WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«На правах рукописи КУДАШИНА Валентина Львовна КОММУНИКАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ ПОРЯДКА СИНТАКСИЧЕСКИХ СЕГМЕНТОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ 10.02.01 – Русский язык ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени ...»

-- [ Страница 3 ] --

Деловито жужжа, вспыхивая крыльями на солнце, полосами тянули пчелы, оседая на распустившиеся деревья. Ивы гудели и шевелились от пчел…(В.Астафьев. Пастух и пастушка). В данной работе мы остановимся на художественно-стилистических функциях повтора, характерных для прозы последней половины XX века. Так, у многих авторов этого периода проявляется тенденция развертывания текста, основанного на ассоциативном принципе мышления, где повтор является ярким экспрессивным синтаксическим средством реализации этого принципа. Посредством повтора одного и того же слова в различном синтагматическом окружении создаются ассоциации, связанные разными значениями слова. Вследствие этого особо акцентируются, актуализируются разные семы значения одного слова. Очень показателен в этом отношении фрагмент романа В.Астафьева: Ракеты, много ракет взмывало в небо. В коротком, полощущем свете проблесками возникали лоскутья боя, и в столпотворении этом то сближались, то проваливались во тьму, зияющую за огнем, тени людей, табуны людей, кучи людей, закрученных водоворотом боя. Вдруг возникало на миг черное лицо с ощеренными белыми зубами, и снеговая пороша в свете делалась черной, пахла порохом. Ею секло лицо, забивало горло, и черная злоба, черная ненависть, черная кровь задушили, залили все вокруг: ночь, снег, землю, время и пространство (В.Астафьев. Пастух и пастушка). Этот фрагмент изобилует повторами нескольких словоформ (ракеты, возникали, люди, черный), которые становятся ключевыми, привлекают внимание адресата и обусловливают явную экспрессию фрагмента текста. Важно подчеркнуть, что в некоторых повторяющихся словах выступают на первый план имплицируемые ранее значения, т.е. актуализируются разные семы одного и то же значения слова. Так, словоформа черный, функционируя в разном синтагматическом окружении, реализует разные семы значения. Доми нирующее значение этого слова «цвет окраски» представлен в конструкции снеговая пороша в свете делалась черной. Пресуппозицией же этого значения выступают различные семы, которые в дальнейшем контексте актуализируются: черное лицо – «грязное», черная злоба, черная ненависть – «сильная», черная кровь – «темная, багровая». Иллокутивной функцией подобных высказываний является семантическое акцентирование повторяющегося слова, вовлечение адресата в атмосферу описываемой ситуации: Девушка исполняла свою работу. И всем надо было ее исполнять, преодолевая себя и ту расслабленность, которую давала передышка, расслабленность, особенно опасную в ночном бою, на разорванном и ломаном участке фронта (В.Астафьев. Пастух и пастушка). И, выговорив эти жестокие слова, он вдруг испытал злорадное чувство, как будто он отомстил – отомстил прежде всего своей судьбе – бог весть за что, быть может за то, что она перестала его радовать (Г.Березко. Вечер воспоминаний). Над большаком висело тугое, душное облако пыли: пыль тянулась за каждой встречной машиной, пыль, несмотря на поднятые стекла, забивалась внутрь (Г.Брянцев. Конец осиного гнезда). Молчали партизаны. Молчали белые. Все молчали (С.Залыгин. Соленая Падь). – Эх, да не про то я…– Семен отвернулся. – Вот то-то, что не про то, а я про то самое (А.Толстой. Хождение по мукам). Довольно часто нарушение словорасположения определяется необходимостью экономии языковых средств в стилистически и коммуникативно усеченных высказываниях: – Куда собралась? – В театр. Не могу я в театр? (И.Шмелев. Человек из ресторана). В первой реплике диалога имплицировано подлежащее ты. Тем са мым внимание собеседника акцентируется на эксплицитно выраженном компоненте. Во второй реплике диалога эксплицитно реализована только актуализированная синтаксема в театр, тогда как предикативная часть, репрезентирующая пресуппозицию я собралась имплицирована. Во втором предложении этой реплики также имплицирован компонент – пойти. Следовательно, порядок расположения элементов зависит от оценки коммуникантом параметров ситуации общения, что находит выражение в предоставленной собеседнику возможности самостоятельного восстановления всех компонентов высказывания. Такое имплицирование информации возможно в случае знания адресатом возможностей рецепиента к восстановлению необходимого и достаточного для успешности коммуникации объема информации. При отсутствии такой возможности, говорящий прибегает к экспликации фоновых сведений: – Куда ты собралась? – Я собралась в театр. Разве я не могу пойти в театр? Порядок расположения слов и элементов высказывания может быть также обусловлен стилистической оформленностью и уровнем межличностных отношений собеседников. Показательны в этом отношении примеры на русском и английском языках, приведенные Ю.Ю. Леденевым [Леденев 2001: 93]: 1) «Would you be pleased to go to the theatre tonight with me?» – «No, I am awfully sorry, because I am busy tonight». 2) «D’you wanna go to the theatre?» – «Sorry, I’m busy tonight». 3) «What about the theatre tonight?» – «See, I’m busy». 1) «Вы пойдете сегодня с нами в театр?» – «Нет, к сожалению, я не могу. У меня дела». 2) «В театр пойдешь?» – «Нет, дела». 3) «В театр?» – «Дела!» Исследователь подчеркивает, что «импликация здесь зависит от степени обратной связи и уровня осведомленности собеседников о компетенции друг друга. В этих примерах заметна взаимоадаптация в процессе коммуникации – диалог типа «Ну чего, может, в театр?» – «К сожалению, не могу себе позволить, так как у меня сегодня много дел» на первый взгляд, являет собой пример стилистического несоответствия, однако является фактом нераспознавания коммуникантом лингвистической компетенции собеседника» [там же: 93]. Можно сделать вывод, что порядок синтаксических сегментов служит средством реализации коммуникативного задания на основании двух факторов. Первым фактором является ситуация исходного смыслового фона, т.е. пресуппозиция, формальная выраженность которой необязательна;

вторым – ситуация актуальной информации. По справедливому замечанию И.Ю. Ступиной, текст «представляет собой упорядоченную совокупность высказываний, объединенных общим коммуникативным заданием, отражающую фрагмент внеязыковой действительности» [Ступина 1988: 97-98]. Актуальное членение является одним из факторов, обеспечивающих упорядочение высказываний в тексте путем распределения в тексте исходной информации, составляющей его информационный фон, а также при введении новых сведений о неизвестных адресату элементах действительности или при сообщении новых сведении об известных. Общепризнанно, что актуальное членение обусловлено разницей в степени информационного наполнения компонентов высказывания: менее насыщенные, тематические компоненты несут основную коммуникативную нагрузку, обеспечивая связность текста;

рематические компоненты, представляющие собой информационные центры высказываний, рассматриваются как коммуникативно инертные. Доказательством информативной ненасыщенности тем является обеспечение связности текста посредством ряда их эксплицитно выраженных замещений. Тем не менее, в последнее время складывается иная точка зрения по данному вопросу. В частности, Г.А. Золотова признает, что организация и упорядочение высказываний в тексте происходит не только посредством их тематического сцепления, но и в силу того, что они объединяются общностью смысла, общностью информации отдельных высказываний [Золотова 1981: 37]. Взаимодействие рем в тексте объясняется тем, что организация фрагментов текста зависит от потребности автора выразить некую ситуацию, которая при передаче ее языковыми средствами приобретает две характеристики: цельность и расчлененность [Арутюнова 1976: 284-285]. Цельность представления ситуации обусловлена эмоционально-психической способностью человека передавать и воспринимать как единое целое лишь некоторую часть субстантно-признаковых отношений реальной действительности. Расчлененность выражается в выделении информационных центров – субъективнорелевантных предметов, их характеристик и отношений – и носит коммуникативный характер. Следовательно, каждое высказывание вносит в текст некоторую рематическую информацию, которая в совокупности превалирует над фоновой, тематической информацией. Однако в конкретном фрагменте текста или в целом тексте реализуется далеко не вся рематическая информация;

в них происходят определенные информационные преобразования. Наиболее ярко текстообразующая функция рематических компонентов представлена в тех фрагментах текста, когда в последовательности высказываний отсутствует эксплицитно выраженная тематическая связь. В этом случае тематические компоненты взаимодействуют посредством логических выводов (импликаций), которые содержат рематическую информацию и образуют подтекст, выступающий фоном эксплицитного текста: В это утро не было ни переклички, ни барабана, ни желудевого кофе. Около полудня в барак вошли солдаты с носилками и вынесли тело Вискобойникова. Дверь опять была заперта. Заключенные разбрелись по нарам, многие легли. В бараке стало совсем тихо, - дело было ясное: бунт, покуше ние и – военный суд (А.Толстой. Хождение по мукам). Сопоставление импликаций всех высказываний данного фрагмента текста дает возможность выявить следующий подтекст, содержащий рематическую информацию: Смерть Вискобойникова привела к нарушению привычного распорядка утра. Всеобщее уныние заключенных было вызвано фактом приближения военного суда. В приведенном фрагменте наблюдается объединение коммуникативных функций тематических и рематических компонентов;

коммуникативная нагрузка распределяется относительно равномерно между этими компонентами. Мы считаем, что текстообразующая функция словопорядка тесно связана со стилистической функцией. Данное утверждение подтверждает тот факт, что, являясь элементом сложного речевого целого, предложение испытывает на себе влияние этого сложного речевого единства. Следствием неподчинения общему замыслу автора может быть выпадение предложения из сложного речевого целого, нарушение стиля. Однако подобное неподчинение может носить умышленный характер с целью выражения функциональных и семантико-экспрессивных оттенков высказывания.

