WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Нижневартовский государственный педагогический институт Кафедра философии

На правах рукописи

Кругликова Галина Геннадьевна ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФИИ ИММАНУИЛА КАНТА И ФИЛОСОФСКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ

КОНЦЕПЦИЯХ РУССКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIХ – ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ ВЕКА Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук

Специальность 09.00.03 – «история философии»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Р.А.Бурханов Нижневартовск 2002 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ................................................................................................3 Глава 1. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФИИ И.КАНТА.......10 1.1. Формирование антропологической проблематики в «докритический период».........................................................10 1.2. Теоретический разум...............................................................19 1.3. Практический разум................................................................29 1.4. Надежды и предназначение человека....................................41 Глава 2. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФСКО – ПЕДАГОГИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ РУССКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ.......................................................................62 2.1. Концепция воспитания «истинного человека» в философско-педагогическом учении Н.И.Пирогова............62 2.2. Педагогическая антропология К.Д.Ушинского....................80 2.3. Философско-педагогическое учение П.Ф.Каптерева.........100 2.4. «Философия образования» С.И.Гессена..............................112 ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................122 БИБЛИОГРАФИЯ................................................................................. ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования обусловлена тем, что в конце XX – начале XXI века проблема человека, его природы и назначения стала центральной проблемой философии. Девальвация ценностей культуры, резкое ухудшение экологической и демографической ситуации, порабощение людей созданными ими техническими средствами и артефактами, усиливающееся отчуждение личности, возрастание в социуме тоталитарных и авторитарных тенденций и другие тревожные симптомы остро поставили вопрос о самом существовании человека, его экономическом, социальном, политическом, нравственном и духовном выживании. На рубеже тысячелетий стало ясно, что кризис современной цивилизации оказался кризисом самого человека, его антропологически ориентированного мира, что закономерно приводит к попыткам осмыслить глубинные основания человеческого бытия. По справедливому замечанию выдающегося немецкого философа Макса Шелера, «мы еще очень мало знаем о том, что это вообще такое – “человек”»1. На этом фоне обращение к истокам антропологического способа мышления, в частности, к философии Иммануила Канта (1824–1804 гг.) и философско-педагогическим концепциям русских мыслителей, выявление и реализация их еще далеко не исчерпанного гносеологического, методологического, нравственно-практического, гуманистического, педагогического потенциала представляются весьма актуальными задачами2. И.Кант впервые в истории европейской философской мысли разработал целостное учение о человеке – философскую антропологию3. «Все интересы моего разума,– писал он,– объединяются в следующих трех вопросах: 1. Что я 1 Шелер М. Формы знания и образование // Шелер М. Избр. произв. М., 1994. С. 22. См.: Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия Иммануила Канта. Екатеринбург;

См.: Любутин К.Н. Человек в философском измерении. Свердловск, 1991. С. 9.

Нижневартовск, 1999. С. 3–6.

могу знать? 2. Что я должен делать? 3. На что я могу надеяться?»4. Впоследствии к упомянутым трем вопросам кенигсбергский мыслитель добавил еще и четвертый вопрос: «Что такое человек?», который объявил основным вопросом философии: «На первый вопрос отвечает метафизика, на второй – мораль, на третий – религия, и на четвертый – антропология. Но в сущности все это можно было бы свести к антропологии, ибо три первых вопроса относятся к последнему»5. И.Кант был убежден в том, что основная задача философии состоит в познании жизни, а «самый главный предмет в мире, к которому эти познания могут быть применены,– это человек, ибо он для себя своя последняя цель»6. Выбор персоналий отечественных мыслителей для историко-философского исследования обусловлен культурно-антропологической направленностью философско-педагогических концепций Николая Ивановича Пирогова (1810– 1881 гг.), Константина Дмитриевича Ушинского (1824–1870 гг.), Петра Федоровича Каптерева (1849–1922 гг.), Сергея Иосифовича Гессена (1887–1950 гг.), наличием в их трудах позитивного опыта решения проблемы человека, определения сущностных характеристик и средств духовно-нравственного совершенствования личности как фактора общественного прогресса. Философскопедагогические концепции этих русских философов во многом созвучны идеям немецкого философа И.Канта, поскольку обращены на развитие человека как свободного и нравственного существа, способного к совершенствованию. Степень разработанности проблемы. Философское наследие великого кенигсбержца постоянно находилось в центре внимания как зарубежных, так и отечественных мыслителей.

4 Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 661. Кант И. Логика. Пособие к лекциям. 1800 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 6 т. М., 1966.

С. 332.

Т. 6. С. 351.

Изучению проблемы человека в творчестве И.Канта посвящены исследования В.Ф.Асмуса, Ю.Я.Баскина, Л.В.Бека (L.W.Beck), Ж.Беме (G.Bhme), Н.А.Бердяева, Р.А.Бурханова, А.В.Гулыги, Ф.Каульбаха Е.Э.Крыловой, Б.М.Бим-Бада, Ю.Ф.Воропаева, П.С.Гуревича, (F.Kaulbach), В.О.Бразауски, Ф.Грауфа М.Деспленда П.Козловски М.Бубера (М.Buber), Т.Б.Длугач, (F.Grayeff), Б.Т.Григорьяна, (M.Despland), (P.Koslowski), О.Г.Дробницкого, Л.А.Калинникова, А.М.Каримского, Э.Кассирера (E.Cassirer), В.И.Красикова, В.Б.Куликова, К.Н.Любутина, М.К.Мамардашвили, И.С.Нарского, П.И.Новгородцева, Т.И.Ойзермана, О.В.Охотникова;

Г.Прауса (G.Prauss), В.К.Сережникова, А.П.Скрипника, В.С.Соловьева, Э.Ю.Соловьева, К.И.Сотонина, В.Н.Сырова, Л.А.Сусловой, Г.В.Тевзадзе, М.Хайдеггера (М.Heidegger), А.С.Чупрова, Л.А.Чухиной, Н.И.Шашкова, М.И.Шитикова, В.Д.Шмелева и др. Теоретическое наследие К.Д.Ушинского, Н.И.Пирогова и отчасти П.Ф.Каптерева в нашей стране анализировалось в историко-философских и историко-педагогических работах и в характеристиках их педагогического творчества в основном с точки зрения дидактического и методического потенциала. Философские взгляды этих русских мыслителей изучались прежде всего с позиции их соответствия принципам догматически понятого «марксизмаленинизма». В 90-х годах ХХ века в нашей стране появляются исследования, посвященные некоторым аспектам концепций С.И.Гессена и П.Ф.Каптерева. Тем не менее целостное осмысление проблемы человека в философскопедагогических учениях этих мыслителей в отечественной литературе еще не осуществлялось. Изучение К.Д.Ушинского, М.А.Данилова, философско-педагогических П.Ф.Каптерева, В.Е.Дерюги, С.И.Гессена теорий проводилось С.Г.Иванова, Н.И.Пирогова, в работах С.В.Бармина, А.И.Богатырева, А.М.Геселевича, Н.К.Гончарова, М.В.Грищенко, Б.В.Емельянова, Л.Н.Исаева, А.А.Краснова, В.В.Кузнецовой, С.Л.Кузьминой, В.Б.Куликова, П.А.Лебедева, Д.О.Лордкипанидзе, Е.Г.Осовского, Л.А.Терещенко, Е.Н.Медынского, Б.Л.Могилевского, М.Г.Плоховой, Ф.Е.Муравиной, А.Н.Острогорского, Н.М.Трофимовой, В.И.Порудоминского, Ф.А.Фрадкина, Е.Е.Седовой, Л.А.Степановой, В.Д.Столбуна, В.Я.Струминского, Л.А.Тарасова, Ж.Т.Филипповой, Ш.А.Френкеля, Б.М.Хромова и др. Вместе с тем в отечественной литературе практически отсутствуют специальные исследования, в которых бы проводился сравнительный анализ решения проблемы человека в философии И.Канта и философско-педагогических учениях упомянутых нами русских мыслителей. С учетом актуальности обозначенной проблемы определены цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертации – дать сравнительный анализ проблемы человека в философии И.Канта и философско-педагогических концепциях русских мыслителей второй половины ХIХ – первой трети ХХ века (Н.И.Пирогова, К.Д.Ушинского, П.Ф.Каптерева, С.И.Гессена). Для достижения поставленной цели автором решаются следующие задачи: – прослеживается формирование антропологической проблематики в философии И.Канта в процессе эволюции его воззрений от «докритического периода» к «критическому периоду» его творчества;

– выявляется постановка и решение проблемы человека в «критической философии» И.Канта;

– исследуется структура и содержание философской антропологии, раскрывается ее взаимосвязь с педагогической антропологией и исторической антропологией в учении И.Канта;

– на основе анализа «концепции воспитания истинного человека» Н.И.Пирогова исследуются его взгляды на сущность, идеалы и пути совершенствования человека;

– на основе изучения «педагогической антропологии» К.Д.Ушинского выявляются его воззрения на природу человека и пути совершенствования личности;

– на основе анализа философско-педагогического учения П.Ф.Каптерева рассматриваются его взгляды на исходные предпосылки и пути формирования личности, как в индивидуальном, так и в социальном плане;

– на основе исследования «философии образования» С.И.Гессена выявляются его воззрения на сущность человека и свободное развитие личности в культуре и в процессе воспитания и образования;

– определяется влияние философской и педагогической антропологии И.Канта на философско-педагогические концепции человека Н.И.Пирогова, К.Д.Ушинского, П.Ф.Каптерева, С.И.Гессена. Теоретико-методологической основой исследования послужили произведения философской классики, в первую очередь работы самого И.Канта, а также философско-педагогические сочинения Н.И.Пирогова, К.Д.Ушинского, П.Ф.Каптерева, С.И.Гессена. В своих исследованиях диссертант ориентируется на современное понимание диалектико-материалистической философии. В частности, в работе используется ряд формальных и содержательных методов: традиционный историко-философский метод, метод восхождения от абстрактного к конкретному, типологический метод, метод моделирования, герменевтический метод, метод сравнительного анализа и т.д. Научная новизна работы обусловлена уже самим предметом и целью исследования, в котором философское наследие И.Канта, Н.И.Пирогова, К.Д.Ушинского, П.Ф.Каптерева, С.И.Гессена впервые в отечественной литературе подвергнуто сравнительному анализу с точки зрения решения проблемы человека. Такая постановка вопроса предполагает необходимость определения сущностных характеристик человека и условий его совершенствования в концепциях этих философов. Апробация работы. Выводы и положения диссертационной работы отражены в 14 публикациях автора общим объемом 4,0 п.л., а также в докладах на региональной научно-практической конференции «Философия и педагогика (Вторые Соколовские чтения)» (Нижневартовск, 17–19 мая 1999 года), на региональной научно-теоретической конференции докторантов, аспирантов и соискателей «Россия ХХI века: Мировоззренческие аспекты» (Нижневартовск, 27 января – 4 февраля 2000 года), на региональной научно-практической конференции «Философия и образование (Третьи Соколовские чтения)» (Нижневартовск, 17–19 мая 2000 года), на заседании школы-семинара аспирантов и соискателей Нижневартовского государственного педагогического института «Образование и наука на рубеже веков» (Нижневартовск, 10–12 апреля 2001 года), на региональной научно-теоретической конференции «Человек в философскоправовом измерении (Четвертые Соколовские чтения)» (Нижневартовск, 05–06 октября 2001 года), на международной научно-практической конференции «Современная философия в поисках сущностей и смыслов» (Екатеринбург, 25–27 октября 2001 года), на межвузовской научно-практической конференции «Антропоориентированные технологии в образовательном процессе школы и вуза» (Нижневартовск, 23 ноября 2001 года). Тезисы докладов опубликованы. Материалы исследования излагались автором на заседаниях Историкофилософского общества НГПИ, на заседаниях кафедры философии НГПИ, использовались в спецкурсах «Философская и педагогическая антропология» и «Философско-педагогическая антропология в России ХIХ – начала ХХ века», прочитанных для студентов факультета педагогики и психологии Нижневартовского государственного педагогического института. Практическая значимость исследования. Материалы диссертационной работы могут быть использованы при разработке и чтении общих курсов по истории философии, специальных курсов, посвященных философии И.Канта, классической немецкой философии и русской философии, а также при создании учебных и учебно-методических пособий по данной тематике. Предложенные выводы представляют интерес для исследовательской практики в области отечественной и зарубежной философии и философской антропологии.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав и Заключения. Содержание работы изложено на 140 страницах машинописного текста. Библиография включает в себя 180 наименований, из них 13 – на иностранных языках.

Глава 1. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФИИ И.КАНТА 1.1. Формирование антропологической про блематики в «докритический период» Антропологизм представляет собой определенную, исторически обусловленную традицию философствования, которая выражается в стремлении решить философские проблемы через феномен человека. Все попытки внешнего познания мира, без погружения в глубь человека, дают лишь знание поверхности вещей. Если идти от человека вовне, то никогда нельзя дойти до смысла вещей, ибо разгадка смысла скрыта в самом человеке7. Философская антропология, с одной стороны, пытается объяснить особенности человеческого бытия и возможности человека, а через него – смысл и значение окружающего мира, а с другой стороны, изучает человеческого индивидуума в самых различных его измерениях и характеризующих его природу специфических качествах. Именно «в философской антропологии человеку в качестве предмета в самом точном смысле слова дан он сам»8. Другой задачей этой науки является разработка специфической методологии исследования, в которой человек выступает в качестве не только предмета, но и цели философствования. «…Антропология также может быть и философской,– пишет немецкий философ Мартин Хайдеггер,– если она в качестве антропологии определяет либо цель философии, либо исходный пункт ее, либо оба одновременно»9.

7 8 См.: Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989. С. 293. Бубер М. Проблема человека // Бубер М. Два образа веры. М., 1995. С. 163. Heidegger M. Kant und das Problem der Metaphysik // Heidegger M. Gesamtausgabe.

Frankfurt a. M., 1991. Abt. 1. Bd. 3. S. 211.

