WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

КЛИМОВА ЛЮДМИЛА ЕВГЕНЬЕВНА МАССОВАЯ КУЛЬТУРА И ЛИЧНОСТЬ: КУЛЬТУРФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ 09.00.13 –

Религиоведение, философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук

Научный руководитель – доктор философских наук, доцент В.Е. Черникова Ставрополь – 2005 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................. 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ............................................................................................................. 13 1.1. Массовая культура: сущность и функции.................................................. 13 1.2. Средства массовой коммуникации и массовая культура в информационном обществе................................................................................... 34 1.3. Основные факторы формирования и этапы становления массовой культуры в России.................................................................................................. 54 ГЛАВА II. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ И ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ................................................................................................... 78 2.1. Бытие личности в культуре........................................................................... 78 2.2. Массовый человек как феномен массовой культуры: его свойства и характерные черты................................................................................................. 95 2.3. Особенности самореализации личности в условиях массовой культуры трансформирующегося российского общества............................................... 114 ЗАКЛЮЧЕНИЕ..................................................................................................... 133 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. В настоящее время обновление социокультурного пространства большинства стран носит динамичный характер. Уходят в прошлое многие традиции, на первый план выступают те свойства и качества культуры, которые порождены глобальными тенденциями. В условиях стремительных социокультурных трансформаций особый интерес представляет изучение способности человека к самореализации в социокультурных изменениях. Процессы коренных перемен затрагивают в настоящее время не только экономическую сферу, но и культурные основания. В обществе, вступившем в постиндустриальную стадию развития, массовая культура стала ведущей культурной формой, под влиянием процессов глобализации она превратилась в феномен общемирового масштаба. В этих условиях особую актуальность приобретает проблема взаимодействия личности и массовой культуры. Глобальные процессы в современном обществе, а также распространение различных инновационных идей, в том числе идеологии постмодернизма, обостряют необходимость адаптации личности к условиям разнонаправленных культурных Вместе потоков, структурированных мультикультурных феноменов. в сторону с тем приоритеты общественного сознания смещаются признания высшей ценности личности и необходимости поиска адекватных способов ее реализации в условиях современного развития. Обращение к анализу российской массовой культуры, основных черт массового человека, позволяет наметить наиболее перспективные направления выхода из нестабильной ситуации, характерной для современного российского общества. Актуальность изучения личности в условиях массовой культуры связана с изменением характера самого анализа феномена массовой культуры в практике отечественной науки. В последнее десятилетие глубокие изменения затронули подходы к анализу массовой культуры. В связи с отходом идеологизированности, характерной для исследователей советской эпохи, массовая культура перестала классифицироваться отечественной наукой как культура антагонистического общества. Современной наукой признано, что массовая культура – явление мирового масштаба, основанное на распространении индустриального производства промышленных технологий посредством средств массовой коммуникации. Важность изучения массовой культуры и связанных с ней свойств массового человека объясняется стремительными изменениями, происходящими в структуре самой массовой культуры и ее новыми проявлениями в условиях информационного общества. Под воздействием глобальных изменений современного мира происходит трансформация способов самореализации личности в условиях массовой культуры, в связи с чем появляется обусловленная потребность в их научном исследовании. Таким образом, сложность и противоречивость массовой культуры, ее способность к изменениям под влиянием социокультурных факторов, обусловили необходимость теоретического осмысления данного феномена на новом уровне с учетом предыдущего опыта его изучения в мировой и отечественной гуманитарной науке. Степень научной разработанности проблемы. В зарубежной и отечественной научной литературе имеется значительное число публикаций по проблемам массовой культуры и личности. Эти вопросы рассматриваются с самых разных предметно дисциплинарных ракурсах: в исследованиях по философии, политологии, истории, социологии, психологии, а также в культурологическом, искусствоведческом, информационно-структурном ключах. Так, на протяжении XX века западные исследователи пытались проникнуть в сущность общества индустриального типа, нередко анализируя при этом и феномен массовой культуры. В данном ряду можно назвать общетеоретические и философские труды Р. Арона, Т. Адорно, Д. Белла, Г. Лебона, Р. Миллса, А. Моля, Д. Рисмана, Б. Розенберга, Г. Тарда, Л. Уайта.

О. Хаксли, М. Хоркхаймера, Д. Хорни, Э. Шиллса. У. Эко, Ж. Эллюля, К. Ясперса. В настоящее время проблемой массовой культуры занимаются такие ученые, как: К. Акопян, А. Вартанова, В. Васильев, М. Галина, И. Головачева, А. Гофман, А. Гудков, А. Генис, Г. Галицын, Б. Гройс, В. Жидков, А. Захаров, Я. Иоскевич, С. Кагарлицкая, Н. Киященко, М. Кузнецов, Н. Маньковская, Л. Одинокова, Н. Руднев, В. Самохвалова, К. Соколов, Т. Семенова, К. Теплиц, Е. Шапинская, А. Шейко, А. Яковлева. Изучению современных проявлений массовой культуры в условиях глобализации и их влиянию на формирование новых тенденций в отечественной практике посвящены работы А. Ахиезера, А. Неклесса, А. Панарина и других. Большой интерес представляет исследование А.В. Костиной «Массовая культура как феномен постиндустриального общества» (Москва, 2005 г.), в которой детально рассматривается генезис массовой культуры, взаимодействие массовой, элитарной и народной культуры в постиндустриальном обществе, отмечена неразрывная связь массовой культуры с новейшими коммуникационными технологиями. Следующим компонентом теоретической основы данного исследования выступают концептуальные представления о развитии личности в культуре. В этой связи особую значимость приобретают труды философов Западной Европы: Г. Гегеля, И. Канта, З Фрейда, О.Шпенглера, а также – русских религиозных философов: Н. Бердяева, С. Булгакова, И. Ильина, Н. Лосского, В. Розанова, С. Франка, Л. Шестова, и представителей Современные влиянием научной представления мысли, о которая человеке философии русского космизма: В.Вернадского, В. Муравьева, А. Сухово-Кобылина. формировались под в рамках развивалась культурфилософии и культурной антропологии (Э. Дюркгейм, Л. Морган, Г.Спенсер, Э. Тайлор, Л. Уайт, Дж Фрейзер, К. Хорни).

Характеризуя нынешнее состояние отечественных исследований относительно связей между массовой культурой и развитием личности, важно отметить, что интерес российских ученых к этой проблеме становится более конкретным и, главное, перемещается в философско-культурологическую плоскость анализа. Особо подчеркнем в связи с этим значение работ Б. Ерасова, Н. Зоркой, М. Илле, Г. Кнабе, А. Мидлера, Э. Орловой, К. Разлогова, М. Чегодаевой, А. Флиера и многих других. Диссертационное исследование развивает результаты изысканий отечественных авторов по проблемам культуры личности (B. Библер, Е. Быстрицкий, В. Ремизов), социализации и инкультурации (С. Лурье, Ф. Минюшев), а также разработки, конкретизирующие роль этнонациональной культуры в развитии личности (О.Астафьева, Н. Лебедева, А. Сусоколов, А. Сухарев). Подводя итог состоянию разработанности темы следует подчеркнуть, что специальных работ в культурфилософской парадигме по проблематике самореализации личности в условиях российской массовой культуры в отечественной науке не было. Представленная диссертация написана с целью восполнения данного пробела. Объектом исследования является массовая культура как социокультурный феномен. Предметом диссертационного исследования выступает личность в условиях современной массовой культуры. Целью взаимодействия диссертации массовой является культуры и культурфилософский личности в анализ современной социокультурной реальности. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач: • рассмотреть концептуальные подходы к исследованию массовой культуры и на их основе уточнить теоретическое понимание данного феномена;

• изучить генезис и эволюцию массовой культуры в России, раскрыть ее основные черты и особенности;

• рассмотреть новые проявления массовой культуры в условиях информационного общества, выявить взаимосвязь средств массовой коммуникации и массовой культуры;

• рассмотреть особенности массового человека как «продукта» массовой культуры, обозначить роль информационной культуры в формировании массового человека;

• выявить способы самореализации личности в условиях массовой культуры переходного периода в России. Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили идеи философии культуры, связанные с проблемами динамики культуры и личности. В ходе анализа использован сравнительно-исторический метод, типологическое описание, а также интегративный метод, позволяющий исследовать массовую культуру в ее целостности. В качестве основного подхода к исследованию массовой культуры используется культурфилософский подход, на основе которого формируется представление о массовой культуре как важнейшей составляющей части современной культуры. При рассмотрении личности в системе массовой культуры и основных принципов массовой ее самореализации В работе использовался аксиологический метод, позволяющий выявить культурные ценностные ориентиры личности в рамках культуры. сочетаются принципы конкретности и всесторонности рассмотрения массовой культуры, принципы абстрагирования и конкретизации. В основу исследования были положены классические теории массовой культуры Г. Лебона и Г. Тарда, постклассическая концепция массовой культуры общества Х. Ортеги-и-Гассета, концепция культуры информационного М. Кастельса, постмодернистские концепции культуры Ж.

Бодрийяра, М. Фуко, У. Эко.

Научная следующем:

новизна диссертационного исследования состоит в • определены основные концептуальные походы к исследованию массовой культуры, позволяющие рассматривать данный феномен в непосредственной связи с теми общественными и культурными процессами, которые определили сущность европейской культуры;

• уточнено теоретическое понимание массовой культуры, раскрыта ее сущность и конкретизированы функции;

• проанализирован современный этап развития массовой культуры в контексте глобализационных процессов и рассмотрена взаимосвязь средств массовой коммуникации и массовой культуры;

• установлены факторы формирования и этапы развития отечественной массовой культуры, раскрыты ее основные черты и особенности;

• в рамках культурфилософского анализа выявлена проблема бытия личности в культуре, определены особенности массового человека как объекта массовой культуры;

• выявлены адаптационные способы самореализации личности в условиях массовой культуры трансформирующегося российского общества. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Массовая культура представляет собой сложное многофункциональное социокультурное явление, специфический способ освоения действительности и адаптации к ней личности, проявляющийся в условиях постиндустриального общества, производства и распространения культурных ценностей. Отличительными особенностями массовой культуры являются: ориентация на вкусы и потребности «среднего человека», исключительно высокая гибкость, способность трансформировать артефакты, созданные в рамках других культур и превращать их в предметы массового потребления;

коммерческий характер;

использование клише при создании ее артефактов, а также связь со средствами массовой коммуникации как главным каналом распространения и потребления ценностей массовой культуры. Основными функциями массовой культуры в постиндустриальном обществе являются: адаптационная, коммуникативная, рекреационная, идеологическая, коммерческая, потребительская, информационно-гносеологическая, ценностно-ориентационная. 2. Массовая культура зародилась в Новое время под влиянием экономических, социально-политических, научно-технологических факторов, и прошла несколько этапов в своем развитии, превратившись в масштабную сферу культуры индустриального к и постиндустриального данного феномена общества. являются Основными подходами исследованию следующие: массовая культура рассматривается в контексте анализа массового общества (Н. Бердяев, Г. Лебон, Г. Тард) в связи с теорией масс и определяется как культура, рождающая «человека-локатора» (Д. Рисмен), «одномерного человека» (Г. Маркузе);

массовая культура рассматривается учеными, как правило, с точки зрения аксиологического подхода, который позволяет проследить трансформацию классических культурных ценностей в условиях постиндустриального общества, появление «усредненной» культуры и ее влияние на массовое сознание. Сегодня в научной литературе отсутствует единая точка зрения относительно влияния массовой культуры на процесс развития личности и роли, которую она играет в современном обществе. Современные теоретико-методологические установки относительно сущности массовой культуры разработаны в контексте постмодернистских воззрений (Р. Барт, М. Бланшо, Ж. Бодрийяр, Ж. Делез, М. Фуко, которому неприемлемы классические схемы анализа. 3. Опираясь на наукоемкое производство и средства массовой коммуникации, современная массовая культура оказывает амбивалентное воздействие на общество и человека. С одной стороны, она способствует распространению в обществе социокультурных инноваций, создает дополнительные удобства и комфорт в повседневной жизни. С другой – массовая культура, ориентируясь в основном на технические способы производства, на технологические и информационные аспекты жизни людей, У. Эко и др.) и заключаются в рассмотрении массовой культуры как вида реальности, к отрывает общество от природы, в значительной степени игнорирует (или даже разрушает) культурные традиции. Используя средства массовой коммуникации, массовая культура снижает планку любой идеи, любой проблемы, любого явления до уровня массового потребителя, тем самым лишая и человека, и действительность их истинного уровня и значения. 4. Основными факторами формирования отечественной массовой культуры являются: социально-экономический, политический, воспитательнообразовательный, нравственно-психологический. В своем развитии массовая культура в России прошла четыре этапа: 1) в XIX веке складываются предпосылки формирования массовой культуры;

2) появление собственно массовой культуры относится к 20-30-м годам ХХ века, в этот период определяется ее социальная ориентация и специфика;

3) в 60-70-е годы ХХ века в массовой культуре наблюдается поворот от идеологической советской массовой культуры к потребительской массовой культуре западного образца;

4) с 1980 года до настоящего времени – период расцвета массовой культуры. Основной чертой современной массовой культуры является синтез разных качеств: с одной стороны, продолжают действовать стереотипы, укоренившиеся за годы советской власти, с другой – активно внедряются ценности постиндустриального общества. Российская массовая культура содержит ряд особенностей: особая политизация, направленная против сохранившихся тоталитарных форм государственной власти;

моральная десакрализация ценностей традиционной культуры;

акцентирование внимания на экзистенциальном трагизме личности в отчужденном обществе;

широкое применение методов артизации. 5. Взаимосвязь личности с миром культуры (бытие личности в культуре), в которой не только исторически закрепляются традиционные ценности, становясь базой для последующего культурного развития, но и динамично развиваются образцы массовой культуры, носит субъектно-объектный характер. Личность, освоившая ценности как традиционной, так и массовой культуры и способная определять приоритеты в своем развитии, понимается как субъект культуры. В современных условиях развития массовой культуры происходит трансформация представлений о личности как субъекте культуры. Система средств массовой коммуникации создает основу для объективации личности, ее унификации и, как следствие, появления массового человека. Главной особенностью массового человека является то, что он представляет действительность через отражение ее в СМИ. В результате массовая культура фрагментирует личность, лишая ее целостности и сужает ее ограниченным набором относительно стереотипных ценностных проявлений. ориентаций;

