WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КЛИНИКА ПОГРАНИЧНЫХ СОСТОЯНИЙ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ АКАДЕМИИ На правах рукописи КОЗЛИТИНА ОКСАНА НИКОЛАЕВНА ВЛИЯНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ СИСТЕМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Шаповалов В.А., 1996) Одна из основных сторон жизнедеятельности человека – его духовная жизнь – остается до сих пор за пределами целенаправленного внимания педагогов и психологов и практически не подвержена влиянию образовательных процессов как в школе, так и в вузе. Традиционная светская педагогика не имеет ни теории, ни практики воспитания и развития духовного мира человека, его духовно – нравственной сферы в ее целостности. (Долженко О.,1995;

Образцов И.Ф.,1995 и др.) Шадриков В.Д. определяет основную цель университета как образование личности гражданина, искренне озабоченного судьбой России, человека гуманистического, духовно – нравственной ориентации, владеющего современным антропологическим знанием.

Университет готовит человека к жизни и труду. Ландшеер В. определяет первый критерий подготовленности индивидуума к жизни – грамотность, трактуя его как такой уровень обученности, который требуется гражданам, чтобы функционировать в обществе. Но это лишь односторонний и сугубо прагматический подход к определению понятия “грамотность”. Здесь имеет место подход: “человек для общества, для государства”. Духовность, нравственность, ценность личности подлинно грамотного человека при таком подходе остается в тени. В настоящее время назрела проблема воспитания культурно – грамотного специалиста в какой – либо сфере деятельности. Культура (не обязательно гуманитарная, художественная, техническая, технологическая, правовая, политическая и т.п.) – высшее проявление человеческой образованности и профессиональтной компетентности. Только на основе сочетания грамотности, образованности, профессиональной компетентности, культуры и менталитета мы можем говорить о гармонично развитой, высоко духовной личности субъекта высшего образования. На переломном этапе развития российского общества важно зафиксировать и понять ценности, которыми руководствуются молодые люди, их представления о настоящем и будущем, а также анализ жизненных планов и установок, которыми руководствовались предшествующие поколения.

Конфликт “отцов и детей” на сегодняшний день рисуется перед нами как нельзя более остро и явно. Молодые российские граждане оказались в сложной ситуации: крах социально – экономического уклада сопровождается кризисным состоянием ценностного сознания. В последние годы в России появилась масса возможностей подзаработать, укрепить свое материально положение, и при этом совершенно не требуется высокий уровень образованности. Эти пути достижения успеха достаточно привлекательны для отдельной части молодых людей, но они пусты и лишь усиливают ощущение духовного вакуума, бессмысленности жизни и временности всего происходящего (Куликова Л.Н.,2000;

Чупрова О.Е., Селюч М.Г., Пальянов М.П., Ступников В.М., Дмитриева Л.Е., Калита В. С. и др., 2000) “Теневая экономика” для многих становится основным способом выживания, но она также грозит утратой на только чести и достоинтса, но и потерей жизни. Реальное поведение молодежи и формы негативного поведения требуют наибольшего употребление внимания. крепких Достаточно спиртных широко распространены наркомания, курение, в напитков, вступление беспорядочные добрачные половые связи. В группы с негативным поведением попадают чаще всего не представители гуманитарной интеллигенции (хотя эффект присутсивя не исключен), а сельские жители. Юноши употребляют наркотики в два с половиной раза чаще, чем девушки, а дети не добившихся успеха родителей – в полтора раза чаще, чем их более благополучные сверстники. При этом их реальное материальное положение не имеет значения. (Волков Ю.Г. с соавт., 2001) Результаты социологических исследований свидетельствуют о том, что свои интеллектуальные, твроческие споосбности молодые люди оценивают весьма низко. В глазах молодежи продолжает быстро падать ценность умственного труда, образования и знаний. Даже студентами обладание знаниями цениться очень низко. Сужается социальная база развития интеллектуального потенциала молодежи, продолжается процесс интеллектуального оскуднения, умственного вырождения российской нации вследствие усиления социального и имущественного неравенства. Классическая культура начинает терять ценностную привлекательность, становясь чужой и архаичной. Сознанием молодежи овладевает культ моды, вещизма и потребления, тем самым все больше приобретая универсальный характер. Народная культура (традиции, обычаи, обряды, фольклор и т.п.) воспринимаются большей частью как анахронизм. Между тем именно этническая культура является фундаментально значимым элементом в социокультурном контексте.

Без этого не возможно формирование патриотических чувств, знания истории и традиций своего народа. Кординально изменилось отношение современной молодежи к власти и политике, к любви и браку, к культуре и образованию. Высшее образование всегда функционирует в рамках определенной культуры, оно вписано в ту или иную систему культуры (Шаповалов В.А., 1996). От того, какое будущее у нашей этнической культуры будет зависеть и состояние высшего образования, а вместе с ним и будущее наших потомков. В исследованиях вычленяются на культурологов неспецифические сферы под и руководством специфические культуры Э.А. Орловой или в (1987) сферы формы структурной модели культуры. Специфические формы в силу разделения труда специализированные включаются механизм регулирования сознания индивида немного позже чем неспецифические. Данные формы социокультурной практики включают в себя дружеские, интимные, семейные отношения, обыденную эстетику, различного рода суеверия и мистику, моральные нормы, регулирующие отношения между индивидами, образуя в целом обыденную сферу культуры. Между обыденной и специализированной сферами культуры существуют механизмы внешних и внутренних связей;

к ним относятся средства коммуникации, здравоохранение и образование. Именно образование – один из тех каналов, которые позволяют индивиду (группе и обществу) осваивать знания, накопленные в специализированных сферах культуры и использовать их на уровне обыденной жизни. (Шаповалов В.А., 1996) Огромное значение в этом процессе приобретает воспитание. От того, в какой мере система воспитания, ее формы и методы, структура будут органично включены в процесс общей профессинальной подготовки и ориентированы на ее конечный результат, зависит подлинная эффективность работы в вузе. Внимание студентов при формировании их нравственного сознания необходимо сосредотачивать на становлении гуманистических и социально значимых ценностей образцов гражданского поведения. При этом следует сделать акцент на повышении уровня академической культуры преподавателей, особенно молодых. В Ставропольском государственном университете, как отмечалось выше, разработа и внедрена в практическую деятельность концепция воспитательной работы, которая постоянно дополняется положениями разного рода организации научно – исследовательской, внеучебной деятельности студентов, которая способствует повышению общего уровня культуры. В качестве форм воспитательно работы, оприрающихся на основные области жизнедеятельности субъектов высшего образования, определены следующие: труд (учеба), образ жизни, семья и быт, социально профессинальная ориентация, культурно – массовая работа, КВН, спортивно массовая и оздоровительная работа. Большое знаничение при этом имеет функционирование интитута кураторства и горизонтальная структуризация воспитательной работы со студентами на кафедрах в рамках определенного факультета. Академическая группа является первым звеном в данном процессе. Человек – наиболее сложный целостный феномен природы, структура его многопланова и, согласно утвердившейся традиции, развивавшейся в отечественной науке, человек рассматривается как двойственное духовно – материальной существо (Н.Н. Бердяев, С.Л. Франк, М.М. Бахтин, С.Л. Рубинштейн и др.) В качестве формирующей основы жизни конкретного индивида, по мнению М.м. Бахтина, выступает противоречие между материальными и духовными аспектами бытия. Чрезвычайно важны высказанные им идеи о том, что субъективная ценность личности является смысловой ценностью, и посредством ее реализации для человека выступает пространство и время. (Бахтин М.М., 1986). Человек является двойственным, духовно – материальным существом, и эта двойственность выступает порождающим противоречием, задающим его собственно человеческое существование. Ведущая роль в этой двойственности принадлежит тому, что “внеприродно, вневременно”, то есть в духовно – нравственном развитии и именно в нем видится смысл жизни и ндивида.

Формирование нравтсвенного сознания студента процесс сложный, так как сама духовность многогранна, многопланова, не всегда возможно ее эмпирическое изучение. Поэтому доминирующее значение приобретает воспитание. Студенту необходимо и возможно доказать важность стремления к обладанию обширными знаниями, свободным мышлением и благородством чувств. 3.2.Особенности морально-нравственных переживаний и поведения студентов, представляющих 3 системы высшего образования. На первом этапе диссертационной работы мы проводили экспериментально-психологическое обследование, целью которого являлась дифференциальная психологическая диагностика психотипологической и личностной изменчивости у представителей различных психотипов, возникающей в ответ на содержательную часть системы высшего образования (рис.3).

60% 50% 40% 30% истероиды шизоиды эпилептоиды циклоиды 20% 10% циклоиды 0% СГУ ФП 1к СГУ ФП 4к эпилептоиды шизоиды СГУ ФФК 1к СГУ ФФК 4к истероиды СФРИРВ 1к СФРИРВ 4к Рис. 3. Процентное соотношение студентов с конституциональными личностными психотипами, представляющими различные системы высшего образования.

Факультет психологии СГУ Детальный анализ проведенных патопсихологических методик циклоидного психотипа студентов 1-го курса. Детальный анализ по шкалам ПДО (от общей выборки) - показатель В (указание на возможную органическую природу психопатии и акцентуации характера) – 19,4% свидетельствует об отсутствии органической природы;

16,1% - дает возможность предполагать наличие данной предиспозиции. - определение отражения реакции эмансипации (стремление к независимости, негативизм, уходы из дома и пр.) в самооценке, проведенное на основание показателя Е, показывает, что у 3,2% испытуемых она слабая, 9,7% - умеренная, 22,6 % - выраженная. - оценка склонности к делинквентности (проступки и мелкие правонарушения, совершаемые индивидом в рамках закона) указывает на ее присутствие в 12,9% случаев, а факт отсутствия в 22,6% случаев. - определение психологической склонности к алкоголизации выявило, что у 6,5% она отсутствует, у 9,7% наблюдается стремление к алкоголю, 19,4% обнаруживают стремление выставить напоказ свою склонность к выпивкам. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К – 78) (от общей выборки) - шкала вегетативных тонуса, нарушений снижение (характеризует аппетита, неустойчивость сердечной сосудистого нарушение деятельности, нарушение терморегуляции, нарушение сна и головные боли) в 6,5% случаев выявила патологию, 9,7% неопределенного диагноза и 29% - норма. - шкала обсессивно – фобических нарушений (навязчивые состояния и воспоминая, сомнения, опасения и страхи) в 16,1% случаев обнаружила патологию, в 9,7% - зону неопределенного диагноза и в 16,1% - норму.

составляет зону - шкала астении (снижение работоспособности, эмоциональная утомляемость, лабильность, раздражительность, вспыльчивость, нарушение внимания) показала: 3,2% составляют патологию, 6,5% зону неопределенного диагноза, 29% - норму. - шкала истерического реагирования (требование признания, повышенная чувствительность, обидчивость, вегетативно – соматические проявления истерического невроза) характеризуется 12,9% патологии, 12,9% зоны неопределенного диагноза и 9,7% нормы. Данные показатели могут быть объяснимы ситуацией хронического стрессирования в условиях смены жизненных стереотипов. - шкала невротической депрессии (сниженный фон настроения, но не доходящий до степени тоски) дает представление о патологии в 6,5% случаев, зоне неопределенного диагноза – 12,9% и норме в 16,1%. - шкала тревоги (ситуативная тревога, сопровождающаяся снижением порога возбуждения в отношении стимулов, вызывающих тревогу) сопровождается следующими показателями: 9,7% нормы, 6,5% зоны неопределенного диагноза, 19,4% патологии. Такое положение объясняется неуверенностью, нерешительностью, нетерпеливостью при общении с окружающими, что характерно для студентов 1 года обучения. Детальный анализ по шкалам методики изучения уровня невротизации,психопатизации (от общей выборки) -шкала невротизации показала, что у 6,5% студентов зона неопределенного диагноза, а у 29%-норма. -шкала психопатизации свидетельствует, что в 16,1% случаев выявляется патология, в 9,7% - зона неопределенного диагноза, а в 9,7% случаев выявляется норма. Детальный анализ по шкалам опросника Айзенка ( от общей выборки) - шкала экстраверсии – интраверсии (поведенческие проявления этого свойства) характеризуется 9,7% интравертов и 25,8% экстравертов, что может быть объяснено спецификой обучения на данном факультете, где требуется повышенная общительность, эмпатийность, уверенность в себе и т.д. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости выявила у 12,9% студентов эмоциональную устойчивость, а у 29% студентов невротическую тревожность. Детальный анализ по методике шкалы Тейлор (от общей выборки) дает представление о наличии среднего уровня тревоги с тенденцией к низкому у 16,1% испытуемых, среднего уровня тревоги – 16,1%, высокого уровня тревоги – у 3,2% случаев. Детальный анализ проведенных патопсихологических методик эпилептоидного психотипа студентов 1-го курса. Анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) – предполагает наличие возможной органической природы в 9,7% случаев и ее отсутствие в 16,1% случаев. - определение отражения реакции эмансипации в самооценке привело к следующим результатам: у 3,2% она слабая, у 12,9% - умеренная, у 3,2% выраженная и у 9,7% реакция эмансипации очень сильная. Наличие индивидов с очень сильной реакцией эмансипации объясняется их личностно – типологическими особенностями: им присущи периоды злобно-тоскливого настроения, когда возникает агрессия, раздражительность, склонность к чрезмерной самостоятельности и независимости. - определение склонности к делинквентности и субъектов, относящихся к эпилептоидному психотипу, выявило в 16,1% случаев ее отсутствие, а в 9,7% случаев – возможна склонность к делинквентному поведению.

- определение психологической склонности к алкоголизации показало, что 12,9% эпилептоидов не склонны к алкоголизации, 3,2% имеют данную психологическую зависимость, а 9,75 стремятся выставить напоказ свою склонность к алкоголизации. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К-78) (от общей выборки): шкала вегетативных нарушений характеризуется следующими показателями: 3,2% - патология, 3,2% - зона неопределенного диагноза и 22,6% - норма. по шкале обсессивно-фобических нарушений были получены такие результаты: 9,7% - патология, 3,2% - зона неопределенного диагноза и 9,7% патология. Высокие отрицательные баллы, полученные по этой шкале, объясняются склонностью к обстоятельности и вязкости мышления и аффективной сферы у представителей эпилептоидного психотипа. - шкала астении указывает на наличие следующих процентных соотношений – патология у 6,5%, зона неопределенного диагноза у 3,2%, норма у 10,9% обследованных. в шкале истерического реагирования нашли отражение такие тенденции – норма в 12,9% случаев, зона неопределенного диагноза в 9,7% случаев, а патология в 3,2% случаев. - шкала невротической депрессии включает в себя патологию – 3,2% случаев, зону неопределенного диагноза – 6,5% и норму – 16,1%. - шкала тревоги указывает на наличие патологии у 6,5% обследованных, зоны неопределенного диагноза у 3,2% и нормы у 16,1% обследованных. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизации – психопатизации (от общей выборки):

- шкала невротизации (эмоциональная устойчивость, психологический фон основных переживаний, личностная направленность, социальная направленность и т.д.) – выявила патологию (3,2%), зону неопределенного диагноза (6,5%) и норму (29%). - шкала психопатизации (отношение к людям, к общепринятым нормам и морали) указывает на патологию в 19,4% случаев, зону неопределенного диагноза в 3,2% случаев и норму в 3,2%. Высокий уровень психопатизации мог быть вызван беспечностью, легкомыслием, холодным отношением к людям, напористостью, упрямством в межличностных отношениях. Детальный анализ по опроснику Айзенка ( от общей выборки):

- шкала экстраверсии – интроверсии выявила 3,2% лиц, склонных к интроверсии, и 22,6% лиц, склонных к экстраверсии. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости показала, что 12,9% обследованных (от общей выборки) характеризуются эмоциональной устойчивостью, а 12,9% - нейротизмом. Детальный анализ по опроснику “шкала Тейлора” характеризуется такими показателями – у 3,2% низкий уровень тревоги, у 6,5% средний уровень тревоги с тенденцией к низкому, у 6,5% средний уровень тревоги и у 9,7% высокий уровень тревоги. Детальный анализ проведенных патопсихологических методик шизоидного психотипа студентов 1-го курса. Анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила отсутствие органического резидуума. - по шкале оценки склонности к делинквентности получены следующие результаты: 12,.9% - склонность к делинквентности отсутствует, 6,5% она возможна. - при проведении определения отражения реакции эмансипации в самооценке данные получены такие: 3,2% слабо эмансипированы, 9,7% умеренно, 3,2% выражено и 3,2% очень сильно эмансипированы.

