WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ставропольский государственный университет На правах рукописи Каторгин Игорь Юрьевич АНАЛИЗ И ОЦЕНКА АГРОЛАНДШАФТОВ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Коэффициент загрязнения почв Неопасная Допустимая Умеренно опасная Высоко опасная Характеристика загрязнения Zc=1-3. Значения Кс не достигают 1,5 и не превышают ПДК Zc=4-8. Значения Кс равны 1,5 и выше, но не превышают ПДК Zc=9-12. Значения Кс равны 1,5 и выше, а по одному из элементов превышают ПДК Zc=13-16. Значения Кс по многим элементам равны 1,5 и выше, а по двум элементам превышают ПДК Zc>16. Значения Кс по многим элементам равны 1,5 и выше, а по нескольким элементам превышают ПДК в два и более раз Возможное использование территории Использование под любые культуры Использование под любые культуры при условии контроля качества сельскохозяйственных растений Использование под технические культуры. Использование под сельскохозяйственные культуры ограничено, с учетом растений концентратов Использование под технические культуры или исключение из сельскохозяйственного использования. Лесозащитные полосы.

Чрезвычайно опасная Рис. 18. Средневзвешенное значение суммарного показателя загрязненности почв в ландшафтах Ставропольского края.

Как показывает рис. 18, большая часть ландшафтов (или около 60% территории края) относятся к категории загрязненности почв, определяемой как «неопасная». Широкое распространение эта категория получила в северовосточных, восточных, северных и западных частях края. Это обстоятельство обусловлено двумя причинами: 1. здесь относительно редко встречаются концентрированные и активно действующие источники загрязнения (крупные населенные пункты, высоко загруженные авто- и железные дороги);

2. редкое распространение природных загрязнителей почв в виде геологических образований, содержащих тяжелые металлы. Ландшафты, относимые нами к категории загрязненности почв как «допустимая», занимают две полосы. Первая полоса простирается с северо-запада на юг с увеличением Zc к югу. Повышенное значение Zc здесь связано с выходом на дневную поверхность «майкопской» свиты глинистых отложений палеогена и неогена, а также интрузивных магматических останцевых гор Пятигорья, являющихся природными аномалиеобразующими объектами. Весьма активно сказалось антропогенное воздействие, которое проявилось в многочисленных городах и прочих населенных пунктах, густой сети автомобильных и железных дорог, нефте- и газопроводов, животноводческих, земледельческих и прочих хозяйственных объектов. К элементам, наиболее активно участвующим в загрязнении в пределах описываемой территории, относятся свинец, мышьяк, цинк, относящиеся к элементам первого класса медицинской опасности, медь, относящаяся ко второму классу и другие, связанные преимущественно с хозяйственной деятельностью, а также бор и молибден, относящиеся ко второму классу, и имеющие природное происхождение. Вторая полоса идет по долине реки Кумы, которая практически превращена в сплошную селитебную зону, одновременно являющуюся зоной интенсивного сельскохозяйственного производства, охватывает районы нефтяных промыслов и площади интенсивного земледелия и широкого развития мелиорации в Степновском и Курском районах. Элементам, наиболее активно участвующим в загрязнении в пределах второй полосы, являются медь, свинец, мышьяк, цинк, барий и другие, связанные преимущественно с хозяйственной деятельностью, а также бор и скандий, имеющие природное происхождение.

Интегральная оценка деградационных процессов в ландшафтах Ставропольского края. Для решения выше поставленных задач по оценке и типизации ландшафтов по развитию деградации почв большое значение имеет расчет обобщенного показателя. Большинство почвенных деградационных процессов характеризуются двумя показателями: площадью распространения и интенсивностью поражения. При оценке эродированности почв, процессов засоления, гидроморфизма, каменистости мы посчитали правомерным заменить качественные характеристики проявления деградационных процессов: слабое, среднее, сильное, на количественные, используя поправочные коэффициенты (коэффициенты понижения), применяемые при бонитировке почв. Во-первых, эти коэффициенты имеют один критерий оценки – степень снижения продуктивности зональных почв;

во-вторых, они получены в результате обобщенных многочисленных зависимостей урожайности и агрономически важных свойств почв, полученных в полевых опытах и в производстве;

в-третьих, большинство из них учитывает региональные особенности свойств почв и рекомендовано к использованию в крае специальными постановлениями. Для расчетов были использованы следующие поправочные коэффициенты на эродируемость и дефлируемость почв (Серый, 1984;

Теоретические основы, 1991), приведенные в таблице 11.

Таблица 11 Поправочные коэффициенты на эродируемость и дефлируемость Провинция ландшафтов Степь и лесостепь Сухая степь Полупустыня Средняя для всех провинций 0,86 слабая 0,86 0,82 0,88 Степень эродируемости средняя 0,69 0,67 0,73 Степень дефлируемости 0,70 0,48 сильная 0,47 0,46 0, Поправочные коэффициенты на каменистость, засоленность почв, солонцеватость и солончаковатость и гидроморфизм взяты из «Нормативноправовых актов … 1992 года», часть их уточнена по материалам лаборатории солонцов СНИИСХ (Годовой отчет, 1985);

они приведены в таблице 12. Таблица 12 Поправочные коэффициенты на каменистость, засоленность, гидроморфизм Вид деградации Каменистость Засоленность Заболачивание Переувлажнение Солончаки Солонцовые комплексы < 25% 0,85 Степень интенсивности деградационных процессов слабо 0,9 0,9 0,67 средне 0,8 0,8 0,60 0,70 0,30 25-50% 0,70 > 50% 0,40 сильно 0,6 0,7 0, Поскольку поправочные коэффициенты на виды деградаций представляют собой долю продуктивности, которую имеют почвы подверженные деградационным процессам, от продуктивности зональных почв принятой за единицу, то разница между единицей и поправочным (понижающим) коэффициентом может служить мерой интенсивности поражения почв разны ми видами деградаций, названной индексом интенсивности поражения (ИИП) (приложение 6-7). Произведение ИИП на относительную площадь поражения (%) может служить мерой опасности (мерой развития) данного вида деградации, выраженной в баллах. Обобщенный показатель деградированности почв определялся суммированием баллов оцениваемых видов деградаций.

На первом этапе площади распространения видов деградаций были выражены в процентах от обследованных площадей и определены средневзвешенные понижающие коэффициенты по всем видам деградаций. Такие расчеты проведены для пашни и сельскохозяйственных угодий ландшафтов края. В некоторых ландшафтах (1, 4, 6, 13, 21) сумма пораженной различными видами деградаций площади оказалась больше общей площади обследованных земель, что свидетельствует о явном «наложении» различных видов деградаций на часть площади. Интегрирующий эффект наложения был определен делением пораженной площади на обследованную. Полученный коэффициент был использован как корректирующий при комплексной оценке интенсивности поражения анализируемых видов деградаций, поскольку совместные проявления деструктивных процессов вызывает эффект синергизма (Ксн). Так, для сельскохозяйственных угодий первого ландшафта он будет равен 1,65 (164,5% / 100%), а для пашни – 1,37 (137,1% / 100%), для четвертого – соответственно 1,37 и 1,03, шестого – 1,27 и 1,09, тринадцатого – 1,70 и 1,52, двадцать первого – 1,37 и 1,24 (приложение 4-5). Как было отмечено выше, деградирующий эффект складывается из двух составляющих – площади и интенсивности поражения. Совместное использование этих составляющих позволит оценить вклад каждого вида деградаций в суммарный деструктивный процесс. Произведение площади проявления на интенсивность поражения может служить обобщающим баллом вредоносности любого вида деградаций, а сумма этих баллов для ландшафтов – комплексным баллом оценки. Весь процесс расчета интегральной оценки процессов деградации представлен в приложениях 2-9.

Доля оценочного балла данного вида деградации по отношению к сумме баллов всех видов деградаций определяет доминирующие и второстепенные виды. Все виды деградаций могут по разному сочетаться на различных территориях. Чтобы можно было легче типизировать территории по сочетанию деструктивных процессов предлагаются формулы, в которых используются буквенные обозначения видов деградаций и их вклады (%) в снижение продуктивности почв. Приняты следующие буквенные обозначения: З – засоленность;

С – солончаки, солонцы, солонцовые комплексы;

П – переувлажнение;

Б – заболачивание;

К – каменистость;

В – водная эрозия;

Д – дефляция;

ВД – совместная эрозия. Тогда соотношение и вредоносность деградационных процессов, например, для пашни первого ландшафта будет иметь вид: З32 С31 В23 К8 Д4 П2, по седьмому ландшафту – В52 Д40 П6 З1, что свидетельствует о доминировании в первом ландшафте фактора галогенеза (63%) и водной эрозии почв (23%), а по седьмому ландшафту – водной эрозии (52%), дефляции (40%) и гидроморфизма (6%). Для сокращения формулы сочетаний можно объединить виды деградаций, сходных по типу процессов: галогенеза, гидроморфизма. Тогда по первому ландшафту формула примет вид (ЗС)63 В23 К8 Д4 (приложение 9). Наш методический подход позволяет судить как о распространении деградационных процессов, так и о интенсивности поражения и, на наш, взгляд более объективно оценивать вредоносность деградационных процессов. Согласно нашим данным, исходя из формулы соотношения видов деградаций для пашни края С29З26В19Д13П6К3ВД3, на первом месте среди лимитирующих факторов стоят различные виды засоления (СЗ) – 55%, затем водная эрозия (В) – 19%, дефляция (Д) – 13%, переувлажнение почв (П) – 6%, каменистость (К) – 3% и совместное проявление эрозионных процессов (ВД) – 3%. Предлагаемый подход к оценке деградационных процессов позволяет дифференцировать и оценивать деградации, вызванные преимущественно природными процессами: засоление, солончаковатость, солонцеватость, каме нистость, заболачивание и пр., и процессы, вызванные преимущественно нерациональной хозяйственной деятельностью: водная эрозия и дефляция, подтопление, различные виды химической, биологической и физической деградации. Суммируя баллы последних можно оценить ландшафты по развитию антропогенных деградаций. Так, в целом по краю балл преимущественно антропогенных деградаций пашни, что составляет 42% от общего балла, равен 5,2, а их виды по убыванию вредоносности ранжируются следующим образом: В46Д31П15(ВД)7 Таким же способом могут быть оценены виды деградаций преимущественно природного происхождения. Например, в девятом (Бурукшунском) ландшафте оценочный балл засоления почв в сельскохозяйственных угодьях составляет 8,4 балла, солончаков – 2,73, солонцов и солонцовых комплексов – 4,5, заболачивания – 0,73 балла. Итоговый балл природной деградации составляет по этому ландшафту 16,36 балла или 83% от общей деградации. Виды деградаций ранжируются по формуле: З51Ск28Сол17Б4 где Ск – солонцы и солонцовые комплексы, Сол – солончаки. На 44,8% площади сельскохозяйственных угодий девятого ландшафта среди природных факторов, снижающих плодородие почв, на первом месте стоит их засоление (51%), затем, солонцы и солонцовые комплексы (28%) и солончаки (17%). В соответствии с выявленным ранжированием неблагоприятных факторов должна строится и стратегия мелиоративных мероприятий. В приложении 9 приводятся итоговые формулы деградации сельскохозяйственных угодий и пашни по ландшафтам Ставропольского края. Рассмотрение сочетаний видов деградаций позволяет объединить ландшафты по классификациям сочетаний. Так, по доминированию видов дегра даций почв связанных с засолением пашни выделяется большая группа из 15 ландшафтов, где на долю засоления приходится от 31 до 97% вредоносности деградационных процессов. Ландшафты ранжируются по мере увеличения доли вредоносности процессов засоления пашни в общей деградации следующим образом: 8522202617211141161013919 Доминированием вредоносности процессов водной эрозии отличается пашня следующих ландшафтов: 222151271514 Каменистость, как фактор деградации доминирует в третьем и двадцать четвертом ландшафтах. Особенно высока в разрушении почв роль дефляционных процессов в 17 (37%), 16 (32%), 5 (17%), 20 (16%), 3 (15%) ландшафтах. Преобладание того или иного вида деградаций предопределяет очередность мелиоративных восстановительных мер на территории ландшафтов, но размеры поражения могут быть выявлены только при сопоставлении площадей и баллов поражения каждого ландшафта. Вся территория распределяются по поражению на 4 группы ландшафтов. При этом разница между крайними значениями балльной оценки достигает по сельскохозяйственным угодьям ландшафтов 70 единиц, пашни – 60 единиц. Особенно тревожное состояние сельскохозяйственных угодий в 11, 2, 6, 17, 21, 4, 1 и 13 ландшафтах края, пашни в 6, 4, 21, 1 и 13 (табл. 13, рис.19-20).

