WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Лунин, Николай Николаевич Мошенничество по уголовному законодательству России: уголовно­правовая характеристика и квалификация Москва ...»

-- [ Страница 2 ] --

личную собственность также и как способ приобретения права на имущество или иных выгод имущественного характера\ При мошенническом злоупотреблении доверием потерпевший передает имущество сам по своей воле, а виновный Рассматривая юридическую природу обращает переданное ему имущество в свою пользу либо в пользу третьих лиц. мошеннического злоупотребления доверием, Л.В. Григорьева, обращая внимание на ст. 201 УК РФ (Злоупотребление полномочиями), предлагает указанную норму поставить в один ряд с другими преступлениями имущественного характера, изложив указанную статью в следующей редакции: «Умышленное использование лицом своих возможностей, вытекающих либо из служебного положения, либо из представленных фактических полномочий, заведомо во вред физического или юридического лица, чьи интересы уполномочен представлять виновный, причинившее имущественный вред этому физическому или юридическому лицу, наказывается...». При этом, в примечании к статье, по мнению Л.В. Григорьевой, необходимо добавить: «Субъектом данного преступления могут быть: а) служащие коммерческих и некоммерческих организаций;

лица, улолномоченные распоряжаться имуществом организаций либо имеющие иные полномочия по управлению имуществом или хозяйственной деятельностью организации, в том числе полномочия по учету и контролю;

б) служащие в организации лица, участвующие в связи с занимаемым служебным положением в процессе подготовки и принятия решений по управлению имуществом или хозяйственной деятельностью организаций»^. ^ См.: Колесова И.В. Формы причинения имущественного ущерба // Социальная профилактика и правовая оценка преступного поведения. Пермь, 1992. С. 67. ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис.... канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 85-86.

Мы не согласны с изложенной точкой зрения, поскольку автор, на наш взгляд, в диспозиции одной статьи объединил два различных правоотношения собственности - личной собственности граждан и собственности коммерческих или иных организаций, в связи с чем допустил смешение видовых объектов различных групп преступлений преступлений против собственности (Глава 21 УК РФ) и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (Глава 23 УК РФ). Таким следует виновного образом, обобщая как лиц, вышеизложенное, с мошенничество целью или определить или других умышленное совершенное корыстной путем обмана противоправное безвозмездное обращение чужого имущества в пользу злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное наиболее из корыстной или иной личной заинтересованности. Рассмотрев мошенничества распространенные разновидности или хищения чужого имущества путем обмана злоупотребления доверием, необходимо перейти к уголовно-правовому анализу наиболее специфической формы хищения - присвоению права на чужое имущество, совершенному путем обмана или злоупотребления доверием.

§2. Мошенничество в виде приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием Диспозиция разновидность имущество. Широкое понимание имущества в качестве предмета преступлений против собственности, включающее в себя в числе прочего и имущественные, в том числе обязательственные права, влечет за собой столь же широкое понимание «приобретения права на имущество». Таковым считается получение имущественных прав, связанных не только с владением, пользованием и распоряжением имуществом, но и с имущественными требованиями, возникающими между участниками гражданского оборота, то есть приобретением любых гражданских прав, имеющих экономическое содержание, включая также и имущественные права на работы, услуги, результаты творческой деятельности\ Некоторые авторы считают, что приобретение права на имущество предполагает посягательство исключительно на отношения собственности: Право на имущество - это юридическая категория, включающая в себя определенные правомочия собственника, то есть права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Причем право на имущество не может быть идентифицировано с имущественными правами. В статьях Уголовного кодекса, где в качестве предмета преступления названо имущество, под ним следует понимать только совокупность ч. 1 ст. 159 УК РФ выделяет права специальную на чужое мошенничества - приобретение ^ См.: Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Ответственность за преступления против собственности. - М., 1997. С. 65-66.

вещей, включая деньги и ценные бумаги.

Имущественные обязательства в принципе не могут быть предметом не только хищения, но и преступного посягательства вообще. Имущественные права могут выступать в качестве предмета преступлений против собственности, но не хищений, а такого преступления, как причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием, ибо материальный ущерб выражается в данном случае в виде непередачи должного. Таким образом, предметом хищения прежде всего выступают Данная точка зрения представляется сомнительной, поскольку она противоречит диспозиции ст. 159 УК РФ и не отвечает на вопрос о том, как следует квалифицировать «приобретение права на преступные деяния, посягающие на имущество путем обмана или чужое злоупотребления доверием». Кроме того, рассматриваемое понятие «объемлет всякое право на имущество в смысле вещи, включая как вещные, так и обязательственные помимо имущества, права»^. является В этой также связи право мы на придерживаемся позиции тех авторов, которые считают, что предметом мошенничества, имущество как юридическая категория, что в целом отражает специфику данной формы хищения^ В то же время, анализируя указанную норму, а также текст примечания 1 к ст. 158 УК РФ, можно сделать вывод о том, что такую разновидность мошенничества как приобретение права на чужое ^ Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г П. Новоселов. - М., 1997. С. 193. ^ Клепицкий И.А. Недвижимость как предмет хищения и вымогательства // Государство и право. 2000. № 12. С. 14. ^ См.: Ляпунов Ю.И. Ответственность за вымогательство // Социалистическая законность. 1989. № 6. С. 36: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник для ВУЗов. - М.: Юристъ, 1996. С. 149.

имущество в современной законодательной редакции нельзя в полной мере соотнести с понятием хищения, так как оно «не подпадает под признаки определения, данного в примечании к ст. 158 УК»\ поскольку не связано с изъятием и (или) обращением в пользу виновного или других лиц предмета преступления - чужого имущества^. Таким образом, законодатель допустил наличие в одной уголовноправовой норме смешанного состава, когда в одном случае преступление может быть совершено путем хищения, в другом - при отсутствии его признаков^. Приобретение права на чужое имущество, совершенное путем обмана и (или) злоупотребления доверием, еще не означает его фактическое извлечение из обладания собственника и незаконный перевод во владение других лиц, поскольку для этого виновному необходимо совершить ряд юридически значимых действий, направленных на непосредственную реализацию этого права. Исходя возможность, образом, с из лексического как что-нибудь того, что значения, делать, закон понятие «право» Таким рассматривается «охраняемое государством, искпючает узаконенная возникновение свобода учетом осуществлять)/.

субъективного права в результате неправомерных действий, едва ли Российской Федерации. Особенная часть: Учебник для ВУЗов. - М.: Юристъ, 1996. С. 149. ^ См.: Лысов М.Д. Логико-структурный анализ понятий и признаков преступлений в действующем уголовном кодексе РФ // Государство и право. 1997. № 12. С. 77. ^ См.: Гаухман Л.Д., Максимов С В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. - М.: «ЮрИнфоР», 1996. С. 118;

Гаухман Л.Д., Максимов С В. Ответственность за преступления против собственности. - М.: «ЮрИнфоР», 1997. С 65. ^ См.: Векленко В.В. Квалификация хищения чужого имущества: Дис.... док. юрид. наук. -Омск, 2001. С 52. " Ожегов С И. Словарь русского языка. - М., 1986. С. 408. ^ В З О Н признавать «приобретение права на чужое имущество» ОМ ЖО преступными действиями имущественного характера. В данном случае точнее было бы говорить о посягательстве на имущественные права, совершенном определенным образом\ в связи с чем представляется необходимым изменить ч. 1 примечания к ст. 158 Уголовного кодекса РФ, о чем уже вели речь в параграфе 1.2 диссертации, а также изменить редакцию ст. 159 УК РФ, о чем мы будем подробно говорить ниже. Приобретение права на чужое имущество представляет собой особую разновидность посягательства на собственность, которая по своей юридической сути не является хищением, так как не связана с непосредственным изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Специфика данной разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, его совершающее, путем обмана или злоупотребления доверием не завладевает имуществом, а лишь приобретает право на него. По существу речь идет о юридическом способе изъятия, в отличие от физического, о котором идет речь в примечании 2 к ст. 158 УК РФ. Юридически субъективные имущественные участников права представляют собой с права правоотношений, связанные владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также с теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, работами, ценными бумагами, деньгами и тому подобное). Имущественным правом являются правомочия собственника, право хозяйственного ведения, право оперативного управления (вещные имущественные права) и обязательственные права (в том числе право на возмещение ущерба, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также вреда. ^ См.: Векпенко В.В. Квалификация хищения чужого имущества: Дис. док. юрид. наук. -Омск, 2001. С. 53.

причиненного имуществу физического или юридического лица), права авторов и изобретателей на вознаграждение за созданными ими произведения (сделанные изобретения), наследственные права и так далее"*. В гражданском законодательстве России под правом на имущество понимаются субъективные имущественные права права, которыми определяются связанные с участников правоотношений, владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками экономического оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, деньгами, ценными бумагами, услугами, выполняемыми работами и так далее). В соответствии со ст. 128 ГК РФ имущественные права относятся к объектам гражданских прав. Однако права в соответствии в уголовном с ч. 1 ст. праве России РФ имущественные 159 УК рассматриваются как самостоятельная категория, отличная от такой категории как имущество. Нетождественность в уголовно-правовом смысле имущества и права на имущество обусловлено тем, что в ч. 1 ст. 159, а также ч. 1 ст. 163 УК РФ то и другое обозначается различными терминами и, следовательно, тому и другому придается различное уголовно-правовое значение. С точки зрения законодателя приобретение права на имущество не равнозначно приобретению имущества. Так, обладатель права на имущество для того, чтобы приобрести само имущество, должен совершить еще другие, дополнительные действия. При этом лицу, противоправно приобретшему право на имущество, в том числе путем обмана или злоупотребления доверием, собственник либо иной ^ См.: Румянцева О.Г, Додонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь.-М.: ИНФРА-М, 1996. С. 116-117.

владелец данного имущества может воспрепятствовать в реализации этого права путем обращения, например, в правоохранительные или иные государственные органы. Понятие либо «приобретение права на чужое имущество» позволяет подразумевает под собой оформление права собственности на вещь приобретение обязательственного права, которое завладеть этой вещью в будущем. При этом, в последней части объективная сторона преступления оказывается сконструированной по типу формального состава, отличаясь тем самым от хищения моментом окончания^ Ю.И. Ляпунов, придерживаясь аналогичной позиции, также исходит из того, что закрепление права на имущество в различных документах (завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных материальных ценностей) предопределяет то обстоятельство, что при получении мошенником документов, на основании обладания которыми он приобретает право на имущество, преступление считается оконченным, независимо от того, удалось ли мошеннику получить по ним соответствующее имущество^. Таким образом, рассматриваемую разновидность преступлений против собственности можно определить как противоправное безвозмездное приобретение права на чужое имущество в пользу виновного или других лиц, совершенное путем обмана или ^ См.: Борзенков Г Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). - М.: «Юридическая литература», 1971. С. 19;

Кригер ГА. Квалификация хищений социалистического имущества. - М., 1974. С. 149;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. - М., 1996. С. 256;

Словарь по уголовному праву / Отв. ред. А.В. Наумов. - М., 1997. С. 209. ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 2-е изд. / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. 1996. С. 348.

злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущественного права, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности. В.Н. Лимонов, отмечая неодинаковую правовую природу этого вида преступления, а также различную степень общественной опасности каждой формы мошенничества, предлагает разделить указанную норму на две самостоятельные статьи, предусматривающие ответственность за мошенничество, совершенное с целью завладения имуществом, и за мошенничество, имущество\ Свою точку зрения В.Н. Лимонов правовое обосновывает значение тем, что законодатель придал различное незаконному совершенною с целью завладения правом на приобретению чужого имущества и незаконному приобретению права на чужое имущество, которое выражается в двух моментах: социальном и уголовно-правовом. Суть социального момента состоит в неодинаковой степени общественной опасности мошенничества, состоящего в хищении чужого имущества, а также мошенничества, выражающегося в приобретении права на чужое имущество. Первой разновидности такого деяния характерна более высокая степень общественной опасности, поскольку происходит непосредственное изъятие имущества из обладания собственника, в то время как при второй разновидности собственник или иной владелец имущества утрачивает лишь право на него.

