WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

КАЛАШНИКОВА Наталья Владимировна ОБРАЗОВАНИЕ СОВЕТА ЕВРОПЫ, ЕГО СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 07.00.03. –

Всеобщая история (Новая и новейшая история) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Аникеев А. А.

Ставрополь, 2004.

1 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3 ГЛАВА I. ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ СОВЕТА ЕВРОПЫ…………30 1.1. Панъевропейские проекты между Первой и Второй мировыми войнами……………………………………………………………………....30 1.2. Планы создания единой Европы после Второй мировой войны …………………………………………………………………………………….55 ГЛАВА II. ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ОСНОВ СОВЕТА ЕВРОПЫ………………………………………………………….…81 2.1. Создание Совета Европы…………………………………………………81 2.2.Эволюция системы руководящих органов Совета Европы.……………………………………..……………………………….98 ГЛАВА III. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТА ЕВРОПЫ……………………………………………………………………….126 3.1. Деятельность Совета Европы в области защиты прав человека и основных свобод………………………………………………………………126 3.2. Совет Европы и политика в области культуры…………………….157 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….189 ПРИМЕЧАНИЯ……………………………………………………………….196 СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ………..………………….. ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы. Во второй половине ХХ века произошли существенные изменения в различных аспектах межгосударственных отношений. В это время в Европе оформилось убеждение в необходимости стать единым субъектом европейских в политическом, социально-экономическом структур предшествовала отношении для укрепления позиций европейских стран в мировой политике. Утверждению интеграционных многовековая работа мысли политиков, общественных деятелей и ученых. Первая мировая война стала тем катализатором, который вывел идею объединения Европы на общественно-политический уровень, породив так называемое «Панъевропейское движение». После Второй мировой войны Европа перестала играть присущую ей издавна ведущую роль в мировой политике и именно тогда Западная Европа предприняла практические действия для реализации панъевропейских идей, начали появляться первые европейские международные организации: такие как ОЕЭС (1948), ЕОУС (1951), ЕЭС и Евратом (1957). Вопросы деятельности этих организаций стали предметом изучения во многих странах. Чрезвычайное разнообразие проблем, которыми эти организации занимаются, объясняет тот факт, что ими интересуются ученые различных специальностей – историки, юристы, социологи, политологи. При этом наряду с теми вопросами, которые составляют объект деятельности международных организаций, внимание исследователей притягивает и само явление, сам институт международных организаций – становление и развитие, правила их функционирования, роль в международных отношениях. Одной из таких организаций является Совет Европы (1949) – международно-правовой региональный институт, формирующий единое культурно-правовое европейское пространство. Пройдя сложный путь своего развития и становления, сегодня эта организация объединяет 44 государства Европы. В 1996 г. Россия стала членом Совета Европы. Сегодняшнее сложное положение в нашей стране не снимает, а заостряет необходимость изучения сконцентрированного в Совете Европы опыта европейских демократий, возможностей приобщения России к достижениям европейской политической и правовой культуры, внедрения общепризнанных международных норм в гуманитарной области. Поэтому представляется чрезвычайно важным комплексное изучение многогранной деятельности Совета Европы как организации, формирующей новое политико-правовое измерение европейского континента, стремящейся к сохранению в условиях мировой глобализации европейской самобытности, разрабатывающей по сути образцовую модель европейского общества нового тысячелетия. В одном из ежегодных посланий Федеральному Собранию президент России В. В. Путин в очередной раз подтвердил приоритеты России на европейском направлении, обозначенные в Концепции внешней политики Российской Федерации в 2000 г.1 «Здесь очевидны и наша последовательная позиция и многочисленные конкретные шаги по интеграции с Европой», – отмечается в президентском послании.2 И именно Совет Европы признан важным инструментом строительства действительно единого континента, поскольку одна из его главных задач – содействовать выравниванию уровней демократического развития различных частей Европы, формированию единого цивилизованного пространства.3 Научная актуальность предлагаемой темы объясняется отсутствием системного и объективного знания в отечественной и отчасти зарубежной историографии об особенностях становления и развития Совета Европы. В связи с этим объектом исследования являются особенности образования и деятельности Совета Европы в контексте интеграционных процессов в Европе в ХХ в. Предметом диссертационного исследования стали исторические, теоретические и политико-правовые предпосылки создания Совета Европы в первой половине ХХ в., процесс иституанализации организационной структуры Совета Европы, основные направления деятельности по защите прав человека, политика в области культуры, образования, а также молодежная политика Совета Европы. Научная новизна диссертации состоит в следующем: 1. Впервые в отечественной историографии проводится комплексное исследование образования и деятельности Совета Европы. 2. На основе архивного материала РГВА диссертантом изучена и обобщена специфика деятельности Панъевропейского Союза, проанализирована концепция европейского объединения. 3. Впервые, диссертантом исследованы основные тенденции в изменении компетенции руководящих органов Совета Европы: усиление политической роли организации, наделение Консультативной Ассамблеи Совета Европы парламентскими функциями, создание Конгресса местных и региональных властей Европы, создание постоянно функционирующего Европейского суда по правам человека. 4. За счет введения в научный оборот новых для отечественной историографии материалов из фондов РГВА и Центра информации и документации Совета Европы, по-новому оценена предыстория Совета Европы, сделан вывод о необходимости создания единого политикоправового и культурного пространства, и соответствие его стандартам Совета Европы. 5. Автором предложена периодизация истории возникновения и институанализации Совета Европы: 1) сентябрь 1946 – май 1948 гг. – общественно-политический этап;

2) май 1948 – май 1949 гг. – правительственный этап;

3) август 1949 – 1989 гг. – оформление основных направлений деятельности Совета Европы и вступление стран Западной Европы;

4) 1989 г. – по настоящее время – преобразование организации в Панъевропейскую в связи с принятием стран ЦВЕ и реорганизацией. Р. Куденхове-Калерги, созданная в начале ХХ в. и оказавшая существенное влияние на последующие планы Хронологические рамки охватывают период с 1946 г. до конца 90-х гг. ХХ в. Начальная дата обусловлена первым этапом, предложенной автором периодизации. Конечная дата связана о преобразованием организации в панъевропейскую в связи с принятием стран Центральной и Восточной Европы и начале качественно нового этапа деятельности Совета Европы. Анализируя предысторию образования Совета Европы, диссертант выходил за рамки, установленные хронологией. Степень научной разработанности темы должна, по мнению диссертанта, опирается на оцениваться в двух ракурсах. Во-первых, и диссертация зарубежных многочисленные труды отечественных исследователей по проблемам европейской интеграции, а так же на работы, посвященные непосредственно Совету Европы. Разработка проблем европейской интеграции в отечественной историографии началась в конце 50-х гг., хотя жесткий идеологический контроль и отсутствие четких теоретико-методологических подходов мешали всестороннему и объективному исследованию данной проблематики. Для этого периода характерна крайняя политизация исследования европейской интеграции, ее рассматривали как империалистический заговор, политику антикоммунизма. Длительное время, в теории и на практике, сохраняло свое влияние негативное отношение В. И. Ленина к идее Соединенных Штатов Европы,4 исходя из которого сам замысел европейской интеграции объявлялся безжизненным и реакционным. Кроме того, немногочисленные работы отечественных авторов несли на себе отпечаток периода «холодной войны» и конфронтации в международных отношениях. Это объясняло официальную позицию и ее теоретическое обоснование. Советскими учеными отрицался сам факт существования «европейской идеи» как стремления к европейскому объединению и «европейской нации» как общности народов Западной Европы, имеющих общую материальную базу, культуру и духовные ценности. Утверждалось, что европейская буржуазия надеется за счет объединения и консолидации в политическом союзе решить задачу противодействия силам социального прогресса. В этой связи можно выделить работы Княжинского В. Б.5 В своей монографии «Провал планов «Объединения Европы»» автор основное внимание уделяет одной из наиболее значительных попыток «объединения Европы», а именно панъевропейскому плану, предложенному А. Брианом. В. Б. Княжинский долгое время оставался практически единственным из исследователей, использовавших материалы из архива панъевропейского союза. В ряде работ ученый трактовал панъевропейские проекты межвоенного времени как попытку сговора империалистических держав против СССР, отрицая все другие цели и предпосылки зарождения панъевропеизма. В подтверждение своих позиций В. Б. Княжинским приводились архивные данные, но надо подчеркнуть, что эти данные давались в отрыве от общего изложения взглядов и теоретических построений идеологов панъевропеизма. С момента появления Совета Европы его деятельность вызывала некоторый интерес отечественных историков. Публикации данного периода носили весьма предвзятый характер. В этой связи можно назвать работы Лисовского В. И. «Европейский Совет – орудие англо-американских империалистов»6, Герасимова Г. И. «Европейский Совет – совет по расколу Европы»7. Указанные публикации не содержали всестороннего анализа структуры и принципов деятельности организации, а были скорее пропагандистскими статьями, написанными в качестве реакции советской общественности на создание Совета Европы. Второй этап разработки проблем европейской интеграции, создания и деятельности Совета Европы начался с 70-х гг. Это время международной разрядки и смягчения отношений между «Востоком» и «Западом». Несмотря на сохранявшееся идеологическое подвижки, противостояние, что период в разрядки обусловил определенные выразилось расширении предметного поля исследования и круга используемых источников. В это время европейская интеграция стала официально признанной объективной реальностью, началось изучение политической, военной интеграции в Западной Европе, сложилась определенная научная школа, появился ряд исследований различных аспектов европейского интеграционного процесса.8 Наиболее значительной в теоретическом плане работой данного периода можно назвать работу Барановского В. Г. «Политическая интеграция в Западной Европе. Некоторые вопросы теории и практики».9 В. Г. Барановский отмечает, что экономическая интеграция в отечественной историографии изучена более полно, чем политическая. В его труде сделана попытка теоретического осмысления некоторых центральных проблем политической интеграции Западной Европы. Анализ автора основан на марксистско-ленинской теории общественного развития. Ценность работы заключается в том, что автор основное внимание уделил выявлению специфики интеграции, определению ее отличительных черт, анализу ее внутреннего содержания и соотношению интеграции с другими явлениями международной жизни. При рассмотрении перечисленного круга проблем В. Г. Барановский определенное внимание уделил интеграции. Для изучения теоретических аспектов европейской интеграции интерес представляет работа А. И. Уткина «Доктрины атлантизма и европейская интеграция».10 А. И. Уткин рассматривает европеизм и атлантизм как факторы общественной жизни на Западе, как две активные политические идеологии. Он подчеркивает, что «идеология как таковая относится к важному фактору в формировании внешней политики».11 Следует отдельно отметить монографическое исследование А.О. Чубарьяна, в котором рассматривается история европейской идеи с XIII века до 80-х годов, выделены и проанализированы этапы ее развития. Основной акцент в работе сделан на проблему обеспечения мира в Европе от средневековья до наших дней. При этом автор неизбежно касается ряда общих вопросов толкования и оценки европейской идеи, рассматривает многочисленные проекты европейских мыслителей.12 западным концепциям В данный период появляются посвященные биография У. участникам Черчилля», и в идеологам которой работы В. Г. Трухановского, европейского объединения.13 этапы его Наиболее значимая среди них для данного исследования – «Политическая рассматриваются политической деятельности, его внутри- и внешнеполитические концепции, влияние на политику Великобритании и европейских стран.14 Наиболее ценной в методологическом плане можно назвать работу Г. И. Морозова «Международные организации. Некоторые вопросы теории».15 В ней автор анализирует важнейшие элементы международных организаций, рассматривает право международных организаций, их место в системе международных отношений, дает их классификацию. Период разрядки обусловил некоторое смягчение отношения отечественной историографии к Совету Европы и появление переводных работ зарубежных авторов, долгое время являвшихся практически отечественной единственными источниками сведений о Совете Европы, поскольку комплексного исследования его создания и деятельности исторической наукой не проводилось. Так, некоторым исключением является статья М. А. Морозовой «Английские лейбористы и создание Европейского Совета в 1949»16. В ней автор рассматривает участие партии лейбористов и влияние Великобритании на процесс европейской интеграции в 40-е годы, в частности на образование Совета Европы. Новый этап в исследовании данной проблематики начинается с конца 80-х годов. Это время глубоких политических преобразований, которые стали результатом очередь, отход от методологический изменений, произошедших идеологических способствовали рамок выходу в мире. В свою и теоретикоотечественной жестких плюрализм историографии на новый качественный уровень. В этот период поднимаются ранее не исследовавшиеся темы, пересматриваются устоявшиеся оценки. Важную роль в исследовании проблем интеграции, образования и деятельности Совета Европы сыграло создание ряда крупных научных центров, особое место среди которых занимает Институт Европы РАН и созданная на его базе в 1992 г. Ассоциация европейских исследований (АЕВИС). Круг рассматриваемых ею вопросов включает различные аспекты европейского интеграционного процесса.17 Интересные исследования проводятся интеграционной школой МГУ – Учебно-научным Центром проблем интеграции и системного анализа ЕС, научное направление которого определено как «Большая Гуманистическая Европа». Данная проблема рассматривается универсально, междисциплинарно: как составная часть общеевропейского процесса, его духовная, нравственная основа, как поиск модели и механизмов формирования общественного сознания, единого гуманистического пространства, движущих сил общеевропейского процесса, акцентирующий внимание на нравственно-моральной и культурно-этнической основе;

как поиск компромисса между цивилизациями, блоками и государствами, и, наконец, В как самостоятельный феномен. В область исследования сложилась соответственно, попадает и Совет Европы.18 Воронежском государственном университете исследовательская школа по европейской интеграции под руководством профессора В. А. Артемова. Под его руководством исследуются истоки и динамика европейской интеграции, роль государств, политических деятелей, европейской общественности в интеграционных процессах. На базе университета успешно защищаются диссертации по интеграционной проблематике.19 Сложились центры содействия изучению деятельности Совета Европы. В разных регионах России открываются Центры информации и документации Совета Европы.20 27 марта 1996 г. была создана Российская Ассоциация содействия Совету Европы (РАСЕ) под председательством академика Б. Н.Топорнина. Одной из форм работы Ассоциации стало содействие появлению публикаций и фундаментальных научных работ по проблемам взаимоотношений России и Совета Европы.21 Данная интеграции.

