WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Вологодский государственный педагогический университет На правах рукописи Лукичев Александр Николаевич Формирование системы местного ...»

-- [ Страница 2 ] --

62 Решением исполнительного комитета от 7 мая 1991 г. было зарегистрировано Положение о комитете территориального общественного самоуправления (далее – КТОС) микрорайона Бывалово в г. Вологде201 с наделением комитета правами юридического лица и открытием счета. Этот комитет стал примером действенного органа ТОС, образцом для создания в городе системы звеньев общественного территориального самоуправления, получившей развитие позже, во второй половине 1990-х гг. (ныне КТОС микрорайонов Бывалово и Можайский)202. Первые три пятиэтажных дома были построены в Бывалово в 1982 г. Ввиду отсутствия в бюджете города необходимых средств к моменту окончания активного строительства в микрорайоне Бывалово почти полностью отсутствовала социально-бытовая сфера. Стремление жителей микрорайона способствовать решению данной проблемы вылилось в создание Совета общественности микрорайона. Совет был избран в 1987 г. на собрании жителей микрорайона в составе 12 человек. Его председателем стала М.И. Юртаева. Совету общественности было суждено стать прообразом будущего КТОСа. В начале 1990-х гг. в Вологде возник и комитет самоуправления в микрорайоне Лукьяново. Здесь была сделана попытка работы по следующей схеме: различные расположенные в микрорайоне предприятия отчисляют небольшие суммы в фонд комитета, который, используя эти средства, решает коммунальные, социальные и бытовые вопросы. Полностью эту схему реализовать не удалось, тем не менее многие насущные проблемы микрорайона были решены203. Комитеты самоуправления в микрорайонах Бывалово и Лукьяново были одними из первых в России204. Итак, как было показано выше, в апреле 1990 г. – мае 1991 г. на основе социально-политической активности народа и значительного повышения интереса населения к политическим вопросам внутри советской системы в рамках политической реформы закладывались правовые предпосылки перехода от советской государственной системы местной власти к местному самоуправлению. 24 мая 1991 г. III Съездом народных депутатов РСФСР были приняты законы «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) 63 РСФСР» и «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР в связи с реформой местного самоуправления»205. Из ст. 137 Конституции было исключено упоминание о Советах в районах, городах, районах в городах, поселках, сельских населенных пунктах как местных органах государственной власти. В ст. 138 введено положение, согласно которому местное самоуправление осуществляется населением через соответствующие местные Советы народных депутатов, различные формы непосредственной демократии и органы ТОС. Однако внесение изменений и дополнений в Конституцию, в которых явно просматривалась тенденция к выведению местных Советов из системы органов государственной власти, было проведено не до конца последовательно. В частности, сохранялись п. 11 ст. 109, по которому деятельность Советов народных депутатов по-прежнему направлял Верховный Совет РСФСР, и ст. 85, согласно которой все Советы составляли «единую систему представительных органов государственной власти в РСФСР». Вместо исполкомов местных Советов создавались администрации. Глава администрации получил право лично назначать руководителей структурных подразделений (ст. 148). Местная администрация перестала быть органом Совета, хотя продолжала быть ему подотчетной (ст. 146). В итоге наметилась тенденция к ослаблению позиций местных представительных органов. В исследуемом регионе начавшийся процесс выведения органов местного самоуправления из системы органов государственной власти выразился, в частности, в том, что в июне 1991 г. в Архангельской области на основании «Положения о порядке избрания мэра г. Северодвинска», утвержденного специальным постановлением Президиума ВС РСФСР от 27 мая 1991 г., жители Северодвинска всенародно избрали мэром города председателя Северодвинского горсовета В. Лыскова. Причем сделано это было без согласования с областным Советом народных депутатов206. 12 июня 1991 г. состоялись выборы первого российского Президента, которым стал Б.Н. Ельцин, а 6 июля того же года был принят Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР»207. В стране назрела потребность в демо 64 кратических преобразованиях и его принятие стало шагом в этом направлении. Новый закон позволял несколько модернизировать советскую систему, не разрушая ее основ. В первой статье закона дается определение местного (территориального) самоуправления в РСФСР. Это – «система организации деятельности граждан для самостоятельного (под свою ответственность) решения вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических, национальноэтнических и иных особенностей, на основе Конституции РСФСР и законов РСФСР, конституций и законов республик в составе РСФСР». По Закону «О местном самоуправлении в РСФСР» местное самоуправление осуществляется населением в границах всех административнотерриториальных единиц республик, краев, областей, автономных областей, автономных округов, входящих в состав РСФСР, через представительные органы власти (местные Советы народных депутатов), органы управления (местные администрации), через такие формы непосредственной демократии, как местные референдумы и собрания (сходы) граждан, а также через органы ТОС. Полномочия Советов народных депутатов описаны в шестой («Полномочия поселкового, сельского Совета и поселковой, сельской администрации»), седьмой («Полномочия районного Совета и районной администрации») и восьмой («Полномочия городского Совета и городской администрации») главах закона. В правовом отношении районные, городские, поселковые и сельские представительные органы и администрации не были уравнены, поэтому понятие «муниципальное образование» для единого обозначения территориального субъекта местного самоуправления в данном законе не применялось. Однако территории, в которых по этому закону осуществлялось местное самоуправление, соответствуют определению муниципального образования, данному позднее (в 1995 г.) в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ»: в них было предусмотрено наличие как органов местного самоуправления, обладающих правом представлять интересы населения этих территорий, так и муниципальной собственности и местного бюджета.

65 Следовательно, административно-территориальные единицы, существовавшие в РФ на момент вступления в силу рассматриваемого закона, «обладали всеми признаками, позволяющими квалифицировать их в качестве муниципальных образований еще до введения термина «муниципальное образование» в юридическую практику»208. В законе закреплялась единая модель структуры органов местного самоуправления. Представительный орган состоял из депутатов, избираемых населением на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Его возглавлял избираемый из числа депутатов председатель. Местной администрацией руководил ее глава, который избирался сроком на пять лет путем всеобщих прямых и равных выборов при тайном голосовании (п. 2 ст. 30) и осуществлял свои полномочия на принципах единоначалия (п. 4 ст. 30). Закон исходил из принципа разграничения статуса местного Совета и местной администрации. В нем была предусмотрена система их взаимного контроля (п. «е» ст. 31, п. 7 ст. 33, ст. 34, ст. 35). В Законе «О местном самоуправлении в РСФСР» проводилась мысль, что органы местного самоуправления не являются органами государственной власти. Несмотря на это, в определенной степени сохранялась подчиненность Советов и администраций вышестоящим Советам и администрациям: вышестоящие Советы и администрации рассматривают споры между местными Советами (за исключением имущественных), регулируют межбюджетные отношения, могут отменять акты нижестоящих Советов и администраций. По Закону «О местном самоуправлении в РСФСР» финансовоэкономическую базу местного самоуправления составляли средства местного бюджета, местных внебюджетных фондов, имущество органов местного самоуправления, муниципальный жилищный фонд, учреждения образования, культуры, здравоохранения и другое имущество, необходимое для удовлетворения жилищно-коммунальных и социально-культурных потребностей населения определенной территории. После вступления в силу в августе 1991 г. Закон «О местном самоуправле 66 нии в РСФСР» стал основой для проведения преобразований на местах. В частности, он стимулировал процесс формирования муниципальной собственности (на уровне районов и крупных городов). Правда, в реальной жизни самостоятельного распоряжения муниципальной собственностью на местах не было: управление ею осуществлялось по единому образцу комитетами по управлению имуществом, которые входили в единую вертикаль органов управления имуществом. Если до появления этого закона большинство объектов социальной сферы были ведомственными, а на местные Советы народных депутатов и исполкомы возлагались контрольные функции, то теперь на органы местного самоуправления были возложены не только властные, но и хозяйственные полномочия. Объекты социальной сферы стали переходить в непосредственное ведение органов местного самоуправления. Этот процесс можно проследить на примере муниципального образования «Приморский район» Архангельской области. До 1991 г. все жилищно-коммунальное хозяйство, детские дошкольные учреждения, дома культуры, клубы этого района находились на балансе предприятий и организаций. Передача объектов социальной сферы в муниципальную собственность началась с 1992 г. Большинство из них не обладали статусом юридического лица, управлялись из райцентра и не подчинялись главам сельских и поселковых администраций. Например, было создано районное предприятие жилищно-коммунального хозяйства, включавшее ряд участков. Как считает М.В. Буторин, централизация в управлении социальной сферой «вела к неразберихе, порождала безответственность, в ее содержании не было порядка»209. Примером может служить ситуация, сложившаяся в поселке Уемский Приморского района с населением 5,5 тыс. человек. Здесь, как пишет Буторин, «школа, детский комбинат подчинялись районному отделу образования, участковая больница – районному отделу здравоохранения, Дом культуры, библиотека, музыкальная школа – районному отделу культуры, жилищно-коммунальный участок – районному предприятию жилищно-коммунального хозяйства»210. В связи с этим любой вопрос приходилось согласовывать с властями района. В результате в Приморском районе, как считает Буторин, «несмотря на провозгла 67 шенное местное самоуправление, укреплялась административно-командная вертикаль. Это вело к увеличению районного аппарата, тем не менее сама структура существенных изменений не претерпела» (см. приложение 16)211. Законом «О местном самоуправлении в РСФСР» было предусмотрено принятие в районах и городах муниципальных положений (уставов) о местном самоуправлении. Именно в эти годы на территории Архангельской и Вологодской областей проводилась активная работа по принятию первых положений о местном самоуправлении (например, в г. Вологде212, Белозерском, Вологодском, Никольском районах213 и т.д.). Хотя практическое значение муниципальных уставов в начале 1990-х гг. было невелико, так как в законе были подробно прописаны полномочия органов местного самоуправления и их иерархия. Примером такого документа может служить «Положение о местном самоуправлении в городе Архангельске», утвержденное 3 сентября 1991 г.214 Согласно положению, «городское самоуправление осуществляется населением города Архангельска через представительный орган власти – городской Совет народных депутатов, городской референдум, городскую администрацию в лице избираемого населением города мэра, организацию в установленном порядке территориальных и функциональных округов самоуправления… в границах городской черты, а также на территориях, переданных в административное подчинение города Архангельска» (п.1 ст. 1)215. В документе указано, что городской Совет народных депутатов избирается населением города тайным голосованием на основе всеобщего равного и прямого избирательного права сроком на пять лет (п. 2 ст. 2). Общая схема управления г. Архангельском была построена на основе образования единого городского представительного органа власти, единой административной территории, единого общегородского бюджета, единой городской администрации и образования в ее составе территориальных и функциональных административных округов, имеющих территориальные органы управления, подчиненные городской администрации (п. 4 ст. 2)216. В рассматриваемом документе к компетенции городского Совета народных депутатов отнесены такие сферы, как городской бюджет и внебюджет 68 ные фонды;

местные налоги, лотереи, займы;

льготы по налогообложению;

предоставление и изъятие земель;

использование природных ресурсов;

назначение в должности и освобождение руководителей и управлений служб и отделов городской администрации (п. 6 ст. 2)217. Третья статья положения посвящена структуре и организации деятельности городской администрации (мэрии), осуществляющей исполнительнораспорядительные функции и подотчетной городскому Совету народных депутатов218. Глава местной администрации (мэр города) является распорядителем бюджетных ассигнований, выделенных на финансирование городского хозяйства через мэрию, распорядителем резервного фонда. Он управляет муниципальной собственностью, приобретает, создает, сдает в аренду объекты муниципальной собственности, арендует необходимые объекты, самостоятельно отчуждает муниципальную собственность в размере до 10000 руб.;