- определение психологической склонности к алкоголизации привело к таким показателям: у 6,5% отсутствует алкоголизация, у 3,2% есть склонность к алкоголю, у 9,7% стремление выставить на показ свою склонность выпивке. Детальный анализ по шкалам опросника К – 78 (от общей выборки):

- шкала вегетативных нарушений полностью характеризуется нормой. - шкала обсессивно – фобических нарушений выявила у 6,5% зону неопределенного диагноза и у 12,9% норму. - шкала астении указывает на наличие у 3,2% исследованных зоны неопределенного диагноза и у 16,1% нормы. - в шкале истерического реагирования нашли отражение следующие тенденции – 3.2% патология, 16,1% норма. - шкала невротической включает в себя 3,2% патологии, 6,5% зоны неопределенного диагноза и 9,7% нормы. - шкала тревоги указывает на наличие зоны неопределенного диагноза в 3,2% случаев и нормы в 16,1% случаев. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизации – психопатизации (от общей выборки):

- шкала невротизации выявила среди представителей шизоидного психотипа полное отсутствие патологии, что может быть объяснено их эмоциональной устойчивостью, положительным фоном основных переживаний, оптимизмом и инициативностью. - шкала психопатизации указывает на 6,5% неопределенного диагноза и 6,5% нормы. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки):

- шкала экстраверсии – интроверсии выявила следующее процентное соотношение: 3,2% - интроверты, 10,9% - экстраверты. Данные показатели объясняются тем, что в сфере межличностных отношений на данном факультете требуется активность, инициативность, эмпатийность, патологии, 6,5% зоны находчивость, открытость, поэтому даже представители шизоидного психотипа, проявляют экстравертированные черты темперамента. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости показала, что 16,1% исследованных характеризуются эмоциональной устойчивостью, а 3,2% нейротизмом. Детальный анализ по опроснику “шкала Тейлора” указывает, что 3,2% представителей шизоидного психотипа низкий уровень тревоги, у 6,5% средний уровень тревоги с тенденцией к низкому и у 6,5% средний уровень тревоги. Детальный анализ проведенных патопсихологических методик истероидного психотипа студентов 1-го курса. Анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила отсутствие таковой преддиспозиции у представителей истероидного психотипа. - шкала определения отражения реакции эмансипации в самооценке показала, что у 6,5% она слабая, у 3,2% - умеренная, у 3,2% - выраженная. - по шкале оценки склонности к делинквентности были получены такие процентные соотношения: 7% нет склонности к делинквентному поведению, 3,2% возможно присутствует. - при определении психологической склонности к алкоголизации разброс по процентам (от общей выборки) был следующий: 3,2% нет психологической склонности к алкоголизации, 6,5% она наблюдается, а 3,2% стремление выставить напоказ свою склонность к выпивке. Детальный анализ по шкалам опросника К-78 (от общей выборки):

- шкала вегетативных нарушений характеризуется наличием 3,2% зоны неопределенного диагноза и 9,7% нормы. - исследование по шкале обсессивно – фобических нарушений выявило отсутствие данных расстройств у лиц, относящихся к истероидному кругу. - по шкале все результаты также относятся только к норме.

- шкала истерического реагирования показала, что в 3,2% случаев наблюдается зона неопределенного диагноза, а в 9,75% случаев – норма. Патология также отсутствует. - шкала невротической депрессии включает в себя 3,2% зоны неопределенного диагноза и 9,7% нормы. - шкала тревоги указывает на наличие нормы у 9,7% опрошенных и 3,2% - зоны неопределенного диагноза. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизации и психопатизации (от общей выборки):

- шкала невротизации представлена у истероидного психотипа преимущественно нормой. - шкала психопатизации выявила следующие результаты: 3,2% зона неопределенного диагноза, а 6,5% - норма. Детальный анализ по методике Айзенка (от общей выборки):

- шкала экстраверсии – интроверсии указывает на наличие только экстравертированного типа (32,3% от общей выборки). - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости представлена 9,7% эмоционально устойчивых индивидов и 3,2% индивидов с нейротизмом. Детальный анализ по методике “шкала Тейлора” привел к следующим результатам: у 9,7% опрошенных средний уровень тревоги с тенденцией к низкому (от общей выборки). Детальный анализ по результатам проведенных патопсихологических методик у студентов факультета психологии обучающихся на 4 курсе. Анализ по шкалам ПДО (от общей выборки). - распределение по 4 основным психотипам следующее: циклоиды-50%, эпилептоиды – 8.7%, шизоиды – 13%, истероиды – 4.3%. - шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) предполагает ее наличие в 8.7% случаев и ее отсутствие в 41.3% случаев у представителей циклоидного типа;

у эпилептоидов в 4.3% случаев обнаружено ее наличие, а в 4.3% случаев ее отсутствие;

у шизоидов и истероидов отсутствует указание на возможную органическую природу акцентуации характера. - определение реакции эмансипации самооценки нашло отражение в следующих данных : у циклоидов 6.5% исследованных слабо эмансипированы, 28.3% умеренно, 10.9% выражено и 4.3% очень сильно эмансипированы;

среди эпилептоидов у 2.2% слабая реакция эмансипации, у 2.2% умеренная и 4.3% выраженная;

среди шизоидов у 8.6% исследованнах умеренная реакция эмансипации, у 4.3% выраженная;

среди истероидов 4.3% (от общей выборки) умеренно эмансипированы. - определение психологической склонности делинквентности показала, что у циклоидов 30.4% не обнаруживают делинквентного поведения, а 19.6% ее имеют;

у эпилептоидов 6.5% опрошенных не имеют стремления к делинквентности, а у 2.2% она есть;

у шизоидов 4.3% не обнаруживают делинквентности, у 8.9% она возможна;

у истероидов не обнаружено склонности к делинквентности. - показатель склонности к алкоголизации указывает на то, что среди представителей циклоидного психотипа у 8.7% нет алкоголизации, у 27.3% она наблюдается, а у 19.6% стремление выставить на показ свою склонность к алкоголизации. Такие высокие показатели по данной шкале могут быть объяснены частой сменой настроения, характерной для циклоидов и стремлением во время субдепрессивных периодов заглушить неприятные переживания алкоголем. Среди представителей эпилептоидного психотипа у 4.3% нет склонности к алкоголизации, у 4.3% стремление выставить на показ свою склонность к алкоголю. Среди шизоидов у 4.3% нет этой психологической зависимости, у 6.5% она есть (что может быть объяснено ритуальным употреблением спиртных напитков, чтобы быть более общительными) и у 2.2% показная склонность к алкоголю. У истероидов 2.2% имеют психологическую склонность к алкоголизации, а у 2.2% она лишь показная. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К-78) (от общей выборки):

-шкала вегетативных нарушений характеризуется следующими результатами: у циклоидов 8.7% патология, 6.5% зона неопределенного диагноза и 34.8% норма;

у эпилептоидов наблюдается только норма, что объясняется высоким психобиологическим барьером для возникновения вегетативных нарушений у представителей этого психотипа;

у шизоидов 2.2% зона неопределенного диагноза, 10.9% норма;

у истероидов 2.2% зона неопределенного диагноза и 2.2% норма. - шкала обсессивно – фобических нарушений выявила у циклоидного психотипа 2.2% патологии, 17.4% зона неопределенного диагноза и 30.4% норма. У представителей эпилептоидного психотипа выявлена только норма;

у шизоидного психотипа 2.2% зона неопределенного диагноза и 10.9% норма;

у истероидов 2.2% патология, 2.2% норма. - шкала астении показала, что среди циклоидов 6.5% патологии, 2.2% зона неопределенного диагноза, 41.3% норма;

среди эпилептоидов 8.7% норма;

среди шизоидов 2.2% патология, 2.2%зона неопределенного диагноза и 8.7% норма;

среди истероидов 2.2% зона неопределенного диагноза и 2.2% норма. - в шкале истерического реагирования нашли отражение следующие тенденции: циклоиды 6.5% патология, 13% зона неопределенного диагноза, 30.% норма;

эпилептоиды 2.2% зона неопределенного диагноза и 6.5% норма;

шизоиды 2.2% патология и 10.9% норма;

истероиды представлены исключительно нормой. - анализ шкалы невротической депрессии выявил, что у циклоидов 8.7% патология, 4.3% зона неопределенного диагноза и 37% норма;

среди эпилептоидов 2.2% патология, 2.2% зона неопределенного диагноза, 4.3% норма;

у шизоидов 6.5% патология, 2.2% зона неопределенного диагноза, 4.3% норма;

среди истероидов 2.2% патология, 2.2% зона неопределенного диагноза. - шкала тревоги указывает на наличие патологии в 4.3% случаев зоны неопределенного диагноза в 15.2% случаев, нормы в 45.2% случаев у циклоидов. Норма в 4.3% случаев и зона неопределенного диагноза в 4.3% случаев выявляется у эпилептоидов;

патология в 6.5% случаев, зона неопределенного диагноза в 2.2% случаев и норма 4.3% случаев обнаруживается у шизоидов. Исследование истероидов показало 2.2% нормы и 2.2% зона неопределенного диагноза. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизациипсихопатизации (от общей выборки):

- шкала невротизации выявила следующие данные : среди циклоидов 45.7% норма и 4.3% зона неопределенного диагноза;

среди эпилептоидов 8.7% норма;

среди шизоидов 2.2% патология, 2.2% зона неопределенного диагноза и 8.7% норма;

среди истероидов 10% зона неопределенного диагноза и 4.3% норма. - шкала психопатизации указывает на то, что среди циклоидов 15.2% патология, 8.7% зона неопределенного диагноза и 26.1% норма;

среди эпилептоидов 2.2% зона неопределенного диагноза, 4.3% норма;

среди шизоидов 4.3% патология, 2.2% зона неопределенного диагноза и 6.5% норма;

среди истероидов 4.3% патология. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки) : по шкале экстраверсии-интроверсии среди циклоидов 13.1% интровертов и 36.9% экстравертов;

среди эпилептоидов только экстраверты;

среди шизоидов 8.7% интровертов и 4.3% экстравертов;

среди истероидов 4.3% экстравертов. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости характеризуется у циклоидов 39.1% эмоционально устойчивых студентов и 10.9% с преобладанием нейротизма;

у эпилептоидов 8.7% лиц с нейротизмом;

у шизоидов 4.3% лиц с эмоциональной устойчивостью и 8.7% студентов с нейротизмом;

у истероидов 4.3% лиц с нейротизмом. Детальный анализ по шкале Тейлора (от общей выборки) показывает, что у циклоидов 21.7% исследованных со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 21.7% со средним уровнем тревоги и 4.3% с высоким уровнем тревоги. Среди эпилептоидов 4.3% лиц со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 4.3% лиц со средним уровнем тревоги. Среди представителей шизоидного психотипа 2.2% студентов со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 4.3% со средним уровнем тревоги и 6.5% лиц с высоким уровнем тревоги. У истероидов 4.3% студентов со средним уровнем тревоги. Анализ результатов проведенных патопсихологических методик и студентов СГУ факультета физической культуры и спорта, обучающихся на первом курсе. Детальный анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- распределение по 4-м основным психотипам следующее: циклоиды 53.2%, эпилептоиды 22.6%, шизоиды 11.3% и истероиды 11.3%. - шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила у представителей циклоидного психотипа отсутствие возможного органического ризидуума в 51.6% случаев и его присутствие в 1.6% случаев;

у представителей эпилептоидного психотипа в 19.4% отсутствие указанного ризидуума и его наличие в 3.2% случаев. Среди шизоидов обнаружено только отсутствие органической природы (11.3% от общей выборки);

среди истероидов 8.1% возможно имеют органическую природу своей акцентуации и 3.2% ее возможно не имеют. - При проведении определения реакции эмансипации самооценки нашли отражение такие данные: циклоиды – 21% - слабая, 24.2% умеренная, 6.5% - выраженная и 1.6% - очень сильная реакция эмансипации;

эпилептоиды – 6.5% слабая, 12.9% - умеренная, 3.2% - выраженная;

шизоиды – 3.2% слабая, 8% -умеренная;

истероиды – 3.2% слабая, 6.5% - умеренная реакция эмансипации. - определение психологической склонности к алкоголизации показало, что циклоиды в 16.1% случаев не склонны к употреблению алкоголя, в 35.5% случаев имеют эту склонность и в 3.2% случаев – стремление выставить на показ свою склонность к алкоголизации;

эпилептоиды в 11.3% случаев имеют психологическую зависимость от выпивки и в 11.3% случаев ее не обнаруживают;

шизоиды в 9.7% случаев не выказывают стремление к алкоголю, а в 1.6% - склонны к алкоголизации;

истероиды в 1.6% случаев не имеют данной психологической зависимости, в 8.1% случаев ее выявление и в 1.6% случаев – это стремление выставить напоказ свою склонность к алкоголю. - по шкале оценки склонность к делинквентности были получены следующие результаты: циклоиды 45.2% - нет склонности к делинквентности, 8.1% - есть;

эпилептоиды 3.2% обнаруживается делинквентность, 19.4% - нет;

у шизоидов нет склонности к делинквентности;

истероиды – 8.1% - есть, 3.2% нет. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К-78) (от общей выборки) : шкала вегетативных нарушений характеризуется следующими результатами: у представителей циклоидного психотипа выявлена только норма ( 53.2% от общей выборки);

у эпилептоидов 1.6% зоны неопределенного диагноза и 20.9% нормы;

у шизоидов 1.6% зоны неопределенного диагноза и 9.7% нормы ;

истероиды обнаружили отлько норму (11.3 % от общей выборки). Отсутствие патологии по данной шкале может объясняться спецификой данного факультета, где требуется высокий уровень физической подготовки. - шкала абсессивно-фобических нарушений выявила среди циклоидных акцентуантов 16.1% зоны неопределенного диагноза и 37.2% нормы;

среди эпилептоидных акцентуантов 3.2% патологии, 6.4% зоны неопределенного диагноза и 12.9% нормы;

среди шизоидных акцентуантов 1.6% патологии, 1.6% зоны неопределенного диагноза и 8.1% нормы;

среди истероидных акцентуантов 1.6% патологии и 9.7% нормы. шкала астении указывает на наличие у циклоидов зоны неопределенного диагноза в 3.2% случаев, нормы в 50% случаев;

