WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Василий Иванович Петров Татьяна Ивановна Ревяко Наркотики и яды: психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения Энциклопедия преступлений и катастроф Василий Петров, Татьяна Ревяко ...»

-- [ Страница 3 ] --

В сущности, все эти разновидности страха можно свести к одному, всегда присутствующему, страху перед смертью, свойственному каждому человеку.

Таким образом, можно утверждать, что ЛСД сам по себе не является ни плохим ни хорошим наркотиком, он также не привносит в качества личности ничего нового. Он единственно активирует те задатки, которые личность уже содержит в себе. Поэтому ошибочным является утверждение, будто ЛСД открывает какой-то новый мир, существующий независимо от нашего сознания;

напротив, он способствует проявлению интимных качеств личности, которые мы носим в себе.

В нормальных условиях человеку не под силу воспринять и осознать их. И именно в этой особенности заключаются благоприятные и неблагоприятные стороны этого наркотика, зависящие также от того, применяем ли мы его с конкретно оправданной целью, под контролем специалиста или же «диким», неконтролируемым способом, как это делают наркоманы.

Мескалин С исторической точки зрения мескалин можно рассматривать как архетип наркотика западной цивилизации. Достаточно достоверная информация о нем датируется теми временами, когда испанцы покоряли Мексику.

Мескалин является активным галлюциногенным алкалоидом небольшого кактуса, растущего в пустыне и известного в Мексике под названием «пейотль», а в научной литературе – lophophora williamsi. Название алкалоида происходит от названия индейского племени Мескалеро, широко использовавшего этот наркотик. Порции пейотля, приготовленные к употреблению, называются мескалиновыми батончиками.

Некоторые индейские племена и сегодня употребляют мескалин с целью достижения состояния экстаза, способствующего развитию личности. Духовный наставник известного американского антрополога Карлоса Кастанеды, индеец племени Яки, маг дон Хуан Матус рекомендовал своему ученику употреблячъ пейотль в целях обретения мудрости и знания, как следует жить в этом мире.

Профессор Дж Слоткин пишет «Представляется возможным, что употребление пейотля не вызывает выраженной толерантности или зависимости… Индейцы, употреблявшие „мес-калиновые батончики“ не выглядят физически и умственно деградированными вследствие этой привычки». Видимо, эти индейцы постепенно приучают себя к мескалину, относясь к этому процессу очень ответственно и серьезно, причем никогда не начиная без опытного «учителя».

Мескалин также широко используется многими индейскими племенами, входящими в состав Национальной Американской церкви, основным религиозным ритуалом которой является раннехристианский вариант Праздника Любви, в котором роль сакраментального хлеба и вина играют «мескалиновые батончики».

Приверженцы этой церкви считают пейотль Божьим Даром, данным индейцам свыше, а его действие они отождествляют с действием Святого Духа. Профессор Слоткин, один из немногочисленных белых, кому посчастливилось принять участие в их обрядах, так описывает верующих: «Они никогда не сбиваются с ритма и не разговаривают заплетающимся языком, как пьяные. Все они – спокойны, вежливы и предупредительны по отношению друг к другу. Я никогда не встречал столько религиозного чувства в доме белого человека».

Употребление мескалиновых батончиков и основанную на нем религию Хаксли расценивал как «важные символы права краснокожего человека на спиритуалистические ценности».

Но все-таки нужно отметить, что эффект этого на все сто процентов индейского наркотика в значительной мере обусловлен культурными условиями, и у белого человека далеко не всегда могут возникнуть подобные ощущения. Употребление мескалина европейцем требует опыта и помощи опытного наставника. Однократный прием мескалина может вызвать весьма неприятные ощущения.

Характерным является пример Жан-Поля Сартра. Чтобы защититься от возможных осложнений, он принял мескалин в клинике в присутствии нескольких врачей, исповедующих те же взгляды, что и сам писатель. Когда через несколько часов с ним связалась по телефону его подруга жизни Симона де Бевуар и поинтересовалась, как Сартр «развлекается», то она услышала в ответ, что Жан-Поль как раз ведет безнадежную борьбу с огромной рыбой, похожей на дьявола, и что ощущения он испытывает самые неприятные.

Писатель очень образно описал зонтик, который превращается в труп, и ботинки, превращающиеся в скелеты. Ему являлись отвратительные личины. Раки, полипы корчили ему рожи. Дома смотрели на него косо и скрежетали зубами. Это состояние Жан-Поль Сартр описал как «предел галлюцинаторного психоза».

Молодые европейцы принимают мескалин совсем с иной целью, чем индейцы и эффекты у них возникают сосем другие. В погоне за новыми впечатлениями и желая пережить трансформацию сознания, они бесконтрольно применяют этот наркотик и становятся жертвами нежелательных и неожиданных эффектов. Часто за стремление приобщиться к экзотической мудрости они платят помешательством рассудка… Первые признаки действия мескалина появляются позже, чем при употреблении ЛСД, часто даже не ранее, чем через три часа, но зато они длятся дольше, – в среднем около двенадцати часов. Галлюцинациям предшествуют судороги, тошнота, потливость, озноб, страх и расширение зрачков.

Позже начинаются зрительные и слуховых галлюцинации, усиленные ощущением нереальности происходящего и одновременно восхищающие наблюдателя. Мескалиновые галлюцинации наиболее красочно описали Элис Хэйвлок, Аль-дус Хаксли, Жан-Поль Сартр и Карлос Кастанеда.

Приведем фрагмент книги Карлоса Кастанеды «Учение дона Хуана: Путь Знания индейцев Яки», в котором известный американский антрополог описывает свой первый опыт общения с мескалином, который его наставник дон Хуан любовно называет «Мескалито», относясь к наркотику как к живому существу:

«Дон Хуан принес большую кастрюлю и поставил ее на землю у стены. Еще принес маленькую чашку или банку. Зачерпнув ею из кастрюли и вручив мне, он сказал– что пить не надо, а только пополоскать во рту, чтобы его освежить.

Вода выглядела странно сверкающей, стеклянистой, как толстая слюда. Я хотел спросить дона Хуана об этом и старательно пытался выразить свои мысли по-английски, но вдруг вспомнил, что он не знает английского. Я очень смешался, когда понял, что не могу говорить, хотя мыслю совершенно ясно. Мне хотелось высказаться о странном качестве воды, но то, что последовало, вовсе не было речью. Я ощущал, что невысказанные мысли выходят у меня изо рта в жидком виде. Было ощущение ненапряженной рвоты без сокращения диафрагмы. Это был приятный поток жидких слов.

Я попил, и чувство, что меня тошнит, исчезло. К тому времени все шумы стихли, и казалось, что мне трудно фокусировать глаза. Явзглянул на дона Хуана и, когда поворачивал голову, увидел, что поле моего зрения уменьшилось до круглой зоны прямо перед глазами.

Это ощущение не было пугающим, не было неприятным, наоборот – в нем была радующая новизна. Я мог буквально коснуться взглядом земли, сосредоточившись на одной точке и затем медленно перемешивая взгляд в любом направлении… Я увидел соединение пола веранды со стеной. Медленно повернул голову правее, следуя за стеной и увидел прислонившегося к ней дона Хуана. Потом сместил голову влево, чтобы посмотреть на воду. Наткнулся взглядом на дно кастрюли, медленно приподнял голову и увидел средних размеров черную собаку, приближающуюся к воде. Собака начала пить. Я поднял руку, чтобы прогнать ее от моей воды. При этом посмотрел на нее пристально и внезапно увидел, что собака стала прозрачной. Вода же была сияющей тягучей жидкостью. Явидел, как она проходит по горлу собаки в ее тело;

видел, как она равномерно по нему растекается и затем изливается через каждый из волосков шерсти… Я оглянулся в поисках дона Хуана, но не смог различить никого и ничего. Все, что я мог видеть, – так это собаку, которая становилась радужной. Сильный свет исходил от ее тела. Я опять увидел, как в нем течет вода, воспламеняя ее подобно костру. Я добрался до воды, опустил лицо в кастрюлю и пил вместе с собакой. Руками я опирался о землю перед собой, и когда пил, видел, как жидкость течет по венам, меняясь в цвете, в красном, желтом и зеленом оттенках. Я пил еще и еще. Пил, пока не воспламенился весь… Я посмотрел на собаку, и ее ореол был таким же, как мой. Высшее счастье переполнило мое тело, и мы вместе помчались в направлении какого-то желтого тепла, исходившего неизвестно откуда. Там мы принялись играть. Мы играли и боролись с псом, пока я не узнал все его желания, аон– все мои».

Комментарии, как говорится, излишни. Не каждому под силу пережить подобные впечатления и сохранить при этом душевное здоровье.

В заключение уместным будет добавить, что в исключительно высоких дозах мескалин может привести к смерти в результате паралича дыхательного центра. Так же, как и другие психоделические наркотики, мескалин вызывает развитие толерантности, то есть при длительном употреблении дозировка должна постепенно повышаться. От мескалина может развиться психическая зависимость, –различные авторы дают ей неравнозначную оценку;

но физическая зависимость от этого препарата не развивается.

Псилоцибин Родиной псилоцибина, так же как и мескалина, является Мексика, где многие века ацтеки использовали его для религиозных и обрядовых целей. И сегодня многие индейские племена в Мексике и в юго-западной части США используют этот наркотик под контролем шаманов и знахарей.

Уже известный нам индейский волшебник дон Хуан связывает употребление псилоцибина с пробуждением силы, которую он назвал «союзником». Сила эта может помогать человеку в реальной жизни, давать ему советы и необходимые силы для дел больших и малых, добрых и злых. «Союзник» расширяет границы познания человеком окружающего мира, предоставляет возможность увидеть и понять сущности, недоступные простым смертным. Такая точка зрения на «волшебный гриб» объясняет его популярность среди индейцев.

Псилоцибин выделил из мексиканского гриба Psilocibe mexicana в 1958 г. тот самый Хоффман, который за двадцать лет до этого.открыл ЛСД-25. Псилоцибин и ЛСД в начальной фазе действия дают похожие эффекты, но в конечной фазе их действия различно.

В медицине псилоцибин используется как вспомогательное средство для лечения некоторых неврозов, потому что он пробуждает «аффективную память». Воспоминания о давно прошедших событиях могут проявиться настолько отчетливо, что почти забытое прошлое воспринимается так же ярко, как настоящее. Это облегчает конструктивный анализ факторов, послуживших причиной невроза.

Врачи разделяют время действия псилоцибина на три фазы:

1. Первая фаза начинается через десять – двадцать пять минут с момента введения наркотика в организм. В ней внимание пациента обращено внутрь себя.

Вначале проявляются неприятные симптомы – ошеломленность, головокружение, полуобморочное состояние и чувство страха. В течение следующих тридцати минут к ним присоединяется потливость, нарушение координации движений, и смятение мыслей.

Активное внимание личности нарушено повышенной слуховой и зрительной восприимчивостью – человек как бы находится «под обстрелом» со всех сторон множества внешних раздражителей. Контакт с окружением ослабевает, так как личность постепенно переполняется субъективными переживаниями. Пациент отвечает только на единичные вопросы и не заинтересован в поддержании контакта с окружающим миром.

2. Во второй фазе личность переносится в мир необычных видений и галлюцинаций – от очень приятных до устрашающих и причудливых. Как и в других случаях– употребления психоделиков, эти впечатления зависят прежде всего от того, что человек носит в себе.

В этой фазе пациент также стремится сохранить дистанцию между собой и окружающими. Все внимание его сосредоточено на внутренних переживаниях Его эмоциональные реакции совершенно необъяснимы для постороннего наблюдателя.

3. В третьей фазе пациент крайне пассивен, не проявляет никакой инициативы или заинтересованности. Он эмоционально-аморфен. Время и пространство не имеют для него никакого смысла. Доминируют различные нереальные ощущения. Некоторые авторы описывают в этой фазе состояние out of body – впечатление, что душа покинула тело и наблюдает за ним со стороны.

После окончания сеанса воспоминания о пережитом неплохо откладываются в намята.

Со стороны псилоцибина не отмечены случаи выработки физической зависимости и абсистентного синдрома, но его сильные галлюциногенные свойства являются причиной возникновения психической зависимости у лиц, хронически злоупотребляющих препаратом.

Этот наркотик, бесконечно используемый молодыми людьми, таит в себе все опасности, угрожающие со стороны психоделиков вообще.

СТО СТО является синтетическим наркотиком с ярко выраженными галлюциногенными свойствами, разработанным в военных лабораториях как боевое отравляющее вещество, поражает нервную систему. По нелегальным каналам он быстро попал на черный рынок и одно время широко использовался наркоманами в США.

Происхождение его названия неизвестно. Американские хиппи считали, сто сокращение СТП означает «serenity-tranquility-peace» (покой-тишина-мир). Жители округа Хэйт-Эшбери неподалеку от Сан-Франциско, расшифровывали это название как «salvation through psychedelica» (спасение посредством психоделиков).

Эффект СТП – это ускорение сердечного ритма, сухость кожи и слизистой рта, расширенные зрачки, затуманенный взгляд, бессонница, дезориентация сознания.

Среди всех галлюциногенных наркотиков СТП наиболее часто вызывает состояние, определяемое как «бэд трип» (кошмарное путешествие). Наркотик оказывает сильное действие, но длится оно короче, чем в случае применения похожих наркотиков. Наиболее частыми осложнениями являются эпи-лептиформные припадки и смертельный исход вследствие паралича дыхательного центра.

ДМТ ДМТ – диметилпринтамин, галлюциногенный наркотик, являющийся вытяжкой из растения piptademia peregrina, растущего в Западной Индии и Южной Америке. ВСШАего использование разрешено исключительно в экспериментальных целях, но как и в случае с другими подобными препаратами, ДМТ разными путями попадает к наркоманам, которые его курят или едят.

Лица, принимающие ДМТ, часто рассказывают о необычных впечатлениях, испытанных ими под действием этого наркотика. Они видят звуки, чувствуют вкус цвета, слышат движение. Часто они впадают в панику, что приводит к психотическому и антисоциальному поведению. Человек, находящийся под действием ДМТ, не отличает реальных фактов от фантазий и способен применить насилие или совершить самоубийство.

Всреднем, действие ДМТ длится тридцать-сорок пять минут.

Этот наркотик не является широко применяемым среди наркоманов.

Хиппи – стиль жизни и философии Движение хиппи зародилось в середине шестидесятых годов двадцатого века в Соединенных Штатах Америки как специфическая фрма протеста молодых американцев против политики истэблишмента.