Таблица 13 Интегральная оценка пораженности почв сельскохозяйственных угодий и пашни деградационными процессами в ландшафтах Ставропольского края Сельскохозяйственные угодья Балл оценки Коэффициент синергизма (Ксн) балл с учетом Кс балл Пашня Площадь поражения, % Коэффициент синергизма (Ксн) Балл оценки балл с учетом Ксн 45 24 20 63 28 балл 33 20 6 1,03 1,09 23 7 19 3 5 8 9 19 5 1,52 42 6 4 11 11 12 12 1,24 23 13 Ландшафты 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Верхнеегорлыкский Прикалаусско-Саблинский Ташлянский Грачевско-Калаусский Прикалаусско-Буйволинский Егорлыкско-Сенгилеевский Расшеватско-Егорлыкский Среднеегорлыкский Бурукшунский Нижнекалаусский Айгурский Карамык-Томузловский Кубано-Янкульско-Суркульский Левокумский Правокумско-Терский Курско-Прикаспийский Нижнекумско-Прикаспийский Чограйско-Рагулинский Западно-Манычский Прикубанский Воровсколесско-Кубанский Подкумско-Золкинский Малкинско-Терский Кубано-Малкинский Площадь поражения, % 164 111 51 137 51 127 24 45 57 46 94 43 170 39 28 84 117 60 84 137 77 № п/п 1,65 1,11 1,37 1, 45 27 11 35 12 27 4 11 20 12 27 74 30 48 137 97 37 103 36 109 22 29 29 37 72 1, 1, 52 9 7 152 33 20 1,17 35 20 42 58 40 1, 31 20 124 59 Рис. 19. Суммарный балл оценки деградационных процессов почвенного покрова сельскохозяйственных угодий в ландшафтах Ставропольского края.

Рис. 20. Суммарный балл оценки деградационных процессов почвенного покрова пашни в ландшафтах Ставропольского края.

4.4. Пути оптимизации соотношения угодий в агроландшафтах Оценка возможности оптимизации соотношения угодий в ландшафтах края для стабилизации деградационных процессов. Главная причина экологической нестабильности ландшафтов Ставропольского края заключается в чрезмерной распашке их территории, достигающей 80-90% от площади. Существует много подходов к определению доли пашни в агроландшафтах. Это и густота долинно-балочного расчленения (Володин и др., 1999), потребность в кормах и количестве навоза, необходимого для компенсации утраты почвенного плодородия (Митрофанов, 1998), метод экологической емкости ландшафтов (Володин и др., 1999). Наш подход опирается на результаты агроэкологической инвентаризации пашни (Схема использования …, 1997), которая дифференцирует ее по плодородию, рельефу, необходимости и затратности мелиоративных мероприятий, то есть ее экологическому состоянию на шесть агроэкологических групп. I-Агроэкологическая группа. Особо ценные земли с балльной оценкой выше среднерайонного уровня с уклонами местности до 1°, с зональными почвами, неподверженными процессам деградации, пригодными для возделывания сельскохозяйственных культур без особых ограничений;

II-Агроэкологическая группа. Ценные земли с бальной оценкой ниже или близкой к среднерайонному уровню, с уклонами местности 2-3°, с зональными почвами подверженными деградационным процессам в слабой степени, которые могут быть преодолены противоэрозионными агротехническими и мелиоративными мероприятиями;

III-Агроэкологическая группа. Участки пашни с различными уклонами местности, но не более 5°, с почвами, подверженными деградации в средней степени, пригодные для возделывания сельскохозяйственных культур с ограничениями, которые могут быть преодолены среднезатратными мелиоративными мероприятиями;

IV-Агроэкологическая группа. Участки пашни в сильной степени утратившие свои свойства, малопригодные для возделывания сельскохозяйственных культур, на которых в соответствии с законом «О сохранении почв и предотвращении их деградации» (1995) намечается изменение целевого назначения;

V-Агроэкологическая группа. Участки пашни, подверженные деградации в сильной степени, непригодные для возделывания сельскохозяйственных культур, подлежащие выводу из состава сельскохозяйственных угодий с последующей консервацией;

VI-Агроэкологическая группа. Участки богарной и орошаемой пашни, подверженные подтоплению, вторичному засолению, требующие проведения работ по устранению избыточного переувлажнения, рассоления и по другим причинам, подлежащие переводу в стадию мелиоративного строительства. В качестве атрибутов для расчетов использовались данные по площади агроэкологических групп пашни в разрезе хозяйств. Результаты вычислений отражены на рис. 21 – 23. Для количественной оценки фактора распаханности была принята шкала экологической устойчивости агроландшафтов при различной степени распаханности (Лопырев, 1995): 1. Экологическое равновесие 20% и менее;

2. Устойчивое 21-29%;

3. Среднеустойчивое 30-39%;

4. Слабоустойчивые 40-49%;

5. Порогоустойчивые 50-59%;

6. Неустойчивые 60-69%;

7. Разрушенные 70-79%;

8. Очень разрушенные 80-89%;

9. Чрезвычайно разрушенные 90% и более.

Виды деградаций, площадь и интенсивность поражения при грамотно проведенной инвентаризации должны отражаются в специфичном соотношении агроэкологических групп земель в ландшафтах края. Проведенный анализ (табл. 14) подтвердил, что соотношение агроэкологических групп земель, достаточно верно отражает природную специфику ландшафтов. Все многообразие соотношений агроэкологических групп земель в ландшафтах было сведено в единый средневзвешенный показатель – балл экологической уязвимости, принимая номер группы за балл оценки, повышающийся от первой к шестой группе. Оценка ландшафтов края по этому показателю подтвердила сложность экологической ситуации, вызванной широким развитием деградации почв в следующих ландшафтах края: 1 (3.35);

24 (3.02);

18 (2.96);

21 (2.85);

13 (2.64);

17 (2.49);

6 (2.29);

2 (2.26);

16 (2.15);

4 (2.07) и 11 (2.05), то есть в 10 ландшафтах. Полученные результаты по процентному соотношению пашни к сельскохозяйственным угодьям приведены в таблице 14. Руководствуясь мыслью о том, что нестабильность агроландшафта определяется в первую очередь тем, что в пашне используются уже разрушенные деградированные земли IV-VI агрогрупп, был просчитан вариант оптимизации распаханности каждого ландшафта за счет вывода из нее этих земель. На втором этапе кроме деградированных рассматривался и вывод склоновых, эрозионноопасных земель третьей агрогруппы (табл. 15). Анализ материалов, сведенных в таблицу 15, и оцененных по критериям М.И. Лопырева (1995) показал, что в настоящее время только 8 ландшафтов (27,8% территории края) имеют распаханность ниже порогоустойчивой, а 59,1% территории края или 12 ландшафтов из 24 можно отнести к разрушенным, поскольку их распаханность превышает 70%, а в 2-х ландшафтах (7 и 15) даже 90% (рис. 21).

Таблица 14 Соотношение агроэкологических групп земель в ландшафтах края, как индикатор их экологического состояния Соотношение агрогрупп в пашне, % № ландшафтов 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 По краю Лучшие (I) 6 21 61 35 40 28 74 73 69 65 41 62 16 77 80 36 54 11 50 53 11 64 62 11 58 Хорошие (II) 13 45 24 32 46 33 19 19 23 30 24 31 34 9 12 32 8 12 28 21 21 19 26 19 23 Склоновые и засоленные (III) 32 22 10 24 10 24 4 3 0 5 26 5 26 14 6 22 27 52 9 13 45 8 4 28 12 Деградированные (IV-VI) 49 12 4 9 4 14 3 5 7 1 9 2 24 1 3 10 12 25 13 14 24 10 9 42 7 Средневзвешенный балл экологической уязвимости 3.35 2.26 1.57 2.07 1.79 2.29 1.37 1.46 1.46 1.43 2.05 1.46 2.64 1.38 1.31 2.15 1.98 2.96 1.86 1.89 2.85 1.66 1.60 3.02 1. Таблица 15 Оптимизированная распаханность в агроландшафтах Ставропольского края.

Соотношение агрогрупп в пашне, % Деградированные (IV-VI) Существующая (I-VI) № ландшафтов Распаханность Без деградированных земель (I-III) 27 64 76 51 77 54 91 82 65 78 59 86 40 84 88 36 25 28 63 59 39 72 69 22 65 Без деградированных, склоновых и засоленных земель (I-II) 10 48 68 38 69 39 87 79 65 74 42 82 27 72 83 27 17 9 56 51 16 66 67 12 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 По краю 6 21 61 35 40 28 74 73 69 65 41 62 16 77 80 36 54 11 50 53 11 64 62 11 13 45 24 32 46 33 19 19 23 30 24 31 34 9 12 32 8 12 28 21 21 19 26 19 Склоновые и засоленные (III) 32 22 10 24 10 24 4 3 0 5 26 5 26 14 6 22 27 52 9 13 45 8 4 28 Хорошие (II) Лучшие (I) 49 12 4 9 4 14 3 5 7 1 9 2 24 1 3 10 12 25 13 14 24 10 9 42 53 72 79 56 79 63 93 87 70 79 66 88 52 84 90 40 28 37 73 69 51 80 77 39 При выведении из пашни деградированных земель (IV-VI агрогрупп) уже 40,2% территории края (11 ландшафтов) могут иметь распаханность ниже порога устойчивости, а 9 ландшафтов (47,1% территории) остаются с распаханностью от 71 до 90%. При выключении из обрабатываемой пашни земель третьей агрогруппы уже 13 ландшафтов (56,2% территории) значительно повышают свою устойчивость (распаханность ниже порогоустойчивой). При этом следует отметить, что в разряд устойчивых и экологически равновесных могут перейти 7 ландшафтов с площадью в 27,2% от территории края. На рис. 22 и 23 изображена оптимизированная (без IV-VI агрогрупп) и максимально оптимизированная (без III-VI агрогрупп) распаханность ландшафтов края. Однако и в третьем варианте распаханность 11 ландшафтов (43,8% территории края), где большие площади занимают плодородные экологически устойчивые земли I и II агрогрупп, остается достаточно высокой – от 65 до 87%. Понятно, что переводить эти ценные земли из пашни в другие виды угодий экономически нецелесообразно, а потому нужны новые подходы к стабилизации пашни в агроландшафтах с высокой распаханностью. Как видно из таблицы 15 вывод земель III-VI агрогрупп снижает распаханность агроландшафтов, но все же более половины будут относиться к разрушенным агроландшафтам, поскольку их распаханность свыше 70%. Это требует новых подходов к обеспечению их устойчивости. Поскольку агроэкологическая дифференциация пашни требует ее адекватного дифференцированного использования под полевые, кормовые и почвозащитные севообороты, это позволит улучшить и экологическую стабильность агроландшафтов.

Рис. 21 Существующая распаханность ландшафтов Ставропольского края (процентное отношение к сельскохозяйственным угодьям).

Рис. 22. Распаханность ландшафтов Ставропольского края при выводе из пашни деградированных земель IV-VI агроэкологических групп.

Рис. 23. Распаханность ландшафтов Ставропольского края при выводе из пашни деградированных (IV-VI), склоновых и засоленных (III) агроэкологических групп земель.

Определяющая роль типов местностей в экологическом состоянии ландшафтов Ставропольского края. Всё своеобразие, сложность и уни кальность природных условий Ставропольского края выражена в выделенных на его территории 24 ландшафтах, 19 из которых относятся к Русской равнине, а 5 к Большому Кавказу. Выделенные ландшафты объединяются в пять провинций и четыре подпровинции, и состоят из 3-6 местностей, которые подразделяется в свою очередь на урочища, подурочища, фации. В 24 ландшафтах края насчитывается 93 местности. По гипсометрии, геоморфологии, геологии, положению на геохимической катене они могут быть объединены в 24 типа. Для выяснения взаимосвязи между соотношением агроэкологических групп пашни и распространением деградационных процессов в ландшафтах края нами была составлена матрица, с одной стороны которой располагался ряд местностей по снижению их гипсометрического уровня и геологического возраста, а с другой ландшафты, с оценкой сельскохозяйственных угодий по деградационному баллу, а пашни по коэффициенту экологической уязвимости. На пересечении граф указывалась доля типов местностей в структурной иерархии каждого ландшафта. Отдельно рассматривались ландшафты Русской равнины и Большого Кавказа (табл. 16, 17). Как видно из представленных материалов, сложность экологической обстановки в том или ином ландшафте определяется в первую очередь спецификой входящих в его состав типов местностей. Высокие структурноденудационные плато, эрозионно-денудационные высокие равнины акчагыльской и апшеронской поверхностей выравнивания, а также аллювиальноморские равнины и эоловые дефляционно-аккумулятивные низменности в первую очередь подвержены деструктивным процессам (ландшафты 1, 2, 4, 6, 13, 16, 17). Эта же матрица по типологии местностей четко дифференцирует ландшафты по провинциям лесостепей и степей Ставропольской возвышенности (ландшафты 1-6, 13), ландшафтам степей (7-10, 11, 12, 14, 15, 19) и ландшафтам полупустынь и пустынь (16-18). Ландшафты Большого Кавказа, по доминированию типов местностей делятся на группу с преобладанием местностей моноклинальных гряд и останцевых плато (21 и 24 ландшафты), определяющих сложность их экологического состояния и более благополучную группу (20, 22, 23) ландшафтов речных террас.