Характерными пониженная чертами к массифицированной личности являются: социальная дезориентированность способность рассуждению;

поверхностное («плоское») восприятие человеком культурных ценностей;

модификация сознания. 6. В условиях массовой культуры трансформирующегося российского общества, внутренних процесс усилий, самореализации нацеленных на личности предполагает В не с только этим приспособление к новой культурной реальности, но и формирование у нее саморазвитие. связи вырабатывается система адаптационных механизмов, то есть способов организации, норм деятельности, которые стимулируют развитие человека, прежде всего, как субъекта культуры. Основными механизмами адаптации, способствующими самореализации личности являются: общесоциальные, коммуникативные, ценностно-нормативные, способы поддержания духовных норм культуры, идентификационные. К адаптационным механизмам можно отнести защитные реакции личности в условиях распространения образцов массовой культуры. Доминирующую роль в процессе самореализации играет образовательно-гносеологический фактор. Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации могут быть использованы: • в развитии теоретических представлений об особенностях массовой культуры;

• в исследовании динамики массовой культуры в современной России;

• для дальнейшего изучения проблемы взаимосвязи массовой культуры и личности, в конкретизации знаний о самореализации личности в условиях культурных трансформаций. Теоретические обобщения и выводы могут быть использованы в процессе преподавания вариативных курса курсов философии по культуры, культурологии, массовой социологии культуры. культуры в высших учебных заведениях, а также для разработки учебных и проблемам современной Отдельные положения диссертации могут применяться при анализе конкретных ситуаций информационной культуры, для разработки программы «Молодежь и современное образования. Апробация исследования. Диссертация обсуждена к защите в диссертационном совете по специальности на кафедре 09.00.13 – философии Ставропольского государственного университета и рекомендована Религиоведение, философская антропология, философия культуры. Основные положения диссертации изложены в семи публикациях общим объемом 3,6 п.л. Отдельные результаты и выводы диссертационного исследования отражены в выступлениях на 47, 48, 49 научных конференциях Ставропольского государственного университета философии СГУ. Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы. Содержание работы изложено на 148 страницах, библиографический список включает 216 наименований, в том числе 22 – на иностранных языках. «Университетская наука – региону» (2002, 2003, 2004 гг., г. Ставрополь);

на методологическом семинаре на кафедре информационное общество» на уровне муниципального ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ 1.1. Массовая культура: сущность и функции К концу ХХ века массовая культура стала не только важнейшим фактором развития современного социума, но и пространством рефлексии и теоретизирования в самых различных областях социогуманитарного знания. В категории «массовая культура» синтезируются два понятия: а) «культура» как особый характер продукта, б) «массовость» как степень распространения продукта. Значит, чтобы дать точное определение явлению, которое обозначено термином «массовая культура», необходимо проанализировать оба этих момента. Соответственно, точность в характеристике понятия будет зависеть от того, насколько аргументировано анализируются его составляющие в отдельности, и, что особенно важно, насколько новое («синтезированное») понятие отличается от составляющих его «понятий – фрагментов». Изучение историографии российской и зарубежной научной мысли по данному вопросу дает основание утверждать, что существует множество определений культуры, часто взаимодополняющих друг друга. Методологическая многозначность приводит к тому, что под культурой понимаются иногда разные стороны явления, увиденные с различных точек зрения. Так, исследователи для раскрытия сущностного содержания понятия «культура» пользуются либо ценностным подходом, либо поверхностно констатирующим, описательным, дескриптивным.

Например, в первой половине ХХ века американские культурологи Ф. Боас и А. Кребер были особенно увлечены описательным критерием анализа культуры, ими было собрано бесчисленное множество фактов о жизни и быте народов мира. Российский ученый В. Межуев склонен за основу анализа феномена культуры брать оценочный Намечая методологический к подход.1 В той же плоскости изучению рассматривают проблему Н. Чавчавадзе2 и Н. Рубцов3. пути эффективному, целенаправленному современного феномена культуры, скажем, что для адекватного выражения сущностной характеристики дефиниции следует помнить, что человек – глобальная проблема культуры. Поэтому ценностный срез исследования феномена культуры включает в себя субъективно-человеческий аспект, выраженный в творчестве и самотворчестве человека. Вне ценностного подхода не может быть и гуманистической методологии, потому что, например, этика теряет свою «сверхзадачу» и превращается в бесконечное коллекционирование, описание, классификацию наличных культурно-исторических фактов. А поэтому концепция феномена «культура» наряду с дескриптивными характеристиками материальных посылок должна содержать и духовные, ценностные понятия: душа, дух, сердце, духовность, душевность. Многие российские мыслители, активно утверждая в данном случае аксиологический метод исследования, актуализируют мысль о примате духовных оснований в культуре. Уже в начале 20-х годов начинает формироваться гуманистическая концепция М. Бахтина, в которой представление о культуре связывается не с «царством косной материи», а с царством духовным. Так, в ранних философских фрагментах «К философии поступка», «Архитектоника поступка» ученый тревожится о том, что культура со всеми ее ценностями, как средствами совершенствования духовной и нравственной жизни личности, восхождения 1 См.: Межуев В.М. Проблемы философии культуры. – М., 1984. См.: Чавчавадзе Н.З. Человек – культура – ценность // Вопросы философии – 1981. – № 6. 3 См.: Рубцов Н.Н. Символ в искусстве и жизни. – М., 1991.

человека к самому себе, «другому», отторгается от бытия, жизни человека1. Идея эта, удивительно злободневная сегодня, проходит красной нитью через все творческое наследие М. Бахтина. Учитывая, что одним из перспективных в отечественной науке является ценностный подход к рассмотрению феномена культуры, следует иметь ввиду, что анализ дефиниции «культура» практически невозможен без изучения моральных (общечеловеческих, гуманистических), ценностей: мы убеждены также, что адекватное освоение культуры осуществляется в значительной степени в процессе индивидуально-личностного общения, диалога, содержащего определенный, морально-этический аспект. Проблему культуры, находящуюся в плоскости гуманитарной системы, следует рассматривать только через призму жизненных ориентаций человека, только в качестве всего комплекса нравственных устоев личности. Именно потому истинное общение в культуре возможно лишь с позиции нравственного освоения жизненного опыта другого человека в процессе диалога. Это связано с тем, что диалогичность общения основана на способности понять и пережить культуру как спектр человеческих надежд, страстей, судеб, ощутить себя соучастником многоликого мира. Только тогда, когда осваивается нравственно-гуманистический потенциал культуры, она имманентно входит в способ бытия личности. Освоение культуры в форме «приобщения» требует ярко выраженного творчества своего бытия в характеристиках Истины, Добра, Красоты. В форме этого приобщения лежит «соучастие», основанное на принципе субъект – субъектной диалогичности. В. Библер в монографии «От наукоучения к логике культуры», говоря о проблеме диалогического определения философского разума ХХ – кануна ХХI веков, пишет: «Культура – сфера деятельности человека, сфера его бытия, в которой См.: Бахтин М.М. Архитектоника поступка // Социологические исследования. – 1986. – № 2. – С.15.

осуществляется создание и восприятие произведений. Это форма общения людей, эпох, миров через произведения»1. Проблема «взращивания» человека и утверждения в нем духовнонравственного потенциала связана с утверждением диалогического принципа общения, являющегося доминирующей методологической константой, ведущим инвариантом при рассмотрении внутреннего содержания культуры. Для рассмотрения генезиса массовой культуры необходимо определить ее природу, закономерности возникновения и развития, потенциал и тенденции. Философская мысль XX-го века, как на Западе, так и в России обращалась к этой проблеме2. Феноменом массовой культуры, ее закономерностями, их философско-культурологическим осмыслением были увлечены такие мыслители как Т. Адорно, Р. Афон, Д. Белл, Т. Веблен, Г. Лебон, Р. Миллс, Д. Рисман, Б. Розенберг, Г. Тард, Л. Уайт, О. Хаксли, Э. Шиллс, О. Шпенглер, Х. Ортега-и-Гассет, З. Фрейд, Э. Фромм, К. Юнг и другие. К проблемам зарубежной массовой культуры обращались Г. Ашин, Б. Анастасьев, Е. Карцева, А. Кукаркин, Н. Корзун, Г. Касавина, В. Леонтьева и другие. С 80-х годов ХХ века возрос интерес исследователей к проблеме отечественной массовой культуры. Среди ученых России разрабатывали данный вопрос: А. Кукаркин, Н. Зоркая, М. Илле, Н. Ильина, Г. Кнабе, А. Мидлер, М. Чегодаева, Б. Ерасов, К. Разлогов. Отдельным вопросам массовой культуры уделяли внимание такие крупнейшие ученые современности как академики А. Сахаров и Д. Лихачев. Однако вопрос о массовой культуре остается открытым в силу его противоречивости, неоднозначности, «молодости» этого феномена в рамках культуры, который сам, стремительно развиваясь, трансформируется, открывая исследователям новые грани и явления сложных социокультурных систем.

Библер В.С. От наукоучения к логике культуры. Два философских введения в XXI век. – М., 1991. – С. 405. 2 См.: Флиер А.Я. Массовая культура и ее социальные функции // Общественные науки и современность. – 1998. – № 6. – С. 24-37.

Сложность, значимость проблемы вызывает и неоднозначность подходов, которые проявляются уже в самой постановке рассмотрения сущности массовой культуры. Одни исследователи обращаются к массовой культуре в контексте анализа массового общества (массы, толпы и как производной массового сознания), другие – как к одному из результатов научно-технической революции (продукту ноосферы, результату развития техники). Так, анализ взглядов философов и культурологов на формирование и природу массового общества позволяет выделить следующие положения. Обращаясь к проблемам современного им общества и культуры, ряд исследователей выделили и развили теорию о массах, массовом обществе, характере их развития, масс» дал функционирования характеристику и перспектив. ее Одним из основоположников учения о массах был Г. Лебон, который в работе «Психология толпе, классификацию. Исследователь пророчески предсказал судьбу ХХ века, указав главные факторы изменения общественного развития: «первый – это разрушение религиозных политических и социальных верований, давших начало всем элементам нашей цивилизации;

второй – это возникновение новых условий существования и совершенно новых идей, явившихся следствием современных открытий в области наук и промышленности». «Наступающая эпоха будет поистине эрой масс»1. Г.Лебон подчеркивает необходимость изучения массы, ее характеристик с целью определения методов и способов управления ею, манипулирования, отмечая при этом силу власти внушенных толпе идей. Основными чертами толпы исследователь назвал исчезновение сознательной личности и ориентирование чувств и мыслей в известном направлении под влиянием определенных идей, о которых он писал: «... это дочери прошлого и матери будущего и всегда – рабыни времени»2. Таким образом, Г. Лебон подчеркивал роль традиций в формировании и развитии общества: «Без традиции не может быть ни национальной души, ни цивилизации. Поэтому 1 Лебон Г. Психология масс // Психология масс. – Самара, 1998. – С.6. Там же. – С. 46.

одним из главных занятий человека с тех пор, как он существует, было создание сети традиций и разрушение ее после того, как благодетельное действие традиций иссякало. Без традиций не может быть цивилизации, без разрушения традиций не может быть никакого прогресса»1. При безусловной важности традиций для культуры, едва ли не определяющую роль в современном мире играет мода (в многочисленных ее проявлениях: от мнений и идей до одежды), где управление массой происходит с помощью определенных образцов. Теоремой стали слова исследователя о том, что во всякую эпоху существует небольшое число индивидов, внушающих толпе свои действия, и бессознательная масса подражает им. Сходную точку зрения выражал и французский социолог Г. Тард. Он считал, что основной функцией социальной жизни является инициатива (нововведения) и подражание (мода и традиция). Как основные социальные процессы он выделял конфликты, приспособление и подражание, с помощью которых индивид осваивает нормы и ценности. Вслед за Г. Лебоном и Г. Тардом, 3. Фрейд изучая массовую психологию и воздействие ее на личность, отмечал, что «масса легковерна и чрезвычайно легко поддается влиянию, она некритична, неправдоподобного для нее не существует… Чувства массы всегда просты и весьма гиперболичны… Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается у нее в непоколебимую уверенность, зерно антипатии – в дикую ненависть»2. Именно исчезновением того общества, где массы знали «свое место», а элита могла создавать образцы высокого искусства, Ф.Ницше объясняет причину упадка культуры. Нынешнее общество уничтожает элитарные традиции, а вместе с ними и культурное наследие. Это происходит вследствие захвата власти «филистерами образования с одинаковыми потребностями и сходными взглядами». Они последовательно создают новую культуру, которую Там же. – С. 58. Фрейд З. Массовая психология и анализ человеческого «Я» // Психология масс. – Самара, 1998. – С.107.

2 Ф.Ницше называет «прочно обоснованным варварством»1. Философ считает, что «в мозгу образованного филистера, очевидно, произошел несчастный вывих: он принимает за культуру именно то, что культура отрицает, и так как он действует во всем последовательно, то у него получается в конце концов связная группа подобных отрицаний, система не-культуры, за которой самой можно, пожалуй, признать известное «единство стиля», если вообще имеет какой- либо смысл говорить о стилизованном варварстве»2. Сходную точку зрения высказали английский писатель Э.Берджес и российский искусствовед и культуролог К.Э.Разлогов. Они утверждают, что «днем рождения» массовой культуры можно считать принятие в Великобритании закона об обязательной всеобщей грамотности. «В результате широким массам населения потенциально становится доступен главный вид художественного творчества ХIХ века – роман. Едва научившись читать, массы заказали свою литературу» – отмечает К. Разлогов3. В определенной степени это высказывание созвучно с изложенной выше позицией Ф.Ницше о «филистерах образования». Х. Ортега-и-Гассет рассматривал массу, как толпу, растворяющую индивидуальность, приводящую к утрате целостности личности. Но масса, по его мнению, стремится к власти. Х. Ортега-и-Гассет подчеркивал основные черты психологии человека массы: «…безудержный рост жизненных вожделений, а тем самым личности, и принципиальную неблагодарность ко всему, что позволило так хорошо жить». А, характеризуя человека массы он отмечал, что «Человек массы это тот, кто не ощущает в себе никакого особого дара или отличия от всех, хорошего или дурного, кто чувствует, что он – «точьв-точь, как все остальные», и притом нисколько этим не огорчен, наоборот, счастлив чувствовать себя таким же, как все»4.