^ См.: Лимонов В.Н. Понятие мошенничества // Законность. 1997. № 11. С. 40-42;

Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис.... канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 29.

Уголовно-правовой момент заключается в том, что указанные разновидности мошенничества имеют различные моменты окончания преступления: распорядиться виновными\ Частично соглашаясь с позицией В.Н. Лимонова, мы полагаем, что завладение правом на имущество не является разновидностью мошенничества, поскольку, как это было обосновано выше, оно не подпадает под признаки хищения. По нашему мнению, приобретение права на чужое имущество, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, должно быть отнесено к группе корыстных преступлений против собственности, не являющихся хищением. В этой связи, нами предлагается внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ: 1. Изложить диспозицию статьи 159 УК в следующей редакции: «1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, 2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба, 3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, 4. Мошенничество, совершенное: а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, -». хищение, совершенное в форме мошенничества, состоящем в считается оконченным, когда виновный получает реальную возможность имуществом, а при мошенничестве, приобретении права на имущество - с момента получения такого права ^ См.: Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис.... канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 163-166.

1. Дополнить содержания:

статьей 159. с диспозицией следующего «1. Приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающее угрозу причинения ущерба собственнику или иному владельцу данного имущественного права, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, 2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере, 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи: а) совершенные организованной группой;

б) причинившие особо крупный ущерб, -». Родовым объектом мошенничества, как и других преступлений против собственности, являются общественные отношения, экономической обеспечивающие нормальное функционирование системы Российской Федерации. В качестве видового объекта выступают отношения собственности в целом, включающие права собственника по владению, пользованию и распоряжению, принадлежащим ему имуществом. Непосредственным же объектом вьютупает та конкретная форма собственности, на которую было осуществлено посягательство. В соответствии со ст.ст. 213-215 Гражданского кодекса РФ выделяются следующие формы собственности и, соответственно, право на них: собственность граждан и юридических лиц (кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственником);

государственная собственность, подразделяемая на федеральную собственность и собственность субъектов РФ;

муниципальная собственность, включающая в себя имущество, принадлежащее на праве собственности городским и сельским поселениям, а также иным муниципальным образованиям. Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что приобретение права на чужое имущество выражается, как правило, в завладении различных документов, посредством которых возможно отчуждение чужого имущества, либо совершение иных действий по созданию видимости правомерного завладения приобретении отдельного правомочия по имуществу. Таким образом, можно выделить три вида приобретения права на чужое имущество лутем обмана или злоупотребления доверием: 1) приобретение права на чужое имущество с целью дальнейшего завладения им, например, получение путем обмана либо злоупотребления доверием доверенности от юридического лица на получение денежных средств в банке с целью их хищения;

2) приобретение права на чужое имущество для создания видимости правомерного владения имуществом, уже находящимся у виновного, например, получение путем обмана или злоупотребления доверием правоустанавливающего документа на имущество, которым он незаконно пользуется;

3) приобретение права на чужое имущество в виде осуществления отдельного правомочия по управлению чужим имуществом без его хищения, например, получение доверенности на распоряжение дачным участком^ Все формы собственности, с точки зрения их юридической защиты, являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем ^ См.: Качурин Д.В. Уголовная ответственность за обман и злоупотребление доверием (мошенничество) в отношении предприятий, организаций и коммерческих структур с различными формами собственности в период рыночных отношений: Дис.... канд. юрид. наук. - М.: Юридический институт МВД России, 1996. С. 41-42. имуществом или постановлении № 5 от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» указал, что «Поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности»\ Установление непосредственного объекта мошенничества не влияет на квалификацию содеянного, однако необходимо для решения вопроса о признании собственника потерпевшим и гражданским истцом по уголовному делу, а также при решении вопроса о порядке возмещения ущерба. Объективная сторона основных элементов: общественно-опасного действия (бездействия);

общественно-опасных последствий совершенного преступления (преступного результата);

причинной связи между этим действием (бездействием) и наступившими последствиями. Преступление представляет собой, прежде всего, акт человеческой деятельности, направленный к достижению преступной цели, основу которого составляет телодвижение в виде действия (выстрел из на лицо пистолета) или бездействия (невыполнение возложенных также является актом человеческого поведения. мошенничества складывается из трех обязанностей), либо их система. Обман (злоупотребление доверием) Завладевая имуществом, мошенник не только обманывает, но и завладевает, а затем удерживает имущество, совершая при этом самые разнообразные действия.

^ Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. С. 556.

В юридической литературе обман и злоупотребление доверием нередко рассматриваются и как средство мошеннического получения имущества, и как способ совершения данного преступления;

иногда говорится об обмане как о средстве завладения имуществом^ Однако исходя из того, что обман составляет основу мошеннических действий и представляет собой акт человеческого поведения, можно говорить о причинной связи между обманом и завладении преступным результатом посягательства. имуществом как Таким образом, ответственность за мошенничество наступает только в том случае, если доказано завладение чужим имуществом путем обмана. Так, Североморским городским судом Мурманской области 4 апреля 1996 г. Тимуршина осуждена по ч. 1 ст. 147 УК РСФСР (ст. 159 УК РФ) к штрафу в размере 1 миллиона неденоминированных рублей. Тимуршина, с этим зарегистрированная пособие, 7 с 5 июня апреля 1995 г. 1995 г. в Североморском центре занятости как безработная и получавшая в связи соответствующее выступила «Ариес». учредителем общества с ограниченной ответственностью Отделом экономики и государственной регистрации администрации г. Североморска Тимуршина 13 июня 1995 г. была зарегистрирована в качестве субъекта предпринимательской деятельности. Не поставив об этом в известность центр занятости, Тимуршина в период с 13 июня по 2 ноября 1995 г. незаконно получала пособие по безработице, обманом завладев деньгами в сумме 2.912.859 неденоминированных рублей. Признавая Тимуршину виновной в мошенничестве, суд первой инстанции исходил из того, что она, вьютупив учредителем общества с ограниченной ответственностью, в силу действующего закона потеряла статус безработного и поэтому не имела права получать пособие.

^ См., например: Григорьева Л.В. Формы и средства мошеннического обмана. -Саратов: Изд-во «Волгарь», 1995. С. 23.

Между тем преступление, за которое осуждена Тимуршина, может быть совершено только при наличии прямого умысла. Однако данных о совершении Тимуршиной умышленных имеется, Для о чем судебная коллегия Тимуршиной действий, направленных областного к суда указала на в за завладение чужим имуществом путем обмана, в материалах дела не определении, отменяя приговор. привлечения ответственности мошенничество необходимо было доказать, что Тимуршина знала о том, что, став учредителем какого-либо предприятия, она не имела права на получение пособия по безработице и умышленно скрыла это с целью незаконного установлено. Как видно из приложенной к делу справки общества с ограниченной ответственностью «Ариес», в период с июня по ноябрь 1995 г. Тимуршина документах, ни зарплаты, ни дивидендов порядок получения не получала.В пособия по регламентирующих его получения. Но таких доказательств судом не безработице, с которыми была ознакомлена Тимуршина, нет указаний на то, что учредитель какого-либо предприятия считается лицом работающим и не может признаваться безработным. При таких обстоятельствах мошенничества содержится^ Завладение чужим имуществом, а также приобретение права на имущество при мошеннических действиях совершается путем обмана либо злоупотребления доверием, в связи с чем в практической деятельности правоохранительных органов нередко возникают вопросы, связанные с квалификацией хищений со сберегательными книжками на предъявителя, а также с автоматизированными системами обработки ^ См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 12.02.1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 12. С. 7-8. при получении в действиях Тимуршиной состава ею пособия по безработице не данных в случаях, когда, например, лицо оплачивает в магазине покупку по чужой, незаконно позаимствованной кредитной карточке, поскольку при предъявлении сберегательной книжки на предъявителя или кредитной карточки организация обязана произвести платеж независимо от того, вводит ли виновное лицо в заблуждение банковского или иного служащего или нет. В этой связи в научной литературе было высказано мнение, в соответствии с которым при мошенничестве получение права на имущество может быть связано с приобретением незаконным путем не только отельных правомочий собственника на чужое имущество, но и права требования имущества: вклад в банке, безналичные деньги, заложенное имущество и так далее\ Мы не разделяем подобной позиции, поскольку применение к данному случаю аналогии нормы о мошенничестве является закона^. Действительно, так применением называемые уголовного безналичные деньги, то есть денежные средства, находящиеся на банковских счетах, являются чужим имуществом и, соответственно, предметом хищения^. Предметом хищения является имущество, обладающее физическими признаками, в то время как вклад в банке является лишь правом требования и, совершая перевод денег с использованием компьютерных сетей, лицо фактически не завладевает имуществом. В этой связи в научной литературе было высказано мнение, что существующее толкование предмета кражи, охватывающее ^ См.: Волженкин Б.В. Мошенничество: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе». - СПб, 1998. С. 23;

Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис.... канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 74. ^ См.: Клепицкий И. Мошенничество и нарушения гражданско-правового характера // Законность. 1995. № 7. С. 43. ^ См.: Яни П.С. Хищение: некоторые вопросы предмета и ущерба // Законность. 1996. № 10. С. 14-15.

.

имущественное круге факторов право требования, представляется весьма не за с проблематичным, поскольку позволяет рассматривать кражу в широком неисполнения установления чужой счет частно-правовых уголовной путем обязательств, требующих наступления уголовной ответственности, что обуславливает целесообразность обогащение за ответственности злоупотребления по автоматизированными системами обработки данных норме о самостоятельном преступлении^ Мы не можем согласиться с подобным мнением, поскольку, вопервых, в диспозиции форм УК предложения части новой нормы хищения, Мы невозможно описать всё разнообразие указанного Особенной такого РФ. а, во-вторых, реализация что подобного рода приведет к чрезмерному загромождению полагаем, посягательства следует квалифицировать как покушение на кражу. Поскольку мошенничество с объективной стороны относится к преступлениям с материальным составом, обязательным признаком его объективной стороны является преступный результат, заключающийся в причинении материального ущерба потерпевшему. Поэтому если виновного не повлекли то в за собой случае причинение отсутствует ущерба и само имущества, таком действия владельцу преступление - мошенничество. Однако в судебной практике нередко встречаются ошибки при квалификации подобного рода деяний. Так, Левобережным районным судом г. Липецка 15 июня 1999 г. осуждены Ларин и Стуров по п. «б» ч. 3 ст. 158, пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159, п. «б» ч. 3 ст. 161, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Ларин признан виновным в том, что в г. Липецке в ночь на 27 ноября 1997 г. путем среза петель гаражных ворот проник в гараж. ^ См.: Клепицкий И. Мошенничество и нарушения гражданско-правового характера // Законность. 1995. № 7. С. 43.

откуда тайно похитил имущество, принадлежавшее Москалеву М., на сумму 1.410 рублей и имущество, принадлежавшее Москалеву А., на сумму 29.200 рублей. 29-30 ноября 1997 г. Ларин обратился к потерпевшему Москалеву А. и сказал, что за 5 тысяч рублей может возвратить похищенное, так как оно, якобы, передано ему для реализации, пояснив, что выступает в роли посредника. Поверив в обман, Москалев отдал Ларину 5 тысяч рублей, после чего тот возвратил ему большую часть похищенного. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Ларина по пп. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части. Президиум Липецкого областного суда 1 марта 2000 г. протест удовлетворил по следующим основаниям. С субъективной стороны мошенничество, как и любое хищение, характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Она реализуется путем получения фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию изъятия чужого имущества как хищения. Объективная сторона мошенничества состоит из преступных действий в виде обмана или злоупотребления доверием, а также причинения реального материального ущерба собственнику. При обстоятельствах, установленных судом, ущерб потерпевшему был причинен в результате кражи. Перепродавая потерпевшему похищенное у него же имущество за меньшую стоимость, осужденный дополнительного ущерба не причинил, а, напротив, уменьшил сумму похищенного.

