WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ЛЕГЕНИНА ТАТЬЯНА БАГИРОВНА ГЕНДЕРНАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

1 реализация на практике усвоенных гендерных схем1. Гендерная схема - это когнитивная структура, сеть ассоциаций, которая функционирует как предвосхищающая структура, она заранее настроена на то, чтобы искать и группировать информацию. Поведение, характеристики, культурные символы спонтанно сортируются на категории «мужское -женское»2. Ш. Берн полагает, что гендерная схема состоит из сценариев и планов действий, необходимых для реализации поведения, соответствующего гендеру3. Согласно этой теории усвоение и принятие установок, связанных с выполнением определенной гендерной роли, осуществляется в процессе первичной социализации. Данная теория содержит черты двух теорий усвоения половой роли: социального научения и когнитивного развития. В рамках теории гендерной схемы предполагается, что половая дифференциация и типизация являются результатом гендерно-схематизированной переработки информации, связанной с понятиями «мужское» и «женское». Источником гендерно-схематизированных представлений служат существующие в обществе полодифференцирующие практики. Ориентируясь на взрослых, ребенок научается выбирать из всех возможных определений Я только те, которые применимы к его полу. Разнообразные содержания концепции Я начинают организовываться строго определенным образом, и Я-концепция ребенка становится полотипизированной. Воспринимая новую информацию (включая и новое знание о себе), ребенок кодирует и организует эту информацию в соответствии с доминирующими культурными представлениями о женственности и мужественности и традиционными представлениями о мужских и женских ролях в обществе, т.е. в рамках заданной извне гендерной схемы. Таким образом, и самооценка ребенка, и выбираемые им варианты поведения в сущеГусева Ю.Е. Гендерная.социализация // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. - СПб., 2003. - С. 85 2 Клецина И.С. Гендерная автобиография как метод изучения механизмов гендерной социализации // Практикум по гендерной психологии /Под ред. И,С. Клециной. - СПб., 2003.-С. 133. 3 Берн Ш. Указ.соч. –С. ственной мере определяются содержательным компонентом гендерной схемы. Родителям, которые хотят воспрепятствовать формированию гендерносхематизированных представлений у детей, С. Бем предлагает следующие стратегии. Во-первых, они могут всячески отводить внимание ребёнка от культурных коррелят пола, акцентируя биологические корреляты. Вовторых, родители могут предложить детям альтернативную схему, с помощью которой ребенок будет перерабатывать социальную информацию и интерпретировать культурные ассоциации, когда культура им их предложит. Альтернативная схема помогает человеку выстроить сопротивление против уроков доминантной культуры и позволяет оставаться асхематичным, даже живя в гендерно-схематизированном мире. В качестве вариантов альтернативных схем могут быть использованы следующие: 1) акцентирование индивидуальных различий, а не половых;

2) сравнение во временном аспекте ситуаций, отражающих наличие дискриминации по признаку пола;

акцепт на уменьшении явлений сексизма в западных странах в последние годы;

3) анализ проявления культурного релятивизма — информирование о полоролевых предпочтениях, существующих в разных культурах и отличающихся от традиционных западных стандартов1. Итак, мы видим, что изменяющиеся ожидания становятся главной темой обсуждения социальных ролей. Роли, предписанные представителям разного пола перестают рассматриваться как взаимодополняющие, делается акцент на их иерархию и отношения власти. Итак, гендерная социализация означает два вида взаимосвязанных процесса. Во-первых, это усвоение индивидом социального опыта, психосоциальных установок и ценностных ориентации, определенных способов поведения и деятельности, присущих представителям того или другого пола. Во-вторых, это процесс формирования полового самосознания, которое включает в себя:

Берн Ш. Указ.соч. –С. • познание своего сходства и различий с представителями своего пола и отличие от представителей противоположного пола;

• самоутверждение своего полового «Я» в общении и деятельности. Критериями гендерно-социализированной личности выступает следующее. 1. Содержание сформированных установок, стереотипов, ценностей, картин мира человека, в отношении предназначении женщины и мужчины в обществе. 2. Адаптивность личности, ее нормотипическое поведение, образ жизни личности, согласно половой принадлежности. 3. Гендерная идентичность, как аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола. Таким образом, гендерная социализация начинается буквально с момента рождения ребенка, а в трансляции детям полоролевых качеств чрезвычайно велика роль стереотипов, выработанных в обществе и культуре относительно мужчин и женщин, способствующих однозначному пониманию возможностей маскулинности и феминности. Наиболее распространенные гендерные стереотипы усваиваютя в детстве благодаря основным институтам социализации. Влияние родителей - один из основных социализирующих факторов, так как семья для ребенка – это первый его социальный мир. Дети наблюдают, как их родители выражают свои чувства, выполняют желания друг друга, общаются и строят отношения с другими людьми. В этом заключается процесс гендерной социализации. В результате ребенок создает модель того, что значит быть мужчиной и женщиной. Мальчики и девочки воспроизводят модель поведения других мужчин и женщин, повторяя их сложности и проблемы. Таким образом, в процессе социализации происходит воспроизводство и развитие гендерной культуры сообщества.

1.3. Место и роль семьи в гендерной социализации подрастаюшего поколения При рассмотрении семьи и семейных отношений с точки зрения социологического подхода, семья характеризуется как «матрица человеческой личности», часто описывается как «элемент социальной структуры», «первичная ячейка общества», «наиболее сложная форма социальной общности» и т.д. Действительно, семья является наиболее полной, емкой и оптимальной моделью человеческих взаимоотношений, в которых «наиболее органично взаимосвязываются две основные составляющие человеческого бытия – природная и социокультурная»1. Для каждого человека брак и семья выступают, пишет Н.Васильева, «в качестве социальной и в качестве индивидуальной необходимости»2. Под индивидуальной необходимостью нужно понимать не только удовлетворение первичных биологических потребностей человека, но и потребностей в любви, признании, принятии. И именно в семье, организованной в соответствии с высшими общечеловеческими критериями, достигается «мера равновесия» между природной, психологической и социокультурной составляющими человеческой жизни. Существует множество дефиниций семьи, выделяющих в качестве системообразующих отношений различные стороны семейной жизнедеятельности, начиная от простейших и крайне расширительных (например, семья – это группа людей, любящих друг друга, или же группа лиц, имеющих общих предков, либо проживающих вместе) и кончая обширными перечнями признаков семьи. Один из крупнейших отечественных специалистов в области брака и семьи А. Г. Харчев определяет семью как «исторически конкретную систему взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, как малую Малыгин Г.С. Смысл жизни и жизнь смысла. Иркутск, 1998.- С.179. Васильева Н. Семья как философская проблема: Сб. Сила первого взгляда. - М., 1998.С.40.

социальную группу, члены которой связаны брачными или родительскими отношениями, общностью быта и взаимной моральной ответственностью и социальная необходимость которой обусловлена потребностью общества в физическом и духовном воспроизводстве населения»1. Нам представляется, что это - наиболее емкое определение. Из данного положения следует, что семья определяется отношением родители - дети, а брак представляет собой легитимное признание тех отношений между мужчиной и женщиной, которые сопровождаются рождением детей. Для более полного понимания сути семьи следует иметь в виду ее пространственную локализацию – жилище, дом, собственность и экономическую основу семьи – общесемейную деятельность родителей и детей, выходящую за узкие горизонты быта и потребления. С. И. Голод склонен «рассматривать семью как совокупность индивидов, состоящих, по меньшей мере, в одном из трёх видов отношений: кровного родства, порождения, свойства. Доминирование одного из названных отношений и его характер (от крайней формы половозрастной зависимости до соответствующей автономии) могут служить критериями, определяющими исторический этап эволюции моногамии. Исходя из этой логики и были сконструированы следующие идеальные типы семьи: патриархальный или традиционный, детоцентристский или современный, супружеский или постсовременный»2. Не менее интересное определение дается авторами учебника по социологии семьи А.И.Антонов и В.М.Медков. Они пишут: «Семья - это основанная на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества–родительства-родства, и тем самым осуществляющая воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи»3. Наличие 1 Харчев А. Г. Брак и семья в СССР. 2-е изд.- М., 1979.- С.75. Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. – Спб., 1998. –С.91-92. 3 Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи.- М.: Изд-во МГУ, 1996. - С. 66.

только одного или двух из названных отношений характеризует фрагментарность семейных групп, бывших прежде собственно семьями (по причине повзросления и отделения детей, распада семьи из-за болезни, смерти ее членов, из-за развода и других видов семейной дезорганизации). Семья играет огромную роль в воспроизводстве и социализации молодого поколения. Именно здесь передается опыт, традиции, обычаи от старшего поколения к младшим, именно здесь получает молодое поколение представления о мире, вбирает общие ценности и начинает ориентироваться на общепринятые стандарты. В семье приобретаются необходимые социальные навыки, осваиваются базовые стереотипы поведения, установки, социокультурные нормы и правила, реализуются эмоциональные предпочтения, создаются оптимальные условия для получения психологической поддержки и защиты от стрессов и перегрузок, возникающих при взаимодействии с внешним миром. И от гармоничного устройства этого института зависит успешность выполнения этих функций1. Размышляя о вопросах брака и семьи, Гегель первым предположил, что формы их исторически обусловлены. Следовательно, и объяснение всех процессов, связанных с феноменом семьи, необходимо искать в исторических закономерностях. Именно изменение социокультурных условий вызвали усугубление противоречий между семейными и внесемейными ценностями, которые рядом исследователей определяется как ценностный кризис современной семьи. На протяжении всей истории изменения, происходящие в семье, теснейше связаны с изменениями общественной жизни в целом. Так, историческая динамика половой любви, по мнению М.С.Верба2, отражает развитие человеческой индивидуальности и зависит от характера общественных отношений. Например, доминирование еще в недавнем прошлом социобиологических факторов в отношениях между полами, которое закреплялось опре Малыгин Г.С. Смысл жизни и жизнь смысла. Иркутск,-1998.

Верб М.С. Любовь и семья в ХХ веке.-Свердловск., 1988.- С.49.

деленными стандартами поведения, представляло собой чисто эротическое влечение, направленное преимущественно от мужчины к женщине как сексуальному объекту. В конце же двадцатого столетия мы наблюдаем так называемую либерализацию типов сексуального поведения, когда женщина в силу своей социальной и материальной самостоятельности сама активно выбирает мужчину как объект эротического влечения. Особо следует остановиться на социальных функциях семьи. Советскими социологами функции семьи подразделялись на основные и дополнительные, материальные и духовные. А.Г.Харчевым и М.С. Мацковским в 80-х гг. были выделены следующие функции семьи: репродуктивная, воспитательная, хозяйственно-экономическая, рекреативная, первичного социального контроля, эмоциональная, коммуникативная.1 3.А. Янковой и М.И. Панкратовой выделялись функции эмоционального контакта, организации повседневной жизни, супружеско-гедонистическая, организации досуга.2 В качестве основных рассматривались функции воспроизводства населения и социализации молодого поколения. А также ряд других функций: поддержания физического и психологического здоровья, духовного общения, досуговая, социально-статусная, сексуальная).3 Для нашего исследования основными являются репродуктивная функция и культурно педагогическая функция. Репродуктивная – это функция воспроизводства в детях численности родителей, воспроизводство поколения в целом. Осуществляя функцию продолжения человеческого рода, семья обеспечивает рост народонаселения, что является одним из условий материальной жизни общества. Демографы рассматривают семью как важнейший элемент воспроизводства населения в широком смысле слова, в её общественноСм: Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы.- М., 1978. С.31-47 2 См: Гаспарян Ю.А. Семья на пороге XXI века.- С-Пб., 1999. - С.49 3 См: Российская социологическая энциклопедия.- М., 1999. -С.462- исторической обусловленности, что предполагает исследование рождаемости и формирование семьи во взаимосвязях с социально-экономическим развитием общества. Культурно-педагогическая функция семьи играет незаменимую роль в социализации человека, его воспитании. «В области духовной жизни самой важной функцией семьи является воспитание детей. Эта функция тесно связана с естественной и социальной сущностью семьи как воспроизводительницы человеческого рода»1. Установлено, что только семья, если она является нравственной, здоровой и сплочённой, обладает такой системой передачи социальной информации, которая позволяет ребенку осваивать ее с максимальной заинтересованностью, полнотой и быстротой. Компоненты этой системы – родительская любовь и безграничное доверие ребенка к родителям, общий психологический климат семьи и ее представительность как своего рода микромодели общества. Именно благодаря всему этому семья и должна быть основным «опосредующим звеном», способным обеспечить включение человека в большой, сложный и противоречивый мир общественных отношений. В историческом прогрессе семья обеспечивает непрерывность и преемственность в духовном воспроизводстве поколений, человеческой личности. В процессе поступательного развития общества, в прогрессе культуры через семью происходит передача из поколения в поколение многих видов человеческой деятельности и форм общения людей. «Культура связана со всеми сферами и областями общественной жизни, с деятельностью людей и их отношениями, характеризует и содержание и формы социальных явлений»2. Говоря о функциях семьи, следует помнить, что речь идет об общественных результатах жизнедеятельности миллионов семей, которые обнаруживаются на уровне общества, имеют общезначимые последствия и характеризуют роль семьи как социального института среди других институтов об1 См: Российская социологическая энциклопедия.- М., 1999. - С. Там же. - С.169- щества. Важно подчеркнуть, что это суть функции общества, как бы закрепленные за специализированными на их выполнении институтами, и поэтому у каждого из институтов есть функции, определяющие уникальность, профиль данного института, и функции, которые сопровождают действие основных. Нельзя делить функции семьи на главные и второстепенные, все семейные функции главные, однако, необходимость различать среди них те особые, которые позволяют отличать семью от других институтов, привела к выделению специфических и неспецифических функций семьи. Специфические функции семьи вытекают из сущности семьи и отражают ее особенность как социального явления, тогда как неспецифические функции – это те, к выполнению которых семья оказалась принужденной или приспособленной в определенных исторических обстоятельствах. Таким образом, специфические функции семьи, к которым относятся рождение (репродуктивная функция), содержание и социализация детей, остаются при всех изменениях общества, хотя характер связи между семьей и обществом может изменяться в ходе истории. Поскольку человеческое общество всегда нуждается в воспроизводстве населения, постольку «всегда» остается социальная необходимость в семье как социальной форме организации рождения и социализации детей, причем, в такой своеобразной форме, когда реализация этих общественнозначимых функций происходит при личной мотивированности индивидов к семейному образу жизни – без всякого внешнего принуждения и давления. Наличие личных потребностей в семье и детях, личных желаний и влечений к браку и семье – очень важное обстоятельство, показывающее, что существование семьи и общества возможно только потому, что миллионы людей испытывают потребность в семейном образе жизни и потребность в детях, и лишь благодаря этому происходит воспроизводство населения. Если представить себе, вообразить иные формы социальной организации воспроизводства населения, основанные на принуждении, не на личных мотивах людей, то эти формы уже не могут считаться семьей в привычном социо культурном смысле, соответствующем всем известным из истории типам семей. С другой стороны, теоретически возможное появление биотехнологий зачатия и «вынашивания» плода вне материнского организма, в «пробирке», будет означать устранение семьи как исторически сложившейся личностной и даже интимной формы удовлетворения социальной потребности в воспроизводстве населения. Вышесказанное характеризует потенциальную возможность такого изменения общественной жизни, когда социальная необходимость в воспроизводстве населения приходит в противоречие со свободой выбора личностью любых форм социального поведения. В принципе возможно такое (катастрофическое!) изменение социума, при котором социально приемлемыми оказываются насильственные меры принуждения людей к тем видам социального поведения личности, что противоречат личным влечениям. (К ним, в частности, следует отнести и «пробирочные», конвейерные формы организации воспроизводства населения, которые вполне могут быть реализованы казарменным государством во избежание угрозы депопуляции). Вероятность подобного исхода определяется тем, что исторически убывает потребность семьи в детях. Будущее семьи как гармонии между личной потребностью супругов в детях и обезличенной потребностью социума в работниках зависит от способности социальной системы сохранить семью вместе с личностной вовлеченностью супругов в реализацию ее специфических функций. В начале ХХ века социальные институты все более совмещают с семьей выполнение функций образования и воспитания (школы и детсады), защиты и охраны (полиция, армия), функции питания, одежды, досуга (сфера обслуживания), функции благосостояния и передачи социального статуса (индустриальный наемный труд). У. Огборн все эти факты обобщил в теории «перехвата» семейных функций, утверждающей «прогрессивный» характер этого процесса. Подобная «прогрессистская» точка зрения не стала всеобщей. П. Сорокин видел в уменьшении и сворачивании социокультурных функций семьи, в том числе специфических, негативное воздействие индустриально урбанистской цивилизации, неизбежно превращающее семью в бездетное сожительство мужчин и женщин «где дом будет местом ночных встреч для сексуального общения»1. На приверженности к различным подходам в анализе развития и соответственно характера изменений семьи и происходит разделение позиций ряда авторов, оценивающих и изучающих современное состояние семьи.2 Основоположник структурно-функционального анализа Т. Парсонс выступал за изменение семьи, ее реорганизацию: за переход от супружеской системы родства к изолированной супружеской семье3. По его мнению, семья переживает фундаментальные перемены, вызванные индустриализацией и урбанизацией, но нельзя говорить о ее «дезорганизации». Семья лишилась части своих функций, например, перестала быть кооперативной ячейкой по производству материальных благ и услуг, но она сохранила и приобрела другие функции (социализация детей, создание необходимой обстановки для психологической разрядки подростков и др.), новые ролевые статусы. Мужчина получил «инструментальные роли» в семье – это получение и накопление дохода, женщина «экспрессивные»- социоэмоциональные. Эти новые структурные характеристики семьи, по мнению Т. Парсонса, противостоят дезинтеграции семьи. По его мнению, нуклеарная семья более эффективна для социализации и осуществления взрослых ролей в современном городском индустриальном комплексе. По мнению А.И. Антонова, В.М. Медкова, С.А. Сорокина др4. кризис традиционной семьи является следствием не только процесса модернизации общества, но и обусловлен политикой государства. «Социальная политика не См: Выделяются 2 концепции: «алармистская», основанная на идее утраты важнейших цементирующих семью ценностей и «либеральная», основанная на идее прогресса и возникновения ценности свободного выбора. 3 См, например: Парсонс Т. Система современных обществ. - М.: Аспект-Пресс,1997;