Представители западноевропейской философии обосновали антропологизм как способ познания человека и мира. Однако докантовская философия не смогла создать такое учение о человеке, в котором бы доказывалась и обосновывалась активность человека как субъекта не только познания, но и целеполагания и практики. Именно «Кант представил убедительные доказательства тому, что философия и как знание, и как убеждение, и как вера постигает человека»10. Постановку проблемы человека мы обнаружим уже в первых трудах И.Канта. В частности, в трактате «Всеобщая естественная история и теория неба», изданном в 1755 г. философ, в целом оставаясь на натуралистических позициях, намечает для себя антропологическую проблематику. В заключение трактата немецкий мыслитель формулирует мысль, которая станет лейтмотивом в «критический период» его философского творчества: «До сих пор мы как следует не знаем, что такое действительно человек в настоящее время, хотя сознание и чувства должны бы нам дать ясное понятие об этом;

насколько же меньше мы можем угадать, чем он должен стать в будущем!»11 Вся естественнонаучная ориентация «докритического периода» проникнута общим этически-духовным интересом: И.Кант ищет «природу», чтобы найти в ней «человека». Чтобы надлежащим образом оправдать свое место в творении, «человек должен сначала знать его, должен понять, что он часть природы и вместе с тем по своей конечной цели возвышается над ней»12. Тем самым философ стремится связать изучение проблем теоретического разума с проблемами разума практического. «Практический разум» понимается здесь в самом широком смысле слова: он охватывает общее нравственное предназначение человека, а также совокупность знаний о мире и человеке.

Емельянов Б.В., Любутин К.Н. Введение в историю философии. Нижневартовск, Кант И. Всеобщая естественная история и теория неба. 1755 // Соч.: В 6 т. М., 1963. Кассирер Э. Жизнь и учение Канта. СПб., 1997. С. 47–48.

1994. С. 6.

Т. 1. С. 260.

В это же время немецкий мыслитель пытается разработать и особую методологию, с помощью которой необходимо изучать человека,– «не только человека, который искажен изменчивым обликом, навязанным ему его случайным состоянием,...но саму природу человека, которая всегда остается той же, и свойственное ей место в мироздании, дабы знали,...каково... должно быть предписание для его поведения»13. Уже в габилитационной диссертации 1755 г. И.Кант исходит из понимания человека как существа разумного и способного свободно осуществлять свой моральный выбор. «...То, что происходит по воле разумных существ, наделенных способностью свободно определять самих себя,– пишет он,– берет... свое начало во внутреннем принципе, в сознательных желаниях и в выборе той или другой стороны по свободному усмотрению. <...> Поступать свободно – значит поступать согласно своему влечению, и притом сознательно»14. С шестидесятых годов в мышлении философа намечается перелом, который в семидесятые годы XVIII века превращается в решительный переворот. С этого времени в исследованиях И.Канта природа уступает место человеку. Нравственно-антропологические интересы начинают занимать у него центральное место в сравнении с метафизическими и космологическими умозрениями. На почве этого антропоцентрического направления мышления и выросла «критическая философия». Ее назначение состоит в том, чтобы решительно положить конец космологическим воззрениям и возвысить нравственность на степень руководящего момента в миросозерцании. Важной вехой на этом пути является трактат «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного» 1764 г. В этом сочинении кенигсбергский мыслитель впервые затрагивает принципиальные проблемы практической философии. И.Кант стремится доказать, что нравственность человека не зависит от ка Кант И. Уведомление о расписании лекций на зимнее полугодие 1765/66 г. // Соч.: В Кант И. Новое освещение первых принципов метафизического познания. 1755 // 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 287.

Соч.: В 6 т. М., 1963. Т. 1. С. 294, 292.

ких бы то ни было метафизических умозрений, а вытекает из естественных свойств и задатков человеческой природы. В первом разделе трактата И.Кант пытается рассуждать о самих понятиях прекрасного и возвышенного. Различные ощущения приятного и неприятного основываются не столько на свойстве внешних вещей, возбуждающих эти ощущения, сколько на присущем каждому человеку чувстве удовольствия и неудовольствия. Имеются преимущественно два вида тонкого чувства: чувство возвышенного и чувство прекрасного. Оба эти чувства возбуждают приятное, но весьма различным образом. Высокие дубы и уединенные тени священной рощи возвышенны, цветочные клумбы, низкая изгородь и затейливо подстриженные деревья прекрасны. Ночь возвышенна, день прекрасен. Возвышенное волнует, прекрасное привлекает. Возвышенное всегда должно быть значительным, прекрасное может быть нарядным и изысканным. Во втором разделе трактата, посвященном рассмотрению вопроса о свойствах возвышенного и прекрасного у человека вообще, И.Кант намечает для себя исследование собственно антропологической проблематики. Философ пишет: «Есть чувство красоты и чувство достоинства человеческой природы. Первое есть основание всеобщего благорасположения, второе – основание всеобщего уважения, и если бы это чувство достигло в каком-либо человеческом сердце высшей степени совершенства, то этот человек... и самого себя любил и ценил бы, однако лишь постольку, поскольку он лишь один из всех тех, на кого простирается его широкое и благородное чувство»15. Здесь же кенигсбергский мыслитель высказывает некоторые суждения о различии людей по темпераментам. Человек с меланхолическим характером обладает чувством возвышенного. Красота не только привлекает его, но и вызывает в нем восхищение. Он постоянен, поскольку свои чувства подчиняет принципам, мало интересуется суждениями других и опирается только на свое соб Кант И. Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного. 1764 // Соч.: В 6 т.

М., 1964. Т. 2. С. 138–139.

ственное разумение. Дружба возвышенна и потому соответствует его чувству. Меланхолик ненавидит ложь и притворство. У него глубокое чувство собственного достоинства. Никакой подлой покорности он не потерпит, и его благородство дышит свободой. Если его характер портится, то ему грозит опасность превратиться в фантазера или стать чудаком. У человека сангвинического склада души преобладает чувство прекрасного. Его радости полны веселья и жизни, его моральное чувство лишено принципов и потому неустойчиво. Сангвиник никогда не бывает по-настоящему добрым или по-настоящему злым. Он щедр, склонен к благотворительности, но забывает о своих долгах. Если его характер портится, он становится пошлым, мелочным, ребячливым. У человека с холерическим темпераментом преобладает чувство великолепия, которое представляет собой лишь обманчивый блеск возвышенного. К тому, что скрыто в глубине, он равнодушен, его не греет искренняя доброжелательность и не трогает уважение других людей. Холерик всегда полон лишь самим собой. Он весьма склонен притворяться, в религии лицемерен, в общении льстив, в политических делах непостоянен. Третий раздел трактата И.Кант посвящает исследованию вопроса о различии возвышенного и прекрасного у мужчин и женщин. Ум женщины прекрасен, ум мужчины глубок, а это лишь другое выражение для возвышенного. Женщина обладает преимущественно чувством прекрасного, поскольку прекрасное присуще ей самой, чувством же благородного – лишь постольку, поскольку благородное встречается у мужчины. У мужчины, наоборот, преобладает чувство благородного как одно из его качеств, чувство же прекрасного – постольку, поскольку прекрасное встречается у женщины. В последнем разделе работы И.Кант пытается раскрыть особенности национальных характеров, поскольку они основываются на разном чувстве возвышенного и прекрасного. «Среди народов нашей части света именно итальян цы и французы,– пишет философ,– более всего отличаются чувством прекрасного, немцы же, англичане и испанцы – чувством возвышенного»16. И.Кант приходит к выводу, что наличие чувств прекрасного, возвышенного, благородного, характер и поведение человека является следствием врожденных, природных особенностей человека (темперамента, пола, национальности), а также воспитания. В «Заметках в книге “Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного”» философ формулирует главную идею своей работы: «Чрезвычайно важно для человека знать, как надлежащим образом занять свое место в мире, и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком»17. Здесь же он подчеркивает, что пустая любовь, удовольствия и внешний лоск противоречат человеческой природе, а злоупотребление ими ведет к деградации личности и человеческого рода в целом. Уже в этом сочинении И.Кант связывает выполнение человеком своего назначения с его моральностью. И.Кант признает наличие у человека врожденных задатков, в том числе склонности к добрым поступкам и отрицает существование склонности к плохим поступкам. Все склонности развиваются посредством воспитания и самовоспитания. Также и способность к наукам развивается в обучении. Философ подчеркивает наличие у человека свободы воли, которая направляет его в поступках. Рабство И.Кант считает наивысшим злом в человеческой природе. «Человек, зависящий от другого, уже не человек;

он это звание утратил, он не что иное, как принадлежность другого человека»18. В этот период своего творчества И.Кант рассматривает религию как один из стимулов морального поведения, когда другие внутренние моральные моти Кант И. Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного. 1764 // Соч.: В 6 т. Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного». Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного».

М., 1964. Т. 2. С. 168.

1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 371.

1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 387.

вы оказываются недостаточными. Религия должна давать правильное представление о Боге. Поэтому главное ее содержание и назначение – нравственность. «Познание Бога или умозрительно и, как таковое, недостоверно и подвержено опасным заблуждениям, или морально – через веру, и это познание не мыслит в Боге никаких других свойств, кроме тех, которые преследуют моральную цель. Эта вера и естественна, и сверхъестественна»19. И.Кант высоко оценивает сочинения Ж.Ж.Руссо, в них его поражает необыкновенная проницательность ума, благородный порыв гения и чувствительная душа. Немецкий философ полагает, что, «быть может, никогда ни один писатель, к какому бы веку или народу он ни принадлежал, не обладал всем этим в таком сочетании»20. Однако рекомендации Ж.Ж.Руссо о воспитании одного ребенка в домашних условиях И.Кант считает противоестественными. В то же время И.Кант отмечает влияние на него сочинений французского философа: «Руссо исправил меня. Указанное ослепляющее превосходство исчезает;

я учусь уважать людей и чувствовал бы себя гораздо менее полезным, чем обыкновенный рабочий, если бы не думал, что данное рассуждение может придать ценность всем остальным, устанавливая права человечества»21. Эволюция воззрений И. Канта в этот период его философского творчества представляет собой процесс создания антропологического способа мышления. В габилитационной диссертации «О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира» 1770 года уже представлены основные положения трансцендентальной антропологии И.Канта. Исследуя способности человеческого познания, философ выделяет и противопоставляет друг другу чувственность и рассудок (разум): «Чувственность есть восприимчивость субъекта, при помощи которой возможно, что на состояние представления самого субъекта определенным образом действует присут Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного». Там же. С. 372. Там же. С. 373.

1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 380.

ствие какого-либо объекта.

Рассудочность [intelliqentia] (разумность [rationalitas]) есть способность субъекта, при помощи которой он в состоянии представлять себе то, что по своей природе недоступно чувствам. Предмет чувственности – чувственно воспринимаемое;

то, что не содержит в себе ничего, кроме познаваемого рассудком, есть умопостигаемое. <...> Познание, поскольку оно подчинено законам чувственности, есть чувственное познание;

поскольку же оно подчинено законам рассудка,– рассудочное или разумное»22. Чувственность имеет дело с феноменами, рассудочность (разум) – с ноуменами, т.е. интеллигибельными предметами. Поэтому «чувственно познанное – это представления о вещах, какими они нам являются, а представления рассудочное – как они существуют [на самом деле]»23. Все, что содержится в познании чувственного, полагает И.Кант, зависит, прежде всего, не от свойств познаваемого объекта, а от активности познающего субъекта. В самом чувственном представлении есть, во-первых, то, что можно назвать материей, а именно ощущение и, во-вторых, то, что можно назвать формой, а именно вид чувственно воспринимаемого. Форма чувственного представления, по И.Канту, есть не очертание или схема объекта, а только «некоторый присущий уму закон для координирования между собой ощущений, возникших от присутствия объекта»24. Следовательно, несмотря на то, что объекты воздействуют на органы чувств, взаимосвязь чувственных представлений определяется формальными принципами познающего субъекта. Именно «принцип формы чувственно воспринимаемого мира есть то, что содержит в себе основание всеобщей связи всего, что представляет собой феномен»25,– считает философ.

Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого миТам же. С. 390. Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого миТам же. С. 397.

ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 389–390.

23 ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 390–391.

И.Кант приходит к выводу, что существуют «два таких формальных принципа мира феноменов, абсолютно первые, всеобъемлющие и составляющие как бы схемы и условия всего чувственного в человеческом познании: время и пространство»26. Время и пространство характеризуются им как априорные формы чувственности, чистые созерцания, посредством которых координируются, упорядочиваются чувственные данные. Через эти субъективные принципы восприятия, первоначальные для всего чувственного, необходимо возникает формальное целое, т.е. мир феноменов. В свою очередь, в ноуменальном мире, в сфере предметов самих по себе, времени и пространства нет. Вещи сами по себе даны познающему субъекту только как умопостигаемые сущности – ноумены;

на них не распространяются те определения, которые присущи феноменам. В диссертации «О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира» еще нет разграничения познавательных способностей рассудка и разума;

чувственность понимается не только отличной от рассудка, но и совершенно оторванной и изолированной от него. Проводимое И.Кантом различение чувственности и рассудка ставится в параллель и даже в зависимость от деления бытия на мир феноменов и мир ноуменов;

различие между явлениями и феноменами, между вещами в себе и ноуменами трудно уловимо. Тем не менее, в работе была четко очерчена сфера деятельности человека, определяемая его активностью как субъекта познания и практики. Сразу же после защиты профессорской диссертации И.Кант задумал написать специальную работу, посвященную изложению основных положений своей новой философии. В письме Марку Герцу от 7 июня 1771 г. он пишет: «...Я работаю теперь над книгой, озаглавленной “Границы чувственности и разума”, где я пытаюсь подробно разобрать отношение основных понятий и законов, которые определяют чувственно воспринимаемый мир, а также наметить в общих чертах то, что составляет сущность учения о вкусе, метафизике и мора Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого ми ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 398.

ли»27. В «Критике чистого разума», которая вышла в мае 1781 года философские проблемы познания рассматриваются как антропологические. В 1788 году появляется «Критика практического разума», в 1797 – «Критика способности суждения», а также и ряд работ, в которых кенигсбергский мыслитель формулирует основные положения своего учения. Тем самым И.Кант завершает создание своей философско-антропологической концепции. Таким образом, эволюция воззрений И.Канта от «докритического периода» к «критическому периоду» его творчества представляет собой процесс создания особой разновидности антропологического способа мышления – трансцендентальной антропологии, которая имеет дело не столько с человеком во всей полноте своих проявлений, сколько с рационально понятой его сущностью.