При таких обстоятельствах утверждение о наличии у осужденного корыстной заинтересованности в причинении потерпевшему ущерба путем обмана ошибочно и его действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, поскольку отсутствует объективная и субъективная сторона этого преступления\ Для привлечения виновного к уголовной ответственности необходимо также установить причинную связь между действием (бездействием) и наступившим общественно опасным результатом. Причинная связь при мошенничестве развивается весьма своеобразным и сложным путем: в акте перехода имущества из владения потерпевшего к виновному принимает непосредственное участие сам потерпевший, действующий под влиянием заблуждения. Причиной передачи имущества преступнику является заблуждение, а причиной этого заблуждения - обман либо злоупотребление доверием. Таким образом, заблуждение потерпевшего является необходимым звеном в цепи причинной связи: с одной стороны, оно является необходимым условием перехода имущества (права на имущество, имущественных выгод), с другой стороны, оно выступает как своего рода результат обмана. Выпадение этого звена разрушает всю цепь причинной связи. Поэтому в любом случае мошенничества должно быть установлено, что заблуждение имело место именно в результате обмана со стороны виновного либо возникло вначале помимо действий виновного (при пассивном обмане)^ Таким образом, при рассмотрении вопроса о последствиях совершенного преступного деяния необходимо установить объективно существующую связь между данным человеческим действием и теми общественно опасными последствиями, которые произошли от него во ^ См.: Постановление президиума Липецкого областного суда от 01.03.2000 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 4. С. 15-16.

внешнем мире. В каждом конкретном случае прежде всего требуется разрешить вопрос, есть ли вообще какая-либо объективная связь между определенным действием лица и теми событиями, которые вменяются ему в ответственность^. Заблуждение должно быть действительным, а не мнимым. Поэтому, если потерпевший передает имущество виновному не потому, что поверил его лжи, а по какой-либо иной причине (например, из жалости, сострадания и тому подобное), то состав мошенничества отсутствует, так как нарушается причинная связь между обманом и передачей имущества. В теории уголовного права высказывалось мнение о том, что использование чужой ошибки не заключает И.Я. в себе состава «... мошенничества. Характерным в этом отношении является рассуждение дореволюционного ошибающегося русского криминалиста Фойницкого: Пользование ошибкою другого есть пользование отсутствующими у знаниями. Но знание само по себе есть капитал, нередко приобретаемый с значительными затратами. Делиться ими безвозмездно ни на ком не лежит юридической обязанности»^. Современная принципам солидарны. По смыслу ст. 29 УК РФ момент окончания преступления зависит от объективной стороны состава преступления. Обязательный признак объективной стороны мошенничества заключается в том, что лицо. наука уголовного права с и судебная чем мы практика полностью однозначно отвергают данную точку зрения, как противоречащую общим уголовного законодательства, ^ См.: Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). - М.: «Юридическая литература», 1971. С. 79. ^ См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. II. - М.: Изд-во «Наука», 1970. С. 189. ^ Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть особенная. Изд. 7-е. Пг, 1916. С. 251.

передающее Так, А., деньги или ценности, главным заблуждается налоговым относительно по истинных намерений преступника, то есть не знает, что его обманывают. работая инспектором, предварительному сговору с лицом, в отношении которого дело прекращено в связи со смертью, сообщил руководителям частной фирмы - супругам Г. о необходимости провести аудиторскую проверку исчисления налога на добавленную стоимость. А. и другое лицо без проведения проверки документации заявили руководителям фирмы о имеющихся нарушениях при исчислении налога на добавленную стоимость на сумму более 1 миллиарда неденоминированных рублей, что в свою очередь влечет наложение штрафных рублей. Затем сумма штрафа в связи с якобы проведенной работой была снижена до 20 миллионов неденоминированных рублей. Потерпевшие согласились с предложенной суммой и выдали 10 миллионов неденоминированных рублей в виде аванса, после чего другое лицо было задержано, а деньги изъяты. Действия А. квалифицированы судом по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворив лротест заместителя Генерального прокурора, переквалифицировал действия А. с пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ на ст. 30, пп. «а», «в» ч. 2 ст. 159 УК РФ, указав следующее. Суд правильно установил, что действия А. и другого лица были направлены на завладение деньгами потерпевших в сумме 20 миллионов рублей путем обмана, однако не учел того, что преступный результат их действий не мог наступить, так как их намерение потерпевшие разгадали, о чем поставили в известность органы ФСБ России. санкций в сумме 100 миллионов неденоминированных Таким образом, виновные не по не зависящим от их воли для обстоятельствам совершили все действия, необходимые исполнения преступных намерений^ По иному оценивается обман, который не вызвал заблуждения, вследствие чего преступнику не удалось завладеть чужой из того, собственностью. Некоторые ученые в таких случаях предлагают вопрос об уголовной ответственности виновного решать исходя насколько реальной была опасность наступления вредных последствий с учетом общественной значимости объекта и размера возможного вреда^. Нам представляется, что в таких случаях действия виновного должны оцениваться в соответствии с направленностью его умысла и квалифицироваться как покушение на дела, мошенничество, исходя из конкретных обстоятельств имущества для гражданина. Говоря о субъекте мошеннических действий, следует отметить, что его признаки должны которые рассматриваться представляют преступления. в двух взаимосвязанных состава является аспектах. Первым из них является аспект установления юридических признаков, собой Вторым элементы аспектом рассматриваемого а также стоимости (значимости) рассмотрение субъекта мошеннического хищения с точки зрения социальной характеристики личности преступника, что дает '' См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 1. С. 10. ^ См.: Шагиахметов М.Г. Использование методов экономического анализа по делам о мошенничестве // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 44.

ВОЗМОЖНОСТЬ правильно решить вопрос об индивидуализации ответственности виновного\ С юридической точки зрения субъектом мошенничества может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего этого свое возраста. При этом субъектом преступления, положение. Это могут быть не только предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, является лицо, использующее для служебное должностные лица федеральных и муниципальных государственных организаций, но и работники коммерческих структур, использующие свое служебное положение для хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Конкретные проявления этой разновидности мошенничества могут быть самыми разнообразными. Главное необходимо установить, что, обманывая собственника или иного владельца имущества, виновный использовал при этом свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или учреждения. Содержание субъективной стороны мошенничества определяют три признака - вина, под которой в теории уголовного права понимают психическое отношение обусловленное осознанное лица к совершаемому человеческими субъект им общественнопотребностями, к совершению опасному деянию и к его общественно-опасным последствиям^, мотив определенными побуждение, стимулирующее преступления и проявляющееся в нем^, а также цель, то есть идеальная (мысленная) модель будущего желаемого результата, к ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис. канд. юрид. наук. -Саратов, 1996. С. 100. ^ См.: Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления: Учебное пособие. - М.: Изд-во МЮИ, 1991. С. 11. ^ См.: Там же. С. 40.

причинению которого стремится виновное лицо посредством совершения преступления\ Волевой элемент умысла при мошенничестве заключается в том, что виновный желает путем обмана или злоупотребления доверием завладеть имуществом или таким же способом завладеть правом на чужое имущество. Совершая мошенничество, виновный не только осознает общественно опасный характер своих действий и предвидит причинение общественно опасных последствий в виде реального имущественного ущерба собственнику (владельцу) имущества (интеллектуальный момент вины), но и желает путем совершения таких действий обратить в свою собственность похищенное имущество (право на него). Таким образом, учитывая, что преступления, субъективной стороне которых присуща цель, умыслом^, вина, совершаются только с прямым представляя собой психическое отношение лица к совершенному им деянию и наступившим преступным последствиям, при мошенничестве выражается только в умышленной форме^. В ряде случаев при совершении данных преступлений в качестве одного или нескольких мотивов могут присутствовать месть, зависть, озлобленность, тщеславие и другие низменные побуждения. Нередко поводом для участия в различных преступлениях имущественного характера выступают любопытство, интересы дружбы, стремление к самоутверждению, сострадание, иная личная заинтересованность.

^ См.: Там же. С. 45. ^ См.: Гаухман Л.Д. Субъективная сторона преступления (сравнительноправовой аспект). - М.: Академия МВД России. 1992. С. 36. ^ См.: Дагель П.С, Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления. -Владивосток, 1971. С. 13.

известны также случаи, когда виновное лицо похищало оружие с тем, чтобы использовать его для мести обидчикам^ В этой связи мы не согласны с мнением тех авторов, которые признают имущества, необходимого корыстную поскольку цель в качестве обязательного цели в признака качестве решается следует субъективной стороны преступлений, связанных с хищением чужого «трактовка корыстной признака имущественных преступлений приводит к искусственному сужению состава хищения»^. Аналогично вопрос и в судебной практике^. Нам представляется, что понятие «хищение» значительным образом расширить, вкпючив в его состав и случаи о чем мы уже говорили в параграфе 1. совершения деяний не только из корыстной, но и из иной личной заинтересованности, диссертации. Наряду с целью, субъективную сторону мошенничества составляет также мотив преступления, то есть обусловленные потребностями и интересами внутренние определенными которые побуждения, вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении)/. Это вполне закономерно.

^ См.: Векленко В.В. Квалификация хищения чужого имущества: Дис. док. юрид. наук. - Омск, 2001. С. 55. ^ Никифоров Б.С. Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и линую собственность граждан ло советскому уголовному праву. - М.: Изд-во АН СССР, 1952. С. 89. См.: Постановление № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 7;

постановление № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 3. ^ Учебник уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Спарк, 1996. С. 141.

поскольку мотив отвечает на вопрос, что движет человеком, а цель куда направляется данное действие^ Отсутствие корыстной цели свидетельствует и об отсутствии состава мошенничества, тогда как мотив не является обязательным признаком хищения вообще и мошенничества в частности. Например, мотив не будет корыстным в том случае, если имущество изымается не в собственность виновного, а в пользу третьих лиц. Между тем, цель в данном случае корыстная - дать возможность преступной наживы другому лицу. В этой связи мы не согласны с мнением авторов, полагающих, что корыстный мотив является обязательным признаком мошенничества^. Следовательно, установление прямого умысла и корыстной цели является необходимым условием для привлечения к уголовной ответственности за мошенничество. Таким образом, рассмотренную нами разновидность преступлений против собственности или других можно лиц, определить совершенное как путем противоправное обмана или или безвозмездное приобретение права на чужое имущество в пользу виновного злоупотребления доверием, причинившее ущерб собственнику иному владельцу этого имущественного права, либо создавшее угрозу причинения такого вреда, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

^ См.: Чащина Л.Г. Ошибки квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве//Российская юстиция. 1998. № 10. С. 50. ^ См.: Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис. канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 121.

Обобщая вышесказанное, нам представляется необходимым внести следующие изменения в Уголовный кодекс РФ: 1. Изложить диспозицию статьи 159 УК в следующей редакции: «1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием,2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба, 3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, 4. Мошенничество, совершенное: а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, -». 2. Дополнить Уголовный кодекс статьей 159.1 с диспозицией следующего содержания: «1. Приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, создающее угрозу причинения ущерба собственнику или иному владельцу данного имущественного права, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, 2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере, 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи: а) совершенные организованной группой;

б) причинившие особо крупный ущерб, -».

ГЛАВА III. УГЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КВАЛИФИЦИРОВАННОГО И ОСОБО КВАЛИФИЦИРОРВАННОГО СОСТАВОВ МОШЕННИЧЕСТВА И ОТГРАНИЧЕНИЕ ЕГО ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ §1. Квалифицированный и особо квалифицированный составы мошенничества Статья, предусматривающая помимо уголовную ответственность содержит за ряд мошенничество, 4 ст. 159 УК РФ). В основного состава квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков (части 2, 3 и соответствии с диспозицией ч. 2 ст. 159 УК РФ к квалифицирующим признакам мошенничества относятся случаи совершения преступления: 1) группой лиц по предварительному сговору;

2) с причинением значительного ущерба гражданину. По ч. 3 ст. 159 УК мошенничество совершено: 1) лицом с использованием своего служебного положения;

2) в крупном размере. По ч. 4 ст. 159 УК РФ квалифицируется совершенное: 1) организованной группой;

2) в особо крупном размере. Остановимся квалифицирующих мошенничества. более и особо подробно на рассмотрении признаков квалифицирующих мошенничество, РФ квалифицируются случаи, когда Квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 159 УК РФ является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Такое хищение, при всех прочих равных условиях, всегда является более опасным, чем совершенное одним лицом, поскольку при этом объединяются не только физические силы, но и происходит соучастников, интеллектуальное, качественное объединение совместно направляющих усилия на достижение единого результата, что позволяет избежать целого ряда препятствий, возникающих на пути к достижению преступной цели, либо совместными усилиями нейтрализовать их действие^ Общее понятие признака «группа лиц по предварительному сговору» содержится в ч. 2 ст. 35 УК РФ, в соответствии с которой преступление считается совершенным такой группой лиц, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Таким образом, для наличия указанного квалифицирующего обстоятельства необходимо: а) участие в совершении мошенничества двух или более лиц. При этом рядом ученых было высказано мнение о том, что группу лиц по предварительному сговору могут образовывать только лица, подлежащие уголовной ответственности. Невменяемые и лица, не достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность, в состав группы юридически, то есть сточки зрения требований ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис.... канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 113.

уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в совершении хищения^ У нас имеется иная точка зрения по этому вопросу. Хотя невменяемое или не достигшее установленного законом возраста лицо ни при каких и обстоятельствах уголовную не может признаваться само соучастником нести ответственность, использование преступником подобной категории лиц означает так называемое посредственное причинение, а виновное лицо несет ответственность как непосредственный исполнитель преступления. Аналогичной позиции придерживается и судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 постановления № 4 от 22.04.1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» указал, что действия участника группового изнасилования, разбоя или грабежа, совершенных по предварительному сговору группой лиц, подлежат квалификации как совершенные групповым способом независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости, малолетнего возраста или по другим предусмотренным законом основаниям^. Совершенно иная точка зрения отражена в постановлении № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в п. 12 которого сказано, что «если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной или других ответственности обстоятельств, в его силу возраста, (при следует невменяемости отсутствии действия иных квалифицирующих признаков) ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1996. С. 121;

Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. - М.: «ЮрИнфоР» 1997. С. 51;

^ См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. С. 516.

квалифицировать по части первой статьи УК РФ как непосредственного исполнителя преступления»^ Позволим себе не согласиться с позицией Пленума. Как было отмечено ранее, участие в совершении преступления двух или более лиц позволяет избежать ряд препятствий, возникающих в процессе совершения преступления. На практике преступники нередко используют малолетних именно в данных целях, а не с тем, чтобы они избежали уголовной ответственности в силу возраста. Например, через форточку в квартиру может проникнуть только подросток, а взрослому человеку это не под силу. Для того, чтобы обмануть жертву, иногда приходится прибегать к помощи детей. Именно учитывая данное обстоятельство, считая, что только так можно совершить преступление, взрослый преступник вовлекает в группу таких лиц и умысел его направлен именно на совершение преступления группой лиц. В дальнейшем наша позиция нашла свое подтверждение в судебных решениях по конкретным уголовным делам^;

б) чтобы сговор между виновными действий, был достигнут до на непосредственного осуществления направленных завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотреблением доверием, включая и стадию приготовления к преступлению. Преступление предварительному участвовали лица, признается сговору лишь заранее совершенным в том договорившиеся группой если о лиц в по нем случае, совместном совершении преступления^ ^ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 3 ^ См.: Постановление N 1048 п 2000 пр по делу Тимиркаева и др.;

постановление N 740 п 99 по делу Степанова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 8. С. 17. ^ См.: Постановление президиума Московского городского суда от 05.09.2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 6. С. 14.

Сговор, возникший в момент непосредственного осуществления действий, входящих в объективную сторону хищения, не может считаться предварительным. В случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения лреступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично"". В том случае, когда лицо пыталось совершить хищение в одиночку и потерпело неудачу, а затем вступил в сговор с другим лицом, чтобы снова осуществить попытку, такой сговор считается предварительным. Если же хищение совершено по предварительному сговору группой лиц, то каждый из участников несет ответственность за это преступление в полном объеме похищенного, независимо от того, какая доля досталась ему лично^;

в) чтобы действия всех лиц, участвующих субъективной сторон состава мошенничества. В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой соисполнительство и соучастие в узком смысле слова при прочих равных условиях могут быть в одинаковой степени общественно опасными, что предполагает установление одинаковых санкций. В этой связи хищение, сговору, может иметь предварительному место за них по при совершенное как в совершении преступления, содержали в себе признаки как объективной, так и соисполнительстве, так и при соучастии в узком смысле слова, причем в любом случае образуется квалифицированный состав^ Другие авторы, придерживаясь аналогичного мнения, предлагают считать ^ См.: Постановление № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 3. ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под общей ред. В.И. Радченко. - М.: МИПП «Вердикт», 1994. С. 174. ^ См.: Пинаев А.А. Уголовно-правовая борьба с хищениями. -Харьков: Изд-во Выща школа, 1975. С. 167.

неорганизованной группой не любое соучастие, а лишь совместное совершение ролей^ Общественно опасное поведение каждого из соучастников должно рассматриваться в связи с общественно опасным поведением других как органическая составная часть общего деяния, содержащего объективные признаки одного и того же состава преступления^. «Если согласиться с тем, что понятие группы лиц при совершении мошенничества может составить любое соучастие с предварительным сговором, то в конечном счете пришлось бы сделать вывод, что институт соучастия вовсе утрачивает свои функции и значение применительно к преступлениям против собственности»^. Исходя из этого, не образует рассматриваемого нами признака соучастие лица (лиц) в совершении преступления в виде организатора, подстрекателя или пособника. В таких случаях преступления с предварительным распределением ответственность наступает по ст. 33 и ст. 159 УК РФ"^. Так, по приговору Верховного Суда Республики Саха (Якутия) 29.11.2000г. Арчаков и Бачкало умышленном были признаны виновными в причинении смерти несовершеннолетней Рак, краже чужого имущества в крупном размере и незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия. Преступления совершены при следующих обстоятельствах. В середине июля 1999 г. братья Бачкало и Арчаков вступили в сговор на завладение чужим имуществом, в частности, решив ^ См.: Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. ^ См.: Галиакбаров P.P. Квалификация групповых преступлений. - М., 1980. С. 12. ^ Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис.... канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 119. " См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 1. С. 4 * М., 1974. С. 118-120.

no ограбить квартиру семьи Рак. С этой целью они договорились убить несовершеннолетнюю Рак, завладеть ключами от квартиры и украсть оттуда деньги и драгоценности. Осуществляя задуманное, Бачкало Д. взял во временное пользование мотоцикл, а Арчаков приобрел обрез и патрон к нему, нашел совковую лопату, чтобы вырыть яму для сокрытия в ней трупа Рак. Утром 21 июля 1999 г. Бачкало Д. привез брата и Арчакова на старый автодром. Оставив Бачкало С. копать яму, Арчаков и Бачкало Д. уехали на квартиру Рак. Арчаков обманным путем вызвал девушку из квартиры, Арчаков и они втроем Рак в уехали шею, а на старый автодром. Там когда потерпевшая от выстрелил огнестрельного ранения упала на землю, он дважды ударил ее куском арматуры по голове, вследствие чего Рак скончалась на месте. После содеянного Арчаков и братья Бачкало похитили у убитой золотую цепочку и ключи от квартиры, закопали ее труп и уехали, договорившись встретиться на следующий день. Утром 22.06.1999 г. Арчаков и братья Бачкало из квартиры семьи Рак совершили кражу денег, вещей и ценностей на общую сумму 88.977 рублей 36 копеек и 700 долларов США. Президиум Верховного Суда РФ 20 августа 2003 г. надзорные жалобы осужденного Арчакова и его защитника осужденных оставил Бачкало судом без С. и как дела, не удовлетворения, Убийство совершенное надзорные жалобы потерпевшей группой лиц. Рак Между Бачкало Д. удовлетворил частично, указав следующее. квалифицировано тем, обстоятельства установленные судом, свидетельствуют о том, что братья Бачкало непосредственного участия оказывали содействие, в лишении жизни потерпевшей условия, принимали. Исполнителем убийства был Арчаков, а братья Бачкало создавали способствовавшие совершению убийства, то есть являлись пособниками.

Ill Групповое и этот преступление предполагает подлежит не менее двух из исполнителей. Соучастие в форме пособничества не образует группы, квалифицирующий признак исключению обвинения\ Оценивая действия всех лиц, участвовавших в совершении преступления, соисполнители предварительной необходимо совершают преступной учитывать, действия, что нередко Такие отдельные за рамки ситуации признается выходящие договоренности.

получили наименование «эксцесс» исполнителя. В соответствии со ст. 36 Уголовного кодекса РФ эксцессом исполнителя совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. При этом в науке уголовного права различают количественный и качественный эксцесс исполнителя. Количественный эксцесс налицо в том случае, когда исполнитель при совершении предварительно согласованного преступления совершает однородное деяние, предусмотренное одной и той же статьей (частью статьи) УК РФ, качественный предусмотренный различными статьями Особенной части УК РФ. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. Так, Приморским краевым судом 08.05.2002 г. Де и Ким признаны виновными в совершении разбойного нападения на Михалькову с целью хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в убийстве Михальковой группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19.06.2003 г. приговор изменила, указав следующее. ^ См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20.08.2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 4. С. 17.

Нельзя согласиться с осуждением Де за разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда потерпевшей, и за умышленное убийство Михальковой при разбойном сговору, нападении поскольку группой суд не лиц по предварительному установил предварительной договоренности Кима и Де о причинении здоровью Михальковой тяжкого вреда. Как видно из имеющихся по делу доказательств, Ким, вопреки договоренности, предвидя и сознательно допуская возможность смертельного исхода, перекрыл потерпевшей дыхательные пути. При таких обстоятельствах указанные действия Кима следует расценивать как эксцесс исполнителя, за который другой соучастник преступления ответственности не подлежит\ Вторым квалифицирующим признаком, указанным в ч. 2 ст. 159 УК РФ, является совершение мошенничества, повлекшее причинение значительного ущерба гражданину. Указанный отмечается в квалифицирующий юридической признак, как «... справедливо необходимо литературе, устанавливать на основании объективного и субъективного критериев. Объективный критерий складывается из трех моментов: 1) стоимости похищенного имущества, 2) материального, в частности финансового, положения потерпевшего критерий и 3) соотношения в того и другого. виновным Субъективный значительного»^. Необходимо также отметить, что в диспозиции рассматриваемой нами статьи используется термин «значительный ущерб», а не заключается осознании названных моментов и, исходя из этого, ущерба потерпевшему как ^ См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19.06.2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 5. С. 20. ^ Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Ответственность за преступления против собственности. - М.: «ЮрИнфоР», 1997. С. 57.

«значительный размер», в связи с чем требуется разграничить понятия «размер похищенного» и «размер ущерба». В уголовно-правовой литературе существует две точки зрения по данному вопросу. Одни авторы полагают, что понятия «размер похищенного» и «размер ущерба» по своей юридической природе полностью совпадают, а их одновременное употребление в различных нормах ГА. уголовного законодательства объясняют редакционной техникой\ Кригер, придерживаясь противоположной точки зрения, признает не случайным такое различие в законе, поскольку при указании на ущерб, причиненный хищением, центр тяжести оценки последствий переносится с размера похищенного на размер материального ущерба, причиненного потерпевшему^. Мы, разделяя вторую точку зрения, полагаем, что понятия «размер похищенного» и «размер ущерба» не равнозначны, поскольку размер похищенного включает в себя лишь стоимость похищенного имущества, тогда как имущественный ущерб, помимо стоимости похищенного, включает моральный вред, в себя упущенную выгоду, причиненный на восстановление поврежденного расходы имущества и тому подобное^ В соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину «... определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот ^ См.: Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. - М., 1958. С. 104;

Брайнин ЯМ. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве.-М., 1963. С. 114. ^ См.: Кригер ГА. Квалификация хищений социалистического имущества. - М.: «Юридическая литература», 1974. С. 246. ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис. канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 135-136.

