Д. Бигдай – представитель малороссийского мелоса, в организованный ими хор и оркестр приглашались все городские любители музыки. 21 января 1901 г. Екатеринодарским обществом любителей изящных искусств проводился первый общедоступный литературно-музыкальный вечер, устроенный в зале Александро-Невского религиозно-просветительского братства, посвященный памяти поэта И.С. Никитина. Здесь были прочитаны его стихи и исполнялись романсы. «Состав публики был самый разнообразный», отмечали Кубанские областные ведомости278. Члены общества поддерживали контакты со своими коллегами в других городах Кубанской области: с их помощью и участием возникли Любительский кружок Ейска (1892 г.), Артистический кружок Майкопа (1898 г.), Музыкальнодраматическое общество Новороссийска (1895 г.). Важной заслугой Екатеринодарского музыкального кружка явилось то, что своей деятельностью он подготовил базу для создания такой общественной организации, как Екатеринодарское отделение Императорского Русского музыкального общества (ИРМО), открытие которого состоялось в ноябре 1900 г. Делами музыкального образования в России длительное время (1869-1917 гг.) занималось Императорское Русское Музыкальное Общество. Это благотворительное учреждение, главная дирекция которого находилась в Петербурге, имело юридическое право открывать отделения общества и учебные заведения при нем в городах страны, руководить их деятельностью, оказывать им учебную и ма териальную помощь. Организаторами отделения ИРМО в Екатеринодаре стали А.Д. Бигдай, профессиональный музыкант, воспитанник петербургской консерватории дирижер П.А. Махровский и супруга помощника наказного атамана кубанского казачьего войска С.И. Бабыч. В Кубанской области к тому времени насчитывалось 36 воинских частей Кубанского казачьего войска и каждая имела свой оркестр и хор. В одном только Екатеринодаре было четыре струнных и духовых оркестра. Но профессиональных музыкантов не было. Поэтому А.Д. Бигдай вместе с Махровским решили открыть в Екатеринодаре музыкальную школу. 14 декабря 1899 г. Бигдай написал письмо в Главную дирекцию императорского Русского музыкального общества с просьбой открыть в Екатеринодаре отделение Императорского Русского музыкального общества279. 22 октября 1900 г. главная дирекция Императорского Русского музыкального общества постановила открыть в Екатеринодаре отделение и утвердила первыми директорами С.И. Бабыч, А.Д. Бигдая, П.А. Махровского и Н.И. Вишневецкого280. Екатеринодарское отделение ИРМО объединило творчески-одаренных личностей области. Один из членов Екатеринодарского отделения ИРМО П.А. Махровский (1860-19? гг.) выходец из ст. Старокорсунской, был педагогом, музыковедом, автором научного труда «Об изучении Кубанской области со стороны музыкальной». Специальное музыкальное образование он получил в петербургской консерватории (1884-1886 гг.), где курс инструментовки проходил в классе Н.А. Римского-Корсакова. В 1897-1898 гг. он возглавил музыкантский хор Кубанского казачьего войска. В последующем П.А. Махровский активно занимается организаторско-педагогической деятельностью. Я.М. Тараненко (1885-1943 гг.)- регента Войскового хора (1909-1913гг., 1917-1919 гг.), руководитель КубаноЧерноморского хора (1920-1921 гг.), главный дирижер кубанского казачьего хора (1937 г.), художественный руководитель Государственного ансамбля песни и пляски кубанских казаков (1937-1941 гг.) работал преподавателем Кубанской учительской семинарии, музыкального училища ИРМО, кубанской консерватории, музыкального техникума. Известным музыкантом и педагогом в области музыкального образования был И.В. Матчинский (1847 г. – не ранее 1909 г.), в основном преподававший частным образом в Екатеринодаре и музыкальном училище ИРМО. Широкую известность как педагог музыки и пения, чье имя носит Сочинская центральная детская музыкальная школа, имел Иван Александрович Шмелев (1873-1965 гг.). Неоднократно приглашало в Екатеринодар руководство отделения ИРМО русского композитора и дирижера Большого театра С.В. Рахманинова (1873-1943 гг.). Первый его концерт состоялся 3 ноября 1913 г. в новом здании Второго общественного собрания (ныне Дом офицеров). Композитор исполнил много своих собственных произведений. В музыкальном обзоре за 1913 г. газеты «Кубанский край» и «Кубанский курьер» отмечали «глубокое, проникновенное дарование, истинный талант» Рахманинова, «оригинальный и самобытный, дающий огромное наслаждение». При Екатеринодарском отделении ИРМО были организованы музыкальные классы и музыкальное училище (май 1909 – 1917 гг.). Первые готовили учителей музыки и пения для народных школ Кубанской области, а музыкальное училище вело подготовку исполнителей на музыкальных инструментах, певцов, учителей музыки, регентов хора, дирижеров оркестра. В 1898 г. общество начало свою деятельность открытием музыкальных классов281. Классы существовали очень непродолжительное время, и за недостатком материальных средств должны были закрыться. В 1905 г. свободным художником Г. Шнейдером была сделана новая попытка к возобновлению деятельности Екатеринодарского отделения, для чего были утверждены директорами: С.Г. Бабыч, Г.С. Чистяков, Б.Н. Шарданов, С.С. Бейм, но открытие было отложено по независящим от дирекции обстоятельствам. В сентябре 1906 г., по предложению бывшего преподавателя ростовского музыкального училища А.М. Рутина, местной дирекцией в составе С.И. Бабыч, С.С. Бейма, Б.Н. Шарданова, И.А. Аведова и Г.С. Чистякова были снова открыты музыкальные классы, и А.М. Рутин был при глашен исполняющим деятельность директора класса. Членами дирекции - Б.Н. Шардановым, С.С. Бейном и И.А. Аведовым было внесено по 500 руб. на первоначальное обзаведение музыкальных классов. Средства музыкального общества постепенно увеличивались благодаря тому, что в короткий промежуток времени собралось 119 действительных членов и до 75 учащихся в музыкальных классах. Количество учащихся в 1908-1909 уч. году, вносящих полную плату в 100 руб., определялось в 120 человек (по классу фортепиано – 75, скрипке –25, пению –10, виолончели -10) с общей суммой оплаты 12000 руб.;

вносящих полную плату в 70 руб. – 5 учащихся (младший класс скрипки) - 350 руб.;

вносящих половинную плату 50 руб. – 35 учащихся (фортепиано –10, скрипки – 10, пение –10, виолончель - 5) - 1750 руб.;