институанализация способствовала качественному и количественному развитию отечественной историографии по европейской В связи со снятием грифа секретности в начале 90-х гг. с целого комплекса архивных источников, особый интерес представляет публикация З. Белоусовой «План А. Бриана и позиция СССР в свете новых документов».22 Автору удалось поднять ряд проблем, находившихся вне поля зрения отечественных историков, в частности, реакцию советского правительства на меморандум А. Бриана и непосредственные распоряжения М. Литвинова, которые ориентировали сотрудников НКИД на безоговорочное отклонение и противодействие бриановскому проекту. Следует отметить исследования, посвященные различным аспектам интеграции: истории европейского интеграционного процесса, проектам объединения Европы, позициям государств по данному вопросу. Институтом Европы РАН и Институтом Всеобщей истории в июне 1995 года в Москве проводилась Международная конференция «История европейской интеграции. 1945-1994 гг.», материалы которой были опубликованы в одноименном сборнике.23 В сборнике представлены статьи А. Чубарьяна, М. Наринского, А. Филитова, Г. Шатохиной-Мордвинцевой, К. Зуевой, и др. Авторами данных публикаций была предпринята попытка выделить и показать традиционные и новые подходы к изучению европейской интеграции, продемонстрировать как несомненные достижения, так и серьезные нерешенные проблемы европейской интеграции, ее главные тенденции и наиболее перспективные направления. Важное место в сборнике занимает вопрос о специфике источниковой базы, о соотношении истории и экономики, истории и идеологии, политики и общественной деятельности за последние пятьдесят лет послевоенной истории Европы. Во многом данные принципы получили развитие во время работы международного коллоквиума, проходившего в Москве в октябре 1997 г. Его участники рассмотрели различные аспекты европейского объединения, такие как история европейской идеи, политика европейских государств, планы и концепции по объединению Европы начала ХХ в.24 А. Громова, А. Ревякин, К. Зуева, З. Белоусова стремились отойти от жесткой идеологической периода «холодной войны», объективно и парадигмы, характерной для всесторонне рассмотреть важные аспекты международной жизни 20-х начала 30-х гг. Введение в научный оборот новых источников позволило по-новому осветить некоторые существенные аспекты системы международных отношений этого времени, инициативы А. Бриана и Р. Куденхове-Калерги в отношении создания Пан-Европы и связанных с ней маневров советской дипломатии. Особый интерес представляет острополемический труд Н. А. Нарочницкой «Россия и русские в мировой истории», посвященный отношениям России с зарубежными государствами.25 С религиознофилософских позиций автор предлагает свое видение проблемы взаимодействия России и Запада. Анализируются такие актуальные вопросы, как основы самосознания русской нации, место России в современном мировом сообществе и европейском геополитическом пространстве. Автором дается неожиданная Н. А. Нарочницкая строительства» характеристика Совету Европы, основанная на глобальном видении и философском анализе исторического процесса. говорит о Совете Европы как «о неком 4-м к окончательному уничтожению «Европы демократическом Интернационале», считая, что такой путь «европейского приведет отечеств», что соответствует интересам США и ослабляет позиции России.26 С началом сотрудничества России и Совета Европы количество публикаций, посвященных данной организации, заметно увеличивается. Однако необходимо отметить тот факт, что Совет Европы интересует в основном юристов, социологов, политологов. Вступление Российской Федерации в Совет Европы, а затем и ратификация Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод заставляют по-новому оценить опыт функционирования механизма защиты прав человека в рамках этой организации. В последние годы появилось немало интересных работ по правозащитной проблематике в «европейском» контексте, в том числе ряд трудов, посвященных Совету Европы. Среди них выделяется монография М.Л. Энтина27 «Международные гарантии прав человека (практика Совета Европы)», а так же ее переработанное и дополненное издание.28 В книге анализируется функционирование международного механизма контроля, созданного Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), изучается практика Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека, дается краткий постатейный комментарий прав человека и основных свобод, признаваемых ЕКПЧ, исследуются возможности структурной реорганизации контрольного механизма ЕКПЧ. Исследованию теории и практики функционирования системы защиты прав человека, созданной в соответствии с ЕКПЧ, посвящена работа Г. Е. Лукьянцева.29 Значительные исследования функционирования Совета Европы и его взаимодействия с Россией проведены председателем российской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы в 1998 г. С. А. Глотовым. В ряде работ автором исследуется история вступления России в Совет Европы, выделяются основные этапы этого процесса, анализируются вопросы необходимости развития взаимодействия России и Совета Европы.30 Правовой деятельности Совета Европы и вопросам участия России в деятельности организации посвящен целый ряд исследований. 31 Таким образом, несмотря на то, что отечественная историография в целом достигла существенных успехов в изучении европейской интеграции, в ней все же рассмотрены лишь отдельные аспекты истории создания и деятельности Совета Европы. Комплексного исследования проблемы с точки зрения новых подходов к изучению исторического процесса пока не существует. Исследование истории создания и деятельности Совета Европы невозможно без изучения зарубежной историографии, поскольку именно в ней указанный круг проблем наиболее полно разработан и освещен. В конце 40-х – начале 80-х гг. развитие зарубежной историографии по данной проблематике испытывало на себе влияние ряда направлений. Основная масса исследователей позитивно относилась к интеграции, довольно оптимистически оценивая перспективы ее развития. С конца 40-х до сер. 70-х гг. наиболее известными являлись четыре теоретических направления. Первое из них – школа функционализма (Д. Митрани).32 Представители этого направления считали, что необходимо способствовать сотрудничеству между государствами в решении задач, представляющих совместный интерес. Выгоды такого сотрудничества постепенно подтолкнут государства к созданию необходимых для этого межгосударственных органов, которые, в свою очередь, создадут предпосылки для политической интеграции. Таким образом, функционализм видел в государственном сотрудничестве путь к достижению политической цели – интеграции государств в более широкую общность через постепенное отмирание их суверенитетов. Д. Митрани говорил, что вертикальную территориальную перегородку – символ суверенности государства – следует заменить структурами сферах. Это действия, позволит функциональными постепенно – и администрациями, безболезненно которые координировали бы межгосударственное сотрудничество в конкретных преодолеть (Э. Хаас). государственный суверенитет.33 Следующее направление неофункционализм Представители этого направления были поглощены проблемами перехода власти к более крупным структурам. В книге «За пределами национального государства. Функционализм и международная организация» Э. Хаас пишет, что «интеграция есть процесс возрастания взаимодействия и смешивания, имеющий целью стирание границ между системой международных организаций и окружением, которое составляют национальные государства – члены организации. Интеграция служит главной формой современного международного развития».35 Третье федерализм оформленную законные аналогии с как направление «договорной – федерализм. отказ от Представители этого направления (А. Спинелли, К. Фридрих, Дж. Элезэр)36 характеризовали централизма, различными структурно центрами, дисперсию полномочий которых между полномочия «внутренними гарантируются государств, конституцией».37 основанными на Международная интеграция на пути федерализма рассматривается по режимами» принципах федерального устройства, то есть на основе этатистской модели. В основе этой модели лежит несколько принципов. Во-первых, это двойное гражданство в условиях существования центрального и регионального правительств. Во-вторых, многообразие ролей региональных правительств, в-третьих, цикличность изменения силы и роли региональных правительств. Наконец, в-четвертых, это происхождение федерализма, которое имеет два источника и, соответственно, две цели: воздействие центростремительных сил и проблем, влекущих за собой федерализм как средство проведения единой политики;

влияние центробежных сил, в результате которого федеративные признаки формируются с целью предотвращения распада общества. Четвертое направление – это «плюралистическая школа» (К. Дойч).38 В отличие от первых трех школ, которые, предлагая каждая свои методы осуществления главной цели интеграции, видят ее в объединении государств в более широкую общность через постепенное отмирание их суверенитетов, углубление «плюралистическая» школа не исходит приводит из к тезиса, что интеграционных процессов вытеснению приверженности национальным ценностям. Труды идеологов европейской интеграции 40-х – 60-х гг. отличаются глубоким анализом источников. Круг исследуемых вопросов весьма широк. От истоков интеграции до изучения сил, воздействующих на интеграционные процессы. Исследуется сравнительный вес экономических и военно-политических факторов развития интеграции, анализируются пути изменения интеграционной политики стран. Этапы развития «единой Европы» освещаются в трудах Ж.-Б. Дюрозеля39, Э. Боннфуса,40 Анри Брюгманса41, Арнольд бельгийского Зерчер историка, первого ректора Европейского движению Колледжа в Брюгге. В работе «Борьба за объединенную Европу. 1940-1958» панъевропейскому довоенному противопоставляет деятельность сторонников европейской интеграции после Второй мировой войны, говоря о ней как о «чаянье миллионов, только что избавившихся от гитлеровской тирании и стремившихся к созданию какоголибо союза, который обеспечит тема им лучшее – это будущее, то, что большую создание требований безопасность».42 Центральная книги является западноевропейской европейских народов.

организации результатом Пятое теоретическое направление весьма скептически оценивает европейскую интеграцию, видя в ней интеграции П. Айнциг приводит угрозу культурной идентичности доказательства того, что единая европейских народов. В частности, один из противников европейской сельскохозяйственная политика, обоснованная Хальштейном, и другие принципы «Общего рынка» унаследованы от гитлеровского режима. Завоевание большей части континента гитлеровскими армиями в 1940 г. осуществило политическую и экономическую интеграцию, известную в Европе под именем гитлеровского «нового порядка».43 По мнению представителей этого направления не стоит преувеличивать роль интеграции для Европы. В указанный период в зарубежной историографии активно изучается целый ряд исследовательских проблем, связанных с историей и деятельностью Совета Европы. Одним из первых изучением деятельности Совета Европы занялся А. Робертсон. В ряде работ 16 автор анализирует структурное функционирование организации, попытки его реформирования, исследует историю разработки ЕКПЧ, дает ее анализ и характеристику основных положений.44 В период 70-х гг. можно выделить работу К. Кольяра «Международные организации и учреждения».45 В этом комплексном исследовании современных межправительственных организаций автором описываются основные элементы международной структуры современного мира, анализируются правовые и политические нормы и принципы, регулирующие отношения между государствами. Не ограничиваясь международно-правовыми элементами анализа, К Кольяр привлекает данные истории, политики, экономики, что служит базой для всестороннего освещения процесса создания и деятельности международных организаций, включая Совет Европы.

Работа имеет информационно-справочный характер, поэтому автор не дает глубокий анализ основных тенденций развития Совета Европы. Данная проблематика нашла отражение в работах З. Клепацкого.46 Им исследуется происхождение, политическая и правовая структура 17 европейских организаций, таких как Совет Европы, ОЭСР, НАТО, ЗЕС, ЕАСТ, ЕОУС, ЕЭС и других. На основе тщательно изученного фактологического материала автор исследует структуру этих организации, анализирует их цели и задачи, показывает связь международных организаций не только с политикой отдельных западно-европейских стран, но и с внешнеполитическим курсом США. Ограниченное 60-ми гг., исследование не дает реальной оценки деятельности Совета Европы, так как наибольших успехов эта организация добилась уже после окончания «холодной войны». В связи с этим З. Клепацкий дает недостаточно высокую оценку роли и перспектив деятельности Совета Европы. В конце 80-х гг. большой резонанс в изучении истории интеграции получили работы английского историка А. Милворда, который оспорил основные положения зарубежной историографии, утверждавшие, что успешное создание европейских организаций началось благодаря опыту Второй мировой войны и, прежде всего, федералистским идеям, возникшим в некоторых кругах движения Сопротивления уже после окончания войны. Ученый предложил новый подход к изучению европейской интеграции, основанный на истории экономики, и по-новому оценил роль национального государства в послевоенной истории Европы. В своих книгах «Реконструкция Западной Европы» и «Спасение национального государства в Европе» он показал, что гипотезы об отмирании национального государства перед лицом развивающейся интеграции необоснованны, и что оно, напротив, приспосабливается к новым условиям, весьма успешно осуществляя европеизацию своей политики.47 В «Границах национального суверенитета» Милворд и его соавторы доказывают, что государства после войны европейской продолжается экономики и показывает, поскольку что нуждались в создании межинтеграционная политика в ее национальных границ, чтобы выжить экономически. Но успех современной действует, государства убедились преимуществах над взаимозависимостью.48 После крушения социалистической системы вновь обострились проблемы национализма, усилился разрыв в развитии между процветающими и бедными европейскими странами, вспыхнули гражданские войны, возрос терроризм. Конец биполярной модели породил политическую нестабильность в Европе. Отсюда – развитие алармистских концепций о будущем мирового Сообщества как о «смуте XXI века» (3. Бжезинский),49 или «грядущем столкновении цивилизаций» (С. Хантингтон)50, возрождение теорий «европессимистов» о неизбежном расколе Европы. Большая часть зарубежных историков, пишущих сегодня о европейской интеграции, рассматривают ее, скорее, как исторический феномен, чем как арену современных политических противоречий. Их исследования ориентированы преимущественно на разработку перспектив изучения конкретных государств, 18 а не на развитие отдельных международных организаций (Ш. Мэйер, М. Хоган, Р. Пуадевэн и др.). Работа таких историков может быть названа европейским постС 1989 по 1993 гг. под руководством ученика П. Ренувена Рене Жиро осуществлялся проект «Идентичность и европейское сознание в XX веке». В результате проводимых исследований наиболее практикуемые политический и дипломатический подходы к изучению интеграции были дополнены анализом социальных структур и менталитета, что явилось существенным прорывом в становлении зарубежной историографии.52 В Европе сложились центры изучения европейской интеграции: в Париже – Университет Париж-1, Университет политических исследований, Институт Пьера Ренувена, в Страсбурге – Университет Роберта Шумана (Институт европейских исследований), в Гренобле – Институт Пьера Мендеса-Франса. Несомненный вклад в изучение проблем европейской интеграции вносит сеть кафедр Жана Монне, созданная в 1982 году. Среди исследований хотелось бы отметить работы П. Жербе и М.-Т. Битш, в которых представлены основные этапы европейской интеграции.53 Вопросам национальной и транснациональной идентификации, проблемам зарождения европейских организаций, самому понятию «Европа» посвящен сборник статей ученых из Нью-Йорка, Мадрида, Роттердама, Парижа, Флоренции, Берлина.54 Для диссертационного исследования интерес представляет коллективная работа М. Дженис, Р. Кей, Э. Бредли «Европейское право в области прав человека: практика и комментарии».55 На основе обширного документального материала авторами исследуется структура ЕКПЧ и созданные ею контрольные механизмы. Кроме того, глубокий анализ ЕКПЧ дается в совместной работе Д. Гомьен, Д. Харриса, Л. Звоака «Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия. Право и политика».56 Авторским коллективом анализируются юридические ревизионизмом. процедуры и результаты деятельности созданных Советом Европы органов по защите прав и свобод человека. Среди коллективных работ следует особо выделить сборник «Основные вехи истории Совета Европы».57 В нем представлены протоколы семинара в Страсбурге, который проходил 8-10 июня 1995 г. Этот семинар был посвящен исследованию основных этапов создания Совета Европы. Как отметил во вступительной речи Генеральный Секретарь Совета Европы в тот период, Даниель Таршис, «этот семинар собрал большое количество ученых, преподавателей университетов и специалистов для обсуждения не только истории Совета Европы, но и актуальных политически крупных проблем, среди которых можно назвать позиции некоторых государств – членов по отношению к Совету Европы, его внешние отношения и принятие стран Центральной и Восточной Европы».58 Интерес представляет работа Д. Юбера, анализирующего 90-е г., в течение которых кардинально изменилась мировая политическая карта, а вместе с ней и роль Совета Европы.59 Подводя итог рассмотрению зарубежной историографии по нашей проблеме, можно сказать, что в первую очередь зарубежных авторов интересовали политические аспекты образования Совета Европы и его деятельность по защите прав человека. Таким образом, представленный историографический и обзор свидетельствует о том, что в отечественной отчасти зарубежной историографии отсутствует комплексное исследование образования и деятельности Совета Европы с начала деятельности Панъевропейского Союза до превращения Совета Европы в отдельными проблемами выбранной тематики. Итак, признавая, что отечественной наукой накоплен богатый опыт в изучении интеграционных процессов и развитии международных отношений в Европе диссертантом отмечено, что ряд аспектов остается по20 первую панъевропейскую организацию, что не мешало многим авторам плодотворно работать с прежнему неисследованным:

взгляды и деятельность идеолога панъевропеизма Куденхове-Калерги, влияние общественного мнения на появление европейских международных организаций, различные проекты структуры Совета Европы, и, как следствие, различные проекты роли организации, деятельность организации, направленная на объединение континента. Учитывая недостаточную изученность темы, ее актуальность, автор определяет цель диссертации: рассмотреть и проанализировать особенности истории образования и основные направления деятельности Совета Европы в контексте интеграционных процессов в Европе в ХХ в. Исходя из указанной цели, диссертант ставит перед собой следующие задачи:

- проанализировать исторические, теоретические и политикоправовые предпосылки создания Совета Европы в первой пол. ХХ века;

- провести сравнительный процесс анализ существовавших планов создания Совета Европы после Второй мировой войны;

- исследовать трансформации организационной структуры и функции руководящих органов Совета Европы;

- рассмотреть основные тенденции и противоречия в деятельности Совета Европы в области защиты прав человека;

- показать основные направления деятельности организации в области культуры, образования, молодежной политики, спорта. Методологическая основа диссертации: наиболее приемлемым является системный подход, применение которого подразумевает исследование исторических явлений с точки зрения их системной взаимосвязи. Этот подход позволяет нам из множественных фрагментов изучаемой проблемы создать обобщенную картину событий, которая дает возможность выявить определенные закономерности исторических событий и процессов. Применение системного подхода способствует развитию многомерного анализа международных отношений и синтезу логического и исторического подходов, что в свою очередь приводит к дальнейшему развитию самой научной мысли при исследовании таких сложных явлений современной истории, как интеграция и образование международных организаций. При решении поставленных задач автор использовал следующие методы: Историко-генетический метод позволил показать органическую связь образования Совета Европы с развитием европейской интеграции, выявить основные этапы его деятельности в исторической ретроспективе. Историко-системный дал возможность составить картину предметного поля диссертационного исследования. Применение этого метода обусловлено попыткой представить как целостный анализ изучаемых событий, так и выявление внутренних механизмов функционирования Совета Европы. С помощью историко-сравнительного метода удалось показать общее и особенное в трудах идеологов европейской интеграции, что в свою очередь позволило наиболее полно раскрыть их сущность. Источниковая база диссертации представлена многочисленными, разнообразными по характеру и насыщенности материалом источниками, которые можно разделить на следующие группы: 1) архивные документы, 2) опубликованные документы и материалы, 3) труды представителей европейской общественно-политической мысли, 4) мемуарная литература, 5) периодическая печать, 6) сайт Совета Европы. К первой группе источников относятся документы и материалы Панъевропейского союза и документы Р. Куденхове-Калерги, существенная часть которых находится в России. Эти архивы были перевезены в СССР после Второй мировой войны и помещены в Особый архив. Особый архив, позднее Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК), сегодня входит в состав Российского государственного Военного архива (РГВА). Упрощение в начале 90-х гг. процедуры доступа к документам архива и снятие ограничений с использования хранящихся там материалов способствовали активизации использования документов, вовлечению в научный оборот ранее неизвестных или малоизвестных архивных источников. При работе над диссертацией использовался Фонд 554к «Центральное Бюро Панъевропейского Союза, г. Вена». В состав этого Фонда входит 1475 единиц хранения, хронологически охватывающих период с 1905 г. по 1938 г. Особый интерес представляли материалы Панъевропейского Союза,60 Устав Европейской Федерации,61 переписка с политическими и общественными деятелями62, переписка и вырезки из газет по поводу меморандума А. Бриана о Европейском Союзе.63 Представленные архивные документы и материалы позволили проанализировать основные положения панъевропейской концепции Куденхове-Калерги;

проследить позиции ведущих европейских политиков и общественных деятелей как в отношении идеи объединения в целом, так и в отношении конкретных предложений Р. Куденхове-Калерги и А. Бриана;

выявить реакцию европейской общественности на создание и деятельность Панъевропейского союза;

исследовать структуру и деятельность Панъевропейского союза. В работе широко представлены опубликованные документы. К ним относятся уставные документы, декларации и договоры международных организаций, таких как Лига Наций, ООН, НАТО, ЕС, без анализа которых невозможно проследить формирование структуры и эффективность деятельности Совета Европы.64 К опубликованным документам относятся также материалы Конгресса Европы, который проходил в Гааге в 1948 г.65 Резолюции этого Конгресса во многом отразили предлагаемые планы и идеи сторонников европейского объединения, а именно Р. Куденхове-Калерги и Р. Маккея. В ходе деятельности Конгресса были разработаны предложения относительно дальнейшего развития объединенной Европы, определившие во многом последующую эволюцию европейской интеграции, а именно образование Совета Европы. Важнейшее место среди опубликованных документов занимают документы и материалы Совета Европы. Это Устав Совета Европы, документы руководящих органов Совета Европы – Комитета министров, Консультативной, в дальнейшем Парламентской Ассамблеи, за 1949 - 1996 гг. Они представлены конвенциями, рекомендациями, резолюциями, заключениями и соглашениями. 66 Особый интерес представляют материалы первых заседаний Консультативной Ассамблеи за 1949 - 1951 гг. – период председательства П.-А. Спаака. Это время интенсивного поиска Советом Европы своего места в системе международных отношений, борьба за изменение Устава организации, стабилизация отношений между Комитетом министров и Консультативной Ассамблеей. Различные варианты Устава Совета Европы позволили проследить вносимые изменения и проанализировать их значимость как для самого Совета Европы, так и для дальнейшего развития интеграции.67 Более 180 европейских конвенций образуют правовой фундамент для государств – членов Совета Европы. Круг регулируемых в них вопросов широк и многогранен: права человека, образование, медицинская и социальная помощь, культура, проблемы молодежи, спорт, телевидение, борьба с коррупцией, защита окружающей среды, пресечение терроризма. Изучение конвенций Совета Европы раскрывает всю глубину и насыщенность деятельности Совета Европы. Основополагающим, концептуальным и широкомасштабным по своим целям, задачам и содержанию правовым актом Совета Европы является Конвенция о защите прав и свобод человека. В целях повышения эффективности защиты прав человека данная Конвенция постоянно дополняется протоколами в направлении как расширения гарантируемых прав, так и совершенствования существующих процедур. Ценная информация о деятельности Совета Европы содержится в многочисленных информационных каталогах этой организации 68 Анализ этих документов позволяет раскрыть сущность организации, ее цели и задачи, рассмотреть динамику ее развития. Особую группу источников составили позволяет сравнить и проанализировать труды представителей проекты европейского европейской общественно-политической мысли. Данный тип источников переустройства, предложенные различными группами и объединениями. Это проекты А. Бриана,69 Р. Маккей,70 К. Сфорца,71 Куденхове-Калерги,72 М. Эдельмана,73 М. Ходжа.74 В работе «Великая Европа» Куденхове-Калерги раскрывает свои основные теории, разработанные в разные отрезки времени, описывает собственные взаимоотношения со многими политиками и общественными деятелями, которые принимали участие в объединении Европы, дает оценку их деятельности, а так же характеризует европейские организации, в том числе и Совет Европы.75 Впервые в 2003 г. на русском языке была издана работа Генерального секретаря Совета Европы В. Швиммера.76 В этом, во многом автобиографическом труде, внимание уделяется вопросам построения общеевропейского дома, содержится информация о повседневной работе Совета Европы и его органов. В. Швиммер приводит не только описание личного восприятия событий, но также дает и всесторонний анализ ряда проблем, возникавших за годы деятельности Совета Европы, таких как построение Большой Европы без разграничительных линий, расширение Совета Европы, место и роль России в европейской интеграции и других. Значительным источником являются речи и выступления У. Черчилля. Блестящий оратор и обладатель поистине планетарного мышления, У. Черчилль не только предсказал основные вехи мировой истории, но и оставил после себя множество книг. Избранные речи с 1938 по 1946 гг. вошли в сборник под названием «Мускулы мира».77 Для данного 25 ряд исследования особый интерес представляли речи У. Черчилля после окончания Второй мировой войны, в которых он сформулировал основные понятия, ставшие символами эпохи, и которые считаются отправными точками создания Совета Европы. Это «Фултонская речь» и речь под названием «Трагедия Европы», произнесенная У. Черчиллем 19 сентября 1946 года в Цюрихском университете. Последнее выступление Черчилля считается рубежной датой создания Совета Европы. Один из инициаторов создания Совета Европы, Р. Шуман, не оставил своих воспоминаний. Однако фондом Р. Шумана был опубликован сборник его речей и выступлений под названием «Для Европы».78 В нем собраны размышления, выдержки из выступлений и писем Р. Шумана по различным аспектам европейской интеграции, в том числе по созданию Совета Европы, которые позволили проследить эволюцию отношения Р. Шумана к объединению Европы, его позицию по вопросам создания и структуры Совета Европы, взаимоотношения с другими европейскими политиками и общественными деятелями. Важное место в процессе работы над темой занимает мемуарная литература. Ее особенностью является осмысление исторических событий на основе собственного опыта авторов. Эти события описываются так, как были пережиты и прочувствованы непосредственными их участниками, без чего невозможно создать целостную картину эпохи. Наиболее ценными для диссертационного исследования оказались мемуары Р. Куденхове-Калерги, написанные им после отъезда из Европы в начале Второй мировой войны и не вошедшие в архив Панъевропейского союза. Свои мемуары он называл «автобиографиями». Впервые они вышли на английском языке в 1943 г. в США и назывались «Крестовый поход за Пан-Европу. Автобиография Человека и Движения»79. Наиболее поздней из автобиографий Р. Куденхове-Калерги является «Жизнь за Европу. Мои воспоминания». Она позволяет проследить жизнь и деятельность автора на значительном временном участке, охватывающем многие этапы европейского объединения.80 Большой научный интерес представляют воспоминания Ж. Монне. Его воспоминания считаются наиболее объективными благодаря консультациям с французским историком Ж-Б. Дюрозелем при работе над мемуарами.81 В своих мемуарах автор освещает политическое и экономическое положение Франции и других европейских стран, доказывает необходимость объединения. В частности изучение мемуаров раскрывает изменение отношения французских, бельгийских, германских политиков к роли Великобритании в европейской интеграции. Источниками, отражающими цели внутренней и внешней политики стран, борьбу между различными политическими группами, дающими различные оценки происходивших событий, стали мемуары видных политических деятелей Европы: Ж. Кайо82, Ф. Штрауса83, Л. Эмери84, А. Бриана85, Х. Дальтона86, Э. Эррио87, Г. Макмиллана88. Следующая группа источников представлена периодической печатью. В центральных европейских газетах, таких как Le Monde и The Times, а также официальных справочно-информационных изданиях – L’Annee politique – отражены события внутренней и внешней политики европейских государств, их отношение к ключевым проблемам интеграции.89 К его эгидой.90 Совет Европы имеет собственный официальный сайт в Интернет, который содержит документацию органов Совета Европы, информацию по всем сферам деятельности организации, новости и анализ, представленный ведущими деятелями Совета Европы или специалистами в различных областях его деятельности. Каждый из органов и основные сферы деятельности имеют собственные адреса: Совет Европы91;

Комитет министров92;

Конгресс местных и региональных властей Европы93;

Права 27 указанной группе источников можно отнести также периодические издания, выпускаемые как самим Советом Европы, так и под человека94;

Культура, образование, наследие, спорт95;

молодежь. Соглашения, конвенции Совета Европы объединены в Серию европейских договоров (ETS).97 Интернет-материалы позволяют создать целостную картину современного состояния Совета Европы, выявить приоритетные направления его деятельности, проследить структурные изменения на современном этапе. Таким образом, имеющаяся источниковая база позволила решить поставленные исследовании. Практическая значимость: содержащийся в диссертации фактологический материал и научные обобщения могут быть использованы практическими работниками современных властных структур для выработки конкретной национальной политики;

практическими работниками организаций, имеющих отношение к европейской политике и связям России с Советом Европы;

в учебном процессе при подготовке специалистовисториков, специалистов международных отношений, юристов, политологов, социологов;

при подготовке учебников и учебных пособий по истории Европы ХХ в.;

работниками средств массовой информации;

учеными в дальнейших исследованиях по проблемам европейской интеграции и Совету Европы. Апробация конференции исследования: основные цивилизация положения и Россия: и выводы общее и диссертации были представлены на Всероссийской научно-практической «Западноевропейская особенное» (Ставрополь, 18-20 октября 2003);

на научно-практической конференции, посвященной 54 годовщине Всеобщей Декларации прав человека, принятой ООН 10 декабря 1948 г. (Ставрополь, 6 декабря 2002);

на конференции «Пути и методы повышения конкурентоспособности слабо защищенных групп населения на рынке труда Ставропольского края» (Ставрополь, 28-19 декабря 2003);

на семинаре «Права работников: международное право и российское национальное законодательство», 28 цели и задачи в представленном диссертационном который проводился в рамках Швейцарской Программы «Права человека и развитие гражданского общества в Российской Федерации» (Ставрополь, 2830 мая 2003);

на научно-практическом семинаре «Интеллектуальная культура: традиции и новации» Ставропольского регионального отделения Общества интеллектуальной истории (Ставрополь, 2001);

на ежегодных научных конференциях Ставропольского государственного университета;

а также на заседаниях кафедры новой и новейшей истории Ставропольского государственного университета и в 5 публикациях. Структура диссертации. Поставленная автором цель и задачи исследования определили структуру диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний и списка источников и литературы. Работа строится по проблемно-хронологическому принципу.

ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ СОВЕТА ЕВРОПЫ 1.1. Панъевропейские проекты между Первой и Второй мировыми войнами Неиссякаем по своей дискуссионности вопрос о существовании и форме «европейской идеи». В качестве объекта исследований выступают вопросы хронологии «европейской идеи», раскрытие самого понятия «Европа», ее географического Тем не менее, определения, можно проблемы «европейской факт идентичности». считать неоспоримым существования общеевропейских ценностей, которые сформировались на протяжении веков и со временем приобрели универсальный характер общечеловеческих правил и норм. Античное наследие, христианство, средневековая культура, идеи Возрождения, Реформации и Просвещения составили блоки того мощного фундамента, который лег в основу стремления европейцев к объединению. На протяжении столетий выдвигалось множество проектов образования европейского союза и даже всемирного государства. Из них наиболее известны проекты П. Дюбуа, Г. Подебрада, Э. Крюсе, герцога де Сюлли, Г. Лейбница, У. Пенна, аббата де Сен-Пьера, Жан-Жака Руссо, И. Бентама, И. Канта, Сен-Симона, Ж. Годена.1 Среди тех, кто поддерживал объединение в той или иной форме, были Вольтер, Дж. Вашингтон, Ламартин, Виктор Гюго, Гарибальди, Ричард Коблен, Эрнест Ренан, Леруа-Болье. Само понятие европейского объединения претерпело на протяжении столетий значительные изменения. Главная идея заключалась в гегемонии либо папского престола, либо светского правителя. Поскольку первоначально авторитет церкви был велик, а национальное чувство развито слабо, объединенная Европа рисовалась в качестве религиозного сообщества. С образованием национальных государств на первый план выступил светский элемент. Однако в начале ХХ столетия, особенно после Первой мировой войны, стала ощущаться узость национального государства. Существование национальных государств и складывающийся в них «национализм» рассматривались как причина многих войн в мире, экономических, социальных и политических противоречий и конфликтов в Европе. Ожесточенность национальных войн породила рынки сдерживали развитие производства, усилившуюся научнопотребность в «наднациональном порядке». Кроме того, национальные противодействуя технической революции ХХ в., которая требовала более широких рынков сбыта. Однако до Первой мировой войны происходило быстрое развитие европейских стран, потребности населения реализовывались и в рамках государств, поэтому «национализм» все-таки возобладал в умах людей. Лишь Первая мировая война и ее последствия дали толчок широкому распространению идеи объединения Европы путем создания европейского союза. В начале ХХ в. появились два проекта, которые сделали идею создания европейского союза частью бурной политической жизни, орудием в руках различных сил и группировок. Автором первого проекта стал Рихард-Никалаус КуденховеКалерги (1894 –1972 гг.), первый в европейской истории общественный деятель, которому удалось не только сформулировать идеи по объединению Европы, но и сделать первые практические шаги в этом направлении. концепцию, которой суждено было переустройство на политическом стать идейной уровне было Именно он создал Европейское основой европейской интеграции. предложено Аристидом Брианом (1862 – 1932 гг.), который неоднократно в период с 1919г. по 1931г. был премьер-министром и министром иностранных дел Франции, лауреатом Нобелевской премии мира в 1926 году. Для того чтобы определить, какие которых она была предложена. 31 положения лежали в основе концепции европейского переустройства, необходимо рассмотреть условия, в Первая мировая война привела к новому территориальному переустройству Европы: на месте Австро-Венгерской монархии были созданы новые независимые государства, от бывшей Российской Империи отделились Финляндия и Польша. Европа 1918 года была расколота на победителей и побежденных. В то время как Франция и Англия могли после войны сохранить свое могущество, государства Центральной Европы, Германия и Австро-Венгрия по условиям мирных договоров были унижены. Другим несчастьем Европы были плохие отношения между Францией и Германией, корни которых определил исход франко-прусской войны в 1871 г.. Истинным победителем из Первой мировой войны вышли США. Первая мировая война вызвала не только политические и территориальные изменения, но и породила новые идеологические течения, которые резко разделили европейцев: прежде всего это фашизм, национализм и большевизм. На это время приходятся и устремления Куденхове-Калерги создать Соединенные Штаты Европы. На взгляд автора, субъективным моментом появления проекта Куденхове-Калерги стала личность этого видного общественного деятеля. Куденхове-Калерги являлся ярким представителем зарождающегося нового типа европейца, стоящего выше существующих политических рамок, официальных границ и национальных интересов. Для Т. Манна он был «необычайно пленительным евразийским типом благородного космополитизма».2 Куденхове-Калерги вырос в мире, где «мыслили не в масштабах стран, а в масштабах континентов».3 Сам он чувствовал себя «гражданином нового большого сообщества, нового мира - создающейся Лиги Наций». Рихард Николаус Куденхове-Калерги родился 17 ноября 1894 г. в Токио и был вторым сыном австро-венгерского дипломата и богатой японки. Свое детство и отрочество он провел в чешском имении своего отца Ронсперг. Здесь он вырос в мире, созданном философией отца. Отец был поклонником Шопенгауэра и приверженцем индийской философии.

Ронсперг, «оазис мира»4, как его называл Куденхове-Калерги, был международным центром, где принимали гостей со всего света. Большое впечатление в свое время произвел на Рихарда индийский гость Сураворти, будущий основатель панисламизма. Он стал для юноши столь же почитаемым философом, как и Платон, Шопенгауэр и Ницше5. Определенной вехой в формировании личности Куденхове-Калерги стала женитьба на известной актрисе Бургтеатра Иде Роланд. КуденховеКалерги говорил, что женитьба быстро освободила его от всех связей с его семьей и от той консервативной среды, мировоззренческие и политические взгляды которой были ему совершенно чужды6. Как он считал, он «вдруг стал современным человеком, сыном двадцатого столетия, получившим возможность свободно говорить и писать о том, что человеке».7 Конец войны сделал его человеком без гражданства. Правда, вопрос о том, австрийский он или чехословацкий гражданин, его не волновал, но, в конце концов, он стал временно гражданином Чехословакии, а с 1938 г. – гражданином Франции. Панъевропейское движение начало свою историю с выхода в свет в ноябре 1922 г. двух статей Куденхове-Калерги на тему единой Европы8, а затем в октябре 1923 г. его книги «Пан-Европа».9 Эта книга имела успех во всем мире, тем более, что она была переведена почти на все языки. Посвящена она была европейской молодежи и начиналась следующими словами: «Эта книга предназначена для того, чтобы пробудить большое движение, которое теплится у всех народов Европы». К каждому экземпляру автор приложил карточку с вопросом: «Хотите ли Вы присоединиться к движению «Пан-Европа»?» Было получено более 1000 положительных ответов. Среди них – от многих интеллектуалов, таких как Стефан Цвейг, Франц Верфель, Герхард Гауптман, Томас и Генрих Манн, Бронислав Губерман, Зигмунд Фрейд, Альберт Эйнштейн.10 33 думал о мире и о Кроме того, с 1924 г. стал выходить журнал «Пан-Европа», который до 1938 г. оставался официальным органом движения. Содержание журнала соответствовало его названию. Большинство статей, главным образом политического содержания, писал сам Куденхове-Калерги.11 В этих трудах были проанализированы идеи нескольких поколений сторонников объединенной Европы, убедительно доказана необходимость создания Пан-Европы в противовес остальным четырем могущественным сообществам – Пан-Америке, Пан-Азии, Британской империи и СССР. «Может ли политически и экономически раздробленная Европа обеспечить себе мир и независимость перед лицом быстро растущих неевропейских мировых держав? Или она будет вынуждена ради сохранения своего существования организоваться в федерацию государств?»12 Такой вопрос сформулировал автор и предлагал свой ответ на него. КуденховеКалерги считал, что европейцам необходимо перешагнуть через порог «желания Европы» и приступить к строительству Пан-Европы, которая вылечит «этот больной континент». Как считал Куденхове-Калерги, «исцеление состоит не в том, чтобы дожидаться помощи извне, для одних – из России, которая только и ждет благоприятного момента, чтобы покорить Европу, для других – из Америки, которая намерена купить ее, но, напротив, в том, чтобы учредить политико-экономический союз под названием «ПанЕвропа»»13. Определение, данное в 1922 г. в Вене, выражало мысль о том, что Европа утратила мировую гегемонию, которой она когда-то обладала. Исходя из этого, Куденхове-Калерги предлагал ряд аргументов в пользу объединенной Европы. Он считал, что объединение Европы – это единственная возможность установления длительного и прочного мира;

европейский экономический кризис может быть преодолен только с созданием единого экономического пространства в Европе на основе таможенного союза и общего рынка. Кроме того, Европе следует объединиться для защиты от советской гегемонии;

объединение Европы может решить проблемы пограничных конфликтов и национальных меньшинств;

Пан-Европа является средством обновления творческих сил Европы и необходимым условием технического прогресса. При разработке плана «Пан-Европы» перед Куденхове-Калерги встали три существенных вопроса: во-первых, вопрос о включении Англии, во-вторых – России и, в-третьих, вопрос о будущем Лиги Наций. Свои ответы на эти вопросы Куденхове-Калерги определял как всемирнополитические директивы Союза. Очерчивая в своей книге-манифесте «Пан-Европа» «исторические границы Европы», Куденхове-Калерги отмечал, в частности, «ослабление уз, которые связывали Англию и Россию с Европой». Он писал, что превращение Англии в океаническую федерацию привело к тому, что на первый план выдвинулись ее внеевропейские интересы. Поскольку Великобритания представляла собой мировую державу, было невозможно включить ее в Пан-Европу, не говоря уже о том, что она и сама никогда не была готова вступить в Европейский союз государств. Причину этого Уинстон Черчилль назвал уже в 1929 г., он считал мысль об объединении европейских государств правильной и подтвердил, что Англия на стороне Европы, «но она не Европа, она связана с ней, но не принадлежит ей».14 Поэтому Куденхове-Калерги хотел образования британско-европейской Антанты и самых тесных сердечных отношений с британской империей. Что касалось России, то Куденхове-Калерги отмечал, что, приняв советскую систему, она отвергла, таким образом, демократический строй Европы.15 «Большевики отвергли эту европейскую цивилизацию, введенную Петром Великим и его преемниками. Они отправили в изгнание или предали смерти ее представителей. Они отвернулись от демократической и христианской Европы и теперь пытаются создать новую цивилизацию с помощью европейских теорий и азиатских средств».16 В коммунистическом Советском Союзе Куденхове-Калерги видел величайшую опасность для Европы, так как СССР готовил мировую революцию. Свою позицию по отношению к Советскому Союзу он формулировал следующим образом: «До тех пор, пока Россия, исходя из своей азиатской политики и глубоких культурных, социальных, политических и экономических противоречий с Европой, отклоняет тесный контакт с этой частью света, обеспечение русскоевропейского мира, обоюдное невмешательство во внутреннюю политику и развитие экономических и культурных отношений должны быть основой русско-европейских связей».17 Куденхове-Калерги подчеркивал, что Европа должна объединиться, поскольку расколотая Европа будет постоянно побуждать Советский Союз к нападению. Таким образом, Пан-Европа обеспечивает не только русско-европейский мир, но и русско-европейскую дружбу, которая представляет интерес для обеих сторон в экономическом и культурном отношении.18 Концепция Куденхове-Калерги относительно мирового устройства, предложенная в 1923 г. и дополненная в 1934 г., предусматривала полную реорганизацию Лиги Наций. Когда в 1919 г. была создана Лига Наций, Куденхове-Калерги надеялся, что эта международная организация принесет Европе долгожданный мир. Позднее он называл ее «международным клубом не обязывающих встреч и совещаний министров иностранных дел»19, который он посещал, чтобы поддерживать контакты с европейскими политиками. В своем труде «Пан-Европа» он посвятил ей шестую главу. И тон, и аргументация автора ставят его в ряд постоянных критиков этой международной организации. Куденхове-Калерги требовал для Европы права на свою доктрину Монро и сформулировал лозунг «Европа европейцам».20 В качестве средства он предложил создать мировую организацию, радикально преобразовать Лигу Наций, интегрировав в нее великие сообщества, объединенные межгосударственным федерализмом. Такая формула, считал Куденхове-Калерги, позволила бы США и Советской России вступить в Лигу Наций, не отступая при этом, от самих основ своей международной политики.21 Для того чтобы обеспечить равновесие внутри этой новой Лиги Наций, Куденхове-Калерги требовал срочного создания Пан-Европы. Другими словами, лучший способ гарантировать мир во всем мире – это перестроить Лигу Наций исходя из принципа пяти групп и скорейшей организации панъевропейской группы, которая избавит европейский континент от анархии и опасности войн. Согласно взглядам Куденхове-Калерги, Лига Наций должна была стать Всемирной организацией континентальных федерации. Однако предложения Куденхове-Калерги были несвоевременны и не встретили политической поддержки. Эрик Дрюммонд, генеральный секретарь Лиги Наций, не был сторонником Пан-Европы и дал Р. Куденхове-Калерги совет: «Пожалуйста, не слишком торопитесь!»22. Тем не менее, это не остановило Куденхове-Калерги, и он снова представил политическим деятелям в начале 30-х годов план радикальной реформы Лиги Наций.23 Гораздо более компактный, чем в 1923 г., план Куденхове-Калерги в точности воспроизводил все то же деление планеты на пять крупных общностей и федеральную структуру, которой он хотел заменить централизм Лиги Наций. Однако здесь он детализировал работу Ассамблеи и Совета Лиги Наций. Куденхове-Калерги подчеркивал, что любая реформа Лиги Наций должна проводится только после создания Пан-Европы, которая охватила бы все государства к западу от Советского Союза, включая Турцию, Исландию и все колонии европейских держав. «От мира в Европе зависит мир во всем мире», – заключал автор панъевропейского проекта. Предложения, сформулированные Куденхове-Калерги, представляли собой первый в XX в. довольно конкретный и широкий план конфедеративного устройства Европы с сохранением системы и прав национальных европейских государств. Он был выдвинут на общественном уровне и в значительной мере использовал многочисленные проекты подобного рода XVIII и XIX вв. В условиях государственно-политической системы, которая сложилась и упрочилась в Европе, не могло быть и речи об ущемлении суверенных прав европейских государств.24 Чтобы реализовать свою идею, он принялся искать уважаемого политика высокого ранга. «В то время, когда мир горит в огне, никто не имеет права на созерцание».25 Однако, в связи с политической обстановкой, не возможно было подумать о националистически настроенном французском премьер-министре Раймоне Пуанкаре, так же как и о немецком политике, хотя бы это и был Вальтер Ратенау. Только в президенте Чехословакии Томаше Масарике он увидел человека прямо-таки предназначенного для воплощения идеи Пан-Европы. Куденхове-Калерги почитал его, тем более, что Масарик был не только создателем Чехословацкой республики, но и истинным демократом26. Масарик принял Куденхове-Калерги в 1921 г. в Праге, в Пражском Граде, внимательно выслушал его рассуждения и сказал, что ему ближе западная демократия, чем русский деспотизм. В последствии КуденховеКалерги писал, что Масарик вдохновил его на продолжение работы, но не дал обещания сотрудничать лично. Как для главы государства для него невозможно было бы взять это на себя без обязательств перед своим правительством. 27 Что касается путей объединения Европы, автор книги придавал первостепенное значение франко-германскому сближению. КуденховеКалерги считал тесное сотрудничество двух этих стран залогом такого объединения, его первым и основным этапом. Необходимо отметить, что первое издание «Пан-Европы» вышло в 1923 г. Еще свежа была в памяти современников Первая мировая война. Именно поэтому Куденхове-Калерги, говоря о международной роли Франции, особое внимание уделил ее историческому соперничеству с Германией и, как он писал, «франко-германской вражде испокон веков».28 По его убеждению, пришло время, когда обе страны должны, наконец, достигнуть «примирения» и преодолеть это, по его выражению, «самое большое препятствие на пути к созданию Соединенных Штатов Европы».29 В планах Р. Куденхове-Калерги Франция занимала исключительно важное место. «Я взглянул на карту Европы, – и, несомненно, Франция была самой могущественной державой на континенте. Бельгия, Польша, Чехословакия, Югославия и Румыния являлись ее союзниками. Численность населения этих государств вместе взятых составляла приблизительно 120 млн. человек. Они могли бы образовать крепкое ядро Европейского Союза, если бы только признали Германию в качестве равноправного партнера».30 Однако, в силу сложившейся исторической обстановки в 1924 г., Р. Куденхове-Калерги не мог рассчитывать на поддержку панъевропейской идеи в правительственных кругах Франции. Политическое положение в этой стране представлялось ему крайне неблагоприятным. Поэтому Куденхове-Калерги вначале развернул свою деятельность не во Франции, а в странах Центральной Европы. Здесь ему удалось заручиться поддержкой таких крупных государственных деятелей, как канцлер Австрии Игнац Зайпель, министр иностранных дел Чехословакии Эдуард Бенеш, председатель германского рейхстага Пауль Лебе. Пользуясь столь высоким покровительством, Куденхове-Калерги сумел довольно быстро создать организационные структуры Панъевропейского движения в Австрии, Чехословакии и Германии. И лишь после этого Куденхове-Калерги вновь с надеждой обратил свой взор к Франции. Итак, значительное распространение идея возрождения Европы получила в конце 1924 г., когда был обнародован манифест панъевропеизма, и с этого времени она начала будоражить умы западноевропейской интеллигенции. Как философ Куденхове-Калерги для реализации идеи ПанЕвропы придавал большое значение отражению духовных ценностей Европы в форме символов;