у эпилептоидов зоны неопределенного диагноза в 3.2% случаев и нормы в 19.4% случаев;

у шизоидов преобладает норма (11.3% от общей выборки);

у истероидов абсолютно идентичная картина. - в шкале истерического реагирования нашли отражение следующие тенденции : циклоиды -1.6% зоны неопределенного диагноза, 51.6% нормы;

эпилептоиды 4.8% зоны неопределенного диагноза, 17.8% нормы;

шизоиды 1.6% - зоны неопределенного диагноза, 9.7% - нормы;

истероиды 1.6% зоны неопределенного диагноза и 9.7% норма. -анализ шкалы невротической депрессии выявил, что у представителей циклоидного психотипа 3.2% зоны неопределенного диагноза и 50% нормы;

у эпилептоидного психотипа 19.4% нормы, 1.6% зоны неопределенного диагноза и 1.6% патологии;

у шизоидного ядра 1.6% зоны неопределенного диагноза и 9.7%нормы;

у представителей истероидного психотипа 3.2% зоны неопределенного диагноза и 8.1% нормы. - шкала тревоги указывает на наличие среди циклоидов 4.8% патологии, 8.1% зоны неопределенного диагноза и 40.4% нормы;

среди эпилептоидов 3.2% патологии, 4.8% зоны неопределенного диагноза и 11.5% нормы;

среди шизоидов 3.2% зоны неопределенного диагноза и 8.1% нормы и среди истероидов наблюдается та же самая картина. Значительное преобладание нормы по этой шкале данного опросника объясняется высоким уровнем биологического тонуса, отличной физической подготовкой, направленность на развитее волевых и силовых качеств у студентов поступивших и уже обучающихся на факультете физкультуры и спорта. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизациипсихопатизации (от общей выборки):

-шкала невротизации выявила следующие результаты: циклоиды – 3.2% зоны неопределенного диагноза и 50% нормы;

эпилептоиды – 1.6% зоны неопределенного диагноза и 21% нормы;

шизоды 1.6% патологии и 9.7% нормы;

истероиды 1.6% зоны неопределенного диагноза и 9.7% нормы. - шкала психопатизации указывает на патологию в 38.7% случаев, зону неопределенного диагноза в 12.9%случаев и норму в 1.6% случаев среди представителей циклоидного психотипа;

также указывает на норму в 3.2% случаев, зону неопределенного диагноза в 6.5% случаев и патологию в 12.9% случаев у эпилептоидов;

у шизоидов патология выявляется в 6.5% случаев, зона неопределенного диагноза в 3.2% случаев и норма в 1.6% случаев;

у истероидов наблюдается только патология (11.3% от общей выборки). Высокий показательпатологии может быть вызван характерными для этих студентов беспокойностью, легкомыслием, упрямством в межличностных взаимоотношениях, присущей им тенденцией и выходом за рамки общепринятых норм и морали, а также повышенной конфликтностью. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки) - по шкале экстраверсии-интроверсии среди циклоидных акцентуантов было выявлено 3.2% интровертов и 50% экстравертов;

среди эпилептоидов 1.6% интровертов и 21% экстравертов;

среди шизоидов 3.2% интровертов и 8.1% экстравертов;

среди истероидов 3.2% интровертов, 8.1% экстравертов. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости характеризуется у циклоидов 38.7% эмоционально-устойчивых лиц и 14.5% лиц с нейротизмом;

у эпилептоидов 16.1% субъектов с эмоциональной устойчивостью и 6.5% студентов с нейротизмом;

у шизоидов 3.2% эмоционально-устойчивых и 8.1% лиц с нейротизмом;

у истероидов 8.1% эмоционально устойчивых и 3.2% с нейротизмом. Детальный анализ по шкале Тейлора указывает на то, что среди циклоидных акцентуантов 4.8% индивидов с низким уровнем тревоги, 30.7% субъектов со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому;

14.5% - со средним уровнем тревоги;

3.2% с высоким;

среди эпилептоидов 1.6% лиц с низким уровнем тревоги;

9.7% студентов со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 8.1% со средним уровнем и 3.2% с высоким уровнем тревоги. Среди шизоидных акцентуантов 8.1% лица со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому и 3.2% со средним уровнем тревоги;

среди истероидов 1.6% занимают лица с низким уровнем тревоги и 1.6% с высоким. Анализ проведенных патопсихологических методик у студентов СГУ факультета физкультуры и спорта, обучающихся на 4 курсе. Детальный анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- распределение по 4 основным психотипам следующее: циклоиды 44.4%, эпилептоиды 27.8%, истероиды 16.7%, шизоиды 11.1%. - шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила у представителей циклоидного психотипа в 41.7% ее отсутствие и 2.8% случаев ее наличие;

у эпилептоидов в 25% случаев ее нет, а 2.8% случаев она есть;

у шизоидов и истероидов не обнаружено возможной органической природы акцентуации характера. - определение реакции эмансипации в самооценки нашло отражение следующих данных: у циклоидов 8.1% слабо эмансипированы, 13.9% умеренно, 13.9% выражено, 2.8% очень сильно;

у эпилептоидов 2.8% слабо эмансипированы, 13.9% умеренно, 11.1% выражено;

у шизоидов 2.8% слабо эмансипированы, 2.8% умеренно, 5.5% выражено;

у истероидов 2.8% слабо эмансипированы, 8.3% умеренно и 5.5% выражено. - определение склонности к делинквентности показало, что среди представителей циклоидов у 41.7% исследованных нет склонности к делинквентности, а у 2.8% есть;

среди эпилептоидов у 25% нет склонности к делинквентности, у 2.8% есть;

среди шизоидов данная склонность наблюдается у 2.8% и не наблюдается у 8.2%;

среди истероидов она есть у 2.8% и ее нет у 2.8%.

- показатель психологической склонности к алкоголизации указывает на то, что среди циклоидов у 5.5% нет алкоголизации, у 25% есть, у 13.9% стремление выставить на показ свою склонность к выпивки;

среди эпилептоидов у 11.1% стремление выставить на показ свою склонность к алкоголю у 11.1% есть алкоголизация, у 5.5% нет;

среди шизоидов у 2.8% есть зависимость от алкоголя, у 5.5% нет, у 2.8% показная алкоголизация;

среди истероидов у 2.8% нет алкоголизации, у 3.9% она есть. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К-78) (от общей выборки): шкала вегетативных нарушений характеризуется следующими результатами: циклоиды 5.5% зона неопределенного диагноза, 38.9% норма;

эпилептоиды 2.8% зона неопределенного диагноза, 25% норма;

шизоиды и истероиды характеризуются исключительно нормой. - в шкале обсессивно-фобических нарушений наблюдаются такие тенденции: циклоиды 2.8% патологии, 11.1% зона неопределенного диагноза, 30.5% норма;

эпилептоиды 16.7% зона неопределенного диагноза и 11.1% норма;

шизоиды 5.5% нормы, 5.5% патологии;

истероиды 2.8% патологии и 13.9% нормы. - шкала астении показала что у исследованных лиц циклоидного круга наблюдается исключительно норма;

у эпилептоидов 2.8% патология, 5.5% зона неопределенного диагноза и 19.4% норма;

шизоиды, истероиды – норма. - по шкале истерического реагирования выявлено: циклоиды 11.1% зона неопределенного диагноза, 33.3% норма;

эпилептоиды 5.5% патология, 5.5% зона неопределенного диагноза, 16.7% норма;

шизоиды 2.8% зона неопределенного диагноза, 8.3% норма;

истероиды – норма. анализ шкалы невротической депрессии показал следующие результаты: циклоиды 2.8% патологии, 8.3% зона неопределенного диагноза, 33.3% норма;

эпилептоиды 5.5% патология, 5.5% зона неопределенного диагноза, 16.7% норма;

шизоиды 5.5% патология, 5.5% норма;

истероиды 2.8% зона неопределенного диагноза, 13.9% норма. - шкала тревоги указывает на наличие: циклоиды 2.8% патология, 11.1% зона неопределенного диагноза, 30.6% норма;

эпилептоиды 11.1% норма, 5.5% патология,11.1% зона неопределенного диагноза;

шизоиды 2.8% патология, 5.5% норма, 2.8% зона неопределенного диагноза;

истероиды 2.8% зона неопределенного диагноза, 13.9% норма. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизации – психопатизации (от общей выборки):

- шкала невротизации выявила следующие данные: среди циклоидов патология в 33.3% случаев, зона неопределенного диагноза в 11.1%;

среди эпилептоидов 13.9% патология, 11.1% зона неопределенного диагноза и 2.8% норма;

среди шизоидов 8.3% патология,2.8% зона неопределенного диагноза;

среди истероидов 5.5% патология и 11.1% зона неопределенного диагноза. - по шкале психопатизации обнаружены такие тенденции: циклоиды 8.3% зона неопределенного диагноза, 36.1% норма;

эпилептоиды 5.5% патология и 22.3% норма;

шизоиды 2.8% зона неопределенного диагноза 8.3% норма;

истероиды 2.8% зона неопределенного диагноза и 13.9% норма. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки):

- по шкале экстраверсии –интроверсии среди циклоидов было выявлено 5.5% интровертов и 38.9% экстравертов;

среди эпилептоидов 27.8% и экстравертов и нет интровертов;

среди шизоидов 8.3% интровертов и 2.8% экстравертов;

среди истероидов были выявлены исключительно экстраверты. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости характеризуется у циклоидов 27.8% эмоционально-устойчивых и 16.7% лиц с нейротизмом. У эпилептоидов 13.9% лиц с эмоциональной устойчивостью и 13.9% лиц с нейротизмом;

у шизоидов 8.3% с эмоциональной устойчивостью и 2.8% с нейротизмом;

устойчивостью.

у истероидов исключительно лица с эмоциональной Детальный анализ по шкале Тейлора указывает на то, что среди циклоидов 8.3% с низким уровнем тревоги, 19.5% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 11.1% со средним уровнем тревоги и 5.5% с высоким уровнем;

среди эпилептоидов 13.9% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 11.1% со средним уровнем тревоги, 2.8% с высоким уровнем;

среди шизоидов 8.3% лиц со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому и 2.8% лиц со средним уровнем тревоги;

среди истероидов 2.8% с низким уровнем тревоги и 13.9% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому. Анализ проведенных патопсихологических методик у курсантов Ставропольского филиала Ростовского военного института ракетных войск, обучающихся на первом курсе. Детальный анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- распределение по 4 основным психотипам следующее: циклоиды 57.3 %, эпилептоиды 12.3% шизоиды 2.2%, истероиды 11.2%. - шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила у циклоидов 96.1% ее отсутствие, 3.9% наличие;

эпилептоиды 70% нет, 30% есть;

шизоиды – нет;

истероиды 80% нет, 20% есть (данные полученные не от общей выборки). - определение реакции эмансипации в самооценки нашло отражение в следующих данных: циклоиды 32.6% слабо эмансипированы, 24.7% умеренно, 3.4% выражено и 1.1% очень сильно;

эпилептоиды 6.7% слабая эмансипация, 4.5% умеренная, 1.1% выраженная;

шизоиды 1.1% умеренная и 1.1% выраженная;

истероиды – 2.2% слабо эмансипированы, 7.9% умеренно и 1.1% очень сильно. - определение склонности к делинквентности показало, что среди представителей циклоидного психотипа у 28.6% нет склонности к делинквентности, а у 3% есть;

среди эпилептоидных акцентуантов у 9.2% ее нет, а у 2% она есть;

среди шизоидов не обнаружено склонности к делинквентности;

среди истероидов у 13.3% нет;

у 3% есть.

- показатель психологической склонности к алкоголизации указывает на то, что среди представителей циклоидного психотипа у 14.6% нет алкоголизации, у 92.6% она есть и у 5.6% - стремление выставить напоказ свою склонность к выпивке;

среди эпилептоидов у 2.2% нет такой склонности, у 6.7% есть психологическая склонность к алкоголю и у 1.1% - она показная;

среди шизоидов обнаружены исключительно лица с отсутствием склонности к алкоголизации;

среди истероидов у 7.9% она есть, у 5.6% - склонность к алкоголю напоказ. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления и оценки невротического состояния (К-78) (от общей выборки): шкала вегетативных нарушений характеризуется наличием исключительно нормы у представителей всех психотипов. шкала обсессивно-фобических нарушений обнаруживает следующие результаты: циклоиды 1.1% патология, 3.4% зона неопределенного диагноза и 52.8% норма;

эпилептоиды – 1.1% зона неопределенного диагноза и 10.1% норма;

шизоиды – 2.2% нормы;

истероиды 1.15 патология и 10.1% - норма. - в шкале астении наблюдаются такие тенденции: циклоиды – 1.1% зона неопределенного диагноза и 56.2% - норма;

эпилептоиды – 11.2% норма;

шизоиды – 2.2% норма и истероиды – 1.1% зона неопределенного диагноза, 11.2% норма. - по шкале истерического реагирования выявлено 1.1% патологии, 2.2% зоны неопределенного диагноза и 53.9% - нормы у циклоидов;

11.2% нормы (от общей выборки) у эпилептоидов;

2.2% нормы у шизоидов и 11.2% нормы у истероидов. - анализ шкалы невротической депрессии показал, что у представителей циклоидного психотипа наблюдается только норма (57.3% );

у эпилептоидов 1.1% зона неопределенного диагноза и 10.1% нормы;

у шизоидов 1.1% патологии и1.1% нормы;

у истероидов 1.1% патологии и 11.2% нормы.

- шкала тревоги указывает на наличие патологии в 1.1% случаев, зоны неопределенного диагноза в 2.2% случаев и нормы в 53.9% случаев среди циклоидов;

зона неопределенного диагноза в 1.1% случаев и нормы в 10.1% случаев среди эпилептоидов;

патологии в 1.1% случаев и нормы в 1.1% случаев у шизоидов;

зона неопределенного диагноза в 1.1% случаев и нормы в 10.1% случаев среди истероидов. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизации – психопатизации (от общей выборки). - анализ шкалы невротизации выявил следующие данные: среди циклоидов патология 1.1%, зона неопределенного диагноза 1.1%, норма 55.1%;

среди эпилептоидов зона неопределенного диагноза 1.1%, норма 10.1%;

среди шизоидов патология 1.1%, норма 1.1%;

среди истероидов зона неопределенного диагноза 1.1%, норма 10.1%. - по шкале психопатизации обнаружены такие тенденции: циклоиды 30.3% патология, 20.2% зона неопределенного диагноза и 6.7% норма;

эпилептоиды 6.7% патология, 3.4% зона неопределенного диагноза, 1.1% норма;

шизоиды 1.1% зона неопределенного диагноза, 1.1% норма;

истероиды 6.7% патология, 4.5% зона неопределенного диагноза. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки):

- по шкале экстраверсии – интроверсии среди циклоидов было выявлено 6.7% интровертов и 49.4% экстравертов;

среди эпилептоидов 1.1% интровертов и 10,1% экстравертов;

среди шизоидов 2,2% интровертов;

среди истероидов 1.1% интровертов и 10.1% экстравертов. - шкала нейротизма – эмоциональной устойчивости характеризуется следующими результатами: циклоиды 31.7% эмоционально-устойчивых, 5.6% лиц с нейротизмом;

эпилептоиды 10.1% эмоционально-устойчивых и 1% с нейротизмом;

шизоиды 1% эмоционально-устойчивых и 1% лиц с нейротизмом;

истероиды 8.2% с эмоциональной устойчивостью и 2% с нейротизмом.