Таблица 16 Матрица распределения ландшафтов равнин Предкавказья по типам местностей и степени экологической напряженности Номера ландшафтов Средневзвешенная агроэкологическая группа пашни Балл деградированности сельскохозяйственных угодий Тип местности Структурно-денудационные высокие плато Структурно-денудационные низкие плато Эрозионно-денудационные высокие равнины акчагыльской поверхности выравнивания Эрозионно-денудационные равнины апшеронской поверхности выравнивания Аккумулятивные первичные четвертичные равнины Эрозионно-аккумулятивные вторичные равнины Аллювиально-морские нижнехвалынские и хазарские равнины Аллювиально-морские хвалынские аккумулятивные равнины Аллювиально-озерные аккумулятивные постхвалынские равнины Эоловые дефляционно-аккумулятивные и аллювиально-морские низменности Пойменные аллювиальные современные равнины Верховья речных долин Речные долины верхнего течения рек Речные долины среднего течения рек Озерные котловины 1 3.35 74 2 2.26 30 3 1.57 11 5 1.79 12 4 2.07 48 13 2.64 88 6 2.29 35 10 1.43 12 7 1.37 4 8 1.46 11 9 1.46 20 15 1.31 7 19 1.86 20 12 1.46 8 11 2.05 27 14 1.38 9 16 2.15 24 17 1.98 42 18 2.96 * № 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 21. 9.3 27.2 67.0 73.2 6.0 25.2 18.7 17.3 54.7 6.5 82.2 38.3 19.6 60.3 62.1 32.6 38.4 47.7 17.7 63.9 42.9 51.1 62.8 45.4 46.0 40.8 52.5 23.8 57.6 8.9 7.3 53.2 6.4 33.1 39.8 6.2 28.5 2.8 10.8 2.1 3.6 10.1 63.4 7.3 29.4 39.3 11. 69. 48. 8. 10.3 4. 4.1 8. 5.2 4. 0.7 6.4 7.1 11.7 2.5 11.0 5.8 8.4 5.3 14.1 2.8 5.2 7.6 5.8 3.9 8. * показатели не определены Таблица 17 Матрица распределения ландшафтов равнин Большого Кавказа по типам местностей и степени экологической напряженности Номера ландшафтов № Средневзвешенная агроэкологическая группа пашни Балл деградированности сельскохозяйственных угодий Тип местности 1 Средневысотные моноклинальные структурно-денудационные куэсты 2 Низкие горные моноклинальные гряды и останцовые плато 3 Эрозионно-денудационные глубокорасчлененные равнины 4 Эрозионно-тектонические межкуэстовые депрессии 5 Долины верхнего течения рек 6 Верхнеплиоценовые и нижнечетвертичные террасы 7 Равнины нижне- среднечетвертичные террасы 8 Средне- и верхнечетвертичные террасы 9 Пойменные террасы 10 Останцовые магматические горы 83.6 8.0 46.4 13.4 2.5 6.8 40.5 11.7 20.4 64.8 2.3 50.5 47.2 5.4 7.3 10.9 76.5 23 1.60 * 20 1.89 22 22 1.66 20 21 2.85 72 24 3.02 * показатели не определены 4.5. Оценка экологического состояния агроландшафтов через КЭСЛ (коэффициент экологической стабилизации ландшафтов) Рассматривая вопросы устойчивости и оптимизации ландшафтов, очень важно располагать системой количественных оценок и характеристик изучаемых процессов. В этой связи заслуживает внимания возможность оценивать степень экологической устойчивости ландшафта с помощью коэффициента экологической стабилизации (КЭСЛ), интегрирующего качественные и количественные характеристики абиотических и биотических элементов ландшафта (Агроэкология, 2001). Первый метод оценки с помощью этого коэффициента основан на определении и сопоставлении площадей, занятых различными элементами ландшафта, с учетом их положительного или отрицательного влияния на окружающую среду:

n КЭСЛ1 = i =1 m F ст F нст, i = где Fст – площади занятые стабильными элементами ландшафта – сельскохозяйственными культурами и растительными сообществами, оказывающими на него положительное влияние (леса, зеленые насаждения, естественные луга, заповедники, заказники и пахотные земли, занятые многолетними культурами);

Fнст – площади, занятые нестабильными элементами ландшафта (ежегодно обрабатываемые пашни, земли с неустойчивым травяным покровом, склонами, площадями под застройкой и дорогами, зарастающими и заиленными водоемами, местами добычи полезных ископаемых, другими участками, подвергшимися антропогенному опустошению) (Агроэкология, 2001).

Оценку ландшафта производят по следующей шкале: КЭСЛ1 Характеристика ландшафта Нестабильность хорошо выражена Состояние нестабильное Состояние условно стабильное Состояние стабильное Стабильность хорошо выражена 0, 0,51 …1,00 1,01 …3,00 3,01 …4,50 4,51 и более В нашей работе использовались данные по землепользователям за 1986 г. (Экспликация земель …, 1986). По ядровым группам хозяйств в ландшафтах были просчитаны площади стабильных и нестабильных элементов агроландшафтов. К стабильным элементам агроландшафтов мы отнесли: 1. леса;

2. древесно-кустарниковые насаждения;

3. многолетние насаждения;

4. залежи;

5. сенокосы;

6. пастбища;

7. посадки многолетних трав;

8. водохранилища и пруды. Нестабильными элементами агроландшафтов являются: 1. пашня;

2. орошаемые земли;

3. приусадебные земли;

4. земли, находящиеся в стадии мелиоративного строительства;

5. прочие земли (земли находящиеся под: дорогами, прогонами и проселками;

общественными дворами, улицами и площадями;

общественными постройками;

нарушенные земли). Результаты расчетов отражены на рис. 24.

Рис. 24. Средневзвешенное значение КЭСЛ1 в агроландшафтах Ставропольского края. Анализируя полученную тематическую карту можно сделать вывод, что большая часть агроландшафтов лесостепной ландшафтной провинции, все агроландшафты степной, агроландшафты западной части полупустынной и большая часть агроландшафтов предгорной провинции степей имеют хорошо выраженную нестабильность. В основном это связано со значительной степенью распаханности территории, и низким удельным весом стабилизирующих элементов – лесов, сенокосов и пастбищ и других. Нестабильное состояние имеют Грачевско-Калаусский, Егорлыкско-Сенгилеевский, КубаноЯнкульский и Воровсколесско-Кубанский ландшафты (4, 6, 13, 21 на рис. 24). Более высокий уровень КЭСЛ1 в Курско-Терском, НижнекумскоПрикаспийском и Чограйско-Прикаспийском агроландшафтах (16, 17, 18 на рис. 24) связан с высокой долей пастбищ в сельскохозяйственных угодьях, а в Верхнеегорлыкском и Кубано-Малкинском (1 и 24 на рис. 24) – с большей пересеченностью рельефа, вследствие чего доля пашни ниже, а стабилизирующих элементов агроландшафта – выше.

Нами была предпринята попытка смоделировать с помощью ГИСтехнологий изменение коэффициента экологической стабилизации ландшафтов при выводе из состава пашни (нестабильного элемента) земель IV-VI (деградированных) и III-VI (склоновых и деградированных) агроэкологических групп и перевод их в состав стабильных элементов (пастбищ, сенокосов, многолетних насаждений и др.) согласно Схеме использования земельных ресурсов на агроландшафтной основе до 2005 года (1997). Результаты отражены на рис. 25 и 26. Таким образом, вывод из состава пашни деградированных земель (рис. 25) позволит существенно поднять уровень КЭСЛ в лесостепных и предгорных ландшафтах. Вывод из состава пашни склоновых земель III агроэкологической группы (рис. 26) переведет в стабильное состояние Верхнеегорлыкский ландшафт, не только обладающий наибольшим пейзажным разнообразием среди ландшафтов края, но и окружающий г.Ставрополь в котором проживает седьмая часть населения края. Это также переведет в условно стабильное и близкое к условно стабильному состоянию большую часть ландшафтов лесостепной провинции и предгорий. Но, тем не менее, даже вывод из состава пашни деградированных и склоновых земель практически не изменит ситуацию в степной зоне, так как хозяйства, лежащие в ней, имеют в составе сельскохозяйственных угодий значительную долю пашни не подверженной или подверженной в слабой степени деградационным процессам.

Рис. 25. Средневзвешенное значение КЭСЛ1 в агроландшафтах Ставропольского края при условии вывода из пашни земель IV-VI агроэкологических групп.

Рис. 26. Средневзвешенное значение КЭСЛ1 в агроландшафтах Ставропольского края при условии вывода из пашни земель III-VI агроэкологических групп.

4.6. Использование ГИС-технологий при анализе агроландшафтов Изобильненского района разработке районных систем земледелия на адаптивно-ландшафтных принципах 4.6.1. Методология построения адаптивно-ландшафтных систем земледелия на уровне района В зависимости от масштаба территории, для которой разрабатываются системы земледелия, меняются и ведущие факторы, определяющие содержание этой системы, учитываются разные пороги целесообразной допустимой генерализации, детализации и усреднения данных о природной дифференциации территории. Разработанная в СНИИСХ методология перехода на адаптивноландшафтное земледелие в крае свидетельствует о возможности и необходимости перехода к нему на всех таксономических уровнях. При этом степень приближения на всех уровнях будет разной. Для административных районов адаптивно-ландшафтная система земледелия должна учитывать особенности ландшафтов, ландшафтных зон и типов местностей. На разных уровнях должен быть и свой выбор звеньев, определяющих характер системы земледелия. На районном уровне – это специализация групп хозяйств, лежащих в одной агроландшафтной зоне или ландшафте. Эта специализация определяется соотношением сельскохозяйственных угодий, агроэкологических групп пашни в том или ином ландшафте, или агроландшафтной зоне. Этим и отличается адаптивно-ландшафтная система земледелия от ранее разработанных районных систем земледелия, в основе которых лежали плановые задания на производство сельскохозяйственной продукции (Разработать методологические основы…, 2002). В основе районных систем земледелия на ландшафтной основе лежит дифференциация земель на агроэкологические группы, которая определяет стратегическую направленность. Наличие в выделенных ландшафтных зонах:

больших площадей земель четвертой или пятой агроэкологических групп, может изменить соотношение угодий в хозяйстве и в итоге районе;

шестой – степень затратности на мелиоративное восстановление пашни;

третьей агрогруппы – изменение структуры посевных площадей за счет увеличения доли многолетних и однолетних трав и затраты на обеспечение противоэрозионной защиты;

чем больше в выделенных зонах лучших, экологически благополучных земель первой и второй агрогрупп, тем шире спектр возделываемых культур и тем выше возможность адаптации земледелия к запросам рынка, и легче перестройка специализации. Следует отметить, что первым шагом на пути перехода к адаптивноландшафтному земледелию является экологическое зонирование территории района. С одной стороны должны быть выделены все объекты, несущие экологическое неблагополучие определенным территориям и требующие изъятия земель для создания буферных (санитарно-защитных) зон, селитьба, вредные предприятия, авто- и железные дороги, животноводческие комплексы и фермы, карьеры и др. С другой стороны должны выявляться объекты, подлежащие охране и восстановлению (территории особых природных достоинств, пруды и водоемы, поймы малых рек, зоны рекреации, зеленые насаждения и пр.), которые также требуют создания вокруг них буферных переходных зон. И только после выделения этих двух типов объектов и зон защиты вокруг них, следует определяться с дифференциацией пашни на агроэкологические группы, характер использования которых и степень интенсификации этого использования находятся в прямой зависимости от их экологического благополучия. Следует также уточнить, что на уровне районной системы не предусмотрено дальнейшее разграничение земель третьей агрогруппы по другим факторам, таким как плодородие почв, на склонах разной крутизны, характер подстилающих пород, катенарная геохимическая дифференциация, что должно быть обязательно учтено при разработке систем земледелия для отдельных хозяйств (Разработать методологические основы…, 2002).

Согласно концепции СНИИСХ плодородие почв и ее биогенность являются первым приоритетом адаптивно-ландшафтных систем земледелия и разрабатываемые севообороты для всех категорий земель обязательно должны быть оценены по балансу гумуса и питательных веществ. Разработанная проектным институтом СтавропольНИИгипрозем структура посевных площадей для районов края на основе типичных для них видов севооборотов для агроэкологических групп земель может быть принята в первом приближении в качестве экологически оптимальной. Весьма значимую роль при переходе к адаптивно-ландшафтному земледелию должны играть геоинформационные системы и ГИС-технологии. Географические информационные системы позволяют создавать обширные информационные базы, играют особенно значимую роль при сборе, хранении и анализе пространственной информации, весьма существенно ускоряют ее обработку и позволяют к минимуму свести возможные ошибки, обусловленные человеческим фактором, при расчетах.