он выбрал лозунгом движения изречение святого Августина: «В главном – единство, в спорном – свобода, во всем – любовь». И как символ движения – красный крест на золотом поле, который он расшифровал так: «Под знаком солнечного креста, который выражает солнце просвещения, связан красный крест 39 международной человечности, Панъевропейская идея победит ограниченность и бесчеловечность шовинистической политики разрушения».31 К весне 1925 г. распространение панъевропейской идеи получило политический резонанс – в мае состоялось первое обсуждение в немецком парламенте возможности создания Пан-Европы. К этому времени в Германии сторонниками Куденхове-Калерги стали Пауль Лебе (председатель социалдемократической фракции в Рейхстаге), Й. Вирт (председатель демократической партии), Кох-Везер (председатель народной партии Баварии), многие министры, среди которых министр иностранных дел Германии Штреземанн, а также и бургомистр Кельна К. Аденауэр. В связи с таким политическим резонансом стало актуальным более масштабное распространение идей Пан-Европы. В целях пропаганды конгресс «Пан-Европы».32 Торжественное открытие Первого Панъевропейского конгресса состоялось в Вене 4 октября 1926 г. На Венский конгресс съехались 2000 делегатов из 24 европейских стран;

многие государства Европы (Франция, Бельгия, Финляндия, Греция, Чехословакия) прислали официальных представителей или официальные приветствия.33 На конгрессе было объявлено о создании Панъевропейского союза, почетным президентом которого стал в 1927 г. А. Бриан. Членами союза были такие европейские политические деятели, как Э. Эррио, Л. Блюм, Э. Даладье и П. Бонкур (из Франции), Я. Шахт и К. Вирт (из Германии), Ф. Н. Бейкер из Англии, немецкие писатели Т. и Г. Манны, французский поэт П. Валери, испанский философ X. Ортега-и-Гасет, всемирно известные ученые А. Эйнштейн, 3. Фрейд и др. Уже один этот перечень ясно показывает, что организаторы панъевропейского движения стремились привлечь под его знамена многих выдающихся деятелей общеевропейского и общемирового масштаба. Участники конгресса апеллировали к традициям и взглядам Сюлли, Сен-Пьера, Канта, Руссо, Мадзини, Гюго и других 40 в пользу движения Куденхове-Калерги организовал в 1926 г. в Вене первый подвижников европейской идеи и сторонников Соединенных Штатов Европы. Конгресс должен был служить целям пропаганды, на нем подводились некоторые итоги движения и намечались перспективы его дальнейшего развития.34 Открытие Второго Панъевропейского конгресса в Берлине было приурочено к 17 мая 1930 г., дате обнародования французского «Меморандума об организации европейского федерального союза» в печати. Конгресс должен был всесторонне поддержать инициативу А. Бриана, приложить максимум пропагандистских усилий для разъяснения и популяризации этих предложений.35 Местом проведения Третьего конгресса Пан-Европы стал Базель, потому что он был расположен на немецко-французской границе Швейцарии. 1 октября приветственным словом от имени Федерального правительства Швейцарии и Правительства города Базель председатель правительства Базеля доктор Карл Людвиг открыл Третий Панъевропейский конгресс. Один из самых просторных залов в Базеле – Дворец Ярмарок – вместил более тысячи участников Конгресса из 23 стран Европы. Членами почетного президиума Конгресса были такие выдающиеся политические деятели и представители Панъевропейского движения, как Лео Эмери (Англия), Поль де Ауэр и Элемер Хантос (Венгрия), Эмиль Борель и Жозеф Кайо (Франция), Эрих Кох-Везер (Германия) и др.36 Впервые предыдущим, на этом конгрессе, в противоположность комиссии, а двум были образованы специальные именно:

политическая, экономическая, юридическая и пропагандистская. В течение четырех дней продолжалась работа по крайней мере девятнадцати комиссий. Деятельность некоторых комиссий, прежде всего экономической, должна была продолжаться и после Конгресса.37 Предметом ее рассмотрения стали, прежде всего, вопросы экономики и экономической политики. Обсуждались в первую очередь пути возрождения Европы, пострадавшей от кризиса. Вопросы объединения усилий различных стран Европы во всех областях промышленности и сельского хозяйства обсуждались каждой из комиссий Базельского конгресса. Создание общей валютной системы расценивалось как неизбежная необходимость. Наибольшее количество новых идей и новаторских проектов было выдвинуто именно комиссией по валютной проблеме. Вопросы торговой и таможенной политики, а также межевропейского транспортного сообщения обсуждались широким кругом специалистов.38 Некоторые комиссии, представленные в программе Конгресса как политические, большое внимание уделяли экономическим вопросам. Так, в Дунайской комиссии проблемы, связанные с объединением государств Дунайского бассейна, обсуждали не официальные представители своих стран, а видные специалисты по экономике этого региона.39 Задачей комиссии по европейскому торговому праву было урегулирование межъевропейского торгового оборота при помощи общих юридических постановлений.40 Юридическая комиссия по европейскому праву иностранцев изучала такой сложный спектр вопросов, как обеспечение прав иностранцев на образование, профессиональную активность, защиту единообразия этих прав в рамках Европы. Работа франко-германской комиссии была направлена одновременно на анализ экономических и политических вопросов. Эта комиссия решала, «возможно, наиболее важную для нынешней Европы задачу сближения Германии и Франции» во всех областях. Работа комиссий по реформе Лиги Наций и Европейскому миру носила чисто политический характер. Задачей первой стал поиск средств для придания гибкости и реальной силы механизму Лиги Наций, ослабленному бюрократизацией и политическими раздорами. Вторая группа занималась разработкой путей реального разоружения и мирного разрешения международных конфликтов. Отдельную группу составили комиссии по национальным меньшинствам, межъевропейскому разоружения. арбитражу и юридическим гарантиям морального комиссии рассматривали 42 вопросы пропаганды Четыре европейских идей. Целью их работы было сделать неотъемлемой частью убеждений европейцев необходимость создания Соединенных Европы. Кульминационным политическая организация моментом была Третьего стать Конгресса стало и торжественное провозглашение Европейской партии. Эта общественнопризвана проводником популяризатором панъевропейской идеи среди широких масс европейских избирателей, а так же работать над укреплением мира и межъевропейского сотрудничества.41 В партийную программу были включены цели панъевропейского движения, дополненные политическими и социальными требованиями. К примеру: примирение европейских народов в духе 14 пунктов Вильсона, отмена всех международных военных долгов, реформа демократии путем усиления авторитета государства и стабильности правительства, полное политическое, экономическое и социальное равноправие женщин, расширение социального законодательства для детей, матерей, больных и стариков, защита местного населения в колониях европейских государств, запрещение национальной, социальной и религиозной вражды. Во многих письмах Куденхове-Калерги утверждал, что хотел воздержаться от создания панъевропейской партии, но в ней он видел единственную возможность превратить движение из чисто политического в массовое. В своей вступительной речи на Базельском Конгрессе КуденховеКалерги так охарактеризовал причины, побудившие его к созданию Европартии: «Возбудителями социальной болезни Европы являются коммунисты, международной болезни – ультра-националисты. Сталин готовит умы к социальной войне, Гитлер их подготавливает к воине национальной... Чтобы преодолеть две эти опасности, недостаточно бороться против двух этих экстремистских движений, нужно также бороться против тех, кто, защищая Сталина и Гитлера, становится на деле тайным 43 Штатов распространителем их идей. Все те, кто своей политикой экономического эгоизма, роста безработицы и нищеты рабочих и крестьян Европы подготавливают путь Сталину, и те, кто в соседних с Германией странах низводит эту великую европейскую нацию до положения неравенства, угнетают национальные меньшинства, расчищают почву Гитлеру».42 Куденхове-Калерги призывал европейцев объединиться в одном общем усилии в широкий европейский фронт, объединиться над дипломатическими формулировками и политическими интригами над правительствами и партиями. Он обращался к европейскому поколению ХХ в., ко всем созидательным силам Европы, предлагая воплотить панъевропейскую идею через создание многочисленной партии, для совместной борьбы против угрозы войны и революции за сильную, свободную и единую Европу.43 В письмах к Кайо, Вьеноту, Дестрэ, Бартелеми Куденхове-Калерги писал о том, что все события последних лет, неудачи панъевропейской инициативы на правительственном уровне лишили его всякой надежды на европейские правительства и существующие политические партии и заставили обратиться непосредственно к европейским избирателям.44 Сам Куденхове-Калерги достаточно критически относился к будущему этой организации. Обращаясь к Вьеноту, он писал: «Я хорошо понимаю, что этот проект кажется фантастическим. Поскольку вам, как и мне, известно, что только смелость и воображение способны изменить мир».45 Тем не менее, основатель Европартии не терял надежды, что эта организация наберет силу в каждой отдельной стране, получит места в парламентах и сможет подтолкнуть свои правительства к действительной европейской федерации.46 На деле оказалось, что уже в октябре-ноябре 1932 г. из Германии поступили заявления и запросы заинтересованных во вступлении в партию лиц – правда, всего лишь 90 заявлений (из них 54 от берлинцев) и 121 запрос (из них 78 от берлинцев). На втором месте по количеству заявлений оказалась Чехословакия. Гораздо меньший резонанс Европартия получила в других странах Европы, включая Бельгию и Францию.47 Однако, уже в начале 1933 года, из-за событий в Германии деятельность Европартии была приостановлена. Что касается конкретных решений комиссий и резолюций Базельского следующие Конгресса, то по политическим вопросам были выдвинуты требования: неукоснительные санкции к нарушителям общеевропейских договоренностей;

ограничение вооружений;

равенство прав как неизменная составляющая европейской безопасности;

защита меньшинств в духе решений европейских национальных конгрессов;

наказание за преследование области союза, в Уши и меньшинств на и разжигание требования, к розни. В экономической таможенного конференций выдвигались Стрезе;

такие создание трех опирающегося решения международных конвенции присоединение скандинавских государств в Уши;

организация более тесного сотрудничества в Центрально-европейском регионе;

снижение цен на промышленные товары до уровня предвоенных;

выравнивание цен на промышленные и сельскохозяйственные товары;

установление единой расчетной единицы для еврофинансов;

создание Денежного и Валютного союзов между максимальным числом европейских государств;

унификация европейского торгового права посредством дальнейшего развития трудов экономического комитета Лиги Наций и Международного института по унификации частного права;

совместные усилия по борьбе с европейской безработицей через сокращение рабочего времени, повышение заработной платы и организацию общеевропейских общественных работ. Для пропаганды движения предлагалось панъевропейское национальных движение путем создания привлечь молодежь в женских наладить отделений европейское молодежные отделения национальных Европартий, организовать женское панъевропейских комитетов, интеллектуальное сотрудничество, создать Европейскую Академию.48 Проанализировав итоговые документы Базельского конгресса, можно судить о некотором уточнении стратегической линии панъевропейского движения в части границ Пан-Европы. Речь Э. Эмери о результатах конференции в Оттаве окончательно разрешила вопрос, который на протяжении 10 лет вносил раскол в панъевропейское движение. В ней говорилось об отходе Британии от Пан-Европы. Вопрос о включении Турции в Пан-Европу претерпел решительные изменения, так как Турция приветствовала Базельский конгресс и участвовала в нем, прислав своего официального представителя. В отличие от предыдущих конгрессов итальянский представитель теперь также высказался в пользу Пан-Европы. О включении России речи не было. Как дальновидный человек, Р. Куденхове-Калерги уделял большое внимание распространению панъевропейских идей среди молодежи. Своей целью он считал необходимость объединить вокруг европейской идеи молодое поколение Европы, еще не присоединившееся к коммунизму или национальному шовинизму. Уже в ходе Третьего Конгресса КуденховеКалерги организовал демонстрацию молодежи в голубой панъевропейской униформе с соответствующей символикой в поддержку европейской партии. В 1936 г. Куденхове-Калерги вел подготовку к состоявшейся в ноябре 1937 г. в Вене конференции по вопросам школы. Он посылал европейским географам и историкам, школьным инспекторам и учителям средних школ анкеты, которые содержали примерно следующие вопросы: где расположена восточная граница Европы, возможно ли для европейских колоний в Африке ввести понятие Евроафрика, приемлемо ли строгое разграничение терминов «мировая история» и «европейская история» или «мировая культура» и «европейская культура», следует ли при преподавании истории заниматься и историей общеевропейской идеи и т.д.49 Обобщение данных анкет составило основу Образовательной конференции. Почетным председателем конференции был австрийский министр просвещения Ганс Пернтер. Одним из результатов конференции была и рекомендация европейским правительствам следующего содержания: использование в преподавании географии карты мира, которые противопоставляют разъединенность Европы большим экономическим районам: Британской империи, Советскому Союзу, Северной и Южной Америке, а также Восточной Азии;