вольнослушателей (20 месячных взносов по 15 руб.) 300 руб., бесплатных (стипендиатов) 20 учащихся. Общество получило субсидии от города в размере 1200 руб. Кроме того, было перечислено из сумм центрального общества 1065 руб. Капитал общества в 1908 г. был немалым - 16783 руб. 50 коп.282 Возникновение Общества хоровых деятелей Екатеринодара связано с открытием в музыкальном училище общедоступных хоровых и регентских классов. Здесь 29 октября 1909 г. состоялось общее собрание будущих членов общества, избравшее Комиссию для выработки устава и мер к практическому осуществлению задач нового общества283. Для объединения хоровых деятелей собрание выработало следующие директивы: хоровое общество должно быть чуждо какой бы то ни было односторонности и исключительности, придавая одинаково важное значение пению церковному и светскому, изучая и распространяя в публике произведения хоровой литературы разных эпох и стилей284. Общество объединило не только профессиональных хоровых деятелей, но и любителей и вообще лиц, которым близки интересы хорового дела, а также представителей школы и церкви, в жизни которых пение играет важную роль. К сожалению, сведений о деятельности этого общества крайне мало285. Обсуждение устава общества проходило 21 марта 1910 г. под руководством директора народных училищ Кубанской области М.О. Поночевного. В него были внесены пункты о необходимости открытия отделений общества в городах и станицах Кубани, повсеместного создания постоянных хоров «для публичного исполнения хоровых произведений», оказания содействия «собирателям народных песен в отборе, обработке, распространении и издании народных песен в оригинальном и обработанном виде», улучшения «правового и материального положения профессиональных певцов – хористов, регентов и учителей пения». Среди учредителей общества были М.О. Поночевный, И.Т. Семенихин, В.А. Гутор, Ф.Ф. Симков и А.Я. Губарев. Затем было заслушано и одобрено пожелание директора музыкального училища В.А. Гутора об «организации хора для устройства концерта, сбор с которого послужил бы основанием фонда общества»286. Но сведений о деятельности общества в течении первых 7 лет нет. Только после февральской революции 1917 г. появилось печатное сообщение об организации профессионального союза хоровых деятелей в Екатеринодаре и открытии при нем музыкальной школы для трудового народа. Школу возглавил П.А. Махровский287. В г. Анапе действовало Анапское отделение Русского хорового общества, руководителем которого был А.Ф. Замула. В любительских концертах общества участвовали хор под управлением Я.А. Чмелева, певец Н. Тихов. В Армавире по инициативе А.М. Рутина в 1911 г. организуется Армавирское музыкальное общество. Был утвержден устав и избрано правление в составе: предс. М.Ф. Голощапова, директор-распорядитель – А.М. Рутин. В 1892 г. в г. Ейске возник Музыкально-драматический кружок, который затем был переименован в Ейское общество любителей изящных искусств (1903 г.)288. Устав Ейского кружка любителей музыки был утвержден 10 октября 1892 г., в котором отмечалось: «Ейский кружок любителей музыки имеет целью, насколько возможно, сплотить для совместного развлечения и музыкального развития музыки, живущих в г. Ейске, и доставить эстетическое удовольствие своим членам устройством музыкальных собраний, а по мере возможности и публичных концертов». (§ 1)289. По инициативе Г.А. Лекторского (местный историк, краевед) в августе 1910 г. возникло Музыкальное певческое общество в городе Ейске. Г.А. Лекторским и его единомышленниками был подготовлен и утвержден устав, избрано правление, организован хор в составе 40 певцов (дирижер В.И. Петров) и оркестр из 15 музыкантов. Открытие общества заметно оживило хоровое пение в станицах отдела. Особенно больших успехов достиг хор станицы Старощербиновской под управлением Маковозова. В последние годы XIX в. местные любители искусства все чаще говорили о необходимости открытия в городе Майкопе зимнего театра. В преддверии его был открыт Майкопский артистический кружок, устав которого утвержден 19 июня 1898 г. Его цель – «содействовать распространению всех отраслей изящных искусств: драме, музыке, живописи, ваянию и пр., и развивать вкус к названным искусствам»290. На общем собрании членов кружка, где присутствовало более 100 человек, было избрано его правление, куда вошли: пред. – Ф.П. Колбинов, товарищ пред. – С.И. Иванов и секретарь-казначей – А.А. Жулковский. Кружковцы подняли общественность города на осуществление идеи создания «Народного Пушкинского дома». Так они назвали свой театр, где было решено разместить их артистический кружок. Торжественная закладка здания состоялась в день рождения поэта. Со всех концов Майкопа шли к этому месту нарядно одетые люди, с цветами в руках. После торжественного молебна ученики церковного певческого хора декламировали стихи поэта, пели песни на его слова. А вечером свое искусство показали члены артистического кружка, исполнившие сцены из «Скупого рыцаря» А.С. Пушкина, отдельные номера из оперы «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, «Руслан и Людмила» М.И. Глинки, романсы на тексты поэта. Со временем, Пушкинский дом стал заветным местом встречи любителей искусства. Здесь выступали приезжие оперные труппы, хоры, сольные исполнители, в том числе М. Кирлиан – юный скрипач из Екатеринодара, В. Дамаев – талантливый певец из Москвы (уроженец Кубани, проживавший тогда в Майкопе). Здесь устраивались литературно-музыкальные концерты, посвященные творчеству Н.В. Гоголя, Т.Г. Шевченко. А в траурные дни смерти Л.Н. Толстого артистический кружок провел вечер памяти гениального писателя. 9 ноября 1910 г. представители интеллигенции города послали телеграмму с выражением соболезнования и сочувствия гра фине С.А. Толстой по случаю смерти великого писателя и в редакцию газеты «Русские ведомости». С 1902 г. принимал участие в музыкальной жизни города и преподаватель пения Майкопского реального училища П.А. Махровский291. В апреле 1894 г. открылось Музыкально-драматическое общество в г. Новороссийске, которое обогатило культурную жизнь города. Драматическую секцию общества возглавил профессиональный артист, режиссер И.П. Вронский, музыкант, бывший оперный певец - П.А. Лодий. Дирижер оркестра – М.А. Ганзен, хора – Л.А. Брюнелли. Пианисты – Е.М. Лодий, Г.С. Макриди, вокалисты – Л.В. Кича, З.П. Лодий.292 Некоторое время председателем правления общества состоял городской голова А.А. Никулин. На одном из литературных вечеров он дал краткий обзор деятельности кружка в период его годичного существования. Любопытна инициатива дирекции Женского клуба Новороссийска в организации вечеров камерной музыки с участием местных сил и преподавателей музыкального училища Екатеринодара. Это творческое содружество музыкантов разных городов было естественным явлением для развития музыкальной культуры Кубанской области и Черноморской губернии. Жители г. Темрюка охотно участвовали в спектаклях и концертах местного Темрюкского общества любителей изящных искусств293. В ст. Ахтырская членами местного драматического кружка была осуществлена постановка украинской пьесы «Гайдамаки» Мирославского с пением и танцами294. Что касается театральной жизни, то своего постоянного театра на Кубани не было. Театральная жизнь была основана на гастрольных выступлениях. Примечательной чертой в жизни кубанцев того времени были любительские кружки, свидетельствующие о тяге народа к прекрасному. Еще в 1840-е годы на Кубани зародилось театральное общество. Постановка спектаклей проходила в войсковых частях. Актерами были сами казаки и члены их семей. Начиная с 70-х годов XIX в., стали заметны более или менее регулярные гастроли в Екатеринодар русских и украинских профессиональных актерских трупп, в репертуаре которых были произведения отечественной и зарубежной классики.

