WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи КАЛАШНИКОВА Наталья Владимировна ОБРАЗОВАНИЕ СОВЕТА ЕВРОПЫ, ЕГО СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 07.00.03. – ...»

-- [ Страница 2 ] --

В итоге 8 мая 1948 г. в Гааге начал работу Европейский конгресс, торжественное открытие которого проходило в «Рыцарском зале». Это было очень почетно, так как именно в этом зале нидерландский парламент собирался для заслушивания тронной речи королевы. В Конгрессе приняли участие 740 делегатов, представителей разных стран. Среди участников были бывшие премьер-министры и министры иностранных дел, члены парламента и выдающиеся личности, представлявшие культурную и интеллектуальную элиту Европы. Самой многочисленной была делегация Франции – 155 человек, далее Великобритании – 145 человек;

Нидерландов – 59, Италии – 57, Германии – 51, Швейцарии – 40, Дании – 32, Швеции – 19, Бельгии – 68, Греции – 18, Австрии – 12, Норвегии – 12, Люксембурга – 8, Ирландии – 5, Саара – 5, Лихтенштейна – 3. 118 Конечно же, на этом фоне особенно заметна была делегация Германии, возглавляемая Аденауэром. Хотя она и должна была лишь скромно участвовать в общих дебатах, уже одно ее простое присутствие символизировало начало новой эры. Также присутствовали наблюдатели из Болгарии, Канады, Чехословакии, Финляндии, Польши, Румынии, Испании, Португалии, Турции, США и Югославии. Восточная Европа была представлена делегациями эмигрантов, их возглавлял бывший посол Венгрии в Париже Поль де Сэр. Были и делегаты, которые находились на нелегальном положении.119 Почетным президентом Конгресса был избран Уинстон Черчилль. Перед Европейским Конгрессом в Гааге были поставлены следующие задачи: показать миру истинный масштаб поддержки идеи европейского объединения;

дать новые силы Движению за объединение Европы и сформулировать практические рекомендации по реализации его идей. На Гаагском конгрессе были сформированы три комиссии: экономическая, политическая и культурная. Экономическая комиссия, возглавляемая Полем Ван Зееландом, стала театром длительных и острых дебатов. Предметом принципиальных дискуссий стал вопрос: будут ли включать структуры новой объединенной Европы такой орган, как, например, «экономический и социальный совет», хотя бы и с консультативными функциями120. Большое внимание привлекла работа политической комиссии. Участники ее очень быстро пришли к единому мнению о необходимости создания представительной Ассамблеи, в которой европейские страны могли бы обсуждать свои общие проблемы.121 Однако оставалось неясным, как будет устроена эта Ассамблея и какова будет ее компетенция. Спорным стал вопрос: участники Ассамблеи должны быть назначены или избраны? «Федералисты» настаивали на том, чтобы назначенные представители «живых сил нации» (профсоюзы, кооперативы, церковь и т.д.) входили бы в нее наряду с депутатами и сенаторами, в то время как бывший французский министр Поль Рейно предлагал систему прямых выборов, согласно которой один делегат избирался бы от 0,5 млн. жителей122. Ни первое, ни второе предложение не было принято, и Конгресс вернулся к первоначальной редакции, предложенной Р. Маккеем. Было решено, что Ассамблея будет избираться национальными парламентами.123 Термин «Совет Европы», предложенный У. Черчиллем, был вновь взят на вооружение, а идея подобной организации получила дальнейшее развитие. Что касается решений культурной комиссии, то, отмечая национальное разнообразие, подчеркивалось общее наследие христианской цивилизации, духовных и культурных ценностей, приверженность к фундаментальным правам человека, в частности свободе мысли и выражения. В то же время отмечалось, что поле деятельности ЮНЕСКО слишком обширное, а национальные институты ограничиваются областью слишком узкой. В связи с этим было предложено создать постоянный орган, который будет представлять Европейский культурный центр, независимый от правительственных проверок и 73 решающий следующие задачи;

способствовать развитию чувства европейского сообщества посредством образовательных общения, печати, книг, фильмов и радио, а также в учреждениях;

проводить встречи представителей культуры, чтобы они могли выразить свою точку зрения на главные вопросы, интересующие жителей континента;

предлагалось благоприятствовать поддержать усилия, свободному продвижению на идей, публикаций и других видов искусства из одной страны в другую. Кроме того, направленные независимость образования от политического давления, благоприятствовать сотрудничеству преподавателей и приступить к пересмотру учебников истории, который уже проводился в странах Скандинавии.124 Подчеркивая, что молодежь является будущим Европы, предлагалось создать Европейский институт детства и молодежи, в котором широкое участие принимали бы также и женщины. 125 Следует отметить, что организаторам Гаагского конгресса, помимо прочего, приходилось преодолевать значительные трудности, связанные с различным подходом участников конгресса к степени ангажированности США в европейских делах. С одной стороны, оставались живучими иллюзии прочного альянса между победителями во Второй мировой войне. Причем, не столько у политических деятелей, сколько в мacce избирателей, и это надо было принимать в расчет. С другой стороны, большинство европейцев негативно воспринимало ситуацию, в которой Европа должна была экономически зависеть от США. Американцы в целом стремились не задевать европейскую чувствительность в этом вопросе и пытались быть как можно более тактичными. Но трудно отрицать, что в этот момент Европа, как сказал позже П.-А.Спаак, «жила в страхе перед русскими, с одной стороны, и в страхе перед американской щедростью – с другой»126. Таким образом, несмотря на многочисленные разногласия о путях, формах и темпах продвижения к единой Европе, превалирующим на Гаагском конгрессе было довольно оптимистическое общее настроение. Оно нашло свое отражение в зачитанном Д. де Ружемоном на последнем пленарном заседании 10 мая «Послании к европейцам». В нем говорилось о том, что главной опасностью для Европы является ее деление европейцами, унификация будет вынужденной, Европы и европейской цивилизации в целом на национальные государства и, если не будет создан союз самими она осуществится либо явилось человеческое вмешательством извне, либо внутренней узурпацией. Высшим завоеванием достоинство. Для того чтобы спасти права и свободы, необходимо объединение. Это послание резюмировало резолюции Конгресса в пяти пунктах и призывало к:

- 1. созданию объединенной Европы со свободным передвижением людей, идей и ценностей;

- 2. принятию Хартии прав человека, гарантирующей свободу мысли, собраний, мнений, а также свободу выражения оппозиционных идей;

- 3. созданию Суда, призванного обеспечить соблюдение положений Хартии прав человека;

- 4. созыву Европейской Ассамблеи, в которой были бы представлены «живые силы» всех европейских наций;

- 5. активной работе по продвижению идей строительства объединенной Европы, как единственного залога мира и большого будущего для нынешних и грядущих поколений.127 В результате дискуссий и работы комиссий Координационный комитет Движения за объединение Европы подготовил политический доклад Гаагского конгресса, в котором были изложены предложения относительно дальнейшего развития процесса создания объединенной Европы. На основе этого доклада было принято несколько политических резолюций. Их главное содержание сводилось к следующему: не может быть успешного восстановления Европы на базе жесткого сохранения национальных суверенитетов;

европейские нации должны создать экономический и политический союз в целях обеспечения безопасности, экономической независимости и социального прогресса, ради этого они должны быть готовы поступиться некоторыми своими суверенными правами;

без промедления должна быть созвана Европейская Парламентская Ассамблея, в которую бы вошли представители парламентов заинтересованных государств;

создаваемый европейский союз или федерация должны быть открыты для участия всех стран, где соблюдаются основные права человека;

должен быть создан европейский суд, обладающий необходимыми правами для принятия санкций в отношении нарушений прав человека;

должны быть сохранены существующие связи европейских стран с их заморскими территориями;

создание объединенной Европы является важнейшим этапом на пути к «единому миру».128 Дебаты «федералистов» и «унионистов» привели к формированию консенсуса вокруг общего знаменателя, в основу Р. Маккея, согласно которому состоящая был положен проект создавалась европейская Ассамблея, из политических деятелей, выходцев из национальных парламентов. 129 Ассамблея не должна выходить за рамки исследовательской и консультативной деятельности и должна быть лишена малейшей законодательной инициативы. Она должна представлять собой «власть воображения», способную подготавливать предложения правительствам и являться творцом будущего Европейского Союза. Анализ резолюций Конгресса показал, что на нем возобладало мнение сторонников более постепенного подхода к созданию объединенной Европы, в то время как сторонники более жесткого федеративного подхода не получили достаточной поддержки. И все же квинтэссенция этих резолюций состояла в едином желании значительных перемен на континенте, стремлении к единой, новой Европе. Это было и в сознании участников, и в атмосфере самого Конгресса. Несмотря на трудности, взаимное недоверие, противоречия между организаторами, это был единый порыв, такое выражение энтузиазма и рвения, какого Европа так и не смогла больше увидеть. Тогда в Гааге, в мае 1948 г., говорили о новой эре, и никогда в дальнейшем европейское движение не испытывало такого прилива сил и такого страстного желания созидать. Что же касается споров, то они возникали лишь потому, что каждый участник Гаагского конгресса серьезно относился к тому, в чем он участвовал. Вместе с тем, отсутствие конкретных решений, раскрывающих в деталях пути создания новой Европы, ее будущий облик, отнюдь не свидетельствовало о бесплодности этого Конгресса. Его участники и не ставили, судя по всему, перед собой такой задачи. Главным итогом дискуссий было формулирование ряда основополагающих идей, определивших во многом дальнейшее развитие европейской интеграции. Как писал спустя много лет (в 1968 г.) один из активных участников Гаагского конгресса Денис де Ружемон, «все вышло из Конгресса в Гааге в мае 1948 г.: первые европейские организации – парламентские, юридические, культурные, технические, основные принципы Общего рынка…».130 Прямым следствием предложений Гаагского Конгресса явилось создание Международным координационным комитетом 25 октября 1948 г. так называемого «Европейского движения» – постоянно действовавшей неофициальной организации, главной целью которой было развитие и пропаганда идеи Европейского союза. Почетными президентами «Европейского движения» были избраны Л.Блюм, У.Черчилль, Де Гаспери, П.-А. Спаак, чем как бы подчеркивался наднациональный характер организации и ее независимость от влияния различных партий.131 Таким образом, именно Европейское движение стало главной силой, ответственной за создание Совета Европы. Среди различных международных группировок, находившихся на политической арене в момент создания Совета Европы, только с этим Движением можно, очень относительно, сравнить роль федералистов в Американской истории, консерваторов в Канаде или лейбористов в Австралии.132 Однако, в отличие от этих партийных групп, Европейское Движение представляло собой свободную конференцию национальных и международных ассоциаций, имеющих различные и иногда противоречивые программы европейского объединения. К недостаткам Европейского движения первых лет можно отнести отсутствие общей идеологии, массовой поддержки, последовательного парламентского влияния на национальном уровне и прямых линий доступа к национальным правительствам. Кроме этого, видные политические фигуры, которые принимали участие в его деятельности в 1948-1949 гг., как правило, не занимали постов, дающих возможность принимать конкретные решения. В связи с этим наибольшего успеха Европейское Движение достигло в том, что его члены функционировали как национальные парламентские группы, оказывающие давление во время переговоров по созданию Совета Европы и ратификации его Устава. Практически то же самое можно сказать и про Европейский Парламентский Союз. После Конгресса Европы в Гааге Европейский Парламентский союз долгое время отказывался вступать в Европейское Движение, чтобы сохранить полную политическую независимость. Более того, даже при том, что национальные парламентарии регулярно выполняли и обсуждали европейские проблемы под его покровительством, Союз не стал предфедеральным каналом, через который сближались детали Европейского согласия.133 Таким образом, после Второй мировой войны благодаря целому комплексу причин, объединение Европы ведущими общественнополитическими деятелями было признано необходимым. Развернувшаяся дискуссия вылилась в борьбу по вопросам формы, структуры и компетенции будущего союза между федералистами, функционалистами и унионистами. Наибольший спор вызвала необходимость образования и автономия предлагаемой Ассамблеи. Компромисс был предложен Р. Маккеем и оформлен на Конгрессе Европы в Гааге в 1948 г. Продвижение этого проекта было возложено на Европейское Движение.

*** Подводя общий итог можно сделать вывод, что в основе создания Совета Европы лежала веками выработанная, переходящая из поколения в поколение идея единства Европы. Она основана на убеждении, что в Европе возник особый тип общества, основными элементами которого являлись европейская культура, демократия, верховенство права. Претворение в жизнь европейской идеи в ХХ в. связанно с целым комплексом политических, социально-экономических, правовых изменений, произошедших в Европе в данный период. Отцом-основателем панъевропейского движения по праву считается интеграции Р. и Куденхове-Калерги. заложил создал многие Он очертил схему контуры будущей возможных европейской проекта. преобразований, принципы последовательную реализации Куденхове-Калерги удалось привлечь многих видных деятелей Европы, таких как А. Бриан, к своему движению и подготовить европейское общество к попыткам осуществить панъевропейское объединение. Однако острые противоречия между европейскими странами в 20-30-е гг. ХХ в. исключили возможность реализации каких-либо проектов объединения Европы. Вернуться к созданию европейской организации стало возможно только после Второй мировой войны. Небывалые нарушения прав человека во время двух мировых войн и при тоталитарных формах правления привели к необходимости защиты демократических ценностей во имя защиты мира и построения единого европейского сообщества. Кроме того, начавшаяся «холодная война» сделала проблему консолидации Западной Европы особенно актуальной. Таким образом, начался общественно-политический этап образования Совета Европы. Он привел к оформлению трех основных течений: федералистов, унионистов и функционалистов, которыми были предложены различные пути и методы объединения исходя из представлений о конечных целях и внутренних мотивах каждого из течений. Ключевым моментом развернувшейся проевропейской борьбы были вопросы формирования европейской Ассамблеи, ее структуры, формы и полномочий. Тем не менее, в ходе дебатов общественно-политических деятелей удалось достичь согласия и сформировать некую компромиссную форму, одобренную на Конгрессе Европы в Гааге. В целях развития и пропаганды идеи европейского союза было создано Европейское Движение, которое сконцентрировало свою деятельность на разработке институциональных основ Союза. Однако различия теоретических подходов членов Европейского Движения затруднили выработку единой позиции. Главный итог деятельности Европейского Движения, и Европейского Парламентского Союза, в котором сконцентрировал свою деятельность Куденхове-Калерги, состоял в организации давление на национальных парламентариев, благодаря чему начался правительственный этап создания Совета Европы.

ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ОСНОВ СОВЕТА ЕВРОПЫ 2.1. Создание Совета Европы В 1948 г. Европейское движение организовало Международный комитет по объединению Европы, которому было поручено представлять решения Конгресса в Гааге европейским правительствам. Так началась правительственная фаза образования Совета Европы;

ни общественное мнение, ни отдельные парламентарии не могли объединить Европу, это была задача правительств. Появлению Совета Европы предшествовало создание еще двух европейских организаций. Так, 17 марта 1948 г. был подписан Брюссельский Договор. Целями этой организации было экономическое, социальное, культурное сотрудничество и коллективная самозащита. Договор был подписан между Бельгией, Францией, Люксембургом, Голландией и Великобританией.1 Для непрерывной работы этой организации и возможности обсуждать все вопросы, заявленные в соглашении, был создан Консультативный Совет. Этот Совет состоял из министров иностранных дел пяти стран-участниц, непрерывность его работы была обеспечена Постоянной Комиссией.2 Через месяц, 16 апреля 1948 г., было подписано Соглашение о Европейском организации экономическом стали сотрудничестве и создана которые Организация поддержали Европейского Экономического Сотрудничества (ОЕЭС).3 Членами этой шестнадцать государств, предложения по «плану Маршалла». Эта организация была основана для координации экономической политики государств-членов, основанной на признании того факта, что их экономические системы связанны между собой и процветание каждой зависит от процветания всех.4 На первый взгляд, эти организации уже отвечали многим требованиям, высказанным на Конгрессе Европы в Гааге в мае 1948 г.. Однако проблема состояла в том, чтобы расширить цели Брюссельского Договора и полномочия Консультативного Совета и включить не только экономическое, социальное и культурное сотрудничество, но и все, что составляет Европейское единство. Вместе с тем пять стран-участниц считались слишком к маленьким количеством для реализации идеи европейского объединения. Предполагалось членство, по крайней мере, приближенное Организации европейского экономического сотрудничества.5 Кроме того, в дополнение к вопросам членства и полномочий, имелось и стремление создать Европейскую Ассамблею, состоящую не из аккредитованных представителей правительств, что соответствовало классической концепции дипломатического общения, а из представителей, назначенных парламентами, а возможно, позднее и выбираемых на народных выборах. Через два месяца после Европейского Конгресса в Гааге 20 июля 1948 г. на очередной сессии Консультативного Совета Брюссельского Договора французский министр иностранных дел Ж. Бидо предложил резолюции Конгресса Европы на обсуждение в Консультационном Совете и первым сделал официальное предложение на правительственном уровне по созданию Европейского Парламента. Им было предложено Европейскую Ассамблею, представленную организовать всех экономический и таможенный союз, а в политической области – парламентариями европейских стран.6 Встречено это предложение было неоднозначно. Представители Великобритании выступили с контрпредложением ограничиться лишь созданием традиционных организаций межправительственного сотрудничества. Определяя отношение Англии к Европе, парижская Le Monde сравнивала Великобританию с лавировал у берегов европейского континента.7 кораблем, который Со своей стороны Соединенные Штаты Америки выразили одобрение более тесной интеграцией свободных наций Западной Европы.8 В то же время Р. Шуман занялся продвижением проекта ассамблеи. Ему удалось убедить французское правительство сделать Европейское движение помощником в деле создания новой организации, и кроме того, он добился поддержки бельгийского министра иностранных дел П-А. Спаака.9 В августе 1948 г. правительство Франции предложило странам-членам Брюссельского Договора созвать подготовительную конференцию по вопросам реализации резолюций Европейского Конгресса в Гааге. Итак, именно в рамках Брюссельского Договора проходили переговоры по созданию Европейского Союза. Главными действующими лицами стали пять стран-членов, к которым в последствии добавились еще пять стран: Дания, Италия, Ирландия, Норвегия и Швеция. Особую роль в образовании Совета Европы сыграл Поль-Анри Спаак, который благодаря своему международному авторитету и высокому национальному статусу министра иностранных дел сделал все необходимое для изучения предложенного Францией проекта на дипломатическом уровне. В качестве главы бельгийской дипломатии он принял активное участие во всех дебатах, которые происходили на заседаниях Консультативного Совета Брюссельского Договора, и, кроме того, он неоднократно призывал вести политику, открытую компромиссам. 29 июля 1948 г. христианский демократ де ля Вале Пуизин во выступил от имени Международного время заседания в Парламенте комитета по европейскому объединению. После своего выступления он обратился к П.-А. Спааку с предложением поддержать поступивший от Европейского Движения проект по образованию европейской организации. Со своей стороны П.-А. Спаак ответил, что готов поддержать предложения Европейского движения, но только в том случае, если они будут уточнены и углублены. После этого в середине августа Международный комитет по европейскому объединению представил меморандум, в котором был скорректирован проект европейской организации, и подтверждалось требование создания Консультативной Ассамблеи. 2 сентября 1948 г., после проведенных доработок проект, предложенный Европейским Движением, был официально принят Бельгией. Для более быстрого прохождения и из соображений административной целесообразности11 этот проект был адресован пяти участникам Брюссельского Договора, поскольку еще в Гааге было решено, что ядром будущей западноевропейской интеграции станет именно этот Договор.12 Однако в дальнейшем предполагалось, что в обсуждении меморандума и в разработке будущей Европейской Ассамблеи примут участие все страны, входящие в ОЕЭС. Франция немедленно дала свой положительный ответ, на поступившие предложения, так как еще 31 августа П-А. Спаак и Р. Шуман договорились о совместных действиях и пригласили другие страны-члены Брюссельского Договора принять участие в конкретизации предложения Европейского Движения.13 В других странах поступившее предложение было встречено по-разному. Голландия заняла нерешительную позицию, а английское лейбористское правительство отнеслось к нему явно враждебно.14 Министр иностранных дел Великобритании Э. Бевин заявил в Палате Общин 15 сентября 1948 г., что создание Европейской Ассамблеи до того, как будут разрешены проблемы обороны, экономического сотрудничества и политического развития, которые должны за этим последовать, было бы равносильно «сооружению крыши до сооружения самого здания». «Мне не нравится эта идея, – отметил Э. Бевин – Если вы откроете этот ящик Пандоры, вы увидите, что он полон Троянских коней». 15 Тем не менее, переговоры продолжались. В ходе работы выявились структурные разногласия, которые осложнили дискуссии Пяти стран-членов Брюссельского Договора. Чтобы преодолеть противоречия, в сентябре – октябре 1948 г. было решено изучить проблемы европейской федерации в Постоянной Комиссии Брюссельского Договора. Кроме того, особое внимание этой Комиссии было предложено моментам, которые касались обсуждение рекомендаций Гаагского Конгресса Европы, среди которых надо было уделить тем создания Европейской Парламентской ассамблеи.16 2 сентября 1948 г. Бельгия и Франция объявили о том, что предложения Гаагского Конгресса по созданию Европейской Ассамблеи включены в повестку дня заседания Постоянной Комиссии пяти членов Брюссельского Договора. Заседание Комиссии открылось 25 октября 1948 г. в Париже под председательством сторонника европейского объединения Э. Эррио. Великобритания не решилась выступить против и стала занимать уклончивую позицию. Главой английской делегации был назначен Х. Дальтон, известный своими антифедералистскими взглядами. До конца октября Форин Офис постоянно выпускал критические статьи по отношению к меморандуму, получившему название «франкобельгийский проект». Во время периода обмена мнениями Бельгия поддерживала французскую точку зрения, в то время как Англия занимала противоположную позицию относительно компетенции Ассамблеи, главным образом, по поводу ее парламентского характера. Эрнест Бевин считал, что экономический, а затем и политический союз должен осуществляться поэтапно, а предшествовать ему должно создание совета. 25 и 26 октября, когда этот вопрос был включен в повестку дня на третьей сессии Консультативного Совета Брюссельского Договора, представители Великобритании отказались изменить свои позиции. В связи с этим Роберт Шуман вынужден был пойти на некоторые уступки, в чем его поддержал П-А. Спаак. Оба политика полагали, что проект будущей организации Европы необходимо представить на обсуждение европейской 85 правительственного общественности.17 Представитель Франции предложил созвать конференцию парламентариев, представленную разными течениями европейской общественности, для изучения проблем, связанных с созданием европейской федерации, в соответствии с меморандумом Европейского Движения. Однако Э. Бевин и министры иностранных дел Голландии и Люксембурга настаивали на том, чтобы эта проблема обсуждалась представителями правительств, отмечая, что небольшая комиссия, составленная из лиц, специализирующихся на этих вопросах, будет более эффективной, чем большое собрание парламентариев. Французская Le Mond прокомментировала речь Э. Бевина как фактический отказ от франкобельгийского плана создания европейской Ассамблеи.18 В ходе работы Постоянного Комиссии Франция оказалась вынужденной отойти от изложенных перспектив в меморандуме Европейского движения, и предложила организовать Исследовательский комитет. Цель его работы состояла в рассмотрении вопросов создания будущей европейской организации и представлении правительствам конкретных мер, которые необходимы для того, чтобы осуществлять более тесный союз между странами Европы.19 Исследовательский комитет должен был рассматривать как франко-бельгийские предложения, так и английские. Таким образом, в достаточно сложных условиях в Париже, в Бурбонском дворце, начал свою работу Исследовательский комитет. Этот Комитет состоял из 18 членов: 5 от Великобритании, 5 от Франции, 3 от Бельгии, 3 от Нидерландов, 2 от Люксембурга. Британскую делегацию представляли Х. Дальтон, Г. Джебб, Э. Бридж. Французская делегация состояла из Л.Блюма, П. Рейно и де Ментона. Бельгийская делегация была представлена Ф. Дехаузом, Ван Лангенховом и др.20 На первых заседаниях 26, 27 и 30 ноября каждой делегации была предоставлена возможность высказать свою точку зрения. Английский проект21 предполагал создание «Совета Европы», членство в котором в течение первых пяти лет должно было быть ограничено участниками Брюссельского Договора. Делегации стран-участниц Европы будут назначаться правительствами. Из компетенции предлагаемого Совета будут исключены вопросы обороны, предназначенные для экономические проектируемого Северо-Атлантического Договора, и вопросы, которые находились в компетенции ОЕЭС. С 1952 года ОЕЭС в случае необходимости могла быть подчинена Совету Европы. В основу принятия решений Совета Европы был положен принцип относительного единогласия. Таким образом, эта организация вполне соответствовала бы Консультативному Совету Брюссельского Договора, но имела бы более расширенное членство. Французский меморандум22 предлагал создание ассамблея. Ассамблея состояла бы Европейского Союза, главным органом которого должна была стать Парламентская из представителей парламентов европейских стран и принимала бы решения большинством голосов. По сути, она представляла собой зародыш будущего Европейского Парламента. Эта Ассамблея, кроме вопросов, предложенных правительствами, могла бы обсуждать любой другой вопрос и устанавливать свою повестку дня. Решения, принятые большинством голосов, должны передаваться правительствам, которые в свою очередь были компетентны в принятии решений. Кроме Ассамблеи, французский проект предусматривал создание правительственного Совета, который представлял собой уступку англичанам. Этот орган должен готовить работу Ассамблеи. Между этими проектами, таким образом, проявилось радикальное различие как в форме учреждения самого по себе, так и в вопросах компетенции, то есть, в способах принятия решений и способах назначения делегатов. Во время переговоров позиции практически не изменились. Англичане настаивали на том, чтобы объединение Европы осуществлялось постепенно, шаг за шагом, и придерживались создания межправительственной организации. Французы, в свою очередь, рисовали «честолюбивый европейский проект, доказывая необходимость отваги, которая приведет к европейской федерации»23. В это время Le Monde писала, что английские оговорки, к несчастью, вели свое происхождение от взгляда, очень отличного от французского. В Le Monde отмечалось, что г-н Дальтон и его заместители думали не столько о том, чтобы объединить Европу, сколько о том, чтобы создать вокруг Содружества третью великую мировую силу, к которой континентальным государствам будет предложено присоединится.24 Стороной, призывающей к компромиссу, в этом случае выступила Бельгия. В течение двух первых заседаний Ван Лангенхов англичанам предлагал уточнить компетенции Совета. Кроме того, он пытался выяснить, готова ли Великобритания пойти на обсуждение этих проектов, или ее точка зрения окончательна. Во время третьего заседания, отмечая, что разногласия усиливаются, он постарался выделить пункты, способные привести к компромиссу. Таким образом, эти первые заседания помогли лучше выявить различные точки зрения и определить более точно расхождения между проектами. Однако в ходе третьего заседания, несмотря на усилия Бельгии, позиции почти не сблизились. Английская сторона внесла предложение поручить рассмотрение этого вопроса специальной подкомиссии, которая должна подробным образом рассмотреть положения, представленные Францией, Бельгией и Великобританией, и вынести решение. Подкомиссия состоял из семи человек во главе с представителем Люксембурга Фернандом Лоечем. пятнадцати дней декабря, над представитель Фернанд Дехауз Работала она в течение первых выработкой компромисса между предложениями франко-бельгийской и английской делегации. Бельгийский защищал французские позиции, которые соответствовали его убеждениям. Это касалось, в частности, компетенции Ассамблеи. Франция и Бельгия подчеркивали необходимость фиксации рассмотрения экономических вопросов, которые Англия отказывалась включать. Это также касалось и способа формирования состава Ассамблеи. Английская делегация настаивала, чтобы назначения были правительственные, в то время как французы и бельгийцы считали, напротив, что это должны делать парламенты. Во время переговоров относительно численности делегатов на Ассамблее свое предложение внес Ф. Дехауз. Он воспротивился предложению Франции предоставлять одного парламентария от миллиона жителей, поскольку это наносило ущерб интересам малых стран. Относясь особенно внимательно к этому вопросу, он представил три возможные системы распределения. Однако одна, которая подразумевала федеральную систему, даже не рассматривалась. Что касалось остальных, то в первом случае предусматривалась квота, устанавливающая максимальную и минимальную границу. Во втором дебатов выбор случае предполагалось равное остановился на первом распределение для каждой страны или объединения стран.25 После проведенных предложении. подкомитета Дехауз предложил следующие цифры: Франция – 25, Великобритания – 25, Бельгия – 8, Нидерланды – 8, Люксембург – 3. При этом он подчеркивал, что цифры могут изменяться.