Детальный анализ по шкале Тейлора указывает на то, что среди циклоидов 13.5% с низким уровнем тревоги, 29.2% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 7.9% со средним уровнем, 1.1% с высоким. У эпилептоидов 2.2% лиц с низким уровнем тревоги, 6.7% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 2.2% со средним. У шизоидов 1.1% курсантов со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому и 1% со средним уровнем. У истероидов 5.6% с низким уровнем, 2.2% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 2.2% со средним и 1.1% с высоким уровнем тревоги. Анализ проведенных патопсихологических методик у курсантов Ставропольского филиала Ростовского военного института ракетных войск обучающихся на 4 курсе. Детальный анализ по шкалам ПДО (от общей выборки):

- распределение по 4 основным психотипам следующее: циклоиды 32.6%, эпилептоиды 11.2%, шизоиды 8.2%, истероиды 16.3%. - шкала В (указание на возможную органическую природу акцентуации характера) выявила у циклоидов в 96.9% ее отсутствие и в 3.1% - наличие;

у эпилептоидов в 90.9% ее нет, а в 9.1% она есть;

у шизоидов в 87.5% ее нет, в 12.5% она есть;

у истероидов не обнаружено возможной органической природы акцентуации характера. - определение реакции эмансипации в самооценке нашло отражение в следующих данных: циклоиды 14.3% слабая эмансипация, 13.5% умеренная, 5.1% выраженная;

эпилептоиды 3% слабая,4% умеренная, 4% выраженная;

шизоиды 1% слабо эмансипированы, 4% умеренно, 2% выражено, 1% очень сильно;

истероиды 6.1% слабо эмансипированы, 6.1% умеренно, 4% выражено. - определение склонности к делинквентности показало, что среди циклоидов у 53.9% нет склонности к делинквентности, а у 3.35 есть;

среди эпилептоидов и шизоидов не обнаружена склонность к делинквентности;

среди истероидов у 7.9% нет, а у 3.4% есть.

- показатель психологической склонности к алкоголизации указывает на то, что среди представителей циклоидного типа у 4% нет склонности к алкоголизации, у 22.4% есть, у 5.1% стремление выставить на показ свою склонность к выпивке;

среди эпилептоидов у 7.1% она есть, у 4% - показная;

среди шизоидов у 1% не наблюдается зависимости от алкоголя, у 6.1% есть, у 1% - показная;

среди истероидов у 1% ее нет, у 6.1% есть, у 9.2% напоказ. Детальный анализ по шкалам клинического опросника для выявления невротического состояния (от общей выборки):

- шкала вегетативных нарушений характеризуется исключительно нормой у представителей всех психотипов. - шкала обсессивно-фобических нарушений обнаруживает следующие результаты: циклоиды 1% патология, 3% зона неопределенного диагноза, 28.6% норма;

эпилептоиды 3% зона неопределенного диагноза и 8.2% норма;

шизоиды 2% зона неопределенного диагноза и 7.1% норма;

истероиды 1% зона неопределенного диагноза и 15.3% норма. - в шкале астении наблюдаются такие тенденции : циклоиды 1.1% патология, 31.6% норма;

эпилептоиды 11.2% норма;

шизоиды 1% зона неопределенного диагноза, 7.1% норма;

истероиды – норма. - по шкале истерического реагирования выявлена исключительно норма у представителей всех психотипов. - анализ шкалы невротической депрессии показал, что у всех психотипов преобладает только норма. - шкала тревоги указывает на наличие 1% патологии, 3% зоны неопределенного диагноза и 28.6% нормы у циклоидов;

1% зоны неопределенного диагноза и 10.2% нормы у эпилептоидов;

1% зоны неопределенного диагноза и 7.1% нормы у шизоидов;

2% зоны неопределенного диагноза и 14.3% нормы у истероидов. Детальный анализ по методике изучения уровня невротизациипсихопатизации (от общей выборки):

- анализ шкалы невротизации выявил следующие данные: циклоиды 2.2% зона неопределенного диагноза и 30.6% норма;

эпилептоиды 1.1% зона неопределенного диагноза и 10.2% норма;

среди шизоидов и истероидов обнаружена только норма. - по шкале психопатизации наблюдаются такие тенденции: циклоиды 19.4% патология, 12.2% зона неопределенного диагноза и 1% норма;

эпилептоиды 10.2%патология и 1% норма;

шизоиды 6.1% патология, 2% зона неопределенного диагноза;

истероиды 11.2% патология, 3% зона неопределенного диагноза, 1% норма. Детальный анализ по опроснику Айзенка (от общей выборки):

- по шкале экстраверсии- интроверсии среди циклоидов было выявлено 2% интровертов и 30.6% экстравертов;

среди эпилептоидов были обнаружены только экстраверты;

среди шизоидов исключительно интроверты;

среди истероидов 2% интровертов и 14.3% экстравертов. -шкала нейротизма –эмоциональной устойчивости характеризуется такими результатами: циклоиды 30.6% эмоциональная устойчивость, 2% нейротизм;

эпилептоиды 10.2% эмоциональная устойчивость, 1% нейротизм;

шизоиды 7.1% эмоциональная устойчивость, 1% нейротизм;

истероиды 15.3% эмоциональная устойчивость, 1% нейротизм. Детальный анализ по шкале Тейлора указывает на то, что среди циклоидов 13.5% лиц с низким уровнем тревоги, 15.3% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 4% со средним уровнем тревоги;

среди эпилептоидов 3% с низким уровнем тревоги, 7.1% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому, 1% со средним уровнем тревоги;

среди шизоидов 2% лиц с низким уровнем тревоги, 4% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому и 2% со средним уровнем тревоги;

среди истероидов 8.2% с низким, 7.1% со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому и 1% со средним уровнем тревоги. Второй этап исследования состоял в описании особенностей моральнонравственных переживаний и поведенческих стереотипов у студентов, представляющих три системы высшего образования. Психологические и личностные переживания, поведенческие стереотипы в сфере морали, нравственности сохраняют в своей основе способность человека оперировать представлениями о добре и зле. Уровень развития нравственности личности определяется тем, какие базовые потребности (ценности) доминируют в жизни субъекта, относящегося к конкретному личностному психотипу. Молодые российские граждане оказались в сложной ситуации: крах социально-экономического ценностного уклада сопровождается кризисным состоянием факторов укрепления сознания. Одним из существенных социального неравенства в настоящее время стало образование. Ценности молодежи, обучающейся в вузе, следует рассматривать в ракурсе ее умственного, творческого потенциала, который за последние годы неуклонно снижается, что связано с ухудшением физического, психического и психологического состояния здоровья подрастающего поколения. В основе подтверждения последнего тезиса приводим данные, полученные по методике исследования ценностных ориентаций М.Рокича, – все обследованные студенты 3-х групп не зависимо от системы образования, возраста, половой принадлежности и конституционально-психотипологических особенностей среди наиболее значимых терминальных (цели) ценностей выбирают здоровье (р<0,01). Среди ценностей инструментальных (средства) наиболее значимыми у всех представителей выборки являются этические (образованность, честность, воспитанность) (р<0,01). Обнаруженные предпочтения в выборе инструментальных ценностей зависят от гендерных различий, а не от принадлежности к тому или иному психотипу. Представители личностных психотипов среди респондентов факультета психологии (практически все представители женского пола) склонны к выбору ценностей общения - жизнерадостность, честность, воспитанность (р<0,01), в тоже время испытуемые факультета физической культуры и филиала СФРИРВ (практически все мужского пола) придерживаются ценностей самоутверждения - терпимость, аккуратность, независимость (р<0,01). Ранжирование по курсам не привело к получению достоверных результатов, что указывает на низкий удельный вес изучаемых различий в зависимости от времени обучения. Результаты исследования представлены в таблице 2. Таблица 2. Предпочтения испытуемых в выборе ценностных ориентаций (по методике М.Рокича) Наиболее значимые Факультет психологии СГУ (циклоиды) Наименее значимые Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) Красота природы и искусства (переживание прекрасного в природе и искусстве) Материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений) Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Исполнительность (дисциплинированность) инструментальные Здоровье (физическое и психическое) Любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком) Активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни) Счастливая семейная жизнь Общественное признание (уважение окружающих, коллектива и пр.) Жизнерадостность (чувство юмора) Образованность (широта знаний, высокая общая культура) Честность (правдивость, искренность) Воспитанность (хорошие манеры) Наличие хороших и верных друзей терминальные Факультет психологии СГУ (истероиды) терминальные Материально обеспеченная материальных затруднений) жизнь (отсутствие Жизнерадостность (чувство юмора) инструментальные Факультет психологии СГУ (шизоиды) терминальные Любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком) Общественное признание (уважение окружающих, коллектива и пр.) Эффективность в делах (трудолюбие, продуктивность в работе) Твердая воля (умение стоять на своем, не отступать перед трудностями) Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Исполнительность (дисциплинированность) Непримиримость к недостаткам в себе и других Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) Счастливая семейная жизнь инструментальные Честность (правдивость, искренность) Терпимость (к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения) Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Факультет психологии СГУ (эпилептоиды) терминальные Общественное признание окружающих, коллектива и пр.) (уважение Счастливая семейная жизнь инструментальные Терпимость (к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения) Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) ФФК СГУ (циклоиды) терминальные Здоровье (физическое и психическое) Любовь (духовная и физическая близость с любимым человеком) Терпимость (к взглядам и мнениям других, умение прощать другим их ошибки и заблуждения) Аккуратность (чистоплотность), умение содержать в порядке вещи, порядок в делах Независимость (способность действовать самостоятельно, независимо) Здоровье (физическое и психическое) инструментальные Материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений) Красота природы и искусства (переживание прекрасного в природе и искусстве) Счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом) Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Ответственность (чувство долга умение держать слово) Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) Творчество (возможность творческой деятельности) ФФК СГУ (истероиды) терминальные инструментальные Воспитанность (хорошие манеры) Непримиримость к недостаткам в себе и других терминальные Активная деятельная жизнь (полнота эмоциональная насыщенность жизни) Здоровье (физическое и психическое) и Счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом) Жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом) ФФК СГУ (шизоиды) инструментальные Воспитанность (хорошие манеры) Независимость (способность действовать самостоятельно, независимо) Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) терминальные ФФК СГУ Здоровье (физическое и психическое) Уверенность в себе (внутренняя гармония, свобода внутренних противоречий, сомнений) Интересная работа Свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках) Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) Общественное признание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе) инструментальные Воспитанность (хорошие манеры) Рационализм (умение здраво и логично мыслить, принимать обдуманные, рациональные решения) Жизнерадостность (чувство юмора) Здоровье (физическое и психическое) Счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом) Аккуратность (чистоплотность), умение содержать в порядке вещи, порядок в делах Независимость (способность действовать самостоятельно, независимо) Ответственность (чувство долга умение держать слово) Здоровье (физическое и психическое) Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) СФРИРВ (циклоиды) терминальные Красота природы и искусства прекрасного в природе и искусстве) (переживание инструментальные Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) СФРИРВ (истероиды) терминальные Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) инструментальные Воспитанность (хорошие манеры) Непримиримость к недостаткам в себе и других СФРИРВ (шизоиды) терминальные Здоровье (физическое и психическое) Счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом) Жизненная мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом) Непримиримость к недостаткам в себе и других Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Воспитанность (хорошие манеры) инструментальные инструментальные Здоровье (физическое и психическое) Уверенность в себе (внутренняя гармония, свобода внутренних противоречий, сомнений) Интересная работа Свобода (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках) Воспитанность (хорошие манеры) Рационализм (умение здраво и логично мыслить, принимать обдуманные, рациональные решения) Жизнерадостность (чувство юмора) СФРИРВ (эпилептоиды) терминальные Развлечение (приятное, необременительное времяпрепровож-дение, отсутствие обязанностей) Высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) Для объективизации динамики изменения ценностных ориентаций испытуемых был применен опросник, разработанный А.Я. Найном (1995), который позволяет выявить изменения уровня сформированности ценностных ориентаций личности в сфере высшего образования по трем факторам: направленность личности на себя, на взаимодействие, на организаторскую деятельность. Результаты обследование на факультете психологии СГУ показывают однозначное преобладание среди представителей всех психотипов второго фактора (р<0,01): индивид избегает самостоятельного решения поставленной задачи;

уступает психологическим требованиям группы;

не проявляет личной инициативы;

работает пассивно, равнодушно, не всегда помогает членам группы;

мало содействует достижению общей цели. Сравнительный анализ аналогичных данных между студентами 1 и 4 курсов также подтвердил преобладание изучаемого фактора среди 75% обследованных. На факультете физической культуры СГУ у представителей циклоидного психотипа преобладает второй фактор;

у эпилептоидов – третий (помогает отдельным членам группы;

может хорошо планировать работу;

берет в свои руки руководство людьми;

имеет хорошие идеи относительно продолжения работы;

работает интенсивно;

правильно оценивает ситуацию и стремится к оптимальному выбору поведения;

не уклоняется от непосредственного решения сложной задачи (р<0,01). Представители истероидного психотипа характеризуются предпочтением первому фактору (кандидат больше всего занят собой, своими чувствами, своими проблемами, делает поспешные необоснованные выводы о других людях, пытается навязывать свою волю группе, не чувствует дистанции в общении, пренебрегает субординацией и гуманистическими ценностями, отличается низкой эмпатичностью). Студенты с шизоидным психотипом в одинаковой степени отдают предпочтение второму и третьему факторам. (р<0,01). Сравнительный анализ ценностных ориентаций личности у студентов различных курсов подтвердил неизменность в выборе ценностей. (р<0,01) Анализируя результаты обследования среди курсантов СФРИРВ, можно утверждать о предпочтении у представителей всех личностных психотипов второму фактору. (р<0,01). Время обучения также не оказывает существенного влияния на выбор ценностных ориентаций (см. табл. 3.). Таблица 3. Процентное соотношение выборов респондентов по методике (ЦОЛ) Курс Психотип Ф1 Ф2 Ф Циклоиды Эпилептоиды Истероиды Шизоиды Циклоиды Эпилептоиды Истероиды Шизоиды Приведенные результаты 33% 10% 100% 40% 100% исследования 67% 10% 50% 60% 20% 60% 80% 50% 80% 40% ориентаций у ценностных студентов трех групп обнаруживают вполне определенные закономерности формирования нравственного сознания, которое зависит, с одной стороны, от гендерных различий, а, с другой стороны, от психотипологической принадлежности испытуемых. В условиях различных систем образования проявляется вся палитра психологических, личностных и поведенческих реакций, морально-нравственных установок и ценностей, свойственных конституциональному признакам. психотипу, различающаяся лишь по гендерным 3.3. Сравнительный многомерный психологический анализ студентов различных диапазонов конституционально-континуального пространства личности.

Третий этап нашего исследования состоял в проведении сравнительного многомерного психологического анализа (О.А. Ахвердова, И.В. Боев, 1998) студентов различных диапазонов конституционального личностного континуума с целью объективизации эффективности влияния системы высшего образования на формирование личностной структуры у молодежи, что позволило унифицировать полученные результаты процессе психодиагностики.

Различия в психологических, личностных и поведенческих проявлениях, возникших в процессе обучения на 1-ых курсах, отражены на примере рис. 4.

