WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТР СОЦИОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ На правах рукописи КОПЫЛКОВА ЕКАТЕРИНА АНАТОЛЬЕВНА АНЕКДОТ КАК СРЕДСТВО ПЕРЕЖИВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНАЛИЗА ЕВРЕЙСКИХ ...»

-- [ Страница 3 ] --

159 Такое обновление характерно в первую очередь для еврейских анекдотов. Тема телесного низа становится доминирующей, когда мы обращаемся к антисемитским анекдотам. Анекдоты №3 и №6 также посвящены взаимоотношению способ евреев и русских, не однако в них демонстрируется унижение выживания евреев этих через собственное характерна возвышение, как это происходит в еврейских анекдотах, а, напротив, через еврейских персонажей. Для анекдотов традиционная для антисемитского юмора связь евреев с телесным низом. «Другие», а значит «чужие», противопоставляются «своим» и негативно оцениваются во всех аспектах, в особенности касающихся телесности. Евреям из антисемитских анекдотов приписываются характеристики, связанные с физическим низом, а низ, в свою очередь, характеризуется грязью, плохим запахом, испражнениями и прочими физиологическими функциями. Следующая пара анекдотов раскрывает тему сексуальности и супружеских отношений (анекдоты №4 и №11). Еврейский анекдот №4 высмеивает еврейскую жену, главное для которой – все контролировать. Изменяя как бы между делом мужу, героиню анекдота больше всего волнует, не случилось ли с ним чего-то, о чем она не знает. Те же характеристики свойственны и «еврейской маме» из анекдота №5, подробный анализ которого предложен в последнем параграфе Главы 3. Антисемитский анекдот №11 затрагивает проблематику смешанных браков, когда еврейская жена «портит кровь» русскому мужу, превращая его в еврея. Это своеобразный «перевертыш» традиционного сюжета проникновения евреев в русскую культуру. Тема религиозной и культурной ассимиляции активно рефлексируется как в еврейском, так и в антисемитском юморе. Интерпретация анекдота №10 дана в заключительном параграфе Главы 3. Антисемитский анекдот №7 задает другой ракурс той же проблематики, делая акцент на вопросе 160 вмешательства евреев в русскую историю и общественную жизнь и предательстве по отношению к своей собственной культуре. В анекдоте №8 высмеивается несоответствие между совершенством Бога и несовершенством мира, который он создал. Путем комического искажения логики простой портной предлагает философское разрешение экзистенциальной проблемы существования евреев во враждебном мире. Всего в эксперименте использовалось 15 персонажей из 6 еврейских и 5 антисемитских анекдотов. В тех анекдотах, где особое значение имеют взаимоотношения между героями, оценивались оба персонажа. Оценивание персонажей анекдотов и других объектов шкалирования проводилось по 36 характеристикам: спокойный, покорный, открытый, талантливый, сильный, религиозный, расчетливый, трудолюбивый, эмоциональный, тривиальный, активный, смелый, уверенный в себе, тревожный, консервативный, привлекательный, отталкивающий, слабый, трусливый, жадный, доминантный, оптимистичный, умный, простодушный, пессимистичный, глупый, хитрый, эгоистичный, добрый, честный, злой, неуверенный в себе, энергичный, оригинальный, агрессивный, пассивный. Некоторые из данных характеристик использовались в предыдущих психосемантических исследованиях межнационального восприятия [Грачева А., 1995, 1998];

другие были заимствованы из многофакторного опросника личности Кэттелла [Психологические тесты, 2003];

выбор остальных характеристик обусловлен содержательной спецификой текстов анекдотов. В эксперименте принимали участие 86 испытуемых: Национальная принадлежность определялась по 21 – евреи в мужчины, 21 – евреи женщины, 20 русские мужчины, 24 русские женщины. самоотнесению, соответствии с ответом на вопрос: "К какой национальности вы себя относите?". В эксперименте участвовали взрослые испытуемые в возрасте от 25 до 70 лет в основном с высшим образованием проживающие в г. Москве.

161 Изучение переживания взаимосвязи национальной восприятия еврейских анекдотов и проводилось с помощью идентичности построения субъективных семантических пространств для каждой из четырех групп испытуемых. Семантические пространства в данном случае представляют собой структурированную систему признаков, с помощью которых испытуемые описывают как себя, свой идеал и антиидеал, типичного еврея так и персонажей еврейских и антисемитских анекдотов. В основе построения предложенных семантических пространств лежит процедура факторного анализа. Суммарные матрицы данных по четырем подвыборкам (евреи мужчины, евреи женщины, русские мужчины, русские женщины) обрабатывались методом факторного анализа с вращением факторов по типу Verimax Кайзера с вычислением значений факторов для каждого объекта шкалирования. Эта статистическая процедура позволила сгруппировать ряд отдельных признаков описания в несколько категорийфакторов. Хотелось бы подчеркнуть, что даваемые нами названия категорий достаточно условны, поскольку в едином понятии трудно выразить весь спектр вошедших в фактор оценочных характеристик. Первый фактор может быть интерпретирован как Сила – Слабость. Признаки описания, вошедшие в данный фактор, и нагрузки шкал фактора 1 представлены в таблице 1.

162 Таблица 1. Нагрузки шкал подгруппах испытуемых. Характеристики уверенный в себе сильный оригинальный энергичный активный оптимистичный талантливый трудолюбивый умный смелый привлекательный спокойный пассивный слабый неуверенный себе покорный глупый тривиальный трусливый пессимистичный тревожный простодушный в Евреи мужчины 0,96 0,90 0,84 0,87 0,85 0,90 0,84 0,78 0,80 0,91 0,72 0,69 -0,93 -0,92 -0,94 -0,83 -0,81 -0,80 -0,83 -0,84 -0,75 -0,59 -0,73 -0,77 -0,73 -0,64 -0,84 -0,84 Евреи женщины 0,84 0,90 0,93 0,89 0,87 0,74 0,86 0,92 0,91 0,73 0,72 0,70 -0,91 -0,89 -0,94 -0,83 -0,86 -0,76 -0,78 -0,80 -0,83 -0,69 Русские мужчины 0,93 0,89 0,87 0,80 0,79 0,86 0,93 0,87 0,90 0,81 Русские женщины 0,94 0,89 0,88 0,86 0,89 0,89 0,86 0,87 0,88 0,87 0,69 0,60 -0,92 -0,88 -0,86 -0,86 -0,79 -0,85 -0,78 -0,77 -0,78 -0,66 Фактора 1, выделенного в 163 Общее содержание фактора 1 в четырех подгруппах практически идентично, за исключением некоторых смысловых особенностей. Так, на положительном полюсе первого фактора появляется характеристика «расчетливый» в подгруппе еврейских мужчин и, напротив, отсутствует характеристика «простодушный» на отрицательном полюсе фактора 1 у еврейских женщин. У еврейских женщин отсутствуют также в данном факторе характеристики «спокойный», «неуверенный в себе», «тревожный», «пессимистичный», которые составляют самостоятельный фактор в этой подгруппе испытуемых. У русских мужчин, в отличие от других подгрупп испытуемых, отсутствует характеристика «привлекательный» на положительном полюсе фактора 1. Второй выделенный фактор («Альтруизм-Эгоизм»), также инвариантный для всех подгрупп испытуемых, представлен в таблице 2. Из таблицы видно, что данный фактор, отражающий оценочную модальность, также является биполярным, когда категория Эгоизм противопоставляется категории Альтруизм. Следует отметить, что данный фактор был выделен и в других психосемантических отметить в для исследованиях, посвященных различия, для всех изучению которые подгрупп к национальных и религиозных стереотипов [Грачева А., 1998]. Важно появляются время как некоторые семантические Так, подгруппах еврейских испытуемых. мужчин характеристика «отталкивающий» относится именно к полюсу Эгоизм, в то «отталкивающий» Слабость. В примыкает то же негативному полюсу первого фактора время, характеристика «расчетливый», в других подгруппах идущая в связке с категорией Эгоизм, в подгруппе еврейских мужчин попадает в позитивный полюс фактора 1 в категорию Силы, то есть рассматривается на ряду с такими понятиями как уверенность, активность, трудолюбие и т.п.

164 Таблица 2. Нагрузки шкал Фактора 2 по подгруппам испытуемых.