Появлению этого движения предшествовали некоторые молодежные течения, которые, несмотря на то, что существовали годами, не приковывали пристального внимания общественности. Некоторые социологи считают, что предтечами хиппи были битники, которые вскоре сошли с общественной сцены, и движение хиппи появилось после битников как совершенно новая молодежная субкультура.

Политически неорганизованная и не располагающая никакой ясной концепцией разрешения растущих социальных проблем, молодая Америка проявляла свой протест и недовольство путем проведения разного рода манифестаций. Но эти акции социального протеста поначалу не воспринимались всерьез официальными кругами Америки, так как те видели (или хотели видеть) всего лишь экстравагантные попытки молодых людей обратить на себя внимание.

В то время добропорядочные граждане называли манифестантов «беспричинными бунтарями», не вникая в причины их недовольства и горячего желания как можно быстрее решить жизненные проблемы. Среднее поколение стояло в стороне, занимаясь прежде всего проблемами достижения солидного положения в обществе. Такая позиция американского общества стала причиной того, что еще больше углубилась пропасть непонимания между молодежью и представителями официальных общественных институтов, которым не хотелось менять существующее положение вещей. Можно с уверенностью сказать, что в основе этих конфликтов лежала вечная проблема «отцов и детей».

Скорее всего, именно эта проблема стала причиной того, что административное здание университета в Беркли стало первым местом, где молодые люди впервые начали массово выражать свое недовольство. Непосредственная причина бунта не имела большого значения – за ней скрывались более серьезные проблемы, которых вначале даже сами студенты не осознавали, и которые были сформулированы в студенческих требованиях только когда начались переговоры с официальными властями.

Студенты и их сторонники целыми днями сидели вокруг университета и ждали, пока их хоть кто-нибудь выслушает. На их транспарантах были написаны лозунги и призывы, в которых они требовали открытого диалога со своими профессорами и остальными представителями педагогического корпуса.

Студенты чувствуют, что они правы, и готовы принять предложение каждого, кто думает так же, как они. Постепенно круг вскрытых проблем становится шире. Новые требования и проявление протеста уже не исчерпываются пересмотром системы образования, что являлось первоначальной целью студенчества, – поднимается вопрос положения молодых людей в современном обществе вообще.

Поэтому к студентам быстро присоединяются недовольные молодые люди, не взирая на уровень образования и расовую принадлежность, которые чувствуют, что им есть что сказать, и они ищут опоры в коллективе. Космополитическая атмосфера, царящая во времена этих событий, делала возможным любой стиль в одежде и практически любой поступок, направленный против несправедливости.

Беспорядки в Беркли очень скоро нашли отражение в новом стиле жизни и в моде молодых американцев. Жители Беркли не были удивлены тем, что каждый день видят бородатых юношей с длинными волосами, в высоких сапогах и с бусами на шее, или девушек, одетых по-мужски, с длинными распущенными волосами.

Длинные волосы, для многих неотъемлемо связанные с понятием женственности, с трудом принимали те, кто держался старых норм и системы ценностей среднего поколения.

Более молодые люди, недостаточно интегрированные в общественную систему, которая связывает длину волос с полом, легче воспринимали длинные волосы.

И вот длинные волосы стали символом протеста и опознавательным знаком «рассерженного поколения», выражением их силы и незаменимым реквизитом на политической сцене. Политический атавизм, который проявился как таковой во время студенческих волнений в Беркли, был только одной из форм протеста студентов. На политическую революцию наложилась культурная революция, повлияв на все аспекты молодежной культуры, – на их музыку, язык, моду, длину волос, отношение к наркотикам и сексу.

Музыка стилей рок и кантри в шестидесятых годах достигла пика своей популярности.

Наиболее яркими и понятными молодежи представителями новой музыкальной культуры являются Битлз, Роллинг Стоунз, Боб Дилан и многие другие. Специфичен успех Боба Дилана – барда, который любит рассказывать в своих песнях истории, полные драматизма, и предпочитает ритм обыденной речи.

Это позволило ему стать кумиром прежде всего молодых, дезориентированных идеалистов, верящих, что они могут построить новый мир. Новая музыка сопровождает и пробуждает к жизни новый молодежный культ, который развивается в мировом масштабе.

Постепенно развивалось и движение хиппи. Его расширению помогало кино, радио, телевидение и пресса. На кино– и телеэкране появлялись молодые люди, одетые в стиле хиппи и говорящие на специфическом жаргоне.

Американцам понравилась новая мода, и они ее достаточно быстро переняли, Парни и девушки с энтузиазмом принимают длинные волосы, ожерелья, медальоны и яркие цвета в одежде, которые напоминали зрительные галлюцинации, возникающие под действием галлюциногенных наркотиков.

Роль, которую сыграли в популяризации движения хиппи средства массовой информации, трудно переоценить. Именно благодаря их усилиям и поднятой шумихе идеология и атрибутика хиппи победоносно прошествовала по всему миру. В 1966–67 гг.

хиппи появились на социальной сцене как полностью сформировавшаяся субкультура.

Для хиппи основным предназначением человека является любовь ко всем вместе и к каждому в отдельности. Но имеется в виду не любовь, как теоретическая концепция, преукрашен-ная стереотипами, не духовная любовь и не любовь братьев и сестер, но именно любовь, выражающая чувственность и страстность, то есть те эмоциональные состояния, которые хотели бы пережить большинство людей, но, к сожалению, это под силу немногим.

По утверждению хиппи, неспособность любить порождает отчуждение и разлад между людьми. Проповедуя любовь, они предполагали новую основу для взаимопонимания людей.

Разочарованные в современном обществе, обращаясь к смысг лу жизни, пытаясь освободиться от общественных обязанностей и структур, отвергая существующий порядок, который «навязывает нормы поведения и парализует разум», хиппи стремились к углубленному самоанализу. Они пытались свергнуть идеалы западного общества «силой собственного примера» и «силой цветов».

Своим образом жизни хиппи напоминают секту Адамитов, существовавшую во втором-третьем веках в Северной Африке. Адамиты проповедовали возвращение к первобытному образу жизни, который вел в раю библейский Адам, культ наготы и сексуальной свободы.

Один социолог назвал хиппи «фрейдистским пролетариатом», а историк Арнольд Тойнби дал им название «предостерегающий красный свет для американского образа жизни». Калифорнийский епископ Джеймс Пик считал, что хиппи похожи на первых христиан: «В них есть что-то от темперамента тех людей – доброжелательность, внутренний покой, и, в полноймере, одно стремление – доброта».

Правда, для опечаленных родителей они являлись опасно обманутыми отщепенцами и сопляками, достойными хорошей порки по возвращении домой.

Эти люди провозглашают любовь и непротивление злу, носят бусы и со страстью слушают музыку. С помощью гитар и барабанов они борются против войны и несправедливости, а полицейских, которые их избивают, они украшают цветами. Они пытаются вести борьбу за справедливость собственным примером, ненасильственным сопротивлением и предлагая любовь как альтернативу нормам и ценностям старшего поколения, не обеспечивающих им свободного развития.

Но, в итоге, все это производит впечатление деформации реальности, пронизывающее культовое движение хиппи, мистицизм которой, в сущности, порожден галлюциногенными наркотиками.

Хиппи популяризовали понятие «психоделика», но впервые этот термин ввел в 1957 г.

психиатр Хамфри Осмонд. Пси-ходеличным называется все, что накладывает отпечаток на психику человека в смысле обогащения возможностей сознания. Тимоти Лири убеждал своих друзей хиппи, что использование психоделических наркотиков может иметь также важное неврологически-психологическое значение.

Человеческий мозг имеет огромные возможности восприятия большого количества информации, но, чтобы сохранить целостность личности, мозг сам ограничивает поток данных об окружающем мире. Несмотря на то, что на наши органы чувств постоянно воздействует множество раздражителей, внугри нас существует своего рода редукционный фильтр, который пропускает лишь малую часть специально обработанной информации.

По мнению Лири, этот процесс фильтрации ограничивает и исключает мир реальных фактов й окружающую нас действительность. И то, что религия называет «этим светом», является лишь Вселенной нашего ограниченного сознания.

По этой причине, большинство обычных людей способно познать только один вид реальности, только то, что прошло через фильтр социально запрограммированного мозга. С такой точки зрения, человек неполноценен в своем познании Вселенной, потому что большое количество важной информации о том, что происходит вокруг, не проникает в его сознание.

Здесь Лири призывает на помощь Альдуса Хаксли, который в сВоем известном произведении «Врата восприятия» писал: «Большинство людей вообще знают только то, что проходит через редукционный фильтр, и что, как единственную реальность, они считают неоспоримым и не подлежащим сомнению. Но представляется возможным, что некоторые люди обладают врожденной способностью обойти этот фильтр. У части таких людей это может происходить периодически или спонтанно, либо же в результате терпеливых „духовных изысканий“ с помощью гипноза или наркотиков».

Самому Лири, видимо, больше импонирует эта, последняя возможность. Он считает, что употребление психоделических наркотиков является наилучшим способом преодоления запрограммированного образа мышления и предоставления сознанию возможности функционировать свободно.

С помощью психоделических наркотиков человеку удается лучше понять– окружающий его мир. Он использует возможности измененного состояния сознания, способного действовать одновременно в нескольких направлениях при сохранении контроля за каждым в отдельности. Благодаря этому, по мнению Лири, становится возможным достижение экспансии измененного сознания, которое превращается в инструмент для более богатого познания Вселенной.

Это звучит весьма логично, тем более, что это утверждает профессор психологии, признанный научный авторитет. У доверившихся ему молодых людей нет повода сомневаться в целесообразности попытки расширить свои духовные горизонты путем употребления психоделических наркотиков.

Критерии психоделики Термин психоделика, скорее всего, образовался путем объединения двух греческих слов – психе (душа) и делос (тот, кто ясно видит;

ясный, истинный). Некотрые утверждают, что это сокращенная форма слова «психоделикатный».

Психоделические наркотики породили психоделическую философию – страстную веру в возможность познания себя и пробуждения духовных резервов с помощью сильнодействующих растений и химических веществ, известных еще доисторическому человеку, но абсолютно чуждыми рациональному западному обществу. Хиппи верили, что благодаря наркотикам можно уйти от несовершенной действительности в иной мир, в котором царят мудрость и справедливость.

Сучетомтого, что у психоделической философии было много творцов, неудивительно, что у нее также много вариантов, хотя, в сущности, они близки между собой, а некоторые даже идентичны.

Возможно, именно девизы Тимоти Лири Дроп Аут – Drop out, Торн он – Тит on, Тъюн ин – Типе in наиболее полно отражают смысл основных лозунгов хиппи. Слова эти трудны для перевода в психоделическом смысле, так как они отражают понятия, обозначающие несколько различных понятий одновременно. Поэтому попробуем объяснить их описательно.

Дроппинг аут в общепринятом смысле используется давно для обозначения противопоставления личности ценностям, общепринятым в данном обществе, и уклонения от общественной ответственности.

Но в понимании Лири, это понятие отражает позитивный факт – отказ от личной выгоды и отречение от материальных благ. Оно включает в себя также отказ от социальных амбиций и символического вознаграждения для тех, кто ведет себя так, как от него этого требует общество.

Наиболее важным здесь считается как можно более скорое прекращение участия в «социальных играх», потому что стереотипы, такие как «демократия», «хозяйка», «врач», «негр» и т. п., разрушают личную индивидуальность и индивидуальность других людей и, с другой стороны, делают невозможным свободу, необходимую для достижения внутренней мудрости и философского удовлетворения.

Специфический эффект Дроппинг аут зависит в большей мере от самой личности.

Каждый сам для себя должен принять решение, от каких привычек и от общения с кем он откажется, так как сам человек лучше чувствует, какая роль в обществе для него является более подходящей.

К сожалению, многие невротические и эмоционально-незрелые личности не готовы к такому самостоятельному выбору, и, следуя лозунгу Дроп аут, они выбирают наиболее экстремальную форму, включающую в себя отказ от образования, от работы и от любой политической активности.

Торнинг он наиболее трудно поддается объяснению. Собственно, он представляет собой призыв к тому, чтобы к новому состоянию сознания приходить по пути внутреннего усилия или с помощью наркотиков, используя при этом практически неограниченные возможности мозга. Торнинг он касается как самого момента обретения духовного просветления на новом уровне сознания, воспринимаемого как внезапное озарение, так и поиска этого пути. Основной целью здесь является поиск религиозной истины и опыта.

«Цель нашей религии, – говорит Лири – ничем не отличается от целей всех религий прошлого: мы ищем Бога внутри себя, ищем божественности, которая присутствует в каждом человеке».

На первый взгляд, понятие Тъюнинг ин является наиболее понятным, но на основании выводов Лири можно подумать, что оно проявляется перед или после состояния Дроппинг аут, в то время, как в психологическом плане оно является –следствием переживания Торн он.

Понятие Тъюн ин в сущности представляет собой форму приспособления личности к более чуткому восприятию новых ценностей и к идентификации себя с ними на основе впечатлений, пережитых под действием наркотиков.

Термином Тъюн ин объединяются эстетические, эмоциональные и интеллектуальные реакции, которые ведут личность к более глубокому осмыслению философии и наслаждению покоем. Все это приближает человека к основным проблемам мира и направляет его взгляд на эти проблемы, делая его более пристальным и нестандартным.

Человек забывает старые навыки познания мира и приобретает новые, основанные на более полных и достоверных фактах, и в меньшей степени испытывая влияние социальных факторов. Эту ослепительную вспышку измененного соана-ния можно испытать, только пережив Торнинг он.

Отказ от материальных благ и от любой формы насилия, борьбы и соперничества, провозглашение невозможности выразить словами истину, – все это сближает психоделическую философию с различными философскими системами Востока, такими как дзен-буддизм и даосизм. Основные принципы нового движения весьма просты и, с философской точки зрения, весьма привлекательны, хотя и не очень оригинальны – ненасилие и отказ от материальных благ являются, собственно, главными и самыми важными ценностями всех великих философий и религий, способных увлечь цивилизованного человека.

Специфика психоделической философии При рассмотрении этой проблемы можно поставить два важных вопроса: а) что связывает молодых людей с психоделической философией? и б) каким образом психоделическое движение не нашло понимания и даже оказалось в конфликте с остальной частью общества, вызывающей понимание и уважение к философским проблемам, многие из которых ставило и психоделическое течение?

С полным пониманием того, что мы не в состоянии дать однозначного ответа, все-таки стоит попробовать с помощью двух гипотез рассмотреть эти вопросы.