В пореформенное время стали проводиться любительские спектакли, организаторами и артистами которых выступала местная интеллигенция, сгруппированная вокруг Екатеринодарских мужского и женского благотворительных обществ. Эти спектакли ставились с целью сбора денежных средств на нужды благотворительных обществ и направлялись затем в бесплатную лечебницу для бедных жителей Екатеринодара, а также студентам-кубанцам, учившимся в различных учебных заведениях. Первый любительский общедоступный спектакль для народа был дан в Екатеринодаре 21 апреля 1894 года. Инициаторами были преподавательницы женской воскресной школы. Спектакли шли на сцене Дмитриевского училища. Исполнителями были члены Екатеринодарского общества любителей изящных искусств. Ставились спектакли и в Народных домах при обществах трезвости, в училищах. Любительскими постановками славился и Пушкинский народный дом в Майкопе, любительская армянская труппа в Армавире, ставящая спектакли на родном языке. В каждом учебном заведении учащиеся с педагогами использовали для постановок русскую классику. Значение любительских драматических спектаклей в культурной жизни Кубани трудно переоценить. Они были единственной возможностью для основной массы кубанцев приобщиться к культуре, просвещению, театру. Любительские театры существовали практически в большинстве городов и крупных станиц Кубанской области. В целом, в любительском театральном деле были заметны две основные тенденции. С одной стороны, реализовывались задачи просвещения, разумного развлечения и отвлечения от пьянства, с другой – прослеживалось стремление к переходу к профессиональной сценической деятельности. До 1900 г. на Кубани не было собственных специальных учебных заведений по подготовке художников и учителей рисования. Поэтому войсковая администрация посылала за счет войска одаренных детей казаков в Петербург, в Москву. В 1909 году Ф. А. Коваленко создает при галерее художественный кружок, целью которого, как записано в «Уставе кружка», являлось «насаждение и воспитание художественного вкуса в среде жителей города Екатеринодара и Кубанской области... поощрение всеми мерами молодых местных художественных сил, от крытие школы рисования». Почетным президентом художественного кружка избирается Илья Ефимович Репин, почетным членом - Лев Николаевич Толстой. Заслуженный учитель рисования А.Н. Курочкин являлся членом художественного кружка при Екатеринодарской картинной галерее, он также преподавал рисование в Кубанской войсковой гимназии и Кубанском Александровском реальном училище. Ставрополь конца XIX – начала XX вв. славился своим театром и музыкальными салонами, где выступали многочисленные приезжие и местные певцы и музыканты. В Ставрополе любили песни – казачьи, хороводные, святочные, великопостные, пасхальные, троичные, свадебные. Славились своими хорами церкви и соборы. Церковные хоры, музыкальные салоны купцов Леонидовых, Меснянкиных и др. дополняли многочисленные концертные залы, как правило, частные или принадлежавшие различным собраниям и клубам. Ставрополь постоянно посещали певцы и музыканты, в том числе с мировыми именами: виолончелистка короля Датского Кристиани, пианист Апполинарий Контский, гармонист Петр Невский и др. Были здесь премьеры и примадонны столичных опер с мировым именем – Севастьянов, Любинский, Иосиф Гофман. На Ставрополье гастролировали А.А. Алябьев, М.А. Балакирев и др.295 Все это способствовало поднятию музыкальной культуры в городе. В 1883 г. в Ставрополе возник кружок любителей музыки, объединивший местных музыкантов и певцов. Однако, в разгар его деятельности пришло и банкротство. В кассе иссякли деньги. И только в 1896 г. он возрождается вновь по инициативе Василия Дмитриевича Беневского296. С 1900 г. в г. Ставрополе функционировала частная музыкальная школа, основанная свободным художником И.Е. Поповым. Школа размещалась по ул. Армянской № 3297. Это была первая музыкальная школа на Северном Кавказе298. Успех предприятия, общее сочувствие, с каким было встречено появление первого музыкально-учебного заведения в городе, и желание поставить музыкальнопедагогическое дело на более твердую почву побудили И.Е. Попова и местный кружок любителей музыки к организации в Ставрополе Отделения императорско го русского музыкального общества. С этой целью группа учредителей будущего отделения в середине 1901 г. обратилась к ставропольскому губернатору с просьбой возбудить перед Главной дирекцией общества ходатайство об открытии отделения299. 11 декабря 1901 г. губернатор уведомил, что главная дирекция на заседании 25 ноября 1901 г. утвердила первыми директорами предполагаемого к открытию отделения: Н.Т. Жилу (председателя ставропольского окружного суда), С.А. Дадьянц (тов. пред. Ставропольского окружного суда), Д.И. Евсеева (присяжный поверенный), И.Т. Горошко (ставропольский городской голова), Н.М. Енишерлова (прокурор ставропольского окружного суда) и И.Е. Попова (свободный художник) с уполномочием их, на основании ст. 37 устава общества, открыть вновь учреждаемое отделение300. 1 января 1902 г. в г. Ставрополе было открыто отделение ИРМО. Члены общества на заседании 18 апреля 1902 г. решили ходатайствовать перед главной дирекцией о разрешении открытия музыкальных классов. 19 июня 1903 г. было получено разрешение из ИРМО на открытие музыкальных классов при Ставропольском отделении. С 1 сентября 1902 г. был арендован весь верхний этаж дома Тикиджиева под музыкальные классы. Дом этот находился на главной улице города, заключал в себе прекрасный концертный зал на 400 чел., два других зала, кабинет и 18 классных комнат, помещающихся в трех светлых коридорах по 6 комнат в каждом коридоре, годичная плата за него составила 1500 руб. Членами общества был приглашен преподавательский персонал. Директором музыкальный классов был избран директор отделения И.Е. Попов. Председателем правления бывшего ставропольского кружка любителей музыки П.Д. Извощиковым было подарено несколько музыкальных инструментов для постоянного пользования. Все затраты производились дирекцией в кредит301. Члены общества обратились в ставропольское городское общественное управление с просьбой об ассигновании на пособие классов ежегодно в течение 5 лет субсидии в размере 500 руб. с обязательством дирекции принять в музыкальные классы бесплатно 5 учеников или учениц по указанию Думы или Управы до про хождения ими полного курса избранных ими музыкальных предметов. Это ходатайство было удовлетворено. Со 2 сентября 1902 г. музыкальные классы были открыты при более чем 60 учащихся обоего пола. Плата за обучение : по классу пения – 90 руб. в год, по остальным – 80 руб.302 Таким образом, с октября 1902 г. отделение и музыкальные классы вступили в эпоху официальную существования. В начале второй половины года число учащихся достигло 113, включая сюда и 12 человек, бесплатно обучавшихся, причем значительный наплыв учащихся по классу фортепиано побудил дирекцию в середине года пригласить третьего преподавателя по этому предмету. Дирекция добилась окончательного разрешения весьма существенного вопроса о праве учащихся в учебных заведениях ведомства Министерства просвещения, одновременно обучающихся в музыкально-учебных заведениях императорского русского музыкального общества, участвовать в качестве исполнителей в ученических собраниях. Дирекцией общества было решено пригласить в преподавательский состав на следующий год лиц, имеющих исключительно консерваторское образование. Программа общества включала специальные предметы: фортепиано преподавал А.К. Дзерве – 25 учеников, преподаватель Н.И. Розенберг – 22 ученика, преподаватель О.В. Скуридина – 28 учеников. Пение вел преподаватель В.Н. Кислякова – 16 учеников. Преподавателями струнных инструментов выступали: скрипку преподавал А.Г. Лев – 20 учеников, виолончель преподавал А.Я. Быховский – 3 ученика303. Среди преподавателей духовых инструментов: флейту преподавал Н.Н. Ванденко – 2 ученика, он же вел занятия по кларнету с 2 учениками. Валторну преподавал И.И. Розенфельд – 1 человек, трубу – 2 человека, тромбон – 1 человек. Обязательные предметы включали: элементарную теорию музыки, где преподавателем был И.Е. Попов посещали 22 человека, гармонию (1-й курс) – 17 человек, сольфеджио (приготовительный класс) – 40 человек, сольфеджио (1-й курс) – 26 человек, сольфеджио (2-й курс) – 12 чел.304 Общество устраивало ученические вечера (от 4 до 6 в год). 22 марта состо ялся симфонический концерт учащихся305, 18 мая - публичное экзаменационное утро306. Инвентарь имущества Ставропольского отделения императорского русского музыкального общества был приобретен на сумму 5020 руб. 75 коп. и включал в себя 4 рояля, трубу, фагот, пожертвованный Д.И. Евсеевым, барабан. Средства общества складывались из доходов от симфонических собраний, от квартетных, камерных и других собраний, от ученических вечеров, благотворительных сборов, от платы за учение учащихся, пособий и пожертвований на содержание музыкальных классов. В третий год существования 1904/1905 гг. члены общества ходатайствовали перед комитетом Попечительства о народной трезвости о выдаче средств в сумме 5000 руб. на открытие при музыкальных классах бесплатных классов для подготовки регентов народных хоров на организацию в Ставрополе народного хора и на устройство в Народном доме 5 музыкальных вечеров с передачей сбора с последних в доход комитета. Губернский комитет постановил внести в смету 1905 г. 3000 руб. на открытие отделения регентского Ставропольскому уездному комитету 1000 руб. на устройство классов и ассигновал дирекцией музыкальных вечеров в народном доме307. Действительными членами Ставропольского отделения ИРМО являлись: Г.Э. Аладжалов, А.К. Анпетков, Н.К. Глущенко, К.М. Дьячков, А.В. Евсеева, А.В. Ежовская, Л.Ф. Жила, Л.П. Извощикова, П.Д. Извощиков, Т.Д. Крылов, М.В. Ладыженский, Е.А. Меснянкина, М.В. Неклюдов, Г.К. Праве, Г.Н. Прозрителев, Е.К. Тупикова, В.В. Траубе, Н.К. Фридерикс, Д.И. Евсеев, А.Н. Вельяминов, Н.Н. Вельяминотва, М.Н. Ежовский, И.П. Меснянкин. Членов посетителей было 98 человек. Первый музыкальный сезон начался 12 октября 1902-1903 г. В течение сезона состоялось 5 очередных симфонических собраний, одно экстренное в пользу фонда по сооружению памятника М.И. Глинке308, 4 очередных квартетных собрания, 4 ученических публичных вечера, 1 ученический концерт и 1 публичное экзаменационное утро. Солистами на собраниях выступили преподаватели музыкальных классов: В.Н. Кислякова, О.В. Скуридина, А.К. Дзерве, Н.И. Розенберг, А.Г. Лев и А.Я. Быховский309. Все симфонические собрания, как очередные, так и экстренные и ученические концерты проходили под управлением директора музыкальных классов И.Е. Попова. Для симфонических собраний приглашался местный театральный оркестр. В музыкальных классах обучалось от 96 до 113 человек. Причем наблюдается больше учениц - 75, чем учеников - 37. По специальностям учащимися больше всего посещались фортепиано - 70 человек, скрипки – 19, пения – 13, виолончели –3, флейты – 2, кларнета-2, валторны –1, трубы – 2, тромбона –1310. По сословной принадлежности более всего обучалось детей дворян и чиновников-35, военных чинов –10, духовного звания –18, граждан и ремесленников –11, купцов и мещан –39. По национальному составу в обществе числилось: русских –72, армян –19, евреев –17, поляков –2, немцев –1, греков-1, горцев -1. Бесплатно пользовались уроками преподавателей 2 ученика. Стипендиатами музыкальных классов состояло 12 учащихся: 2 по классу пения, 2 по классу фортепиано и 8 по классам духовных инструментов311. В 1898 –1899 г. в Ставрополе, в бывшем доме командующего войсками Кавказской линии, а затем юнкерского училища, открылась выставка Общества содействия воспитанию и защиты детей. Четырнадцатый отдел выставки назывался «художественный». Здесь были представлены многочисленные работы самого разного жанра. Впервые на выставке демонстрировались картины из личных собраний ставропольских купцов Алафузовых. Также впервые были выставлены картины ставропольского художника В.И. Смирнова – «Первое горе», «Стадо овец», «Голова девушки», «Любимое занятие», «Из охотничьей жизни», «Портрет женщины», картины Гейне, портреты ставропольских архипастырей и портрет И.И. Волобуева, основателя архиерейского подворья в Ставрополе. Ученик Смирнова, гимназист Иван Яковенко представил на выставку картины «Портрет Шевченко», «Женщина с ребенком», «Епископ Исаакий»312. В 1912 г. в общественном собрании города состоялась 1-я Художественная выставка, где было представлено 118 работ, как местных художников И. Иванченко, З. Вавилова, Е. Есаулова, П. Лабенского, А. Казанского и еще более десяти человек, так и из коллек ций горожан (более 40 картин из личных коллекций Б.Д. Бедросова, Д.И. Евсеева, И.А. Пейсаховича, Л.Х. Дубинского и др.)313. Интерес к художественному творчеству был настолько велик, что в городе среди интеллигенции возникла мысль о необходимости создания художественного общества. Инициаторами создания такового выступили потомственные дворяне Н.Т. Тер-Арутюнова, Е.К. Псковитинов, И.И. Васильев и учитель рисования мужской гимназии С.А. Уманский314. В 1916 г. они выступили с ходатайством перед городской думой об учреждении в г. Ставрополе Ставропольского на Кавказе художественного кружка. Председателем общества был избран в 1916 г. выпускник Академии художеств России И.И. Васильев. Этот кружок разместился в доме Дмитрия Федоровича Рощина (сегодня просп. К. Маркса № 60). Здесь устраивались собрания для общения на почве интересующих их искусств, литературнохудожественные вечера, спектакли, концерты, лекции по искусству. В комнатах Рощина работали кружки рисования, живописи, лепки, музыки и пения, сценического искусства, литературы. При Ставропольском художественном кружке были открыты художественные курсы, где церковную и иконостасную живопись преподавали К.Л. Хетагуров и В.К. Маслов, кисти которых принадлежали многочисленные иконы в церквах и соборах Ставрополья и епархии315. В том же году 17 января 1916 г. членами Художественного кружка была проведена 2-я городская выставка художников, устроенная в студии Е.К. Псковитинова. Эта выставка вошла в историю Ставрополя как «выставка 13-ти», по числу участвовавших в ней художников. Здесь вниманию зрителей было представлено около 200 жанровых полотен, пейзажей, этюдов, рисунков, эскизов316. Проведенный анализ деятельности просветительных и культурных общественных организаций позволяет судить о том, что в Ставропольской губернии и Кубанской области просветительство было одним из главных направлений общественной деятельности провинциальной интеллигенции, что подтверждается численностью и широтой ее профессионального состава, представленного в местных просветительных обществах.