4.6.2. Ландшафтное и агроландшафтное зонирование территории района Ландшафты Изобильненского района. Первым условием эффективно сти разрабатываемых адаптивно-ландшафтных систем земледелия для условий любого района является правильная агроэкологическая дифференциация территории. Наиболее «выразительным» и системным показателем дифференциации территории на уровне административного района является ландшафт с его морфологической структурой. Разнообразие и сложность геоморфологических условий предопределяют наличие на территории района четырех природных ландшафтов, относящихся к двум провинциям: лесостепной и степной (Шальнев, 1995, Современные ландшафты …, 2003). Первая представлена Ташлянским ландшафтом байрачных лесостепей, и речных долин, занимающим около 30% территории. В пределах этого ландшафта лежат землепользования: «Московского», «Подлужного», «Русского», «Рассвета» и части «Овцевода» (ландшафт 3 на рис. 27). Благоприятность для земледелия более мягких климатических условий (повышенного количества осадков 550-600 мм), пониженной испаряемости (в пределах 1200-1250 мм, менее контрастных температур и пр.) в этом ландшафте не реализуется в продуктивности сельскохозяйственных культур за счет ограничивающих рельефных и почвенных факторов. Вхождение в состав пашни большого количества недоразвитых каменистых почв, склоновых земель, с чрезвычайно высокой дефляционной опасностью привело к тому, что часть из них уже разрушено в той или иной степени (Технические отчеты …, 1987-1999). Юго-западная часть района (30%) относится к ЕгорлыкскоСенгилеевскому ландшафту злаковых степей с преобладанием в пределах района двух типов местностей: структурно-денудационных низких плато с плакорами верхнесарматской поверхности выравнивания и эрозионноденудационных глубокорасчлененных равнин с крутыми склонами (ландшафт 6 на рис. 27). Положение ландшафта на западных склонах Ставропольской возвышенности и значительные абсолютные высоты останцевых плато (250500 м) определяют климатические условия, приближающиеся к лесостепным. Вследствие этого на останцевых массивах, перекрытых толщей суглинков, распространены мощные черноземы с разнотравно-злаковыми степями. В то же время во втором типе местности восточные склоны долины Егорлыка отличаются пониженной влажностью воздуха, высокими летними температурами, связанными с феновым эффектом при восточном переносе воздушных масс. Эти особенности климата в сочетании с широким распространением засоленных майкопских глин способствовали формированию азональной злаковой и злаково-полынной растительности на засоленных черноземах. В пределах этого ландшафта размещаются территории бывших совхозов: «Дружба», «Заозерное» и большая часть (65%) территории «Овцевода». Большие базисы эрозии (свыше 200 м), длинные затяжные склоны (до 3000 м), близкое залегание засоленных палеогеновых глин, способствуют интенсивному разрушению почв плоскостной, линейной эрозией и оползнями.

Своеобразная орография, образуя местные ветровые коридоры с крутыми склонами, способствует подверженности почв совместному проявлению ветровой и водной эрозии почв (Рябов, 2001). Кроме широкого развития эрозионных процессов фактором ограничения земледелия в этом ландшафте является засоленность почв. Северная часть района (40% территории) представлена двумя близкими по рельефным и почвенным свойствам ландшафтами: РасшеватскоЕгорлыкским и Среднеегорлыкским злаково-разнотравных степей, эрозионно-аккумулятивных равнин с долинно-балочным расчленением (ландшафты 7 и 8 на рис. 27). Расшеватско-Егорлыкский ландшафт (7 на рис. 27) более увлажнен, годовое количество осадков значительно (от 400 до 560 мм), Среднеегорлыкский (8 на рис. 27) имеет более выраженный континентальный климат, годовое количество осадков не превышает 450 мм. Эти ландшафты наиболее благоприятны для земледелия: равнинный рельеф, достаточно плодородные мощные и среднемощные обыкновенные карбонатные черноземы, большой удельный вес орошаемых земель способствуют успешному развитию земледелия. Факторами ограничения служат высокая дефляционная опасность почв и возможность подтопления при интенсивном орошении.

Типизация структурных единиц ландшафтов. Как видно из рассмот рения морфологической структуры ландшафтов каждый из них состоит из набора иерархически подчиненных единиц - типов местностей. Количество местностей в каждом ландшафте различно: в 7-м ландшафте – две, в 8-м – три, в 3-м и 6-м – по четыре местности. Общее число местностей составляет 12 единиц. Анализ особенностей этих местностей позволяет их типизировать на: 1. структурно-денудационные плато (1.4;

1.5);

2. эрозионно-денудационные и аккумулятивные равнины (2.5;

2.6, 4.1;

4.2);

3. эрозионно-аккумулятивные вторичные равнины (верхнечетвертичного расчленения) (5.1);

4. пойменные аллювиальные современные равнины (7.1) 5. речные долины (2.3;

6.1);

6. верховья речных долин (3.4). Рассмотрение границ хозяйств по отношению к границам местностей показывает, что территория хозяйств, как правило, лежит в пределах границ местностей, и ее природные особенности определяются не ландшафтом, а типом местности.

Рис. 27. Ландшафтная структура Изобильненского района (Шальнев, 1995;

Ландшафтная карта …, 2000).

Агроландшафтные зоны. Ландшафтные особенности территории рай она, рассмотренные с точки зрения их рационального использования в земледелии, позволяют выделить три агроландшафтные зоны с различным потенциалом природных условий. Зона I – занимает северную часть территории района, площадь 584 км2. Включает в себя территорию и соответствующие типы местностей РасшеватскоЕгорлыкского и Среднеегорлыкского ландшафтов злаково-разнотравных степей:

1) 4.1 - междолинные водораздельные слаборасчленные первичные равнины с покровными четвертичными лессовидными суглинками, площадь 208 км2;

4.2 - междолинные водораздельные первичные равнины с покровными четвертичными лессовидными суглинками, площадь 41 км2;

2) 5.1 - эрозионно-аккумулятивные вторичные (верхнечетвертичного расчленения) равнины, площадь 229 км2. 3) 7.1 - днища долин Егорлыка и его притоков на солонцеватосолончаковатых черноземах, площадь 106 км2. Зона II – занимает западную часть района, к ней относятся территория и следующие типы местностей Ташлянского ландшафта, площадь 736 км2: 1) 1.4 - структурно-денудационные междолинные плато с плакорами верхнесарматской поверхности выравнивания, сложенные известняками среднего сармата, площадь 458 км2;

2) 2.6 - эрозионно-денудационные равнины, площадь 156 км2;

3) 3.4 - верховья речных долин с байрачными дубово-ясеневыми лесами, площадь 38 км2;

4) 2.3 - речные долины Ташлы, сложенные породами нижнего сармата, со смытыми почвами склонов, площадь 84 км2. Зона III – занимает южную часть района, ей соответствует ЕгорлыкскоСенгилеевский ландшафт злаковых степей, представленный тремя типами местностей, площадь 622 км2: 1) 1.5 - структурно-денудационными низкими плато с крутыми склонами, площадь 211 км2;

2) 2.3 - речными долинами, сложенными породами нижнего сармата, площадь 22 км2;

6.1 - речные долины Егорлыка и его притоков с солонцеватыми черноземами и аллювиальными почвами, площадь 83 км2;

3) 2.5 - эрозионно-денудационными глубокорасчлененными равнинами и крутыми склонами с оврагами и оползнями, сложенными породами среднего палеогена, площадь 289 км2;

2.6 - эрозионно-денудационные равнины, площадь 17 км2.

Распределение хозяйств по выделенным агроландшафтным зонам.

Отнесение хозяйства в ту или иную зону определялось по преобладающей площади. Распределение хозяйств района по агроландшафтным зонам показано на рис. 28 и в таблице 18.

Рис. 28. Ландшафтное и агроландшафтное зонирование территории района.

1 – агроландшафтные зоны;

2 – ландшафты;

3 – границы хозяйств;

4 – границы ландшафтов;

5 – границы агроландшафтных зон. Типы местностей: 6 – структурно-денудационные плато;

7 – эрозионно-денудационные и аккумулятивные равнины;

8 – эрозионноаккумулятивные вторичные равнины;

9 – пойменные аллювиальные современные равнины;

10 – речные долины;

11 – верховья речных долин Таблица 18 Список сельскохозяйственных предприятий района по принадлежности агроландшафтной зоне и формам собственности и хозяйствования № хозяйства 1 2 3 4 I 5 6 7 8 10 14 9 11 II 12 13 15 16 III 17 18 Организационно-правовая форма собственности до реформирования (до 1994г) колхоз "Путь Ленина" совхоз "Птичий" совхоз "Ставропольский" совхоз "Егорлыкский" совхоз "Тищенский" колхоз "Баклановский" колхоз "Правда" опхоз "Изобильненское" плодосовхоз "Кавказ" совхоз "Изобильненский" совхоз "Московский" плодосовхоз "Мичуринский" откормсовхоз "Русский" совхоз "Рассвет" совхоз. "Подлужный" совхоз. "Заозерный" совхоз. "Овцевод" совхоз "Дружба" КДП "Егорлыкское" АОЗТ "Тищенское" АОЗТ "Баклановское" КСХП "Правда" опхоз "Изобильненское" - СтавНИИГиМ АОЗТ "Кавказ" АОЗТ "Изобильненское" (ООО "Колос") КСХП "Московское" АОЗТ "Мичуринское" АОЗТ "Русское" КСХП "Рассвет" КСХП "Подлужное" КСХП "Заозерное" АОЗТ "Рождественское" КДСП "Дружба" № зоны Организационно-правовая форма собственности после реформирования СА колхоз "Путь Ленина" АОЗТ "Птичий" 4.6.3. Анализ земельных ресурсов агроландшафтных зон района.

Изучение с помощью ГИС-технологий пространственного размещения почв на территории района показывает, что ландшафтные особенности четко отражаются на почвенных параметрах, точно копирующих различия в рельефе, почвообразующих породах, растительности и климате, присущих каждой агроландшафтной зоне.

Почвы I агроландшафтной зоны. Черноземы обыкновенные карбонатные, на 88% неэродированные в основном мощные (более 80%) слабогумусированные (82%) тяжелосуглинистые. Засоление отсутствует. В почвенном поглощающем комплексе преобладает кальций, на долю которого приходится от 70 до 90%. По обеспеченности фосфором 78% пахотных земель относятся и средне- высоко обеспеченным с содержанием в пахотном слое 23 мг/кг. Количество калия варьирует от 288 до 420 мг/кг, преобладает пашня с повышенной и высокой обеспеченностью (79%) данным элементом. Черноземы обыкновенные карбонатные, сформированные на богатых лессовидных отложениях и залегающие на слабоволнистых равнинах, являются наиболее плодородными в районе. Почвенный балл значительно превышает среднерайонный. Почвы II агроландшафтной зоны. Представлены черноземами обыкновенными карбонатными. Однако неоднородность почвообразующих пород и пересеченность рельефа повлияли на основные почвенные свойства. 30% площади почв сформировалось на плотных карбонатных породах, элювий которых в разном соотношении присутствует в почвенном профиле и на его поверхности. Данные породы являются своеобразным барьером, препятствующим мощному развитию почвообразовательного процесса. На долю недоразвитых почв с мощностью гумусовых горизонтов менее 40 см приходится 16%, среднемощных (40-80 см) - 57%, мощных (80-120 см) - 27%. По содержанию гумуса 66% почв относятся к слабогумусированным, 34% - к малогумусным. Эродированных черноземов - 19% общей площади II зоны, из них 15% подвержены водной и 4% - ветровой эрозии. Пахотные земли отличаются низкой обеспеченностью фосфором (более 60% площади) и средней обеспеченностью калием. Почвенный балл заметно ниже среднерайонного. Почвы III агроландшафтной зоны. Почвы данной зоны - черноземы обыкновенные слабогумусированные (57%) и малогумусные (43%). По мощности гумусовых горизонтов неоднородны: 6% площади - маломощные почвы, 60% среднемощные, 34% - мощные. Особенность данной зоны заключается прежде всего в сильной расчлененности рельефа и мозаичности почвообразующих по род, в составе которых преобладают аллювиально-делювиальные засоленные глины и тяжелые суглинки, а лессовидные отложения и скелетные карбонатные тяжелые суглинки занимают небольшую площадь. В почвенном поглощающем комплексе солонцеватых почв присутствует натрий, на долю которого приходится от 5 до 20% от емкости поглощения. Почвы, засоленные в слабой, средней и сильной степени, составляют 33%. Тип засоления в основном хлоридносульфатный. Солонцы и солончаки распространены в долинах степных рек. Интенсивно протекающие эрозионные процессы привели к появлению 16% смытых и 12% дефлированных почв. В пахотных землях содержится в среднем 17 мг/кг фосфора и 349 мг/кг калия. По фосфору – более 50% почв относятся к низко обеспеченным, по калию – наблюдается равномерное распределение по группам средней и повышенной обеспеченности. Почвенный балл – самый низкий в районе (Материалы почвенного обследования хозяйств района;