3.3. Эмоциональные функции порядка следования синтаксических сегментов При исследовании особенностей словорасположения наблюдается большое количество выражений, клише, фразеологизмов, которые воспроизводятся механически и служат упрощению речевого поведения человека [Земская 1981: 6]. Порядок следования сегментов в речевых клише приобрел уже традиционный характер, такие реплики сравнительно независимы от конкретного содержания высказывания. Этим объясняется их легкая воспроизводимость и широкое употребление. Как правило, речевые клише употреб ляются для оценки самого акта коммуникации с разных позиций:

- Никакого понятия! (И.Шмелев. Лето Господне) - Да как же можно…( там же) Кто вас, женщин разберет! (А.Иванов. Повесть о несбывшейся любви). Да какой уж тут смех! (В.Астафьев. Царь – рыба) Черт знает что! (А.Толстой. Хождение по мукам) Как правило, такие конструкции обладают экспрессией. В речи они выделяются особой интонацией и смысловым ударением, а на письме – восклицательным знаком. А.П. Сковородников выделяет наиболее типичные экспрессивные конструкции: сегментированные конструкции (прежде всего именительный представления, или темы), парцеллированные, вопросо-ответные конструкции в монологической речи, лексический повтор с синтаксическим распространением, инверсивное словорасположение, восклицательные конструкции в авторской речи, конструкции усечения (недоговоренности), эллипсиса и антиэллипсиса [Сковородников 1981]. Все экспрессивные конструкции, по мнению автора, основаны на принципе противопоставления экономных и избыточных структур. Экспрессивность подавляющего большинства новых синтаксических построений подтверждает следующее высказывание: «Интенсивное значение синтаксических конструкций, специальное назначение которых – не просто передать адресату ту или иную информацию, а задержать его внимание на ней, максимально акцентировать ее и тем усилить ее действенность, - заметная черта языкового развития нашей эпохи…Строение экспрессивных конструкций подчинено коммуникативному заданию, которое они призваны выполнять: общим структурным качеством всех рассматриваемых здесь экспрессивных конструкций является их расчлененность» [Русский язык 1968: 239].

Основополагающим фактором прозы является использование добавочной актуализации в целях эмфазы, когда каждый элемент информации становится материалом для отдельного предложения при помощи разделения синтагматически связанного ряда и интонационного обособления каждого отрезка. Такая эмфаза стала основой создания «рубленого» синтаксиса: – …Люди бегут…Черные против огня…Бегут и падают…(Е.Носов. Шумит луговая овсяница). Я возненавидела отца…Потому что он во всем виноват…(А.Толстой. Хождение по мукам). Согласно мнению ряда исследователей, синтаксические новации на уровне предложения являются результатом проникновения разговорных конструкций в письменную речь. В частности, Г.Н. Акимова выделяет три ступени вхождения устных синтаксических конструкций в систему литературного языка. На первой ступени они копируются в речи персонажей художественных произведений для имитации разговорной речи. Вторая ступень – это их употребление в авторской речи, художественной и публицистической. Именно здесь они приобретают экспрессивность и выполняют функцию воздействия на читателя. Возможны и их структурные изменения. На третьей ступени их экспрессивность нейтрализуется, чему способствует их распространение в научно-популярном, научном и публицистическом стиле [Акимова 1990: 93-105]. Одним из новых явлений в синтаксисе языка XX века, широко распространившихся в наше время, является парцелляция. Это явление строится на нарушении синтаксических связей и определяется как «речевая презентация предложения в виде нескольких коммуникативно самостоятельных сегментов одного высказывания» [Ванников 1979: 58]: А при этом какая-то самосъедающая неудовлетворенность. И нечеловеческая работоспособность (А.Демидова. Владимир Высоцкий).

Всегда и во всем стремительность и полная самоотдача. Вечная напряженность, страсть, порыв. Крик (там же). При ней муж, розовый колобок ей по грудь. С лицом приветливым и веселым (Л.Улицкая. Сквозная линия). Повышенную экспрессивность таких конструкций можно объяснить нарушением сильных подчиненных связей, приковывающих внимание адресата к каждому парцелляту. В основе парцелляции лежит эффект обманутого ожидания: читатель ждет единого предложения с единым интонационным рисунком. Следовательно, чем сильнее связь, тем более обмануто ожидание читателя, что способствует усилению экспрессивности таких высказываний: Ласковым движением рыжая сунула ей стакан, и та взяла его в обе руки. С интересом (Л.Улицкая. Сквозная линия). Долгое время слышалась разноголосая перекличка, говорили кто о чем. Бессвязно (С.Залыгин. Соленая Падь). Но я ушел. Навсегда. Чтоб не быть громоотводом…(В.Астафьев. Царь-рыба). Кроме того, особой экспрессией обладают конструкции, в которых явление парцелляции сопровождается выделением парцеллята в отдельный абзац: Больше она ничего не спрашивала. Думала. Вспоминала (В.Астафьев. Пастух и пастушка). В данном фрагменте автор подчеркивает переживания своей героини, используя парцелляцию в целях актуализации ее внутреннего состояния. При актуализации наиболее важного компонента информации, который в формальном отношении может занимать весьма незначительное место часто возникает несоответствие между структурно-грамматическим и актуальным членением предложения. В таких случаях на первый план выходит тот компонент, который несет незначительную структурную роль, а главный член предложения остается в тени, вплоть до того, что он может и опускаться в неполном предложении. Нередко могут отсутствовать главные в структурном отношении компоненты – подлежащее и (или) сказуемое, и это привлекает особое внимание к вербализованным компонентам. Несмотря на то, что эти компоненты в структурном отношении являются лишь второстепенными членами, они несут основную информацию и приобретают особую коммуникативную значимость. В подобных высказываниях главные члены коммуникативно мало значимы, поскольку их смысл предполагается самим фактом существования прямой речи. Таким образом, создается несоответствие структурной и коммуникативной нагруженности: А он меня за руку так спокойно:

- Пойдемте…Там очень много народу…(И.Шмелев. Человек из ресторана). А Кирилл Саверьяныч опять тихо и внятно: – Погодите посуду бить…( там же). В этих высказываниях представлено значимое отсутствие ремы. Автору важно показать, как говорил его герой, и эллипсис подлежащего или сказуемого актуализирует коммуникативно значимые обстоятельства. Кроме того, такие явления могут сопровождаться инверсией, и это усиливает экспрессивность: Почтительно и громко – уже понял, что отец плохо слышит, – предложил: – Идемте, я вас проведу в свою комнату…(В.Семин. Плотина). Интересное рассмотрение явления эллипсиса в синтаксисе языка XX века находим в монографии Е.А. Покровской. Она проводит интересную аналогию между искусством авангарда с частым нарушением и отказом от естественных связей, отношений, и происходящим в синтаксисе русского языка процессом ослабления и распадения связей, разрушения естественного совпадения грамматических и интонационных границ предложения. Исследователь сравнивает явление эллипсиса со скульптурой Эрнста Неизвестного «Слух Парижа» – «голова яйцевидной формы, лежащая на боку, и к уху при ставлена кисть руки – все обратилось в слух… Структурно необходимые части (тело, лицо, конечности) вовсе не нужны для данного художественного замысла, как не нужны подлежащее и сказуемое неполному предложению в определенной – коммуникативной ситуации. Отсутствие остального, даже структурно значимого, подчеркивает ситуативную, художественную, коммуникативную значимость эксплицитно выраженной части. И в языке, и в искусстве» [Покровская 2001: 85]. В настоящее время широкое распространение получило также неграмматическое обособление второстепенных членов предложения, когда один из грамматически связанных членов предложения пунктуационно и интонационно выделяется в предложении. Эта выразительная конструкция проникла в литературу из разговорной речи, для которой характерно интонационное выделение коммуникативно значимого компонента. Неграмматическое обособление не изменяет порядок следования элементов высказывания, коммуникативно обособленный компонент входит в состав ремы, особо актуализируясь в речи повествователя: Он молитвенно складывал руки перед ее – новым – ликом, падал перед ним на колени и ласкал словами (И.