Наконец, несмотря на свою приверженность европейской федерации, бельгийский делегат, желая прийти к соглашению, предложил компромисс. Он подчеркнул, что два органа новой организации должны быть взаимосвязаны, и предложил, в соответствии с требованиями Великобритании, чтобы Ассамблея была подчинена Совету. Подкомиссия изучила это предложение. Однако ее решение не соответствовало пожеланиям Франции и Бельгии и подтверждало принцип высказанным относительного единогласия в Совете. Дехауз высказал свой протест, так как именно это положение в случае с ООН было, по его мнению, парализующим фактором. Но ему пришлось подчиниться общему мнению. Подкомиссия прекратила работу пятнадцатого декабря и рассмотрела отчет, разработанный редакционным комитетом. По заявлению бельгийского депутата, этот текст явился только наброском «в отношении общих принципов».26 с Согласно отчету предлагалось создать Совет Совет но в Министров Европы и Европейскую Консультативную Ассамблею. В соответствии Министров меморандумом французского как правительства орган, Европы рассматривался вторичный действительности он обладал большим значением, что отвечало интересам Великобритании. Каждая страна-член была бы представлена министром, выбранным из правительства. Решения должны были приниматься ее поле единогласно, за исключением того, что Совет решал иначе. Компетенция Ассамблеи была аналогична франко-бельгийскому проекту, но деятельности – значительно сокращено, так как наибольшая инициатива была возложена на Совет. Этот текст, наконец, предусматривал создание Секретариата.27 На следующий день этот отчет был передан на изучение представителям правительств внутри Исследовательского Комитета. После его рассмотрения английские делегаты организации. Ассамблеи. Бельгийская делегация посчитала синтез, предложенный подкомитетом, удовлетворительным, но, тем не менее, отметила, что возможны дальнейшие переговоры и уступки со стороны Великобритании. Однако Хьюг Дальтон, глава английской делегации на переговорах, разрушил все надежды своих партнеров, представив новую позицию своего правительства. Этот проект значительно отличался от франко-бельгийского меморандума. В нем предлагалось называть Ассамблею «Конференция», в то время как термин «Комитет» заменил бы «Совет». Эта Конференция объединила бы назначенные правительствами национальные делегации и осуществляла бы «блокированное голосование».28 подчеркнули, что был сделан значительный вклад в направлении урегулирования вопросов создания Французская реакция была гораздо менее восторженной, возмущение относилось главным образом к ограничению компетенции После обнародования новой английской позиции споры свое достигли высшей точки. Франция реагировала неистово, выражая глубокое разочарование компетенцией Конференции, которую Э. Эррио расценил как «бесполезный винтик». «Британский проект не только не представлял собой никакого прогресса, но скомпрометировал бы саму идею Европы».29 Бельгия также считала предложенный вариант недостаточным, но, тем не менее, более, чем когда бы то ни было, постаралась направить свою политику на поиски возможных компромиссов. Франс Ван Кувелер и Макс Бусе все время отстаивали пункты, по которым было найдено соглашение. В то же время они внесли предложения по урегулированию, повторяя свое желание прийти наконец-то к результату. Представитель социалистов Макс Бусе критиковал английскую позицию по способу назначения членов Ассамблеи, говоря о ней как «о слишком ограничивающей».30 Он подчеркивал, что правительства и национальные парламенты назначают их совместно. М. Бусе говорил, что если есть, вопервых, преамбула, определяющая фундаментальные принципы, на которые стороны согласились, и, во-вторых, система назначения членов, которая осуществляется как правительствами, так и парламентами, следуя персональному выбору стран, то в этом случае принцип ответственности был бы достаточно защищен и мог бы таким образом примирить позиции Великобритании, Франции и Бельгии. Однако англичане продолжали настаивать на своем предложении. После последних попыток урегулирования Франс Ван Кувелер констатировал, что полное соглашение в рамках Исследовательского комитета оказалось невозможно. Несмотря на все попытки урегулирования, разногласия между французским желанием создать Консультативную Парламентскую Ассамблею существовать. и английским желанием ограничиться правительственным сотрудничеством продолжали Тем не менее, П-А Спаак и Р. Шуман готовы были продолжить поиски компромисса, считая, что соглашение возможно и необходимо. Р. Шуман приложил все усилия, чтобы добиться уступок со стороны Великобритании. Он хотел любой ценой избежать полного провала переговоров, который дистанироваться вызвал бы недовольство у европеистов и у хотел не как американцев, благосклонных к проекту. Он так же необходимое условие для создания противовеса Германии. от англичан, участие которых рассматривалось В это время Франция не имела реальной возможности стать лидером в европейском объединении, и рассматривала участие Англии как необходимое. Попыткой согласовать политику двух стран стал визит Р. Шумана в Лондон, где он вел переговоры с Э. Бевином в январе 1949 года. Таким образом, в рамках Консультативного совета Брюссельского Договора 27 и 28 января пяти министрам иностранных дел удалось договориться о положениях будущей организации. В конце концов, было решено создать Совет Европы, который должен состоять из Комитета министров и Консультативной Ассамблеи. Касательно этого органа стороны договорились, что, с одной стороны, каждый член Совета Европы будет свободен сам устанавливать процедуру, согласно которой будут назначаться делегации в Ассамблею, и, с другой стороны, что голосование будет индивидуальным, а не блокированным.32 Что касается Комитета министров, то в нем голосование будет проходить единогласно. Кроме того, на Консультативном Совете было предложено присоединиться к будущей организации Италии, Ирландии и Скандинавским странам.33 Переговоры, связанные с составлением окончательного статуса теперь зависели от компетенции технической, юридической и дипломатической комиссий. 5 февраля 1949 г. секретариат Постоянной сформировал некоторые основные комиссии Брюссельского Договора принципы будущего Совета Европы, которые после уточнения вошли в первый проект, представленный Договора. Этот марта Постоянной обсуждался в комиссией рамках Брюссельского проект Подготовительной конференции, проходившей в Лондоне в марте – мае 1949 г., в которой участвовали десять будущих стран-членов. Дальнейшая работа продолжалась в юридической комиссии, и, с 3 по 5 мая последние вопросы были рассмотрены министрами иностранных дел. Во время обсуждений компетенции будущей организации Скандинавские страны старались получить все гарантии того, Совет Европы не сможет приобрести наднациональные черты. В конечном счете достигнутый компромисс принес полное удовлетворение британским взглядам. Европейского Союза не будет, а будет «двуглавый Совет Европы», где Консультативная Ассамблея «возглавляется» Комитетом министров, единственно способным принимать решения, на деле являющиеся рекомендациями правительствам государств-членов. Помимо этих двух органов, Генеральный секретариат снабжен административными функциями.34 Даже само название новой организации, – писалось в Le Monde – говорило о победе английской точки зрения35. Как отмечалось диссертантом ранее, Р. Шуман настаивал на названии «Европейский Союз», а Э. Бевин апеллировал к «Совету Европы». Кроме того, далеко не случаен был и выбор местопребывания будущей организации. Каждая страна преследовала собственные цели, когда определялось местопребывание организации. Так, например, биографы Бевина часто используют письмо министра Х. Дальтону от 22 января 1951, обнаруженное в архивах Х. Дальтона, согласно которому выбор Страсбурга следовал не из-за энтузиазма к историческому месту столкновения, а в франко-германского примирения, а отсюда из-за удаления затруднения сообщения, делегации Страсбург был настоящее время эльзасской столицы и вытекающего которое возможно привело бы к снижению роли организации.36 В свою очередь, для итальянской «центром конфликтов в прошлом» и стал бы «центром союза». К. Сфорца считал, что Страсбург станет «дверью, открытой для новой демократической Германии»37. Таким образом, становится ясно, что первоначальный проект был полностью изменен, он явился отклонением не только от мечтаний федералистов, но и от положений, принятых на Конгрессе в Гааге. На базе этого компромисса и был заключен 5 мая 1949 г. договор, в соответствии с которым был создан Совет Европы.38 Статус новой организации создавал фактически ассоциацию государств нового типа, основанную на европейских ценностям ценностях, и на общей приверженности сообщество, фундаментальным принципам демократии, основанное на праве. Кроме пяти стран-членов Брюссельского Договора его подписали Италия, Ирландия, Дания, Норвегия, Швеция. Через три месяца, в августе 1949 г., Р. Шуман открыл первое заседание Комитета министров Совета Европы. В целом, создание Совета Европы встретило положительные отклики сторонников европейского объединения, поскольку предполагалось, что эта организация составит зародыш европейской федерации. Что касается Европейского Движения, то оно чувствовало на себе ответственность по отношению к созданному Совету Европы, родившемуся 5 мая 1949 года. В тоже время реакция участников Европейского движения на создание Совета Европы была неоднозначной. С одной стороны, присутствовали надежда и ожидание, которые возлагались на его будущую корректировку в сторону федеративного органа и усиление политической роли. С другой стороны, эти надежды с трудом компенсировали первоначальное разочарование ограниченной компетенцией Совета Европы. Следует подчеркнуть, что статус Совета Европы никогда не рассматривался как окончательный, сторонники европейского объединения считали, что это первый этап на длинном политико-правовом пути. Тем не мене, Европейское Движение в послании к десяти министрам иностранных дел выразило свое удовлетворение подписанием Устава организации в столь короткие сроки после Конгресса в Гааге. В послании акцентировалось внимание правительств на некоторых аспектах, которые могли бы помешать этому новому в европейской истории учреждению добиться успеха. Кроме того, Европейским Движением было рекомендовано, дня.39 Что касается Бельгии, то ее вклад во время десятимесячных переговоров, по мнению автора, был более чем значителен. На протяжении периода переговоров и консультаций бельгийские представители старались сблизить противоположные точки зрения Франции и Великобритании. Это было обусловлено тем, что в объединении Европы в рамках единой организации, созданной на основе европейских ценностей, в первой европейской Ассамблеи создании Бельгия видела возможность поддержать чтобы Ассамблея получила большую широту и самостоятельность, в частности, в вопросах утверждения своей повестки свой международный статус, в связи с появлением враждующей биполярной системы. Кроме того, представители Бельгии опасались и возможности третьего мирового конфликта, что в свою очередь привело к инвестициям в европейское строительство. Таким образом, в Бельгии создание Совета Европы вызвало благоприятную реакцию, за небольшим исключением среди социалистов. Бельгийская пресса писала, что, несмотря на некоторое Была полна разочарование в связи с ограничением компетенции Совета Европы, в то же время есть надежда на расширение функций Ассамблеи.40 должен прогрессировать.41 Что касается позиции Италии в момент создания Совета Европы, то ей было необходимо сохранить дружбу с Францией, но в то же время получить и поддержку Великобритании. Поэтому итальянский представитель граф К. Сфорца на заключительных переговорах часто выступал, как и представители Бельгии, сторонником компромиссов. Это в частности касалось и названия организации42 и ее местопребывания. 95 оптимизма и речь П. Ван Зееланда, который отмечал, что Совет Европы В Совете Европы граф Сфорца видел преобладающее влияние в пользу постоянного желания мира. Благодаря Совету Европы, считал К. Сфорца, границы будут прочерчены не красками, а карандашом.43 Он говорил о том, что если сегодня это Совет Европы, то завтра он может стать реальным европейским союзом. Если сегодня это Комитет министров, то в будущем это будет наднациональное правительство. Сегодняшняя Консультативная Ассамблея завтра может стать настоящим европейским парламентом, где будут представлены среди прочих политических партий и коммунисты.44 Граф не считал Устав Совета Европы окончательным текстом, а предполагал, что он будет изменяться и развиваться в соответствии с требованиями времени и желанием европейских народов, а также с развитием свобод и демократии.45 Что касается Скандинавских стран, то, по мнению диссертанта, их устраивал достигнутый компромиссный вариант, поскольку в конце 50-х гг. они стремились не возлагать на себя обязательства, носящие характер ограничения национальных суверенитетов. В связи с этим Швеция поддерживала Великобританию и способствовала отклонению французского текста Устава, который включал утверждение о том, что цель организации – европейская федерация. С другой стороны, предложение англичан, согласно которому большинства в 2/3 при голосовании достаточно для вероятного изменения Устава, было в свою очередь неприемлемо для Швеции. Позже это могло дать Совету Европы компетенцию в вопросах обороны, в то время как одним из определяющих моментов вступления Швеции был пункт, который исключал эти вопросы, что соответствовало ее военному нейтралитету. Однако, компромисс, предложенный 3-5 мая, позволил Швеции стать одной из десяти стран-учредителей. Согласно ему наиболее важные вопросы изменения Устава должны приниматься единогласно.46 Неоднозначно было встречено образование Совета Европы во Франции. Наряду с энтузиазмом по поводу создания организации присутствовали и надежды на дальнейшее расширение функций Совета Европы, и тоже время наблюдалось некоторое разочарование ограниченной компетенцией организации. В частности, Le Monde писала, что будет гораздо опаснее для Европы, если европейцы вообразят, что единая Европа уже родилась, тогда как она только зачата.47 В свою очередь Ж. Бидо, Ги Молле провозглашали «рождение Европы».48 Со своей стороны Жан Монне не придавал большого значения созданию этой организации, так как считал, что это «тупиковый путь» для создания реального Европейского союза, и, что межправительственные организации, созданные после Гаагского Конгресса, никогда не станут выражением европейского единства. Внутри обширной группы стран общие интересы были слишком неопределенными, а дисциплина слишком слабой. Жан Монне считал, что надо было начинать с задач более прагматичных и более амбициозных, выступать против национальных суверенитетов более решительно, но и на более ограниченном участке49. Что касается позиции пионера европейского объединения графа Р. Куденхове-Калерги, то он считал, что Совет Европы – это лишь иллюзия союза европейских государств. На самом деле, по его мнению, речь шла об обмане общественного мнения для того, чтобы перехватить идею европейского объединения его противниками и произвести бессильную и безвредную организацию. Свои выводы Куденхове-Калерги обосновывал тем, что Совет Европы не занимался вопросами обороны, внешней политики и совместной экономики. Тем не менее, несмотря на такую критическую оценку, Куденхове-Калерги отмечал, что благодаря созданию этой организации Европа вместе с географическим определением получила и что необратимая утрата политическое значение.50 Таким образом, можно сделать вывод, после Второй мировой войны былых позиций и могущества побуждала европейские страны налаживать с конца 40-х годов все более всестороннее и регулярное взаимодействие. Линия сотрудничества, несвободного от противоречий, различий в интересах, политических разногласий, в конечном счете, взяла верх над соперничеством.

