WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«1 Ставропольский государственный университет На правах рукописи Кузнецова Елена Николаевна Психологические особенности проявления страхов у педагогов и врачей на уровне структур обыденного сознания ...»

-- [ Страница 2 ] --

1-3 по – будущие врачи» группе «девушки-студентки Второй выделенный фактор (13% дисперсии) представлен следующими признаками страха: «рептилии» -.841, «черные силы» -.815, «фильмы ужасов» -.777, «утонуть» -.776, «дорожный транспорт» -.768, «насекомые».765, «высота» -.751, «млекопитающие животные» -.735, «кара Бога» -.727, «глубина» -.727, «страх» -.708, «наркотики» -.686, «неожиданные известия» -.648, «изменение веры» -.614, «терроризм» -.595, «стать инвалидом» -.547, «душевная боль» -.537, «болезни» -.535, «семейные конфликты» -.531, «открытое пространство» -.511, «убийство человека» -.491, «несчастье собственных детей» -.490, «стать причиной смерти» -.475, «война» -.448, «старость» -.426, «разлука» -.411. На основе расположения шкал данный фактор можно интерпретировать как фактор «иррациональные страхи». В действительности, представленные в качестве признаков явления вряд ли представляют собой прямую, реальную угрозу человеческой жизни, так как люди очень редко, а часто и совсем не сталкиваются с рептилиями, несуществующими ужасами, духами и т. д. Истоки данных страхов глубоко уходят в историю, религию и магию. Издавна, люди создавали образы богов, демонов и других представителей потустороннего мира, а потом, трепеща, приносили им жертвы, умоляя не причинять вреда. С годами менялись представления людей, однако многие религиозно-мифологические персонажи и явления живут и сегодня. Данный значимый фактор близок по смыслу фактору «реальность», предложенному Бентлером и Лавойе (1972), фактору «определенность», выделенному сознания». В распределении ролей по второму значимому фактору «иррациональные страхи» наблюдается расположение на положительном полюсе таких явно женственных ролевых позиций, как «мама» - 2.563, «я» В.Ф. Петренко (1997) при исследовании тезауруса личности в работе «Психосемантический анализ динамики общественного 1.209, «типичная женщина» 1.151 (максимально высокие нагрузки), а так же образы непрофессионала -.299, гуманного человека -.149, честного человека -.139, неуспешного человека -.274, а в оппозиции к ним мы находим явно мужественные позиции, такие, как «типичный мужчина» - 1.401, «типичный профессионал» -1.137, «профессионал» -.-815, «идеальный профессионал».-808, «успешный человек» -.-674, «проходимец» -.-474, «я через 15 лет» -.184, и «папа» -.-463. Исходя из содержательной характеристики выделенных ролей, несущих высокую нагрузку по фактору «иррациональные страхи», можно предположить, что студентки-медики атрибутируют такие качества, как способность испытывать фобический, иррациональный страх, именно представителям женского пола. Этот факт можно объяснить с точки зрения господствующих культурных стереотипов. Так, социально признано, что женщина является слабым, незащищенным представителем общества, ей в большей степени свойственны слабость, наивность и детскость. Соответственно, чувство неуверенности, склонность к иррациональным страхам ей свойственны в первую очередь. В то же время эти качества присутствуют и у самой девушки, но в будущем «Я через 15 лет» ситуация меняется и иррациональные, воображаемые страхи не представляют для девушки существенной угрозы. Продолжая рассматривать распределение ролевых позиций, мы можем особо отметить тот факт, что наряду с непрофессионалом, неуспешным человеком и типичной женщиной характеристику человека, который боится вымышленных страхов, приобретает честный и гуманный человек. Расположение данных объектов по фактору свидетельствует о том, что в оценках честного и гуманного человека наряду с такими качествами, как достоинство, доблесть, благородство, человеколюбие, отмеченными в словаре Даля (Даль В., 1980) присутствуют романтичность, склонность к воображению, фантазии, некоторая отдаленность от реальной жизни и, вследствие этого, низкий профессионализм, и даже неуспешность. В расположении образов честного и гуманного человека по второму значимому фактору проявились черты феминности в противоположность типичному мужчине, идеальному профессионалу, успешному человеку.

Factor Loadings, Factor 2 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 Factor 3 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0,6 -0, CASE35 CASE25 CASE27 CASE49 VAR1 CASE28 CASE39 CASE24 CASE22 CASE19 CASE51 CASE52 CASE32 CASE58 VAR6 CASE48 CASE23 CASE55 CASE29 CASE21 CASE18 VAR4 VAR12 VAR7 CASE44 CASE53 CASE20 CASE50 CASE33 CASE61 VAR15 CASE45 CASE43 CASE54 CASE60 CASE37 CASE26 VAR14 CASE40 VAR2 VAR5 CASE38 VAR9 CASE31 CASE16 CASE59 CASE57 CASE17 CASE56 CASE34 CASE41 VAR11 VAR10 CASE42 CASE30 VAR8 CASE46 CASE VAR13 VAR CASE -0, -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 4. Размещение шкал в пространстве факторов 2-3 по группе «девушки-студентки – будущие врачи». Анализ данных показал, что в расположении образов успешного человека и идеального профессионала так же, как и в первом факторе, проявляется отрицательная оценка. Об этом свидетельствует расположение этих образов вместе с образом проходимца. Мы снова сталкиваемся с тем фактом, что уже сейчас можно говорить о наличии тенденции к сближению образа успешного и идеального человека с образом человека неприятного, чужого, отстраненного. Подобные совпадения были отмечены Е.В. Улыбиной при исследовании семантической структуры образа правильного и неправильного мира (1998). Третий униполярный фактор представлен следующими шкалами: боязнь собственной смерти -.769, физической боли -.760;

сексуальных затруднений -.755;

врачей -.749;

замкнутого пространства -.674;

открытого пространства -.612;

измены любимого человека -.570;

тюремного заключения -.562;

старости -.525;

трудностей в личной жизни -.497;

собственного будущего -.495;

неожиданных известий -.478;

беспомощности -.474;

собственного поведения под влиянием импульсов -.443;

одиночества.436. На основе расположения шкал третий фактор можно интерпретировать как фактор «страх физической боли и смерти». Фактор включает в себя понятия, отражающие страх человека остаться отделенным от родных, страх потерять нечто важное и невосполнимое, пережить боль и страдание. З.Фрейд проводил аналогию страха собственной смерти со страхом кастрации (отделения), т.к. ни у кого нет опыта собственной смерти, но у каждого есть опыт потери чего-либо: это отнятие от груди матери. Страх смерти, по Отто Ранку (2001), - это тревога по поводу “уклонения от своего пути”, страх потерять индивидуальность;

это тревога человека из-за возможности присоединения к целому, или, на психологическом языке, тревога человека, опасающегося симбиотических межличностных отношений, страх зависимости и невозможности развития. По третьему значимому фактору, обозначенному нами как «страх смерти и боли», положительными оказались следующие ролевые позиции: «типичная женщина» - 1.361, «неуспешный человек» - 1.112, «типичный мужчина» - 1.019, «гуманный человек» -.718, «я через 15 лет» -.683, «успешный человек» -.663, «я» -.431, «честный человек» -.414, «непрофессионал» -.393. На отрицательном полюсе мы находим образы идеального профессионала - -2.01, мамы - -1.428, типичного профессионала.-961, папы -.-924, профессионала -.-619, проходимца -.-550. Основная оппозиция по данному значимому фактору задается противопоставлением образов «Я сейчас» и «Я в будущем» («Я через 15 лет») наряду с типичной женщиной и образами родителей – «мамы» и «папы». Такая расположенность объектов по фактору свидетельствует о наличии у родителей таких качеств, как мужество пред собственной смертью и болью. При этом такие качества отсутствуют «у меня» (девушки студентки), у гуманного человека и честного человека. Здесь нам хотелось бы отметить, что образы честного и гуманного человека как и по второму значимому фактору, который мы обозначили как «иррациональные страхи», так и по третьему фактору «страх смерти и боли», имеют положительные нагрузки наряду с образами типичной женщины и «Я», что свидельствует о том, что для честного и гуманного человека в обыденном сознании девушекстуденток характерны черты женственности, феминности. 2.4.3. В результате факторизации второй групповой матрицы, состоящей из девушек-студенток – будущих педагогов, было выделено 3 значимых фактора, объясняющих соответственно 20%,13%, и 11% вклада в общую дисперсию. (Приложение №3) Распределение факторов представлено на рис. 5.и на графике 2.

Eigenvalues (noname.sta) Extraction: Principal factors (Centroid) % total Cumul. Cumul. Eigenval Variance Eigenval % 20,3942 53,1097 32,3942 53,1097 13,7722 12,7435 40,1665 65,8432 11,8625 9,62736 46,0391 75,4606 2,14869 3,51901 48,1778 78,9796 1,38016 2,26648 49,5599 81,2461 1,24273 2,04789 50,8026 83, Девушки-студентки будущие педагоги 25 20 Коэффициент веса фактора, % 1 2 3 4 5 20% Моральность 13 13% Иррациональн ые страхи 11% - Страх социальной дезадаптации 0 Рис.5.

Расположение значимых факторов в семантическом пространстве в группе «девушки-студентки – будущие педагоги».

Plot of Eigenvalues 40 35 30 25 Value 20 15 10 5 Number of Eigenvalues График 2. Отображение доли суммарной дисперсии факторов в группе «девушки студентки – будущие педагоги». В первый униполярный фактор (20% дисперсии) вошли шкалы: страх смерти близкого человека -.904, убить человека -.893, стать инвалидом.883, стать невольной причиной смерти -.877, непонимания -.863, болезней.863, войны -.848, несчастья собственных детей -.842, предательства -.836. с одной стороны и шкалы: страх собственной смерти -.-2143, открытого пространства -.-196, сексуальных затруднений -.-1026, собственного будущего -.-747, и неожиданных известий -.-223 - с другой. На основе расположения шкал первый фактор по выборке студенткипедагоги можно интерпретировать, как фактор «моральность». Наиболее контрастными по первому фактору оказались образы: «Я через 15 лет» - 1.19, «честный человек» -.911, «Я» -.879, «мама» -.815, «гуманный человек».638, «папа» -.430, «типичная женщина» -.189, «типичный мужчина» -.130, с одной стороны и образы: «проходимец» - 3.11, «неуспешный человек» -.663, «непрофессионал» -.-562, «идеальный профессионал» -.-349, «успешный человек» -.-292, «типичный профессионал» -.-121, и «профессионал» -.-82 – с другой. На положительном полюсе значимого фактора сконцентрированы образы, которые имеют такие качества, как человеколюбие, сострадание, честность, достоинство, что подтверждает предложенную нами интерпретацию фактора. Такими качествами обладает и будет обладать («Я через 15 лет») и сама девушка. Отрицательный полюс ролевых позиций интересен антипрагматичной направленностью в оценке людей (ролевых позиций) девушкамистудентками. Так, наряду с проходимцем, неуспешным человеком и непрофессионалом отрицательную оценку по данному значимому фактору получили позиции идеального профессионала, успешного человека, типичного профессионала и профессионала. Наличие в первом факторе смыслового аспекта целостности, и сострадания привело, очевидно, к тому, что ролевые позиции идеального профессионала, успешного человека и профессионала подверглись негативной оценке в отношении сердечности, сострадания, стремления к целостности. Возможно, людям с такими высокими социальными оценками свойственно чувство эгоизма, лидерства. Как отмечают К. Хорни (1997) и Э. Фромм (1997), успех в современном обществе достигается в результате жестокого соперничества и когда один выигрывает, побеждает, другой обязательно должен потерпеть неудачу. Полученные данные по фактору «моральность» вновь, как и в случае с выборкой «студентки-медики», подтверждают существующее мнение об отрицательном отношение к тем, кто более успешен, обладает более высоким социальным статусом. По мнению А.Г. Шмелева (1999) и В.Ф.Петренко (1997), образ лидера и карьериста ассоциируется в обыденном сознании людей с человеком, пренебрегающим моральными нормами. Во второй значимый фактор вошли шкалы: страх млекопитающих животных -.860, высоты -.842, глубины -.828, дорожного транспорта -.820, неожиданных известий -.811, фильмов-ужасов -.319, наркотиков -.634, утонуть -.565, кары бога -.757. Данный фактор можно определить как «иррациональные страхи». Подобный фактор был выделен по выборке студентки-медики.

Factor Loadings, Factor 1 vs. Factor 2 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 VAR1 CASE49 CASE48 CASE52 CASE61 CASE55 CASE60 VAR13 CASE59 CASE51 CASE56 CASE CASE47 VAR VAR8 CASE CASE54 VAR14 CASE22 CASE57 CASE53 CASE46 CASE33 CASE29 CASE16 VAR15 CASE20 CASE31 CASE25CASE24 CASE39 CASE23 CASE45 CASE17 CASE21 CASE38 CASE19 CASE18 CASE44 CASE41 CASE32 VAR4VAR9 CASE30 CASE26 VAR11 VAR12 VAR10 CASE34 VAR5 CASE43 VAR7 CASE40 VAR2 CASE35 CASE36 VAR6 CASE42 CASE Factor CASE -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Factor Loadings, Factor 2 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1, CASE37 CASE 0,8 0,6 0, CASE43 VAR8 VAR6 CASE42 CASE40 CASE27 VAR2 VAR CASE44 CASE32 CASE41 CASE38 CASE39 CASE23 CASE29 CASE21 CASE57 CASE19 CASE22 CASE CASE34 CASE28 CASE 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 CASE16 VAR9 VAR4 CASE47 CASE50 CASE30 CASE25 VAR5 CASE33 CASE51 CASE48 VAR11 VAR10 CASE31 VAR14 CASE17 CASE46 CASE54 CASE24 CASE53 VAR12 VAR1 CASE55 CASE56 CASE61 CASE26 CASE18 VAR3 CASE20 VAR13 CASE49 CASE52 VAR15 CASE60 CASE Factor -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 6. Размещение шкал в пространстве факторов 2-1 и 2-3 по группе «девушки-студентки – будущие педагоги». Наиболее контрастными по второму фактору оказались образы неуспешного человека - 1.869, типичной женщины - 1,66, мамы -.863, гуманного человека -.886, Я -.393, честного человека -.389, непрофессионала -.294, «я через 15 лет» и проходимца -.004 с одной стороны, и папы - -1.64, идеального профессионала - -1.36, профессионала - -1.073, типичного профессионала -.682, типичного мужчины -.-649, успешного человека -.-280 - с другой стороны. По распределению ролей второго значимого фактора можно предположить, что иррациональные страхи как по выборке студенткипедагоги, так и по выборке студентки-медики свойственны представителям женского пола, а также честному и гуманному человеку, которые аттрибутируют себе феминные черты. Напротив, образы отрицательного полюса характеризуются маскулинностью и успешностью, и как следствие этого - отрицательная нагрузка по фактору «иррациональные страхи». Третий значимый фактор представлен признаками: страх потерять авторитет в глазах других -.876, уйти на пенсию -.860, конфликтов на работе -.832, проблем с начальством.788, критики.778, собственной смерти.744, не исполнить гражданский долг -.725, сексуальных затруднений -.678, изменения финансового положения в семье -.653, неудовлетворительной учебы -.630. Данный фактор можно обозначить как фактор «страх одиночества и социальной дезадаптации». Фактор близок классическому эмоционально- оценочному осгудовскому фактору «оценка». Максимальную положительную оценку по третьему значимому фактору мы находим у образов идеального профессионала - 1.192, успешного человека -.768, типичного профессионала - 1.28, непрофессионала -.748, честного человека -.681, неуспешного человек -.590, профессионала -.582, гуманного человека -.552, типичной женщины -.509, и типичного мужчины.299;

на отрицательном полюсе сосредоточены образы «Я» - -1.771, мамы - 1.640, проходимца - -1.616, «Я через 15 лет» -.-980 и папы -.-676.

