WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Василий Иванович Петров Татьяна Ивановна Ревяко Наркотики и яды: психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения Энциклопедия преступлений и катастроф Василий Петров, Татьяна Ревяко

Наркотики и яды:

психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения Часть I.

Наркотики Исторический очерк Несмотря на то, что злоупотребление наркотиками стало одной из важнейших мировых проблем совсем недавно, в XX веке, опыт употребления людьми наркотических веществ измеряется тысячелетиями. Мифы и легенды, а также исторические хроники разных народов содержат информацию, в которой можно уловить вечную потребность бегства на какое-то время по ту сторону реальности, в мир, где царят доброта и любовь. В человеческом разуме всегда теплится мысль об иной реальности, существующей параллельно тому миру, в котором мы проводим большую часть своей жизни. Та, другая реальность может быть воспринята лишь духовным познанием, но переживания такого рода весьма редки в обыденной жизни обычного человека, – для этого требуются особые обстоятельства.

Свидетельства о существовании иной реальности, звучащие из уст тех немногих, кому удалось в нее заглянуть, укрепляют веру в ее существование почти у всех людей и поддерживают их потаенную надежду на то, что может когда-нибудь, хотя бы раз в жизни, им удастся открыть этот искусственный рай и побывать в нем. Великий путешественник за пределы реальности Альдус Хаксли как-то сказал, что не верит в возможность отказа человечества от искусственного рая. Вера в его существование является непременным условием для победы над многочисленными Сциллами и Харибдами во время нашего путешествия в потоке времени и для того, чтобы защитить от мучений душу человека.

Уже в самом начале своего существования первобытный человек стал лицом к лицу с жестокой природой, полной опасностей и ловушек, вызывающих в душе страх и одновременно стремление победить или избежать их. Учитывая его эволюционное несовершенство можно понять, что первобытный человек не всегда был в состоянии оказать сопротивление врагам и понять связь закономерности и случайности в мире объектов и явлений. Поэтому его переживания часто носили хаотичный, неупорядоченный характер, и это вело к искаженному восприятию мира, к зарождению в сознании иррациональных страхов. Для первобытного человека мир был сценой, на которой он играл роль жертвы, переживая ежедневно свое несовершенство и враждебность, окружавшую его со всех сторон.

Кроме реальных опасностей, мир человека в то время был населен мистическими силами и демонами, с которыми не сразишься топором или стрелой. В борьбе с угрожающими силами, происхождения которых человек не знал или только смутно догадывался, нужны были более могучие средства. Полная беспомощность перед неведомым и страх перед смертью вынуждали человека искать помощи или забвения в другом мире или у Богов. Сон дарил ему исполнение желаний, но иллюзия сна длилась очень недолго, и, проснувшись, человек снова чувствовал себя в одиночестве и в опасности.

По натуре своей человек любопытен и потому сам тянется к неведомому. Ему совсем не трудно оказалось открыть, что природа в своем изобилии предлагает ему растения, которые повышают настроение и прибавляют сил, делая жизнь, хоть ненадолго, более легкой и не такой мучительной. Люди, живущие в разные исторические эпохи и в разных частях света, узнают растения, корни или листья которых содержат соки, обладающие таинственной силой.

Первые исторические, записи о далеком прошлом рода человеческого содержат данные о том, что практически все народы, начиная с доисторического периода, употребляли наркотики растительного происхождения по причине их необычных способностей – менять установившийся взгляд на окружающий мир и иллюзорно исполнять желания, тем самым укрепляя веру человека в могущество сверхъестественных сил.

Существует гипотеза, что еще в раннем палеолите (40 000–10 000 лет до нашей эры) состоялось первое знакомство человека с наркотиками. Из документов и исторических хроник известно, что шумеры, китайцы, индийцы, древние греки, ацтеки и племена Сибири хорошо знали действие некоторых наркотиков, используя их для своих целей. Отдельные наскальные рисунки позволяют предположить, что уже тогда посредством магических обрядов и церемоний, связанных с плодородием и охотой, человек пытался изменять состояние сознания.

На ранних фазах филогенетического развития, когда контроль над сознанием находился в начальной стадии или был менее строгим, чем сегодня, проникновение элементов из человеческого подсознания в сознание облегчали относительно примитивные технические приемы: танец или монотонный ритм музыкального инструмента. Древний экстаз выполнял для первобытного человека функции и религии и медицины.

Одновременно с развитием духовной жизни человека и с процессом его социализации силы общественного давления становились строже, а контроль над инстинктами – все суровее. Неосознанно зарождались новые душевные ценности, существование наполнялось новым смыслом, но осознать его становилось все сложнее. Необходимо было менять технику общения с подсознанием, чтобы расширить границы своего «Я» и освоить пути в пространства новых переживаний.

Раннее открытие наркотиков помогло человеку установить контакт с собственным подсознанием, а также облегчило вхождение в состояние экстаза, в котором он переживал впечатления общения со сверхъестественными силами, приносящими ему утешение или тайную информацию из какого-то другого мира.

Так как чаще всего это были растения, обладающие сильными психоактивными свойствами, люди были склонны приписывать волшебные и чудотворные качества всем растениям, в том числе и совершенно нейтральным. Первобытный человек считал растение святыней и собственностью Бога, поэтому употребление всевозможных субстанций растительного происхождения строго контролировалось колдунами, жрецами и шаманами.

Самым ярким примером туг может служить мандрагора, корень которой формой похож на человеческую фигуру. Почти все народы мира связывают с мандрагорой какие-то легенды.

С развитием форм общественной жизни и возникновением более организованных и сложных людских сообществ выделяются личности, исполняющие особые функции и имеющие большое влияние на жизнь сообщества. Это вожди племен, волшебники, маги, шаманы, жрецы и т.д. У одних в руках духовная власть, у других – светская. Иногда они держат в руках обе ветви власти. Те, кто обладает духовной властью, пользуются привилегией общения с высшими силами, а также посредничества между этими силами и обычными людьми. В доисторические времена, да и позже, право употребления наркотиков, с учетом того, что они вызывают необычное состояние духа, имели только избранные, да и то только с определенной целью. Для простых смертных очень продолжительное время наркотики являлись табу, а их самовольное употребление влекло за собой самое суровое наказание. Благодаря этим верованиям и запретам многие народы защитили себя в будущем от разрушающего действия наркомании. По древним обычаям наркотики употребляли только те, кто верил в их чудотворное действие, и, кроме того, использовали их разумно. Как святая тайна, охранялись рецепты приготовления чудесных напитков и особенности их применения, чтобы непосвященные не узнали «искусственный рай» и не начали самостоятельные поиски истины. Таким образом, привилегированным классам удалось, хотя и из эгоистических соображений, оградить народ от массового и неразумного употребления наркотиков, которые бы его быстро уничтожили. Позже, одновременно со стиранием границ между народом и привилегированным классом, появляются куда более широкие возможности контакта широких масс с наркотиками.

Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами был мак Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии (современный Ирак). На глиняных табличках, обнаруженных спустя века в Ниппуре, остались рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его «гиль» что, означает «радость». Шумеры также знали и использовали психофармакологические эффекты многих других растительных субстанций.

Позже знания о лечебных свойствах мака в Персию и Египет принесли вавилонцы.

Известно также, что опиум использовался в медицинских целях греками и арабами. Эти народы, кроме исторических данных, оставили об опиуме множество легенд.

Гомер, великий древнегреческий поэт, две с половиной тысячи лет тому назад написал в одной из своих поэм, что Елена, дочь Зевса, подливала солдатам в вино какие-то соки, под действием которых они забывали о страхе и боли.

Очень похожа на эту другая легенда, рассказанная Гомером в «Одиссее». В ней Гомер говорит о том, как прекрасная Елена, жена царя Менелая, подала Телемаку, сыну Одиссея, который прибыл в их дворец, разыскивая своего отца, кубок с напитком, называемым «непентес»:

В чаши она круговые подлить вознамерилась соку, Гореустдного, миротворящего, сердцу забвенье Бедствий дающего;

тот, кто вина выпивал с благотворным Слитого соком, был весел весь день и не мог бы заплакать, Если б и мать и отца неожиданной смертью утратил, Если б нечаянно брата лишился иль милого сына, Вдруг пред очами его пораженного бранною медью… Перевод В.А. Жуковского Существует предположение, что «непентес» Гомера, заставляющий забыть боль и горе, это самый настоящий опиум. В книгах Геродота, Аристотеля и Плиния имеются упоминания об опиуме и его действии. Народы критской цивилизации возводили статуи богини мака и, поклоняясь ей, украшали ее голову надрезанными маковыми головками, из которых вытекал чудесный сок. В VII веке до н.э. Гесиод сообщает о существовании города Микены (Город Мака).

В восьмом веке арабы расширили границы выращивания мака от Малой Азии до Индии и Китая. Они считали мак священным растением, которое открывает врата рая тем, кто его употребляет.

О гашише как лекарстве от кашля и от поноса говорится в 2737 г. до н.э. в лечебнике китайского императора Шен-Нуна, хотя уже гораздо раньше он упоминался в легендах именно по причине его психоактивных свойств. В древнем Китае гашиш использовался как обезболивающее средство при хирургических операциях, и в Индии он также использовался как лекарство.

Также в древнем индийском эпосе «Атхарва» и «Ригведа» (1500 лет до нашей эры) упоминается гашиш, называемый там «небесным проводником». Индийский священный напиток сома, известный задолго до нашей эры, пили только жрецы и посвященные. Он готовился из разных растений и также из индийской конопли, из которой производится гашиш.

Поэма «Ригведа», считающаяся самым древним и грандиозным религиозным произведением, из всех, что создало человечество, в более чем ста псалмах восхваляет действие сомы, которая «оденет то, что обнажено, излечит то, что изранено, научит слепца как прозреть, хромого – как ходить;

бедняка – как стать богатым». Сома занимала также значительное место в эротической традиции наиболее сложных религиозных культов тех времен.

Само происхождение названия «гашиш» имеет романтический привкус легенды.

Великий путешественник Марко Поло привез из Персии предание о Хасане ибн ас-Саббахе, старце с гор, который для себя и своих светских и религиозных соратников ассасинов построил крепость на обрывистой горе Аломут. Воины Хасана были известны своей храбростью и беспощадностью. Их главными занятиями были война или убийства наиболее влиятельных людей Персии того периода. Также они воевали и против крестоносцев.

Говорили, что при одном только слове «ассасин» крестоносцев охватывал страх.