1.2. Теоретический разум В основе философской антропологии И.Канта лежит концепция родовой сущности человека как существа активного и разумного. В его учении человек с самого начала исследуется не как обособленный индивидуум, а как представитель рода;

он «подчинен “идее человечества” и рассматривается под углом зрения этой идеи». При этом деятельность человека была сведена И.Кантом к деятельности трансцендентального субъекта, его теоретического и практического разума. Как субъект, наделенный способностью к мышлению и стремящийся к познанию, человек обладает теоретическим разумом. В теоретическую сферу своего учения И.Кант включает трансцендентальную эстетику, трансцендентальную аналитику и трансцендентальную диалектику. Учение о целеполагании хотя и принадлежит к теоретической философии, в то же время представляет собой переход к философии практической.

27 Кант И. – М. Герцу от 7 июня 1771 г. // Кант И. Трактаты и письма М., 1980. С. 524. Кассирер Э. Жизнь и учение Канта. СПб., 1997. С. 394.

Первый вопрос И.Канта – «Что я могу знать?» – определяет возможности теоретического разума, который устанавливает границы познания человека и определяет принципы, организующие теоретическую деятельность в систему научного знания. И.Кант не принял учения сенсуалистов (в частности, Дж.Локка) о чувственности как общем источнике всякой душевной деятельности. Не приемлет кенигсбергский мыслитель и позиции «интеллектуалиста» Г.В.Лейбница, который считал не чувства, а ум основою мыслительных способностей человека. И.Кант называет чувства и ум двумя независимыми источниками мысли: без ума чувства слепы, они дают лишь бессвязный материал;

без чувств ум пуст, его понятия лишены содержания. Философ расчленяет познавательную способность теоретического разума на три способности: чувственность, рассудок и собственно разум в узком смысле этого слова. Немецкий философ дает четкое различие чувственности и рассудка. Чувственность – это восприимчивость нашей души, способность к представлениям, поскольку она подвергается воздействию вещей в себе. «Следовательно, посредством чувственности предметы нам даются, и только она снабжает нас наглядными представлениями, но мыслятся предметы посредством рассудка, и из рассудка возникают понятия»29. Только чувственность представляет собой способность к созерцанию и без чувственности никакое созерцание невозможно. Напротив, рассудок – это внечувственная способность, способность не созерцания, а мышления. И.Кант дает различные определения рассудка. Он называет его самодеятельностью знания (в противоположность восприимчивости чувственности), способностью мышления (поскольку мышление есть познание через понятия), а также способностью суждения (поскольку всю деятельность рассудка можно свести к суждениям). Чувственность дает нам опытные данные, а рассудок – правила, согласно которым происходит упорядочивание этих данных. Рассудок Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С.75.

всегда занят тем, что исследует явления с целью найти в них какое-нибудь правило. «Разум как рассудок только тогда ведет к обнаружению истины, когда она относится к наглядному представлению,– пишет философ,– и вместе с ним делает возможным это познание. Если разум станет активно производить деятельность из самого себя, не поддерживая связи с наглядным представлением, то это может рассматриваться не более чем точное познание»30. Хотя мы узнаем многие правила (законы) посредством опыта, тем не менее, они лишь частные определения более высоких законов, самые высшие из которых не заимствованы из опыта, а происходят a priori из самого рассудка и поэтому должны придавать явлениям их законообразность, тем самым делая возможным опыт. Рассудок «есть не только способность образовать правила для себя путем сравнения явлений: он сам есть законодатель для природы, иными словами, без рассудка не было бы никакой природы, т.е. не было бы синтетического единства многообразия явлений согласно правилам, так как явления как таковые не могут находиться вне нас и существуют только в нашей чувственности»31. В своих трудах кенигсбергский мыслитель неоднократно подчеркивает значение и чувственного, и рассудочного познания. «Эти две способности не могут замещать своих функций одна другой. Рассудок не может ничего наглядно представлять, а чувства не могут ничего мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание»32. Поэтому чувственность и рассудок И.Кант определяет как два источника знания или два ствола человеческого познания. Способность разума И.Кант объясняет в двух смыслах: логическом и трансцендентальном. Разум в логическом смысле – это способность производить опосредованные умозаключения (в отличие от непосредственных, производимых рассудком).

Schultz U. Immanuel Kant in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1976. Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 146. Там же. С. 102.

S. 104.

31 Разум во втором смысле сам служит источником происхождения некоторых понятий и основоположений, которые он не заимствует ни из чувств, ни из рассудка, он сам производит понятия. Если рассудок определить как способность, создающую единство явлений согласно правилам, то разум есть способность, создающая единство правил рассудка, согласно принципам. Познанием из принципов мыслитель называет такое знание, в котором человек познает частное в общем посредством понятий. Разум «никогда не относится прямо к опыту или к какому-либо предмету, но всегда направлен на рассудок, чтобы с помощью понятий придать многообразию его знаний априорное единство, которое называется единством разума и имеет совершенно иной характер, чем то единство, которое может быть осуществлено рассудком»33. Следовательно, по И.Канту, рассудок служит предметом для разума точно так же, как чувственность служит предметом для рассудка. Задача разума состоит в том, чтобы сделать систематическим единство всех возможных эмпирических актов рассудка, подобно тому, как рассудок связывает посредством понятий многообразие явлений и подводит его под эмпирические законы. Связующим звеном между рассудком и разумом служит способность суждения. «Рассудок – это познание общего;

способность суждения – приложение общего к частному, а разум – способность видеть связь общего с частным»34. Таким образом, всякое человеческое знание начинается благодаря чувствам, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, который представляет собой высшую инстанцию для обработки материала наглядных представлений и «для подведения его под высшее единство мышления»35. С разумом немецкий философ связывает абстрактно-теоретическое мышление, раскрывающее сущность объектов, внутренние законы их развития. Все человеческое знание, согласно И.Канту, носит ограниченный характер. Человек способен познавать явления, но его разум не в состоянии охватить то, 33 Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 290. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 476.

что лежит за пределами опыта – вещи в себе36. Ни ощущения нашей чувственности, ни понятия и суждения нашего рассудка не могут дать никакого достоверного знания о вещах в себе. Миp явлений и мир вещей в себе – таковы, по учению И.Канта, реальности, к которым сводится все существующее. С одной стороны, И.Кант утверждает, что явления имеют основание в чемто другом, что должно быть пpинципиально отличаемо от явлений. «Ведь в пpотивном случае,– пишет он,– мы пришли бы к бессмысленному утвеpждению, будто явление существует без того, что является»37. Поэтому явления и вещи в себе пpедполагают дpуг дpуга. С другой стороны, из этого отношения вовсе не следует, полагает философ, что в явлениях содержится нечто пpисущее вещам в себе, что познание явлений дает хотя бы частичное представление о вещах в себе: последние существуют вне пространства и времени, в то время как познание совершается в пространстве и времени. И.Кант расчленяет чувственность на материю и априорные формы. По его мнению, существуют две чистые формы чувственного созерцания как принципы априорного знания, а именно пространство и время. В то же время кенигсбергский мыслитель указывает, что «время и пространство есть средства, которые даны неопределенно, но категориально определяются через систематический акт рассудка, а именно как продолжительность, одновременность и упоря 35 Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 287. Термин «das Ding an sich», употребляемый Кантом в работах «критического перио да», наиболее адекватно следует переводить как «вещь сама по себе», а точнее,– как «вещь, существующая сама по себе». На это обстоятельство неоднократно указывалось в отечественной философской литературе (См., например: Арзаканян Ц.Г. Примечания // Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. С. 547–548.). Однако учитывая, что в используемых нами изданиях сочинений Канта «das Ding an sich» переводится как «вещь в себе», мы будем придерживаться этой терминологии.

Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 93.

доченная очередность;

как делимое измеримое пространственное единство;

определяющее со своей стороны сущность данной материи»38. Поскольку формы чувственности – пространство и время – находятся в субъекте, а содержание дается опытом, посредством ощущений, то отсюда прямо следует, что все наше познание как априорное, так и эмпирическое, применимо лишь к предметам опыта и ни в коем случае не может быть сверхчувственным, сверхопытным или, по И.Канту, трансцендентным. Мы познаем не вещи в самих себе, а только явления. Действительно, раз содержание наших представлений дается ощущениями, а априорная форма существует в субъекте, то на долю «вещей в себе» (которые аффицируют наши органы чувств) не остается ровно ничего, кроме нашей уверенности в их существовании. «Весь так называемый “идеализм” Канта сводится поэтому к признанию субъективных форм, хотя и предшествующих опыту, но помимо опыта лишенных всякого содержания и, стало быть, применимых исключительно к предметам опыта, к явлениям, а не к трансцендентным реальностям. В этом – огромный шаг вперед, сделанный И.Кантом. Он первый объяснил вполне, почему абсолютное познание невозможно»39. Отвечая на вопрос о возможностях разума человека, И.Кант утверждает, что «при помощи времени и пространства мышление порождает действительность явлений, в то время как действительное бытие остается нам всегда неизвестным»40. Тем самым философ очерчивает границы возможности научного познания человека. В свою очередь, «чистые» рассудочные понятия И.Кант называет категориями. Рассудок вообще имеет дело с категориями, полагает он, которые, как и априорные созерцания, суть не знание, а только формы мышления. Категории Grayeff F. Deutung und Darstellung der Theoretischen philosophie Kants: Ein Kommentar Филиппов М.М. Кант // Сенека. Декарт. Спиноза. Кант. Гегель: Биогр. повествования. Grayeff F. Deutung und Darstellung der Theoretischen philosophie Kants: Ein Kommentar zu den grundlegenden Teilen der Kritik der reinen Vernunft. Hamburg, 1951. S. ХХ.

Челябинск, 1995. С. 377.

zu den grundlegenden Teilen der Kritik der reinen Vernunft. Hamburg, 1951. S. XXI.

как формы мышления даны рассудку априорно, они не могут быть выведены из опыта. Благодаря трансцендентальному единству апперцепции применение категорий рассудка к чувственным созерцаниям приводит, по И.Канту, к конструированию для человеческого сознания познаваемого им предметного мира. «Кантовский переворот в способе мышления состоит в том, чтобы сделать более ясным, что пространственный мир возникает как эмпирическая реальность, внешняя по отношению к нашему сознанию и не менее обусловленная сознанием и способами восприятия и возможностями передачи сведений…»41. Сознание активно – оно самопроизвольно налагает на действительность свои готовые, встроенные в него схемы восприятия;

более того, оно перестраивает действительность в соответствии со своими идеями, как доопытными, так и приобретенными в ходе жизнедеятельности. Поэтому разум при посредстве всех своих априорных принципов «никогда не может выйти… за область возможного опыта»42. Тем самым это ограничение нашей познавательной способности предполагает признание существования объективной границы опыта. При попытках достигнуть научно-содержательного знания о мире в целом, считает И.Кант, разум с неизбежностью впадает в заблуждения. Свидетельством этого служат антиномии чистого разум – состояния разума, возникающие при диалектических заключениях. Немецкий философ считает, что антиномичность идей чистого разума как раз и доказывает тщетность усилий разума познать сверхчувственные сущности, которые по отношению к познающему субъекту выступают как вещи в себе. В антиномиях чистого разума И.Кант выдвигает противоречие между естественной необходимостью и свободой в причинности происходящих в мире событий, в том числе в причинности человеческой деятельности. Однако это противоречие, по И.Канту, все же лишь кажущееся. Его разрешение предполагает различие «мира вещей в себе» и «мира явлений». Понятие о необходимой при41 Funke G. Von der Aktualitt Kants. Bonn, 1979. S. 35. Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 531.

чинной связи всегда включает в себя понятие времени (действие всегда следует за причиной, а не предшествует ей). Но время, как уже показал И.Кант, присуще не «вещам в себе», а явлениям, потому что оно есть лишь форма нашей чувственности, которая наполняется содержанием, взятым исключительно из мира явлений. Постольку «только явления образуют сферу приложения понятий пространства и времени, то за пределами явлений невозможно объективное применение этих форм»43. Из этого уже ясно, что в данном мире «вещей в себе» о пространстве и времени не может быть и речи, стало быть, нет и следования событий, но есть лишь безусловное самоопределение, то есть полная независимость от всего предшествующего, а это и есть понятие свободы. Согласно кантовской концепции, человек принадлежит двум мирам. «Только человек, познающий всю остальную природу исключительно лишь посредством чувств, познает себя также посредством чистой апперцепции, и притом в актах и внутренних определениях, которые он вовсе не может причислить к впечатлениям чувств;

с одной стороны он для себя, конечно, есть феномен, но, с другой стороны, именно в отношении известных способностей он для себя чисто умопостигаемый предмет, т.к. деятельность его вовсе не может быть отнесена на счет восприимчивости чувственности»44. Как член эмпирического мира явлений, человек должен подчиняться внешней причинности – законам природы и установлениям общества (гетерономия). Но как член интеллигибельного (ноуменального) мира «вещей в себе», он обладает свободой, а основным законом этой автономии является моральный закон сверхчувственной природы и чистого интеллигибельного мира. Свобода же – это способность самопроизвольно начинать состояние, следовательно, не существует причины, которая бы определила это состояние во времени. «Свобода в этом значении есть чистая трансцендентальная идея;

она, во-первых, не содержит в себе ничего заимствованного из опыта и. во-вторых, предмет ее не может быть дан ни в каком Асмус В.Ф. Трансцендентальный идеализм и трансцендентальный метод Канта // Философия Канта и современность. М., 1974. С. 49.