рублей», а также превышать двести пятьдесят тьюяч рублей (ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ). Как видно из диспозиции рассматриваемой нормы, указанный признак, хищения, в определенной к степени характеризующий посягательствам на и размер имущество, относится принадлежащее только гражданину на праве собственности или титульного владения, и не касается корыстных посягательств на собственность государственных, муниципальных, иных организаций - юридических лиц. В связи с этим возникает вопрос: « Как должно ущерб квалифицироваться мошенничество, причинившее коммерческих и юридическому лицу на сумму, к примеру, 240000 или 245000 рублей?» Отдельные авторы полагают, что «... несмотря на некоторую неточность содержащейся в законе формулировки ущерба гражданину», есть все «причинение для значительного основания распространения ее и на преступления, связанные с причинением значительного ущерба юридическим лицам»"*. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления № 5 от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» также указал, что при определении значительности причиненного ущерба необходимо исходить и из «... финансового положения юридического лица»^, искусственно расширив тем самым границы действия рассматриваемого квалифицирующего признака. В дальнейшем, однако. Пленум Верховного Суда в постановлении ^ Верин В.П. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 9. С. 14. ^ Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. С. 557.

№ 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» признал утратившим силу п. 7 указанного выше постановления, вернувшись к общепринятой позиции\ В связи с этим вопрос о квалификации действий виновного, причинивших хищением значительный ущерб юридическому лицу, остался не решенным. Представляется, что для разрешения этой проблемы необходимо исключить из п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК РФ слово «гражданину», распространив действие указанного признака на юридических лиц. Мы не можем согласиться и с мнением В.Н. Лимонова, который предлагает из ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК РФ вообще исключить такой квалифицирующий признак как совершение лицом мошенничества, кражи, присвоения или растраты «с причинением значительного ущерба гражданину»^. Наша позиция обосновывается следующими соображениями. В соответствии с примечаниями 2, 4 к ст. 158 УК РФ значительный ущерб в настоящее время не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей, а также превышать двести пятьдесят тысяч рублей. Таким образом, если из ч. 2 ст.ст. 158-160 УК РФ исключить признак совершения преступления лицом с причинением значительного ущерба, то по ч. 1 ст.ст. 158-160 УК РФ будут квалифицироваться все хищения, причинившие ущерб собственнику в размере до двухсот пятидесяти тысяч рублей, что, соответственно, приведет к ничем не обоснованному смягчению ответственности за хищение и вряд ли будет способствовать в целом борьбе с преступностью.

^ См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003 № 2. С. 6. ^ См.: Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис. канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 167.

Выражение законодательно «значительный не наличии ущерб» является оценочным, Поэтому при признака урегулированным признаком.

решении вопроса о в действиях виновного причинения значительного ущерба собственнику, следует брать за основу как его стоимость, так и другие существенные обстоятельства дела, к которым, в частности, могут относиться «имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход говоря о причинении что речь в данном значительного случае может членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство»\ Таким образом, ущерба, надо иметь в виду, идти только о реальном (положительном) имущественном ущербе, в структуре которого нет места убыткам в виде упущенной выгоды. В то же время, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 г. «О устанавливается судебной практике по делам о краже, ущерба. Поскольку в грабеже и разбое» ничего не говорится о границах, в рамках которых значительность административном праве РФ предусмотрен «свой» размер хищения, равный минимальному размеру оплаты труда, превышение которого автоматически влечет за собой уголовную ответственность^, то в теории, а также практической деятельности органов труда^ до недавнего времени правоохранительных было принято значительным признавать ущерб, превышающий один минимальный размер оплаты ^ См.: П. 24 постановления № 29 Пленума Верховного Суда РФ от27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 6. ^ См.: Примечание к ст. 7.27 КоАП РФ. ^ См. также: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 13.04.1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 9. С. 7;

В дальнейшем, Федеральным законом № 162-ФЗ от 08.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» было установлено, что «Значительный ущерб гражданину... определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей» (ч. 2 примечания к ст. 158 УК РФ). Таким образом, в настоящее время ущерб не является значительным, если стоимость похищенного не превышает двух тысяч пятисот рублей. Позволим себе не согласиться с данным утверждением. Пенсионеру значительный ущерб может причинить хищение даже на сумму гораздо меньшую двухсот пятидесяти тысяч рублей. Исходя из этого, фиксирование минимальных границ хищения в подобных случаях является нецелесообразным. В связи с этим, представляется необходимым исключить из примечания 2 к ст. 158 УК РФ слова «но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей». В то же время одни авторы полагают, что максимальный размер мелкого хищения значительно занижен"", а другие предлагают определить нижний предел «значительного ущерба» в размере более 1/20 минимального размера оплаты труда^. Несомненно, подобное противоречие в мнениях ученых, а также в сложившейся судебно-следственной образом, влечет за собой нарушение законных интересов граждан. Полагаем, что для разрешения этой коллизии необходимо учитывать разъяснение, данное в определении Верховного Суда РФ Владимиров В.А. Квалификация похищений личного имущества. - М.: «Юридическая литература», 1974. С. 184-185. ^ См.: Наумов А.В;

Квалификация незаконного оборота гладкоствольного охотничьего оружия // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 48. ^ См.: Тюнин В.И. Материальные последствия преступлений в сфере экономики// Правоведение. 1999. № 1. С. 170. практике не способствует конституционных прав и единообразному применению уголовного закона, что, естественным П делу Н., в котором указывается, что уголовная ответственность за О хищения чужого имущества не связана с месячным размером оплаты труда\ При решении вопроса о наличии в действиях виновного состава уголовно-наказуемого деяния требуется в каждом конкретном случае рассматривать всю совокупность обстоятельств совершенного с учетом требований ч. 2 ст. 14 УК РФ, после чего возбуждать либо уголовное, либо административное производство. При признака этом при вменении установить указанного квалифицирующего необходимо умысел виновного (прямой, косвенный, не конкретизированный) на причинение значительного ущерба, то есть предвидение и желание наступления такого последствия, сознательное допущение либо безразличное отношение к этому, а в обвинительных документах должно быть мотивировано, почему ущерб признается значительным. На основании изложенного предлагаем примечание 2 к ст. 158 УК РФ изложить в следующей редакции: «Значительный ущерб в статьях настоящей главы определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества и его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия у потерпевшего иждивенцев и других обстоятельств дела». Ответственность по ч. 3 ст. 159 УК РФ наступает только при наличии специального субъекта преступления, если речь идет о квалифицирующем признаке «с использованием своего служебного положения». К рассматриваемой разновидности субъектов мошенничества могут относиться как должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, так и государственные служащие, служащие местного ^ См.: Постановление президиума Верховного Суда Чувашской Республики от 18.08.1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 3. С. 9.

самоуправления, а также руководители и служащие коммерческих и некоммерческих организаций, не являющихся организациями, органами местного муниципальными учреждениями. Таким образом, мошенничество с использованием служебного положения может быть совершено двумя основными способами. 1. Должностными лицами. В соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ к ним относятся: а) лица, «постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие функции представителя власти либо выполняющие организационно - распределительные, административно - хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и государственными или самоуправления муниципальных учреждениях, а также в вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ;

б) лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, под которыми «понимаются Конституцией конституционными непосредственного органов»;

или в) лица, лица, занимающие законами и должности, Федерации, федеральными полномочий устанавливаемые федеральными законами для государственных должности для Российской исполнения занимающие государственные субъектов Российской Федерации, «устанавливаемые конституциями уставами субъектов исполнения Российской полномочий и служащие Федерации служащие непосредственного государственных органов должностных органов»;

г) «государственные лиц» в 2.

местного самоуправления, не относящиеся к числу статьями Особенной части УК РФ»;

Лицами, выполняющими управленческие случаях, специально предусмотренных соответствующими функции в коммерческой или иной организации, то есть постоянно, временно либо П специальному полномочию выполняющие организационно О распределительные собственности, являющейся а или также административно в некоммерческой органом, хозяйственные организации, не обязанности в негосударственных структурах независимо от формы государственным органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Случаи использования своего служебного положения могут быть самыми разнообразными и проявляться в а) совершении действий, выходящих за пределы полномочий виновного;

б) злоупотреблении виновным своим служебным положением;

в) в совершении законных действий, которые, однако, были направлены на хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Иного мнения придерживаются авторы, утверждающие о том, что использование своего служебного положения, применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку, предполагает лишь «... злоупотребление права для на хищения чужое чужого имущество имущества или приобретения полномочиями, предоставленными лицу любой из перечисленных категорий для исполнения возложенных на него служебных обязанностей»''. Однако такого рода трактовка, по нашему мнению, во-первых, противоречит диспозиции рассматриваемой нормы и, во-вторых, необоснованно сужает круг уголовно-наказуемых деяний. главное, Для «... привлечения к ответственности по ч. 3 ст. 159 УК РФ не важно, каким именно образом было совершено преступление, необходимо установить, что, обманывая собственника или владельца ^ Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Ответственность за преступления против собственности. - М.: «ЮрИнфоР», 1997. С. 74.

имущества, учреждения»\ виновный использовал при этом свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или Таким образом, как мошенничество должно квалифицироваться получение вознаграждения за действия, которые виновный не мог бы осуществить Так, что, из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение. Московским городским судом 30 октября должностным лицом судебным 2001 г. приставомКазанский осужден по п. «г» ч. 4 ст. 290. Он признан виновным в том, являясь исполнителем отдела службы судебных приставов по Западному административному округу Управления юстиции г. Москвы, получил взятку в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя и действий, входящих в его служебные представляемых им лиц полномочия. Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и о переквалификации его действий с п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ 25 декабря 2002 г. удовлетворил протест, указав следующее. По смыслу закона под действиями (бездействием) должностного лица, которые оно совершает в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, полномочиями. Полномочия судебного пристава-исполнителя по исполнению конкретного решения могут быть осуществлены с момента передачи ему исполнительного документа и возбуждения ^ Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Издательская группа которые оно правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными исполнительного производства до вынесения исполнителем производства. постановления об судебным приставомисполнительного окончании Как установлено органами предварительного следствия и судом, 2 февраля 1998 г. Казанский, получив исполнительные документы, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства, а 21 апреля 1998 г. - постановление о прекращении исполнительного производства в связи с фактическим погашением долга и заявлением взыскателя о возвращении ему исполнительного документа. 23 апреля 1998 г. исполнительный лист Арбитражного суда г. Москвы был возвращен Казанским представителю взыскателя. На момент совершения Казанским преступления в июле 2000г. у него исполнительное производство не находилось, что лишало его права совершения каких-либо действий по исполнению решения Арбитражного суда. Следовательно, получение судебным приставом Казанским 5 тысяч долларов США за действия, которые он не мог осуществить изза отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как совершение мошенничества в крупном размере\ Другим особо квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ, является крупный размер, понятие которого содержится в ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ: «Крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей». Таким образом, в отличие от оценочного квалифицирующего признака «причинение значительного ущерба гражданину», «крупный ИНФРА - М - НОРМА, 1996. С. 131. ^ См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5.12.2002г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 10. С. 15.

размер» является формализованным стоимость похищенного должна превышать 250.000 рублей, но составлять менее 1.000.000 рублей, причем «Размер хищения в качестве крупного определяется только исключительно суммарной стоимостью похищенного в денежном выражении. Такие натуральные и экономические критерии как вес, объем, количество, хозяйственное значение похищенного имущества, его дефицитность и тому подобное учитываться при определении размера хищения не могут»\ Мошенничеством нескольких в крупных Пленум размерах является Суда хищение в п. 25 имущества в таких размерах, совершенное путем как одного, так и мошенничеств. Верховного постановления № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указал, что «как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества,... если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере»^. При решении вопроса о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группой по признаку «в крупном размере», следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы^. Первым особо квалифицирующим признаком мошенничества, предусмотренным ч. 4 ст. 159 УК РФ, является совершение преступления организованной группой. В соответствии с законом (ч. 3 ст. 35 УК РФ) преступление признается совершенным организованной группой, если оно ^ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1996. С. 127. ^ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 6. ^ См.: Там же. С. 6.