Психоделическая философия зародилась в определенный исторический момент, когда молодое поколение, недовольное существующими порядками, почувствовало потребность перемен. Оставшись один на один с деградирующей системой ценностей старшего поколения и без новых идеалов, молодежь оказалась в экзистенциальном вакууме и в крайней нерешительности. Действительность, в которой молодежь живет, не удовлетворяет ее многочисленных и весьма существенных потребностей. Это явилось причиной критического отношения ко многим аспектам современной жизни.

Как реакция на конформистский дух общества и навязывание определенных социальных ролей появляется потребность большей спонтанности и самых различных форм выражения особенности собственной личности. Вполне понятно, что молодые люди, которые не испытали последствий больших экономических кризисов, гораздо менее серьезно относятся к жизни, чем их родители, тяжело работающие для того, чтобы обеспечить собственное существование и будущее своих детей.

Молодые люди не проявляют интереса к проблемам родителей, занятых погоней за успехом и престижем, более того, оказывают им открытое сопротивление и демонстрируют презрение. Возникает впечатление, что среди молодежи, особенно на Западе, растет интерес к будущему, в котром придется гораздо меньше работать, а больше времени посвящать духовному совершенствованию и исканиям смысла своего существования в людском обществе.

Студенты в Беркли провозгласили девиз: «Молодые сегодня больше хотят учиться чувствам, нежели фактам». И действительно, молодежь все реже обращается в сторону разума, а все чаще в сторону эмоций. Но им не удается выдерживать напряжение или откладывать на будущее удовлетворение своих насущных проблем. Теперь они не очень-то верят в будущее, поэтому ищут мимолетных эмоциональных переживаний.

Когда они говорят о будущем, то производят впечатление опечаленных людей и с большой долей пессимизма описывают свое видение будущей жизни, подчеркивая полную бессмысленность своей прежней жизни. При этом они выражают глубокое неверие в то, что когда-нибудь настанут времена, в которых они будут жить жизнью своих родителей.

Времена, которые они оценивают как скучные, традиционные и безрадостные.

Они отвергают ценности, предлагаемые им родителями и прочими авторитетами, называя их ханжескими, искусственными и не соответствующими человеческой природе.

Такой взгляд на вещи становится причиной того, что между личностью и окружением возникает отчуждение, и человек начинает искать выход в погоне за индивидуальностью, соответствующей его. стандартам. Эти поиски собственной индивидуальности могут вестись в двух направлениях – один ведет к патологическим формам приспосабливаемости, а другой – к отходу от конформизма, но в пределах нормы.

Для многих молодых людей, перегруженных теми или иными личными и социальными проблемами, призыв профессора Лири приобщиться к.массовым психоделическим экспериментам прозвучал как, возможно, наилучший выход из замкнутого круга нерешенных вопросов.

Авторитет Лири не давал повода сомневаться, что «психоделические впечатления приводят к гармонии очевидные различия между духом, телом, другими людьми и остальной Вселенной, освобождая человека от мучительного чувства отчужденности и одиночества, – результатов условностей общественного самосознания».

Чувство единения личности со Вселенной и возможность отвергнуть раздвоенный мир являются главными источниками радости, которые Лири предлагает молодым. И молодые люди с восхищением приняли его идеи прежде всего потому, что в них содержались, по крайней мере, две ценности, теряющие свою привлекательность в более позднем возрасте:

способность пережить приключения и опасности, а также меньшая стесненность рамками социального конформизма.

Становление движения хиппи Движение хиппи начиналось весьма невинно. Первоначально на углах улиц и в парках собираются небольшие группы юношей и девушек, одетых в характерном стиле, которые под звуки гитар или транзисторов сидят и курят гашиш. При этом они производят впечатление людей, настроенных мирно и совершенно не интересующихся происходящими вокруг них событиями. Вступая в контакты с прохожими, они вежливы и готовы к разговору.

Взвешенно и обоснованно они излагают свою точку зрения на темы любви, миролюбия и сексуальной свободы.

Эмоциональны их высказывания против войны во Вьетнаме, как и против любой другой войны. При этом они весьма аргументированно высказывают свои взгляды на возможность мирного разрешения конфликтов, настойчиво декларируют принципы своей субкультуры, которая, по их мнению, должна стать определенного рода противовесом современного технократического общества, в котором они живут.

Хотя на первый взгляд это может показаться парадоксом, вначале хиппи утверждали, что не имеют намерений разрушать существующие нормы общества. Скорее, они хотели организовать новое, равноценное общество для тех, кто не хочет или не может жить в уже существующем.

По причине пацифистских взглядов и поведения группы хиппи становятся «сферой интересов» самых разных социально-опасных и психопатических личностей и групп, проявляющих по отношению к хиппи крайнюю степень насилия и жестокости. Рокеры и мотоциклетные банды «Ангелов ада» появляются внезапно и сеют ужас и разрушение. Никто не в состоянии дать им отпор. После их набегов на земле остаются парни с пробитыми длинноволосыми головами и изнасилованные девушки.

С самого начала движению хиппи угрожали и те, кто защищал закон, и те, кто стоял вне закона, поэтому у них появилась потребность в личной и коллективной безопасности.

Хиппи начинают организовываться в большие группы – коммуны и колонии. Чтобы легче доставать все необходимое, они оседают на окраинах больших городов. Коллективы хиппи достаточно хорошо организованы. Так называемые «диггеры» ежедневно привозят еду и делят ее между всеми поровну и бесплатно. Деньги на закупку продовольствия, в основном, берутся из собранной милостыни и подаяний, а также от продажи хиппи-прессы, от присмотра за детьми или музицирования.

Наиболее известные колонии хиппи в Америке находились в местности Хэйт-Эшбери в Сан-Франциско и в Гопала Алампур в Йорквилле неподалеку от Торонто. Несмотря на чувство безопасности, которое даст жизнь в колонии, часть хиппи любит путешествовать и ведет кочевой образ жизни. Они редко задерживаются надолго на одном месте, почти все время проводят в дороге, используя самые различные средства передвижения.

Идея «возвращения к земле» в развитии движения хиппи колеблется от временных лагерей до хорошо организованных ферм, в зависимости от мотивации хиппи, селящихся вдали городов. У истоков этих примитивных сообществ лежит стремление к более осмысленному существованию, которое. должно было стать противопоставлением урбанизированному, задымленному и полному отчужденности существованию –жителей больших городов.

В 1967–68 гг. движение хиппи все еще остается актуальным явлением и популярной темой;

о них все время пишут газеты, показывают фильмы и разговаривают на улицах.

Появляется определенное количество молодых людей, прежде всего, из числа студентов, которые присоединяются к настоящим хиппи, кое-что перенимая из их стиля поведения, манеры одеваться, сексуальных нравов, склонностей к искусству и музыке, а также к наркотикам.

Однако они не принимают сущности философии хиппи. Эти, так называемые, «пластиковые хиппи», в большинстве случаев были жалкой имитацией истинных хиппи, потому что в действительности их больше интересовало использование других людей в собственных целях, чем проповедь доброжелательности и любви.

Похожими на них были также «уик-энд хиппи», котрые проводили в колониях только праздники, пробуя тогда во всем подражать хиппи, но в остальные дни недели они учились или работали.

Первые члены обществ хиппи, боясь даже выходить на улицу из-за царящего там насилия, попросту исчезали из поля зрения окружающих людей и вели одинокое существование. И им на смену пришли совершенно другие люди, с совсем иными взглядами на жизнь и систему ценностей.

Кроме того, мир хиппи, в американском жаргоне «хиппи-дром», представляет собой бесконечную, находящуюся в постоянном движении пеструю картину. Занимая сравнительно небольшую территорию, парни и девушки разного цвета кожи и происхождения – национального, социального, с длинными волосами, причудливо одетые, занятые только собой, –не обращают особого внимания на окружающий их мир.

Они лежат на земле или сидят со скрещенными ногами в позе лотоса и предаются медитации. Некоторые из них, особенно те, кто принимает возбуждающие наркотики, находятся в постоянном движении – кричат, шумят, поют, декламируют и вообще ведут себя неуравновешенно. Часто хиппи живут в полигамии, и девушки рожают детей, сами не зная от каких отцов.

Жизнь колонии хиппи постоянно сопровождает ритм и звуки музыки рок, блюз и соул.

Непрерывно, днем и ночью музыка доносится из всевозможных звуковоспроизводящих устройств.

Они благоговейно слушают Боба Дилана, Дженис Джоплин, Битлз, Джимми Хендрикса, индийского гитариста Рави Шанкара и других известных исполнителей. Звезды рок-музыки, из которых многие – точнее, почти все, – принимают психоделические наркотики, в основном гашиш и ЛСД-25, пользуются исключительным авторитетом и имеют все возможности, чтобы разъяснить своим поклонникам достоинства наркотиков.

К сожалению, их слушают не только хиппи, но и другие молодые люди, которые, очарованные текстом и музыкой песен, примыкают к движению хиппи. Так, например, шлягер Битлов «Желтая подводная лодка» явился инструментом пропаганды идеалов и символов хиппи, призывом к объединению единомышленников. Имеется мнение, что развитие фолк-музыки, хотя и связанной с утопическими стремлениями, было использовано движением хиппи, так как во многих песнях этого направления не только говорится о наркотиках, но и в них также содержатся советы по их употреблению.

Под звуки этой музыки хиппи декламируют стихи Аллена Гинсберга, читают отрывки из произведений одного из духовных лидеров психоделического движения – философа Аллана Уоттса и жреца психоделического культа – Тимоти Лири, который часто посещал колонии хиппи. В знак уважения хиппи называют их «гуру», что в индуизме означает титул духовного наставника.

Все постоянно курят гашиш, который, как и другие психоделические наркотики, можно достать без труда. Хиппи «отправляются в путешествие» с наступлением сумерек. «Дид ю хэв э трип?»(англ. – путешествовал ли ты?) – это самый часто задаваемый вопрос и лозунг хиппи. Психоделические наркотики стали первым символом движения хиппи. Позже на его знамени появились названия других наркотиков, прежде всего, психостимуляторов. Почему хиппи употребляли такое множество наркотиков, обладающих совершенно различными свойствами? Этот вопрос остается открытым. Однако, так называемый психоделический синдром стал характерной чертой движения хиппи.

Психоделический синдром Психоделический синдром прежде всего характеризуется глубокой верой и миролюбием. Отвращение к физическому насилию так сильно, что «Эйсид хсдс» (лица, хронически злоупотребляющие ЛСД) не приветствуют даже убийства животных и пропагандируют питание натуральными и растительными продуктами.

Другой характерной чертой лицс развитым психоделическим синдромом является вера в магию и всякого рода чудеса. Телепатия, астрология, мистицизм, телекинез, сверхчувственное восприятие – это далеко не все элементы их веры, обусловливающей также своеобразный образ жизни. Так, например, одни избегают начала какой-нибудь работы по причине «неблагоприятного расположения звезд»;

другие прекращают общение с кем-либо из окружающих, исходя из «Конфликта зодиакальных знаков», котороый не сулит благоприятного развития межличностных отношений.

Они верят в предчувствия и в предсказания будущего. Характерной иллюстрацией этого является следующий случай. Когда среди жителей Хэйт-Эшбери разнеслась весть, что в направлении Сан-Франциско приближается огромный метеорит, грозящий уничтожить город и его окрестности, большая часть членов коммуны восприняла эту информацию весьма серьезно и покинула Хэйт-Эшбери, ища спасения в Колорадо.

Лица с психоделическим синдромом стремятся жить в коллективах, где постоянно употребляется ЛСД, а общественный порядок опирается на психоделическую философию.

Они подвергаются глубоким переменам личности. Возникает вера в бесструктурную психоделическую религию, она является исключительной и уникальной по сравнению с другими религиями, которые, по их мнению, являются лишь отражением самой главной ИХ религии.

Постепенное изменение эмоциональных реакций приводит к тому, что лица с психоделическим синдромом начинают видеть мир иначе, чем абстиненты или те люди, которые принимают наркотики время от времени. Таким образом, возникает новая субкультура с новой системой ценностей и с новыми формами коммуникации, в значительной мере непонятными для остальной части общества, что приводит к обособлению сообщества хиппи.

Скорее всего, именно это является основной причиной невозможности найти общий язык, так как каждая из сторон видит и оценивает систему ценностей другой стороны согласно собственным критериям. Совершенно необоснованно представителей психоделического движения считать психически-больными только потому, что они не соответствуют общепринятым стандартам нашего общества. При этом игнорируется тот факт, что хиппи формируют свое мировоззрение на совершенно иных законах логики, система которых сама по себе является целостной и стройной.

Это часто становится главной причиной неудачи в лечении, то есть в попытке вернуть людей, исповедующих психоделическую философию, к нормальным условиям жизни в обществе. Люди с психоделическим синдромом, привыкшие к отсутствию агрессии и к ненасильственному сопротивлению, с большим трудм адаптируются к жизни, в которой преобладает насилие и соперничество. Если такая личность, выработав новый взгляд, сама не решится на такой шаг, то ее принудительное возвращение на почву господствующей в обществе культуры никогда не происходит безболезненно.

Хотя представители психоделического движения не призывают к мгновенным переменам в действующей системе ценностей, но они открыто заявляют, что не верят в нее и предлагают альтернативные решения. При более тщательном изучении психоделической философии можно сделать вывод, что она является не только противопоставлением уже существующим философским системам, но и верой, которая входит в противоречие с существующим общественным порядком, социальными институтами и инструментами власти.

Хотя психоделическую философию можно воспринять как религиозный идеализм, между ней и требованиями организованного и развитого общества существуют весьма реальные разногласия. Поэтому нет ничего удивительного в том, что философия, провозглашающая открытый негативизм, угрожающая цивилизованному образу жизни, вызвала у многих людей серьезные опасения.

«Хиппи знают, чего они не хотят, но не знают, чего они хотят», – говорили их родители, шокированные образом жизни своих детей. Внешний вид, отрицание нравственных установок и отсутствие уважения к старым идеалам, на которых были воспитаны родители, вызывают недовольство старшего поколения, считающего позицию бунтующей молодежи разрушительной и опасной. Для разочарованных родителей хиппи являются «эгоцентричными слабаками, излишне занятыми своими проблемами, чтобы быть полезными обществу. Хиппи стали синонимом грязи, заразы, апатии и наркотического дурмана».

Утопические «сады любви», такие как, например Хэйт-Эш-бери, «стали депрессивными и вульгарными». Одно из наилучших описаний этого места содержит книга «Тhe Human Вe-In» Элен Перри, которая – в качестве участника и наблюдателя – была свидетелем его расцвета и упадка. Она утверждает, что движение хиппи переживало свой апогей, когда коммуной еще не заинтересовалось общественное мнение. Вместе с ростом известности движение начало утрачивать свои основные черты и, как магнит, притягивать случайных людей.