Несмотря на то, что большую роль в сфере народного образования в данных регионах играли местные органы власти и всевозможные общественные заведения (библиотеки, читальни), просветительные организации все же нашли здесь свое самостоятельное место. Они способствовали лучшей оснащенности школ, развивали внешкольное образование, пропагандировали общенаучные знания через организацию публичных лекций, решали вопросы повышения профессионального уровня работников народного образования и т.д. Просветительные региональные организации не раз поднимали проблемы местного порядка перед органами городского и земского самоуправления, встречая их финансовую поддержку и помощь в проведении различных мероприятий. На примере общественных организаций, действовавших в области просвещения в изучаемых губерниях, можно проследить характерную динамику развития их деятельности в период с 1890 по 1914 г. Наиболее характерными направлениями работы обществ, действовавших в сфере образования были проведение публичных чтений, лекций, устройство различных курсов в целях совершенствования квалификации слушателей, открытие учебных заведений для детей, постановка внешкольного образования. Весомое место в мероприятиях организаций занимала благотворительность, выражавшаяся в оказании материальной помощи преподавателям и воспитанникам подведомственных учреждений. Отметим и демократичную направленность этих обществ. Многие организации в силу преобладания в их составе интеллигенции, не обходили стороной и другие важные аспекты жизни страны: на лекциях и заседаниях обсуждались вопросы государственного значения, давалась оценка текущим социальнополитическим событиям. Революция 1905-07 гг. стала для местных просветительных обществ периодом особой активности. Столь заинтересованная и мобильная реакция на горячие проблемы вызвала усиление надзора властей за их деятельностью. И, все же, общества в губерниях играли относительно самостоятельную роль, занимая свой ареал, привлекали к работе разнородные слои провинциально го населения, внося посильную лепту в дело образования в стране в целом. Говоря о культурных общественных организациях, отметим, прежде всего, что они сыграли огромную роль в поднятии культурного уровня населения. Начиная свою деятельность с заполнения досуга исключительно своих членов приятными во всех отношениях развлечениями, впоследствии общества, кружки, клубы сумели подняться до массовости, прививая местному населению вкус к художественным ценностям через проведение концертов, выставок, спектаклей, чтений, привлекая жителей непосредственно к творческому процессу. Безусловно, развитие культурного уровня промышленных центров и провинции, то последние уступали первым. Однако, несмотря на это обстоятельство, в рассматриваемых регионах также имелись образованные и творчески одаренные люди (музыканты, художники). Конечно, процент их был невысок, но, объединяясь в небольшие кружки и общества, благодаря своему таланту они способствовали созданию особой духовной атмосферы. Популярности обществ способствовала их доступность всем сословным группам. Во-вторых, не ограничиваясь практикой зрелищных мероприятий, культурно-эстетической организации активно трудились на ниве просвещения. Ставрополье и Кубань второй половины XIX в. являлись своеобразными культурными центрами, где работала творческая интеллигенция города: художники, литераторы, музыканты. Здесь открылись музыкальные классы, где музыкальное образование бесплатно получили десятки юношей и девушек разных сословий. Показателем высокого гражданского развития обществ стало участие в благотворительных акциях от проведения вечеров в поддержку нуждающихся до учреждения новых организаций. Такое неравнодушие определялось присутствием в составе обществ ядра из интеллигенции, что впрочем, порождало и контроль за ними со стороны властей. Положительным были: качественный уровень, массовость, демократичность, полифункциональность, подготовка видных мастеров российского искусства, что в совокупности отвечало запросам региона и стимулировало его интеллектуальный запрос.

_ Деятельность краеведческих, просветительных и культурных обществ Ставропольской губернии и Кубанской области в рассматриваемый хронологический период охватывала различные сферы - от науки, образования до искусства, руководствуясь спецификой и реальными интересами региона, что обеспечивало эффективность работы и жизнестойкость обществ. Возникновение краеведческих обществ явилось закономерным результатом социально-экономического, политического и культурного развития провинций. Анализ деятельности краеведческих обществ Ставропольской губернии и Кубанской области позволяет выделить общие направления в их работе по сравнению с подобными научными обществами в России. К таковым относились: обсуждение научных докладов на заседаниях, издание научной литературы, организация публичных народных чтений и лекций, устройство выставок, лотерейаллегри. Кроме того, велась работа по созданию музеев, библиотек. Анализ поэтапного развития организаций позволяет говорить об известной подвижности и гибкости их градации на перечисленные категории, выявляя немало аналогий и точек соприкосновения. Так, например, краеведческие общества продуктивно трудились на ниве просвещения, просветительские занимались наукой и проблемами искусства, культурные – просветительной. Универсальными формами были проведение публичных лекций, народных чтений, концертов, вечеров, бесед, устройство выставок, музеев, библиотек, выпуск печатных изданий. Профессионализм организаций вызывали уважение и доверие губернского начальства, учреждений самоуправления, неоднократно дававших обществам «на откуп» осуществление проектов краевого масштаба, обращавшихся за советами и консультациями;

авторитет среди местных жителей помогал рекрутировать в члены и сплачивать выходцев из всех сословий. В то же время широкая социальная база организаций, способность влиять на общественное мнение порождали – особенно в периоды классовых коллизий – опасения властей за сохранение «государственного спокойствия», следствием чего была детальная регламентация «сверху» внутреннего распорядка – вплоть до утверждения повесток очередных собраний;

жесткому контролю подвергались массовые мероприятия;

случаи несогласия – пусть косвенного – с политикой режима, несанкционированные инициативы оборачивались даже закрытиями и арестами. Творческая атмосфера, доступность всем сословиям, нацеленность на решение важных вопросов краевого значения, доминанта гуманизма свидетельствуют о полезности изученных групп общественных организаций на территории Ставрополья и Кубани. Формирование краеведческих обществ можно рассматривать в качестве феномена социокультурной жизни регионов. В условиях отсутствия в провинциальных городах высших учебных заведений и научно-исследовательских учреждений краеведческие общества являлись теми интеллектуальными центрами, которые ставили перед собой задачи научно-просветительные и практические. Более того, одним из основных направлений их деятельности была научноисследовательская работа. Их деятельность всецело была подчинена задачам научных изысканий. Благодаря усилиям историков-краеведов, любителей древности, мы сегодня имеем возможность получить четкое представление о ряде археологических памятников, увидеть коллекции разнообразных археологических источников и работать в архивах с ценнейшими письменными источниками, собранными ими. Членами трех групп обществ были люди образованные, просвещенные, преданные своему делу. Их гражданская добросовестность помогает нам сегодня понять и осмыслить особенности развития региона и процесс его научного изучения.

ГЛАВА II СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМЫ ОРГАНИЗОВАННОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ И КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ В СФЕРЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В. § 1. Благотворительные общественные организации Ставрополья и Кубани как эффективный механизм оказания социальной помощи населению К благотворительным общественным организациям относятся добровольные союзы лиц, иногда и учреждений, возникающие по частной инициативе, с целью «доставления средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных»317. Следует отметить, что благотворительность была характерной чертой общественной жизни России второй половины XIX – начала XX в. В рассматриваемый период благотворительностью занимались государство, церковь, органы местного самоуправления. Не осталась в стороне и общественность, частные лица и общественные организации. Под влиянием христианского вероучения благотворительность приобрела статус высокой добродетели. Для большинства россиян милостыня являлась необходимым условием грядущего спасения. Правительство рассматривало частные благотворительные общественные организации как неотъемлемую часть общей политики отношении развития общественной жизни в период реформ. По мнению американской исследовательницы добровольных благотворительных обществ в России А. Линденмейер «царский режим терпимо относился к общественным акциям и инициативам, иногда даже поощрял их, но лишь постольку, поскольку это облегчало бремя государственных расходов в такой второстепенной области, как помощь нуждающимся и нищим»318. Благотворительные общественные организации рассматриваемого периода, носили самые разные названия: благотворительные общества, попечительства, объединения помощи, содействия, пособия нуждающимся и др. В зависимости от контингента лиц, на которых была рассчитана деятельность организаций все вышеназванные объединения условно можно разделить на общие и специальные. Первые оказывали помощь всем неимущим без различия их возраста, вероисповедания, национальной принадлежности, профессии и прочих характеристик, а вторые – только определенной категории нуждающихся (например, учащимся средних учебных заведений, детям и т.д.) По сравнению с другими общественными организациями того времени, именно благотворительные общества были самыми многочисленными и разносторонними по масштабам своей деятельности. В 1897 г. в России насчитывалось 1690 таких организаций319, а к периоду первой русской революции в стране имелось до 4,5 тыс. благотворительных обществ320. Документы по Ставрополью и Кубани позволяют судить, что абсолютное большинство обществ располагалось в городах. Это не случайно, поскольку формирование благотворительных общественных организаций в крупных городах делало возможным благополучный сбор средств с пожертвований, с организации культурно-просветительных мероприятий, обеспечивая тем самым существование обществ. Неотъемлемой чертой деятельности благотворительных общественных организаций являлось создание благотворительных заведений (ночлежки, богадельни, дома призрения, больницы, приюты, убежища), где осуществлялась помощь калекам, сиротам, подкидышам, престарелым, нищенствующим. Количество таких учреждений определяло показатель социального удовлетворения самых нуждающихся слоев населения. Общее число благотворительных заведений в Кавказском округе к 1901 г. составляло: в Кубанской области - 28, в Ставропольской губернии - 18321. Благотворительные учреждения открывались как для детей, так и для взрослых322. Благотворительными обществами, как и всеми общественными организациями, использовались одни и те же способы сбора средств. Это были членские взносы, пожертвования, пособия «учреждений основных заведений», субсидии от казны, местного управления (городские, сельские, сословные учреждения), сословных, сельских обществ, проценты от стоимости недвижимости и доходы от сумм капиталов. Однако, следует отметить, что субсидии от казны и от центральных ведомств в большинстве случаев составляли крайне незначительную сумму доходов благотворительных организаций. В несколько раз больше таковых были пожертвования разных лиц и учреждений, а также средства, получаемые с капиталов. Членские взносы в провинциальных региональных организациях были ниже общероссийских. Однако, чем значительней и престижней была общественная организация, тем более существенны были материальные взносы ее сотрудников. Так, например, в Екатеринодарском женском благотворительном обществе, звание члена получали за ежегодный взнос в 10 руб., а звание члена-благотворителя – в 300 руб.;