Если обобщить данные, полученные при факторизации матрицы первой и второй групп испытуемых, то следует отметить, что при реконструкции обыденного сознания с помощью методики частного ролевого семантического дифференциала проявляются некоторые сходства и отличия в факторах и в распределении объектов в выделенных значимых факторах. Так, по выборке «студентки-медики» выделены значимые факторы: «моральность - сила Сверх Я», «иррациональные страхи», «страх физической боли и смерти». По выборке студентки-педагоги» мы выделяем категории «моральность», «иррациональные страхи», «страх одиночества и социальной дезадаптации». Характерные сходства и отличия мы наблюдаем и в распределении ролевых позиций. Так, по фактору «иррациональные страхи» обобщенные образы "Я", «типичная женщина» «честный и гуманный человек» располагаются на положительном полюсе фактора и воспринимаются девушками как слабые, профессионально не успешные, феминные. По фактору «страх социальной дезадаптации» в настоящем девушки видят себя социально не значимыми и располагают свой образ на отрицательном полюсе фактора вместе с «проходимцем» и «неуспешным человеком». Тогда как своему образу в будущем студентки-медики атрибутируют такие качества, как высокий профессионализм, сила и успешность, подобного в будущем не происходит для студенток-педагогов. На противоположном полюсе факторов «страх смерти и физической боли» и «моральность» девушки первой и второй выборки располагают образ идеального профессионала, типичного профессионала и проходимца как атрибутирующие себе негативную оценку в отношении таких человеческих качеств, как сердечность и сострадание. 2.4.4.В результате факторизации третьей групповой матрицы, сформированной по выборке «юноши-студенты будущие педагоги» было выявлено 4 значимых фактора, объясняющих соответственно 12%, 16% 8%, и 7% вклада в общую дисперсию. (Приложение №3) Распределение факторов представлено на рис. 7 и на графике 3.

Eigenvalues (noname.sta) Extraction: Principal factors (Centroid) % total Cumul. Cumul. Eigenval Variance Eigenval % 12,3942 53,1397 32,3942 53,397 16,7722 12,7435 40,1665 65,8432 8,86929 9,62136 46,0391 75,4706 7,14269 3,51901 48,1778 78,996 1,38016 2,26648 49,5599 81,2261 1,24973 2,04789 50,8726 83, Юноши-студенты - будущие педагоги 18 Коэффициент веса фактора, % 16 14 12 10 8 6 4 2 0 1 12 1 2 3 4 5 12% Моральность 16% Иррациональн ые страхи 7 8% - Страх социальной дезадаптации 7% - Страх кары Бога Рис.7.

Расположение значимых факторов в семантическом пространстве в группе «юноши-студенты – будущие педагоги».

Plot of Eigenvalues 40 35 30 25 Value 20 15 10 5 Number of Eigenvalues График 3. Отображение доли суммарной дисперсии факторов в группе «юноши-студенты – будущие педагоги».

В первый униполярный фактор (12% дисперсии) вошли шкалы: боязнь материально не обеспечить семью -.888, смерти близкого человека -.882, стать невольной причиной смерти человека -.854, потерять друга -.838, убить человека -.794, предательства -.738, несчастья собственных детей.735, измены любимого человека -.710, экологической катастрофы -.681, обидеть близкого человека -.657, одиночества -.585, разлук -.574, безработицы -.571, непонимания -.567, наркотиков -.549, терроризма -.544, душевной боли -.538, семейных конфликтов -.531, стать инвалидом -.527, войны -.495, понижение социального статуса -.492, изменений в условиях жизни -.479, тюремного заключения -.474, утонуть -.422, беспомощности.418. На основе расположения шкал по первому значимому фактору мы могли бы интерпретировать полученный смысловой инвариант как фактор «моральность». Петренко (1997). Следует отметить, что признак «материально не обеспечить семью» выступает для мужчины своеобразной моральной оценкой, критерием и признаком мужественности и достоинства (Р.Мэй, 2001). А страх смерти близкого человека - один из глобальных и вечных страхов, расценивающихся как страх общечеловеческий. В распределении ролей по фактору «моральность» наблюдается размещение на положительном полюсе образов: «типичная женщина» 1.152, «Я» -.863, «гуманный человек» -.756,, «Я через 15 лет» -.653, «честный человек» -.675, «мама» -.645, «папа» -.438, «типичный мужчина» -.251, «успешный человек» -.092;

в оппозиции к ним образы: «проходимец» - -2.91, «типичный профессионал» -1.26, «неуспешный человек» -.-567, «непрофессионал».-313, «идеальный профессионал».-294, и «профессионал» -.-181. Данный фактор близок по смыслу классическому осгудовскому фактору «оценка», фактору «моральность», выделенному В.Ф.

В расположении ролей по фактору «моральность» мы находим некоторое противоречие. Оно проявляется в том, что максимальная нагрузка по первому фактору смещается на образы «типичная женщина», «Я актуальное» и «Я в будущем». Образы «папа» и «типичный мужчина» имеют хоть и положительную, но минимальную нагрузку по выделенному значимому фактору. Однако за этим кажущимся противоречием могут скрываться психологические феномены, доступные для анализа и интерпретации. Так, можно предположить, что в современном обществе имеет место смещение некоторых социальных функций, некогда мужских, в разряд женских. Черты моральности по выборке «студенты-педагоги», включают также качества гуманности и честности. Расположение на одном отрицательном полюсе таких разнохарактерных образов, как «проходимец», «неуспешный человек», «непрофессионал» и «идеальный профессионал» вновь подтверждают раннее отмеченную тенденцию по выборкам «врачи со стажем», «студенты – медики», «студентки – медики», и «студентки-педагоги» тенденцию к сближению образа идеального человека с образом человека бессердечного, пренебрегающего общественной моралью. Сходные результаты были получены и в других исследованиях стереотипов обыденного сознания (В.Ф. Петренко,1987, В.Ф. Петренко, 1997, Б.В. Дубинин, А.В. Толстых Factor Loadings, Factor 1 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1, CASE37 CASE35 CASE32 VAR6 CASE 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, VAR8 CASE CASE44 CASE Factor CASE CASE VAR1 VAR CASE42 CASE40 CASE38 CASE39 VAR2 VAR7 CASE23 CASE29 CASE21 CASE57 CASE19 CASE22 CASE45 CASE34 CASE16 VAR4VAR9 CASE50 CASE30 CASE25 VAR5 CASE36 CASE33 CASE48 CASE51CASE28 VAR11 VAR14 CASE31 CASE46 VAR10 CASE17 CASE54 CASE24 CASE53 VAR12 CASE61 CASE55 CASE56 CASE26 CASE18 CASE20 VAR13 CASE52 CASE49 VAR15 CASE60 CASE -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Factor Loadings, Factor 1 vs. Factor 2 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 VAR1 CASE49 CASE48 CASE52 CASE61 CASE55 CASE60 VAR13 CASE59 CASE51 CASE56 CASE CASE47 VAR VAR8 CASE CASE54 VAR14 CASE22 CASE57 CASE53 CASE46 CASE33 CASE29 CASE16 VAR15 CASE20 CASE31 CASE25CASE24 CASE39 CASE23 CASE45 CASE17 CASE21 CASE38 CASE19 CASE18 CASE44 CASE41 CASE32 VAR4VAR9 CASE30 CASE26 VAR11 VAR12 VAR10 CASE34 VAR5 CASE43 VAR7 CASE40 VAR2 CASE35 CASE36 VAR6 CASE42 CASE Factor CASE -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 8. Размещение шкал в пространстве факторов 2-1;

1-3 по группе «юноши-студенты – будущие педагоги». Второй униполярный фактор (16% дисперсии) включает шкалы: «черные силы» -.879, «собственное будущее» -.860, «замкнутое пространство» -.860, «физическая боль» -.844, «млекопитающие животные» -.841, «высота» -.837, «дорожный транспорт» -.793, «страх» -.787, «голод».776, «трудности в личной жизни» -.759. Исходя из содержательной характеристики выделенных шкал, несущих высокую нагрузку по фактору, то выделенный смысловой инвариант можно интерпретировать как фактор «иррациональные страхи». Фактор близок по смыслу фактору «реальность», выделенному Бентлером и Лавойе (1974) и фактору «определенность», выделенному В.Ф. Петренко (1997). Подобный фактор мы находим по первой и второй выборке испытуемых. На положительный полюс ролевых позиций отнесены образы: «типичная женщина» - 1.911, «неуспешный человек» - 1.151, «проходимец» 1.111, «гуманный человек».760, «честный человек».598, «непрофессионал» -.504, «мама» -.188, «успешный человек» -.144, «типичный мужчина» -.093;

и к ним в оппозици образы: «идеальный профессионал» - -1.4, «профессионал» - -1.3, «папа» - -1.2, «Я через 15 лет» -1, «типичный профессионал» -.-941, и «Я».-330. Как и в предыдущих выборках по фактору «иррациональные страхи», на положительном полюсе мы находим все женские роли наряду с честным и гуманным человеком, что придает им, на наш взгляд, черты феминности. Но в распределении ролей на положительном полюсе мы видим и противоречие, которое проявляется в том, что образы проходимца, неуспешного человека и непрофессионала также имеют высокую положительную нагрузку, тогда как образы «я актуальное» и «я в будущем» наряду с «идеальным профессионалом» и «папой» находятся в оппозиции к ним. Можно предположить, что в данном противоречии по фактору имеет место некоторая отдаленность юноши-студента от матери и близость его к отцу и идеальному профессионалу, что придает образу молодого юноши черты мужественного и идеализированного «Я».

Factor Loadings, Factor 2 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1, CASE37 CASE 0,8 0,6 0, CASE43 VAR8 VAR6 CASE42 CASE40 CASE27 VAR2 VAR CASE44 CASE32 CASE41 CASE38 CASE39 CASE23 CASE29 CASE21 CASE57 CASE19 CASE22 CASE CASE34 CASE28 CASE 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 CASE16 VAR9 VAR4 CASE30 CASE25 CASE47 CASE50 VAR5 CASE33 CASE51 CASE48 VAR11 VAR10 CASE31 VAR14 CASE17 CASE46 CASE54 CASE24 CASE53 VAR12 VAR1 CASE55 CASE56 CASE61 CASE26 CASE18 VAR3 CASE20 VAR13 CASE49 CASE52 VAR15 CASE60 CASE Factor -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 9. Размещение шкал в пространстве факторов 2 - 3 по группе «юноши-студенты – будущие педагоги».

В третий униполярный фактор (8% дисперсии) вошли шкалы: «конфликты на работе» -.789, «уход на пенсию» -.788, «профессиональная дисквалификация» -.780, «будущее страны» -.779, «проблемы с начальством» -.762, «старость» -.723, «собственная смерть» - 720, «понижение социального статуса» -.698, «не исполнение гражданского долга» -.655, «критика» -.629, «потеря авторитета в глазах других» -.608, «изменение финансового положения» -.454. Выделенный фактор можно интерпретировать как фактор «страх социальной дезадаптации», обнаруженный и по выборке «девушки-студентки – будущие педагоги». На положительном полюсе ролевых позиций расположены образы: «гуманный человек» - 1.303, «типичный профессионал» - 1.281, «честный человек» -.936, «профессионал» -.835, «успешный человек» -.726, «идеальный профессионал» -.592, «непрофессионал» -.348, «типичная женщина» -.236;

к ним в оппозиции образы: «Я» - -1.89, «папа» - -1.7, «проходимец» - -1.17, «мама» -.-711, «Я через 15 лет» -.-664, «неуспешный человек» -.-101, «типичный мужчина» -.-193. Высокая отрицательная нагрузка по фактору у образов «Я актуальное» и «Я в будущем» наряду с образами родителей свидетельствует о высоком уровне социальной адаптированности и о социальной защищенности в семье. Но противоречие проявляется в том, что на отрицательном полюсе мы также находим образы «проходимец» и «неуспешный человек», расположенные сразу после образов «папа» и «Я через 15 лет». Так, можно предположить, что по фактору, который мы обозначили как «страх социальной дезадаптации» имеет место некоторое сомнение в себе и своих родителях, которое весьма характерно для юношеского возраста (17-20 лет). Нужно также отметить, что в нашем исследовании не подтверждается распространенная тенденция придавать обобщенному образу родителей безусловно положительный, социально-приемлемый характер. В проведенном исследовании образы собственного я, мамы и папы не принимают черты честного, гуманного человека, а также характеристики идеального профессионала и успешного человека. В четвертый униполярный фактор (7%) вошли шкалы: «кара бога».789, «изменение веры» -.740, «война» -.718, «болезни» -.692, «тюремное заключение» -.610, «наркотики» -.587, «непонимание» -.547, «терроризм».510, «душевная боль» -.497, «беспомощность» -.477. Четвертый значимый фактор мы определили как «страх Бога». З.Фрейд полагает, что в отношении человека к Богу есть очень много от отношения к отцу со стороны маленького ребенка, который, с одной стороны, боится его и терпит от него наказания, зачастую совершенно не понимая логику его поступков, а с другой стороны, всегда может рассчитывать на его защиту, помощь и поддержку. Исследование, проведенное Ю.В. Щербатых (2000) с целью выяснения, чего ждут от религии люди в наши дни, определило, что и сейчас в христианстве людей больше всего привлекает мысль о возможности поддержки и утешения со стороны Бога, который все понимает и заботится о своих детях, а также связанное с этим чувство защищенности. Некоторые опрошенные видят в религии своеобразный регулятор общественной морали, так как благодаря библейским заповедям религия четко определяет нормы поведения людей, укрепляя мораль не в последнюю очередь за счет страха перед совершением греха. Выделенный нами фактор по выборке «студенты-педагоги», который мы интерпретировали как «страх бога», не был выявлен ни в одной другой выборке испытуемых. В распределении ролевых позиций по 4 фактору мы отмечаем на положительном полюсе образы «мама» - 2.6, «типичный мужчина» - 1.08, «типичный профессионал» - 1.03, «непрофессионал» -.926, «неуспешный человека» -.431, «типичная женщина» -.255, «профессионал» -.175, «папа».118, «Я через 15 лет» -.049;

в противоположность к ним образы: «идеальный профессионал» -.-863, «честный человек» -.-794, «успешный человек» -.755, «проходимец» -.-716, «гуманный человек» -.-503. В распределении ролей по фактору «страх бога» можно проследить определенную закономерность. Так, к людям, которые испытывают определенный религиозный страх, юноши относят образы «родители» и «типичные» и «неуспешные люди». В то время как сам юноша, ассоциируя себя с образами наиболее значимых и правильных людей, отрицает наличие подобного страха. По нашему мнению, распределение ролей по выделенному фактору диктовалось отнюдь не качествами личностных образов, а тем представлением, что людям старшего поколения и менее социально устроенным свойственно обращаться за помощью к высшим силам. 2.4.5. В результате факторизации четвертой групповой матрицы, сформированной по выборке «юноши-студенты будущие врачи» было выделено 5 значимых факторов, объясняющих соответственно 5%, 10%, 6%, 8%, и 7% вклада в общую дисперсию. (Приложение №3) Распределение факторов представлено на рис. 10.и на графике Eigenvalues (mm3.sta) Extraction: Principal factors (Centroid) % total Eigenval Variance 1 5,56714 22,24121 2 10,73733 19,24152 3 6,71168 9,36340 4 8,58124 7,51024 5 7,41784 5,60302 6 2,81004 4,60663 7 2,48229 4,06933 8 2,26273 3,70939 9 2,01070 3,29623 Cumul. Eigenval 13,56714 25,30447 31,01614 35,59739 39,01523 41,82528 44,30757 46,57030 48,58100 Cumul. % 22,2412 41,4827 50,8461 58,3563 63,9594 68,5660 72,6353 76,3447 79, Юноши-студенты будущие врачи 5% - Страз 12 10 Коэффициент веса фактора, % 10 8 8 6 6 5 социальных перемен 10% Моральность 6% - Страх социальной дезадаптации 8% - Страх потери целостности 7% Иррациональ ные страхи 0 Рис.10.

Расположение значимых факторов в семантическом пространстве в группе «юноши-студенты – будущие врачи».

График 4. Отображение доли суммарной дисперсии факторов в группе «юноши-студенты – будущие врачи».