«Толчея, убожество, болезни стали неизбежными, а деликатные „дети-цветы“ превратились в благодатный объект для любой формы насилия, начиная от мещанских насмешек и заканчивая набегом мотоциклетных гангов».

Смит, Люк и Дернберг в статье «Любовь нуждается в опеке: Хэйт-Эшбери гибнет» описали «угнетающую картину болезней, воровства и нескончаемого насилия». Похожая участь постигла также коммуну в Йорквилле неподалеку от Торонто и множество других по всей Америке.

Обратная сторона психоделической луны Очень скоро было замечено, что психоделические препараты выполняют парадоксальную функцию в процессе поиска более адекватных форм взаимопонимания между людьми. Это правда, что наркотики облегчают контакт, но замечено также, что личность, свободная в этом состояний от сдерживающих факторов, может контактировать только с теми, с кем ее объединяет общее отчаяние. Такая личность, на первый взгляд, бежит от одиночества и добивается чувства единства, но далеко не со всеми, а только с теми, кто чувствует себя такими же чужими в обществе. Таким образом, человек еще больше отделяется от своей культуры, становится социальным аутсайдером и даже преследуемым психопатом.

Но все-таки было бы ошибкой винить хиппи во всем зле, которое связано с их движением. Не совсем правильным является и полное отрицание проповедуемых ими идей или объяснение их существования исключительно разного рода патологиями. Обобщение может в этом случае привести к ошибочным выводам. Как бы кто ни понимал сущность движения хиппи, но у его возникновения есть свое социологическое объяснение.

Самым удивительным в психоделической философии является то, что она находит отклик у весьма разнородных групп людей. Видимо, она затрагивает основные проблемы человеческого существования, невзирая на расовую принадлежность и предшествующие религиозные и политические убеждения. Поэтому она входит в противоречие с системой ценностей старшего поколения, которое в большей степени, чем молодежь, приобщено к религии и политике.

Молодые люди менее скованы общественными предрассудками. Кроме того, они в гораздо меньшей степени подвергаются влиянию устоявшихся религиозных ценностей, чем какое –либо поколение за последнюю тысячу лет. Это является поводом к тому, что молодые люди в какой-то момент пытаются найти собственную религию и философию, которая удовлетворила бы потребности всех людей, даже тех, кто чувствует себя ненужным обществу или живет в постоянном страхе.

Темп жизни и сопутствующие историческим событиям социальные перемены для молодежи являются вполне достаточным поводом к проведению экспериментов в социальной сфере. Философия хиппи в сущности не является экстремистской и не требует шоковых социальных перемен или изменения образа жизни для тех, кто не чувствует такой потребности. То, что она часто является причиной недовольства старшего поколения, не является случайным, потому что именно старшее поколение в существенной мере причастно к зарождению движения хиппи.

Христос и будда были хиппи Нужно сказать, что движение хиппи первыми восприняли интеллектуалы. К хиппи присоединились многие талантливые художники, музыканты, поэты и журналисты.

Наиболее подкованные в политике издают журналы и пишут памфлеты. Самые популярные из них это – Тhe Oracle (Пророчество), Тhe Free Press (Свободная пресса), Underground (Подземелье) и Innerspace (Внутреннее пространство).

Наиболее часто затрагиваемые проблемы – это жизнь хиппи и употребление наркотиков. Вот несколько заголовков статей: «ЛСД – это мягкое очищающее средство», «Христос и Будда были хиппи», «Мы против насилия» и т. д. Некоторые из этих журналистов считают себя гениальными и говорят, что общество не в состоянии их понять.

Они говорят о себе: «Такие люди, как мы, – это самая глубокая морщина, которую мир когда-либо имел на своем лице. Мы влияем на людей посредством искусства, языка и музыки, а также посредством того факта, что мы существуем. Если все мы решили, что это общество совсем не хорошо, то над этим надо задуматься, – да еще как!» Американские хиппи путешествуют по всему миру, и везде, где они побывали, их влияние очень заметно. За несколько лет движение хиппи распространилось, как эпидемия.

Их последователи появляются в Париже, Лондоне, Амстердаме и Нью-Дели. Пределом их стремлений является Восток Особый интерес у хиппи вызывает Катманду, главный город Непала, единственное место на Земле, где по всеобщему убеждению, все еще происходят вещи, не поддающиеся объяснению.

В этой земле обетованной, богатой сильным галлюциногенными наркотиками, хиппи пытаются разгадать тайны буддизма и любви. Путь хиппи на Восток усеян костями тех, кому не удалось туда дойти или оттуда вернуться.

Идиллия хиппи длилась очень недолго. Хиппи погубило прежде всего стремительно растущее массовое бесконтрольное употребление наркотиков и абсурдность такого образа жизни, так как в иллюзорном мире, который они широко пропагандировали, невозможно жить долго, а тем более вечно. В конце концов движение хиппи разделилось на два направления – на до абсурда политизированных экстремистов и на разочарованных во всем наркоманов. Таким печальным образом закончился массовый эксперимент с наркотиками.

Движение хиппи является совершенно особенным явлением. Его массовый характер и влияние на молодежь всего мира следует анализировать именно в социологическом аспекте.

Оно не является социальным движением в классическом смысле этого понятия, это скорее пассивный призыв к присоединению.

Движение хиппи не имеет ясных концепций и определенных идей, так как его ценности и девизы меняются в зависимости от мимолетных потребностей каждого данного момента.

Оно пропитано гедонистическим духом и поиском удовлетворения в том, чтобы брать, ничего не давая взамен, так как для того, чтобы что-то давать, у хиппи не хватает ни воли, ни силы. Это является следствием проявления основных черт поколения эмоционально-родственного категории незрелых и нерешительных молодых людей, не имеющих ни сил, ни опыта, чтобы выбрать лучший способ добиваться уважения и занять достойное положение в этом мире. Социальное Я они подчиняют потребностям мгновения, потому что не способны отделить своей социальной роли от поисков удовольствий.

Скорее всего, движение хиппи было ошибочной попыткой изменить существующий порядок, с самого начала обреченной на провал. Несмотря на то, что с самого начала это движение заявило о несогласии с регрессивным обществом и с ложными ценностями, которые общество пропагандировало, в сущности, оно не стало широкомасштабным явлением.

Хиппи не были порождением бедности и нищеты – чаще всего это были молодые люди из средних или даже богатых слоев общества.

Их появление явилось результатом неудовлетворенности другого рода. Во многих своих особенностях движение хиппи больше было похоже на бунт поколения, в корнях которого, в качестве основного психологического мотива, лежит бунтарство и противопоставление авторитету старших, чем на организованное движение, имеющее своей целью радикальную перемену общества в целом.

Правдой является то, что бунт против любых авторитетов с давних пор является характерной чертой молодого поколения, и по сути он направлен прежде всего против авторитета семьи, а не общества. Но особенность движения хиппи в том, что оно явилось наиболее массовым бунтом против авторитета отца или его психоаналитического эквивалента за всю историю человечества, притом в качестве основного атрибута здесь выступал именно наркотик.

Наркотики были табу, нарушение которого становилось непосредственным вызовом, брошенным авторитету старшего поколения. Сделав себя с помощью наркотиков неспособными к жизни в системе, молодежь тем самым эту систему атакует и наказывает. С точки зрения психоанализа, это является типичным примером садомазохистской агрессии, то есть образцом поведения, который не может расцениваться как здоровый и конструктивный.

Постепенно в движении хиппи начали выделяться несколько групп наркоманов. И первую из них составляли представители активного радикального крыла. Они употребляли наркотики не столько из-за действия, которое они оказывают, сколько для того, чтобы доставить неприятности миру взрослых. Они обратили свои усилия в сторону общества, их цели связаны в социальном сознании с переменами, ведущими к общественному преображению.

Несмотря на абсурдность и неприемлемость бунта хиппи и провозглашаемых ими идеалов, неоспоримым является тот факт, что бунт этот проявился как реакция на проблемы общества, и нужно расценивать его как симптом серьезной болезни общества. Вместо резюме мы процитируем известного американского телевизионного комментатора Хэрри Резонера, который в конце одной из телепередач о хиппи сказал: «Видимо, есть в нашем мире нечто такое, что может привести к проявлению подобного гротеска».

Личность наркомана В истории рода людского постоянно проявляется необъяснимая тяга к изменению состояния сознания. Человек как существо, осознающее свое существование, с древнейших времен задумывается над собственным происхождением, над смыслом существования и над его конечным результатом.

Эволюционно несовершенный, с примитивным по отношению к микро– и макрокосмосу сознанием он воспринимает окружающий его мир крайне просто и убого. В большей мере интуитивно, чем рационально, человек чувствует существование иного мира, живущего независимо от его восприятия. Не имея возможности получить ответ на множество мучающих вопросов, человек предполагает, что разрешение извечной тайны бытия находится в том, другом, справедливом и мудром мире.

Скорее всего, именно здесь зарождается непреодолимое желание хотя бы раз в жизни очутиться в этом мире. Обычной формы сознания недостаточно, чтобы пережить субъективные впечатления, отличные от тех, к которым мы привыкли. Чтобы прочувствовать новую реальность, необходимо какое-то новое сознание.

Поэтому человек с древнейших времен своего эволюционного развития пробовал разными способами изменять состояние конвенционального сознания. В начале он делал это с помощью танца, поста, самобичевания, разных видов аскезы (отказ от пищи, от сна, от мирских соблазнов), религии, но вскоре понял, что скорее всего достигнет этого состояния с помощью наркотиков.

К счастью, несмотря на эту свойственную людям универсальную склонность, далеко не все пробуют выйти за пределы обычного сознания. Пока еще недостаточно понятно, почему на это решается только определенное количество людей. Основные причины этого явления следует искать в самой личности, конечно, учитывая при этом социальные мотивы и особенности наркотика, как непосредственного фактора изменения состояния сознания.

Попробуем выявить некоторые мотивации употребления наркотиков и более точно описать личность наркомана в период, предшествующий болезни, и в процессе хронического употребления наркотиков.

Мотивация употребления психоактивных веществ многократно менялась с течением времени. Как мы уже упоминали, вначале наркотики принимали только посвященные – жрецы и шаманы, передававшие своим соплеменникам повеления. богов. Таким образом, через посредников, пользующихся неограниченным доверием, простые люди общались с иным миром. В те времена наркотики были на вооружении религии. Простые смертные не имели доступа к святым таинствам. За любую попытку проникновения по другую сторону сознания они бывали наказаны проклятием и смертью.

Позже отношение к наркотикам постепенно менялось. Право на них получили и простые люди, но только в особых случаях и обстоятельствах. Наркотики массово употребляются во время посвящения в елисейские таинства, во время разного рода религиозных обрядов, как средство, пробуждающее отвагу (ассасины, викинги, крестоносцы и т.д.), в целях достижения состояния религиозного экстаза, для входа в состояние медитации и т.п.

Только в двадцатом, веке употребление наркотиков становится мировой медицинской и социальной проблемой как с точки зрения массовости и эпидемического характера, так и с точки зрения последствий, которые невозможно предвидеть и которые очень сильно влияют на здоровье человека и общество как единое целое.

Основными чертами наркомании в XX веке является ее массовость и постоянная тенденция к увеличению количества разных видов наркотиков. Однако нужно сказать, что между наркоманами до и после второй мировой войны существует значительная разница.

Довоенный наркоман В период между первой и второй мировыми войнами основной была так называемая медицинская наркомания. Во время первой мировой войны получали морфин для обезболивания после ранений и операций. К сожалению, часто этот препарат принимался в течение очень длительного времени, что приводило к развитию зависимости. Эти больные после того как покидали госпиталь продолжали принимать морфин или его производные с целью избежать неприятных симптомов абстинентного кризиса.

Морфинистами становились также пациенты, получавшие в больницах морфин в случае исключительно сильных болей при внутренних заболеваниях (почечная и печеночная колика, раковые заболевания и т.п.). Среди морфинистов нередко можно было встретить представителей медицинского персонала, которые, имея доступ к наркотикам, и наблюдая эффекты их действия на своих пациентах, хотели испробовать их на себе. И, наконец, морфин принимало множество людей невротичных и страдающих депрессивным состоянием, стремясь найти в морфиновом дурмане решение нескончаемых проблем.

Так называемый довоенный или классический наркоман во многом отличался от молодого наркомана нашего времени. Итак, попробуем его описать.

Классический наркоман межвоенного периода ни внешним видом, ни поведением не отличался от остальных членов общества. Чаще всего, это был чиновник или художник средних лет, ежедневно принимающий дозы наркотика тайно, работающий и пользующийся репутацией человека, которому повезло в жизни. Свою слабость к наркотикам этот человек тщательно скрывает. Бывало так, что даже самые близкие люди ничего о ней не знали.

Принимая морфин ежедневно при условии полноценного питания, довоенный наркоман мог долгие годы находиться в добром здравии.

Если у таких наркоманов имели место проблемы со здоровьем, конфликты с законом или снижение общественного положения, то это никогда не являлось следствием фармакологического действия морфина, а просто результатом нехватки денег и принесением в жертву наркотику общественного положения и собственной чести.

Наркоман наших дней В отличие от классического довоенного наркомана наркоман шестидесятых годов двадцатого века характеризуется новыми отличительными чертами. Возраст его, чаще всего, от четырнадцати до двадцати пяти лет. Своей привычки употребления наркотиков он не только не скрывает, напротив, он ее прямо или косвенно демонстрирует, не обращает внимания на свой внешний вид и поведение, уклоняется от любого общественно полезного действия, а наркотики употребляет исключительно в обществе таких же личностей, как и он сам.

Этот наркоман не останавливается на каком-нибудь одном наркотике, он старается попробовать любые, какие только ему удается достать, чтобы в конце концов найти тот самый «свой» наркотик, но даже когда это наконецпроизойдет, он все равно не отказывается от других препаратов.

Помимо наркотиков, этот молодой человек пропагандирует новую жизненную философию и новые убеждения, подчеркивая, что наркотик – это всего лишь незначительный фактор в поисках жизненного пути;

при этом он не отдает себе отчета в том, что все свое существование подчиняет именно ему.

Учитывая актуальность именно молодежной наркомании, мы остановимся только на личности молодого наркомана нашего времени.

Как правило, говоря о наркомании среди молодых людей, мы имеем в виду достаточно однородное явление. Но это не совсем правильная точка зрения на проблему, учитывая прежде всего разнородность причин, клинической картины и, конечно же, свободу выбора.

Наркомания, как форма преднамеренного и повторяющегося влияния на состояние собственного сознания, настроения и взглядов, имеет общие черты при всех формах наркомании, но также и существенные различия. Скорее всего, более правильным было бы говорить о разных наркоманиях, чем о разных формах наркомании.