Шмелев. Неупиваемая Чаша). А через два дня – поразило его как громом: барыня скончалась (там же). А еще – все и каждый – говорили: если нынче не будет боя, тогда будет суд над Власихиным Яковом Никитичем (С.Залыгин. Соленая Падь). Особой экспрессией обладают высказывания, в которых синтаксическая неполнота предложения, в данном случае эллипсис сказуемого, сопровождается коммуникативным обособлением: И вдруг – Крынкин…– Го-споди!..(И.Шмелев. Лето Господне). Среди конструкций, разрушающих гладкость русской прозы, выделяются и вставные конструкции. Посредством вставки создается линейный разрыв формально и семантически связанных компонентов, внимание адресата переключается в иную плоскость. В частности, О.А.Лаптева утверждает, что в основе этих конструкций «лежит способность устно-разговорного высказывания включать в свой состав элементы, отсутствующие в его первоначальных коммуникативных установках из-за стремления словесно оформить в первую очередь наиболее важное сообщение и вводимые в него в ходе его осуществления, преимущественно в его заключительную часть» [Лаптева 1976: 264]. Эта способность устно-разговорного высказывания ведет к появлению разного рода слабооформленных пояснительных построений. Таким образом, вставные конструкции имитируют разговорный характер авторской речи, подчеркивая ее спонтанность, непринужденность и неподготовленность: Михайлов пытается что-то переменить, звонит чаще или приходит к ней без звонка и внезапно («Случайно шел мимо – дай, думаю, зайду»), но тем бесцеремоннее его вытесняют (В.Маканин. Отдушина). Он уходит, а Чурсин его нагоняет (он ведь должен Ключарева проводить!) (В.Маканин. Лаз). Но тут уж сам Кирилл Саверьяныч стал ему объяснять: – Вы, – говорит, – еще очень молодой юноша и с порывом и еще не проникли своей глубины наук. Науки постепенно придвигают человека к настоящему благородству и дают вечный ключ от счастья! – Прямо замечательно говорил! – Вера же и религия мягчит дух (И.Шмелев. Человек из ресторана). Постояннее, естественнее, будничнее носят свою форму простые люди (а наши полицаи, несомненно, простые люди) (В.Семин. Нагрудный знак «OST»). В аспекте описываемой проблемы особую актуальность приобретают проблемы диалога. Это обусловлено проблемой значительных конструктивных изменений в диалоге современных художественных произведений. Как известно, диалог включает в себя два конструктивных элемента – речь автора, вводящую и комментирующую прямую речь, и речь персонажей. Если классический диалог описывался автором, то в современной литературе речь авторского ввода и комментирования резко сокращается, а иногда и вовсе отсутствует. Кроме того, диалог часто передается не автором, а включается в субъективную сферу персонажа. Включение диалога в поток сознания персонажа породил односторонний диалог – передачу реплик только одного из говорящих, а вторые реплики эллиптируются. Помимо этого, реплика может содержать не прямую речь персонажа, а лишь производимое ею впечатление. Все эти факты существенно меняют традиционную синтаксическую структуру диалога [Покровская 2001: 15]: Вот, он же ей ясно пишет, - Николай то есть, - дорогая, ваш незабываемый облик навеки отпечатался в моем израненном сердце (не надо «израненном», а то она поймет буквально, что инвалид), но никогда, никогда нам не суждено быть рядом, так как долг перед детьми…ну и так далее, но чувство – оно согреет его холодные члены («То есть как это, Адочка?» - «Не мешайте, дураки!») путеводной звездой и всякой там пышной розой. Такое вот письмо (Т.Толстая. Соня). Пойдем к дяде Паше! Только ты вперед. Нет, ты. Осторожно, здесь порог. В темноте не вижу. Держись за меня. А он покажет нам комнату? Покажет, только сначала надо выпить чаю (Т.Толстая. «На золотом крыльце сидели…»). Многие исследователи, в частности, Н.А.Кожевникова [Кожевникова 1994] определяют субъективизацию, интимизацию повествования как фактор, определяющий языковые особенности современной литературы. Новое соотношение между речью автора и персонажа, субъективным планом автора и персонажа приводит к появлению «несобственно-авторского повествования». Данный фактор обусловил демократизацию языка художественной литературы. Ориентация повествования на сознание и речевые средства персонажа приводит к созданию эффекта спонтанности и разговорности повествовательного текста. Это проявляется в обращении автора к таким языковым средствам, как вставки, незаконченные предложения, самоперебивы, самоисправления. Переход от сферы сознания автора к сфере сознания персонажа происходит без какого-либо ввода, незаметно, причем такой переход может происходить несколько раз на протяжении одного предложения, что приводит к созданию сложных многокомпонентных синтаксических конструкций: И постепенно удивление – не ушел еще! – стало переходить в некое смутное чувство, некое ожидание…Неужели не чувствует, как накапливается на нем обреченность? Или – странно! – сам на нее идет (В.Семин. Плотина). А любимый профессор (то есть тот, у кого Стрепетов в любимцах, это точнее) говорит ему: – Плохо выглядите, Юрий. (Нездоровы?) – Да нет, я, в общем, здоров (В.Маканин. Отдушина). – И, боясь, что племянник может ни с того ни с сего изменить намерение – а оно было, было, это намерение, Ивановна по глазам видела, что Митька все же решился, что приехал он неспроста, но ведь он такой шебутной, у него на недели семь пятниц – и, боясь этого, боясь, что он передумает, Павла Ивановна заторопилась: – Ой, Митя, лучше-то ведь нигде не найдешь (Л. Фролов. Сватовство). Можно сделать вывод, что экспрессивным конструкциям свойственна способность являться средством воздействия, что делает их иллокутивные параметры уникальными благодаря эксплицированности экспрессивных средств. Это проявляется в различных синтаксических средствах, в частности, в порядке следования сегментов. Особенностью их иллокуции является также и стилистическая отмеченность экспрессивных конструкций.

Выводы: – Одним из важных средств связи предикативных частей сложного предложения и предложений в тексте является порядок их линейного следования, отражающий логическую последовательность ситуаций. Они могут быть формально связаны только порядком следования сегментов и при наличии данного порядка имеют определенный смысл. При изменении порядка синтаксических сегментов смысл сообщения существенно модифицируется, а в ряде случаев и разрушается. – Порядок синтаксических сегментов приобретает решающее значение при определении причинно-следственных и причинных отношений в случаях отсутствия формальных показателей. Причинно-следственные отношения реализуются в тех случаях, когда предложение, содержащее сообщение о причине, находится в препозиции по отношению к предложению, содержащему сообщение о следствии. Обратный порядок расположения предложений свидетельствует об актуализации причины. В этих случаях функционируют причинные отношения. – Союзные сложноподчиненные предложения, бессоюзные сочетания предложений, в составе которых одна из частей обладает причиннообусловливающей семантикой по отношению к другой, характеризуются автосемантизмом и относительной независимостью детерминирующей части от детерминируемой. Порядок следования предикативных частей таких предложений становится более свободным. – Как начальная, так и конечная позиция предложения принимает активное участие в создании связного текста: оно способно выполнять функции проспективной и ретроспективной связи, тематического и семантикотематического параллелизма. Тот или иной порядок расположения независимых структурно-семантических конструкций может создавать необходимый пресуппозициональный фон, без которого сообщаемая информация не будет являться адекватной.

– Инверсированное расположение синтаксических сегментов служит не только задаче ремовыражения, но и способствует улучшению ритма изложения, достижению контактной связи между соотносимыми сегментами смежных предложений и языковой экономии. – Экспрессивным конструкциям, таким как парцелляция, коммуникативное обособление, вставные конструкции, эллипсис свойственен стилистический оттенок разговорности. Эти явления разрушают классическую гармонию предложения, имитируя в письменном тексте устность и спонтанность. Назначение таких конструкций определяется созданием у читателя «эффекта присутствия», оказанием эмоционального воздействия. Фактор актуализации элементов сообщения подчиняет себе и нарушает общепринятый порядок синтаксических сегментов, разрушает внутреннюю иерархию высказывания.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В русском языке важным средством объединения служат синтаксические связи, прежде всего – согласование и управление. Синтетический способ выражения грамматических значений помогает морфологическими средствами выражать синтаксическую роль слов, во многих случаях допускает перестановку элементов, которая трансформирует их синтаксические функции. Относительная свобода словорасположения определяет одну из основных особенностей местоположения слов – фиксированность / нефиксированность порядка слов. Согласно этому положению словопорядок в русском языке может быть признан как нефиксированный. Однако он является лабильным преимущественно на синтаксическом уровне. На коммуникативном же уровне словопорядок выполняет функцию тема-рематического маркера, поэтому свобода порядка следования сегментов ограничивается условиями контекста и иллокутивной функцией. Таким образом, порядок синтаксических сегментов – это в определенном смысле явление нормативного синтаксиса. Однако это явление не является абсолютно жестким, допускает вариативность, обусловленную влиянием таких факторов, как актуальное членение, эмфаза, коммуникативный тип высказывания, принадлежность высказывания к определенному языковому стилю. Нами сделана попытка комплексного изучения порядка следования сегментов на всех ярусах синтаксической иерархии. Наиболее полное и всестороннее раскрытие особенностей порядка синтаксических сегментов представилось нам возможным лишь при непременном учете обеих сторон процесса общения – языка и речи. Это определяется тем, что речь всегда индивидуальна и ситуативна, но находится в распоряжении всего языкового коллектива. Поэтому синтаксическое исследование призвано извлекать из конкретных речевых произведений уровни и способы построения высказываний, которые принадлежат не только речевым произведениям, но и языку как системе.

Структуру высказывания формирует главным образом отношение говорящего к той реальной ситуации действительности, которую он описывает. Необходимо изучать грамматические явления не только в их системе, но и в их использовании в конкретной речевой практике, в их функционировании, то есть в условиях дискурса, принимая во внимание при этом важную роль самих говорящих индивидуумов в организации речи, роль ситуации в употреблении и интерпретации грамматических явлений. Мы не ограничивали свою задачу установлением изоморфных черт синтаксических уровней. Это могло бы лишить описание значительной доли объяснительной силы. Для синтаксиса недостаточно констатировать, что один из существенных типов отношений языковых единиц – это отношение подчинения. Необходимо также было дать конкретную семантическую интерпретацию рассматриваемого отношения. Поэтому нам представилось целесообразным изучение порядка следования синтаксических сегментов при условии выхода за пределы языкового ряда, при обращении к функционированию языка как семиотической системы в широком контексте экстралингвистических факторов. В частности, для установления специфики комбинаций синтаксических сегментов важнейшее значение имело изучение их роли в коммуникативном механизме языка, их конкретной коммуникативной нагрузки, их речевой реализации с учетом психолингвистических, паралингвистических и иных факторов экстралингвистического плана. Именно коммуникативный план высказывания (при взаимодействии с модальным планом) обеспечивает своими средствами актуализацию предложения, т. е. преобразование предложения как единицы языка в высказывание как единицы речи, наделенную определенным актуальным смыслом. Кроме того, в содержании высказывания на коммуникативный план наслаиваются прагматические компоненты, поэтому их было целесообразно рассматривать в непосредственном взаимодействии с коммуникативным планом.