опыте, т.к. общий закон самой возможности всякого опыта состоит в том, что все случающееся имеет причину…»45. Свобода в практическом смысле есть независимость воли от принуждения мотивами чувственности. Следовательно, человеку как вещи в себе свойственна способность самостоятельно определять свои действия независимо от принуждения со стороны чувственных мотивов. Необходимость и обусловленность человеческих поступков И.Кант поясняет следующим образом: «Сам человек есть явление. Его воля имеет эмпирический характер, составляющий (эмпирическую) причину всех его актов. Каждое из условий, определяющих человека сообразно этому характеру, находится в ряду действий природы и повинуется закону природы, согласно которому для того, что совершается во времени, нельзя найти никакой эмпирически необусловленной причинности. Поэтому ни один данный акт (поскольку он может быть воспринят только как явление) не может начаться безусловно сам собой»46. Следовательно, все акты человека в явлении определяются из его эмпирического характера и других содействующих причин согласно порядку природы, с этой точки зрения все человеческие поступки можно предсказать и познать как необходимые на основании предшествующих условий. В то же время, И.Кант отмечает, что причина поступка человека может быть не эмпирической, а умопостигаемой. В отношении способностей рассудка и разума человек – умопостигаемый предмет, т.к. разум существенно отличается от эмпирически обусловленных сил, он оценивает предметы согласно идеям и соответственно им определяет рассудок. Разум, составляющий постоянное условие всех произвольных человеческих актов, независим от времени и других явлений чувственного мира и поэтому действует свободно. «Эту его свободу можно определить не только отрицательно как независимость от эмпирических 44 45 Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 439. Там же. С. 431. Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 442.

условий.., но и положительно как способность самостоятельно начинать ряд событий»47. В практической деятельности разум руководствуется императивами (правилами), выражая на основе их особого рода необходимость – долженствование. Этим долженствованием обозначается возможное действие, основанием которого служит только лишь понятие, между тем как основанием акта природы служит всегда явление. «Сколько бы ни было естественных оснований, побуждающих меня к хотению, сколько бы ни было чувственных возбуждений, они не могут быть источником долженствования, они могут произвести... условное хотение, тогда как долженствование, провозглашаемое разумом, ставит этим хотениям меру и цель, даже запрещает их или придает им авторитет»48. Таким образом, каждый поступок человека уже определен в эмпирическом характере человека (законами природы), но разум, регулирующий каждый человеческий акт, свободен от естественной необходимости, и именно он совершенно самостоятельно создает свой собственный порядок согласно идеям, приспособляя к ним эмпирические условия. В этом состоит регулятивный принцип разума. Поэтому, согласно И.Канту, свобода и естественная необходимость в одних и тех же поступках человека могут сосуществовать независимо друг от друга и без ущерба друг для друга. Соответственно проистекающие из мира вещей в себе нравственность и свобода не зависят от природного, эмпирического существования человека, но определяют поступки человека в явлении. И.Кант пишет: «Законодательство человеческого разума (философия) имеет два предмета – природу и свободу и, следовательно, содержит в себе как закон природы, так и нравственный закон, первоначально в двух различных системах, а затем в одной единой философской системе. Философия природы от 47 Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 443. Там же. С. 439–440.

носится ко всему, что есть, а философия нравов исключительно к тому, что должно быть»49. В целом «“Критика чистого разума” есть исследование человека», определение его гносеологических возможностей. Поэтому и рассмотрение антиномий, которым завершается главный труд И.Канта, представляет собой переход от анализа познавательных способностей человека к рассмотрению его практических способностей.

1.3. Практический разум В практической философии И.Канта разум занимается определяющими основаниями воли, а воля – «это способность или создавать предметы, соответствующие представлениям, или определять самое себя для произведения их.., т.е. свою причинность»51. Практический разум, по И.Канту,– это разум, пытающийся установить правила и нормы поведения человека не только в области морали, но и в области права, политики, религии и т.п. В широком смысле слова в практическую сферу своего учения кенигсбергский мыслитель включает этику, учение о праве и государстве, педагогику, философию истории и философию религии. Но в узком смысле слова практический разум у И.Канта – это разум законодательствующий, а значит, создающий принципы и правила морального поведения, с которыми должны согласовываться правила и нормы правового, политического, религиозного и т.п. поведения. Поэтому второй вопрос И.Канта – «Что я должен делать?» – вопрос практический, он касается сознательного выбора человеком своей линии поведения.

49 50 51 Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 615. Чупров А.С. Истоки философской антропологии. Кант. Благовещенск, 1995. С. 61. Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 388. См.: Нарский И.С. Кант. М., 1976. С. 126–129.

Вся докантовская философия утверждала примат разума теоретического над разумом практическим. Это означало, что для мыслителей проблема познания человеком окружающего мира казалась более важной, чем проблема его изменения. В учении Канта впервые в истории мировой философии акцент смещается на исследование разума практического, который в его системе имеет первенство перед разумом теоретическим53. Как эмпирическое существо, человек стремится к счастью, к удовлетворению своих природных потребностей, но как ноуменальное существо человек стремится к выполнению долга. «Человек,– пишет немецкий мыслитель,– существо с потребностями, поскольку оно принадлежит к чувственно воспринимаемому миру, и поскольку чувственность возлагает на разум обязанность, отклонить которую, конечно, невозможно,– заботиться о ее интересах и принимать практические максимы, имея в виду счастье в этой жизни, а еще возможно – и в иной жизни. Но человек не до такой степени животное, …чтобы пользоваться им [разумом – К.Г.] только как орудием для удовлетворения своих потребностей как чувственного существа»54. Следовательно, основу нравственности И.Кант предлагает искать не в природе человека или в тех обстоятельствах в мире, в какие он поставлен, а в априорных понятиях чистого разума. Философ приходит к отрицанию чувственности и счастья в качестве определяющей основы нравственности. Истинное назначение чистого практического разума – воля, согласная с нравственным законом, то есть добрая воля сама по себе. Разум человека, регулирующий его поступки как средства для достижения какого-либо результата как цели вырабатывает правила, которые подчинены практическим основоположениям. По И.Канту, практические основоположения могут быть субъективными, или максимами, если условие рассматривается субъектом как значимое только для его воли;

но они будут практическими законами (или императивами), если они признаются объективными, т.е. имею См.: Бурханов Р.А. Практическая философия Иммануила Канта. Екатеринбург;

Ниж невартовск, 1998. С. 3.

щими силу для воли каждого разумного существа. Императивы, в свою очередь, делятся мыслителем на «гипотетические», исполнение которых связывается с наличием определенных условий, и «категорические», которые обязательны при всех условиях и, значит, имеют силу независимо от каких бы то ни было условий. Человек как чувственное существо в своей деятельности руководствуется максимами, ведущими к достижению его собственного счастья, но как существо интеллигибельного мира, человек подчинен моральным законам и стремится к достижению всеобщего блага. И.Кант считает, что моральную жизнь людей регулирует категорический императив – безусловное нравственное предписание в душе человека, исполнение которого является совершенно необходимым, независимо от того, извлекает ли в результате этого человек для себя пользу (удовольствие) или нет. Философ сформулировал три его определения (формулы)55. Первая формула – «формула универсализации» – выражает всеобщий и, следовательно, формальный характер нравственного закона. Вместе с тем она подчеркивает активность личности и ее индивидуальность: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства»56. Поэтому, по И.Канту, нельзя лгать, надо уважать собственность, нельзя в отчаянии или нужде кончать жизнь самоубийством, ибо надо представить себе негативные последствия, когда такие поступки станут правилами всеобщего поведения людей. Тем самым универсальная применимость всеобщего закона становится у немецкого философа нормативным критерием для определения содержательных моральных законов, основанием общечеловеческой нравственности.

54 Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 447. См.: Скрипник А.П. Категорический императив Иммануила Канта. М., 1978. С. 41– 52;

Баскин Ю.Я. Кант. М., 1984. С. 17–20;

Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия Иммануила Канта. Екатеринбург;

Нижневартовск, 1999. С. 136–138.

Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 409.

Вторая формула – «формула персональности» – представляет собой развитие исходного постулата кантовской философии об активности личности. Она содержит идею о человеке как цели самой по себе, как высшей ценности, и тем самым утверждает достоинство индивида: «…Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству»57. И, наконец, третья формула – «формула автономии» – указывает на добровольность (собственный выбор) в установлении или признании универсального правила поведения: «Воля, следовательно, должна быть не просто подчинена закону, а подчинена ему так, чтобы она рассматривалась так же, как самой себе законодательствующая и именно лишь поэтому как подчиненная закону (творцом которого она может считать самое себя)»58. Философ трактует моральный закон как наличный в сознании всех людей в виде неизменной данности, имеющей абсолютную ценность, и усматривает в нем априорную форму нравственного сознания, трансцендентально заданную практическому разуму. По его мнению, категорический императив выступает как главное основоположение чистого практического разума, которое до всякого морального опыта дано каждому человеку. Категорический императив «не только предъявляет требование «внутренней» деятельности практического мышления, но также указывает метод, которым это мышление руководствуется», и помогает человеку «найти содержание долга, который подходит этому основному закону»59. Долг по И.Канту – это «не что иное как личность, т.е. свобода и независимость от механизма всей природы, рассматриваемая вместе с тем как способность существа, которое подчинено особым, а именно данным собственным разумом, чистым практическим за Кант И. Основы метафизики нравственности. 1785 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1. Кант И. Основы метафизики нравственности. 1785 // Соч.: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1. Kaulbach F. Das Prinzip Handlung in der Philosophie Kants. B.;

N.Y., 1978. S. 171-172.

С. 270.

С. 273.

конам;

следовательно, лицо (Person) как принадлежащее к чувственно воспринимаемому миру подчинено собственной личности, поскольку оно принадлежит и к интеллигибельному миру;

поэтому не следует удивляться, если человек как принадлежащий к обоим мирам должен смотреть на собственное существо по отношению к своему второму и высшему назначению только с почтением, а на законы его – с величайшим уважением»60. Именно долг требует подчинения нравственным законам, подавляет животные склонности и чувственные потребности человека. Далее философ пишет: «Человек живет лишь из чувства долга, а не потому, что находит какое-то удовольствие в жизни»61. Значит ли это, что человек должен совершенно отказаться от личного счастья и заботиться только о выполнении своего нравственного долга, против интересов чувственности? «Это различение принципа счастья и принципа нравственности не есть, однако, противопоставление их,– отмечает И.Кант,– и чистый практический разум не хочет, чтобы отказывались от притязаний на счастье;

он только хочет, чтобы эти притязания не принимались во внимание, коль скоро речь идет о долге. В некотором отношении забота о своем счастье может быть даже долгом – отчасти потому, что оно (сюда относится умение, здоровье, богатство) может заключать в себе средства для исполнения своего долга, отчасти потому, что его отсутствие (например, бедность) таит в себе искушение нарушить свой долг. Однако содействие своему счастью никогда не может быть непосредственным долгом, а тем более принципом всякого долга»62. Таким образом, И.Кант не отрицает возможности достижения личного счастья человеком, но лишь при условии его моральной обусловленности. Более того, если первым элементом высшего блага философ называет нравственность (или добродетель), то вторым его элементом будет счастье, как необходимое следствие нравственности. Тем самым И.Кант подчеркивает, что в качестве Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 477– Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 479. Кант И. Критика практического разума. 1788 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. С. 485.

478.

61 единственного мотива выполнения нравственного закона выступает долг, если мотивом будут страх или надежда на вознаграждение, моральная ценность поступков уничтожается. Исходя из понимания личности как долга, основанного на моральных (а не эмпирических) принципах, И.Кант в «Метафизике нравов» выделяет обязанности человека перед собой и другими людьми. Все обязанности философ делит на правовые обязанности, для которых возможно внешнее законодательство, и обязанности добродетели, которые нельзя подчинить никакому внешнему законодательству, т.к. они определяются целью, которую ставит перед собой личность (это внутренний духовный акт). Объясняя противоречие между «Я» обязывающим и «Я» обязываемым в одном субъекте И.Кант рассматривает человека в двояком качестве: во-первых, как существо, одаренное чувствами (феномен), во-вторых, также существо, одаренное разумом и обладающее свободой (ноумен), которая обнаруживается через влияние разума на волю. Человек как природное существо не может брать на себя каких-либо обязанностей, но тот же человек, взятый как личность, обладает внутренней свободой и способен брать на себя обязательства по отношению к самому себе (к человечеству в своем лице). Обязанности человека перед собой кенигсбергский мыслитель подразделяет на ограничивающие (негативные обязанности) и расширяющие (положительные обязанности). Негативные обязанности запрещают человеку поступать против цели его природы, имеют ввиду его самосохранение;

положительные обязанности предписывают человеку сделать своей целью тот или иной предмет его воления, они направлены на самосовершенствование человека. «Первый принцип долга перед самим собой содержится в изречении: «Живи сообразно природе».., т.е. сохраняй совершенство своей природы;

второй же – в положении: «Делай себя более совершенным, чем создала тебя природа»63. Может быть и субъективное деление обязанностей человека по отношению к самому Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 461.