отводит земельные участки и решает вопросы размещения объектов на участках в пределах земель, переданных городской администрации и т.д. (п. 7 ст. 3)219. При мэре города в целях подготовки рекомендаций и вариантов решений по вопросам управления городским хозяйством создается коллегиальный совещательный орган – административный Совет города (городская дума). Решения городской думы (без подписи мэра города) носят рекомендательный характер. В состав думы по должности входят мэр города, его заместитель, начальники главных городских управлений, руководители территориальных административных округов, начальник управления делами (городской секретарь) (п. 8 ст. 3)220. В положении имеется специальная статья, названная «Территориальное общественное самоуправление городского населения»221. В ней определено, что система ТОС г. Архангельска «включает общие собрания (сходы), конференции жителей, местные референдумы и опросы, участие жителей города в работе органов управления территориальных, ведомственных округов и иных органов городской администрации, избранные жителями комитеты самоуправления микрорайонов, жилых поселков, прочих городских поселений» (п. 1 ст. 4). Территории, на которых действуют органы ТОС, предусматривалось определить 69 решением городского Совета. Органы ТОС наделялись правами юридического лица. Финансирование их деятельности должно было осуществляться «за счет кооперирования на добровольной основе средств населения, предприятий, организаций и учреждений, собственной хозяйственной деятельности органа общественного самоуправления». Лишь «в исключительных случаях» они могли рассчитывать на бюджетные ассигнования (п. 5 ст. 4). Значительно повлияли на ход реформирования местного самоуправления события августа 1991 г. 19 августа страна узнала о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению СССР (ГКЧП СССР) и переходе полномочий Президента СССР к вице-президенту Г.И. Янаеву под предлогом невозможности исполнения М.С. Горбачевым своих обязанностей по состоянию здоровья. Целью ГКЧП провозглашалось преодоление кризиса и сохранение СССР. В отдельных местностях страны вводился режим чрезвычайного положения. ГКЧП противостояло российское правительство. Президент России объявил все решения ГКЧП незаконными на территории РСФСР. Началась «дуэль указов». В Москве в районе Дома Советов сконцентрировались его защитники, ожидавшие штурма. Вечером 19 августа по Архангельскому областному телевидению выступил председатель Архангельского горсовета А.П. Иванов, который «осудил государственный переворот как антиконституционный акт, призвал северян не подчиняться распоряжениям ГКЧП в соответствии с решением президиума городского Совета»222. Утром 20 августа состоялось заседание Архангельского облисполкома с участием руководителей КГБ, МВД и армии, участники которого высказались за то, чтобы не создавать ГКЧП и не вводить чрезвычайное положение в области, а руководствоваться только указами Президента РСФСР223. 20 августа председателем Архангельского облисполкома П.Н. Балакшиным224 всем председателям окр-, гор-, райисполкомов и руководителям промышленных предприятий была отправлена телеграмма следующего содержания: «Прервав отпуск, приступил к исполнению обязанностей. На местах продолжают работать законно избранные Советы и исполнительные комитеты… В област 70 ном масштабе, городах и районах никаких чрезвычайных комитетов не создано и создавать нет необходимости… Обращаюсь к руководителям, советам трудовых коллективов, общественным формированиям – не допускать организации забастовок, пикетов, других форм дезорганизации трудовых процессов. Сосредоточить внимание на заготовке кормов, уборке урожая…»225. В тот же день депутаты Архангельского областного Совета направили в адрес Р.И. Хасбулатова телеграмму: «Народные депутаты Архангельского областного Совета, выражая волю избирателей, считают, что создание и действие ГКЧП являются неконституционными, попирающими суверенитет России»226. Вечером 20 августа под председательством Ю.А. Гуськова227 состоялось совместное заседание президиума и исполкома областного Совета народных депутатов, на котором было принято решение направить следующую телеграмму Б.Н. Ельцину и Г.И. Янаеву: «Члены президиума и исполкома Архангельского областного Совета народных депутатов в создавшейся ситуации руководствуются в своей деятельности Конституцией РСФСР, законами РСФСР, указами Президента РСФСР»228. В тот же вечер Ю.А. Гуськов и П.Н. Балакшин выступили по областному телевидению. Кроме того, 20 августа по областному телевидению и радио были зачитаны все указы Президента РСФСР. 20 августа 1991 г. председатель Вологодского областного Совета Г.В. Судаков и председатель облисполкома А.А. Титов обратились к населению Вологодской области с призывом «к спокойствию и благоразумию, выдержке и бдительности»;

призвали население сосредоточить усилия на уборке урожая. В обращении была выражена уверенность, что вологжане трезво оценят «всю сложность и ответственность создавшейся ситуации», однако конкретных оценок политической ситуации не давалось229. В Вологодском городском Совете народных депутатов к этому времени сложилось две группы: «Демократическая Россия» и «Демократическое действие» (коммунисты). Представители первой осудили действия ГКЧП, сторонники второй приняли решение отправить в ЦК КПСС телеграмму с требованием исключить из партии членов ГКЧП. В ночь с 20 на 21 августа в Москве в результате попыток задержать на Са 71 довом кольце колонну боевых машин, двигавшихся в сторону Смоленской площади, погибли трое граждан. Вскоре фактически бездействовавшие члены ГКЧП были арестованы. Деятельность КПСС и КП РСФСР на территории России была приостановлена. Коммунисты были отстранены от власти и от фактического контроля над Советами. Когда исход событий стал очевиден, было обнародовано обращение к жителям Вологды, принятое 20 августа на собрании народных депутатов Вологодского городского Совета. В нем выражалась поддержка действий Б.Н. Ельцина, а также содержался призыв ко всеобщей политической забастовке на тот случай, если «гэкачеписты» возьмут верх. В обращении дается следующая оценка произошедшего: «Мы, депутаты городского Совета, как и Президент РСФСР, расцениваем эти события как преступление против государства и общества, а лиц, его совершивших, – как государственных преступников. Мы заявляем, что будем поддерживать только законную власть РСФСР и ее решения»230. 23 августа 1991 г. Президиумом Верховного Совета РСФСР было принято Постановление № 1630/1 «О деятельности Советов народных депутатов РСФСР во время государственного переворота». В нем, в частности, указывалось: «При установлении фактов оказания должностными лицами Советов содействия антиконституционному ГКЧП принимать решения об освобождении их от должности в установленном законом порядке». Президиум Верховного Совета РСФСР постановил всем Советам (Советам народных депутатов краев, областей, автономных областей, автономных округов, районов, городов, поселков и сельсоветов) рассмотреть вопрос о деятельности Советов народных депутатов РСФСР во время государственного переворота до 1 сентября 1991 г.231 В Архангельской и Вологодской областях Советы народных депутатов различных уровней выполнили это постановление. Так, к 30 августа во всех сельских Советах Тарногского района были проведены сессии или собрания депутатов, на которых давалась оценка деятельности Советов по выполнению указов Президента в дни государственного переворота. 30 августа в ходе обсуждения вопроса «О работе районного Совета народных депутатов, его испол 72 кома по выполнению указов Президента РСФСР в дни государственного переворота 19–21.08.91 г.» на президиуме Тарногского районного Совета народных депутатов исполняющая обязанности председателя районного Совета народных депутатов Е.А. Попова доложила, что «обстановка в районе была спокойная, ход уборочных работ остановлен не был». Кроме того, в этом выступлении было отмечено следующее: «Весь депутатский корпус поддерживает обращение Б.Н. Ельцина, его указы и осуждает действия ГКЧП. В эти же дни был поднят российский флаг над зданиями сельских Советов и райисполкома. Проведена работа по опечатыванию здания райкома партии и инвентаризация имущества»232. Члены президиума были единодушны в том, что районным Советом и исполкомом указы Президента не были нарушены, а действия ГКЧП были осуждены. Вместе с тем, президиум Тарногского районного Совета народных депутатов указал на беспринципность в отборе материала для печати исполняющего обязанности редактора районной газеты «Ленинец» А.И. Попова, который оправдывал свою позицию следующим образом: «Помещение материала о создании комиссии ГКЧП объяснено продиктованным материалом ТАСС (что раньше было обязательно для помещения в газету) и отсутствием полным какой-либо информации. Откликов населения на происходящие события почти не было, так как высказывающие свое мнение говорили «не для газеты», хотя осуждение ГКЧП было в большинстве интервью»233. Подобного рода объяснения руководителей средств массовой информации в те дни были типичными. Например, редактор вологодской районной газеты «Маяк» Н.А. Чухина на обвинения в недостаточности информации, даваемой в газете в разгар событий, отвечала: «Наша газета работает для народа. И не надо сейчас обвинять тех людей, у которых взяты блиц-интервью и помещены в газету. Мнения 19 августа были разные. Члены редакции сразу же были против ГКЧП. Мы считали, что не надо публиковать все указы Президента РСФСР, а достаточно обращения президиума и исполкома райсовета к жителям района»234. В конце августа позиция местной власти обсуждалась на внеочередных сессиях районных Советов народных депутатов Архангельской и Вологодской 73 областей. К примеру, 30 августа вопрос «О работе районного Совета, его органов, должностных лиц по выполнению указов Президента РСФСР (№ 59–69) в период государственного переворота» рассматривался на внеочередной сессии Вологодского районного Совета народных депутатов. Прокурор района Ю.В. Малафеевский подчеркнул, что «обстановка в районе была спокойной, ситуацию народ понял и встретил правильно»235. Председатель Подлесного сельсовета Ю.Е. Чесноков в своем выступлении отметил: «Мы в это время так не сидели, провели за эти 3 дня 25 сходов в сельсовете, объясняя ситуацию, надо было подключиться к этой работе и работникам райкома, а они не были в эти дни даже в трудовых коллективах на местах»236. Депутат районного Совета (бывший первый секретарь РК КПСС) Н.А. Жаравин в ответ на это высказался следующим образом: «Сегодня реакция на прошедшие события сложна, не надо искать виноватых, а надо работать. Жизнь в районе была нормальная. Я был на некоторых предприятиях, связывался по телефону с некоторыми из них, у рабочих было мнение – работать, не было попыток забастовок»237. Почти все выступавшие отмечали, что из-за недостатка информации в сложившейся обстановке трудно было быстро сориентироваться, поэтому не следует «карать за инакомыслие» тех, кто не сразу понял суть происходящего. В итоге районный Совет принял решение: «Отметить, что в период государственного переворота с 19 по 21 августа президиум и исполком районного Совета не издавали актов и других документов, противоречащих Конституции РСФСР и законам РСФСР. Не установлено фактов нарушения указов Президента РСФСР от 19 августа 1991 г. Президиум и исполком признали создание комитета антиконституционным, ни один документ не был принят к действию или доведен до населения. Отметить, что работа президиума, исполкома районного Совета, сельских Советов, правоохранительных органов, трудовых коллективов была направлена на сохранение стабильной и устойчивой обстановки в районе»238. Были проведены и внеочередные сессии областных Советов народных депутатов. В решении 7-й (внеочередной) сессии Архангельского областного Совета народных депутатов 21-го созыва «О работе областного Совета, его орга 74 нов и должностных лиц по выполнению указов Президента РСФСР № 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 68, 69 в период государственного переворота» от 28 августа 1991 г. отмечено, что «в период с 19 по 22 августа 1991 г. органы власти и управления, должностные лица области в целом действовали в соответствии с Конституцией и законами РСФСР, указами Президента РСФСР»239. Таким образом, на территории Архангельской и Вологодской областей решения ГКЧП не выполнялись, чрезвычайное положение не объявлялось, комитеты по чрезвычайному положению не создавались и каких-либо неконституционных действий местных Советов народных депутатов не наблюдалось. На Внеочередном V съезде народных депутатов СССР (2–3 сентября 1991 г.) Верховный Совет СССР был заменен Советом представителей народных депутатов, сформированным по принципу равного представительства от союзных республик. Высшим органом по согласованию политики республик стал Госсовет СССР, первым решением которого стало признание независимости Латвии, Литвы и Эстонии. Был дан толчок к развалу СССР. Судьба Советов, ликвидированных на союзном уровне, была предрешена и на остальных. В результате событий августа-сентября 1991 г. произошла фактическая смена общественно-политического устройства страны. Власть перешла от коммунистов к либерально-демократическим силам, основу которых составляли деятели «Демократической России». Обретя реальную власть, либеральнодемократические силы стали выступать за «твердую руку» в кризисный период. Следствием этого стало развитие тенденции усиления власти исполнительной в ущерб представительной, что непосредственно отразилось на ситуации в сфере местного управления. Последовавший вскоре отход от принципа выборности глав краевых и областных администраций и создание жесткой подконтрольной Президенту вертикали исполнительной власти, о чем речь пойдет далее, являются подтверждением этой мысли. Если по Закону РСФСР «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов РСФСР» 1989 г.240 была установлена значительная численность Советов241, то Постановлением Верховного Совета РСФСР о порядке 75 введения в действие Закона «О местном самоуправлении в РСФСР» районным, городским, районным в городах Советам до проведения выборов в местные Советы народных депутатов нового созыва предписывалось избрать из своего состава малый Совет. Как правило, избиралось по одному депутату малого Совета от десяти депутатов «большого» Совета. Малый Совет должен был осуществлять большинство полномочий «большого» Совета, за исключением кадровых. Более узкую коллегию депутатов решено было создать с целью оперативного решения вопросов. 3 сентября 1991 г., основываясь на Законе «О местном самоуправлении в РСФСР» и Постановлении Президиума ВС РСФСР «Об изменении структуры органов государственной власти и управления в г. Архангельске в порядке эксперимента»242, Архангельский городской Совет народных депутатов, Исакогорский, Ломоносовский, Октябрьский, Соломбальский районные Советы народных депутатов решили «образовать в г. Архангельске на период полномочий местных Советов народных депутатов двадцать первого созыва единый орган представительной власти – городское Собрание народных депутатов – в составе народных депутатов, избранных в Архангельский городской, Исакогорский, Ломоносовский, Октябрьский, Соломбальский районные Советы народных депутатов»243. Этим же решением был образован городской Совет народных депутатов – малый Совет – в составе 32 депутатов, избранных на сессиях Советов (по квотам: 12 депутатов от городского Совета, по 5 депутатов от Исакогорского, Ломоносовского, Октябрьского и Соломбальского районных Советов), и прекращены полномочия президиумов, председателей, заместителей председателей городского и районных Советов народных депутатов в г. Архангельске, а также постоянных, временных и других депутатских комиссий, комитетов городского и районных Советов народных депутатов. Малому Совету в период между сессиями городского Собрания предоставлялось право осуществлять все полномочия, предусмотренные законодательством РСФСР для местного самоуправления (за исключением п. «б»–«г», «ж»–«к» ст. 17 Закона РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР»)244. Он взял на себя фактически все функции 76 органов представительной власти: утверждение бюджета, руководителей исполнительной власти и т.д. В компетенцию этого Совета не входили лишь те вопросы, которые решались на сессиях. Следовательно, он имел все полномочия, необходимые для руководства городом. Введение в управленческой структуре представительных органов местного управления новой части – малого Совета – упрощало процесс принятия решений громоздкими Советами. Малые Советы создавались во всех городских, районных и даже в некоторых сельских Советах народных депутатов Архангельской и Вологодской областей245. 3 сентября 1991 г. Собранием народных депутатов г. Архангельска были приняты решения «Об утверждении структуры штатов аппарата городского Совета народных депутатов (малого Совета)»246 и «Об образовании постоянных комиссий городского Собрания народных депутатов»247. Исполнительным комитетам городского и районных Советов народных депутатов по согласованию с городским Советом народных депутатов (малым Советом) было поручено подготовить и провести в 1991 г. выборы главы местной администрации, городскому Совету народных депутатов – обеспечить процедуру выборов. Было установлено, что до избрания Архангельского городского Совета народных депутатов двадцать второго созыва полномочия единого представительного органа власти в г. Архангельске принадлежат городскому Собранию народных депутатов. Городскому Совету народных депутатов в течение 1991 г. было поручено разработать и утвердить положения о комиссиях, отделах, службах и управлениях городской администрации, принять решения о формировании структуры, штатов и функций единых городских служб, отделов и управлений248. Принятию решения об изменении структуры органов государственной власти и управления в г. Архангельске предшествовала тщательная подготовительная работа. Были проведены опросы населения и учтены их результаты. 17 марта 1991 г. на городском референдуме 52,2 % жителей г. Архангельска высказались за создание в городе единого органа городского управления на основе городского и районных Советов народных депутатов249. 28 октября – 13 ноября 1991 г. состоялся второй этап работы V съезда на 77 родных депутатов РСФСР, прерванного в июне после неудачных попыток избрания Председателя Верховного Совета РСФСР. На нем были одобрены основные принципы радикальной экономической реформы. По решению V съезда выборы в представительные органы местного самоуправления и выборы глав местных администраций были отложены до 1 декабря 1992 г., хотя по Закону РСФСР «О выборах главы администрации»250 и постановлению Верховного Совета РСФСР о введении его в действие251, выборы глав администраций всех уровней предписывалось провести не позднее 1 декабря 1991 г. Съезд принял Постановление «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы», в соответствии с которым 25 ноября 1991 г. издается Указ Президента РСФСР «О порядке назначения глав администраций». Этими документами вводился порядок назначения и смещения глав местных администраций главой вышестоящей администрации (при согласии местного Совета). Президент получил право назначать и смещать глав краевых и областных администраций. Глава местной администрации становился представителем государства на территории соответствующего Совета. Выборная система местного самоуправления была парализована. Создавая жесткую вертикаль исполнительной власти, Президент ссылался на временный характер такой меры, ее обусловленность политической целесообразностью. Постановлением администрации Вологодской области от 12 ноября 1991 г. была образована администрация города Вологды252. Были назначены и первые в области главы администраций. В их числе оказались глава администрации г. Вологды Б.В. Упадышев (13 ноября 1991 г. – 4 января 1994 г.)253 и главы администраций Белозерского и Сямженского районов А.И. Гамичев и Е.П. Гальченко254. 11 ноября 1991 г. глава администрации Архангельской области П.Н. Балакшин назначил первым мэром г. Архангельска депутата городского Совета народных депутатов А.А. Бронникова. Вскоре были назначены главы остальных администраций исследуемого региона. В отличие от прежних исполкомов Советов народных депутатов, которые были коллективными избираемыми органами, в новых органах исполнительной власти были последовательно 78 проведены принципы единоначалия и замещения руководящих должностей по назначению вышестоящих исполнительных органов власти. 15 ноября 1991 г. Архангельским городским Советом было принято решение «Об образовании территориальных городских округов». В соответствии с ним в г. Архангельске ликвидировалось прежнее территориальное деление на четыре района: Исакогорский, Октябрьский, Ломоносовский и Соломбальский. Вместо них в границах городской черты были образованы территориальные округа: Северный, Соломбальский, Маймаксанский, Октябрьский, Ломоносовский, Майская Горка, Варавино-Фактория, Исакогорский, Цигломенский255. Одновременно было утверждено Положение о территориальном городском округе, в соответствии с которым создавались новые структурные исполнительные и распорядительные подразделения мэрии – администрации территориальных городских округов. Городской территориальный округ наделялся правами юридического лица, а также бюджетными средствами как через городскую администрацию, так и через городской Совет. Руководитель округа (администратор)256 назначался городским Советом по представлению мэра города. Согласно положению администрация территориального округа разрабатывает и вносит в мэрию проекты планов и программ социально-экономического развития округа, организует их выполнение;