Американская социологическая мысль.-М.,1994. - С.380 4 См., например: Антонов А.И., Борисов В.А.Кризис семьи и пути его преодоления-М.: ИС АН,1990;

Антонов А.И., Медков В.М.Социология семьи.-М.,1996;

Сорокин С.А.Российская семья и три законопроекта по ее охране.-М.:Экономика,1999.

Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. М., 1992.- С.406- решает проблем противоречивости семьи и общества, необходима особая семейно-демографическая политика, главным отличием которой является ее просемейная направленность»1. По их менению, переход к индустриальному обществу привел к ослаблению экономической и социальной мотивации многодетности и распространению норм массовой малодетности. Автономизация и нуклеаризация семьи ведут к снижению рождаемости, росту разводов и одиноких людей. Все изменения, происходящие с современной семьей носят негативный характер и требуют принципиального вмешательства со стороны государства. «Задача политики укрепления семьи с детьми, семейности, - в том, чтобы создать в рыночной системе новую рыночную мотивацию к обзаведению семьей и детьми. Материнство и отцовство, если следовать логике рынка, должны стать профессиональным занятием, таким же, как любое другое»2. Происходит изменение представления о типично мужских и женских ролях, не создается жестких норм регламентации брачно-семейных отношений, происходит изменение самих ориентации и ожиданий, связанных с браком, представлений о нем. С одной стороны, объективные условия современного общества позволяют человеку прожить одному: в современных условиях все социальные институты и весь строй жизни ориентированы на индивидаодиночку. Экономическая и производственная системы с развитой инфраструктурой, с системой индивидуальной зарплаты дают индивиду возможность быть независимым от семейного клана, общины, родственников. Полученное образование и профессия позволяют найти работу, иметь постоянный источник дохода и обеспечивать себя материально. Развитая инфраструктура (система общественного питания и обслуживания) позволяет избавиться от забот домашнего быта. Средства массовой информации, Интернет, вполне могут заполнить нишу информационного и коммуникационного дефицита. Такая ориентация на независимость относится не только к мужчинам, но и к жен1 См: Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России 21 века.- М., 2000. -С.395 См: там же.- С. щинам, так как они в большей степени, чем мужчины приобрели экономическую и моральную свободу. Но еще большие изменения происходят в сознании людей, ибо от семьи ожидают дальнейшей трансформации. Американский футуролог Дж. Коатс в своей статье с характерным названием «Будущее семьи»1 писал, что все основные функции семьи (воспитание детей, регулирование половых отношений, уход за престарелыми или больными, материальная поддержка и др.) подвергаются изменениям. Он называет следующие моменты, демонстрирующие характер и направленность таких изменений, а также их причины: 1. Родители ведут активный образ жизни и после окончания срока воспитания детей, что связано со значительным увеличением средней продолжительности жизни. В нашей стране наблюдается некоторый спад продолжительности жизни, но в сравнении с прежними временами она достаточно велика, что позволяет говорить о присутствии данной тенденции и в нашем обществе. 2. Сексуальное поведение становится все более автономным от процессов воспроизводства. Причина этого в изменении представления о человеческой природе, отказе от религиозных и иных традиций, возможности избежать беременности при помощи аборта или контрацепции. 3. Формирование нового стиля жизни при помощи телевидения, кино и прессы. Данный стиль сформирован для стимулирования потребления в соответствии с канонами общества потребления. 4. Школа, СМИ и др. внесемейные средства воспитания приобретают все большее значение, по сравнению с семьей. Они все более отвечают за процессы формирования системы ценностей, а авторитет старших членов семьи может снижаться. 5. Многие прежние формы давления на семью и ее устои теперь исчезли благодаря новой организации жизни в больших городах. Теперь семья сама Кваша Б.Ф. и др. Ценностные основы семьи: монография. - Спб., 1997.- С.31.

может выбирать круг общения и, следовательно, контролировать набор оценок действий своих членов. 6. Все большее значение в жизни людей приобретают группы, в которые люди объединяются «по интересам», что уменьшает влияние семьи. Появление одной или более референтных групп здесь способно выполнить те же функции, которые прежде выполняла семья: оценочную, досуговую, моральной поддержки и т.п. 7. Формы сексуального поведения, не приводящие к деторождению становятся все более предпочтительными. Все это сильно изменяет само содержание, да и форму семейной жизни. Легкость создания семьи компенсируется легкостью ее разрушения. Далее Коатс выделяет следующие тенденции, заключающиеся во влиянии экономики на трансформацию семьи: увеличение числа семей, где работают оба супруга, увеличение возраста вступления в брак и рождения детей, усиление маскулинизации домашнего хозяйства и многое другое. Из всех этих, не подвергаемых сомнению фактов, он делает довольно неожиданный вывод-прогноз о том, что семья и брак станут разновидностью бизнеса. Супружеские отношения приобретут тип партнерских. Современные исследователи (С.И.Голод, А.А.Клецин и др.), определяют семью как «совокупность индивидов, состоящих, как минимум, в одном из трех видов отношений: кровного родства, порождения и свойства». Полагается, что названные отношения – с доминированием одного из них (упрощенно говоря, от крайнего авторитаризма до гармонической эгалитарности) «могут служить критериями, определяющими исторический этап эволюции моногамии» 1. Исходя из этого, можно говорить о следующих типах семей: патриархальном (или традиционном), детоцентристском (или современном) и супружеском (или постсовременном).

Голод С.И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семьи. Теоретико-типологический анализ. - Спб., 1994.- С.5.

На рубеже веков заметное распространение получили так называемые внебрачные семьи, одной из форм которых является неполная семья. Основой внебрачных семей является не актуальный брак, который связан с разнообразными механизмами социального регулирования сексуальных отношений, направленными на продолжение рода. К внебрачным семьям относят неполную, а также материнскую семью, отличающуюся от неполной тем, что в семье изначально не было супруга. Неполная семья образуется либо в результате развода, либо в результате овдовения. В связи с этим, выделяются следующие специфические проблемы неполной семьи, оказывающие заметное влияние на формирование деструктивных явлений в социуме. К числу этих проблем относятся:

-трудности воспитания ребенка одним родителем и собственно проблемы ребенка, растущего в неполной семье:

-вовлечение ребенка в супружеский конфликт в период и после развода;

-переживания ребенка в результате смерти родителя;

-неучастие родителя в воспитании ребенка;

-неадекватное поведение родителя в процессе воспитания вплоть до полного отказа от выполнения своих обязанностей;

-низкий уровень жизни;

-травмирующая ребенка реакция на социальное окружение;

-отсутствие психологической поддержки родителя со стороны его ближайшего окружения;

-отсутствие помощи со стороны социальных служб. По данным выборочной переписи 1994 года, в Российской Федерации 20 % семей с детьми несовершеннолетнего возраста были «неполными», преимущественно материнскими, 19,6 % всех детей в 1994 году рождены вне брака. Среди альтернативных типов семейного устройства отмечается распространение так называемого гражданского брака, который на рубеже веков приобретает все больше сторонников не только в западных странах, но и в России. Характерной особенностью таких союзов является то, что они имитируют семейный стиль совместного проживания, но юридически не закрепляются. Часто в этом случае используется термин сожительство. По данным соцологических исследований сожительство характерно для молодых;

в более старших возрастных группах оно встречается редко. Достаточно распространенным является завершение сожительства регистрируемым браком под так называемым «давлением» беременности, что позволяет прогнозировать формирование дисгармоний в некоторой доле таких семей с последующим их переходом в ранг неполных либо повторных. В современном обществе1 молодое поколение не спешит связывать себя узами Гименея, потому, что супруги с детьми упускают возможности для других радостей (17,3 %), что дети отнимают очень важную часть жизни взрослого (30,4 %) и что уход за детьми требует слишком больших усилий, отвлекая от профессиональной карьеры (68,7 %). Именно поэтому девушки планируют замужество после 25 лет - после достижения «независимости и стабильности положения в обществе», а юноши – еще позже: 27-30 лет. Если в 1990 г. среди всех мужчин, вступивших в брак, на группу до 18 лет приходилось 1,0 % всех браков, на группу 18-24 года-52,5 %, на группу 2543 года – 29,5 %, то к 2000 г. соответствующие показатели уже были 0,4 %, 45 %, 33,8 %.Среди женщин аналогичная динамика: в 1990 г. среди всех вышедших замуж 5,4 % вступили в брак в возрасте до 18 лет, 59,1 % - в возрасте 1824 года, 20,7 % - в возрасте 25-34 года, к 2000 году соответствующие показатели составили: 3,3 %, 57,0 %, 23,7 %.2 При этом видят себя бездетными 10 %, более четверти опрошенных хотели бы иметь только одного ребенка. Следует отметить еще одну тенденцию См., напрмер : Бабочкин П.И. Социокультурное становление молодежи в динамично изменяющемся обществе: Дис.д-ра филос.наук.-М.,2001;

Бинеева Н.К.Проблемная семья: специфика семейно-брачной и половой социализации: Дис.кан.социол. наук.-Ростов-на – Дону,2001;

Карцева Л.В.Семья в условиях трансформации российского общества: теоретическая модель и эмпирическая реальность: Дис… д-ра социол.наук.-Казань,2002;

Кузнецов В.И. Эволюция ценностных ориентаций российской молодежи в условиях социальной трансформации общества: Дис…д-ра социол.наук-М.,2000 и др. 2 См: Демографический ежегодник России:Сат.сб.-М.,2001,-С 137.

изменения репродуктивных установок - это положительное отношение к возможному отказу от рожденного ребенка вне брака или до совершеннолетия. Так, лишь 7,1 % боятся морального осуждения в случае отказа от ребенка. Процесс уменьшения потребности в детях продолжается. Все меньшая часть населения испытывает потребность иметь в семье то число детей, которое обеспечивает нормальное воспроизводство населения и социализацию социально компетентных личностей.1 Так, в семьях старшего поколения у бабушек и дедушек подростка среднее число детей равно 4,37, у родителей-2,03, а установка его самого-1,99. Это данные исследования 1981 г., а в 1994 г. число детей у супругов (бывших подростков) равно 1,25, а репродуктивная установка на детей равна 1,60. Результаты исследования с очевидностью позволяют предполагать, что в ближайшем будущем не произойдет повышения уровня рождаемости и что малодетность становится органической чертой российского общества. По расчетам российского демографа В.А.Борисова в среднем при 1,5 детной семье население страны уменьшится наполовину через 50 лет, при однодетности-через 24 года.2 И в самом деле, в 1992-2000 годах естественная убыль населения РФ составила 5,8 млн. человек, а численность населения сократилась на 2,8 млн. человек.3. В России наблюдается старение населения. По сравнению с переписью 1989 года средний возраст жителей страны увеличился на 3 года и составил 37,7 лет, мужчин-35,2 лет, женщин – 40,0 лет (по данным переписи населения 1989 г. средний возраст населения составлял-34,7, мужчин-31,9 лет, женщин37,2 лет). Cм: Антонов А.И., Медков В.М., Архангельский В.Н.Демографические процессы в России XXI века.-М., 2002.-С.92. 2 Демографическое развитие в СССР.- М.,1985.-С.50. 3 Cм: Антонов А.И., Медков В.М., Архангельский В.Н.Демографические процессы в России XXI века.-М., 2002.-С.22. 4 См: Основные итоги всероссийской переписи населения в 2002 г.-М.: Госкомстат,2003.С.10.