В первый униполярный фактор (5% дисперсии) вошли шкалы: «изменение финансового положения в семье» -.736, «врачи» -.601, «изменение условий жизни» -.554, «понижение социального статуса» -.546, «черные силы» -.540, «профессиональная дисквалификация» -.538, «неожиданные известия» -.535, «собственное будущее» -.527, «будущее страны» -.492, «рептилии» -.430. На основе расположения шкал первый фактор можно интерпретировать как фактор «страх социальных перемен». Данный значимый фактор близок по смыслу фактору «адаптированность» выделенному Е.В. Улыбиной (1996) при исследовании семантической структуры обыденного сознания с помощью ролевого частного СД. Страх перед изменением финансового положения в семье, изменением условий жизни, понижением социального статуса и неожиданными известиями можно объяснить, ссылаясь на работы Уотсона Дж. и Рейнора (1926). В результате проведенных исследований эти ученые пришли к выводу, что внезапные изменения стимуляции, к которым индивид не в силах приспособиться, могут служить для него сигналом опасности и вызывать эмоцию страха. Боулби Дж. (1960) подтверждает тот факт, что любой стимул, достаточно отличный от привычных стимулов может также активировать эмоцию. Страх перед собственным будущим, и за будущее страны объединяет общее понятие «страх неизвестности». Этому феномену уделяет большое внимание польский психолог А.Кемпински (1975). Страх неизвестности, неопределенности всегда очень тягостно действует на психику, заставляя человека предпринимать шаги хоть и рискованные, но прерывающие мучительные ожидания неизвестности. Чувство страха пред неизвестностью польский ученый объясняет « …как своеобразную подготовку к наступающему грозному событию, а когда этот момент наступает, страх теряет свой смысл» (А. Кемпински, 1975, с.34). В распределении ролей по фактору «страх социальных перемен» наблюдается размещение на положительном полюсе образов: «папа» - 1.846, «проходимец» - 1.185, «непрофессионал» -.931, «мама» -.824, «неуспешный человек» -.455, «гуманный человек» -.358, «типичная женщина» -.345, «типичный профессионал» -.256;

на отрицательном полюсе помещены образы: «честный человек» -1.9, «типичный мужчина».-977, «профессионал» -.-832, «успешный человек» -.-680, «Я через 15 лет» -.-677, «Я» -.-651, и «идеальный профессионал» -.-407. Интересное совпадение по первому фактору мы наблюдаем в том, что «папа», «проходимец», «неуспешный человек» оказались на одном полюсе в оппозиции к «Я», «типичному мужчине» и «идеальному профессионалу». По определению, взятому из словаря Ожегова, проходимец - это мошенник, негодяй и прохвост. Неуспешный человек, непрофессионал человек, который не способен работать профессионально, он не может отвечать требованиям данной области деятельности, он имеет и негативную социальную оценку, так как не способен добиться успеха, а поэтому и общественного признания. Тот факт, что образы членов одной семьи оказались на совершенно противоположных полюсах, подтверждает суждение З.Фрейда о том, что «часто чувства между родителями и взрослыми детьми не соответствуют поставленному обществом идеалу, сколько в них накопилось враждебности» (Фрейд, 1989, с.37). Противопоставление ролей «папа» и «Я» по фактору «страх социальных перемен» позволяет нам предположить, что у юношей по отношению к отцу накапливается негативный потенциал. На это явление особенно указывает З.Фрейд: «Для сына в отце воплощается любое насильственное социальное принуждение: отец закрывает ему доступ к проявлению собственной воли, к преждевременному сексуальному наслаждению и к пользованию общественным достоянием там, где оно имеется» (Фрейд,1989, с.46). Этот автор также указывает на глубокий и постоянный мотив отчуждения между лицами одного пола. Здесь имеется в виду соперничество в любви явно полового характера. По З.Фрейду «Сын уже маленьким ребенком начинает воспринимать отца как конкурента, который оспаривает у него исключительное обладание матерью» (1989). Эту установку Фрейд определяет как эдипов комплекс (Там же). Итак, положительный полюс по фактору «страх перемен» позволяет нам утверждать, что по выборке «студенты-медики» выявлено негативное отношение к обобщенным образам родителей, что противоречит системе общественных значимостей матери и отца как хороших и адаптированных людей (по результатам исследования Е.В. Улыбиной (1998), В.Ф.Петренко(1983), А.Г.Шмелева1994)), а также негативное отношение к образам типичного профессионала, типичной женщины. Последнее явление мы объясняем как проявление ценностного отношения к индивидуальности и своеобразия, что на уровне обыденного сознания отражается во мнении: хорошо быть нетипичным, не таким, как все. Расположение ролей на отрицательном полюсе позволяет нам рассматривать этот полюс как состоящий из положительных, социально одобренных образов. Честный человек, по определению из словаря Ожегова, - это человек, в ком есть честь, достоинство, благородство, доблесть, честь, человек, заслуживающий уважения. Типичный мужчина - первообраз, мужчина-образец. Идеальный профессионал - совершенное воплощение профессионализма, тот, кто является идеалом. Именно к перечисленным ярко положительным характеристикам студенты-медики относят себя сейчас и себя в будущем (я через 15 лет). Исходя из данного размещения ролей по отрицательному полюсу фактора, мы можем говорить о воплощении идеализированного «Я», не имеющего ничего общего с мамой, папой и неблагонадежными представителями общества. Обладая такими высокими качествами, эти люди не испытывают страха перед неожиданными изменениями, которые всегда имеют место в нашей жизни. Они полны решимости и уверенности в себе.

Factor Loadings, Factor 1 vs. Factor 2 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 VAR1 CASE49 CASE48 CASE52 CASE61 CASE55 CASE60 VAR13 CASE59 CASE51 CASE56 CASE CASE47 VAR VAR8 CASE CASE54 VAR14 CASE22 CASE57 CASE53 CASE46 CASE33 CASE29 CASE16 VAR15 CASE20 CASE31 CASE25CASE24 CASE39 CASE23 CASE45 CASE17 CASE21 CASE38 CASE19 CASE18 CASE44 CASE41 CASE32 VAR4VAR9 CASE30 CASE26 VAR11 VAR12 VAR10 VAR5 CASE34 CASE43 VAR7 CASE40 VAR2 CASE35 CASE36 VAR6 CASE42 CASE Factor CASE -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 11. Размещение шкал в пространстве факторов 1 – 2 по группе «юноши-студенты – будущие врачи».

Во второй фактор (10% дисперсии) вошли шкалы: «смерть близкого человека» -.828, «стать невольной причиной смерти человека» -.824, «несчастье собственных детей» -.826, «материально не обеспечить семью».785, «стать инвалидом».775, «предательство».632, «потеря друга» -.555, изменение веры» -.456, и «наркотики» -.449. Эти категории имели значимые факторные нагрузки одного положительного знака, а оппозицию им составили признаки: «критика» -.-835, «старость» -.-703, «млекопитающие животные» -.-587, «насекомые» -.-510, «фильмы ужасов» -.-487, «дорожный транспорт» -.-456, «не исполнить гражданский долг» -.-440. Исходя из содержательной характеристики выделенных шкал, несущих высокую нагрузку по второму значимому фактору, то выделенный смысловой инвариант можно интерпретировать как фактор «моральность». Подобный фактор обнаружен по выборке юноши-студенты - будущие педагоги. Данный фактор близок по смыслу классическому осгудовскому фактору «оценка». В распределении ролей по второму значимому фактору мы наблюдаем следующее противопоставление. На положительном полюсе фактора мы находим образы: «Я» - 2.732, «мама» - 1.162, «папа» -.816, «типичный мужчина» -.252, «непрофессионал» -.241, «успешный человек» -.201;

в оппозиции к ним образы: «идеальный профессионал» - -1.05, «типичная женщина» - -1.375, «проходимец» -.-768, «честный человек» -.-656, «Я через 15 лет» -.-581, «типичный профессионал» -.-562, «профессионал» -.-459, «неуспешный человек» -.-449, «гуманный человек» -.-304. По мнению выдающегося психолога В.Франкла (1998), человек всегда страшится небытия и собственной смерти. В этом сходятся многие исследователи - П. Тиллих (1995), З. Фрейд (1989), Отто Ранк (2001), Изард (1988), Боулби (1969), Р. Мэй (2001), и многие другие. Польский психиатр А.Кемпински (1975) утверждает, что сохранение собственной жизни для организма всегда более важно, чем сохранение вида. Но в реальной ситуации мы видим, что молодые юноши и их родные боятся никак не за свою жизнь, а в первую очередь за жизнь своих близких. Это естественное чувство объединяет всех людей, особенно членов одной семьи. Проблема страха смерти многими авторами рассматривается как страх отделения, страх быть покинутым, оставленным. Д. Айке (2001) утверждает, что страх смерти связан со страхом отделения. З.Фрейд в работе “Замещение, Симптом, Страх” (1989) также ищет истоки страха в отделении, или в утрате, в особенности страха утраты любви. Этим можно объяснить страх юношей перед предательством или потерей друга. По Фрейду, любая ситуация опасности включает потерю любви или объекта любви. Он полагал, что рождение является прототипом ощущения опасности и что другой наиболее важной ситуацией опасности является потеря матери или другого источника любви, поэтому нагрузки у образов матери и отца и признака несчастья собственных детей достаточно высокие. К людям, которые переживают страх утраты близких по выборке студенты- медики, относятся образы «типичный мужчина», «успешный человек» и образ «Я сам». Но основная оппозиция задается противопоставлением образов «Я актуальное» и «Я в будущем» («Я через 15 лет»). Образ «Я актуальное» расположен по фактору «моральность» рядом с образами родителей и типичного мужчины, но в будущем студент-медик атрибутирует себе качества идеального профессионала и в то же время проходимца. Образ «Я через 15 лет» имеет отрицательную нагрузку по данному фактору. Возможно, в процессе взросления у человека теряется привязанность к своим родным, он становится более самостоятельным, уверенным в себе, в своих профессиональных качествах и, как следствие этого, менее привязан к близким. В третий униполярный фактор (6% дисперсии) вошли шкалы: «проблемы с начальством».830, «безработица».760, «неудовлетворительная учеба» -.691, «открытое пространство» -.638, «понижение социального статуса» -.519, «собственное будущее» -.446. На основе расположения шкал третий фактор можно интерпретировать как фактор «страх социальной дезадаптации».

Factor Loadings, Factor 2 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1, CASE37 CASE 0,8 0,6 0, CASE43 VAR8 VAR6 CASE42 CASE40 CASE27 VAR2 VAR CASE44 CASE32 CASE41 CASE38 CASE39 CASE23 CASE29 CASE21 CASE57 CASE19 CASE22 CASE CASE34 CASE28 CASE 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE58 CASE16 VAR9 VAR4 CASE47 CASE50 CASE30 CASE25 VAR5 CASE33 CASE51 CASE48 VAR11 VAR10 CASE31 VAR14 CASE17 CASE46 CASE54 CASE24 CASE53 VAR12 VAR1 CASE55 CASE56 CASE61 CASE26 CASE18 VAR3 CASE20 VAR13 CASE49 CASE52 VAR15 CASE60 CASE Factor -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 12. Размещение шкал в пространстве факторов 2 – 3 по группе «юноши-студенты – будущие врачи». Данный фактор близок фактору «адаптированность», выделенному Е.В. Улыбиной (1998) в разных выборках испытуемых при исследовании семантической структуры обыденного сознания с помощью ролевого частного СД и с использованием различных наборов шкал, составленных в разной пропорции. Содержание третьего фактора, очевидно, отражает страх человека перед неудачей так как категории статуса» «проблемы с начальством», или и «безработица», «неудовлетворительная учеба», «открытое пространство», «понижение социального есть нарушение прерывание общественной связи, которое, по мнению А. Кемпински (1975), состоит в отбрасывании, порицании, осмеянии, человеком или группой людей, которые в данный момент составляют общественную среду. На основе практических исследований Ю.Щербатых и Е.И. Ивлевой (1998) страх начальника тесно связан со страхом ответственности, а также со страхом высоты, когда человек стоит в ожидании вызова перед кабинетом начальника или перед обрывом;

в обоих случаях человек ощущает страх перед падением: в переносном смысле в первом случае - возможность снижения социального статуса и в буквальном смысле во втором. Описывая страх безработицы, известный исследователь В.Франкл (1989) утверждает, что экзистенциальное значение профессии становится наиболее очевидным, когда профессиональная деятельность исчезает совсем, т.е. в случае безработицы. Человек начинает воспринимать незаполненность своего времени как внутреннюю незаполненность, как незаполненность своего сознания. Он чувствует себя ненужным, а свое существование бессмысленным. Страх замкнутого пространства З.Фрейд (1989) объясняет как впечатление от акта рождения, при котором происходит стеснение дыхания. В распределении ролей по фактору «страх социальной дезадаптации» мы находим на положительном полюсе образы: «непрофессионал» - 1.442, «неуспешный человек» - 1.382, «мама» - 1.412, «честный человек» -.980, «типичная женщина» -.745, «профессионал» -.438, «папа» -.357, «Я через 15 лет» -.321, «Я» -.288, на отрицательном полюсе образы: «идеальный профессионал» - -2.105, «типичный профессионал» - -1.123, «гуманный человек» -.-581, «типичный мужчина» -.-399, «успешный человек» -.-240, и «проходимец» -.-80. Основная оппозиция по фактору задается противопоставлением образов «Я» и «моя семья», которые в данном распределении атрибутируют качества честного, неуклонного человека, относящегося ответственно к своим обязанностям, а значит испытывающего страх остаться безработным или получить неодобрение со стороны вышестоящего администратора, с одной стороны, и образа успешного профессионала - с другой. Мы можем предположить, что в силу профессиональной успешности и компетентности этих людей не тревожит социальная дезадаптция. Однако хотелось бы отметить, что среди перечисленных успешных образов отрицательного полюса выступает и образ «проходимец», что, по-видимому, является проявлением отрицательного отношения к идеальным и успешным людям. Подтверждение данной тенденции мы встречаем в исследованиях А.Г. Шмелева (1983), В.Ф. Петренко (1983), Е.В.Улыбиной (1989). Четвертый униполярный фактор (8,8%) составили шкалы: «одиночество» -.826, «экологическая катастрофа» -.779, «наркотики» -.726, «болезни» -.722, «изменение веры» -.688, «измена любимого человека».687, «тюремное заключение» -.609, «беспомощность» -.637, «трудности в личной жизни» -.565, «потеря авторитета в глазах других» -.555. По составу шкал мы определили четвертый фактор как «страх потери целостности». На положительном полюсе фактора мы находим образы: «типичная женщина» - 1.441, «мама» - 1.271, «папа» - 1.011, «профессионал» -.608, «Я через 15 лет» -.522, «идеальный профессионал» -.477, «непрофессионал» -.449, «честный человек» -.298 в оппозиции к ним помещены образы: «проходимец», «успешный человек», «гуманный человек», «неуспешный человек», «Я», «типичный мужчина», и «типичный профессионал». Пятый униполярный фактор (7,4%) составили шкалы: «глубина» -.889, «высота» -.810, физическая боль» -.666, «черные силы» -.650, «корыстные и злые люди» -.625, «утонуть» -.605, «непонимание» -.590, «разлука» -.590, «страх» -.565. Пятый униполярный фактор содержит набор шкал, отображающих иррациональные страхи людей, страхи, созданные скорее воображением человека, чем представляющие реальную угрозу жизни и здоровью. На положительном полюсе фактора мы находим образы: «мама» 2.391, «честный человек» - 1.182, «типичная женщина» -.777, «гуманный человек» -.594, «проходимец» -.534, и «успешный человек» -.418;

на отрицательном полюсе расположены образы: «Я через 15 лет» - -1.29, «типичный профессионал» - -1.25, «идеальный профессионал» - -1.12, «папа» -.-912, «типичный мужчина» -.-364, «Я» -.-356, «профессионал» -.-273, «неуспешный человек» -.-132. В вышеописанных группах расположение ролей указывает на тот факт, что именно матери и типичной женщине в большей степени свойственно переживать нереальные страхи, наряду с честным и гуманным человеком, в то время как образы «папа», «типичный мужчина» и собственно образ самого юноши с образами «идеальный и типичный профессионал» расположены на отрицательном полюсе по отношению к шкалам иррациональных страхов. 2.4.6. Факторный анализ результатов второй возрастной выборки. В результате факторизации пятой групповой матрицы, сформированной по выборке «женщины-врачи со стажем», было выделено 3 значимых фактора, объясняющих соответственно 21%, 13%, 6%, вклада в общую дисперсию. (Приложение №3) Распределение факторов представлено на рис. 13.и на графике 5.