Ницше Ф.Несвоевременные размышления // Собр. Соч. – М., 1909. – Т.2. – С. 6-12. Там же. 3 См.: Разлогов К.Э. Культура необразованных? // Общественные науки. – 1990. – № 4. – С. 181. 4 Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Психология масс. – Самара, 1998. – С.197.

Х.Ортега-и-Гассет, выступая за «чисто элитарное искусство», создал целостную концепцию элитарной культуры, которая противопоставляется культуре «массовой». По его мнению, трагедия современной культуры в том, что массы освоили вкусы и манеры, которые считались изысканными, а отношение к культуре стало потребительским. Развивая теорию массового общества он отмечает, что «в интеллектуальную жизнь, которая по самой сути своей требует и предполагает высокие достоинства, все больше проникают псевдоинтеллектуалы, у которых не может быть достоинств – их или просто нет, или уже нет». То, что раньше было доступно лишь ограниченному кругу, представителям «верхов» и «знати», теперь становится достоянием масс, причем «...для нынешних дней характерно, что вульгарные мещанские души, сознающие свою посредственность, смело заявляют свое право на вульгарность, и причем повсюду. Как говорят в Америке «выделяться неприлично»1. Масса давит все непохожее, личностное, избранное. Именно массовые вкусы, предпочтения доминируют в обществе. создавая, вызывая к жизни определенный тип культуры, сообразно своим потребностям и интересам. Данная культура, в свою очередь, создает арсенал приемов и методов воздействия на личность, специфических форм и мест действия. «Места действия – соборы, стадионы создаются для того, чтобы принимать массы, и, воздействуя на них, получать желаемые эффекты. Это ограниченное пространство, где люди сообща освобождаются от обыденной жизни и оказываются объединенными их общим достоянием надежд и верований. Каждый, столпившись с другими, ощущает себя здесь более сильным, уверенным и поддержанным массой»2. Развивая теорию коллективного поведения, американский социолог Г. Блуммер отмечает, что «в современных – городских и промышленных – условиях жизни, массовое поведение вышло на первый план по росту своего масштаба и значения. Это в первую очередь обусловлено действием тех 1 Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Психология масс. – Самара, 1998. – С.200. Там же. – С.309.

факторов, которые обособили людей от их локальных культур и локального группового поведения. Миграции, перемены местожительства, газеты, кино, радио, образование – все это способствовало тому, чтобы индивиды срывались с якорей своих традиций и бросались в новый более широкий мир»1. Следовательно, массовое общество и соответствующее ему массовое сознание порождают новый тип культуры – культуру массовую. Раскрыть сущностные черты массовой культуры трудно осуществимо без концептуальной характеристики термина «масса», используемого в социологии. В частности, Г. Ашин, выдвигая свою концепцию «массового общества», считает, что в данном случае существенно для анализа фундаментальное понятие «масса»2. Массовая культура онтологически и феноменологически связана с формированием такого специфического явления, как масса, отличного от общностей, подобных народу и нации. Если народ выступает как коллективная личность и имеет единую для всех систему ценностей, жизненную стратегию и общие поведенческие стереотипы, то масса – это совокупность разобщенных и атомизированных субъектов, выступающих в качестве безличного коллектива, единицей которого является среднестатистическая личность3. Масса не имманентна человеческому существованию, ее исторические рамки локальны и определяются тенденциями индустриализации и урбанизации. Неспособность отсутствие массы к самостоятельному – все это самоосуществлению, обуславливает наряду с ее инфантильность, размытость и подвижность структуры представлений о мире, внутренней детерминации в настоятельную Именно потребность массовую руководстве, культуру которое иными с социальными институтами с успехом осуществляет и массовая культура. поэтому неправомерно отождествлять определенной социальной общностью. Несмотря на повседневный характер Блумер Г. Коллективное поведение // Психология масс. – Самара, 1998. – С.555. Ашин Г.К. Эволюция понятия «масса» в концепциях «массового общества». – М., 1975. – С.30. 3 Межуев В. М. Философия культуры. Эпоха классики. – М., 2003. – С. 39-41.

2 этой культуры и близость соматическим комплексам, ее ориентацию на потребности среднестатистической личности, ее несомненную близость сфере коллективного бессознательного и опору на архетипы, массовая культура не является ни культурой народа, ни культурой класса, ни низовой культурой в социально-культурной иерархии, противопоставленной в этих рамках культуре элиты. Для ясности всех дальнейших рассуждений нам бы хотелось внести некоторые уточнения. Дело в том, что в науке существует взгляд, согласно которому понятие «масса» в социологии вообще не существует! Вспомним, что, например, в физике термин «масса» используется в совершенно определенном смысле (мы, безусловно, не будем его конкретизировать). Социологи, употребляя термин «масса», имеют ввиду сугубо образное толкование. На наш взгляд, это, скорее семантическая аббревиатура полного словосочетания, подразумевающая не физическую величину, характеристику, а некий образ множества, огромного количества чего-либо. Несомненно, что реально функционируют несколько разных по содержанию и предназначению понятий, которые обозначаются (семантически) разными словосочетаниями, содержащими слово (термин) «масса» – «масса людей», «массовая коммуникация», «массовое общество», «массовая культура». Кроме того, мы считаем, что термин «массовость» будет более приемлемым в нашем контексте, чем «масса». Совершенно закономерно, что определение дефиниции «массовая культура» невозможно без анализа тенденции «массовизации». Придерживаясь строгой логики изложения материала, мы укажем, что любое понятие формулируется на основе раскрытия существенных сторон явления. А это значит, что нравственные характеристики массовой культуры высветятся ярче в плане изучения проблемы массовизации. Отражение вопроса, связанного с понятием «массовость», не оставалось неизменным. Отечественные и зарубежные исследователи по мере эволюции данного термина выдвигали свои концептуальные характеристики.

Нецелесообразно перечислять всевозможные точки зрения по данной проблеме. Для этико-теоретического поиска важно рассмотреть явление «массовизации» в аспекте морального сознания общества. Для нас представляет интерес то, как тенденция «массовизации» влияет на отношения людей, на характер общения. Дескриптивная этика как часть философии всегда нацелена на систематизацию, обобщение, описание реальных нравственных феноменов, она помогает понять механизм моральных отношений. В нашем случае она позволяет увидеть, какой своеобразный эвристический потенциал накоплен в философии по проблеме категории «массовость». Таким образом:

- массовость ассоциируется с множеством, которое не расчленено на составляющие элементы. Это не что иное, как концепция однородного, безликого, гомогенного образа множества. В данном случае, «масса людей» – это образ гомогенной толпы, которая характеризуется отсутствием различий, однообразием, бесцельностью, отчуждением, недостатком интеграции (Г. Блумер, Л. Боден, Э. Рисмен, Э. Ледерер, Х. Арендт, М. Чегодаева, Е. Лебедев, А. Гофман и др.);

- массовость рассматривается в плане низкого качества современной цивилизации, в плане ослабления нравственного статуса культуры (Х. Ортега – и – Гассет);

массовость в характеризуется человек в контексте является «механизированного придатком машины, общества», котором дегуманизированным элементом технологии (Ф. Юнгер, И. Ламонде, Н. Бердяев, Б. Вышеславцев, Г. Кнабе и др.). Появление «массового человека» зарубежные и отечественные философы связывают с «общим явлением массовизации». Увеличение количественного роста населения с начала ХIХ века, повышение роли народных масс в истории ХХ столетия, усиление их участия в механизмах экономического, социального, культурного, политического управления явно активизировали общую тенденцию массовизации.

Мощным катализатором этих процессов становятся порождаемые формы массовой культуры, стандарты духовной жизни, связанные с возникновением и функционированием в обществе видов так называемой массовой информации. Именно поэтому такое широкое распространение в нашем обществе в послеоктябрьский период получают всевозможные формы массовой культурной деятельности. Считаем необходимым заметить, что феномен массовой информации и феномен массовой культуры приобретают в жизни нашего общества более широкое значение, будучи связанными не только с указанными mass media, но и с разными формами спонтанной информационно-коммуникативной начиная с производства и деятельности широких слоев населения, распространения различных видов фольклора – от песен до анекдотов – и кончая стихийным выражением общественного мнения. Общая тенденция массовизации, проявившаяся так активно в ХХ-ХХI веках, внесла свои коррективы и в определение «массовая» в отношении, например, морали. Рассматривая проблему массовизации в аспекте морального сознания общества и анализируя массовость в контексте общества, где человек – дегуманизированный придаток технологии, обратимся к наследию российского философа Б. Вышеславцева, который писал «Массы – это те люди, которые пользуются техническим аппаратом»1. Исследователь убежден, что личность, будучи простым придатком технологии, лишается аксиологической наполненности, не воспринимает мир через собственно- человеческое измерение. “Точная наука и техника, – пишет он, – сосредоточивают всю энергию сознания только на исследовании внешнего мира и на овладении его объектами как средствами практического действия. Человек, строящий технический аппарат, должен быть экстравертированньим типом, так же, как тот, кто управляет бюрократическим аппаратом, организует массы»2. Речь идет, 1 Вышеславцев Б.П. Кризис индустриальной культуры. – Нью-Йорк, 1953. – С.17. Там же. – С.7.

собственно, о том, что история становится историей огромных по численности масс, которые в условиях всеобщей индустриализации и коллективной технологии требуют и соответствующей культуры. Однако процесс роста цивилизации явно антиномичен по своей сути. На эту тенденцию обратил внимание еще Н. Бердяев в докладе, прочитанном им в мае 1931 года на съезде лидеров Мировой христианской организации: «Духовное состояние современного мира»1. Выступая одним из первых в ХХ веке критиком «массового общества», говоря о выходе на историческую арену новых масс, иных человеческих количеств, Н.Бердяев пишет о том, что кризис современной ему эпохи порожден именно техникой, с которой человек не в силах справиться. Философ имеет в виду кризис духовный. Потому так остро звучит сегодня его слово: «Власть техники несет с собой ослабление душевности в человеческой жизни, душевного тепла, уюта, лирики, печали, всегда связанной с душой. Техника убивает все органическое в жизни и ставит под знак организации все человеческое существование»2. По мнению испанского философа и критика Х. Ортеги-и-Гассета, быстрый рост населения, процессы массовизации, технизации формируют массового человека, ослабляют культурный, нравственный статус цивилизации. Есть смысл более подробно отразить основные концептуальные положения ученого, которые четко им отражены в работе «Восстание масс». Одну из причин появления массового человека философ усматривает в том, что Европа утратила нравственность. Поэтому европейский кризис культуры ученый усматривает в том, что долгие годы она (культура) строила свое здание без фундамента – без нравственности. Вот почему до сего времени так пророчески и особенно злободневно звучит мировоззренческое кредо испанского гуманиста: «Европа утратила нравственность. Прежнюю массовый человек отверг ради того, чтобы, согласно своему жизненному складу, не Бердяев Н.А. Из книги «Смысл истории». Конец Ренессанса и кризис гуманизма. Разложение человеческого образа // Новый мир. -1990. – №1. 2 Бердяев Н.А. Из книги «Смысл истории». Конец Ренессанса и кризис гуманизма. Разложение человеческого образа // Новый мир. -1990. – №1.– С.219.

придерживаться никакой. Что бы не твердила молодежь о «новой морали», не верьте ни единому слову. Утверждаю, что на всем континенте ни у кого из знатоков нового ethos нет и подобия морали. И если кто-то заговорил о «новой», значит, замыслил новую пакость и ищет контрабандных путей»1. Раскрывая сущностные черты массовой культуры и акцентируя внимание на ее нравственном содержании, мы отмечаем актуальность идеи Х. Ортеги-иГассета в наши дни. Действительно, всевозможные формы современной массовой культуры, стандарты духовной жизни, связанные с возникновением и функционированием в обществе видов так называемой массовой информации, вызывают опасение за судьбу культуры в целом. По мнению испанского ученого, культуре угрожает «тирания большинства». Осуществляя характерные – философско-культурологический черты массовой анализ и выявляя нравственные культуры, продолжим интеграции, рассмотрение понятия «массовости» как образа однородной, гомогенной толпы отчужденной, разобщенной, лишенной элементарной нравственной культуры. Общеизвестно, что логика морального сознания должна быть нацелена на конструктивное взаимодействие, диалог, она предполагает отношение к Человеку как ценности. Единственная и адекватная форма функционирования нравственных отношений – реализация конструктивной позиции «личностьличность». Это первое и главное условие человеческого существования – в противовес массовому. В массовой культуре – механизм моральных отношений – особый. Человек массы, находясь в однородной, однообразной толпе, чувствует себя разобщенно одиноко. Массовый человек не способен выразить себя как человеческое существо. Люди, словно атомы, не связаны между собой – ни как индивиды, личности, ни как члены коллектива. Отношения «личность – личность» заменяются взаимоотношениями – «представитель – представитель».

Ортега-и-Гассет Х. Эстетика, философия культуры. – М., 1991. – С. 348.

Подводя итог анализу явления «массовизации» в аспекте морального сознания общества и на основе раскрытия существенных сторон тенденции «массовизации», мы попытаемся пояснить термин «массовость». Под массовостью мы будем подразумевать не только степень распространения продукта, произведения искусства (некий образ множества, огромного количества чего-либо), а, прежде всего, расчет на широкое потребление, низкий нравственно-эстетический потенциал культуры за индустриализации уровень. счет Это Массовость ведет к снижает нравственный отчуждения, в процессов гомогенизации, всеобщей общества.