в Е 3 КТ 2,5 2 1,5 ЭИ 1 0,5 0 НТ В D V П М Т Ф СГУ ФП СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 4. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 1-ых курсов с циклоидным психотипом Условные обозначения к рис. 4 - 11. Патохарактерологический диагностический опросник: Е – реакция эмансипации;

V – психологическая склонность к алкоголизации;

D - психологическая склонность к делинквентному поведению, В – показатель возможной органической природы;

М-Ф – маскулинизация – феминизация. Опросник для выявления и оценки невротического состояния: Т – шкала ситуативной тревоги. Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП): П – шкала психопатизации. Личностный опросник Айзенка: ЭИ – экстраверсия – интроверсия;

НТ – шкала невротической тревожности. Шкала тревоги Тейлора: КТ – шкала конституциональной тревоги.

У студентов факультета психологии наблюдается значительно выраженное преобладание черт мужественности в поведении в сравнении с чертами женственности (3:1), выражена психологическая склонность к алкоголизации, слабо выражены показатели по шкале психопатизации и нейротической тревожности. Кроме того к разряду слабовыраженных черт относятся показатели психологической склонности к делинквентному поведению и показатель В - возможной органической природы изменений мозга. Взаимосочетание указанных шкал указывает, вероятнее всего, на усиление внешних проявлений маскулинизированного поведения, обусловленного бытовыми формами употребления спиртного и изменениями современных требований, предъявляемых представителям женского пола, если они хотят добиться успеха (Н.В. Козловская, 2002). Если бы проявления маскулинизации были изначально присущи студентам факультета психологии, где преобладают представители женского пола, то заметно увеличивались бы показатели по шкале психопатизации и делинквентности, однако этого не происходит. У студентов факультета физической культуры также значительно выражены показатели по шкале маскулинизации и психопатизации, значительно выражены показатели эмоционально волевой нестабильности по сравнению со шкалой экстра-интроверсии (1:3). Слабо выражен показатель конституциональной тревожности и реакции эмансипации, но заметно выражена психологическая склонность к алкоголизации. В тоже время в этой группе мы наблюдаем истинное увеличение проявлений маскулинизации, которые сочетаются с признаками психопатического поведения и заметной психологической тенденцией к алкоголизации. За счет эмоционально-волевой нестабильности и преобладания экстравертированных реакций мы не наблюдаем стойкой тенденции к делинквентному стереотипу поведения. Эмансипационные тенденции и конституциональная тревожность «растворяются» в экстравертированных реакциях обследованных. Курсанты Ставропольского филиала РИРВ демонстрируют в поведении преобладание черт мужественности в сочетании с выраженной беспечностью и легкомыслием, напористостью и упрямством в межличностных взаимоотношениях. Обследуемым присуща тенденция к выходу за рамки общепринятых норм и морали, что может приводить к непредсказуемости их поступков и созданию конфликтных ситуаций. Выражены проявления эмоционально-волевой стабильности, которые в значительной степени уменьшают признаки конституциональной тревожности. Так же как и в двух предыдущих группах определяется выраженная психологическая склонность к алкоголизации. Таким образом, у всех обследованных первого курса обнаруживается значительно выраженная психологическая склонность к алкоголизации, которая у девушек провоцирует маскулинизированные формы поведения. В целом это тревожная тенденция, отражающая социальную мимикрию и сложности процесса социально-психологической адаптации.

Результаты, полученные при обследовании студентов 4-ых курсов показывают несколько иную картину внутреннего мира личности, что наглядно представлено на рис. 5.

Факультет психологии: отмечается отсутствие выраженности у студентов психологической склонности к алкоголизации (шкала V, р<0,05), показатель выраженности мужественности неизменен, но показатель выраженности женственности вырастает в пропорции (2:3), по шкале психопатизации и нейротической тревожности наблюдается устойчивая тенденции стабильности (шкала П, р<0,05). Показатели психологической склонности к делинквентности и возможной органической природы изменений мозга не диагностируются (показатель D, В, к р<0,05). бытовой Исчезновение заметных психологических тенденций алкоголизации на 4-ом курсе привело к увеличению признаков феминизации в структуре поведенческого стереотипа, что указывает на нормализацию социально-психологической адаптированности, развивающейся к 4-му курсу. Очевидно, за этот период происходит социально-психологическое и Е 3 КТ 2,5 2 1,5 ЭИ 1 0,5 0 НТ В D V П М СГУ ФП Т СГУ ФФК Ф СФРИРВ мировоззренческое созревание под влиянием системы образования, что влечет за собой столь позитивные сдвиги, которые можно охарактеризовать как стабилизацию личностно-характерологических особенностей в рамках диапазона психологической нормы.

Рис. 5. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 4-ых курсов с циклоидным психотипом На факультете физической культуры, наоборот, показатель маскулинности снижается до слабой степени выраженностии сочетается с тенденцией к усилению личностной и конституциональной тревожности (шкала Т, р<0,05). Устойчиво сохраняются по степени выраженности соответствующие первому курсу показатели нейротической тревожности и экстра-инроверсии, реакции эмансипации, психологической склонности к алкоголизации (р<0,05). На личностные переживания и поведенческий стереотип оказывают нарастающее влияние психологическая склонность к делинквентному поведению (шкала D, р<0,05). Следовательно, на фоне сохраняющейся психологической тенденции к алкоголизации нарастает личностная и конституциональная тревожность, свидетельствующая об истощении психонейроэндокринных конституциональных механизмов защиты, обусловленных длительным нейротоксическим влиянием бытовых доз алкоголя. Последнее подтверждается уменьшением маскулинных черт в поведенческом стереотипе, что в целом указывает на негативный дрейф в конституционально-континуальном пространстве в сторону диапазона ПАЛ. У курсантов Ставропольского филиала РИРВ наблюдается сохранность маскулинизированных черт поведения, на фоне которой нарастают признаки феминизации выраженности в поведенческом показателей стереотипе. Сохраняется степень психопатизации, и экстра-интроверсии, склонности к конституциональной тревожности психологической алкоголизации (р<0,05). Отмечается нарастание проявлений эмансипации и психологической склонности к делинквентному поведению (шкала Е, шкала D, р<0,05). Таким образом к 4 курсу, у обследованных курсантов к психологической склонности к алкоголизации присоединяется отчетливая тенденция к делинквентности, сочетающаяся с дисгармонией взаимоотношений, когда удельный вес феминизировнных черт поведения по сравнению с маскулинизацией повышается.

Полученные данные свидетельствуют о нарастании социально-психологической дезадаптации и декомпенсации личностных переживаний и поведенческих проявлений, отражая тенденцию к негативному психотипологическому дрейфу в сторону диапазона ПАЛ. Экспериментально-психологический анализ влияния системы образования на представителей истероидного психотипа продемонстрировал иные результаты. У студентов факультета психологии (см. рис.6) наблюдается слабовыра-женная психологическая склонность к девиантному поведению, сочетающаяся с возможной органической природой изменений мозга, со слабовыраженным проявление конституциональной тревожности, с доминированием черт мужественности по сравнению с женственностью в поведенческом стереотипе (3:1), с нарастанием степени откровенности в самооценке.

Е 3 КТ 2,5 2 1,5 ЭИ 1 0,5 0 НТ В D V П М Т Ф СГУ Ф П СГУ Ф Ф К СФ РИ РВ Рис. 6. Многовекторный психологический сравнительный обследованных 1-ых курсов с истероидным психотипом анализ Слабовыражены черты характера, характеризующиеся безразличием к мнению окружающих, которые коррелируют с повышенным конформизмом, стремлением вспыльчивостью, выделиться повышенным среди окружающих, и ситуационной самосамолюбием неоправданной уверенностью. Отмечается выраженная эмоционально-волевая стабильность по отношению (3:1) к нестабильности (нейротизм). На первом курсе у представителей истероидного психотипа мы наблюдаем активное механизмов отличаются функционирование Представители конституциональных факультета психологических культуры компенсации и адаптации. физической значительной выраженностью черт мужественности (шкала М), беспечности и легкомыслия, холодного отношения к людям, напористости, упрямства в межличностных взаимоотношениях по шкале психопатизации. Заметно повысилась психологическая склонность к алкоголизации и эмоциональноволевая стабильность. Реакция эмансипации, конституциональная и нейротическая тревожность, психологическая склонность к девиантному поведению поблекли до слабовыраженной степени. Мужчины истероидного психотипа на 1-ом курсе удачно реализовали под влиянием системы образования конституциональные механизмы компенсации и адаптации, что позволило укрепиться им в диапазоне психологической нормы – акцентуации. У курсантов Ставропольского филиала РИРВ маскулинизированный стереотип поведения достоверно чертами преобладал сочетаясь по с сравнению с феминизированными (3:1), выраженной психологической склонностью к алкоголизации, с тенденцией к выходу за рамки общепринятых норм и морали (шкала П), на фоне равного удельного веса показателей экстра-интроверсии (шкала ЭИ). Слабовыраженные реакции эмансипации, конституциональной и нейротической тревожности не препятствовали аномальным личностным переживаниям и нарушениям поведенческого стереотипа. Вероятнее всего, представители истероидного психотипа в условиях военной системы образования уже на 1-ом курсе демонстрировали аномальную личностную и поведенческую изменчивость, обусловленную недостаточностью конституциональных механизмов компенсации и адаптации. Сравнительный аспект влияния системы образования на формирование личности студента 4 курса представлен на рис.7.

Е 3 КТ V 2, 1,5 ЭИ 1 D 0, НТ В П М Т Ф СГУ ФП СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 7. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 4-ых курсов с истероидным психотипом Студенты факультета психологии характеризовались неизменностью показателей шкал возможной органической природы изменений мозга и невротической тревожности (р<0,05). Появляется слабовыраженная реакция эмансипации, экстра-интроверсии на фоне нарастания маскулинизированных черт поведения по сравнению с феминными чертами, которые сочетаются с выраженной психологической склонностью к делинквентному поведению и алкогольному стереотипу поведения. Значительный рост показателей по шкале психопатизации (р<0,05) подтверждает аномальную личностную и поведенческую изменчивость, обусловленную декомпенсацией и дезадаптацией конституциональных механизмов защиты.

На факультете физической культуры показатели по шкалам экстраинтроверсии, конституциональной тревожности, реакции эмансипации, психологической склонности к алкоголизации, девиантному поведению не потеряли своей степени выраженности по сравнению с 1 курсом (р<0,05). В тоже время значительную выраженность приобрели черты мужественности в поведении, а показатели по шкалам психопатизации и невротической тревоги нивелировались. Можно утверждать, что представители истероидного психотипа под влиянием конкретной системы образования сохраняют тенденцию к различным вариантам непатологического девиантного поведения, о чем свидетельствует отсутствие проявлений психопатизации. Курсанты Ставропольского филиала РИРВ отличаются неизменностью показателей по шкалам маскулинности и феминности, реакций эмансипации, конституциональной тревожности (р<0,05) на фоне появления слабовыраженной психологической склонности к девиантному поведению и значительной выраженности психологической склонности к алкоголизации (р<0,05). Нивелировка показателей по шкалам психопатизации и невротической тревоги, очевидно, указывает на положительное влияние системы образования на способность курсантов соблюдать поведенческие стереотипы в рамках общепринятых норм и морали за исключением традиционной бытовой алкоголизации. Различия в психологических, личностных и поведенческих проявлениях возникших у представителей эпилептоидного психотипа в процессе обучения на 1–ых курсах, отражены в рис. 8.

У студентов факультета психологии СГУ с эпилептоидным психотипом наблюдается отсутствие проявлений по шкалам невротизации и экстра-интраверсии. Одновременно и значительно поведения, выражены черты в маскулинизированности реакциях феминности – волевой проявляющиеся на эмоционально нестабильности фоне слабовыраженной конституциональной тревожностии и психопатизации, как отражения безразличия к мнению окружающих, повышенного конформизма, стремления выделиться среди окружающих, вспыльчивости, завышенного самолюбия и самоуверенности.

Е 3 КТ 2,5 2 1,5 1 0,5 0 НТ В V ЭИ D П М Т Ф СГУ ФП СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 8. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 1-ых курсов с эпилептоидным психотипом Выраженность показателя по шкале эмансипации указывает на стремление испытуемых высвободиться из-под контроля, опеки, присмотра старших. Реакция эмансипации проявляется как в поведении, так и в высказываниях. Подтверждением данного факта являются слабовыраженные психологическая склонность к алкоголизации (чаще как показное стремление), психологическая склонность к делинквентному поведению, показатель возможной измененчивости характера вследствие резидуального органического поражения головного мозга. На факультете физической культуры СГУ распределение предпочтений в выборе поведенческих, личностных и психологических проявлений несколько иное. Так, значительно выражен показатель шкалы маскулинизации на фоне полного отсутствия черт феминизированности поведения;

выражен показатель по шкале психопатизации, экстра инраверсии, психологической склонности к алкоголизации, на что указывет слабовыраженная реакция эмансипации, конституциональная тревожность, эмоционально-волевая нестабильность, психологическая склонность к делинквентному поведению. Отсутствует маркер по шкалы возможной органической природы мозга. Результаты демонстрируют сравнительного значительно анализа среди курсантов СФРИРВ показатель выраженный маскулинизированности поведения, при этом полностью отсутствуют показатели по шкале феминности. Так же как и у представителей двух других сравниваемых групп слабовыражены показатели конституциональной тревожности, и реакции эмансипации, но в отличие от них значительно выражена экста-интраверсия в отношениях с окружающими людьми. Возможно эти данные влияют на проявление психопатических реакций в поведение исследуемой группы, которая только подтверждается показателями своеобразное психологической «бунтарство», склонности не к алкоголизации. к Такое однако приводит выраженности показателей по шкале психологической склонности к делинквентности. В процессе обучения в вузе у представителей циклоидного психотипа не наблюдается каких-либо кардинальный изменений в структуре личности, что дает нам основание заключить об устойчивости личностных черт к условиям среды обитания. Результаты исследований представлены на рис. 9.

Е 3 КТ 2,5 2 1,5 ЭИ 1 0,5 0 НТ В D V П М Т Ф СГУ ФП СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 9. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 4-ых курсов с эпилептоидным психотипом У представителей факультета психологии СГУ по сравнению с 1-ым курсом также остается значительно выраженным показатель по шкале маскулинизации, но снижается степень выраженности показателя шкалам феминизированности поведения (3:1). Стабильны показания по психологической склонности к алкоголизации и делинквентности, возможной органической природы мозга, конституциональной тревожности. Отсутствует показатель по шкале психопатизации на ряду с выраженными показателями нейротизма и экстра-интраверсии. (р<0,05) На факультете физической культуры ситуация меняется только в отношении показктелей тревожности, который проявляется на фоне полного отсутствия психопатических черт в стереотипе поведения. (р<0,05) Представители СФРИРВ демонстрируют некотору изменчивость по шкале психопатизации (3:2), экстра-интраверсии (2:3). Кроме того, на фоне сохраняющейся психологической склонности к алкоголизации наблоюдается повышение степени выраженности психологической склонности к делинквентности. (р<0,05) Результаты сравнительного многомерного психологического анализа обследованных с эпилептоидным психотипом подтверждают наши предположения о стабилизирующем влиянии системы образования на формирование личностной структуры у молодежи не зависимо от гендерных различий. У обучающихся с эпилептоидным психотипом изменения психотипологической структуры наблюдаются лишь в диапазоне нормы – акцентуации (р<0,01). Приступая к многомерного описанию полученных данных психологического анализ у представителей шизоидного сравнительного психотипа, необходимо отметить, что у лиц с данным психотипологическим набором качеств с меньшей степенью достоверности можно утверждать о происходящих изменениях в формировании структуры личности. Различия в психологических, личностных и поведенческих проявлениях, возникших в процессе обучения на 1-ых курсах, отражены на примере рис. 10. На факультете психологии СГУ у психотипа на фоне значительно представителей выраженного шизоидного показателя маскулинизированности поведения по сравнению с феминистическими чертами (3:1), выраженности показателей по шкалам психопатизации и нейротизма, наблюдается выраженность психологической склонности к алкоголизации, слабовыражена психологическая склонность к делинквентности, реакция эмансипации и конституциональная тревожность. Такая «мальчишеская» стратегия поведения в женском коллективе резко контрастирует с данным, полученными посредством анализа групп с преоблпдпнием субъектов мужского пола.