Высказывание отражает «синтаксис мысли», который в действии мало похож на правильные грамматически нормированные высказывания именно потому, что когнитивные и нормализованные языковые процессы не всегда совпадают. Речь нередко характеризуется краткими структурами, контекстной обусловленностью смысла фраз, динамикой мысли. Поэтому высказывание не всегда ориентировано на языковые нормы, помимо своей языковой формы оно имеет признаки ментальности, т. е. принадлежности к познавательной сфере говорящего индивида. В связи с принадлежностью к познавательным процессам высказывание не всегда завершено как предложение, не всегда последовательно с точки зрения членов предложения, бывает сбивчиво и прерывается паузами. Этим особенностям высказывания и уделялось большое внимание в нашей работе, что позволило установить зависимость расположения слов и более пространных смысловых и синтаксических сегментов от взаимодействия коммуникативных интенций говорящего и ситуации. Изменение нормативного порядка слов носит двоякий характер. С одной стороны, оно может быть причиной речевой небрежности. Но в целом, изменения словопорядка в кодифицированном литературном языке обусловлены выделением определенного слова или более пространного синтаксического сегмента, привлечением внимания адресата к той или иной части сообщения, построением всевозможных оппозиций с учетом авторских потребностей тема-рематического членения высказывания, т.е. расположение синтаксических сегментов нередко испытывает влияние со стороны антропоцентрических факторов. Сегмент, таким образом, это не единица языка, а единица коммуникативного анализа членения. Синтаксический сегмент выделяется на основе его противопоставленности другому сегменту по коммуникативному, структурному, синтаксическому признаку. В зависимости от того, на каком уровне выделяются сегменты, протяженность и синтаксическая структура каждого сегмента изменяется и соответствует уровню членения. Понимая под сегментом составной элемент членения на каждом уровне, мы выделяем следующие сегменты:

- на уровне словосочетания – синтаксемы;

- на уровне простого предложения – грамматический состав подлежащего и грамматический состав сказуемого;

- на уровне осложненного предложения – различного рода детерминанты и основу предложения;

- на уровне сложного предложения – предикативные части;

- на уровне сложного синтаксического целого – самостоятельно оформленные предложения или даже их группы. Следует отметить, что данное разграничение поддерживается суперсегментными средствами – интонацией, ударением, цезурой. Так, например, цезура располагается на линии разграничения сегментов. Рассмотрение порядка синтаксических сегментов с точки зрения теории изофункциональности позволило сделать вывод, что соотношение «нормативный – ненормативный словопорядок» прямо пропорционально системным осям изофункционального ряда «инвариант» – «вариант» и аналогично последним простирается в двух различных пространствах. В языковой системе явление нормативного словопорядка – это расположение грамматических членов предложения по отношению друг к другу, обусловленное языковыми нормами более или менее общими и усвоенными всеми носителями языка с целью организации коммуникативно значимого смысла сообщения, т.е., как правило, тема предшествует реме. В системе «язык – речь» явление нарушения нормативного словопорядка – это различные виды реализации порядка синтаксических сегментов как языкового явления с сохранением семантики и функциональных особенностей, порожденные различными задачами и условиями коммуникации.

В процессе речевой деятельности возможно функционирование высказываний, характеризующихся как нормативным расположением синтаксических сегментов, так и нарушением языковых норм словопорядка. Причины последних могут быть обусловлены отклонениями в процессе образования высказывания на разных его этапах, в частности, на этапах смыслового планирования, грамматического конструирования и фонетического оформления. Причем во многих случаях немаловажную роль играет пропозитивный фактор. Кроме того, решающим фактором выбора степени синтаксической сложности элемента изофункционального ряда и, тем самым, порядка следования сегментов высказывания является иллокутивная функция. В частности, детерминация причастия представляется нежелательной в ситуации ослабления пропозитивного значения. Так, в предложении Екатерина Дмитриевна старалась, чтобы дом ее был всегда образцом вкуса и новизны, еще не ставшей достоянием улицы… (А.Толстой. Хождение по мукам) автор актуализирует значение еще не завершенного процесса (Ср.: Екатерина Дмитриевна старалась, чтобы дом ее был всегда образцом вкуса и новизны, которая еще не стала достоянием улицы…). Другими словами, расположение сегментов может определяться свертыванием или развертыванием синтаксической конструкции с сохранением основного смысла, но реализацией разных коммуникативных задач. В зависимости от иллокутивного и пропозитивного значения, те или иные компоненты имплицируются, либо наоборот, происходит развертывание конструкции с учетом актуальной, а иногда и новой информации для адресата (ремы). В русском языке упорядоченность словорасположения зависит также от соотношения сегментов, отклонения от которого позволяют выразить различные оттенки семантики высказывания. Иными словами, актуализацию той или иной семы значения слова определяет его лексико-синтаксическое окружение и порядок следования элементов этого окружения. Другие семы значения выражаются имплицитно и составляют пресуппозициональный фон. При этом полноценная актуализация содержания языковых значений происходит в высказываниях, входящих в контекст. Порядок расположения синтаксических сегментов в простых и сложных предложениях часто зависит от контекстуальных связей их частей. Поэтому можно отметить некоторые различия в следовании составляющих предложения, зависимых от развернутого контекста и независимых от него. Зависимость и независимость отдельного высказывания от контекста часто обусловливает позиции его членов, их взаимодействие друг с другом. Важно подчеркнуть, что эмоционально-экспрессивные конструкции допускают, а иногда и предполагают отклонения от нормативного словорасположения. Характерной особенностью этих конструкций является актуализация наиболее важного с точки зрения говорящего или пишущего компонента информации, который в формальном отношении может выполнять второстепенную роль. Вследствие его актуализации возникает несоответствие между структурно-синтаксическим и актуальным членением предложения: на первый план выходит тот компонент, который выполняет незначительную структурную, но важную коммуникативную роль, а главный член предложения отходит на задний план или даже эллиптируется. С позиций лингвокульторологического анализа различного рода отступления от норм порядка слов – это проявление речевых факторов, доминирующих в сознании общества, которое обусловлено ценностными ориентациями и прагматическими установками своего времени. На данном этапе развития общества происходит ослабление твердых языковых норм, в том числе, и норм словорасположения. Основными тенденциями языка на данном этапе выступают, с одной стороны, синтаксическое слияние, а с другой – синтаксическое расчленение. Тем не менее, нормативные эстетические традиции языка должны соблюдаться и учитываться в вопросах культуры речи. Нам представляется перспективной мысль о дальнейшем изучении порядка следования синтаксических сегментов в лингвокультурологическом аспекте.

Изучение порядка синтаксических сегментов представляет большой интерес не только для построения действенной и эффективной стилистики текста, но и для того, чтобы сформулировать такие правила, которые могут быть полезными для создания искусственного интеллекта, для совершенствования компьютерных программ, в процессе обучения на факультетах журналистики и филологии, для создания теории прагматики текста. Иными словами, данная работа, как мы надеемся, позволит углубить учение о строении словосочетания, простого, осложненного и сложного предложения, связного текста с целью максимального воздействия на реципиента.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. Акулов И.И. Касьян Остудный. Астафьев В.П. Пастух и пастушка. Астафьев В.П. Царь – рыба. Баруздин.С.А. Само собой. Белов В.И. Кануны. Белов В.И. Привычное дело. Березко Г.С. Вечер воспоминаний. Блинов А.Д. Полынья. Блинов А.Д. Счастья не ищут в одиночку. Брянцев Г.М. Конец осиного гнезда. Брянцев Г.М. По тонкому льду. Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. Гончар А.С. Берег любви. Дангулов С.А. Заутреня в Рапалло. Демидова А.С. Владимир Высоцкий. Долматовский Е.А. Зеленая брама. Жуков Н.Н. Из записных книжек… Залыгин С.П. Соленая Падь. Иванов А.С. Жизнь на грешной земле. Иванов А.С. Повесть о несбывшейся любви. Казаков Ю.П. Долгие крики. Кожевников А.В. Воздушный десант. Кожевников А.В. Солнце ездит на оленях. Колосов М.М. Три круга войны. Корнилов В.Г. Семигорье. Лауринчюкас А.К. Вечные березы.

27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50.