Почвенная карта …, 1979;

Почвенное обследование …, 1993;

Разработать методологические основы…, 2002;

Группировки почв по содержанию …, 2003). Сравнительная характеристика почвенного покрова по агроландшафтным зонам показана в таблицах 19-21. Таблица 19 Характеристика свойств почв по агроландшафтным зонам, % от площади зоны Почвенные свойства Содержание гумуса, % Мощность гумусовых горизонтов, см Менее 4 4-6 Менее 40 40-80 Более 80 Эродированность Ветровая Водная I 82 18 1 17 82 7 5 1 2 1 Агроландшафтная зона II 66 34 16 57 27 4 15 4 6 29 III 57 43 6 60 34 12 16 53 33 Солонцеватость Солончаковатость Каменистость Таблица 20 Агрохимическая характеристика пахотных земель в районе по агроландшафтным зонам № зоны Наименование хозяйства колхоз "Путь Ленина" совхоз "Птичий" совхоз "Ставропольский" I совхоз "Егорлыкский" совхоз "Тищенский" колхоз "Баклановский" колхоз "Правда" опхоз "Изобильненское" совхоз "Московский" плодосовхоз "Кавказ" плодосовхоз "Мичуринский" II откормсовхоз "Русский" совхоз "Рассвет" совхоз "Изобильненский" совхоз. "Подлужный" совхоз. "Заозерный" III совхоз. "Овцевод" совхоз "Дружба" рН 8,5 8,3 8,1 8,3 8,4 8,4 8,3 8,3 8,3 8,2 8,1 8,5 8,1 8,4 8,4 8,3 8,5 8,2 Гумус, % 2,9 2,6 2,7 3,0 2,8 3,1 3,1 2,6 3,1 2,9 4,3 3,5 3,1 2,8 3,5 3,9 3,7 4,1 Фосфор, мг/кг 23 35 31 16 33 19 16 51 14 39 17 12 16 29 14 14 13 22 Калий, Бонитет, мг/кг 358 348 440 418 301 369 346 283 281 381 250 198 292 382 248 381 291 354 55 47 64 62 63 68 58 49 51 58 балл 72 62 72 60 65 70 Таблица 21 Подверженность пашни эрозионным процессам по агроландшафтным зонам района, % Подверженная ветровой эрозии в т.ч. дефлированные Всего Всего слабо средне сильно 22,4 34,8 8,2 19,9 10,6 4,4 3,4 5,7 3,1 5,2 0,1 2,4 Агрозоны III II I В среднем по району Подверженная водной эрозии в т.ч. смытые Всего 30,1 7,1 1,7 11,0 слабо средне сильно 16,3 6,0 0,2 6,3 3,7 0,2 1,1 0,6 0,5 0,3 Подверженная совместной эрозии в т.ч. слаборазрушенные 2,1 3,0 0,1 1, 36,1 84,2 97,0 76, 33,8 8,7 1,4 12, Агроэкологическая группировка пашни по агроландшафтным зонам.

Качество пашни по выделенным агроландшафтным зонам Изобильненского района может быть охарактеризовано принадлежностью ее к той или иной агроэкологической группе. В районе в зависимости от рельефных условий, характера почвенного покрова, балльной оценки почв и возможности их использования в земледелии выделено пять агроэкологических групп земель пашни (табл. 22). Расчет средневзвешенного индекса агроэкологических групп (Разработать методологические основы…, 2002) проводился в ГИС Mapinfo с помощью SQL-запросов по формуле (I * 1 + II * 2 + III * 3 + IV * 4 + V * 5 + VI * 6) / площадь пашни где I-VI – агроэкологические группы земель;

(*, +, /) – операторы умножения, сложения и деления.

Таблица 22 Агроэкологическая группировка пахотных земель по агроландшафтным зонам района Агроландшафтные зоны Показатели га Всего пашни Агроэкологические группы земель, оставляемых в пашне, всего: в т.ч. I II III 40610 12241 1729 70,3 21,1 3,0 5,6 5,3 0,3 1,44 14342 12446 3914 3512 3492 20 1,90 41,9 36,4 11,5 10,2 10,2 10086 11450 5767 3520 3198 322 2,10 32,7 37,1 18,7 11,5 10,4 1,1 65038 36137 114410 10245 9739 506 1,74 52,9 29,4 9,3 8,4 7,9 0,5 54580 94,5 30702 89,8 27303 88,5 112585 91,6 57793 I % 47,0 га 34214 II % 27,9 га 30823 III % 25,1 Всего по району га 122830 % Группы земель, выводимые 3213 из пашни, всего в т.ч. IV V VI Средневзвешенная группа земель Благоприятность пашни по отношению к среднерайонному, % 3049 164 117, 90, 79, 100, Данный индекс показывает, что почвы третьей агроландшафтной зоны самые уязвимые, требующие дифференцированного использования и применения широкого спектра почвозащитных мер. По отношению к среднерайонному уровню их качество составляет 80%, по второй зоне - 90%, а по первой зоне - 117%.

4.6.4. Оценка экологической опасности использования земель.

Для оценки экологической опасности использования земель Изобильненского района была выбрана методика, разработанная в Белорусской сельскохозяйственной академии (Свитин, 1991). Данная методика предусматривает анализ экологической ситуации с использованием системы показателей, включающей группу данных о природной составляющей экологической опасности (относительно постоянная группа) и данные, характеризующие антропогенное воздействие (наиболее динамичная группа). Так как методика Свитина предназначена для территории Белоруссии, расположенной в провинции широколиственно-хвойных лесов, нам пришлось адаптировать данную методику для территории Изобильненского района, находящегося в степной провинции и провинции байрачных лесостепей. Нами не учитывался фактор лесистости территории, в виду весьма незначительного распространения лесных площадей. Для оценки нагрузки скота и загрязнения химическими элементами мы использовали методику анализа, изложенную выше. Природную (естественную) составляющую экологической опасности характеризуют в наибольшей степени следующие факторы: освоенность (отношение площади сельскохозяйственных угодий к общей площади земель хозяйства), распаханность (отношение площади пашни к площади сельскохозяйственных угодий), удельный вес земель с уклоном более 2° (напряженность рельефа), густота гидрографической сети (включая балки), а также вес угодий средостабилизирующего назначения (многолетние насаждения, пастбища, древесно-кустарниковые насаждения, многолетние травы). Антропогенная группа показателей экологической опасности использования земель включает следующие основные факторы: плотность населения и особенности расселения людей, степень нагрузки скота, особенности размещения ферм, комплексов и других экологически опасных объектов (К), а также величина загрязнения почв агроландшафтной зоны химическими элементами (Zc). Для количественной оценки этих факторов использован метод лиминированной группировки и индексации выделенных групп. Сущность его заключается в том, что весь возможный интервал изменения каждого из признаков подразделяется на определенное число групп и соответствующему значению в группе присваивается индекс (вес фактора) от 0 до 1. Причем максимальное значение индекса соответствует наибольшей экологической опасности данного фактора, а его снижение свидетельствует об уменьшении степени опасности. Такой подход позволяет сопоставить разные факторы и произвести с определенной степенью точности интегральную оценку всех факторов. Значения основных факторов экологической опасности использования земель приведены в таблице 23. Для расчета коэффициента размещения экологически опасных объектов учитывались особенности размещения загрязняющих объектов (Свитин, 1991) изложенные в таблице 24. Источником данных для сбора информации послужил проект перераспределения земель сельскохозяйственных предприятий Изобильненского района Ставропольского края (1993). Для оценки суммарного (общего) влияния перечисленных выше факторов загрязнения окружающей среды и степени экологической опасности использования земель целесообразно использовать среднегеометрическое значение их признаков с обобщающим коэффициентом 100:

1 Эо = 100(К 1 К 2...К n ), n где Эо – коэффициент суммарной экологической опасности использования земель;

Кn – значение экспертной оценки фактора из их общего числа n в долях единицы.

Таблица 23 Показатели фактора экологической опасности использования земель Элементы, составляющие экологическую опасЗначение фактора в ность долях единицы Природная (естественная) составляющая Освоенность территории, %: 1,0 более 90 0,9 81 – 90 0,7 71 – 80 0,5 60 – 70 0,3 менее 60 Распаханность территории, %: 1,0 более 90 0,9 80 – 90 0,8 71 – 80 0,7 61 – 70 0,6 51 – 60 0,5 50 и менее Удельный вес земель с уклоном более 2° (напряженность рельефа), %: 1,0 более 40 0,9 30 – 40 0,8 20 – 30 0,7 10 – 20 0,5 менее 10 Густота гидрографической сети, км/км2: 1,0 более 2,5 0,9 1,0 – 2,5 0,8 0,6 – 1,0 0,6 0,3 – 0,6 0,4 менее 0,3 Удельный вес угодий средостабилизирующего назначения, %: 1,0 менее 25 0,9 25 – 35 0,7 35 – 50 0,5 50 – 70 0,3 более 70 Антропогенная (социально-экономическая) составляющая Индекс плотности населения, чел/км2 число сел: 1,0 более 200 0,9 150 – 200 0,8 100 – 150 0,7 50 – 100 0,5 менее Элементы, составляющие экологическую опасность Степень концентрации животноводства, условных голов / 100га сельскохозяйственных угодий: более 200 161 – 200 126 – 160 100 – 125 менее 100 Коэффициент размещения экологически опасных объектов: 0,9 – 1,0 0,8 – 0,9 0,5 – 0,8 0,2 – 0,5 менее 0,2 Загрязнение почв химическими элементами, Zc: 13 и более 9 – 12 4–8 3 и менее Значение фактора в долях единицы 1,0 0,8 0,6 0,25 0,2 1,0 0,9 0,7 0,5 0,2 1,0 0,75 0,5 0, Сопоставляя значения природных (Эп) и антропогенных (Эа) факторов для каждой агроландшафтной зоны, можно сделать вывод о степени опасности для окружающей среды сложившихся способов хозяйствования. Ключевым в этом плане является уравнение для определения индекса загрязнения (Iз): Iз = Эп – Эа Из этого уравнения вытекает, что в агроландшафтных зонах со значением индекса Iз менее 5 целесообразно наметить и в первую очередь осуществлять мероприятия по охране природы.

Таблица 24 Значение коэффициента размещения экологически опасных объектов Фактор и его составляющие Численное значение Размещение по отношению к водоохранной зоне водотоков и водоемов вне пределов водоохранной зоны в пределах частичной охраны в пределах строгой охраны в прибрежной полосе Размещение по отношению к населенным пунктам: вне санитарно-защитных, зеленых и других зон на окраинной части зон в непосредственной близости к селам Размещение к другим охраняемым объектам: вне буферной зоны охраны в пределах буферных зон в пределах защитных зон 0,1 0,5 0,9 0,2 0,8 1,0 0,2 0,8 0,9 1, Результаты оценки экологической опасности использования земель изложены в таблице 25. Исходя из проведенных вычислений индекса загрязнения, согласно методике В.А. Свитина, можно сделать вывод, что все агроландшафтные зоны имеют «критический» уровень антропогенной нагрузки, так как лежат в диапазоне от -10 до 5 единиц. Однако, II-я агроландшафтная зона наиболее близка к порогу в 5 единиц – точке отсчета «опасности» использования земель и при снижении нагрузки может перейти в более благополучную группу со «значительным» уровнем Iз.

Таблица 25 Значения факторов в долях единицы для элементов, составляющих экологическую опасность для агроландшафтных зон.