Е 3 КТ 2,5 2 ЭИ 1,5 1 0,5 0 НТ В D V П М Т Ф СГУ ФП СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 10. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 1-ых курсов с шизоидным психотипом Так, на факультете физической культуры СГУ в одинаковой степени проявились показатели маскулинизации и феминизированности поведения, слабовыражены тревожности. нейротичности отсутствуют по шкалам психопатизации приобрели и конституциональной отражающиеся в Выраженность поведения значения по и качества, экстра-интравертированности. психологической Абсолютно к маркерам склонности алкоголизации, делинквентности ивозможной органической природы мозга. У курсантов - первокурсников СФРИРВ и того более интересная ситуация: на фоне полного отсутствия показателей по шкалам психологической склонности к делинквентности, психологической склонности к алкоголизации, возможной органической природы мозга и маскулинизации в степени выраженности проявились фемизированность поведения, эмоционально – волевая нестабильность, экстра-инравертированность, дополняют картину показателия по шкалам психопатизации и конституциональной тревожности. На рис. 11. графически представлены результаты анализа обследованных 4-ых курсов с шизоидным психотипом.

Е 3 КТ 2,5 2 ЭИ 1,5 1 0,5 0 НТ В D V П М Т СГУ ФП Ф СГУ ФФК СФРИРВ Рис. 11. Многовекторный психологический сравнительный анализ обследованных 4-ых курсов с шизоидным психотипом На факультете психологии под воздействием образовательного процесса с труктуре психотипа произошли следующие изменения. Показатели по шкалам конституциональной тревожности, реакции эмансипации, психологической склонности к алкоголизации, психологической склонности к делинквентности, маскулинизации, феминизации и нейротизма не поменяли своих позиций по степени выраженности. (р<0,01) Однако, снизилась степень выраженности по шкале психопатизации (1:2) и в характеристике шизоидного психотипа обучающихся на 4-ом курсе появился слабовыраженный показатель экстра-интравертированности.

Не на много изменилась и ситуация на факультете физической культуры СГУ. Показатель маскулинности поведения остался на прежней позиции, однако проявления черт феминистичности не наблюдается. Кроме того, не проявили себя показатели по шкалм психопатизации и нейротизма. Экстраинтравертированность и конституциональная тревожность как регуляторы социализированности индивида остались на прежних позициях, но появился слабовыраженный показатель психологической склонности к алкоголизации. В целом можно сказать, что данная ситуация свидетельствует лишь о динамике психотипа в пределах нормы – акцентуации. В описании психотипологических качеств шизоидов среди курсантов СФРИРВ следует отметить резкий контраст в изменении предпочтений респондентов относительно черт маскулинизированного и феминного стереотипов поведения. В ходе обучения и адаптации к новым условиям среды у них появляются черты психопатичности, эмоционально – волевой нестабильности. Стабильными остаются показатели по шкалам экстраинтраверсии, конституциональной тревожности, реакции эмансипации, а в качестве возростного новообразования появляется выраженная психологическая склонность к алкоголизации. Но необходимо подчеркнуть, что все изменения происходят в рамках диапазона норма – акцентуация. Подтверждением полученных результатов на примере циклоидного и истероидного психотипов служат данные обучающихся с эпилептоидной и шизоидной психотипологической структурой, у которых наблюдались признаки личностной изменчивости лишь в диапазоне психологической нормы – акцентуации (р<0,01). В тоже время у них не было зарегистрировано аномальной личностной и поведенческой изменчивости (р<0,01) при многолетнем погружении в образовательную среду.

Таким исследование образом, проведенное экспериментально-психологическое и визуализирует динамику объективно регистрирует личностной и поведенческой изменчивости у молодежи как в диапазоне психологической нормы – акцентуации, так и в диапазоне аномальной личностной изменчивости, когда ни особенности современных систем российского образования, а исходная психотипологическая структура личности обуславливает аномальную изменчивость в конституционально – континуальном пространстве.

Заключение.

Процесс становления полноценной личности очень длительный, сложный и противоречивый.. Более адекватные или менее адекватные реакции зависят от конституционально-психотипологической личностной предиспозиции, способствуя формированию личностной изменчивости в конституционально-континуальном пространстве от психологической нормы – акцентуации до аномальной личностной изменчивости (И.В. Боев, 1995;

О.А. Ахвердова, 1998;

А.В. Кочергина, 1999;

В.Ф. Гнучев, 2001;

Э.В. Терещенко, 2002;

В.А. Шурупов, 2002). Проблемы личности оказываются непосредственно связанными с историко-социальными переменами, происходящими в нашей стране. Современные требования подготовки индивида системой отечественного образования таковы, что для смены его амплуа в производственной, социальной, политической и других сферах на протяжении жизни могло бы произойти немало преобразований не один раз и без-болезненно (В.Д. Шадриков, 1993;

В.Е. Шукшунов, В. Ф. Взятышев, 1993;

В.А. Шапо-валов, 1996;

Б.С. Гершунский, 1998). Специфика различных систем образования, подчиненных гуманистическим морально-нравственным принципам, способна переломить стремительно нарастающие негативные тенденции в духовной сфере современного российского общества. Объективная регистрация закономерностей конституциональноконтинуальной изменчивости личностной структуры у молодежи под влиянием системы образования невозможна без многоуровневой диагностики (психологической, феноменологической, математической), без междисциплинарных исследований, отвечающих принципам системного подхода в психологии (В.Д. Шадриков, 1982;

Б.Ф. Ломов, 1994). Цель исследования – объективизировать вероятностную личностную изменчивость у молодежи в процессе взаимодействия конституционально-психотипологической структуры личности и специфики различных систем образования – достигнута. Проделанная нами работа: изучение научной литературы, дифференциальная изменчивости экспериментально-психологическая диаг-ностика конституционально-психотипологической структуры личности под влиянием особенностей трех систем высшего образования, объективизация и анализ влияния системы образования на моральнонравственные характеристики субъектов высшего образования в зависимости от их принадлежности к личностному психотипу, сравнительный многомерный психологический анализ студентов, относящихся к различным диапазонам конституционально континуального пространства: диапазоны психологической нормы – акцентуации и пограничной аномальной личности в процессе обучения – все это позволяет нам заключть, что гипотезы исследования нашли свое теоретическое и эмпирическое подтверждение. Личность, располагающаяся в конституционально-континуальном диапазоне психологической нормы – акцентуации, резервами, обладает надежно достаточными психолого-биологическими функционирующим индивидуальным барьером психологической и психической адаптации, высокой психологической толерантностью по отношению к социально-информационным стрессирующим факторам и полноценными психотипологическими механизмами компенсации и адаптации. В высших образовательных учреждениях должна проводится психологическая диагностика и быть нацелена в первую очередь не на выявление представителей, располагающихся в диапазоне психологической нормы – акцентуации или ПАЛ конституциональнопсихотипологического континуума, а на построение системы образования таким образом, чтобы она способствовала гармонизации личности, ограничивая изменчивость диапазоном нормы, исключала компоненты, провоцирующие аномальную личностную изменчивость. Поток и содержание информационных воздействий зачастую не адекватны способности индивида правильно переработать полученную информацию и прийти к наиболее логичным выводам, позволяющим ему достойно, без ущемления собственного самолюбия и достоинства, выйти из сложившейся часто психотравмирующей ситуации. Сравнительный многовекторный патопсихологический анализ психологических, личностных, поведенческих нарушений у подростков с различным психотипом и местом расположения в конституциональноконтинуальном пространстве, позволил нам оценивать динамическое психологическое и патопсихологическое состояние не только на основании индивидуальных профессиональных впечатлений психолога, клинического психолога, имеющих различный опыт работы, но и с помощью унифицированного патопсихологического и следующего за ним цифрового и графического выражения. Многовекторный патопсихологический анализ всех обследуемых проводился на основании показателей, который выделенных включал в из себя:

психодиагностического личностный комплекса, опросник Айзенка, патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко, методику определения уровня невротизации и психопатизации, шкала Тейлор, клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния- всего 11 параметров. По результатам многомерного патопсихологического анализа следует признать, что не всегда получение высшего образования оказывается стабилизирующим фактором, оказывающим воздействие на личностные, поведенческие, психологические проявления, возникающие в процессе обучения. Полученные экспериментальным путем данные наглядно свидетельствуют об этом, у обучающихся с эпилептоидной и шизоидной психотипологической структурой, на примере циклоидного и истеродиного психотипов, наблюдались признаки личностной изменчивости лишь в диапазоне психологической нормы – акцентуации. В тоже время у них не было зарегистрировано аномальной личностной и поведенческой изменчивости при многолетнем погружении в образовательную среду. что подтверждается с помощью критерия Х- квадрат.

Выводы.

1. Ценностные ориентации личности лежат в основе субъктобъектных регуляции взаимоотношений поведения, в и, являясь фактором степени социальной зависят от значительной принадлежности к личностному психотипу независимо от специфики системы образования. Так, представители всех психотипов достоверно чаще выбирают второй фактор согласно ценностным ориентациям личности по А.Я. Найну. При этом субъекты с истероидным психотипом мужского пола отдают предпочтение первому фактору, с шизоидным психотипом – второму и третьему факторам, с эпилептоидным психотипом – третьему фактору, что указывает на перспективы психологической коррекции и/или закрепления моральнонравственных установок и ценностей в процессе обучения. 2. У современных студентов в иерархии личностных ценностных ориентаций по М. Рокичу выбор из терминальных ценностей ограничивается здоровьем и не зависит от гендерных различий, от принадлежности к психотипу, от особенностей системы образования. При выборе инструмен-тальных ценностей наиболее значимыми для всех обследованных оказываются этические ценности общества. Выбор остальных инструментальных средств не зависит от особенностей системы образования и структуры психотипа, а выявляет гендерные различия, когда обследуемые женского пола ориентируются на ценности общения, а мужского пола – на ценности самоутверждения.

3. У студентов женского пола с циклоидной структурой психотипа на 1-ом курсе отмечаются признаки временной декомпенсации и дезадаптации в виде увеличения психологической склонности к употреблению алкоголя и проявления псевдомаскулинизированного поведения, которые к 4-му курсу нивелируются, отражая нормализацию социально-психологической адаптации, стабилизацию личностной структуры и ценностных ориентаций в диапазоне психологической нормы – акцентуации, что обусловлено взаимосочетанием циклоидной структуры и спецификой системы образования. 4. У студентов мужского пола с циклоидным психотипом на 1-ом курсе усиливаются черты маскулинизированного поведения и психологической склонности к алкоголизации, осложняющиеся на факультете физической культуры аномальными поведенческими реакциями, что отражает напряжение конституциональных механизмов психологической защиты. К 4-му курсу у представителей циклоидного психотипа, невзирая на специфику систем образования, наблюдаются стойкие тенденции к нарастанию аномальной личностной, психотипологической и поведенческой изменчивости, подтверждая преобладание механизмов психологической декомпенсации и дезадаптации, соответствующих диапазону ПАЛ. 5. На 1-ом курсе представители женского пола с истероидной структурой психотипа демонстрируют слабовыраженную склонность к девиантному поведению в сочетании с заметными чертами маскулинизации и органической предиспозицией ВНД, что завершается к 4-му курсу стойким девиантным стереотипом поведения с заметной психологической склонностью к употреблению алкоголя, отражая аномальную личностную и поведенческую изменчивость, независящую от особенностей системы образования. 6. На 1-ом курсе представители мужского пола с истероидной структурой психотипа в системе образования физической культуры сохраняли конституциональные механизмы защиты, соответствуя диапазону психологической нормы – акцентуации;

в условиях военной специфики образования уже на 1-ом курсе регистрировалась аномальная личностная и поведенческая изменчивость, обусловленная предиспозицией конституциональных механизмов компенсации и адаптации. К 4-му курсу достоверно регистрировались стойкие варианты непатологического девиантного поведения, которые практически не зависели от системы образования.

Список использованной литературы. 1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. - 299 с. 2. Абульханова К.А., Воловикова М.И., Елисеев В.А. Проблемы исследования индивидуального сознания //Психологический журнал Т.12. 1999, №4. С.2740. 3. Абрамова Г.С. Практическая психология. – Екатеринбург: Деловая книга, 1998. - 368 с. 4. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых Ю.А. Состояние психической дезадаптации и их стереотипов //Вопросы психологии 1987, № 2. С. 152 – 158. 5. Александровский компенсация. М..: Медицина, 1976. 6. Алешина Ю.С., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии 1991, №4. С.123-134. 7. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977 с. 379 8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: изд-во МГУ, 1969. 9. Анисимов С. Ф. Духовные ценности: производство и потребление. М.: Мысль, 1988.-253 с. 10. Анохин П.К. Социальное и биологическое в природе человека. / В кн.: соотношение биологического и социального в человеке. М, 1975, - С.301. 11. Аралова Е. В. Динамика формирования духовности как критерий общественного развития. М., 1995. 12. Аралова Е. В. Место и роль категории духовности в иерархии человеческих ценностей. М., 1992. - 38 с. 13. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики \Под ред. И.Б.Ханиной. – М.: Наука, Смысл, 1999. -349 с. 14. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М., 1984.

15. Асмолов А.Г. О предмете психологии личности // Вопросы психологии. 1983. - № 3. - С.118-130. 16. Асмолов А.Г. Историко – эволюционный подход к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования // Вопросы психологии, 1986, №1 17. Ахвердова О.А. Личностно – характерологический континуум современного подростка /Дис. на соиск. степени доктора псих. Наук. – М., 1998 18. Ахвердова О.А. Личностно-характерологический континуум современного подростка. Автореф. дисс.-докт.психол.наук, М., 1998, 43 с. 19. Ахвердова 1998. 20. Ахвердова О.А., Боев И.В., Коваленко А.П. Дифференциальная психология акцентуаций и конституциональных личностных радикалов у подростков. // Метод. рекоменд. Ставрополь, 1997, 2,3 п.л. 21. Басова Н. В. Педагогика и практическая психология. – Р/Д, 1999 22. Балл Г.А. Психологическое содержание личностной свободы – сущность и составляющие. \\ Психологический журнал 1997. Т. 18 № 5 с.7 – 19. 23. Бассин Ф.В., Ярошевский М.Г. Фрейд и проблемы психической регуляции поведения человека. С.418 – 439. Из кн.- Фрейд З. Введение в психоанализ – Лекции. – М.: Наука, 1989. – 456 с. 24. Белашева И.В. Личностно-типологические конституциональные особенности подростков. // Тезисы научных работ. Окружающая среда и человек. Ставрополь, 1996, с.18-19. 25. Береговой Я. Единое образовательное пространство.// Учительская газета. – 1996, №32 26. Бермус А. Г. Российское образование и российское общество: развитие во взаимодействии // ОНС – 1998, №5 27. Белорусов С.А. Психология духовности, веры и религии // Журнал практического психолога. - 1998. - № 6. 28. Белоус В.В. Интегральная индивидуальность: подходы, факты, перспективы. // Психологический журнал – 1996 – Т.17, № 1- с. 44 – 51.