За употребление гашиша, который нашел у Хасана ибн-Саб-баха весьма своеобразное применение, члены этого ордена на востоке получили название гашишинов (по-арабски «хаш-шашин»). Крестоносцы, которым они наносили весьма чувствительные потери, изменили этот термин в «ассасин». Так стали называть членов этой организации в Европе, а несколько позже слово стало нарицательным и вошло во французский и некоторые другие европейские языки, приобретя значение коварного убийцы.

Члены низших степеней посвящения в секте назывались «фе-дави», что означало – жертвующий собой за веру. Этих фе-дави Хасан ибн-Саббах подбирал, главным образом, из сильных и смелых юношей, принадлежавших по преимуществу к бедным слоям населения, и воспитывал их в абсолютном повиновении своему слову. Для того, чтобы настроить их должным образом и подготовить к подвигу, он, прежде всего путем настойчивой религиозной обработки превращал их в исступленных фанатиков, а потом, в нужный момент, одурял гашишем.

Одурманенного юношу, пока он находился в бессознательном состоянии, переносили в потайной сад, окруженный высокими стенами и оборудованный в соответствии с мусульманскими представлениями о рае. Здесь подготавливаемый к подвигу федави, очнувшись, блаженствовал короткое время в объятиях прекрасных «гурий» и наслаждался всевозможными удовольствиями. Затем его усыпляли снова, переносили в обычную обстановку и на следующий день уверяли, что молитвами шейха душа его только что побывала в раю и что испытанное там блаженство будет его вечным уделом, если он сложит голову, выполняя поручение вождя.

После этого федави бесстрашно шли на смерть, становясь слепыми орудиями Хасана, который с их помощью очень скоро навел ужас на самых могущественных сановников своего времени и даже на носителей верховной власти. Тот, на кого указывала своим адептам беспощадная рука Хасана ибн-Саббаха, был уже обреченным человеком, как бы высоко он ни стоял: почти не было случая, чтобы кинжал федави не поразил намеченную жертву. А если был бессилен кинжал, то наверняка действовал яд.

Убийство, как правило, совершалось открыто, на людном месте, причем убийца и не пытался бежать: он с восторгом принимал смерть, уверенный в том, что купил себе вечное блаженство, уже испытанное им однажды. В тех редких случаях, когда федави, совершив предписанное убийство, почему-либо избегали смерти, их матери плакали и чуть ли не проклинали сыновей за то, что они упустили такой верный случай попасть в рай.

Это свидетельство Марко Поло можно принять как первое историческое упоминание о массовом употреблении наркотика в политических и религиозных целях.

Древние культуры использовали также в религиозных целях галлюциногенные грибы.

Так, например, в Мексике был найден большой каменный гриб с высеченным на ножке обликом Бога. Предполагают, что возраст находки свыше десяти тысяч лет. История мексиканских галлюциногенных грибов тесно связана с ацтекской и мексиканской культурами. В древней Мексике был известен гриб, который рос только во время грозы, под сверкание молний и раскаты грома, из чего делался вывод, что гриб этот связан со сверхъестественными силами.

Вообще, для древних народов грибы были окутаны ореолом тайны. Для первобытного человека оставалось загадкой, как гриб рождается без зерна, почему он так быстро появляется на свет сразу после дождя и также быстро исчезает без следа. Древние видели в рождении грибов символику нескончаемого круга возрождений Бога на земле, так как зачатки некоторых грибов напоминают визуально мужской половой орган, а позже, когда разворачивается шляпка гриба, – соединение мужского и женского половых органов. Этот акт непременно должны были сопровождать громы и молнии.

Интересно, что вера в божественность грибов была достаточно широко распространена среди древних народов. Похожие и даже иногда идентичные верования о происхождении галлюциногенных грибов в таинственных и драматических обстоятельствах можно встретить в народных суевериях Японии, Филиппин, Таджикистана, и у мавров, где слово «ватитири» одновременно означает и гром и гриб.

Мексиканский гриб, известный науке как Psilocibae mexicana на протяжении веков использовался ацтеками в религиозных обрядах. Испанские конквистадоры оставили письменные свидетельства о массовом употреблении «божественного» или «чудодейственного» гриба во время коронации Монтесумы, целью которого было внушить подданным Монтесумы идею о его божественном происхождении. Испанский врач Эрнандес считал этот гриб главным элементом религии ацтеков. Каменные грибы, найденные в Гватемале, и насчитывающие приблизительно три тысячи лет, свидетельствуют о том, что индейцы Майя также исповедовали культ грибов.

И в древней Греции в религиозных целях использовались галлюциногенные грибы.

Известно, что напиток, использовавшийся во время елисейских мистерий, был изготовлен из грибов, изменяющих состояние сознания и вызывающих необычные видения религиозного характера.

Возникновение города Микены связано с видением, которое пережил его основатель, после того как съел галлюциногенный гриб, в честь которого и был назван город (mykos – по гречески гриб). Некоторые современные ученые (например, известный миколог Р. Гордон Уоссон, сам имеющий опыт общения со священными грибами) считают весьма вероятным, что божественная идея могла посетить древнего градостроителя вследствие того, что он случайно съел гриб, обладающий галлюциногенными свойствами.

Некоторые сибирские племена с целью достижения экстаза и религиозных видений поедали во время ритуальных обрядов ядовитый гриб, широко известный под названием мухомор (amanita muskaria). Среди самоедов был распространен обычай пить мочу людей, отравленных мухомором, чтобы выделенный таким образом яд, не угрожая жизни, мог вызвать «легкие мистические переживания». Викинги также хорошо знали этот гриб, и чтобы повысить боеспособность и разжечь в себе ненависть к неприятелю, они употребляли его перед схваткой.

Галлюциногенные грибы использовались и шаманами. Шаманы – это «избранные» в сибирских племенах, обладающие необычными душевными качествами. Войдя в состояние экстаза, они пытались установить контакт со сверхъестественными силами для того, чтобы использовать их с целью повлиять на ход событий в реальной жизни, предсказать будущее или вылечить больного.

Состояния экстаза глубоко религиозного или мистического содержания можно иногда достичь с помощью чисто психологических или психофизиологических приемов: полный многодневный пост, самобичевание, аскеза, специальные дыхательные упражнения и созерцание, медитация, ритуальные танцы или слушание ритмичных барабанных ударов в полной изоляции от других звуковых эффектов.

Эти методы, однако, требуют больших психических и физических усилий и времени, поэтому шаманы часто решаются на более легкий и быстрый способ вхождения в экстаз путем употребления внутрь галлюциногенных грибов. Впечатления от действия этих грибов вполне можно сравнить с «трипом» (от английского trip – путешествие) наркомана, вызванным ЛСД или мескалином.

Среди растений, вызывающих изменение сознания и восприятия, особое место занимает разновидность мексиканского кактуса, известного под названием пейотль (lophophora ivilliamsi), который растет в южной части долины Рио-Гран-де. Вера в его магические свойства уходит в глубь веков.

Кортес и его конквистадоры, которые прибыли в Новый Свет, познакомились с племенем ацтеков, почитающих кактус, называемый ими «теонанацатль», что в переводе означает «плоть бога». Теонанацатль был для ацтеков воплощением великого мексиканского Бога Солнца.

Так как мескалиновое видение Бога находилось в вопиющем противоречии с христианской концепцией, исповедуемой конкистадорами, они запретили ацтекам употребление этого кактуса, которому было дано испанское название riaz diabolika (корень дьявола).

Тех, кто нарушал запрет, наказывали более чем жестоко, – после трех дней пыток им выкалывали глаза. После того, как ацтеки исчезли с лица земли, интерес индейцев к пейотлю на несколько столетий угас. Возродился он только в начале нашего века, точнее в 1914 г., когда образовалась Американская Народная Церковь (Тhe Native American Church), сплотившая несколько десятков индейских племен. Главным ритуалом этой секты была вариация раннехристианского Праздника Любви, во время которого кусочки пейотля используются вместо сакраментального хлеба и вина для причастия. Индейцы относятся к пейотлю как к ценнейшему дару Бога и сравнивают его действие с действием Божьего Духа.

Археологические и мифологические данные во всем мире свидетельствуют о существовании различных растений, соки которых сильнее человека. Наиболее богатым источником информации на эту тему является фольклор.

Средние века изобилуют рассказами о ведьмах и колдунах, а также об их волшебных зельях. Существуют документы, свидетельствующие: в XV, XVI и XVII веках в Европе изготавливались разные мази, действие которых было, похоже, таким сильным, что они могли превращать людей в животных или изменять состояние сознания. Скорее всего, речь здесь идет о каких-то ядах, которые, проникая через кожу, попадали вместе с кровотоком в мозг и вызывали галлюцинации, в которых человек переживал свое превращение в животное или в другое существо, особенно если ему накануне этого что-то подобное было внушено.

Мировая история зафиксировала случайные массовые отравления веществами растительного происхождения, изменяющими состояние сознания. Документы Свидетельствуют о том, что в 994 г. умерло сорок тысяч французов, отравившихся спорыньей, а у еще большего количества людей возникли галлюцинации.

Поводом для преследования известных салемских колдуний в штате Массачусетс в 1692 г. также, скорее всего, послужило какое-то растение. Несколько девочек обвинили большое количество мужчин и женщин в том, что они поддерживали контакт с дьяволом и занимались колдовством. На основании этих обвинений многие люди после пыток были казнены. Хлеб, который в 1692 г. пекли колонисты, был из ржи, привезенной из Европы и зараженной спорыньей. Внимательный анализ протоколов процесса позволяет предположить, что девочки страдали галлюцинациями, а психозы «колдуний» были использованы как подтверждение необычных видений.

Кроме одиночных географических очагов употребления различных веществ, обладающих психоактивными свойствами, Европа не знала большинства сильных наркотиков до конца XIII века, когда крестоносцы привезли с Ближнего Востока опиум.

Первый медицинский препарат, изготовленный из опиума, прописал больному в XVI веке знаменитый Парацельс. Пара-цельс называл опиум камнем бессмертия и часто использовал его в своей практике.

В XVII веке знаменитый английский врач Томас Сайденхэм открыл новый способ получения опиума и назвал этот препарат своим именем.

Первые препараты опиума носили название лаудан. Их использование оказало между прочим большое влияние на литературу Англии. Английская поэтесса Элизабет Баррет Браунинг, которая в детском возрасте пережила несчастный случай, до конца жизни принимала лаудан как обезболивающее средство. Перед смертью она находилась в полной зависимости от наркотика и, скорее всего, писала под его воздействием.