Eigenvalues (vrst.sta) Extractio : Princip al factors (Centroid) % total Cumul. Cumu l. Eigenval Variance Eigenv % al 21,9986 45,89946 27,998 45,89 2 13,7871 16,044 37,785 61,94 3 6,05700 8,29017 42,842 70,23 4 2,96500 4,86065 45,807 75,09 5 1,60439 2,63015 47,412 77,72 6 1,89393 3,10480 49,306 80,82 7 1,53823 2,52169 50,844 83,35 8 1,05376 1,72748 51,898 85, Женщины-врачи со стажем Коэффициент веса фактора, % 25 21 21% - Страх смерти и боли" 13% - Сила Я 10 6 6% Иррациональ ные страхи" 0 Рис.13. Распределение значимых факторов в семантическом пространстве в группе «женщины-врачи со стажем».

Plot of Eigenvalues 35 30 25 20 Value 15 10 5 Number of Eigenvalues График 5. Отображение доли суммарной дисперсии факторов в группе «женщины-врачи со стажем». Первый униполярный фактор (21% дисперсии) составили шкалы: «стать невольной причиной смерти» -.917, «война» -.880, «стать инвалидом» -.864, «душевная боль» -.859, «беспомощность» -.858, «несчастье собственных детей» -.855, «убить человека» -.850, «изменение финансового положения в семье» -.846, «предательство» -.845, «смерть близкого человека» -.840, «одиночество» -.820, «корыстные и злые люди» -.820, «болезни» -.791, «обидеть близкого человека» -.786, «неожиданные известия» -.782, «материально не обеспечить семью» -.777, «терроризм».776, «изменение в условиях жизни» -.749, «кара бога» -.732, «собственное поведение под влиянием импульсов» -.727, «семейные конфликты» -.722, «ненависть окружающих» -.712, «утонуть» -.712, «тюремное заключение».684. Исходя из содержательной характеристики выделенных шкал, несущих высокую нагрузку по фактору, выделенный смысловой инвариант можно интерпретировать как фактор «страх смерти и боли».

Мы предполагаем, что признак «стать невольной причиной смерти человека» характеризует особенности профессиональной деятельности врачей. Исторически сложившаяся специфика врачебной деятельности находит свое выражение в правилах врачебной этики и деонтологии. Эти правила отражают моральные нормы поведения врача, которому больной добровольно вверяет свое здоровье, а иногда и жизнь в расчете на добросовестное выполнение врачом своего врачебного долга - принять все меры по спасению жизни больного и облегчению его страданий. И невыполнение данного обязательства ведет не только к моральному, но и административному и даже уголовному наказанию. На положительном полюсе фактора «страх смерти и боли» расположены образы: «мама» - 1.764, «папа» - 1.451, «Я через 15 лет» -.799, «Я» -.758, «типичная женщина» -.520, «честный человек» -.383, к ним в оппозиции образы: «проходимец» - -2.576, «неуспешный человек» -.-793, «успешный человек».-579, «идеальный профессионал».-532, «профессионал» -.-532, «типичный профессионал» -.-245, «типичный мужчина» -.-184, «гуманный человек».-127, «непрофессионал».-105. Основная оппозиция задается противопоставлением образов «Я» и «родители», которые оценены как достойные, ответственные, надежные и добросовестные люди социально не одобряемым образам «проходимец» и «неуспешный человек». Но в то же время по фактору «страх смерти и боли» мы наблюдаем тенденцию к сближению образа «успешный человек» и «идеальный профессионал» с образом «проходимец». Этот факт позволяет нам наделить образы «успешный человек» и «идеальный профессионал» характеристиками бездушного, хладнокровного, чужого человека. Сходные противопоставления получены и в оппозиции образов «Я» и «Я через 15 лет» с одной стороны и образов «типичный мужчина», типичный профессионал» - с другой. Интересно отметить тот факт, что на уровне обыденного сознания врачей со стажем отрицательную оценку человека чужого и бессердечного получают не только идеальные образы, но и образы типичных людей. Такое положение может быть следствием проявления ценности индивидуальности, своеобразия, что на уровне обыденного сознания отражается во мнении, хорошо быть нетипичным, не таким, как все. На этот факт указывала Е.В. Улыбина (1989) в своем экспериментальном исследовании семантической структуры обыденного сознания.

Factor Loadings, Factor 2 vs. Factor 3 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 Factor 3 0,2 0,0 -0, CASE28 CASE55 CASE56 CASE49 CASE54 CASE57 CASE59 CASE CASE51 CASE48 CASE60 CASE52 CASE45 CASE16 VAR1 CASE33 CASE20 VAR4 CASE58 VAR15 CASE61 CASE31 CASE17 CASE46 VAR3 VAR14 CASE30 CASE22 CASE18 CASE47 CASE24 CASE44 VAR10 VAR12 CASE50 CASE36 CASE19 CASE43 CASE41 VAR7 VAR11 CASE25 CASE29 CASE26 CASE23 VAR8 VAR13 CASE38 VAR9 CASE37 CASE34 CASE39 CASE42 CASE21 CASE40 VAR5 CASE35 VAR2 VAR6 CASE32 CASE -0,4 -0,6 -0, -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Factor Loadings, Factor 1 vs. Factor 2 Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal factors (Centroid) 1,0 0,8 0,6 0,4 0,2 0,0 -0,2 -0,4 -0, CASE49 CASE54 CASE50 CASE56 CASE21 CASE23 VAR8 CASE32 CASE41 CASE28 CASE47 CASE37 CASE58 CASE44 CASE52 CASE60 CASE43 VAR6 CASE46 CASE27 CASE42 VAR7 CASE40 CASE51 CASE22 VAR9 VAR13 CASE CASE CASE59 CASE VAR4 CASE39 VAR5 CASE33 CASE35 CASE19 VAR2 CASE26 VAR3 VAR15 VAR12 VAR14 CASE38 CASE34 CASE53 CASE31 VAR10 CASE25 CASE29 CASE17 CASE16CASE20 VAR1 CASE48 CASE45 CASE30 CASE57 CASE18 VAR11 CASE Factor -0, 0, 0,2 Factor 0, 0, 0, 1, Рис 14.

Размещение шкал в пространстве факторов 2-1;

2-3 по группе «женщины-врачи со стажем Во второй униполярный фактор (13% дисперсии) вошли шкалы: «сексуальные затруднения» -.845, «собственное поведение под влиянием импульсов» -.844, «старость» -.820, «критика» -.814, «измена любимого человека» -.807, «неудовлетворительная учеба» -.792, «врачи» -.777, «собственная смерть» -.770, «понижение социального статуса» -.728, «конфликты на работе» -.730, «потеря друга» -.710, «не исполнение гражданского долга» -.694, «проблемы с начальством» -.682, «открытое пространство» -.665, «трудности в личной жизни» -.646, «непонимание».575, «фильмы ужасов» -.546, «млекопитающие животные» -.521, «физическая боль» -.546, «потеря авторитета в глазах других» -.494, «профессиональная дисквалификация» -.487, «замкнутое пространство».478, «изменение в условиях жизни» -.465, «экологическая катастрофа».447, «насекомые» -.446, «безработица» -.438, «будущее страны» -.429. На основе расположения шкал второй фактор можно интерпретировать как фактор «сила Я». Данный значимый фактор близок по смыслу классическому осгудовскому фактору «сила». С ролевых позиций по второму значимому фактору в основной оппозиции выступают образы: «типичный мужчина» - 1.625, «типичная женщина» - 1.403, «честный человек» -.846, «неуспешный человек» -.573, «профессионал» -.539, «непрофессионал» -.336, «гуманный человек» -.308, «идеальный профессионал» -.172, «успешный человек» -.168, «типичный профессионал» -.102 с одной стороны и «проходимец» - -2.066, «Я» - -1.362, «мама» - -1.230, «папа» -.-932, «Я через 15 лет» -.-485 – с другой. Основная оппозиция задается противопоставлением личностных образов «Я», «родители» и «проходимец», которых не беспокоит способность к успешной социальной адаптации и контролю собственных импульсов на основе принятия социально значимых норм поведения, с одной стороны, и идеальных и типичных представителей общества - с другой. В данном противопоставлении, по нашему мнению, проявляются возрастные особенности. Образы «мама», «папа», «Я», «Я через 15 лет» - это люди 40-50 летнего возраста, к этому возрасту жизнь, как правило, уже состоялась, человек имеет определенные, сформировавшиеся личностные черты и характер, поэтому страх собственного поведения под влиянием импульсов становится менее актуальным. Наконец, в пожилом возрасте, после выхода на пенсию («мама», «папа»), такие изменения становятся маловероятными, что находит свое отражение в снижении данного страха до минимума. В третий униполярный фактор (6% дисперсии) вошли шкалы: «рептилии» -.763, «насекомые» -.758, «млекопитающие животные» -.688, «черные силы» -.655, «дорожный транспорт» -.647, «страх» -.643, «фильмы ужасов» -.638, «замкнутое пространство» -.566, «высота» -.546, «глубина».505, «кара бога» -.497, «открытое пространство» -.470, «неожиданные известия» -.451, «изменение веры» -.497, «наркотики» -.427. На основе расположения шкал третий униполярный фактор можно интерпретировать как фактор «иррациональные страхи». Данный значимый фактор близок по смыслу фактору «реальность», предложенного Бентлером и Лавойе, фактору «определенность», выделенному В.Ф. Петренко (1989) при исследовании тезауруса личности. В распределении ролей по значимому фактору «иррациональные страхи» наблюдается размещение на положительном полюсе образов: «типичная женщина» - 2.087, «неуспешный человек» - 2.049, «Я» -.579, «проходимец» -.296, «мама» -.277, «я через 15 лет» -.274, «честный человек» -.225;

на отрицательном полюсе образы: «типичный мужчина» - 1.371, «папа» -1.023, «идеальный профессионал» -.-990, «профессионал» -.958, «непрофессионал» -.-475, «успешны человек» -.-437, «типичный профессионал» -.-331, и «гуманный человек» -.-201. Необходимо отметить, что в обыденном сознании студенток-медиков и врачей со стажем по фактору «иррациональные страхи» образы «мужчина», «идеальный профессионал», «успешный человек» несут высокую отрицательную нагрузку. Но в выборке «врачи-женщины со стажем» образы «идеальный профессионал» и «успешный человек» не приравниваются к образу «проходимец», а образы «гуманный и честный человек» по фактору «иррациоальные страхи» у испытуемых «женщины-врачи со стажем» теряют черты женственности. 2.4.8. В результате факторизации шестой групповой матрицы, сформированной по выборке «женщины-педагоги со стажем», было выделено 3 значимых фактора, объясняющих соответственно 13%, 10.4%, 10.8% вклада в общую дисперсию. (Приложение №3) Распредеение факторов представлено на рис. 15 и на графике 6.

Eigenvalues (vrst.sta) Extractio : Princip al factors (Centroid) % total Cumul. Cumul. Eigenval Variance Eigenval % 1 26,98350 44,23524 26,98350 44,235 2 7,49269 12,28309 34,47619 56,518 3 3,14564 5,15678 37,62182 61,675 4 3,07750 5,04508 40,69932 66,720 5 2,39148 3,92045 43,09079 70, Женщины-педагоги со стажем Коэффициент веса фактора, % 14 12 10 8 6 4 2 13 10,410, 13% - Страх непонимания 10,4% - Страх социальной дезадаптации 10,8% Иррациональн ые страхи Рис.15.Расположение значимых факторов в семантическом пространстве в группе «женщины-педагоги со стажем». Первый униполярный фактор (13% дисперсии) составили шкалы: «непонимание» -.849, «будущее страны» -.831, «семейные конфликты».816, «стать невольной причиной смерти человека» -.727, «измена любимого человека» -.709, «терроризм» -.697, «душевная боль» -.697, «обидеть близкого человека» -.690, «материально не обеспечить семью» -.668, «не исполнение гражданского долга» -.667, «смерть близкого человека» -.630, «несчастье собственных детей» -.617, «потеря друга» -.616, «убийство человека» -.614, «наркотики -.612, «разлука» -.598, «врачи» -.598, «стать инвалидом» -.596, «болезни» -.586, «корыстные и злые люди» -.585, «одиночество» -.567, «профессиональная дисквалификация» -.514, «война».506, «ненависть окружающих» -.482, «беспомощность» -.473, «страх».467.

Plot of Eigenvalues 35 30 25 20 Value 15 10 5 Number of Eigenvalues График 6. Отображение доли суммарной дисперсии факторов в группе «женщины-педагоги со стажем». Исходя из содержательной характеристики выделенных шкал, несущих высокую нагрузку по первому фактору, то выделенный смысловой инвариант можно интерпретировать как фактор «страх непонимания, неизвестности». На положительном полюсе фактора «страх непонимания, неизвестности» расположены образы: «мама» - 1.463, «папа» - 1.363, «гуманный человек» - 1.035, «честный человек» - 1.01, «непрофессионал».744, «типичный мужчина» -.554. На отрицательном полюсе образы: «проходимец» - -2.065, «успешный человек» - -1.21, «неуспешный человек» 1.848, «типичный профессионал» - -.648, «типичная женщина» - -.551, «Я» -.352, «профессионал» - -.231, «идеальный профессионал» - -.136, «Я через 15 лет» - -.122.