в Армавирском обществе попечения о детях почетные и пожизненные звания давались за пожертвования не менее 500 руб. единовременно или не менее 50 руб. в год, а звания действительных членов - при взносе не менее 5 руб.323 Поэтому членами центральных благотворительных организаций могли быть достаточно обеспеченные люди. Для малообеспеченных слоев, интеллигенции участие в благотворительных организациях было материально обременительным. Их членство обеспечивалось благодаря инициативам в устройстве мероприятий. Благотворительные организации могли привлекать к своей работе самое различное количество людей. Членами общества могли быть как физические лица, так и различные государственные, частные учреждения, сельские, хуторские, аульские общества. По сравнению с другими организациями, наибольшее количество сельских обществ было в Кубанском обществе братской помощи. В 1913 г. членские взносы ему платили из 242 населенных пунктов324. Внутренняя структура благотворительных организаций была однотипна. Делами общества ведало общее собрание, которое определяло цели и задачи, направляло работу организации и исполнительный орган (комитет, совет, правле ние, бюро), который избирался из своей среды. Управление благотворительными обществами сосредотачивалось в различных министерствах и ведомствах. Функциональная деятельность благотворительных обществ распадалась на несколько видов помощи: выплата постоянных и временных пособий, на обучение, выдача стипендий, содержание призреваемых, оказание материальной помощи (выдача предметов первой необходимости вне заведений), бесплатные услуги, выписка паспортов, оплата проезда, нахождение работы, бесплатное лечение. Больше всего благотворительных объединений действовало на ниве оказания помощи в получении образования. Самыми крупными такими обществами в изучаемых регионах были: Ставропольское женское благотворительное общество Св. Александры (1849 г.), Екатеринодарское женское благотворительное общество (25 октября 1862 г.), Екатеринодарское (мужское) благотворительное общество, Армавирское общество попечения о детях, Кубанское общество вспомоществования учащимся (15 декабря 1880 г.). Ставропольское женское благотворительное общество Св. Александры (1849 г.) с самого начала своего существования поставило задачу: «дать основательное в христианском духе образование и воспитание дочерям недостаточных родителей», и с этой целью открыло в г. Ставрополе в 1849 г. женское училище Св. Александры, которое в 1880 г. было преобразовано в гимназию. С этого времени заботы общества были направлены исключительно на содержание гимназии Св. Александры с пансионом при ней. По ходатайству княгини Е.К. Воронцовой в 1885 г. общество было принято под покровительство государыни императрицы Александры Феодоровны325. Первой организацией на Кубани, ставившей целью оказание помощи в получении начального образования, было Екатеринодарское женское благотворительное общество. Начиная с 1865 г., его основная работа акцентировалась на открытии женских начальных школ в станицах. За первые двадцать пять лет своего существования обществом были открыты школы в 123 населенных пунктах Кубани, давшие элементарное образование 4476 девочкам326. На эти цели из средств благотворительной организации было отпущено более 163 тыс. руб. Создаваемые школы из ведения благотворительного общества передавались под управление местных властей, что давало возможность аккумулировать средства на строительство новых учебных заведений. Благодаря стараниям Екатеринодарского благотворительного общества в октябре 1881 г. при Дмитриевском училище был открыт белошвейный класс, где учениц обучали кройке и шитью мужского и женского белья, дамских платьев и пр. Создание белошвейного класса положило начало женскому профессиональному образованию на Кубани328. 10 октября 1893 г. открылось Екатеринодарское благотворительное общество (реорганизованное после объединения с благотворительным комитетом). По новому уставу деятельность общества значительно расширилась. Помимо изысканий средств «к пособию бедным», оно получило право открывать школы грамотности, народные чтения, библиотеки, читальни, сиротские дома, приюты, дешевые или бесплатные столовые и прочие благотворительные учреждения. На средства благотворительного общества открылось начальное училище, рассчитанное на 100 мальчиков329. В 1897 г. общество открыло Дмитриевское мужское начальное училище, с 1899 г. - бюро разных заявлений и прошений, с 1893 г. - мужские и женские воскресные школы с вечерни классами для взрослых мужчин. В 1901 г. оно открыло дневной детский приют «ясли», в 1904 г. основало Убежище для детей школьного возраста. Кроме того, в 1904 г. обществом была открыта публичная библиотека с читальней им. К.В. Россинского330. К 1914 г. обществом дополнительно были открыты 22 начальные школы, с более, чем тремя тысячами учащихся: Кисляковская, Уманская, Переяславская, Тимашевская, Новокорсунская, Темижбекская, Вороволесская, Белореченская, Удобная, Вознесенская, Чамлыкская, Костромская, Новодмитриевская, Абинская, Анапская, Верхнебаканская, Троицкая, Ахтанизовская, Таманская, Натухаевская, Староджерелиевская и Динская331. При этом не только увеличивалось число открываемых школ, но и повышался уровень преподавания в них. В 80-е годы элементарное образование было заменено министерской программой. Учителя школ благотворительного общества периодически повышали свою квалификацию на учительских курсах. Заботу о развитии на Кубани мужского начального образования взяло на себя Екатеринодарское (мужское) благотворительное общество. С 1872 г. члены второго правления (организация несколько раз утверждала устав) взяли шефство над Дмитриевским начальным училищем г. Екатеринодара332. Они намеревались преобразовать училище в народную школу с ремесленными отделениями, чтобы по ее образцу открывать учебные заведения в разных местностях области. Однако, за неимением достаточных средств, обществом содержалось лишь Дмитриевское училище, иногда оно практиковало выплату незначительных пособий частным лицам. В 1907 г. Дмитриевское училище было преобразовано в двухклассное. В нем обучались дети наиболее бедных слоев городского населения333. Созданное в 1890 г. Виктором Игнатьевичем Луниным, активным общественным деятелем Кубани, Общество попечения о детях в с. Армавир открыло 5 начальных школ, женскую гимназию, музей и публичную библиотеку334. 21 сентября 1892 г. общество открыло одноклассное училище на 110 детей. Если первоначально школа располагалась в наемном помещении, то спустя 10 лет общество в своих собственных помещениях имело 4 начальных училища, в которых обучалось 700 детей, и только в одном наемном помещении женской прогимназии - 166 детей335. В 1903 г. всего обучалось 850 учащихся в 4-х училищах общества. К 1902 г. в обществе состояло 379 чел. Среди них почетные члены – генерал-лейтенант И.Я. Мантейфель, В.И. Лунин, А.А. Тарасов, А.Д. Уманова, барон В.Р. Штейнгель, баронесса В.П. Штейнгель336. В связи с увеличением открываемых заведений постоянно увеличивался и расход на их содержание. Так, если в первый год общество потратило 675 руб. 32 коп., то через 10 лет - в 1902 г. - сумма доходила до 17750 руб. 69 коп. Увеличивалась и сумма наличного имущества содержащихся обществом учебных заведений с 900 руб. 80 коп. в 1892 г. до 68 205 руб. 2 коп. в 1902 г. Число служащих так же возросло с трех человек первоначально - до 43 в 1902 г., а вместе с этим и затраты на их содержание с 850 руб. до 11827 руб. соответственно337.