Томас де Квинси в «Откровениях английского оптимиста» писал: «Это средство от всех людских мучений, это тайна счастливой жизни, открытая в одно мгновение. Счастье теперь можно купить за один пенс и носить его в кармане жилета. В бутылочке можно хранить миниатюрный экстаз, а душевный покой пересылать по почте…» Есть предположение, что великий английский поэт Сэмюэл Тэйлор Колридж свою известную поэму «Куббла Хан» написал сразу после пробуждения от опиумного сна, в котором увидел мифический город Ксанаду. Этот автор также, как и де Квинси и множество других людей искусства, употреблявших наркотики, только гораздо позже осознал свою токсикоманию как серьезную болезнь и понял ее отрицательное влияние на духовные и творческие способности.

В начале прошлого века, точнее в 1805 г., аптекарь Зертюрнер выделил первый алкалоид опиума и дал ему название «морфин» в честь Морфея, греческого бога сна.

Несколько позднее, в 1832 г. Робике выделил кодеин, а в 1848 г. Мерк выделил из опиума папаверин.

Изобретение в 1853 г. врачом из Эдинбурга Александром Бу-дом иглы для подкожных инъекций в итоге породило новые проблемы, связанные с более эффективным введением морфина и других алкалоидов опиума. Тогда появилось опасное, ошибочное мнение, что морфин, введенный в организм посредством укола, не вызывает привыкания и тенденции к увеличению дозы.

Хотя употребление опиума в Азии исчисляется тысячелетиями, всеобщее его использование начинается только в XVIII веке, после того, как на рынки континента вышла английская Ост-Индская Компания, которая владела монополией на производство опиума в Бенгалии и огромное количество зелья продавала в Китай. Когда в 1820 г. в Китае был введен запрет на импорт опиума, Компания вначале организовала контрабандную перевозку наркотика, а затем вынудила правительство Великобритании оказать давление на Китай, чтобы насильно возобновить импорт опиума.

Китайский запрет на британский опиум привел в 1842 г. к первой опиумной войне, в которой более мощный военно-морской флот Великобритании вынудил китайцев вновь открыть двери британскому наркотику.

Спустя пятнадцать лет, в 1857 г. вспыхнула вторая опиумная война, в которой к Великобритании присоединились Франция и США. Китай, конечно же, проиграл и эту войну. С целью приостановки оттока золотого запаса и для спасения страны от инфляции Китай начал выращивать собственный опиумный мак. Миллионы китайцев проводили большую часть своей жизни в опиумных курильнях, погруженные в наркотический сон.

На примере опиумных войн мы видим, как осуществлялась коварная политика расширения массового употребления наркотика с целью подчинения одного государства другому, со всеми ужасными последствиями, оказавшими влияние на психическое здоровье нации в последующих поколениях.

Массовое употребление наркотиков в Европе началось в девятнадцатом веке, в период, когда группа интеллектуальных авантюристов начала экспериментировать над собственным сознанием, употребляя наркотики, привезенные из Египта и Индии. Все началось в тот день, когда французский врач Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям попробовать «давамеску» – печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, особенно для группы литераторов, среди которых были Шарль Бодлер и Теофил Готье. Вскоре был организован несколько необычный клуб, известный как «Клуб любителей гашиша», со штаб-квартирой в отеле «Пимодан» в Париже на берегу Сены.

Члены этого клуба регулярно встречались и употребляли гашиш в количествах, которые сегодня можно оценить как очень большие. Бодлер еще раньше пробовал опиум.

Эти два великих поэта увековечили свои интимные переживания с гашишем и опиумом:

Бодлер – в «Искусственном рае» и поэме о гашише;

Готье пережил свои галлюцинации с некоторым самоаналитическим подходом: «Мой слух расширил свои пределы;

я слышал звучание цветов: зеленые, красные, синие и желтые тона набегали на меня волнами и волны эти не смешивались».

Позже в этот клуб вступили и другие писатели и поэты того периода. Наиболее известные из них – Верлен и Рембо.

В начале двадцатого века американский писатель Ф. Ладлоу пропагандирует употребление марихуаны и описывает собственные впечатления от ее действия. В тот период повышается интерес и к другим средствам, способным изменять состояние психики. Особой популярностью пользуется закись азота (веселящий газ), исходя из его фармакологических свойств и легкости в применении. Выдающийся американский психолог Уильям Джеймс заинтересовался этим наркотиком и испробовал его действие на себе. Свои впечатления он опубликовал, поставив на первый план религиозное значение ощущений, возникающих в процессе действия психоактивных наркотиков. Один раз У. Джеймс попробовал мескалин, но неожиданно плохо себя почувствовал и воздержался от дальнейших экспериментов. Но, несмотря на неудачу в эксперименте с мескалином, он и в дальнейшем был уверен, что химические вещества могут вызвать в сознании человека мистические состояния и сделать духовную жизнь человека богаче. Это можно частично понять как выражение его индивидуальности, глубокого интереса к религии и мистицизму, в особенности под конец жизни, –именно в этот период он и проводил свои эксперименты.

Нелишне будет вспомнить, что отец психоанализа Зигмунд Фрейд в 1884 г., еще будучи молодым неврологом, употреблял некоторое время кокаин в минуты депрессии, и даже посоветовал одному из своих знакомых использовать кокаин как обезболивающее средство. Свое первое впечатление от действия кокаина он описал следующим образом:

«Малые дозы этого лекарства вознесли меня на вершину. Теперь я собираю материал, чтобы сложить хвалебную песнь в честь этого волшебного вещества».

В письмах к своей невесте Марте он назвал кокаин «чудодейственным лекарством».

Позже, когда один из его пациентов впал в психоз, вызванный кокаином, и подвергся кошмарным галлюцинациям, Фрейд по-настоящему испугался и отказался от его использования. Он даже стал решительным противником использования кокаина в психиатрии.

1938 год стал очень важным для истории наркомании. В этом году швейцарскому химику Альберту Хоффману удалось синтезировать лизергиновую кислоту, что явилось началом развития массового употребления наркотиков в размерах, которые до этого не имели прецедента в истории человечества.

Через несколько лет, 16-го апреля 1943 г. совершенно случайно Хоффман стал первым, кто испробовал действие нового вещества на себе. Как это часто бывает, первооткрыватель не знал, что же именно он открыл. Вот как он описал свое первое знакомство с ЛСД-25:

«Пятница… я должен прервать работу в лаборатории… меня охватило какое-то странное чувство беспокойства и легкой оглушенности… Я дома, лежу на полу и медленно погружаюсь в делириум, о котором я не могу сказать, что он мне неприятен. Он характеризуется исключительно возбуждающими фантазиями. Я лежу в полубессознательном состоянии с закрытыми глазами… меня одолевают фантастические видения необычной реальности с интенсивной игрой красок – как в калейдоскопе».

После экспериментов Хоффмана с ЛСД наркотик этот был занесен в группу так называемых психозомиметических средств, так как была подтверждена его способность вызывать у человека необычные состояния, похожие на психоз.

Вот так после открытия мескалина и выделения его из мексиканского кактуса в мире галлюциногенных наркотиков прибавился еще один. В 1950г. образцы этих двух наркотиков были разосланы ведущим психиатрам мира с целью лабораторного и клинического исследования препаратов, что, как предполагалось, должно было помочь понять сущность и происхождение шизофрении. Предварительные результаты оказались весьма противоречивы, что было понятно: ведь наркотик применялся в разных условиях и при полном отсутствии какого-либо опыта.

Сторонники использования ЛСД-25 уже при появлении первых обнадеживающих результатов объявляли о начале новой эры в лечении психических болезней. Более скептически настроенные и осторожные ученые высказывались реже, и могло создаться впечатление, что истина на стороне энтузиастов. Но, как это часто бывает, когда речь идет об использовании чего-то нового, особенно в медицине, преждевременный восторг быстро уступил место более реальной оценке.

Результаты использования этих наркотиков показали, например, что «модель психоза», вызванная ЛСД-25 или мескалином, вовсе не является аналогом эндогенного психоза и эти два состояния весьма существенно отличаются друг от друга. Потребовалось несколько лет, чтобы интерес психиатров и психологов к ЛСД-25 упал. Эти наркотики и сейчас находят применение в психиатрии, но в более строго и твердо очерченных рамках конкретных патологий.

Когда заинтересованность психиатров галлюциногенными наркотиками ослабла, эти препараты нашли почву для своего развития в несколько другой сфере. Большая заслуга в этом принадлежит писателю Альдусу Хаксли, который «одним солнечным майским утром проглотил сорок граммов растворенного в воде мескалина, сел в кресло и начал ожидать результата», надеясь на посещение миров, в которых Блэйк, Сведенборг или Иоган Себастьян Бах чувствовали себя как дома.

Эксперимент этот Хаксли провел в 1953 г. под наблюдением своего будущего друга, известного ученого Хэмфри Осмонда.

Высказывания Хаксли во время эксперимента записывались на магнитофонную ленту, а Осмонд делал заметки. Эти данные свидетельствуют, что уже через полчаса после употребления мескалина мистеру Хаксли, по выражению Блэйка, начали открываться «врата чистого восприятия». Личность Альдуса Хаксли – философа и мистика, человека много лет страдающего неизлечимой болезнью глаз – была как будто специально сотворена для переживания мескалиновых видений.

Наркотик не привнес ничего нового, он только выкристаллизовал его восприятие мира и прояснил его уже устоявшиеся религиозные и философские убеждения. Свои многочасовые впечатления Хаксли описал в коротком эссе «Врата восприятия». Горячий сторонник употребления мескалина, нового духовного таинства, предоставляющего возможность увидеть мир по-новому, он все-таки сомневался в универсальности этого метода.

Он утверждал, например, что под действием мескалина «воля подвергается глубоким переменам в сторону ослабления. Тот, кто принял мескалин, не видит необходимости в том, чтобы что-то делать…» Увидев стул, он говорит: «Каждый должен видеть вещи такими, какие они есть на самом деле», но сразу же выдвигает сомнение: «если кто-то всегда обладал бы таким виденьем, он никогда не захотел бы делать что-нибудь другое… но как же другие люди? Как же отношения между людьми?» Хаксли сомневается в том, что наркотик может помочь людям лучше понять друг друга. Он может способствовать только субъективному познанию, которое не имеет отношения к другим людям и не несет в себе объективной истины.

Несмотря на это, авторитет писателя, а также необычная тематика, основанная на подлинности пережитых впечатлений, способствовали тому, что книга вскоре стала популярной среди молодых людей, постепенно подготавливая их к психоделической революции, наступившей в начале I960 года.

Год этот считается судьбоносным в становлении современной наркомании. Во время пребывания в Мексике Гарвардский психолог доктор Тимоти Лири съел несколько галлюциногенных грибов, полученных им от какого-то местного колдуна. «Уже через несколько минут я перелетел через границу Ниагары сознания к Мальстрему трансцендентальных видений и галлюцинаций, –пишет Лири. – Следующие пять часов я мог бы описать с помощью множества экстравагантных метафор, но это испытание, несмотря ни на что, было самым глубоким религиозным переживанием в моей жизни».