Характеристики эгоистичный жадный хитрый агрессивный злой отталкивающий расчетливый открытый добрый честный эмоциональный Евреи мужчины -0,86 -0,78 -0,75 -0,82 -0, Евреи женщины 0,90 0,82 0,78 0,84 0,78 0,78 0, Русские мужчины 0,93 0,83 0,81 0,83 0,81 0,88 0,73 -0,90 -0,85 -0,81 -0, Русские женщины 0,94 0,82 0,79 0,73 0,71 0,75 0,76 -0,81 -0,81 -0,76 -0, 0,83 0,73 0,85 0, -0,89 -0,84 -0,82 -0, В большинстве групп испытуемых характеристика «простодушный» входит в категорию Слабый, однако, у еврейских женщин «простодушный» относится к категории Альтруизма, т.е. стоит в оппозиции к характеристике «расчетливый». Эти особенности имеют особое значение в контексте восприятия еврейских анекдотов, поскольку «расчетливый», «меркантильный» еврей – распространенный стереотип еврейских и антисмитских анекдотов. Некоторые отличия выявляются также в подгруппе русских мужчин, где характеристика «привлекательный» входит в категорию Альтруизм, в то время как «доминантный» относится к категории Эгоизм.

165 Третий фактор является униполярным и инвариантным для К данному всех испытуемых, за исключением еврейских женщин, у которых в третьем факторе остается лишь характеристика «консервативный». фактору у русских мужчин относятся характеристики «консервативный» и «религиозный», что может быть интерпретировано как Ортодоксальность (неуклонное следование какому-либо учению, религии). У русских женщин и еврейских мужчин к этим характеристикам прибавляется еще характеристика «доминантный», что позволяет интерпретировать данный фактор как Миссионерство, понимаемое не только как сохранение, но и как распространение и экспансию своих взглядов и религии среди инаковерующих (Таблица 3). Однако, следует отметить, что евреям запрещено обращать других людей в иудаизм, то есть миссионерство в данном случае может существовать только для евреев, не соблюдающих еврейский закон. Таблица 3. Нагрузки шкал Фактора 3 по подгруппам испытуемых.

Характеристики консервативный религиозный доминантный Евреи мужчины 0,66 0,62 0, Евреи женщины 0, Русские мужчины 0,66 0, Русские женщины 0,78 0,79 0, У еврейских женщин выделяется особый четвертый фактор, в который входят такие характеристики как «тревожный», «пессимистичный», 166 «консервативный», «неуверенный в себе». В целом данную категорию сознания можно обозначить как Тревожность (Таблица 4). Таблица 4. Нагрузки шкал Фактора 4, выделенного в подгруппе еврейских женщин.

Характеристики тревожный пессимистичный консервативный неуверенный в себе евреи женщины 0,89 0,84 0,78 0, На основании полученных факторных структур в исследуемых нами подвыборках испытуемых можно сделать вывод, что при наличии инвариантности категорий сознания в области восприятия еврейских анекдотов имеющиеся определенные семантические особенности свидетельствуют об этнически обусловленной специфике ментального пространства испытуемых данных национальных групп. Особо, как нам представляется, следует отметить следующие моменты:

- наличие у еврейских женщин фактора Тревожность, как особой категории сознания;

- поляризация характеристик «расчетливый» и «простодушный», характерная для испытуемых еврейской национальности. В подгруппе еврейских мужчин характеристика "расчетливый" относится к категории Силы и стоит в одном ряду с такими характеристиками как активный, умный, привлекательный и т.п., в то время как в других подгруппах испытуемых "расчетливый" 167 относится к категории Эгоизма и находится в одном смысловом пространстве с такими качествами как эгоистичный, жадный, хитрый и др. Таким образом, «расчетливый» еврей - распространенный негативный стереотип еврейских анекдотов, в данной подгруппе будет восприниматься скорее как позитивный персонаж. В то же время характеристика «простодушный» в подгруппе еврейских женщин относится к категории Альтруизма, т.е. противопоставляется "расчетливости" как Эгоистичной категории. Таким образом, в подгруппе еврейских женщин ценятся характеристики, противоположные «расчетливости» - «простодушие» как открытость, доброта, честность, эмоциональность;

- в подгруппе еврейских мужчин характеристика «отталкивающий» относится к категории Слабость, наряду с такими качествами как пассивный, слабый, неуверенный в себе и пр. Напомним, что данные черты весьма характерны для персонажей еврейских и антисемитских анекдотов, в особенности относящихся к разделу «телесность»;

- в подгруппе русских мужчин характеристика «привлекательный» включена не в категорию Силы, как у остальных подгрупп, а в категорию Альтруизма, наряду с такими характеристиками как открытый, добрый, честный, эмоциональный.

4.2 Результаты исследования особенностей еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов и их интерпретация.

При анализе восприятия еврейских анекдотов в контексте рассмотрения особенностей еврейской национальной идентичности нас в первую очередь интересует то, как размещаются в пространстве полученных базисных категорий Сила/Слабость – Альтруизм/Эгоизм такие позиции как «Я», «идеал», «антиидеал», «типичный еврей» (Рис.9).

2,50 Сила евр-идеал рус-идеал 2,00 1, рус-Я Альтруизм -2,00 -1,50 евр-Я -1, 1,00 евр-еврей 0,50 0,00 0,00 -0,50 -1,00 -1,50 -2,00 -2, рус-еврей Эгоизм 0,50 1,00 1,50 2,00 2,50 3, -0, рус-антиидеал евр-антиидеал Слабость Рис. 9. Размещение позиций «Я», «идеал», «антиидеал», «еврей» в пространстве факторов Сила/СлабостьЭгоизм/Альтруизм еврейскими и русскими испытуемыми. Как видно из рисунка, все испытуемые (евреи и русские) размещают «идеал» на полюсе Альтруизма и Силы, а «антиидеал», напротив, в области Эгоизма и Слабости. У русских испытуемых позиция «Я» находится в области «идеала» (Сила-Альтруизм), в то время как у евреев «Я» попадает в область Альтруизма, но приближено к нулевому значению по оси СилаСлабость (-0,01). У испытуемых евреев автоэтностереотип («типичный еврей») находится в области «идеала» и образа «Я» по категории Альтруизм, что свидетельствует об идентификации и позитивном этническом самопредставлении. У русских испытуемых «еврей» также находится на полюсе Силы, однако, по фактору Оценки стереотип «еврей» попадает в область Эгоизма, что демонстрирует отчуждение и противопоставление 169 образа-Я и Идеала русских испытуемых стереотипному представлению о типичном еврее. Это противопоставление является фундаментальным для настоящего исследования, поскольку именно оно задает семантические координаты в восприятии персонажей еврейских и антисемитских анекдотов.

2, СИЛА евреи русские ИДЕАЛ ИДЕАЛ 1, 1, ПОРТНОЙ ПОРТНОЙ Я ЕВРЕЙ 0, ЕВРЕЙ УМИРАЮЩИЙ Я 0,0 -1, УМИРАЮЩИЙ АЛЬТРУИЗМ -1, -0, 0, 0, 1, 1, 2, 2, 3, ЭГОИЗМ -0, КЛИЕНТ КЛИЕНТ -1, -1, АНТИИДЕАЛ -2, АНТИИДЕАЛ -2, СЛАБОСТЬ -3, Рис. 10. Размещение персонажей еврейских и антисепмитских анекдотов в пространстве факторов Сила/Слабость - Эгоизм/Альтруизм еврейскими и русскими мужчинами испытуемыми.

170 Наиболее значимые различия в восприятии предложенных испытуемым еврейских и антисемитских анекдотов были выявлены при сопоставлении подвыборок еврейских и русских мужчин при восприятии персонажей еврейского анекдота - Портного (см. Приложение анекдот №8) и антисемитского анекдота - Умирающего (анекдот №6). Основой для интерпретации полученных результатов является та дистанция, которая возникает между восприятием русскими и еврейскими испытуемыми самих себя, персонажей анекдотов и типичного еврея (Рис.10). Как видно из рисунка 10, несмотря на то, что сами факторы - категории сознания, участвующие в восприятии анекдотов у евреев и русских являются практически инвариантными, в этих двух подвыборках существуют значимые различия в соотнесении собственного Я испытуемых с персонажами анекдотов и с типичным евреем. В еврейской подвыборке представление о себе, о типичном еврее и о персонаже еврейского анекдота Портном лежит в одной области - Силы и Альтруизма - в одном пространстве с идеальным Я испытуемых. Это говорит о наличии позитивной самоидентификации, основанной на отождествлении себя с типичным представителем своей нации и с героем еврейского анекдота - культурным субъектом, живущим в пространстве культурных текстов еврейского народа. Для русских испытуемых персонаж еврейского анекдота и типичный представитель еврейской нации оказываются противопоставленными собственному Я по оси Эгоизм-Алтруизм, что говорит о разотождествлении себя с типичным евреем и персонажем анекдота по такому важному фактору как моральная оценка. В восприятии русских испытуемых типичный еврей и персонаж еврейского анекдота Портной оказываются в одной смысловой области с персонажем антисемитского анекдота Умирающим - в зоне Эгоизма и Антиидеала.

171 Важно обратить внимание и на то, что отождествление еврейскими испытуемыми себя с Идеалом, персонажем анекдота и типичным евреем происходит и по такому важному для еврейского самосознания фактору как Ортодоксальность (Рис. 11).