совершено устойчивой группой из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступных действий. В этой связи мы не согласны с мнением Л.В. Григорьевой, которая под организованной преступной группой понимает сплоченную и устойчивую группу лиц, состоящую из двух и более человек, совершившую три и более преступления (а также созданную с такой же целью, даже если она совершила одно преступление)^ Представляется, что основными отличительными чертами организованной преступной группы являются наличие организатора, а также устойчивость группы. Об устойчивости организованной группы свидетельствует не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная материальных подготовка участников организованной перечень группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) либо других ценностей^). Приведенный признаков организованной группы не является исчерпывающим. К ним также могут относиться подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников,... обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы. Так, по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 25.12.2000 г. Агапов, Балобанов, Хабибуллин осуждены за ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис. канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 140, 142. ^ См.: Постановление № 9 от 27.12.2002 г. Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 4.

совершение организованной группой хищений имущества из магазинов и у граждан. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28.03.2001 г. приговор изменила, исключив из приговора в отношении Агапова, Балобанова, Хабибуллина их осуждение по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ и квалифицирующий признак - совершение убийства организованной группой, указав следующее. Суд необоснованно признал, что преступления осужденными совершены в составе организованной группы. Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Под устойчивостью группы понимается наличие постоянных связей между ее членами и деятельность по подготовке и совершению преступлений. Однако, как видно из материалов дела, состав участников преступлений менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало^. Об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений^, поэтому преступление не может быть признано совершенным организованной группой, если не установлено его совершение устойчивой группой лиц, заранее Верин В.П. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 9. С. 14. ^ См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 28.03.2001 т. //Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6. С. 11. ^ См.: П. 4 постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №3. С. 2.

объединившихся преступлений.

для совершения одного или нескольких Одним из обязательных элементов организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие в ней организатора преступления, которым в соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ является «... лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), либо руководившее ими». Организация преступления заключается в сплочении в соучастников, в выработке руководства инициатором, всей плана совершения деятельностью группу или преступления, руководстве деятельностью соучастников, а также в осуществлении преступной соучастников, преступное обеспечивая достижение преступных целей. Организатор, являясь создает организованную сообщество (склоняет участников, объединяет далее). Организатор при умысел этом на замышляет инициатива их, силой своего конкретных и авторитета поддерживает дисциплину, сложившиеся отношения и так совершение может преступлений, направляют Таким принадлежать подстрекателю, и одному из соисполнителей, но эти участники лишь совершение из преступления, этим ограничивается их роль. образом, исходя перечисленных законодателем признаков, а также материалов следственной и судебной практики, «совместность» как объективный признак организованной преступной группы состоит в том, что: 1) действия каждого из соучастников являются другими необходимым соучастниками;

условием 2) для совершения преступный действий результат наступивший является общим для всех соучастников;

3) действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом"*. Действия лиц в составе организованной группы необходимо отличать от содеянного в составе группы лиц по предварительному сговору. В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную руководившее организацию все и группу или преступное уголовной в случаях, группой сообщество либо за их ими, подлежит руководство ответственности предусмотренных или преступным соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за совершенные организованной сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Следовательно, соисполнителями в организованной преступной группе признаются и те лица, роль которых состоит в создании условий для совершения хищения, например, в подыскании будущих жертв или ином обеспечении преступной деятельности группы. Некоторые члены организованной группы могут выполнять лишь отдельные элементы взламывать двери, объективной охранять стороны хищения, преступления, например, принимать место похищенное в момент его изъятия и так далее, однако все содеянное при наличии устойчивых связей с организованной группой надлежит ^ См.: Григорьева Л.В. Уголовная ответственность за мошенничество в условиях становления новых экономических отношений: Дис.... канд. юрид. наук. - Саратов, 1996. С. 141-142.

квалифицировать по ч. 4 ст. 159 УК РФ, даже если их действия не выходят за рамки пособничества"*. Что касается квалификации группой, то деяний, в совершенных время организованной преступной настоящее главенствующей является позиция, согласно которой при совершении преступления организованной группой действия всех соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ^. Однако, по нашему мнению, такая позиция является спорной, поскольку противоречит принципу справедливости, установленному ст. 6 УК РФ, а также существенно нарушает общие начала назначения наказания, согласно которым при назначении наказания должны учитываться не только характер, степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 3 ст. 60 УК РФ), но и «форма вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников в преступлении...»^. участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как ^ Верин В.П. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 9. С. 14. ^ См.: П. 10 постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 2;

Верин В.П. О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 9. С. 14;

Гаухман Л.Д., Максимов С В. Ответственность за преступления против собственности. - М.: «ЮрИнфоР», 1997. С. 59-60. ^ П. 2 постановления № 3 Пленума Верховного Суда СССР от 29.06.1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. С. 171.

Мы полагаем, что во всех случаях действия организатора, подстрекателя и пособника должны квалифицироваться по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления. Следует отметить, что в настоящее время по аналогичному пути идет и судебная практика. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем определении по делу Силкина указала, что поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ (за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления) действия осужденного, признанного судом организатором преступления, должны быть переквалифицированы на ч. 3 ст. 33 и п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, так как он одновременно не являлся соисполнителем преступления^ Обобщая организованная вышеизложенное, группа необходимо «... отметить, что характеризуется сплоченностью, соорганизованностью соучастников, направленной на достижение целей, которые поставили перед собой виновные, согласованностью их усилий, руководством одного или нескольких участников другими, наличием отработанного плана совершения одного или нескольких преступлений, разработкой активной способов реализацией планов объединения, посягательства, совершения совместного заранее продуманным, отработанным техническим распределением ролей, фактическим заранее обусловленным соучастниками ^ См.: Определение № 9-Д99-57 Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Силкина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 7. С. 13.

выполнением действий, облегчающих совершение посягательства в будущем, намеренным созданием соучастниками благоприятных условий для последующего совершения преступлений, разработкой специальных внутригрупповых форм ее функционирования и т.п.»\ числу членов организованной группы необходимо относить не только непосредственных соисполнителей, но и любых других соучастников, независимо от их роли в содеянном^. Следующим особо квалифицирующим признаком, указанным в ч. 4 ст. 159 УК РФ, является совершение мошенничества в особо крупном размере, которым, в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ, признается стоимость похищенного имущества, превышающая один миллион рублей. По своему характеру совершение мошенничества в особо крупном размере сходно с хищением чужого имуществ или приобретением права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием в крупном размере, о чем говорилось ранее, поэтому нет необходимости еще раз останавливаться на рассмотрении юридических признаков особо крупного размера. В заключение необходимо отметить, что совершение всех перечисленных выше квалифицированных предполагает лишь осознание виновным видов мошенничества всех обстоятельств, квалифицирующих содеянное (в крупном размере, группа лиц и так ^ Галиакбаров P.P. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 47. ^ См.: Галиакбаров P.P. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 47;

Кругликов Л.Л. Модификация групповых посягательств на социалистическую собственность и вопросы уголовно-правового регулирования // Криминалистические и правовые проблемы защиты экономической системы. - Горький, 1989. С. 91.

далее), но не требуется чтобы он давал им правильную юридическую оценку. Обобщая вышеизложенное, предлагаем внести в Уголовный кодекс РФ следующие изменения: 1) из пункта «в» части второй статьи 158 слово «гражданину» исключить. 2) изложить примечание 2 к ст. 158 УК РФ в следующей редакции: стоимости «Значительный похищенного ущерб в статьях и его настоящей значимости главы для у определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, имущества потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия потерпевшего иждивенцев и других обстоятельств дела». 3) из п. «в» Ч.2 ст. 158 УК РФ исключить слово «гражданину». 4) из п. «г» Ч.2 ст. 159 УК РФ исключить слово «гражданину». 5). из п. «г» Ч.2 ст. 160 УК РФ исключить слово «гражданину». 6) из п. «д» Ч.2 ст. 161 УК РФ исключить слово «гражданину».

§2. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений В практической деятельности правоохранительных органов нередко встречаются такие ситуации, когда признаки отдельных преступлений имеют некоторое сходство с мошенничеством, что создает определенные трудности для правоприменителя в процессе квалификации анализируемых деяний. Данное обстоятельство обуславливает необходимость в проведении разграничения между мошенничеством и другими сходными составами преступлений, а также В Под уголовным составами гражданско-правовых литературе и все административных хищения принято правонарушений. уголовно-правовой формами подразделять на формы и виды. хищений понимаются способы предусмотренные их совершения, законодательством отличающиеся друг от друга по механизму завладения имуществом\ В науке уголовного права в зависимости от способа выделяется шесть форм совершения хищения: 1) кража (ст. 158 УК РФ);

2) мошенничество (ст. 159 УК РФ);

3-4) присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ);

5) грабеж (ст. 161 УК РФ);

6) разбой (ст. 161 УК РФ)^ Мы полагаем, что к формам хищений следует отнести и вымогательство, которое по своим юридическим признакам, способу ^ См.: Мустафаев Ч.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с хищениями имущества. - Баку, 1994. С. 65. ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1996. С. 116;

Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис.... канд. юрид. наук. - М., 1998. С. 18.

совершения, а также моменту окончания преступления схоже с разбоем\ От других составов хищения чужого имущества мошенничество отличается специфическими способами его совершения обмана или злоупотребления доверием, поскольку путем в именно результате обмана или вследствие того, что мошенник умышленно злоупотребляет оказанным ему доверием, собственник либо иной владелец добровольно и по собственной инициативе выводит имущество из своего владения либо передает право на данное имущество и, таким образом, предоставляет виновному правомочия владения, пользования, распоряжения, а также управления похищенным. Одной из возможных ошибок, способной привести к неверной квалификации содеянного, является неточное представление о способах разграничения таких форм хищений, как кража (или грабеж) и мошенничество. Ошибки в применении уголовного закона в такого рода случаях определяются, как правило, тем, что зачастую при совершении краж и даже грабежей виновный прибегает к обману, вводя в заблуждение лиц, владеющих имуществом, либо входит к ним в доверие, чтобы облегчить себе доступ к имуществу и уже затем совершает тайное или открытое хищение. Специфика кражи и грабежа состоит в том, что завладение имуществом осуществляется путем его захвата помимо или против воли собственника. Так, при совершении кражи изъятие ^ Об отнесении разбоя к одной из форм хищения смотри: Григер ГА. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: «Юридическая литература», 1974. С. 91;

Тельнов П.Ф. Соотношение формы, размера и стадии хищения // Социалистическая законность. 1981. № 1. С. 47;

Лимонов В.Н. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика мошенничества: Дис. канд. юрид. наук.-М., 1998. С. 20.

осуществляется тайно и, следовательно, помимо и без всякого участия владельца. При грабеже виновный, в отличие от кражи, захватывает имущество открыто, полностью игнорируя всех окружающих, подавляя волю лиц, в собственности или под охраной которых оно находится, либо угрожая применением насилия, не опасного для жизни или здоровья. В таких случаях обман или злоупотребление доверием используется виновным не для непосредственного завладения имуществом, а с целью получения доступа к имуществу, проникновения в жилое помещение, иное хранилище либо для сокрытия уже совершенного хищения. Однако Так, на практике суды городским допускают судом ошибки за в оценке на объективной стороны содеянного. Копейским покушение мошенничество осуждены Е., Ш. и К., которые, имея умысел на хищение чужого имущества, вступили между собой в сговор и из похищенных на заводе «Пластмасс» узлов и деталей собрали три стиральные машины «Чайка-85». В дальнейшем осужденные пытались вывезти их с территории завода, но свои действия не смогли довести до конца по не зависящим от них обстоятельствам. Суд, мотивируя квалификацию действий осужденных за них как мошенничество, указал, что они намеревались вывезти машины «Чайка-85» под видом «Чайка-3», заплатив меньшую стоимость. Однако доказательств, свидетельствующих о совершении осужденными каких-либо конкретных действий, направленных на введение в заблуждение владельца имущества, в приговоре нет. Имущество похищалось вопреки воле потерпевшего, отсутствовала и добровольность передачи имущества собственником. Постановлением Президиума областного суда приговор суда первой инстанции и определение судебной коллегии по уголовным делам было отменено, а действия осужденных квалифицированы как покушение на кражу\ Специфика состоит в том, хищения, что совершаемого путем мошенничества, имуществом при виновный завладевает непосредственном участии лиц, обладающих этим имуществом. Для мошеннического завладения характерен внешне добровольный акт передачи имущества собственником виновному. При этом преступное воздействие со стороны виновного осуществляется не на само имущество, а на сознание и волю потерпевшего при помощи обмана или злоупотребления доверием. Обманывая соответствующее лицо, мошенник внушает ему ложное убеждение о том, что, претендуя на получение основаниях^. Так, разбойные действия П. расценены Кыштымским городским судом как мошенничество и угрозу нанесения тяжких повреждений при следующих обстоятельствах. 18 декабря 1996 г. П., с целью завладения чужим имуществом, пришел в квартиру Щ., представился ей братом женщины, у которой сын Щ. украл 60.000 рублей, и потребовал вернуть похищенное, угрожая ей и сыну нанесением тяжких телесных повреждений и поджогом квартиры. Опасаясь осуществления угрозы, Щ. передала П. 60.000 рублей. В данной ситуации обман являлся лишь условием, облегчавшим изъятие имущества. Деньги у потерпевшей были изъяты вопреки ее телесных имущества, он (мошенник) действует на законных ^ См.: Чащина Л.Г. Ошибки квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве// Российская юстиция. 1998. № 10. С. 50. ^ См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Социалистическая собственность под охраной закона. - М.: Изд-во «Юридическая литература», 1979. С. 42-44.