Приведенные статистические данные об изменении интегральных показателей семейного образа жизни свидетельствует в целом, о серьезных трансформациях в ценностных ориентациях молодого поколения. Так на фоне общего падения рождаемости в последнее десятилетие уменьшились во всех молодежных возрастах матерей возрастные коэффициенты рождаемости (число родившихся живыми на 1000 женщин данного возраста): в группе с 15 до 19 лет с 55,6 до 28,1 с 1990 по 2000 гг., в группе 20-24 лет с 156,8 до 93,1 с 1990 по 1999 гг., в группе 25-29 лет с 93,2 до 65,2 с 1990 по 1999 гг.. И только с 1999 по 2000 гг. в двух последних возрастных группах наметилось небольшое повышение показателей соответственно до 95,3 и 68,7.1 Следует отметить, что двухдетность воспринимается с осторожностью и опасениями со стороны однодетных родителей, а трёхдетность - двухдетными. Между тем материально-экономические трудности испытывают семьи разных типов и в похожей степени ввиду наличия одной общей проблемы - низкого уровня заработной платы и, соответственно, невысокого уровня жизни в российском обществе. При этом неоспоримым является тот факт, что в азиатских странах СНГ, уровень жизни в которых значительно уступает уровню жизни в России и в других европейских государствах содружества, рождаемость остаётся по-прежнему высокой, как и в государствах подобного типа на других континентах. Однако, эффективность социализационной функции семьи очевидна. Семья еще «в ранней истории человечества занимала одно из доминирующих мест в системе агентов социализации»2, хотя никогда и не выступала единственным и самостоятельным агентом. По сравнению с другими институтами общества семья и сегодня обладает, несмотря на определенные сложности, максимальными возможностями в процессе приобщения детей к социальным ценностям и ролям. Эффектив 1 См: Демографический ежегодник России: Сат.сб.-М.,2001,-С 137. Голофаст В.Б. Изменения семьи при капитализме.: Сб. Семья как объект философского и социологического исследования. - Л-д, 1974.- С.82.

ность ее воспитательной функции во многом определяется следующими факторами:

-нравственно-психологическим микроклиматом в семье;

-материальным и социальным статусом семьи ;

-степенью разрешения противоречия между семейными интересами и потребностями, с одной стороны, и производственной занятостью родителей, особенно матери – с другой;

-ролью отца в общении с детьми и т. д.1 Сильнейшее воздействие на социализирующие функции семьи оказывает также историческое прошлое народа и жизнедеятельность семей предыдущих поколений, смена которых в семье отражает развитие всего общества и имеет четкие биологические и социальные характеристики. Воспроизводство новых поколений – это не только естественное продолжение рода, но и социальная смена одного поколения другим, причем каждое последующее поколение продолжает дело предшествующих через непосредственные контакты и семейный образ жизни. «Родители воспроизводят себя в детях физически и нравственно, т. е. индивид ассимилирует семейную среду»2, которая является главным источником социализации его на детско-подростковом этапе жизни. Семья есть непрерывно действующий институт, обладающий значительной инерцией во многих аспектах, и трудно заменить ее тысячелетний опыт. В силу этой инерционности и значительной сложности механизмов семейной социализации семья обладает важнейшими преимуществами перед другими социализирующими институтами. Именно в семье пересекаются все силы общества, фокусируются социальные ценности и интересы. И это особенно актуально в период перехода от детства к юности, когда ярко демонстрируется претензия на взрослость, ориСавинов Л.И. Семья и общество : история, современность и взгляд в будущее. - Саранск., 1992.- С.37. 2 Касьянов Н.Р. Семья и социализация индивида: Сб. статей. Семья и социальная структура социалистического общества. - М., 1980.- С.42.

ентация на нормы и ценности, принятые в мире взрослых, сложные и противоречивые переживания, порождаемые стремлением подростка к идентификации себя с этим миром. Семья выполняет функцию социализации по двум основным линиям:

-сознания (мышление, чувства, воля);

-деятельности. Традиционная семья через процесс социализации решает задачу преемственности поколений, сохранения нравственных ценностей и установок, бытового уклада, и даже профессиональных предпочтений предков. В условиях авторитарного типа внутрисемейных отношений пренебрежение традициями семьи осуждается и строго порицается. Исследователи полагают, что именно задачи социализации традиционная патриархальная семья выполняет наиболее успешно. Ничто так не защищает личность, как устойчивый, стабильный институт семьи. Залогом этой стабильности является, конечно же, преемственность традиций, социальных ролей, норм и ценностей, которые в традиционной семье реализуются наиболее оптимально. Именно семья старого типа, точнее связанные с ней вековые традиции, нравы, обычаи, дает возможность адаптироваться и привычно переносить нелегкий труд, непростые условия быта, ухудшение материального и социального положения. В то же время, в традиционной семье так называемая «самость» отдельного члена если не игнорируется, то по крайней мере, рассматривается как второстепенное условие благополучия семьи и допускается лишь в пределах, определенных нравственно- этическими нормами и установками не только данной семьи, но и той социальной группы, к которым семья себя причисляет. В этом случае мы имеем дело с «запретом» на самореализацию, на свободное развитие. Слово «запрет» берется в кавычки, ибо это лишь усиленный символ того положения внутрисемейных отношений, когда каждый член семьи должен каждый свой шаг, каждый свой помысел сверять по уставу его родной семьи, что вступает в противоречие с современными тенденциями индивидуализации. Однако именно заданность, предопределенность, ригидность механизма социализации в традиционной семье позволяет прогнозировать и реализовывать социальный заказ общества и государства на определенной идеологической и социокультурной основе. Через различные социальные институты, средства массовой информации и массовой культуры государственная машина формирует с помощью семьи социально востребованный тип гражданина, определенные этические установки, общественные идеалы, демографические тенденции. Исследования в подростковой среде показали, что чем выше статус семьи, тем выше оценивают свои жизненные шансы подростки, тем больше среди них тех, которые готовы брать ответственность за реализацию жизненных планов на себя. Шурыгиной И.И. приводятся убедительные данные1, из которых видно, что материальное положение семьи и образовательный уровень матери являются важнейшими факторами социализации подростков. Даже завышенные притязания подростков в построении жизненных планов, считает Шурыгина И.И., основываются на представлениях о том, какую стартовую поддержку может оказать им семья. Рассматривая функцию социализации современного подрастающего поколения необходимо отметить, что стали возникать новые ценностные ориентации, формируемые семьей. Например, семья, и тем более школа, дает молодежи не модель будущего поведения в браке, а установку на поступление в институт, ориентацию на престижную работу и должность. Характеризуя социализацию подрастающего поколения в семье важное место играет наличие в семье доверительных отношений детей и родителей, высокий авторитет последних обеспечивают успешность воспиСм. подр. Шурыгина И.И. Жизненные планы подростков.// Социологические исследования. - 1999. - №5. - С.52-61.

тательных воздействий, эффективность реализации воспитательного потенциала семьи. Если мы обратимся к обычным семьям, то обнаружим, что в большинстве своем дети чаще общаются с матерью, чем с отцом. При обращении за советом к родителям 72 % выбирают мать и только 31 % - отца.1 Повышение роли материнского участия в жизнедеятельности семьи на фоне утраты отцом своего традиционного авторитета приводит к потере родительского авторитета в целом. Возрождается «матриархальная» семья на совершенно новой основе, фигура отца занимает «зыбкое» положение. Следствия такого положения дел также весьма плачевны. Что подтверждено клиническими испытаниями М. Мид.2 Отец имеет важнейшее значение для развития с самого момента рождения ребенка: он является первым внешним объектом для ребенка и играет роль модели при ранней идентификации. Отцы поощряют процесс отделения ребенка от матери, ускоряя тем самым процесс социализации. Но сегодня отцы не справляются со своей ролью и именно поэтому у многих детей наблюдается затянувшийся инфантилизм. Затягивание учебы и ученичества ставит подростков и юношей в положение социально не признаваемых взрослыми людей,- не говоря уже об отсутствии финансового подтверждения полноценности. Результаты опроса молодежи в 2001 году показали, что 62 % опрошенных молодых людей в возрасте 16-23 лет находятся на полном обеспечении родителей.3 По результатам всероссийской переписи населения 2002 года подавляющая часть иждивенцев (свыше 80 %) – дети и молодежь до 25 лет. Как показывают социологические исследования не уменьшается помощь и в более старшем возрасте. В результате в 46% случаев родители помогают своим взрослым детям материально, 55,7 %- в уходе за детьми, 42,6 % - в бытовых делах, 33, 3 % - в покупке продуктов и 62,0 % -советами. См: Семья и общество. -М., 1982. -С.З См: Kano R., Shibasawa T.Психотерапия отец-мать-ребенок на примере случая послеродового психоза у отца //Мать, дитя, клиницист.-М.,1994.-С.101-110. 3 См: Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социологические исследования,-2000.-№ 3.-С.43. 4 См., например: Бинеева Н.К.Проблемная семья: специфика семейно-брачной и половой социализации: Дис. кан. социол.наук.-Ростов-на-Дону,2001-.С.96.

В традиционных семьях авторитет родителей, особенно отца, был «вне критики», дети вырастали в условиях жесткой дисциплины и весь процесс их социализации шел по накатанной дороге: жизненный путь человека был заранее предопределен. Для современной семьи главными воспитательными мерами стали убеждение и личный пример родителей, причем их эффективность зависит от мнений и интересов детей. Безусловно, наиболее счастливыми и гармонично развитыми являются дети, имеющие обоих родителей. Материнская и отцовская любовь различаются и одновременно дополняют друг друга. Мать любит своих детей не потому, что они ей нравятся, а потому, что это ее дети. Поэтому материнская любовь изначальна. Её нельзя заслужить хорошим поведением и потерять, согрешив. Материнская любовь – это милосердие и сострадание. В.А Рамих выделяет два основных типа материнской любви: альтруистическая, жертвенная любовь и эгоистическая, слепая любовь матери к своему ребенку. Их основное различие состоит в том, что если первая разновидность материнской любви имеет позитивный, конструктивный характер для развития ребенка, то вторая – оказывает негативное, порой разрушительное влияние на развитие личности ребенка, что приводит к деформации его личности 1. Отцовская любовь, напротив, обусловлена разными обстоятельствами. Она зависит от достижений ребенка, его хорошего поведения. Отец сильнее любит того ребенка, который больше на него похож, напоминает его привычками, поведением, манерами, образом жизни т. д. Именно такого ребенка отец хочет сделать наследником своих дел, состояния. В таком ребёнке он видит себя. Любовь отца можно потерять, но и ее можно заслужить раскаянием, подчинением, смирением. «От Рамих В.А. Материнство и культура: философско-культурологический анализ. – Ростовна-Дону,1997.

цовская любовь, - по мнению Э. Фромма, - это справедливость» 1. По мнению психологов, лишь отец способен сформировать у ребенка способности к инициативе и противостоянию групповому давлению. Чем больше ребёнок привязан к матери (по сравнению с отцом), тем менее он активно может противостоять агрессии окружающих. Чем меньше ребенок привязан к отцу, тем ниже самооценка ребёнка, тем меньше он придает значение социальным ценностям. Именно отец является проводником между ребенком и обществом. Незнание о разных подходах к детям со стороны отца и матери нередко является источником серьезных разногласий в семье. Существует очень интересная точка зрения ученого – антрополога М. Мид. Она считает, что требуются особые социальные усилия, чтобы мужчина выполнял обязанность кормить семью и детей, поскольку в этой обязанности нет биологического механизма, между тем как материнская привязанность к ребенку - природная. Поэтому каждое поколение молодых мужчин должно учиться родительскому поведению в семье: их биологическая роль дополняется социальной, выученной родительской ролью. Семья рушится тогда, когда мужчина не приобретает, либо теряет ответственность за семью как целую, либо не может в силу обстоятельств выполнять свои обязанности 2. Итак, семья реализует себя через функции. В современных условиях, наряду с перечисленными функциями, весьма ценно выделить такую функцию семьи, как социализация (от лат. — общественной). Под социализацией следует понимать процесс становления личности, обучения и усвоения индивидом ценностей, норм установок, образцов поведения, присущих данному обществу, социальной общности, группе. Социализация осуществляется как в ходе целенаправленного воздействия на человека в системе воспитания, так 1 Фромм Э. Душа человека. - М., 1992. Мид М. Культура и мир детства. – М., 1988.

и под влиянием широкого круга других воздействующих факторов (семейного и внесемейного общения, искусства, средств массовой информации и др.). Семья в процессе социализации занимает свою особую «нишу», стадию. В семье происходит первичная социализация и воспитание детей. В семье по крайней мере три группы факторов существенно влияют на личность ребенка. Это - социальная среда, деятельность и собственно семейное воспитание. Социальная среда включает макро- и микросреду. Семья на всех этапах жизни человека - один из важнейших компонентов микросреды, а для ребенка, особенно в первые годы его жизни, социализирующее воздействие семейных конфликтов является доминирующим. В качестве непосредственного социального окружения семья обладает максимальными по сравнению с любым другим социальным институтом возможностями для постепенного приобщения детей к социальным ценностям и ролям, введения их в сложный и противоречивый мир, обеспечения предельной безболезненности их интеграции в социальную и профессиональную структуру.

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ СЕМЬЕ 2.1 Поло-ролевые стереотипы как социокультурная основа гендерной социализации в современной семье Гендерные стереотипы — это, в сущности, социальные нормы. У всех формируются представления о том, что мужчинам и женщинам свойственны определенные наборы конкретных качеств и моделей поведения, что подавляющее большинство людей придерживается этой точки зрения, и что обычно мы осознаем, какое поведение считается правильным для представителей того или иного пола. Существующие в обществе гендерные стереотипы оказывают большое влияние на процесс социализации детей, во многом определяя его направленность. Под гендерными стереотипами понимаются стандартизированные представления о моделях поведения и чертах характера, соответствующие понятиям «мужское» и «женское». «Словарь гендерных терминов» дает следующие определение: « Гендерные стереотипы- сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины1. Нам представляется, что гендерные стереотипы - это представления о социальных различиях между мужчиной и женщиной, стандартизированные представления о женских и мужских моделях поведения, о системе социальных ролей и статусов, присущих мужчине и женщине. Начало формированию теории стереотипизации положили американские ученые. В 1922 году вышла книга Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая ввела в научный оборот понятие «стереотип». «Стереотипы, писал У. Липпман,- это предвзятые мнения», которые «решительно управляют всем процессом восприятия. Они маркируют определенные объекты как www. ovl/gender/index/ru знакомые или незнакомые, так что едва знакомые кажутся хорошо известными, а незнакомые - глубоко чуждыми. Они возбуждаются знаками, которые могут варьировать от истинного индекса до неопределенной аналогии»1. Теория американского ученого была с интересом воспринята не только в США, но и в Западной Европе. Уже в 60 - 70-е годы выявилось несколько научных проблем в изучении социальных стереотипов. В связи с активизацией феминистского движения и развитием женских, а затем и гендерных исследований, в центре внимания социологов, психологов, философов были выдвинуты социополовые аспекты стереотипизации общественного сознания. Еще в 1957 году американские ученые Дж. Мак Ки и А. Шеффирс заключили, что типично мужской образ - это набор черт, связанный с социально не ограничивающим стилем поведения, компетенцией и рациональными способностями, активностью и эффективностью. Типично женский образ, напротив, включает социальные и коммуникативные умения, теплоту и эмоциональную поддержку. При этом чрезмерная акцентуация как типично маскулинных, так и типично феминных черт приобретает уже негативную оценочную окраску: типично отрицательными качествами мужчины признаются грубость, авторитаризм, излишний рационализм и т.п. Те же авторы пришли к выводу, что в целом мужчинам приписывается больше положительных качеств, чем женщинам2. Причем, чаще всего речь идет о воспринимаемых, а не о действительно существующих различиях между полами. Сегодня ученые все активнее ставят задачу выяснить, насколько стереотипы соответствуют действительности, в какой мере они ошибочны или верны. Заметным явлением в исследовании процесса структурирования гендерных стереотипов стала вышедшая в 1974 году работа Е. Маккоби и К. Джеклин «Психология половых различий», которая оказалась своеобразной рево Ядов В.А. К вопросу о стереотипизации в социологии // Философские науки- 1960.- № 2.-С.50 2 Библиографический обзор исследований по проблемам гендерных стереотипов // Женщина в российском обществе. -2001.-№3-4.