конвергенции направлении единого стереотипа, безликому, серому образу множества. Проанализировав составляющие понятия массовой культуры, следует синтезировать их смысл в единое целое. Количество определений массовой культуры достаточно много. Крайне противоречивое и иногда расплывчатое, это понятие включает самые разнообразные явления, которые можно обобщить в две основные группы: 1) произведения искусства, ставшие доступными массовой аудитории при помощи функционирования тенденций массовизации (серийное производство, репродуцирование, т.е. степень распространения культурной продукции);

2) комплекс духовных ценностей, которые соответствуют вкусу и уровню развития массовых потребителей (среднего, массового человека). Массовая культура, появление которой связано с особыми социокультурными обстоятельствами, приведшими на рубеже XIX-XX вв. в рамках западной цивилизации к формированию массы и массового сознания, является конкретным историческим явлением. И в силу этого обстоятельства говорить о случайности ее появления и о ее возможном исчезновении в ближайшей исторической перспективе представляется ошибочным, ибо массовая культура имманентна массовому потребительскому обществу, которое сегодня является реальностью. Качественная определенность массовой культуры постиндустриального общества задается теми изменениями, которые произошли в самой массе. Масса сегодня – это совокупность деперсонализированных индивидов, объединенных не участием в той или иной деятельности, а общностью потребляемой продукции – информации, развлечений, моды, имиджей, стереотипов, а также единством картины мира и системы ценностей. Субъектом массовой культуры выступает особая профессиональная группа, создающая ее артефакты в соответствии с законами социальной психологии и рыночных отношений, носителем же ее ценностей является человек массы – недифференцированный субъект с невыраженным личностным началом, особенностями которого являются некритичность восприятия и оценок, управляемость, духовная инфантильность. В постиндустриальном обществе – это, как правило, те субъекты исторической деятельности, которые отчуждены от структур управления экономикой нового типа и вынуждены соответствовать стратегиям подчинения и «включения во взаимодействие» (М. Кастельс). Между тем, «массовый человек» может являться представителем всех социальных слоев – вне зависимости от положения в экономической, политической, интеллектуальной иерархии, и именно это обстоятельство позволяет рассматривать массовую культуру в качестве феномена, обладающего признаками всеобщности. Эта всеобщность имеет, качественный, а отнюдь не количественный характер, так как атрибутивной характеристикой массовой культуры является не число носителей ее ценностей, а совершенно особые качества: исключительно высокая степень адаптивности, производство определенного типа сознания – пассивного и нетворческого, ориентация на вкусы и потребности «среднего человека», использование средств массовой коммуникации как главного канала распространения и потребления ее ценностей. Именно изменения в механизмах трансляции культурных ценностей, в механизмах социальной адаптации, социальной рекреации и социокультурной идентификации и привели к широкому распространению массовой культуры в современном обществе. Массовая культура – феномен, испытывающий постоянные мутации под влиянием цивилизационных изменений, и она как культура коммерческая вынуждена соответствовать требованиям рынка и его стремительно меняющимся запросам. Переход от массового общества к сегментированному по идеологии, ценностям, вкусам и стилям жизни, обусловленный развитием новых коммуникационных технологий, стремящихся к децентрализации и распылению, приводит и к изменению стратегий взаимодействия с потребителем в условиях усиливающейся экономической конкуренции. Несмотря на то что и в постиндустриальном и в информационном обществе характерным является способ продвижения культурного продукта, нацеленный не на массу, а на индивидуального потребителя, а сама масса вследствие новых технологий производства физически разобщена, массовая культура остается актуальной культурной формой, выполняющей важные функции. Трансформация массы, ее атомизация, распыление, связанное с изменением форм социальной и трудовой активности, не приводит к автоматическому исчезновению массовой культуры. И в постиндустриальном, и в информационном обществе она продолжает существовать и функционирует даже более активно, чем это было возможно в индустриальную эпоху. Социальными предпосылками распространения массовой культуры и в постиндустриальном, и в информационном обществе становятся проблемы адаптации, сложность иных, кроме предлагаемых массовой культурой, механизмов рекреации, нарушение традиционных механизмов идентификации. Это также усложнение, уплотнение информационного пространства, ускорившийся темп инновационных изменений в области технологии и изменение принципов систематизации информации, что в совокупности влияет на ритм деятельности в специализированной и обыденной областях, становящийся более напряженным. Наконец, причиной востребованности массовой культуры в современном обществе является то, что многие авторы обозначают как «культурную коррозию», т.е. утрату системного характера «ценностных ориентации, социальной адекватности и культурной компетентности»1, что Флиер А. Я. Социокультурный прогноз на XXI век // Культурология для культурологов. – М., 2000. – С. 444.

приводит к изменению природы массовой культуры, функционирующей как адаптационная система, как механизм самореализации. В культура обществе выступает с высоким как уровнем способами социальной форма стратификации человека и к утраченными традиционными самоидентификации адаптации массовая универсальная стремительно изменяющимся условиям его существования, реализуя свой гедонистический и рекреационный потенциал, выступая как механизм идентификации. Она закрепляет существующую в обществе социальную иерархию через символически значимое культурное потребление, помогает установлению контакта человека с миром, подтверждает его присутствие в данной общности, нивелирует у него ощущение космического одиночества, выступая в качестве достижения не столько в области искусства и экономики, сколько в области социальной. Более того, именно через массовую культуру, ее символы и знаки массовый индивид получает возможность открыть часть себя, адекватно себя оценить и верно идентифицировать. Проведенный обзор теорий массовой культуры, возникших в первые десятилетия XX века и продолжающих оформляться по сей день, далеко не полон. Некоторые моменты этих теорий уже стали историей, но многое, даже в ранних концепциях, находит свое отражение в сегодняшних исследованиях. Рассмотренные концепции свидетельствуют о сложности и многофункциональности массовой культуры. Функция социализации человека продолжает процесс происходит с учетом оставаться ведущей в и изменяющихся становлении и развитии структуры современной культуры. Причем данный усложняющихся социокультурных, политических, экономических условий нашего общества. Он начинается в раннем детстве и продолжается практически всю жизнь вследствие динамизма современного общественного развития. В процессе социализации происходит усвоение социальных ролей, норм, ценностей, характера поведения, приобщение к традициям и морально-этическим представлениям современного социума. Наиболее значимыми для выполнения данной функции массовой культуры являются такие ее направления как индустрия «субкультуры детства», общеобразовательная школа, средства массовой коммуникации, государственная идеология и пропаганда. Следующей функцией массовой культуры является рекреационная, роль которой возрастает прямо пропорционально увеличивающимся психологическим нагрузкам современной личности. Создавая индустрию досуга, развлечений, туризма, спорта, игровые комплексы, массовая культура позволяет расслабиться, отдохнуть, отвлечься от профессиональной деятельности, восполнить багаж духовных сил, обрести психическое равновесие. Данная функция массовой культуры, обращение к ней человека чрезвычайно важна в условиях динамично развивающегося информационного общества, которое характеризуется глобализацией, где человек чувствует себя одиноким и заброшенным. Массовая культура призвана доступными формами, методами и приемами организовать человеку полноценный отдых. Умение расслабиться, отвлечься от профессиональной деятельности и бытовых проблем одно из важнейших в современных условиях. К сожалению, из многочисленного арсенала рекреационных услуг, предлагаемых современной массовой культурой, человек чаще всего выбирает (в силу ряда причин) просмотр телепередач и фильмов дома у экрана телевизора. Функциями, непосредственно связанными со средствами массовой информации, являются коммерческая и потребительская функции массовой культуры. Она проявляется во всевозможной рекламе, которая сама представляет целую индустрию. Потребителю, с учетом его психологии, настойчиво предлагают различные товары и услуги. Реклама формирует язык, привносит в межличностное общение рекламные слоганы, формирует своеобразный рекламный сленг. Данная функция на наш взгляд, справедливо подвергается острой критике. Редкое явление представляет собой рекламный ролик, выполненный со вкусом и оставляющий приятное впечатление. Обычно с экранов телевизоров, из радиоприемников обрушивается поток информации, облаченной в примитивную художественную форму. Кроме своего прямого назначения – рассказа о товаре или услуге реклама выполняет роль фактора, который создает стереотипы поведения, стиля жизни, определенные моду, вкусы и предпочтения. Утверждение и повторение, применяющиеся в рекламе, имеют результатом коллективное внушение. Они сливаются в поток верований, которые распространяются со скоростью эпидемии. Коммерческая функция непосредственно связана с основной чертой массовой культуры – расчете на потребителя в целях прямого или косвенного получения прибыли от реализации «продукции» индустрии культуры. Можно отметить: коммерческие концерты поп-, рок-, звезд оперы и балета, которые рассчитаны на десятки тысяч зрителей и приносят высокие прибыли;

миллионные тиражи книжных бестселлеров, компакт дисков, видеопродукции;

массовые сборы от демонстрации художественных фильмов и другое. Создание культурных образцов в области массовой культуры представляет своеобразное производство, где учитываются доходы, расходы, прибыль или убытки, в расчете на многомиллионную аудиторию. Существует система организации, стимуляции и управления потребительским спросом практически во всех областях жизнедеятельности человека. Идеологической функции пропаганды, в основном политической, посвящены многочисленные работы советских авторов, обращавшихся к явлению «буржуазной массовой культуры». Она подвергалась жесткой критике и характеризовалась как «...одно из проявлений политико-идеологической гегемонии крупнейшей державы капиталистического мира – США во всех буржуазных государствах… это особо коварная форма обработки сознания масс, одно из проявлений – и причем наиболее острых – идеологического противоборства»1. Ход исторического развития, коренные социальноэкономические и политические реформы, проводимые в России, смещают акценты в восприятии массовой культуры, которая, в свою очередь, Смольсакя Е.П. «Массовая культура»: развлечение или политика? – М., 1986. – С.144.

стремительно видоизменяется. Однако идеологическая функция остается значимой и важной. Другой функцией массовой культуры является информационногносеологическая функция, которая играет особую роль в период становления информационного общества, увеличивающегося количества разнообразной информации. Она проявляется через систему среднего и высшего образования, реализующих образовательные стандарты, через всевозможные справочники, словари, энциклопедии, и и другое. базы данных, Интернет, средства массовой информации назначения Благодаря средствам массовой коммуникации, возможности появились каналы быстрого и легкого доступа к информации различного содержания. Расширяются познавательные личности, возрастает гносеологическая роль массовой культуры, что находит отражение в популярности соответствующих телевизионных программ, научнопопулярных фильмов (например, о природе). Вследствие развития средств массовой коммуникации изменяется облик и уровень современного образования, где прочное место занимают новейшие информационные технологии, которые обеспечивают, например, возможность дистанционного образования. Следующей воздействия на функцией личность с массовой помощью культуры можно определить и формирование эстетических вкусов, представлений, предпочтений. В ходе искусственно созданных популяризированных образцов создается определенный стереотип поведения в обществе, формируется мода на стиль в одежде, музыку. Таким образом, массовая культура выполняет эстетическую функцию, в определенной степени формируя духовный мир личности. Причем, с одной стороны, массовая культура содержит комплекс духовных ценностей и эстетических принципов, которые отвечают запросам потребителей;

с другой – оказывают прямое воздействие на их возникновение. Влияние средств массовой культуры на бытие личности отмечал И. Бунин, писавший: «Вообще, как отделить реальное от того, что даст книга, театр, кинематограф? Очень многие живые участвовали в моей жизни и воздействовали на меня, вероятно, гораздо менее, чем герои Шекспира, Толстого. А в жизнь других входит Шерлок, в жизнь горничной – та, которую она видела в автомобиле на экране»1. Массовая культура в современном обществе выступает как средство и способ общения, передачи функцию. информации, Развивая выполняя, таким формы образом, досуговой коммуникативную различные деятельности, широко используя Интернет, она является неотъемлемой частью процесса межличностного общения. Функцией, всеохватывающей благодаря которой массовая и культура обладает распространенностью популярностью, удовлетворяя потребности личности, является развлекательная функция. Она позволяет снять психическое, эмоциональное напряжение. Важную роль в реализации данной функции играет индустрия кино, телевидения, популярной музыки.

Таким образом, функциональность массовой культуры определяется, прежде всего, потребностями в ориентации человека в условиях необходимости освоения различных ролей, меняющихся в зависимости от ситуаций, быстрых перемен в характере производства, образе жизни.

1.2. Средства массовой коммуникации и массовая культура в информационном обществе В мире формируется новое явление – глобальные взаимодействия народов, культур, цивилизаций. ХХ век, особенно его вторая половина, во многом изменяют соотношение между традиционной и массовой культурами. Глобальные стремительно процессы, охватывая в экономическую среду, также (в развиваются социокультурных пространствах информационном обмене, искусстве, в бизнесе) и характеризуются, по мнению исследователей, рядом таких признаков как:

Бунин И.А. Окаянные дни / Темные аллеи. – М. – Харьков, 2000. – С. 368.

национальный и характер утрачивает целый ряд элементов в материальной духовной культуры, которые превращаются транснациональные символы;

в результате миграционных процессов ускоряется формирование интегрированного мирового социокультурного пространства, которое носит характер наднационального и надгосударственного;

особую роль играют достижения информационной революции (телекоммуникации, Интернет) в процессе распространения инновационной информации по всему миру;

общность глобальных проблем выживания в условиях близости экологических, военных, техногенных и других катастроф ставят перед человеком задачи, которые можно решить лишь сообща1. Можно дополнить, что сущность глобальных процессов сводится к тому, что в них включены все этносы, страны и культуры без исключения. Учитывая особую роль телекоммуникаций, информационных технологий в условиях глобализации обратимся к рассмотрению новых составляющих массовой культуры. Современный этап развития культуры получает название постиндустриальной культуры или постмодернизм. Главными характерными чертами постмодернизма являются ориентация на потребление, иронизирование над художественной традицией прошлых культур, стилевой плюрализм. Мир вошел в качественно новую историческую эпоху – эпоху глобализма, когда традиционные способы работы производства, потребления и обмена необратимо изменились. «Это мир эфемерности, непрочности, стремительного распространения, фрагментарности, галлюцинаций и одновременно хаоса». Это время, когда «человек слушает регги, смотрит вестерн, ест на ланч гамбургер, на обед блюдо какой-нибудь Аванесова Г.А., Астафьева О.Н. Социокультурное развитие Российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика. – М., 2001;

Панарин А.С. Искушение глобализмом. – М., 2000.