участвует в составлении городских балансов;

управляет муниципальным имуществом на территории округа;

ведет регистрацию индивидуальной трудовой деятельности, сбор пошлин и контролирует выплату налогов по индивидуальной трудовой деятельности;

заключает договоры с предприятиями и организациями на обслуживание округа;

организует отвод земельных участков;

осуществляет учет и контроль использования земель;

организует проведение работ по землеустройству;

вносит предложения по разработке плана застройки города;

управляет в пределах своей компетенции городским пассажирским транспортом;

распределяет муниципальный жилищный фонд, ведет учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий;

осуществляет контроль и координацию деятельности всех, находящихся на территории округа, предприятий и учреждений народного образования, здраво 79 охранения, культуры, социального обеспечения, физкультурно-спортивных учреждений;

занимается вопросами опеки и попечительства257. Как показали опросы жителей города, для большинства из них были не вполне понятны причины, обусловившие образование городских территориальных округов, задачи и функции их администраций, возможности последних в решении насущных городских проблем258. Оценивая реальные возможности администраций территориальных округов, жители города сочли их способными решать такие вопросы, как оказание социальной помощи, образовательных и медицинских услуг, организация свободного времени, благоустройство территории. Остальные проблемы, по мнению респондентов, успешнее могли бы решаться на уровне городского управления259. Политическая ситуация в стране продолжала меняться. 8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще на встрече руководителей России, Украины и Белоруссии было подписано соглашение, в соответствии с которым СССР как «субъект международного права» объявлялся «прекратившим свое существование». Было заявлено о создании Содружества Независимых Государств. В конце 1991 г. сессия Верховного Совета РСФСР приняла решение о переименовании РСФСР в РФ (Россия). Из названия исчезли слова «Советская» и «Социалистическая», чем закреплялось намерение изменить социально-экономическое и общественно-политическое устройство республики. 5 марта 1992 г. был принят Закон РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации». В нем указывалось, что краевые и областные Советы и администрации не должны принимать решения по вопросам, отнесенным законодательством РФ к ведению органов местного самоуправления. Вместе с тем краевые и областные Советы обладали правом самостоятельно отменять противоречащие законодательству РФ решения районных и городских Советов, а главы краевых и областных администраций – акты местных администраций, противоречащие законодательству РФ, решениям областных Советов или администраций. В начале 1990-х гг. в Вологодском областном Совете народных депутатов 80 вопросы, связанные с развитием местного самоуправления, рассматривались Постоянной комиссией по вопросам работы Советов, управлению, самоуправлению и гласности. Уже в самом названии этого комитета, когда слова «Советы», «управление» и «самоуправление» фигурируют через запятую, отдельно друг от друга, в определенной мере отражается неготовность народных депутатов отнести Советы того или иного уровня к сфере государственного управления или местного самоуправления. Они воспринимаются как органы, сочетающие в себе оба этих начала. В определенной мере это было результатом указанной выше непоследовательности законодателей в их попытках превращения местных Советов (кроме краевых и областных) в органы самоуправления. На заседаниях Постоянной комиссии по вопросам работы Советов, управлению, самоуправлению и гласности рассматривались вопросы образования и распределения налоговых и других поступлений в бюджеты районов и городов Вологодской области260, об организационных схемах управления территориями сельсоветов и районов Вологодской области261, о положениях о местном самоуправлении на территориях районов Вологодской области262 и т.д. 31 марта 1992 г. был подписан Федеративный договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти республик, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономных округов в составе РФ. Установление общих принципов организации местного самоуправления было отнесено к вопросам совместного ведения. К.Ф. Шеремет считает, что этот момент был кульминационным в развитии механизма правового регулирования местного самоуправления в России263. 21 апреля 1992 г. в Конституцию РФ были внесены изменения264. В третьей статье был закреплен принцип разделения властей между органами законодательной, исполнительной и судебной власти;