расширение преподавания европейской экономической географии;

изучение истории различных политических, духовных и социальных движений в качестве дополнения к национальной истории;

развитие европейской идеи от крестовых походов до Аристида Бриана;

изучение культурной истории при помощи исторических таблиц и географических карт и, наконец, призыв ко всем учителям научить учеников тому, что многообразие культур означает их обогащение и развитие. Поэтому следует поощрять международную школьную переписку, использовать школьное радио, а также устроить обмен учебными фильмами. Наконец, было решено созвать конференцию европейских министров образования и руководителей центров образования, которая могла бы выработать путь для длительного сотрудничества. Чтобы расширить движение и обеспечивать пропаганду КуденховеКалерги неустанно путешествовал по Европе. Особенно важным для него было учреждать в столицах европейских государств секретариаты или комитеты движения. Уже в начале 1924 г. Куденхове-Калерги поехал в Англию, где он установил контакт с министром колоний Лео Эмери, который познакомил его с У. Черчиллем. Таким образом, в конце 1924 г. было учреждено Центральное бюро движения Пан-Европы в Вене, в предоставленном австрийским правительством помещении в Хофбурге. Центральное бюро в Хофбурге являлось административным центром движения в межвоенный период. Отсюда устанавливались связи со всеми секциями и комитетами по всей Европе. Кроме того, в 1924 г. были созданы Центральные Бюро Панъевропейского движения в Праге и в Берлине. В Праге почетное президентство взял на себя министр иностранных дел Эдуард Бенеш. В Германии почетным президентом стал занимавший тогда пост президента рейхстага Пауль Лебе, его заместителем был доктор Эрих Кох-Везер, председатель Демократической партии. В то время, когда австрийским канцлером был Курт Шушнинг (1934-1938 гг.), контакты членов австрийского правительства с КуденховеКалерги, по сравнению с предшествующими годами, стали очень тесными. Причиной этого могло быть перемещение акцентов движения из политической области в экономическую, началось это в 1932 г. и усилилось из-за политических событий в Германии в 1933 г.. Однако на взгляд диссертанта, еще одним объяснением могло быть то, что австрийское правительство в движении Пан-Европы видело шанс не допустить националсоциализма в Австрии. В конце 1925 г. Р. Куденхове-Калерги с женой отправился в США, чтобы там провести агитацию за Пан-Европу и прежде всего убедить Штаты, что Пан-Европа не является противовесом Лиге Наций. Во время поездки с докладами по Америке он познакомился со многими политиками и общественными деятелями, среди которых был будущий президент США Герберт Гувер и министр иностранных дел Франк Келлог.50 Во время этого визита в Нью-Йорке был основан «Американский Комитет объединенного союза за Пан-Европу».51 Между тем в Бельгии, Венгрии, Польше, Румынии, Югославии и Балтийских государствах возникли секции Пан-Европы. К концу 1926 г. насчитывалось уже 13 национальных комитетов Панъевропейского союза. Однако необходимо отметить, что Куденхове-Калерги рассчитывал сделать Францию сторонницей Пан-Европы, поскольку до этого времени Пан-Европа была делом только говорящих по-немецки, а это могло быть использовано противниками Пан-Европы, чтобы объявить Союз объединением ревизионистов мирных договоров. В связи с этим, в январе 1925 г. Куденхове-Калерги отправился во Францию.52 Во время своего визита Куденхове-Калерги встретился с Полем Пенлеве, Луи Лушером, редактором газеты «Матен» Анри Жувенелем,, Полем Бонкуром, Эдуаром Эррио. Он не смог поговорить только с Аристидом Брианом, которого в это время в Париже не оказалось. Все же Куденхове-Калерги был удовлетворен своим визитом. Его собеседники одобрили идею Пан-Европы и пообещали ему свою помощь. Во время этого визита «были заложены основы французского комитета Панъевропейского союза». Однако Французский организован только 2 года спустя, в начале 1927 года. Чем вызвана эта задержка? И прежде всего, почему французский Комитет был создан лишь после Первого Конгресса Панъевропейского союза, который заседал в Вене с 3 по 6 октября 1926 г., а не до него, как это было в других странах и как того желал сам Куденхове-Калерги? На наш взгляд это связано с тем, что Куденхове-Калерги было достаточно сложно войти в политический бомонд Франции. Во-первых, во препятствием было его нефранцузское происхождение. Во-вторых, на некоторую «космополитичность» Габсбургов.53 своего Поэтому, происхождения, когда пришло Комитет был Франции осторожно относились к его идее возрождения Германии. Несмотря фактом время оставалась принадлежность Куденхове-Калерги к одному из знатных семейств монархии распространять панъевропейское движение во Франции, он должен был проявлять осторожность, учитывая глубокое недоверие французов ко всему, что приходило к ним с противоположного берега Рейна. Уже одно то, что общественное мнение Германии благосклонно отнеслось к панъевропейскому движению, легко могло подорвать доверие к движению во Франции.54 В-третьих, сложности были связаны с нестабильной политической обстановкой во Франции. Межпартийные распри Франции были следствием той подозрительности, с которой относились друг к другу политики правых и левых взглядов.55 В-четвертых, с собственными «панъевропейскими» идеями французов. В 1926 г. во Франции Альфред Носсиг пытался основать «Федерацию в поддержку Европейского согласия». Популярность Носсига в политических кругах Франции косвенно свидетельствовала об их недоверии Панъевропейскому движению. В-пятых, французские политики боялись «бросить тень на франко-английское согласие»56. По этому поводу господин Пенлеве заявлял, что принял бы участие в панъевропейском движении, однако только при условии, что Англия не будет из него исключена.57 Кроме того, во Франции боялись причинить вред Лиге Наций, поэтому французские политики желали, чтобы местопребыванием Панъевропейского Союза была избрана Женева. Это означало бы, что Панъевропейский Союз не питает к Лиге Наций ни малейшей враждебности и не пытается ее подменить. 58 Серьезные сложности вызвали и взаимоотношения с отдельными политиками Ключевой выступал Франции, фигурой в на которых возлагались комбинации серьезные надежды. политической Куденхове-Калерги Э. Эррио. Он должен был стать председателем французского Комитета Панъевропейского союза. Кроме того, первоначально предусматривалось, что он будет как бы патронировать Венский Конгресс, присутствуя на нем в качестве почетного председателя. 59 Однако КуденховеКалерги пошел на сближение с его противником Ж. Кайо60, вследствие чего Э. Эррио отказался от участия в Конгрессе.61 Вследствие перечисленных проблем Французский комитет не был создан до Венского Конгресса. На сам Конгресс в индивидуальном порядке были приглашены несколько человек, далеко не партийных вождей, но людей, которые пользовались их доверием. Эти люди после посещения Вены и общения с делегатами из других стран должны были разобраться в ситуации и доложить своим лидерам, что и было сделано.62 Самой значительной фигурой среди приглашенных был Жозеф Кайо, который со своей стороны с готовностью принял предложение стать почетным председателем Панъевропейского Союза.63 На Конгрессе Ж. одним из шести его почетных председателей. Венский Конгресс, по всей видимости, произвел хорошее впечатление на гостей из Франции64. Однако личное соперничество и 50 Кайо был политические амбиции по-прежнему создавали трудности. Например, Эмиль Борель, возглавивший группу Носсига, выступал за объединение всех поборников европейского единства, при этом возражая против избрания Ж. Кайо почетным председателем центрального совета Панъевропейского союза, образованного по решению Конгресса. В конечном счете, стали председателем французского Комитета стал Луи Лушер, а Ж. Кайо занял пост почетного председателя, Леон Блюм и Жозеф Бартелеми заместителями председателя. Венцом этих усилий явилось проведение в Париже в мае 1927 г. ежегодного заседания Центрального совета Панъевропейского союза.65 Однако необходимо отметить тот факт, что, несмотря на перечисленные трудности, именно Франция стала страной, в которой на правительственном уровне были обнародованы панъевропейские идеи. Победа в Первой мировой войне позволила Франции занять доминирующее положение среди континентальных европейских стран. В связи с этим выступление почетного президента Панъевропейского Союза и министра иностранных дел Франции А. Бриана в поддержку мира и европейского единства иллюстрирует стремление политиков этой страны определять «правила игры» среди предлагаемых инициатив и в европейской политике. Большое влияние на позицию А. Бриана оказало изменение международной ситуации в мире в конце 20-х гг, и, самое главное, изменение положения Франции, поскольку за десятилетие, прошедшее после окончания Первой мировой войны, Франция в значительной мере утратила статус ведущей международной державы. В это время усилилось влияние США, в том числе и на европейском континенте. Кроме того, Великобритания все более укрепляла свои позиции. Надежды Франции использовать в своих расчетах малые европейские державы также не оправдывались в полной мере. К тому же в традиционные сферы французского влияния все более активно внедрялись Англия и Италия, а на рубеже 20-30-х гг. и Германия. В этих условиях французские политические деятели искали новые плацдармы для оживления своей активности и для возвращения Франции преобладающего положения в мировых делах. У руля французской политики и дипломатии в конце 20-х и начале 30-х гг., сменяя друг друга, стояли А. Бриан, П. Бонкур, Л. Барту и др. Они отличались более широкими взглядами и были известны своими связями с буржуазно-либеральными кругами европейского толка. Учитывая рост панъевропейских настроений в Европе, подключение к этому движению ряда известных деятелей науки, культуры и искусства, созыв панъевропейских конгрессов и встреч, французская дипломатия решила разыграть панъевропейскую карту. Так родился панъевропейский проект Аристида Бриана14. А. Бриан слыл поклонником идей Сен-Пьера, Вольтера и Руссо, часто цитировал в своих речах и статьях европейских либералов XIX столетия. Конечно, А. Бриан был, прежде всего, политическим деятелем;

его действия и проекты были пронизаны прагматическими интересами французских правящих кругов и французской дипломатии. Но он довольно умело использовал и панъевропейские настроения в различных частях континента, он рассчитывал на то, что выдвижение подобного проекта уже само по себе поставит Францию в центр дипломатических контактов и повысит ее вес в Европе. На наш взгляд, такое отношение к проекту, разработанному Куденхове-Калерги, говорит о его весомости и значимости. Обратимся к конкретному содержанию проекта Аристида Бриана, к используемой им аргументации и к его результатам. Выступая 5 сентября 1929 г. на открытии 10-й сессии Ассамблеи Лиги Наций в Женеве, А. Бриан выдвинул идею объединения европейских государств и создания между ними «нечто вроде федеральных уз». Он говорил о том, что между народами, которые географически могут называться народами Европы, должны существовать некие федеральные связи. Эти народы должны иметь возможность в любой момент войти в контакт друг с другом, обсуждать свои интересы, принимать общие решения;

установить между собой дух солидарности, который помогал бы в возможных серьезных обстоятельствах. Очевидно, ассоциация должна была действовать прежде всего в сфере экономической. Но, в тоже время отмечалось, что с точки зрения политической и социальной федеральный союз, не посягая на суверенитет каждой нации, был бы весьма полезным.66 Для развития этой идеи А. Бриан обратился 1 мая 1930 г. к 27 европейским государствам-членам Лиги Наций с «Меморандумом об организации режима федеративного европейского союза». Каждое из государств, получившее проект А. Бриана, должно было в течение нескольких месяцев прислать письменный ответ.67 Проект А. Бриана базировался на традиционных европейских представлениях. Значительное место в нем отводилось вопросу о свободе и правах. На весь проект А. Бриана оказал существенное влияние разразившийся в 1929-1930 гг. мировой экономический кризис, который поразил основные капиталистические государства. В этой ситуации А. Бриан особенно подчеркивал экономические факторы. Было очевидно, что автор проекта преследовал еще одну цель – попытаться объединенными усилиями европейских держав приостановить разрушающее воздействие мирового экономического кризиса. Проект Бриана базировался на сохранении полной независимости и суверенитета всех участников намечаемого Федерального союза. За образец структуры Федерального союза была взята структура Лиги Наций. Предполагался создание созыв «Европейских органа – конференций» «Политического с участием комитета», представителей всех европейских государств-членов Лиги Наций, а также исполнительного включавшего определенное число членов, и «Секретариата». Проект не конкретизировал цели и содержание деятельности федеральных европейских органов и не давал представления о путях решения экономических и таможенных проблем. На наш взгляд, он был больше связан с международно политическим развитием Европы, с реальным соотношением сил и интересов европейских стран. Обращение к примеру Лиги Наций акцентировало внимание на проблемах международных отношений. Связывая предлагаемый Федеральный союз с Лигой наций, А. Бриан хотел использовать довольно сильные позиции Франции в Лиге Наций и автоматически перенести их на намечаемый союз. К тому же ссылка на Лигу Наций, видимо, давала создателям проекта формальный повод не посылать предложения о союзе Советскому правительству. Федеративные связи между европейскими государствами мыслились в весьма общем виде. Разумеется, не было никаких обязывающих установлении, ущемляющих какие-либо права государств Европы. В Европейскую Федерацию не должны были входить США, Великобритания (как неконтинентальное государство), и СССР, который якобы также не был европейской державой. Большой интерес представляет реакция европейских государств на французскую инициативу. Проект Бриана был фактически отвергнут подавляющим большинством европейских стран.