Элементы, составляющие экологическую опасность Агрозона I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III I II III Значение фактора 87,3 (0,9) 93,4 (1,0) 91,8 (1,0) 88,1 (0,9) 73,5 (0,8) 67,7 (0,7) 20,0 (1,0) 33,4 (0,8) 40,4 (0,6) 0,8 (0,5) 21,5 (0,8) 26,5 (0,8) 0,14 (0,4) 0,28 (0,4) 0,41 (0,6) 3,24 4,10 4,03 29,0 (0,75) 18,0 (0,50) 9,8 (0,25) 3,2 (0,25) 4,5 (0,25) 6,8 (0,50) 114 (0,8) 270 (1,0) 109 (0,8) 0,3 (0,5) 0,3 (0,5) 0,3 (0,5) 3,5 (0,50) 2,8 (0,25) 3,6 (0,50) 1,00 0,63 1,00 2,24 3,47 3,03 0,072 0,057 0, Природная составляющая Освоенность территории, % (доли единицы) Распаханность территории, % (доли единицы) Удельный вес угодий средостабилизирующего назначения, % (доли единицы) Удельный вес земель с уклоном более 2°, % (доли единицы) Густота гидрографической сети, км/км2 (доли единицы) Среднегеометрическое значение природной составляющей (единиц) Антропогенная составляющая Нагрузка скота на сельскохозяйственные угодья, условных голов (доли единицы) Нагрузка овец на пастбища, условных голов (доли единицы) Индекс плотности населения, чел/км2 число сел (доли единицы) Коэффициент размещения экологически опасных объектов, K (доли единицы) Загрязнение химическими элементами, Zc (доли единицы) Среднегеометрическое значение антропогенной составляющей (единиц) Индекс загрязнения, Iз (Iз = Эп – Эа) Коэффициент суммарной экологической опасности использования земель (Эо) ВЫВОДЫ 1. Основой анализа пространственной и тематической информации по агроландшафтам края и агроландшафтным зонам административного района при использовании ГИС-технологий являются цифровые ландшафтные карты. В связи с этим для анализа созданы цифровые ландшафтные карты:

- масштаба 1:500000, для территории Ставропольского края, с векторными слоями ландшафтных провинций, ландшафтов (базовый слой для сбора, накопления и хранения атрибутивной информации) и морфологических единиц ландшафтов в ранге местностей;

- масштаба 1:100000 для территории административного района края, включающая векторные слои ландшафтов, агроландшафтных зон (базовый слой для сбора, накопления и хранения атрибутивной информации) и местностей. 2. Разработана структура и собран электронный банк данных земельноинформационной системы состоящий из баз данных:

- по крупнейшим землепользователям края, (117 атрибутивных полей);

- по агроклиматическим ресурсам и потенциалам края, (15 атрибутивных полей);

- по агроландшафтам края, включающая сгруппированные по ядровым группам хозяйств агроландшафтов атрибуты из базы данных по землепользователям и полученную путем применения технологии оверлея информацию из базы данных по агроклиматическим ресурсам;

- по агроландшафтным зонам административного района края, созданная путем группировки показателей из базы данных по землепользователям и анализа картографического материала. 3. Результаты анализа показали, что распределение бонитетов почв по ландшафтам края носит зональный характер, увеличиваясь с востока и северо-востока на запад края, крайние значения средневзвешенных бонитировочных баллов в агроландшафтах различаются более чем в три раза. Разница в плодородии почв пашни и пастбищ в основной массе ландшафтов лежит в диапазоне 25-50%, что свидетельствует об исчерпании резервов расширения пашни за счет других угодий в ландшафтах края, а при существующем дисбалансе угодий (особенно в ландшафтах с распаханностью более 70%) целесообразно сокращение пашни за счет вывода малопродуктивных земель. Анализ природно-климатических ресурсов ландшафтов края как в целом для земледелия, так и для возделывания отдельных сельскохозяйственных культур показал, что, во-первых, территория края пригодна для ведения земледелия, особенно в западных ландшафтах;

во-вторых, природно-ресурсный потенциал возделывания озимых культур значительно выше, чем яровых зерновых, кроме того, установлено, что при возделывании озимых зерновых их низкий почвенно-климатический ресурс может быть оптимизирован с помощью чистых паров;

в-третьих, необходимо очень взвешенно подходить к размещению подсолнечника и кукурузы в ландшафтах края, поскольку хороший потенциал их возделывания занимает только 30% территории на западе края, а в восточных и северо-восточных ландшафтах возделыванием этих культур заниматься не целесообразно. 4. Анализ степени сельскохозяйственных нагрузок установил, что наименьшую суммарную сельскохозяйственную нагрузку имеют ландшафты с высокой расчлененностью рельефа, а кризисную – большинство степных ландшафтов, из-за значительной агрогенной нагрузки и нагрузки скота. Пересчет сельскохозяйственных нагрузок с учетом бонитировочных баллов почвенного плодородия выявил зональный характер возрастания суммарного коэффициента нагрузок с увеличением более чем в три раза от предгорных ландшафтов к полупустынным, что связано с уменьшением балла почвенного плодородия в восточном направлении и с высокими нагрузками на ландшафты сухих степей и полупустынь. 5. В результате анализа определена степень проявления и развитие в агроландшафтах агрохимической деградации пашни. В большинстве агроландшафтов, особенно в западной части края отмечается убыль гумуса и об менного калия, хотя эти изменения и не выходят за рамки групп обеспеченности. Можно говорить о тенденции снижения почвенного плодородия, не поддерживаемого внесением органических и калийных удобрений. По подвижному фосфору тенденции изменения менее тревожны. Анализ химического загрязнения почвенного покрова показал, что большая часть ландшафтов (75%) восточной и северной и западной частей края относятся к категории загрязненности почв, определяемой как «неопасная», ландшафты с категорией «допустимая» занимают две полосы, простирающиеся с северо-запада на юг с увеличением Zc к югу и по долине реки Кумы. Наиболее загрязнены 13 и 22 ландшафты. Интегральная оценка деградационных процессов в пашне и сельскохозяйственных угодьях показала, что особенно тревожное состояние сельскохозяйственных угодий в 11, 2, 6, 17, 21, 4, 1 и 13 ландшафтах края, пашни в 6, 4, 21, 1 и 13. Выявленная связь степени проявления и развития деградационных процессов с морфологической структурой ландшафтов показала, что высокие структурно-денудационные плато, эрозионно-денудационные высокие равнины акчагыльской и апшеронской поверхностей выравнивания, аллювиально-морские равнины и эоловые дефляционно-аккумулятивные низменности в первую очередь подвержены деструктивным процессам (ландшафты 1, 2, 4, 6, 13, 16, 17). 6. Используя ГИС-технологии, проведена типизация ландшафтных морфологических единиц на уровне местностей с выделением трех агроландшафтных зон для территории Изобильненского района Ставропольского края. Оценка экологической опасности использования земель района по агроландшафтным зонам, выявила «критический» уровень антропогенной нагрузки в агроландшафтных зонах. Однако, II-я агроландшафтная зона наиболее близкая к порогу в 5 единиц – точке отсчета «опасности» использования земель при снижении нагрузки может перейти в более благополучную группу со «значительным» уровнем.

ЛИТЕРАТУРА 1. Аверьянов А.Н. Системное познание мира: Методологические проблемы М.: Политиздат, 1985. - 263 с. 2. Агроклиматические ресурсы Краснодарского края. – Л.: Гидрометеоиздат, 1975. – 276 с. 3. Агроклиматические ресурсы Ставропольского края. - Л.: Гидрометеоиздат, 1971. – 238 с. 4. Агрохимическая характеристика почв пашни Ставропольского края. - Ставрополь: Ставропольская правда, 1988. - 26 с. 5. Агроэкология /В.А. Черников, Р.М. Алексахин, А.В. Голубев и др.;

Под ред. В.А. Черникова, А.И. Черкеса. – М.: Колос, 2000. – 535 с. 6. Адаптивно-ландшафтная система земледелия Рязанской области - Модель 21 столетия /Под ред. С.Я. Полянского. - Рязань, 2001. - 181 с. 7. Атлас земель Ставропольского края. - М.: ДИ ЭМ БИ, 2000. - 118 с. 8. Ахтырцева Н.И. О классификации антропогенных ландшафтов /Н.И. Ахтырцева //Вопросы географии: Влияние человека на ландшафт.– М., 1977. - Сб. 106. – С. 53-57. 9. Белолипский В.А. Принципы оптимизации агроландшафта /В.А. Белолипский //Земледелие. - 1992. - № 7-8. – С. 17-20. 10. Берлянт А.М. Геоиконика /А.М. Берлянт. – М.: МГУ: АЕН РФ: Астрея, 1996. – 208 с. 11. Беручашвили Н.Л. Ландшафтная карта Кавказа /Н.Л. Беручашвили. – Тбилиси, 1979. - 2 c. 12. Беручашвили Н.Л. Объяснительная записка к Ландшафтной карте Кавказа. Ч.1. / Н.Л. Беручашвили. - Тбилиси: ТГУ, 1980. – 56 с. 13. Булатов В.И. Прогноз антропогенной трансформации ландшафтов как один из видов географического прогноза /В.И. Булатов //Теория и методы прогнозирования геогр. среды. - Иркутск, 1973. 14. Бураков В.И. Система земледелия и агроландшафт /В.И. Бураков //Земледелие. – 1990. - № 4. – С. 40–44.

15. Володин В.М. Конструирование экологически устойчивых агроэкосистем / В.М. Володин, И.П. Здоровцов //Земледелие. – 1999. - № 1. – С.18-20. 16. Гвоздецкий Н.А. Физико-географическое районирование Европейской части СССР и Кавказа / Н.А. Гвоздецкий // Известия ВГО. - Л., 1960. - №5. 17. Геоинформатика. Толковый словарь основных терминов /Под ред. А.М.Берлянта, А.В.Капралова. – М.: ГИС-Ассоциация, 1999. – 204 с. 18. Геоинформационная система деградации почв России /В.С. Столбовой, И.Ю. Савин, Б.В. Шеремет, В.В. Сизов, С.В. Овечкин //Почвоведение. - 1999. - №5. – С. 646-651. 19. Геренчук К.И. Некоторые итоги и задачи географических исследований для оценки земель /К.И. Геренчук // Вопросы географии. - М., 1965. - Сб. 67. - С. 24–31. 20. ГИС-модели прогнозов в землепользовании и оценке состояния почвенного покрова: Тез. докл. II съезда Об-ва почвовед. при РАН /В.А. Рожков, В.С. Столбовой, А.З. Швиденко, Г. Фишер. - СПб., 1996. - С. 62-63. 21. Глазовская М.А. Опыт сельскохозяйственной характеристики земель на основе С. 145-153. 22. Годзевич Б.Л. Системно-экологический подход в природопользовании /Б.Л. Годзевич //Современные проблемы экологии и природопользования на Ставрополье. – Ставрополь: СГПИ, 1993. - С.14–18. 23. Годзевич Б.Л. Пути оптимизации природопользования в Ставропольском крае /Б.Л. Годзевич //Современные тенденции экономики и политики на Ставрополье: Тез. докл. – Ставрополь: Ставроп. Отд. КРО, 1995. - С.58–61. 24. Годзевич Б.Л. Системология природы как теоретическая основа природопользования /Б.Л. Годзевич //«Вопросы географии и краеведения», науч.практ. конф. «Университетская наука - региону». – Ставрополь: СГУ, 1997. С. 10–12. 25. Годзевич Б.Л. Принципы и законы системно-экологического природопользования /Б.Л. Годзевич //«Вопросы географии и геоэкологии», науч.-практ. крупномасштабных комплексных физико-географических исследований / М.А. Глазовская //Вопросы географии. - М., 1958. - Сб. 43. конф. «Университетская наука - региону». – Ставрополь: СГУ, 1998. - С.48– 51. 26. Годовой отчет …, 1985. 27. Государственная Дума Ставропольского края. «О порядке использования земельных ресурсов Ставропольского края на агроландшафтной основе», Постановление № 637-39 от 26.06.97 г. 28. Государственная кадастровая оценка земель //ФГУП. - Ставрополь: НИИ гипрозем, 2003. - ? с. - Рукопись. 29. Гохман В.М. Системный подход в географии /В.М. Гохман, А.А Минц, В.С. Преображенский //Вопросы географии. - М., 1971. – Сб. 8. – С. 65-67. 30. Гракович В.Ф. Некоторые вопросы построения банка географических данных /В.Ф. Гракович //Современные проблемы и методы географического исследования. - М., 1976. - ? с. 31. Группировки почв по значению уровня pH (пашня) на 1.01.2003. – Ставрополь, 2003. - 26 с. - Рукопись. 32. Группировки почв по содержанию гумуса (пашня) на 1.01.2003. – Ставрополь, 2003. - 26 с. - Рукопись. 33. Группировки почв по содержанию подвижного фосфора (пашня) на 1.01.2003. – Ставрополь, 2003. - 26 с. - Рукопись. 34. Группировки почв по содержанию обменного калия (пашня) на 1.01.2003. Ставрополь, 2003. - 26 с. - Рукопись. 35. Демек Я. Теория систем и изучение ландшафта / Я. Демек. - М.: Прогресс, 1977. - 223 с. 36. ДеМерс, Майкл Н. Географические информационные системы /Майкл Н. ДеМерс. – М.: Дата+, 1999. – 494 с. 37. Дербинова М.П. Экономико-географическая характеристика экологического региона /М.П. Дербинова, Е.В. Сороковикова //Региональный экологический мониторинг. - М., 1983. – С. 15-23. 38. Диденко П.А. Морфологическая и хозяйственная структура лесостепных ландшафтов Ставропольской возвышенности /П.А. Диденко //Вестник Ставроп. ун-та. - 1999. – Вып. 17. - С. 19-23.