люцией в психологии половых ролей. На огромном фактическом материале авторы доказали, что, по существу, нет фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин во многих областях, где раньше эти различия признавались;

те же различия, которые имеются у маленьких детей, по крайней мере, недостаточны, чтобы обосновать традиционное неравенство гендерных ролей, существующее в западном обществе1. Эти выводы актуализировали результаты исследований американского ученого-антрополога Маргарет Мид. Еще в 30-е годы XX века она показала, что считающееся «мужским» в одном обществе, в другом может восприниматься как «женское». В социальной иерархии изученных ею обществ поразному определялись роли матери и отца, позиции мужчин и женщин. Она приводит данные исследования, проведенного ею в Новой Гвинее в трех разных племенах, в двух из которых преобладал либо феминный, либо маскулинный тип воспитания детей обоего пола, в третьем же племени роли мужчин и женщин были противоположны традиционным европейским ролям2. В американской литературе стереотип оценивался, как правило, отрицательно, как установка, почти не поддающаяся влиянию нового опыта. Однако более поздние исследования показали, что это ее свойство относительно. Автор согласен с мнением российского исследователя В.С. Агеева, который считает, что «рассмотренный с психологической точки зрения процесс стереотипизации не ролевантен этической антиномии «хорошо или плохо». Сам по себе этот процесс не плох и не хорош. Он выполняет объективно необходимую функцию, позволяя быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»3.

Библиографический обзор исследований по проблемам гендерных стереотипов // Женщина в российском обществе. -2001.-№3-4. 2 Мид М. Культура и мир детства. М., 1988 3 Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопр. психологии. -1986. -№ 1.- С. Отечественные психологи, занимающиеся исследованием социальных стереотипов (В.С. Агеев, Ю.Е.Алешина, А.С. Волович, Т. Виноградова, В.Е. Каган, Т.А. Репина и т.д.), фактически единодушны в том, что половозрастные закономерности формирования представлений и установок мужественности/женственности «являются прежде всего закономерностями усвоения и присвоения, интериоризации существующих в культуре полоролевых стереотипов, проявляющихся в непосредственном поведении людей»1.Эту же идею подтверждают Ю.Е. Алешина и А.С. Волович, которые отмечают, что «результаты работ, проведенных за последние 15 лет, дают все больше доказательств в пользу социокультурной детерминации половых различий»2. В своей работе «Проблемы усвоения ролей мужчины и женшины», они показывают специфику социализации мальчиков и девочек и влияние на этот процесс гендерных стереотипов. По их мнению, в современном обществе девочки с раннего детства через семейный опыт, через средства массовой информации усваивают необходимость совмещать женскую роль с профессиональной, «причем вопрос об их иерархии остается открытым. В то же время мужская и профессиональная роли представлены как тождественные, так как никакие иные мужские проявления практически нигде не описываются. В итоге женская роль выглядит не только второстепенной, но и более тяжелой, с двойной нагрузкой». Авторы подчеркивают противоречие, которое они видят в современной социокультурной ситуации: существующие стереотипы толкают мальчиков на пассивность, а девочек - на гиперактивность и доминантность, хотя им предстоит жить в обществе, ориентированном на традиционные полоролевые стандарты.3 Сегодня все большее число ученых считают, что основную роль в формировании социального, психологического пола и гендерной роли играют Каган В.Е. Стереотипы мужественности и женственности и образ «Я» // Вопросы психологии. -1989. -№3 -С. 54 2 Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. -1991.- С. 74 Та м же..- С. 79.

социальные ожидания общества, которые возникают в соответствии с конкретной социально-культурной матрицей и находят свое отражение в процессе воспитания. Причем пол психический, социальный, который усваивается прижизненно, играет большую роль, чем пол биологический1. Значительный вклад в изучение и развитие теории стереотипизации внес известный российский ученый И.С. Кон. Проблема социокультурных стереотипов затрагивается практически во всех его крупных исследованиях. Он одним из первых подчеркнул необходимость учета гендерного фактора в научных исследованиях. Все или почти все онтогенетические характеристики являются не просто возрастными, но половозрастными, а самая первая категория, в которой ребенок осмысливает собственное «я», - это половая принадлежность»2. Ученый отмечал, что теоретическая недооценка такой биосоциальной категории, как пол, приводит к тому, что «традиционно мужские свойства и образцы поведения невольно принимаются и выдаются за универсальные, что мешает пониманию специфических проблем женской половины человечества и противоречит принципу равенства полов, которое утверждает социалистическое общество»3. «Половая идентичность основывается, с одной стороны, - писал И.С. Кон, - на соматических признаках (образ тела), а с другой - на поведенческих и характерологических свойствах, оцениваемых по степени их соответствия или несоответствия нормативному стереотипу маскулинности или фемининности. Причем, как и все прочие самооценки, они во многом производны от оценки ребенка окружающими. Все эти характеристики многомерны и зачастую неоднозначны. Уже у дошкольников часто возникает проблема соотношения полоролевых ориентаций ребенка, т.е. оценки им степени своей маскулинности - фемининности, и его полоролевых предпочтений»4. Изучив Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопросы психологии. -1987.-№2.- С. 159 2 Кон И.С. Ребенок и общество. М.,2003 3 Там же. 4 Там же.

труды западных ученых, И.С. Кон соглашается, что различий между мужчинами и женщинами значительно меньше, чем принято думать, следовательно, полоролевые предписания, гендерные стереотипы имеют социокультурное происхождение. На сегодняшний день все описанные в литературе гендерные стереотипы можно объединить в три группы1. Первая группа — это стереотипы маскулинности-фемининности. Мужчинам и женщинам приписываются вполне определенные психологические качества и свойства личности. Маскулинность-фемининность — нормативные представлении о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Обыденное сознание склонно абсолютизировать психофизиологические и социальные различия полов, отождествляя маскулинность с активно-творческим, культурным началом, а фемининность — с пассивнорепродуктивным, природным. Эти нормативные представления (стереотипы) полярно и иерархически противопоставляют мужчин и женщин: мужчины доминантны, независимы, компетентны, самоуверенны, агрессивны и склонны рассуждать логически;

женщины покорны, зависимы, эмоциональны, конформны и нежны. Вторая группа гендерных стереотипов касается закреплении семейных и профессиональных ролей в соответствии с полом. Для женщин главными социальными ролями являются, семейные роли (мать, хозяйка), для мужчин — профессиональные. Мужчин принято оценивать по профессиональным успехам, женщин — по наличию семьи и детей. В народе бытует мнение, что «нормальная» женщина хочет выйти замуж и иметь детей и что все другие интересы, которые она может иметь, являются вторичными по отношению к этим семейным ролям. Женщины, которые не хотят выходить замуж, иметь детей, не получают удовлетворения от Клецина И.С. Указ. соч.- С.19.

общения с детьми, описываются как ненормальные или, по меньшей мере, странные. Считается, что для выполнения традиционной роли домашней хозяйки женщина должна развивать свои способности быть чуткой, сострадательной и заботливой. В то время как мужчинам предписывается ориентироваться на достижения, от женщин требуется ориентированность на людей и стремление к установлению близких межличностных взаимоотношений. Третья группа гендерных стереотипов связана с различиями в содержании труда. Удел женщин — это экспрессивная сфера деятельности, где главным является исполнительский и обслуживающий характер труда. Инструментальная сфера - это область деятельности для мужчин, где главным является творческий, созидательный, руководящий труд. Широкому распространению данного стереотипа в социальных науках способствовала весьма популярная концепции «естественной» взаимодополинительности полов Т. Парсонса и Р.Бейлза1. В сфере занятости до сих пор распространено явление профессиональной сегрегации как воплощение в реальной жизни действия гендерных стереотипов. Профессиональная сегрегация — это асимметричное размещение мужчин и женщин в профессиональной структуре. Женщины в основном работают в непроизводственной сфере, труд в этой сфере малопрестижен, малооплачиваем и связан с выполнением обслуживающих функций. Так, например, в здравоохранении и социальном обеспечении женщины составляют 83%, в торговле и общественном питании — 82%, в образовании — 79 % от общего числа занятых 2. Так называемые «женские профессии» сформировались путем «вынесения» на макроуровень традиционных женских занятий в рамках семьи. Руководящие должности, как правило, занимают мужчины. Так, среди имеющих высшее и среднее специальное образование руководителями того или иного уровня являются 48% мужчин, т.е. каждый второй мужчина — руководитель. Среди женщин — дипломированных специали1 Кон И.С.Указ.соч. Калабихина И. Социальный пол и проблемы населения. –М., -1995.

стов доля руководителей составляет всею 7%1. Несмотря на то, что сфера преподавания в средних школах является одной из феминизированных отраслей (удельный вес женщин в общей численности учителей в 1991 г. составил 75%), доля женщин — директоров средних школ составила лишь 39% 2. Все эти гендерные стереотипы демонстрируют чрезвычайную жизнестойкость. Прочная их укорененность в сознании большинства населения способствует активному воспроизводству таких стереотипов из поколения в поколение. Наиболее распространенные гендерные стереотипы усваиваются в процессе социализации. Их влияние начинает проявляться с момента рождения, задавая разные направления развития мальчикам и девочкам. Особую роль в этом процессе занимает влияние родителей — один из основных социализирующих факторов, так как семья для ребенка — это первый его социальный мир. Широко известны исследования по восприятию младенцев в зависимости от пола. Например, Дж. Рубин с коллегами опросила тридцать пар родителей новорожденных через 24 часа после рождения ребенка. Специально были подобраны дети, не различающиеся по физическим показателям (рост, вес и т, д.). Родители девочек описывали их как более нежных, слабых, милых детей по сравнению с новорожденными мальчиками. Родители мальчиков описывали их как более сильных, физически крупных и лучше координирующих свои движения, чем новорожденные девочки3. Дж. Кондри и С. Кондри проделали любопытный эксперимент: двум группам испытуемых демонстрировали видеозапись поведения семимесячного ребенка. Одной группе представили его как мальчика, другой - как девочРековская И.Ф.Женщина перед лицом перемен // Социологические исследования в России. Вып.2. 1991-1992. М., 1993 2 Калабихина И. Социальный пол и проблемы населения.- М.,1995. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. –СПб.: Питер,2002.-С. 3 ку. Испытуемые должны были описать его поведение. В той группе, где он был представлен как мальчик, его поведение описывалось как более активное, бесстрашное и жизнерадостное, чем в другой группе. Негативные эмоции у мальчика воспринимались как проявления гнева, а у девочки — страха. Таким образом, социальный мир с самого начала поворачивается к мальчикам и девочкам разными сторонами1 Женщин-матерей просили посидеть с незнакомым ребенком. Если этот ребенок был одет как мальчик, то они играли с ним, заставляли проявлять большую самостоятельность, а если как девочка, то, наоборот, старались успокоить (дальше держали на руках и ласкали 2. Исследования поведения родителей в процессе социализации детей обычно показывают, что оно дифференцировано по половому признаку: мальчикам предоставляют больше свободы для исследования мира, чем девочкам. По результатам наблюдений девочки во время игр находятся ближе к своим матерям;

им реже разрешают самостоятельные поездки и прогулки вне дома;

поощряется, если дома девочка всюду следует за матерью;

и активность девочек находится под более внимательным контролем. Дифференцированное распределение домашних обязанностей между мальчиками и девочками также отражает различия в свободе передвижения: на мальчиков чаще, чем на девочек, возлагают обязанности, требующие ухода за пределы дома и/или дальше от дома, в то время как на девочек возлагаются работы внутри дома, такие, как уборка, помощь по хозяйству, присмотр за маленькими детьми, работы, подчеркивающие значение домашней среды. Н. Чодороу утверждает, что различия между социальными контекстами, в которых проходит детство мальчиков и девочек, являются причиной многих психологических половых различий, в особенности различий, отражающих большую включенность женщин в социальные сети в отличие от более индивидуалистической, подчеркивающей их превосходство активности муж1 Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. 2002. -С.58 Там же.

чин1. Она связывает развитие мужской и женской личности и соответствующего им статуса полов с универсальной ролью женщины-матери. Оно фокусируется на воздействии на сознание и подсознание мальчиков и девочек их самых первых впечатлений от отношений с женщиной. Эти впечатления различаются в зависимости от пола ребенка, и именно эти аспекты отношений матери и ребенка непосредственно влияют на его формирование как представителя определенного пола. Девочки почерпывают идеи о том, кто они такие, путем (универсальной) интериоризализации особенностей отношений между матерью и дочерью. Через этот процесс происходит воспроизводство индивидуальных характеристик общества, и это объясняет, почему могут существовать и существуют культурные особенности, связанные с «женственностью», а также, почему в большинстве обществ преобладают одинаковые типы женских ролей и личностей. Следуя психоаналитической теории, личность развивается не в результате сознательных или продуманных усилий родителей или других взрослых, но формируется благодаря самым первым социальным отношениям, в которые вступают дети. Их природа и особенности воспринимаются, ассимилируются и организуются ребенком таким образом, что накладывают решающий отпечаток на его индивидуальность. Эти аспекты интериоризуются, и хотя они - продукт продолжающихся отношений, они ведут уже независимое существование, и личные структуры складываются раз и навсегда. Этот подсознательный процесс самым решительным образом влияет на последующее поведение, будет ли оно «нормальным» поведением, ожидаемым обществом, или будет уникальным поведением данной индивидуальности. Более осознанные области, такие, как представления людей о самих себе, их природа и степень ощущения своей маскулинности и женственности (их половой идентичности), зависят от стабильности и состояния подсознательной организации личности. Таким образом, различные Nancy Chodorow, “Family Structure and Feminine Personality” // M.Z.Rosaldo, L.Lamphere, Women, Culture and Society. Stanford University Press, 1974.