3, Эгоизм 2,50 АНТИИДЕАЛ ЕВРЕИ РУССКИЕ АНТИИДЕАЛ 2, 1, 1, 0,50 ПОРТНОЙ 0,50 1,00 1, ЕВРЕЙ Ортодоксальность 2,50 3,00 ЕВРЕЙ 3, -1, -1,00 ИДЕАЛ -0, 0,00 0, 2, КЛИЕНТ -0,50 Я КЛИЕНТ -1,00 Я ИДЕАЛ ПОРТНОЙ Альтруизм -1, Рис. 11. Размещение позиций Я, Идеал, Антиидеал, типичный еврей, персонаж еврейского анекдота в пространстве факторов Эгоизм/Альтруизм Ортодоксальность еврейскими и русскими мужчинами испытуемыми. Для еврейских мужчин, участвовавших в эксперименте, пространство Альтруизма и Ортодоксальности задает семантические координаты для определения себя, своего идеала, типичного еврея, персонажа еврейского анекдота Портного. В то же время следует отметить, что «антиидеал» у евреев также оказывается в зоне ортодоксальности, только в пространстве Эгоизма в отличие от полюса Альтруизм, к которому относятся остальные объекты.

172 Наличие противоположных позиций идеала и антиидеала в одной смысловой области говорит об амбивалентном отношении к данной категории. Возможно, такую двойственность можно объяснить тотальной антирелигиозной политикой советского государства, в котором выросли и провели большую часть жизни евреи, участвовавшие в исследовании, и в то же время активным стремлением современных российских евреев вернуться к традиционной модели еврейской идентичности, в которой религиозное самоопределение играет весьма значимую роль. Для испытуемых русской национальности, в отличие от евреев, пространство Эгоизм/Альтруизм - Ортодоксальность становится полем для противопоставления себя и своего идеала стереотипному образу еврея и персонажу еврейского анекдота. Для интерпретации содержания выявленных в эксперименте семантических связей между переживанием собственного Я и восприятием персонажей еврейских анекдотов, необходимо обратиться к структурносемиотической организации самих текстов анекдотов, используемых в исследовании. Как было продемонстрировано в главе 3, текст анекдота имеет многослойную структуру, позволяющую по разному воспринимать содержание анекдота в зависимости от того, к какой национальной культуре принадлежит слушатель анекдота. Эта возможность множественности интерпретаций породила ситуацию, когда испытуемые русской национальности понимают анекдот иначе, чем евреи. Причину столь существенного расхождения в восприятии персонажа еврейского анекдота можно проинтерпретировать только обратившись к содержательным особенностям самого текста. Один человек приносит портному очень хороший материал и просит сшить ему штаны. Когда он возвращается через неделю, штаны не готовы. Через две недели заказ все еще не исполнен.

173 В конце концов, через шесть недель штаны готовы. Он их примеряет - сидят бесподобно. Тем не менее, когда приходит время расплачиваться он не может устоять, чтобы не заметить портному. - Вы знаете, Бог создал мир всего за 6 дней. А у Вас заняло 6 недель, чтобы сделать всего лишь одну пару штанов. - Конечно, но посмотрите на этот мир и посмотрите на эти штаны. В этом тексте нет никаких указаний на национальную принадлежность персонажей, тем не менее, можно предположить, что он близок и понятен любому еврею, поскольку затрагивает те базовые смысловые моменты, которые лежат в основе еврейской национальной идентичности. В этом анекдоте содержится сразу несколько пластов, которые актуализируют у еврейского слушателя переживания, связанные со своей национальной принадлежностью. В коротком тексте содержится своеобразное отношение героя к самому себе, к своему делу и профессии, к другим людям, к Богу и к миру в целом. Первый пласт отношений касается специфики межличностного взаимодействия, которое разворачивается между героями анекдота Портным и его Клиентом. В анализе этого взаимодействия мы снова обратимся к теории транзактного анализа, посвященной психологическим играм [Берн Э., 2002]. Одним из важнейших пастулатов игры является представление об игровом треугольнике, в котором участвуют три действующих лица – Жертва, Спаситель, Преследователь. Игра в анекдоте начинается с того момента, когда Портной задерживает заказ. Клиент, конечно, начинает злиться и «копить купоны» в терминах Берна. Когда Клиент все-таки не удерживается и делает язвительное замечание, роли меняются, и Клиент из Жертвы превращается в Преследователя. Портной при этом автоматически становится Жертвой. В этот момент и наступает развязка анекдота, всегда неожиданная. Жертва и не думает оправдываться или 174 признавать себя виновной. Наоборот, Портной как бы хочет сказать: «Что значит такой мелкий недочет как просроченный заказ по сравнению с недостатками этого мира, созданного Всевышним» - он выступает в роли Преследователя, причем по отношению к самому высшему – к Богу. Так, для обоих игроков самое главное – обнаружить недостаток противника для того, чтобы выйти из игры победителем. Поэтому эта игра называется игрой в «Изъян». Взаимоотношения героев анекдота исходят в первую очередь из их отношения к самим себе. Основная особенность персонажей – их стремление к совершенству. Заметим, что, несмотря на задержку, штаны сшиты идеально. Портной в данном случае транслирует слушателям анекдота идею о том, что необходимо делать свое дело как можно лучше и «быть совершенством» по образу и подобию Бога, несмотря (или даже вопреки) несовершенству мира. Клиенту также свойственно стремление к совершенству, поскольку он приносит самый лучший материал, хочет, чтобы заказ был исполнен строго в срок, отмечает, что штаны сидят бесподобно. Стремление к совершенству непосредственно связано с игрой «Изъян». Человек, стремящийся к совершенству постоянно выискивает изъян в собственной личности и, как способ защиты, проецирует эту модель поведения на окружающих. Оба героя анекдота живут в постоянном стремлении к совершенству, и весь груз ответственности, которую ведет за собой это стремление, перекладывают вовне: Клиент на Портного, Портной на самого Господа. Следующий пласт отношений, который затрагивается в анекдоте, касается отношений персонажей с Богом. Не случайно Ортодоксальность выделяется как отдельный фактор при восприятии еврейских анекдотов и у русских и у еврейских испытуемых. В анекдотах мы часто наблюдаем, как евреи критикуют и даже спорят с Богом. Мы уже отмечали, что в еврейском юморе нередко высмеивается склонность евреев считать, что они имеют 175 определенные привилегии в отношении с Богом по сравнению с другими народами. Понятно, что эта позиция уходит корнями в идею избранности, которая также является одной из фундаментальных точек национального самоопределения. Интересно обратить внимание на постановку вопроса клиента, который недоволен тем, что ему пришлось долго ждать исполнения заказа. К чему он апеллирует, чтобы усовестить портного? К самому высокому, к Богу. Тем самым сотворение мира в логике Клиента ставится на одну ступень с изготовлением штанов. Портной же идет еще дальше и даже имеет превосходство перед Богом, поскольку его изделие выполнено «бесподобно», а вот о качестве творения Господа можно еще поспорить. Подобным сравнением простой портной возвышает свое сознание и собственную значимость до невероятной высоты и со своей точки зрения он имеет на это право. Именно этот особый взгляд, новый ракурс, который задает Портной своей финальной фразой, несет в себе всю особенность переживания национальной идентичности, которая выражается в еврейском отношении к себе, к миру и к Богу. Оно парадоксально и амбивалентно во всем: обычный портной возносится в нем до божественного уровня;

тот же самый портной, видя мир полным жестокости и несправедливости, стремится делать свое дело как можно лучше, и его идеальные брюки являются символом прекрасного в этом мире;

и наконец, Господь – воплощение совершенства, создал мир, который в сравнении со штанами портного явно проигрывает. В то же время слушателю анекдота открыта также и полная абсурдность подобного взгляда на вещи, ведь изготовление брюк не может идти в сравнение с сотворением мира, а портной всего лишь приводит оправдание собственной оплошности – он не выполнил заказ во время. Этот аспект существует на втором плане для еврейских слушателей, но выступает основой в восприятии русских испытуемых. Портной воспринимается русскими как эгоистичный, злой, жадный, хитрый, отталкивающий. Из этого 176 следует, что у русских респондентов на первый план выходит невыполненный в срок заказ, который "прикрывается" демагогическим оправданием о несовершенстве мира. Философский смысл анекдота, продемонстрированный в предыдущем анализе, ускользает из поля зрения испытуемых не евреев. Таким образом, психосемантический эксперимент демонстрирует, что русские испытуемые, смеясь над жадным и хитрым евреем, противопоставляют ему себя и свой идеал, который представляется открытым, добрым, честным. Основные смысловые напряжения для русских испытуемых лежат в плоскости моральных оценок между Альтруизмом и Эгоизмом. Для еврейских испытуемых смыслообразующей осью является фактор Сила-Слабость. Примечательно, что "Я" респондентов по данной оси расположено близко к нулевому значению. Это означает, что в зависимости от ситуации оно может качнуться как к положительному (Сила), так и к отрицательному (Слабость) полюсу. Именно на этих полюсах разыгрываются коллизии персонажей еврейских анекдотов. Не только Портного - Клиента, но и Мамы - Сына (анекдот № 5), и Бога - Хасида (анекдот № 10). Еврейское "Я" оказывается в центре этих коллизий, смысловое содержание которых продемонстрировано в семантическом анализе текстов анекдотов. И, наконец, следует также специально остановиться на четвертом факторе, выявленном исключительно у еврейских женщин. Напомним, что этот фактор может быть обозначен как Тревожность, поскольку в него входят такие характеристики как тревожный, пессимистичный, консервативный, неуверенный в себе. Особый интерес в этом контексте представляет восприятие еврейскими женщинми персонажей анекдота о "еврейской маме", анализ которого был продемонстрирован в третьем параграфе Главы 3 (Рис. 12).