Расположение объектов по фактору «страх непонимания, неизвестности» вновь подтверждают тот факт, что обобщенный образ родителей является, безусловно, положительным наряду с обазами честных и гуманных людей. И в то же время эти люди по фактору «страх непонимания и неизвестности» приобретают черты боязливых, легко ранимых и беззащитных людей. В противоположной части семантического пространства первого фактора располагается область антиидеалов и идеалов одновременно, что свидетельствует о том, что для учителей образы успешных и идеальных людей сближаются с образами неприятного, но в то же время самодостаточного человека, которого не тревожат непонимание окружающих и неизвестность. Во второй униполярный фактор (10.4%) вклада в общую дисперсию вошли шкалы: «собственное будущее» -.889, «потеря авторитета в глазах других» -.846, «конфликты на работе» -.833, «неудовлетворительная учеба» -.758, «замкнутое пространство» -.683, «изменение в условиях жизни».639, «изменение финансового положения в семье» -.638, «критика» -.632, «собственное поведение под влиянием импульсов» -.628, «понижение социального статуса» -.622, «убийство человека» -.622, «врачи» -.596, «безработица» -.605, «трудности в личной жизни» -.578, «ненависть окружающих» -.551, «профессиональная дисквалификация» -.535, «смерть близкого человека» -.496, «корыстные и злые люди» -.464. По набору значимых показателей данный фактор можно интерпретировать как «Страх социальной дезадаптации». По выделенному фактору наиболее высокие положительные нагрузки имеют следующие образы: «типичный профессионал» - 1.565, «идеальный профессионал» - 1353, «честный человек» - 1.493, «Я» -.595, «типичная женщина» -.492, «успешный человек» -.372, «гуманный человек» -.162;

на отрицательном полюсе образы: «проходимец» - -1.557, «неуспешный человек» - -1.323, «папа» - -1.047, «непрофессионал» - -1.037, «мама» - -.892, «профессионал» - -.327, «типичный мужчина» - -.147. Расположение образов по выделенному фактору, который мы обозначили как фактор «страх социальной дезадаптации», позволяет нам утверждать, что учителя вновь оценивают себя как идеальных, честных и благородных людей, которых в значительной степени беспокоит собственное социальное положение. В третий униполярный фактор(10,8%) вошли шкалы: «старость» -.807, «утонуть» -.783, «черных сил» -.752, «глубина» -.735, «кара бога» -.693, «одиночество» -.550, «беспомощность» -.681, «рептилии» -.637, «неожиданные известия» -.620, «страх -.612, «врачи» -.596, «стать инвалидом» -.581, «фильмы ужасов» -.583, «дорожный транспорт» -.566, «несчастье собственных детей» -.563, «экологическая катастрофа» -.516, «разлука» -.560, млекопитающие животные» -.494, «голод» -.492, «насекомые» -.472, «ненависть окружающих» -.471, «обидеть близкого человека» -.421. Третий выделенный фактор можно интерпретировать как «иррациональные страхи». В распределение ролей по значимому фактору «иррациональные страхи» наблюдается размещение на положительном полюсе образов: «Я через 15 лет» - 1,94, «типичная женщина» - 1.44, «Я» 1.102, «мама» - 1.043, «папа» -.541, «профессионал» -.161, «успешный человек» -.115;

на отрицательном полюсе образы: «непрофессионал» - -1.24, «идеальный профессионал» - -1.05, «проходимец» - -1.03, 2честный человек» - -.907, «гуманный человек» - -.818, «типичный профессионал - -.557, «типичный мужчина» - -.384, «неуспешный человек» - -.357. Расположение объектов по фактору «иррациональные страхи» свидетельствует о том, что в обыденном сознании учителей со стажем работы такие ролевые позиции как «мама», «типичная женщина», «Я» и «Я через 15 лет» по данному фактору, который мы обозначили как «иррациональные страхи», имеют наиболее высокую нагрузку и, соответственно, испытывают страх перед воображаемыми явлениями и объектами. Но в отличие от всех предыдущих испытуемых у учителей по фактору «иррациональные страхи» образы честного и гуманного человека наряду с образами типичного мужчины и идеального профессионала мы находим на отрицательном полюсе. В данном случае это свидетельствует о том, что на уровне обыденного сознания у учителей образы честных и гуманных людей теряют черты женственности и боязливости и оцениваются как более сильные и значимые образы. 2.4.9. Результаты исследования возрастных особенностей проявления страхов на уровне структур обыденного сознания. Наиболее простой формой обработки исходных матриц данных является сопоставление ролевых позиций через корреляционный анализ: подсчитываются парные коэффициенты корреляций оценок личностных черт, приписанным этим позициям. Следует отметить, что была получена положительная высокозначимая корреляционная связь (Р.<0,01) для сопоставляемых позиций всех выборок испытуемых. Сравнивая корреляционные матрицы всех шести выборок, можно отметить, что во всех выборках образ «Я» предельно высоко коррелирует с образом «Я через 15 лет»: для студенток-педагогов и студенток-врачей - 0.92 и 0.86 соответственно;

для студентов-педагогов и студентов-врачей 0.92 и 0.91 соответственно;

для женщин-врачей и педагогов со стажем - 0.89 и 0.78. Отмечаем, что у групп студенток-педагогов и медиков выявлен высокий коэффициент корреляции образа «Я» с образами «типичная женщина» и «честный человек»;

для студенток-педагогов - 0.86 и 0.82, для студенток- медиков - 1 и 0.86, в то время как для студентов-медиков образ «Я» предельно коррелирует с образами «типичный мужчина» и «успешный человек» - 0.93 и 0.88. Несколько иную картину мы наблюдаем в выборке студентовпедагогов, которые в большей степени отождествляют себя с образами своих отца и матери - 0.89 и 0.86, и в равной степени с типичным мужчиной и типичной женщиной - 0.84 и 0.84. Взрослые женщины прежде всего отождествляют себя с ролью матери и профессионала: для женщин-врачей со стажем - 0.86 и 0.83, для женщин педагогов со стажем - 0.77 и 0.62. В таком распределении значимой корреляции, на наш взгляд, сказываются характерные особенности возрастного периода юности и зрелости. Юношеский возраст характеризуется устойчивой концептуальной социализацией, когда вырабатываются устойчивые свойства личности, в том числе происходит усвоение половых ролей (мужское или женское поведение), а также отождествление себя с людьми, которые в обществе являются воплощением общепринятых норм и способов поведения. Юность начало взрослой самостоятельной жизни, поэтому многие жизненные ситуации юношей и девушек зависят от возможностей родителей. Поэтому отмечена высокая взаимосвязь образа «Я» с образами родителей. Если в молодости основная ситуация развития включает организацию и создание соответствующих сторон жизни, то в зрелости это ситуация реализации себя, полного раскрытия своего потенциала в профессиональной деятельности и семейных отношениях. Этим можно объяснить полученный высокий коэффициент корреляции с образами «мама» и «профессионал» по выборкам женщин-врачей и педагогов со стажем. Здесь следует отметить, что профессионально-должностные роли - это базисный, интегральный статус личности взрослого человека. Уровень высокозначимой корреляции, на наш взгляд, выявляет определенные потребности человека в отождествлении себя с людьми, которые оцениваются им позитивно и соответствуют его представлениям о личностном образе «Я». Если же люди, с которыми человек себя отождествляет, в силу каких то причин теряют в его глазах положительные характеристики или не соответствуют его социальному статусу, он будет стремиться всячески от них дистанцироваться. Так, во всех шести выборках образ «Я» имеет относительно низкую значимую корреляцию с образоми «проходимец»: женщины-врачи и педагоги со стажем - 0,54 и 0,44 соответственно;

студентки - медики и педагоги - 0,69 и 0,52;

и юноши студенты-врачи и педагоги - 0,53 и 0,53. Особый интерес представляет тот факт, что наряду с образом «проходимец» относительно низкая корреляция выявлена у образов «Я» и «честный и гуманный человек» по выборкам «женщины-врачи со стажем» 0,63;

студентки-педагоги - 0,65 и «студенты-медики и педагоги» - 0,72 и 0,73. Данный факт, мы полагаем, свидетельствует о том, что социальный статус честного и гуманного человека перестает быть приоритетным в современном обществе. Так, по мнению студентов-медиков, честный человек – это в большей мере неуспешный (0,71), чем успешный человек (0,67). А студенты-медики и педагоги, а также женщины врачи со стажем в меньшей степени ассоциируют образ честного человека с образом «идеальный профессионал» (0,73/ 0,69/0,64). Особенности возраста, на наш взгляд, проявляются и в том, что у некоторых групп, в частности девушек и юношей - будущих педагогов, выявлена относительно низкая корреляция образов «Я» с образами «идеальный и типичный профессионал» (0,54/0,70) - признак того, что юноши и девушки еще не осознают себя в профессионально-должностном статусе. Однако через 15 лет ситуация меняется в противоположную сторону. Это подтверждается в высоким уровнем взаимосвязи образа «Я через 15 лет» с образами «успешный человек» и «идеальный профессионал»: для студентов-медиков и студентов-педагогов - 0,9/0,8 - 0,8/0,9;

для студентокмедиков и студенток-педагогов - 0,9/0,8 и 0,8/0,8. Подобной закономерности не обнаружено по выборкам взрослых респондентов. Таким образом, корреляционный анализ ролевых позиций позволил нам выявить особенности возрастной дифференциации.

Более сложной формой обработки данных является факторный анализ. При анализе возрастных особенностей проявления мы сравнивали группы девушек и юношей-студентов - будущих педагогов и врачей с одной стороны и женщин-врачей и педагогов со стажем работы - с другой. Анализ полученных данных показывает, что во всех шести выборках был выделен один общий фактор «иррациональные страхи», который по составу шкал является практически одинаковым по всем группам. Но при этом фактор различается по своей мощности, то есть по вкладу в общую дисперсию. В этой связи приведем слова Петренко В.Ф. «мощность фактора отражает субъективную значимость фактора основания категоризации, страхи» соответствующего этому фактору» (Петренко В.Ф., 1987, с.31). Субъективная значимость «иррациональные достаточно высока для групп студентов-педагогов - 16,01%, для студентокмедиков и студенток-педагогов (13%), чуть ниже у женщин педагогов и врачей- специалистов - 10%, 6%. Хотя количество качеств, описывающих признаки страхов, было в основном одинаковым, все-таки в выборке «женщины-педагоги со стажем» мы наряду с общими шкалами выявили признак «старость» r = 0.80 как показатель возрастной дифференциации. Возраст испытуемых - 40-50 лет, период поздней взрослости, переход к периоду старости (периодизация по Д.Б. Бромлей (1966)). Страх старости, по Э.Эриксону (1996), связан у человека с переживанием окончания активной профессиональной деятельности и, вследствие этого, снижения своего социального статуса и нарушения сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма. Как полагает Ч. Осгуд (1955), метод СД позволяет измерять семантические пространства так называемыми коннотативными значениями, которые связаны с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными, слабо структурированными и малоосознаваемыми формами обобщения.

Так, для выборки испытуемых 17-20 лет по сравнению с выборками зрелых испытуемых наиболее ярко выразилась категория «моральность». Субъективная значимость фактора «моральность» максимально высока для всех групп юношей (врачи – 10%, педагоги - 13%) и девушек (врачи – 17%, педагоги - 20%). Необходимо отметить, что некоторые качества, имеющие доминирующие нагрузки в юношеских выборках, были идентичными. Это такие признаки, как «обидеть близкого человека», «смерть близкого человека», «стать невольной причиной смерти человека», «убить человека». Данная категория сознания позволяет, на наш взгляд, установить главное, ядерное образование в психологии юношеского возраста: это идентификация и интеграция личности в обществе, которые позволят молодым людям решить главную задачу юношеского возраста - задачу самоопределения, выбора жизненного пути. Личность, по Э.Эриксону развивается благодаря включению в различные социальные общности и переживанию своей неразрывной связи с ними. Отсюда страх юношей потерять близких людей. Кроме того, идентификация личности предполагает принятие собственной системы ценностей, идеалов и социальных ролей в соответствии с существующими нормами поведения. (Эриксон Э., 1996). Индивидуальная категория страха «моральность», по нашему мнению, соответствует страху перед «сверх Я», который, по утверждению З. Фрейда, не должен исчезать, так как он «в качестве страха совести необходим в социальных отношениях, и отдельный человек только в самых редких случаях может стать независимым от человеческого общества» (Фрейд З., 1989;

с.354). Особую значимость для юношеской выборки, мы предполагаем, приобретают категории «страх потери целостности» и «страх перемен», которые отображают характерные потребности и опасения юношеского возраста: а именно полноценное личностное и профессиональное самоопределение, которое возможно лишь при стабильных общественных и экономических отношениях. Интересно отметить довольно значительные различия в организации семантических пространств и в категоризации основных признаков страха у юных и зрелых респондентов по причине проявления когнитивной сложности пространства у последних. Ряд исследований показывает, что когнитивная сложность не только отражает дифференцированность сознания субъекта в некоторой содержательной области, но и связана с гибкостью, адаптивностью реального поведения субъекта, коррелирует со степенью свободы личности в принятии решений в анализируемой содержательной области. Так, если у молодых людей наиболее мощными факторами, дающими большой вклад в общую дисперсию, оказались факторы, связанные с личностной социализацией и самоактуализацией («моральность», «страх социальной безопасности», «страх потери целостности»), то у взрослых испытуемых ведущим основанием категоризации оказались факторы «сила Я» (13%) у женщин-врачей со стажем и «страх непонимания, неизвестности» (13%) у женщин-педагогов со стажем. Наличие идентичных факторов не было обнаружено в юношеских выборках. Необходимо обратить внимание на тот факт, что шкалы «собственное поведение под влиянием ипульсов», «старость», «критика» в факторе «сила Я» и шкалы «непонимание», «семейные конфликты» в факторе «страх непонимания, неизвестности» характеризуют особенности зрелого возраста: ответственность за содержание своей жизни перед самим собой и перед другими людьми за полное раскрытие своего потенциала в профессиональной деятельности и семейных отношениях. Спад жизненной активности, с одной стороны, и социальная нестабильность в стране, с другой, являются причиной страха непонимания и одиночества. Анализ ролевых позиций в выделенных факторах возрастных групп позволили нам выявить особенности отношения испытуемых к социально значимым ролевым позициям, на фоне семантических полей, состоящих из категорий - факторов признаков страха. В системе представлений каждого индивида в зависимости от его возрастных и психологических особенностей есть специфические, присущие только ему составляющие, обусловленные его индивидуальным опытом. Определяющей ситуацией развития в молодости является только вступление во взрослую жизнь, организация и создание соответствующих сторон жизни. Этим объясняется тот факт, что образы «Я» и «Я через 15 лет» по юношеским выборкам имеют отрицательную или минимально положительную оценку по фактору «страх социальной дезадаптации». Совершенно противоположное расположение образов мы отмечаем у взрослых испытуемых. В зрелости основной ситуацией развития, по Э.Эриксону (1996) является полная реализация себя, полное раскрытие своего потенциала. Следствие этого - высокая положительная нагрузка у образов «Я» и «Я через 15 лет» по выделенному фактору взрослых респондентов. Резкое противопоставление себя образам идеального и успешного человека наряду с образами «проходимец» и «неуспешный человек» у юношей является фактом проявления отрицательного отношения к идеальным и успешным людям. (А.Г. Шмелев, 1983;

В.Ф. Петренко, 1988, Е.В. Улыбина, 1998). Особенностью возрастного кризиса 17-23 лет является, по нашему мнению, противоречивое расположение образов «Я» реального и «Я» будущего и образов родителей по фактору «моральность». В одних юношеских выборках выделенные образы имеют высокую положительную связь как признак значимой материальной и правовой зависимости юношей от старшего поколения. Однако в первой юношеской выборке мы, напротив, наблюдаем форму юношеского протеста (противопоставление себя образам родителей) и особенности антисоциального поведения, свойственного молодым людям (А.Е. Личко, 1983;

И.С. Кон, 1989;

Э.Эриксон, 1996;

и др.). Образ гуманного и честного человека в юношеских выборках приобретает черты боязливого человека и феминные черты. Данные характеристики не сохраняются в выборках более зрелых по возрасту респондентов. Подводя итог анализу возрастных особенностей проявления страхов на уровне обыденного сознания, необходимо обратить внимание на то, что возраст, как период со своим неповторимым содержанием, с особенностями развития психических функций с особенностями взаимоотношения с окружающими, оказывает влияние на категориальные «единицы сознания», связывающие общение и обобщение (Выготский Л.С., 1934, с.50). 1. При оценке основных причин страха юные и зрелые респонденты выделяют общие категории «иррациональные страхи» и «страх социальной дезадаптации». 2. Особенности юношеского возраста при определении страхов проявляются при выделении факторов «моральность» «страх потери целостности» как характерного признака юношеского возраста - стремления к самоутверждению и интеграции в обществе. 3. Установлено, что группы испытуемых зрелого возраста характеризуются когнитивной сложностью по причине проявления факторов «сила Я» и «страх непонимания и неизвестности». Именно характеристикой зрелого возраста является выделение шкалы «старость» в выборке 40-50 летних испытуемых по факторам «иррациональные страхи» и «сила Я» 4. Анализ расположения ролевых позиций также позволил установить ряд возрастных особенностей. Для молодых испытуемых - это противоречивое восприятие образов «Я» и «Я через 15 лет» и образов родителей. Необходимо отметить и тот факт, что в юношеских выборках образы гуманного и честного человека воспринимаются как феминные и боязливые.

2.5. Анализ результатов исследования гендерных особенностей в проявлении страхов на уровне структур обыденного сознания Данные психологических исследований (Л.В. Куликов, 1997;

В.А. Чикер,1998;

В.П. Плотников,2001;

А.И. Захарова, 1995 и др.) показывают, что между мужчинами и женщинами существуют весьма существенные различия в переживании эмоций вообще и в частности - эмоции страха. Эти различия связаны, во-первых, с особенностями проявления страха (уровень экспрессии, интенсивность и длительность эмоциональной реакции, эмоциональная устойчивость), а во-вторых, с традициями социализации страха. Так, например, В.А. Чикер с соавторами (1998) выявили, что для девочек старших классов социальная среда оказывается более насыщенной эмоциональными событиями, имеющими стрессогенное значение, чем для мальчиков. В.П. Плотников с соавторами (2001) выявили наличие психического напряжения высокой степени у 62,5% опрошенных девушек и легкой степени такого напряжения у 45,2% юношей. Сравнение склонности к переживанию базовых эмоций показало, что у девушек во всех возрастных группах склонность к страху выражена значительно больше, чем у юношей (М.С. Пономарева, 1985). По данным А.И. Захарова (1995), количество страхов (т.е. чего боятся) больше у женщин, чем у мужчин. По его данным, у взрослых мужчин больше выражен страх высоты, а у взрослых женщин - смерти родителей. У женщин в значительно большей степени выражены также страх войны, страх сделать что-либо неправильно или не успеть сделать. У девушек количество мнимых страхов в 6 раз больше, чем у юношей. В литературе отмечается большая эмоциональная чувствительность и эмоциональная нестабильность женщин. Изучение этого вопроса Е.П.