Человек и наркотик Наркомания как болезнь в широком значении этого слова представляет собой потребность какого-либо изменения в субъективном внутреннем пространстве сознания, а также удовлетворения специфических потребностей личности. Эти требования не может удовлетворить любой наркотик, а только наркотическое вещество, обладающее определенными психофармакологическими свойствами.

Таким образом, структура личности находится в определенной взаимозависимости с разновидностью наркотика, а отношение человек – наркотик определяет тип наркотика.

Поэтому в поисках черт личности, способных определить явление наркомании в целом, нужно прежде всего учитывать факторы предрасположенности, способствующие возникновению различных типов наркомании. Необходимо раздельно анализировать личность опиомана, барбитуромана, курильщика гашиша и т.д. Это облегчает более точное определение типичных личностей.

Много трудностей в анализировании личности наркомана вытекало из фактора, что врачи пытались смоделировать универсальную личность, обходя вниманием факт существования внутри этой категории множества различных клинических проявлений.

Правдой является и то, что большое количество наркоманов является политоксикоманами, но большинство из них стало ими по стечению обстоятельств.

Подавляющее большинство наркоманов употребляют только одну разновидность наркотиков, обладающих именно теми свойствами, которые могут удовлетворить некоторые основные потребности их личности. Это означает, что, кроме общей склонности к употреблению наркотиков, существуют также специфические склонности, касающиеся исключительно определенных групп наркотиков. На этом основании можно сделать вывод, что среди массы наркоманов невозможно выделить единый тип личности, а только их разновидности.

Следующей трудностью для анализа личности наркомана являются затруднения с определением пограничного состояния личности будущего наркомана, пока он еще не начал принимать наркотики, но уже готов это сделать. В развернутой клинической картине психических болезней и психических нарушений, особенно хронических, очень трудно, а подчас и невозможно определить, что относится к особенностям личности, предшествующим болезни, а что является ее следствием. Но это необходимо сделать по многим причинам.

Информация о состоянии личности, предшествующем болезни, содержит много данных, касающихся нарушений в развитии личности. Это способствует распознанию психического нарушения и сравнению стадии ремиссии и стадии рецидива с состоянием, предшествующем болезни.

В рамках изучения психологии наркомана наркотик следует рассматривать как фактор, удовлетворяющий не одну потребность, а целый ряд их. Каждый наркоман принимает наркотик по своей причине, а причиной хронического употребления наркотика являются его психофармакологические свойства, в то время как социальные мотивы связаны прежде всего с временным или единичным употреблением.

Некоторые наркоманы утверждают, что:

1) Марихуану они курят из чистого интереса, для удовольствия или для того, чтобы пережить «маленькую радость, которую человек может себе позволить».

2) Психостимулирующие средства применяют для того, чтобы «облегчить процесс учебы», повысить трудовой энтузиазм или для того, чтобы придать себе храбрости.

3) Галлюциногенные препараты принимают для того, чтобы заглянуть в свой внутренний мир, повысить творческие способности или лучше понять себя и окружающий мир.

Когда мы рассуждаем о потребности наркоманов в употреблении наркотика, нельзя обходить вниманием их возраст и специфику этого возраста, так как и они могут влиять на формирование определенных типов наркотической зависимости. Это означает, что, кроме специфики действия наркотиков, необходимо помнить о некоторых особенностях молодого возраста и определить их более точно, при этом опираясь на теории, касающиеся социальных аспектов этого возраста, и на эмпирический опыт общения и работы с молодыми наркоманами.

Молодежь и наркомания Многие исследователи пытаются рассматривать тягу молодых людей к наркотикам исключительно как психопатологическое явление. Но практический опыт работы с этими поколениями наркоманов дает нам основания сомневаться в правильности этой точки зрения.

Большинство молодых наркоманов впервые попробовали наркотик из чистого любопытства, из желания пережить нечто необычное. Сомнительно, чтобы тайное курение марихуаны на дружеских вечеринках и на пикниках являлось примером проявления патологии личности. Такое экстравагантное поведение не всегда можно расценивать как невротические эксцессы, тем более, что оно является ничем иным, как наследование «лекарственного невроза» взрослых.

Данные многочисленных социологических опросов, проводимых среди молодых людей, свидетельствуют, что они отнюдь не в восторге от собственных родителей, которые говорят им о наркотиках, как о чем-то ужасном, а сами в это время употребляют алкоголь, курят табак и глотают в огромных количествах «волшебные таблетки», которые улучшают настроение, помогают от бессонницы, устраняют чувство страха и депрессию, снимают боль – одним словом, помогают от всех болезней, какими страдает современный человек.

Этот вид лицемерия является плохим примером для молодых людей, подумывающих об употреблении наркотиков. К сожалению, существует достаточно размытая граница между разумным желанием пережить приключение и истеричной потребностью, вторгающейся в область психопатии.

Первая склонность к употреблению наркотиков чаще проявляется около десятого года жизни. Для этого периода характерно восхищение героями, соперничество и «желание сделать что-то необычное». К счастью, редко идеалом является преступник, чаще это бывает мужественный и гордый вождь индейского племени с амулетом (трубка мира), хотя и этот символ может подсознательно вызвать в будущем тягу к сигаретам или к марихуане.

Курение в этом возрасте может быть вызвано и другими мотивами, отнюдь не свидетельствующими о болезненном состоянии личности.

Среднее и старшее поколение без труда припоминают собственную молодость, когда они начали курить сигареты, чтобы «быть взрослыми», а заодно и досадить им, демонстрируя такие «психопатологические» импульсы, как смелость, соперничество, бунтарство. Эти импульсы, хотя они часто являлись результатом невротических стремлений и социопатологической мотивации, никак нельзя назвать психопатологическими.

С возрастом психологический образ личности меняется. Сознание собственного «Я», как решающего фактора развития и созревания личности, все чаще присутствует в размышлениях о жизни и своем месте в ней. Одновременно с осознанием собственной личности и ее автономности происходит обособление от авторитета семьи и других общественных авторитетов. Каждая попытка ограничения или запрета, исходящая от старших, воспринимается как покушение на самостоятельность личности и ее эмоции.

Протест и желание отомстить обретают форму, для которой эйфория становится практически идеальным спасением.

Молодые люди борются с множеством проблем социальной интеграции, со стремлением к признанию своей неординарности, с неизбежностью выбора профессии, с любовью, с чувством агрессии и сексуальностью. Обязательным в этот период жизни становится поиск способа приспосабливаемости. Если они его не найдут, то их ожидает депрессия и фрустрация, то есть, прямая дорога к неврозу или поиск формы бегства.

Когда проблема приспосабливаемости и неврозы начнут мешать нормальному развитию личности, то эйфория, вызванная гашишем, уже не может справиться с иллюзиями.

Молодой человек ищет тогда нового средства от депрессии и страха, и в, конце концов, приходит к героину. Чаще всего, именно так выглядит путь развития молодежной наркомании.

Первый опыт употребления наркотиков Первоначальные эпизоды, связанные с введением наркотика в организм, не осознаются молодыми людьми в полной мере. Способность к аналитическому мышлению у большинства наркоманов нарушена и они не в состоянии уяснить, что эти новые впечатления не являются нормальными. Единственной шкалой оценки нового состояния становятся нормы нового сознания. На их основании состояние измененного сознания воспринимается, как объективное и нормальное, и оно не беспокоит человека, находящегося под действием наркотика.

Их больше беспокоят те, кто этого состояния не понимает. Это состояние похоже на состояние экстаза у примитивных племен. Экстаз, встречающийся в некоторых религиях, также может трактоваться некоторыми врачами, как ненормальное явление, хотя для исповедующих эти религии такое состояние является высшим. Переживание альтернативных состояний сознания приводит к тому, что объективное восприятие мира в себе и вокруг себя становится относительным.

Существует целый ряд патологических явлений, увиденных и описанных наркоманами в состояниях измененного сознания: Наиболее часто встречающиеся явления – это:

повышенная потребность поделиться своим духовным состоянием, беспричинный смех, внезапные выкрики, нелогичные и бессвязные высказывания, галлюцинации, неузнавание знакомых лиц и объектов, состояния, похожие на лунатизм, ощущения существования вне собственного тела, акты насилия.

Воспоминания о пережитой эйфории и связанных с ней впечатлениях через несколько дней или недель – затруднены и туманны. Однако остается желание пережить и почувствовать все это еще раз. Скорее всего, психическая зависимость или стремление к повторению наркотического переживания в значительной мере формируются в подсознании.

Принимая все это во внимание, можно сделать вывод, что наркомания и склонность к употреблению наркотиков. как ненормальные формы поведения являются суммой разных факторов, обусловленных как индивидуальными так и социальными особенностями, а также комбинацией тех и других.

Различные типы наркоманов Некоторые авторы различают два основных типа наркоманов – сикерс (англ. seekers – искатели) и хэдс (англ. heads – головы). Эти термины, заимствованные из англо-американского жаргона, в других языках не имеют синонимов и их не следует переводить дословно, иначе они утрачивают свой основной смысл. Поэтому мы будем использовать транслитерацию.

а) Сикерс – это люди, которые в поисках истины проводят эксперименты с наркотиками и их эффектами, и, сравнивая их, находят новый смысл человеческого бытия.

Они не употребляют наркотики постоянно, а только эпизодически, а в перерывах анализируют пережитые впечатления. По натуре они, преимущественно, люди импульсивные, склонные к самоанализу, пытливые. Их первоначальная заинтересованность наркотиками возникает от скуки и апатии. Инициирующим фактором для них может стать попытка улучшить настроение. Их интерес к наркотикам, как правило, не усиливается и после окончания школы может совсем исчезнуть.

б) Хэдс – проявляют до и во время приема наркотиков серьезные отклонения личности.

По причине неразрешенных внутренних конфликтов, постоянно присутствующей неуверенности и депрессии они начинают употреблять наркотики чаще, что приводит к ярко выраженной психической зависимости. Так же, как и предыдущая категория, эти наркоманы принимают самые разнообразные наркотики, но в гораздо больших количествах и гораздо чаще. Их отличия от нормальных ровесников характеризуются следующими чертами:

1. Постоянно присутствующая легкая депрессия.

2. Беспокойство.

3. Подозрение, что никто их не воспринимает всерьез.

4. Нарциссизм или эгоцентризм.

5. Частые размышления над собственной индивидуальностью, независимостью и свободой мыслей и слова.

6. Постоянное возвращение к наркотикам.

7. Трудности в обычном общении с окружающими.

Этот тип наркомана характеризуется серьезными нарушениями поведенческих реакций, как это бывает при эндогенных психозах и мозговых травмах. Но эти нарушения ни в коем случае нельзя идентифицировать с шизофреническим психозом или с последствиями травматического повреждения мозга. Скорее, их можно расценить, как форму характерологических изменений, возникших в результате неэффективного процесса социализации личности, ошибок в воспитании и бесцельного существования в семье.

Группа авторов, в том числе и Б.Уильямс, утверждают, что среди «хэдов» и молодых наркоманов вообще наблюдается определенное сходство, касающееся их семей:

1. Отецотсутствует или отличается слабым характером.

2. Излишне заботливая, уступчивая или, наоборот, властная мать.

3. Непоследовательное поведение и отсутствие сдерживающих факторов.

4. Враждебность или конфликты между родителями.

5. Нереальные стремления родителей по отношению к детям.

Последние исследования, касающиеся социальных корней склонностей к наркомании, показывают, что хронические наркоманы большей частью происходят из семей, в которых не было элементарного взаимопонимания между родителями. Те же самые исследования указывают на определенные отношения между родителями и детьми, которые могут стать в дальнейшем причиной ненормального развития личности.

Например, в случае наркоманов-мужчин установлено, что в период, предшествующий болезни, они проявляли большую склонность к поиску опоры в матери и даже идентифицировали себя с ней. Матери в этих семьях были по натуре сильными, активными и решительными, в то время как отцы были людьми слабыми, непоследовательными и часто даже уходили из семьи.

Гилмер выделил четыре группы наркоманов:

1. К первой группе относятся лица, принимающие наркотики в определенных ситуациях и из чисто рациональных побуждений. Например, студенты, принимающие психостимулирующие средства во время подготовки к экзаменам для повышения работоспособности, женщины, принимающие таблетки, чтобы похудеть, или водители, принимающие психостимуляторы для улучшения быстроты реакции и против усталости, чтобы не заснуть за рулем в дальних рейсах. В этих особых случаях у некоторых лиц может возникнуть психическая зависимость.

2. Вторую группу составляют так называемые «любители удовольствий». Обычно, это люди с высшим образованием, которые с помощью химических средств хотят поднять себе настроение. Наркотик они принимают раз или два и не испытывают желания повторения подобных ощущений.

В отличие от хронических наркоманов, принимающих наркотики в одиночку или парами, «любители удовольствий», как правило, делают это в специально собирающемся для этого обществе, для того, чтобы при звуках музыки, при алкоголе и наркотиках чувствовать и вести себя свободно. Их поведение не считается психопатологическим, особенно если это не повторяется часто. На Западе такой стиль употребления наркотиков чаще встречается в кругах людей кино и промышленников.

3. Следующую группу лиц, экспериментирующих с наркотиками, Гилмер называет «исследователями». Этилюдиуверены, что современные общественные структуры являются ошибочными и архаичными, и что они сами, довольно необычным способом, то есть с помощью психоактивных химических веществ, расширяющих границы сознания, могут найти новую модель общественной жизни. К такой группе в свое время принадлежал Тимоти Лири со своими сторонниками и учениками, а также многие писатели и рок-музыканты.

4. Наконец, к четвертой группе принадлежат хронические наркоманы, чье существование полностью подчинено ежедневному поиску и употреблению наркотиков. Все они без исключения находятся в психической или физической наркотической зависимости и в значительной степени проявляют ненормальные черты личности и психопатологические формы поведения. К этой группе принадлежит большинство наркоманов в общепринятом смысле этого слова.

Прежде чем перейти к более детальной характеристике личности молодого наркомана будет полезным рассмотреть психологические черты некоторых разновидностей психопатологии, обусловленных употреблением различных наркотиков.

Разновидности наркотической психопатологии Курильщики марихуаны Учитывая распространенность и популярность марихуаны среди молодежи, мы начнем именно с этого наркотика. Среди курильщиков марихуаны отмечаются специфические типологические различия.

1. Курильщик марихуаны в состоянии хронического отравления является типом курильщика-одиночки, стремящимся к непосредственным и глубоко личным впечатлениям.

Желание достижения эйфории с помощью марихуаны всегда связано с глубокими личностными импульсами, обусловленными индивидуальными потребностями человека.