Поскольку существующие международные организации не отвечали необходимым требованиям, правительства европейских стран решили создать Совет Европы. Именно создание европейской организации стало одним из главных направлений внешней политики Франции, Бельгии и Великобритании. Великобритания обеспечило рассматривалась как главный положение союзник отношение в серии континентальных стран в создании Совета Европы. Такое Великобритании доминирующее проводимых переговоров и консультаций и отстаивание ею собственной позиции. Тем не менее, компромисс стал возможен потому, что Совет Европы не рассматривался как статичная организация. Предполагалось, что его создание это первый шаг на пути европейского объединения. Однако на момент своего создания это была организация межправительственного сотрудничества с широким спектром заявленных целей и ограниченной компетентностью.

2.2. Эволюция системы руководящих органов Совета Европы Датой основания Совета Европы, международной региональной межправительственной организации, считается 5 мая 1949 г. На момент основания в Совет Европы входило 10 государств-учредителей: Бельгия, Дания, Франция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Швеция и Великобритания.51 Подобно большинству соглашений, Устав Совета Европы излагает общие цели государств-учредителей, этом тексте заслуживают зафиксированные в Преамбуле. В заключено несколько последовательных идей, которые пристального рассмотрения. Первая из них – ссылка во втором параграфе на духовные и моральные ценности, которые являются общим наследием их народов. Десять сторон, подписавших различны, Устав, хотя во многих отношениях они имеют общие традиции, историю, составляют единую цивилизацию. Эта традиция, которая является общим знаменателем их национальных характеров и культур, стала фундаментом объединения.52 Неопределенность формулы о «большем единстве» в сочетании с указанием на цели защиты «общих идеалов и принципов» и прав человека отражают характер компромисса между двумя группировками поборников «объединения Европы» – федералистами и унионистами. В силу этого компромисса, с одной стороны, обойден вопрос о конечной форме этого объединения. B Уставе Совета Европы говорится лишь о более тесном союзе государств, а не о европейской федерации. С другой стороны, подчеркнута его необходимость во имя защиты исторических устоев в Европе. В Преамбуле Устава Совета Европы была также отражена идея, которая охватило Европу и весь мир, а именно, что жизненной сохранения человеческого общества и цивилизации необходимостью является сохранение мира, основанного на справедливости и международном сотрудничестве. Ужасы Второй мировой войны показали, что лучшее средство поддержания мира и безопасности – это признание и соблюдение прав человека. Уровень защищенности личности определяет степень гуманности, терпимости и самосознания общества. Народы Европы пришли к пониманию того, что государственная власть не может претендовать на то, чтобы служить источником прав человека, она должна признавать эти права и заботится о создании более благоприятных условий для их реализации. Более конкретно эти положения были отражены в Статье 1 Устава, в которой зафиксированы цели организации, а именно достижение большего единства между членами Совета Европы во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся общим достоянием и содействие их экономическому и социальному прогрессу. Эта цель должна достигаться усилиями органов Совета Европы путем обсуждения вопросов, имеющих общий интерес, а также путем заключения соглашений и проведения совместных действий в экономической, социальной, культурной, научной, юридической и административной областях, а также и в области защиты и дальнейшего осуществления прав человека и основных свобод53. Необходимые требования к членству в Совете Европы нашли отражение в Статье 3 Устава Совета Европы. Государства должны признавать принципы верховенства Права и активно сотрудничать во имя достижения большего единства между ними. Любое Европейское государство, соответствующее этим положениям, может быть приглашено стать Членом Совета Европы. Членство начинается с даты передачи Генеральному Секретарю от имени этого государства акта о присоединении к Уставу Совета Европы.54 Согласно Уставу 1949 года постоянными органами Совета Европы являются Комитет министров, Консультативная ассамблея (в дальнейшем – Парламентская) и Секретариат.55 Главным нововведением это договора было создание первой европейской Ассамблеи.56 В соответствии с уставной резолюцией Комитета министров (94)3 с 1994 г. функционирует третий орган Совета Европы – Конгресс местных и региональных властей. Обособленное место в институционной системе Совета Европы занимает Европейский суд по правам человека. Доминирующую роль в организации играет Комитет министров. Представителями государств-членов в Комитете министров являются министры иностранных дел или их заместители. Комитет министров является «органом, действующим от имени Совета Европы».57 Он, и только он, выносит решения от имени организации. По рекомендации Парламентской Ассамблеи или же по своей собственной инициативе Комитет министров рассматривает меры, направленные на достижение цели Совета Европы. Решения Комитета министров облекаются в форму либо рекомендаций, либо конвенций и соглашений. Рекомендации адресуются правительствам государств-членов и представляют собой политические заявления, намечающие общее для всех направление деятельности. Конвенции становятся обязательными для участвующих в них государств после того, как они их ратифицируют.58 Кроме того, Комитет министров так же нередко выступает с заявлениями (декларациями) и принимает резолюции по актуальным международным проблемам и другим политическим вопросам. Иными словами, хотя Комитет министров является исполнительным органом Совета Европы, его права ограничиваются принятием рекомендаций правительствам стран-членов Совета Европы. Кроме того, во всех важных вопросах, как например, при принятии рекомендаций правительствам, действует принцип единогласия. Процедура голосования в Комитете министров весьма дифференцирована. Решения по вопросам процедуры принимаются простым большинством голосов членов Комитета. Решения, касающиеся бюджета, внутреннего распорядка, финансово-административных вопросов или предложений о поправках к менее важным постановлениям Устава, принимаются большинством в две трети голосов от числа представителей, участвующих в голосовании. Некоторые решения, например, о приеме новых членов, требуют большинства в две трети голосов всех членов Комитета. И наконец, ряд решений, таких как утверждение рекомендаций, касающихся поправок к важнейшим постановлениям Устава организации или действий, которые должны быть предприняты правительствами государств-членов, утверждение отчета Консультативной ассамблеи о деятельности Комитета министров, принимается на основе относительного единогласия, то есть отсутствие при голосовании или воздержание от голосования не является препятствием к вступлению решения в силу59. За годы деятельности Комитет министров выработал тенденцию избегать голосования и достигать соглашения путем переговоров на закрытом заседании60, однако, в первые годы принцип единогласия в Комитете министров – главном органе Совета Европы – обеспечивал Англии возможность контролировать деятельность этого учреждения и препятствовать попыткам использования его для создания «европейской федерации». Точно так же и любой другой участник Совета Европы мог помешать принятию Комитетом решений, сколько-нибудь обязывающих его участников. Поэтому деятельность Совета Европы могла развиваться только в направлении, приемлемом для всех его главных участников. Надо отметить, что в ноябре 1994 г. в Комитете министров было достигнуто «джентльменское соглашение», в соответствии с которым ни одна делегация не должна требовать применения правила единогласия, предусмотренного статьей 20 (а) (i) Устава Совета Европы для блокировки принятия рекомендаций Правительствам государств-членов, если об этом достигнуто согласие большинства в соответствии со статьей 20 (d) Устава. Комитет министров издает обязательные постановления по всем вопросам, касающимся внутренней организации и персонала Совета Европы, за исключением постановлений, относящихся к компетенции Парламентской ассамблеи. Комитет собирается регулярно перед сессиями Парламентской ассамблеи и во всех других случаях, когда сочтет это необходимым. Заседание проходит при закрытых дверях и длится два-три дня. Все остальное время деятельностью Совета Европы руководят постоянные представители министров. Этот механизм возник в связи с увеличением объема работы и повышением роли организации в 1952 г., когда Комитет министров создал Комитет представителей министров. Этому Комитету предоставлена значительная часть полномочий Комитета министров. Он вправе выносить решения по разным вопросам, за исключением важнейших проблем политики организации, причем его решения имеют такую же силу, что и постановления Комитета министров. часть На практике Комитет Комитета представителей выполняет основную обязанностей министров и, кроме того, готовит материалы к его заседаниям. Каждое государство имеет одного представителя в Комитете представителей министров. В процессе своей деятельности Комитет министров образовал также несколько десятков комитетов правительственных экспертов. В период 1950 - 1966 гг. действовало около пятнадцати комитетов правительственных экспертов, которые после выполнения своих задач переставали существовать. Это органы временного характера, создаваемые для изучения и разработки того или иного вопроса. В каждом комитете государство-член имеет одного эксперта. На практике многие комитеты функционировали свыше десяти лет, если же принять во внимание сферу их деятельности, то некоторые из них, например, комитеты экономический, по вопросам науки и культуры, социальный, юридический, политический, сельскохозяйственный, процедурный, бюджетный, стали постоянными органами. Другой важнейший орган Совета Европы – Консультативная ассамблея (КАСЕ). Задачей Ассамблеи является обеспечение средств, с помощью которых европейцы могли бы формулировать и выражать свои пожелания, чтобы таким путем правительства могли иметь постоянный контакт с европейским общественным мнением. Ассамблея, наконец, должна не только выражать эти чаяния и мнения, но также влиять на их формирование. Спустя 25 лет после первой сессии, в июле 1974 г. было принято решение о переименовании Консультативной Ассамблеи в Парламентскую, что в большей мере согласуется с составом и ролью этого органа. И хотя в официальном тексте Устава Совета Европы и ряда других актов сохранилось первоначальное название, во всех современных документах применяется новый термин – Парламентская ассамблея (ПАСЕ). В нем четко выражена связь с парламентами государств-членов Совета Европы.61 Очевидно, что данное переименование существенно не изменило влияния. 62 103 функции Ассамблеи, однако оно отражает постоянное стремление ПАСЕ к увеличению своего Парламентская консультативным органом ассамблея Совета является Европы. Она совещательным, не занимается нормотворчеством. Ее функции заключаются в обсуждении вопросов, подлежащих ее компетенции, и представлении своих заключений в форме рекомендации, одобренных большинством в две трети голосов, Комитету министров.63 Кроме того, Парламентская ассамблея обсуждает на своих сессиях вопросы, входящие в сферу деятельности Совета Европы и внесенные на сессии Комитетом министров. Также обсуждается деятельность организации за истекший год на основе отчета, представленного Комитетом министров. Ассамблея вправе утверждать только рекомендации, не имеющие обязательной силы (за исключением вопросов, касающихся ее внутренней организации). Следует отметить, что согласно первоначальному тексту Устава, до 1951 г. имевшему обязательную силу в этом вопросе, повестка дня Консультативной ассамблеи утверждалась Комитетом министров.64 Таким образом, до 1951 г. Ассамблея не могла рассматривать какие-либо вопросы по собственной инициативе, а это в значительной степени ограничивало ее самостоятельность и соответственно эффективность деятельности. Что касается системы голосования, то решения по вопросам процедуры и внутренней организации принимаются простым большинством голосов, а решения, касающиеся существа деятельности организации, – большинством в две трети голосов.65 Согласно Уставу, эти последние решения имеют характер рекомендаций, адресованных исключительно Комитету министров. Комитет министров, ознакомившись с данной рекомендацией, может, но не должен, передать ее правительствам странчленов, но уже от своего собственного имени.66 Такое положение так же говорит об ограничении функций Ассамблеи и о ее подчинении Комитету министров.

На практике установилось подразделение решений Парламентской ассамблеи на рекомендации, резолюции, заключения и распоряжения. Рекомендации, принимаемые большинством в две трети голосов, адресуются Комитету министров с призывом принять меры к реализации данной цели Совета Европы. Остальные решения выносятся простым большинством голосов. Резолюции направляются председателем Ассамблеи правительствам стран-членов или международным организациям, они не призывают к действиям, а лишь выражают отношение Ассамблеи к данному вопросу. Заключения даются по просьбе Комитета министров. Распоряжения касаются вопросов процедуры и внутренней организации Ассамблеи. Ассамблея состоит из представителей, избранных парламентами стран-членов Совета Европы или назначенных по усмотрению парламента. Следует отметить, что эта процедура была установлена в соответствии с поправкой, принятой в мае 1950 г..67 Устав от 5 мая 1949 г. предоставлял выбор метода назначения представителей в Ассамблею на усмотрение правительств государств-членов Совета Европы.68 С момента учреждения Парламентской Великобритании). Количество мест в Ассамблее для парламентариев из отдельных стран-членов неодинаково. Оно зависит, прежде всего, от численности населения тех или иных стран. Так, были определены группы стран с приблизительно предоставлено равной количество численностью мест, населения, которым было относительно пропорциональное ассамблеи большинство представителей избиралось парламентами, но в некоторых случаях они назначались правительствами (в численности их населения. Страны, принадлежащие к одной и той же группе, имеют одинаковое число мест. В отношении малых государств применяется следующий принцип: независимо от численности их населения в Ассамблее должны быть представлены по меньшей мере три главные политические партии данного государства.

Среди членов Ассамблеи представлены все политические партии, за исключением коммунистических и близких к ним левых партий, а также крайне правых. Члены Ассамблеи из разных стран, принадлежащие к партиям с идентичными или близкими друг другу программами, создают политические фракции, аналогичные три парламентским фракции: фракциям в национальных законодательных собраниях. Первоначально в Консультативной ассамблее существовало таких христианско-демократическая, социалистическая и либеральная.69 В 1958 г. консерваторы и другие делегаты, принадлежащие к правым партиям и не входящие ни в одну из существующих фракций, провели ряд неофициальных встреч с целью создания четвертой, консервативной, фракции. Однако в результате многочисленных расхождений создать ее не удалось. Кроме того, в Ассамблее есть группа, насчитывающая несколько десятков парламентариев, которые, несмотря на свою принадлежность к той или иной партии, не входят ни в одну из существующих фракций.