впечатления мальчиков и девочек от их ранних взаимоотношений с взрослыми существенно влияют на их последующее развитие. После достижения ребенком возраста приблизительно трех лет (начало «Эдипова периода»)1 различное развитие мальчиков и девочек общепризнано. В течение этого периода более специфическая маскулинная идентификация должна прийти на смену ранней идентификации мальчика со своей матерью, и это совпадает со временем, когда отец начинает чаще присутствовать в мире своих детей. Однако в современном индустриальном обществе это не так просто осуществить.

Работа заставляет мужчин проводить большую часть времени вне дома, к тому же значительное число детей вырастает в неполных семьях, и поэтому их мужская идентификация бывает подкреплена скорее фантазиями о роли мужчины, чем реальными отношениями с взрослыми людьми своего пола. Они могут вследствие этого переориентироваться на более негативный способ приятия маскулинности: идентифицируя себя со всем, что не является женским. Это означает подавление в себе качеств, которые являются потенциально женственными (в том числе и отказываясь от привязанности к матери), а также низкую оценку того, что ему кажется «женским» в окружающем мире. Так превосходство мужского утверждается за счет неполноценности женского. Мальчики расцениваются (и расценивают самих себя) как нечто «лучшее», чем девочки, и это же подтверждается впечатлениями, получаемыми независимо от семьи, во внешнем мире. Для девочек развитие женской гендерной идентификации носит более последовательный характер. Им не приходится преодолевать свою раннюю идентификацию и привязанность к матери, поскольку их окончательная идентификация как женщин совпадает с центральной фигурой, на которой концентрировалась их детское чувство зависимости. Женственность и принятие женской роли естественно играют первостепенное значение в повседнев Этот период рассматривается Фрейдом с точки зрения сексуальности: мальчик подавляет свою сексуальную привязанность к матери, поскольку боится власти отца (какой она представляется ему в фантазиях), который может убить его или кастрировать. В результате он заменяет привязанность к матери идентификацией себя с отцом.

ной жизни. Нет особой необходимости порывать с зависимостью от матери, да и мать вряд ли будет поощрять это, поскольку может по-прежнему очень сильно идентифицировать себя со своей дочерью. Поэтому идентификация девочки со своей матерью отличается от той дистанцированной позиции, которую занимает мальчик, пытающийся идентифицировать себя с мужской ролью, и сопутствующего ей поведения, которое он вынужден демонстрировать. Напротив, это скорее тесная личная идентификация с характерными чертами и ценностями матери1. Таким образом, восприятие мальчиками и девочками своего внутреннего мира порождает разное развитие «маскулинности» и «женственности». Н. Чодороу предполагает, что «конкретные особенности социальной структуры, подкрепленные культурными представлениями, ценностями и восприятиями, интериоризуются через посредство семьи и в результате ранних взаимоотношений с социальными объектами. Это в основном подсознательная схема задает контекст, на фоне которого и происходит ролевая подготовка и целенаправленная социализация»2. Подготовка девочек к приятию традиционных аспектов женской роли проходит как вполне естественный и последовательный процесс, который включает в себя множество разнообразных и эмоциональных отношений между женщинами. Они вырастают, помогая своим матерям, и эта практика входит в процесс их взросления. На них оказывается давление с целью заставить их вступить в эти взаимоотношения, а также быть заботливыми и ответственными. И только потом они понимают, что во внешнем мире, в отличие от домашнего женского, господствуют мужчины.

Следуя теории Фрейда, прерывность в развитии девочек наступает, когда им необходимо изменить выбор сексуального объекта с матери на отца и мужчин вообще. Тогда открытие того, что у нее нет пениса, повергает ее в шок, в результате которого она начинает обвинять и отвергать свою мать, и поворачивается к отцу. Фрейд предполагал, что из-за этого развитие женственности у девочек через “Эдипову фазу” проходит более сложно. 2 Nancy Chodorow, The Reproduction of Mothering: Psychoanalysis and the Sociology of Gender, University of California Press, 1978.

Мальчики не могут таким образом практиковаться в своей взрослой роли - им приходится ждать, пока они на самом деле повзрослеют. В то же время их поощряют в сторону достижений и уверенности в себе, и не поощряют в плане зависимости и близких отношений. Они чаще всего более свободно уходят из дома одни или в обществе приятелей-ровесников. Девочки же больше участвуют в домашней жизни и более вовлечены в женский мир, общий для всех поколений. Их не поощряют выходить на улицу и развиваться индивидуально и независимо. В сегодняшнем обществе достаточно много насилия, чтобы девочкам и женщинам было небезопасно свободно выходить на улицу, особенно ночью, и это для девочек является главным ограничительным фактором. Их мир более сконцентрирован вокруг родственников и соответствующих видов деятельности, и в нашем обществе их очень часто определяют именно в таких терминах - как чью-нибудь жену, мать или дочь, что лишний раз усиливает их зависимость от этих отношений. Это означает, что индивидуальное самоощущение женщины остается зависимым от ее отношений с другими людьми (если только она сознательно с этим не борется). У нее меньше развита способность отделять себя от остального мира, что может мешать развитию ее самооценки1 и уверенности в себе, которая помогла бы ей изменить ее положение и статус. С помощью этого подсознательного процесса интериоризации можно логично объяснить, почему именно так проявляется мужской и женский тип личности в разных культурах и почему они все время воспроизводятся во времени. Материальный и экономический базис общества играет решающую роль в определении того, какие именно характеристики будут развиваться, и как будут выражены различия между полами в зависимости от их роли в производстве. Тот факт, что многие общества находятся в относительном согласии по поводу доминирующего в них типа женщин и имеют тенденцию В то же время, сравнивая разные общества, Чодороу предполагает, что, хотя мужчины обычно утверждают свое социокультурное превосходство над женщинами, они всегда остаются психологически настороженными и тревожными, в то время как женщины при определенных обстоятельствах могут, несмотря на более низкий статус, испытывать чувство безопасности и внутреннего комфорта.

рассматривать их как неполноценных существ, можно объяснить теперь общей практикой, согласно которой именно женщины ответственны за уход за маленькими детьми и их первичную социализацию. И это самым серьезным образом сказывается на равенстве полов. И мальчики, и девочки выиграют от развития более тесных взаимоотношений и идентификации с более чем одним взрослым и с представителями обоих полов. Это было бы возможным, если бы существенно выросло участие мужчин в уходе за детьми, а женщины, чья роль была бы оценена по достоинству, получили бы возможность проявлять себя как внутри дома, так и вне его. Н.Чодороу полагает, что равное участие мужчин в уходе за детьми может сыграть решающую роль в уничтожении системы различного развития гендерных ролей. Гендерный аспект семейных отношений предполагает анализ далеко не всех проблем, присущих- отношениям мужчин и женщин в браке. Этих проблем множество, например: ценность семейно-брачных отношений, удовлетворенность мужчин и женщин браком, сексуальные отношения, развод и его последствия и т. д. Изучение этих проявлении внутрисемейных отношений между мужчинами и женщинами осуществляется в рамках таких дисциплин, как социология семьи, демография, психология семьи (С.И. Голод, Т.А. Гурко, М.С. Мацковскнй, В.В. Солодников, А.А. Бодалев и др.) В рамках гендерного подхода акцент делается на особенностях семейных ролей мужчин и женщин, рассматриваются вопросы, касающиеся ролевых ожиданий и поведения в семье, принятия семейных решений и супружеской власти. Наша задача в настоящем разделе — проследить влияние гендерных стереотипов закрепления семейных ролей в соответствии с полом на личностную самореализацию и самочувствие мужчин и женщин. В целях раскрытия содержания стереотипов о статусных позициях индивида в контексте разделения мужских и женских социальных ролей, сформировавшихся у студентов, а также для сравнительного анализа представлений о статусных позициях мужчин и женщин в гендерном аспекте нами было проведено социологическое исследование, - были исследованы качественные характеристики по ассоциативному принципу. Генеральную совокупность респондентов составили студенты 4-5 курсов Ставропольского государственного университета, Дагестанского государственного университета и Ростовского государственного университета Путей Сообщения, а также жители городов Ростова -на-Дону, Ставрополя, Махачкалы. При разработке вопросов анкеты мы разделили гендерные стереотипы, возможно проявляющиеся в семейных отношениях, на три группы:

- стереотипы о предназначении мужчин и женщин в обществе, о специфических «мужских» и «женских» качествах;

- стереотипы, связанные с профессиональной деятельностью и карьерой;

- стереотипы о распределении обязанностей в семье. Прежде чем перейти к непосредственному анализу выявленных групп стереотипов, необходимо уяснить механизм их структурирования. Как свидетельствуют полученные в ходе социологического исследования данные, представления о том, в чем предназначение мужчин и женщин, сформировались у большинства опрошенных (45,3%) под влиянием семьи. Среди социальных институтов, повлиявших на формирование представлений о роли мужчин и женщин в обществе, респонденты также указали: национальные традиции (10,9%), общественное мнение (8,6%), школу и СМИ (4,5%). Данные цифры свидетельствуют, что семья до сих пор играет важную роль в социализационных процессах, в том числе первостепенную роль в гендерной социализации. На это указывает и тот факт, что среди респондентов, выделивших семью в качестве главного фактора влияния, большинство составляют молодые люди (до 30 лет) - 22,5%, до 40 лет - 8,6%, до 50 лет - 8,2%, старше 50 лет - 4,8%.

О высоком уровне влияния семьи на выбор жизненного пути, свидетельствуют ответы на вопрос «Кто оказал на вас наибольшее влияние при выборе профессии?»: 27,7% респондентов указали на влияние матери, 16,1% - отца. Студентам также предлагалось раскрыть систему социальных ролей таких статусных позиций, как: «глава семьи», «руководитель», «хорошая жена», «независимый человек». Следовало указать: пол (кроме позиции «хорошая жена»), ролевой набор и наиболее значимые социальные характеристики, т.е. сложившиеся представления об образе и модели поведения, присущих наиболее типичным представителям данной статусной позиции. В качестве основных гипотез выступили предположения о том, что женские представления о мужчинах и представления мужчин о самих себе часто не совпадают. И обратно, представления о женщинах у самих женщин и у мужчин различны. Также можно предположить и то, что мужские стереотипы наиболее консервативны и архаичны по своему содержанию, а женские - более трансформированы в современных социальных условиях, т.е. ближе к реальной действительности по содержанию, чем мужские. Глава семьи. В большинстве представлений, данных студентами мужского пола при описании данной социальной позиции присутствовали следующие критерии оценки: ответственный, надежный, уверенный, умный, сильный, способный зарабатывать деньги, заботливый, волевой. Приведенные выше качества были указаны с принадлежностью к мужскому полу. Такой стереотип «главы семьи» сложился у 86,9% респондентов. 11,9% полагают, что главой семьи могут быть как мужчина, так и женщина, если они обладают следующими социальными характеристиками: лидеры в семье, заботятся о детях, добрые, обеспечивающие семью материально, надежные, решительные. 1,2% респондентов мужчин представляют главой семьи женщину: надежную, сильную, заботящуюся о муже и детях, умную, уверенную.

Для сравнения: только 32% девушек представляет «главу семьи» как внимательного, сильного, зарабатывающего деньги, верного, любящего жену и детей, умного и надежного мужчину. 38,7% студенток полагают, что главой семьи могут быть как мужчина, так и женщина, если они надежные, зарабатывающие деньги, добрые, любящие и заботящиеся о семье. Количество девушек, предпочитающих независимую, умную, волевую женщину во главе семьи, составило 10,2% от общего числа респонденток. Руководитель. Умный, расчетливый, властный, решительный, трудолюбивый, материально обеспеченный мужчина - наиболее типичный «руководитель» для 91,9% студентов. И лишь 22,5% респонденткам «руководитель» представляется как требовательный, решительный, ответственный мужчина. Большинство же студенток, 57,1% полагают, что статус руководителя могут занимать и мужчина, и женщина, обладающие следующими социальными характеристиками: волевые, умные, целеустремленные, решительные, обладающие управленческими навыками. Такого мнения придерживаются 8,1% респондентов мужского пола. Никто из студентов не представляет «руководителем» женщину, а 20,4% студенток видят на данной статусной позиции деловую, трудолюбивую, красивую, образованную, целеустремленную женщину. Независимый человек.72% мужчин-респондентов назвали следующие качества, наиболее характеризующие мужчину как «независимого человека»: уверенный, волевой, материально обеспеченный, проживающий самостоятельно, необремененный семьей. И только 2% студенток считают также. 4,1% девушек представляют «независимого человека» - как самостоятельную, умную, образованную, занимающую высокую должность женщину. Ни один опрошенный молодой человек не представляет именно женщину в качестве независимого человека.28% мужчин-респондентов допускают возможность быть независимым как мужчине, так и женщине, если они образо ванны, самостоятельны, материально обеспеченны, необременены семьей. Для сравнения: 93,9% респонденток охарактеризовали независимых мужчин и женщин, как образованных, материально обеспеченных, красивых, умных, занимающих высокую должность. Хорошая жена. Для 61,2% опрошенных студенток хорошая жена обладает такими характеристиками как: добрая, ласковая, заботящаяся о муже и детях, умная, любимая мужем, красивая женщина.12,3% респонденток считают что «хорошая жена»: ласковая, любящая и заботящаяся о муже и детях, образованная, модная женщина, может иметь любовника. Большинство- 76,4% респондентов мужского пола -представляют хорошую жену как верную, заботящуюся о муже и детях, вкусно готовящую, красивую, непьющую, некурящую женщину.1,2% студентов считают, что «хорошая жена» - это «мастер на все руки», вкусно готовит, домашняя, заботится о муже и детях. Заботливая, верная, неработающая, темпераментная, вкусно готовящая, ухоженная женщина - образ «хорошей жены» у 19,9% респондентов-мужчин. 2,5% опрошенных студентов в группе важнейших социальных характеристик данной статусной позиции указали: заботливая мать, умная, сформировавшаяся как личность, образованная, любимая женщина. Так представляют «хорошую жену» 26,5% студенток: заботливая мать, жизнерадостная, деловая, желанная любовница, верная, образованная. В подтверждение первой гипотезы о том, что стереотипы мужчин о самих себе и женские представления о мужчинах часто не совпадают, можно привести тот факт, насколько сильна дифференциация представлений о мужчине - «главе семьи» и мужчине - «руководителе» между респондентами мужского и женского пола. То, что никто из студентов не видит на статусных позициях «руководитель» и «независимый человек» именно женщину, свидетельствует о традиционной консервативности мужских представлений. В сравнении с ними, женский взгляд, раскрытый в описании статусных ролей и социальных характеристик, присущих женщинам-представительницам данных социальных позиций - трансформирован, феминизирован, неархаичен. Тот факт, что только 2,5% мужчин-респондентов указали, что хорошая жена – это сформировавшаяся как личность, образованная и умная свидетельствует о примитивных патриархальных образцах мышления. Среди качеств, наиболее желательных для «хорошей жены», общей для для обоих полов чертой, вошедшей в группу важнейших, оказалась забота о муже и детях. Упоминающееся у большинства студентов качество «хорошей жены» - вкусно готовит- не указала ни одна студентка. Образованность и материальная обеспеченность - общие для обоих полов критерии независимых мужчин и женщин. Большинство респондентов мужского пола, представляющих именно мужчину - как независимого человека, не указало образованность в числе основных характеристик, указав при этом необремененность семьей. Совершенно нетипичные для идеального типа, но сформировавшиеся у 18,5% девушек оценки «главы семьи»: невнимательный, неверный, деспотичный, непостоянный, но предпочитающий добродетельную и верную жену мужчина. Такие характеристики отсутствовали у молодых людей. В такой динамично развивающейся социальной среде, как студенческая, трансформация традиционных мужских и женских ценностей и установок требование времени и изменяющихся в нем условий функционирования социума. Процесс обновления и изменения аттитюдов в молодежной среде в контексте маскулинности/феминности представляет собой динамичную смену традиционных, архаичных представлений о гендерных ролях с тенденцией к дальнейшей трансформации, где женщины наиболее типичные носители меняющихся гендерных стереотипов. Исследование представлений студентов о статусных позициях в полодифференцированном социальном контексте позволяет определить систему социальных ценностей и установок современной молодежи, которые тесно взаимосвязаны с их гендерными стереотипами. Рассмотрим наиболее распространенные суждения о распределении ролей в семье. Подтверждением глубокого проникновения в массовое сознание стереотипа о том, что женщина, карьера и семья - не совсем совместимые понятия, служат ответы на вопрос «Согласны ли Вы с тем, что, если муж делает карьеру, то жена должна создавать ему для этого условия?». Подавляющее число участвовавших в опросе (75,2%) согласны с этим утверждением. В то же время лишь 14,2% мужчин и 13,9% женщин полагают, что если жена делает карьеру, то муж должен создавать ей условия. Еще 40,1% допускают такую возможность. 21,7% опрошенных полагают, что условий создавать женщине не следует. Таким образом, в случае, если карьеру делает мужчина, считается естественным, что «создание условий» для этого ложится на плечи супруги. Ситуация, когда карьеру делает женщина, для российской действительности не типична, поэтому о создании ей благоприятных условий говорит незначительное число опрошенных. Исследование показало, что большинство респондентов считает обязанностью женщины проявлять заботу о других членах семьи. Так, 69,5% опрошенных, в том числе большинство женщин, согласились с утверждением, что «если женщина будет заниматься политикой, то интересы семьи будут ущемлены». В то же время лишь 11,2% считают, что «если мужчины будут заниматься политикой, то интересы семьи будут ущемлены». Подавляющее же большинство (54%) полагают, что интересы семьи в этом случае не пострадают.