О.А.

Экспериментально-психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков. Монография. М., 29. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.:Прогресс, 1986. 30. Беспалько В. П. Основы теории педагогических систем. Воронеж. Изд. Воронежского Университета. 1977., 304с. 31. Бехтерев В.М. Личность и условия ее развития и здоровья. Спб., изд. 2-е, Риккер, 1905, 43с. 32. Библер В.С. От научения к логике культуры. М.: Политическая литература, 1991. 33. Бодалев А.А. Психология личности. М.: Изд – во МГУ, 1988., 188 с.. 34. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Ставрополь, 1999., 362 с. 35. Боев И.В., Ахвердова О.А. у Многовекторный подростков // клинический Метод. анализ токсикоманий, наркомании рекомендации.

Ставрополь, 1993. 36. Боев И.В., Ахвердова О.А. Психологическая диагностика девиантного поведения у подростков. // Метод. рекомендации. Ставрополь, 1994, 24 с. 37. Боев И.В., Ахвердова О.А. Самосознание подростка с различными типами акцентуаций в доперестроечный период /Метод. рекомендации. Ставрополь, 1991. 38. Боев И.В., В.И. Кривошлык В.И., Гручев В.Ф. Психолого-акмеологические характеристики устойчивости специалистов, профессионалов и руководителей региональных, муниципальных и местных уровней к стрессовым факторам и экстремальным условиям. Учебно-методическое пособие для студентов, … и врачей. - Ставрополь: Ставропольская государственная медицинская академия, 1999. - 106 с. 39. Божович Л.И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии, 1976. № 6. 40. Бойко Е. А. и др. Социальное самочувствие молодежи (по материалам социологического опроса) / Бойко Е. А., Вавилина Н. Д., Вольский А. Н. Новосибирск, 1995. - 48 с. 41. Бордовская Н. В., Реан А. А. Педагогика. – С-Пб., 2000 42. Братусь Б. С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. -301с.

43. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века// Вопросы психологии 1993. №1. С. 34-38. 44. Брушлинский А В. О природных предпосылках психического развития человека. M., 1977. 45. Брушлинский А. В. Проблемы психологии субъекта. М.: Институт психологии РАН, 1994. 46. Брушлинский А. В. Психология субъекта в изменяющемся обществе //Психологический журнал. - 1996. - Т. 17. - № 6. - С. 30-37. 47. Буякас Т.М., Зевина О.Г. Опыт утверждения общечеловеческих ценностей – культурных символов в индивидуальном сознании // Вопросы психологии 1997. № 5 С.44 – 56. 48. Варга А.Я. О некоторых особенностях российской ментальности и их проявлениях в процессе семейной психотерапии// Вест. МГУ, психология, 1996, №3. С. 68 - 77. 49. Визгина А.В., Пантилеев С.Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин // Вопросы психологии 2001. №3. С.56 – 67. 50. Виноградов А. Н., Рековская И. Ф. Переход к рынку и "социальное самочувствие": (Сводный реф.) // Социологические исследования в России. М., 1993. -Вып. 2. С. 10-25. 51. Виноградова Т.В., Семенов В.В. Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов // Вопросы психологии 1993. № 2 С.24 –31. 52. Воловикова М.И. Интеллектуальное развитие и моральные суждения младших школьников // Вопросы психолосы 1997. № 2 С. 40 – 47. 53. Воспитательная работа в Ставропольском государственном университете (концепция, технология реализации). – Ставрополь, 2000 54. Выготский Л.С. Соч.: В 6-ти т. М.,1982.

55. Галузак В. М., Сметанский Н. И. Проблема личностной референтности педагога// Педагогика, 1998, №3 56. Ганжа С.Ю. Социально-психологическая адаптация школьников с нарушениями соматического и нервно-психического здоровья.:дисс… канд. псих.наук. – Ставрополь, 2000. – 223 с. 57. Гершунский Б. С. Философия образования для XXI века. – М., 1998 58. Гнучев В.Ф. Динамика личностных психотипов в условиях хронического социального стресса.: Дисс. … канд. психол наук / Ставрополь, 2001. – 154 с. 59. Горобец Т. Н. Социально-психологические и биологические факторы аутодеструктивного поведения: Дисс.... канд. психол. наук /РАГС. М., 1995.170с. 60. Громкова М. Т. Образование – стимул саморазвития личности// Педагогика, 1993, №3 61. Громова Л. А. Нравственное здоровье личности. Л.: Знание, 1985. - 16 с. 62. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М., 1980, 272 с. 63. Гуссейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика – Учебник для вузов. – М.: Гайдарики, 1999. – 472 с. 64. Даниленко О. И. Культурная традиция и душевное здоровье человека. //Социально-политический журнал, № 8, 1993. С. 34-41. 65. Даниленко О. И. Психический потенциал духовной культуры. Спб, 1993. 54с. 66. Деловая культура российского общества // Общественные науки и современность. 1993. № 3. С. 17 – 30. 67. Деловые игры и психологические тесты на занятиях по деловому общению и психологии бизнеса. Учеб. пособие С.И. по психологии Е.А. менеджмента Корешкова, /Л.Д.Столяренко, Л.И.Щербакова, Самыгин, И.П.Пащенко (Дусева). – Ростов н/Д: Пегас, 1995. – 52 с.

68. Джидарьян И.А. Счастье в представлениях обыденного сознания // Псих. журн. 2000. Т. 21 № 2. С. 41 – 48. 69. Джидарьян И.А. Представление о счастье в русском менталитете // Психол. журн. 1997. Т. 18 №3. С. 13 – 25. 70. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология. – М., 1997 71. Дубов И.В. Феномен менталитета психол.1993. №1 С. 20 – 29. 72. Дубов И.Г., Хвостов А.А. Моральная детерминация поведения в обыденном сознании // Вопросы психологии 2000. № 5. С. 89 – 98. 73. Дудченко О. Н., Мытиль А. В. Социальная идентификация и адаптация личности //Социс. - 1995. - № 6. - С. 110-119. 74. Духовность, художественное творчество, нравственность, (материалы психологический анализ // Вопр.

круглого стола) //Вопр. философии. - 1996. - № 2. - С. 3-40. 75. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М.1997. 76. Емельянова Т.П. Представление о подростках в массовом сознании и проблема психического воспитания. Методологич. и психолого – педагогические пробл. образ. Сб. научн. трудов. Тверь: ТГУ. 1996. - 86 с. 77. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. – М: Флинта, 2002. – 336 с. 78. Жутикова Н.В. Психологические уроки обыденной жизни: Беседа психолога: Кн. для учителей и родителей.- М.: Просвещение, 1990. - 256 с. 79. Зеличенко А. И. Психология духовности. М.: Издательство Трансперсонального Института, 1996. - 400 с. 80. Знаков В.В. Понимание субъектом правды о моральном проступке другого человека – нормативная этика и психология нравственного сознания //Психологический журнал Т.14. № 1. 1993. С. 32 – 42.

81. Знаков В.И. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания //Вопросы психологии 1993. № 2. С.9 – 16. 82. Знаков В.И. Категории правды и лжи в русской духовной традиции и современной психологии понимания //Вопросы психологии 1995. № 2.С.55 – 63. 83. Знаков В.И. Почему лгут американцы и русские: размышления над книгой Пола Эккмана //Вопросы психологии 1995. № 2. С.84 – 92. 84. Знаков В.В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана //Психологический журнал 1997. № 1. С.38 – 42. 85. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологических знаний и религиозной веры //Вопросы психологии 1998. №3. С. 104 – 115. 86. Зосимовский А.В. Критерии моральной воспитанности личности. // Проблема управления процессом формирования личности. Изд. МГУ. 1972. 87. Иванов В. Н., Лукьянов Б. Г. Духовность как компонент социальных технологий //Информатизация и технологизация социального пространства: Материалы к 1 международному симпозиуму по социальным технологиям 24 - 25 нояб. 1994. - М. - Н. Новгород., 1994. - 143 с. 88. Иванова А. Е. Социальная среда и психическое здоровье населения //Социс. - 1992. - № 1. - С. 19-31. 89. Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов В.М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л., 1983. 90. Каверин С.Б. Типичный представитель: моделирование сопоставления данных человека с требованием профессии //Вопросы психологии 1982. № 5. С.64 – 72. 91. Как добиться успеха – Практ. советы деловым людям. Под общ. Ред. В.Е. Хруцкого. – М.: Республика, 1992. – 510с.

92. Кара-Мурза Л. Л., Панарин А. С., Пантин И. К. Духовно-идеологическая ситуация в современной России: перспективы развития //Полис. - 1995. - № 4. - С. 6-17. 93. Карвасарский Б.Д. (общая редакция). Психотерапевтическая энциклопедия. СПб.: Питер, 1998.- 752 с. 94. Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Институт национальной модели экономики, 1994. -367с. 95. Квинн Вирджиния Н. Прикладная психология. – С-Пб., 2000 96. Кириллова М. М. Образование как диалог // Социальные проблемы образования: сб. научных трудов. – Свердловск, 1991 97. Климов Е.А. Общечеловеческие ценности глазами психолога – профессиоведа // Психологический журнал 1994. Т.14 № 1, С. 130 – 136 98. Климова С. Г. Изменения ценностных оснований идентификации (80-90-е г.г.) // Социс. - 1995. - № 1. - С. 59-72. 99. Ковалев В. В. Неврозы и нарушение характера у детей. – М., 1973 100. Коваль Т.Б. Этика труда православия //Общ. науки и совр – сть. 1994. № 6.С.55 – 70. 101. Коломиец В.А. Психологический предпосылки устойчивости моральных убеждений учащихся. Дисс…канд. псих. наук. М., 1997. – 171 с. 102. Кон И.С. Социология личности М., 1967. - 186 с. 103. Кон И.С. Психология половых различий //Вопросы психологии 1981. № 2. С. 47-57. 104. Кон И.С. Психология ранней юности. – М.: Науки, 1989. – 255 с. 105. Корнилов К.Н., Смирнов А.А., Теплов Б.М. Психология. М., 1948. 106. Котова И. Б. Психология личности в России. Ростов н\Д: Изд-во Ростов. 107. Краевский В. В. Педагогика между философией и психологией// Педагогика, 1994, №6 108. Краткая философская энциклопедия. – М.: Издательская группа «Прогресс». – «Энциклопедия», 1994. – 759 с. 109. Краткий психологический словарь/Под ред. А. В. Петровского. – М., 110. Кречмер Э. (Kretschmer Е.) Медицинская психология / Пер. с нем. М.: Жизнь и знание, 1927. – 349 с. 111. Кречмер Э. (Kretschmer Е.) Строение тела и характер. – 2-е изд./Пер. с нем. М.- Л.:Госиздат, 1930. – 304 с. 112. Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях. - М., 1994. -245с. 113. Кропоткин П.А. Этика. – М.: Изд-во полит литературы, 1991. – 496 с. 114. Крымский С. Б. Контуры духовности: новые контексты идентификации // Вопр. философии. - 1992. -№ 12. - С. 21-28. 115. Ксенофонтов Е. И. Духовность как экзистенциональная проблема. // Философские науки. 1991. № 12. С. 41 -52 116. Кузин В. С. Психология. – М., 1997 117. Культура, образование, религия. /Подгот. Гаражда В.И. // Педагогика, 1995, №5 118. Купер К. Индивидуальные различия. – М.: Аспект пресс, 2000. – 527 с. 119. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. СПб., 1908. 120. Лейтес Н.С. К проблеме индивидуально-психологических различий. - В кн.: Доклады на совещании по вопросам психологии личности. М., 1956. 121. Леонгард К. Акцентуированные личности: Пер. с нем. школа, 1989. 122. Леонтъев А.Н. Избранные психологические произведения. М., 1983. 123. Леонтъев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1959. 124. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. 1975.-304 с. 125. Леонтьев А.Н. Психологические вопросы сознательности учения. - Изв. АПН РСФСР. – 1947. - № 7. 126. Липкина А.И. Психология ребенка и формирование нравственных компонентов его мировоззрения //Вопросы психологии 1980. № 1. С. 11 – 21. 127. Лихачев Б.Т. Педагогика. – М., 1999 128. Лихачев Б.Т. Образование: идеология и политика //Педагогика, 1995 № Киев: Выща М.: Политиздат, 129. Личко А. Е. Подростковая психиатрия (руководство для врачей).2-е изд.;

доп. Л., 1985. - 416 с. 130. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростка. Л., 1983. – 255 с. (2-е изд.). 131. Личко А.Е., Иванов Н.Я. Диагностика характеров подростков.М.,1994. 132. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984. 133. Майерс Д. Социальная психология. – СПб.: Питер Ком, 1998. – 688 с. 134. Макаревич М. Трагедия этики в марксизме – трагедия марксизма в этике //Общественные науки и современность. 1992. № 6, с. 136 – 143. 135. Малкин П.Ф. Личность и психические заболевания. - в кн.: Проблемы личности. М., 1970, С. 157-163. 136. Манько Ю. В. Духовное состояние личности и перестройка: (в помощь лектору) Спб, 1992. - 15 с. 137. Марищук В.Л. и др. Методики психодиагностики в спорте. М., 1984. 138. Маслоу А. Психология бытия. Пер с англ. М.: "Рефл-бук", К.:"Ваклер", 1997. - 304с. 139. Меграбян А.А. Личность и сознание (в норме и патологии). М., 1978. 140. Менделевич В. Д. Клиническая медицинская психология. – М., 1998 141. Миллер С. Психология развития: методы исследования. – СПб.: Питер, 2002. – 464 с. 142. Митина Л.М. Личностное и профессиональное развитие человека в новых социально – экономических условиях //Вопросы психологии 1997. № 4. С.28 – 38. 143. Митина О.В., Петренко В.Ф. Кросскультурное исследование стереотипов женского поведения (В России и США) //Вопросы психологии 2000. № 1, С. 68 – 86. 144. Митина О.В., Михайловская И.В. Факторный анализ для психологов. – М.: Учебно – методич. коллектор, «Психология», 2001. - 169 с.

145. Митькин А.А. О роли индивидуального и коллективного сознания в социальной динамике. // Психологический журнал 1999. Т.20. №5. С. 103 – 112. 146. Мурашев В.И. О значении образования// Школа духовности. 1998, №5 147. Мухина B.C. Проблемы генезиса личности: Учеб. пособие к спецкурсу. М., 1985. 148. Мухина В.С. Индивидуальное развитие личности. Возрастная психология. Учебник. М.,1997. С 56 – 83. 149. Мясищев В.Н. Проблема личности в психологии и медицине // Актуальные проблемы медицинской психологии. Л., 1974.- С. 5-25. 150. Нартова – Бочавер С.К. Два типа нравственной самоактуализации личности // Психологический журнал 1993. № 4. С. 15 – 23. 151. Небылицын В.Д. О соотношении между чувствительностью и силой нервной системы. - В кн.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека, М., 1956. 152. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. – М., 1976 153. Немов Р. С. Психология. Т.1. – М., 1995 154. Непрерывное образование: перспективы, поиск, опыт. – Ставрополь, 1997 155. Николаева О.П. Наука и нравственность. – М.: Политиздат, 1971. – 439 с. 156. Николаева О.П. Исследование этнопсихологических различий морально – нравственных суждений //Психологический журнал 1998. Т. 16 № 4 С.82 96 157. Новиков А.М. Принципы построения системы непрерывного профессионального образования // Педагогика, 1998, №3 158. Нравственность, агрессия, справедливость (сокращ. Из книги Креч Д, Кратчфилд Р., Ливсон Н. Элементы психологии, 1974). //Вопросы психологии 1992. № 1. С. 84 –97. 159. Обидин О. В. Влияние социально-психологического фактора на здоровье людей: Автореф. дисс.... канд. психол. наук. М., 1997. - 24 с.