между РФ, ее субъектами и местным самоуправлением. Районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские Советы были исключены из системы органов государственной власти и вошли в систему местного самоуправления (ч. 2 ст. 85). Из ста 81 тьи 138 исключалось указание на Советы как «главное звено системы местного самоуправления», а в перечень элементов структуры местного самоуправления включалась местная администрация. Последнее можно трактовать как проявление тенденции к ослаблению местных представительных органов, что было закономерным следствием развернувшейся в стране политической борьбы. По мере усложнения ситуации в стране обострялись противоречия между высшими органами двух ветвей власти: законодательной (Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ во главе с Председателем Р.И. Хасбулатовым) и исполнительной (Президент РФ и федеральное правительство). Уже в апреле 1992 г. Р.И. Хасбулатов заявил, что Верховный Совет «в некотором смысле» возглавил оппозиционное течение. На VI Съезде (апрель 1992 г.) взаимное отчуждение двух ветвей власти проявилось достаточно определенно. В отличие от высших органов власти РФ в Архангельской и Вологодской областях обостренных отношений между исполнительной и представительной ветвями власти не наблюдалось. Вместе с тем противостояние местных Советов на уровне городов давлению областной власти в этот период было достаточно характерным. Например, на сессиях Архангельского городского Совета регулярно объявлялись не действующими на территории города те или иные решения чиновников областной администрации, касающиеся, например, установления лицензирования строительной деятельности и автоперевозок265. 1 апреля 1993 г. был принят Закон РФ «О порядке назначения на должность и освобождения от должности глав краевой, областной, автономной области, автономного округа, города федерального значения, районной, городской, районной в городе, поселковой и сельской администрации». Рассмотрим пример того, как этот закон осуществлялся на практике. В марте 1993 г. 73 депутата Северодвинского горсовета (при списочном составе – 171 депутат) обвинили мэра г. Северодвинска В. Лыскова в «излишне тесных связях с коммерческими структурами и злоупотреблении властью», приняли решение о выражении ему недоверия и рекомендовали главе администрации Архангельской области освободить Лыскова от занимаемой должности. Подобные действия 82 вступали в противоречие с пятнадцатой статьей «Положения о порядке избрания мэра г. Северодвинска», в которой возможность отстранения мэра от должности предусматривалась только в случае нарушения им действующего законодательства путем голосования депутатов горсовета (при наличии квалифицированного большинства голосов) или проведения референдума. Сославшись на пятую статью Закона РФ «О порядке назначения на должность и освобождения от должности глав краевой, областной, городской администрации»266, в середине июля 1993 г. глава администрации Архангельской области П.Н. Балакшин, несмотря на протест прокурора области А. Пушкина, издал распоряжение об освобождении мэра Северодвинска Лыскова от должности. Последний был арестован и отправлен в Архангельский СИЗО267. 1 июля 1993 г. за подписью председателя Северодвинского городского Совета В. Пузырева и членов комиссии администрации Президента РФ В. Трофимова и А. Фадеева было направлено письмо Балакшину с предложением отменить распоряжение о Лыскове. 22 июля 1993 г. заместитель руководителя администрации президента В. Волков направил письмо заместителю главы администрации Архангельской области А.Ф. Личутину с аналогичным предложением. В течение июля 1993 г. в области работала комиссия Администрации Президента. Тем не менее 30 июля на заседании Северодвинского малого городского Совета было единогласно принято решение о предложении главе администрации Архангельской области произвести представление на должность нового главы администрации города на очередной сессии горсовета в октябре 1993 г. О дальнейшей судьбе В. Лыскова Т. Барандова сообщает следующее: «Незаконное (по крайней мере – вина не была доказана в суде) тюремное заключение больного (он страдал заболеванием сердца) человека на протяжении полутора последующих лет привело к кончине всенародно избранного мэра города Северодвинска в декабре 1994 г.»268. Разногласия между высшими органами законодательной и исполнительной властей в РФ углублялись и привели к конституционному кризису. Указом Президента РФ от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе 83 в Российской Федерации»269 было прервано «осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций» Съездом народных депутатов и Верховным Советом РФ, введено в действие Положение «О федеральных органах власти на переходный период» (при этом полномочия представительных органов власти в субъектах РФ сохранялись). На 11–12 декабря 1993 г. назначались выборы в новый двухпалатный парламент – Федеральное собрание. До этого периода в стране фактически вводилось прямое президентское правление, которое не было предусмотрено действовавшей Конституцией РФ. Верховный Совет, опираясь на заключение Конституционного суда, оценил случившееся как государственный переворот. На основании этого было принято решение об отстранении Б.Н. Ельцина от поста Президента РФ. Вице-президент А.В. Руцкой принял присягу в качестве Президента РФ. 23 сентября в Доме Советов начал работу X Чрезвычайный съезд народных депутатов России. В стране наступило двоевластие. Началась блокада оппозиционных Президенту сил, сосредоточившихся в Доме Советов. В эти дни народные депутаты ряда Советов народных депутатов Архангельской и Вологодской областей потребовали срочного проведения одновременных перевыборов народных депутатов РФ и Президента. В качестве примера можно назвать принятое 22 сентября 1993 г. решение народных депутатов Котласского городского Совета270 «О политической ситуации в стране», в котором четко прописано данное требование. В пункте 3 этого решения находит отражение попытка предотвратить кровопролитие: «Просить Президента РФ и Верховный Совет РФ не допустить столкновения противоборствующих сторон»271. В решении, принятом в тот же день малым Советом Вологодского областного Совета народных депутатов 21-го созыва272, сказано: «Потребовать от Президента и Съезда народных депутатов РФ принять решение об одновременном проведении досрочных выборов депутатов РФ и Президента России 12 декабря 1993 г.»273. Депутаты Малого Совета призвали Президента и Верховный Совет РФ «не приступать к каким-либо действиям» по реализации Указа Президента «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и 84 ответных решений Верховного Совета. Они приняли решение «перевести федеральные органы, расположенные на территории области и подотчетные Верховному Совету РФ, под юрисдикцию областного Совета народных депутатов» (до преодоления конституционного кризиса и восстановления законности в РФ)274. К этому же призывали в своем обращении представители ряда политических партий, общественных движений и организаций, действовавших в то время на территории Вологодской области275. Они предлагали «перевести руководство силовыми структурами, расположенными на территории области, под юрисдикцию областного Совета народных депутатов», «областному Совету народных депутатов взять под строгий контроль соблюдение конституционных норм администрацией области» и, «в случае их нарушения, областной Совет должен принять на себя всю полноту власти и ответственность за соблюдением законности на территории области до полного разрешения политического кризиса»276. Но, если в этом обращении Указ Президента от 21 сентября 1993 г. оценивался как антиконституционный акт, в результате которого «в России начался государственный переворот», то народные депутаты Вологодского областного Совета народных депутатов в оценке происходящего заняли совершенно иную позицию, высказавшись в этом отношении (в отличие от Малого Совета) совершенно определено. В своем решении «О политической ситуации в стране и области» от 27 сентября 1993 г. они признали принятие Президентом данного Указа «мерой вынужденной, объективно необходимой в сложившейся ситуации, соответствующей основополагающим конституционным принципам народовластия, результатам всероссийского референдума 25.04.93 г., конституционному праву и обязанности Президента обеспечить государственную и общественную безопасность Российской Федерации»277. В связи с этим депутаты областного Совета призвали «всех граждан и должностных лиц проявлять выдержку, спокойствие, не допускать нарушения общественного порядка, строго выполнять действующее законодательство, указы Президента РФ Ельцина Б.Н., постановления Правительства РФ»278. Совершенно иную позицию заняли депутаты Архангельского областного 85 Совета. 25 сентября 1993 г. ими на 14-й (внеочередной) сессии Архангельского областного Совета народных депутатов 21-го созыва было принято решение «О политической ситуации в стране», в котором действия Президента оценивались как антиконституционные. Депутаты постановили: «администрации области и силовым структурам на территории области руководствоваться в своей деятельности Конституцией РФ, законами РФ и решениями облсовета», «считать необходимым проведение одновременных выборов Президента РФ и Верховного Совета РФ не позднее марта 1994 г.», «при необходимости выделить средства из областного бюджета на финансирование деятельности депутатов РФ, избранных от Архангельской области, для работы по преодолению конституционного кризиса в стране», «поддержать предложения председателя Конституционного суда В.Д. Зорькина, высказанные на X съезде народных депутатов РФ, по преодолению конституционного кризиса»279. Народными депутатами ряда районных Советов рассматриваемого региона были приняты решения, осуждающие действия Б.Н. Ельцина. В резолюции собрания народных депутатов городского Совета г. Коряжмы Архангельской области от 23 сентября 1993 г. «О политической ситуации в связи с Указом Президента РФ о роспуске Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ» решения и действия Президента РФ оценены как неконституционные. Народные депутаты этого Совета выразили «решительный протест любым неправовым, неконституционным действиям органов власти и управления, должностных лиц, общественных объединений и граждан». Они постановили потребовать от Президента РФ «отмены незаконных, неправовых актов и восстановления нормальной деятельности законных органов высшей государственной и судебной властей», а от народных депутатов – обеспечить в конституционном порядке «одновременные, досрочные перевыборы как народных депутатов России, так и Президента РФ». В этой резолюции депутаты потребовали от администрации г. Коряжмы «обратить внимание всех граждан и должностных лиц г. Коряжмы на то, что соблюдение Конституции и законов РФ является первейшей обязанностью каждого гражданина и каждый вправе защищать свои 86 права, свободы и законные интересы всеми способами, не противоречащими закону». Последнее обосновывалось тем, что «в соответствии со ст. 121.8 Конституции РФ в случае противоречия акта Президента РФ Конституции, закону РФ действует норма Конституции, закона РФ»280. Аналогичное решение в тот же день было принято малым Советом народных депутатов и Советом администрации Шенкурского района Архангельской области (председатель малого Совета – Г.А. Тяпкин, глава администрации района – Н.В. Тяпкин). В нем Указ Президента России Б.Н. Ельцина о прекращении деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета назван «неконституционным» и выражено убеждение, что он «приведет к развалу России как единой державы, прекратит мирный демократический путь развития». Депутаты предлагали разрушительное противостояние законодательной и исполнительной властей остановить следующим образом: «Верховному Совету России внести изменения в действующую Конституцию в отношении высших органов власти, в том числе о выборах народных депутатов и Президента;

принять решение о перевыборах одновременно народных депутатов и Президента России»281. Такая позиция значительной части народных депутатов на местах осталась без внимания, кризис углубился. 2–4 октября произошли столкновения вооруженных формирований сторонников Советов и силовых структур. В результате штурма «Белого дома» его оборона была сломлена. Во время описанных событий часть Советов на местах выступила в защиту конституционного строя, но в рассматриваемом регионе все прошло спокойно. Это в первую очередь объясняется позицией областных администраций. Так, 5 октября 1993 г. состоялась пресс-конференция главы администрации Вологодской области: «На вопрос о возможности роспуска местных Советов Н.М. Подгорнов ответил, что это зависит от действий и решений, которые будут приниматься этими Советами. Если, скажем, местный Совет примет антиправительственные решения, допустит экстремистские выпады или подстрекательство к нарушению стабильной ситуации, сложившейся в области, то глава администрации своим решением примет самые решительные меры»282. Как пи 87 шет Р. Романенко, «в отличие от Москвы, местные Советы никоим образом не намекнули на свое существование. Зато исполнительная власть взяла на себя всю ответственность за происходящее в городе. За всю ночь практически не сомкнули глаз ни Николай Подгорнов, ни Борис Упадышев»283. Вместе с тем со стороны некоторых радикально настроенных организаций в сентябре 1993 г. звучали призывы к решительным действиям против Б.Н. Ельцина, который, с их точки зрения, «окончательно поставил себя вне закона и должен немедленно покинуть пост Президента и предстать перед судом»284. В «Обращении к населению Архангельской области, областному Совету народных депутатов и депутатам Верховного Совета РФ» Архангельского анархо-демократического союза «Вольный Север» от 22 сентября 1993 г. нашли отражение сепаратистские настроения некоторых жителей Архангельской области, имевшие место в это время. В этом документе сказано: «Чтобы избежать в нашей области потрясений, вызываемых грызней в центре за власть, призываем депутатов на внеочередной чрезвычайной сессии областного Совета, с учетом мнения политических движений и общественных организаций области, принять решение об остановке действий на территории Архангельской области указов и постановлений, противоречащих ее интересам, объявить область самостоятельным территориальным образованием, независимым от центра, со статусом республики…»285. Сложившуюся в стране ситуацию члены союза «Вольный Север» пытались использовать для переизбрания на территории Архангельской области местных Советов и их исполнительных органов. Аргументировалось последнее следующим образом: «Б. Ельцин, не считаясь с мнением населения, и вопреки Закону о местном самоуправлении, своим личным решением назначил на неопределенный срок глав местной администрации – прежних функционеров, не способных к созидательной деятельности. В большинстве своем – это погрязшие в пьянстве коррумпированные элементы. В то же время местные Советы, состоящие из депутатов, избранных в партноменклатурные времена при прежней психологии избирателей, в большинстве своем не являются представителями народа, не отражают мнение избирателей, проявля 88 ют в современных условиях безответственность и неспособность к принятию конструктивных решений, благодаря чему местные Советы превратились в формальные, бесполезные органы»286. Подобные призывы не имели влияния на политический процесс в регионе и местное самоуправление. События конца сентября – начала октября 1993 г. окончательно определили на всех уровнях судьбу Советов, являвшихся ключевым элементом прежней политической системы. Недостатки местных Советов были очевидны широким слоям населения. Примером этому может служить «Обращение патриотических сил трудящихся к руководству области и главе администрации области тов. Балакшину лично», в котором еще весной 1992 г. группа радикально настроенных архангелогородцев предлагала: «Ликвидировать все городские структуры власти – трудящимся не нужны дармоеды! Исполнительные полномочия бывших городских структур возложить на Совет руководителей предприятий, организаций, кооперативов, церкви и т.д.». Правда, здесь фактически предлагается ликвидировать неэффективное местное самоуправление как систему. Итак, если с апреля 1990 г. до 24 мая 1991 г. попытки реформирования местных Советов проводились в рамках системы органов государственной власти, то с конца мая 1991 г. начинается их выведение из этой системы. С этого времени до сентября 1993 гг. наблюдалось параллельное развитие двух тенденций. С одной стороны, юридическое закрепление получил принцип разделения властей. Местные представительные органы – Советы – были выведены из системы государственной власти. Исполнительными органами местных Советов стали созданные местные администрации. В управленческой структуре представительных органов местного самоуправления появились малые Советы. Тем самым в Вологодской и Архангельской областях, как и во всей РФ, формировалась система органов самоуправления. С другой стороны, местные администрации последовательно встраивались в жесткую вертикаль исполнительной власти, фактически становясь органами государства. Противоречия между представительной и исполнительной ветвями власти нарастали.

89 1.2. «Президентская реформа» и конституционная модель местного самоуправления (октябрь 1993 г. – август 1995 г.) Широта полномочий Советов в центре и на местах была серьезным препятствием на пути укрепления создаваемых Президентом административных исполнительных структур, на которые он опирался в своей деятельности. В связи с этим в октябре 1993 г. издается несколько президентских указов, существенно меняющих концепцию местного самоуправления в России: Указ Президента РФ от 9 октября 1993 г. «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации»288;

Указ от 26 октября 1993 г. «О реформе местного самоуправления в Российской Федерации», которым было утверждено «Положение об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации на период поэтапной конституционной реформы»289;

Указ от 29 октября 1993 г., которым были утверждены «Основные положения о выборах в органы местного самоуправления»290. Указы Президента положили начало кардинальной ломке складывавшейся с 1990 г. системы местного самоуправления, которую К.Ф. Шеремет называет «президентской реформой»291. Существенное значение для понимания ее сути, помимо указанных выше, имеют следующие указы Президента: «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации» от 22 декабря 1993 г.292, «О мерах по обеспечению реформы местного самоуправления» от 21 марта 1994 г.293, «О некоторых вопросах досрочного прекращения полномочий главы местного самоуправления» от 21 ноября 1994 г.294 Указ «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации» признавал недействующими Закон РСФСР «О статусе народного депутата местного Совета народных депутатов РСФСР» и статьи Закона о местном самоуправлении 1991 г., касающиеся Советов295. В ходе «президентской реформы» в организацию местного самоуправления были внесены существенные изменения, которые в основе своей, с одной стороны, сводились к повышению статуса и расширению функций главы ме 90 стной администрации;