Используемые при этом аргументы и доводы были различны. Многие страны критически отнеслись к попыткам исключить из предполагаемого союза СССР. Некоторые государства считали необходимым привлечь к проекту Советский Союз и Турцию. Именно такую позицию заняли Эстония, Литва, Германия, Болгария и ряд других стран. 68 Французская инициатива встретила сопротивление и по другим соображениям. Против проекта Бриана выступила Англия, которая явно не хотела усиления французских позиций в Европе. Английские правящие круги больше устраивала традиционная игра на противоречиях между европейскими державами, нежели какие-либо варианты союзов и блоков. Английская дипломатия начала довольно активно разыгрывать и германскую карту. По всем этим мотивам в Лондоне отвергли французский проект.69 Проект Бриана не встретил поддержки и в Германии, где уже активно действовали правые силы. Весьма прохладную позицию заняла также Италия. Практически лишь несколько малых стран поддержали проект. Болгария и Югославия выразили согласие без поправок, а Норвегия, Греция и Чехословакия – с небольшими оговорками. Таким образом, проект А. Бриана не встретил поддержки и не получил развития. Итак, проанализировав проекты Куденхове-Калерги и А. Бриана можно сделать следующие выводы. Благодаря большому жизненному опыту, выдающейся эрудиции, острой политической интуиции и личному обаянию Куденхове-Калерги удалось не только развернуть широкое панъевропейское движение, привлечь к нему видных политических деятелей своего времени, но и создать концепцию, которая стала идейной основой европейской интеграции. Создание европейской организации Куденхове-Калерги рассматривал в качестве единственного возможного пути возрождения Европы как ведущей мировой державы. Предлагаемый им Союз Европы строился на гарантии равноправия и самостоятельности всех членов сообщества. Поэтому проект был скорее конфедеральный, чем федеральный. Однако, в 20-30 гг. даже такой проект с признанием национальных суверенитетов государств встретил неоднозначную реакцию. Прогрессивность проекта Куденхове-Калерги была высоко оценена А. Брианом, который, являясь в первую очередь французским политиком, рассчитывал, что продвижение подобного проекта и использование панъевропейских настроений в обществе поставит Францию в центр мировой политики и повысит ее статус в Европе. Тем не менее, в силу целого ряда причин оба эти проекта не были реализованы. 1.2. Планы создания Единой Европы после Второй мировой войны Вторая мировая война привела к окончательному изменению международной ситуации, наметившейся уже в 20-х годах ХХ в.. Европа снова стала основной жертвой очередной мировой войны, но только теперь она перестала играть присущую ей издавна центральную роль в мировой политике, и очень скоро после окончания войны оказалась ареной соперничества двух новых суперсил – США и СССР. Речь У. Черчилля в Фултоне в марте 1946 г., Московская конференция по германскому вопросу в марте 1947 г., отказ СССР и восточноевропейских стран участвовать в «плане Маршалла», пражские события февраля 1948 г., блокада Западного Берлина весной 1949 г. означали конец межсоюзнического военного сотрудничества и разделения Европы на «Восток» и «Запад». Началась «холодная война», которая на долгое время зарядила атмосферу Европы страхом и напряжением. В этой обстановке объединения Европы. Они произошло «второе рождение» планов превратились в немаловажный элемент политической действительности, начали активно обсуждаться вначале на общественном уровне, а впоследствии и на политическом. Так, Жан Монне, виднейший сторонник Европейского Союза, считал, что объединение является политической и экономической необходимостью. Он отмечал, что с политической точки зрения необходимость объединения самоочевидна. Большая часть крупных войн за период новейшей истории была вызвана конфликтами и соперничеством, присущими Старому свету. Ж. Монне говорил, что разрушительная сила новых видов оружия сделает следующую войну небывалым бедствием, а создание европейской федерации или союза устранит одну из важнейших причин воины. Ж. Монне считал, что государства восстановятся вытекающими отсюда на базе мира в Европе не будет, если с национального суверенитета стремлениями к политическому превосходству и экономическому протекционизму. Он подчеркивал, что если страны Европы займут позиции изоляции и конфронтации, снова станет необходимым создание армий. По условиям мира одним странам это будет разрешено, другим запрещено. В подтверждении своих слов он ссылался на опыт 1919 г., напоминая о том, что всем известно, к чему это привело. Далее Ж. Монне отмечал, что страны Европы слишком ограничены размерами своих территорий, чтобы обеспечить своим народам максимально возможное, и, следовательно, необходимое процветание. Им нужны более обширные рынки. Процветание и соответствующий прогресс в социальной сфере требуют объединения европейских государств в некую федерацию или «европейское целое», которое обеспечило бы их экономическое единство.70 То есть Ж. Монне констатировал, что по существу перед Европой один выбор – «либо уничтожение, либо объединение».71 Сторонники объединения приводили так же доводы стратегического порядка. Указывалось, что необходимость объединения вооруженных сил логически вытекает из той ситуации, с которой придется столкнуться Западу в случае войны с коммунистическим блоком.72 Топографические и географические условия для Запада неблагоприятны. Если не считать нескольких рек, которые, как показал опыт, не служат серьезным препятствием, между линией железного занавеса, Ла-Маншем и Северным морем нет никаких естественных преград. Для того чтобы западные страны устояли против натиска вторгшихся сил, их оборона должна быть эшелонирована в глубину. В этом случае защита должна будет выстраиваться не с национальной, а с общеевропейской точки зрения. Таким образом, возрождение идеи объединения явилось результатом развития послевоенной международной обстановки. Наиболее заинтересованной в объединении страной оказалась, несомненно, Франция. Из Второй мировой войны Франция вышла государством второго плана. В объединенной Европе она рассчитывала укрепить собственные позиции. Как отмечал Ж. Моне, «другие страны, такие как Англия, Америка, Россия, имеют свои жизненные сферы, в которых они могли бы до поры до времени существовать. Франция же связана с Европой. Ей из Европы никуда не деться… От решения Европейских проблем зависит жизнь Франции».73 Кроме того, в объединении она видела средство контроля над Германией. В послевоенные годы интересы держав по германскому вопросу не совпадали. Германская карта разыгрывалась ими в собственных интересах. США и СССР проводили в отношении Германии «политику силы».74 Для Англии включение Германии в Европейский Союз означало перемещение границы с «коммунистическим миром» за Рейн. Великобритания видела необходимость создания европейской организации, направленной прежде всего против СССР, а не на сдерживание Германии, как того хотела Франция. просто не учитывались. Создание Европейской организации могло решить германский вопрос. Для этого Германия могла быть принята в сообщество европейских государств как равноправный партнер.75 Европейский союз мог так же рассматриваться Францией в качестве средства защиты от американского вмешательства во внутреннюю европейскую политику. С момента принятия в 1947 году плана Маршалла Вашингтон энергично поддерживал предложения об объединении. США располагали достаточными средствами для оказания нажима: пребывание американских войск в Европе, экономическая помощь. Использование, причем не всегда тактичное, этих инструментов политики задевало чувство национальной гордости и вызывало на континенте враждебную реакцию. Ж. Монне писал Р. Шуману, что нетерпение США видеть Европу выздоровевшей и вставшей на ноги тревожило его как возможный источник дисбаланса и грядущих недоразумений. Он был обеспокоен тем, какого рода отношения рискуют установиться между великой динамичной державой и странами Европы, если они сохранят свою нынешнюю форму и свой нынешний менталитет. Ж. Монне считал невозможным, чтобы Европа долго оставалась «зависимой» от США, экономически – почти исключительно от их кредитов, в отношении безопасности – от их военной силы.76 Интересы Франции ведущими государствами Усилия США поддерживались Англией. Но, несмотря на это, основного союзника в европейском строительстве Франция видела в Великобритании. державу, Франция в то стремилась время создать на для себя Европы ядро объединения, привлекая для этого единственную европейскую великую способную принять политическую ответственность такого масштаба.77 Центральной задачей Великобритании и Франции было сохранение статусов великих держав, открывающих возможность влияния на мировую политику, и, самое главное, противостояние Германии. Однако Великобритания этот союз видела несколько в другом свете. Британцы не стремились интегрировать свою историю в европейский контекст. Термин «европейская история» в Великобритании означал историю Континента, в то время как в глазах континентальных историков она включала также и историю Великобритании.78 Еще в 30-х годах в «Saturday Evening Post» от 15.02.1930 года У. Черчилль подтвердил позиции британской политики, уже высказанные им на страницах журнала «Панъевропа»: «У нас есть и свои мечты, и задачи. Мы связаны, но не подчинены. Мы с Европой, но не в ней. Мы готовы сотрудничать, но не абсорбироваться».79 Эта являлась позиция была основана на концепции Наций, европейских «трех сфер», предложенной Черчиллем. В соответствии с ней Англия одновременно членом Британского Содружества сообщества англоязычных государств и «объединенной Европы». США основаниях выступать на мировой арене.81 Такой позиции придерживались как консерваторы, так и лейбористы, которые пришли к власти в июле 1945 г. Британия должна играть двоякую роль, она должна оставаться центром Британского «У нас Сообщества и быть Европейской державой, подчеркивал Э. Бевин82. Кроме того, существовали особые отношения между Англией и США. 59 Опираясь на мощь Британской империи и на поддержку Европы, Англия могла бы на равных с имеются не менее тесные связи с США, чем с Европой», – отмечал Л. Эмери.83 Даже когда неудержимое желание независимости стало утверждаться в Азии вместе с освобождением Индии и Пакистана, Цейлона и Бирмы, существование Содружества позволило Великобритании надеяться на привилегированное отношение с бывшими зависимыми государствами.84 В этой ситуации никакая национальная британская партия не поставила бы европейские амбиции выше амбиций Британского Содружества.85 В этой связи премьер-министр К. Эттли подчеркивал, что Великобритания никогда не считала себя просто европейским государством. Ее интересы являются мировыми, поскольку она в центре большого Содружества.86 В 1947 г. на Конгрессе консервативной партии еще раз подтвердилось, что Великобритания и мир зависят больше всего от сильной и независимой Британской Империи.87 К такому осознанию своего мирового предназначения добавлялись также старые стереотипы о незрелости, легкомыслии людей «континента», в первую очередь, французов. Как писал биограф К. Эттли Кеннет Харрис, «Эттли любил французов, немцев, итальянцев, восхищался их культурой, но был не согласен с теми способами, которыми они управляли своими странами».88 Внутренняя нестабильность, мощь итальянского и французского коммунизма создавали впечатление большой хрупкости континентальных демократий: тогда как эта же хрупкость подталкивает большинство партий в Европе к желанию создания союза всех сил свободы. Кроме того, Великобритания единственная не была оккупирована, за исключением Нормандских островов. Она не узнала появления новых политических сил, связанных с сопротивлением оккупантам или сотрудничающим режимам, братства сопротивленцев всех стран, укрепления связей между социал-демократическими и христианско-демократическими движениями в программах внутренней реконструкции и европейского примирения. Таким образом, таковы были внутренние цели официальной Великобритании, представленной в то время лейбористами. Лейбористское правительство стремилось «обрести для Англии если не роль гегемона, то хотя бы арбитра в делах Западной Европы».89 Однако, как ни парадоксально, именно представителю Великобритании, У. Черчиллю суждено было придать решающие толчки красноречию европейского сражения. 90 После сокрушительного провала возглавляемой им партии консерваторов на выборах в мае 1945 г. и последовавшей затем отставки У. Черчилля с поста премьер-министра, он полностью посвятил себя деятельности по созданию единой Европы. В сентябре 1946 г. У. Черчилль выступил с речью в Цюрихском университете. В ней он призывал европейские народы забыть ужасы войны, подумать о возрождении Европы. Речь У. Черчилля в Цюрихе стала свидетельством новой волны надежд в отношении будущего Европы.91 Он нарисовал мрачную картину страданий Европы, которую спасло от возвращения средневековья «американское великодушие». Однако У. Черчилль считал, что есть средство, которое, будучи применено одновременно и повсеместно, способно изменить все вокруг и в течение нескольких лет сделать всю Европу такой же свободной и счастливой, как Швейцария.92 Этим средством является создание «своего рода Соединенных Штатов Европы». «Европейская семья наций», по замыслам У. Черчилля, «могла действовать единым фронтом» прежде всего перед надвигавшейся советской угрозой. К тому же объединенная Европа была бы опорой для Англии в ее отношениях с США, союз этих двух обеспечить им ведущее место в мире. Речь У. Черчилля была широко освещена в прессе и поддержана разными общественно-политическими группами. Во Франции к этому выступлению отнеслись со смешанным чувством. Ж. Бидо заявил, что, по его мнению, У. Черчилль не изобрел ничего нового. Главный вопрос 61 держав должен был заключается в том, как эту идею осуществить на практике.93 Таким образом, решение этого вопроса вылилось в борьбу по вопросам формы и структуры предполагаемого Союза, которая проходила между федералистами, функционалистами и унионистами. Федерализм предполагал создание федерального европейского парламента и исполнительной власти, которые должны были пользоваться некоторыми из полномочий, ранее принадлежащими парламентам и органам исполнительной власти государств-членов федерации. То есть должны были сформироваться наднациональные структуры. Функциональный метод («функционализм») предусматривал заключение международных соглашений и создание объединенных органов, осуществляющих контроль над определенными областями экономической и общественной деятельности на всей территории государств-членов;