Долгое время крупнейшей фракцией была христианскодемократическая, объединяющая, как правило, от 25 до 35% общего числа членов Ассамблеи. В социалистическую фракцию входило 20-30%, а в либеральную около 20% всех членов Ассамблеи. Члены, не входящие ни в одну из политических фракций, так называемые неассоциированные, составляли 20-25 % общего числа членов Ассамблеи. В дальнейшем положение существенно изменилось. К концу 90-х гг. ХХ в. в Парламентской Ассамблее были представлены пять политических фракций.70 Фракция социалистов составляла 31% от общего количества членов Парламентской Ассамблеи, фракция Европейской народной партии – 26 %, фракция европейских демократов (консерваторов) – 15%, фракция либерал-демократов и реформаторов – 13%, фракция за единый левый блок – 8%. Около 5% парламентариев не принадлежали ни к одной политической группировке. 71 Политические фракции ведут активную работу, как на форуме Ассамблеи, так и вне Совета Европы и оказывают значительное влияние на позиции своих членов при голосовании. Следует особо подчеркнуть, что члены одной и той же национальной группы в результате различных инструкций своих фракций могут голосовать за противоположные резолюции. Таким образом, это говорит о транснациональном характере фракций. Одной из таких партийных фракций является Европейская Народная партия, внутри которой объединены популярные партии христианско-демократического направления Европы. Во время основания Совета Европы парламентские христианскодемократические границ ».72 Статья 41 Регламента Парламентской Ассамблеи Совета Европы определяет организационную структуру политических групп Парламентской Ассамблеей: 1. Представители и заместители Парламентской Ассамблеи могут образовать политические группы. 2. Каждая политическая группа вручает Бюро Ассамблеи заявление, содержащее наименование группы, список своих членов и состав своего Бюро. 3. Эти заявления публикуются в справочнике Ассамблеи. 4. Политическая группа должна включать представителей и заместителе по крайней мере трех различных национальностей. Чтобы быть признаной Бюро, она должно включать по крайней мере пятнадцать членов. 5. Председатели политических групп являются членами Бюро и Постоянной Комиссии. 6. Политические группы принимают активное участие в работах Ассамблеи и гарантируют политический плюрализм.73 группы были достаточно важны. Благодаря им образовалось « политически общее сознание за пределами национальных Эта общая структура дополнена внутренним регламентом, выработанным каждой политической группой. Каждая политическая группа свободна определять свои цели в рамках компетенции Парламентской ассамблеи Совета Европы. Например, Европейская Народная Партия – Христианские демократы Парламентской ассамблеи Совета Европы свои цели формулирует следующем образом: Христианско-Демократическая фракция Парламентской ассамблеи Совета Европы стремится способствовать европейскому сотрудничеству демократического и общественного характера, свободе людей, христианской ответственности и принципам духовного христианского закона. Далее ее внутренний регламент расскрывает: 1. Название, а именно то, что фракция носит имя Европейской Народной Партии – Христианские Демократы Парламентской Ассамблеи Совета Европы. 2. Местопребывание фракции – в Страсбурге. 3. Далее ракрываются условия вступления, фиксирующие, что 1) членами фракции могут быть все члены Парламентской Ассамблеи, принадлежащие к одной из партий, представленных внутри европейского Хрестианско-Демократического Союза (ЕХДС), 2) любой новый член Парламентской Ассамблеи, который собирается выполнять свою миссию в Совете Европы в направлении параграфа 1 этого Регламента, может стать членом фракции. 4. Процедура допуска: 1) Группы, Члены Парламентской они не Ассамблеи, отказываются которые принадлежат или не партиям, представленным внутри ЕХДС, являются автоматически членами если 2) только специально присоединяются к другой политической группе Парламентской Ассамблеи. При желании члена ПАСЕ, не принадлежащего ранее никакой из партий, представленных в ЕХДС, вступить в Группу требуется соглашение большинства членов и т. д. Парламентская Ассамблея установила в 1989 г. Статус специально приглашенного, чтобы позволить странам Центральной и Восточной Европы встать на путь демократизации и активно принимать участие в работе Ассамблеи. Благодаря этому статусу политические фракции присоединили эти страны к совместной деятельности, что позволило развивать обмен между существовавшими ранее и новыми демократиями. Таким образом, сотрудничество внутри одной политической семьи не только улучшило знание политических структур в соответствующих странах, но также дало возможность оказать поддержку в структурировании и функционировании недостаточно устойчивых политических движений новых членов. Председатели политических фракций активно готовят вместе с Президентом Ассамблеи решения, которые следует принимать во время обычных сессий и во время работы Постоянной Комиссии. Эти подготовительные собрания позволяют Ассамблее представлять свое политическое видение в Комитете Министров. Помимо официального функционирования политических групп существует практика, которая дает возможность политических фракций в рамках распространять влияние Совета Европы. администрации Соглашение между политическими группами о выборе кандидатов и поддержка, которую они оказывают, может быть решающей при выборе представителей ключевых постов. Речь идет, в частности, о должности Генерального Секретаря и Заместителя Генерального Секретаря, также как и Президента Парламентской Ассамблеи. В 2002 г. ПАСЕ выбрала нового президента Ассамблеи. Им стал социалист из Австрии Питер Шидер. Он является 22 президентом ПАСЕ с момента ее создания в 1949 г. и вторым австрийцем на этом посту. Согласно Статье 32 Устава Совета Европы Парламентская Ассамблея заседает всего один месяц в год. Однако на практике, начиная с 1950 г., Ассамблея разбила свою сессию вначале на две подсессии: весной и осенью. В 1953 г. были проведены три подсессии, это число затем увеличилось до четырех и, кроме того, прибавилась еще одна укороченная сессия летом в какой-либо из стран-членов. Каждая из таких подсессий длится от нескольких дней до более чем десяти дней. В общей сложности длительность подсессий не превышает лимита, предусмотренного Статьей 32 Устава, то есть тридцати дней. Превышение срока, установленного Уставом, допускается лишь с общего согласия Ассамблеи и Комитета министров. Комитет министров или председатель Ассамблеи вправе созвать чрезвычайную сессию Ассамблеи. Таким образом, можно констатировать, что за время своего существования собственные Ассамблеи. Ассамблея имеет следующие специализированные комиссии: по политическим вопросам;

по экономическим вопросам и развитию;

по юридическим вопросам;

по парламентским и общественным связям;

по сельскому хозяйству и развитию села;

по социальным вопросам, здоровью и семье;

по вопросам бюджета;

по регламенту;

по мониторингу;

по вопросам культуры и образования;

по окружающей среде;

региональному планированию и местным органам власти;

В 1949 г. по рекомендации по миграции, беженцам и по общим делам Парламентская функции. На Ассамблея значительно она расширила много сегодняшний день создала специализированных комиссий, заседающих в промежутках между сессиями демографии;

по науке и технологии;

по равноправию мужчин и женщин. Комиссии (впоследствии Политической комиссии) Ассамблея основала так называемый Постоянный Комитет, играющий в Ассамблее особую роль.74 Ему передана часть правомочий Ассамблеи, он готовит материалы для ее сессий и руководит работой специализированных комиссий в промежутках между сессиями Ассамблеи. Комитет созывается Председателем Ассамблеи по мере надобности, но не реже четырех раз в год. В промежутках между сессиями Ассамблеи он действует от ее имени, являясь своеобразной Ассамблеей в миниатюре, и, таким образом, обеспечивает непрерывность в ее работе, чего она была лишена на момент создания Совета Европы. Парламентская парламентского Ассамблея распространила сферу своей деяпочти для всех западноевропейских тельности и на другие организации. Она считается чем-то вроде органа контроля международных организаций: от большинства из них она получает ежегодные отчеты об их деятельности, оценивает ее и направляет им свои рекомендации. Парламентская Ассамблея избирает из своих членов Председателя, как правило, сроком на три года. Председатель Ассамблеи, его заместители, Председатели политических фракций и Председатели Комиссий составляют Бюро Ассамблеи.75 Ассамблея так же избирает Генерального Секретаря Совета Европы и его заместителя, Секретаря Ассамблеи и судей Европейского Суда по правам человека. «Разделение труда» на практике в Совете Европы таково: как правило, инициативу в том или ином вопросе проявляет Ассамблея. Она изучает данный вопрос через свои комитеты, разрабатывает проект его решения и, наконец, выносит рекомендацию Комитету министров принять меры с целью претворения данного проекта в жизнь. Получив такую рекомендацию, Комитет министров изучает ее через соответствующий Комитет экспертов, после чего отклоняет или принимает без поправок или с поправками, и выносит решение, рекомендующее правительствам странчленов такая предпринять конвенция соответствующие Комитет действия. Если ее рекомендация заключение дел и в содержит проект конвенции и указывает на желательность ее заключения, (если министров министрами сам сочтет целесообразным) Иногда каком-либо подписывается Комитет иностранных пересылается государствам-членам для ратификации. министров проявляет проекта инициативу вопросе. После составления 111 рекомендации соответствующим Комитетом правительственных экспертов Комитет министров обычно запрашивает по этому вопросу мнение Ассамблеи, после чего направляет рекомендацию правительствам стран-членов. Практически на каждой сессии ПАСЕ проходят дебаты, посвященные актуальным международным событиям. Видные политические деятели со всего мира принимали в них участие. Среди них можно назвать У. Черчилля, Р. Шумана, К. Аденауэра, Иоанна-Павла II, М. Горбачева. Ассамблея, при участии специалистов, регулярно организует конференции, симпозиумы и открытые парламентские слушания по таким крупным проблемам современности как: иммиграция, ПАСЕ насилие, наркотики, с международный терроризм. активно работает неправительственными организациями, гражданскими обществами, она открыта для обмена информацией со всеми, кто в этом нуждается. Однако на современном этапе ПАСЕ следует больше внимания уделять практической политике, а не пропаганде, поскольку ее трибуной, к сожалению, пользовались элементы, которые дезинформировали общественность, и тем самым подрывали и авторитет ПАСЕ, и авторитет некоторых европейских стран, например России. В целях обеспечения европейской безопасности делегатам Ассамблеи следует пересмотреть свои контакты, сдержаннее быть в высказываниях, устанавливать более тщательные процедуры контроля информации, и не при каких обстоятельствах не следует заигрывать с сепаратистами, фундаментализма. С течением времени в Европе важную роль начали играть местные и региональные органы власти. В связи с этим Совет Европы счел необходимым предоставить этим структурам возможность формирования общей политики, возможность совместно анализировать возникающие проблемы и принимать решения для их преодоления. Именно с создания постоянной Конференции местных и региональных органов власти в 1957 г. началась первая фаза составления структуры местных и региональных 112 опирающимися на крайние формы религиозного властей. В 1994 г. на базе этой Конференции был создан Конгресс местных и региональных властей Европы с целью содействия государствам-членам Совета Европы в решении практических задач создания эффективной и жизнеспособной системы местных и региональных органов власти. Наряду с Комитетом Министров и Парламентской Ассамблеей, Конгресс является одним из основных подразделений Совета Европы. Деятельность бывшей Конференции и настоящего Конгресса опирается на Европейскую хартию местного самоуправления, которая заложила основные направления реформы. Европейская хартия местного самоуправления была подписана в Страсбурге 15 октября 1985 г.76 В ней утверждалось, что местные органы власти – одно из главных составляющих любого демократического режима. Право граждан принимать участие в Именно на местном государственном управлении является частью общих демократических принципов во всех странах-членах Совета Европы. уровне это право может быть осуществлено более непосредственно.

Защита и усиление местной самостоятельности в различных регионах Европы представляет значительный вклад в строительство Европы, основанной на принципах демократии и децентрализации власти.77 Конгресс местных и региональных властей состоит из двух палат: Палаты местных властей и Палаты регионов.78 Председатели и Бюро палат избираются раз в два года. Каждое государство-член имеет то же количество представителей в Конгрессе, что и в Парламентской Ассамблее, и то же количество заместителей.79 Конгресс проводит свои заседания один раз в год в Страсбурге. С согласия Конгресса в них могут принимать участие представители различных европейских организаций и государств, не являющихся членами Совета Европы, в качестве «специально приглашенных» или наблюдателей. В перерывах между пленарными сессиями работу Конгресса обеспечивает Постоянный Комитет, 113 состоящий из представителей национальных делегаций. Палаты Конгресса могут создавать небольшие специальные касающихся, рабочие группы для изучения конкретных жилищных вопросов, условий, например, систем образования, безработицы, проблем городов, развития аграрных районов, структур местных и региональных органов власти и т.д. Для решения вопросов, зависящих от компетенции двух палат, создана смешанная рабочая группа. В июне 2002 г. на пост президента КМРВЕ был избран мэр австрийского города Иннсбрука Хервиг ван Стаа, который сменил на этом посту испанца Либерта Кватреказаса. Не менее важным органом Совета Европы, предусмотренным Уставом, является Секретариат, который ведет исследования, готовит отчеты и публикует документы организации и труды, цель которых ознакомить европейское общественное мнение с деятельностью Совета Европы. Секретариат играет важную роль в подготовке решений Комитета министров и, прежде всего, решений Парламентской Ассамблеи. Во главе Секретариата стоит Генеральный секретарь, который имеет заместителя, назначаемого Парламентской Ассамблеей по представлению Комитета министров. Генеральный секретарь отвечает за работу Секретариата перед Комитетом министров.80 В настоящее время эту должность занимает представитель Австрии Вальтер Швиммер, который был избран на сессии ПАСЕ 23 июня 1999 г. на положенный пятилетний срок до 2004 г. В. Швиммер сменил на посту Даниеля Таршиса, представителя Швеции. Таким образом, три ключевые должности Совета Европы занимают австрийские политики, президентом ПАСЕ является П. Шидер, президентом КМРВЕ – Хервиг ван Стаа, Генеральным секретарем организации – В. Швиммер. Следует отметить, что Генеральный секретарь Совета Европы обычно являлся известным в Европе политиком, в то время как заместитель генсека всегда избирался из числа сотрудников организации, с тем чтобы поддерживать необходимую связь между Генеральным секретарем и персоналом организации. В 2002 г. должность заместителя генсека заняла нидерландка Мод де Боэр-Букичичио, которая сменила на этом посту Ханса Кристиана Крюгера. Секретариат Совета Европы обладает обширным аппаратом. Так, в 1967 г. в нем было занято около 500 человек. Для сравнения укажем, что в конце 60-х гг. ХХ в. секретариат ОЭСР насчитывал около 1300 человек, а Секретариат Европейских сообществ – 8900. Секретариата занимать в пользуется порядке статусом В 1999 г. численность Персонал В Секретариата Совета Европы возросла до 1300 человек.81 международных никакую чиновников.