Маканин В.С. Лаз. Маканин В.С. Отдушина. Марков Г.М. Грядущему веку. Медведев Д.Н. Это было под Ровно. Носов Е.И. Шумит луговая овсяница. Носов Е.И. Подпасок. Падерин И.Г. Ожоги сердца. Полевой Б.Н. Анюта. Проскурин П.Л. Черные птицы. Родионов С.В. Цветы на окнах. Сажин П.А. Севастопольская хроника. Семин В.Н. Плотина. Семин В.Н. Нагрудный знак «OST». Солженицын А.И. Угодило зернышко промеж двух жерновов // Новый мир. 2000. № 9. Сухов Н.В. Казачка. Ткаченко А.С. Озеро беглой воды. Толстая Т.Н. Соня. Толстая Т.Н. «На золотом крыльце сидели…». Толстой А.Н. Хождение по мукам. Улицкая Л. Сквозная линия. Фролов Л. Сватовство. Шмелев И.С. Неупиваемая Чаша. Шмелев И.С. Лето Господне. Шмелев И.С. Человек из ресторана.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Абабкова 1993 – Абабкова М.И. Что такое базовый порядок слов? // Лингвистические исследования. – СПб., 1993. 2. Адамец 1966 – Адамец П. Порядок слов в современном русском языке. – «Труды Чехословацкой Академии Наук», т. 76, вып. 15. Praha, 1966. 3. Адмони 1955 – Адмони В.Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. – М.: Изд-во литер. на иностр. языках, 1955. 4. Адмони 1964 – Адмони В.Г. Основы теории грамматики. М.-Л., 1964. 5. Адмони 1968 – Адмони В.Г. Типология предложения. – В кн.: Исследования по общей теории грамматики. М., 1968. 6. Адмони 1973 – Адмони В.Г. Синтаксис современного немецкого языка. Система отношений и система построений. – Л.: Наука, 1973. 7. Адмони 1974 – Адмони В.Г. Формы, факторы и функции порядка слов. – В сб.: Грамматическое описание славянских языков. – М.: Наука, 1974. 8. Акимова 1982 – Акимова Г.Н. Развитие синтаксических конструкций в современном русском литературном языке // Динамика структуры современного русского языка. Л., 1982. 9. Акимова 1988 – Акимова Г.Н. Экспрессивные свойства синтаксических структур // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис. Межвуз. сб. науч. тр. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. 10. Акимова 1990 – Акимова Г.Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. М.: «Высш.шк», 1990. 11. Апресян 1963 – Апресян Ю.Д. Современные методы изучения значений и некоторые проблемы структурной лингвистики, 1963. М., 1963. 12. Артюшков 1986 – Артюшков И.В. Предложение как «продукт» процесса речевой коммуникации // Предложение и его структура в языке (русский язык). Межвуз сб. науч. тр. – М.: Изд-во МГПИ, 1986.

13. Арутюнова 1972 – Арутюнова Н.Д. О синтаксических типах художественной прозы // Общее и романское языкознание. М., 1972. 14. Арутюнова 1976 – Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. М., 1976. 15. Арутюнова 1980 – Арутюнова Н.Д. Сокровенная связка (К проблеме предикативного отношения) // ИАН, ОЛЯ, 1980, т. 39, №4. 16. Арутюнова 1999 – Арутюнова Н.Д. Пространство и бытие. Безличность и неопределенность // Язык и мир человека. М., 1999. 17. Арутюнова 2002 – Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл (логико-семантические проблемы). Изд. 2-е стереотипное. – М.: Едиториал УРСС, 2002. 18. Ауссем 1973 – Ауссем В.И. Порядок слов в простом русском предложении. – «Проблемы структурной лингвистики, 1972». – М.: Наука, 1973. 19. Ахманова 1963 – Ахманова О.С., Микаэлян Г.Б. Современные синтаксические теории. М: Изд-во МГУ, 1963. 20. Ахманова 1966 – Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1966. 21. Ахутина 1988 – Ахутина Т.В., Величковский Б.М., Кемпе В. Семантический синтаксис и ориентация на порядок слов в онтогенезе // Семантика в речевой деятельности. -М., 1988. 22. Бабайцева 1968 – Бабайцева В.В. Односоставные предложения в современном русском языке. – М., 1968. 23. Бабайцева 1986 – Бабайцева В.В. Соотношение структурных и семантических признаков синтаксических единиц при их изучении и описании // Предложение и его структура в языке (русский язык). Межвуз. сб. науч. тр. – М., МГПИ, 1986. 24. Бабанина 1993 – Бабанина В.В. Особенности порядка слов в простом предложении в языке немецкой поэзии / МГУ им. М.В.Ломоносова. М., 1993.

25. Базылева 1989 – Базылева Р.М. Порядок слов в словосочетании: (На материале разных функциональных стилей) // Проблемы истории культуры, литературы, социально-экономической мысли. – Саратов, 1989. – Вып. 5, ч. 2. 26. Балли 1955 – Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. – М., 1955. 27. Баранов 1998 – Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. Автореф. дис. …докт. филол. наук. Краснодар, 1998. 28. Белкина 1988 – Белкина О.М. Системный и индивидуальный аспекты вариативности порядка слов в художественном тексте (На материале романа Н.Саррот «Золотые плоды») // Семантико-синтаксическая структура словосочетания и предложения. - Горький, 1988. 29. Белкина 1990 – Белкина О.М. Системный и индивидуальный аспекты вариантности порядка слов в художественном тексте // Текстообразующие потенции языковых единиц и категорий. - Барнаул, 1990. 30. Белоусов 1986 – Белоусов Н.И. Актуальное членение сложноподчиненных предложений // Русское предложение: исследование и преподавание в школе и вузе: Межвуз. сб. науч. тр. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1986. 31. Белошапкова 1967 – Белошапкова В.А. Сложное предложение в современном русском языке. – М.: Просвещение, 1967. 32. Белошапкова 1968 – Белошапкова В.А. Грамматическая природа сложного предложения. – Проблемы современной лингвистики. – М., 1968. 33. Белошапкова 1977 – Белошапкова В.А. Современный русский язык. Синтаксис. – М.: Высш. шк., 1977. 34. Бенвенист 1974 – Бенвенист Э. Обшая лингвистика. Глава X. Уровни лингвистического анализа. – М., 1974. 35. Блауберг 1977 – Блауберг И.В. Целостность и системность. – СИ: Ежегодник 1977. М., 1977. 36. Богданов 1977 – Богданов В.В. Семантико-синтаксическая организация предложения. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1977.

37. Богданов 1988 – Богданов В.В. Контекстуализация предложения // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис. Межвуз. сб. науч. тр. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. 38. Будагов 1960 – Будагов Р.А. Две проблемы изучения порядка слов // Studi cicecretari linguistice. AN. II. № 3, 1960. 39. Будагов 1971 – Будагов Р.А. Язык, история и современность. – М.: МГУ, 1971. 40. Булыгина 1997 – Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). Прагматика. Семантика. Лексикография. Вид. Время. Лицо. Модальность. М., 1997. 41. Бунина 1968 – Бунина М.С. О порядке размещения компонентов сложного предложения. – Ученые записки МГПИ им. Ленина, № 292, 1968. 42. Бурлакова 1975 – Бурлакова В.В. Основы структуры словосочетания в современном английском языке. – Л., 1975. 43. Буслаев 1959 – Буслаев Ф.И. Историческая грамматика русского языка. М., 1959 (1-е изд. 1858). 44. Валгина 1973 – Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. – М.: Высш. шк., 1973. 45. Ванников 1979 – Ванников Ю.В. Синтаксис речи и синтаксические особенности русской речи // Русский язык. М., 1979. 46. Вардуль 1967 – Вардуль И.Ф. Основные понятия актуального синтаксиса. – Исследования по японскому языку. – М., 1967. 47. Вардуль 1989 – Вардуль И. Ф. О языковых типах в параметре порядка слов // Очерки типологии порядка слов. М., 1989. 48. Васильев 1988 – Васильев Л.М. Речевой смысл предложения как результат взаимодействия языкового и неязыкового знания // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис. Межвуз. сб. науч. тр. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1988.

49. Васильева 1988 – Васильева А.А. Стилистическая функция порядка слов: (На материале сложноподчиненных предложений с уступительным значением в немецкой прозе и поэзии) // Стилистический анализ художественного текста. – Смоленск, 1988. 50. Василькова 1993 – Василькова Н.И. Функции порядка слов в русском языке / Николаев. гос. пед. ин-н. – Николаев, 1993. 51. Вафеев 1983 – Вафеев Р.А. Порядок слов как средство выражения вещественной, актуальной, стилистической информации в русском и киргизском языках. Дис….канд. филол. наук. – Фрунзе, 1983. 52. Вежбицкая 1999 – Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. М., Языки русской культуры. 1999. 53. Виноградов 1930 – Виноградов В.В. О художественной прозе. М.;

Л., 1930. 54. Виноградов 1975 – Виноградов В.В. Избранные труды: Исследования по русской грамматике. М., 1975. 55. Воробьев 1961 – Воробьев В.П. К вопросу об общности некоторых синтаксических явлений в славянских языках. (Порядок слов в предложении). – «Вопросы русского языкознания (к 80-летию проф. А.М. Лукьяненко)». – Саратов, 1961. 56. Всеволодова 2001 – Всеволодова М.В. Об актуальном членении, интонационных конструкциях, акцентном выделении и порядке слов: (Практический взгляд синтаксиста на некоторые теоретические проблемы звучащей речи) // Языковая система и ее развитие во времени и пространстве. – М., 2001. 57. Гадамер 1988 – Гадамер Х.Г. Истина и метод. М., 1988. 58. Гак 1972 – Гак В.Г. К проблеме семантической синтагматики. – В кн.: Проблемы структурной лингвистики, 1971. М., 1972. 59. Гак 1983 – Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. М.: Просвещение, 1983.