Полагаем, что ответы на эти вопросы свидетельствуют об устойчивых представлениях о роли и месте женщины и мужчины в семье и обществе. При этом практически не выявлено гендерных различий в суждениях респондентов. И мужчины, и женщины убеждены в том, что от женщины во многом зависит благополучие семьи. И если она сосредоточит свое внимание на карьере, то не сможет дать детям и мужу столько заботы и внимания, сколько традиционно требует от нее общество. Слабая включенность мужчин в жизнедеятельность семьи рассматривается как норма, поэтому семья не выступает в общественном мнении препятствием для карьерных устремлений мужчины. Подтверждение этим суждениям мы находим и в ответе на вопрос «Считаете ли Вы, что домашнее хозяйство - предназначение женщины?». 68,9% респондентов- среди них мужчины и женщины - ответили утвердительно. 85,9% опрошенных единодушны во мнении, что «женщина значительно больше занята семьей, домашним хозяйством, чем мужчина». Приведенные данные свидетельствуют также о том, что в провинциальной семье гендерные стереотипы в большей степени влияют на характер семейных отношений, чем в городских. Обратимся к анализу реальных практик распределения внутрисемейных ролей. Ниже приведены данные о распределении домашних обязанностей между супругами.

Таблица №1 Распределение домашних обязанностей между супругами Занимается жена Занимается муж Занимаются вместе Покупка продуктов 39,3% 6,7% 45,3% Приготовление пищи Стирка Уборка Уход за больными 64,8% 1,5% 26,6% 78,3% 48,3% 36,3% 1,1% 3% 3,7% 12,4% 40,1% 54,9% Воспитание детей 31,8% Мелкий ремонт Работа 2,6% 0,4% 69,3% 11,2% 57,3% 19,1% 64% на при- 5,6% усадебном уча-ке Как видим, в современной семье в значительной мере сохраняется традиционное разделение ролей между мужчинами и женщинами при ведении домашнего хозяйства. Однако наметилась тенденция к повышению уровня совместного выполнения домашних работ. Программа проведенного исследования предполагала выявление степени устойчивости стереотипа о том, что мужчина как «кормилец и глава семьи» обязан материально обеспечивать семью, внося большую долю в семейный бюджет. Однако подобные представления были поколеблены в советский период, поскольку принципиальным постулатом марксистско-ленинской концепции равенства полов являлось равное участие в общественном производстве и мужчин, и женщин. Результаты проведенного опроса показали, что звучавшие в постсоветский период призывы вернуться к патриархальной семье (муж - кормилец, жена - хранительница домашнего очага) не возымели действия.

На вопрос «Какая модель формирования семейного бюджета Вам импонирует?» 57,7% ответили, что должны зарабатывать оба супруга. Более половины опрошенных (52,1%) считают, что и семейным бюджетом должны распоряжаться оба супруга;

12% отдают эту «привилегию» мужу, 27,7% - жене. Данные результаты также показывают, что женщина активнее, чем мужчина, выступает в определении жизненной стратегии семьи. Однако власть, которой обладает женщина, носит мифический характер. Как справедливо отметили авторы монографии «Окно в русскую частную жизнь», именно женщина обладает способностью «растягивать семейный бюджет на покрытие всех нужд» посредством всяческой экономии, планирования расходов до мельчайших деталей и т.д.1 Вследствие этого понимание о раскладе властных полномочий в семье имеет принципиально иной оттенок, чем в случае властных отношений в обществе. В целом данные исследования подтверждают репрезентативность патриархальных стереотипов о распределении ролей в семье среди жителей Северного Кавказа. Складывается противоречивая ситуация - все возможности самореализации женщин в публичной сфере не снимают с их плеч груза семейных обязанностей. Видимо, пока еще преждевременно говорить о формировании в России двухкарьерного типа семей. Женщина с молчаливого согласия своего супруга попрежнему властвует в большинстве сфер внутрисемейной жизни - распоряжается бюджетом, ведет домашнее хозяйство, занимается с детьми. И в мужском, и в женском социумах такое распределение ролей пока не встречает противодействия. Для изучение общественного мнения о положении женщин в современном обществе, нами было проведено еще одно исследование. Методика этого социологического исследования заключается в следующем: опрос проводился с помощью анкеты, как в индивидуальной, так и Римашевская Н., Ванной Д., Малышева М. Окно в русскую частную жизнь: Супружеские пары в 1996 году. -М., 1999. -С. групповой форме. Анкета по своей структуре состоит из открытых и закрытых вопросов (см. Приложение №1) Количественный анализ результатов анкетирования представлен в таблице №2 (см. Приложение №2). В ходе социологического исследования было опрошено 1200 респондентов. 1. Из них 50% - мужчин;

50% - женщин. 2.Возрастная структура мужчин: 29% - 18-27 лет 20% - 28-37 лет 16% - 38-47 лет 21% -48-57 лет 14% -58- и старше. Возрастная структура женщин: 30% -18-27 лет 18% - 28-37 лет 16% - 38-47 лет 20% -48-57 лет 16% - 58 лет и старше. В итоге среди опрошенных респондентов преобладают лица молодого и предпенсионного возраста (64,5%). Статус социального положения распределился следующим образом: У мужчин: Рабочий – 5% ИТР – 22% Служащий – 30% Предприниматель – 9% Студент – 16% У женщин: Рабочий –2% ИТР – 15% Служащий – 25% Предприниматель – 17% Студент – 14% Пенсионер – 10% Безработный – 8% Пенсионер – 7% Безработный – 5% Домохозяйка – 7% Таким образом, в социальном положении среди респондентов дают служащие, ИТР и предприниматели.

преобла Представленные ниже вопросы, которые были заданы респондентам, касались основного предназначения женщин в обществе. В условиях экономического кризиса, падения жизненного уровня подавляющего числа россиян женщины вынуждены работать, и работа является важной жизненной ценностью наряду с традиционной для них ценностью – семьей (впрочем, как и для мужчин, что подтвердили результаты опроса). Респондентам был задан вопрос: «Что для вас важнее всего: работа и карьера, семья, работа и семья одновременно?». Ответы отражены в таблице 3.

Таблица 3 Варианты ответов Работа и Семья карьера (%) (%) Все мужчины 13 10 Все женщины 11 20 Мужчины-рабочие 8 12 Женщины-рабочие 5 20 Мужчины ИТР 10 8 Женщины ИТР 5 38 Мужчины-служащие 15 7 Женщины-служащие 5 25 Мужчины-предприниматели 12 9 Женщины – 10 17 предприниматели Мужчины-студенты 10 15 Женщины-студентки 10 17 Мужчины-пенсионеры 4 36 Женщины-пенсионеры, до- 6 68 Категории опрошенных Работа и семья одновременно (%) 77 69 80 75 82 57 78 70 79 73 75 73 60 мохозяйки Мужчины-безработные Женщины-безработные 18 15 67 Таким образом, в настоящее время для большинства женщин (69%) и мужчин (77%) приоритетными остаются одновременно работа и семья. Следующий вопрос коснулся согласия – несогласия респондентов с традиционной ролью женщины в обществе. Результаты опроса показали, что на степень согласия - несогласия респондентов влияют такие факторы, как пол, образование, род деятельности. Так, среди опрошенных женщин (67%) почти в 2 раза больше, чем среди мужчин (32%), не согласных с «естественным», традиционным взглядом на предназначение женщины. Чем выше образование у респондентов, тем чаще они выражали несогласие с мнением, что «женщина не должна работать, а ее предназначение – семья, муж, дети». Наиболее традиционно воспринимают идеальную роль женщины мужчины – рабочие (43%), мужчины – студенты (37%) и мужчины – предприниматели (20%). Среди опрошенных женщин наименее традиционно рассматривают женскую роль респондентки, занятые в сфере бизнеса (26%). Повидимому, на это оказывает влияние и характер их работы. Таким образом, результаты опроса показывают, что мужчины (57%) придерживаются более традиционного взгляда на основное предназначение женщины, а сами женщины неоднозначно определяют социальную роль женщины. Доля женщин из различных по роду деятельности групп, не согласных с традиционной ролью женщины, неодинакова: женщин – рабочих 9%, женщин ИТР 13%, студентки 21%, женщин – служащих 10%, женщин – предпринимателей 26%, женщин – домохозяек 3%. Прочно укоренившиеся в общественном сознании стереотипы «семья и женщина», «карьера и мужчина», возвели стену из «невидимого» кирпича, которой, казалось бы, нет, но в тоже время она существует, мешая женщине реализовывать себя в карьерном и личностном росте.

На такое положение дел влияет множество факторов, в том числе и осознание неравенства шансов в отношении профессионального роста у мужчин и женщин. Когда респондентам был задан вопрос, имеют ли мужчины и женщины в реальности одинаковые шансы для профессионального роста и продвижения, то 36% мужчин и 54% женщин констатировали, что шансы не равны, а 10% мужчин и женщин затруднились ответить. Причем, чем выше образование опрошенных, тем больше доля респондентов считают, что шансы не равны. На вопрос: «Является ли Ваш пол препятствием на пути карьерного роста», ответы распределились следующим образом: 100% мужчин считают, что их пол не препятствует карьерному росту;

иная картина наблюдается среди ответов женщин на данный вопрос: «Да, является» -39%;

«Нет, не является» 44%;

«Затрудняюсь ответить» -17% женщин. Если провести анализ данного вопроса на основе возрастного среза, то можно увидеть, что более уверенно себя чувствует молодое поколение и женщины среднего возраста (диаграмма №1). ДИАГРАММА №1 Распределения ответов на вопрос: «Является ли ваш пол препятствием на пути карьерного роста» 25 20 15 10 5 Нет Да Затрудняюсь ответить 18-27лет 28-37лет 28-37 лет 48-57лет 58 и старше Когда респондентам был задан вопрос: «Кого вы хотели бы видеть руководителем: мужчину или женщину?», 75% опрашиваемых ответили, что мужчину. Возможно это результат устоявшегося стереотипа о том, что женщина не может быть хорошем руководителем. В настоящее время число женщин – руководителей невелико: из 60 млн. занятых женщин лишь 1,5 млн. руководителей. В анкете был поставлен вопрос: «Кому проще устроится на высокооплачиваемую работу?» 77% респондентов ответили, что проще устоится мужчине, чем женщине, а 23% респондентов считают, что легче устроится женщине. В обыденном сознании существуют негативные стереотипы относительно работающей женщины (якобы занятость женщин оказывает отрицательное влияние на детей, на отношения в семье и т.д.) Такие представления в определенной мере формируют чувство вины у работающих женщин, препятствуют ее профессиональной самореализации. В связи с чем респондентам был задан вопрос: «Если женщина работает, это оказывает негативное влияние на семью, детей, или работа не оказывает неблагоприятного влияния». Ответы распределились следующим образом: Диаграмма№2 распределения ответов среди женщин негативное влияние на детей 24% негативное влияние на семью 18% работа не оказывает неблагоприятного влияния на семью и детей 58% Диаграмма№3 распределения ответов среди мужчин негативное влияние на детей 39% негативное влияние на семью 29% работа не оказывает неблагоприятного влияния на семью и детей 32% Таким образом, данный стереотип не находит своего подтверждения среди женщин, т.к. большинство (58%) считают, что работа не оказывает неблагоприятного влияния на семью и детей. Думается, что этот стереотип установили мужчины, чтобы женщина, как и прежде не могла стать конкурентом мужчинам в карьерном и личностном росте. Результаты разных исследований показывают, что дети работающих матерей в меньшей степени впадают в крайности (они не так агрессивны и не слишком заторможены), лучше успевают в школе и обладают более развитым чувством собственного достоинства, чем дети домохозяек. В заключение хотелось бы выяснить насколько в настоящее время опрашиваемые чувствуют себя социально защищенными. На вопрос: «Как вы оцениваете в настоящее время свою социальную защищенность?» были получены следующие результаты: Вариант ответа Полностью социально защищен (а) Недостаточно социально защищен (а) Вообще социально не защищен (а) Затрудняюсь ответить Мужчины (%) 9,7 64,3 18 8 Женщины (%) 5 43,2 36,8 Из выше изложенного можно сделать вывод, что женщина (36,8%) в настоящее время чувствует себя менее социально защищенной чем мужчина (18%). Это объясняется тем, что переживаемый российским обществом кризисный этап реализации экономических реформ затронул такие важные сферы жизнедеятельности, как воспроизводство и здоровье людей, уровень и качество жизни, занятость, духовно – нравственное и психологическое состояние населения. В первую очередь от этого пострадала женская часть населения, так как она оказалась менее социально защищенной со стороны государства. Ратифицированная СССР в 1981 году Конвенция ООН 1979 года о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин официально закрепила равное положение между мужчиной и женщиной, но все же в настоящее время это не означает, что в нашей стране полностью преодолены негативные и патриархальные стереотипы относительно роли женщины в обществе. Изменение гендерных стереотипов – процесс длительный и сложный. Тем не менее происходит постепенная трансформация взглядов относительно социальной роли женщины в сторону их эгалитаризации (равенства). Такие факторы, как пол, возраст и образование, оказывают наиболее существенное влияние на изменение гендерных представлений и установок. На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы: 1) В настоящее время для большинства женщин (69%) и мужчин (77%) приоритетными остаются одновременно работа и семья. 2) Результаты опроса показали, что на степень согласия - несогласия респондентов с «естественным» предназначением женщин влияют такие факторы, как пол, образование, род деятельности. Среди опрошенных женщин (67%) почти в 2 раза больше, чем среди мужчин (32%), не согласных с «естественным», традиционным взглядом на предназначение женщины. Чем выше образование у респондентов, тем чаще они выражают несогласие с мнением, что «женщина не должна работать, а ее предназначение – семья, муж, дети».