Этот опыт оказал решающее влияние на дальнейшую жизнь и научную деятельность доктора Лири. Книгу Хаксли «Врата восприятия», а также некоторые из произведений Германа Гессе он трактует как пособия, помогающие идти по психоделическому пути к бессознательному. С той же самой целью Лири переводит и комментирует тибетскую «Книгу мертвых», в которой он находит поразительные совпадения с собственными психоделическими переживаниями.

Лири начинает безгранично верить в преображающую силу наркотиков, в их способность изменить не только личности отдельных людей, но и влиять на становление более справедливых общественных отношений. Своими идеями он заинтересовал профессора Ричарда Олперта, коллегу и товарища по Гарвардскому университету.

Совместно они проводят исследования на заключенных, потом на добровольцах, давая им псилоцибин.

Сам Лири принимает ЛСД, псилоцибин, мескалин и курит марихуану. Расширение спектра употребляемых наркотиков все больше укрепляет его веру в приближение новой эры человеческой природы. Используя все доступные средства коммуникации, Лири публично провозглашает свои идеи с целью найти сторонников, прежде всего среди молодых людей.

Эффект превосходит самые смелые ожидания. Большая часть молодежи становится на сторону доктора Лири.

Начинаются массовые эксперименты с наркотиками, изменяющими состояние сознания, приводящие к перевороту в душах экспериментаторов. Лири завладел воображением многих миллионов молодых людей во всем мире, начинающих мыслить по-новому.

Деятельность Лири и Олперта, а также поведение их сторонников, вызывают опасения у мыслящих традиционно преподавателей университета, и в 19бЗ г. оба профессора были вынуждены уйти из Гарварда. В том же году они собирают энтузиастов своих идей для продолжения экспериментов и организуют Международную Федерацию Внутренней свободы (IFIF) со штаб-квартирой в отеле мексиканского города Чихуатанеху.

Первая группа из двадцати пяти пациентов платят Лири и Олперту каждый по двести долларов в месяц за то, что они наблюдают за добровольцами, пока те находятся под действием ЛСД-25. Сеансы проводятся два раза в неделю, время между сеансами пациенты заполняют по своему усмотрению. После инцидента, спровоцированного одной американкой, власти выдворяют Лири и его соратников из Мексики.

И тут им на помощь приходит экстравагантный нью-йоркский миллионер Уильям Хичкок, передавший в полное распоряжение коммуны четыре тысячи акров земли в Милбруке, штат Нью-Йорк. Лири на седьмом небе от счастья. Наконец-то исполнилась его мечта о возведении святыни нового психоделического культа для верующих со всего мира, без учета их религиозной принадлежности и цвета кожи. Сотни добровольцев подвергаются опытам с ЛСД-25, меска-лином, псилоцибином и марихуаной. Благодаря своей врожденной коммуникативности Лири получает среди молодых американцев широкую популярность.

В это время Соединенные Штаты ведут войну во Вьетнаме, и каждая пацифистская идея, даже самая туманная и неопределенная, как идея Лири, находит множество приверженцев, ненавидящих насилие, войну и бессмысленное убийство невинных людей.

В период между I960 и 1965 гг. Лири увлек своими идеями воображение молодежи по всему миру. Большая часть молодых людей сама начинает экспериментировать с наркотиками, изменяющими состояние сознания, прежде всего с марихуаной. Для 1965 г.

характерно употребление наркотиков в основном в студенческой среде, что являлось формой социального протеста студенчества. Открытое употребление наркотиков вместо алкоголя, видимо, необходимо расценивать как отказ от средства снятия стресса старшего поколения.

Наркотики принадлежали молодежи и становились символом нового видения мира.

Первым следствием массовых экспериментов с наркотиками было возникновение и развитие разных стилей жизни, детерминированность и психическое истощение многих миллионов молодых людей во всем мире.

Одновременно с распространением наркомании в шестидесятых годах зарождается движение хиппи, описанное в дальнейших разделах книги, которое принимает идеи доктора Лири. Теперь Лири с гораздо более многочисленной группой сторонников, среди которых врачи, психологи, философы и доктора теологии, – продолжал эксперименты, все еще веря, что наркотики могут изменить общество. Число учеников Лири растет, а сам он чувствует себя современным Сократом.

Весной 1966 г. полиция произвела в поселении обыск. Полицейские находят небольшое количество марихуаны и арестовывают Лири и всех присутствующих. В следственной тюрьме Лири отвергает все обвинения как безосновательные. Его освобождают за отсутствием доказательств, но следователь предупреждает доктора о грозящих ему шестнадцати годах тюрьмы в случае доказательства его вины. И когда адвокату почти полностью удалось избавить Лири от подозрений, в чемодане его восемнадцатилетней дочери таможенник находит пол-унции марихуаны. Лири снова был арестован и, несмотря на объяснения, что эта марихуана предназначалась для научных целей, он был осужден и приговорен к тридцати годам тюрьмы за хранение марихуаны и неуплату федерального налога.

В тюрьме он пишет нашумевшие «Записки из заключения». Через некоторое время ему удается бежать. Сначала он скрывается у друзей в Южной Африке, потом оседает в Швейцарии. Несмотря на преклонный возраст, Лири ведет активную жизнь. Его публикации, хотя и не в такой степени, имеют влияние на молодежь. Для молодых он остается жрецом психоделического культа. В рассуждениях Лири того периода можно заметить некоторую переориентацию, касающуюся употребления психоделических наркотиков. Прежде всего, теперь он утверждает, что наркотики предназначены отнюдь не для всех, и не должны использоваться бесконтрольно. Трагические последствия массового злоупотребления наркотиками среди молодежи явились для Лири главным предостережением. Он утверждает также, что наркотики – неподходящее занятие для молодых людей, так как им не хватает жизненного опыта и необходимых знаний в таких областях как медицина, психология и философия, совершенно необходимых для правильного восприятия и осмысления эффектов, производимых наркотиками.

Незнание своего психического состояния может стать причиной того, что наркотики только обманут молодых людей и приведут их к помешательству.

Для людей зрелых наркотики, по его мнению, могут быть полезны при решении экзистенциальных проблем, так как они ставят эти проблемы в центр сознания, хотя и не решают их.

Лири все чаще утверждает, что «трансцендентальное эго», являющееся конечной целью психоделического культа, можно постичь и без помощи наркотиков. В качестве заменителя наркотика он предлагает систему медитативных упражнений, йогу, мигание оптических стробоскопов и психоделическую музыку.

Но молодежь все-таки продолжает связывать имя Тимоти Лири исключительно с наркотиками, и его новые идеи никого не в силах переубедить. Благодаря доктору Лири и его ореолу мученика, который в глазах молодежи превратил его в современного святого, психоделический культ удерживал свои позиции довольно долго. Можно сказать, что в современном мире дилетантский интерес к психоделическим наркотикам постепенно ослабевает. Наркотики опять возвращаются в стены лабораторий и психиатрических клиник, так как не подлежит сомнению, что возможности их применения в научных целях далеко не исчерпаны.

Тема субстанции, которая лечит и приносит успокоение или болезнь и смерть, повторяется как архетип во всех культурах и во все периоды истории. Наркотики присутствуют и в классических культурах и в современных цивилизациях, как и в жизни «диких» народов – от тундры до экваториальных джунглей, – и это свидетельствует о вечном стремлении человека к преодолению своего несовершенства и к тому, чтобы хоть раз побывать, хотя бы ненадолго, в стране, которая существует только в мечтах. К сожалению, иллюзия длится недолго, а пробуждение приносит еще более жестокую боль и еще более мучительное ощущение отчужденности. Из-за этого наркомания перестает быть в наше время проблемой одной личности и приобретает черты социальной проблемы.

Современные клинические случаи Вернемся из путешествия в давнее и недавнее прошлое и рассмотрим несколько клинических случаев из числа тех, с которыми приходится сталкиваться современным наркологам.

Кусочек кактуса Парень обратился за помощью медиков по совету отца, хотя сам не видел для этого достаточных оснований, потому что, по его словам, гашиш и ЛСД – это не наркотики, и, следовательно, он не является наркоманом.

Он, студент второго курса юридического факультета, потерял один учебный год, потому что последние двенадцать месяцев не ходил на лекции и не сдавал экзаменов.

Один ребенок в семье, родился когда родителям было уже за сорок. В начальной школе пытался скрывать, что эти пожилые люди – его родители. Говорил, что это дедугака с бабушкой, а родители его якобы находятся за границей.

Отец – человек нервный, скрытный, много лет страдающий язвой желудка. Только после выхода на пенсию он попробовал установить первый психологический контакт с сыном.

Мать – женщина также нервная, притом с суровым характером, жертва собственных жизненных принципов. В отношениях с сыном холодна, постоянно подчеркивает, что каждый должен сам решать свои проблемы.

Между родителями никогда не было крупных конфликтов, но они также не относились друт к другу с теплом и любовью. Не поддерживали дружеских контактов. Каждый жил собственной жизнью. В такой атмосфере, замкнувшись в себе, вырастал СП. У него не было ни друзей, ни каких-либо особых интересов.

Впервые он попробовал наркотик во время каникул на море. Он уже не помнит, как именно, но однажды вечером оказался в обществе молодых людей, собравшихся вокруг костра. Среди них было много иностранцев. Ему нравился вид этих людей: у всех были длинные волосы, яркие рубашки, на шее необычные украшения, на руках – перстни и браслеты. Почти у всех были кожаные сумки, а на ногах индийские сандалии. Несмотря на пестроту компании и ее интернациональный состав в ней чувствовалась общность и взаимопонимание.

СП. так это описывает «В этих парнях и девушках я сразу узнал хиппи. Они заинтересовали меня. Я много слышал о хиппи, а теперь мог впервые убедиться, как много правды в том, что о них говорят. Они приняли меня доброжелательно. Один голландец с повязкой на голове предложил мне место возле себя. Я начал приглядываться к их лицам.

Все смотрели на меня с симпатией, все время улыбаясь. Это меня успокоило, несмотря на то, что я всегда очень недоверчиво отношусь к людям.

Какое-то время спустя голландец скрутил папиросу, прикурил ее и предложил мне затянуться. Дым имел необычный аромат и привкус. Я покрылся холодным потом. Все вокруг начало крутиться – как на карусели. Мне стало плохо, и, в конце концов, меня стошнило.

Одна из девушек сказала, что я курил гашиш и, видимо, у меня нет опыта, но в следующий раз мне должно быть лучше. На другой день я выкурил еще одну папиросу, но кроме чувства покоя и легкой сонливости, ничего не помню.