60. Галкина-Федорук 1954 – Галкина-Федорук Е.М., Земская Е.А. Порядок слов в простом двусоставном повествовательном предложении. Грамматика русского языка АН СССР, т.2, ч.1. М., 1954. 61. Гашева 1993 – Гашева Л.П. Изучение порядка слов и актуального членения предложения европейскими и русскими лингвистами // Международная научная конференция «Россия и Западная Европа: диалог культур», 21 декабря – 22 декабря 1993г. – Курган, 1993. 62. Гончарова 1999 – Гончарова М.А. Порядок слов как средство создания экспрессивности в современном немецком языке (синтез генеративного и функционального подходов). Дис…канд. филол. наук. Самара, 1999. 63. Горелов 1980 – Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. – М., 1980. 64. Грамматика 1960 – Грамматика русского языка АН СССР, т.2. Синтаксис. – М., 1960. 65. Грамматика 1970 – Грамматика современного русского литературного языка. – М.: Наука, 1970. 66. Грамматическое описание 1974 – Грамматическое описание славянских языков (концепции и методы). – М., 1974. 67. Граур 1986 – Граур М.Ф. Семантико-стилистическая роль порядка слов в современном молдавском языке: (На материале имен.словосочетаний). Автореф. дис....канд. филол.наук / АН МССР.Ин-т яз.и лит. - Кишинев, 1986. 68. Греч 1840 – Греч Н.И. Чтения о русском языке. Третье чтение, ч. 1. – СПб, 1840. 69. Данеш 1962 – Данеш Ф. К вопросу о порядке слов в славянских языках. – «IV междунар. Съезд славистов. Материалы дискуссии. Т.2». – М.: АН СССР, 1962. 70. Данилова 1969 – Данилова И. Б. Явление инверсии в современном английском языке. АКД. Л., 1969.

71. Дмитриев 1976 – Дмитриев А.Н. Об употреблении термина «инверсия» // Романское и германское языкознание. Минск, 1976. 72. Долгов 1988 – Долгов Ю.С. Словосочетание как многофункциональная единица языка и речи. // Системно-функциональное описание словосочетания и простого предложения: Межвуз. сб. науч. тр. /Редкол.:Смольянинова Е.Н. и др. – Л.:ЛГПИ, 1988. 73. Долгов 1990 – Долгов Ю.С. Предложение и словосочетание на конструктивно-синтаксическом и коммуникативно-синтаксическом уровнях // Простое предложение: научный анализ и преподавание в школе и вузе: Межвуз. сб. науч. тр.. – Воронеж: Изд-во Воронеж ун-та, 1990. 74. Дымарский 1988 – Дымарский М.Я. Аспекты функциональной организации предложения в системном рассмотрении.// Системнофункциональное описание словосочетания и простого предложения: Межвуз. сб. науч. тр. /Редкол.:Смольянинова Е.Н. и др. – Л.:ЛГПИ, 1988. 75. Елфимова 1976 – Елфимова Т.В. О взаимодействии актуального членения порядка частей в условных сложноподчиненных предложениях. – «Русский язык зарубежом», № 3, 1976. 76. Жихарева 1980 – Жихарева Н.Д. Местоположение простого предложения в «Житии Аввакума» и его связь с народно-разговорной речью. – «Материалы по русско-славянскому языкознанию». – Воронеж, 1980. 77. Забурдяева 1990 – Забурдяева В.И. Словопорядок в сказе и фольклорно-сказовом повествовании Н.С. Лескова / Ташк. гос. ун-т им. В.И. Ленина. – Ташкент, 1990. 78. Звегинцев 1973 – Звегинцев В.А. Язык и лингвистическая теория. М., 1973. 79. Земская 1981 – Земская Е.А., Китайгородская М.В., Ширяев Е.Н. Русская разговорная речь. М., 1981.

80. Земская 1996 – Земская Е.А. Письменные жанры неофициальной речи как материал для изучения разговорного языка: (Наблюдения над порядком слов) // Словарь. Грамматика. Текст. – М., 1996. 81. Золотова 1954 – Золотова Г.А. Структура сложного синтаксического целого в Карамзинской повести //Труды Ин-та языкознания АН СССР. М., 1954. Т.3. 82. Золотова 1973 – Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М., 1973. 83. Золотова 1981 – Золотова Г.А. Роль ремы в организации и типологии текста // Синтаксис текста. М., 1981. 84. Золотова 2001 – Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. Изд. 2-е стереотипное. – М.: Едиториал УРСС, 2001. 85. Иванова 1987 – Иванова Л.С. Коммуникативно-стилистические функции порядка слов в латинском языке / Караганд. гос. ун-т. – Караганда, 1987. 86. Ившин 2002 – Ившин В.Д. Синтаксис речи современного английского языка (Смысловое членение предложения). Ростов н/Д: Феникс, 2002. 87. Изотова 1987 – Изотова Н.В. Отражение особенностей построения разговорной речи в порядке слов диалогов художественных произведений: (На материале прозы А.П. Чехова). Автореф.дис....канд.филол.наук / Рост. гос.ун-т им. М.А.Суслова. Специализир. совет К 063.52.05 по филол.наукам. Ростов н/Д, 1987. 88. Ильенко 1964 – Ильенко С.Г. Вопросы теории сложноподчиненных предложений в современном русском языке. Автореф…докт. филол наук. Л., 1964. 89. Ингве 1965 – Ингве В. Гипотеза глубины. – В кн.: Новое в лингвистике, вып. IV. М., 1965. 90. Исаченко 1966 – Исаченко А.В. О грамматическом порядке слов. // Вопр. языкозн., 1966, № 6.

91. Йокояма 1992 – Йокояма О. Теория коммуникативной компетенции и проблематика порядка слов в русском языке // Вопр. языкознания. - М., 1992. - № 6. 92. Касевич 1988 – Касевич В.Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. – М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1988. 93. Кацнельсон 1972 – Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972. 94. Клацки 1978 – Клацки Р. Память человека. Структуры и процессы. – М.: Мир, 1978. 95. Князева 2000 – Князева Е.Г. Структура естественного языка в деятельностном представлении. Автореф. дис. …докт. филол. наук. М., 2000. 96. Ковтунова 1967 – Ковтунова И.И. Принципы словорасположения в современном русском языке // Русский язык. Грамматические исследования.М.: Наука, 1967. 97. Ковтунова 1969 – Ковтунова И.И. Порядок слов в русском литературном языке XVIII – первой трети XIX вв. Пути становления современной нормы. – М.: Наука, 1969. 98. Ковтунова 1971 – Ковтунова И.И. О порядке слов в русском языке (нормы словорасположения в книжно-литературной речи). – Русский язык в национальной школе, 1971, №4. 99. Ковтунова 1973 – Ковтунова И.И. Порядок слов как предмет грамматического изучения. – «Вопросы языкознания», № 4, 1973. 100. Ковтунова 1973а – Ковтунова И.И. Порядок слов в современном русском литературном языке и формирование норм словорасположения в XVIII – первой трети XIX вв: Автореф. дис. …докт. филол. наук. – М., 1973. 101. Ковтунова 1976 – Ковтунова И.И. Порядок слов в стихе и прозе. – В сб.: Синтаксис и стилистика. – М.: Наука, 1976. 102. Ковтунова 1976а – Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение предложения. – М.: Просвещение, 1976.

103. Кожевникова 1994 – Кожевникова Н.А. Типы повествования в русской литературе 19-20 вв. М., 1994. – 336 с. 104. Кожин 1982 – Кожин А.Н., Крылова О.А., Одинцов В.В. Функциональные типы русской речи. – М.: Высш. шк., 1982. 105. Колшанский 1979 – Колшанский Г.В. Проблемы коммуникативной лингвистики. – // Вопр. языкозн., 1979. 106. Колшанский 1980 – Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М., 1980. 107. Кондаков 1975 – Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. – М., 1975. 108. Кондрашова 1997 – Кондрашова Н. Генеративная грамматика и проблема свободного порядка слов //Фундаментальные направления современной американской лингвистики. – М., 1997. 109. Кормилицин 2000 – Кормилицин С.В. Порядок слов и актуальное членение предложения. Дис…канд. филол. наук. М., 2000. 110. Крушельницкая 1956 – Крушельницкая К.Г. К вопросу о смысловом членении предложения. – Вопр. языкозн.. 1956, № 5. 111. Крушельницкая 1969 – Крушельницкая К.Г. О синтаксической природе «актуального членения» предложения // Инвариантные синтаксические значения в структуре предложения. Доклады на конференцию по теоретическим проблемам синтаксиса. – М.: Наука, 1969. 112. Крылова 1965 – Крылова О.А. Структура сложных конструкций с относительными словами в современном русском литературном языке: Автореф. Дис…канд. филол. наук. – М, 1965. 113. Крылова 1970 – Крылова О.А. Основные закономерности русского словорасположения. «В помощь преподавателям русского языка как иностранного». МГУ, 1970.

114. Крылова 1970а – Крылова О.А. Понятие многоярусности актуального членения и некоторые синтаксические категории. – «Филологические науки», № 5, 1970. 115. Крылова 1984 – Крылова О.А., Хавронина С.А. Порядок слов в русском языке. – М.: Русский язык, 1984. 116. Крылова 1986 – Крылова О.А., Хавронина С.А. Порядок слов в русском языке. - М.: Рус.яз., 1986. 117. Кудимова 1986 – Кудимова В.Н. Роль порядка слов и интонации при структурно-семантическом сопоставлении полных и неполных предложений // Рус. языкознание. - Киев,1986. - Вып. 13. 118. Кулагин 1972 – Кулагин А.Ф. Основные структурносемантические типы сложного предложения в аспекте коммуникативной целеустановки. Автореф…докт. филол наук. Л., 1972. 119. Лаптева 1976 – Лаптева О.А. Русский разговорный синтаксис. – М.: Наука, 1976. 120. Леденев 1998 – Леденев Ю.И. Типология синтаксических связей // Синтаксические связи и синтаксические отношения в русском языке: Материалы Всероссийской конференции (28, 29 мая 1998г., Ставрополь). – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. 121. Леденев 2001 – Леденев Ю.Ю. Явления изофункциональности в синтаксисе языка. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. 122. Леденев 2002 – Леденев Ю.И., Леденев Ю.Ю. Язык. Учебное пособие по курсу «Общее языкознание». – 3-е изд., испр. и доп. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. 123. Ломтев 1974 – Ломтев Т.П. Грамматическое и логическое в предложении. – «Исследования по славянской филологии». – М., 1974. 124. Лосев 1983 – Лосев А.Ф. Языковая структура. – М., 1983. 125. Максимов 1971 – Максимов Л.Ю. Многомерная классификация сложноподчиненных предложений, АДД, М., 1971.