себе, согласно которому человек (субъект долга) рассматривает себя как животное (физическое) или моральное существо. Первый долг человека перед самим собой как животным существом, по И.Канту,– самосохранение его в природе, человек должен противостоять таким порокам как самоубийство, противоестественные способы удовлетворения полового чувства, обжорство, пьянство. Человек также обязан развивать свое природное совершенство, возделывать свои естественные силы (духовные, душевные и телесные) как средство для достижения возможных целей. По мнению философа, науки и искусства, способствующие развитию природных сил, человек может выбирать сам по своим наклонностям, но стремление к физическому совершенству является обязанностью каждого разумного существа. Долг человека перед самим собой как моральным существом, по мнению кенигсбергского мыслителя, состоит в соответствии между максимами воли человека и его достоинством. Человек должен быть внутренне свободным, поступать в соответствии с нравственными принципами, не поддаваться порокам: лжи, скупости, раболепию и т.д. Главными обязанностями человека по отношению к другим И.Кант называет любовь к ближнему и уважение. Он считает, что именно эти качества регулируют взаимоотношения людей в моральном (умопостигаемом) мире: принцип взаимной любви учит людей постоянно сближаться между собой, а принцип уважения, которое они обязаны оказывать друг другу, учит держаться в отдалении друг от друга. При достижении равновесия между этими принципами возникает дружба. Причем под любовью и уважением философ подразумевает не просто чувства, а максимы, регулирующие поступки людей по отношению к себе и другим. «Долг любви к ближнему..: это долг делать цели других (если только эти цели не безнравственны) моими;

долг уважения к моему ближнему содержится в максиме не возводить людей до степени простого средства для [достижения] моих целей (не требовать от другого человека, чтобы он унизил себя, став рабом моей цели)»64. Уважение к другим основывается на признании достоинства в другом человеке и противостояние таким порокам как высокомерие, злословие, издевательство, а проявлением любви к ближнему станут благотворение, благодарность, участие. Следовательно, каждый человек, по И.Канту, должен выполнять обязанности, возложенные на него нравственным законом, совершенствуя в то же время свои физические способности. Внутренним критерием нравственного поведения человека выступает совесть. Причем этот критерий, по мнению кенигсбергского мыслителя, более действенный, чем какие-либо внешние критерии. Ж.Ж.Руссо называет чувство совести врожденным, независимым от разума, функцией нравственного закона, который он считает законом природы, а не законом человеческого общества. По И.Канту, совесть – это мучительное, вызванное моральным убеждением ощущение несправедливости своего поступка;

это приговор разума (умопостигаемого характера) поведению человека, нарушающему закон (проистекающему из чувственного характера человека). Нравственность, по И.Канту,– область безусловного долженствования, высшая способность человека – возвеличивает его над всей и его собственной природой. Философ стремится показать, что именно нравственность возвышает «человека в его сущностных измерениях и предельных возможностях над его же собственным эмпирическим бытием»65. Подлинно нравственные убеждения – это не то, что фактически есть в человеке, а то, что он должен еще обрести, до чего ему предстоит возвыситься в процессе морального воспитания. Моральное образование для И.Канта вовсе не состоит в усвоении основных норм и правил поведения в данном обществе (данное умение он называет скорее цивилизованностью), это лишь внешняя сторона культуры. Нравственное образование – это развитие в человеке разума и свободы как умения пользоваться своим разумом.

Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 495.

В кантовском учении о нравственности для выполнения морального долга требуется не только совпадение поведения лица с объективными требованиями нравственного закона, но и с субъективной стороны сознательное уважение к нравственному закону как единственному основанию определения человеческой воли. В тех случаях, когда поведение лица не нарушает объективно предписаний нравственного закона, но выполняется по каким-либо иным побуждениям, поступок является лишь легальным. «Одно лишь соответствие или несоответствие поступка закону безотносительно к его мотиву называют легальностью (законосообразностью);

то соответствие, в котором идея долга, основанная на законе, есть в то же время мотив поступка, называется моральностью (нравственностью) поступка»66. В сфере легальности категорический императив определяется И.Кантом как «требование к человеку совместно сотрудничать в правовых отношениях, поэтому оно не только обязательно исходит из эмпирических предпосылок человека, но также из нормативного самопонимания личности человека и как результат осознания своего долга»67. Как и мораль, право представляет собой априорную форму внешних поступков людей, обусловленную априорной формой их внутренних убеждений. По мнению И.Канта, правовые отношения людей регулирует всеобщий правовой закон, который он формулирует таким образом: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произволения было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом…»68. Разум выражает это как постулат, теоретическое доказательство которого невозможно. Правомерным поступком Дробницкий О.Г. Теоретические основы этики Канта // Философия Канта и совреКант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 240. Brehmer K. Rawls’ «Original Position» oder Kants «Ursprnglicher Kontrakt». Die менность. М., 1974. С. 133.

66 Bedingungen der Mglichkeit eines wohlgeordneten Zusammenlebens. Athenum;

Hein;

Scriptor;

Hanstein, 1980. IV, S. 128.

Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 254.

является любой поступок, при котором проявление свободного произвола каждого может сосуществовать со свободой других людей. Поэтому необходимо, чтобы произвол каждого лица был поставлен в обществе в определенные границы, чтобы никто не мог нарушить свободу других. Для осуществления этого требуется, чтобы «право обладало принудительной силой, чтобы оно могло заставить исполнять свои требования, препятствовать их нарушению и восстанавливать нарушенное»69. Носителем принудительной силы является государство. И.Кант характеризует правовые отношения как своего рода первую ступень (или минимум) нравственности. Если в обществе установлено право, сообразное нравственному закону, это является гарантом свободного волеизъявления каждого гражданина, совместимого со свободой других. «Правопорядок есть поэтому социальное пространство человеческой моральности, и лишь там, где он принимается в этом значении, борьба за него и безусловное уважение к нему перестают зависеть от ситуационно переменчивых представлений об условиях достижения счастья, благополучия и успеха»70. Таким образом, всеобщий моральный закон и всеобщий правовой закон утверждают свободу и достоинство человека: первый – в сфере моральности, второй – в сфере легальности. Согласно И.Канту, в мире есть лишь одно-единственное существо, причинность которого телеологична и в то же время такова, что закон, согласно которому он определяет себе цели, представляется им как безусловный и независимый от условий природы, как сам по себе необходимый. Это существо – человек, поскольку он рассматривается как ноумен. Он единственное существо природы, которому одновременно присуща сверхчувственная способность – свобода – и закон причинности он может полагать себе высшей целью (высшее Пионтковский А.А. Теория права и государства Канта // Философия Канта и совреСоловьев Э.Ю. Теория «общественного договора» и кантовское моральное обосно менность. М., 1974. С. 156.

вание права // Философия Канта и современность. М., 1974. С. 208.

благо). Только существование человека имеет свою высшую цель в самом себе: «Если же вещи в мире как предметы, зависимые по своему существованию, нуждаются в высшей причине, действующей согласно целям, то человек есть конечная цель творения, ибо без нее цепь подчиненных друг другу целей не была бы полной;

и только в человеке, да и в нем только как в субъекте моральности, встречается необусловленное законодательство в отношении целей, и только одно это законодательство делает его способным быть конечной целью, которой телеологически подчинена вся природа»71. Человек как моральное существо является конечной целью самого себя. Моральный закон как формальное разумное условие употребления нашей свободы обязывает нас сам по себе;

кроме того, он a priori определяет нам конечную цель, а именно высшее возможное через свободу благо. Свобода в практической философии И.Канта выступает одновременно и как основа личной нравственности, и как цель социальной жизни. Российский ученый И.С.Нарский выявил в кантовской философской системе «семь различных понятий свободы». Наряду с понятием «свобода как трансцендентальная способность рассудка», т.е. «способность… упорядочивать и конструировать опыт, “свободно” полагая в основание его априорные механизмы, но преследуя при этом вполне определенную цель приближения опыта к научному уровню», у И.Канта также встречается такое понятие свободы, как «свобода трансцендентная, которая составляет основу самоопределения личности». Люди причастны к ней, когда следуют зову нравственного категорического императива,– «зову, который свободно возникает внутри души, действующей как вещь в себе, и проистекает от воли, делающей свой правильный, благой выбор. <…> Здесь у Канта воля, свобода и мораль совпадают. …Канту нельзя не признать наличия внутренней связи трансцендентной и трансцендентальной свобод, поскольку трансценденталь Кант И. Критика способности суждения // Соч. на немецком и русском языках. Т. 4. Нарский И.С. Категория свободы у Канта // Кантовский сборник: Межвуз. темат. сб.

М., 2001. С. 711.

науч. тр. Калининград, 1993. Вып. 17. С. 12–13.

ные способности души могут иметь свой опорный базис только в ноуменальном мире...»73. Кроме того, в учении И.Канта содержится еще одно понятие свободы как произвола в собственном смысле. «Это “анархическая свобода”, которую надо понимать как способность к произвольным решениям и действиям. <…> Эта свобода становится источником злого, антиморального поведения». Свобода, по И.Канту, выводится не из эмпирических устремлений человека, а из трансцендентных оснований его бытия. Как эмпирическое существо, причастное к миру явлений и подчиняющееся законам природной необходимости, человек более склонен к достижению счастья, но как существо моральное, как вещь в себе он обладает свободой. Для И.Канта допущение верховного интеллектуального основания, соединяющего в себе природу и свободу и тем самым обеспечивающего единство теоретического и практического, всеобщего и особенного познания природы, есть, в конечном счете, вера как «моральный образ мышления разума при принятии им за истину того, что недоступно теоретическому познанию»76;

она есть «упование на осуществление намерения, содействовать которому есть долг, но возможность претворения которого в действительность нам усмотреть не дано»77. Веру в Бога философ рассматривает как условие для реализации возможности высшей моральной конечной цели. Только моральная телеология может Нарский И.С. Категория свободы у Канта // Кантовский сборник: Межвуз. темат. сб. Нарский И.С. Категория свободы у Канта // Кантовский сборник: Межвуз. темат. сб. О проблеме свободы у Канта см.: Бычко А.К., Бычко И.В. Кант и проблема свободы науч. тр. Калининград, 1993. Вып. 17. С. 13–14.

науч. тр. Калининград, 1993. Вып. 17. С. 13–14.

// Вопpосы теоpетического наследия Иммануила Канта: Межвуз. сб. Калининград, 1980. Вып. 5. С. 56–65;

Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия Иммануила Канта. Екатеринбург;

Нижневартовск, 1999. С. 143–145.

Кант И. Критика способности суждения // Соч. на немецком и русском языках. Т. 4. Там же.

М., 2001. С. 799.

дать понятие о единственном творце мира, пригодное для теологии. «Именно таким образом теология ведет также непосредственно к религии, т.е. к познанию наших обязанностей как божественных заповедей, ибо только познание нашего долга и конечной цели в нем, назначенной нам разумом, могло создать определенное понятие о Боге, которое, следовательно, уже с самого начала неотделимо от обязательности по отношению к этой сущности...»78. При этом немецкий мыслитель интерпретирует религию как разумную веру, а подлинную нравственность полагает независимой ни от веры в Бога, ни от самого Бога. Таким образом, практическая философия выступает ядром философской антропологии кенигсбергского мыслителя. Именно в сфере практического разума человек как личность и как родовое существо реализует свое предназначение, стремясь осуществить заложенный в нем в виде морального закона нравственный идеал. Этот идеал, по мнению И.Канта, полностью недостижим в действительности, точно так же идеи свободы, равенства, справедливости оказываются лишь требованиями разума в смысле чистых постулатов. «В этом отличие И.Канта от просветителей, поскольку он осознает невозможность осуществления идеала в современной ему действительности, хотя ищет причину этого не в самой действительности, а в несовершенстве человеческой природы»79.

1.4. Надежды и предназначение человека Третий вопрос И.Канта – «На что я могу надеяться?» – затрагивает тему совершенствования человека, возможности осуществления им своего назначения.

Кант И. Критика способности суждения // Соч. на немецком и русском языках. Т. 4. Бур М. Социальные и теоретические предпосылки формирования философии Канта М., 2001. С. 823.

// Философия Канта и современность. М., 1974. С. 29.

Развитие природных задатков и нравственности, считает философ, ведет человека к выполнению своего назначения – «пребывать в обществе людей и совершенствовать в нем с помощью искусства и наук свою культуру, цивилизованность и моральность»80. Для достижения этой цели человек должен подчинить свою чувственность нравственности. «Внутреннее совершенство человека состоит в том,– пишет И.Кант,– что пользование всеми его способностями находится в его власти, и он подчиняет их своему собственному произволу. Однако для этого требуется, чтобы господствовал рассудок, не ослабляя, однако, своим господством чувственность...»81. Следовательно, цель развития каждого индивида и общества в целом состоит в том, чтобы «воспитывать личность, воспитывать существо, которое свободно действует, может оберегать самого себя и стать членом общества, имеет внутреннюю ценность в своих собственных глазах»82. Совершенствование природы человека, по И. Канту, связано с развитием его задатков: это во-первых, «задатки животности человека как живого существа», во-вторых, «задатки человечности его как существа живого и вместе с тем разумного» и, в-третьих, «задатки его личности как существа разумного и вместе с тем способного отвечать за свои поступки»83. Задатки животности характеризуют человека как живое существо и ведут к развитию «физического и механического себялюбия»84, для которого не требуется разум. Они выражаются в стремлении к самосохранению, к продолжению рода и общению с другими людьми. При неправильном воспитании эти задатки Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 459. Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты. СПб., 1996. С. 275. Там же. С. 276.

Т. 7. С. 366.

Т. 7. C. 161.

82 83 становятся «скотскими пороками: обжорства, похоти и дикого беззакония (по отношению к другим людям)»85. Задатки человечности определяют человека как живое и в то же время разумное существо, они свойственны только людям и выражаются в склонности «добиваться признания своей ценности во мнении других и... никому не позволять превосходства над собой»86. При чрезмерном развитии эти наклонности способны превратиться в несправедливое желание добиться превосходства над другими. А ревность и соперничество, не исключающие взаимной любви, могут перерасти в пороки враждебности, зависти, неблагодарности, злорадства и т.д. Задатки личности – это «способность воспринимать уважение к моральному закону как сам по себе достаточный мотив произвола»87. Развитие этих задатков, по мнению И.Канта, содействует реализации морального закона максимы свободного произвола. Поэтому «идею морального закона с неотделимым от нее уважением к нему нельзя назвать задатками личности;

она уже сама личность»88. В понятие природы человека И.Кант включает человеческую субъективность, т.е. свободу воли и поступков. «Если человек в моральном смысле бывает или должен быть добрым или злым, то он сам себя должен делать или сделать таким. И то и другое должно быть результатом его свободного произвола;

...он становится добрым или злым в зависимости от того, принимает ли он в свою максиму те мотивы, которые заключаются в задатках, или нет (что должно быть полностью предоставлено его свободному выбору)»89,– пишет философ. Следовательно, И.Кант признает наличие в человеке двух противоположных начал, а развитие личности понимается как «борьба с “причинами зла”, борьба между добром и злом, которые коренятся в человеческой природе, в 85 86 87 88 Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты. СПб., 1996. С. 276. Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты. СПб., 1996. С. 275. Кант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты. СПб., 1996. С. 277. Там же. Там же. С. 291.