идеал Сила еврей мама Я Тревожность антиидеал директор Слабость Рис. 12. Размещение позиций «Я», «идеал», «антиидеал», «еврей», "мама" в пространстве факторов Сила/Слабость- Тревожность еврейскими женщинами. Из рисунка 12 видно, что для еврейской женщины Тревожность является особой категорией сознания, в рамках которой она воспринимает и себя и типичного еврея и героиню анекдота - "еврейскую маму". Напомним, что и еврейские женщины, участвующие в эксперименте, и героини еврейских анекдотов принадлежат к восточно-европейскому еврейству одной из основных особенностей социально-исторической реальности которого является практически постоянная антисемитская угроза, сопровождавшая его 178 существование вплоть до недавнего времени. В этих условиях, когда определенное поколение еврейских детей могло вообще не выжить во время Холокоста, повышенная тревожность, пессимистичность, неуверенность в себе становятся вполне оправданными и продолжают существовать, даже когда реальной опасности уже не существует. В поведении одной из главных повышенная особенностей тревожность "еврейской нередко мамы" выражается как это в стремлении к излишнему контролю. Именно повышенный контроль является было продемонстрировано в анализе анекдотов, посвященных этой теме в параграфе 3.3. Таким образом, контролирующее поведение "еврейской мамы" в основе своей имеет повышенную тревожность, которая в свою очередь происходит от реальной социально-исторической ситуации существования восточно-европейского еврейства и проявляется также у современных еврейских женщин, участвовавших в психосемантическом исследовании. Расположение собственного "Я", "еврейской мамы", типичного еврея в пространстве Тревожности говорит о семантически сходном восприятии еврейсткими женщинами себя и данных культурных персонажей, о самоотождествлении с ними. В то же время следует отметить, что Идеал еврейских женщин находится вне категории Тревожности, следовательно, можно предположить, что при отсутствии негативных внешних факторов воздействия, еврейские женщины будут стремиться «покинуть» зону Тревожности и приблизиться к идеальному Я, скорее близкому к зоне Спокойствия. Остановимся, в заключение, на основных результатах психосемантического исследования: 1. Восприятия еврейских и антисемитских анекдотов испытуемыми еврейской и русской национальностей происходит в рамках следующих основных категорий сознания:

179 - Сила-Слабость;

- Эгоизм-Альтруизм;

- Ортодоксальность;

- Тревожность (только у еврейских женщин). 2. Можно говорить об актуализации переживания национальной идентичности у испытуемых еврейской национальности на основании семантической близости представления о себе, своем идеальном Я и о типичном еврее и персонажах еврейских анекдотов по категориям Альтруизма и Ортодоксальности. 3. Смысловые напряжения, лежащие в основе взаимодействия персонажей классических еврейских анекдотов разыгрываются между категориями Силы и Слабости. При этом самооценка Я еврейских испытуемых по данному фактору приближено к нулевому значению, что означает возможность изменения (актуализации) значений как в сторону Силы, так и в сторону Слабости. 4. Большинство персонажей антисемитских анекдотов расположено в области Эгоизма и Силы. В этом же смысловом пространстве находится типичный еврей в представлении русских респондентов. Таким образом, стереотипное представление о евреях в русской культуре ближе к образу еврея из антисемитских анекдотов, чем к еврейским персонажам из корпуса собственно еврейских анекдотов. 5. В подгруппе русских и еврейских мужчин обнаружились существенные расхождения в понимании семантической структуры одного еврейского анекдота. Этот результат говорит о наличии национально обусловленной специфики восприятия текстов еврейских анекдотов. Анализ анекдота организация продемонстрировал, текста дает что сложная, многоуровневая возможность множественности интерпретаций его персонажей. Только взгляд изнутри культуры, в которой данный текст был создан и существует 180 позволяет понять особую многомерность его структуры и семантического содержания. 6. В результате исследования у еврейских женщин выявилась особая категория сознания («Тревожность»), которая актуализируется при восприятии еврейских анекдотов. Анализ анекдотов о еврейской женщине, в первую очередь о "еврейской маме", позволил выявить взаимосвязь между контролирующим поведением, свойственным еврейской маме и еврейской жене в еврейских анекдотах и повышенной тревожностью еврейских женщин, обнаруженной в психосемантическом исследовании. Именно подобное контролирующее поведение, связанное с ним чувство тревожности и подвергается катарсическому переживанию в результате восприятия анекдота.

181 ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итак, цель данного исследования заключалась в теоретическом анализе и эмпирическом исследовании особенностей влияния разных уровней семиотической организации текста анекдота на переживание позитивной национальной идентичности. Исследование проводилось на материале еврейских анекдотов. В ходе работы было показано, что для выявления взаимовлияния с текстов анекдотов и переживания национальной так и с идентичности необходимо проводить многоуровневый анализ, связанный как многоплановостью самого переживания идентичности, многомерностью анекдотов, как текстов комического. В общем, можно выделить три основные линии анализа - уровень семантической организации текстов анекдотов, уровень индивидуального восприятия семантики анекдотов и уровень социального функционирования анекдотов. Отметим, что подобное разделение является весьма условным, поскольку речь идет о сложном процессе восприятия текста и о едином, нераздельном переживании национального самоопределения личности. Первый план анализа связан с особым подходом к психологическому исследованию текстов, разработанным в рамках культурно-исторической теории [Выготский Л., 2000]. В результате анализа семантической структуры анекдотов было продемонстрировано, что национальный анекдот представляет собой многослойный текст, в котором в противоречие вступают не только форма и содержание, как это было показано у Л.С. Выготского, но и множество семантических оппозиций, отражающих содержательные аспекты, на базе которых строится позитивная национальная идентичность. Еврейский анекдот при этом представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные содержательные грани для культурного различия «своего» и «чужого», те содержательные точки, на основе которых происходит национальное самоопределение в обыденном сознании [Собкин В.С., 2001].