Путем употребления наркотика он стремится изменить состояние сознания и обрести новый взгляд на вещи.

Он не отрицает неприятных побочных эффектов, но считает их последствием проявлений специфических черт личности, поэтому он старается их избегать путем изменения поведения между двумя приемами наркотика. Если ему это не удается, то он меняет способ употребления марихуаны. Но курильщик не связан неразрывно с наркотиком.

Различные общественные и профессиональные мотивы могут повлиять на принятие решения об отказе от дурной привычки.

2. Молодые курильщики принадлежат к другому типу. С учетом особенностей своего возраста они чувствуют очень сильную потребность в общении и групповой индивидуальности, так как еще не имеют собственной. Неуравновешенное индивидуальное развитие сопровождается некоторой степенью неприятного эмоционального напряжения и чувством одиночества, поэтому встречи со сверстниками, во время которых они курят марихуану, могут принести некоторое облегчение.

Кроме эмоционального облегчения, фактором приобщения к употреблению марихуаны становится ее эйфорогенный эффект, желание быть «своим» в группе и стремление забыть неприятные события. В большинстве случаев, особенно среди наркоманов с небольшим стажем, психопатические тенденции встречаются реже, поэтому основную опасность прежде всего представляет привыкание или стремление к употреблению более сильных наркотиков.

Такие молодежные группы являются благоприятной почвой для влияния преступников.

3. Третий тип курильщиков марихуаны известен под названием «пот-хэд» (англ.

pot-head – голова-горшок). Лица, принадлежащие к этому типу, постоянно употребляют наркотик, к которому у них в значительной мере вырабатывается эмоциональное привыкание. Кроме того, у них могут наблюдаться проявления интеллектуальной деградации.

С учетом психопатологических задатков такой личности, которые находятся в тесной связи со стремлением к наркотику, наркоман, принадлежащий к этой группе, не может рассматриваться с точки зрения клинического подхода так же, как наркоманы, принадлежащие к первой и второй группе.

Героиноманы Среди героиноманов различают четыре типа личности, из которых каждая является по-своему специфической и требует дифференцированного терапевтического подхода.

1. Первый тип определяется как интеллектуальный или рациональный. Он пополняется, в основном, из числа студентов, молодых людей из добропорядочных семей и других представителей молодого поколения, чьи интересы направлены на рациональную сторону внутренней жизни.

Стремление к употреблению наркотиков обусловлено наличием у них конфликтных жизненных взглядов, несогласием с конформистскими взглядами окружающих или наличием личных и профессиональных проблем. О них говорят, что они сознательно нокаутируют собственный рассудок и в состоянии наркотического опьянения находят забвение. Между приемами наркотика они ведут себя иронично и скептически по отношению ко всему, что связано с общественным прогрессом, и проявляют склонность к банальным рассуждениям. Они провозглашают отказ от любых «бессмысленных знаний».

Эта группа непригодна для групповой терапии. Представители именно этой группы проявляют наиболее часто склонность к самоубийству.

2. Вторую группу составляют лица с эмоциональной организацией личности. К ней, в основном, принадлежат женщины, люди искусства – «поэтические души», люди, замкнутые в себе, эмоционально-неустойчивые и неуверенные в себе. Они пытаются найти друзей, но когда их наконец находят, то не могут к ним приспособиться. Поэтому они чувствуют себя безнадежно-одинокими. Парадоксально, что сами они прекрасно понимают всю опасность, вытекающую из употребления наркотиков, и очень их боятся, но в то же время они осознают, как сильно в них нуждаются.

3. К третьей группе принадлежат наркоманы, принимающие наркотики добровольно. В основном, они происходят из низших слоев общества и у них нет больше никаких – ни интеллектуальных, ни профессиональных интересов. Такие люди быстро опускаются на дно общества. Они живут примитивной духовной жизнью. Удовлетворение своих потребностей они хотят получить сейчас же и любой ценой.

Любые их действия обусловлены исключительно одним стремлением – получить героин.

В свое время героиноман приходит к трагическому открытию, что по мере возрастания толерантности постепенно снижается эйфорогенный эффект любых доз наркотика. И он начинает принимать героин уже не для того, чтобы пережить эйфорию, а для того, чтобы хоть как-то удержаться в границах сносного существования. В стремлении получить героин он готов применить насилие, хотя героин сам по себе не вызывает агрессии. В этой группе встречаются преступные группировки и молодые люди с полным отсутствием жизненных мотиваций. В США эти наркоманы являются, в основном, выходцами из рабочих семей.

4. Героиноманов, принадлежащих к четвертой группе, называют «героин-хэдс» (героиновые головы). Это люди, полностью погрязшие в наркотике, с сильнейшей психической и физической зависимостью. Они страдают серьезными психическими нарушениями. Чаще это люди средних лет. Их характеризует неразрывная связь с наркотиком, которую они часто комментируют такими словами: «Если уж начал принимать героин, то пути назад нет».

Часто их называют «эго-героин-наркоманами». Чувство собственного «Я» у них почти отсутствует. «Героин-хэд» с развитой толерантностью уже не знает, является ли он больным физически или психически. Если он решается на лечение, то обычно говорит: «Помогите мне!». Это означает, что он просит психологической помощи и поддержки, которую редко получает.

Объективно оценивая этот вид наркомании, можно сделать вывод, что интенсивность приятных ощущений и эйфории, достигнутых с помощью героина и других производных опиума, колеблется и зависит от того, является ли наркоман невротиком, психопатом или страдает каким-то другим видом психического нарушения.

Наркоманы, принимающие психостимуляторы Многие медицинские эксперты, занимающиеся проблемами наркомании, считают, что лица, употребляющие психостимулирующие наркотики, еще перед началом их употребления страдали выраженными психическими нарушениями.

Амфетамин или любой другой аналогичный наркотик нужны им для безболезненной конфронтации с жизненными проблемами и для упорядочивания собственной эмоциональной жизни. Это как правило личности апатичные, абсолютно не энергичные, постоянно чем-то удрученные, не способные к восприятию событий, которые для других являются нормальными жизненными впечатлениями.

Ярко выражена неспособность этих людей к установлению и поддерживанию контактов с окружающими. Многие молодые люди, не способные к установлению теплых человеческих отношений, в минуты робости и чувства безнадежности приходят к мысли об употреблении психостимуляторов, так как те оказывают действие на субъективное ощущение силы, веры в себя.

Наркоманы, употребляющие ЛСД Описать личность человека, хронически употребляющего галлюциногенные наркотики, наиболее трудно. Она весьма туманна, и в ней трудно увязать употребление ЛСД с такими факторами, как возраст, профессия, уровень образования или общественное положение.

Опыт западных исследователей показывает, что чаще всего употребляют галлюциногены молодые люди в возрасте от восемнадцати до тридцати лет. Многие из них – студенты, музыканты или люди, которые находятся вне общества, – в большинстве случаев – выходцы из средних и высших общественных слоев, обладающие большими возможностями получения высшего образования.

Наверное, единственной общей чертой для всех лиц, принимающих ЛСД, является то, что этот наркотик находится в центре их Вселенной. Об ЛСД и его эффектах они говорят беспрерывно, ища при этом товарищей для его совместного употребления.

К сожалению, люди, наиболее интересующиеся ЛСД, одновременно наименее устойчивы к его действию, и у них скорее всего проявляются самые тяжелые изменения личности. Установлено, что лица, хронически злоупотребляющие ЛСД, подвергнутые психологическому исследованию, на самом деле имеют серьезные проблемы с собственной личностью. На основании данных этих исследований было установлено, что хроническое употребление ЛСД нужно расценивать как симптом психического заболевания или очень серьезных нарушений в эмоциональной сфере.

Однако необходимо подчеркнуть, что существует значительное различие между взрослыми и юными наркоманами, употребляющими галлюциногенные наркотики. Развитие наркомании у взрослого человека характеризуется социальной неприспособленностью. Ему не под силу справиться с давлением и требованиями общества. В жизни взрослого наркомана, употребляющего ЛСД, присутствуют нарушенные семейные проблемы, трудности с приспособлением к нормам, навязанным обществом. На определенном этапе психического развития он открывает для себя возможность с помощью фармакологических препаратов влиять на восприятие жестоких реалий жизни и собственный страх перед ними.

И в момент этого открытия он закрывает занавес между реальностью и собственным несовершенством.

Случаи галлюциногенной наркомании среди молодых людей и подростков куда более сложны. Одной из проблем молодого возраста является потребность «принадлежности». Для многих молодых людей эту нишу заполняет молодежный ганг. Подчиняясь кодексу ганга, молодой человек получает взамен его признание. Нередко степень этого признания зависит от готовности молодого человека к выражению протеста против общественных, юридических и семейных авторитетов. Молодежная наркомания часто является именно порождением «психологии ганга».

Человек, принимающий ЛСД, редко воздерживается от употребления других наркотиков. Часто он совмещает его с марихуаной и другими галлюциногенами, но при этом он может ограничивать себя в употреблении наркотиков, делая перерывы на несколько недель, а иногда и месяцев.

Теории, объясняющие причины возникновения наркомании Теории, пытающиеся объяснить явление наркомании и причины ее возникновения, в основном концентрируются на вопросах социальных укладов, подверженных изменениям, на подражательных мотивах поведения и на особенностях личности.

Социальные теории Социальные теории объясняют употребление наркотиков как ответ личности на давление, возникающее из перемен, происходящих в современном обществе. Например, одно из теоретических направлений рассматривает наркоманию среди молодежи, как специфическое выражение протеста против социального прогресса – «бегство от социального уклада посредством наркотиков». Другое направление утверждает, что молодежь прибегает к наркотикам, чтобы продемонстрировать неприятие образа жизни истеблишмента.

Теория взаимодействия По теории взаимодействия, обстоятельства, в которых человек употребляет наркотики, непосредственно зависят от общения с людьми, имеющими больший наркотический опыт.

Личность, борющаяся с дилеммой – принимать или не принимать наркотик? – или уже имеющая первоначальный опыт употребления, находит поддержку со стороны себе подобных, но с большим стажем, и становится членом группы, в которой, кроме сходства взглядов, касающихся музыки, моды и занятий в свободное время, ожидается и совместное употребление наркотиков.

В процессе приобщения новый член группы начинает постепенно ощущать удовольствие от приема наркотиков. Его первоначальное сопротивление постепенно сменяется безразличием, уменьшается вместе с чувством вины, чтобы в конце концов совсем исчезнуть. Уже в начальной фазе наркоман учится не обращать внимание на негативные последствия своего поведения под действием наркотиков и подчеркивать приятные ощущения, которые он переживает.

Хотя позже наркоман может отделиться от группы и продолжать принимать наркотики независимо от нее, но в начальном периоде ему необходима поддержка со стороны, чтобы выработать систему ценностей наркотика и его употребления, выбрать оптимальный метод и набраться опыта.

Теория личности Теория личности ставит во главу угла психологические потребности. Известно популярное мнение о марихуане как о наркотике «относительно безопасном, не более вредном, чем алкоголь, средстве ухода от действительности». Из этих утверждений следует, что люди с чувством неуверенности, в основе которого лежат эмоциональные проблемы и невротические конфликты, предрасположены к употреблению наркотиков и других вспомогательных химических средств. Возможно, некоторые лица могут принимать героин или другие опиты с целью уменьшения чувства страха, бегства от общества и удовлетворения саморазрушительных стремлений.

В этом контексте теория личности противопоставляется теории взаимодействия, подчеркивающей условную модель поведения – кто-то учится принимать наркотики, как мог бы учиться чему-нибудь иному. С другой стороны, в теории личности считается, чтЬ использование запрещенных средств является одним из симптомов психических нарушений.

Несмотря на эффективность каждой из этих теорий, все-таки ни одна из них не в состоянии дать ответ на вопрос – почему человек принимает наркотики? – так как наркомания, в сущности, является «широкой гаммой нарушений, зависящей от множества обстоятельств». Гилмер утверждает, что «не существует единой причины или единого ряда обстоятельств, которые бы на прямую приводили к возникновению зависимости, так как наркомания существует во всех слоях общества и среди всех разновидностей личности – от нормальных до патологических».

Практика показывает, что отдельные типы личности более поддаются нарушениям, вызванным неблагоприятными внешними воздействиями. В связи с этим существует дифференцированная склонность к наркомании. Нет доказательств того, что каждый хронический наркоман был до начала употребления наркотиков субъектом с психическими нарушениями.

Существует точка зрения, что подавляющее большинство послевоенных наркоманов принадлежит к так называемым реактивным типам личности, у которых зависимость возникает из реакции нормального молодого человека на напряжение, связанное с возрастом взросления или является следствием бунта и потребности уважения ровесников. Тогда наркомания не развивается в рамках индивидуальной психопатологии, но является симптомом социальной патологии, а также потребности новой культуры и философии для молодых людей, стремящихся к новым впечатлениям и к мимолетным удовольствиям.

Другим типом является так называемая первичная наркомания, при которой наркотик помогает личности приспособиться к хаотичному внутреннему миру молодого человека. Эта часть молодежи принимает наркотики, чтобы усилить чувство общественной принадлежности, пробудить жизненный энтузиазм, улучшить настроение, для расслабления и по чисто спиритуалистическим причинам.

Существуют данные, свидетельствующие об употреблении наркотиков по причине генетических нарушений, физического уродства и даже от голода. В поисках причины наркомании наибольшее внимание обращается на социальные факторы и индивидуальные реакции на эти факторы, по крайней мере, тогда, когда речь идет о наркомании среди молодежи.

Мотивы склонности к наркомании Некоторые авторы, рассматривая мотивы склонности к наркомании выделяют три группы факторов:

а) Исходя из того, что наркотик в результате длительного употребления приводит к серьезным психическим и физическим нарушениям, угрожающим жизни наркомана, отдельные исследователи рассматривают применение наркотика, как попытку самоубийства, а в личности наркомана они ищут ментальность самоубийцы. К этой черте подходит большое количество лиц, склонных к депрессии, которые свои саморазрушительные наклонности обнаруживают в виде растянутого во времени самоубийства посредством отравления наркотиками.

Практика показывает, что многие люди со склонностью к самоубийству утрачивают ее, приобщившись к употреблению наркотиков. После выхода из наркомании суицидальные наклонности возникают вновь… Следовательно, можно сделать вывод, что для этих людей наркомания является именно выбором менее ужасной формы самоубийства.