На море я пробыл еще десять дней и каждый день курил гашиш. Постепенно я научился достигать расслабления и успокоения. На прощание голландец, с которым я подружился, дал мне кусочек какого-то сушеного растения – кусочек величиной с пуговицу.

Он сказал, что это частичка «священного кактуса», пейотля, обладающего чудесными свойствами. Он помогает лучше познать самого себя. Голландец также сказал, что действие этого кактуса проверил на себе Альдус Хаксли…» По возвращении домой СП. курил гашиш самое меньшее два раза в неделю. Покупал он его у подпольных торговцев. Полгода спустя он понял, что гашиш уже не вызывает таких сильных ощущений, как в начале, и решил попробовать что-нибудь посильнее.

«Я вспомнил о кусочке кактуса, о котором совсем было забыл. Я его еле нашел между книгами. Мне хотелось как можно скорее его попробовать, но я опасался непредвиденных эффектов, поэтому не хотел оставаться один. Я пошел на дискотеку, где, как я знал, собираются наркоманы и, если понадобится, кто-нибудь из них мог бы мне помочь. Мне повезло, я сразу встретил нескольких своих знакомых наркоманов, некоторые из них уже приняли дозу.

Я сам не заметил как положил в рот кусочек сушеного кактуса и начал его жевать. Он был терпкий и горький на вкус. У меня закружилась голова. Горечь я запил кока-колой.

Вначале я ничего не чувствовал, но через полчаса началась трансляция моего личного телевизионного канала.

И вдруг я с ужасом понял, что начало твориться что-то необычное. Я стал терять чувство ориентации, предметы убегали, а время как бы остановилось. Пары, до этого момента ритмично танцевавшие, вдруг остановились и застыли как куклы. Зал начал колыхаться, и мне неожиданно захотелось сесть. Я начал искать кого-нибудь из знакомых, чтобы поговорить о жизни, ивдруг почувствовал, что еще чуть-чуть – и меня вырвет.

Я подошел к каким-то ребятам, которые курили гашиш. Мы о чем-то разговаривали, бессвязно и с перерывами. В нашем разговоре не было логики. В какой-то момент я почувствовал ужас от раздвоения своей личности. Мое «Я» двигалось как бы двумя разными путями: одним новым, галлюцинаторным, и другим, который я воспринимал как «остатки» своего реального Я.

Мои чувства были обострены, но неконкретны. Шепот казался мне громом, а музыку я воспринимал разноцветной. Я видел также своих родителей в виде маленьких фигурок. Они пробовали прорваться на дискотеку и забрать меня с собой. Тогда появились милиционеры-гиганты и куда-то их увели. Я понял, что милиционеры мои друзья и мне не нужно их бояться… Я хотел сказать об этом парню, стоявшему рядом со мной, но испугался, потому что у него была голова рыси. Я закрыл глаза, чтобы избавиться от галлюцинаций, но из этого ничего не вышло. Все оборачивалось против меня.

Я почувствовал ужас. Куда бы я ни посмотрел, –везде уродливые перекошенные лица.

Наверное, я уже сошел с ума. Мне каким-то образом удалось добраться до дома. Все было на своем месте, только выглядело как-то иначе. Дома я успокоился и под утро заснул, а наутро поднялся, чувствуя себя, как после тяжелой болезни».

Через несколько месяцев пациент четыре раза принял ЛСД. Ощущения были куда более приятными, чем в случае с мескалином. Но когда наркотик переставал действовать, он впадал в глубокую депрессию.

В последние месяцы СП. сам начал замечать, что с ним творится что-то неладное.

Периодически у него возникала мания преследования. СП. казалось, что его кто-то подстерегает, потому что он «открыл важную тайну». Он заставлял мать пробовать всю его еду, ночью наглухо закрывал двери и потом не разрешал родителям никого впускать в дом.

Лечение было начато сразу же, и как только наступило некоторое облегчение, была применена психотерапия, которая принесла хорошие результаты. Через несколько месяцев лечения пациент вернулся домой и возобновил учебу.

Уже два года он является абстинентом и заканчивает четвертый курс юридического факультета. Прогноз окончательного излечения весьма благоприятный. К сожалению, в практике встречаются наркоманы, которые в результате употребления галлюциногенов впадали в помешательство и обрекали себя на то, чтобы провести остаток жизни в психиатрической клинике.

«Выход в свет» Пациентка Д.Н. родилась в семье, в которой родители были «редкими гостями» в доме.

Занятые собственными проблемами и заботами о своем общественном положении, они не заботились о взаимопонимании с собственным ребенком. Семья была обеспеченной, поэтому Д.Н. не испытывала никаких материальных затруднений. Детство она провела у бабушки, о которой у нее сохранились самые теплые воспоминания. Пациентка в детстве редко играла со сверстниками, у нее не было подружек Она была стеснительна. Оставшись дома одна, играла в куклы. Свою любимую куклу она хранит до сих пор, и часто доверяет ей свои тайны, считая, что: «Никогда в жизни меня никто не слушал так внимательно, как Лиза».

Став подростком, она впервые ощутила потребность «выхода в свет», присутствия рядом близкого друга или подруги. Но отсутствие уверенности в себе мешало ей установить более тесные дружеские контакты со сверстниками. Притом она считала себя некрасивой и потому не способной нравиться мальчикам. Это было причиной частых приступов депрессии и даже мыслей о самоубийстве.

Однажды вечером подружка совершенно неожиданно пригласила ее на вечеринку, организованную незнакомыми ей ребятами. Ребята были любителями рок-музыки.

Приглашение удивило девочку, но она приняла его, хотя и с некоторой долей беспокойства. Она боялась, что не сможет вести себя естественно, потому что раньше ей не доводилось бывать в больших компаниях, к тому же незнакомых людей. То, чтопроизошлов тот вечер, перевернувший ее жизнь, она хорошо помнит до сих пор:

«Я шла туда с каким-то странным опасением и предчувствием, что должно случиться нечто необычное. Я судорожно держала подружку за руку до того момента, когда нужно было нажать на кнопку дверного звонка. Двери открыл хозяин квартиры, он представил нас всей компании. В комнате было полно дыма, очень громко играла музыка. Парни и девушки сидели на полу и курили. Они приветствовали нас, как старых знакомых. Это придало мне смелости, и я почувствовала себя уверенно.

Разговоры велись на разные темы, преимущественно о наркотиках. Эти ребята свободно говорили в моем присутствии о своих ощущениях. Это означало, что я принята и они мне доверяют. Мне это понравилось, также мне понравилось и поведение этих рябят, таких самостоятельных и уверенных в себе. Я очень хотела стать похожей на них. Когда хозяин подошел ко мне и спросил, хочу ли я получить укол, я согласилась, не задумываясь.

Я до сих пор не знаю, было ли это чистое любопытство или желание «получить пропуск» в общество. Когда игла вошла в вену, боль была ужасной;

я с детства боялась уколов. Чтобы не обнаружить свой страх и не опозориться перед, остальными, я стиснула зубы и молчала. Ждать пришлось недолго, может, несколько секунд. Потом все произошло очень быстро;

вначале мое тело обдала волна тепла. Постепенно мною овладело чувство приятного онемения. Я переживала новое, неизвестное до сих пор состояние, смешение ощущений – приятных и менее приятных. Мне абсолютно ни с кем не хотелось делиться своими впечатлениями. Я была очарована необыкновенным покоем и осознанием бессмысленности любых физических действий в тот момент. Я наслаждалась покоем и бесконечным чувством безопасности и уверенности, о которых так давно мечтала.

Меня разбудили встревоженные голоса моей матери и подруги. Когда я пришла в себя, они объяснили мне, что поливали меня водой, потому что я была вся синяя и задыхалась. Я быстро пришла в себя. У меня осталось только воспоминание о переживании прекрасном и одновременно нереальном как сон.

Я вернулась домой и продолжала жить, как раньше. Вернулись все старые проблемы и неудовлетворенность жизнью. Мне хотелось снова пережить, пусть ненадолго, то состояние, в котором мне казалось, что я сильная и все меня любят.

Вскоре это случилось. Я познакомилась с парнем, который был на несколько лет старше меня, –с известным в нашем городе наркоманом. Мне нравилось всегда быть рядом с ним, бывать у тех же, что и он людей. Я гордилась, что я его девушка. Меня связывало с ним удивительное чувство, которое нельзя было назвать любовью, скорее, восхищением и уважением. Связывали нас, конечно, и наркотики. Благодаря его связям, мы никогда не оставались без наркотиков, и мне тоже приходилось их покупать. Вначале мне хватало карманных денег, а позже, когда я кололась по нескольку раз в день, я начала выносить из дому и продавать за бесценок разные ценные вещи.

Постепенно менялся мой характер. Когда-то одна только мысль о лжи была мне противна – теперь я обманывала своих близких, родителей, бабушку… Вершиной всего было заявление в милицию об ограблении квартиры и краже драгоценностей. Украшения матери я сама украла и продала, а деньги отдала своему парню, чтобы он купил опиум.

Я стала хуже учиться и все чаще прогуливать уроки. Сначала я приносила учителям какие-то справки и пыталась отсутствие на занятиях объяснить болезнью или чем-нибудь еще, но потом мне это надоело. Я перешла в другую школу, но там просто перестала ходить на занятия. Отецотреагировал на это так «Ты сама заварила кашу, сама ее и расхлебывай. Ты уже достаточно взрослая, чтобы о себе позаботиться».

Через три года после того, как я начала употреблять опиум, я впервые почувствовала отвращение к наркотикам, но у меня не было сил, чтобы с ними покончить. Прекратить колоться означало впасть в преисподнюю ломки. Это означало также разрыв с моим парнем, единственным человеком, который хоть чуть-чуть интересовался мной».

Наркотик постепенно разрушал здоровье этой девушки, которая даже забыла, когда у нее была последняя менструация. Сексуальное влечение угасло, а все интересы сводились к шприцу и игле. Переживая очень тяжелый период кризиса, она решилась на лечение. Она искренне призналась, что не в силах сама сделать это. Прежде всего, ей хотелось помощи от семьи.

Она сразу была принята на лечение. Однако родители, респектабельные граждане не отреагировали на просьбу врача подключиться к лечению дочери. Несмотря на это, первые результаты вселяли надежду. Благодаря тому, что медики приложили все усилия, им удалось сравнительно быстро освободить девушку от физической зависимости и начать более трудную часть лечения – психотерапию и реабилитацию. Парень, о котором она говорила, навещал ее, но сам он от лечения отказался, потому что ему было «жалко выбрасывать полкилограмма опиума, который он недавно купил».