182 Помимо семантического анализа текстов отдельных анекдотов обнаружение подобных содержательных аспектов предполагало особую систематизацию выявление в них тем, корпуса текстов анекдотов, направленную на позволяющих достаточно полно описать содержательные сюжеты, связанные с национальной идентичностью. Автором были собраны и проанализированы более 1000 еврейских анекдотов, которые систематизировались исходя из внутренних содержательных оснований, фиксирующих национальные особенности. Выделенные темы были сгруппированы в такие обобщающие основания культуры как «телесность», «социум», «материальное» и «духовное». Анализ внутренней структуры анекдота проводился с использованием различной методов - семиотического подхода к анализу текстов, методологии транзактного анализа, психоаналитического подхода. Использование различных подходов позволило более содержательно подойти к вопросу воссоздания переживания идентичности при восприятии анекдотов. Так, в частности, на материале анекдотов о детско-родительских отношениях с помощью методологии транзактного анализа Э. Берна была выявлена психологическая игра, описывающая взаимоотношения еврейской мамы и еврейского сына. Учитывая распространенность и внутреннюю смысловую связанность анекдотов данного раздела, можно предположить, что в этой точке фиксируются определенные психологические проблемы, которые "отрефлексируются" с помощью смеха над анекдотом. Анекдот при этом играет в первую очередь психотерапевтическую функцию осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение. Когда мы говорим об анекдоте как средстве избавления от личностных проблем с помощью катарсического эффекта, мы переходим на второй уровень анализа индивидуально-психолгический. Столкновение сексуального влечения, агрессивных тенденций и социальных норм, не допускающих открытого проявления подобных желаний, выступает в 183 концепции З. Фрейда в качестве единственного источника психологической работы остроумия [Фрейд З., 1998]. Действительно, вытесненные влечения значимы при возникновении анекдотов, а в случае антисемитских анекдотов эта функция, обслуживающая агрессию, может считаться основной, однако, на наш взгляд, функция анекдота – не столько содействие изживанию влечений, сколько средство разрешения внутреннего конфликта путем достижения чувства целостности, развития персональной идентичности личности. Смех евреев над еврейским анекдотом – это возможность увидеть себя вне антисемитских предубеждений, освободиться от них и от собственных проблем и недостатков, прийти к идентичности, пережить свою самость. Экспериментальное восприятие еврейских изучение анекдотов переживания было идентичности с через проведено помощью психосемантического исследования. На основании рассмотрения полученных факторных структур в исследуемых подвыборках испытуемых русской и еврейской национальностей можно сделать вывод, что при наличии инвариантности категорий сознания в области восприятия еврейских и антисемитских анекдотов имеющиеся определенные семантические различия и особенности восприятия свидетельствуют об этнически обусловленной специфике восприятия анекдотов, участвовавших в исследовании. Так, если у слушателей еврейской национальности персонаж еврейского анекдота оказывается в одной зоне со стереотипным евреем, Я реальным и Идеалом – в пространстве Силы и Альтруизма, то у русских он противопоставляется Я и Идеалу и попадает в пространство Силы и Эгоизма, в ту же область, где находится стереотипный еврей и персонаж антисемитского анекдота. Анализ идентичности анекдота на как средства социального переживания национальной текстов уровне функционирования предполагает обращение к изучению роли еврейских и антисемитских анекдотов в многонациональном общественном контексте. Социологи 184 отмечают самоидентифицирующую функцию анекдотов, которая заключается в поддержании границ собственной группы, отделении своей группы от чужой и связывании членов одной группы друг с другом [Davies С., 1990, Zijderveld А., 1983, Дмитриев А., 1996]. Действительно, в исследовании национальной идентичности принципиальной становится проблема границы "своего" и "чужого", поскольку переживание национальной идентичности возникает только в столкновении с другой культурой [Phinney J., 1992] и здесь наряду с еврейскими анекдотами важно рассмотрение функционирования в обществе антисемитских анекдотов. В исследовании были собраны и проанализированы антисемитские анекдоты, которые демонстрируют представление о евреях "извне", с точки зрения ближайшего окружения. также Было выполняют продемонстрировано, функцию что антисемитские анекдоты формирования национальной идентичности, однако идентичности большинства за счет унижения и высмеивания национального меньшинства. Кроме того, в результате психосемантического исследования было выявлено, что стереотипное представление о типичном еврее в восприятии русских испытуемых семантически сходно с оценкой персонажей не еврейских, а именно антисемитских анекдотов. Дальнейшее изучение антисемитских анекдотов внесло бы существенный вклад в развитие научных представлений о взаимоотношениях русской и еврейской культур, о толерантности и/или нетерпимости, которые в них сосуществуют. Роль еврейского анекдота в многонациональном обществе не однозначна. Она меняется в зависимости от процессов, происходящих в нем, и может служить как сотрудничеству, взаимопониманию и интеграции, так и разобщению, отторжению и деструктивности.

185 Результаты проведенного нами следующие основные выводы: 1. Национальный анекдот представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью признаки, смеховой на реакции которых различные строится этнодифференцирующие основании исследования позволяют сделать национальное самоопределение в обыденном сознании. 2. Одна из функций национального анекдота – разрешение внутреннего конфликта путем достижения чувства целостности, развития социальной и персональной идентичности. Анекдот при этом выступает как психотерапевтическое средство осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение. 3. Переживание своей национальной идентичности при восприятии национальных анекдотов обусловлено актуализацией отношения собственного Я к национальному стереотипу, персонажам анекдота, Яидеальному и антиидеалу:

- актуализация переживания еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов происходит благодаря соотнесению собственного Я и идеального Я с национальным стереотипом и персонажами еврейского анекдота в категориях Силы, Альтруизма и Ортодоксальности;

- актуализация переживания своей национальной идентичности у не евреев при восприятии еврейских анекдотов строится на основе противопоставления позитивного образа себя и своего идеала в категориях Силы и Альтруизма представлению о национальном стереотипе еврея и о персонажах еврейских анекдотов в категориях Эгоизма и Ортодоксальности. 4. Многоуровневая организация текста анекдота дает возможность множественности интерпретаций его персонажей, что позволяет использовать анекдот как своеобразный проективный тест, с помощью которого возможно изучение социально-психологических особенностей межнациональных взаимоотношений.

186 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Аверинцев С. О духе времени и чувстве юмора // Новый мир. - 2000. №1. С. 137-140. В. С. Межгрупповое взаимодействие. Социально2. Агеев психологические проблемы. - М.: МГУ, 1990. – 240 с. 3. Агранович С.З., Березин С.В. Homo amphibolos: Археология сознания. Самара: Изд. Дом «БАХРАХ-М», 2005. - 344 с. 4. Анекдот как феномен культуры: Материалы круглого стола. 16 ноября 2002 г. Санкт-Петербург // Отв. ред. Каган М.С., Соколов Е.Г. – СПб: СанктПетербургское философское общество, 2002. – 148 с. 5. Антонова Н. В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. – 1996. №1. – С. 131-143. 6. Аристотель. Риторика. Поэтика. - М.: Лабиринт, 2000. – 221 с. 7. Архипова А. С. Анекдот в зарубежных исследованиях XX века // Живая старина. – М., 2001. - № 4. – С. 30 – 31. 8. Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта. - М., Философское общество, 1991. Т.1- 319 c.;

т.2 - 378 c.;

т.3 - 471 c. 9. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: Худ. лит., 1990. – 543 с. 10. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М.М. Человек в мире слова. - М.: Изд-во Российского открытого университета, 1995. - C. 129-139. 11. Баклушинский С. А., Белинская Е. П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность. // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. С. - М.: Центр социологии образования РАО, 1998. – с. 64-84. 12. Бергсон А. Смех // Психология эмоций: Тексты /Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. - М.: МГУ, 1993. – 304 с. 13. Берн Э. Групповая психотерапия. - М.: Академический Проект, 2001. – 464 с. 14. Берн Э. Игры, в которые играют люди. – М.: Эксмо, 2002. – 320 с. 15. Берн Э. Люди, которые играют в игры. - М.: Эксмо, 2002. – 576 с. 16. Борев Ю.Б. О комическом. - М.: Искусство, 1957. – 232 с. 17. Борев Ю.Б. Эстетика. - М.: Политиздат, 1981. – С. 81-99. 18. Бороденко М. В. Комическое в системе установочной регуляции поведения: Автореф. дис. … канд. псих. наук. М., 1995. – 22 с. 19. Бороденко М. В. Два лица Януса-смеха. – Ростов-на-Дону, 1995. – 86 с. 20. Брикер Б., Вишевский А. Юмор в популярной культуре советского интеллигента 60-х – 70-х годов // Wiener Slawistischer Almanach. – Wien, 1989.- V. 24. 21. Бубер М. Я и Ты. - М.: Высшая школа, 1993. – 175 c.

187 22. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). – М.: МГУ, 1984.- 200 с. 23. Веселый уикэнд. Антология еврейского народного юмора. - Минск: Бестпринт, 1996. – 256 с. 24. Воронель А. По ту сторону успеха. Сборник статей. Тель – Авив, 1986. – 304 с. 25. Выготский Л. С. Кризис семи лет // Собр. соч. Т.4. Детская психология/ под ред. Д.Б. Эльконина - М.: Педагогика, 1984. – с. 376-385. 26. Выготский Л. С. Психология искусства. - СПб.: Азбука, 2000. – 416 с. 27. Гегель Г. Сочинения. т.XIV. - М.-Л., 1958. – 440 с. 28. Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. – 2000. №3. – С. 52-113. 29. Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. – 2001. №1. – С. 210 – 244. 30. Гладких Н. Катарсис смеха и плача // Вестник Томского государственного педагогического университета. Серия: Гуманитарные науки (Филология). – Томск: Изд. ТГПУ, - 1999. – Вып. 6 (15). 31. Гоббс Т. Сочинения. Т.2. – М: Мысль, 1991. – 731 с. 32. Грачева А., Нистратов А., Петренко В., Собкин В. Психосемантический анализ понимания мотивационной структуры киноперсонажа // Вопросы психологии. – 1988. №5/ - C. 123-131. 33. Грачева А. М. Психосемантический сопоставительный анализ особенностей категорий сознания русских и еврейских старшеклассников в области межнационального восприятия // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассников. Труды по социологии образования. Т.3. Вып. 4 – М.: Центр социологии РАО – 1995. – C.99-111. 34. Грачева А. М. Психосемантическое исследование межнационального восприятия тувинских старшеклассников // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассников. Труды по социологии образования. Т.3. Вып. 4 – М.: Центр социологии РАО – 1995. – C.112-117. 35. Грачева А. М. Психосемантическое исследование особенностей обыденного сознания подростков в области межнационального восприятия // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Т. 4. Вып. 6. – М.: Центр социологии образования РАО, 1998. – 268 с. 36. Дандес А. Фольклор: семиотика и/или психоанализ / Сост. А. С. Архипова. – М.: Вост. лит., 2003. – 279 с. 37. Дедов Н.П. Диагностирующая и регулирующая роль юмора в экстремальных условиях: Автореф. дис.... канд. псих. наук. М.,- 2000. – 23 с. 38. Декарт Р. Избранные произведения. К трехсотлетию cо дня смерти (1650-1950). - М.: Госполитиздат, 1950. - 711 с. 39. Джемс У. Психология. - М.: Педагогика, 1991. - 368 с. 40. Дземидок Б. О комическом. - М.: Прогресс. - 1974. – 223 с. 41. Дмитриев А.В. Социология юмора: очерки. — М.: РАН, 1996. — 214 c.