воле. Характерная для мошенничества «добровольность» передачи имущества преступнику отсутствовала\ Определенные сложности вызывает отграничение мошенничества от присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ), поскольку, и в том и в другом случае виновный совершает хищение, злоупотребляя доверием собственника либо иного законного владельца. Отграничение рассматриваемых составов необходимо проводить по следующим критериям. По смыслу закона присвоение и растрата, как и мошенничество, могут быть совершены в отношении любого имущества: государственного, общественного, муниципального, принадлежащего частным лицам, а также коммерческим или иным организациям. В отличие от мошенничества, когда имущество передается мошеннику под влиянием обмана или злоупотребления доверием, при присвоении имуществом, основаниях, договорных и растрате оно для виновный было ему наделен вверено специальными на законных иных по полномочиями - фактической возможностью распоряжаться чужим поскольку вытекающих отношений, из трудовых, хранению, гражданских или правомочий перевозке, осуществления распоряжению, управлению, ремонту, временному пользованию и тому подобное. Другим отличительным признаком рассматриваемых составов преступлений является характер полномочий, передаваемых виновному лицу. Так, при мошенничестве имущество передается в полную собственность, в то время как при присвоении или растрате имущество передается в целях хозяйственного ведения ^ См.: Чащина Л.Г. Ошибки квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве//Российская юстиция. 1998. № 10. С. 51.

распоряжения, управления, доставки, хранения, реализации и тому подобное. Таким образом, как присвоение или растрата вверенного виновному имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального организации поручения государственной в отношении или этого общественной осуществлял имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица)\ Наиболее тесно мошенничество соприкасается с таким составом преступления как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, предусмотренным ст. 165 УК РФ. Указанные посягательства сходны между собой, прежде всего, по способу совершения общественно опасного деяния, однако отличаются механизмом извлечения виновным незаконной имущественной выгоды. Если при мошенничестве, как и при иной другой форме хищения, происходит изъятие имущества у собственника причинении имущественного ущерба и его дальнейшее обмана или незаконное обращение в пользу виновного или других лиц, то при путем злоупотребления доверием такого изъятия не происходит. В этом преступлении отсутствует такой присущий хищению признак как ^ См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 11.07.1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР изъятие имущества из наличных фондов того или иного собственника, то есть не происходит уменьшения наличной массы имущества, принадлежащего собственнику или находящегося у иного законного владельца\ В результате таких действий собственнику причиняется ущерб в виде так называемой упущенной выгоды. В Уголовном кодексе РФ предусмотрен ряд других составов уголовно-наказуемых деяний, которые по своим объективным и субъе1сгивным признакам так же весьма сходны с мошенничеством. В наибольшей степени к подобного рода преступлениям относятся: лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ);

незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ);

злостное (ст. уклонение УК от погашения незаконное кредиторской задолженности 177 РФ);

использование товарного знака (ст. 180 УК РФ);

нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК РФ);

злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ);

изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ);

изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187 УК РФ);

неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ);

преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ), а также Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Как показывает правоприменительная практика, наибольшую сложность при квалификации составы вызывают такие сходные как с 1) мошенничеством преступлений лжепредпринимательство, определяемое как «создание (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. С. 83. ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА - М - НОРМА, 1996. С. 151.

коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее есть крупный ущерб гражданам, организациям или или государству» (ст. 173 УК РФ);

2) незаконное получение кредита, то «получение индивидуальным кредита предпринимателем либо льготных руководителем организации условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных финансовом сведений о хозяйственном положении либо индивидуального предпринимателя или состоянии организации, если это деяние причинило крупный ущерб» - ч. 1 ст. 176 УК РФ, а также «незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству» - ч. 2 ст. 176 УК РФ. Действительно, способы совершения мошенничества, так же как и названных выше преступлений, весьма сходны и выражаются в - получении с целью присвоения тех или иных вещей напрокат;

- представлении доверенностей обналичивания в на и организацию получение последующего подложных материальных присвоения, документов, ценностей, чеков из кредитовых авизо на перевод денег в другой банк с целью их необеспеченной финансами лимитированной книжки на снятие денег с расчетного счета в банке, договоров купли-продажи для получения банковского кредита или снятия с расчетного счета наличных денег, гарантийных писем для получения банковского - кредита, - выдача справок, банком якобы свидетельствующих гарантийных о фактах, не являющихся основанием для каких-либо льгот, и другое;

векселей, чеков, писем, обеспеченных соответствующими активами, предоставление подложных или полученных неправомерным путем гарантийных писем от государственных и коммерческих структур;

- учреждение лжефирмы, лжебанка или страховой компании для осуществления манипуляций с денежными средствами, для получения обманным путем денежных средств и их присвоение;

- при манипуляциях с кредитовыми авизо: приобретение бланков авизо почте, и платежного поручения, или с совершение с нарочным;

целью подлогов, указание направление подложных документов в банк плательщика по телеграфу, телефону фиктивной организации плательщика;

вступление в сговор с работниками банка-получателя зачисления переводимых по авизо средств на расчетный счет родственника, знакомого и о выдаче наличных денег под предлогом оказания беспроцентной финансовой помощи, предоплаты за продукты, уплаты налогов, получения кредита, совмещение плательщика и получателя в одном лице;

склонение работников банка к выдаче кредитов с нарушением экономических нормативов;

- представление в качестве залога неполноценного либо уже заложенного Помимо ряда имущества, общих а иногда и имущества, как не и принадлежащего получателю кредита и так далее^ способов, мошенничество, лжепредпринимательство, а также незаконное получение кредита являются экономическими преступлениями, причиняющими ущерб ^ См.: Шахкелдов Ф.Г. Ответственность за мошенничество, лжепредпринимательство и незаконное получение кредита по новому Уголовному кодексу // Юрист. 1998. № 5. С. 3.

правоохраняемым имущественным интересам граждан, организаций и государства, сущность которых составляет обман. Видимо, указанные сходства и породили в науке уголовного права мнение, что одновременное вменение ст.ст. 173 и 159 УК РФ возможно лишь при реальной совокупности лжепредпринимательства и мошенничества^ Подобную позицию вряд ли можно признать приемлемой, поскольку рассматриваемые нами нормы содержат признаки двух различных общественно опасных деяний, которые, согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ, подлежат самостоятельной квалификации. Отграничение мошенничества от рассматриваемых нами составов преступлений связано, главным образом, с установлением тех форм лжепредпринимательства и незаконного получения кредита, которые тесно соприкасаются с мошенничеством. Эти формы имеют целью, вторых, во-первых, получение кредита, а равно использование государственного целевого кредита не по прямому назначению, воуклонение от уплаты налогов, в-третьих, извлечение иной качестве имущественной выгоды, и, в-четвертых, прикрытие запрещенной деятельности. При этом рассматриваемые нормы в обязательного предусматривают опасные признака объективной для оконченного В этой стороны состава связи в различные по своему характеру преступления общественно необходимо практической последствия: или причинение крупного ущерба правоохраняемым интересам граждан, организаций государства^. деятельности правоохранительных органов возбуждение уголовного ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: Изд-во МИПП «Вердикт», 1996, с. 283. ^ См.: Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений //Законность. 1998. № 12. С. 39.

дела по статье, предусматривающей или незаконное ответственность получение за лжепредпринимательство кредита, связывается, как правило, с наличием обоснованного заявления (отношения) о причинении крупного ущерба потерпевшей стороне. В то же время ч. 1 ст. 159 УК РФ не ставит наступление уголовной ответственности в зависимость от размера ущерба, причиненного потерпевшему. В качестве признака объективной стороны мошенничества размер и характер ущерба предусмотрен в ч. 2 ст. 159 УК РФ (с причинением значительного ущерба гражданину), в квалифицированном - ч. 3 ст. 159 УК РФ (в крупном размере) и особо квалифицированном - ч. 4 ст. 159 УК РФ (в особо крупном размере). Привлечение к уголовной ответственности по ст. 173 УК РФ, а также по ст. 176 УК РФ возможно только в тех случаях, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству. В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой лжепредпринимательство, в результате которого еще не причинен крупный ущерб правоохраняемым интересам, хотя и представляет собой покушение на преступление, предусмотренное ст. 173 УК РФ, в силу прямого указания закона (ч. 2 ст. 30 УК РФ) в уголовном порядке не наказуемой Данная точка зрения противоречит закону, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает за покушение на преступление любой степени тяжести и, помимо этого, за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ). Поэтому лжепредпринимательство или незаконное получение кредита, в результате которых еще не причинен крупный ^ См.: Лопашенко Н.А. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества // Законность. 1997. № 9. С. 22.

ущерб правоохраняемым интересам, представляют собой покушение на преступление и квалифицируются со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ. Диспозиция статьи 180 УК РФ содержит две самостоятельных нормы, предусматривающих чужого ответственность знака, за «незаконное обслуживания, использование товарного знака наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб» (ч. 1 ст. 180 УК РФ), а также за «незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб» (ч. 2 указанной статьи). Рассматриваемые составы преступлений могут иметь значительное сходство с мошенничеством, например, в случаях использования при реализации товаров перечисленных в ст. 180 УК РФ атрибутов, сопряженного с увеличением стоимости товара и завладением стоимостью. разницей Совершение между установленной рода и фактической подпадает подобного деяний одновременно под действие как названной статьи, так и ст. 159 УК РФ\ При этом, поскольку нормы, содержащиеся в ч.ч. 1 и 2 ст. 180 УК РФ, являются специальными по отношению к норме, установленной в ст. 159 УК РФ, то ответственность за содеянное, согласно общему правилу, выработанному теорией и судебной практикой^, в любом ^ См.: Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. 1998. № 12. С. 39. ^ См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юридическая литература», 1972. С. 251 и ел.;

Свидлов Н.М. Специальные нормы и квалификация преступлений следователем. Волгоград, 1981. С. 24;

Малков В.П. Совокупность преступлений (вопросы квалификации и назначения наказания). - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1974. С. 182.

случае и вне зависимости от санкций указанных статей должна наступать только по специальной норме, то есть по ст. 180 УК РФ. В отличие от мошенничества, мотив и цель не являются обязательными признаками незаконного использования товарного знака, так как цель использования указанных в ст. 180 УК РФ атрибутов заключается, как правило, в стремлении виновного обеспечить незаконный сбыт собственной продукции. В юридической литературе было высказано мнение о том, что в случаях, когда виновный, не будучи зарегистрированным в качестве индивидуального побуждениями, потребителей, С частный данной случай предпринимателя, использует его чужой действия руководствуясь товарный знак как лишь корыстными для обмана незаконное частично, корыстные квалифицируются согласиться использование чужого товарного знака и мошенничество\ позицией можно поскольку, во-первых, в приведенном примере указывается только мошеннического обмана, во-вторых, побуждения не всегда связаны с хищением чужого имущества или приобретением права на чужое имущество и, в-третьих, нередки случаи, когда субъектом обмана потребителей может быть и физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя. Ответственность за злоупотребления при эмиссии ценных бумаг предусмотрена предусматривает заведомо в ст. 185 УК РФ, часть первая которой бумаг «внесение в проспект эмиссии ценных недостоверной информации, утверждение содержащего заведомо недостоверную информацию проспекта эмиссии или отчета ^ См.: Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Изд-во «Триада, Лтд», 1996. С. 171.