с другой стороны, – к ограничению функций и полномочий представительных органов местного самоуправления. Указами Президента был введен институт главы местного самоуправления, который одновременно являлся главой местной администрации. Глава местного самоуправления получал право выносить на местный референдум проект положения (устава) о местном самоуправлении, созывать заседания выборного представительного органа местного самоуправления, председательствовать на них и подписывать принятые решения. Теперь глава местного самоуправления и другие должностные лица местной администрации могли быть членами соответствующего представительного органа местного самоуправления296. Обязательные выборы главы местного самоуправления предусматривались лишь для городских и сельских поселений с населением до 50 тыс. человек. В поселениях с населением свыше 50 тыс. жителей глава администрации мог назначаться главой администрации края, области, города федерального значения297. Полномочия представительного органа местного самоуправления сводились к утверждению местного бюджета и отчета о его выполнении, установлению местных налогов и сборов, утверждению программ развития территорий, принятию положения (устава) о местном самоуправлении, осуществлению контроля за деятельностью главы местного самоуправления298. Только в городах, а также в городских и сельских поселениях с населением свыше 5 тыс. человек представительные органы местного самоуправления избирались непосредственно населением на основе всеобщего избирательного права. В городских и сельских поселениях с населением до 5 тыс. человек местное самоуправление могло осуществляться непосредственно населением через собрания, сходы и выборным главой местного самоуправления299. С момента вступления в силу Указа «О реформе местного самоуправления в Российской Федерации» прекращалась деятельность сельских, поселковых, районных, городских и районных в городах Советов народных депутатов. В истории советской власти была поставлена точка. До новых выборов их функции выполнялись соответствующей администрацией, возглавляемой назначенным 91 главой. Выборы новых органов местного самоуправления и глав местного самоуправления должны были состояться в период с декабря 1993 г. по июнь 1994 г. По Указу Президента РФ от 21 марта 1994 г. выборы в представительные органы местного самоуправления могли назначаться на осень 1994 г. Конкретные даты выборов должны были определить органы власти субъектов Федерации, которые предписывалось избрать с декабря 1993 г. по март 1994 г. В соответствии с Указом Президента «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации» 11 октября 1993 г. вышли Постановления главы администрации Вологодской области «О приостановлении деятельности Вологодского городского Совета народных депутатов» и «О реформе представительных органов местного самоуправления области»300. Постановлением администрации Вологодской области от 29 октября 1993 г. «О городских и районных Советах народных депутатов области» с 1 ноября деятельность городских и районных Советов прекращалась, а их функции передавались соответствующим администрациям. Главой администрации Архангельской области П.Н. Балакшиным 12 октября 1993 г. было подписано Постановление «О реформировании органов представительной власти и органов местного самоуправления на территории Архангельской области»301. На основании этого постановления были распущены областной Совет, пять городских Советов (в городах Каргополь, Няндома, Мезень, Сольвычегодск, Шенкурск), все поселковые и сельские Советы. Остальные Советы были упразднены на основании Постановления от 29 октября 1993 г. № 234 «О реформе местного самоуправления на территории области». 2 декабря 1993 г. прошли выборы в Федеральное собрание РФ – высший представительный орган власти, призванный заменить Верховный Совет РФ и Съезд народных депутатов. Одновременно с выборами в Федеральное собрание прошел референдум по принятию Конституции РФ. Новый Основной закон, закрепивший свершившиеся в стране социально-экономические и политические перемены, вступил в действие 25 декабря 1993 г. По Конституции Российская Федерация (Россия) «есть демократическое 92 федеративное правовое государство с республиканской формой правления», а российский народ – единственный источник власти и носитель суверенитета, который «осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления» (ч. 2 ст. 3). Местное самоуправление провозглашено одной из основ конституционного строя России. В основу новой конституционной концепции местного самоуправления легли принципы Европейской хартии местного самоуправления. Конституцией проводится принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную (каждая из которых самостоятельна). Ею установлен новый порядок формирования органов местного самоуправления, который порывал с традицией советской эпохи и наделял местное самоуправление реальной властью. Реальность местного самоуправления обеспечивается наличием в его руках собственности и эффективным участием в определении ее состава302. Конституцией провозглашено: «Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью» (ч. 1 ст. 130). По Конституции местное самоуправление осуществляется «гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления» в городских, сельских поселениях и на других территориях «с учетом исторических и иных местных традиций» (ч. 2 ст. 130, ч. 1 ст. 131). К принципиально новым концептуальным положениям, касающимся осуществления местного самоуправления в России, относятся конституционные нормы, устанавливающие: наличие государственных гарантий местного самоуправления (ст. 12, 133);

самостоятельность местного самоуправления в пределах своих полномочий (ст. 12, 130, 131, 132);

организационную обособленность местного самоуправления от системы органов государственной власти (ст. 12);

возможность наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями при условии передачи необходимых для их реализации финансовых средств (ст. 132);

осуществление местного самоуправле 93 ния с учетом исторических и иных местных традиций (ст. 131). Таким образом, Основной закон России установил новый порядок формирования органов местного самоуправления, который порывал с традицией советской эпохи и наделял местное самоуправление реальной властью. Положения новой Конституции вступали в противоречие с «президентской реформой» местного самоуправления, в результате которой произошла замена системы организации деятельности граждан и избираемых ими органов местного самоуправления для самостоятельного и под свою ответственность решения вопросов местного значения на систему местной государственной (исполнительной) власти в виде назначенных глав местных администраций. 17 декабря 1993 г. постановлением главы администрации Вологодской области Н.М. Подгорнова было утверждено «Положение об основах организации местного самоуправления в Вологодской области на период поэтапной конституционной реформы»303, которое получило широкий общественный резонанс. Глава администрации г. Кириллова Н. Брюшинин отмечал: «Согласно этому постановлению, органы самоуправления городов областного подчинения (их два всего – Вологда и Череповец) состоят из городских дум и глав местного самоуправления. В районах – главы районного местного самоуправления и собрания глав местного самоуправления более низкого ранга как консультативные органы. Ниже глав самоуправления, надо понимать, – главы администраций городов районного подчинения, сельсоветов... Они, естественно, назначаются, и никаких представительных органов при этом не предусматривается. Все это было похоже на пародию президентских указов. Но не только они тут нарушены. Ведь никто не отменял в целом закона о местном самоуправлении. Да и за новую Конституцию мы уже к тому времени проголосовали»304. Особую остроту противодействие постановлению главы областной администрации приобрело на страницах местной прессы. 1 марта 1994 г. на первой странице независимой областной газеты «Русский Север» появилось открытое письмо Н.М. Подгорнову, подписанное 31 участником совещания директоров предприятий Великого Устюга305. В этом письме, броско озаглавленном «Бес 94 силие разумного и всевластие глупцов», говорилось: «Вопреки воле устюжан Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 31.10.89 г. Великоустюгский район Вологодской области был передан городскому Совету народных депутатов. В настоящее время этого Совета нет. Кто же руководит нашим районом? На основе «Положения об основах организации местного самоуправления в Вологодской области на период поэтапной конституционной реформы», утвержденного Вами 17.12.93 г., в Великом Устюге городское самоуправление (о районном сказано выше) осуществляет у нас глава районного самоуправления,... которого у нас нет в соответствии с упомянутым выше Указом. Он же формирует районное Собрание глав сельского самоуправления. А где же Великий Устюг, Красавино, Кузино? На основе Вашего «Положения» выборная городская дума, закрепленная в уставе города, и глава городского самоуправления не предусмотрены. Кто же будет утверждать бюджет, отчитываться о его исполнении, устанавливать местные налоги и сборы, утверждать программу развития города и района, принимать положение о городском и районном самоуправлении, осуществлять контроль за деятельностью главы администрации?»306 В открытом письме напоминалось, что 13 января 1994 г. в адрес Н.М. Подгорнова уже было направлено письмо первого заместителя главы администрации Великого Устюга о необходимости срочного приведения в соответствие с законом постановления областной администрации от 17 декабря 1993 г. и немедленного назначения выборов в городскую думу Великого Устюга. Оппоненты главы областной администрации считали, что им были нарушены Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О выделении г. Великий Устюг в самостоятельную административно-хозяйственную единицу областного подчинения» и недавно принятая Конституция РФ. Они указывали, что глава пренебрег следующими конституционными принципами: «местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления через выборные и другие органы местного самоуправления» (гл. 8, ст. 130, п. 2) в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций (гл. 8, ст. 131, п. 1);

структура органов ме 95 стного самоуправления определяется населением самостоятельно307. Несмотря на негативную реакцию общественности, Н.М. Подгорнов продолжил свою «реформаторскую» деятельность. В связи с этим Н. Брюшинин пишет: «Якобы во исполнение указов Президента и исключительно "в целях совершенствования местного самоуправления, – говорится в следующем его постановлении, от 5 января 1994 г., – улучшения руководства социальноэкономическим развитием малых городов, являющихся центрами районов, упразднить администрации в..." – тут следует перечень городов: Кириллов, Белозерск, Тотьма, Устюжна – всего девять. Главы районных администраций, получив сей документ (а в нем не было указано, с какого момента «упразднить»), не мешкая издали свои постановления, в которых конкретизировали сроки полной уже ликвидации городского самоуправления. Некоторые решили это сделать буквально на следующий день»308. В результате претворения в жизнь этого постановления главы областной администрации в г. Белозерске, например, вместо городской администрации создали районный отдел городского хозяйства, в Вытегре функции ликвидированной администрации переложили на районное управление жилищно-коммунального хозяйства, а в г. Устюжне вообще создали лишь отдел по учету и распределению жилья. 11 февраля 1994 г. губернатор издал новое постановление, в котором разъяснялось, что создание единого органа местного самоуправления соответствующих территорий осуществляется совместным решением органов самоуправления. Глава администрации г. Кириллова на страницах журнала «Российская Федерация» так рассказывает о развитии ситуации в городе: «К этому моменту в некоторых городах администрация уже была ликвидирована. В Кириллове, правда, осталась, ибо мы договорились с главой районной администрации не спешить, чтоб дров не наломать. Радовались мы, однако, недолго. Наш районный глава решил быть последовательнее самого губернатора, который дал самоуправлению надежду на выживание и неожиданно принял – опять же «в целях совершенствования местного самоуправления» – свое категоричное решение: упразднить администрацию г. Кириллова. Получив это по 96 становление, я сделал заявление, в котором перечислил все содержащиеся в документе нарушения Конституции и указов Президента, и предложил главе районной администрации отменить свое решение. Копию заявления передал в районную прокуратуру и в областную с просьбой внести протест на незаконность постановления, что и было сделано. Кроме того, обратился в областной арбитражный суд, приложив к заявлению ходатайство о быстрейшем его рассмотрении, ибо постановление действовало «с момента подписания»: немедленно был закрыт наш счет в банке, образована ликвидационная комиссия. Областной арбитражный суд сразу же вынес решение, запрещающее какие-либо действия по ликвидации администрации города до рассмотрения дела по существу в суде. И буквально накануне судебного заседания я получил новую «бумагу» от главы районной администрации, где он признает «утратившим силу» свое предыдущее постановление. Но состоявшийся суд определил его иначе – как недействительное, незаконное»309. Характерные для того времени мысли высказаны в заключительной части статьи Н. Брюшинина. Он пишет: «Я никогда не защищал с пеной у рта систему Советов. И многие депутаты на себе испытывали ее несовершенство. Скажем, в нашем горсовете было 35 депутатов, а по-настоящему работали лишь семьвосемь. Это активные, болеющие за город люди. Они, кстати, задавали тон в Совете. И именно Совет как представительный орган не раз защищал меня перед районной властью при посягательствах главы районной администрации на права города. В целом наш горсовет, несмотря на несовершенство, не мешал процессу демократизации, поддерживал политику реформ. И когда чохом разогнали все местные Советы, то обидели многих самоотверженных людей, нанесли ущерб городским сообществам. Теперь вот сетуем на снижение гражданской активности провинциального населения… Да что теперь рассуждать о взаимоотношениях представительных и исполнительных органов самоуправления. Первых уже нет (и не только в нашей области), вторые висят на волоске, как мы. И все-таки мы надеемся на суд, на Конституцию, на будущий Федеральный закон об основах законодательства о местном самоуправлении»310. Однако со 97 хранения городского Совета в г. Кириллове добиться так и не удалось311. 6 января 1994 г. постановлением главы администрации Вологодской области было утверждено Положение о выборах в городскую думу (г. Вологда, г. Череповец)312. Выборы были назначены на 20 марта 1994 г. По этому положению, в частности, в назначенный срок прошли выборы депутатов в новый орган местного самоуправления г. Вологды313, который с 6 апреля 1994 г. стал именоваться «Советом самоуправления г. Вологды (городской думой)»314 и был возглавлен М.Д. Зарецким (председатель Совета самоуправления с 6 апреля 1994 г. по 6 марта 1996 г.)315. Значение деятельности Совета самоуправления г. Вологды трудно переоценить: он, пожалуй, единственный в области сумел сохранить свою самостоятельность – совмещения постов председателя Совета самоуправления и главы администрации не произошло. Этот Совет (в отличие от других) не пошел по пути, насаждаемому сверху, когда представительная и исполнительная власть оказалась в одних руках. Прямая заслуга в этом председателя Совета М.Д. Зарецкого. Полное отсутствие правовой базы, малочисленный состав (всего шесть депутатов, из которых один – коммунист, а остальные шли как независимые кандидаты)316 в то время не благоприятствовали работе представительного органа власти г. Вологды. Лишь появившийся в 1995 г. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» смог изменить ситуацию. 18 марта 1994 г. было принято Постановление администрации Вологодской области «О реформе местного самоуправления»317. 31 марта 1994 г. начало работу впервые избранное Законодательное собрание Вологодской области. Уже вторым областным законом, принятым 5 сентября того же года, был Закон «О местном самоуправлении в Вологодской области»318. Подчеркнем, что этот закон был принят раньше Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В других субъектах РФ аналогичные законы начали принимать лишь в 1995 г. (в 13 регионах) и в 1996 г. (в 44 регионах)319. 27 августа был принят Закон Вологодской области «О выборах в органы государственной власти и выборные органы местного само 98 управления области»320. Зимой 1994–1995 гг. поднялась новая волна общественного внимания к проблемам становления системы местного самоуправления. В этот период главы администраций нескольких районов Вологодской области, почувствовавшие себя единственной реальной силой на местах, стремились оформить собственное укрепившееся положение. Еще до запланированного на март 1995 г. избрания представительных органов местного самоуправления главы инициировали местные референдумы по принятию уставов районов. Отметим, что отсутствие муниципального устава не может служить основанием для запрета на проведение референдума, так как право граждан на референдум гарантировано Конституцией. 17 января 1995 г. референдум по принятию устава района прошел в Усть-Кубинском районе;

21 января того же года – в Междуреченском и Шекснинском районах;

22 января – в Белозерском, Верховажском, Вожегодском, Вологодском, Кичменгско-Городецком, Тарногском, Чагодощенском районах;