национальной кухни, в Токио пользуется французскими духами, а в Гонконге носит одежду в стиле ретро»1. С изменением окружающего мира, в самом широком смысле слова, меняется личность, трансформируются взгляды и идеи. Жизнь устремлена в будущее, она ищет и создает все новые формы применения интеллекта человека, воплощает его самые немыслимые замыслы, и естественно, что культура современности резко отличается от культуры предыдущей эпохи. Время сжимается, ускоряется, все меняется с калейдоскопической скоростью. Уже сама массовая культура 60-70-х годов двадцатого столетия заметно отличается от массовой культуры 90-х годов прошедшего века. Она нивелируется в соответствии с изменениями и запросами общества, социума, человека. Х. Ортега-и-Гассет отмечал: «…наша эпоха великолепна, изобильна, превосходит все известное нам в истории. Но именно благодаря своему размаху она опрокинула все заставы – принципы, нормы и идеалы, установленные традицией. Наша жизнь – более живая, напряженная, насыщенная, чем все предыдущие, и тем самым более проблематичная. Она не может ориентироваться на прошлое, она должна создать себе собственную судьбу»2. Многие ученые считают, что развитие техники приводит к перерождению человека, который становится как бы придатком машины. Уже не человек, а техника определяет характер развития социума, содержание культуры. К. Ясперс отмечал, что «Техника радикально изменила повседневную жизнь человека в окружающей его среде, насильственно переместила трудовой процесс и общество в иную сферу, в сферу массового производства, превратила все существование в действие некоего технического механизма, всю планету в единую фабрику… происходит… полный отрыв человека от его почвы»3 Человек находится под воздействием созданной им техники, не заметив, когда Фоксол Г., Голдсмит Р., Браун С. Психология потребителя в маркетинге / Пер. с англ. Под ред. И.В. Андреевой. – СПб., 2001. – С.172. 2 Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация общества. – М., 1991. – С. 59. 3 Ясперс К., Истоки истории и ее цель. Современная техника // Новая технократическая волна на Западе. – М., 1986. – С. 36.

и как он попал под ее власть. Вся социокультурная динамика носит на себе отпечаток воздействия технизации общества и сознания человека. По мнению Ж. Эллюля, технический прогресс породил царящий в обществе абсурд, который связан и с производством и потреблением материальных благ;

и с бытием личности, где все сводится к потреблению всевозможных излишеств. «Увеличивается число объектов, которые позволяют забавляться, отдыхать, посредственно удивляться. Мы производим излишек, который прибавляется к благам, которые уже являются излишними». «Человек нашего общества… превратился в человека, очарованного разнообразием картинок, интенсивностью шумов, дисперсией информации… Человек захвачен вселенной случайных и массово навязываемых возможностей». Именно технические средства массовой коммуникации «служат массе и толпе и навязывают сознание определенного конгломерата индивидов»1. Однако вряд ли безоговорочно можно согласиться с этой точкой зрения (о негативном влиянии техники). Очевидно, что с развитием техники, ростом уровня средств массовой коммуникации увеличивается зависимость способов создания культурных образцов и их распространения от технических средств. Культура с помощью Интернета, кино, видео, современной полиграфии и другого превратилась в культуру для миллиардов людей. ХХ век породил не просто явления масс-медиа, не только развил средства массовой информации, создав их новые виды и жанры, но и вызвал к жизни принципиально новую форму глобального масштаба, вобравшую в себя, в том числе и средства массовой информации. Речь идет о массовой коммуникации, которую как «индустрию культуры» проанализировали Т. Адорно и М. Хоркхаймер2. Феномен массовой культуры напрямую зависит от интенсивного развития средств массовой коммуникации. С одной стороны, философы рассматривали массовую коммуникацию как форму ежедневной, постоянной деградации духовной жизни общества до возникновения усредненного Эллюль Ж. Технологический блеф // Философия науки. – 1991. – №9.– С. 52. См.: Адорно Т. О технике и гуманизме // Философия техники в ФРГ. – М., 1989. – С.367370.

2 всеобщего уровня, в том числе и художественных предпочтений. С другой, – они рассматривали массовую коммуникацию как необходимое условие для организации и управления современного рыночного общества. Таким образом «индустрия культуры» является залогом эффективной политической и экономической власти в обществе, оставаясь в тоже время его производной. Связь масскульта со средствами массовой коммуникации является столь очевидной, что обширное поле значений, которые вкладывают авторы в термин «массовая культура», связано с тезисом французского социолога Ж. Фридмана о массовой культуре как продукте массовой коммуникации, где под массовой культурой понимается совокупность культурных ценностей, отданных в распоряжение публики благодаря средствам массовой коммуникации в рамках технической цивилизации1. Более того, некоторые западные исследователи прямо отождествляют массовую культуру со средствами массовой информации2, видя в ней непосредственное порождение таковых и утверждая, что само средство сообщения оказывает влияние на характер и содержание передаваемой информации. Эти же идеи прослеживаются в работе канадского социолога А. Ламонда, который в статье «К вопросу о массовой культуре и средствах информации» говорит о том, что «отождествляя западную массовую культуру со средствами информации и коммуникации, являющимися, прежде всего, продуктами купли-продажи или товарами, мы раскрываем ее подлинную природу – как явления относящегося к потреблению или, точнее, к бытовому потреблению»3. Характер культурного развития – тип особенности преемственности – во многом социальных обусловлены связей и спецификой взаимодействий, стратегии получения, хранения и трансляции информации, доминирующей в данный исторический период коммуникации. В рамках стратегии омассовления, выступающей в качестве ведущей в информационном См.: Fridmann G. Enseignement et culture de mass // Communications. – Paris, 1962. – № 1. – P. 3. 2 См.: Cultures. – 1983. – №4. – P. 38-39. 3 Cultures. – 1983. – №4. – P. 38-39.

обществе, большинство культурных феноменов подчиняется закону тиражируемости, серийности, дублирования. Специфика коммуникативных стратегий влияет и на качество культурной политики, и на методы репродуцирования и распространения культуры, и на творческие методы, а также на идеологию и экономику, проявляющие способность развиваться в «виртуальном варианте». Особый статус информации изначально определяется ее функцией в механизмах культурного творчества, где отчужденное от индивидуального обобществляемую носителя в системе знание превращается в информацию, социализации коммуникации, а качество определяется именно количеством получаемой информации. По мнению исследователей, картина мира современного человека состоит из знаний, приобретенных посредством собственного опыта, лишь на 10-15 %. Основным же каналом получения информации, способом приобщения к миру и его событиям, посредником в формировании культуры, а также важнейшим фактором, трансформирующим всю систему духовного производства, являются именно средства массовой коммуникации, творящие некий информационный мономир, особую «инфосферу», обладающую чертами глобальности, как принципиально распространения. Современная культура трансформировалась из культуры книги в культуру экрана, что самым непосредственным образом отразилось на особенностях мышления, где сознание стало выступать как клиповое, опирающееся на эмоциональное, но не интеллектуальное постижение идеи. Зрительный эмоциональный образ, картинка, клише схватывается сознанием быстрее и легче, этот процесс не требует интеллектуального напряжения, именно поэтому телевизионные образы и имиджи политиков, представленные в формате экрана, обретают особую полноту влияния на массовое сознание и возможность манипулирования им, именно телевизионная картинка «более эффективна в своем разрушительном воздействии на способность суждения, то новую среду пребывания современного человека. Ее отличительными особенностями становятся универсальность и тотальность есть на способность человека самостоятельно мыслить»1. Поэтому и в эпоху информационной культуры книга сохраняет свою способность являться, по сути, единственным носителем содержания национальной культуры, средством ее сохранения и наиболее адекватным способом приобщения к ней. Здесь также необходимо учитывать, что специфическим качеством самой информации (в отличие от знания) является ее избыточность и фрагментарность. Обилие информации неизбежно приводит к поверхностности сначала восприятия, затем, возможно, и мышления. Ощущение «потерянности» и «удрученности» охватывающее современного человека, имеющего доступ к многотомным энциклопедическим изданиям, причем и в цифровом формате, ко всем художественным феноменам, пусть и в электронном виде, П. Валери сравнивает с тем, которое охватывает человека в музее. Здесь «продукция бесчисленных часов, потраченных столькими мастерами на рисование и живопись, обрушивается в несколько мгновений на ваши разум и чувства». Под влиянием «этого бремени» «мы становимся поверхностными. Или же делаемся эрудитами»2. Постепенно усложняющаяся структура окружающего мира, ускоряющиеся в нем изменения, приводят к все большей зависимости человека от массовой коммуникации, которая создает с помощью специфических средств «виртуальную реальность». Широко распространено мнение о том, что массовая коммуникация является трагедией современности. Она навязывает человеку стереотипы мышления, поведения, лишает его стремления к творчеству. Развитие индивидуальной техники, мобильных средств связи приводит к изменению, трансформации форм не только культурного, но и просто межличностного общения. На место практически ушедшему в небытие эпистолярному жанру пришел Интернет, электронная почта, не говоря уже о телефоне, без которого Межуев М. Феномен книги и национальное в культуре // Общество и книга: от Гуттенберга до Интернета. – М., 2001. – С. 98. 2 Валери П. Проблема музеев // Об искусстве. – М., 1993. – С. 207.

современный человек себя плохо представляет. Беседы и дискуссии в кругу семьи и друзей прочно заменены совместным просмотром фильмов, телепрограмм, снижается интерес к традиционным видам искусства. Электронные средства трансформировали не только профессиональную, но и коренным образом изменили досуговую деятельность. Нет необходимости не только посещать театры, концерты, выставки, т.к. все это легко воспроизвести, обратившись к техническим средствам. Но и обращение к книге, как классическому источнику информации, являющейся самой по себе выражением материальной и духовной культуры своего времени, становится все более редким. На место книжных страниц пришли электронные носители и компьютерные сети, позволяющие не выходя из дома побывать в фондах библиотеки или научного института и т.д. Но средства массовой коммуникации – это лишь способ распространения информации, а характер, направленность, ценности, передаваемые ими, во многом зависят непосредственно от коллективного коммуникатора, создающего культуру. СМК могут сделать достоянием миллионов, например, как концерт оперных мастеров, так и сцены жесткости и насилия боевиков. Так встает вопрос о моральной ответственности той немногочисленной группы создателей образцов культуры за ее качество и влияние на нравственный облик будущего. Т. Адорно считает, что польза или вред техники зависит от того, как она используется обществом: «В обществе, устроенном соответственно человеческому достоинству, техника не только была бы освобождающим фактором, но и обрела бы сама себя»1. А по мнению Д. Нэсбитта, изучающего и прогнозирующего тенденции мирового развития, взаимоотношения человека и техники выглядят вполне оптимистично: «Компьютеры, спутниковая телефонная связь, телефаксы наделяют человека властью, а не угнетают его, как этого боялись раньше»2.

Адорно Т. О технике и гуманизме // Философия техники в ФРГ. – М., 1989. – С.367-370. Нэсбитт Д., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-е годы. Мегатенденции: Год 2000. – М., 1992. – С.348.

Необходимо отметить изменения уже в самой массовой культуре, которые происходят под воздействием технического прогресса. Это неуклонное, поступательное движение от легкой музыки, кино и лубка к возникновению виртуальной реальности и Интернета. Множительная техника, имея положительное культурно-просветительское воздействие, в тоже время открыла широкий канал для бульварной литературы, газет, эстетически сомнительных образцов популярной культуры. В наше время, очевидно, что это не предел. Компьютерные сети, окутывающие планету, со скоростью, многократно превышающей выход в свет печатной продукции, несут информацию, тиражируют новые культурные образцы, создают альтернативные формы развлечений (например, сетевые компьютерные игры) формируют в конечном итоге новый тип мышления и сознания человека. Таким образом, создание масс-медиа, массовой коммуникации является базой формирования массовой культуры и ее развития. Причем сами по себе технические изобретения не приводят к созданию нового социума. Социально-экономическое развитие общества приводит к появлению новых другой, потребностей как уже у личности, которые призваны в удовлетворять том числе, современные формы массовой культуры. Но это лишь с одной стороны. С отмечалось, развитие технологий, коммуникационных, наряду с уже существующими СМК;

прессой, кино, радио, вызывает к жизни новые средства массовой коммуникации, рождающие новые формы и виды в структуре массовой культуры. К таким феноменам относятся прежде всего телевидение и глобальная информационная сеть Интернет. Среди масс-медийных и имиджевых технологий, получивших бурное развитие в последние десятилетия ХХ столетия, особое место занимает телевидение. Из всех информационных технологий, оно, пожалуй, наиболее полно и ярко передает атмосферу массовой культуры. Как справедливо заметили канадские политологи А. Крокер и Д. Кук, телевидение – это не только технический объект, но и «социальный аппарат, врывающийся в общество как символическая культурная форма относительной власти, действующая как симулякр электронных образов, преобразующих все в семиургический мир рекламы и власти… Телевидение есть реальный мир постмодернизма»1. Следует отметить, что теоретическое рассмотрение телевидения было осуществлено Маклюэном в 60-х годах, когда в полной мере не были задействованы его технологические возможности, ввиду чего многие из высказываний американского социолога носили характер техно-пророчеств. Тем не менее, для нас крайне важно предложенное им понимание телевидения в единстве его физических, физиологических, психологических, и социокультурных компонентов, так как именно в таком контексте может быть осмыслен образ ведущей имиджевой технологии, «электронного стилиста» постмодерного общества. Телевидению присущи следующие черты: фрагментарность, интертекстуальность, симуляция, плюралистичность. Фрагментарность применительно к телевидению конкретизируется в двух проявлениях: мозаичность и серийность. Рассмотрим их подробнее. 1. Мозаичность – неотъемлемый способ конструирования, как телепрограмм, так и самого телеизображения. Уже структура телепрограммы, составленной из разнородных по всей тематике, качеству и продолжительности передач, говорит о ее раздробленном характере. В телевидении, начиная с 70-х годов, на передний план выходят мозаичность и коллаж в различных своих ипостасях, будь то фрагментарность как прием, «небрежная» архитектоника, резкие стыки метафоры и документа, или смешение жанров, тональностей и т.д.2. Как отмечал М.Маклюен, телевизионное изображение – это плоская двухмерная мозаика, мозаичная сеть из цвета и пятен3. Сама технология ТВкартинки определяет ее мозаичный, фрагментарный характер, ведь последняя не представляет единого целого, а состоит из многих светящихся точек. То есть Kroker A., Cook D, The postmodern scene: Experimental culture and hiper – aesthetics. – P.268. См.: Копылова Р.К. Параллели. (Телевидение и художественное мышление технической эры) // Телевидение вчера, сегодня, завтра. – М., 1982 – С.34. 3 См.: Маклюен М. Робкий гигант // Телевидение вчера, сегодня, завтра. – М., 1987. – С.171.