Эта теория возникла благодаря одному необычному примеру. В семидесятых годах среди наркоманов была популярна идея «прекрасных молодых трупов» в качестве мотивации самоубийственного поведения некоторых молодых людей, принимающих большие дозы наркотиков, и по этой причине балансирующих на грани жизни и смерти. Согласно этой теории, основным принципом которой была вера в загробную жизнь, человек будет после смерти точно таким, каким был, когда умирал. Поэтому лучше умереть молодым и красивым, чем дожидаться смерти до старости, и умереть сгорбленным и уродливым. Для таких молодых людей наркотик становился лучшим путем, ведущим к желанной смерти.

Теория эта отнюдь не оригинальна. Корни ее лежат в буддизме, встречается она и у немецкого писателя Генриха фон Клейста, но в течение нескольких лет эта идея оказывала огромное влияние на поведение и убеждения молодых наркоманов.

В основе такого убеждения лежат подсознательные саморазрушительные тенденции и желание самоуничтожения. Когда личность чувствует угрозу, исходящую из внешнего мира, то наркомания может оцениваться как заместительный вариант меньшего саморазрушения.

Кроме того, нельзя утверждать, что в основе каждого вида склонности к наркотикам лежит только этот мотив.

б) Значительная часть специалистов считает, что наркомания является бессознательной попыткой самолечения людей, испытывающих чувство социальной неуверенности и эмоциональной неуравновешенности. Для таких личностей наркотик является лекарством и способом достижения согласия с реальностью. Без него им не хватает уверенности в себе, поэтому они выбирают одиночество и отказ от социальной активности.

Людям с определенными жизненными ограничениями наркотик может заменять секс, дружбу, профессиональные успехи или общественное положение. Хроническое состояние тревоги, из-за которого человек употребляет наркотик с целью самолечения, может приводить к различным формам зависимости.

в) И наконец, наркотик может стать средством для эксперимента, целью которого является познание своего внутреннего мира и увеличением потенциала сознания.

Эта мотивация встречается наиболее редко и, в основном, проявляется среди молодых интеллектуалов, художников, поэтов, музыкантов, философов и т.д. В действительности это является эксцентричным способом управления своей духовной жизнью, и он редко приводит к хроническому злоупотреблению наркотиками. Также редко за ним скрываются серьезные психопатологические мотивы.

Фазаэкспериментирования Первый контакт человека с наркотиком чаще всего является случайным и происходит, как правило, до двадцатого года жизни. Большинство наркоманов обычно начинают с марихуаны, случайного укола морфия или опиума, из праздного интереса или от желания бегства от какой-нибудь серьезной проблемы.

Надо сказать, что не все курильщики марихуаны доходят до опиатов, но неопровержимым фактом является то, что подавляющее большинство опиоманов начинало именно с марихуаны, и именно в тот период эти люди получили первый наркотический опыт.

В самом начале наркоман очарован действием наркотика и не думает о грозящих ему последствиях, – он уверен, что без труда бросит наркотики, когда только захочет. К сожалению, это решение он постоянно откладывает, и тем самым все больше отдаляется от возможности безболезненно порвать с наркотиками. В конце концов, он впадает, соответственно виду наркотика, в психическую или физическую зависимость.

Между первым контактом с наркотиком и возникновением психической или физической зависимости человек проходит несколько этапов, логически связанных между собой.

Сначала человек не имеет никакого опыта, в обращении с наркотиками, об их действии он знает только по рассказам. Желая найти «свой» наркотик он проводит эксперименты с разными наркотическими веществами и ищет именно такой, который мог бы наиболее эффективно удовлетворить существенные потребности его личности. На этапе экспериментирования он обычно пробует все наркотики, какие только ему удается достать.

В целом ряде случаев у наркомана, прежде чем он найдет «свой» наркотик, вырабатывается зависимость от первого, который с точки зрения психофармакологических особенностей, ему совсем не подходит, но порвать с ним он уже не может. В таких случаях человек очень скоро погибает, если не согласится на профессиональное наркологическое лечение.

Но это, конечно, не единственно возможный исход. В принципе, фаза экспериментирования может закончиться по следующей схеме:

а) Человек может попробовать наркотик один раз, несколько раз, но не больше. Чаще всего, это люди, которым не нравится искусственное изменение сознания или те, которым удалось вызванные наркотиком впечатления преобразить в собственное важное и плодотворное переживание, что явилось условием творческого преображения личности. Это возможно только для людей зрелых, уже имеющих опыт применения наркотиков-психоделиков, как это было в случае с экспериментом Альдуса Хаксли.

Единичное употребление наркотика встречается среди психиатров, психологов и философов, пытающихся ставить эксперименты на своем сознании.

б) Ко второй группе принадлежат люди, принимающие наркотики нерегулярно, для снятия нервного напряжения без возникновения зависимости. Но, надо сказать, что это под силу очень немногим.

в) Третью группу составляют те, кого мы называем наркоманами в общепринятом и специальном значении этого определения, – люди, постоянно употребляющие наркотики, с признаками психической и физической зависимости, а также с симптомами психических и физических нарушений личности.

В этой группе большую часть составляют те, кто еще в период, предшествующий болезни, являлись невротиками, психически незрелыми личностями, психопатами и психотиками. У наркоманов с многолетним стажем и с ярко выраженными психологическими нарушениями личности трудно определить, что принадлежит к вторичным изменениям личности, а что– к врожденным нарушениям.

Объектом интереса клинической наркологии, в основном, являются представители третьей группы, то есть, наркоманы в классическом значении этого слова. Как мы уже говорили, это те лица, которые с самого начала фазы экспериментирования стремятся к постоянному употреблению наркотиков. Некоторым из них удается в процессе экспериментирования найти «свой» наркотик, и они связывают свою жизнь именно с ним, почти не интересуясь остальными препаратами, которые принимают эпизодически или когда им не хватает «своего».

Вторичные изменения личности В результате психофармакологического действия наркотиков и привыкания к ним лица, принадлежащие к группе наркоманов, подвержены вторичным изменениям личности.

Наркотик, принимаемый пациентом для того, чтобы удовлетворить болезненные потребности личности, косвенно приводит к развитию психопатологического потенциала личности, который начинает задавать тон поведения наркомана. Дело доходит до нарушения равновесия между здоровой и больной частями личности, то есть до количественных перемен внутри личности. Когда наркотик не выполняет функцию удовлетворения внутренних потребностей, происходят серьезные изменения личности как в здоровом, так и в патологическом потенциале.

Прежде чем наступит перерождение личности, вызванное употреблением наркотиков, начинают активизироваться врожденные патологические личностные черты. Затем они объединяются с патологическими чертами, являющимися следствием наркомании, а когда развивается вторичная трансформация, формируется новая личность наркомана, в которой врожденные патологические черты ослабевают, и доминируют качества, являющиеся следствием наркотической интоксикации.

Хотя черты личности, характерные для будущих наркоманов, можно встретить и среди здоровых людей, замечено, что наркоманы обычно вербуются из трех социальных и психологических подгрупп, характеризующихся специфическими формами поведения.

1. Первую подгруппу составляют люди с постоянно присутствующим чувством собственной неполноценности и неуверенности в себе. Они противятся авторитетам, но их бунт стеснен страхом и заторможенностью. Привыкание к наркотикам происходит в этой подгруппе довольно быстро по причине успокаивающего действия наркотика и обостренного восприятия внутренних переживаний. Зависимость у них сохраняется долго, даже при введении умеренных доз наркотика.

2. Представители второй подгруппы являются людьми неагрессивными, незрелыми, пассивными и подверженными чужому влиянию. Они нуждаются в дружбе, но не могут долго поддерживать межличностный контакт. Они тесно связаны психологически со своими матерями, даже идентифицируют себя с ними. Они интересуются искусством, но этот интерес излишне переполнен фантазиями. Они склонны к регрессивным формам поведения и неспособны преодолеть собственный нарциссизм.

3. Представители третьей подгруппы относятся к категории людей весьма непостоянных. Для них характерен очень незначительный интерес к истинной природе собственной личности. Их больше интересуют внешние раздражители и искусственные стимулы. Они исключительно беспечны, никогда не испытывают угрызений совести. К этому присоединяется поверхностная социализация личности и отсутствие страха. В этой подгруппе процесс привыкания к наркотикам длится дольше, чем у лиц, относящихся к первой категории, и эти люди могут переносить большие количества наркотиков.

Отношение молодежи к наркотикам Молодое поколение, из которого, в основном, вербуется армия наркоманов, не является однородной массой в плане заинтересованности наркотиками и в плане мнения о них.

Можно даже сказать, что мнения разных групп молодежи на оправданность применения наркотиков очень разнообразны и часто противоположны. Поэтому мы попробуем условно разделить молодых людей на пять групп.

1. Большая часть современной молодежи, не выказывающая никакой заинтересованности наркотиками, и, соответственно, не одобряющая их употребления.

2. Некоторая часть молодежи, интересующаяся стилем жизни молодых наркоманов, но не желающая жить так же и принимать наркотики.

3. Третью группу составляют те, кто эмоционально отождествляет себя с наркоманами, и сами эпизодически принимают наркотики. Для большинства этих людей употребление наркотиков представляет собой в большей степени форму явной демонстрации собственной жизненной философии, чем признаком непреодолимой потребности в наркотике.

4. Четвертая группа – это молодые люди, идентифицирующие себя с наркоманами с точки зрения внешности;

поведения, взглядов и отношения к наркотикам. Несмотря на это, по причине непродолжительности периода употребления наркотиков или особенности личности, эти люди сохраняют определенную дистанцию по отношению к наркотикам, и никогда не поддаются им полностью.

5– Относительное меньшинство составляют те молодые люди, которые совсем утратили связи с обществом. Они полностью подвержены психической и физической зависимости и полностью приняли образ жизни и черты характера наркоманов.

К счастью, подавляющее большинство молодежи принадлежит к первой и частично ко второй группе. Четвертую и пятую группу представляет экстремальное меньшинство, чьи жизненная позиция и образ действий несут отпечаток психических отклонений, а физическое и психическое здоровье находится в наибольшей опасности.

Среди специалистов нет однозначного мнения, является ли масса наркоманов психологически однородной или же в наркоманию приходят разные типы личности.

Проводились исследования двух равноценных групп, в которых сравнивались наркоманы и преступники, то есть категории людей, демонстрирующих несомненные отклонения в поведении. Результаты опытов показали существенное различие между этими двумя группами.

Лица с преступными наклонностями демонстрировали более высокий уровень развития личности и лучшие адаптационные способности. Личность преступника в большей степени сохранена, а способность приспосабливаемости к условиям окружающей среды выражена гораздо интенсивнее. Преступник не отступает, как правило, перед неблагоприятными обстоятельствами, а выбирает формы поведения, которые по своему характеру менее болезненны для самого преступника, чем те, которые выбирает наркоман.

Более редкие конфликты с родителями обеспечивают личности преступника относительно более спокойное развитие. Присутствующее поначалу чувство социальной ответственности позволяет им закончить среднюю школу или техническое училище и тем самым обеспечить себе условия существования. Эта группа характеризуется также отсутствием сдерживающего страха при психопатических отклонениях.

У наркоманов все наоборот. Как в случае развития неврозов, развитие личности не протекало целостным и равномерным процессом, а часто прерывалось, периодически возвращаясь До уровня раннего детства. Развитие личности наркомана характеризуется частыми семейными конфликтами, отсутствием согласия между родителями в вопросе методов воспитания, сохранившимся чувством отчуждения и угрозы, склонностью к невротическим реакциям, частыми размышлениями о смерти и самоубийстве в качестве альтернативы психического напряжения, неспособностью занять позитивную жизненную позицию, безработицей, бродяжничеством и т.д.

Слабое развитие личности наркомана тормозит процесс созревания и социализации.

Слабое Я затрудняет познание действительности и приспосабливаемость к ней. Незрелой личностью наркомана управляют эмоции, которые он не может согласовать с окружающим миром. Постепенно утрачивая конструктивные отношения с реальным миром, которые и так никогда не были слишком тесными, наркоман постоянно находится на краю психической дезинтеграции и утраты связи с реальностью, что отсутствует в случае созревания личности преступника. Все интересы и желания наркомана постепенно замещаются жаждой принимать наркотик еще и еще.

На основании результатов этих исследований можно сделать вывод, что в личности наркомана присутствуют многие невротические черты и зачатки шизофрении. Это делает необходимым расценивать наркоманов как лиц с психическими отклонениями и в первую очередь предоставлять им помощь психолога. По сравнению с преступниками наркоманы являются людьми в большей степени больными психически.

Это, конечно, не означает, что наркоман не может быть преступником. Напротив, это случается весьма часто, но преступность среди, наркоманов имеет свои специфические особенности, речь о которых пойдет ниже.

Личность наркомана в период, предшествующий наркомании Когда мы говорим о «донаркотической» личности наркомана, кроме различных внешних факторов, играющих значительную роль в развитии и становлении личности, важное значение имеют ее первичные черты, независимо от того, являются ли они врожденными или были приобретены на ранних стадиях развития. К сожалению, пока еще не известны факторы, которые могли бы быть характерными исключительно для наркоманов и не встречались бы у других личностей.

Известно, что наркоманов можно встретить среди любых типов личности и что потребность в изменениях состояния сознания является характерной для рода человеческого вообще, но ведь не все же принимают наркотики, а тем более становятся наркоманами. Что толкает некоторых людей в кризисных ситуациях к наркотику? – это пока еще точно не известно. Можно только утверждать, что существует какой-то психологический фактор, определяющий характер индивидуальной реакции на действие и выбор наркотика.

Несмотря на то, что до сих пор еще не открыты черты, специфические для будущего наркомана, на основании которых мы могли бы предсказать с большой вероятностью возникновение наркотической зависимости в будущем, имеются некоторые критерии, способные сигнализировать о наличии опасной психической патологии. Исследователям удалось установить, что большинство наркоманов еще перед началом употребления наркотиков проявляло некоторые психопатологические черты, независимо от типа личности.

Некоторые специалисты, пытаясь определить «донаркотическую» личность наркомана, на первое место ставят импульсивный характер. Они относят наркоманию к импульсивным неврозам, а состояние, предшествующее наркомании, считают основным, решающим фактором, инициирующим ее возникновение. В поисках этиологических факторов наркомании меньшее значение нужно придавать химическим эффектам наркотика, а больше обращать внимание на символическое значение, которое наркотик имеет для пациента. С этой точки зрения наркомания является своеобразным выражением неупорядоченности личности и неприспособленности ее к окружающему миру.

По мнению Редди, наркоман принимает наркотик, чтобы удовлетворить потребность в уверенности и в собственном авторитете. Гловер утверждает, что наркотическая зависимость провоцируется не столько химическим действием наркотика, сколько предрасположением психической структуры личности. Наркотики принимают только те, для кого это имеет особое значение. Наблюдения за наркоманами показали, что многие из них склонны к нарциссизму и к пассивному поведению, а также к сильному стремлению получить удовольствие. По словам Фенихеля, «такие личности не выносят никакого напряжения, не переносят боли, разочарования и ожидания».