соответствии с Уставом Совета Европы члены Секретариата не имеют права совместительства оплачиваемую национальными правительствами должность или заниматься деятельностью, несовместимой с их обязанностями.82 Штаб-квартира Европейского совета находится в Страсбурге. Официальными языками являются английский и французский, в то время как рабочими стали также немецкий и русский. В соответствии с Уставом в Совет Европы может вступить любое европейское государство по приглашению Комитета министров, одобренному большинством в две трети голосов всеми государствамичленами. 83 К концу 2002 г. Совет Европы состоял из 44 государств-членов, таких как: Австрия (1956), Азербайджан (2001), Албания (1995), Андорра (1995), Армения (2001), Бельгия (1949), Болгария (1992), Босния (2002), Великобритания (1949), Венгрия (1990), Германия (1950), Герцеговина Дания (1949), Ирландия (1949), (2002), Греция (1949), Грузия (1999), Исландия (1950), Испания (1977), Италия (1949), Кипр (1961), Латвия (1955), Литва (1993), Лихтенштейн (1978), Люксембург (1949), б.Ю.Р. Македония (1995), Мальта (1965), Молдова (1955), Нидерланды (1949), Норвегия (1949), Польша (1991), Португалия (1976), Россия (1996), Румыния (1993), СанМарино (1988), Словакия (1993), Словения (1993), Турция (1949), Украина (1995), Финляндия (1989), Франция (1949), Хорватия (1996), Чехия (1993), Швейцария (1963), Швеция (1949), Эстония (1993). Канада, Япония, Мексика, США Европы. В первые годы существования Комитет министров мог предложить тому или иному европейскому государству «в особых случаях» вступить в Совет Европы на правах ассоциированного члена. Ассоциированный член мог быть представлен лишь в Консультативной Ассамблее организации.84 В 1950-1956 гг. ассоциированным членом Совета Европы был Саар (до его присоединения к ФРГ). Короткое время (с августа 1950 г. по май 1951 г.) ФРГ также пользовалась статусом ассоциированного члена. В настоящее время ни одна страна не пользуется этим статусом. В конце 80-х гг. Парламентская Ассамблея по предложению Петера Сагера (Швейцария) создала Статус специально приглашенного (11 мая 1989 г.). Этот статус был придуман ради парламентов стран, не являющихся членами Совета Европы, но которые применяют Хельсинский заключительный акт и Международные пакты ООН 1966 г.85 Этот статус дал возможность Совету Европы интегрировать в Организацию парламенты стран Центральной и Восточной Европы в тот период, когда авторитарные режимы этих стран перестали существовать. Каждый член Совета Европы вправе выйти из него, официально уведомив об этом Генерального секретаря организации. Член Совета Европы, нарушивший постановления Статьи 3 Устава организации, может лишиться права быть представленным в органах Совета, и Комитет министров может предложить ему выйти из организации. Если государство не подчинится такому предложению, Комитет министров может большинством в две трети голосов всех государств-членов постановить, что оно перестало быть членом организации с момента, определяемого Комитетом. В истории организации не было случаев исключения, однако несколько раз эта процедура начиналась, в связи с военным переворотом «черных полковников» в Греции в 1967 г., и двумя военными переворотами 116 и Ватикан пользуются статусом наблюдателя в Совете в Турции в 1960-х и в 1980-х гг. Греческий военный режим в 1969 г. вышел из Совета Европы сам, предвосхитив свое исключение. Турция, во многом под влиянием начатой Советом Европы процедуры, относительно быстро возвращалась к системе парламентской демократии. Член организации, не выполнивший своих финансовых обязательств по отношению к ней, может быть лишен Комитетом министров (большинством в две трети голосов всех государств-членов) права представительства в Комитете министров или Парламентской Ассамблее Совета Европы до тех пор, пока эти обязательства не будут им выполнены.86 Что касается источников финансирования, то бюджет Совета Европы образуется из членских взносов, устанавливаемых в административном порядке Комитетом министров. Основная часть всех расходов бюджета (68,32%) к середине 60-х гг. покрывалась в равных долях (по 17,08%) Великобританией, Италией, Францией и ФРГ, остальные расходы распределялись между четырнадцатью другими государствамичленами пропорционально. В 1967 г. бюджет Совета Европы составил свыше 27 млн. французских франков.87 Бюджет Совета Европы к 1969 г. возрос до 43,5 млн. французских франков. Несколько снизилась доля взносов четырех стран (Великобритания, ФРГ, Франция и Италия) – до 68,04%. Соответственно возросла доля взносов остальных четырнадцати стран (с 1970 г. – без Греции – тринадцать стран) – до 31,96%. Бюджет Совета Европы состоит из шести разделов (в млн. франков): целевые и административные расходы самого Совета (в 1969 г. – 34,4);

расходы, связанные с осуществлением межправительственной программы работ, – 6,3;

расходы Консультативной ассамблеи – 1,5;

расходы Европейского суда и Комиссии прав человека – 0,8;

расходы местных органов – 0,3;

прочие расходы – 0,1. Комитет министров назначает трех ревизоров, обязанность которых следить за соответствующим расходованием средств.88 В 1996 г. бюджет Организации составил около 1,2 миллиардов французских франков89, а в 2002 году – 169 миллионов евро. Взнос России составил 12,6% от общей суммы бюджета, а именно 21,3 млн. евро. Что касается символики Совета Европы, то наверно каждый знает флаг Европы: круг из 12 золотых звезд на ярко-синем фоне – эмблема, утвержденная Комитетом министров в 1955 г. по предложению Консультативной Ассамблеи. Состоящий из звезд круг символизирует союз народов Европы. Количество звезд неизменно, двенадцать – символ совершенства и целостности.90 Первых парламентариев, съехавшихся на первое заседание совета Европы в Страсбурге, встречали два общеевропейских символа. Зеленое «Е» на белом фоне – флаг Европейского движения, родившегося в мае 1948 г. на Гаагской конференции. Второй флаг был синим, а изображены на нем были золотой круг и красный крест. Своим рождением он обязан графу Ричарду Куденхове-Калерги, «отцу» и пылкому пропагандисту идеи Панъевропейского союза.91 Когда западноевропейские парламентарии, члены Совета Европы, собрались вновь в августе 1950 г, зеленое «Е» красовалось на флагштоках и в окнах Страсбурга. «Совет Европы принял флаг Европейского движения?» – вопрошали газеты. Руководство Совета поняло, что настало время вплотную заняться вопросом об эмблеме, и незамедлительно создало соответствующий комитет. Было рассмотрено немало проектов и предложений. Наиболее популярной среди парламентариев была идея графа Куденхове-Калерги, прежде всего, из-за удачного сочетания синего с золотым. Вопрос о цветовой гамме был решен быстро, однако, что изображать на флаге? Эта проблема вызвала продолжительные дебаты. Двенадцать золотых кругов? Одна звезда? Или круг из 15 золотых звезд? В конце концов остановились на круге из 12 звезд. Как ни как 12 – символ совершенства: 12 апостолов, 12 месяцев, 12 знаков зодиака… заметим сразу, что «Золотая дюжина» останется дюжиной навсегда – вне зависимости от того, сколько стран будет входить в Совет Европы и Европейский Союз. Как следует из резолюции Совета, его члены старались не только ради себя. Новый флаг, по их мнению, должен был стать флагом всей Европы. Кроме всего прочего, было принято во внимание, что все страны, представленные парламентариями в Совете Европы, имели флаги с изображением полос или крестов, а стало быть, значительно отличались от нового общеевропейского, и спутать его с национальными флагами европейских государств невозможно. Голосование по поводу флага с 12 золотыми звездами состоялось на Ассамблее Совета Европы 25 октября 1955 г. Решение было принято единогласно, что весьма облегчило дальнейшие процедуры. Уже 8 декабря флаг был утвержден Комитетом министров Совета Европы, а 13 декабря он взвился на флагштоках парижского замка де ла Мюэтт и Страсбурского Дома Европы. (Кстати, Европейский Парламент, располагающийся в том же здании, что и Совет Европы, до утверждения флага Европы пользовался флагом с надписью ЕР/РЕ, а Европейская Комиссия в Брюсселе использовала эпсилон – стилизованное «Е».) Итак, у Европы появился собственный флаг. Он сделал понятие «Европа» зримым и осязаемым как для самих европейцев, так и для всего мира. Просуществовав 30 лет, он одержал еще одну важную победу в 1986 г., когда все организации Европейского Сообщества признали этот флаг в качестве своего символа. Одновременно было принято решение о том, что круг из 12 звезд станет и эмблемой Европы. 12 мая 1986 г. председатель Европейской Комиссии Жак Делор и президент Европарламента Пьер Фильмин торжественно подняли 12-звездный флаг перед зданием штабквартиры Европейской Комиссии в Брюсселе. Хор исполнял гимн Совета Европы. Начиная с мая 1986 г. флаг Европы также стал официальной эмблемой Европейского Сообщества.92 В 1972 г. Комитет выполненную Гербертом фон министров утвердил гимн Караяном музыкальную Европы – аранжировку прелюдии к «Оде радости» Девятой симфонии Бетховена. Надо сказать, что на решение проблемы с гимном ушло куда больше времени, чем на дебаты по поводу флага. В 1955 г. граф Куденхове-Калерги говорил: «Я хотел бы предложить в качестве гимна фрагмент Девятой симфонии Бетховена, но боюсь, что, если это предложение будет исходить от меня лично, идея будет дискредитирована». Однако вопреки его опасениям за «Оду радости» из 4 части Девятой симфонии ратовали представители большинства стран. Нелишне напомнить, что на создание «Оды радости» Бетховена вдохновила поэма Фридриха Шиллера «An die Freunde» («За друзей») и, соответственно, хор исполнял его на немецком языке. Вокруг языка-то и разгорелись споры. В конечном итоге было решено оставить только музыку, а слова убрать. В январе 1972 г. Совет Европы, наконец, утвердил гимн Европы. А через 14 лет, в апреле 1986 г., на встречи министров иностранных дел Европейского Сообщества было принято решение о том, что отныне этот деятельностью Сообщества. На наш взгляд необходимо отметить, что в первые годы существования Совета Европы сторонники «европейской федерации» прилагали активные усилия для превращения его в орган федеральной власти.93 В связи с этим в 1949 г. Комиссией по общим делам был представлен ряд предложений по изменению политической структуры Европы.94 Эти предложения были достаточно осторожными по причине определенного желания примирения между федералистами и сторонниками межправительственного сотрудничества. Совет Европы должен был использовать свое влияние для достижения этих предложений, в связи с чем он должен был стать организацией «с ограниченными функциями, но реальными полномочиями».95 Это предложение поступило от Р. Маккея и получило название «Поправка Маккея».96 Однако она не была приведена в действие. В 1950 году Ассамблея приняла решение рекомендовать включить в Статью 1 Устава Совета Европы, в которой перечисляются вопросы, входящие в компетенцию организации, также и политические вопросы.97 Эту 120 гимн будет исполняться во время всех официальных мероприятий, связанных с рекомендацию Комитет министров также не утвердил. Все эти усилия, и ряд других, не привели к формированию Совета Европы как федеральной структуры. Как уже отмечалось, при образовании Совета Европы победила английская точка зрения, стремившаяся создать межправительственный орган. Согласно Уставу 1949 г. Комитет министров полностью подчинил себе Ассамблею, так как им утверждался ежегодный бюджет, контролировался секретариат, принимались новые члены, определялись представители от каждой страны в Ассамблею. Даже ее повестка дня утверждалась Комитетом министров. Ассамблея не получила права давать обязательные рекомендации или запрещать какие-либо действия правительствам стран-членов. Рекомендации явились прерогативой Комитета министров. Ни одна резолюция Ассамблеи или результаты голосования по любому вопросу не имели силы без одобрения Комитета министров. Каждый член Комитета министров обладал правом вето и мог единственным голосом перечеркнуть какое угодно решение Ассамблеи. Таким образом, новая организация ничем не напоминала федерацию. Эта неспособность организации стать воплощением мечтаний европейских федералистов привела к упадочным настроениям среди его сторонников в первые годы существования. Редакция Устава, проведенная в первые годы после его создания, рассматривалась в качестве «технических изменений», предназначенных для «смазки колес» с целью улучшения функционирования учреждений, а не как «большая политическая реформа», способная усилить роль Совета Европы.98 Одним из проявлений этого пессимизма стала отставка П.-А. Спаака с поста председателя Ассамблеи, и в целом, обвинения в бесплодности организации. В своих воспоминаниях Спаак пишет, что «с 1942 по 1951 гг. он последовательно отстаивал идею участия Великобритании, и даже ее лидерства, в объединении Европы»99. Эта позиция стала другой после возвращения к власти У. Черчилля, который, несмотря на свою роль в объединении Европы, не изменил политику Великобритании в этом вопросе. После того, как стало очевидно, что позиции Великобритании остались прежними, распространение получил тезис Ж. Монне, что только успех создаваемого Европейского Сообщества заставит Англию изменить свое отношение.100 Это в свою очередь привело к тому, что лидером в создании европейской федерации стала Франция.101 По словам Дениса Убера «колдовавшие над «колыбелью» Совета Европы феи бросили его, отдав предпочтение его «сестрам», Европейским Сообществам, которые хотя и меньше ростом, но развивались более динамично и подавали большие надежды»102, и которые привели к созданию Европейского Союза. Тем не менее, Совет Европы можно считать авангардом европейского объединения. Эту роль он уже успешно выполнял на рубеже 50-х гг., когда в него на двухэтапной основе вступила ФРГ сначала как ассоциированный член 13 июля 1950 г., а затем как полноправный член 2 мая 1951 г.. За 15 лет до падения Берлинской стены Совет Европы повторно принял в свои ряды Грецию (28 ноября 1974 г.), в через пять лет после Португалия, ликвидации диктатуры полковников, из-за которой Греции пришлось выйти 1969 г. Затем, 22 сентября 1976 г., была принята освободившаяся от режима Салазара, и Испания, 24 ноября 1977 г., освободившаяся от режима Франко. Подготавливая будущее вступление этих трех стран в Европейские Сообщества, Совет Европы подтверждал тем самым свою авангардную роль в европейской интеграции. Во второй половине 80-х гг. в Совете Европы начался бум приема новых стран.103 Это связано с тем, именно что структуры Совета Европы были лучше всего адаптированы для быстрого принятия стран Центральной и Восточной Европы. Согласно выражению Катрин Лялюмьер, Генерального секретаря Совета Европы в то время, «Совет Европы стремился стать главным инструментом выхода из холодной войны».104 Благодаря этим стремлениям и новому этапу в процессе расширения, который до сих пор не закончился, Совет Европы дополнил свою структуру, и отстоял право называться всеобщей европейской организацией, к чему он стремился с первых дней создания. Объединив страны Западной Европы в конце 40-х гг. ХХ в., в 90-е гг. ХХ в.