Ободренная первыми результатами, девушка пошла к родителям, чтобы поделиться с ними своей надеждой на окончательное выздоровление, загладить вину. К сожалению, родители отказались с ней разговаривать. Они заявили дочери, что она своим образом жизни в последние годы «уронила в грязь честь семьи и потому ей не место в доме!» Глубоко разочарованная, девушка вернулась к наркотикам. С самоубийственным упорством она начала колоться ежедневно, пока ее не настиг самый страшный враг наркоманов – цирроз печени.

Теперь Д.Н. находится в одной из клиник и тихо умирает в том возрасте, когда человек должен наслаждаться жизнью.

На родине великого мага «Я один из тех немногих, кто вернулся с востока невредимым, – начал свой рассказ Д.П. –В то время я принимал наркотики всего несколько месяцев. Для меня они были тогда еще окутаны ореолом тайны и романтического приключения, что особенно притягивало меня. О лечении я тогда не думал. Летом 19… года в нашем городе стало гораздо меньше наркотиков, потому что большинство нелегальных торговцев были арестованы. Среди v опытных наркоманов, знающих, что такое ломка, началась паника. Мой старый друг предложил мне съездить с ним в Индию, где наркотиков – пруд пруди и притом они очень дешевые.

Восток уже давно притягивал меня. Я без колебаний принял приглашение своего друга, тем более, что мне предоставлялась возможность своими глазами увидеть родину Сиддхарты Германа Гессе и выразить мое глубокое уважение к Азии и к ее духовным ценностям. Уменя было немного денег, кое-что мне дала мать, которая думала, что я еду в Италию за шмотками.

Маршрут мы заранее не уточняли, потому что слабо знали географию и пути, ведущие на восток. От наркоманов мы слышали, что лучше всего поехать в Турцию, а оттуда уже будет легче пробираться тропами, проторенными наркоманами всего мира.

Накануне отъезда мы познакомились с тремя бельгийскими хиппи, которые отправились в такое же путешествие. Налегке мы двинулись в путь, полный неожиданностей. До Турции добирались, в основном, поездом, потому что нас никто не хотел брать в автомобиль. Потом мы три месяца пробирались по Индии. Уже тогда мой энтузиазм начал улетучиваться, но надежда, что мечта сбудется, все-таки оставалась.

По дороге умер Джордж от какой-то болезни кишечника, а Ален с подозрением на холеру остался в военном госпитале в Тегеране.

Я давно не смотрелся в зеркало, но мой друг выглядел ужасно с длинными волосами и бородой. Он очень похудел, глаза его ввалились, он стал похож на библейского пустынника.

До сих пор не пойму, откуда мы брали силы. Друг рассказывал мне о великом маге, о Листере Кроули, который, как и мы, шел по пустыне много дней и в итоге пережил духовное просветление.

Наконец, в октябре, не помню какого числа, мы оказались в предместьях Бомбея. Мы пересчитали деньги, у нас осталось только около ста долларов. Мы сразу купили гашиш и хорошенько накурились. Мы заснули, одурманенные дымом гашиша и уставшие после долгой дороги. Только на другой день нас разбудило немилосердно палящее солнце. Кнам подошел полицейский и на ломаном английском сказал, что мы проснулись как раз вовремя, потому что нас могли похоронить заживо.

Каждое утро по улицам пригорода ездит зеленый грузовик и собирает 1руппы людей, умерших от голода, болезней или наркотиков. Их вывозят далеко от города и закапывают в общей могиле.

Тогда я впервые почувствовал ужас и желание вернуться домой. Мой друг старался подбодрить меня, рассказывая, что южнее Бомбея находятся пляжи, где собираются хиппи и наркоманы со всего мира и проводят в медитациях беззаботную жизнь.

Там нам действительно было по-настоящему хорошо. Мы познакомились с сотнями людей со всего мира. Никого не интересовал наш приезд. То, что кто-то приезжал или уезжал, было совершенно в порядке вещей. Этот нескончаемый пестрый калейдоскоп еще скрашивала музыка, исполняемая на разных инструментах или льющаяся из приемников.

Молодежь без малейшего стеснения открыто занималась любовью и принимала наркотики.

Вместо приветствия все спрашивали: «Did you have a trip?» – «путешествовал ли ты?» – что на самом деле означало: «Принял ли ты уже ЛСД или какой-нибудь другой галлюциногенный наркотик?» Еду все покупали или за сэкономленные деньги или за деньги, вырученные от продажи изготовленных своими руками сувениров. Среди хиппи были талантливые художники и резчики, которые делали разные безделушки из камней и ракушек и продавали их туристам.

Моему другу удалось где-то купить героин, и он хотел со мной поделиться. Но мне не хотелось колоться. Я предпочитал гашиш, который в Индии гораздо лучше, чем тот, что продается в Европе. Первые дни на пляже я не очень хорошо помню, потому что вес время был в полусне от действия гашиша. Время как бы остановилось. У меня было впечатление, что я живу в бесконечности, которая является одновременно днем вчерашним, сегодняшним и завтрашним. Я был занят только собой. То, что происходило вокруг, меня не касалось. В перерывах между приемами наркотика меня охватывали апатия и безволие. За несколько тысяч километров от дома и родителей я воспринимал свое пребывание в Индии как сон.

Мне казалось, что скоро я должен проснуться дома, в собственной постели.

Через десять дней нашей жизни на пляже меня разбудил парень, с которым я часто курил гашиш. Он равнодушно сказал мне, что наш общий приятель, мой земляк, вчера вечером умер. Он приехал сюда два месяца назад, чтобы здесь умереть, потому что недавно похоронил на родине брата, тоже наркомана.

Это известие потрясло нас. Мы подумали о родителях, у которых за такой короткий срок наркотик отнял двоих сыновей. Мой друг, очень подавленный, пошел уколоться – он хотел хоть ненадолго уйти от жестокой действительности. Л я остался на берегу, всматриваясь вдаль. Мне хотелось увидеть мать, обнять ее… По моему исхудавшему лицу текли слезы. Я чувствовал себя очень несчастным. Я плакал, наверное, в первый раз понимая, какой жизнью живу и к чему она меня приведет.

Какой-то американец подошел ко мне и принялся утешать. Он предложил, чтобы я переспал с его девушкой, потому что это лучшее лекарство от хандры. Я посмотрел на него остолбенело и подумал о своей невесте, от которой трусливо убежал, не сказав ейниединого слова.

Вдруг все стало мне противно. С меня было достаточно Индии, которую я по-настоящему так и не узнал, и своеобразной морали этих людей, пропитанных наркотиками и обреченных на медленную смерть. Я понял нереальность такой жизни и ее беспредметность.

Внезапно я понял сущность губительного употребления наркотиков, и твердо решил как можно быстрее вернуться домой. Я разыскал своего друга и предложил ему на следующее утро поехать в наше консульство в Бомбее. Я хотел попросить консула, чтобы он помог нам вернуться домой. Друг тупо посмотрел на меня, как будто он не понимал, о чемя говорю. Он был иод воздействием наркотика и, скорее всего, действительно не понимал, что я хотел ему сказать.

На следующий день он сказал, что не хочет возвращаться, но меня удерживать не станет. Он познакомился с одной американкой, у которой много товара, и глупо было бы этот шанс упустить. Он попросил, чтобы я остался еще на один день, потому что после обеда должны хоронить парня, который умер от передозировки героина. Мои силы были на пределе. Я почувствовал, что если останусь, то это только ухудшит мое и без того никудышное духовное и физическое состояние. Поэтому я в тот же день покинул пляж Я решил никогда больше не принимать наркотиков.

Через десять дней я добрался до Бомбея и сразу же пошел к консулу. Меня приняли доброжелательно, я этого не ожидал. Консул сразу же поставил в известность мою семью, что я жив, и вручил мне билет на обратный путь. Мне не удалось еще раз увидеть прибежища наркоманов, усеянного костями тех, кто нашел здесь свой конец, потому что я возвращался самолетом.

Сегодня прошлое представляется мне кошмарным сном, который мне хотелось бы как можно быстрее забыть. Я еще молод и хотел бы проверить себя в чем-то действительно стоящем. Кто знает, может быть, это путешествие в Индию имело свои хорошие стороны?

Быть может, если бы я не побывал там, то всю жизнь тосковал бы по «свету с востока» и по несбывшимся юношеским мечтам, зародившимся под действием наркотика. А так я узнал себя и суть наркомании и другим не желаю пройти этот путь».

После третьего разговора Мать привела дочь на обследование, потому что подозревала ее в употреблении наркотиков. После беседы выяснилось, что еще год назад Л.С. была примерной ученицей, «была ребенком, какого каждая мать хотела бы иметь».

И вдруг она стала нервной, вспыльчивой, стала плохо учиться, ничего не делала по дому. Часами сидела и слушала музыку. Когда ее никто не трогал, девочка производила впечатление вялой и апатичной, но если кто-нибудь из домашних делал ей замечание, она становилась агрессивной и нетерпимой, особенно по отношению к матери, которую даже пыталась несколько раз ударить. За год она похудела на шесть килограммов, потеряла аппетит.

Все чаше она куда-то уходила из дому и поздно возвращалась. Мать начала замечать, что в доме пропадают деньги, а у дочери они появляются неизвестно откуда. Перед Новым годом Л.С. унесла из дома все деньги. На родительском собрании выяснилось, что у нее семь двоек. Это явилось настоящим шоком для родителей, так как до этого Л.С. была одной из лучших учениц.

Девочка перестала следить за своей внешностью. Неделями она не мыла голову.

Носила военную рубашку и потрепанные джинсы, на руках у нее – перчатки.

Л.С. говорит, что в их семье постоянно случаются скандалы, никто ни с кем не может договориться. Она обижается на родителей за то, что они не хотят оставить ее в покое, не разрешают ей одеваться так, как она хочет. «Все им мешает, они всегда мной недовольны.

Им мешает моя одежда, мои волосы. Мать считает, что абсолютно все мои друзья – наркоманы».

Пациентка жалуется, что мать следит за ней, выгоняет подружек, а о ее парне запрашивает информацию в милиции.

После третьего разговора девочка призналась, что курит гашиш и иногда колет себе наркотики. Заниматься этим она начала от любви к парню, чтобы его «лучше понять, потому что он – единственный человек, который принял меня, ничего не требуя взамен».

Позже выясняется, что наркоман, с которым Л.С. встречается, часто требует от нее денег, шантажируя девочку тем, что иначе он ее бросит.

С родителями у нее постоянные конфликты. На отца она замахивалась ножом, мать ударила по лицу. В семье разговаривает только с братом. Часто по несколько суток не ночует дома, спит у своего парня.