188 42. Еврейские анекдоты. - Ростов- на-Дону.: Феникс, 2000. 43. Еврейский анекдот, старый и новый. - М.: ДатаСтром, 1992. 44. Еврейское счастье. - Вильнюс, 1991. 45. Кант И. Критика способности суждения. Cоч., - Т.4. - 1994. - 564 с. 46. Карасев Л.В. Философия смеха. – М.: РГГУ, 1996. – 214 с. 47. Карасик В. Анекдот как предмет лингвистического изучения // Жанры речи. - Саратов, 1997. 48. Копылкова Е.А. Социально - психологический анализ особенностей еврейской национальной идентичности на материале еврейских анекдотов // Материалы Одиннадцатой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. Ч.2. - М.: Академическая серия. - 2004. – Вып. 16 С. 494 – 503. 49. Копылкова Е.А. Еврейские и антисемитские анекдоты: сравнительный анализ // Параллели: русско-еврейский историко-литературный и библиографический альманах. – М.: Дом еврейской книги. - 2005. № 6-7 – С.154-170. 50. Копылкова Е.А. Еврейский анекдот как материал для анализа семейных отношений // Тирош - труды по иудаике. - 2005. - Вып. 7. – С.144-152. 51. Крамер А. Три раввина в одной лодке. - М.: Крон-пресс, 1996. – 192 с. 52. Краткий психологический словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999 – 512 с. 53. Курганов Е. Анекдот как жанр. - С-Пб.: Академический проект, 1997. – 123 с. 54. Латышев Ю.В. Феномен юмора в социально-информационном взаимодействии (теоретико-методологический анализ): Дис. … канд. фил. наук. Новосибирск, 2003. -147 с. 55. Левин К. Разрешение социальных конфликтов. - С.-Пб.:Речь, 2000.– 407 с. 56. Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. - М.: Языки русской культуры, 1998. – 822 с. 57. Лихачев Д.С., Панченко А.М. Смеховой мир Древней Руси. - Л.: Наука, 1976. – 204 с. 58. Лихачев Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. -Л.: Наука, 1984. – 295 с. 59. Локк Д. Сочинения: В 3 т. - М.: Мысль, 1985. – 668 с. 60. Лосев А.Ф. Античная мифология. - М., 1957. - 620 с. 61. Лотман Ю.М., Успенский Б.А. Миф - имя – культура // Ученые записки ТГУ. – 1973. - Вып. 308. – С. 282-303. 62. Лотман Ю.М. Гоголь и соотнесение "смеховой культуры" с комическим и серьезным в русской национальной традиции // Материалы 1 Всесоюз. (5) симпоз. по вторичным моделирующим системам. - Тарту, 1974. С. 131-133. 63. Лотман Ю.М. Письма. 1940-1993. М.: Языки русской культуры, 1997.

189 64. Лук А. Н. Юмор, остроумие, творчество. - М.: Искусство, 1997. – 183 c. 65. Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. - С-Пб., 1997. – 352 с. 66. Мид М. Культура и мир детства. - М., 1988. – 429 с. 67. Милитарев А. К проблеме уникальности еврейского исторического феномена (решает ли ее концепция еврейства как цивилизации) // Диаспоры. - 2000. №3. – С.33 – 50. 68. Моррис Ч. Основания теории знаков. – Семиотика. - М., 1983, с. 37-89. 69. Николаев Д. Смех – оружие сатиры. - М.: Искусство, 1962. – 224 с. 70. Нистратов А.А., Грачева А. М. Психосемантическое исследование общественного сознания // Общественное сознание и идеологическая работа. Тезисы докладов межрегиональной научно-практической конференции. Ч. 1, - Кострома, - 1990. – С.44-45. 71. Носенко Е. Факторы формирования еврейской идентичности у потомков смешанных браков // Диаспоры. – 2000. №3. - C. 87-114. 72. Павленко В. И. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии // Вопросы психологии. - 2000. № 1. - С. 135-142. 73. Петренко В. Ф. Введение в психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. – М.: МГУ, 1983. - 176 с. 74. Петренко В. Ф. Основы психосемантики: Учеб.пособие.- Смоленск: СГУ, 1997. – 400 с. 75. Петренко В. Ф., Митина О. В., Бедников К. В., Кравцова А. Р., Осипова В.С. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и нетерпимости. - М.: Смысл, 2000. – 73 с. 76. Петренко В.Ф., Собкин В.С., Нистратов А.А, Грачева А.В. Психосемантический анализ зрительского восприятия персонажей фильма //Мотивационная регуляция поведения и деятельности личности. - М., 1988. 77. Петров М.К. Язык. Знак. Культура. - М., 1990. 78. Пибоди Д., Шмелев А., Андреева М., Граменицкий А. Психосемантический анализ стереотипов русского характера: кросскультурный аспект // Вопросы психологии. - 1993. №3. - C.101. 79. Пирс Ч. С. Элементы логики. – Семиотика. М., 1983, с. 151-210. 80. Пропп В. Я. Проблемы комизма и смеха. Ритуальный смех в фольклоре. (по поводу сказки о Несмеяне) - М.: Лабиринт, 1999.- 256 с. 81. Психологические тесты. В 2 т. – М.: Владос, 2003. – Т.1. – 312 с. 82. Рибо Т. Болезни личности;

Опыт исследования творческого воображения;

Психология чувств. – С-Пб.: Харвест, 2002. – 784 с. 83. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.: Прогресс, 1994. - 478 с. 84. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. - СПб.: Питер, 1999. – 729 с.

190 85. Савина О.О. Психологический анализ становления идентичности в подростковом и юношеском возрасте (условия, структура, динамика, типология): Дис.... канд. псих. наук. - М., 2003. 86. Собкин В.С. Сравнительный анализ особенностей ценностных ориентаций русских и еврейских подростков // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Т.III. Вып.IV. - М.: Центр социологии образования РАО, 1995. – С. 6 – 63. 87. Собкин В.С. Изучение национальной идентичности: возрастной аспект // Проблемы существования в диаспоре. Презентация и обсуждение книги А. Рубинштейна «От Герцля до Рабина и далее. Сто лет сионизма». Материалы семинара, М. 21-23 апреля 2000 – Мн.: ООО «МЕТ», 2001. C. 99 – 118. 88. Собкин В.С., Грачева А. М. К психологии еврейской идентичности // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. - М.: Центр социологии образования РАО, 1998. – С. 105141. 89. Собкин В.С., Грачева А.М., Нистратов А.А. Возрастные особенности ориентации в социально-профессиональной сфере // Вопросы психологии. – 1990. №4. - С. 23-31. 90. Собкин В.С., Писарский П. С. Социокультурный анализ образовательной ситуации в мегаполисе. – М.: Министерство образования РФ. - 1992. 91. Собкин В.С., Шмелев А.Г. Психосемантическое исследование актуализации социально-ролевых стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. № 1. - C. 124-136. 92. Собкин В. С., Эльяшевич Е. К., Марич Е. М. Еврейский детский сад в России: проблемы, противоречия, перспективы. По материалам социальнопсихологического исследования // Труды по социологии образования. Том VI. Вып. IX. - М.: Центр социологии образования РАО, 2001. – 120 с. 93. Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. - Минск.: Современный литератор, 1999. - 1408 с. 94. Столович Л.Н. Евреи шутят. Еврейские анекдоты, остроты и афоризмы о евреях. - Таллинн: Еврейская община Эстонии, 1996. – 256 с. 95. Столович Л.Н Философия. Эстетика. Смех.- С.-П.: Тарту, 1999. – 383 с. 96. Стефаненко Т.Г. Этническая идентичность и некоторые проблемы ее изучения // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Под ред. Собкина В. С. - М.: ЦСО РАО, 1998. – C. 85-104. 97. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. - М.: Институт психологии РАН, «Академический проект», 1999. – 320 с. 98. Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика//URL: http://www.ruthenia.ru/folklore/publications.htm 99. Фрейд З. Остроумие и его отношение к бессознательному. - С-Пб. - М.: Университетская книга. АСТ, 1998. – 318 с. 100. Фрейд З. Юмор. 1928.