Совет Европы стал связующим звеном меду «Востоком» и «Западом» континента, а к началу третьего тысячелетия – «общим домом» для всех стран Европы. Таким образом, Совет Европы, родившейся из компромисса между французско-бельгийским федеративным проектом и желанием Великобритании создать типичный межправительственный орган, состоял из Комитета министров, Консультативной Ассамблеи и Секретариата. Главным нововведением стало учреждение первой в Европе Ассамблеи, которая, однако, не была настоящим Парламентом. Комитет министров стал доминирующим органом в Совете Европы, ему в первые годы была полностью подчинена Ассамблея. Тем не менее, Совету Европы удалось со временем характере существенно организации, реорганизовать и первоначальную постоянные структуру поиски и расширить собственные полномочия. Это опровергает мысли о статичном подтверждает путей самосовершенствования. По нашему мнению все эти нововведения делают неоспоримый вклад в упрочение позиций Совета Европы, и в некоторой степени решают вопрос об исправлении определенных слабостей начального периода существования.

*** Представленный Под гг. давлением началась материал позволяет сделать следующие выводы. общественности фаза решения европейского Европы. европейской Конгресса стали предметом рассмотрения европейских правительств. С 1948 правительственная образования Совета Инициатором в этом процессе выступила Франция при поддержке Бельгии. Франко-бельгийский проект предусматривал создание Европейского Союза, главным органом которого должна была стать Парламентская Ассамблея. Она должна была состоять из представителей европейских парламентов и обладать обширной компетенцией.

Такое радикальное политическое изменение в Европе вызвало противодействие Великобритании, которая не желала идти дальше классического межправительственного сотрудничества. В силу того, что открыто отказаться от участия в европейском объединении в той исторической ситуации было не возможно, Великобритания заняла уклончивую позицию. Ситуация осложнялась тем, что континентальные страны рассматривали Великобританию как главного и необходимого союзника в объединении, что обеспечило ей доминирующее положение в серии проводимых договоров. Считая, что соглашение в этом вопросе необходимо, Р. Шуман и П-А. Спаак приложили все усилия для поиска компромисса. Решено было создать Совет Европы, состоящий и Комитета министров, Консультативной Ассамблеи, которая оказалась в полном подчинении у Комитета министров. Новая организация не отвечала требованиям федералистов и положениям, принятым на европейском Конгрессе. В тоже время Великобритания и Скандинавские страны были удовлетворены. Франция, Бельгия и Италия возлагали надежды на будущую корректировку Совета Европы в сторону федеративного органа. Среди общественных деятелей образование Совета Европы вместе с разочарованием ограниченной компетенцией Совета Европы присутствовала надежда на его реорганизацию. Усиления политической роли Совета Европы в первые годы не последовало, что вызвало разочарование среди его сторонников. Однако в дальнейшем, Совету Европы удалось реорганизовать и расширить первоначальные полномочия. К этим изменениям относится тенденция Ассамблеи принимать структуру Парламента. Об этом говорит то что, начиная с 1949 г. она добилась права утверждать собственную повестку дня, были созданы рабочие комиссии, затем транснациональные политические фракции, и, наконец, в 1974 г. она стала называться Парламентской Ассамблей Совета Европы. Кроме того, одним из важных результатов реформы структуры организации за годы ее существования стало появление Конгресса местных и региональных властей, а также постоянно функционирующего Европейского суда по правам человека. Появление этих институтов опровергает мысли о статичном характере организации, и подтверждает постоянные поиски путей самосовершенствования.

ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ НАПРАВДЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТА ЕВРОПЫ 3.1. Деятельность Совета Европы в области защиты прав человека и основных свобод Деятельность Совет Европы многогранна, она распространяется на правовую, экономическую, социальную, научную и культурную сферы. Однако наибольших достижений организация добилась, прежде всего, в области защиты прав человека и основных свобод. Права человека занимают особое место в деятельности Совета Европы, поскольку уважение к правам человека – гарантия демократии, а основная цель Совета Европы – сохранение и развитие демократии. Права и свободы человека закреплены в двух крупнейших документах Совета Европы: в Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод и в Европейской социальной хартии, а так же целом ряде других конвенций, организацией. После Второй мировой войны в Западной Европе раньше, чем в других регионах планеты, была создана региональная система, в основу которой легла забота о правах человека. Ужасы Второй мировой войны, жестокости, творимые нацистским режимом, и опыты национал-социализма над человеческой личностью заставили весь мир по-новому взглянуть на проблему обеспечения прав человека. Кроме того, абсолютно несостоятельным оказалось их соблюдение на внутригосударственном уровне исключительно национальными усилиями. Об этом свидетельствует появление таких форм правления как фашизм, национал – социализм, коммунизм. Таким образом, задача налаживания межгосударственного сотрудничества в правозащитной области приобрела в послевоенный период особую актуальность и насущность. разработанных этой Идеи укрепления и сохранения принципов демократии, в основе которых лежат верховенство закона, политические свободы и свободы личности, отражены в Преамбуле Устава Совета Европы.1 Далее в тексте Устава эти идеи конкретизированы и расширены. Во-первых, определяя цели Совета Европы и перечисляя средства для достижения этих целей, Статья 1 Устава говорит о реализации прав человека и основных свобод..2 Во-вторых, в Статье 3 Устава Совета Европы говорится о том, что каждый Член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами, искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета Европы.3 В связи с этим, очевидно, что защита прав человека и доверие к закону не только выражается в общих категориях, что случалось в международной практике уже ни раз, но и включается в конкретные цели Совета Европы. Кроме того, эти положения стали обязательным условием членства. Из этого следует, что Устав Совета Европы зашел намного дальше, чем любой другой договор, заключенный ранее на межгосударственном и национальном уровне. Однако Совету Европы предстояла долгая работа по оформлению заявленных положений. Необходимо отметить, что лидеры стран Европы были свидетелями того, насколько тяжело и противоречиво шла разработка Пактов по правам человека в рамках Комиссии ООН по правам человека. В этой связи они находились перед достаточно сложной дилеммой: следует ли по-прежнему работать над глобальной, если можно так выразиться, реализацией идей, заложенных во Всеобщей декларации прав человека, или стоит попытаться создать более эффективную и действенную правозащитную систему в рамках отдельно взятого региона мира? Сомнения в возможности создать подобную эффективную систему имелись, причем весьма серьезные. Именно поэтому на первой сессии Комитета министров пункт о рассмотрении проекта Европейской Конвенции о правах человека и проекта Статута Европейского Суда был исключен из повестки дня предстоящего первого заседания Консультативной Ассамблеи. Однако многие делегаты КАСЕ настаивали на подготовке специальной конвенции о правах человека для Европы. Так, например, представитель Дании считал, что Всеобщей декларации ООН не хватало необходимой точности, так как следовало учесть различия цивилизаций и форм правления в разных государствах-членах ООН. Совсем иное дело – обсуждение данного вопроса исключительно на западноевропейской основе, поскольку в этом случае можно было бы подготовить документ, обязательный с юридической точки зрения.5 Девятнадцатого августа 1949 г. Поль-Анри Тейтжен (Франция), Максвелл Файф (Великобритания) и Антонио Азаро (Италия) внесли в Ассамблею предложение, которое, в частности, гласило что, Ассамблея рекомендует государствам-членам Совета Европы в осуществление своей цели, закрепленной в Статье 1 Устава, признать принцип коллективной ответственности за обеспечение уважения прав человека и основных свобод и для этого немедленно заключить конвенцию, в соответствии с которой, каждое государство-член обязалось бы: а) сохранять в неприкосновенности права человека и основные свободы, гарантируемые конституцией, законами и административной практикой, уже существующими в соответствующих странах на дату подписания конвенции;

б) создать Европейскую комиссию по правам человека и Европейский суд по правам человека с целью обеспечить соблюдение вышеупомянутой конвенции.6 Спустя десятилетие, говоря о том времени, Поль-Анри Тейтжен определил этот день – 19 августа 1949 г. – как дату, когда Европейская конвенция о правах человека стала частью позитивного права.7 Таким образом, из вышесказанного следует, что уже первые предложения были далеко идущими и предлагали создание системы, являвшейся по существу революционной, если принимать во внимание международно-правовые взгляды того времени. Даже сейчас ряд положений того проекта выглядит весьма радикально. Ведь даже в наши дни, когда права человека прочно укоренились в межгосударственном общении в Европе, у Европейского Суда по правам человека нет полномочий на отмену решений органов государственной власти стран-членов Совета Европы.8 Поэтому нетрудно себе представить, какие противоречивые чувства мог вызвать проект международного сильный договора по правам за человека, предусматривающий механизм контроля выполнением обязательств. В этой связи вполне понятно, почему согласование текста ЕКПЧ вызвало столь острые дебаты во всех органах Совета Европы. В связи с этим, во время обсуждений было решено, что в тех условиях можно гарантировать лишь такие права и основные свободы, которые на тот момент уже были определены демократическими режимами и признаны ими после длительного применения.9 Они должны были основываться на правах, перечисленных во Всеобщей декларации прав человека. В предложенном проекте конвенции перечислялись 12 существенных прав, каждое из которых сопровождалось прямой ссылкой на статьи Всеобщей декларации, предусматривалось создание Европейского суда и Комиссии по правам человека, как отдельным лицам, так и государствам предоставлялось право подавать петиции в Комиссию, Комиссия, в свою очередь, могла передавать дела в Суд.10 Предложения о создании Комиссии и Суда одобрили не все. Однако, отвергнув доводы, в которых отстаивалась святость государственного суверенитета, и поддержав предложение о создании Суда, П.-А. Тейтжен в речи 7 сентября 1949 г. вернулся к теме нарушения прав человека во время Второй мировой войны. В своей речи он говорил о том, что демократические страны не становятся нацистскими за один день. Он отмечал, что свободы подавляются по очереди – в одной сфере, потом в другой. Душится общественное мнение и национальная совесть. А потом, когда все в порядке, воцаряется «фюрер», и этот процесс развивается вплоть до печей крематория. П.-А. Тейтжен считал, что должна существовать совесть, которая встревожит умы нации, предупредит об опасности и покажет, что эта дорога может привести даже к Бухенвальду или Дахау. Он полагал, что Международный суд, действующий в рамках Совета Европы, и система надзора и гарантий могли бы стать такой совестью.11 Представитель Италии Доминело столь же ясно высказался за создание нового европейского регионального международного суда. 8 сентября 1949 г. он разъяснил, почему не подойдет Гаагский Международный суд. По мнению Доминело, Международный суд в Гааге не являлся европейским судом, так как он не соответствовал основополагающей цели Совета Европы, а именно задаче создания международного юридического органа. Подача апелляций в Суд, компетенция которого является внеевропейской, не способствует поступательному формированию европейского единства. Кроме того, по Уставу Организации Объединенных Наций, Международный суд в Гааге принимает лишь жалобы, подаваемые государствами. Совет Европы в свою очередь должен заняться деликатным вопросом, а именно, Европейский Суд должен предоставит возможность отдельным личностям, которые утверждают, что их основополагающие права и свободы нарушены, представлять жалобу или апелляцию.12 Спорным оказался вопрос и о праве подачи индивидуальных жалоб. Однако многие делегаты, в том числе и представитель Великобритании сэр Максвелл-Файф, настаивали на том, что необходимо дать каждому человеку личную возможность утвердить несправедливость.13 Не имея возможности тут же разрешить назревшие вопросы, была созвана Конференция высших должностных лиц, которые имели бы свое достоинство и предупредить соответствующие инструкции своих правительств в целях выработки окончательного решения по остающимся несогласованным проблемам. С 8 по 17 июня 1950 г. состоялась Конференция высших должностных лиц правительств государств-членов Совета Европы. Вполне понятно, что в ходе Конференции разгорелись столь же горячие дебаты по остающимся нерешенными проблемам, что и на предыдущих этапах разработки Конвенции. Не вдаваясь в подробности обсуждений и дискуссий, следует подчеркнуть, что Конференции все же удалось подготовить доклад, в котором содержался унифицированный текст Конвенции, хотя единства во мнении среди участников достичь так и не удалось. В этой связи решение по каждой из остававшихся проблем принималось большинством голосов, причем состав такого большинства не всегда совпадал. Что же касается проблемы учреждения Европейского Суда по правам человека, то было принято решение сделать факультативным полномочие Суда рассматривать дела по Конвенции, то есть эта компетенция Европейского Суда ставилась в зависимость от соответствующего заявления со стороны того или иного государства-участника Европейской конвенции. После Консультативной Комитетом консультаций Ассамблеи было с Комиссией по правовым изучил вопросам доклад Комитет рассмотрено Министров и Конференции на своей сессии в начале августа 1950 г. Именно тогда впервые одобрено предложение Великобритании о том, чтобы сделать право на подачу петиций частными лицами так же факультативным. Приняв еще ряд поправок, Комитет Министров одобрил проект Европейской конвенции 7 августа 1950 г. По существу возник тот самый текст, который правительства подписали 4 ноября 1950 года. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) вступила в силу 3 сентября 1953 г. Она состоит из нескольких разделов. В последующие годы к ней были приняты тринадцать протоколов, дополняющих 131 и вносящих в нее изменения. Протоколы к Конвенции являются самостоятельными договорами и накладывают обязательства на участников только после ратификации каждого из них.14 Благодаря этим протоколам были внесены изменения в порядок работы функционирования Комиссии и Суда и расширен перечень основных прав. Сама Конвенция содержит перечень из 12 прав и свобод человека, которые в то время и в тех условиях было возможно наиболее эффективно гарантировать и соблюдать. Таким образом, ЕКПЧ сразу же предавался характер действующего права, а не политического обещания или очередной декларации. По мере вызревания необходимых условий и предпосылок страны-члены Совета Европы пополняли Конвенцию новыми положениями. Дополнительные Протоколы № 1, 4, 6 и 7 к Европейской конвенции по правам человека признали новые права и свободы в дополнение к ранее сформулированным и позволили включить в первоначальный перечень еще свыше 15 прав и свобод.15 Итак, ЕКПЧ гарантирует следующие права: право на жизнь (ст. 2), право на физическую неприкосновенность (ст. 3), запрещение рабства и сходных с ним обычаев (ст. 4), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5), право на справедливое разбирательство дела (ст. 6), запрет обратного действия уголовного законодательства (ст. 7), право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции (ст. 8), право на свободу мысли, совести и религии (ст.9), право на свободу выражения своего мнения (ст. 10), право на свободу мирных собраний и ассоциаций (ст. 11), право на вступление в брак и создание семьи (ст. 12). Кроме того, в ст. 13 гарантируется право на эффективные средства правовой защиты перед национальными властями, и в ст. 14 запрещаются все формы дискриминации. Протокол № 1 дополнительно включил такие права, как право беспрепятственно пользоваться своим имуществом (ст. 1), право на образование и свободный выбор образования (ст.2), право на свободные выборы (ст. 3), в круг конвенционной защиты. В Протоколе № 4 был расширен круг прав и свобод и вводился запрет на лишение свободы по причине невыполнения договорного обязательства (ст. 1), гарантировалась свобода передвижения и свобода выбора местожительства (ст. 2), запрещалась высылка и препятствие въезду в государство ее гражданина (ст. 3), также запрещалась коллективная высылка иностранцев (ст. 4). В соответствии с Протоколом № 6 государства-участники приняли на себя обязательство отменить смертную казнь (ст. 1). Благодаря принятию этого протокола Совет Европы добился отказа от применения смертной казни на территории 40 государств-членов организации. Осталось лишь несколько стран, таких как Россия, Турция, Албания и Украина, на территории которых действует мораторий на исполнение смертных приговоров. 1998 г. стал первым годом в Европе, когда ни один смертный приговор не был приведен в исполнение. Даже в случае с лидером курдов, Оджаланом, Совет Европы ясно дал понять, что не поддерживает вынесение смертных приговоров кому бы то ни было. Совет Европы выразил уверенность в том, что Турция не нарушит собственной традиции, сложившейся за последние 15 лет, в течение которых ни один смертный приговор не был приведен в исполнение. Кроме того, в 2002 г. Генеральный Секретарь Совета Европы В. Швиммер осудил казнь Наполеона Бизли в США. 2-3 мая 2001 г. в Вильнюсе, в ходе 110 сессии Комитета Министров Совета Европы был открыт к подписанию 13 Протокол соответствии с которым смертная казнь отменяется обстоятельствах. Протокол подписали 36 стран. Протокол № 7 предоставил ряд гарантий иностранцам в случае их высылки (ст.1). Кроме того, гарантировалось право на обжалование судебных решений (ст. 2), право на компенсацию в случае судебной ошибки 133 к ЕКПЧ, в при всех (ст. 3), запрещалось Что касается повторное уголовное преследование (ст. 4), структуры ЕКПЧ, то она была значительно гарантировалось равенство прав и ответственности супругов (ст. 5). усовершенствована, благодаря изменениям, вносимым Протоколами № 2, 3, 5, 8, 9 и 11. С их помощью решались задачи повышения эффективности работы контрольных органов Конвенции, более широкого доступа к Суду частных лиц, ослабления политического контроля за процессом разбирательства со стороны Комитета министров. Протокол № 11 радикальным образом изменил контрольный механизм Конвенции. Согласно первоначальному варианту Европейской конвенции по правам человека, до внесенных изменений, статья 19 предписывала создать Комиссию и Суд.16 Процедура деятельности подразделялась на два этапа: на первой стадии дело рассматривалось Европейской комиссией по правам человека, а на второй – Европейским судом по правам человека или же Комитетом министров. Европейская комиссия по правам человека отвечала за расследование всех сообщений о предполагаемом нарушении прав человека, поступающих как от другого государства, так и от любого (физического или юридического) лица. Свою работу Комиссия начала с 1955 г. Члены Комиссии избирались Комитетом министров Совета Европы и были полностью независимы, то есть не представляли государство, от которого были избраны. Процедура работы Комиссии состояла из двух этапов. На первом рассматривался вопрос о приемлемости петиции. На втором этапе Комиссия выполняла двоякую функцию. Прежде всего, она выступала для сторон в качестве механизма обеспечения дружественного урегулирования вопроса на основе уважения прав человека. Если дружественного урегулирования достичь не удавалось, то Комиссия составляла доклад, в котором излагались факты и мнение Комиссии о соответствии нарушениям Конвенции. В техническом окончательное плане такое заключение либо не являлось обязательным, либо решение принимал Комитет Министров, Европейский суд по правам человека. Что касается характера рассматриваемых жалоб, то большинство рассмотренных Комиссией петиций затрагивали право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 ЕКПЧ), в том числе многие из них касались длительности судебного разбирательства. Следующей по количеству жалоб была ст. 5 ЕКПЧ о законности задержания. Был так же рассмотрен ряд дел, связанных с утверждением о применении пыток и бесчеловечном обращении (ст. 3 ЕКПЧ) и посягательством на уважение личной и семейной жизни (ст. 8 ЕКПЧ). Другие важные дела касались свободы выражения своего мнения (ст. 10 ЕКПЧ) В статье 10 ЕКПЧ зафиксировано право на свободу слова, что в свою очередь защищают СМИ, поскольку демократия не может существовать без свободной прессы. Наличие этой свободы – один из основополагающих критериев соблюдения прав человека. В связи с этим показательным стало дело, связанное с британской газетой «The Sunday Times». Известное своими репортерскими расследованиями издание выпустило серию статей о препарате «Талидомид», который послужил причиной врожденных дефектов у детей. В своих публикациях газета требовала выплат компенсации пострадавшим семьям. В связи с решением национального верховного суда приостановить издание редакция направила жалобу в Страсбург и выиграла дело.17 Эта же газета в 1991 г. вновь обратилась в ЕСПЧ совместно с изданиями «Observer» «Guardian», обвинив британское правительство в нарушении свободы слова в связи с приостановлением публикаций отрывков из книги «Ловец шпионов», написанной бывшим секретным агентом MI 5 П. Райтом.18 Следует отметить, что современный мир задает новые, более жесткие стандарты свободы СМИ. Это касается и контроля Интернет, и вопросов цензуры в отношении материалов, разжигающих ненависть и расизм, и разграничения права на частную жизнь и свободу слова. Последняя проблема оказалась в фокусе общественного внимания в связи с гибелью принцессы Дианы в 1998 г.19 Обстоятельства ее гибели породили призывы к ужесточению законов, касающихся частной жизни. Но ответ на эти призывы уже существует в ЕКПЧ. Так, например, в Статье 10 гарантируется свобода СМИ, а Статья 8 предусматривает право на частную жизнь. Таким образом, согласно положениям ЕКПЧ можно разделить права журналистов и права граждан на частную жизнь. Круг проблем, по которым подаются индивидуальные жалобы, постоянно расширяется, включая, в частности, следующие: насильственная госпитализация психически больных, военная и профессиональная дисциплина, телефонные прослушивания, законы об абортах, попечение и опека над детьми, статус внебрачных детей, иммиграция, депортация и экстрадиции и др. Что касается Европейского суда по правам человека, то свою деятельность он начал в 1958 г. Европейский суд не являлся постоянным органом. Его штаб-квартира располагалась в Страсбурге, и заседал он, как правило, в течение недели в каждом месяце. Судьи избирались на девятилетний срок Парламентской ассамблеей. Суд мог рассматривать дела только в отношении государств, признавших его обязательную юрисдикцию. К 1998 г. на рассмотрение Суда было вынесено около 950 дел, касавшихся широкого круга вопросов: применения телесных наказаний в школах и по приговору суда, различных форм содержания под стражей, прав заключенных, справедливого судопроизводства, правового статуса незаконнорожденных детей, правового положения гомосексуалистов и транссексуалов;