Уже шесть месяцев у нее не было менструации, также нет никаких сексуальных желаний. «Я любила бы своего парня еще больше, если бы не должна была с ним спать. Секс меня так же заводит, как ковыряние в носу». Как мы видим, связь эта не имеет эмоционального подспорья и скорее является выражением потребности избежать одиночества и легче добывать наркотики.

«Я не хочу ходить в школу. Не вижу смысла в том, чтобы зубрить глупости совершенно не нужные в жизни. Учителя – это кретины, срывающие зло на молодых. То, что они говорят, я могу и сама прочитать в книге».

Амбулаторное лечение было бы для этой пациентки неэффективным, поэтому она была направлена в закрытую психиатрическую клинику.

Из дневника наркомана 24 мая. Уже четыре дня я не принимаю наркотиков. Раз в день прихожу к врачу за метадоном. В остальное время сижу дома. Ко мне никто не приходит, а телефонную трубку я не снимаю. В общем, я чувствую себя неплохо, иногда, правда, возникают судороги и боли в мышцах, но это все мелочи по сравнению с ломкой, из-за которой я уже два раза прерывал лечение. Мое нынешнее состояние напоминает легкий грипп, а это можно вынести.

8 июня. Процесс отвыкания в целом идет успешно. Сегодня я был у врача и разговаривал с ним дольше, чем обычно. Он также доволен моим отношением к лечению. Он сказал, что через два-три дня можно будет отменить метадон. Это меня слегка напугало, хотя у меня уже много дней не было проявлений ломки. Не могу поверить: впервые за семь лет придется обходиться и без наркотика и без лекарства… Около девяти вечера настойчиво звонил телефон, но я, как обещал доктору, не отвечал. Уверен, это был какой-нибудь наркоман, с которым я много лет поддерживал контакт.

15 июня. От мира наркоманов я полностью отгородился. Никуда не хожу, ни с кем не вижусь. Много читаю, слушаю музыку, физически я полностью освободился от наркотиков, но, когда слушаю музыку, вспоминаю прежнюю жизнь, поездку в Амстердам, путешествие в Индию… В эти минуты у меня возникает желание еще хотя бы раз уколоться или выкурить косячок. Мне тяжело;

хотелось бы выйти, поболтать с кем-нибудь.

27 июня. Вчера встретил у подъезда Б. Он спрашивал меня, не могу ли я продать ему опиум. Яответил, что у меня нет и это меня уже не интересует. Он угостил меня косяком, я отказался.

Вечером ко мне пришла его девчонка, хотела, чтобы я немедленно пошел к ней. Унее ломка, а Б. она нигде не может найти. Я знаю, что такое ломка, поэтому пошел, хотя и неохотно, чтобы сделать ей укол, потому что она боится иглы и не может попасть себе в вену.

В квартире я застал Б. и несколько других наркоманов. Они готовили опиум. Двое из них на моих глазах сделали себе укол, это же они предложили сделать и мне. Они хвастались, что опиум из Турции, а это то, что надо. Я понял, что все это представление в мою честь, потому что я начал лечиться. Они не хотели меня потерять.

Это были самые тяжелые минуты в моей жизни. С одной стороны, я хотел вылечиться, а с другой – мне чертовски хотелось еще хотя бы раз поймать кайф, чтобы было так же хорошо, как после первого укола. У меня был выбор.

Б. со шприцем, наполненным черной жидкостью, подошел ко мне и сказал, чтобы я приставил руку. Как в кино, я увидел свою жизнь и себя, духовно-неустойчивого и физически разрушенного. Эта картина потрясла меня. Я уже не хочу мимолетных иллюзий, не хочу умереть молодым.

Я выхватил шприц и бросил его на пол. Шприц разбился на сотни осколков. Одна из девчонок изумленно смотрела, как по полу разливается «драгоценная черная жидкость», и вдруг начала истерично кричать: «Убей его! Он сошел с ума!» Я вырвался из их рук и выбежал из дома. Я боялся обернуться, потому что мне казалось, они за мной гонятся. Мне было страшно. Наконец, я добрался до дома и обессиленный рухнул на кровать.

Утром я проснулся уставшим, но с некоторым облегчением. Ячувствую, что одержал очень важную победу, победу над самим собой.

17 июля. Потихоньку прихожу в себя. Два раза в неделю хожу к врачу на собеседование. Эти беседы много для меня значат. Но пути в клинику я стараюсь обойти стороной места, где я мог бы встретить кого-нибудь из старых приятелей.

Я начал отвечать на телефонные звонки. Часто звонят наркоманы и спрашивают, есть ли у меня наркотики на продажу или, может, я хотел бы что-то купить. Некоторые напрямую приглашают «на иглу», другие с намеком – послушать музыку. Они не дают мне скучать.

Особенно упорен И.М., который пытается меня убедить, что вылечиться невозможно, что я сам себя обманываю и когда-нибудь снова возьмусь за старое.

Есть и такие, что мне угрожают или проверяют меня, представляясь милиционерами и требуя информации о каком-нибудь из наркоманов. Они также звонят моей матери и угрожают, что убьют меня.

10 октября. Лечение продолжается успешно. Я не колюсь уже несколько месяцев и регулярно беседую с врачом, провокации наркоманов постепенно становятся менее назойливыми. Видимо, они наконец-то поняли, что я упрямый. Только теперь я начал понимать слова одной девушки, с которой лечился два года назад: «Не обольщайся, наркоман может быть твоим другом только тогда, когда у тебя есть товар. Ты делишься с ним, и вы вместе купаетесь в одном дерьме. Если ты попробуешь выбраться из их общества, они сделают все, чтобы ты к ним вернулся. Запомни железное правило: наркоман быстрее даст наркотик тому, кто лечится, чем тому, у кого ломка».

12 октября. Врач сказал, что я уже практически вылечился. Я нашел себе работу, приступаю завтра. Я, наверное, счастлив, потому что начинаю новую главу своей жизни.

Одновременно я дописываю последние строки и навсегда закрываю эту печальную тетрадь, полную яда и несчастья, моля Бога о том, чтобы это никогда не повторилось.

Диагностические критерии наркомании До конца девятнадцатого столетия наркомания не рассматривалась, как международная медицинская проблема, требующая самого пристального внимания. Только в начале двадцатого века с развитием технического прогресса и началом лабораторного производства алкалоидов опиума и кокаина, наркомания получила новое измерение – массовость и эпидемическое распространение.

Развитие транспорта и международная торговля сократили расстояния и природные границы между народами, и это весьма способствовало расширению наркомании.

Сегодня наркомания является мировой проблемой, присутствуя на всех континентах, она демонстрирует тенденцию неуклонного роста, а ее вредные последствия весьма многосторонни как для наркоманов, так и для общества в целом.

Наркомания – это явление медицинско-социальное, развивающееся практически во всех странах. К сожалению, мы вынуждены признать, что бывшие социалистические страны эта проблема застала врасплох. Многие годы господствовала иллюзия, что наркомания – специфический продукт западного мира и что у нас для нее нет места. Мы закрывали глаза на сущность и реальные причины этой болезни. Проблема наркомании весьма многосторонняя и охватывает как здоровье человека, так и социальную, экономическую, правовую, этическую и культурную сферы. Все замыкается в границах треугольника:

человек – общество – наркотик. Эти три составляющих находятся во взаимной связи и в тесной интеграции, а значение каждого из них меняется в зависимости от соотношения внешних и внутренних факторов.

Если в этиологии наркомании доминируют проблемы человеческой личности и не излеченные комплексы, тогда употребление наркотиков следует рассматривать в плане индивидуальной психопатологии. В случаях, когда социальные условия со всеми негативными сторонами становятся проблемой для отдельной личности или для определенной категории людей, формы болезненного поведения нужно рассматривать как явление социопатологическое и притом по ряду причин. В такой ситуации наркомания не является индивидуальным несчастным случаем, а становится показателем обшей социальной тенденции. Она принимает характер эпидемии, становясь социопатологическим явлением. В обоих случаях наркотик имеет такое же или похожее значение, то есть используется как своеобразная форма индивидуального или коллективного бегства от общества, воспринимаемого как источник опасности.

Прежде чем перейти к обзору диагностических критериев, имеет смысл рассмотреть некоторые основные понятия, употребляемые на основе концепции Всемирной Организации здравоохранения.

На основе современных данных наркомания не является некой единой болезнью, а скорее – совокупностью различных диагностических случаев, объединенных одним общим знаменателем, которым является наркотик в широком смысле слова. Эти случаи отличаются друг от друга, как с точки зрения разновидности наркотика, в роли этиологического фактора, так и с точки зрения клинической картины, вида зависимости и конечного результата.

Группа экспертов ВОЗ в 1957 г. определила наркоманию, как «Состояние эпизодического или хронического отравления, вызванного повторяющимся введением наркотика». Комитет экспертов ВОЗ различает в наркомании, как болезни, две разновидности состояний – зависимость и привыкание.

Зависимость характеризуют:

– сильное желание или непреодолимая потребность (навязчивое состояние) дальнейшего приема наркотика, а также попытки получить его любой ценой;

– тенденция увеличения дозировки по мере развития зависимости;

– психическая (психологическая или эмоциональная) зависимость от эффекта наркотиков;

– губительные последствия для личности и общества.

Привыкание характеризуют:

– желание (но не непреодолимое) дальнейшего приема наркотика с целью улучшения настроения;

– незначительная тенденция или ее отсутствие к увеличению дозировки;

– некоторая степень психической зависимости от эффекта наркотика, но отсутствие физической зависимости, что означает отсутствие абстинентного синдрома;

– отрицательные последствия если и наступают, то касаются только личности самого наркомана.

Для того, чтобы лучше понять сущность наркомании, дадим определение психической и физической зависимости от наркотика и некоторым связанным с ними понятиям.

Психическая или эмоциональная зависимость – это форма отношения между наркотиком и личностью, а его степень зависит как от специфичности эффекта наркотика, так и от потребностей личности, которые этот наркотик удовлетворяет.

Чем быстрее наркотик удовлетворяет эти потребности и вызывает ожидаемое эмоциональное состояние, тем сложнее побороть привычку употребления этого наркотика. В условиях сильной психической зависимости положительное психическое состояние личности зависит только от того, есть ли наркотик под рукой. В конце концов, он становится необходимым условием нормального состояния личности. В случае отсутствия наркотика человек мучается, и чтобы поправить настроение или улучшить состояние, наркоман пытается найти его любой ценой.

Отсутствие наркотика, к которому человек привык и от которого стал психологически зависим, может самым драматическим образом повлиять на всю его жизнь. Потребность в наркотике проявляется в столь значительной степени, что наркоман перестает выполнять свои обязанности, покидает семью и друзей, бросает работу и вращается исключительно в субкультуре наркоманов, концентрируя все свои интересы на добывании и употреблении наркотиков.