22–23 января – в Бабушкинском, 25 января – в Бабаевском, 29 января – в Грязовецком районе (см. приложение 12). Дискуссии о целесообразности таких референдумов разгорелись в Вологодской области в начале 1995 г.321 Председатель Законодательного собрания области Г.Т. Хрипель 28 декабря 1994 г. выступил на страницах областной газеты «Русский Север» со статьей под названием «Самоуправление или самоуправство». В ней он так характеризовал ситуацию: «И вдруг… главы администраций, как по команде, стали принимать постановления о проведении районных референдумов по рассмотрению проектов уставов о местном самоуправлении, даже не проконсультировавшись не только в Законодательном собрании, но и с квалифицированными специалистами. Если бы они получили грамотную консультацию, то грубейших нарушений действующего законодательства в своих постановлениях, положениях о референдумах и в опубликованных проектах уставов о местном самоуправлении не допустили. Естественно, у Законодательного собрания возникли вопросы: откуда появились излишние финансы для проведения референдумов, соблюдены ли при этом действующие правовые нормы и не будут ли 99 деньги выброшены на ветер?.. Финансирование референдумов запланировано из местных бюджетов, а они почти все дотационные и в долгах как в шелках. И так как Законодательное собрание выделит из областного бюджета деньги только на проведение выборов в марте 1995 г., то непонятно, откуда деньги главы администраций возьмут на референдумы. И для чего такое расточительство при скудных бюджетах: в январе – референдум, а в марте – выборы» 322. Эта позиция отражена в постановлении Законодательного собрания Вологодской области «О нарушениях законодательства о местном самоуправлении»323. 14 марта 1994 г. Государственно-правовое управление Президента РФ направило на места официальное разъяснение п. 4 Указа Президента РФ от 22 января 1993 г. «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации». Этот документ разъясняет, что глава администрации (даже в статусе главы местного самоуправления) не имеет права утверждать положение о местном референдуме, не имеет права назначать референдум и может вынести на референдум (в случае объявления его представительным органом местного самоуправления) только тот проект устава (положения) о местном самоуправлении, который принят соответствующим выборным представительным органом местного самоуправления. Таким образом, постановления глав администраций о назначении референдумов, об утверждении положений о референдумах, о внесении проектов уставов о местном самоуправлении на местный референдум оказались незаконными. Важно отметить, что в проектах уставов (положений) о местном самоуправлении, выносимых главами администраций на районные референдумы, были выявлены многочисленные нарушения действующего законодательства. Это можно объяснить тем, что кадровый состав органов исполнительной и представительной власти был значительно обновлен. На волне перемен он пополнился многими новыми людьми, которые зачастую игнорировали существующие законы. С другой стороны, у исполнительной и законодательной власти субъектов РФ не хватало сил для осуществления должного контроля. Констатируя массовое нарушение законодательства в проектах уставов, 100 Г.Т. Хрипель к числу наиболее распространенных относит введение непредусмотренной законодательством системы выборщиков: «То есть население на собрании (сходе) избирает старосту, и на этом избирательное право жителя района исчерпывается. Далее представительные органы местного самоуправления всех уровней избираются этими старостами. Они избирают из своего состава представительный орган на уровне сельсовета. Старосты, избранные в представительный орган сельсовета, в свою очередь избирают, опять же из своего состава, районный представительный орган. Это и есть система выборщиков, которая запрещена законом» 324. Г.Т. Хрипель объясняет, почему такая «система выборщиков» не соответствует законодательству и не допускается. «В собраниях (сходах), – пишет он, – принимают участие граждане, достигшие 16 лет, а право избирать и быть избранным наступает с 18 лет. Поэтому на собраниях (сходах) граждан допускается законом избрание только органов ТОС – т. е. тех же старост сел, деревень, домовых и квартальных комитетов, советов микрорайонов и т. д. При выборах же представительных и исполнительных органов местного самоуправления, обладающих властными нормотворческими и распорядительными функциями, должен неукоснительно соблюдаться Закон РФ «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации». В соответствии с этим законом выборы в РФ в органы государственной власти и в выборные органы местного самоуправления (преамбула закона) проводятся на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании (ст. 3 закона)». Следовательно, законом устанавливается прямое голосование избирателя, в какой бы орган ни проводились выборы (включая районный представительный орган, представительный орган сельсовета и т. д.). Избиратель не может передать избирательное право никакой категории «выборщиков» (ст. 6 закона). Вопреки этому, заключает Г.Т. Хрипель: «Во всех проектах уставов жители райцентров (будь это село, поселок, город) лишены права участвовать в выборах районного представительного органа, их конституционные права просто игнорированы»325. Г.Т. Хрипель отмечает также наличие и других нарушений и нерешенных 101 вопросов в проектах уставов. В их числе он указывает соединение полномочий представительного и исполнительных органов местного самоуправления. «Согласен с тем, – пишет он, – что делить власть на уровне района не обязательно, но функции должны быть четко разграничены. Нет ясных очертаний границ сельского самоуправления, представительный орган полностью лишается контрольных полномочий, а отрешение от должности главы местного самоуправления (главы администрации) может произвести только глава областной администрации, не имеющий по Конституции РФ никакого отношения к органам местного самоуправления. Напрашивается вопрос: а почему не избиратели или представляющий их орган, которые ежедневно видят плоды деятельности руководителя исполнительной власти?»326. После изучения ситуации Законодательное собрание Вологодской области приняло постановление о незаконности таких действий глав районных администрации. А чтобы не были зря потрачены деньги на районные референдумы, итоги которых будут признаны незаконными и недействительными, предложило областной прокуратуре внести протесты на проведение в районах референдумов, а главам районных администраций – отменить свои решения. Таким же образом ранее была предотвращена попытка областной администрации ввести систему выборщиков в декабре 1993 г. Постановлением «Об основах организации местного самоуправления в Вологодской области». Тогда глава областной администрации был вынужден отменить свое постановление в связи с аналогичными нарушениями федерального законодательства. По мнению Г.Т. Хрипеля, в этой ситуации главам местных администраций следовало умерить свои амбиции, «перенести референдумы на 26 марта 1995 г. и провести их одновременно с выборами районных представительных органов. И референдумы провести не по проектам уставов о местном самоуправлении, а по конкретным, тщательно подготовленным вопросам. Институт старост сохранить, и пусть они на пользу людей работают как органы ТОС. На уровне района можно будет принять положение и тем самым узаконить их статус. Не возбраняется законом и образование районного совета старост как коллегиального со 102 вещательного органа общественного самоуправления. После проведения выборов в районные представительные органы… разработать и принять уставы о местном самоуправлении, отвечающие требованиям законодательства. А Законодательное собрание в период формирования представительных и исполнительных органов местного самоуправления, разработки и утверждения их уставов должно подготовить и принять блок нормативных актов по формированию в районах и городах экономической и финансовой основы местного самоуправления. Это наиболее подходящий и отвечающий интересам населения порядок формирования, становления и развития местного самоуправления»327. Несмотря на изложенные выше аргументы в пользу принятия уставов после проведения выборов в представительные органы местного самоуправления, почти половина муниципальных уставов Вологодской области была принята в январе 1995 г. В результате некоторые уставы, принятые в это время, оказались подготовленными без должной тщательности, поэтому впоследствии существенно дорабатывались и даже принимались заново (например, в Белозерском, Тарногском и Междуреченском муниципальных районах) (см. приложение 12). Юридическая корректность муниципальных правовых актов была недостаточной. К наиболее типичным нарушениям относились игнорирование муниципальными властями требований налогового, земельного, жилищного, трудового, административного законодательства. Органами и должностными лицами местного самоуправления допускалось превышение полномочий. Уставы муниципальных образований порой необоснованно включали в состав муниципальной собственности все природные ресурсы, независимо от того, закреплены они в установленном порядке за муниципальным образованием или нет. В значительной мере данная ситуация объясняется наличием значительного числа противоречий между нормами федерального и регионального законодательств по местному самоуправлению. Правовые акты муниципальных образований, принятые на основе определенных положений федерального законодательства, могли попасть в число противоречащих региональным законам (или наоборот). Не все вынесенные на референдумы уставы муниципальных образований 103 были одобрены населением. Например, проект устава Сокольского муниципального района на референдуме в январе 1995 г. был отвергнут населением328, так как, по мнению сокольчан, принижал значение выборного представительного органа и неоправданно расширял полномочия администрации. Принятие устава Сокольского муниципального района оказалось отсрочено почти на два года: устав был принят 4 декабря 1996 г., причем уже не референдумом, а на сессии Совета самоуправления района (см. приложение 12). 6 марта 1995 г. Совет самоуправления г. Вологды утвердил «Положение об организационных основах местного самоуправления»329, согласно которому Совет самоуправления избирается тайным голосованием на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права;

председатель Совета – его депутатами;

глава администрации города – Советом или по решению Совета назначается по контракту на конкурсной основе330. 7 марта 1995 г. был принят Закон Вологодской области «О порядке государственной регистрации уставов (положений) о местном самоуправлении в Вологодской области»331. Проводимая перед регистрацией экспертиза соответствия этих актов положениям федерального и областного законодательства была призвана способствовать повышению юридической корректности принимаемых уставов муниципальных образований. 26 марта 1995 г. в 12 муниципальных образованиях Вологодской области были избраны представительные органы (Белозерский, Вашкинский, Великоустюгский, Верховажский, Вологодский, Вытегорский, Грязовецкий, Кирилловский, Нюксенский, Устюженский, Череповецкий, Шекснинский районы). В сентябре того же года был принят Закон Вологодской области «Об основах статуса депутата (выборного представителя) местного самоуправления Вологодской области»332, а в декабре – «О порядке реализации права законодательной инициативы органами местного самоуправления в Вологодской области»333. Начиная с 1994 г., в Вологодской области на уровне сельских административных единиц (сельсоветов) по инициативе «снизу» начали стихийно создаваться органы ТОС. Ранее других новая система местного самоуправления 104 формировалась в Шекснинском районе, где местная администрация уже вела систематическую работу с населением. Затем инициатива охватила Устюженский, Тотемский, Кадуйский районы. Началась работа с организации сельских сходов и выборов старост. Староста – это выборный представитель местного сообщества отдельного населенного пункта, либо группы населенных пунктов, осуществляющий практическую деятельность по организации жизнеобеспечения населенной территории. В ноябре 1994 г. в «Российской газете» была опубликована статья специального корреспондента газеты Ю. Вахрина, в которой он анализирует первые итоги становления самоуправления в селах Вологодчины: «В деревню после десятилетий "отсутствия" возвратились старосты. С весны по нынешнюю пору уже избраны более трех тысяч старост. В десятке районов области выборы практически уже позади, и сформировалась достаточно стройная структура местного самоуправления, или, по крайней мере, сложился четкий ее прообраз. В сельсоветах образованы советы старост. Авторитетных представителей они делегируют на районный уровень – в совет представителей. Коллегиальный орган, действующий при главе районной администрации и вместе с ним, – чем он хуже былого районного Совета или грядущего «собрания представителей»? Единственная вина новой власти, что ей и ставится постоянно в упрек областными депутатами, так это то, что она якобы "стихийна" и "нелегитимна"»334. Прошли выборы старост и в г. Тотьме, в ее заречной части. Инициатива тотьмичей на этом не остановилась. В сельсоветах были созданы советы старост, активно включившиеся в решение вопросов, выходящих за пределы интересов одной улицы или села. В Тотьме проходили районные советы глав администраций и представителей советов старост335. Здесь народные избранники впервые, еще до появления областного закона «О местном самоуправлении в Вологодской области», проявили самостоятельность и законотворческую инициативу, самостоятельно определив круг своих прав и обязанностей, утвердив Положение о районном Собрании. Созданное районное Собрание из представителей старост населенных пунктов и глав администраций было наделено 105 совещательно-распорядительными функциями. В Тотемском районе сочли необходимым дать старостам и определенные льготы (например, по общественным делам бесплатно проехать в автобусе до сельсовета или райцентра). На страницах газеты «Русский Север» рассказывается об опыте жителей Тотемского района: «В тотемских деревнях нынче появились старосты. Как утверждают знатоки, таким образом восстанавливается историческая традиция: до революции именно старосты были на виду и в почете у местных крестьян… Требуется на деревенской улице и порядок навести, и дрова для пенсионеров заготовить, и связь с администрацией сельсовета поддерживать. Собирался народ в тотемских деревнях на сходы и самостоятельно определял: нужен для всего этого авторитетный человек. Любителям регламентов сообщу, что каждый сход протоколировался, итоги выборов зафиксированы и в папочках подшиты»336. Подобные инициативы в середине 1990-х гг. получили широкое распространение в Вологодской области. Сложившаяся практика формирования низового звена самоуправления была закреплена уставами нескольких муниципальных районов. Ее можно представить следующим образом: а) населением избираются старосты;

б) из избранных старост формируются комитеты сельского самоуправления;

в) комитеты избирают глав сельского самоуправления из граждан, проживающих на данной территории;

г) избранный комитетом сельского самоуправления глава утверждается главой муниципального образования (района);