присущих ей субъективных основаниях»90. Человек должен развивать в себе задатки добра, образовывать и совершенствовать себя в физическом и нравственном плане. «Самообразования и самовоспитания требует от своего ученикачеловечества педагог-история. В этом главное отличие кантовского обоснования педагогики от платоновской традиции (педагог в полном смысле этого понятия есть Бог), от Руссо (величайший педагог – природа). А у И.Канта человек сам ответственен за свою судьбу, за свой моральный облик, за свое будущее»91. Таким образом, личность как цель образования в трудах И.Канта предполагает моральный образ мыслей, уважение к нравственному закону и сообразное со свободой следование долгу. Она никогда не дана готовой, но всегда создается самим человеком при влиянии других людей. И.Кант не отрицает роли религии в формировании нравственности, однако считает, что нравственность как таковая вовсе не нуждается в ней. Вера в Бога «помогает нашей естественной потребности мыслить для всякой нашей деятельности в целом какую-нибудь конечную цель, оправдываемую разумом;

в противном случае имелось бы препятствие для морального решения»92. Таким образом, «мораль неизбежно ведет к религии...»93. И.Кант определяет цели, условия и содержание процесса морального совершенствования человека. Просвещение (Aufklrung) выводит человека из природного состояния, делает его моральным существом, приобщает к свободе, научая пользоваться разумом. «Просвещение – это выход человека из состояния своего несовершеннолетия..., причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого. <…> Для этого просвещения требуется толь Ойзерман Т.И. Учение Канта об изначальном зле в человеческой природе // КантовБим-Бад Б.М. Путь к спасению: Педагогическая антропология Иммануила Канта сеКант И. Религия в пределах только разума // Кант И. Трактаты. М., 1996. С.263. Там же.

ский сборник: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Вып. 18. Калининград, 1994. С. 16.

годня. М., 1994. С. 6.

92 ко свобода… публично пользоваться собственным разумом»94,– пишет И.Кант. Термин «просвещение» (Aufklrung) употреблен здесь в широком смысле – как духовное созревание человека под влиянием всей социально-культурной среды. Образование (Bildung, Erziehung) выступает как важный фактор просвещения, причем его действенность находится в прямой зависимости от того, насколько оно отвечает требованиям человеческой природы. Второй и не менее важный фактор совершенствования индивида – нравственное развитие человеческого общества в культуре и истории. Одно из средств развития всех задатков людей, которым пользуется природа,– это антагонизм их в обществе. Под социальным антагонизмом И.Кант понимает «недоброжелательную общительность» людей, т.е. склонность человека, с одной стороны, общаться с себе подобными, с другой стороны, стремление уединяться и все сообразовывать только со своим разумением. Побуждаемый честолюбием, властолюбием или корыстолюбием, человек создает себе положение среди других людей, которых он, правда, не может терпеть, но без которых он не может и обойтись. Таким образом «постепенно развиваются все таланты, формируется вкус и благодаря успехам просвещения кладется начало для утверждения образа мыслей, способного со временем превратить грубые природные задатки нравственного различения в определенные практические принципы и тем самым патологически вынужденное согласие к жизни в обществе претворить в конце концов в моральное целое»95. И.Кант отмечает, что человек желает жить беспечно и весело, а природа желает, чтобы он вышел из состояния бездеятельного довольства и окунулся с головой в работу и испытал трудности, чтобы найти средства разумного избавления от этих трудностей, без этого все природные задатки человечества остались бы навсегда неразвитыми. Следовательно, антагонизм между людьми Кант И. Ответ на вопрос: Что такое Просвещение? 1784 // Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 6. Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. 1784 // Соч.: В 6 т.

С. 27.

М., 1966. Т. 6. С. 22.

«есть природное средство для обеспечения наиболее полного развития человеческого рода»96. Факторами становления личности являются, во-первых, природосообразное и целесообразное воспитание, во-вторых, идеальное гражданское устройство общества (республика) и, в-третьих, совершенствование человечества в целом. Философия и педагогика, по мнению И.Канта, способствуют прогрессу и моральному совершенствованию человечества. Философия, «по мировому понятию»,– это «наука о последних целях человеческого разума», «учение о мудрости, законодательница разума. Педагогика же, как наука о воспитании человека указывает цели и пути совершенствования отдельной личности. Кенигсбергский мыслитель полагает, что искусство воспитания должно основываться на принципах, которые вырабатываются в процессе поступательного развития человечества. «Каждое поколение, обладая знаниями предыдущего, может все более и более осуществлять такое воспитание, которое пропорционально и целесообразно развивает все способности человека и таким путем ведет весь род человеческий к его назначению»97. Поэтому педагогика развивается постепенно, благодаря тому, что одно поколение передает свой опыт и знания последующему, а оно, в свою очередь, передает их дальнейшему поколению. В трактате «О педагогике» И.Кант пишет: «В человечестве заключено много задатков и наша задача – пропорционально развивать природные способности и раскрывать свойства человека из самых зародышей, делая так, чтобы человек достигал своего назначения... Для отдельной личности достижение этого назначения совершенно невозможно... Не отдельные люди, но род людской должен достичь этого»98. Именно воспитание должно стать той силой, с помощью которой изменится и каждый человек, и человеческое общество в целом.

Вуд А. Роль религии в Кантовой философии истории // Кантовский сборник: Межвуз. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 449–450. Там же. С. 449.

темат. сб. науч. тр. Калининград, 1994. Вып. 18. С. 4.

97 Вторая сторона воспитания связана с развитием и совершенствованием человечества как условием и следствием развития индивида. Природосообразное и целесообразное воспитание каждого человека приведет к усовершенствованию человеческого рода. План воспитания, считает философ, должен быть составлен с космополитической точки зрения. Родители и правители в воспитании отдельной личности должны стремиться к достижению всеобщего блага: «дети должны воспитываться не для настоящего, а для будущего, возможно лучшего состояния рода человеческого, т.е. для идеи человечества и сообразно его будущему назначению»99. Воспитание будет постепенно улучшаться, и каждое последующее поколение будет делать шаг вперед к усовершенствованию человеческой природы и формированию более совершенного поколения людей. «Поэтому проблема будущего человечества есть педагогическая проблема, и притом в двояком смысле. Во-первых, без предвосхищения будущего невозможен выбор целей воспитания;

во-вторых, от эффективности воспитания будущее напрямую зависит. Между педагогикой и будущим есть взаимоопределяющая связь»100. Таким образом, образование рассматривается И.Кантом как средство совершенствования человечества, и этой цели подчиняется индивидуальное совершенствование отдельного человека. В плане своего индивидуального бытия, замечает И. Кант, человек может стать человеком только путем воспитания. Достижению этой цели призвана служить педагогика. Воспитание, по мнению немецкого философа, призвано развить врожденные задатки и способности человека. «...В воспитании кроется великая тайна усовершенствования человеческой природы,– пишет И.Кант,– …благодаря воспитанию человеческая природа будет развиваться все лучше и лучше и… ей можно придать такую форму, которая соответствовала бы идеалу 99 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 451. Бим-Бад Б.М. Путь к спасению: Педагогическая антропология Иммануила Канта сегодня. М., 1994. С. 4.

человечности»101. Ребенок становится человеком только через направленное воспитание, его задатки не могут раскрываться сами собой, а «всякое воспитание есть искусство»102. В «Антропологии с прагматической точки зрения» И.Кант называет три вида задатков техническими (связанными с сознанием, необходимыми для пользования вещами), прагматическими (для умелого пользования других людей в своих целях) и моральными задатками (для действий по отношению к себе и другим сообразно не только с принципами свободы, но и с необходимостью подчинения законам)103. В соответствии с природой человека воспитание состоит: во-первых, «из школьно-механического образования, цель которого – приобретение умения, почему оно и носит дидактический характер (наставник)»;

во-вторых, «из прагматического, цель которого – достижение разумности (воспитатель)»;

втретьих, «из морального, цель которого – нравственность»104. Идеалом образования человека является всестороннее развитие личности, под которым И.Кант понимает гармоническое сочетание природного и общественного начал, знания и воспитанности и, в особенности, духовного и физического развития. Основные задачи

образования И.Кант сводит к следующему: 1) приучение к дисциплине как средству преодоления дикости в человеке;

2) умственное развитие посредством «сообщения навыков» (привитие культуры);

3) приобщение к цивилизации путем развития ума и воспитанности и, наконец, 4) моральное воспитание. Под воспитанием И.Кант понимает «уход (попечение, содержание), дисциплину (выдержку) и обучение вместе с образованием»105. В соответствии с этим 101 102 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 448. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 452. См.: Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 459. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980.С. 445.

1994. Т. 7. С. 363.

104 человек бывает грудным младенцем, питомцем или учеником. Уход понимается философом как забота родителей о том, чтобы дети не обращали своих сил во вред себе. Ребенок появляется на свет беспомощным, он не в состоянии оберечь себя от опасностей окружающего мира. Поэтому о нем должны позаботиться взрослые: с помощью дисциплины уничтожить в человеке дикость и подчинить его предписаниям разума. «Дисциплина, или выдержка, выводит человека из животного состояния»106, она подчиняет человека законам человечности и нормам культуры. И.Кант разграничивает понятия «образование» и «обучение». Под обучением философ понимает формирование навыков, получение знаний и приобретение умений и относит его к физическому воспитанию. Образование же касается формирования нравственности и относится к практическому воспитанию (в отличие от школьного образования или обучения и прагматического воспитания). Педагогика, или наука о воспитании делится И.Кантом на физическую и практическую (моральную). «Физическое воспитание человека имеет одну общую с животными черту – питание. Воспитание практическое, или моральное, должно образовать человека, чтобы он мог жить как свободно действующее существо»107. Физическое воспитание призвано развивать в человеке задатки животности и отчасти задатки человечности;

оно включает в себя развитие телесных сил и душевных способностей ребенка, дисциплину как подчинение определенным правилам и обучение наукам. В свою очередь, воспитание практическое, или моральное, является высшей ступенью воспитания. Оно призвано развивать в человеке задатки личности (моральные задатки) на основе уважения к моральному закону, учит человека пользоваться своей свободой и действовать в человеческом обществе.

106 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. C. 445. Кант И. Метафизика нравов в двух частях. 1797 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 459.

Физическое воспитание включает в себя развитие телесных сил и душевных способностей человека. И.Кант согласен с Дж.Локком, считавшим, что «должно заботиться главным образом о внутренней стороне человека, однако не следует оставлять без внимания и бренную оболочку»108. Ведь тело должно повиноваться душе, но слабое тело расслабляет душу;

поэтому с раннего детства необходимо заботиться о развитии и укреплении телесных сил. Вслед за Ж.Ж.Руссо И.Кант считает, что первоначальное воспитание должно исключать влияние на ребенка посторонних факторов. Он советует отказаться от пеленания, укачивания, чрезмерных ласк и поцелуев, а также, по возможности, обходиться без всяких приспособлений при обучении детей ходьбе и другим движениям. Лучше предоставить детям возможность самостоятельно ползать, ходить, играть. В развитии движений и физических качеств ребенка философ допускает и руководство со стороны взрослого, но гимнастика и игры, организованные взрослыми, должны лишь направлять природу, развивать естественные природные потребности детей. Физическое воспитание включает и развитие органов чувств;

поэтому лучшими играми будут те, где развитие движений связано с упражнением чувств. Например, упражнения в глазомере, в правильном суждении о расстоянии и величине, в определении местоположения по частям света. В развитии врожденных душевных способностей И.Кант выделяет две цели воспитания и указывает способы их достижения. 1. «Общая культура душевных способностей». Она может быть: а) физической. «Здесь все основывается на упражнении и дисциплине, причем дети не должны знать принципов. Она для ученика пассивна – он должен следовать руководству другого»109;

б) моральной. «Тогда она основывается не на дисциплине, но на принципах... Следует стремиться к тому, чтобы питомец поступал хорошо исходя из 108 Локк Дж. Мысли о воспитании // Соч.: В 3 т.М., 1988. Т. 3. С. 412. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 479.

собственных принципов, а не по привычке»110. Такая деятельность предполагает активность ребенка. 2. «Частная культура душевных способностей. Ее задача – развитие познавательной способности, чувств, способности воображения, памяти, устойчивости внимания, остроумия»111. Решая задачу дисциплинирования воспитанника, как предпосылку к его нравственному воспитанию, И.Кант полагает, что оно должно осуществляться и средствами принудительного педагогического воздействия (такими как наказания). Стремление к нравственному идеалу свободной и целостной личности привело киников и Ж.Ж.Руссо к отрицанию дисциплины. И.Кант, наоборот, ратует за последовательное развитие нравственности, нравственное образование, синтезирующее принуждение и свободу. Дисциплина связана с понятием работы и труда и означает умение согласовывать свои способности с определенными требованиями. Философ отдает предпочтение нравственному наказанию (ребенку отказывают в любви и уважении). Наказание же физическое может быть искусственным (ребенку отказывают в том, что он хочет) либо естественным (ребенка наказывают последствия совершенного поступка, а не воспитатель). Физическое наказание должно быть только дополнением к наказанию нравственному. При этом нельзя наказывать в приступе гнева или вымещать досаду на детях. Частые физические наказания порождают упрямство, поэтому «наказывать следует с осторожностью, чтобы дети видели конечную цель наказаний в своем исправлении»112. Дисциплина не есть самоцель и она не должна ущемлять свободу и волю ребенка, превращать воспитание в дрессировку. Гуманизм И.Канта проявляется в требовании относиться к ребенку как к личности, достоинство которой заслуживает не только уважительного, но и чрезвычайно бережного обращения.

110 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 479. Там же. С. 480.