2 телевидение представляется особым языком декодированных потоков, в котором среди мозаичных фрагментов исчезает любая привилегированная субстанция, ведь в основе любого телевизионного образа лежит точка – крайне абстрактный и идеальный по своей сути объект, для которого чужда любая оформленность и завершенность. Конечно, можно возразить, что нам, телезрителям, нет особого дела до каких-то точек, тем более которых мы и не замечаем, не говоря уж об их «магическом» воздействии. Но, если воспользоваться маклюэновской терминологией, телевидение – это “cool media” («прохладные» средства сообщения), воздействие которых, в отличие от «горячих», не директивно и не однозначно по отношению к человеку. Другими словами, телевидение в силу информационной неопределенности своих образов незаметно вовлекает в восприятие все органы чувств: расщепленная картинка «достраивается» с помощью слышимых звуков, особенности зрения соединяют светящиеся точки в целостные объекты, а воображение завершает процесс создания целостного впечатления реальности происходящего. Но при этом раздробленная суть телесигнала не меняется. Подспудно она вливается в наше бессознательное, и в сочетании с феерической эклектикой способствует 2. самих передаваемых «мозаичным способом» образа сообщений, мира – формированию соответствующего фрагментированной реальности массовой культуры. Серийность – специфический способ выстраивания телевизионного пространства, а вслед за ним и пространства и времени телезрителя. Если сама по себе мозаичная телевизионная картинка двухмерна, то серийность придает ей в каком-то смысле третье измерение, выступая в качестве оси, на которую подобно бисеру нанизывается осколки телепрограмм. Разделенные определенными отрезками времени серийные программы (к последним мы относим не только сериалы, но и любые периодически повторяющиеся программы, будь то новости, музыкальные шоу, политические обозрения и т.д.) особым образом структурируют жизнь телезрителя. Цикличность интересующих нас передач, в конечном счете, начинает определять распорядок жизни: мы стремимся успеть домой к началу любимого сериала, как запрограммированные включаем выпуски новостей в 1900, 2200 или же в 1800 и в 2100 (в зависимости от выбранного канала-схемы), укладываемся спать, когда заканчивается вещание. Для нас входит в привычку видеть в определенное время определенные передачи – представьте себе, если в положенный час на известном канале вы вдруг не обнаружите какой-либо «неотъемлемой» программы, – не правда ли, возникает ощущение, будто из вашей действительности вырвали некий фрагмент. Так незаметно, но неотвратимо, «прохладные» ТВ-медии врываются в нашу жизнь и фрагментируют ее плавное течение на отрезки от одной серии до другой. Но это лишь один аспект серийной сущности телевидения, связанный с его индивидуальным влиянием. Существует другая сторона серийности, в которой фиксируется социальное воздействие. В «Критике диалектического разума» Жан Поль Сартр ввел понятие «серийная культура» для обозначения специфики социального бытия под всепроникающим влиянием масс-медий. Оси, на которые нанизаны серийные передачи вовлекают в свой оборот определенные группы населения, создавая определенного рода социальные общности, то что принято называть аудиториями. Люди, реально не покидая кресла у своего телевизора, виртуально объединяются с такими же как они поклонниками просматриваемого сериала, тем самым общество распадается на аудитории, некие «серийные единства», то что Сартр назвал «серийная культура par excellence». Такое объединение – не что иное как «ложная социальность», несмотря на свою обширность. Рассмотрев фрагментарность в ее различных ипостасях, мы выделим еще один признак телевидения – интертекстуальность. Понятие интертекстуальности, введенное в 1967 году Ю. Кристевой и ставшее впоследствии одной из основных топик постмодернизма имеет ряд значений1. В узком смысле интертекстуальность означает включение одного текста в другой, См.: Ильин И.П. Постструктуризм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 2001. – С.224226;

Современное зарубежное литературоведение. М., 1996. – С.215-221;

Современный философский словарь. М., 1996. – С. 228-229.

но в практике постмодернизма этот термин получил более пространное толкование. Интертекстуальность, понимаемая в широком смысле, означает размытие границ текста, в результате чего он лишается законченности и закрытости, становится внутренне неоднородным и множественным. То есть интертекст – это более чем сумма текстов – это культурно-исторические коды, способы передачи и восприятия текстов, причем как вербального, так и невербального плана. Именно в таком понимании мы хотим применить категорию «интертекстуальность» для анализа телевидения. Как и любое средство передачи информации оно работает с текстами, но последние передаются уже не столько словесно, сколько с помощью образов. Именно это обстоятельство позволило М. Маклюэну в книге «Галактика Гутенберга» (1962) провозгласить, что на смену линейному способу мышления, установившемуся после изобретения печатного станка, приходит более глобальное восприятие через образы телевидения и другие электронные медиумы. Таким образом, интертекстуальность телевидения заключается в том, что оно генерирует не линейно-вербальные тексты, а аудио-визуальные знаки, которые тоже суть тексты, но уже воспринимаемые особым, тактильным образом. В свое время наша соотечественница Р. Копылова заметила, что всякое коммуникативное средство несет кроме текста еще некое «плюс сообщение» – нашему глазу, уху, нервной системе. Подлинное содержание ТВ-канала, ТВ-медиума – особый способ структурирования мышление. действительности, Последнее и которой который есть не определяется что иное как как телевизионное интертекстуальность, специфику, обуславливает конструкция телевизионного знака. Как и все информационные технологии конца ХХ – начала ХХI века телевидение по своей сути является симулякром. В телевизионной симуляции следует отметить один немаловажный момент, заключающийся в особенностях восприятия человеком визуального образа. Пропущенный сквозь призму телеэкрана, он становится чем-то несоизмеримо большим по отношению к стоящей за ним сущностью. Как отметил У. Эко, у образов есть «платоническая сила», они преображают частные идеи в общие, и поэтому посредством визуальных коммуникаций легче проводить стратегию убеждения, сомнительную в ином случае1. Например, можно долго слышать сообщения о геноциде или этнических чистках в той или стране и оставаться к этому индифферентными, но стоит увидеть на экране документальные кадры, подтверждающие описываемые события – и отношение к ним в корне меняется, ибо мы в определенной степени становимся свидетелями, очевидцами происшествия. И, в тоже время, показанные кадры могут оказаться сфабрикованными, или же фиксировать единичный случай, не имеющий силы общей тенденции. Но, как бы там не было, получая готовый образ, да еще в определенном смысловом контексте, мы начинаем верить в реальность происходящего, причем единичное событие легко с помощью волнующей картинки выдать за общезначимое, точнее за симулякр общезначимого. Такова еще одна сторона телевидения, показывающая как легко при помощи нехитрых манипуляций с ТВ-образами продуцировать тот или иной облик действительности, «соблазнив» им сознание некритически настроенной аудитории. Последним из числа атрибутов телевидения мы выделим плюралистичность. В отличие от рассмотренных выше характеристик, плюралистичность, разумеется, нельзя считать однозначно имманентной телевидению. Если в силу своей технологической особенности, специфики создаваемых образов ТВ всегда будет фрагментарным, интертекстуальным и симулятивным, то его плюралистичность определяется в зависимости от тех задач, которые ставятся перед ним и от тех способов, какими оно их достигает. Плюрализм – фундаментальный принцип мировоззрения эпохи постмодерна, и телевидение, хронологически включенное в ее рамки, не может не соответствовать требованиям времени. Во всяком случае, в нынешнем обществе налицо преобладание тенденций по увеличению числа телеканалов, многие из которых дают возможность ознакомиться с различными подходами, См.: Эко У. От Интернета к Гуттенбергу: текст и гипертекст // Интернет. – М., 1998. – №67. – С.92.

оценками, позициями в том или ином вопросе. Таким образом, телевидение активно развивается в направлении разнообразия в ассортименте предлагаемых услуг. Завершая обзор телевидения, которое понималось как стиль и образ эпохи, отметим, что мы не в коей мере не пытались представить ТВ как эрзац сегодняшней культуры. Перед нами стояла основная задача – раскрыть его постмодерную сущность, для чего было показано, что по своей структуре (строению кадра, сетке вещания, способу управления) телевидение фрагментарно, по специфике трансляции информации – интертекстуально, по своей природе – симулякр, а степень удовлетворения им запросов населения обуславливает его плюрализм. Ввиду ограниченности объема работы, мы избегали широкого привлечения конкретных примеров и главным образом сосредотачивались на теоретических аспектах. Телевидение на сегодня самое демократичное средство коммуникации, оно имеется практически в каждом доме. Поэтому достаточно нажать кнопку включения, чтобы в подтверждение приведенным доводам увидеть как в «черной дыре» экрана растворяется одна реальность и одновременно рождается другая, представляющая собой мозаичное сплетение различных текстов, образов, эмоций, призвание которой – не отражать, а только показывать, и в фантазмах которой мы все-таки находим что-то для себя привлекательное. С появлением и эволюцией средств массовой коммуникации структура культуры претерпевает глубокие изменения. С точки зрения А. Моля, целостная система знаний должна быть заменена набором сиюминутных установок, распределяемых через средства массовой информации1. Массовая культура информационного общества все более основывается на продуктах технологического развития. А в свою очередь информационное общество требует постоянного совершенствования информационной техники и технологий, что приводит к качественно иным способам передачи информации. Происходит как интеграция национальных информационных пространств в См.: Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973. – С.406.

единое информационное пространство, так и интеграция культуры. Данные процессы стали возможны, в том числе в результате появления Интернета, искусственно выполненной глобальной коммуникационной системы, которая выполняет функции передачи, хранения, систематизации информации. Основными составляющими Интернета, на наш взгляд являются: электронные средства массовой информации (газеты, журналы, теле-, радио- каналы в системе Интернет). Причем, составленное сообщение стремится стать более плотным, более сжатым, без излишеств. Оно сильно направлено, переработано, чтобы устранить излишние повторения, и намеренно составлено так, чтобы максимально увеличить информационный объем;

электронная почта, видеофон в режиме реального времени;

проведение виртуальных конференций;

сетевые компьютерные игры. Компьютерные игры – один из новейших видов массовой культуры. Это своеобразный способ моделирования социальных и социокультурных взаимодействий. Первостепенную роль играют такие показатели, как зрелищность игры и связанный с ней эффект реализма;

сети;

виртуальный туризм;

управление производственными процессами;

развлекательные сайты (юмор, порно и другие);

клубы по интересам;

разрабатываются системы медицинских консультаций и помощи компьютерное творчество;

создание сети консультационных услуг;

электронные банки данных, каталоги, энциклопедии;

сетевые магазины, продажа товаров и услуг через Интернет;

образовательные программы через Интернет, возможность дистанционного образования;

возможность профессиональной деятельности непосредственно в врача через Интернет;

средство общения с миром (это особенно актуально для лиц с ограниченными возможностями передвижения, жителей удаленных районов;

в перспективе – для пожилых людей);

реклама;

Интернет как специфическое сообщество людей со своими создание культуры общения в сети, своеобразного языка общения ценностями, историей развития, правилами пользования;

(значки, символы). Главными чертами, характеризующими Интернет, можно определить: – единообразие для всех этнонациональных культур;

– демократичность;

– доступность;

– открытость;

– отсутствие границ и барьеров для передачи информации;

– динамичность, оперативность;

– высокая скорость передачи информации;

– режим реального времени;

– режим обратной связи;

– постоянное развитие и обновление. В Интернете существует своя производственная и досуговая составляющие, то есть то, что может быть использовано и используется на производстве, на службе (информационные базы, передача и хранение данных и другое) и то, что используется для заполнения свободного времени (причем и на службе, и дома). Интернет создает индустрию культуры и досуга. Сидя за монитором компьютера можно как общаться со старыми друзьями и родственниками, так и заводить новые знакомства и даже совершать виртуальные брачные обряды. Можно посмотреть новый фильм, побывать на концерте в режиме реального времени, обсудить интересующие проблемы и так далее.

Интернет, как сложная, самоорганизующая, эволюционирующая система, порождает новые виды человеческой деятельности. В. Тарасенко вводит понятие «человек кликающий»1, как представление о жителе особого мира людей, нажимающих своими пальцами на кнопки, мира блужданий по сети Интернет. Интересны размышления А. Гениса на данную тему: «Высшим достижением демократии называют пульт дистанционного управления, который позволяет переключать каналы, не вставая с кресла…на бескрайнем видеополе резвится зритель с пультом в руках. Это называется «зеппинг» – порхать с канал на канал, нигде надолго не задерживаясь.… Манипулируя переключателем каналов, он из обрывков и фрагментов собирает сам себе персональное развлечение»2. Так, мы имеем дело с новой культурой, с формирующимся новым типом человека, создавшим и транслирующим новую культурную практику. «Человек кликающий» выстраивает кнопочными интеракциями становящееся перед ним пространство и время, то есть пространство и время связываются в целостность, структурируются через человеческие коммуникации… Интернет заставляет понять и переосмыслить появление новых возможностей для коммуникации в виде новых скоростей… Он изменяет целостность мира, вводя новые пространственно-временные порядки. Таким образом, можно констатировать появление нового социокультурного феномена – глобальной сети Интернет, которая оказывает глубокое влияние на человека и социокультурную динамику развития современного общества. Однако, Интернет – явление крайне неоднозначное по характеру своего воздействия. Наряду, с позитивной стороной его функционирования, отмеченной выше, наблюдаются и негативные тенденции, как результат развития глобальной сети. Прежде всего, на наш взгляд, это связано с отходом Тарасенко В.В. Антропология Интернет: самоорганизация «человека кликающего» // Общественные науки и современность. – 2000. – №5. – С. 111-120. 2 Генис А. Вавилонская башня: искусство настоящего времени. – М., 1997. – С.88.

от реальности, погружением в виртуальный мир, что особенно опасно в отношении формирующейся детской психики. Следующий момент – это доступность громадных массивов всевозможной информации, что приводит к превращению человека в примитивного потребителя, не нуждающегося в собственном творческом поиске. Одним из простых и распространенных примеров данной ситуации является обращение студентов и школьников к базе данных Интернета в процессе подготовки рефератов и курсовых. Причем, преобладающим является примитивное копирование чужой работы из сети. Актуальной проблемой становится физическое здоровье пользователя сети. Увеличивается гиподинамия, человек часами сидит в помещении за монитором компьютера. Это приводит к соматическим патологиям. Также медики признали распространение «синдрома офиса», который характеризуется депрессией и постоянной усталостью у людей, работающих за компьютерами. Этот перечень может продолжить так называемое «хакерство», как вмешательство в частную жизнь и интеллектуальную собственность личности посредством сети Интернет. Еще одной чертой является все возрастающий разрыв между пользователями персональными компьютерами с выходом в Интернет и теми, кому компьютер доступен лишь как картинка в учебнике или на экране телевизора. Происходит своеобразное расслоение общества, в связи с приобщенностью или отчужденностью от компьютера. В нашей стране этот контраст ярко проявляется в соотношении между городским и сельским населением (сам факт использования компьютера), с одной стороны, и крупными городами и провинцией, с другой (речь идет уже об уровне использования компьютеров, в том числе и сети Интернет). Следующий неоднозначный результат развития Интернета – это уменьшение, и без того уже минимизированного другими средствами массовой коммуникации, непосредственного межличностного общения. На смену ему приходит другой уровень общения «лица к лицу» с помощью видеотехнологий сети.