39. Диденко П.А. Агроландшафты лесостепной провинции Ставропольской возвышенности: Дис… канд. геогр. наук /П.А. Диденко. - Ростов н/Д, 2001. - 138 с. 40. Диденко П.А. Агроландшафты лесостепной провинции Ставропольской возвышенности: Автореф. дис. … канд. геогр. наук /П.А. Диденко. - Ростов н/Д, 2001. – 24 с. 41. Егоренков Л.И. Ландшафтно-экологические основы территориальной организации землепользования: Автореф. дис. … докт. геогр. наук /Л.И. Егоренков. - М., 1995. - 41 с. 42. Желнакова Л.И. Оптимизация использования почвенно-климатических ресурсов Центрального Предкавказья для производства зерна озимой пшеницы с помощью чистых паров. – Автореф. дис. … канд. с-х. наук /Л.И. Желнакова. – Ставрополь, 1992. - 25 с. 43. Закон Ставропольского края «О сохранении почв и земель, предотвращении их деградации» от 7 апреля 1995 года №4-ХЗ. 44. Зворыкин К.В. Сельскохозяйственная типология земель для кадастровых целей /К.В.Зворыкин //Вопросы географии. – М., 1965. – Сб. 67. – С. 61-82. 45. Зворыкин К.В. Агрогеографическое изучение земельных ресурсов /К.В. Зворыкин // Вопросы географии. - 1984. - № 124. 46. Иванов Н.Н. Ландшафтно-климатические зоны земного шара /Н.Н. Иванов //Записки геогр. об-ва. – 1949. - Т.1 (нов. сер.). – С. 228. 47. Информационно-справочные системы по оптимизации землепользования в условиях ЦЧЗ /Под ред. И.И.Васенева, Г.Н.Черкасова. – Курск, 2002. - 118 с. 48. Исаков Ю.А. Классификация, география и антропогенная трансформация экосистем /Ю.А. Исаков, Н.С. Казанская, Д.В. Панфилов. - М.: Наука, 1980. 226 с. 49. Исаченко А.Г. Оптимизация природной среды. Географический аспект /А.Г. Исаченко. - М.: Мысль, 1980. - 264 с. 50. Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование /А.Г. Исаченко. - М.: Высш. шк., 1991. - 366 с.

51. Исаченко А.Г. Обзорные эколого-географические карты (опыт разработки) / А.Г. Исаченко. // Известия ВГО. - 1993. - Вып.125, № 4. - С.11-21. 52. Каменная степь /Ф.Н. Мильков, А.И. Нестеров, Н.Г. Петров, М.В. Гончаров. Воронеж, 1971. 53. Карта загрязненности почв и донных отложений Ставрополья химическими элементами /масштаб 1:500000/. - Ессентуки: Гидрогеолтрассеры, 1994. - 2 с. - Рукопись. 54. Каторгин И.Ю. Распаханность территории Ставропольского края (ландшафтный аспект) /И.Ю. Каторгин //«Природные ресурсы и экологическое образование на Северном Кавказе», межрегиональная науч.-практ. конф. (2;

2002;

Ставрополь). Материалы межрегиональной науч.-практ. конф. (21-22 нояб. 2002 г.). – Ставрополь, 2002. – С. 20-21. 55. Каторгин И.Ю. Использование ГИС-технологий при оценке биоклиматического потенциала ландшафтов Ставропольского края /И.Ю. Каторгин // ЭКО экология, культура, образование. - Ставрополь, 2002. - Вып. №9. - С 22-24. 56. Каторгин И.Ю. Структура банка данных ГИС «Агроландшафты Ставропольского края». /И.Ю. Каторгин //«Вопросы физической географии», 47 науч.метод. конф. «Университетская наука – региону». Материалы науч.-метод. конф. «Университетская наука – региону». – Ставрополь, 2003. - С. 119-124. 57. Каторгин И.Ю. Расчет биоклиматических потенциалов ландшафтов Ставропольского края с использованием ГИС MapInfo и программы построения интерполированных поверхностей 3D Field /И.Ю. Каторгин // «Современная биогеография», вторая всероссийская научная телеконференция. Секция: история, методология и теория биогеографии (22.09.03 – 02.10.04), 5 стр. 58. Каторгин И.Ю. Сельскохозяйственная нагрузка на агроландшафты Ставропольского края /И.Ю. Каторгин // «Научные основы земледелия и влагосберегающих технологий для засушливых регионов Юга России», междунар. науч.-практ. конф. Материалы междунар. науч.-практ. конф. Ч.I. Проблемы земледелия. - Ставрополь, 2003. - С 61-65. 59. Каштанов А.Н. Концепция ландшафтной контурно-мелиоративной системы земледелия /А.Н. Каштанов // Земледелие. - 1992. - № 4. – С.2-4.

60. Кирюшин В.И. Экологические основы земледелия /В.И. Кирюшин - М.: Колос, 1996. - 366 с. 61. Кирюшин В.И. Основные принципы разработки адаптивно-ландшафтных систем земледелия /В.И. Кирюшин // Земледелие. – 1996. - № 3. - С. 42-44;

№ 4. – С. 38-41. 62. Кирюшин В.И. Экологизация земледелия и технологическая политика /В.И. Кирюшин. - М.: МСХА, 2000. - 473 с. 63. Коновалова Н.В. Введение в ГИС /Н.В. Коновалова, Е.Г. Капралов. – М., 1997. – 148 с. 64. Концепция формирования высокопродуктивных экологически устойчивых агроландшафтов и совершенствования систем земледелия на ландшафтной основе /А.Н. Каштанов, А.П. Щербаков, Г.И. Швебс и др. - Курск, 1992. 65. Концепция формирования высокопродуктивных экологически устойчивых агроландшафтов и совершенствования систем земледелия на ландшафтной основе / Под ред. А.Н. Каштанова, А.П. Щербакова. - Курск, 1992. – 139 с. 66. Котлярова О.Г. Положено начало освоению адаптивно-ландшафтных систем земледелия / О.Г. Котлярова //Земледелие. – 1999. - № 2. – С. 9-10. 67. Красноярова Б.А. Территориальная организация аграрного природопользования Алтайского края /Б.А. Красноярова. – Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. – 161 с. 68. Ландшафтное земледелие. Ч. 1. /Под ред. А.Н. Каштанова, А.П. Щербакова. Курск, 1993. - 54 с. 69. Ландшафтное земледелие. Ч. 2. /Под ред. А.Н. Каштанова, А.П. Щербакова. - Курск, 1993. - 104 с. 70. Лопырев М.И. Агроландшафты и земледелие /М.И. Лопырев, С.А. Макаренко. - Воронеж: ВГАУ, 2001. - 168 с. 71. Лопырев М.И. Основы агроландшафтоведения /М.И. Лопырев. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1995. – 180 с. 72. Лурье И.К. Геоинформатика. Учебные геоинформационные системы / И.К. Лурье. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997. – 115 с.

73. Мамай И.И. Динамика ландшафтов /И.И. Мамай. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. - 167 с. 74. Материалы обобщения агрохимического обследования по IV туру 83 – 88 гг. Агрохимцентр «Ставропольский». – Ставрополь, 1988. - 26 с. - Рукопись. 75. Мельник Ю.С. Климат и произрастание подсолнечника /Ю.С. Мельник. – Л.: Гидрометеоиздат, 1972. – 143 с. 76. Мересте У.И. Современная география: вопросы теории / У.И. Мересте, С.Я. Ныммик. - М.: Мысль, 1984. - 296 с. 77. Методика разработки систем земледелия на ландшафтной основе /Под ред. А. Н. Каштанова, А. П. Щербакова, В.М. Володина. - Курск, 1996. - 132с. 78. Методические указания по оценке степени опасности загрязнения почвы химическими элементами. М.: Минздрав СССР, 1987. 79. Методическое руководство по картографированию и оценке современных ландшафтов. - М.: ЮНЕП-ЮНЕСКО, 1991. - 37 с. 80. «Методические подходы к разработке типовых моделей адаптивноландшафтного землеустройства хозяйств всех форм собственности»: Отчет по заданию /РАСХН СНИИСХ;

Исп. Л.И. Желнакова. - Михайловск, 2002. 85 с. 81. Методическое пособие и нормативные материалы для разработки адаптивноландшафтных систем земледелия / Под ред. А.Н. Каштанова, А.П. Щербакова, Г.Н. Черкасова. - Тверь, 2001. - 260 с. 82. Мильков Ф.Н. Класс антропогенных промышленных ландшафтов /Ф.Н. Мильков // Вопросы антропогенного ландшафтоведения. - Воронеж, 1972. 83. Мильков Ф.Н. Человек и ландшафты. Очерки антропогенного ландшафтоведения /Ф.Н. Мильков. – М., 1973. - 224 с. 84. Мильков Ф.Н. Антропогенное ландшафтоведение, предмет изучения и современное состояние /Ф.Н. Мильков // Вопросы географии. – М., 1977. – Сб. 106. - С.11-27. 85. Мильков Ф.Н. Рукотворные ландшафты //Ф.Н. Мильков. - М.: Мысль, 1978. 86 с. 86. Мильков Ф.Н. Физическая география. Учение о ландшафтах и географиче ская зональность /Ф.Н. Мильков. - Воронеж, 1986. - 327 с. 87. Мильков Ф.Н. Общее землеведение /Ф.Н. Мильков. - М.: Высш. шк., 1990. 334 с. 88. Митрофанов Ю.И. О соотношении луга и пашни в Нечерноземной зоне /Ю.И. Митрофанов // Вестник РА СХН. - 1998. - №6. 89. Модели управления продуктивностью агроландшафта /Под ред. В.М. Володина, Г.Н. Черкасова. - Курск, 1998. – 215 с. 90. Морозов Н.Н. Экологизация степного природопользования: с чего начинать? / Н.Н. Морозов //Земледелие. -1992. - № 1. – С.17-18. 91. Нееф Э. География: синтез современных знаний / Э. Нееф, П. Хаггет. - М.: Прогресс, 1979. - 685 с. 92. Николаев В.А. Проблемы регионального ландшафтоведения /В.А. Николаев. - М.: МГУ, 1979. - 160 с. 93. Николаев В.А. Концепция агроландшафта /В.А. Николаев // Вестник Моск. ун-та. Сер. 5, География. - 1987. - № 2. - С.22–27. 94. Новаковский Б.А., Прасолова А.И., Прасолов С.В. Цифровая картография: цифровые модели и электронные карты /Б.А. Новаковский, А.И. Прасолова, С.В. Прасолов. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. 95. Нормативно-правовые акты …, 1992. 96. Овчинников Н.Ф. Принципы сохранения / Н.Ф. Овчинников. - М.: Наука, 1966. – 331 с. 97. О концепции ландшафтного земледелия /А.Н. Каштанов, А.П. Щербаков, Г.И. Швебс и др. //Вестник РАСХН. – 1992. - № 4.- С. 39-41. 98. Петрова Л.Н. Система сухого земледелия и пути ее совершенствования в Ставропольском крае /Л.Н. Петрова, Л.И. Желнакова //«Защитное лесоразведение и мелиорация земель в степных и лесостепных районах России (Итоги и опыт за 50 лет, задачи на ближайшую перспективу)», всероссийская науч.практ. конф. Материалы. – Москва, 1999. - С. 66-72. 99. Подколзин А.И. Плодородие почвы и эффективность удобрений в земледелии юга России /А.И. Подколзин. - М.: МГУ, 1997. – 182 с.

100. Постолов В.Д. Экологическая модель оптимального агроландшафта /В.Д. Постолов // Вестник РА СХН. – 1999. - № 3. - С. 17–19. 101. Пояснительная записка к карте загрязненности почв и донных отложений Ставрополья химическими элементами. - Ессентуки: Гидрогеолтрассеры, 1994. – 53 с. - Рукопись. 102. Преображенский В.С. Ландшафтные исследования /В.С. Преображенский. - М.: Наука, 1966. - 128 с. 103. Преображенский В.С. Беседы о современной физической географии /В.С. Преображенский. - М.: Наука, 1972. - 166 с. 104. Преображенский В.С. Поиск в географии /В.С. Преображенский. - М.: Просвещение, 1986. - 224 с. 105. Преображенский В.С. Основы ландшафтного анализа /В.С. Преображенский, Т.Д. Александрова, Т.П. Куприянова - М., 1988. - 192 с. 106. Преображенский В.С. Как же так, коллеги? /В.С. Преображенский //География. - 1997. - № 22. 107. Проектирование и внедрение эколого-ландшафтных систем земледелия в сельскохозяйственных предприятиях Воронежской области /Под ред. М.И. Лопырева. - Воронеж, 1999. - 186 с. 108. Разработка и использование ГИС Республики Молдова для анализа геоэкологических проблем / Т.С. Константинова, А.Ф. Урсу, Г.Н. Сыродоев, Р.М. Коробов, В.Я. Райлян, А.В. Оверченко //Геоинформационные и геоэкологические исследования в странах СНГ. - М., 1999. - С. 59-69. 109. Разработать методологические основы …, 2002. 110. Ракитников А.Н. География сельского хозяйства: (проблемы и методы исследования) / А.Н. Ракитников. – М.: Мысль, 1970. – 342 с. 111. Рамазанов Н.Г. Геоинформационное моделирование и оценка земельных ресурсов Южного Дагестана для целей растениеводства: Автореф. дис. … канд. с.-х. наук / Н.Г. Рамазанов. – М.: ТСХА, 1999. - 34 с. 112. Раменский Л.Г. Введение в комплексное почвенно-геоботаническое исследование земель / Л.Г. Рамазанов. - М.: Сельхозгиз, 1938. – 620 с.