Вредными для воспитания души считает И.Кант поощрения, которые делают детей себялюбивыми и развивают склонность совершать хорошие поступки за вознаграждение. «Если наказывать ребенка за дурное и награждать за доброе, то он будет делать добро ради выгоды», а не потому, что это хорошо,– считает философ113. Ребенок должен всегда чувствовать свою свободу, но и не мешать свободе других;

ребенок не должен мешать обществу, но он не должен и подделываться под него – вот главные правила, которыми руководствуются родители в дисциплинировании детей. Воспитание познавательной способности философ относит к физическому воспитанию, так как оно развивает природные способности человека. Полезными для развития воображения И.Кант считает географию, рисование, историю. Изучение географии, истории и особенно математики совмещает приобретение знаний с формированием умений, обогащает рассудок общими правилами и понятиями. Память следует воспитывать с раннего возраста параллельно и одновременно с рассудком. Средствами развития памяти являются заучивание стихов, запоминание имен в рассказах, чтение и письмо, изучение языков на слух. Главными принципами обучения должны быть развитие интереса, активности и самостоятельности ребенка, а также приучение его к работе. Отрицательным фактором воспитания кенигсбергский мыслитель считает праздность и отдает должное воспитательной роли трудовой деятельности, видя в ней специфическое отличие человека от других существ. «Человек – единственное животное, которое должно работать»114. В определении целей, задач и методов обучения И.Кант исходит из основ своей «критической философии», выступающей против ограниченности как эмпиризма, так и рационализма. И.Кант же не только формулирует цели обучения, но и указывает путь, по которому обучение должно вести ученика к совершенствованию его природных способностей познания и нравственности 112 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 487, 480. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 484.

(путь по-гречески «метод»). Отсюда задача обучения – «овладение методом науки»115. Усвоение метода науки отличается тем, что всякое отдельное знание передается здесь не ради себя, а ради познания орудия, которым данное знание добывается и возможности самостоятельного продвижения по намеченному пути. Человек, по мнению И.Канта, в своей деятельности руководствуется разумом, но сам разум нужно развить так, чтобы человек мог основываться на истинных критериях, помогающих ориентироваться в любой ситуации. Поэтому кенигсбергский мыслитель «учил не мыслям, но мыслить: сначала помогал укрепиться рассудку, ведя его от опыта к суждениям, через них – к понятиям, затем – к исследованию причин и следствий с помощью разума. Если не снабдить «несовершеннолетний», т.е. непросвещенный ум опытом внимательного рассмотрения противоречивых сведений, то молодежь приучится умствовать, т.е. насиловать разум действиями беззаконными, беспринципными, без правил (основоположений) предпринимаемыми. Иначе неизбежен вербализм и слепое принятие на веру чужих мнений»116. Прекрасный образец метода науки о познании дает «Критика чистого разума», которую И.Кант называет трактатом о методе, то есть о принципах прогресса познания. Диалектику чистого разума И.Кант рассматривает как «метод обучения», призванный дать науке о мышлении и вообще всякой науке способы достижения достоверного знания и критерии этой достоверности. В организации процесса обучения философ подчеркивает важность учета возраста учащихся для правильного подбора доступного им и привлекательного учебного материала, чтобы наглядность и конкретное изложение эмпирических фактов стали базой познания общих принципов и законов науки. Деятельность педагога должна стимулировать активность и самостоятельность обучаемых. В 114 115 Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 484.С. 475. Гессен С.И. Основы педагогики. М., 1995. С. 245. Бим-Бад Б.М. Путь к спасению: Педагогическая антропология Иммануила Канта се годня. М., 1994. С. 8.

учебный план, по И.Канту, следует включать оптимально соответствующие возрасту дисциплины, структура этого плана должна учитывать их логическую взаимосвязь. Высшей ступенью воспитания, по мнению И.Канта, является воспитание практическое, или моральное. Оно учит человека пользоваться своей свободой и действовать в человеческом обществе. К практическому воспитанию относится, во-первых, умение, во-вторых, знание света, в-третьих, нравственность117. Что касается умения, необходимо следить за тем, чтобы оно было основательно, а не поверхностно. Лучше знать мало, но основательно, чем много, но поверхностно. Знание света состоит в искусстве применять умение к отдельному человеку, оно учит, как можно пользоваться людьми для определенных целей. Практическое воспитание, по И.Канту, связано с развитием разума. Разум нужен человеку, чтобы оценить моральные суждения (в том числе религию) и не следовать слепо обычаям и указаниям других людей. Человек должен мыслить самостоятельно и отвечать за свои поступки. Главным средством развития ума, по мнению философа, является культура как совокупность умений и навыков. Навык – это обладание какой-либо способностью для достижения целей. Некоторые навыки пригодны во всех случаях (например, чтение и письмо), другие – только для достижения отдельных целей (например, музыка). Способность к развитию навыков является универсальной способностью человека. Для того чтобы человек был приятен, пригоден для человеческого общества, пользовался влиянием, он должен обладать и другим родом культуры – цивилизованностью (хорошими манерами, вежливостью, тактом). Важной характеристикой моральной личности является понятие «характер», которое используется у И.Канта в двойном значении. Физический характер служит отличительным признаком человека как чувственного или природного существа, моральный характер – качество человека как разумного, одаренного свободой существа. «Человек с принципами, о котором доподлинно Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 490.

известно, чего можно ожидать не от его инстинкта, а от его воли, имеет характер»118. Отсюда «характерное» в человеке разделяется на «естественные или природные задатки, темперамент или способ чувствования и характер как таковой или образ мыслей. Две первые способности указывают на то, что можно сделать из человека;

вторая (моральная) – на то, что он сам готов из себя сделать»119. Естественные задатки и темперамент обусловлены врожденными особенностями человека, от них зависит способ его чувствования и деятельности, тогда как характер как образ мыслей означает обладание «тем свойством воли, посредством которого субъект связывает свое поведение с определенными практическими принципами, которые он собственным разумом предписывает себе как нечто неизменное»120. Именно в волевой решимости действовать в соответствии с твердыми правилами заключается характер. Характер рассматривается И.Кантом как определенная степень развития человеческого достоинства. Физический характер формируется в рамках физического воспитания, выработка морального характера, который состоит в твердой решимости хотеть что-нибудь делать, а затем и в действительном исполнении задуманного, является главной задачей нравственного воспитания. Чтобы развивать моральный характер, полагает И.Кант, детей нужно знакомить с «обязанностями по отношению к самим себе» и «обязанностями по отношению к другим»121. Первейшая обязанность человека по отношению к самому себе состоит в обладании определенным внутренним достоинством. В отношении с другими следует развивать в детях почтение и уважение к достоинству, правам и свободам других людей.

Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Там же. С. 321. Там же. С. 327–328. Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 492–493.

Т. 7. С. 320.

119 120 И.Кант считает, что только нравственное воспитание способно вывести человечество из «грубого естественного состояния животных», совершенствовать человеческую природу и помочь в достижении своего назначения каждому индивиду и человечеству в целом. «Если привитие дисциплины играет негативную роль ограничения и изжития животного, т.е. аморального, начала, то через нравственное воспитание утверждается позитивная, регулятивная роль принципов разума во всем человеческом поведении»122. Кенигсбергский мыслитель отдает предпочтение тем методам воспитания личности, которые развивают разум ребенка, определяющий его нравственный выбор. Подражание в нравственных поступках недопустимо, так как оно неосознанно. Пример других людей используется в нравственном воспитании, но только как «наглядный случай практического правила, пример не может служить образцом для совершения поступков»123. Привычка, по И.Канту,– это «физическое внутреннее принуждение действовать в дальнейшем так же, как действовали до сих пор»124. Она лишает даже добрые поступки их моральной ценности, она «ущемляет свободу души и к тому же ведет к неосмысленным повторениям одного и того же акта (к монотонности) и тем самым становится смешной»125. Поскольку человек руководствуется в своей деятельности разумом и чувством долга, формирование привычек вредно. Одним из средств воспитания личности И.Кант называет обучение детей хорошим манерам, вежливости, такту. Он отмечает, что цивилизованные люди Каримский А.М. Проблема человека в философской и педагогической мысли ИммаКант И. Основоположения метафизики нравов. 1785 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 4. Кант И. Антрополология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., Кант И. Антрополология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., нуила Канта // Советская педагогика. 1974. № 4. С. 131.

С. 180.

1994. Т. 7. С.166–167.

1994. Т. 7. С.166–167.

демонстрируют симпатию, проявляют уважение к другим, скромность, бескорыстие, никого при этом не обманывая. Хорошие благопристойные манеры необходимы в общении между людьми, поскольку эта видимость добродетели может перейти во внутреннее убеждение, стать чертами характера. «Ибо благодаря тому, что люди играют эту роль, в конце концов, добродетели, которые они в течение длительного времени изображают, постепенно действительно пробуждаются и переходят в убеждения»126,– пишет мыслитель. Перечисленные выше качества индивида И.Кант относит к задаткам добра, благодаря которым человек сдерживает свою чувственную природу и совершенствует себя как моральное существо. Философские идеи и педагогическая антропология И.Канта легли в основу педагогических концепций И.Г.Песталоцци, И.Ф.Гербарта, П.Наторпа и других немецких ученых, а также оказали заметное влияние на философскопедагогические учения русских мыслителей. Немецкий мыслитель верит, что когда-нибудь в далеком будущем «человеческий род достигнет, наконец, того состояния, когда все его природные задатки смогут полностью развиться и его назначение на земле будет полностью исполнено»127. Но достигнуть назначения в своем индивидуальном развитии отдельный человек не может, к этой цели стремится весь род людской, от поколения к поколению совершенствуя свою природу. При этом целью истории, по И.Канту, является не благо отдельного индивида, а благо всего человечества.И. Канта намечается переход от педагогической антропологии к Здесь у антропологии исторической, которая выводится им из философской антропологии. Ведь чтобы изучить процесс исторического развития человека, «нужно начать с изучения его задатков;

это означает, что идея истории как Идеал Истории Кант И. Антрополология с прагматической точки зрения. 1798 // Соч.: В 8 т. М., Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. 1784 // Соч.: В 1994. Т. 7. С. 169.

т. М., 1966. Т. 6. С. 22.

должна основываться на антропологии, которая является отправной точкой [исследования]». Трансцендентальная постановка этих вопросов возможна, прежде всего, как постановка вопроса о сущностном единстве человека и истории. «Поэтому понять историю как целое означает исходить из ясного представления о сущностной природе человека и его возможности как человека. Вместе с тем понять историю, ее смысл означает ее рассмотрение с точки зрения предназначения в ней человека. История обретает свой смысл, когда она становится частью человеческого предназначения. А человеческое предназначение, в кантовом понимании,– это исполниться исторически в качестве человека, стать Человеком». В плане своего общественного бытия, считает И.Кант, человек может достигнуть своего назначения только в непрерывном процессе общественноисторического развития. В истории философ выделяет три периода130: 1. Естественное состояние. 2. Состояние острого противоречия между природной и культурной составляющими истории. 3. Состояние гармонии природы и культуры, в которой все подчинено культуре нравственной. Естественное состояние человеческого общества – это первое состояние человеческой истории. Для него характерна низкая плотность населения, при которой интересы людей почти не сталкиваются, а природная среда легко удовлетворяет несложные и немногочисленные потребности человека. И.Кант выделяет в начальном периоде истории человечества два этапа.

129 128 Philonenko A. La thorie Kantienne de l’histoire. P., 1986. P. 83. Воропаев Ю.Ф. Идея истории в философии Канта // Вестник Санкт-Петербург. унСм.: Калинников Л. А. Проблемы философии истории в системе Канта: Автореф.

та. Сер. 6. СПб., 1994. Вып. 2. С. 45.

дис. … д-ра филос. наук. Л., 1981. С. 11–12, 25–27, 107–110;

Бурханов Р.А. Трансцендентальная философия Иммануила Канта. Екатеринбург;

Нижневартовск, 1999. С. 164–200.

Первый этап – это этап дикой охотничьей жизни и бродячего выкапывания корней или собирания плодов. Второй этап – это этап развитого скотоводства и земледелия, когда человек уже владеет прирученными животными и растениями, которые он сам умеет разводить путем сеяния или насаждения. Именно в это время возникает первое крупное общественное разделение труда – земледелие отделяется от скотоводства. Начало второго этапа – это «переход человека из эпохи покоя и мира в эпоху труда и раздора как в подготовительную стадию к объединению в общество»131. При таком образе жизни, считает философ, земледельцы и ремесленники уже не живут отдельными семьями, но селятся в деревнях или городах. Происходит развитие общественного разделения труда – ремесло отделяется от земледелия, на основе обмена продуктами труда выделяется торговля, возникают культура и начала искусств, появляются зачатки гражданского общества и публичного права. Возникновение культуры и искусства, в свою очередь, привело к появлению письменности. В это же время оформляется общественный договор, в результате которого образуются первые формы государственности. Теперь могли постепенно развиваться «все человеческие искусства, среди которых искусство общительности и создания гражданской безопасности является наиболее полезным»132. Концентрация богатства в руках немногих, полагает ученый, приводит к тому, что появляется неравенство. Состояние острого противоречия между природной и культурной составляющими истории – второй период всемирной истории. Он включает в себя все последующие события общественно-исторического развития человечества. В этот период происходит борьба между естественно-природными и социальнокультурными началами в человеке и обществе при все усиливающемся господ Кант И. Предполагаемое начало человеческой истории. 1786 // Кант И. Трактаты и Кант И. Предполагаемое начало человеческой истории. 1786 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 53.

письма. М., 1980. С. 53.

стве последнего над первым. Именно в этом состоянии находится современное человечество, утверждает И.Кант, и оно еще долго сохранится. В данный период всемирной истории осуществляется окончательный переход человечества к гражданскому обществу, в котором отношения людей определяются нормами публичного права, охраняемыми государством. Философ считает, что в будущем произойдет полное прекращение межнациональных и межгосударственных распрей, ликвидация войн и установление «всеобщего мира». Таким образом, по И.Канту, «историю человеческого рода в целом можно рассматривать как выполнение тайного плана природы – осуществить внутренне и для этой цели также внешне совершенное государственное устройство как единственное состояние, в котором она может полностью развить все задатки, вложенные ею в человечество»133. Образование всемирной федерации правовых государств с республиканскими принципами государственного устройства, сохраняющих внутри нее свободу и политическую самостоятельность, создаст условия для перехода к заключительному периоду всемирной истории. В результате, рассуждает немецкий мыслитель, наступит третий период человеческой истории – состояние гармонии природы и культуры, причем такой культуры, в которой все подчинено культуре нравственной. В силу двойственности своей природы, считает И.Кант, человечество всегда будет стремиться к нравственному совершенству, никогда не будучи способным полностью достигнуть его. Таким образом, кантовские вопросы о человеке задают структуру и содержание его философской антропологии, где исходным пунктом является определение познавательных способностей человека, а целью – нравственное совершенствование общества и индивида в процессе воспитания и образования и в ходе истории. Следовательно, педагогическая антропология и историческая ан Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. 1784 // Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 6.С. 18–19.