в) только после этого глава сельского самоуправления возглавляет избравший его комитет сельского самоуправления (такой порядок закреплен, например, ст. 10 Устава Грязовецкого муниципального района), либо без последующего утверждения (например, по ст. 34 Устава Кадуйского муниципального района в редакции 1995 г.). Областной закон «О местном самоуправлении в Вологодской области»337 закрепил включение в систему исполнительных органов местного самоуправления старост (старшин, городского или сельского голову, управляющего и т. п.) – в границах небольших по численности территорий или городских образований, когда нет необходимости в коллегиальном исполнительном органе 106 (ч. 4 ст. 23). Староста избирается на сельских сходах тайным или открытым голосованием, положения о старостах принимаются представительными органами муниципальных образований. Институт старостата, установленный областным законом, был благожелательно воспринят населением. На должности старост выдвигались наиболее авторитетные жители поселений. Среди них были учителя, механизаторы, доярки, домохозяйки, пенсионеры – наиболее активная и авторитетная часть селян. Кстати, население весьма свободно распорядилось и при формировании границ низовых самоуправляющихся территорий: есть старосты, опекающие сразу три–четыре деревни, но есть крупные села, где (в отличие от Архангельской области) избрали нескольких старост. В сентябре 1994 г. в Шекснинском районе был проведен опрос общественного мнения. Трое из каждых четырех опрошенных заявляли, что их волнуют изменения в реформе местного самоуправления. Каждый второй был убежден, что перемены касаются его лично. 62 % высказались в пользу сельских сходов как органов местного самоуправления – как на уровне отдельных сел, так и сельсоветов. Большинство участников опроса считали необходимым иметь представительный орган районного уровня338. В Архангельской области областной закон о местном самоуправлении был принят значительно позднее (более, чем на год), нежели в Вологодской области. В связи с этим строительство местного самоуправление в Архангельской области началось на основе «Положения о выборах в представительные органы местного самоуправления Архангельской области» и «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области», утвержденных Архангельским областным собранием депутатов 19 января 1994 г.339 Эти документы следовали духу рассмотренного выше Указа Президента РФ «О реформе местного самоуправления в Российской Федерации», снизившего значение представительных органов местного самоуправления. Председателем депутатской комиссии по вопросам планирования, бюджета, налогообложения и приватизации А.П. Ивановым был подготовлен альтернативный проект положения о местном самоуправлении, который не получил 107 поддержки. А.П. Иванов следующим образом обозначил свою позицию: «Я лично полагаю, что в положении надо закладывать возможности для того, чтобы на местах уже сейчас появился полнокровный представительный орган. Со своим аппаратом и со своим руководством. А не под началом глав администраций, как предусмотрено принятым положением. Законодательство, на мой взгляд, давало такую возможность, но… Не всегда лучшее проходит. Сегодня общие воззрения на власть не соответствуют тому, что я предлагаю»340. В пункте 2.8.1 «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области» определено, что в населенных пунктах «самоуправление осуществляется через формы непосредственной демократии (собрания, сходы, конференции) и выборных старост. При небольшом количестве жителей близлежащие населенные пункты (деревни, села) могут объединяться и выбирать старосту». Старосты в основном работали на общественных началах, но их работа могла и оплачиваться (п. 2.8.1). На 1 апреля 1994 г. в Архангельской области были избраны 1208 старост. Следовательно, к этому времени старосты имелись в 30% населенных пунктов области. В 69 центрах сельсоветов старосты не избирались. 688 старост были избраны жителями не одного, а нескольких малых населенных пунктов. 341. Несколько позднее, в октябре 1994 г., отделом по работе с органами местного самоуправления комитета госслужбы администрации Архангельской области было разработано «Примерное положение о старосте и казначее сельского поселения (сельских поселений) района», рекомендованное для использования в районах342. В предваряющем положение введении приведены примеры внимания, которое уделялось в различных муниципальных образованиях области институту старост. Так, в Коношском районе был организован внеочередной прием старост в муниципальных учреждениях здравоохранения, а РОВД выдал старостам удостоверения внештатных сотрудников милиции, дающие право на предоставление некоторых льгот. Согласно пункту 1.1 «Примерного положения о старосте и казначее сельского поселения (сельских поселений) района», староста сельского поселения является выборным органом тер 108 риториального общественного самоуправления. В своей работе он обязан руководствоваться существующим законодательством, распоряжениями главы администрации района и сельской администрации. Предусматривалась возможность создания при сельской администрации совещательного органа – совета старост, на котором председательствует глава сельской администрации (п. 1). Согласно пункту 1.3 «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области», «в сельсоветах органом местного самоуправления является собрание представителей, формируемое из числа старост сельских, поселковых и других населенных пунктов в количестве, определяемом самим органом местного самоуправления сельсовета, и глава администрации, назначаемый главой администрации района с согласия представительного органа». Такие органы к апрелю 1994 г. были сформированы в 207 (из 224) сельсоветах Архангельской области. В них вошли 1087 старост и 207 глав местного самоуправления сельсоветов343. В пункте 2.8.3 «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области» определено: «В городах, поселках, сельских и других населенных пунктах с населением свыше 5000 человек местное самоуправление может осуществляться через собрание депутатов или собрание представителей в количестве до 10 человек и главой администрации, назначаемым главой администрации района с согласия представительного органа». При этом в пункте 2.8.4 оговаривалось, что «в селах, поселках, городах районного подчинения и г. Онеге, являющихся районными центрами, органы местного самоуправления могут не создаваться. Их функции в этом случае исполняют органы местного самоуправления района». К апрелю 1994 г. органы местного самоуправления были созданы в 31 рабочем поселке из 36. Они состояли из 191 старосты и 31 главы администрации. В поселках Березник Виноградовского района, Коноша Коношского района и Октябрьский Устьянского района, являющихся центрами районов, функции органов местного самоуправления выполняли главы администрации районов. К этому времени органы местного самоуправления наличествовали в двух городах районного подчинения (Мезени и 109 Сольвычегодске), а в четырех районных центрах (Вельске, Каргополе, Няндоме, Шенкурске) их не было. В г. Онеге и Онежском районе было решено образовать единый орган местного самоуправления. К апрелю 1994 г. формирование органов местного не было закончено в Ленском и Онежском районах, рабочем поселке Шипицино Котласского района344. В соответствии с пунктом 2.9.3 «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области» в районах «органами местного самоуправления являются собрания депутатов или формируемое собрание представителей и глава администрации, назначаемый главой администрации области с согласия представительного органа». При этом форма представительного органа и нормы его представительства устанавливаются самостоятельно органами местного самоуправления, но не свыше 25 человек. В соответствии с этим установлением к апрелю 1994 г. в 18 районах Архангельской области из 20 были сформированы органы местного самоуправления. Их общая численность составила 334 человека (включая 18 глав администраций районов)345. В пункте 2.9.1 «Положения об основах организации местного самоуправления в Архангельской области» было определено: «В городах областного подчинения (кроме города Онеги) органами местного самоуправления являются собрания депутатов и глава администрации, назначаемый главой администрации области с согласия собрания депутатов. Нормы представительства в собрании депутатов устанавливаются самостоятельно органами местного самоуправления, но не свыше 25 человек». 20 марта 1994 г. в 6 городах областного подчинения проводились выборы депутатов в представительные органы местного самоуправления. Из-за низкой явки избирателей (12–19%) представительные органы местного самоуправления в городах Архангельске, Северодвинске, Котласе, Коряжме, Мирном, Новодвинске не были избраны. Из 92 депутатских мест в результате выборов оказались замещены только четыре (в г. Котласе), но этого числа оказалось недостаточно для начала работы городского Собрания346. Представительные органы были сформированы только в декабре 1996 г., когда проходили выборы главы администрации Архангельской области347.

110 В 1994 г. политическая апатия населения на местных выборах в РФ может считаться характерным явлением. Выборы тогда проходили в 17 российских регионах, но избирателям удалось преодолеть требуемый 25-процентный барьер явки лишь в 5 регионах348. Л. Гильченко считает, что «низкая избирательная активность была не показателем "социального самочувствия", гражданской незрелости, а реакцией населения на предлагаемые заведомо формальные правила игры в демократию». С его точки зрения, «основной причиной так широко разрекламированной повсеместной "усталости от демократии" в 1993–1994 годах» в первую очередь было отсутствие «четких представлений о полномочиях выборных органов местного самоуправления и интуитивное осознание их чисто декоративной роли»349. До выборов представительных органов социально-экономическими процессами управляли местные администрации. Так, в Архангельске этими процессами руководила мэрия. Структурными подразделениями мэрии г. Архангельска являлись администрации городских территориальных округов, которые были призваны управлять социально-экономическими процессами на территории округов (об их возникновении см. п. 1.1 настоящей диссертации)350. Деятельность этих администраций была многоплановой. Они руководили внебюджетными фондами351, участвовали в организации проведения референдумов и выборов352, составляли планы социально-экономического развития округов353, решали жилищные вопросы354 и т.д. О многоплановости деятельности администраций территориальных округов г. Архангельска свидетельствует их делопроизводственная документация355. Из содержания обращений граждан в администрации, их жалоб и заявлений можно составить представление о наиболее злободневных для жителей Архангельска вопросах, которые они пытались решить с помощью руководства городских территориальных округов. Так, в 1995 г. в администрацию Маймаксанского округа поступило 309 письменных обращений от граждан. Из них 185 (или 59 %) содержат просьбы об улучшении жилищно-бытовых условий, ремонте жилого фонда, переселению из ветхих домов и их ускоренному сносу. По 111 вопросам коммунального обслуживания поступило 67 обращений. 24 письменных заявления свидетельствуют о том, что меры со стороны ремонтноэксплуатационных служб по улучшению содержания жилого фонда принимались недостаточные (со ссылкой на плохое финансирование). Проблемы торгового и бытового обслуживания, повышения стоимости жизни, несвоевременной выплаты пенсий и пособий, медицинского обслуживания составили 67 % всех обращений граждан. 3% обращений – просьбы об оказании материальной и гуманитарной помощи. По сравнению с предшествующим годом снизилось количество писем по вопросам трудоустройства, увеличилось число обращений граждан по земельным вопросам (23% от общего числа). Также поступило 18 коллективных писем по вопросам о предупреждении загрязнения окружающей среды, о работе общественного транспорта, ремонте тепловых сетей и водоснабжения, домов, дорог и т.д.356 Установившаяся жесткая вертикаль власти тормозила решение многих насущных вопросов местного значения. А.П. Иванов таким образом выразил свое мнению по поводу сложившейся ситуации: «Ну укрепили чиновничью структуру – управленческую вертикаль. А может, ее надо было оставить только в ключевых звеньях – финансы, приватизация, земельные комитеты, – а остальное отдать на откуп городской, районной и сельской власти? И пусть она борется, сопротивляется – опираться можно только на то, что сопротивляется. Но власть "низам" не дали. Назначили глав администраций и не дали им прав окончательного решения ни в чем. Вот они и отфутболивают все вопросы наверх. Шумят сельские учителя, а они им: "А у нас денег нет, область не дала"…»357 Ситуация в местном самоуправлении, сложившаяся в Архангельской области в рассматриваемый в данном параграфе период, когда управление муниципальными образованиями осуществлялось без представительных органов, порой приводила к злоупотреблениям главами исполнительной власти своей фактически никем не контролируемой властью. Так, в сознании жителей Архангельска, по свидетельству Т.Л. Барандовой, это время связывается с «самым коррупционным периодом» в жизни города. В те годы мэром Архангельска был 112 В.Г. Герасимов. Как пишет Барандова, «как раз на его правление пришелся период отсутствия представительного органа в городе. Одним из решений первой сессии избранного позднее городского Совета Архангельска было решение о проведении с помощью КРУ проверки деятельности Герасимова на посту мэра города. В начале июля 1997 г. областная прокуратура откликнулась на требования городского Совета депутатов Архангельска и общественности – было заведено уголовное дело на экс-мэра Архангельска Владимира Герасимова»358. Полномочия органов местного самоуправления были закреплены в Уставе Архангельской области, принятом 23 мая 1995 г. 14-й сессией Архангельского областного собрания депутатов (ст. 36 гл. VIII). По уставу система власти в области основана на принципах разделения властей и разграничения полномочий органов государственной власти и местного самоуправления359. Таким образом, начало рассмотренного в данном параграфе периода было ознаменовано прекращением деятельности Советов и передачей их функций соответствующим администрациям (до времени избрания новых органов и глав самоуправления). Характерная черта данного периода – временное оттеснение на второй план властью исполнительной власти представительной и даже правление первой без участия второй, что было очевидным нарушением демократического принципа формирования муниципальной власти. Фактически в это время исполнительная власть в лице назначаемых сверху глав местных администраций входила в систему государственной власти, что вступало в противоречие с провозглашенным принятой тогда же Конституцией принципом разделения властей и самостоятельности местного самоуправления. Несмотря на указанные противоречия в формировании системы местного самоуправления, проявившиеся в ходе проведения «президентской реформы», в Архангельской и Вологодской областях этот процесс не был полностью остановлен. В частности, разрабатывалась правовая база, необходимая для проведения выборов в реформируемые органы местного самоуправления, и начался сам процесс выборов, хотя в рамках данного периода они были осуществлены далеко не во всех муниципальных образованиях. В это время оказался востребован 113 ным такой институт местного самоуправления, как референдум;

начался процесс принятия уставов муниципальных образований;

активизировалось движение по созданию органов ТОС, в районах стал складываться институт старост;