3) В настоящее время для мужчин и женщин приоритетными являются одновременно семья и работа. 4) Процесс обострения социально-экономических проблем в обществе отразился на снижении жизненного уровня и в целом на ухудшении социального положения женщин. Анализ опроса показал, что социально незащищенными на сегодняшний момент остаются женщины, 36,8% женщин считают, что вообще социально не защищены. 2.2. Особенности семейно-брачных установок молодежи: региональный аспект Невозможно анализировать процессы в российской обществе вне рассмотрения образа жизни, нравственно-этических, брачных установок, ценностных ориентаций молодежи как особой социально-демографической группы с характерными для нее возрастными, социально-психологическими свойствами и социальными ценностями. Именно нынешней молодежи предстоит решать социальные, экономические, культурные, духовные задачи, которые будут стоять перед российским обществом в первой половине XXI века. Проблему молодежи нельзя рассматривать вне круга социальных проблем, стоящих перед обществом. Необычность сегодняшней ситуации заключается в том, что подростковый кризис переживается всем обществом, охватывает все сферы жизнедеятельности российского общества, отражается в механизме общественного воспроизводства. Кризис этот усугубляется, как минимум, следующими моментами: 1.В условиях резкой социальной дифференциации, радикальных изменений структуры общественных отношений молодежь чаще отрицает опыт старших, чем принимает и осваивает;

2.Социально-экономический кризис ухудшил положение наиболее уязвимых групп населения, включая детей, подростков, молодежи, что влечет за собой нестабильность и конфликтность общества;

3.В обществе до сих пор нет ясного представления о модели развития будущего. Происходит слом общественной психологии, общая смена парадигмы общественного сознания и идеологии. Ввиду своей идеологической разнородности старшее поколение не имеет определенных представлений относительно той идеологии, к которой придет младшее поколение. Ибо максимальное знание, которое сегодня открывается «отцам», есть знание того, насколько иррационально, насколько пропитано мифами и идеологическими миражами наше сознание, насколько оно неадекватно объективной ситуации, сложившейся в мире и в нашей стране к концу XX века. Подлинный смысл «проблем молодежи» в нашей стране в смене парадигмы общественного сознания, в отходе от мифологического и «крепостного» сознания и в трудности обретения иного сознания. Чувство общности со своей страной, народом, культурой, историей – одно из главных условий психического здоровья общества и человека, нормальной самоидентификации человека, поколения, общества1. Молодежь, по мнению Ю.А.Зубок, попала в «сложную ситуацию выбора между самореализацией в социально одобряемых формах (учеба, труд) и самоутверждением в рамках молодежной субкультуры, часто сопряженной с правонарушениями и дестабилизацией общества»2. Началась эрозия тех стандартов и образцов общественного сознания, которые так долго считались единственно приемлемыми. С каждым поколением эта эрозия шла глубже и глубже и, наконец, сейчас выходит на поверхность у нынешних, 20- летних. С этим связан моральный релятивизм. С этим связана деидеологизация. С этим связаны хищнические тенденции в экономике, превращение обогащения, борьбы за комфорт в высшую (единственную) жизненную ценность.

Зубок Ю.А. Исключение в исследовании проблем молодежи //Социологические исследования. - 1998. - №8. 2 Там же С. 51.

В литературе (Ручкин Б.А. и др.)1 анализируются следующие современные тенденции в молодежной среде как социальном ресурсе:

-сокращение количества молодых людей, и параллельно – постарение общества и снижение роли молодежи как социального ресурса в целом;

-тенденция ухудшения с каждым годом состояния здоровья детей и подростков что подтверждают и данные статистического ежегодника;

-тенденция расширения процесса десоциализации, маргинализации молодежи и, далее, люмпенизации и криминализации;

-сокращение числа молодых людей, участвующих в материальном и духовном производительном труде, рост социальной пассивности;

-тенденция снижения возможностей участия молодежи в экономическом развитии (безработица);

-перемещение в сферу негосударственного сектора экономики, где не требуется профессионализм, не обеспечивается накопление интеллектуальной собственности;

-тенденция падения социальной ценности труда, престижа важных для общества профессий2. Осмысливая роль и значение молодежи в новых условиях состояния общества, следует отдавать отчет в том, что молодежь - не только потенциал перемен, но и фактор социальной нестабильности. Усугубление кризиса во всех сферах общественной жизни определяют особую остроту молодежных проблем. Прогнозирование настоящих и будущих социальных процессов невозможно без знания реальной картины интересов и жизненных планов, ценностных ориентаций и поведения молодого поколения3. Поиски путей управле Ручкин Б.А., Гришина Е.А., Серикова Н.А. Российская молодежь: десять главных проблем. – М., 1999. 2 См. подр. Назарова И.Б. О здоровье населения в современной России //Социологические исследования. - 1998.-№11. 3 См. подр. Лисовский В.Т. Динамика социальных изменений (опыт сравнительных социологических исследований российской молодежи) //Социологические исследования. 1998. -№5.

ния конфликтами в направлении от дезинтеграции к социальной интеграции может реализоваться различными путями, но в любом случае, молодежная сфера не должна рассматриваться лишь как явления контркультуры (делинквентность, криминализация). Среди особенно болезненных факторов социально-психологического поля отмечается «утрата индивидом групповой идентичности, той социокультурной ниши, которая обеспечивала удовлетворение потребности человека в общественной принадлежности и духовной защищенности. В поисках замещения утраченных форм идентичности человек обращается прежде всего к таким относительно устойчивым социокультурным образованиям, как национальное самосознание и религия, но также в определенных ситуациях стремится создать новые идентификационные структуры»1. И здесь же необходимо подчеркнуть, что социально – психологически опасным представляется также отмечаемое «нарушение глубинных связей всего нашего взрослого сообщества и детей, отчуждение детства от мира взрослых. Сегодня дети находятся рядом, но не внутри нашего мира. Ребенок, чувствует себя ненужным для массы взрослых, равнодушных к нему. Это положение отражается как в фиксируемых психологических состояниях детей, так и в поведении взрослых, у которых атрофировалось ответственное отношение к детству»2. Рост числа безнадзорных детей, социальное сиротство, детская преступность и тревожные показатели по детской смертности являются убедительным тому свидетельством. О серьезном дефиците духовного внимания, уважения к ребенку, в том числе и со стороны близких людей, чаще всего пишут психологи, которые по роду деятельности призваны решать психолого-педагогические, психические проблемы детей и подростков. Распространенная нынче тенденция повы Новинская М.И. Молодежь в современном мире: проблемы и суждения //Материалы «круглого стола» //Вопросы философии. -1990.-№5. 2 Фельдштейн Д.И. Молодежь в современном мире: проблемы и суждения //Материалы «круглого стола» //Вопросы философии. - 1990.-№5.

шенного внимания к одежде, питанию, культурным развлечениям детей со стороны родителей и близких, заменила собой возможность общения с ними. Возникающее в результате чувство одиночества у многих ребят, доходящее до отчаяния, способствует росту цинизма, потере уважения к важнейшим человеческим ценностям. Здесь можно говорить о проблеме «системной» деструктивности общества, которая касается в первую очередь сфер экономики, власти (политики) и культуры (престижа). Здесь и происходит разрыв связей в системе «ребенок-взрослый», «старшее-младшее» поколения, к распад связи времен. Кризис в российском обществе породил острейший конфликт поколений, который не исчерпывается традиционными для любого общества расхождением «отцов» и «детей», но касается философских, мировоззренческих, духовных основ развития общества и человека, базисных взглядов на экономику и производство, материальную жизнь общества. Поколение «отцов» оказалось в положении, когда передача наследия преемникам практически не происходит. Социальные ценности, которыми жили они, в новой исторической ситуации для подавляющей части молодежи утратили практическое значение и в силу этого не наследуются. Это во многом объясняется тем, что сами эти ценности не подвергались конструктивной критике, а представлены средствами массовой информации в искаженном виде. В российском обществе налицо разрыв поколений, отражающий перерыв постепенности, разрыв исторического развития, переход общества на рельсы принципиально иного строя. Анализируя опыт сравнительных социологических исследований российской молодежи, В.Т. Лисовский подчеркивает, что молодым сегодня приходится решать, что ценнее - обогащение любыми средствами или приобретение квалификации, обеспечивающей способность адаптироваться к новым условиям, отрицание прежних морально-нравственных норм или гибкость, приспособляемость к новой действительности, безграничная свобода меж личностных, межполовых взаимоотношений или семья как оплот успешного существования. По данным мониторинга НИЦ при Институте молодежи, приблизительно треть молодых людей ориентируется на ценности «выживания», а не «достижения», на гарантированный минимум, нежели на свободу экономической деятельности. В сознании и поведении молодежи усиливаются прагматизм, стремление к материальному достатку, ориентация на предпринимательство. Некоторые исследования положения молодежи дают представление о том, что в иерархии ценностей значительной части молодежных групп культ денег поднялся на одно из первых мест - факт, в котором отражаются особенности мировоззрения и понимания молодыми людьми своих жизненных перспектив: деньги выступают как условие удовлетворения потребностей не только в развлечении, но и духовном росте, в саморазвитии1. В то же время, на наш взгляд, ценности семейных отношений остаются все еще самыми приоритетными. В студенческой среде городов Ставрополя и Ростова-на-Дону, было проведено и развернутое исследование брачных установок (подробнее смотрите ниже), которое подтвердило серьезность и значимость тематики семьи и семейных отношений для молодежных групп. Основная нагрузка в решении молодежных проблем сдвинута на самих молодых людей, на их семьи, ближайшее родственное и дружеское окружение. Подавляющее большинство программ, законов и постановлений правительственных органов Российской Федерации направлены на материальную поддержку незащищенных слоев населения, в первую очередь инвалидов, сирот, беженцев и др. Можно уверенно сказать, что нет в этом списке программ, направленных на изучение мегатенденций в современной семье, на поиск путей оздоровления брачно-семейных отношений.

Луков В.А. Проблема обобщающих оценок положения молодежи // Социологические исследования. - 1998.-№8.- С.31.

Коммерциализация сферы молодежного досуга, туризма, спорта, образования, которые становятся все менее доступными для средне и малообеспеченных молодых людей, молодых семей, сокращает возможности для освоения мира в форме обучения, игры, творчества, путешествия. В первую очередь в категорию малообеспеченных попадают семьи неполные. Небольшой иллюстрацией этому положению, а также тому, что у семьи полной лучше ресурс и больше возможностей, чтобы мотивировать своего ребенка на продолжение образования в высшей школе, а также обеспечить поддержку в этот период, служит анализ состава родных семей все той же студенческой аудитории. Студентам было предложено перечислить всех членов семьи, с которыми они проживали на момент поступления. Распределение вариантов выглядит следующим образом:

-полные семьи составили - 90,72%, из них: однодетные-25%;

двухдетные-60,2%;

многодетные-14,8%;

-неполные семьи составили - 9,28%, из них: однодетные – 33,3%;

двухдетные – 55,5%;

многодетные – 11,2%. Безусловно, что эти данные являются лишь косвенной иллюстрацией выдвинутого выше предположения. Вероятно, они могут также отражать соотношение полных и неполных семей не только в студенческой среде, но и в целом по России. Требуется проверка на более широкой выборке, в том числе и на контрольной группе молодежи, не включенной в процесс получения высшего образования. Однако цифры эти обращают на себя внимание и заслуживают дальнейшего исследования. Наиболее доступными для значительной части населения, в том числе и молодежи как самые дешевые, являются электронные средства массовой информации, которые и контролируют значительную часть досуга молодежи, и выступают как важнейший институт формирования духовного мира, ценностных ориентаций, социальных установок новых поколений. Все это происходит на фоне значительной разобщенности традиционных институтов социализации (семьи, школы, СМИ, армии, общественных объединений и т.д.) - в силу их конкурентных отношений и нахождения в неравных финансовых, коммуникативных, организационных и пр. условиях. Совершенно очевидно, что проблемы духовного и нравственного развития молодежи невозможно решать вне общего процесса духовного и нравственного развития всего гражданского общества России, и вне возрождения нравственно здоровой семьи. Приведем данные по исследованию семейно-брачных установок молодежных групп (подростки 13-17 лет и студенты 18-23 лет), которое проводила диссертант в 2002-2003 гг. (см. прил. ). Всего в опросе приняли участие 1400 студентов (660 - юноши и 740 -девушки) и 703 подростков (332- юноши и 371 - девушки). Так как в поле исследования были включены лишь юноши и девушки, организованные социально значимыми видами деятельности (учеба в школе и университете), то мы не имеем возможности говорить о той части молодежи, которая по тем или иным причинам остается за пределами этого пространства. В данной работе представлен среднестатистический портрет пятнадцатилетнего подростка-школьника и девятнадцатилетнего студента, отличие которых касается лишь вопросов предпочтений в сферах досуга (видов отдыха, программ телевидения, музыкальных жанров). Условный современный представитель молодежных групп на уровне установок выглядит следующим образом: • в свободное время предпочитает больше всего встречаться с друзьями, слушать музыку, смотреть телевизор и видео, читать книги (лишь девушки- студентки);