Ильиным и В.Г. Пинигиным (2001) на студентах с помощью самооценок жизненных проявлений эмоций показало, что лица женского пола превосходят лиц мужского пола во всех возрастных группах по эмоциональной возбудимости, в меньшей степени - по длительности сохранения эмоций и эмоциональной устойчивости. Так, по данным Н.Д. Скрябина (1974), при испуге изменение пульса в большей степени наблюдается у женщин, чем у мужчин (соответственно на 21,9% и 6,3% - у смелых и на 35,4% и 14,6% - у трусливых людей). Факт большей тревожности и нейротизма лиц женского пола по сравнению с лицами мужского обнаружен во многих исследованиях (Л.П. Боданина, 1996;

В.Д. Кузакова, 1975;

А.И. Винокурова, 1996). В другом объяснении гендерных различий в проявлении страха рассматриваются социальные и культурные факторы. К.Хорни (1993) по этому поводу пишет, что в соответствии с разделением социальных ролей сформировался определенный взгляд на женщин как на инфантильные создания, живущие эмоциями. Различия в эмоциональных проявлениях мужчин и женщин многие психологи связывают с особенностями воспитания тех и других. Согласно К. Юнгу (1994), у мальчиков в процессе их воспитания чувства подавляются, в то время как у девочек они доминируют (см.Изард, 2000). В другими нашем обществе более вероятно, что вызовет (или осуждение стремится окружающих мальчик, выказывающий страх, чем девочка. Как и в случае с базовыми эмоциями, общество регулирует регулировать) эмоцию страха. Мальчик, не умеющий скрыть своего страха как правило подвергается осмеянию, его стыдят за то, что он «ведет себя как трус». Для подростка и взрослого мужчины такие слова унизительны. На основании изложенных данных можно сделать вывод о том, что гендерные различия в проявлении страхов зависят от противопоставленности гендерных ролей и стереотипов, которое имеет место во многих культурах.

Таким образом, противопоставление гендерных ролей является важным фактором в изучении особенностей проявления страхов. Поэтому целью нашего исследования на данном этапе явилось рассмотрение особенностей гендерных различий в проявлении страхов на уровне обыденного сознания. Гипотеза данной части исследования состоит в том, что особенности проявления страхов на уровне структур обыденного сознания в женской выборке испытуемых должны отличаться от особенностей проявления страхов у мужчин, поскольку женщины обладают более высоким уровнем чувствительности и эмоциональности. 2.5.1. Анализ результатов экспериментальных данных мужской выборки испытуемых. В эксперименте принимали участие 23 студента СГУ (17-20 лет) и 23 студента СГМА (17-20 лет). Сопоставление корреляционных матриц двух мужских выборок показывает, что у всех испытуемых образ «Я сам» высоко коррелирует с образами «Я через 15 лет» (0,92/0,91). Если для студентов-медиков большую значимость представляют образы «типичный мужчина», «папа» и «успешный человек» (0,93/0,89/0,89) (юноши приписывают себе черты маскулинности и успешности), то у юношей - будущих педагогов, картина в целом меняется. Для студентов-педагогов на первый план выступают образы «папа» «мама» и «типичная женщина»(0,89/0,86/0841), а с образом «типичный мужчина» четвертый результат значимой корреляции составил 0,84. Таким образом, для студентов-педагогов социально значимыми образами являются образы родителей с акцентом на женственность. По выборке «студенты-педагоги» образ «Я сам» имеет минимальную значимую корреляцию с образами «проходимец» и «гуманный человек» (0,53/0,72), у юношей - будущих врачей, - с образами «проходимец» и «честный человек» (0,71/0,73) Таким образом, испытуемые мужчины в меньшей степени отождествляют себя не только с человеком, который в общественном сознании ассоциируется с мошенником и негодяем, но и с честным и гуманным человеком, представляющими собой воплощение доблести, искренности, человеколюбия и добросовестности. Объяснение данного феномена может быть предложено с опорой на описание В.А. Петровским феномена надситуативной активности, заключающегоя в стремлении к немотивированному риску, в побудительной силе опасного, требующего дополнительных усилий и чреватого провалом поведения. В.И. Петровский видит в этих феноменах наиболее общую модель развития личности. Личность развивается, преодолевая себя в ситуации с неопределенным прогнозом. Неадаптивная активность и есть форма становления и существования субъектности (Петровский В.А., 1996). С другой стороны, согласно А.Г. Шмелеву, слишком сильная, выходящая за пределы «золотой середины» выраженность любых личностных качеств оценивается в обыденном сознании неодобрительно (Шмелев А.Г., 1993). Надо также отметить, что в будущем (образ «Я через 15 лет») испытуемые двух мужских групп видят себя в ролях «идеальный профессионал» (0,89/0,8) и «успешный человек» (0,9/0,8). Более сложной формой обработки полученных данных является факторный анализ. Данные мужской выборки испытуемых выявили наличие трех основных факторов: «моральность», «страх социальной дезадаптации» и «иррациональные страхи». Нам необходимо также отметить, что кроме общих факторов, которые по составу шкал практически идентичны, мы обнаруживаем и дополнительные факторы. Так, по выборке «студентыпедагоги» появляется фактор «страх перед богом». А по выборке «студентымедики», кроме основных категорий, выявлены факторы «страх социальных перемен» и «страх потери целостности».

Поскольку выделенные дополнительные факторы являются отображением основания классификации признаков и задают содержание, по которому эти признаки дифференцируются, то их можно рассматривать как формы отношений, возможных между анализируемыми понятиями. Выделенные уровни развития понятий через анализ количества типов отношений и их содержание, по мнению А.Г. Шмелева, В.И. Похилько (1997) позволяют рассматривать когнитивную сложность пространства как показатель уровня развития данной области значений. Рассматривая отметить, более что субъективную значимость факторов, необходимо субъективная у значимость признаков Причем, «моральность» наибольшую «иррациональные страхи» и «страх социальной дезадаптации» оказалась выраженной студентовпедагогов. выраженность получил второй фактор(16,01%) Особое внимание привлекает тот факт, что категория «моральность», как по выборке среди юношей - будущих педагогов, так и по выборке юношей - будущих врачей, имеет большую нагрузку (12,26% и 10,13% вклада в общую дисперсию), чем фактор «страх социальной дезадаптации» (8,8% и 6%). Поэтому можно предположить, что у юношей преобладает моральное сознание, прежде всего - чувство ответственности и совесть. Наши результаты в некоторой степени созвучны с исследованием российской ментальности К.А. Абульхановой - Славской, в результате которого было отмечено преобладание моральных представлений над политическими и правовыми (Абульханово - Славская, 1997). Говоря об обыденном сознании, практически все исследователи отмечают его нерациональный характер, игнорирование законов логики, отказ от научной информации. По словам С.Московичи, «можно удивляться сходству между психологией обыденных представлений и психологией бессознательного, которая…очерчена Фрейдом» (Московичи, 1995,с.14). Содержание обыденного сознания основано на житейских понятиях, формирующихся в дошкольном возрасте и предшествующих научным понятиям. Житейские понятия образуются в результате стихийного обобщения опыта ребенка. Возможно, этим объясняется высокая значимость факторов «страх перед богом» и «иррациональные страхи» по юношеским выборкам. Анализ выделенных в мужской выборке факторов и ролевых позиций показывает, что в психологических особенностях проявления страха существуют не только сходства, но и отличия. Так, по фактору «моральность» юноши двух мужских выборок располагают образы «Я сам» рядом с образами «мама», «папа» и «типичный мужчина», которые воспринимаются респондентами как ответственные, совестливые люди, боящиеся смерти близких и возможности стать невольной причиной смерти. Характерной особенностью мужской выборки по фактору «моральность» выступает признак «боюсь материально не обеспечить семью». Поводы для тревоги у различных людей могут быть настолько же разными, как и ценности, от которых эти поводы зависят, но одно будет всегда неизменным: наличие тревоги всегда указывает на существование угрозы какой-либо ценности индивида. И в нашем случае ценность сводится к сохранению уважения к самому себе как к ответственному мужчине, зарабатывающему деньги, и способному содержать свою семью. В противном случае мужчина не сможет сохранить уважение к самому себе. Положительно оценивают юноши студенты-педагоги по первому фактору образы честного и гуманного человека, приписывая ему черты женственности («типичная женщина» - 1.15;

«четный человек»- 675;

«гуманный человек» - 758). Здесь же следует отметить, что негативно воспринимают респонденты обеих выборок образ «идеальный профессионал», а для студентов-медиков к нему присоединяются образы честного и гуманного человека наряду с образами «проходимец» и «неуспешный человек», - в отличие от студентов-педагогов.

По фактору «страх социальной дезадаптации» образы «Я» и «Я через 15 лет» по обеим выборкам имеют минимальную положительную или отрицательную позиции. При этом юноши студенты-медики дистанцируют себя от образов родителей и положительных образов честного и гуманного человека, в то время как студенты-педагоги, напротив, остаются зависимыми от своих мам и пап, но так же, как и предыдущие респонденты, не отождествляют себя с честным и гуманным человеком. Выделенный фактор «иррациональные страхи» по обеим выборкам позволяет нам назвать его женским фактором, так как образы мамы и типичной женщины вместе с честным и гуманным человеком расположены на положительном полюсе в противоположность собственному образу «Я», «типичного мужчины». Маскулинностью наделены образы типичного и идеального профессионала. Таким образом, студенты-педагоги атрибутируют себе черты моральности, ответственности, так как по фактору «моральность» образ «Я» расположен в одной плоскости с образом «честный и гуманный человек». В то же время юношу не тревожат профессиональные проблемы, такие, как «конфликты на работе» или «уход на пенсию». Остаются значимыми страхи мистического характера, но они не представляют для юноши реальной угрозы, и не могут повлиять на его адаптацию в обществе, так как они определяются феминными страхами. Студенты-медики, так же, как и студенты-педагоги, отождествляют себя с ответственными, добропорядочными людьми, но по фактору «моральность» они теряют черты гуманности и честности, что звучит в некоторой степени противоречиво, если учитывать специфику медицинской деятельности, требующей особого чувства эмпатии и человеколюбия. Проблемы с начальством и безработица не страшат юного студента, как, впрочем, и идеального и успешного человека, который придает образу «Я» черты уверенности, успешности и самостоятельности (образы расположены на отрицательном полюсе фактора). Соответственно, и иррациональные страхи не характерны столь мужественным и уверенным в себе юношам. Мы уже отмечали, что в группе студентов-педагогов был выделен еще один фактор - «страх перед богом». Именно в этом факторе образы «мама» «папа» и «Я» оказались не только на разных полюсах, но и имеют большой разрыв в оценочных баллах. Несмотря на то, что корреляционный анализ показал высокую связь между образом «Я сам» у испытуемых студентовпедагогов и образами «мама» и «папа», факторный анализ ролевых позиций дает несколько иную, на наш взгляд, картину. Нами было установлено, что религиозные страхи в большой степени свойственны людям более старшего возраста, с которыми отождествляют себя испытуемые только в будущем (образ «Я через 15 лет»). По группам студентов-медиков дополнительными факторами выступили «страх социальных перемен» и «страх потери целостности», по которым студенты максимально дистанцируют себя от образов родителей, атрибутируя себе характеристики типичного мужчины и успешного человека. Данные подтверждаются корреляционным анализом. 2.5.2.Анализ результатов экспериментальных данных женской выборки испытуемых. Для анализа особенностей проявления страхов в женской выборке мы опрашивали девушек 17-20 лет (всего 46 человек), из них 23 человека – студентки СГУ и 23 человека – студентки СГМА. Наиболее простым способом анализа исходных данных является корреляционный. При сопоставлении корреляционных матриц двух женских выборок необходимо отметить наличие высокой значимой корреляции между образами «Я», «Я через 15 лет» и «типичная женщина». Следует отметить, что для студенток-педагогов высокая значимая взаимосвязь обнаружена с образом «мама» - 0,86. Напротив, у студентокмедиков выявлена умеренная корреляция с образом «мама» (0,71) при максимальной (1) с образом «типичная женщина». Однако с образом папы у девушек коэффициент значимой корреляции значительно выше - 0,8. Возможно, здесь проявляется закономерность, описанная З.Фрейдом в его работе «Женственность» (1927): «Идентификация женщины с матерью позволяет различит 2 слоя – доэдипов, который основан на нежной привязанности к матери, считающейся образцом, и более поздний из Эдипова комплекса, когда мать устраняется и заменяется отцом» (Фрейд З., 1989;

с.384) В отличие от мужских выборок по женским выборкам среди студентов выявлена высокая значимая корреляционная связь с образом «честный человек»: для студенток- педагогов - 0,82, для студенток-медиков - 0,86. Данные подтверждаются мнением З.Фрейд (1989) о том, что девушки более предрасположены к усвоению общественных норм и требований. Женщина нуждается в зависимости, послушании, в поддержке;

она менее агрессивна, упряма и эгоцентрична, а значит, в меньшей степени, чем мужчина, будет выступать против устоявшихся социальных стереотипов. Также следует отметить, что честный человек - это всегда успешный человек;