Очевидно, это неполный перечень проблемных моментов в развитии сети Интернет. Однако нельзя отрицать ее большое значение в развитии современного общества. Интернет представляется как самостоятельный феномен современной культуры, который как проекция отражает практически все направления развития массовой культуры, с одной стороны. С другой, влияет на ее развитие и содержание. Формируется глобальное электронное сообщество, действующее по специфическим законам и правилам. Изменяется, в том числе, и образ жизни человека, где компьютер взял на себя большую часть рутинной производственной деятельности. При теоретическом подходе к данному вопросу, можно говорить о возникающем свободном времени, которое человек может использовать для творчества. Однако, на практике, в большинстве случаев, человек становится еще большим потребителем индустрии культуры, не стремясь к творческой активности. Средства массовой коммуникации призваны играть компенсаторную роль по отношению к менее развитым и менее распространенным средствам культуры и ее благам. Таким образом, при слабо развитой социокультурной инфраструктуре или низком уровне духовных потребностей СМК могут стать и становятся заменой других средств культуры. В современном обществе с помощью СМК передается социокультурный опыт и поддерживаются культурные традиции, они значительно влияют на художественную культуру. Определяющим признаком современной художественной культуры стала многотиражность, массовость. Кино, радио и телевидение являются в наши дни основными каналами, трансляторами и творцами произведений искусства. Тиражированные способы приобщения к прекрасному техникой. неизмеримо Следовательно, превышают СМК в художественном одним из потреблении факторов уникальные, как и все остальные. Восприятие искусства опосредовано являются функционирования современной культуры. Благодаря появлению телекоммуникационных сетей, была преодолена временная и пространственная изолированность отдельных народов и их культур. Однако формируется реальная опасность унификации культур, разрушения этнической самобытности и значительного уменьшения культурного многообразия. Вместе с тем глобальная самоорганизация культуры в качестве механизма, уравновешивающего положение традиционного и обновленного в структуре современной культуры, опирается на этническую составляющую. Мировая практика второй половины ХХ века свидетельствует о том, что лишь часть традиционных культур, развивающихся в незападных странах, смогла удачно вписаться в постиндустриальную эпоху и приспособиться к глобальным связям. Это, прежде всего так называемые новые индустриальные страны Азиатского материка: Япония, Южная Корея, Тайвань, Малайзия и др. Их опыт обновления своего традиционно-культурного комплекса свидетельствует, что в данном случае удалось непротиворечиво соединить базовые качества своей культуры с модернизационными технологиями, идущими извне, а также с процессами, свойственными массовой культуре. Вместе с тем значительное большинство стран незападных цивилизаций не сумело совершить такое соединение. Таким образом, постиндустриальное традиционной развитие культуры мира к приводит к необходимости адаптации требованиям современных, глобальных связей, что позволит народам сохранить свою самобытность. В разных странах идет поиск компромисса между формами модернизации и собственной самобытностью культур, между соотношением их дифференциации и интеграции. 1.3. Основные факторы формирования и этапы становления массовой культуры в России Для современной России тема массовой культуры очень актуальна. Одной из интересных среди множества проблем сегодня представляется проблема возникновения и существования массовой культуры в современном российском обществе. Необходимость постановки проблемы генезиса российской массовой культуры вызвана противоречивым освещением этого вопроса в науке. Наиболее важными предпосылками, на наш взгляд, являются следующие: социально-экономическая, политическая, воспитательно-образовательная, гносеологическая, нравственно-психологическая. Итак, какова же социально-экономическая почва для возникновения исследуемого феномена? Предпосылки скрыты в закономерностях производства современного российского общества. «Поточно-конвейерный» характер отечественной культурной индустрии связан с тем, что принцип материального производства распространяется и на область духовной деятельности. Законы рыночной конъюнктуры, совокупность определенных экономических условий и признаков, характеризующих современное состояние нашей экономики, невольно влияют на процесс формирования ценностей личности, социума. Российские ученые не перестают говорить о влиянии категориальных модусов экономики на духовные ценности нашего общества. Они отмечают, что процесс этот может привести к непредсказуемому результату, к энтропийным явлениям нравственной культуры. В самом деле, неупорядоченность, неопределенность и нестабильность системы губительно отражается, например, на специфике функционирования товарно-денежных отношений. Товарно-денежные отношения – понятие комплексное, включающее в себя большой круг экономических категорий, которые тесно связаны между собой. Сюда относятся: товарное производство, обращение, распределение и потребление товаров, закон стоимости, денежное обращение, спрос и предложение, цена и ценообразование, товар, стоимость, деньги, прибыль и т.д. Необходимо констатировать тот факт, что негативные, кризисные и застойные явления в нашей экономике последних лет привели к тому, что количественный рост объемов товарной продукции не всегда сочетается с их качественными изменениями. Так, с начала 70-х годов в хозяйственном развитии страны стали нарастать определенные трудности, снизились темпы экономического роста, экономика продолжала развиваться на экстенсивной основе. Общая экстенсификация производства, связанная с количественностью, массовостью, объемностью оказала существенное влияние на выпуск произведений отечественного «массового искусства». Распространение и потребление «произведений» массовой культуры было поставлено на поток промышленного производства – конвейерного, поточного. С девяностых годов «индустрия культуры» стала существовать и распространяться преимущественно коммерческим путем в массовом масштабе в соответствии с принципами, основанными на экономической прибыли, выгоде. Таким образом, современная массовая культура имеет ярко выраженный коммерческий характер. Товарность в данном случае выступает ее главным показателем. Но, как любой товар, она должна иметь спрос и удовлетворять его. Для этого массовая культура должна стремиться угодить потребителю, как правило, человеку с малоразвитым этико-эстетическим вкусом и определенным эстетическим кредо: все, что он покупает, должно быть ему приятно, удобно, незатруднительно. В маскультуре идет процесс переплавки нравственно-эстетических ценностей в товар, процесс превращения искусства в способ движения потребительских и меновых стоимостей. В данном случае производители отечественной массовой культуры рассматривают личность под углом зрения экономической полезности и целесообразности. Человек видится в функционально-прагматическом аспекте, приравнивается к вещи, выступает в качестве средства. Моральное определение личности исходит из соображения функциональной ценности, полезности. На наш взгляд, социально-экономическая содержательная модель «маскульта» будет раскрыта не достаточно полно, если мы не коснемся проблемы дефицитности. Нет сомнения в том, что вопрос о качестве произведений массовой культуры связан с общим отставанием в производстве, с качеством выпускаемой продукции, с явлением дефицитности. Дефицит создает брак. возможность Недостаток необоснованного повышения цен, возможность приводит к безнаказанно изготовлять некачественную продукцию, а также просто гнать высокохудожественных произведений постоянному культурному дефициту, связанному с духовным голодом, с ориентацией ценностных представлений личности на сферу сущего и игнорированием моральной сферы должного. В современном обществе, вовлеченном в серийный поток духовной коммерциализации, дефицитность высокохудожественной культуры, обеспечивающей внутренне-согласованную систему нравственных качеств личности, наглядна. Возможно, что экономическая уравниловка, низкая в прошлом и настоящем оплата труда работников культуры и привели к возникновению духовного дефицита, связанного с количественным, а не с качественным ростом продукции, появлением низкопробных произведений, культурного брака. А.С. Пушкин однажды точно сказал: «Не продается вдохновение, но можно рукопись продать». Коммерция сейчас посягает не только на вдохновение, на результаты творческого процесса, но и эксплуатирует замыслы художника. Коммерция душит талант и творчество, инициативу, которая служит целям, ничего общего с искусством не имеющим. Целесообразно проанализировать и причины социально-экономического измерения, коснувшись вопроса о явлении потребительства. На практике мы наглядно имеем дело с проявлением не только материального, но и духовного потребительства. Духовное потребительство не менее опасно, чем материальное. Ему свойственна мировоззренческая всеядность, отсутствие четких нравственных ориентиров. Не следует закрывать глаза на тот факт, что немало еще «серых» произведений в искусстве, которые ориентированы на низкий уровень массовой аудитории, потребителя массовой культуры. «Маскульт» в угоду ложному принципу доступности, доходчивости не требует от своего потребителя никакого творческого усилия. Он активно начинает насаждать, формировать в своем читателе, зрителе этику «массового», «стандартного», «престижного» потребителя. Наше общество, вступив на путь рыночной экономики, столкнулось с такими экономическими определениями, как маркетинг, рынок, сбыт, частная собственность, приватизация и т.д. Поэтому важно отметить то, что в нашей отечественной культуре, как классической, так и низовой, массовой, рыночные отношения формируют особый тип человека, берущего на вооружение этику массового потребителя. Она связана с установлением нового смысла жизни части людей, заключающегося в обладании богатством. По мнению Д. Хорна, этика потребителя – экономически неизбежная необходимость1. На наш взгляд, эти мысли очень близки нашей концепции отечественного «маскульта». Так, развитие рыночных отношений в России неизбежно формирует у части людей этику потребителя, функционирующую в сфере массовой культуры. Поощряемый системой конформизм воспитывает в человеке страсть к потреблению: товары, продукты культуры властвуют над людьми, создавая для них особое сознание, служащее чем-то вроде эйфории в несчастье. В. Терин, например, придерживается позиции, что вся система престижного потребления, внедренная в исследуемый культурный слой, направлена на то, чтобы в массовое сознание вкладывалось стандартное представление о нормах и ценностях, как о единственно истинных и универсальных. Анализируя причины социально-экономической зависимости, нельзя не отметить проблему урбанизации. Процесс сосредоточения населения и экономической жизни в крупных городах, явление миграции служит достаточным основанием, стимулирующим расцвет отечественной массовой культуры. Отличая следует нравственно-психологические в виду и проблему основания «маскульта», отчужденности, порожденные в свою очередь причинами социально-экономического характера, иметь индивидуализма, См.: Horne D. The public culture. The triuth of industrialism. – L., 1986. – P. 124.

разобщенности. На первый взгляд, «массовое искусство» – своеобразный трамплин для массового общения. Многие зрители, например, современных эстрадных шоу перестают на какое-то время чувствовать себя одинокими. Но складывается впечатление, что это всего лишь суррогат общения, а не выход из одиночества. Более убедительным, на наш взгляд, выглядит мнение, что произведение «маскульта» нацелено на выработку разобщенности, отчуждения. Действительно, музыкальные шоу в огромных пространствах стадионов похожи на «парад масок», где каждый сам по себе и где ни до кого нет дела. Следует акцентировать внимание на том, что за последние двадцать лет произошли большие изменения в функционировании отдельных форм массовой культуры. Так, от общей соучастности и радости поклонники «маскульта» приходят к полной разобщенности, стремятся к избирательности и уединению. Организуются выставки «одного художника», театры-студии на 5080 зрителей. Необходимо подчеркнуть, что индивидуализм, отчуждение, эгоизация общения имеют свои объективные причины, связанные с этикой протеста, политическим противостоянием (политический аспект рассмотрения). Социальный нигилизм пронизывает российскую рок-культуру. Вероятно, изюминка, характерная черта современной отечественной рок-культуры, – яркий социальный протест, своеобразный крик «против». Не случайно в философской литературе утвердилась точка зрения, что наша массовая культура отличается особой политизацией. Важно акцентировать внимание на том обстоятельстве, что политический протест непосредственно связан с проблемой нравственного противостояния. Этический протест, выражающий сущность массовой культуры, приводит к полной эмансипации морали. Мы уже отмечали, что нормы морального долженствования становятся абстрактными и происходит удвоение нравственной жизни личности. Характеризуя причины возникновения массовой культуры в политическом аспекте, отметим, что действительное нравственное содержание системы «человек-государство» имеет непосредственный выход на решение проблемы личности.

Корпоративная мораль приводит к формированию особого человековедения. Тоталитаризм Эти цели и рассматривает преследовала человека теория как социальный атомизации инструмент, личности, производительную силу, утверждает приоритет общественного статуса бытия. социальной заключающаяся в разъединении людей, в стирании человеческих «я». Шло своеобразное движение от совокупности разнообразных уникальных «я» – к совокупности тождественных друг другу. Вот почему в философии, культурологии возникает феномен относительного подобия. Этот феномен ориентирует на отрицание личностных, индивидуальных ценностей, поэтому человек видится в качестве «функции ролевой жизни». Категория относительного подобия распространяется не только на человека, но и на культуру, массовую в частности. Мировоззренческая сущность российской массовой культуры заключена, прежде всего, в отрицании главной установки официозного истеблишмента – направленности его на общественный статус бытия. Вместо этого утверждение уникальности, сакральности, феномена обыденности и индивидуальности. Считаем, что непосредственные причины возникновения и существования массовой культуры в нашем обществе следует искать также в воспитательно-образовательной сфере. Истоки «маскульта» уходят в прошлое, когда были наглядны первые тенденции понижения качества образования, когда был снижен уровень гуманизации, гуманитаризации образовательного процесса нашего общества. Дефицит гуманистических и гуманитарных начал в образовании и воспитании был замечен учеными еще в середине прошлого столетия. Образование начинает утрачивать свой культурный, нравственный, личностный дух. Причин тут много, как объективного, так и субъективного характера. Общеизвестно, что в прошлые века в российском обществе, прогрессивно настроенном, интеллект являлся неким эталоном воспитанности, образованности и непременно включал нравственное позитивное начало. Вполне закономерно, что носителем культуры, лучших мыслительных, творческих идей и национальных традиций была интеллигенция.