191 101. Фролов В. О советской комедии. М.: Искусство, 1954. – 440 с. 102. Фромм Э., Бегство от свободы;

Человек для себя. - Мн.: ООО Попурри, 1998. – 672 с. 103. Членов М. Еврейство в системе цивилизации // Диаспоры. №1, 1999. 104. Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Русский анекдот: текст и речевой жанр. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 144 с. 105. Шопенгауэр А. Сочинения. Т.1-2, - М.: Наука, 1993. Т.1 – 672 с.;

Т.2 – 671 с. 106. Шульгин В.В. Что нам в них не нравится. – С-Пб.: Хорс, 1992. – 286 с. 107. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М.: Прогресс, 1996. – 332 с. 108. Эриксон Э. Детство и общество. - С-Пб.: Речь, 2000. – 415 с. 109. Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. С. - М.: Центр социологии образования РАО, 1998. – 268 с. 110. A Portrait of the American Jewish Community // Ed by Linzer N., Schnall D., Chanes J. Praeger Publishers: Westpor, CT, 1998. 111. Arnow D. Toward a psychology of Jewish Identity. A Multidimensional Approach. // Journal of Communal Service. – 1994. - Vol.71. - P.29-36. 112. Benton G. The Origins of the Political Joke // Humour in Society: Resistance and Control / eds. Powell C., Paton G. – New York: St.Martin’s, 1988. – P.33-55. 113. Bergler E. Laughter and the Sense of Humor. N. Y.: International Medical Books. 1956. 114. Berry J. et al. Acculturation attitudes in plural society // Applied psychology. – Vol.38. - 1989. 115. Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.H., Dasen P.R. Cross-cultural psychology: Research and applications. - Cambridge etc.: Cambridge University press, 1992. 116. Breakwell G.M. Integrating paradigms, methodological implications // Breakwell G.M., Canter D.V. (eds). Empirical approaches to social representations. Oxford: Clarendon Press, 1993. - P. 180–201. 117. Brenman M. On Teasing and Being Teased, and the Problem of Moral Masochism // The Psychoanalytic Study of the Child. - Vol. VII. – N.Y.: International Universities Press, Inc., 1952. - P. 264-285. 118. Brunvand J.H. Don’t shoot, Comrades: A Survey of the Submerged Folklore of Eastern Europe // North Carolina Folklore Journal. Appalachian State University, 1973. - P.181-188. 119. Buber M. The Jew in the World. In Israel and the World. - N. Y.: Schocken Books, 1963. 120. Children of Perestroika in Israel // Ed. by T.Horowitz. Lanham-N. Y.Oxford, 1999.

192 121. Coleman J.C. Relationships in adolescence. - L.: Routledge & Kegan Paul, 1974. 122. Draitser E. A. Taking Penguins to the Movies. Ethnic Humor in Russia. – Detroit: Wayne State University Press. 1998. 123. Davies C. Ethnic Humor Around the World: A Comparative Analysis. – Bloomington: Indiana UP, 1990. 124. Davies C. Exploring the Thesis of the Self-Deprecating Jewish Sense of Humor // Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. Westport, CT.: Greenwood Press, 1993. 125. Dundes A. Cracking jokes: studies of sick humor cycles & stereotypes. – Berkeley, 1987. – 198 p. 126. Eastman M. The Sense of Humor. N.Y: Scribner, 1921. 127. Ericson E. H. The problem of ego identity // Stein M. R. et al. (eds.) Identity and anxiety: Survival of the person in mass society. Glencoe: The Free Press, 1960. 128. Fogelson R. D. Person, Self and identity. Some anthropological retrospects, circumspects and prospects // Lee B.(ed.) Psychosocial theories of the self: Proc. of a Conf. on new approaches to the self, held March 29 – April 1 1979, by the Center for psychosocial studies, Chicago, III. N. Y. – L.: Plenum Press, 1982. 129. Gergen K. J. If persons are text // Hermeneutics and psychological theory. L.: New Brunswick, 1988. – P. 28-51. 130. Gergen K. J. From self to relationship. The staturated self: Dilemmas of identity in contemporary life. – N. Y.: BasicBooks, 1991. 131. Gergen K. J. Mind, text, society;

self memory in social context. // The remembering self. Construction and accuracy in the self-narrative/ Ed. U. Neisser, R. Fivush. - Cambridge: Cambridge University press, 1994. - P. 78-105. 132. Goffman E. The neglected situation // Amer. Anthropol. – 1964. - Vol. 66.№5. Part 2. 133. Goffman E. Stigma: Notes on the management of spoiled identity. Engleewood Cliffs: Prentice-Hall, 1963. 134. Grotjahn M. Beyond Laughter: Humor and the Subconscious. – N.-Y.: McGraw-Hill, 1957. 135. Heilman C. Samuel. Portrait of American Jews: The Last Half of the 20th Century. - Seattle:University of Washington Press, 1995. 136. Jewish Survival. The Identity Problem at the Close of the Twentieth Century/ Ed. by Krausz E., Tulea G., - New Brunswick-London, 1998. 137. Jenkins R. Social identity. - L.: Routledge, 1996. 138. Katz M. Jewish as a second language. - N.Y.:Workman publishing, 1991. 139. Larsen E. Wit as a weapon: the Political Joke in History. – L.: Frederick Muller Ltd., 1980. 140. Marcia J.E. Identity in adolescence // Adelson J. (ed.) Handbook of adolescent psychology. - N.Y.: John Wiley, 1980.

193 141. Matteson D. R. Adolescence today. Sex roles and the search for identity. Homewood (III): Dorsey Press, 1975. 142. Meyer M. A. Jewish Identity in the Modern World. Seattle: University of Washington press, 1990. 143. Mindess H. The chosen people? A testament, both old and new, to the therapeutic power of Jewish wit and humor. – LA: Nash publishing, 1972. – 121 p. 144. McAdams D. P. A thematic coding system for the intimacy motive // Journal of Research in Personality. - 1980.-Vol. 14. - P. 412-432. 145. McAdams D. P. The ‘Imago’: A key narrative component of identity. // In P. Shaver (Ed.), Self, situations and social behavior. - Beverly Hills, CA: Sage, 1985. 146. McAdams D. P. The stories we live by: personal myths and the making of the self. – N.Y.: William Morrow and Company, 1993. 147. McClain E. J. Embracing the Stranger: Intermarriage and the Future of the American Jewish Community. – N.Y.: Basic Books, 1995. 306 p. 148. McGhee P.E. (Eds.) The Psychology of Humour. – N.Y., 1972. 149. McGhee P.E. Humour: Its origin and development. - San Francisco, 1979. 150. Mead G. H. Mind, Self and Society. - Chicago: The Univ. of Chicago Press, 1946. 151. Osgood C.E., Miron M., May W. Cross-Cultural Universals of Affective Meaning. - Urbana, 1975. 152. Oring E. Israeli Humor: The Content and the Structure of the Chizbat of the Palmach. - Albany: State University of New York Press, 1981. 153. Oring E. The People of the Joke: on the Conceptualization of a Jewish Humor // Western Folklore. – Berkeley, California, -1983 -Vol. 43 - №4. – P.261372.. 154. Oring E. The Jokes of Sigmund Freud: A study in Humor and Jewish Identity. - Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1984. 155. Ostrower C. Humor as a defense mechanism in the Holocaust. URL: http://web.macam.ac.il/~ochayo/me.html 156. Phinney J.S., Ethnic Identity in Adolescent and Adults // Psychological Bulletin -1990. - Vol.108. 157. Phinney J.S., Acculturation attitudes and self-esteem among high school and college students // Youth and Society – 1992. – Vol.23. 158. Powell C. Humor in Society: Resistance and Control. - London, 1988. 159. Raskin R. The Origins and Evolution of a Classic Jewish Joke // Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. - Westport, CT: Greenwood Press, 1993. 160. Raskin V. Semantic Mechanisms of Humor. – Dordrecht: Reidel, 1985. – 284 p. 161. Reik T. Listening with the Third Ear: The Inner Experience of a Psychoanalyst. Farrar, Straus and Cudahy, Inc., N.Y., 1948. 162. Reik T. Jewish wit. N.Y.: Gamut Press, 1962.