113. Раменский Л.Г. Проблемы и методы изучения растительного покрова / Л.Г. Рамазанов. - Л.: Наука, 1971. - 334 с. 114. Реймерс Н.Ф. Экология (теория, законы, правила, принципы и гипотезы) /Н.Ф. Реймерс. – М.: Россия молодая, 1994. – 367 с. 115. Ретеюм А.Ю. Взаимодействие техники с природой и геотехнические системы /А.Ю. Ретеюм, К.Н. Дьяконов, Л.Ф. Куницин //Известия АН СССР. Серия географическая. – 1972. - № 4. – С. 46-55. 116. Рихтер Г. Культура ландшафта в социалистическом обществе /Г. Рихтер. М.: Прогресс, 1983. - 160 с. 117. Родоман Б.Б. Введение в социальную географию: Курс лекций /Б.Б. Родоман. - М.: РОУ, 1993. - 78 с. 118. Рожков В.А. Электронный Атлас СССР /В.А. Рожков, В.Н. Вагнер, Д.И. Рухович // 1 Съезд почвоведов Белоруссии: Тез. докл. - Минск, 1995. 119. Рябчиков А.М. Структура и динамика геосферы, ее естественное развитие и изменение человеком /А.М. Рябчиков. - М.: Мысль, 1972. – 223 с. 120. Сценарии изменения потенциальной продуктивности земель Московской области в результате эрозии почв (моделирование на основе технологии ГИС) /И.Ю. Савин, В.В. Сизов, Л.Г. Колесникова, Е.В. Александрова //Антропогенная деградация почвенного покрова и меры ее предупреждения. - М., 1998. - Т.1. - С. 191-192. 121. Савин И.Ю. Геоинформационный анализ ресурсного потенциала земель для сельскохозяйственных целей /И.Ю. Савин, Е.Г. Федорова //Современные проблемы почвоведения: Науч. тр. /Почвенный ин-т им. В.В.Докучаева - М., 2000. - С. 272-285. 122. Сапожникова С.А. Опыт агроклиматического районирования СССР /С.А. Сапожникова. – Л.: Гидрометеоиздат, 1975. – 302 с. 123. Сатаров Г.А. Ландшафтное земледелие в ОПХ «Новоникулинское» /Г.А. Сатаров, К.И. Карпович // Земледелие. – 1998. - № 6. – С. 17-18. 124. Саушкин Ю.Г. Культурный ландшафт /Ю.Г. Саушкин //Вопросы географии. - 1946. – Сб. 1. – С. 97-106.

125. Саушкин Ю.Г. К изучению ландшафтов СССР, измененных в процессе производства /Ю.Г. Саушкин //Вопросы географии. - 1951. - Сб. 24. - С. 276299. 126. Саушкин Ю.Г. Экономическая география: история, теория, методы, практика /Ю.Г. Саушкин. – М.: Мысль, 1973. – 559 с. 127. Саушкин Ю.Г. Географическая наука в прошлом, настоящем, будущем /Ю.Г. Саушкин. - М., 1980. - 296 с. 128. Сачок Г.И. Применение ГИС-технологий и моделирования в решении региональных задач природопользования в Белоруссии /Г.И. Сачок, В.Ф. Иконников //Геоинформационные и геоэкологические исследования в странах СНГ. - М., 1999. – С. 47-55. 129. Свидерский В.И. О диалектике элементов и структуры в объективном мире и познании /В.И. Свидерский. – М.: Соцэкгиз, 1962. – 275 с. 130. Селянинов Г.Т. О сельскохозяйственной оценке климата /Г.Т. Селянинов //Труды по сельскохозяйственной метеорологии. - 1928. - Вып. 20. – С. 165177. 131. Семендяева Н.В. Освоение адаптивно-ландшафтных систем земледелия в Новосибирской области /Н.В Семендяева., Н.И. Дробышева //Земледелие. – 1999. - № 1. – С. 24-25. 132. Серый А.И. Поправочные коэффициенты при бонитировке почв /А.И. Серый // Почвоведение. - 1984. - №3. - С. 114-126. 133. Свисюк И.В. Погода и урожайность озимой пшеницы на Северном Кавказе и в Нижнем Поволжье /И.В. Свисюк. – Л.: Гидрометеоиздат, 1980. – 208 с. 134. Системы земледелия Ставропольского края /Под ред. В.М. Пенчукова и др. - Ставрополь, 1983. – 271 с. 135. Скрипчинский А.В. К вопросу изучения внутриландшафтной дифференциации лесостепной растительности /А.В. Скрипчинский //Вестник СГУ. Естественные науки. - Ставрополь, 1999. - №17. 136. Современные ландшафты Ставропольского края. – Ставрополь: СГУ, 2002. – 228 с.

137. Сочава В.Б. Определение некоторых понятий и терминов физической географии /В.Б. Сочава //Докл. ин-та геогр. Сибири и Дальнего Востока. – 1963. - № 16. - С. 50-59. 138. Cочава В.Б. Введение в учение о геосистемах /В.Б. Сочава. - Новосибирск, 1978. - 319 с. 139. Схема использования земельных ресурсов Ставропольского края на агроландшафтной основе до 2005 года. - Ставрополь, 1997. - 147 с. 140. Теоретические основы и пути регулирования плодородия почв /Л.Л. Шишов, Д.Н. Дурманов, И.И. Карманов, В.В. Ефремов. - М.: Агропромиздат, 1991. – 304 с. 141. Теплицын В.Л. Концептуальные модели агроэкологического мониторинга, его цели и перспективы /В.Л. Теплицын //География и природные ресурсы. – 1995. - № 3. - С. 32–37. 142. Тертышников М.Ф. Основные этапы развития рельефа, ландшафтов и герпетофауны Предкавказья /М.Ф. Тертышников, В.А. Шальнев //Фауна и фаунистические комплексы юга России. – Ставрополь: СГПИ, 1990. 143. Технические отчеты по материалам почвенных обследований колхозов и совхозов Ставропольского края. 1975-2002 гг. – Ставрополь, б. г. – ок. 40000 с. - (Рукопись). 144. Тюрин В.Н. О роли естественных факторов в сельскохозяйственном производстве в Краснодарском крае. – Географические проблемы изучения, охраны и рационального использования природных условий и ресурсов Северного Кавказа /В.Н. Тюрин. – Ставрополь, 1973. - С. 27-28. 145. Уланова Е.С. Агрометеорологические условия и урожайность озимой пшеницы. – Л.: Гидрометеоиздат, 1975. – 302 с. 146. Федотов В.И. Техногенные ландшафты /В.И.Федотов. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. - 192 с. 147. Фридланд В.М. Агропроизводственные группировки почв и их роль в улучшении использования земельных фондов /В.М. Фридланд //Агрохимия. 1966. - № 4.

148. Харламов А.И. Применение статистических данных для оценки сельскохозяйственной нагрузки на агроландшафты /А.И. Харламов //Вестник РА СХН. - 2001. - №2. - С. 50-53. 149. Храмцов Л.И. К концепции ландшафтного земледелия /Л.И. Храмцов // Земледелие. – 1996. - № 1. - С. 13–16. 150. Черновалов М.Д. Физико-географическое районирование Ставропольской возвышенности в зоне Кубань-Калаусской обводнительно-оросительной системы /М.Д. Черновалов //Вестник МГУ. – 1963. - №6. 151. Чирков Ю.И. Агрометеорологические условия и продуктивность кукурузы /Ю.И. Чирков. – Л.: Гидрометеоиздат, 1969. – 251 с. 152. Чупахин В.М. Физическая география Северного Кавказа /В.М. Чупахин. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 1974. 153. Шальнев В.А. О генетическом принципе физико-географического районирования /В.А. Шальнев //Известия ВГО. – Л., 1965. – Т. 96. 154. Шальнев В.А. Опыт физико-географического районирования Ставропольской возвышенности /В.А. Шальнев //Известия ВГО. - Л., 1965. - Вып. 3, Т. 97. 155. Шальнев В.А. Вопросы палеогеографии и физико-географическое районирование Северного Кавказа /В.А. Шальнев. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. унта, 1974. 156. Шальнев В.А. Современные проблемы региональной географии /В.А. Шальнев. - Ставрополь, 1980. - 126 с. 157. Шальнев В.А. Геопространство и геопространственный подход /В.А. Шальнев //Вестник СГУ. Естественные науки. - 1996. – Вып. 6. - С. 15–19. 158. Шальнев В.А. Объектный подход и объект изучения в географии /В.А. Шальнев //Вестник СГУ. - 1997. – Вып.12. – С.3-10. 159. Шальнев В.А. Ландшафтно-экологическое районирование в вопросы эрозии и дефляции почв в пределах Ставропольского края /В.А. Шальнев, О.Н. Василенко //Актуальные вопросы экологии и охраны природы Ставропольского края. – Ставрополь: СГПИ, 1991.

160. Шальнев В.А. К вопросу об изучении структуры агроландшафта /В.А. Шальнев, П.А. Диденко // Вестник СГУ. - 1997. - № 12. - С.37-43. 161. Шальнев В.А. Ландшафтно-экологический подход и ландшафтноадаптивные системы сельхозугодий /В.А. Шальнев, П.А. Диденко //Горные и склоновые земли России. Пути предотвращения деградации и восстановления их плодородия. - Владикавказ, 1998. - С. 29–31. 162. Шальнев В.А. Ландшафты Ставропольского края /В.А. Шальнев. - Ставрополь, 1995. - 70 с. 163. Шашко Д.И. Агроклиматические ресурсы СССР /Д.И. Шашко. – Л.: Гидрометеоиздат, 1985. – 247 с. 164. Щербаков А.П. Ландшафтный подход в земледелии /А.П. Щербаков, Г.И. Швебс //Земледелие. – 1992. - № 6. – С.14-16. 165. Шлейнис Р.И. Интенсивность агрогенных нагрузок на почвенный покров Литвы /Р.И. Шлейнис //Почвоведение. - 1992. - № 7. 166. Экономическая эффективность сельскохозяйственного производства в 1984. - Рукопись. 167. Экспликация земель совхозов, колхозов и др. хозяйств по состоянию на 1 ноября 1986. - Рукопись. 168. Экспликация земель совхозов, колхозов и др. хозяйств по состоянию на 1 ноября 1990г. - Рукопись. 169. Bertalanffy L. von. General system theory: Foundation, development, applications /L. Bertalanffy. – N.-Y., 1968. 289 p. 170. Burrough P.A. Principal of Geographical Information Systems for Land Resources Assessment /P.A. Burrough. - Oxford: Clarendon Press, 1988. - 194 p. 171. Chidly T.R.E. Computerized systems of land resources appraisal for agricultural development / T.R.E. Chidly, J. Egly. – FAO, 1993. - 247 p. 172. Code pour la relev mthodologique de la vgtation et du milieu /Godron M. et al. - Paris: CNRS, 1968. 173. Eichorn G. Grundlagen eines Landinformationssistems /G. Eichorn //Aiig Vermess.- Nachr. - 1979. – Vol. 86, N 1.

174. GIS awareness in agricultural research //Environment Information and Assessment Tecn. Rep. UNEP. - 1997. - Vol. 946 p. 175. Kellog Ch. Soil and land classification /Ch.Kellog //J. Of Farm Economics. 1951. - Vol.4, N3. 176. Le Bas C., Jamagne M. Soil databases to support sustainable development / C. Le Bas, M. Jamagne //Joint Research Center-IRSA. - Orleans, 1996. - 149 p. 177. Long G. Diagnostie phyto-cologique et amnagement du territoire. T.1. /G. Long. - Paris, 1974. 178. MapInfo Professional: Руководство пользователя: Troy. - New York, 2000. – 760 с. 179. Oliver, M.A., R.W.Oliver. //Kriging: A Method of Interpolation for Geographic Information Sistems. - 1990. - 4(3). 180. Pimentel D. Energy efficiency mins systems organie and conventional agriculture /D. Pimentel, G. Behardi, S. Fast //Agroecosystems. - 1983. - Vol. 9, N4. - Р. 359-372. 181. Pimentel D., Pimentel S. Ecological aspects of agricultural policy// Nat. Resor J. - 1980. - Vol. 20, N3. – Р.555-585. 182. Stallings J.H. Soil Conservation /J.H. Stallings. - New Jersey, 1957. - 390 р. 183. Westhoff V. kologische und systematische Beziehungen zwischen natrlicher und antropogene Vegetation /Westhoff V., Lewen C.G. Van. //Antropogene Vegetation. - 1966. Русская версия /Авт. пер. Журавлев В.И., Колотов А.Ю., Николаев В.А. //MapInfo Corporation Приложение Приложение 1. Процентное соотношение площадей ландшафтов и типов местностей.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.