126. Малинович 1989 – Малинович Ю.М. Экспрессия и смысл предложения: Проблемы эмоционально-экспрессивного синтаксиса. – Иркутск: Издво Иркут. ун-та, 1989. 127. Малинович 1989а – Малинович Ю.М. Порядок слов как синтаксическое средство организации эмоционально-экспрессивных предложений немецкого языка // Лингвистические исследования. – Л., 1989. 128. Маловицкий 1962 – Маловицкий Л.Я. Место прямого дополнения, выраженного личным местоимением в древнерусском языке. – «Уч. зап. Черновиц. гос. пед. ин-та», Вологда, 1962. 129. Мамедова 1986 – Мамедова Т.А. Порядок слов как стилистическое средство : (На материале творчества Вс.Иванова). Дис....канд.филол.наук / Рост. Гос.ун-т им. М.А.Суслова. - Ростов н/Д, 1986. 130. Мартьянова 1988 – Мартьянова И.А. Композиционный аспект варьирования порядка слов // Вопросы грамматического варьирования. – Иркутск, 1988. 131. Мартьянова 1988а – Мартьянова И.А. Субъектная ориентация как один из факторов композиционно-синтаксической организации простого предложения // Системно-функциональное описание словосочетания и простого предложения: Межвуз. сб. науч. тр. /Редкол.:Смольянинова Е.Н. и др. – Л.:ЛГПИ, 1988. 132. Матезиус 1967 – Матезиус В. О так называемом актуальном членении предложения. В кн.: Пражский лингвистический кружок. – М.: Прогресс, 1967. 133. Матезиус 1967а – Матезиус В. Основная функция порядка слов в чешском языке // Пражский лингвистический кружок. М., 1967. 134. Миргородская 1998 – Миргородская В.В Грамматическая характеристика и порядок следования компонентов системы перечисления сложного синтаксического целого // Языковые единицы. Семантика. Грамматика. Функции. - Ростов н/Д., 1998.

135. Миханько 1995 – Миханько В.П., Харамбура Н.М. Значение и роль порядка слов при выражении эффективности замысла автора на примере романа К.Куберцига «Scharensommer» / Волын. гос. ун-т. – Луцк, 1995. 136. Муджири 1990 – Муджири С.А. Актуальное членение предложения в русле интенционой концепции А.Вейля / Тбил. гос. пед. ин-т иностр. яз. – Тбилиси, 1990. 137. Муравьева 1999 – Муравьева Н.В. Свобода от порядка // Рус. речь. - М., 1999. – № 4. 138. Нагайцева 1990 – Нагайцева Н.И., Олейник С.П. Буквин, А.В. Некоторые аспекты изучения русского словопорядка испаноговорящими учащимися // Вестн. Харьк. политехн. ин-та. – Харьков, 1990. - № 274. Политэкономия, вып.3. 139. Найда 1970 – Найда Ю.А. Наука перевода //Вопр. языкознания. 1970. № 4. 140. Нго 1993 – Нго Т.В. Порядок слов и коммуникативная перспектива предложения во вьетнамском языке: Дис….канд. филол. наук. – М., 1993. 141. Нгуен 1997 – Нгуен Ту М. Грамматическая функция порядка слов в русском и вьетнамском языках // Голоса молодых ученых. – М., 1997. 142. Нгуен 1997а – Нгуен Ту М. Коммуникативная функция порядка слов в русском и вьетнамском языках // Голоса молодых ученых. – М., 1997. 143. Немец 1969 – Немец Г.Н. Некоторые условия размещения синтаксических единиц в предложении. «Вопросы русской и германской филологии». Краснодар, 1969. 144. Носенко 1975 – Носенко Э.Л. Некоторые особенности грамматического оформления устного высказывания в состоянии эмоциональной напряженности – В кн.: Вопросы теории романо-германских языков. – Днепропетровск, 1975.

145. Олейник 1976 – Олейник С.П. Порядок слов и актуальное членение сложноподчиненных условных предложений в современном русском языке: Автореф. дис. …канд. филол. наук. – М., 1976. 146. Олейник 1976а – Олейник С.П. Порядок слов и актуальное членение сложноподчиненных условных предложений в современном русском литературном языке. Дис….канд. филол. наук. – Москва, 1976. 147. Орлова 1939 – Орлова В.Т. Порядок слов в русском языке. – «РЯШ», № 1, 1939. 148. Основина 1986 – Основина Г.А. Структурно-семантические признаки приложений и уточняющих членов предложения // Предложение и его структура в языке (русский язык). Межвуз сб. науч. тр. – М.: МГПИ, 1986. 149. Остапенко 1960 – Остапенко В.И. О порядке слов в «Письмах русского путешественника Н.М. Карамзина». – «Труды УДН», т. 29, Языкознание, вып.3, 1960. 150. Откупщикова 1966 – Откупщикова М.И. Грамматика порядка слов для синтеза при автоматическом переводе. (На материале научнотехнических текстов): Автореф. дис…канд. филол. наук. – Л, 1966. 151. Падучева 1982 – Падучева Е.В. Прагматические аспекты связности диалога // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1982. Т. 41. 152. Панфилов 1963 – Панфилов В.З. Грамматика и логика. – М.-Л., 1963. 153. Печников 1995 – Печников А.Н. О двух порядках слов в предложении // Рус. яз. в шк. – М.,1995. - № 5. 154. Пешковский 1956 – Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. Изд. 7-е. М.: Учпедгиз, 1956. 155. Покровская 2001 – Покровская Е.А. Русский синтаксис в XX веке: лингвокульторологический анализ. – Ростов н/Д: Изд-во Рост.ун-та, 2001. 156. Попова 1968 – Попова З.Д. К вопросу о синтаксических вариантах. // Филол. науки НДВШ, 1968, № 6.

157. Попова 1985 – Попова З.Д. К вопросу об элементе синтаксической системы языка // Синтаксис русского предложения. Межвуз сб. науч. тр. – Воронеж: Изд-во Воронеж. Ун-та, 1985. 158. Порядок слов 1990 – Порядок слов. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. 159. Поспелов 1950 – Поспелов Н.С. О грамматической природе сложного предложения. – Вопросы синтаксиса современного русского языка. – М., 1950. 160. Потебня 1999 – Потебня А.А. Полное собрание трудов: Мысль и язык. – Изд-во «Лабиринт». М., 1999. 161. Прокопович 1966 – Прокопович Н.Н. Словосочетание в современном русском литературном языке. М., 1966. 162. Распопов 1961 – Распопов И.П. Актуальное членение предложения. Уфа, 1961. 163. Распопов 1964 – Распопов И.П. Актуальное членение и коммуникативно-синтаксические типы повествовательных предложений в русском языке: Автореф. дис.... д-ра филол. наук. М., 1964. 164. Распопов 1970 – Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке. М., 1970. 165. Распопов 1973 – Распопов И.П. Очерки по теории синтаксиса. – Изд-во Воронежского ун-та, 1973. 166. Распопов 1981 – Распопов И.П. Спорные вопросы синтаксиса. Ростов н / Д, 1981. 167. Рождественский 1969 – Рождественский Ю.В. Типология слова. – М.: Высш. шк., 1969. 168. Руднев 1968 – Руднев А.Г. Синтаксис современного русского языка. М.: Высш.шк., 1968. 169. Рунова 1995 – Рунова Е.Е. Семантические факторы функциональной перспективы предложения. Дис…канд. филол. наук. М., 1995.

170. Русский язык 1968 – Русский язык и советское общество/ Отв.ред. М.В. Панов. АН СССР, 1968. 171. Салмина 1988 – Салмина Д.В., Шубина Н.Л. Лексикосинтаксическая основа коммуникативно-смыслового членения текста. // Текстовые реализации и текстообразующие функции синтаксических единиц: Межвуз. сб. науч. тр. / Редкол.: С.Г. Ильенко и др. – Л.: ЛГПИ, 1988. 172. Сб. статей 2001 – Традиционное и новое в русской грамматике. Сб. статей памяти В.А. Белошапковой. – М.: Индрик, 2001. 173. Cепир 1934 – Cепир Эд. Язык. М. – Л., 1934. 174. Сидоркова 1987 – Сидоркова Г.Д. Синтаксическая полисемия предикативных структур, обусловленная словопорядком / Кубан.гос.ун-т. – Краснодар, 1987. 175. Симашка 1997 – Симашка Т.В. Наблюдения над порядком слов при изучении синтаксиса // Рус. яз. в шк. – М., 1997. – № 2. 176. Сиротинина 1965 – Сиротинина О.Б. Порядок слов в русском языке. Изд-во Саратовского ун-та, 1965. 177. Сиротинина 1966 – Сиротинина О.Б. Порядок слов в русском языке: Автореф. дис.…докт. филол. наук. – Саратов, 1966. 178. Сиротинина 1980 – Сиротинина О.Б. Лекции по синтаксису русского языка. – М.: Высш. шк, 1980. 179. Скобликова 1985 – Скобликова Е.С. Грамматические значения и семантическая структура предложения // Синтаксис русского предложения. Межвуз сб. науч. тр. – Воронеж: Изд-во Воронеж. Ун-та, 1985. 180. Скобликова 1990 – Скобликова Е.С. Очерки по теории словосочетания и предложения. – Изд-во Саратовского ун-та, 1990. 181. Сковородников 1981 – Сковородников А.П. Экспрессивные синтаксические конструкции современного русского литературного языка. Томск, 1981.