Общество имело прочный фундамент – казенное пособие. Существенный доход приносила оплата за обучение, которая составляла – по 4 руб. с учащегося338. Однако, расходы на содержание учебных заведений требовали больших сумм. Так, например, в 1902 г. общество получило пособие от казны в размере 5760 руб., плата за обучение в учреждениях общества принесла 16960 руб., но расходы на содержание учебных заведений обошлись в 23050 руб.339 Важным событием в деле общества стало открытие 2 октября 1900 г. женской прогимназии. Необходимо отметить, что прежде на Кавказе не было прецедентов открытия средних ученых заведений в станицах и селах. Это было привилегией городов, а не сел и станиц. Однако В.И. Лунин добился открытия в селе такого учреждения. В 1901 г. в женской прогимназии из 83 учениц первого разряда 23 находились на бесплатном обучении, 2-го разряда – 132 человека и 3-го разряда (взрослых – 47 и детей 1043), из которых 389 обучалось бесплатно340. С открытием 7-го класса прогимназия была переименована в женскую гимназию341. В конце 1905-1906 учебного года женская гимназия имела 383 ученицы, из которых 186 изучало французский язык, 101 – немецкий язык и 106 – армянский342. При женской гимназии имелись библиотеки, лаборатория, кабинет естественных наук, внеклассные занятия учениц343. В первые годы существования женской прогимназии открылись параллели 1,2,3 классов, в 1907-1908 гг. параллели открыты в 4,5, классах, в 1909-10 гг. открыты 6,7, и 8-й класс344. Отметим, что в районе Армавира только одно это общество действовало в интересах всех классов, всех сословий и состояний без различия веры, языка и национальности. В 1903 г. в начальных училищах общества обучалось русских – 800, армян (григорианцев) – 23, поляков (католиков) 7, немцев (лютеран) 4, эстонцев (лютеран) 2;

мальчиков – 557, девочек – 290345. Около половины школьников учились бесплатно. Из 850 поступивших в 1903 г. детей платных было всего 392 чел.346 Школы были с четырехгодичным курсом обучения. Преподавание предметов велось по расширенной программе, т.е. учили не только грамоте и арифмети ке, но читались курсы русской истории, географии, естественной истории, давались уроки пения, рисования, лепки347. Однако, работа общества не ограничивалась открытием школ. При каждом из 4-х училищ имелись библиотеки. Общество открыло публичную библиотеку, в которой в 1902 г. подписчиков числилось: взрослых - 71, детей – 518 чел.348 Всех книг в библиотеке общества в 1903 г. было 9515 томов на 825 руб.349 В 1904 г. Общество открыло Центральный музей учебных пособий (сегодня Армавирский краеведческий музей). Деятельность Центрального музея выражалась в снабжении учебными и наглядными пособиями учебных заведений. Например, в 1904 г. на 203 требования различными учреждениями было выдано 686 учебных и наглядных пособий. В то же время, дальнейшему развитию деятельности музея мешала его бедность наглядными и учебными пособиями. С разрешения начальника Кубанской области с 1 июня 1903 г. комитет открыл в Армавире на базаре торговлю дешевыми книгами с 7.00 до 12.00 часов350. Нужно отметить, что содержать учебные заведения было делом непростым. В связи с тем, что количество желающих обучаться с каждым годом росло, необходимо было заготовить нужное количество парт, наглядных и учебных пособий, книг, канцелярских принадлежностей, распределить размер получаемого вознаграждения как учившим, так и учившимся. Более того, учебные заведения должны были отвечать требованиям санитарии и гигиены (чистый воздух помещения, отсутствие сырости и затхлости, правильное освещение и т.д.). Поэтому общества, открывающие учебные заведения, тратили значительные средства для создания благоприятных условий для учащихся. Строительство прогимназии и 4-х начальных училищ ввергло общество в постоянно растущие долги. Если к 1900 г. они составляли всего 9331 руб., то к 1910 г. – около 150 тыс. руб.351 Тем не менее от 20 до 47 % учащихся начальных училищ, до 40 % читателей библиотек обслуживались и учились бесплатно352. Процент бесплатно обучающихся не был постоянен. Ежегодно он менялся в зависимости от средств организации. Однако, никогда за годы существования попечи тельства он не был ниже 20 %. Даже в самое тяжелое время (1915-1916 гг.) он был равен 20 %, 164 ребенка из 811 продолжали получать образование в начальных училищах общества бесплатно353. Детям оказывалась и материальная помощь, которая, выражалась в снабжении больных лекарствами, а бедных учеников училищ - одеждою, обувью, пищею. Всего такой помощи, например, в 1903 г. было оказано 150 детям354. Общество оказывало помощь и детям, не учившимся в школе общества. Так, в 1903 г. оказано таковых услуг 25 детям. Обществом была открыта аптека, но в 1905 г., в связи с проходившими в Армавире черносотенными погромами, была разрушена. В том же году был открыт книжный склад, который по предписанию властей вскоре был закрыт. Армавирское общество попечения о детях стремилось активизировать учебную и внешкольную деятельность всего города. Помимо учебных заведений обществом содержались музей учебных пособий, научных и практических знаний, публичная библиотека и библиотеки при школах. Для развития внешкольного обучения и воспитания детей обществом было создано «особое совещание» из более, чем 50 педагогов, представителей различных начальных школ355. «Особым совещанием» для учащихся всех школ города были организованы сеансы научного кинематографа, литературно-музыкальной секцией ставились спектакли, «музыкальные утра», сценки для отдельных возрастных групп детей. Использовали костюмы и грим, хоровое и сольное пение, выступление оркестра балалаечников. В научной секции для старшеклассников организовывались практические занятия по физике, химии и другим предметам. Самими учащимися в 1911-12 гг. были изготовлены зоологические препараты, коллекции, статистические таблицы, диаграммы, характеризующие природу, быт, занятия жителей России356. Физическая секция привлекла своей работой более 2 тыс. учащихся города357. Для наиболее талантливых детей «особое совещание» устраивало благотворительные сборы. На собранные пожертвования для продолжения учебы в 1911-12 уч. гг. были отправлены в Москву Г. Пятибратова и К. Федорченко358.

Для детей всех школ города Армавирское общество попечения о детях устраивало ежегодные майские прогулки. 2 мая 1914 г. такое празднество было организовано для 3700 маленьких армавирцев359, причем, без различия пола и социального происхождения детей русских, армянских, немецких, мусульманских школ – всего 21 учебного заведения города360. Благотворительные организации, работавшие в сфере помощи в получении элементарного образования, могли удовлетворить потребность лишь незначительной части населения, при том, что она оставалась достаточно острой. Взрослое население могло получить элементарное образование в вечерних и воскресных школах. Часть воскресных школ существовала за счет пожертвований и инициатив благотворительных обществ. Женская и мужская воскресные школы с вечерним классом были организованы при Екатеринодарском благотворительном обществе. Характерно, что основной контингент воскресных школ составляли лица, занятые тяжелым физическим трудом, тогда как вечерние школы больше посещали портные, плотники, столяры, сапожники. Для подростков и служащих в частных коммерческих учреждениях г. Екатеринодара с 1 сентября 1909 г. были открыты вечерние курсы при обществе приказчиков361. Крупную группу обществ составляли общества вспомоществования нуждающимся учащимся, открывавшиеся практически при всех учебных заведениях. Они объединяли учителей, попечителей, священников, врачей, купцов, родителей. По самостоятельным подсчетам автора, на территории Ставрополья таковых насчитывалось 14, а на Кубани – 40. Следует отметить, что на Ставрополье, в основном, именно общества вспомоществования взяли на себя роль в содействии образованию населения. Общества вспомоществования существовали на членские взносы, на пожертвования общественности, на пособия от казны, властей, сословий, на средства с устройства культурно-просветительных мероприятий. Предметом расходов обществ вспомоществования служили: выдачи пособий школам, плата за обучение детей, плата за питание, одежду, предоставление бесплатного пользования учебниками и учебными пособиями, оплата квартир и т.д.