тропология И.Канта являются составными частями его философской антропологии. Высшее предназначение человека (и индивидуума, и человечества в целом), считает философ, состоит в реализации идеалов Истины, Красоты и Добра.

Глава 2. ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА В ФИЛОСОФСКО – ПЕДАГОГИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ РУССКИХ МЫСЛИТЕЛЕЙ 2.1. Концепция воспитания «истинного человека» в философско-педагогическом учении Н.И.Пирогова Выдающийся русский мыслитель Николай Иванович Пирогов (1810– 1881 гг.) решает проблему человека в контексте построения такой педагогической системы, которая соответствует цели воспитания «истинного человека» – высоконравственной личности, сознательно и целеустремленно развивающей свои силы и способности для блага общества. Эту цель, выраженную в требовании: «быть человеком» ученый формулирует в эпиграфе своей знаменитой статьи «Вопросы жизни». Выступление Н.И.Пирогова «оказалось тем мощным толчком, который заставил всю мыслящую Россию обратить внимание на образование как на явление, имеющее колоссальное жизненное значение, и подняться в защиту более совершенной системы воспитания»134. Главными условиями создания новой системы общественного воспитания Н.И.Пирогов считает: во-первых, необходимость определения цели воспитания на основе философского понимания жизни и назначения человека;

во-вторых, учет в воспитании индивидуальных и возрастных особенностей развития ребенка;

в-третьих, соответствие общественного устройства той цели, к которой стремится человек в своем индивидуальном развитии. Только при соблюдении данных требований образование будет способствовать формированию истинного человека.

Смирнов В.З. Жизнь и педагогическая деятельность Н.И.Пирогова (1810–1881) // Пирогов Н.И. Избранные педагогические соч. М., 1953. С. 22.

Н.И.Пирогов подчеркивает мировоззренческое значение философии в жизни каждого индивида. По его мнению, воспитание должно основываться на философских и нравственно-религиозных убеждениях, в которых проявляется «самый существенный атрибут духовной натуры человека – стремление разрешить вопрос жизни о цели бытия»135. Философия должна дать ответ на вопрос: В чем смысл, предназначение и призвание жизни человека? Именно философское понимание проблемы человека определяет идеал человеческого совершенства и пути к его достижению и, соответственно, цели и содержание воспитания и образования. Ученый констатирует, что основная масса людей не задумывается о смысле жизни и вечных истинах. По его мнению, эти взгляды берут свои истоки из эпикуреизма, пиронизма, цинизма, платонизма, эклектизма. В.Б.Куликов отмечает, что «типология стереотипов восприятия, своего рода “философия обыденной жизни” выписана Пироговым столь точно, что сохраняет критическое значение по сей день»136. Первый взгляд (В.Б.Куликов называет его обыденно-философским) очень привлекателен для человека. «Не размышляйте, не толкуйте о том, что необъяснимо. <...> Можно, думая, потерять аппетит и сон. Время же нужно для трудов и наслаждений. Труды и наслаждения – для счастья»137. Данный тип людей живет по принципу «моя хата с краю», это принципиально равнодушные люди. Второй взгляд связан с опорой в жизни на рационализм, на развитие мышления, которое поможет человеку понять, кто он и что он и объяснить то, что кажется непонятным для других. В выборе своих целей и средств их достижения такие люди руководствуются только умом.

135 Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 30. Куликов В.Б. Педагогическая антропология: истоки, направления, проблемы. СвердПирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 32–33.

ловск, 1988. С. 17.

Третий взгляд – «старообрядческий» или религиозный. «Соблюдайте самым точным образом все обряды и поверья. Читайте только благочестивые книги, но в смысл не вникайте. Это главное для спокойствия души. Затем, не размышляя, живите так, как живется»138. Четвертый взгляд – практический, даже прагматический. Суть его заключается в равнодушии или полном отказе от убеждений и выполнении человеком служебных обязанностей ради собственной выгоды (денег), а в спорных ситуациях выборе в пользу того, что выгоднее для себя или менее вредно. Пятый взгляд «тоже практический в своем роде», он тоже предполагает деятельность ради собственной выгоды, но при этом счастья добиваются, используя окружающих людей как средства для достижения собственных целей, соблюдая все внешние приличия и не выдавая своего истинного мнения и убеждения. «Говорите, чтобы скрыть, что вы думаете. Если не хотите служить ослами другим, то сами на других верхом ездите;

только молча, в кулак себе, смейтесь»139. Шестой взгляд связан с пессимистическим убеждением о беспомощности человека перед судьбой и невозможностью понять свое назначение и изменить свою жизнь к лучшему. «Червяк на куче грязи, вы смешны и жалки, когда мечтаете, что вы стремитесь к совершенству и принадлежите к обществу прогрессистов. Зритель и комедиант поневоле, как ни бейтесь, лучшего не сделаете»140. Седьмой взгляд – «очень веселый», оптимистический советует наслаждаться тем, что имеешь. Счастье заключается не в стремлении к высоким целям, а в том, что находится рядом, в повседневной жизни. «Пользуйтесь настоящим, и живите себе припеваючи»141.

138 139 140 Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 33. Там же. Там же. Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 33.

Восьмой взгляд предлагает отделять теорию от практики и не следовать в жизни своим убеждениям. «Принимайте какую вам угодно теорию для вашего развлечения, но на практике узнавайте, главное, какую роль вам выгоднее играть;

узнав, выдержите ее до конца. Счастье – искусство. Достигнув его трудом и талантом, не забывайтесь;

сделав промах, не пеняйте и не унывайте. Против течения не плывите»142. Какой из перечисленных взглядов станет основой мировоззрения и жизни человека, во многом зависит от природных склонностей человека, правильного воспитания и социальной среды (различных внешних обстоятельств). Воспитание, по мнению Н.И.Пирогова, должно помочь человеку определиться в жизни. Люди, «родившиеся с притязаниями на ум, чувство, нравственную волю»143 критически воспринимают нравственные основы воспитания и замечают противоречие между этими основами и направлением общества. Не удовлетворенные стремлением общества они ищут разрешения этого противоречия, «с энтузиазмом и самоотвержением ищут решения столбовых вопросов жизни;

стараются во что бы то ни стало перевоспитать себя и тщатся проложить новые пути»144. Таким образом, мировоззренческие принципы зависят от индивидуального склада ума и каждый человек должен сам сформировать свои убеждения, выбрать средства и стремится либо к идеалу, либо к удовлетворению насущных потребностей. Вслед за И.Кантом главной целью человеческого существования Н.И.Пирогов считает нравственное совершенствование личности. Различие между их взглядами заключается в том, что принимать за стержневое звено человеческой мотивационной сферы. Для И.Канта таковым является априорно заданный нашему разуму категорический императив, для Н.И.Пирогова в роли данного принципа выступают заповеди Христовы.

142 143 Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 33–34. Там же. С. 35. Там же.

Ответ на жизненные вопросы, также как и в целом, идеал нравственного воспитания Н.И.Пирогов видит в христианском учении. На религию он возлагает большие надежды в улучшении человеческих нравов, считая ее важнейшей основой морали. Ученый был религиозным человеком и выражал убеждение в том, что наука и религия вполне совместимы, и что развиваться они должны вместе, в содружестве. Русский мыслитель констатирует, что для христиан главной основой воспитания является Откровение: «Учение Спасителя, разрушив хаос нравственного произвола, указало человечеству прямой путь, определило и цель и средоточие житейских стремлений. Найдя в Откровении самый главный вопрос в жизни – о цели нашего бытия – разрешенным, казалось бы, человечество ничего другого не должно делать, как следовать с убеждением и верой по определенной стезе»145. Идеал в трудах Н.И.Пирогова – это недосягаемое совершенство для каждого человека, но к нему необходимо стремиться, хотя полностью он никогда не может быть реализован. Человек сопоставляет себя с идеалом и узнает, насколько он еще отдален от идеала, и тем самым узнает сам себя. Идеал способствует совершенствованию человека, служит образцом в его действиях и суждениях. «Идеальное мне представляется нитью электрического телеграфа, один конец которого тянется к нам через всю земную жизнь, а другой – исчезает в беспредельности,– пишет русский мыслитель,– Как идея времени, пространства, числа и меры, так и идея совершенства, служащая незримою мерою наших действий, присущи человеку»146. Таким образом, и И.Кант, и Н.И.Пирогов отмечали необходимость для личности, и для всего человечества стремиться ко все более полному совершенству, соглашаясь в том, что для отдельного человека идеал всегда остается недосягаемым. В то же время нельзя считать эти позиции совершенно противоположными. Немецкий философ не отвергает полностью значение 145 Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 30. Пирогов Н.И. Чего мы желаем? // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 115.

религии в существующем содействовать морали в мире. Религия, по его мнению, призвана регуляции поступков людей, дополнять и поддерживать моральные принципы в мотивационной сфере. Русский же мыслитель, выделяющий христианское учение в качестве стержневой основы воспитания и образования, из всего объема религиозной теории и практики берет за основу своего учения только моральные нормы и правила. Веру в Бога Н.И.Пирогов относит к области сверхчувственного и определяет ее как высшую степень развития способности самосознания человека, преодолевшего зависимость от чувственного сознания. Вера, по его мнению,– это «чистое отвлечение души», «глубокая потребность души»147, необходимая для отдельных индивидов, но не для общества в целом. По мнению Н.И.Пирогова, реализация идеала воспитания возможна при двух условиях: «во-первых, если воспитание приноровлено к различным способностям и темпераменту каждого, то развивая, то обуздывая их;

во-вторых, если нравственные основы и направление общества, в котором мы живем, совершенно соответствуют направлению, сообщаемому нам воспитанием»148. В отличие от И.Канта, видевшего в человеке, прежде всего, представителя человеческого рода, обладающего характерными для всех его представителей природными задатками, Н.И.Пирогов рассматривает каждого человека как индивидуальность. Он предлагает учитывать возрастные и индивидуальные особенности детей, на основе которых формируются их жизненные ориентиры. Ученый выдвигает «требование здравой педагогики, основанной на психологии», которая «советует нам развивать душу человека сообразно с ее природой»149. Это означает, что теория и практика педагогической деятельности должны быть согласованы не только с общечеловеческими природными задатками человека, но и с особенностями детей данного возраста и их индивидуаль147 148 Брежнев А.П. Пирогов. М., 1990. С. 390. Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 31. Ушинский К.Д. Педагогические сочинения Н.И.Пирогова // Собр. соч.: В 11 т. М;

Л., 1948. Т. 3. С. 30.

ными проявлениями. Систематическое наблюдение за поведением ребенка позволит воспитателю познать его внутренний мир и выбрать адекватные методы воздействия. Н.И.Пирогов доказывает, что мир ребенка отличен от мира взрослого человека. Это определяется не двойственностью детской природы, а особенностью детского возраста. «Воображение создало этот мир ребенку, и он в нем живет и действует по-своему»150. Ребенок живет, познает и действует, следуя законам этого мира. Именно поэтому русский мыслитель предлагает «заменить все искусственные попытки нашего собственного воображения воспитанием, основанным на законах девственно-фантастического мира дитяти»151. Человек в трудах Н.И.Пирогова представляет ценность не только как член общества, но и как личность сама по себе. Индивид, по мнению русского мыслителя, должен иметь внутреннюю самостоятельность и помнить, что мы «живя в обществе и для общества, живем еще и сами собой и в самих себе»152. Н.И.Пирогов рассматривает человека как существо природное и общественное – «внутреннее» и «внешнее». Где «внутренний человек» – это духовная сущность человека, субъект, обладающий рефлексией, на основе которой формируется его мировоззрение. Внешний опыт человека, его практические устремления, связанные с деятельностью в обществе русский ученый называет «внешним человеком». Он утверждает, что каждой личности свойственна постоянная борьба «внутренней и внешней природы». При этом мыслитель рекомендует не борьбу с какими-либо внешними учреждениями, а борьбу с самим собою, со своей двойственностью и противоречивостью «внутреннего и внешнего человека», высоких помыслов и стремлений с материальным благополучием и успокоенностью. Н.И.Пирогов считает, что в первую очередь нужно сформировать «человека внутреннего», гуманную, активную, деятельную личность, подчиняющую 150 Пирогов Н.И. Быть и казаться // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 94. Там же. С. 97.

материальную сторону духовной. Становление личности происходит через борьбу «внутреннего человека» с «человеком внешним». Поэтому воспитание должно готовить индивидов к самопознанию и борьбе, способствуя развитию нравственной сущности, тем самым, приводя в гармонию природное и общественное в человеке. Но не через подчинение индивидуальности обществу, а через развитие духовной сущности человека. Русский ученый призывает: «Дайте выработаться и развиться внутреннему человеку! Дайте ему время и средства подчинить себе наружного, и у вас будут и негоцианты, и солдаты, и моряки, и юристы;

а главное, у вас будут люди и граждане»153. Отсюда необходимость сначала общечеловеческого образования, направленного на формирование нравственной личности, а только затем профессионального образования. Н.И.Пирогов согласен с И.Кантом, что прогресс в развитии общества возможен только тогда, когда все человеку дарованные способности, все благородные и высокие стремления найдут в школе средства к бесконечному и всестороннему развитию. Отсюда обязанностью общества и государства, как и обязанностью родителей, является помощь в достижении всестороннего развития способностей и добрых склонностей ребенка. Между тем, отмечает русский педагог, общество воспитывает молодое поколение в духе известных убеждений и как специалистов, необходимых для достижения обыденных целей. Родители воспитывают детей в духе того сословия, к которому они принадлежат сами, в тех же убеждениях и предубеждениях. Критикуя узкоспециальный и сословный характер образования, Н.И.Пирогов считает, что каждый человек должен получать образование соответственно своим способностям, склонностям и возможностям. В произведениях Н.И.Пирогова, так же как и в трудах И.Канта, выражена мысль о том, что от воспитания зависит будущее человека и человеческого 152 Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 30. Пирогов Н.И. Вопросы жизни // Избранные педагогические соч. М., 1985. С. 37.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.