для студенток-педагогов уровень корреляции (0,92), для студентокмедиков -0,84. Выявленные особенности восприятия «других» проявились и при построении семантического пространства с использованием факторного анализа. Прежде всего, необходимо отметить, что по женской выборке студентов были выделены 2 значимых фактора, которые мы интерпретировали как «моральность», и «иррациональные страхи». Как и в мужской выборке, у девушек эти факторы также имеют наибольшую значимость: студентки-медики - 17,4% / 13%, студентки-педагоги - 20% / 13%. При анализе структуры семантического пространства в обоих случаях была выделена определенная закономерность. Распределение шкал в пространстве первых двух факторов по двум группам имеет общий рисунок, что видно на графиках, представленных в таблице 1 и в таблице 2 (Приложение № 2, 3). Шкалы распределяются между факторами неравномерно и образуют несимметричные скопления в одном пространстве, в то время как другие остаются незаполненными. Такое распределение показывает, что большая часть шкал имеет нагрузку по обоим факторам, связанным только с одним смысловым параметром. Полученная в результате картина соответствует сочетанию страхов, причиной которых являются нереальные маловероятные опасности наряду со страхами несчастья близких, смерти, инвалидности. По выборке «студентки-медики» фактор «моральность» имеет особый смысловой оттенок, который мы обозначим как «сила сверх-Я». Выделенный смысловой аспект выражен шкалами «страх понижения социального статуса» и «ненависть окружающих», то есть страх одобрения или неодобрения со стороны определенной группы людей. Образ «Я сам» и «Я через 15 лет» у испытуемых студенток-педагогов находятся также в области, в которой выявлены страх «смерти близкого человека», и страх «убить человека». В этой же области находятся и наиболее значимые для испытуемых ролевые позиции – позиции «честный человек», «мама», «папа» и «гуманный человек». К образам, которым, по мнению студенток, несвойственна моральность, как ценное человеческое качество относятся образы «проходимец», «неуспешный человек», и рядом с ними - «идеальный профессионал» и «успешный человек». Особо следует отметить, что по выборке «студентки-медики» на положительном полюсе ролевых позиций по фактору «моральность – сила сверх Я» сосредоточены образы людей, которые в общественном сознании воспринимаются как хорошие и успешные: «мама», «папа», «честный человек», «гуманный человек». И им противопоставляет себя сама девушка: образ «Я сам» расположен на противоположном полюсе. Размещение шкал в семантическом пространстве второго и третьего факторов и «страх также неравномерно, боли и незаполненными смерти» для остаются области, и образованные разноименными полюсами фактора «иррациональные страхи» физической студенток-медиков «иррациональные страхи» и «страх одиночества и социальной дезедаптации» для девушек-педагогов. Анализ размещения шкал в семантическом пространстве третьего фактора, на наш взгляд, показывает, что в основе фактора лежат профессиональные характеристики испытуемых. Так, например, признак «страх смерти и боли» у врачей отражает тот факт, что именно врач, даже если он только студент медицинского вуза постоянно сталкивается со страданием и беспомощностью больного. И кому, как ни врачу известно, как болезни и смерть пугают людей, и насколько ответственной и рискованной является профессия врача. В расположении ролей по фактору «страх смерти и боли» мы наблюдаем нетипичное для юношеских групп объединение на одном полюсе образов «Я сам» и «Я через 15 лет». Можно предположить, что третий фактор в группе «студенток-медиков» является профессиональным фактором, в котором девушки акцентируют внимание на личностных характеристиках врача, к которым прежде всего относятся чувства эмпатии, сострадания и человеколюбие. Профессионализм пока для студентокмедиков не является ведущим аспектом их деятельности, так как образы «идеальный профессионал», «типичный профессионал» и «профессионал» дистанцированы от образа «Я». Мы можем предположить, что фактор «страх боли и смерти» для девушек студенток медицинского вуза заменяет фактор «социальная адаптивность», который для студенток-педагогов представлен шкалами «потерять авторитет в глазах других», «конфликты на работе», «критика». Студентки не располагают в этом семантическом пространстве образы «Я» и «Я через 15 лет» вместе с образами «мама» и «папа». 2.5.3. Результаты исследования гендерных особенностей проявления страхов на уровне структур обыденного сознания. И в мужской и в женской выборках были выделены два основных фактора - «моральность», и «иррациональные страхи». При этом для всех выборок испытуемых наиболее информативным и следовательно, более значимым, является фактор, который получил максимальный процент вклада в общую дисперсию (кроме студентов-педагогов). Наибольшее свое выражение фактор «моральность» получил в выборке студентов-медиков (10,13% вклада в общую дисперсию), и студенток-медиков и студентокпедагогов (17,5 и 20%). Выраженность данного фактора в юношеских выборках позволяет нам сделать предположение, что у наших испытуемых преобладает моральное сознание, выраженное понятиями совести и ответственности перед близкими людьми. Составляющие фактора «моральность» отображают основы ценности человеческой жизни, а именно здоровье и благополучие близких, которые могут быть разрушены смертью, необдуманными поступками окружающих, безнравственным поведением. Гендерные и в некоторой степени профессиональные особенности в проявлении страхов проявляются в том, что в отличие от других подгрупп у студентов-педагогов, самым значимым оказался фактор «иррациональные страхи». Такое выделение фактора свидетельствует о нерациональном характере обыденного сознания. Это может быть обусловлено особенностями гуманитарного образования, которое в определенной степени акцентировано на эмоциональной, чувственной стороне восприятия мира, и как следствие этого - игнорирование законов логики, отказ от научной информации. Поскольку по фактору «иррациональные страхи» все женские образы во всех выборках находятся на положительном полюсе, в отличие от мужских образов, то мы определяем его как «женский» фактор, невзирая на его высокую значимость для студентов-педагогов. Значимость фактора «моральность» подтверждается и большим количеством шкал, характеризующих его. К примеру, такие признаки, как «смерть близкого человека» и «стать невольной причиной смерти» являются для всех выборок, кроме студенток-медиков, основными общечеловеческими страхами, которые способны объединить всех членов одной семьи (это единственный фактор, по которому образ «Я» и образы родителей расположены на одном положительном полюсе). Если для трех юношеских выборок фактор «моральность» несет общую смысловую нагрузку, то для выборки «студентоки-медики» кроме признаков «обидеть близкого человека» и «смерть близкого человека», мы находим признаки «понижение социального статуса», «будущее страны», «ненависть окружающих». Таким образом, для студенток-медиков фактор «моральность» приобретает смысловой оттенок «сила сверх Я», который несет в себе социальную значимость, когда параметр оценки себя является параметром «Я» - общество, «Я»- социум. Но страх перед «силой сверх Я» девушкам будет характерен только в будущем - «Я через 15 лет». Это может быть обусловлено особенностями возраста, когда социально значимые факторы не являются определяющими в жизни девушки студенческого возраста. В мужских выборках по фактору «моральность», кроме признаков «страх смерти близкого человека» и «страх стать невольной причиной смерти человека», наиболее значимыми оказались шкалы «материально не обеспечить семью» и «несчастья собственных детей». По нашему мнению, эти составляющие характеризуют «силу Я» самого юноши, его самостоятельность, независимость и ответственность. Юноши выделяют для себя статус отца и мужа, который предполагает заботу и защиту собственной семьи. Студентки-педагоги, а также студенты-педагоги ассоциируют себя с образоми «честный и гуманный человек» по фактору «моральность». Но для студентов-медиков образ «честный и гуманный человек» расположен на противоположном полюсе по отношению к образу «Я». Юноши-студенты, кроме общих факторов, выделяют в семантическом пространстве категорию «страх социальной дезадаптации», смысл которого для студентов-педагогов выражается в словосочетаниях: «боюсь конфликтов на работе» и «боюсь уйти на пенсию», «меня тревожит будущее страны» и «проблемы с начальством». Для будущих врачей фактор наполняется признаками «проблемы с начальством», «безработица», «понижение социального статуса». Фактор несет общий смысловой инвариант для мужской выборки, а именно страх неодобрения со стороны более социально значимых людей, а также страх не самореализоваться в профессиональной деятельности. Но образы собственного «Я» по двум выборкам расположены на отрицательном полюсе заданного фактора. В женских выборках фактор «страх социальной дезадаптации» был выделен только у студенток-педагогов, который раскрывается через признаки: «боюсь потерять авторитет в глазах других» «уйти на пенсию», «беспокоюсь из-за конфликтов на работе» и «проблемы с начальством». Образ «Я сам» для девушек-студенток, так же, как и для юношей, располагается на отрицательном полюсе фактора. Но у студенток-медиков мы на месте третьего значимого фактора обнаруживаем шкалы: «боюсь собственной смерти», «физической боли», «боюсь врачей» и «сексуальных затруднений». Возможно, данный фактор отображает адаптивность девушек, которая обусловлена особенностями профессиональной деятельности будущих врачей. В этом факторе соединились как социальные страхи, так и личностные тревоги по причине смерти и боли. Это подтверждается и расположением личностного образа «Я сам» на положительном полюсе фактора. 2.6. Анализ результатов исследования профессиональных особенностей в проявлении страхов на уровне структур обыденного сознания. Рассматривая вопрос о месте эмоций в структуре личности, Г.Х Шингаров (1979) говорит о важном значении изучения эмоций: «… изучение личности односторонне и мало продуктивно без изучения ее эмоциональной сферы. Эмоции вне живой конкретной личности - это абстракция. Личность без эмоций - это мертвый, бездушный автомат (1979, c.27). Если проблема эмоций столь важна для изучения личности вообще, то для изучения личности педагога и врача она приобретает особое значение, так как профессии учителя и врача особенно серьезные требования предъявляют к эмоциональной сфере. В последнее двадцатилетие интерес исследователей все более привлекает так называемый синдром эмоционального сгорания как специфический вид профессионального заболевания лиц, работающих с людьми (учителей, психологов, врачей, священников, полицейских, юристов и др.) А.Пайнц (1982) с коллегами установила связь ‘’сгорания’’ с такими мотивами трудовой деятельности, как: чувство значимости себя на рабочем месте, профессиональное продвижение, автономия и уровень контроля со стороны руководства и т.п. Х.Дж. Фрейденберг (1974) так описывает ‘’сгорающих’’: они сочувствующие, ориентированные гуманные, на людей мягкие, и увлекающиеся, идеалисты, неустойчивые, одновременно интровертированные, фанатичные, ‘’пламенные’’. Е.Махер (1983) дополняет этот список ‘’авторитаризмом ‘’ и ‘’низким уровнем эмпатии’’. Возникающие при этом противоречия данных о связи высоких уровней сочувствия и ‘’сгорания’’ можно объяснить различным толкованием понятий «сочувствие» и «эмпатия». Мы определяем эмпатию как одно из ведущих профессионально значимых качеств педагога и медицинского работника. Эмпатия у врача и учителя - установка на понимание не столько формальной стороны сказанного, сколько вчувствование в скрытый смысл, в состояние партнера, его настроение. Это стремление помочь, понять другого, создать теплые, искренние эмпатичные отношения. К организационному фактору, способствующему развитию ‘’сгорания’’, исследователи относят многочасовой характер работы, не оцениваемой должным образом, имеющей трудноизмеримое содержание и требующей исключительной продуктивности;

способность к риску, неадекватность характера руководств содержанию работы и т.д., то есть все то, что в полной мере можно отнести к организационным моментам труда учителя и врача. Эмоция страха в медицинской деятельности. А. Кемпински (1975) утверждал, что врач постоянно встречается с чувством страха, поскольку больной боится смерти, боли, беспомощности, дряхлости, нетрудоспособности в связи со своей болезнью, и врач неоднократно должен преодолевать свой страх в случае трудного решения, отсутствия веры в свои способности и знания. Полагают, что призвание к врачебной деятельности заложено в структуре личности. Профессор медицины В.Ф.Кубышкин и доцент Л.Н. Чернышева (1990) приводят перечень наиболее важных качеств личности врача, который был составлен на основе результатов опроса больных. К таким качествам относятся сердечность, коммуникабельность, естественность и непринужденность в общении, экспрессивность, внимательность к людям и склонность к работе с ними. Люди всегда боялись болезней. Страх перед возможными заболеваниями входит десятку самых сильных страхов. Болезни пугают людей по разным причинам: во-первых, некоторые заболевания связаны с болью, которая сама по себе является источником сильных негативных эмоций;

во-вторых, ряд заболеваний настолько опасны, что могут приводить к летальным исходам, что сближает эту эмоцию со страхом смерти;

втретьих, болезни нарушают трудоспособность человека, что отрицательно отражается на его материальном благосостоянии;

в-четвертых, к некоторым болезням в обществе сложилось особое отношение, и их носитель рискует своим социальным статусом. Следует отметить, что врачам свойственно переживать особые страхи, присущие только их профессии. Врачи могут бояться ответственности за свои действия, особенно на первых этапах своей работы. При этом у разных врачебных специальностей существуют свои, «специфические» страхи. У врача-инфекциониста - реальная опасность заразиться от своих пациентов, у хирургов высочайшая ответственность, связанная с глубоким вмешательством в организм больного и необходимостью порой принимать рискованные решения в условиях дефицита времени. Психологическая картина особенностей врачебной деятельности врача будет неполной, если мы не отметим тот факт, что врачу в силу специфики его деятельности свойственно постоянно испытывать чувства страха, опасности и риска, которые хоть и являются однопорядковыми, но все же не тождественны. Риск, как известно, сопутствует многим профессиям, но в отношении врача это явление имеет особое, морально-этическое начало. Его целью ни в малейшей степени не является жажда риска. Оправданием неизбежного риска в медицинской практике может быть только цель - благо больного как высшая цель врачебных решений и действий.

Эмоция страха в профессиональной деятельности педагога. Как показывает анализ психолога-педагогической литературы и знакомство с опытом работы учителя, профессиональный труд школьного педагога отличает высокая эмоциональная нагруженность. В сущности, эмоциональность заложена в самой природе учительского труда. Причем, спектр эмоций весьма разнообразен: это и удовлетворение от удачно проведенного урока, и радость от возможности наблюдать рост и развитие учащегося, удовольствие от похвалы коллег и тревога перед новыми начинаниями. Серьезным препятствием для педагогического творчества являются страх перед аудиторией, уныние и подавленность. Помимо обладания яркими и глубинными эмоциями, хорошему учителю, считает Ф.Н. Гоноболин (1965), совершенно необходимо умение управлять ими и их внешним проявлением, так как одна и та же эмоция может как способствовать, так и препятствовать успеху педагогической деятельности. В исследовании Р.С. Рахматуллиной (1996) убедительно доказано, что позитивное влияние на психическую регуляцию деятельности учителя на уроке оказывают такие свойства личности, как теплота, социальная смелость, эмоциональная лабильность, ярко выраженные эмоции модальности «радость» и слабая выраженность эмоций модальности «гнев» и «страх». Чрезмерно выраженная эмоциональная устойчивость, по данным Р.С. Рахматуллиной (1996), оказывает негативное влияние на психорегуляцию педагогической деятельности учителя. Кроме того, этим исследователем установлено, что для учителей, относящихся к самоактуализирующему типу личности, характерны снижение личностной тревожности и выраженность эмоций модальности «гнев» и «страха» и в то же время более яркая выраженность эмоции модальности «радость». Таким образом, Р.С. Рахматуллина еще раз убедительно доказала, что личность учителя, в том числе ее эмоциональные особенности, должна быть предметом постоянного самосовершенствования, коррекционной и формирующей работы. Интересные данные о роли эмоций в педагогической деятельности получила педагога в и своем роль, исследовании которую играет А.А. в Борисова структуре человека, (1982). Изучая педагогическую проницательность как принципиально важное качество психологической она установила проницательности следующее. В группу «непроницательных» испытуемых вошли прежде всего «гипоэмотивные» люди, имеющие низкий балл по всем трем модальностям (радость, гнев, страх), «боязливые», имеющие высокий балл эмоции страха, и «гневливые» испытуемые, имеющие высокий балл эмоции гнева. Таким образом, А.А. Борисова считает, что для нормального функционирования психологической проницательности необходима определенная эмоциональная выраженность активности. Гипервыраженность эмоции страха является фактором либо дезорганизующим работу психологической проницательности, либо препятствующим ее образованию. Рассматривая учебно-воспитательный процесс в единстве когнитивных, аффективных и коннотативных (поведенческих) устремлений, И.Я. Педаяс (1979) большое значение придает фактору эмоционального воздействия учителя на личность учащегося. Положительные эмоции оказывают на учащихся целительное воздействие, так как человек чувствует себя хорошо там, где благоприятный психологический климат Профессиональные особенности проявления страхов мы рассматриваем в выборках женщин-врачей и педагогов со стажем, а также студентов будущих врачей и педагогов. Сопоставление корреляционных матриц двух выборок среди женщинспециалистов показывает, что у всех испытуемых образ «Я сам» высоко эмоциональный облик коррелирует с образоми «Я через 15 лет», а также с образами «мама» и «профессионал». Для женщин-врачей со стажем - 0,89/0,86/0,83, для женщинпедагогов со стажем - 0,78/0,77/0,62. Относительно низкий уровень корреляции в двух женских выборках проявляется при сопоставлении образа «Я сам» и образа «проходимец» (0,54/0,44), а также образа «честный человек» (0,63) для женщин-врачей со стажем и образа «неуспешный человек» (0,51) для женщин-педагогов со стажем. Как видим, для наших испытуемых так же, как и в юношесикх выборках, более неприятным является образ «проходимец» и для некоторых образ « честный человек». При построении семантического пространства с использованием факторного анализа необходимо отметить, что по женским выборкам врачей и педагогов был выделен только один общий фактор, который мы интерпретировали как «иррациональные страхи». Как для женщин-врачей, так и для женщин–педагогов фактор имеет минимальный вклад в общую дисперсию. Набор шкал, составляющих выделенный общий фактор, почти одинаков и отражает в определенной степени, навязчивые страхи, которые не представляют существенной опасности для людей. В нашем исследовании профессиональные особенности проявления страхов выявлены посредством определения специфических категорий, присущих определенной группе испытуемых, так как именно определенные социальные группы людей, по утверждению А.Н. Леонотьева (1996), порождают только им присущие «фигуры» сознания. Так, испытуемые по выборке «женщины-врачи со стажем», чья профессиональная деятельность связана с большой ответственность за жизнь и здоровье пациента, обладают своей системой значений, в нашем случае организующихся в категории «страх смерти и боли». Подобный фактор был обнаружен и по выборке студенток-медиков.