Количественный состав членов обществ вспомоществования был небольшой, зачастую не превышал 100 человек. К примеру, в Обществе вспомоществования нуждающимся учащимся в школах ст. Полтавской было всего 8 членов,362 в Обществе вспомоществования беднейшим ученикам Ставропольской гимназии - 16 членов363, в Обществе вспомоществования нуждающимся учащимся в школах ст. Усть-Лабинской для лиц иногородних - 73 человека364. Довольно высоким был процент учителей – членов обществ. Так, например, в Благотворительном обществе для вспомоществования бедным ученикам Ейского реального училища в 1901 г. из 62 членов общества - 15 были преподавателями Ейского реального училища и Ейской женской гимназии и только 17 членов из числа родителей и 30 учащихся365. Эффективность работы обществ вспомоществования так же, как и всех общественных организаций, зависела во многом от наличия средств. Например, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в школах ст. Полтавской, имея доход в 1901 г. всего 238 руб., могло позволить выдачу пособий деньгами всего в размере 84 руб.366, а уже в 1903 г. - при наличии 406 руб. 34 коп. общество уплатило за право обучения двух своих воспитанников 40 руб. и за содержание еще двух учеников (одного в Екатеринодарском Александровском городском 6-ти классном училище и одного в Екатеринодарском духовном училище) 265 руб. 25 коп.367 Успешное существование организаций вспомоществования обеспечивали знатные и состоятельные люди городов, состоящие членами этих обществ. В Обществе вспомоществования нуждающимся ученикам Екатеринодарской мужской гимназии (1894 г.) членом правления была супруга действительного статского советника Ф.Т. Нордега, которая занималась устройством культурно-массовых мероприятий, сбор средств с которых пополнял бюджет общества. Она же привлекала к пожертвованиям купцов, предпринимателей и других состоятельных лиц. Благодаря ее стараниям, общество смогло затратить в 1901 г. на различные нужды учащихся 1593 руб. 07 коп. К Анапскому обществу вспомоществования нуждающимся учащимся (1902 г.), открытому по инициативе небольшого кружка интеллигенции в составе 16 человек, принадлежали почти все работники народного образования: А.С. Олейникова, Е. Корнилович, Н. Новосельский, Н.Л. Преображенский, С.М. Остромысленский, Е.С. Барановская, Г.И. Попов, К.И. Сысоев и др.369 К 1907 г., на шестой год существования общества, в нем работало 48 членов. Благодаря деятельности этих людей, в 1906 г. обществом было внесено за обучение 23 учеников городского училища за первое и второе полугодия – 200 руб., выдано единовременно деньгами шести ученикам 826 руб. 88 коп.370, уплачено за обучение учениц Мариинского училища за учебный год 105 руб. 75 коп. Кроме того, выдано на завтраки для бедных учащихся четырем училищам: Пушкинскому – 30 руб., Гоголевскому – 15 руб., Женскому Министерскому – 15 руб., Мариинскому – 10 руб.371 В том же году Общество взяло на себя расходы на учебные пособия девяти училищ, всего на 208 руб. 47 коп.372 Ставропольское общество вспомоществования 3-й женской гимназии было открыто в ноябре 1905 г. Благодаря поддержке со стороны населения и щедрым пожертвованиям, спустя два месяца со дня учреждения общества, к 1 января 1906 г., в его кассе числилось 1188 руб. 16 коп. Эта сумма составлялась, прежде всего, из пожертвований членов общества и благотворителей. Кроме пожертвований, Общество для пополнения средств устраивало гулянья, спектакли, танцевальные вечера, детские вечера, базары или лотереи. Так, например, от народного гулянья в городском саду с лотереей, организованного 10 мая 1908 г. было получено 1321 руб. 51 коп., из которых на нужды учащихся было израсходовано 1109 руб.373 Общества вспомоществования могли сами открывать учебные заведения, конечно, с соблюдением установленных правил. Например, Ставропольское общество вспомоществования 3-й женской гимназии (1905 г.) возникло, как и сама гимназия, по инициативе члена Ставропольского городского общества Я.В. Абрамова – ревностного сторонника народного просвещения вообще, и женского образования, в частности. Он настойчиво пропагандировал идею об учреждении в Ставрополе 3-й женской гимназии и, в то же время, об «учреждении особого бла готворительного общества, которое приняло бы на себя заботу об оказании необходимой помощи для прохождения курса в этой гимназии бедным ее ученикам, не имеющим средств платить за обучение в ней и часто нуждающихся даже в учебных руководствах, пособиях, одежде, обуви» и т.д.374 Количественный состав общества пополнялся с каждым годом. Так, если в начале образования Общества в нем насчитывалось 54 члена, то к 1908 году было уже 73 человека. В общество вступили самые известные люди г. Ставрополя: Агафодор, архиепископ Ставропольский и Екатеринодарский, Аполлинария, игуменья Ставропольского Иоанно-Мариинского монастыря, А.Я. Ахвердова, Я.В. Абрамов, Л.Н. Абрамов, С.Л. Бердичевский, М.И. Бердичевская, В.А. Воскресенская, Д.И. Евсеев, А.В. Евсеева, В.П. Иванова, Н.Т. Иванов, П.И. Иванов, Е.М. Иванов, А.Т. Иванов, Меснянкины, А.В. Динник, Н.Я. Динник, Н.М. Зозулевский, М.В. Краснов, Г.К. Праве, А.Г. Богданович, В.В. Остерман, Л.А. Рослякова, Е.К. Попова, Я.С. Минц, Е.К. Шульц, М.Ю. Шульц, И.Д. Успенский и др.375 Зачастую общества вспомоществования курировали какое-либо одно учебное заведение. Например, - Общество вспомоществования нуждающимся ученикам 1-й гимназии г. Екатеринодара (б.г.), Общество вспомоществования учащимся Кубанской учительской семинарии (1 декабря 1908 г.), Общество вспомоществования нуждающимся ученикам Александровского городского училища в г. Ставрополе (1889 г.). По мере увеличения количества школ в регионах, общества вспомоществования расширяли свою деятельность: брались под опеку все начальные учебные заведения. Организации вспомоществования при начальных училищах были немногочисленны. Размеры благотворительной помощи колебались в зависимости от поступивших пожертвований. Например, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в школах ст. Константиновской в 1906 г. помогало 14 нуждающимся376. Среди обществ вспомоществования можно выделить и такие, которые осуществляли помощь всем учебным заведениям в одном населенном пункте. К та ковым относятся: на Кубани – Общество вспомоществования учащимся 2-х классной женской, начальной и церковно-приходских школ ст. Константиновской, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся мужской 2-х классной, женской начальной и церковно-приходских школ ст. Полтавской. В 1907 г. Общество вспомоществования нуждающимся учащимся г. Анапы выдавало пособие девяти школам, платило за обучение 23 учащихся377, а в 1910 г. Анапская организация имела стипендиатов в Мариинском и городском училище, частной гимназии, учащихся в Тифлисе, выдавала одежду и обувь ученицам девяти учебных заведений города, оплачивало завтраки в начальном женском училище378. Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в школах ст.

Полтавской (16 февраля 1900 г.) на содержании имело шесть воспитанников: одного в Ставропольской Духовной семинарии, одного в военно-фельдшерской школе, и четырех в городских училищах г. Ейска. В 1907 г. расход на содержание подопечных составил 1240 руб., включая оплату учителям за воспитание детей в размере 246 руб. 86 коп.379 На Ставрополье обществ вспомоществования, осуществляющим помощь всем учебным заведениям не выявлено. Количество детей, получавших благотворительную помощь от обществ вспомоществования, росло с каждым годом, если, конечно, общество было финансово дееспособно. В Обществе вспомоществования нуждающимся учащимся всех ученых заведений ст. Баталпашинской в память Н.В. Гоголя (11 июня 1902 г.) в 1903 г. оказывалась помощь всего девяти учащимся380, а спустя четыре года стипендиатов было уже 73 чел.381 Кроме того, было оказано единовременных пособий на сумму 246 руб. 93 коп. Общества вспомоществования, открывавшиеся в помощь женскому образованию, также были достаточно эффективны по своей работе. Так, например, Общество вспомоществования недостаточным ученицам Ставропольских женских гимназий Ольгинской и Св. Алескандры (14 ноября 1880 г.) активно оказывало помощь во взносе денег за обучение, выдавало учебные пособия, пособия на одежду, пищу, оплату квартиры и лекарств. Так, например, за 1895 г. на уплату за обу чение учениц гимназий было потрачено: за 34 ученицы Ольгинской гимназии 772 руб. 50 коп. и за 30 учениц гимназии св. Александры - 315 руб.382 С первого дня открытия Общества вспомоществования недостаточным ученицам Ставропольской 3-й женской (городской) гимназии (ноябрь 1905 г.), оно внесло за обучение в гимназии 12 бедных учениц в течение 1905/1906 уч. года 276 руб. (по 23 руб. - за каждую ученицу). За 1906/07 уч. год. общество уплатило гимназии за 17 учениц 602 руб., за 1907/08 уч. год за 18 бедных учениц 690 руб., а уже за 1908/09 уч. год за 22 бедных ученицы - 981 руб.383 В 1911 г. за право обучения 26 учениц оно внесло 1196 руб. и 18 – ти ученицам оказало пособие в 360 руб.384 Кроме уплаты гимназии денег за обучение детей упомянутой категории, правление Общества на основании устава производило расходы и на другие потребности. Так, с 1906 г. правление ежегодно выдавало начальнице гимназии 38 руб. на завтраки для беднейших учениц. На приобретение для ученицы Ксении Желудевой постельных принадлежностей, белья, книг, на содержание ее на квартире в общежитии Общества взаимного вспомоществования учащих и учивших в низших учебных заведениях Ставропольской дирекции народных училищ и на поездку во время каникул к матери общество выдало 49 руб. 50 коп.385 В 1908 г. правление общества, независимо от уплаты 981 руб. за право обучения бедных учениц в 3-й женской гимназии, израсходовало на одежду для нуждающихся в ней учениц 40 руб., на уплату Обществу взаимного вспомоществования учащим и учившим в низших учебных заведениях Ставропольской дирекции народных училищ за содержание в его общежитии одной крайне бедной ученицы 3-й женской гимназии Ревазовой - 40 руб.386 Общество вспомоществования недостаточным ученицам 2-й Екатеринодарской женской гимназии (27 марта 1907 г.) с января 1908 г. учредило для девушек две ежемесячных стипендии – одну в размере 18 руб., другую - 5 руб.387 Если в 1906 г. всего было уплачено гимназии за 8 недостаточных учениц 287 руб. 50 коп., то в 1907 г. было внесено за таковых уже 460 руб., а через год в 1908 г. было освобождено от платы за правоучение 18 девочек на сумму 1359 руб. 50 коп., 16 получили одежду, семнадцати были куплены учебники.388 За счет общества была отправлена в Геленджик для восстановления здоровья ученица 5 класса Алексеева389. Для девушек устраивались различные мероприятия, как например, 19 марта 1906 г. правление вместе с преподавателями гимназии, родителями учениц и самих учениц устроило в помещении, занимаемом гимназиею, вечер с беспроигрышною лотереею и базаром рукоделий. По инициативе члена правления М.Ф. Робинсон была устроена во 2-м общественном собрании выставка рукоделий с 29 октября по 11 ноября1907 г. В конце декабря 1907 г. состоялась вторая выставка «изящных рукоделий», исполненных на машинке «Зингер и К». 9 декабря учительницы 7-го класса устроили концерт с участием местных музыкальных сил, сбор с которого был направлен в помощь ученицам их класса по окончании ими 7 или 8 классов гимназии390. Большинство организаций вспомоществования курировали средние учебные заведения. Таких объединений на Кубани было свыше 10, а на Ставрополье – 9391. Деятельность этих организаций также была разносторонней. Общество вспомоществования нуждающимся ученикам Екатеринодарской мужской гимназии в 1901 г. заплатило за обучение 26 человек 785 руб., оплатило занятия с репетитором во время каникул за одного ученика 37 руб. 50 коп., выдало денежных пособий окончившим гимназический курс 8 мальчикам – 400 руб. (от 25 руб. до 100 руб.), выдало заимообразно за обучение одному ученику 20 руб.392, а в 1903 г. оплатило за обучение 26 учащихся уже 865 руб., а окончившим семи мальчикам гимназических курс выдало денежных пособий на сумму 725 руб.393 Обществом вспомоществования беднейшим ученикам Ставропольской гимназии (1880 г.) в 1896 г. было выделено в пособие на одежду, белье и учебники двум ученикам 40 руб.394, а в 1897 г., с увеличением капитала общества, оно смогло оплатить за обучение шести учеников 139 руб.395 Что касается обществ, осуществляющих помощь всем учебным заведениям в одном населенном пункте, на Кубани это были: Общество вспомоществования в Ейских учебных заведениях, Общество вспомоществования нуждающимся в учебных заведениях г. Майкопа, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся г. Анапы, Общество вспомоществования беднейшим учащимся в учебных заведениях г. Темрюка, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся училищ ст. Баталпашинской в память Н.В. Гоголя. Были распространены и общества вспомоществования, оказывающие помощь учебным заведениям в получении женского образования на Кубани – Общество вспомоществования недостаточным ученицам 2-й женской гимназии (май 1905 г. и 24 февраля 1910 г.), Общество вспомоществования нуждающимся учащимся 3-й женской гимназии (4 июня 1914 г.), Общество для поддержки женского образования хут. Романовского и др. На Ставрополье – Общество вспомоществования недостаточным ученицам Ставропольских женских гимназий Ольгинской и св. Александры (14 ноября 1880 г.), Общество вспомоществования недостаточным ученицам Ставропольской 3-й женской гимназии (ноябрь 1905 г.), Общество содействия женскому сельскохозяйственному образованию (24 марта 1899 г.) и др. Были и общества вспомоществования, оказывавшие помощь иногородним. К ним можно отнести на Кубани - Общество вспомоществования нуждающимся учащимся училищ для иногородних, Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в Лабинском для иногородних училищ. На Ставрополье – Общество попечения о детях в поселке при ст. Торговая. Организаций вспомоществования в получении высшего образования было немного. На Ставрополье - всего два: Общество вспомоществования недостаточным ставропольцам, учащимся в высших учебных заведениях (1911 г.) и Ставропольское общество вспомоществования студентам императорских университетов и слушательницам высших женских курсов (б.г.), на Кубани – одно – Новороссийское общество вспомоществования учащимся в средних и высших учебных заведениях (18 декабря 1913 г.). Часто благотворительные организации открывали и содержали народные чтения, библиотеки, чайно-столовые, народные дома.