182. Слюсарева 1981 – Слюсарева Н.А. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка. – М., 1981. 183. Смирницкий 1959 – Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959. 184. Смирнов 1977 – Смирнов Г.А. К определению целостного идеального объекта. – СИ: Ежегодник 1977. М., 1977. 185. Смольянинова 1982 – Смольянинова Е.Н. Основы синтаксической связности (словосочетание): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Л., 1982. 186. Смольянинова описание 1988 – Смольянинова единиц. Е.Н. // СистемноСистемнофункциональное синтаксических функциональное описание словосочетания и простого предложения: Межвуз.сб.науч.тр. / Редкол.: Смольянинова Е.Н. и др. – Л.:ЛГПИ, 1988. 187. Солганик 1991 – Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика (Сложное синтаксическое целое). М.: Высшая школа, 1991. 188. Ступина 1988 – Ступина И.Ю. Особенности функционирования рематических компонентов высказывания в тексте // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис. Межвуз. сб. науч. тр. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. 189. Таов 1998 – Таов Х.Т., Хутежев З.Г. Порядок слов как способ выражения синтаксической связи в кабардино-черкесском языке. //Региональное кавказоведение и тюркология: традиции и современность. Карачаевск, 1998. 190. Таранец 2000 – Таранец Н.А. Порядок слов в простом и сложном предложениях: лингвопрагматический аспект (на материале немецкого и русского языков). Дис…канд. филол. наук. Краснодар, 2000. 191. Темрокова 1987 – Темрокова Л.И., Шогенова М.М. Прагматический аспект эмфатического порядка слов // Прагматические характеристики текста и его смысловая интерпретация. – Нальчик, 1987.

192. Теньер 1988 – Теньер Л. Основы структурного синтаксиса: Пер. с франц. – М.: Прогресс, 1988. 193. Тикеев 1997 – Тикеев Д.С. Роль интонации и порядка слов в предложении // Ядкяр = Йедкер: Вестн. АН РБ. Гуманит. Науки. – Уфа, 1997. №1. 194. Томашевский 1983 – Томашевский Б.В. Стилистика. 2-е изд. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. 195. Успенский 1970 – Успенский Б.А. Поэтика композиции. М., 1970. 196. Учитель 1980 – Учитель Т.Д. Порядок частей, структурносемантические типы и количественный объем сложноподчиненных предложений в современном русском языке: Дис….канд. филол. наук. – Харьков, 1980. 197. Файбисович 1997 – Файбисович С. Актуальные проблемы актуального искусства //Новый мир. № 5. 1997. 198. Федосов 1986 – Федосов В.А. О валентности и других видах отношений между словами // Способы и средства связи языковых единиц в тексте. – Курск,1986. 199. Фоменко 1975 – Фоменко Ю.В. Является ли словосочетание единицей языка? // ФН. – 1975. – №6. 200. Формановская 1978 – Формановская Н.И. Стилистика сложного предложения. – М., 1978. 201. Хабибулин 1996 – Хабибулин В.А. О порядке слов в современных китайском, английском и русском языках. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1996. 202. Хайдеггер 1990 – Хайдеггер М. О сущности истины // Философские науки. 1990. № 4. 203. Хилл 1962 – Хилл А. Грамматичность // Вопр.языкозн, 1962, № 4.

204. Химик 1986 – Химик В.В. Неопределенно-личное предложение и персональные ситуации неопределенноличности // Предложение и его структура в языке (русский язык). Межвуз сб. науч. тр. – М.: Изд-во МГПИ, 1986. 205. Хутежев 1999 – Хутежев З.Г. Порядок слов в простом предложении кабардино-черкесского языка. Дис….канд. филол. наук. – Нальчик, 1999. 206. Чахоян 1988 – Чахоян Л.П. Речемыслительные процессы и тактика высказывания // Предложение и текст: семантика, прагматика и синтаксис. Межвуз. сб. науч. тр. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1988. 207. Черемисина 1987 – Черемисина М.И., Колосова Т.А. Очерки по теории сложного предложения. – Новосибирск, 1987. 208. Чернов 1987 – Чернов Г.В. Об иерархии средств актуализации компонентов высказывания в языках со свободным и связанным порядком слов // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку. – М., 1987. 209. Шапиро 1953 – Шапиро А.Б. Очерки по синтаксису русских народных говоров. Строение предложения. – М.: АН СССР, 1953. 210. Шахматов 1941 – Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. 2-е изд. – Л., 1941. 211. Шведова 1966 – Шведова Н.Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе. М., 1966. 212. Шевякова 1980 – Шевякова В.Е. Современный английский язык. М., 1980. 213. Шевякова 1987 – Шевякова В.Е. Факторы, обусловливающие вариации порядка слов в русском языке // Лингвистические и методические проблемы преподавания русского языка как неродного. – М., 1987. 214. Шендельс 1962 – Шендельс Е.И. Синтаксические варианты. // Филол. науки НДВШ, 1962, № 1.

215. Шешукова 1974 – Шешукова Л.В. О порядке частей сложноподчиненных предложений (одночленные конструкции). Дис. …канд. филол. наук. – М., 1974. 216. Шешукова 1972 – Шешукова Л.В. Об актуальном членении в сложноподчиненном предложении // Филол. науки. 1972. № 1. 217. Шиленко 1990 – Шиленко А.Ю. О стилистических параметрах позиционного варьирования в художественной прозе // Вестн. Ленингр. унта. Сер. 2, История, языкознание, литературоведение. – Л., 1990. - Вып. 3. 218. Щеулин 1977 – Щеулин В.В. Аспекты сложноподчиненного предложения и его место в системе синтаксических единиц (на материале современного русского языка): Дис….докт. филол. наук. – Липецк, 1977. 219. Щеулин 1985 – Щеулин В.В. Сложноподчиненное предложение и его смысловая структура // Синтаксис русского предложения. Межвуз сб. науч. тр. – Воронеж: Изд-во Воронеж. Ун-та, 1985. 220. Языкознание 1998 – Языкознание. Большой энциклопедический словарь. – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 221. Якимович 1997 – Якимович А. Парадигмы XX века // Вопросы искусствознания. 1997. №2. 222. Янко 1986 – Янко Т.Е. О коммуникативной структуре вопросоответной пары в связи с организацией диалога с базой данных на естественном языке. – М., 1986. 223. Янко 1988 – Янко Т.Е. Коммуникативная структура вопроса и проблема порядка слов в русском предложении // НТИ / ВИНИТИ. Сер. 2, Информ. Процессы и системы. – М., 1988. - № 10. 224. Boost 1965 – Boost K. Neue Untersuchungen zum Wesen und zur Struktur des deutschen Satzes. Berlin, 1965. 225. Erben 1954 – Erben. J. Prinzipielles zur Syntaxforschung mit dem besonderen Blick auf Grundfragen der deutschen Syntax. «Beitrage zur Geschichte der deutschen Sprache u. Literatur». Halle, 1954.

226. Erben 1962 – Erben J. Prinzipielles zur Syntaxforschung, mit dem besonderen Blick auf Grundfragen der deutschen Syntax. – In: Das Ringen um eine neue deutsche Grammatik. Darmstadt, 1962. 227. Firbas 1975 – Firbas J. On the Thematic and the Non- Thematic section of the Sentence // Style and Text, Studies Presented to Nils Eric Enkuist – Stocholm, 1975. 228. Firbas 1979 – Firbas J. A functional view of «ordo naturalis» – Brno Studies in English, 1979, v.13. 229. Jakobson 1959 – Jakobson R. Boas view of grammatical meaning. American Antropologist, 1959. 230. M i г 1970 – M i г J.M. De verborum ordine in oratione Latina /I/.Latinitas, Vatican City, XVIII, 1970. 231. Marouzeau 1939 – Marouzeau J. L’ordre des mots la phrase latine. II. – Le verbe. – Paris, Les Belles Lettres, 1939. 232. Nagel 1963 – Nagel E. Wholes, Sums, and Organic Unities. – Parts and Wholes: The Hayden Colloquium on Scientific Methods and Concept. Ed. by D.Lerner. New York – London, 1963. 233. Pala 1966 – Pala K. О некоторых проблемах актуального членения // Prague Studies in Mathematical Linguistics. 1. – Praha, I966. 234. Perrot 1978 – Perrot J, Ordre des mots et structures linguistiques.Langages, a. 12, 50.-Paris, 1978. 235. S k a 1 d 1976 – S k a 1 d T. Kan Diderichsens satsschema tillampas pa finskan - In: Papers from the Third Scandinavian conference of Linguistics. Hanasaari. October 1-3, 1976. 236. Sauvageot 1936 – Sauvageot A. Rec.: Ungarische Jahrbucher. Vol. XV, Fasc. 4-5. Berlin, 1936. – BSL, 1936, t. 37, fasc. 3. 237. Tesniere 1959 – Tesniere L. Elements de syntaxe structurale. Paris, 1959.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.