закладывались территориальные основы системы местного самоуправления. Все это получит дальнейшее развитие на последующих этапах становления системы местного самоуправления. Имеющийся в распоряжении диссертанта исторический материал свидетельствует о том, что процесс формирования системы местного самоуправления в рассмотренный в данном параграфе период в Вологодской области шел быстрее, чем в Архангельской. 1.3. Переход к реализации конституционных принципов местного самоуправления (сентябрь 1995 г. – декабрь 1996 г.) В 1995 г. развернулись дискуссии вокруг проектов Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – «Об общих принципах…»)360. Принятие закона встретило сопротивление со стороны различных звеньев государственных органов и бюрократии, прежде всего на уровне субъектов Федерации. Закон дважды отклонялся Советом Федерации. 12 августа 1995 г. Государственная дума квалифицированным большинством (более 300 голосов из 450 установленной численности) преодолела вето верхней палаты Федерального собрания и направила закон Президенту РФ, который подписал его 28 августа. Закон вступил в силу с момента официального опубликования 1 сентября 1995 г.361 Закон «Об общих принципах…» «в соответствии с Конституцией Российской Федерации определяет роль местного самоуправления в осуществлении народовластия, правовые, экономические и финансовые основы местного самоуправления и государственные гарантии его осуществления, устанавливает общие принципы организации местного самоуправления в Российской Федерации»362. Он обладает приоритетом над иными законами в части норм муниципального права (ст. 7). В законе подчеркивается, что «местное самоуправление 114 как выражение власти народа составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации» (ст. 2). В первой главе закона определены полномочия органов государственной власти РФ и субъектов РФ в области местного самоуправления (ст. 4, 5), предметы ведения местного самоуправления (ст. 6). По закону «в ведении муниципальных образований находятся вопросы местного значения, а также отдельные государственные полномочия, которыми могут наделяться органы местного самоуправления» (ст. 6). Несмотря на провозглашение самостоятельности местного самоуправления, за органами государственной власти субъектов РФ сохраняется ряд контрольно-надзорных функций за деятельностью органов и должностных лиц местного самоуправления (ст. 5). В этой же главе определена законодательная основа местного самоуправления (ст. 7)363. В законе разграничивается компетенция органов государственной власти РФ, субъектов Федерации и органов местного самоуправления в определении территориальных основ местного самоуправления364. Во второй главе определено, что федеральные органы государственной власти устанавливают общие принципы территориальной организации местного самоуправления, регулируют организацию местного самоуправления в закрытых административнотерриториальных образованиях и приграничных территориях (п. 16 ст. 4). Органы государственной власти субъектов РФ наделены компетенцией принимать законы, определяющие территории муниципальных образований (п. 1. ст. 12);

закрепляющие порядок образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований (ст. 5). Представительные органы местного самоуправления, с учетом мнения населения, решают вопросы образования, объединения, преобразования или упразднения внутригородских муниципальных образований, установления или изменения их территорий (п. 3 ст. 12). В третьей главе закона установлены общие принципы формирования органов местного самоуправления, организации взаимодействия между органами и должностными лицам местного самоуправления. По закону «наличие выборных 115 органов местного самоуправления муниципальных образований является обязательным» (п. 2 ст. 14). В законе закреплен порядок их выборов (п. 1 ст. 15);

перечислены вопросы, находящиеся в их исключительном ведении (п. 3 ст. 15). В четвертой главе изложены положения, устанавливающие общие принципы реализации форм прямого волеизъявления граждан365. Пятая глава Федерального закона «Об общих принципах…» посвящена финансово-экономической основе местного самоуправления. В ней определено, что «экономическую основу местного самоуправления составляют муниципальная собственность, местные финансы, имущество, находящееся в государственной собственности и переданное в управление органам местного самоуправления, а также в соответствии с законом иная собственность, служащая удовлетворению потребностей населения муниципального образования». Здесь изложены нормы, определяющие принципиальные подходы к организации хозяйственной деятельности муниципальных образований, к взаимодействию органов местного самоуправления с предприятиями, организациями и учреждениями, находящимися в муниципальной собственности, а также иными субъектами хозяйственной деятельности366. В шестой главе закрепляются гарантии местного самоуправления: запрещается ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией РФ, Федеральным законом «Об общих принципах…» и другими федеральными законами (ст. 43);

решения, принятые путем прямого волеизъявления граждан, решения органов и должностных лиц местного самоуправления, принятые в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми расположенными на территории муниципального образования предприятиями, учреждениями и организациями (п. 1. ст. 43);

обращения органов и должностных лиц местного самоуправления подлежат обязательному рассмотрению органами государственной власти, государственными должностными лицами, предприятиями, учреждениями и организациями, к которым эти обращения направлены (п. 1 ст. 45);

представительные органы обладают правом законодательной инициативы в законодательном органе субъекта РФ (п. 2 ст. 45);

местное само 116 управление обеспечивается судебной защитой (ст. 46). В седьмой главе устанавливается ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед населением муниципального образования, государством, физическими и юридическими лицами. Орган государственной власти субъекта РФ может обратиться в суд за заключением о признании несоответствия деятельности органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления Конституции РФ, уставу субъекта РФ, федеральным законам, законам субъекта РФ, уставу муниципального образования. Заключение суда о признании этого несоответствия является основанием для рассмотрения законодательным органом государственной власти субъекта РФ вопроса о прекращении полномочий органа местного самоуправления или выборного должностного лица местного самоуправления (п. 3 ст. 49)367. Таким образом, Федеральным законом «Об общих принципах…» был установлен порядок реализации прав граждан на осуществление местного самоуправления, закрепленных в Конституции РФ. При этом населению была предоставлена значительная свобода в выборе форм осуществления местного самоуправления и определении структуры его органов. В законе предусмотрено, что основная часть организационных вопросов местного самоуправления должна определяться законодательством субъектов РФ и уставами муниципальных образований. Следовательно, положения Федерального закона «Об общих принципах…» должны были стать основой для формирования нормативно-правовой базы местного самоуправления на уровне субъектов Федерации и муниципальных образований. 14 сентября 1995 г. постановлением Законодательного собрания Вологодской области был принят Устав Вологодской области368. В связи с проблематикой диссертационного исследования в первую очередь обращает на себя внимание глава устава, озаглавленная «Основы местного самоуправления» (гл. 11). Именно эта глава содержит самое большое количество статей (ст. 82– 103). Во время разработки Устава Вологодской области еще не вступил в силу федеральный закон, регулирующий организацию местного самоуправления, по 117 этому в процессе правотворческой работы над основным законом области депутатам приходилось осторожно подходить к закреплению в нем основ местного самоуправления. Задача облегчалась тем, что уже действовал областной закон, регулирующий организацию местного самоуправления в Вологодской области. В дальнейшем развитие законотворчества на уровне Федерации показало, что областные законодатели практически не допустили ошибок. Статья 82 устава определяет местное самоуправление, как деятельность населения, обеспечивающую возможность самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения. Местное самоуправление организуется в границах муниципальных образований. В статье 83 закреплены принципы, на которых в области осуществляется местное самоуправление: соблюдение прав и свобод человека и гражданина;

признание за местным сообществом общественных полномочий;

организационная независимость местного самоуправления, его органов при взаимодействии с органами государственной власти в осуществлении общих задач и функций;

самостоятельность местного самоуправления в пределах своих полномочий при решении вопросов местного значения;

ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления перед местным сообществом;

гласность в работе органов и должностных лиц местного самоуправления;

достаточность финансовых ресурсов для осуществления предусмотренных законом функций местного самоуправления;

многообразие форм организации местного самоуправления;

самостоятельность сообщества в определении структуры органов местного самоуправления;

экономическая и финансовая самостоятельность самоуправления;

государственная поддержка местного самоуправления;

государственный контроль над реализацией органами местного самоуправления государственных полномочий, переданных им на основании закона или договора, а также над исполнением органами местного самоуправления федерального и областного законодательства. Статья 93 закрепляет предметы ведения органов местного самоуправления, осуществляющих их собственное правовое регулирование, включая принятие нормативно-правовых актов. Статья 94 вменяет в обязанность муниципальному 118 образованию иметь устав. В сельских поселениях представительные органы местного самоуправления могут не создаваться. Решения о передаче их функций непосредственно собраниям (сходам) граждан, порядке образования и функциях исполнительных органов (должностных лиц) местного самоуправления принимаются на собраниях граждан369. Статья 101 регулирует формы непосредственной демократии и порядок принятия уставов территорий самоуправления. Территория местного самоуправления может иметь свой герб и иную символику. По инициативе населения территорий местного самоуправления могут образовываться органы ТОС. Органы местного самоуправления могут передавать органам ТОС часть своих функций, заключать с ними договоры, если это не противоречит федеральным законам и законам Вологодской области. Ко времени принятия областного устава в Вологодской области уже имелся некоторый опыт работы ТОС. Наиболее ярким примером тому может служить опыт работы совета ТОС микрорайона Бывалово. Е.М. Жирнов так характеризует его деятельность в первой половине 1990-х гг.: «В практике работы совета немало фактов, когда интересы городской администрации вступали в противоречие с интересами большинства жителей микрорайона. На протяжении многих лет председатель совета и его коллеги последовательно защищали интересы населения микрорайона… Вот эту функцию бываловского совета можно выделить как главную. Не имея каких-либо весомых юридических прав и самостоятельных средств, совет, конечно, вынужден многое просить, обивая пороги различных учреждений и инстанций. Это противоречие достаточно серьезное, и оно нуждается в разрешении. Кроме общих проблем района, члены совета вместе с депутатами осуществляли и общественный прием жителей Бывалово, стараясь помочь каждому обратившемуся»370. Не случайно по результатам опроса жителей Бывалово оценка ими качества жизнеобеспечения своего микрорайона в 1995–1996 гг. оказалась почти в два раза выше аналогичных показателей по другим районам г. Вологды371. В связи с закреплением в Уставе Вологодской области возможности образования по инициативе населения органов ТОС эта форма осуществления местного самоуправления позднее получила 119 дальнейшее развитие (см. п. 2.2). В середине 1990-х гг. перед субъектами РФ остро встала проблема выбора территориальной основы местного самоуправления. Фактически речь шла о теоретическом обосновании модели территориальной организации местной публичной власти. Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» местное самоуправление осуществляется на территориях муниципальных образований, которые «устанавливаются в соответствии с законами субъектов Российской Федерации с учетом исторических и иных местных традиций» (п. 1 ст. 12). В состав территории муниципального образования входят земли поселений, прилегающие к ним земли общего пользования, рекреационные зоны, земли, необходимые для развития поселений, и другие земли в границах муниципального образования, независимо от форм собственности и назначения (ч. 2 ст. 12). При этом закон дает достаточно широкую трактовку самого понятия «муниципальное образование»: муниципальным образованием может быть городское или сельское поселение;

несколько поселений, объединенных общей территорией;

часть поселения или иная населенная территория, «в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления» (п. 1 ст. 1). Следовательно, каждый субъект РФ должен был самостоятельно определить территории, в границах которых будут созданы муниципальные организации местного самоуправления. Исследователи, как правило, выделяют два возможных принципа территориальной организации местного самоуправления – поселенческий и территориальный: «Поселенческий принцип предусматривает создание территориальной организации местного самоуправления в границах городских и сельских поселений… Территориальный принцип означает, что организация местного самоуправления осуществляется в границах территориального образования, созданного административным способом в результате административного или территориального деления региона – субъекта РФ (район, округ, уезд, волость и т.п.)»372. По вопросу выбора модели формирования муниципальных образований в 120 Вологодской области существовало две точки зрения. Сторонники первой утверждали, что с учетом сложного социально-экономического положения и демографических факторов в настоящее время реально могут существовать (как переходная модель) муниципальные образования лишь на уровне районов и городов областного значения. Их оппоненты придерживались мнения, что муниципальные образования могут и должны создаваться сразу на уровне поселений, причем без учета их экономического потенциала и численности населения. Принятие решения потребовало серьезной подготовительной работы. Был проведен анализ исторического уклада жизнедеятельности поселений Вологодской области до 1917 г. и в советский период, анализ современного социальноэкономического положения районов, городов, сельских населенных пунктов, производилась оценка демографической ситуации. К концу 1996 г. на территории Вологодской области площадью 145,7 тыс. кв. км проживало 1 млн. 344 тыс. человек;

плотность населения составляла 9,3 человек на 1 кв. км (что приближается к средней плотности населения России, которая на 1 января 1995 г. составляла 8,7 человека на 1 кв. км.)373. Наиболее высока плотность населения в центральной и западной части области с центрами в г. Вологде и г. Череповце, где сосредоточено примерно 900 тыс. человек, или почти 65 % населения. Наименьшая плотность населения в восточных и северных районах области. Ко времени решения вопроса выбора модели формирования муниципальных образований 65 % населения области проживало в 15 городах, 6 % – в 12 поселках городского типа, 2,9 % – в сельских районных центрах, 26,1 % – в 6720 сельских населенных пунктах при территориальной разобщенности. Более чем в 1,5 тыс. населенных пунктах не было постоянно проживающего населения, а в 5200 – число жителей составляло менее 50 человек. Во многих сельсоветах (около 400) численность населения подвержена существенным колебаниям. Объекты социально-культурного назначения (школы, больницы, медпункты, клубы, библиотеки и т.п.) расположены в большинстве случаев в районных центрах или центральных усадьбах сельхозпредприятий.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.