• предпочитает смотреть комедии, боевики (кроме девушекстуденток), мелодрамы (кроме юношей обоих возрастных групп);

из телепередач выбирает кинофильмы и музыкальные передачи, показы мод (девочки-подростки), политические обзоры (студенты);

• музыкальные предпочтения лежат в области современных ритмов и отечественной эстрады и лишь треть девушек-студенток слушает с удовольствием классическую музыку;

• если и читает, то журналы, детективы, фантастику;

• в понятие «здоровый образ жизни» включает «не пить», «не употреблять наркотики», «заниматься спортом», «вести осмысленную жизнь» и считает, что необходимо придерживаться принципов здорового образа жизни хотя бы частично;

• если бы узнал, что друг употребляет наркотики, постарался бы помочь избавиться от этой привычки;

к рэкету относится негативно и считает, что с этим надо бороться;

• относительно оценки проституции как способа зарабатывания денег имеет неустойчивую позицию во всех возрастных группах;

• считает приемлемым для себя начать половую жизнь, не достигая 18 лет и уж тем более, не дожидаясь вступления в брак;

• раннюю беременность считает личным делом каждого;

за решение подруги сделать аборт не осудил бы ее и считает, что через это, рано или поздно, проходит каждая женщина;

в вопросах безопасного секса осведомлен, с его точки зрения, вполне достаточно;

• больше всего в жизни боится заболеть СПИДом, стать инвалидом, прикованным к постели, остаться одиноким (добавили самостоятельно);

• в общем-то никогда не сталкивался с настоящей опасностью;

из личного оружия предпочел бы газовый баллончик;

из профессий выбирает бизнесмена, юриста, экономиста;

школу менять не планирует, но считает, что школа недостаточно готовит к будущей самостоятельной жизни;

в трудную минуту за поддержкой и опо рой в первую очередь, обратится к друзьям, во вторую очередь, к родителям. Анализ этих данных дает представление о сферах, влияющих на формирование нравственно-этического портрета современной молодежи. Выборы молодежи распределились следующим образом: в свободное время они предпочитают встречаться с друзьями (77%), слушать музыку (61%), смотреть видео и ТВ (60%). Лишь 17% читают книги и 5% ходят в театр и на выставки. Основное предпочтение при просмотре фильмов отдается комедиям (80%) и остросюжетным зрелищам (боевики –37%, детективы-19%, триллеры 12%). Среди музыкальных направлений подростками выбираются, в первую очередь, образцы современной эстрады (98,1%), часть ребят все же иногда слушают классическую музыку (16%), бардовую песню (8%), русские романсы (6%). В чтении выбор падает на журналы (41%) и газеты (21%), а также остросюжетную литературу (детективы –15%, фантастика –15%, приключения – 21%). Треть ребят любит также читать романы. Таким образом, можно видеть, что именно массовая культура, как наиболее доступная, является основным средством формирования социокультурного и нравственно-этического портрета нашего юного современника. Интересные данные приводит Григорьев С.И.1, анализируя либеральноантилиберальные предпочтения в сфере быта и социально- нравственных отношений. Особенно показательна социально-этическая оценка брака по расчету, где более 60% 17-летних россиян признают недостойным или исключительным брак по расчету. Либерально настроенные в этом вопросе составляют 32%. Либеральную точку зрения по возможности и целесообразности проституции выразили 9% респондентов. В исследовании же, проведенном диссертантом, на вопрос «Считаете ли Вы проституцию приемлемым спосоСм. подр. Григорьев С.И. 17-летние россияне 1997 года: сочетание либеральных и антилиберальных ориентаций // Социологические исследования. - 1998.-№8.- С. 36-46.

бом зарабатывания денег?», ответы «Отношусь с осуждением» и «Считаю, что с этим необходимо бороться» выбрали среди 15- летних подростков57,2%;

среди 19-летних студентов- 39,7% считают, что «эта работа ничем не хуже, чем другая», хороший «способ получить за собственное удовольствие большие деньги» и могут «представить себя в этом бизнесе», среди 15летних- 29,6%, а среди 19-летних- 31,9%;

часть ребят ушла от ответа. Соотносятся эти данные и со снижением возрастного барьера начала половой жизни. По данным того же исследования нравственно-этических представлений в молодежной среде, на вопрос «С какого возраста, как Вы считаете, можно начинать половую жизнь?» 33% подростков выбрали «с 15лет», 30%-«с 17 лет», 26%-«после 18-ти лет» и лишь 11% выбрали ответ «только вступив в брак». У студентов распределение выборов было следующим: 33%-«с15 лет»;

34%-«с 17 лет»;

26%-«после 18-ти лет»;

7%- «только вступив в брак» Таким образом, половая жизнь в молодежной среде в подавляющей степени не только не связывается с семейной, но не соотносится и с факторами физиологического созревания человека, факторами здоровья. Это безусловно, должно вызывать обеспокоенность. В 2000г. в СГУ было проведено исследование основной целью которого являлось всестороннее описание системы ценностных ориентаций студентов СГУ. Объектом исследования являлись студенты 1-5 курсов 15 специальностей СГУ. Выборка случайная, механическая. Объем выборки (вместе с пилотажным исследованием) 400 человек. Исследование проводилось в два этапа: пилотажное исследование проведено в ноябре 1998 г., полевое в апреле 1999. В процессе исследования были получены следующие результаты. Наиболее значимыми в жизни студентов СГУ являются 1.Здоровье 2.Семья 3.Материальный достаток 4.Преданные друзья 5.Хорошее образование 6.Интересная работа 7.Карьера 8.Улучшение существующего общества 9.Признание окружающих 10.Слава 66,9% 55 % 46% 35,4% 25,7% 23,6% 16,9% 8,3% 3,4% 1% Необходимым условием для счастья для молодых людей являются материальный достаток, крепкая семья (такой вариант ответа на вопрос “Что Вам нужно сегодня для счастья прежде всего?” выбрали по 20 % респондентов) и здоровье (соответственно 18,5% респондентов. Для сравнения: стабильность в окружающем мире как условие счатья называют лишь 9,8%.). При этом 71% опрошенных считают себя счастливыми людьми. Высокое положение здоровья в системе ценностных ориентаций подтверждается тем,что 62% молодых людей считают свой образ жизни здоровым, время от времени уделяя внимание своему здоровью, придерживаясь правильного питания и занимаясь физкультурой и спортом (соответственно 55, 35 и 30% респондентов). Для подавляющего числа опрошенных недопустимо употребление наркотиков (93%), беспорядочные половые связи (71%). Курение недопустимо для 50,5% респондентов. Более лояльное отношение у молодых людей к употреблению алкоголя - недопустимо полностью лишь для 8,2%. Семья как ценность для 77% опрошенных молодых людей - союз любящих людей, для 9,5% - разумная кооперация, 7,4% - затруднились определить “что такое семья”, 0,5% считают что семья - это пережиток прошлого. Приоритетное положение материального достатка в системе ценностей молодых людей обусловлено скорее преобладанием прагматических тенденций в современном обществе в целом, чем реальным положением индивидов - более 63% относят себя к среднеобеспеченному слою населения (денег хватает на питание, жилье, одежду и развлечения);

24% - к низкообеспеченным ( зарплата уходит в основном на питание). При этом 53% респондентов только учатся;

7,7% - учатся и работают и 38% - хотели бы подработать, но подходящую работу найти сложно. Это не вполне соответствует тому факту, что более 50% опрошенных определяют свою жизненую позицию как прагматическую - “хочешь жить - умей вертеться”. Материальные проблемы волнуют молодых людей скорее в теоретическом плане чем в практическом - на первых позициях среди проблем общественной жизни, которые волнуют студентов стоят падение жизненного уровня, безработица, рост инфляции. Таким образом, анализ собранной социологической информации подтвердил что - на первом месте в системе ценностных ориентаций студентов СГУ стоят витальные ценности, в частности, здоровье, семья и материальный достаток. По данным еще одного исследования в разных группах населения обнаружена общая тенденция возрастания значимости следующих ценностей: «собственность», «богатство», «материальная обеспеченность», которые составляют единый комплекс «экономических ценностей». Один или несколько элементов этого комплекса хоть и наряду с такими, как «здоровье», «семья», однако входят в пятерку наиболее предпочитаемых ценностей даже у старших школьников1. Ссылаясь на исследование НИИКСИ Санкт-Петербургского университета, Карпухин О.И. приводит следующие данные, которые характеризуют набор приоритетных жизненных ценностей молодых людей. Любовь-62.6%, семья-54.8%, здоровье-38.5%, материальный достаток35.9%, любимая работа- 23.9%, образование –22.6%, чистая совесть-13.8%, Брушлинский А.В. Психология субъекта в изменяющемся мире // Психологический журнал.-1996.-Т.17, №6.- С.33.

полезность людям-9%, творчество-5.3%, служение России-2.6%. При этом основное влияние на формирование гражданских представлений, по данным того же источника, оказывали: семья-34.4%, телевидение-31.1%, учебное заведение- 24.2% 1. Таким образом, можно выделить следующие тенденции в формировании семейно-брачных ценностей и установок в молодежной среде:

-формирование ценностных ориентаций и приоритетов происходит на фоне снижения социализирующей функции семьи под растущим воздействием средств массовой культуры;

-ценности материального достатка, богатства, денег входят в число важнейших для молодежи, что несомненно отражается на построении ими своих жизненных планов, выборе профессии, брачно-семейном поведении;

-ценности любви, семьи и семейных отношений все еще занимают первые позиции и это является тем ресурсом, на который можно опираться при построении и реализации государственных молодежных и семейных программ. Отдельного обсуждения заслуживают как брачные установки, так и механизмы их реализации, а также особенности добрачного поведения молодежи, т. к. все это играет определяющую роль в создании устойчивой, гармоничной семьи. Выбор брачного партнера и добрачное поведение относят к социальным системам, которые созданы людьми в результате их сознательного объединения и в процессе эволюции превратились в нечто самостоятельное, существующее и развивающееся по собственным законам. «Названное поведение носит конкретно-исторический характер и ему присущи черты не только изменчивости, новизны, но и преемственности» 2.

См. подр. Карпухин О.М. Самооценка молодежи как индикатор ее социокультурной идентификации // Социологические исследования. - 1998.-№12. 2 Савинов Л.И. Семья и общество : история, современность и взгляд в будущее. Саранск.,1992.- С. 6.

Структура добрачного поведения состоит из биологических, социальных, психологических черт поведения индивида, которое имеет определенную направленность к индивидам противоположного пола и преследует цель создания семьи. К его структурным компонентам необходимо отнести обычаи, традиции, обряды, гадания, с помощью которых в прошлом подрастающее поколение постепенно готовилось к выполнению тех или иных ролей и функций. Ими наши предки сопровождали различные этапы половой зрелости человека. Благодаря обрядам формировались психологические, волевые и моральные качества, необходимые для дальнейшей жизни. Они также способствовали беспрекословному соблюдению существующих норм, в том числе и в системе добрачного поведения1. Социальные институты прошлого следили за тем, чтобы между поколениями не нарушалась нить преемственности. Был отлажен механизм социального воспроизводства, в результате чего происходило становление и регулирование общепринятых общественных отношений. «Люди постоянно испытывали на себе действие механизма социального воспроизводства, в основу которого была заложена мысль: так жили веками и не нам нарушать древние заветы предков. Личность подавлялась и подчинялась стереотипам мышления и поведения, которые были приняты в обществе»2. Плодотворность системы добрачного поведения в недалеком прошлом обеспечивалась огромной воспитательной работой самой семьи. Личность «целеустремленно настраивали на будущую жизнь»3. Во всем многоструктурном механизме системы добрачного поведения явно просматривались приоритеты общества и семьи перед интересами личности.

Савинов Л.И. Семья и общество : история, современность и взгляд в будущее. Саранск.,1992-С.7. 2 Там же. - С. 8. 3 Там же. - С. Сегодня заметно изменилась система добрачного поведения. Если в прошлом вступление в брак представляло собой естественное и необходимое событие в жизни каждого человека, то сегодня такой предопределенности нет. Социально одобряемое общение юношей и девушек в прошлом имело исключительно матримониальное направление т.е. имеющее целью заключение брака и создание семьи. Сегодня же в сфере общения между молодыми людьми не обязательно доминируют супружеские мотивы, в ней присутствуют и эмотивные связи, и сексуальное удовлетворение, и творческое сотрудничество. Многофункциональность этой сферы не сопровождается системной сложностью и глубиной, а характеризует больше ее феноменальный уровень. Для прочности же будущего брака верность, ответственность качества крайне необходимые. Заметно уменьшилось и изменилось влияние родителей на выбор брачного партнера, на все добрачное поведение в целом. И еще одно отличие от добрачного поведения в прошлом – возросшие ожидания и притязания будущих брачных партнеров друг к другу и в целом ко всей семейной жизни. Ценностью становится не просто наличие семьи, а вступление в брак именно с любимым человеком, с тем, кто выбран по личным качествам»1. В настоящее время, когда господствующей формой семьи стала нуклеарная, образование личных «капиталов» супругов также является стимулирующим условием распада семьи, в особенности разводов2. Проведенное диссертанткой социально-психологическое исследование брачных установок в молодежных группах, позволило проанализировать, как в них распределяются ценности семьи и семейной жизни. Исследование проводилось в двух возрастных срезах: подростки, средний возраст которых 15 лет, и студенты, средний возраст которых 19 лет.

Савинов Л.И. Семья и общество : история, современность и взгляд в будущее. Саранск.,1992. -С. 13. 2 Комарова О.Д. Об этнодемографическом подходе к изучению семьи.: Сб. Семья. Традиции и современность. - М., 1990.- С.10.

Респондентам предлагалось описать «идеальную» модель предполагаемой их будущей семьи, для чего был разработан вопросник – схема, который содержал основные пункты семейной структуры (см. приложение). Вводный инструктаж предлагал опираться на вопросник, но не ограничиваться им. Все участвовавшие в исследовании отнеслись к задаче позитивно, работу выполняли с интересом, что еще раз подтвердило актуальность в молодежной среде вопросов, связанных с внутрисемейными отношениями. Кроме исследовательской задачи, параллельно решалась задача диагностическая, т.е. ставилась задача выявить внутрисемейные дисгармонии «родной семьи». Но, что важнее всего, решалась задача и психотерапевтическая, т.к. отвечающий вербализовал свое отношение к «родной семье», сравнивая ее со своей семьей «идеальной». На втором этапе работы предлагалось отметить совпадения «идеальной» модели с «родной» семьей. В результате выяснилось, что «идеальная» модель будущей семьи очень похожа на "родную" и имела значительное расхождение с «родной» семьей у подавляющего числа респондентов лишь в пункте, касающемся условий проживания будущей семьи. Ожидания в этом вопросе достаточно высокие, в то время как их реальные семьи живут в основном в малогабаритных квартирах. Анализ результатов исследования проводился по следующим направлениям:

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.