мер, связанных с иммиграцией, депортацией и выдачей;

прослушивания телефонов, свободы творчества и др. Ответственность за выполнение решений Суда нес Комитет министров. В том случае, если дело не передавалось в Суд, то Комитет министров Совета Европы (большинством в две трети голосов) решал, имело ли место нарушение Конвенции. Выявив нарушение, Комитет министров мог далее постановить, что государство должно предоставить жертве компенсацию, размер которой устанавливался совместно с Комиссией. Как и решения Суда, решения Комитета министров являлись окончательными, и государства-члены должны были считать их обязательными.20 Вторая важная функция, возложенная на Комитет министров, состояла в надзоре за осуществлением решений Европейского Суда по правам человека. Удостоверившись в том, что государство приняло меры к удовлетворению иска, Комитет министров принимал резолюцию о прекращении дела.21 Итак, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что институционному механизму контроля за соблюдением государствамичленами Совета Европы прав и свобод человека был придан достаточно компромиссный характер. Вместо единого Европейского судебного органа, компетентного принимать как обращения государств, так и индивидуальные петиции и выносить по ним обязательные решения, государства-члены Совета Европы предпочли создать более скромный и запутанный механизм. Вместо единого суда были созданы два органа: Европейская комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека. Одновременно подключался сугубо политический орган – Комитет министров. Суть Конвенции по правам человека составляли два факультативных условия, которые создавали важнейшие компоненты механизма реализации: Статья 25, дающая право подачи индивидуальных петиций в Европейскую комиссию, и Статья 46, уполномочивающая Европейский суд заслушивать и рассматривать дела, переданные в него Комиссией. Признание этих факультативных условий еще долгое время было поводом для споров.22 Однако со временем страны-члены Совета Европы одно за другим признали оба факультативных положения. По состоянию на март 1995 г. все 30 государств, участников Европейской Конвенции по правам человека, признали как право на подачу индивидуальных петиций (статья 25), так и юрисдикцию Суда, предусмотренную Статьей 46. В настоящее время ратификация Конвенции и признание как права частных лиц на подачу индивидуальных петиций, так и обязательной юрисдикции Европейского Суда по правам человека рассматриваются обязательного условия членства государств в Совете Европы. Следует отметить, что право на подачу жалоб принадлежит как отдельным лицам, так и государствам. Однако сложилась такая политическая реальность, что заявления государств имели недружелюбный оттенок, и как следствие этого Комиссия рассмотрела немного таких заявлений. К концу 90-х гг. их было получено всего 18. В качестве примера можно привести жалобу Греции на поведение Великобритании на Кипре в 1956 г., который в то время был под ее административным правлением, жалобу Австрии на Италию в 1960 г. в связи с ходом процессуальных действий против южнотирольских активистов, жалобу Ирландии на Великобританию в 1972 г. в связи с действиями полиции и военных в Ольстере, жалобы со стороны Кипра на Турцию в 1974-1978 гг., связанные с нарушениями прав человека после вторжения Турции на Кипр. Что касается конкретных действий, проводимых в рамках ЕКПЧ, то можно отметить, что 50-е – 60-е гг. отмечены развитием организационной базы и достаточно скромными успехами. За эти годы Комиссия приняла к рассмотрению меньше 60 заявлений.23 В 70-х гг. система достигла зрелости. Количество заявлений увеличилось, а Суд начал формировать собственное прецедентное право. В 80-х гг. в рамках Конвенции наблюдался взрыв активности. К концу десятилетия участниками Конвенции стали 22 из 23 стран-членов Совета Европы, и все признали право на подачу индивидуальных петиций и юрисдикцию Суда. Многократно увеличилось количество рассмотренных Комиссией заявлений и вынесенных судебных решений. Если в 1980 г. было вынесено 8 решений Суда, то в 1997 г. эта цифра возросла до 156. Это привело к пониманию того, что контрольный механизм Европейской конвенции по правам человека должен быть радикальным образом преобразован. 138 в качестве Кроме того, в правительственных кругах и среди политической элиты стран-участников Европейской Конвенции утвердилось мнение, что активно действующий региональный механизм контроля за соблюдением прав человека является одним из крупнейших достижений Совета Европы. Благодаря этому сформировались Еще политические одной предпосылки причиной для для необходимого преобразования. веской реформирования системы стало увеличение числа и сложности дел в связи с принятием стран Центральной и Восточной Европы. В связи с этим ряд государств Совета Европы счел возможным вернуться к вопросу о слиянии Комиссии и Суда, предоставлении частным лицам прямого доступа в Суд и лишения Комитета министров не свойственных ему полномочий. 24 В ноябре 1991 г. Комитет министров объявил наиболее приоритетной задачей ускорение работы по реформированию контрольного механизма, учрежденного Конвенцией. Политическое решение по этому вопросу было принято на первой встрече глав государств и правительств Совета Европы на высшем уровне, которая прошла в октябре 1993 г. в Вене. В результате был разработан Протокол № 11 к Конвенции.25 Протокол № 11 предусматривал создание единого профессионального Суда взамен существовавшего контрольного механизма. Этот документ был открыт для подписания 11 мая 1994 г. и вступил в силу с 1 ноября 1998 г. Согласно ему учреждения, которые не являлись профессиональными, Европейская Комиссия Страсбурге по правам человека и Европейский Суд по правам человека, прекратили свое существование. В создан новый Европейский Суд по правам человека на основе.26 Суда Комитет министров и сохранил за собой как на профессиональной Юрисдикция полномочия только по Статье 54 (надзор за выполнением решений Суда).27 нового обязательна распространяется межгосударственные жалобы, так и на индивидуальные петиции.

В соответствии с новой Статьей 27 Европейской Конвенции Суд образует Комитеты в составе трех судей, Палаты в составе семи судей и Большую палату в составе семнадцати судей. Как и прежде судей избирает Парламентская Ассамблея, но уже сроком на шесть лет. Президентом ЕСПЧ с 1999 г. является представитель Швейцарии Люциус Вильдхабер. Новый Суд приобрел некоторые наднациональные черты и, преодолев переходный период, приступил к активной работе. В Европейский Суд по правам человека в день приходит около 650 писем. В начале 2000 г. в Суде было зарегистрировано более 8 000 жалоб. Наибольшее количество, 19% всех зарегистрированных жалоб, поступило из Турции. На втором месте – Италия – 16% жалоб, и далее идут Польша – 9%, Франция – 8%, Великобритания – 6%. Россия пока занимает 5-6 место в этом списке – 6% жалоб, однако, есть тенденция постоянного увеличения этого показателя, что неизбежно выведет Россию в число «лидеров» по количеству поступающих в ЕСПЧ жалоб. Однако, если учитывать численность населения государств-членов Совета Европы, то на первом месте пока оказывается Австрия. Что касается характера дел, то это, прежде всего, гражданские дела (более 2/3). В последнее время растет число жалоб уголовного и уголовно-процессуального характера, особенно по условиям и срокам содержания под стражей до суда, жестокого обращения в ряде тюрем. Что характерно для России, это малое количество дел по Статьям 9, 10 ЕКПЧ, хотя о свободе отечественной прессы в России и в Страсбурге ведется много разговоров.28 Таким образом, можно сделать вывод о том что, благодаря Конвенции и ее контрольному механизму достигнуты блестящие результаты, а именно, европейское прецедентное право оказывает все более глубокое влияние на законы и социальные реальности в государствах-участниках. Решения ЕСПЧ часто служат импульсом для внесения изменений в законодательства странчленов Совета Европы. В связи с этим можно привести некоторые примеры.

В Австрии, где Конвенция имеет ранг конституционного закона, пришлось изменить уголовно-процессуальный кодекс в соответствии со страсбургским прецедентным правом;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.