У женщин-педагогов со стажем были выделены специфические факторы «страх непонимания и неизвестности» и «страх социальной дезадаптации». Следует отметить, что, по мнению В.Ф.Петренко образование дополнительных факторов никоим образом не говорят о сложности личности самих испытуемых – представителей различных социальных групп. Сознание человека гетерогенно, и высокая когнитивная сложность в одной содержательной области может соседствовать с низкой когнитивной сложностью в другой. Индекс когнитивной сложности (число независимых факторов) является не константой, диспозициональной чертой личности, а скорее характеризует степень категориальной расчлененности индивидуального сознания при решении той или иной задачи. В нашем случае большая способность к дифференцированному восприятию мира и проявления страхов (выделение у студентов-педагогов самого значимого фактора «иррациональные страхи» и дополнительного фактора «страх перед богом») – характеристика, обусловленная, очевидно, как формирующими профессиональными навыками студентов– гуманитариев, так и их большим интересом к гуманитарным аспектам человековедения, предопределяющим их профессиональный выбор. Особый интерес представляют сами выделенные конструкты и стоящие за ними характеристики, испытуемых. Важно подчеркнуть, что за содержанием тех или иных «склеек» шкал в факторы стоят целостные образования. Например, второй фактор у женщин-врачей со стажем задан «склекой» признаков «сексуальные затруднения», «собственное поведение под влиянием импульсов», «старость», «критика» и т.д. Среди признаков, обозначающих страх одиночества и изоляции, находятся и такие, которые описывают личностные характеристики человека, его поведение, возрастные присущие различным профессиональным группам особенности. Вероятно, здесь сосредоточены как социальные, так и внутренние перживания, но в сознании женщины зрелого возраста они имеют целостный смысл и в конечном счете определяют наличие этого специфического фактора. Другой пример внутренне противоречивого, но целостного фактора дает первый фактор по группе женщин-педагогов со стажем. Этот фактор образует специфический конструкт внутреннего страха непонимания, неизвестности, конфликтов в семье, который в определенной степени ведет к одиночеству и изоляции, к потере поддержки и помощи, с одной стороны, а с другой, характеризует опасения потери возможности общения и эмоционального раскрытия. 2.7. Выводы по второй главе 1.Доказано, что психологические особенности проявления страхов у групп, характеризующихся различными возрастными, гендерными и профессиональными различиями на уровне структур обыденного сознания имеют как сходства, так и различия. 2. Установлено, что переживаемые страхи в большинстве случаев, вне зависимости от возрастных, гендерных и профессиональных особенностей сводятся к общечеловеческим, внутренним, социальным и иррациональным страхам. 3. Отличия и сходства в проявлении страхов у педагогов и врачей с различными половыми и возрастными признаками выражаются в специфике распределения значимости факторов. 4.Возрастные особенности в проявлении страхов проявились в том, что по юношеским выборкам наиболее значимыми страхами выступают несоблюдение общепринятых моральных и нравственных норм общества, а также потеря целостности – как характерный признак юношеского возраста и стремление к самоопределению и интеграции в обществе.

5. В юношеских выборках фактор «иррациональные страхи» имеет больший вклад в общую дисперсию, чем в выборках зрелых испытуемых. 6. Испытуемых 40-55 лет беспокоят состояние психологической изоляции, одиночества, старости и непонимание окружающих. 7. Анализ оценок значимых ролевых позиций в возрастных выборках дал следующие результаты: а) Личностная неустойчивость периода юности проявляется в стремлении, с одной стороны, идентифицировать себя с социально значимыми образами, с другой - дистанцироваться от них, атрибутируя себе черты успешности и независимости. б) В зрелом возрасте прослеживается систематизация социальных ролей;

интегральным в статусом, определяющим является положение взрослого и человека обществе, профессионально-должностной родительский статус. В) Во всех подгруппах студентов и специалистов при восприятии образов «идеальный профессионал» и «успешный человек» обнаруживается однозначная негативная эмоциональная оценка. Образ «честный и гуманный человек» в юношеских выборках оценивается как боязливый и феминный. 8. Установлены следующие гендерные различия в проявлении страхов:

- у мужчин выявлена определенная сложность в выделении значимых факторов страха, из-за дополнительных конструктов, отображающих религиозные страхи, страх потери целостности и страх социальных перемен. - у женщин количество выделенных конструктов значительно меньше и включает три базовых фактора «моральность», «страх социальной дезадаптации» и «иррациональные страхи». Следует отметить, что по всем выборкам фактор «иррациональные страхи» приобретает характеристику женского, феминного фактора. 9. Выявлены некоторые профессиональные особенности в проявлении страхов:

- в группе студентов-педагогов в отличие от студентов-медиков самым высокозначимым фактором выступает фактор «иррациональные страхи» как показатель повышенной чувствительности, силы воображения и эмоциональности. - студенток-медиков и женщин-врачей со стажем характеризует наличие в их семантическом пространстве характерного для их профессиональной деятельности фактора «страх смерти и боли».

Глава 3. Психологические особенности проявления страхов у педагогов и врачей в зависимости от возрастных, гендерных, и профессиональных характеристик.

Исследование психологических особенностей проявления страхов у педагогов и медиков с учетом возрастных, гендерных и профессиональных особенностей проводилось с использованием формулы вычисления среднего арифметического показателя. Средняя арифметическая или просто средняя вычисляется по формуле:

(X ) = СУММА _ ВАРИАНТ ЧИСЛО _ НАБЛЮДЕНИЙ N = X 1 + X 2 +... + X N N = Xi = i = 10 +15 +14 +... +12 3.1. Психологические особенности проявления страхов у студентовпедагогов. Проведя количественную обработку полученных данных анкет студентов-педагогов, мы на основе среднего арифметического показателя, который равен 3.5 балла (при максимальном 7), определили средний уровень страха, практически отмеченного данной группой испытуемых. Как видно из таблицы №1. (Приложение №5) по первому блоку «общечеловеческие страхи», который составляют 17 шкал - показателей страха (27,86% общего количества показателей), общая сумма баллов составляет 71,56;

соответственно данному показателю средний арифметический показатель по блоку равен 4,2 балла. Из 17 показателей первого блока – «общечеловеческие страхи» - пять имеют максимальный уровень страха, что составляет 8% от общего количества признаков и 29% - от общего количества признаков внутри блока. В этот процент входят следующие показатели а) «смерть близкого человека» - 5,64 б) «несчастья собственных детей» - 5,48 в) «стать инвалидом - 5,37 с) «убить человека» - 5,098 и д) «стать невольной причиной смерти» - 5,014. Минимальный показатель по первому блоку отмечен лишь по признаку «неожиданные известия» - 2,97 это составляет 1,6% от общего количества признаков и 5,8% от общего количества внутри блока. Рассматривая 2-й блок - «внутренние страхи», который имеет максимальную нагрузку и состоит из 18 признаков (29% от общего количества признаков), мы определили сумму показателей и выявили средний арифметический балл - 3,71 по данному блоку. Самый высокий уровень страха по второму блоку приходится на 5 позиций: а) «беспомощность» - 4,71;

б) «тюремное заключение» - 4,6;

в) «предательство» - 4,48 г) «обидеть близкого человека» - 4,147. д) «измена любимого человека» - 4.06. Это составляет 8% от общего количества шкал и 27% от количества признаков внутри блока. Самый низкий уровень страха по второму блоку отмечен у двух признаков: а) «врачи» 2,78 и б) «собственное поведение под влиянием импульсов» - 2,9. Это составляет 3,2% от общего количества признаков и 11% от общего количества признаков внутри блока. Рассматривая распределение признаков третьего блока – «социальные страхи», который является минимальным по набору признаков (10 единиц), мы определили суммарный показатель - 39,37 и выявили средний арифметический балл по блоку, который составил 3,9. Максимальный показатель страха по третьему блоку выявлен по 5 признакам: а) «материально не обеспечить семью» - 4,947 б) «потерять авторитет в глазах других» - 4,29. в) «изменение финансового положения в семье» - 4,27;

с) «профессиональная дисквалификация» - 4,142. д) «понижение социального статуса» - 4,084. Минимальный уровень страха отмечен по признаку «неудовлетворительная учеба» - 3,3 балла. По 4 блоку - «иррациональные страхи», общая сумма показателей которого составляет 41,762 балла, были выявлены следующие особенности: средний балл по блоку составляет 2,6;

общее количество признаков - 16 единиц, что составляет 26% от общего количества признаков. Самый высокий уровень страха по данному блоку был выявлен по признаку «утонуть» 3,68, это максимальный показатель, что составляет 6,25% от общего количества показателей по блоку и 1,6 % от общего количества шкал по таблице. Самый низкий уровень страха по блоку «иррациональные страхи» был отмечен по признакам: а) «дорожный транспорт» - 1,7 б) «млекопитающие животные» - 2,13 и с) «замкнутое пространство» - 2,11, что составляет 18,75% от количества показателей внутри блока, и 4,9 % от общего количества шкал. Приступая к итоговому анализу страха с ролевых позиций по выборке «студенты-педагоги», мы также исходим из особенностей количественных значений. По первому блоку «личностные позиции», где суммарное значение средних показателей составляет 10,62 и, следовательно, средний бал по блоку - 3,54, мы выделили одну позицию с максимальным показателем страха – «мама» 4,02 и одну позицию с минимальным показателем страха «папа» 3,2, что составляет 6,6% от общего количества ролей и 33% от общего количества ролей внутри блока. По второму ролевому блоку - «профессиональные позиции», который состоит из 5 ролей, мы прослеживаем следующие особенности: средний арифметический показатель по блоку равен 3,46;

максимальный уровень страха отмечен у непрофессионала - 3,8;

это составляет 6,6% от общего числа позиций и 20% от общего количества ролей внутри блока. Минимальный показатель страха отмечен у образа «идеальный профессионал» - 3,2, что также составляет 6,6% от общего количества показателей и 20% от общего количества внутри блока. Третий ролевой блок - гендерные позиции характеризуется, прежде всего, тем, что состоит лишь из 2-х позиций - 13% от общего количества показателей. Его суммарное значение среднего арифметического составляет 7,8, это 3,9 среднего балла по блоку. Максимальный уровень страха выявлен у образа «типичная женщина» 4,3. Минимальный уровень страха у образа «типичный мужчина» - 3,5, что составляет 6,6% от общего количества признаков и 50 % от общего количества внутри блока. Особенности 4 блока - социальные позиции - заключается в том, что он, как и второй блок, состоит из максимального количества ролей - 5, что составляет 33,3% от общего количества показателей;

следовательно, максимальная сумма значений равна 18,3 балла (3,6 средний показатель). Максимальное значение страха отмечено у двух показателей: «честный человек» - 3,9 и гуманный человек» - 3,9;

это составляет 13,3% от общего количества ролей и 40% от общего количества ролей внутри блока. Минимальный уровень страха отмечен только у признака «проходимец» - 3,1;

это составляет 6,6 % от общего количества показателей и 20% от общего количества показателей внутри блока. В результате количественного анализа экспериментальных данных по выборке «студенты-педагоги» нами подведены следующие итоги. В суммарном отношении первый блок – «общечеловеческие страхи» является самым значимым - 71,56 балла;

это выражается и в среднем показателе по данному блоку - 4,2. На втором месте стоит второй блок «внутренние страхи» (66,78-3,71), на третьем месте - третий блок «социальные страхи» (39,37 - 3,9) и на четвертом месте - четвертый блок «иррациональные страхи» (41,76 - 2,6). По количеству признаков, составляющих оцениваемые блоки, самым многочисленным является второй блок – «внутренние страхи» - 18 позиций (29%), менее значимыми оказался первый блок - «общечеловеческие страхи» - 17 позиций (27,8%), четвертый блок – «иррациональные страхи» - 16 позиций (26 %), третий блок – «социальные страхи» - 10 позиций (16,3%). Обобщая полученные результаты по выборке студенты-педагоги можно сделать следующие выводы. 1. Наиболее высокие уровни страха у студентов-педагогов выявлены по признакам: «смерть близкого человека» - 5.6 балла, «беспомощность» - 4,71 балла, «материально не обеспечить семью» - 4,9 балла, «утонуть» - 3,6 балла. 2. Минимальный уровень страха отмечен по признакам: «неожиданные известия» - 2,9 балла, «врачи» - 2,7 балла, «неудовлетворительная учеба» 3,3 балла, и «дорожный транспорт» - 1,7 балла. 3. Размещение ролевых позиций в отношении к значимым шкалам подтверждает тот факт, что образы «мама» (4,02 балла), «непрофессионал» (3,8 балла), «типичная женщина» (4,3 балла), «честный человек» (3,9 балла) и «гуманный человек» (3,9 балла) больше всех подвержены страху. 4. Образы «папа» (3,2 балла), «идеальный профессионал» (3,2 балла), «типичный мужчина» (3,5 балла) и «проходимец» (3,1 балла) имеют минимальные нагрузки страха по выборке «студенты-педагоги». 3.2. Психологические особенности проявления страхов у студентовврачей. Проведя количественную обработку данных по выборке «студентыврачи», мы на основании среднего арифметического показателя, который составляет 4.0443 балла, определили средний уровень страха отмеченного в данной группе учащихся. Данные представлены в таблице №2.(Приложение №5) По первому блоку - «общечеловеческие страхи» - доминирующие нагрузки имеют показатели: а) «смерть близкого человека» - 5,6;

б) «стать невольной причиной смерти человека» - 5,36. Наиболее низкие показатели страха: а) «не исполнить отеческого долга» - 3,68;

б) «будущее страны» - 3,7. Наиболее расходящимися по второму блоку - «внутренние страхи» были выявлены признаки: а) «беспомощность» - 4,7;

б) «тюремное заключение» - 4,66 с одной стороны;

с другой - а) «врачи» - 3,3;

б) «критика» - 3,5. Оценочный характер 3его блока - «социальные страхи» - ярко проявляется в том, что наиболее высокие страхи были зафиксированы по показателям: а) «потерять авторитет в глазах других» - 4,6;

б) «материально не обеспечить семью» - 4,5;

самые низкие - по показателям: а) «неудовлетворительная учеба» - 3,5;

б) «уйти на пенсию» - 3,8. Продолжая анализ полученных данных, мы обнаружили, что на одном полюсе 4го блока – «иррациональные страхи» - сосредоточены признаки: а) «кара бога» - 4,2;

на другом: а) «млекопитающие животные - 2,2;

б) «дорожный транспорт» - 2.7;

и с) «насекомые» - 2,7. Приступая к анализу страхов с 15 ролевых позиций, средний арифметический бал которых также составляет 4,044, мы обнаружили, что по первому;

личностному блоку наиболее полярными оказались ролевые позиции «мамы» (4,3) с одной стороны и позиция «Я» 4,05 с другой. По ролевому блоку «профессиональные позиции» наиболее высокий уровень страха был зафиксирован по ролевым позициям а) «непрофессионал» - 4,16;

б) «Я через 15 лет» - 4,06. Самый низкий уровень страха по позиции «идеальный профессионал» - 3,8 и «типичный профессионал» - 3.89. По блоку «гендерные позиции» следует отметить, что максимальный уровень страха отмечен по позиции «типичная женщина» - 4,3 балла, тогда как по позиции «типичный мужчина» он составил 3,9 балла. Оценочный характер четвертого блока «социальные позиции» характеризуется сравнительной однородностью оценочных баллов. Так, образ «честный человек» - (4,1 балла) имеет показатель немного выше общего среднего балла по блоку. Несколько ниже показатель у образов «неуспешный человек» - 3,99 и «гуманный человек» - 3,98. И самый низкий показатель страха по четвертому блоку отмечен у образа «проходимец» - 3,9 балла. Подводя итоги анализа результатов по выборке студенты-медики следует отметить следующее: 1. Максимальные показатели страха были отмечены по признакам: «смерть близкого человека» - 5,6 балла;

«беспомощность» - 4,7 балла;

«потерять авторитет в глазах других» - 4,6;

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.