Некоторые исследователи, говоря о «донаркотической» личности наркомана, выделяют следующие черты личности молодых людей, которые могут, хотя и не обязательно, стать причиной наркомании: эмоциональная незрелость, неполноценная психосексуальная организация, садистские и мазохистские проявления, аггрессивность и нетерпимость, слабые адаптационные способности, склонность к регрессивному поведению, неспособность к межличностному общению с партнером и т.д.

В более поздний период развития наркотической зависимости вследствие химического действия наркотика, а частично вследствие нравов и привычек наркоманов, первичная личность начинает изменяться. Внутренние конфликты обостряются, а слабая психическая адаптация становится все более очевидной. Мейер-Гросс писал: «Последствия хронического употребления наркотиков приводят к усилению пассивности и лени, безразличию к своему внешнему виду, к бесплодному фантазированию и невозможности принятия решения, а также к абсолютной неспособности более длительного усилия. Вторичными последствиями является нелегальное приобретение наркотиков, подделка рецептов, обман без всяких ограничений членов семьи, друзей, врачей и, в конце концов, конфликт с законом. Этическая деградация является отличительной чертой хронического наркомана».

Личность хронического наркомана Личность многолетнего наркомана отличается физическим разрушением и духовным вырождением. Наркоманы являются рабами одних и тех же нравов и навыков, и живут весьма примитивной жизнью.

На поздних этапах развития наркомании индивидуальные отличия между личностями наркоманов стираются и они все становятся одинаковыми. Разные наркоманы похожи как в плане внешнего вида, так и в образе мышления, выражения мыслей и в отношении к жизни.

Это было одной из причин того, что наркоманов пытались отнести к единой категории личности и подходить к ним в терапевтическом плане универсально, что, конечно же, приводило к неудаче в лечении.

Психоаналитические исследования наркомании сводятся к объяснению возникновения зависимости как остановки в психосексуальном созревании, ведущей к оральной неудовлетворенности. Так как она никогда не может быть удовлетворена полностью, то фрустрированная личность реагирует враждебно, и если она замыкается в себе, то это ведет к психическому разрушению. Для таких людей наркотик является средством, освобождающим от фрустрации путем вызывания эйфории. Общественное осуждение, сопровождающее употребление наркотиков, только усиливает враждебность и одновременно приводит к усилению чувства вины.

Последние данные психоаналитических исследований подтверждают аналогию между наркоманией и маниакально-депрессивными психическими болезнями. Часто у наркоманов наблюдается двоякая реакция: период абстиненции сопровождается депрессией, а введение наркотика в организм вызывает маниакальное состояние. Наркотики также могут принимать личности, характеризующиеся нарциссизмом, с целью освободиться от состояния депрессии.

«Преднаркотическую личность наркомана можно анализировать, когда он находится под действием наркотика или во время перерыва в его применении. Первый вариант ситуации мы можем определить, как химически вызванную патологию. Отравление наркотиком всегда является разновидностью токсического невроза или психоза. Имеются многочисленные свидетельства наркоманов, описывающих свои впечатления и ощущения под действием наркотиков. Не вызывает сомнения факт, что очень часто, несмотря на неблагоприятный начальный опыт, тяга к повторному приему наркотика весьма сильна.

Когда человек постоянно, в течение долгого времени переживает измененное состояние сознания, то это поначалу приводит к незначительным изменениям личности. Например, в психоделическом состоянии измененнного сознания нормальное осознание собственного «Я» замещается восприятием отражения личности, находящегося по ту сторону сознания.

Первичное «Я» охватывает все аспекты личности, позже доходит до отмежевания его от внешнего мира. Осознание «Я» взрослого человека является только призрачным следом куда более широкого чувства, охватывающего Вселенную и имеющего неразрывную связь с внешним миром» (З.Фрейд, 1930). В психоделическом состоянии сознания ощущение собственного «Я», так ярко описанное Фрейдом, повторяется. В «космическом» состоянии сознания личность переживает существование за пределами собственного тела (аут оф бо-ди экспириенс). Это блаженное и всеохватывающее чувство, воспринимаемое как отделение от своего нормального «Я».

Резкий контраст между одновременным осознанием существования нормального и космического «Я» каждый воспринимает по-разному. По мере повторения экспериментов космическое «Я» обретает силу. «Продолжительное употребление наркотиков имеет свою ценность для того, чтобы избежать аффективной боли и обрести некоторые мистические верования» (Гросс, 1970).

Обычный взрослый наркоман, с точки зрения психологии, между двумя приемами наркотика демонстрирует инфантилизм в поведении, причем эта черта доминирует в его личности. Все размышления и действия наркомана концентрируются на его собственной личности, поэтому он не способен к полноценному общению с другими людьми. На первый взгляд, его натура кажется сильной и энергичной, но внутри ее скрываются неуверенность, отсутствие жизненных целей. Он страдает от отсутствия самоуважения, а из-за требований действительности, превышающих его адаптационные возможности, он часто впадает в депрессию.

Для таких людей наркотик является заменителем всего того, от чего им приходится отказаться по причине абсолютной неспособности удовлетворить свои потребности общепринятым способом.

Наркоман является безответственным человеком, неспособным к достижению успеха ни в одной из областей общественной или экономической деятельности. Как правило, наркоман входит в конфликт с законом еще в юношеском возрасте. Большинство из них страдает от разного рода фобий – страх перед арестом, перед наказанием, перед утратой последней точки опоры, перед нехваткой наркотика в период абстинентного кризиса, перед нехваткой денег и т.п.

Наркоманы никогда не бывают хорошими учениками, а после окончания школы, если им это удается, редко выполняют какую-нибудь ответственную работу. Наркоман вообще не знает, что такое настоящая работа. Чаще всего, он является безработным, живет на иждивении у своей семьи или на нелегальные доходы. Он редко бывает женат, а если и женится, то имеет в браке серьезные проблемы.

Коллектив наркоманов Связи хронического наркомана с обществом обычно ограничиваются контактами с членами наркоманской группы. С точки зрения психической структуры, наркоман принадлежит к типу личности, проявляющему слабую переносимость боли и эмоционального стресса. Если у него отсутствуют близкие контакты с себе подобными, то он утрачивает чувство уверенности и видимость оптимизма.

По причине ущербности социального развития личности наркоман старается избегать любой формы ответственности, становится недружелюбным и недоверчивым по отношению к тем, кого он считает частью угрожающего ему мира. Поэтому объединение наркоманов в группы является одной из их социальных потребностей. По этой причине современные наркоманы, за исключением шизофренических личностей, редко принимают наркотики в одиночку. Большинство из них живет в неформальных группах, и наркоманская группа является одной из отличительных черт современной наркомании.

В большинстве случаев, наркоманам еще в период, предшествующий возникновению зависимости, не хватало чувства уверенности. Наркоманская группа также несет в себе черты неудачного самолечения социально-неуверенных и эмоционально-незрелых личностей. Мотивы объединения в группы, наверняка, не являются здоровыми. Связи внутри группы непрочны, но, наперекор всему, наркоманская группа существует, особенно перед лицом опасности извне.

Членов наркоманской группы объединяет необходимость добывания наркотиков, а также один образ жизни. В такой группе нет иерархии, все ее члены имеют равные права и никаких обязанностей. Они уважают свободу, понимаемую как анархию и своего рода фетиш. Иногда какая-нибудь сильная личность может подчинить себе всю группу, и тогда наркоманы считают ее своим духовным и идейным лидером, подчиняются беспрекословно, веря, что эта личность является олицетворением всех их чаяний.

Наркоманы безоговорочно выполняют любое приказание, даже если оно противоречит их прежним моральным и этическим нормам (группа Чарльза Мэнсона). В группе наркоманы ищут ничем не стесненных переживаний, которые, так как они вызваны наркотиками, чаще проявляются в искаженной форме. Иногда они бывают лишь плодом фантазий и полной физической неподвижности, хотя наркоманам кажется, что они участвуют в каком-то увлекательном действе.

Наркоманская группа далеко не всегда настроена мирно. Иногда они не декларируют принципы свободы, любви и отказа от компромиссов, а демонстрируют гнев, ненависть, ведут себя агрессивно – замаскированно и открыто – например, вызывающе одеваются. Это только приводит к углублению непонимания и еще больше обостряет отношение между наркоманами и их семьями.

В семьях наркоманов можно заметить нерешительность родителей и их неспособность воспитывать детей собственным примером. Домашняя атмосфера часто бывает холодной и неприятной для молодого, созревающего человека, ищущего тепла и опеки. Он не находит их дома и отправляется искать на улице, в наркотиках.

Многие молодые люди связываются с преступными группами или тянутся к наркотикам, предлагающим все то, чего в реальном мире человек не может получить. В современном мире конкуренции и погони за материальными ценностями дело доходит до того, что родители становятся чужими по отношению к детям и не удовлетворяют их потребности в любви и теплом отношении.

Все это ведет к бесчувственности и отчуждению и является основной причиной того, что молодежь отвергает стиль жизни родителей и общества и провозглашает принцип антисистемы, основанный на идее любви, как высшей этической ценности.

Позиция общества, основанная на предрассудках, страхе и силе, а не на логически-обоснованных научных принципах, еще больше углубляет пропасть между обществом и молодыми наркоманами. Защищаясь, общество отсекает свою больную часть, хотя само оно в значительной мере виновато в возникновении этой болезни. Но, не желая признаться в своей вине, общество решается на самое простое решение – умыть руки.

Именно здесь кроется основная причина возникновения наркомании и главные трудности ее лечения.

Вместо выводов В поисках причин склонности к наркомании главным является анализ личности наркомана, сформировавшийся еще до начала употребления наркотиков, а также мотиваций, толкающих молодого человека к наркотикам. Мы уже говорили, что не существует единая категория личности, из коей бы наркомания черпала свои резервы, и что наркоманами становятся представители любого психологического типа.

Факт существования в каждом человеке архаичного желания время от времени посещать иную реальность, видимо, не является исчерпывающим аргументом, почему современная наркомания так массово проявляется именно среди молодежи и почему далеко не все молодые люди обращаются к наркотикам с целью разрешения своих проблем.

Проблема молодежи в современном обществе, в котором наркомания приобретает массовый и эпидемический характер, является примером сложной взаимозависимости биологических и социальных факторов. В период созревания физиологические изменения сопровождаются проблемами личности, на которые общественные факторы могут иметь положительное или отрицательное воздействие.

Молодой возраст является периодом жизни, который часто характеризуется типичным «волнением и напряжением». Стэнли Холл поддерживает это мнение, определяя этот возраст как «неоатавистическое состояние, склонное к волнению и напряжению» по причине «силы предков, борющихся за власть». Он считает, что психические реакции молодежного возраста близки к истерии и шизофрении, а молодые люди особенно склонны к изменению существующих основ и системы ценностей и к крайним формам изменения личности.

Такое понимание проблемы является, может быть, несколько преувеличенным и справедливым, в основном, для западной цивилизации. В восточных и африканских культурах до сих пор сохранилась традиция, когда молодые люди путем обрядов посвящения вдруг переходят из юношей в мужчин.

Несмотря на некоторые перемены, облегчающие в западных цивилизациях более равномерный переход молодежи во взрослую жизнь, все еще существует большое количество молодых людей, испытывающих в переходном возрасте беспокойство и неуверенность, которые доминируют в их мировоззрении и прогрессируют вместе с физическим развитием и физиологическими переменами.

Причиной беспокойства и неуверенности является психическое напряжение и недостаточный выход внутренней энергии в сочетании с физическими, душевными и социальными переменами. Незнание собственного тела и его функций у разных молодых людей проявляется по-разному. В случае, когда быстрые и бурные физические перемены согласуются с уже сложившимися представлениями о себе и своем теле, ипритом, когда сам молодой человек доволен происходящими переменами, все равно могут появиться неуверенность и страх, прямо пропорциональные по интенсивности скорости и глубине этих перемен, а их ассимиляция в новой форме становится менее удачной.

Процесс созревания должен быть равномерно поглощен собственным «Я», а также «Я» семьи и более широкой общественной группы, в которой молодой человек развивается.

Нарушение идентификации с родителями имеет огромное значение для становления и развития личности. Н.Тадич подчеркивает значение отсутствия авторитета в процессе идентификации. Большинство наркоманов выросли в разбитых семьях, только немногие из них могут похвастаться, что в их семьях царили согласие и гармония.

Одной из самых главных проблем современного общества является поиск личностью своей индивидуальности, общественного положения и независимости. Юноша перестает быть ребенком, но его еще никто не воспринимает как взрослого и самостоятельного человека. Безразличное и прохладное отношение взрослых к молодежи приводит к возникновению новых отношений между ними. Из неопределенной позиции взрослых вытекает невозможность ясного определения роли и статуса молодых людей. К этому неразрешенному конфликту присоединяются классовые различия. Замечено, что в низших – в социально-экономическом плане – классах созревание и более ранняя преемственность ответственности взрослых наступает быстрее.

Старые и новые конфликты, возникающие в крайне неопределенных ситуациях, толкают молодых людей, борющихся за признание себя взрослыми, к созданию так называемых «групп равного возраста». Таком образом, молодой человек вынужден занять определенную позицию и сделать оценку двух разных систем общественных норм – норм, используемых культурой взрослых, и норм, принятых среди его ровесников. Эти группы борются, прежде всего, за признание своих прав и независимости.

Стремление к независимости осложняется чувством неуверенности молодых людей и неприятием родителями принципа независимости своих детей. Принимая во внимание нарастающую агрессивность и недостаточные возможности разрядки надлежащим образом накапливающихся сексуальных эмоций, случаи молодежных волнений и спорадических актов насилия обобщаются терминами «бунт молодого поколения», «конфликт поколений».

Олпорт (1961) считает, что эти конфликты нужно расценивать, как попытки борьбы за собственную индивидуальность и независимость.

Итак, первый этап – это бунт против родителей, а, опосредованно, и против общества.

В значительном количестве случаев мы имеем дело с очевидным бунтом против отца, который в наше время имеет свою социальную подоплеку. Ослабление авторитета отца в современной семье является очевидным. Несуществующий отец перестает быть моральной опорой, и наркоман, не находя удовлетворения в этом плане, отрекается от него, обращаясь против общества, а иногда и против себя самого. Иногда он воспринимает несоответствующие образы, как заменители отца и ищет убежища и еще большей изоляции, делая таким образом свой протест универсальным.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.