160. Олсон М. Роль нравственности и побудительных мотивов в обществе // Вопросы экономики 1993. № 8. С.28 – 31. 161. Парыгин Б.Д. Настроение как эквивалент психологического состояния индивида. Петербург, 1998. 162. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО). - // Детский психолог 1994. Выпуск 4. С.19 - 51 163. Пауэр 82. 164. Педагогика и психология высшей школы /Под ред. Самыгина С. И.,- Р/Д, 1998 165. Перестройка и нравственность // Вопросы философии 1990. № 7 С. 3 – 25. 166. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. – М.: Изд –во МГУ, 1988. – 207 с. 167. Петровский В. А. Личность в психологии. – Р/Д, 1996 168. Петровский А.В., Петровский В.А. Индивид и его потребность быть личностью. // Вопросы философии. – 1982. - №3. - С.44 – 53. 169. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология (словарь). М., 1990. 170. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности: учебное пособие для студентов вузов. Ростов н\Д: Феникс, 1996. С.51. 171. Печенков В.В. Индивидуальность как открытая система. М.,1978. 172. Печенков В.В. Прикладная психология, 1999 - № 6 – С.33-44. 173. Платонов К.К. Теория и методы. - В кн.: "Личность и труд". М.: Мысль, 1965. 174. Пономаренко В.А. Гуманизация школы и идея вселенского сознания // Педагогика. -1994 - № 3. - С. 13-17. 175. Пономаренко В.А. Образ Духа человеческого как психологическая парадигма XXI века // Магистр. -1996.-№3.-С. 10-24. 176. Пономаренко В.А. Психологические аспекты социальной нестабильности / Под ред. Б. А. Сосновского. М., 1995. - С.160. 177. Попов Л.А. Этика. Курс лекций. – М.: Центр, 1998. – 160 с.

Ф.К. Хиггипс Э., Кольберс. А. Подход Лоуренса Кольберга к нравственному воспитанию // Психологический журнал 1992. № 3. С.74 – 178. Практическая психодиагностика и психологическое консультирование. Ростов н\Д., 1998. 179. Практическая психодиагностика: методики и тесты/ Под ред. Д. Я. Райгородского. – Самара, 1998 180. Прихожан А.М. О возрастном подходе в нравственном воспитании детей //Вопросы психологии 1981. № 2. С. 143 - 149. 181. Просекова В.М. Динамика профессионального самосознания психологов – практиков (психосемантический аспект) –

Автореферат на соискание уч. степени канд. психол. наук – Казань, 2001. 23 с. 182. Психология и этика делового общения / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко. М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2000. - 327 с. 183. Психологические проблемы социальной регуляции поведения/ под ред. А.Г. Гусакова. – М.: Наука, 1978.- 365 с. 184. Психология/ Под ред. А. А. Крылова. – М., 1998 185. Психология и педагогика /Под ред. Николаенко В.М. – М., 2000 186. Психические состояния /хрестоматия/ Отв. Ред. Куликов Л. В., - С-Пб., 2000 187. Психологическая наука в России 20 столетия: проблемы теории и истории. Под ред. А. В. Брушлинского, М.: Издательство "Институт психологии РАН", 1997. -576 с. 188. Психология индивидуальных различий. М.,1997 – С.59-76. 189. Пузырей А.А. Культурно- историческая теория Л.С.Выготского и современная психология. М., 1986. 190. Радугин А. А. Педагогика и психология. – м., 1996 191. Реан А. А., Коломинский Я. Л. Социальная педагогическая психология. – С-Пб, 1999 192. Рибо. Р. Психология чувств.- Киев, 1997 193. Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога в образовании. – М., 194. Розин В. М. Философия образования: предмет, концепция, направленность изучения// Alma Mater. Вестник высшей школы, 1991, №1 195. Россия и Запад - взаимодействие культур (материалы «круглого стола») //Вопросы философии 1992. № 6. С. 3 -50. 196. Российское общество и современный политический процесс (опыт политолого-социологического анализа). Аналитический доклад РНИ-СиНП. М., 1997.-60 с. 197. Ростовцев А. Н. Культурологический смысл содержания образования // Социально – политический журнал, 1995, №3 198. Рубинштейн С.Л. Проблемы психологии в трудах К Маркса //Советская психотехника. - 1934. - Т 7, - №1. 199. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М, 1959. 200. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии: изд 2-е. М., 1976. 201. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.,1999. – 367 с. 202. Руденко И.В. Ценностные ориентации «новых русских» //Вестник Моск. ун - та, сер. 7, Философия. М., 1996, № 2. С.17 - 26. 203. Рувинский Л.И. Нравственное воспитание личности. - М.: Изд. моск. ун – та, 1981. - 184 с. 204. Русалинова А. А. Социальное самочувствие человека в современном мире как научная проблема //Вестник СПбГУ. Сер. 6. - 1994. - вып. 1 (№6).-С. 4961. 205. Савченко Е.А. О готовности старшеклассников противостоять аморальным проявлениям //Вопросы психологии 1994. №5. С.22 - 31. 206. Сафин В.Ф. Динамика взаимооценки и самооценки морально – волевых черт старшеклассников в зависимости от степени их внушаемости. Дисс…канд. псих. наук. М., 1969. - 194 с. 207. Сафьянов В.И. Этика общения: проблемы разрешения конфликтов. Дисс…докт. филос. наук. М., 1997. - 315 с.

208. Сидоренко Е. Методы математической обработки в психологии. – СПб.: Речь, 2001. – 350 с. 209. Симонов П. В., Ершов П. М., и др. Происхождение духовности. М.: Наука, 1989.-352 с. 210. Сластенин В.А., Исаев И.Ф.,Мищенко А.И., Шиянов Е.Н. Педагогика. – М, 1998 211. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. Учебное пособие для вузов. М.: Школа-Пресс, 1995. - 384 с. 212. Смирнова Е.О., Холмогорова В.М. Соотношение непосредственных и опосредованных побудителей нравственного поведения детей //Вопросы психологии 2001. №1. С. 26 - 36. 213. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах. – М., 1995Стремякова И. Р. Моральная атмосфера: теоретико-методол. аспекты. - Новосибирск.: Наука. Сиб. отд-ние, 1991. 171 с. 214. Сорокин П. А. Человек. Индивидуализация. Общество. – М., 1992 215. Социальная психология в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Под ред. проф. В.А. Лабунской. - М.: Гайдарики, 1999. - 397 с. 216. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. – М.: Гардарики, 1999. – 816 с. 217. Столяренко Л.Д. Основы психологии. - Ростов н\Д, Изд-во Феникс, 1997. - 736 с. 218. Студент на пороге XXI века –М., 1990 219. Субботский Е.В. Формирование морального действия у ребенка //Вопросы психологии 1979. №3. С.116 - 129. 220. Сухарев А. В. Этническая функция культуры и психические расстройства //Психол. журнал. - 1996. - Том 17. - № 2. - С. 129-136.

221.

Таранова Т. Н., Малашихина И. А. Педагогика и методика высшей школы /Учебно – методическое пособие/. – Ставрополь, 1999 222. Уилбер К. Вечная психология: спектр сознания //Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М.: Прогресс, 1990. - С. 351-436. 223. Уледов А. К. Духовное обновление общества. М.: Мысль, 1990. -333с. 224. Федотова В.Г. Духовное и душевное … Рига, 1990. 225. Фельдштейн Д. И. Психологическое становление личности. – М., 1994 226. Философия, культура и образование // Вопросы философии. – 1999, №3 227. Флоренский П.А. Из богословского наследия. Богословские труды. Вып.17. М. 17., 1977. 228. Франк С. Л. Духовные основы общества. М.: Республика, 1992. - 510с. 229. Франк С. Л. Предмет знания: Об основах и пределах отвлеченного знания;

Душа человека: Опыт введения в философскую психологию. Спб.: Наука, 1995.-655 с. 230. Франкл В. Человек в поисках смысла: сборник. М.: Прогресс, 1990.- 368с. 231. Франкл Н. В поисках смысла. - М.: Просвещение, 1990. -160 с. 232. Франселла Ф, Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М. Прогресс, 1987. 233. Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. - М.: Ренессанс, 1991. – 296 с. 234. Фромм Э. Человек для себя. - Мн. - Коллегиум, 1992. - 253 с. 235. Фромм Э. Бегство от свободы. /Общ. ред. и послесл. П.С. Гуревича. - М.: Прогресс, 1989. - 272 с. 236. Фромм Э. Характер и социальный прогресс //Психология личности: Тексты.- М, 1982 237. Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992. - 430 с. 238. Хортни К. Женская психология. - Восточно - Европейский институт психоанализа. - С- П, 1993. - 221 с. 239. Худикова С.174-176.

М.

Индивидуальность:

единство психологических и педагогических аспектов // Психологический журнал. – 1995. - Т.16. - № 2. 240. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб.: Питер Пресс, 1997. - 608 с. (Серия "Мастера психологии"). 241. Цукерман Г.А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. - М. : Интерпракс, 1994. - 160 с. 242. Человек. Философско – энциклопедический словарь. - М.: Наука, 2000. – 516 с. 243. Человек и духовность: Сб. ст. /отв. ред. В. Г. Федотова. Рига.: Знание, 1990.- 152 с. 244. Чернокозов И.И. Профессиональная деятельность учителя. Книга для учителей. - К.: Рад. шк., 1988. - 221 с. 245. Шадриков В. Д. Духовные способности. – М., 1996 246. Шадриков В. Д. Философия образования и образовательные политики. – М., 1993 247. Шадриков В.Д. Происхождение человечности. – М.: Логос, 1999. – 200 с. 248. Шакирова Г.М. О целенаправленном формировании нравственных убеждений у школьников //Вопросы психологии 1981. № 6. С. 47 - 58. 249. Шакирова Г.М. Методика изучения нравственных убеждений в реальной жизненной ситуации //Вопросы психологии 1984. № 2. С. 83 – 89. 250. Шаповалов В. А. Высшее образование в социокультурном контексте. – М., 1996 251. Шарден П. Феномен человека. М., 1987. – 240 с. 252. Шевандрин Н. И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности. – М., 1997 253. Шибутани Т. Социальная психология. – М, 1989 254. Шильштейн Е.С. Уровневая организация системы «Я». Вестник МГУ. 1999. №2. С. 34 – 45.

255. Шкуратов В. п. Психика. История. Культура. - Р/Д, 1990 256. Шорохова Е. В. и др. Социальная психология личности. М., 1979. 257. Шорохова Е. В. Психологический анализ нравственно устойчивой личности //Вопросы психологии 1983. № 3. С. 158 - 159. 258. Шуклин В. В. Целостность духовности, ее типы и искусство Осмысление духовной целостности: сб. статей, вып. 3 /Отв. ред. А. В. Медведев. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1992. - 304 с. 259. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени: Пер. с нем. / предисловие А. В. Брушлинского. М.: Издательская группа "Прогресс", "Универс", 1996.336 с. 260. Юнг К.Г. К феноменологии духа в сказке //Культурология. XX век: Антология. М, 1995.- С. 331-377. 261. Якобсон М.А. Теория и практика нравственно - гражданского воспитания старшеклассников в России и США в 80 - 90 гг. ХХ века. Автореф. канд. дисс. Ст., 1997. - 30 с. 262. Якобсон С.Г. Анализ психологических механизмов регуляции этического поведения детей //Вопросы психологии 1979. № 1- С. 38 - 48. 263. Якобсон С.Г., Морева Т.И. Образ себя и моральное поведение дошкольников. // Вопросы психологии 1989. №6. - С.34 - 41. 264. Яновский Р. Г. Духовно-нравственная безопасность России //Социс. 1995.-№12.-С. 39-47. ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Appelbaum S. The Anatomy of Change. N. У.: Plenum, 1977. 2. Binswanger L. Being-in-the-World. Selected Papers of L. Binswanger. N.Y.: Basic Books, 1963. 3. BlocherD. H. Developmental Counseling. N. Y.: Ronald Press, 1966. 4. Coleman J. C. Abnormal Psychology in Modem Life // Glenview, III.: Scott Foresmand and Co, 1972. 5. Counseling Psychologist. 1975. Vol 5. P. 2-10. 6. Eisenberg D., Delaney S. The Counseling Process. Chicago: Rand McNally, 1977.

7. Farrow E. P. Analyse Yourself. N.Y.: International University. 1990. 8. Feinstein D. & Krippner S. Personal Mythology: The Psychology of Evolving Self. Los Angeles: Jeremy P. Tarcher, 1988. 9. Feyerabend P. Against Method: Outline of Anarchistic Theory, 1984. 10. Formation and Problem Resolution. N.Y.: Norton, 1974. 11. Gatda G. M., Asbury F. R., Baker F., Childers W. C., Walters R. P. Human Relations Development: A Manual for Educators. Boston: 1969. 12. Gelso С. J., FretzB. C. Counseling Psychology. N. Y.: Holt, Rinehart and Winston, 1992. 13. George R. L., Cristiani T. S. Counseling: Theory and Practice, 3rd Ed., Englewood Cliffs. N. J.: Prentice-Hall, 1990. 14. Gladstein G. A. Understanding empathy: integrating counseling, developmental and social psychology perspectives//Journal of Counseling Psychology, 1983. Vol 30. P. 467—482. 15. Homey К. The Neurotic Personality of Our Time. N. Y.: Norton, 1937. 16. Jung C. G. Psychology and Religion // In: Collected Works. Vol. 11. London: Routledge and Kegan Paul, 1958. 17. LaingR. The Politics of Experience. N. Y: Pantheon, 1967. 18. Leary T. Interpersonal Diagnostics and Personality. N. Y.: Ronald., 1969. 19. Stroebe M. Coping with bereavement: a review of the grief work hypothesis//Omega, 1991-1993. Vol. 26(1). P. 19-42. 20. Sue D. W. Counseling the Culturally Different: Theory and Practice. N.Y:Wiley, 1981. 21. Understanding and Counseling the Survivors. N. Y.: Norton, 1987. 22. Van Dusen W. The Natural Depth in Man / / Rogers, C., Stevens, B. et al. 23. Watzlawick P., Weakland J. & Fish R. Change: Principles of Problem 24. Brightman E.S. Nature and values—N.Y., 1945. 25. Brightman E.S. Personality and reality—N.Y., 1958. 26. Hoкney К. Neurotic Personality of our time—N.Y., 1967. 27. Maslow A.H. Motivation and Personality—N.Y., 1954. 28. Miksik 0. Ceskoslovenska psychologie. 1979 R ХХIII, № 1 —S. 32. 29. Rogers С.R. Client-centered therapy—Boston: Houghton.1951.

30.

Self-Analysis Software //Windows sources. —May 1995 — P. 199.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.