Так, например, до 20 ежегодных чтений в сезон (апрель-октябрь) проводилось Армавирским обществом попечения о детях396. В 1896 г. чтения с туманными картинками были организованы при 158 ученых заведениях области397. Помимо народных чтений методами просветительской деятельности благотворительных учреждений, начиная с 90-х годов стало открытие народных библиотек и библиотек-читален. Библиотеки были открыты в Екатеринодаре, где Александро-Невским благотворительным обществом 30 июня 1894 г. первая в Екатеринодаре библиотека-читальня398. Библиотеки были открыты при каждой школе, подопечной общественной организации. Практически все библиотеки открывались за счет благотворительности. Пожертвования на открытие библиотек были массовыми. Они поступали от организованных культурно-просветительных мероприятий, благодаря работе обществ и в качестве отдельных безвозмездных даров. В созданные Екатеринодарским благотворительным обществом воскресные школы была передана библиотека, пожертвованная Х.Д. Алчевской399. В 1893 г. Екатеринодарскому благотворительному обществу была передана библиотека бывшего кружка любителей музыкального и драматического искусства400. Библиотеки были открыты при Екатеринодарском благотворительном обществе, Армавирском обществе попечения о детях, Александро-Невском религиозном братстве, Обществе взаимного вспоможения приказчиков г. Майкопа, Свято-Осиевском братстве г. Майкопа. Это были народные общедоступные библиотеки с читальными кабинетами. По мере необходимости и поступающих пожертвований, открывались несколько библиотек при одном и том же обществе. Например, в Майкопском Свято-Осиевском братстве существовали 2 уличные и 2 обычные библиотеки401. При Армавирском обществе попечения о детях существовали библиотеки при 5-ти начальных училищах. Причем, библиотека Армавирского общества попечения о детях из таковой, обслуживающей, главным образом, школьников общества, стала публичной. Произошло это благодаря устройству при школах маленьких библиотечек для детей – учеников младших отделений 5 школ общества402. Всего в биб лиотеке общества насчитывалось 6853 книг403. Обществом распространения грамотности в г. Ставрополе было открыто 5 народных библиотек. Благотворительными общественными организациями оказывалась и медицинская помощь. Как правило, ими создавались медицинские заведения типа амбулаторных пунктов, благотворительных лечебниц, санаториев и больниц, которые оказывали помощь наиболее нуждающимся слоям общества. Открытие подобных заведений практиковалось при медицинских обществах, о чем было сказано в § 1 главы 2. Однако, в 90-х годах XIX в. медицинские благотворительные учреждения открывались и при иного типа обществах. На Кубани это Бесплатная лечебница для приходящих больных Кубанского медицинского общества (1890 г.)404, Кубанская община сестер милосердия (1894 г.)405, Глазное отделение при Екатеринодарской войсковой больнице (1899). На Ставрополье Ставропольским обществом помощи бедным были устроены амбулатории на Ташле и на Каменной ломке. Кроме того, Общество договаривалось с содержателями аптек в Ставрополе о получении лекарств, по-возможности, бесплатно и с врачами - о бесплатной помощи бедным. На призыв об оказании даровой помощи клиентам общества отозвались все врачи, к которым обращалось правление. Врачи Богданович, Минц, Норманн для подопечных общества делали скидки на лекарства до 5060 %406. В 1898 г. на медицинскую помощь общество затратило 284 руб. 6 коп.407 Практика строительства медицинских благотворительных заведений была не частой. Тем не менее, в Армавире на частные пожертвования была открыта больница им. Ф. Довжиковой, амбулаторный пункт Общества пособия бедным408. При Кубанской общине сестер милосердия были построены лазарет (14 октября 1914 г.)409 и здание водолечебницы (1916 г.)410. Благотворительных учреждений, практикующих медицинское обслуживание, было не очень много. На Кубани это - местное управление РОКК, Кубанская община сестер милосердия, Глазная лечебница при войсковой больнице Кавказского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых, Больница им. Ф.Ф. Довжиковой Армавирского общества пособия бедным. На Ставрополье - местное отделение РОКК. Их помощь населению была разнооб разной. Местным управлением РОКК и Кубанской общиной сестер милосердия практиковалось устройство медицинских заведений и их безвозмездное обслуживание. Бесплатную помощь благотворительные общества могли позволить лишь частично. В Глазном отделении при Екатеринодарской войсковой больнице бесплатно могли лечиться до 70 пациентов ежегодно411. В благотворительной больнице Армавирского общества пособия бедным только четверть мест были бесплатными. Деятельность заведения заключалась: 1) в лечении стационарных больных, среди которых 16,7 % пациентов получали бесплатные медицинские услуги;

2) в хирургической амбулаторной помощи: из 604 операций 269 были бесплатными;

3) в оказании населению амбулаторной помощи бесплатно или за незначительную плату412. За 5 лет деятельности лечебницы (1910-15 гг.) объем оказываемый амбулаторной помощи в больнице увеличился почти в два раза413. Нищенствующий элемент также находился в сфере заботы общественных благотворительных организаций.. Благотворительными заведениями, открытыми для нищенствующих, были ночлежки, относившиеся к временным благотворительным заведениям. Их контингент варьировался в зависимости от времени года, если летом это были переселенцы, то зимой – и профессионально нищенствующие, которые стекались на юг со всей империи. Массовое открытие ночлежных домов на Кубани и Ставрополье наблюдалось в 90-е годы XIX века. Они представляли собой бараки с нарами, нередко в два и три яруса. Плата за ночлег составляла от 1 до 3 коп. Ночлежники принимались без предъявления документов. Ночлежки благотворительных обществ существовали к этому времени во всех крупных населенных пунктах на Кубани: Армавире, Темрюке, Екатеринодаре, Майкопе, а на Ставрополье - непосредственно в г. Ставрополе. Так, например, - Темрюкское благотворительное общество открыло в 1901 г. бесплатный Ночлежный дом414. Если в 1901 г. ежедневной помощью общества пользовались в этом заведении 10 чел. (вне заведения - 19 чел.), то в 1902 г. в уже 21 чел. (вне заведения - 373 чел.)415.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.