194 Ethnicity and ethnic identity // 163. Rosenthal D., Hrunevch C., International journal of psychology – 1985. - Vol.20(6). 164. Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. / ed. Ziv A., Zajdman A. – Westport, CT.: Greenwood Press, 1993. – 197 p. 165. Shapiro E.S. Jews. // A Nation of Peoples: A Source Book on America’s Multicultural Heritage. Ed. Barkan E.R. Westport, CT: Greenwood Press., 1999. 166. Shultz T.R. & Horibe F. Effects of incongruity and resolution in children`s humor // Developmental psychology – 1974. - N 10. 167. Shultz T. R. A cross-cultural study of the structure of humor // A.J.Chapman & H.C.Foot (Eds.) Its a funny thing humor. - Oxford, 1977. - P. 75 -179. 168. Social identity: international perspectives. SAG’E publication, 1998. 169. Spenser H. The Psychology of Laughter. - London, 1901. 170. Spalding H. Joys of Jewish humor. – N.Y.: Gramercy books, 1985. 171. Tajfel H., Terner J. An integrative theory of intergroup conflict // Austin W. C., Worchel S. (eds) The social psychology of intergroup relations. - Montrey: Brooks/Cole, 1979. 172. Tajfel H., Terner J., The social identity theory of intergroup behavior. Psychology of intergroup relations. - Chicago: Nelson-Hall, 1986. 173. Tajfel H., Human groups and social categories: studies in social psychology. - Cambridge: Cambridge university press, 1981. 174. Tajfel H., Social identity and intergroup relations. - Cambridge: Cambridge university press, 1982. 175. Turner J. C. Social categorization and the self-concept: A social cognitive theory of group behavior //Lawler E. J. (ed.) Advanced in group process. Theory and research. - Greenwich: Connect,– 1985 - Vol. 2. 176. Telushkin J. Jewish humor: what the best Jewish jokes say about the Jews. – N.Y.: Quill. William Morrow, 1998. – 237p. 177. Waterman A. S. Identity development from adolescence to adulthood: An extension of theory and a review // Devel. Psychol. - 1982. - Vol. 18. - № 3. - P. 341-358. 178. Waterman A. S. (ed.) Identity in adolescence: Processes and contents. - San Francisco-L.: Jossey-Bass, 1985. 179. Widdershoven, G. A. M. Identity and development: A narrative perspective // In H. A. Bosma, T. L. G. Graafsma, H. D. Grotevant, and D. J. De Levita (Eds.), Identity and development: An interdisciplinary approach. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 1994. 180. Zijderveld A.C. Sociology of Humor and Laughter // Current Sociology.1983. - Vol. 31, № 3. - P. 49. 181. Ziv. A., ed. Jewish Humor. - Tel Aviv: Papyrus, 1986.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. СХЕМА КЛАССИФИКАЦИИ ЕВРЕЙСКИХ АНЕКДОТОВ.

Базовые аспекты еврейских анекдотов социальный духовный материальный телесный социальные отношения семейные отношения макросоциальный аспект Социальные отношения Межличностные отношения Межнациональные отношения Военные отношения Манера говорить Отношение к христианству Отношение к не евреям Материальное Этика и практика бизнеса Отношение к работе Партнерские отношения Жадность Отношение к деньгам Отношение к профессии Отношение к клиенту Семейные отношения Детско-родительские отношения Теща, тесть, Свекровь, свекор Мать и сын Отношение к жене и к женитьбе Мать и дочь Отношение к мужу и к замужеству Отец и сын Ролевые позиции Супружеские отношения супругов Отец и дочь Материальный аспект супружеских отношений Отношение к детям Сексуальные отношения в браке Отношение к родителям Макросоциальный аспект еврейской идентичности Антисемитизм Ассимиляция Израиль Советский антисемитизм Фашистский антисемитизм Другое Религиозная ассимиляция Сокрытие своей национальности Межнациональные браки Телесность Физические Внешность способности Сексуальность Женская Общие Еврейский нос внешность Сексуальное равнодушие Сексуальный энтузиазм Сексуальность пожилых людей Духовное Религия Этноцентризм Отношения С Богом Эгоцентризм Исполнение традиций Логика Интеллект Черный юмор Отношение к жизни Еврейские имя и фамилия Самопредставление ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ТЕКСТЫ АНЕКДОТОВ, ВЫБРАННЫХ ДЛЯ ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Анекдот №1. В Нью–Йорке перед зданием «Манхэттен Бэнк» сидит Рабинович и торгует семечками. Мимо идет Хаймович. Хаймович: Мойша! Сколько лет, сколько зим! Ну, как ты тут, в НьюЙорке? Рабинович: Нормально… Дела идут хорошо, торгую семечками. Хаймович: Ты знаешь, а у меня плохо… Слушай, ты не одолжишь мне на месяц сто долларов? Рабинович: Слушай, Хаймович… Видишь позади меня «Манхэттен Бэнк»? Хаймович: Да. Рабинович: Так вот, у меня с ними уговор: я не даю взаймы, они не торгуют семечками. Анекдот №2. Идет старый еврей с внуком по улице, и тут ему на голову падает птичья кака. Он (нравоучительным тоном, медленно снимая каку):

- Вот, видишь, Изя, а русским они поют.

199 Анекдот №3. Жили-были два соседа - Иван и Абрам. Дружно так жили. Встречает как-то Абрам Ивана и спрашивает:

- Иван, к тебе милиция приезжала? - Приезжала. - отвечает Иван. - Так вот, это я накапал. Проходит месяц. Снова встречаются Иван с Абрамом. - Иван, к тебе ОБХСС приезжало? - спрашивает Абрам. - Приезжало. – отвечает Иван. - Так вот, это я накапал. Еще время проходит. Встречает Иван Абрама. - Абрам, у тебя жена-то в роддоме? В роддоме, - отвечает Абрам. Так вот, это я накапал... Анекдот №4. Встречаются Сара и Циля. Циля спрашивает:

- Сарочка, почему ты такая задумчивая? - Да вот, сегодня утром Абрам ушел на работу, вдруг звонок в дверь. Открываю - там наш сосед Мойша, спрашивает: "Абрам дома?". трахает - пока все силы у нас не иссякли!!! Циля:

- Прекрасно! Ну и о чем же здесь задумываться? Сара:

- А зачем же ему все-таки мой Абраша нужен? Я отвечаю, что нет. Ну, он валит меня на диван и трахает, трахает, 200 Анекдот №5. Мать заходит к сыну в комнату:

- Тебе пора вставать в школу. - Я не хочу идти в школу. - Ты должен идти! - Я не хочу. Учителя меня не любят, а все ребята смеются надо мной. - У тебя нет выбора. Ты должен идти в школу. - Скажи мне хоть одну причину, почему я должен туда идти. -Тебе 52 года и ты директор школы. Анекдот №6. Умирает старый еврей, вокруг собралась его семья – жена Сара и маленький Ицык. Вот он и говорит им:

- Пускай маленький Ицык накакает. - Зачем? - Нет, пускай маленький Ицык накакает. - Ну, ладно, пусть накакает. Ицык накакал. Сара говорит:

- Ну, все, доволен? - Нет, теперь пускай Сара это съест. - Зачем? - Пускай съест. Сара съела, и говорит:

- Доволен? - Доволен, теперь я знаю, что вы не пропадете.

201 Анекдот №7. После октябрьской революции обеспокоенный Бог послал в Россию тpех наблюдателей: Лyкy, Илью и Моисея. От них поступают телеграммы:

-Попал в ЧК. Святой Лyка. -Попал и я. Пpоpок Илья. -Жив - здоpов. Наpком Петpов. Анекдот №8. Один человек приносит портному очень хороший материал и просит сшить ему штаны. Когда он возвращается через неделю, штаны не готовы. Через две недели заказ все еще не исполнен. В конце концов, через шесть недель штаны готовы. Он их примеряет - сидят бесподобно. Тем не менее, когда приходит время расплачиваться он не может устоять, чтобы не заметить портному. - Вы знаете, Бог создал мир всего за 6 дней. А у Вас заняло 6 недель, чтобы сделать всего лишь одну пару штанов. -Конечно, но посмотрите на этот мир и посмотрите на эти штаны. Анекдот №9. Рабинович приходит как-то в военкомат. - Выдайте мне партизанскую медаль и льготы! - А вы что, партизанили? - Сам-то нет, а вот партизан снабжал. Сало им давал, хлеб, молоко… - Да, без еды не повоюешь. - А как же! Они мне все: "данке, данке…" - Так это же немцы были!

202 - Немцы, немцы. Но из ГДР. Анекдот №10. Один хасид влюбился в русскую женщину. Он состриг пейсы, сменил лапсердак на изящный модный костюм, отпустил маленькие усики, купил букет цветов и пошел на свидание. Но только он вышел на дорогу, как был сбит проходящей машиной и попал на тот свет. Когда он предстал перед Богом, то обратился к нему с жалобным упреком:

- Господи, почему Ты меня не пощадил? Я же так верил в Тебя! И услышал в ответ:

- Это ты, Нюма? А я тебя и не узнал! Анекдот №11. - Вы еврей? - спрашивают у Ивана Ивановича Иванова. - Конечно! - Как же так? - У меня жена - еврейка. - Ну и что? - Она мне за 20 лет совместной жизни сто-о-олько крови попортила...

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.