об итогах выпуска ценных бумаг, а равно размещение эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству». Говоря о названной норме, в первую очередь следует отметить, что для оконченного состава данного преступления, в отличие от мошенничества, квалифицирующих необходимо обязательное причинение деянием крупного ущерба. В то же время ст. 159 УК РФ в качестве признаков предусматривает совершение мошенничества в крупном или особо крупном размере. В литературе было высказано мнение о том, что в случаях, когда внесение заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или в отчет об итогах эмиссии являются способом хищения путем мошенничества, имеет место не идеальная совокупность преступлений, а конкуренция части и целого по объективной стороне, где частью является способ в виде внесения заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или в отчет об итогах эмиссии, а целым - хищение путем мошенничества. Целое - более полная норма, содержащаяся в ст. 159 УК РФ, полностью охватывает в описанной ситуации часть, содержащуюся в менее полной норме - ст. 185 УК РФ. Причем более полная норма строже каждой из менее полных, и применение только ст. 159 УК РФ не нарушает процессуальный порядок расследования, то есть налицо все условия, необходимые для правовой оценки ситуации по правилу квалификации преступлений при конкуренции части и целого только по одной более полной норме\ С указанным мнением сложно согласиться, поскольку совокупность может иметь место и в случае, когда одно из деяний ^ См.: Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. 1998. № 12. С. 39-41.

является способом или средством совершения другого, однако этот способ или средство не предусмотрены в законе как признаки второго преступления убийства^ Таким образом, следует отметить, что по составу злоупотреблений при эмиссии ценных бумаг возможна, исходя из смысла статьи, идеальная совокупность с мошенничеством, поскольку внесение заведомо ложных сведений в проспект эмиссии или в отчет об итогах эмиссии могут служить способом хищения путем мошенничества. В этих случаях необходимо одновременное вменение ст. 159 и ст. 185УКРФ^ Мошенничество преступлений, имеет схожие признаки ст. 181 и с УК составами РФ предусмотренными (например, приобретение оружия для совершения «несанкционированные изготовление, сбыт или использование, а равно подделка государственного пробирного клейма, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности»;

ст. 186 УК РФ «изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации, металлической монеты, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте», а также ст. 187 УК РФ «изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами».

^ См.: Курс советского уголовного права. Т. 111. - М.: Изд-во «Наука», 1970. С. 156. ^ См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания: Автореф. дис.. док. юрид. наук. - Саратов: Саратовская государственная академия права, 1997. С. Отграничение мошенничества перечисленных составов преступлений от проводится по таким критериям, как предмет преступления и направленность умысла, а применительно к ст. 181 УК РФ, мотивации - корыстной или иной личной заинтересованности. Ответственность за содеянное наступает по ст.ст. 181, 186 или 187 УК РФ в тех случаях, когда:

- предмет преступления - государственное пробирное клеймо, банковские билеты Центрального банка Российской Федерации, металлические монеты, государственные ценные бумаги или другие ценные Федерации, иностранная бумаги в валюте Российской валюта, ценные бумаги в иностранной валюте, поддельные кредитные либо расчетные карты, а также иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, обладает высоким качеством изготовления, допускающим их свободное обращение;

- умыслом виновного охватываются такие обстоятельства, как профессиональное качество исполнения подделки (существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим обязательным реквизитам и параметрам) и высокая степень вероятности нераспознавания данного предмета от оригинала любым получателем. В том случае, если какой-либо из предметов, перечисленных в ст.ст. 181, 186, 187 УК РФ, обладает невысоким качеством подделки, исключающим его участие в легальном обращении, а умысел виновного был направлен лишь на разовое использование подделки, действия виновного надлежит расценивать как мошенничество. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления № 1 от 17.04.2001 г. «О внесении изменений и дополнений в постановление № 2 Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 г. «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг» указал, что в тех случаях, когда налицо явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество^ Об умысле на мошенничество могут свидетельствовать Так, Металлургическим районным судом г. Челябинска не за только качество изготовленной подделки, но и условия ее реализации. мошенничество осуждена А., которая в период с 6 по 12 января 1996 г. по предварительному сговору с группой лиц изготавливала купюры достоинством 100 тьюяч рублей, сбывала их, в результате чего завладевала чужим имуществом путем обмана. Впоследствии данный приговор был изменен, так как в ходе судебного заседания не был установлен умысел на грубый обман ограниченного числа лиц, не допрашивался эксперт-криминалист и по существу не установлено, имелось ли явное несоответствие фальшивых купюр подлинным. Выяснение же этих обстоятельств имеет существенное значение для правильной квалификации действий А. и их разграничения с фальшивомонетничеством^ Мошеннические действия нередко сочетаются с такими сходными между собой составами как ^ См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 6. С. 1.

- неправомерные действия при банкротстве, определяемые как «сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение фальсификация отражающих имущества, экономическую а равно и сокрытие, учетных если уничтожение, документов, эти действия бухгалтерских иных деятельность, совершены руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб» - ч. 1 ст. 195 УК РФ, а также как «неправомерное удовлетворение организации-должника либо индивидуальным имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, а равно принятие такого удовлетворения предпочтении 195 УК РФ;

- преднамеренное банкротство, заключающееся в умышленном создании или увеличении неплатежеспособности, совершенном организации, а руководителем или собственником коммерческой кредитором, знающим об в отданном ущерб ему другим несостоятельным должником кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб» - ч. 2 ст.

равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб, - ст. 196 УК РФ;

- фиктивное банкротство, то есть «заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для ^ Чащина Л.Г. Ошибки квалификации при рассмотрении дел о мошенничестве//Российская юстиция. 1998. № 10. С. 50.

получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб» - ст. 197 УК РФ. Как справедливо отмечается в юридической литературе, конструкцию совершенные составов в этих статей сферах, по законодателем разные по «в заложены юридические обобщения, позволяющие наказывать за преступления, различных но единые фактическим обстоятельствам, преступной направленности.

Квалификация преступления устанавливается с учетом характера вины. Если вина умышленная, выясняется цель - необходимый элемент умышленного действияи, в зависимости При этом от цели, должно определяется квалификация преступления.

учитываться различие между понятиями - цель преступления и мотив, толкнувший на его совершение»^ Вопрос об отграничении мошенничества от указанных выше составов общественно опасных посягательств возникает в том случае, когда специальный субъект обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество посредством действий, описанных в диспозициях ст.ст. 195, 196 или 197 УК РФ и представляющих собой обман или злоупотребление доверием. Если чужое имущество было обращено в пользу виновного или других лиц и умысел на завладение им возник до непосредственного хищения путем обмана или или злоупотребления доверием, то такие случаи при наличии признаков неправомерных действий при банкротстве, преднамеренном ст.ст. 195-197 УК ^ фиктивном банкротстве квалифицируются по совокупности ст. 159 и ^ См.: Колб Б. Банкротство и преступление // Законность. 1996. № 9. С. 20. ^ См. так же: Лимонов В. Отграничение мошенничества от смежных составов преступлений // Законность. 1998. № 12. С. 42.

Для ряда статей Особенной части Уголовного кодекса РФ причинение деянием ущерба предусмотрено в качестве обязательного признака объективной стороны состава преступления. Так, значительный ущерб предусмотрен в п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160, ч. 1 ст. 167, ст. 255, ст. 262 УК РФ;

крупный ущерб - в ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147, ч. 2 ст. 169, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 172, ч. 1 ст. 173, ч. 1 ст. 176, ч. 2 ст. 176, ч. 1 ст. 178, ч. 1 ст. 180, ч. 3 ст. 183, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1, ч. 1 ст. 195, ч. 2 ст. 195, ст. 196, ст. 197, ч. 1 ст. 216, ч. 1 ст. 217, п. «а» ч. 1 ст. 256, п. «а» ч. 1 ст. 258, ч. 1 ст. 267, ч. 1 ст. 293 УК РФ;

особо крупный - в п. «б» ч. 3 ст. 165, ч. 3 ст. 166 УК РФ. Наличие общественно-опасных последствий в виде причинения ущерба них в правоохраняемым качестве интересам граждан, в общества 22-х или государства предусмотрено в 31-ой статье Особенной части УК РФ, из конструктивного признака статьях;

квалифицирующего - в 6-и статьях и особо квалифицирующего - в 3-х статьях. В ряде статей, а именно в ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 165, ч. 3 ст. 166, ч. 1 ст. 167, ст. 255, п. «а» ч. 1 ст. 256, п. «а» ч. 1 ст. 258, ст. 262 ч. 1 ст. 267 понятие «ущерб» является законодательно признаком, В понятия что не способствует уголовного закона. юридической литературе крупного ущерба. Ряд также не выработано авторов вообще единого опускает его не урегулированным применению единообразному толкование, другие указывают на прерогативу решения этого вопроса следственными органами и судом. Так, П. Панченко полагает, что крупный ущерб исчисляется суммой, в пятьсот и более раз превышающей минимальный размер оплаты труда\ С подобного рода мнением трудно согласиться, поскольку в данном случае понятию «крупный ущерб» дается чрезмерно широкое толкование, основанное на аналогии, что в уголовном праве является недопустимым. Термин «крупный ущерб» в гносеологическом значении выражает оценку, являющуюся субъективной категорией. В уголовноправовом значении ущерб - это, с одной стороны, объективносубъективный, а с другой - во всех нормах Уголовного кодекса РФ оценочный признак. Таким образом, ущерб, включая крупный, субъективная категория, объективно - субъективный и оценочный признак^. Определение крупного ущерба должно базироваться на следующих критериях:

- размере непосредственно причиненного виновным ущерба, под которым понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для доходы, восстановления нарушенного права (реальный ущерб), утрата или повреждение его имущества, а также неполученные которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Кроме того, на размер ущерба влияет и размер доходов, которые лицо, нарушившее право, получило вследствие этого (ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ);

^ См.: Научно - практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Том первый. - Н. Новгород: Изд-во НОМОС, 1996. С. 476. ^ См.: Гаухман Л.Д. Соотношение крупного ущерба и крупного размера по УК РФ // Законность. 2001. № 1. С. 32.

имущественном положении потерпевшего, под которым понимается, в частности, финансовое положение потерпевшего, значимость для него утраченного имущества, наличие иждивенцев, состояние здоровья (например, наличие хронической болезни, требующей продолжительного лечения) и так далее;

- в соотношении первого и второго критериев. К субъективным критериям относятся:

- оценка потерпевшим причиненного ему ущерба как крупного;

- осознание виновным размера причиненного собственнику ущерба как крупного^ Наиболее сложной является проблема отграничения мошенничества от правонарушений гражданско-правового характера при совершении различного рода сделок (купли - продажи, залога, поручении, кредитном договоре и других поскольку невыполнение стороной своих имущественных обязательств по договору далеко не всегда свидетельствует о намерении совершить преступление^. При отграничении преступного мошенничества от иных деяний гражданско-правового xapaicrepa необходимо, в первую очередь, установить конкретную форму собственности, на которую совершено посягательство, общественного поскольку имущества, хищение совершенное государственного путем обмана или или злоупотребления доверием, при всех прочих равных условиях может ^ См.: Гаухман Л.Д. Соотношение крупного ущерба и крупного размера по УК РФ // Законность. 2001. № 1. С. 32-35;

об определении понятия «крупного ущерба» см. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: Изд-во «Юристъ», 1996. С. 444-445;

Уголовное право РФ. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М.: Изд-во «Триада, Лтд», 1996. С. 159 и др. ^ См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ. - Ростов-на-Дону: Издво «Феникс», 1996. С. 371.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.