Интеллигенция в той содержательной модели, о которой идет речь, явление исключительно российское, так как на Западе это понятие бытует в несколько ином смысловом варианте. Русская интеллигенция с самого своего начала аккумулировала в себе глобальные философские и нравственно-этические проблемы. Таково, собственно, и должно быть назначение современной элиты – мысли, творчества, гуманизма. Но сложилась очень опасная в прошлом, да и в настоящем, трагическая ситуация в судьбе интеллигенции нашего общества…. Так в период революции 1905-1917 годов страну покинуло около двух миллионов человек, среди них – ученые, литературоведы, инженеры, музыканты1. В 1922 году произошла большая высылка «несогласных» интеллигентов, продолжалась она и далее. Репрессивные процессы 30-х годов были направлены главным образом против ярких личностей, против творчества, знаний, интеллекта, культуры в целом. Интеллигенция представлялась сталинизму опасной, так как ей была присуща приверженность критического восприятия мировоззренческих, политических, нравственных аспектов жизни. Шло искусственное насаждение в обыденное сознание вражды, «классовой ненависти», «классовой зависти» к интеллигенции. Лишение народа духовной интеллектуальной свободы – такова была цель государственного режима. Именно по приведенным выше причинам в послереволюционный период очень противоречиво шел поиск моделей социалистической культуры, образования, воспитания, морали. Начался необратимый процесс понижения уровня гуманитарного образования и воспитания, процесс стагнации всех общественных наук. И в результате – приоритет приобретает не гуманитарное, а технократическое мышление во всех областях знаний. Но прагматическая оценка деятельности, технократические тенденции и настроения лишены нравственных критериев, ориентированности на восприятие жизни другого человека.

См.: Логунов А.Н. Интеллигенция – понятие русское // Правда. – 1989. – 7 августа. – С.2.

Об изъянах технократического мышления писал еще М. Бахтин. Протест ученого против абсолютизации рационального сохраняет свою актуальность и в наши дни. До сих пор имеют огромное значение работы ученого, раскрывающие специфику гуманитарного знания, его отличия от знания, получаемого от точных наук. Исследователь пишет: «Точные науки – это монологическая форма знания: интеллект созерцает вещь и высказывается о ней. Иной характер носит объект гуманитарного познания. Гуманитарная наука – наука о духе, так как мир постигается здесь человеком этико-эстетическим видением и приобретает значение эмоционально-ценностных отношений»1. К сожалению, культуры» послереволюционный начался с отрицания процесс строительства «пролетарской развития предшествующего опыта гуманитарного знания. Отбрасывались многие прежние культурные традиции, представления. В рамках мировоззренческого разлома система ценностей дворянской культуры уже не представляла собой определенный эталон, норму. Создались все необходимые условия для расцвета морального нигилизма, который изымал гуманистический потенциал из системы образования и воспитания. Некоторые теоретики пролеткульта, опираясь на моральный нигилизм, предлагали совсем исключить из употребления само слово мораль. Делалась ставка на то, что пролетариату со своими целями и задачами моральная система норм не нужна. Другие считали, что необходимо создавать совершенно новую мораль. Теоретик В. Плетнев писал, что диктатура пролетариата ставит своей целью «…путем развертывания классовой борьбы против буржуазной культуры уничтожить ее и на этой основе «воздвигать пролетарскую»2. Н. Бухарин и Е. Преображенский пересматривают всю систему образования, воспитания, подготовки кадров. Чтобы претворить в жизнь теоретическую концепцию уничтожения буржуазной культуры, по их мнению, нужно было безжалостно изгнать прежнюю часть педагогического персонала, поскольку она служила делу буржуазного просвещения и обмана.

1 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979. – С.363. Цит. по: Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979. – С.140.

Вот тогда и началась печальная и многолетняя практика истребления лучших представителей системы образования и воспитания, именно тогда культура начала утрачивать свой нравственный, личностный дух. Процесс вырождения моральных принципов, формирование приспособленчества среди самих педагогических кадров и их воспитанников приобретает необратимый и далеко идущий характер. Эпоха морального нигилизма порождает чиновников, бюрократов, «шариковых», жестоко расправлявшихся с «шатаниями» и «уклонами» в интеллигентской среде. Беря на себя миссию построения новой советской культуры, чиновники с пролеткультовским мировоззрением сделали отбор в классическом наследии соответственно со своими культурно-социологическим представлениям, что привело к понижению роли филологического знания, понижению гуманистического потенциала образования. Таким образом, в результате претворения в жизнь теоретической концепции уничтожения буржуазной культуры, в результате целенаправленной реализации принципа классовости морали изымался из гуманистического наследия прошлого нравственный фундамент, духовная первооснова личности. Процесс, связанный с понижением роли гуманитарного знания имел последствия. Например, современные педагоги застали уже формализованную школу, из которой был практически истоки полностью изъят нравственноотечественной эстетический фундамент. Следовательно, духовные распространения массовой культуры следует искать в кризисном положении собственнодуховной сферы нашего общества, в снижении общего уровня гуманизации и гуманитаризации образовательного процесса. Рассматривая проблему массовой культуры в гносеологическом ракурсе, необходимо остановиться на механизме его возникновения и функционирования. Говоря о гносеологических корнях массовой культуры, надо отметить, что, по характеру философской интерпретации человеческой сущности и деятельности, рассматривать многие в плане разновидности двух ведущих западной философии можно методологических тенденций:

сциентистской и антисциентистской. Известно, что сциентистский подход ориентируется на точные науки, интеллект, а антисциентистский стремится к мифологизации методологический познания условиях становится возникает результатов подход гуманитарных наук. моментом Антисциентистский признает именно доминирующим и иррациональное. Противоречия между указанными двумя взглядами на процесс (сциентизмом кризиса антисциентизмом) (как нами Вот являются было сущностной ранее), философской базой, мировоззренческим источником массовой культуры. В мировоззрения отмечено эмоциональный аспект доминирует над рациональным, то есть ведущей антисциентистская как результат форм тенденция. поэтому против эмоциональнорациональных, эксплуатация иррациональный порыв на почве, например, российской массовой культуры духовного протеста идеологизированных официоза. Максимальная эмоционально-чувственной сферы в массовой культуре воспринимается как особое нравственное противостояние регламентируемой интеллектуальносмысловой установке. Бурно протекающие эмоциональные всплески современных поклонников, скажем, рок-культуры – не что иное, как общий протест против мировоззрения сциентизма. Еще в 1972 году американский журнал «Тайм» констатировал: «Разум» и «логика» превратились теперь в ругательные слова, в отмершие понятия, на смену им пришли слова «эмоции» и «импульсы». вызывать Сознание, рациональное начало считаются и понятиями естественным поверхностными, а противоположное им иррациональное начало стало живейший интерес, почитаться глубоким «…Вакхический культ безумия грозит заполнить все виды искусства»1. Истоки иррационалистического мышления ведут, например, к А. Шопенгауэру, Ф. Ницше, З. Фрейду. Они осуществляют попытку проникнуть в духовный мир личности иным, нерациональным путем. Научному мышлению Time. – N.Y. – March, 13. –1972. – P.3.

противопоставляется отражение внутреннего психического состояния личности, субъективное переживание. В науке существует точка зрения, что феномен маскульта делает ставку на аутистическое мышление. Мы считаем, что теория «аутистического мышления» имеет непосредственный практический выход на сферу существования отечественной молодежной рок-культуры, где психологический механизм явления функционирует особенно наглядно с учетом специфики иррационального сознания. Цель современной массовой культуры видится в бесконтрольном удовлетворении желания и воображения, грезах, мечтах. Все это должно приводить к аффекту, экстазу, интенсивному чувству счастья. Вот почему серийная продукция отечественной массовой культуры, ориентированная на подсознание, пропагандирует культ достижения личного счастья любой ценой и предполагает обязательность «счастливого конца», развлекательность, забавность, ирреальность бытия. Так, галлюцинарнобредовые переживания, например, в современных фильмах ужасов доводятся часто до такой степени, что совершенно стирается грань между реальностью и вымыслом. Отсюда – откровенный садизм, жесткость в реальности, выход к социально закрытым, запретным нормам поведения. Уход от реальности выражается в грезах, замкнутости на внутренний мир. Симптом аутизма ярко проявляется при просмотре эротических фильмов, фильмов о красивой жизни и розовом рае. Иллюзорная компенсация с помощью художественного отображения автоматически уничтожает неприятные симптомы реальной жизни. Отечественное массовое искусство предлагает потребителю богатый ассортимент типичных ювелирно-отточенных фантазий всевозможных расцветок, покроя и выделки. Но значительно важнее будет то, что ставя человека в положение зрителя, массовая культура помогает ему изжить свои комплексы, реализовать свои запретные «тайные» устремления и потребности, базирующиеся на специфике иррационального сознания. Среди причин, истоков, оснований и генезиса массовой культуры нами нравственно-психологического коммуникативного характера выделяется процесс отхода от народной культуры. Мы уже отмечали, что народная культура существует в виде традиционных, духовных норм. Одна из важнейших частей народной культуры – нравственные принципы межличностного общения. Как известно, общение играло особую роль в жизни сельской и городской общины, нравственно-бескорыстное отношение человека к человеку вскрывало всю полифонию глубочайших человеческих смыслов, которые хранит народная культура. Опыт «социалистического строительства» в нашем обществе привел к тому, что появились особые принципы общения, часто отличные от основополагающих постулатов народной нравственности. Среди признаков общения, которые «породил» социализм можно назвать: а) поверхностное общение, ориентированное на отсутствие субъектсубъектной диалогичности. Поверхностное общение, отрицающее ценностный статус личности, практически исключает духовный потенциал. Идет воздействие субъектов на внешнем уровне, не затрагивая «внутреннего я», имманентной сущности человека;

б) временное общение, предполагающее тесный дружеский контакт индивидов на короткий промежуток времени (вахтовый способ общения);

в) утилитарно-ролевое общение. Оно основано на целерациональной выгоде. Безусловно, следует сказать, что опыт социализма сформировал и положительные тенденции в общении людей. Так, национальные стереотипы массового сознания ориентировали на особые принципы межличностного общения – общность, коллективизм, дружбу между народами, якобы общегосударственную корпоративность. Государственно-корпоративная мораль явно эксплуатировала нравственные чувства людей, тешила их ложью и обманом, мечтой о светлом будущем человечества. В том и отличие межличностного общения при социализме от принципов взаимодействия субъектов в народной культуре, что признаки эти носят релятивистский, условно-ложный характер. Немаловажное значение для решения проблемы деформации основополагающих принципов общения имеет факт развития массовой продукции и массовых мероприятий по реализации замысла культурной революции послеоктябрьского периода (например, «политические карнавалы» 20-30-х годов). Отражение диалектики развития российской массовой культуры будет неполным, если мы не коснемся анализа основных этапов ее эволюционного становления. История «маскульта» в России складывалась из определенных качественных сдвигов и эволюционных периодов. Представляет несомненный интерес и гипотетическое предположение о времени возникновения феномена в нашем обществе. Во-первых, ряд ученых склонен считать, что массовая культура – феномен ХХ века, сформировавшийся примерно со второй половины столетия с развитием средств массовой коммуникации и информации. Мы согласны, что массовая культура в ее современном состоянии сформировалась приблизительно в шестидесятых годах ХХ века, но считаем, что знание ее предыстории очень важно для глубинного постижения феномена. Именно поэтому мы и обращаемся к наиболее характерным моментам исторической эволюции российской массовой культуры. Останавливаясь на ярких, узловых вехах ее генезиса в контексте, мы видим, что это – огромное разнообразие культурных явлений, архетипов, совокупность норм, ценностей. Все этапы генезиса массовой культуры следует воспринимать как воплощенную стихию массового сознания, как многоликий спектр человеческих чувств и эмоций. Именно об этом и пишет А. Ковельман, касаясь вопроса о частично подобном феномене – о массовом сознании Римского Египта1. Отмечая особенности нравов русского народа, его моральные убеждения, идеалы, ценностные ориентиры в 1908 году, В. Сиповский писал по поводу массовой продукции в литературе: «Русскими бульварными романами интересовались и молодые офицеры, и рядовые из См.: Ковельман А.Б. Риторика в тени пирамид. Массовое сознание Римского Египта. – М., 1988. – С.15.

дворян, и чиновники, и купцы, и посадские, и крестьяне. Письменность эта любопытна для истории русских нравов и образования – многим читателям романа она давала идеалы жизни, предсказывала поведение и настроение»1. К поставленной здесь проблеме прямое отношение имеет и статья, опубликованная еще раньше, в 1873 году в журнале «Отечественные записки» – «Нечто о литературной промышленности нашего века»2. Выделяя наиболее характерные моменты исторической эволюции отечественной массовой культуры, мы обратили внимание на то обстоятельство, что идея поляризации культуры лежит в основе становления и развития массовой культуры3. До настоящего времени в философской науке не утихают споры по поводу того, когда возникла массовая культура. В социологии, например, сформировалась особая точка зрения, согласно которой начальную стадию возникновения «маскульта» связывают с проблемой индустриализации и технизации. Первый шаг в этом направлении был сделан с появлением газет и журналов только в XVII веке. В середине XIX века Эдисон изобрел фонограф, в 1840 году был создан телеграф. 7 мая 1895 года русский изобретатель А. Попов продемонстрировал созданный им первый в мире радиоприемник;

а в 1896 году в России впервые состоялся кинематографический сеанс в Москве, затем в Петербурге. В 30-х годах ХХ века были начаты первые телевизионные передачи. Распространение радиоточек, телевидения в конце 50-х – начале 60-х годов приобретает тотальный характер. Средства массовой информации становятся мощным орудием в тиражировании и распространении массовой культуры.

Сиповский В.М. История русской словесности. – СПб., 1908. – С.22. Нечто о литературной промышленности // Отечественные записки. – СПб., 1873. – №6. – С.22. 3 Ферреро Г. Величие и падение Рима. Август и Великая Империя. – М., 1906. – С.117;

Райнов Б.К. Массовая культура. – М., 1997. – С.45;

Зоркая Н.М. На рубеже столетий. У истоков массового искусства России 1900-1910 годов. – М., 1976. – С.10;

Разлогов К.Э. Культура для необразованных? // Общественные науки. – 1990. – №4. – С.168-182;

Чегодаева М.С. Культура для необразованных. Искусство изначально массово // Общественные науки. – 1990. – №6. – С.109-116.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.