однако при этом национальные правительства сохраняли политический контроль над территориями и населением своих стран. Объединение (или «унионизм») должно осуществиться путем совместных действий нескольких государств, которые должны были создать международные органы и заключить соглашения в целях достижения общих целей. В результате предполагалось сформировать гибкую систему, причем степень объединения определялась тем, насколько важны функции, которые передаются под объединенный контроль.94 Объединение и функциональный метод часто рассматриваются как необходимые предварительные стадии, ведущие к федерации. Это создавало некоторую путаницу и сложности в анализе предлагаемых планов. В связи с чем, как отмечал А. Верт, несмотря на большое количество профедеральных объединений и групп, истинных федералистов было крайне мало, несмотря на пик федерального бума.95 К 1948 г. федеральных групп было около 18. По мнению автора, общий знаменатель противостояния федералистов и унионистов состоял в конкуренции по вопросу автономии парламентской структуры, а именно, что будет из себя представлять Парламентская Ассамблея и будет ли она вообще существовать. С одной стороны, сторонники федерации настаивали на реальной Ассамблее, наделенной законодательными функциями и избираемой на общих основаниях, то есть один парламентарий от определенного количества европейских избирателей. В свою очередь, сторонники простого объединения представляли себе будущую организацию, созданную по классической схеме межправительственного сотрудничества. В этом случае наличие Ассамблеи вообще не предполагалось, или ее формулировка была крайне расплывчата. Кроме того, достаточно активно действовали создатели «средней формулы». Согласно их проектам, будущая организация должна была включать Ассамблею, но в достаточно ограниченном виде. Она представлялась консультативным органом, лишенным законодательной инициативы. Члены Ассамблеи должны были назначаться национальными правительствами. Такая Ассамблея который была в бы в очередь подчинении наделялся межправительственного органа, свою законодательными полномочиями. У. Черчилль стал первым среди политических деятелей такого масштаба, который принял участие в дебатах нескольких групп активистов по вопросам объединения. Отказавшись уступить Антони Идену пост лидера оппозиции, он выбрал изменчивую тему объединенной Европы в качестве своего «основного боевого коня» во внешней политике. Как отмечал в своих мемуарах Г. Макмиллан, именно от У. Черчилля исходили стремление и энтузиазм объединения Европы. Г. Макмиллан считал, что именно У. Черчилль должен был создать объединенную Европу. Без У. Черчилля, по его убеждению, не было бы ни Совета Европы, ни Комитета Министров, ни Консультативной Ассамблеи, ни Страсбурга. Тем не менее, признавая У. Черчилля инициатором европейского объединения после Второй мировой войны, Г. Макмиллан спустя много лет писал в своих мемуарах, о том, что Черчилль, однако, не имел никакого ясного или четкого плана. Он не был заинтересован деталями объединения, он просто хотел дать стимул движению за объединение.97 Таким образом, по мнению автора, рассуждения У. Черчилля вполне вписывались в долгосрочные британские интересы в мировом масштабе, но в тоже время они отвечали более краткосрочным требованиям и свидетельствовали о нарастающих трудностях при отстаивании традиционных интересов Великобритании правительством этой страны. Черчилль адресовал свои идеи британскому электорату, европейскому свои положения к адресатам. Сильные точки его общественному мнению и деятелям внешней политики великих держав, приспосабливая стратегического видения прекрасно подходили к пропаганде, которая утверждала, что перед лицом военной и революционной опасности, исходящей от обескровленной России, основная часть континентальной Европы должна объединиться вслед за примирением между Францией и Германией. Речь У. Черчилля в Цюрихе привлекла к себе широкое внимание. Параллельно с выступлениями Черчилля в Палате Общин и его речами еще в нескольких городах, он решил организовать ряд деятелей, в обязанности которых должно было входить обнародование его взглядов в стране и на континенте. Исключив из предмета обсуждений любой мало-мальски конкретный учредительный вопрос, он доверил организацию кампании людям из своего окружения, которые принадлежали к консервативной партии. Первым лицом в этой группе стал Дункан Сендис, бывший министр иностранных дел и зять Черчилля. Таким образом, следствием мероприятий Черчилля стало основание в Великобритании Движения за объединение Европы, которое он и возглавил. Однако, необходимо отметить, что несмотря на сходное отношение лейбористов и консерваторов к международной позиции Великобритании, и, в целом, к вопросу объединения Европы, в Движении за объединение лейбористы почти не участвовали. Исполком лейбористской партии рекомендовал своим членам отдалиться от участия в движении. 10 февраля 1948 г., председатель лейбористской партии Э. Шинвелл заявил, что вопрос европейского единства слишком важен, В чтобы его доверять годы неуполномоченным представителям.98 первые послевоенные лейбористы не хотели открыто отходить от своих предвыборных обещаний о сотрудничестве с СССР.99 В тоже время Великобритания была не готова участвовать в конкретном союзе, однако, и открыто противодействовать созданию европейской организации не могла. Европу охватила эйфория объединения. Ужасы Второй мировой войны привели к тому, что миллионы людей ждали конкретных позитивных изменений. Официальная точка зрения по вопросу объединения Европы была высказана министром иностранных дел лейбористского правительства Э. Бевином 22 января 1948 года с парламентской трибуны. В этом выступлении он указал, что наступил критический момент в организации послевоенного мира, положительно оценил перспективы объединения. Концепция единства Европы, отмечал Э. Бевин, сохранения Европы как сердца западной цивилизации признана большинством людей. Руководители Великобритании не подвергали сомнению идею единства, а ставили под сомнение вопрос о том, возможно ли создать такой Европейский Союз, в котором не доминировала бы ни одна великая держава, и который не контролировался бы ею. На самом деле, по мнению автора, английское правительство стремилось не связывать себя какими-либо конкретными политическими обязательствами, предпочитая устоявшиеся формы межгосударственного сотрудничества. Тем не менее, учитывая слабость проевропейских сил в Вестминстере и широко используя сеть национальных комитетов на континенте Д. Сендис добился создания Комитета отношений между крупными военными формированиями в пользу объединенной Европы.100 Одновременно в других европейских странах начали действовать организации подобного типа. Во Франции, организацией аналогичной Движению за Объединение Европы стал «Совет Европы», руководил которым Рауль Дотри. экономического сотрудничества» во главе с синдикалистских движений. Движение в защиту объединения «Независимая лига Полем Ван Зееландом за Европейские объеденила ведущих европейских промышленников, экономистов и лидеров социалистов Соединенные Штаты и Европейский Союз Федералистов (главой Союза был бывший нидерландский министр Э. Брюгманс) объединили тех, кто видел в федерализме единственно правильный путь к возрождению Европы. Многочисленность всевозможных организаций, ставящих своей целью объединение Европы, сделала необходимой координацию их деятельности. которого стал В декабре 1947 г. был учрежден Международный координационный комитет Движения за объединение Европы, председателем Дункан Сендис.101 Хотя У. Черчилль, конечно, не был федералистом, его активность убедила федералистов на континенте в том, что он желает создания федеративной организации. Однако идея У. Черчилля состояла в том, чтобы дать на континенте широкий стимул к объединению. По мнению диссертанта, добивался он этого своей риторикой и литературными пассажами. В частности, Черчилль заявлял, что спастись от надвигающейся опасности можно, забыв ненависть к прошлому, похоронив национальную злобу и месть, прогрессивно вычеркивая границы и барьеры, которые ухудшают и замораживаю существующие разногласия, и радуясь вместе тому великолепному сокровищу литературы, этики, мысли и терпимости, принадлежащему всем тем, кто является наследниками Европы102. Политическое единство, продолжал он, должно неизбежно сопровождать экономическое и военное сотрудничество. Следует отметить, что здесь Черчилль коснулся гораздо ближе, чем всегда, практического описания того, что он подразумевал под объединением, а именно, он сказал, что единство подразумевает некоторую жертву, или слияние национального суверенитета. Но тут же добавил, что это надо рассматривать, как постепенное объединение всеми заинтересованными нациями того большого суверенитета, который защитит их национальные традиции.

Однако, несмотря на риторические приемы, нельзя забывать, что при сокращении национальных суверенитетов У. Черчилль ни в коем случае не имел ввиду британский. На наш взгляд, это было понято тогда далеко не всеми. Таким образом, группа У. Черчилля координационного характера на уровне выступила за объединение межправительственного сотрудничества без образования Ассамблеи даже ограниченного характера. Это в наибольшей степени отвечало интересам Англии. В связи с этим, по мнению диссертанта, можно сделать вывод, что, выступая в качестве инициатора европейского объединения и будучи премьер-министром в отставке, У. Черчилль, тем не менее, отстаивал интересы Великобритании и продолжал свою многолетнюю политику. В июне 1946 года У. Черчилль подумывал о присоединении Р. Куденхове-Калерги к общему делу. Они познакомились незадолго до аншлюса Австрии и поддерживали связь во время войны.104 Однако следует отметить что, после возвращения из Соединенных Штатов Р. континента. Куденхове-Калерги не имел определенного проекта для По окончании войны его убеждением стало образование европейской федерации в рамках ООН. Он выбрал старую тактику, которую Л. Жилек назвал «роль конферансье», и опять приступил к поиску политического деятеля, способного возглавить его кампанию по европейскому объединению, подобно Аристиду Бриану. В связи с этим Куденхове-Калерги обратился к У. Черчиллю. В 1946 г. Р. Куденховео будущем считал Калерги еще разделял взгляды бывшего премьер-министра частности от коммунистической угрозы. Европы и западной цивилизации, которую необходимо сохранить, в Куденхове-Калерги Черчилля наследником А. Бриана. Он отмечал, что У. Черчиллю панъевропейская идея обязана своим вторым рождением после Второй мировой войны.105 Граф надеялся, что ему будет доверена роль, которая стала бы признанием его прошлого, в деле объединения Европы, тем более, что У. Черчилль говорил о его заслугах в этой области и перед большой аудиторией, и с глазу на глаз.106 Тем не менее, помощником Уинстона Черчилля стал его зять Дункан Сендис. Это привело к принципиальным разногласиям во мнениях, в которых У. Черчилль и Р. Куденхове-Калерги пытались оставить за собой господство. Как справедливо отмечал граф, «для панъевропейского союза пришло время не пропагандировать идею, а осуществлять ее».107 В связи этим Р. Куденхове-Калерги развернул собственную деятельность. Он обратился с личным письмом к 4400 парламентариям Западной Европы с вопросом: «Вы за создание европейской федерации в рамках ООН?». Необходимо отметить, что, как и в опросах межвоенного периода, вопрос принципа и одновременно возможности, заключенный в этой фразе, навязал неформальное обязательство, которое должно было служить объединению проевропейских депутатов в лоне международных представительств. В результате опроса 41,5 % (1766 человек) депутатов отреагировали, а 50 % из них сказали «да». Наиболее многочисленная доля приходится на Италию, Грецию, Францию и Бельгию (между 64% и 52 %). В Дании, Швеции, Норвегии и Великобритании собирались «осторожные меньшинства». парламента.108 Первую обобщенную программу Куденхове-Калерги разработал в январе 1947 г. На наш взгляд, если она и вызывала в памяти старые предложения, то в ней описывался более извилистый и удаленный путь к цели. Новая идея состояла в создании в каждом национальном парламенте межпартийного парламентского комитета, которому было бы доверено делегирование в «Европейский Парламент» определенного числа депутатов, 68 Германия не опрашивалась, так как еще не имела пропорционального населению страны. Главной задачей парламентариев было оказание давления на свои национальные правительства и формирование общественного мнения в поддержку европейской Ассамблеи. Поскольку в целом эта идея получила благоприятные отзывы, Куденхове-Калерги решил созвать в Гстааде в июле 1947 г. конференцию, на которой представители Италии, Греции и Бельгии создали Европейский Парламентский Союз. Куденхове-Калерги был избран 10 стран, и они поручили юридической Комиссии генеральным Союза под секретарем Союза.109 На этой конференции присутствовало 144 депутата из председательством Франсуа де Ментона разработку проекта европейской конституции. Тем не менее, по нашему мнению, стратегия, которую выбрал Куденхове-Калерги, оказалась неудачной перед выбором, продиктованным специфическими целями его партнеров и соперников, объединение парламентариев лишь усугубило разногласия. Будучи убежденным в правильности и последовательности своих поступков и переоценивая объединяющую силу своего «европейского послания» политическим группам, стоящим перед совершенно иными целями, Р. Куденхове-Калерги никак не скоординировал продвижение к Европейскому парламенту.110 Кроме того, создание Американского комитета по объединению Европы задержало его в США в течение решающих месяцев во время организации Конгресса в Гааге. Это привело к тому, что хотя Европейский парламентский союз и способствовал созданию Совета Европы, он, тем не менее, не стал основным инструментом создания этой организации. Наряду с деятельностью Д. Сендиса и Р. Куденхове-Калерги можно выделить еще одну попытку решения вопроса о европейском парламенте Рональдом Маккеем. Адвокат из Сиднея, он в 1934 г. обосновался в Лондоне по рекомендациям Стаффорда Криппса, с которым сблизился по собственной инициативе. К лейбористской партии они присоединились в 1945 г. перед выборами. Р. Маккей важную роль в дебатах по вопросам объединения Европы и создания Совета Европы. 111 В начале 1947 г. Р. Маккей принимал участие в разработке плана экономической помощи Европе. В ходе этой работы он определил причины британского экономического спада в ограниченном объеме национального рынка. Он отмечал, что спад этот начался до 1913 г.. На наш взгляд, выводы Р. Маккея были в чем-то схожи с выводами Ж. Монне по экономическому положению Франции. В свою очередь, Р. Маккей видел выход в создании таможенного и денежного союза Западной Европы. Он отмечал, что европейцы, проживая в континентальных федерациях, принадлежащих федеральным правительствам, разделены на 26 независимых государств, в то время как в 1870 г. их было только 15. По его убеждению, в этой ситуации экономическая изоляция неизбежна, так как экономические планы создаются отдельно для каждой национальной области, и средства управления во внешней торговле используются на национальном основании. Экономисты, зная, какие меры надо принять, не имеют никакой политической власти, способной осуществить их решения. Маккей считал, что европейская федерация обеспечит рациональную структуру, в пределах которой самое большое индустриальное и экономическое единство в мире может быть прогрессивно объединено.112 Р. Маккей считал, что европейская перестройка в федеральном выходом из экономического кризиса и преамбулой к масштабе станет возобновлению британского экспорта в мировой торговле. Он считал, что Великобритания должна взять на себя инициативу возрождения Европы в качестве третьей силы, элемента равновесия в планетарном масштабе. Политику Э. Бевина Р. Маккей называл неадекватной, так как она не учитывала ситуацию в стране, столкнувшейся с экономическим положением, схожим с проблемами Франции и Италии. С января 1946 г. Р. Маккей идет на сближение с Р. Куденхове-Калерги и начинает критику послевоенной политики Э. Бевина и К. Этли. 113 В таких сложных условиях началась подготовка Европейского Конгресса в Гааге Международным координационным комитетом Движения за объединение Европы. Рост напряжения в первые месяцы 1948 г. привел к противостоянию Д. Сендиса и Р. Куденхове-Калерги. Дункан Сендис готовил Гаагу как «эксклюзивный финал пропаганды»114. Перспектива Ассамблеи, пусть она и подразумевалась, никогда не появлялась в его проектах. «Европейский Совет» занял бы место инстанции, консультирующей и координирующей национальные политики в обычных правительственных рамках. 115 И именно Р. Маккей в период между январем и июнем 1948 г. предпринял решительную попытку по изысканию компромисса в вопросе европейской Ассамблеи. 116 Его инициатива принесла сразу же ценные плоды и в Палату Общин, где создается Европейская лейбористская группа, и в подготовку к Гаагскому конгрессу. В связи с этим политический отчет, который Д. Сендис хотел предоставить на конгрессе, был полностью переделан. Отодвигая пропаганду на второй план, Р, Маккей поставил на первое место демократические ценности, которые по многим пунктам предвосхищают положения договора ОЕЭС, подписание которого готовилось в Париже. Комплексная структура предлагаемой им организации могла свободно управляться интересами правительств, а ассамблея, которую он предлагал создать, была бы чисто консультативной.117 В то время как в Палате Общин его предложения собрали около 200 подписей, Маккей стал ответственным, наряду с Э. Брюгмансом и А. Ноэлем, за составление проекта политической резолюции для Конгресса в Гааге. Следует отметить, что идея проведения Конгресса имела широкую поддержку в официальных кругах, одобрение было выражено премьер-министром Бельгии П. А. Спааком, министрами иностранных дел Великобритании (Эрнестом Бевином), Франции (Ж. Бидо) и Италии (графом К. Сфорца).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.