Психическая зависимость, воспоминание о приятных ощущениях являются главными факторами, связанными с хроническим отравлением психотропными наркотиками, а в отдельных случаях эти факторы могут быть единственными.

Физическая зависимость – это состояние адаптации, выражающееся в явных нарушениях физиологии в случае прекращения употребления наркотиков или в случае нейтрализации их эффектов посредством применения соответствующих антагонистов. Это явление находится в непосредственной связи с фармакологическим действием наркотика на живую клетку.

Физическая зависимость, по сути, является проявлением индивидуального биохимического взаимоотношения между активным началом наркотика и организмом;

она формируется в процессе повторяющегося поступления наркйтика в организм. Интенсивность физической зависимости не является одинаковой для разных индивидуумов. Она связана, прежде всего, с разновидностью наркотика и особенностями организма и личности наркомана. Можно даже сказать, что индивидуальная реактивность организма имеет большее значение, чем сам наркотик, так как известно, что одно и то же наркотическое вещество у разных людей вызывает неодинаковую физическую зависимость, или у одного и того же человека в различных обстоятельствах эффект от приема наркотика может быть различным.

Поэтому физическая зависимость является показателем степени привыкания индивидуума к наркотику. Классическим признаком возникновения физической зависимости является появление абстинентного синдрома, который фактически свидетельствует о «наркотическом голоде», имеющем место в метаболизме отдельных групп клеток.

Абстинентный синдром характеризуется рядом проявлений в психической и физической областях, специфических для каждого отдельного вида наркотика. Это состояние облегчается или исчезает после введения того же самого наркотика или вещества, обладающего такими же психофармакологическими свойствами. Физическая зависимость является важным фактором в процессе укрепления влияния психической зависимости на длительное и постоянное употребление наркотика или на стремление к повторному приему при возникновении синдрома абстиненции.

Возможность возникновения и развития зависимости у данного индивидуума зависит одновременно от трех факторов:

1) черты личности и опыт употребления наркотиков;

2) особенности социальной и культурной среды;

3) фармакодинамический эффект наркотика, количества и частоты его употребления, а также способа введения в организм, то есть глотание, вдыхание или инъекция.

Толерантность является адаптационным состоянием, проявляющимся в снижении интенсивности реакции организма на то же самое количество наркотика или в потребности в увеличении дозы для достижения эффекта, который ранее достигался при действии меньшего количества того же наркотика. Для некоторых наркотиков – препаратов опиума, амфетамина – толерантность проявляется очень быстро. В случае применения препарата опиума после некоторого периода абстиненции толерантность часто может внезапно исчезать, а это весьма небезопасно для наркомана, например, после выписки из клиники. Не зная о том, что его толерантность снизилась, он снова начинает принимав опиум в привычных для себя дозах. Нередко это приводит к трагическим последствиям.

Перекрестная толерантность – это явление, при котором употребление одного наркотика приводит к появлению толерантности не только к этому виду наркотика, но также и к наркотическому веществу того же или подобного типа. Например, при употреблении героина возникает перекрестная толерантность к морфию и наоборот. У некоторых хронических алкоголиков проявляется перекрестная толерантность к барбитуратам.

Классификация наркотиков и типы зависимости Все наркотики с точки зрения их происхождения можно разделить на две группы – натуральные и синтетические.

Использование некоторых растений и их соков для магических, терапевтических или эйфорогенных целей старо, как мир и как стремление человека защититься от физической и духовной боли. Одни из этих растений оказывают успокаивающее, другие – возбуждающее действие. Отдельную группу составляют растения, изменяющие состояние сознания и вызывающие галлюцинации и видения.

Термин «синтетические наркотики» относится, прежде всего, к многочисленным веществам, появившимся после 1939 г., вызывающим разные виды зависимости. Главные препараты этой группы: петидин, метадон, продукты переработки смолы и нефти.

Наркотиком считается каждое вещество растительного или синтетического происхождения, которое при введении в организм может изменить одну или несколько его функций, и вследствие многократного употребления привести к возникновению психической или физической зависимости.

Как мы видим, наркомания – это общий термин, применяемый ко всем видам зависимости от разных наркотиков. Однако в профессиональной медицинской терминологии должно быть точное разделение;

здесь различаются несколько типов зависимости:

1. Алкогольный тип: все алкогольные напитки;

2. Амфетаминовый тип: амфетамин, дексамфетамин, мегам-фетамин метил-фенидан и фенметразин;

3. Барбитуровый тип: барбитураты преимущественно короткого действия, и некоторые успокаивающие средства, например, хлоралгидрат, диазепам, мепробамат, метаквалон;

4. Каннабиноловый тип: препараты индийской конопли, марихуана (бханг, дагга, киф, маконга) игашиш (ганд-жа, чарас);

5. Кокаиновый тип: кокаин и листья коки;

6. Галлюциногенный тип: ЛСД, ДМТ, мескалин, псилоцибин, СТП;

7. Тип Кату: препараты растения;

8. Опиумный тип: опиум, морфин, героин, кодеин;

синтетические наркотики, по свойствам близкие к морфину, например, метадон (гептадон) и петидин;

9. Тип растворителей: ацетон, бензин, четыреххлористый углерод и некоторые средства для наркоза, например, эфир, хлороформ и закись азота (веселящий газ).

Диагностиканаркомании В медицинском подходе к наркомании чрезвычайно важное место занимает диагностика. Часто от ее точности зависит конечный результат лечения и, как следствие этого, судьба пациента. Остановимся на диагностических критериях наркомании. Диагноз наркомании зависит от многих факторов и не всегда его легко поставить. Основные критерии это :

1. Нарушения поведения;

2. Клиническая картина известных видов наркомании;

3. Физическое состояние;

4. Клинические исследования, направленные на установление зависимости;

5. Лабораторные анализы.

Нарушения поведения У человека, который начал употреблять наркотики, прежде всего, наступают заметные изменения в поведении. Они спровоцированы не столько самим наркотиком, сколько, прежде всего, собственной реакцией на факт, что человек делает что-то недозволенное, что влечет за собой наказание или осуждение семьи и общества.

В результате появляются беспричинные перепады настроения с острыми фазами депрессии, когда больной говорит мало и не проявляет желания общения с другими членами семьи, особенно с родителями. Чувство вины порождает угрызения совести и страх перед наказанием. Так как родители являются теми, кто может наказать, то наркоман начинает их бояться, в особенности родителя одного с ним пола.

В его поведении начинает доминировать безразличие ко всему, что происходит вокруг, и это безразличие выражается в пассивном поведении. Он может лежать часами, уставившись в одну точку. Не участвует ни в каких событиях или участие его весьма пассивно. Реагирует он только на музыку, –может без конца слушать любимого исполнителя или группу, не обращая внимания на то, что это кому-то мешает.

Он становится агрессивным по отношению к близкому окружению. Очень остро реагирует на замечания и готов часами пререкаться, доказывая свою правоту, убеждая остальных в том, что они к нему придираются и вообще не понимают запросов молодежи.

Он ежедневно уходит из дома и поздно возвращается. Он не любит говорить о том, куда и зачем уходит.

Для наркомана иногда характерно требование денег от родителей якобы на подарок для девушки или друга, у которого как раз день рождения. Из дома исчезают деньги и ценные вещи. Любой вопрос родителей на эту тему вызывает приступы гнева и возражения, как правило, очень убедительные. Характерен быстрый переход от обороны к атаке и сваливание вины на остальных домашних или на знакомых.

В минуты одиночества, особенно в начале формирования наркотической зависимости, пациент анализирует свое поведение и даже раскаивается в душе. Стремясь защититься от чувства вины, он пытается убедить себя, что в любой момент может порвать с дурной привычкой. Чувство вины он пробует заглушить, принимая наркотики, после чего опять испытывает угрызения совести и круг замыкается. Однажды он вдруг осознает, что он «на игле» и должен принимать наркотики ежедневно.

Нарушения сна Характерным для наркоманов является чередование периодов сна с промежутками бодрствования. Они засыпают перед рассветом и встают около полудня. Наиболее активны наркоманы ночью. В это время им не нужно бояться, что кто-то нарушит их уединение.

Постепенно они вырабатывают новый ночной и дневной режим и приспосабливаются к нему. Вылечившиеся наркоманы долгое время страдают бессонницей и совсем не спят днем.

Мучительная бессонница часто заставляет их принимать барбитураты, которые вызывают новую зависимость.

Нелегальное приобретение наркотиков У каждого наркотика, невзирая на его разновидность, есть своя цена, а у наркомана, чаще всего, денег нет, поэтому ои вынужден изыскивать их нелегальными путями. За наркотик нужно заплатить деньгами, ценным предметом, услугой или даже продажей своего тела. Когда условия игры диктует ломка, для наркомана нет такой цены, которую он не заплатил бы за избавление от страданий. Гораздо меньше проблем в этой ситуации у детей из обеспеченных семей, и можно ошибочно предположить, что они не совершают такого рода преступлений.

Гораздо трудней в этой ситуации наркоманам из бедных семей, которые, в конц е концов, вынуждены ступить на преступный путь. Современный наркоман – это чаще всего не работающий молодой человек, поэтому вначале он выносит из дому и продает за бесценок ценные вещи. Когда этот источник иссякает, начинаются более серьезные преступления.

Однако нужно заметить, что наркоманы редко бывают жестокими. Большинство из них не агрессивны, и выбирают менее шокирующие способы добывания денег. Единичные акты насилия не нужно расценивать как принцип преступного поведения наркоманов. Гораздо более охотно они решаются на кражу денег из дома, на карманные кражи, на ограбления квартир( магазинов и аптек, а также на подделку рецептов.

Украденное они продают или обменивают на наркотики. Иногда покупают в больших количествах опиум или марихуану по оптовой цене, а затем перепродают их разделенными на дозы по более высоким ценам, так что доза для себя получается бесплатной.

При ломке они идут на различные формы проституции: как мужской, так и женской.

Это часто используют гомосексуалисты и разные половые извращенцы, которые запасаются товаром и появляются на рынке в период недостатка наркотиков.

Разрыв со школой Характерной чертой наркоманов, посещающих школу, является то, что у них внезапно снижается успеваемость. Неплохой до недавнего времени ученик неожиданно начинает получать неудовлетворительные оценки, все чаще прогуливает уроки, на занятиях сидит с отсутствующим видом, совершенно ничем не интересуясь. Плохие оценки его мало волнуют.

Иногда наркоман выясняет отношения с учителями, утверждая, что они его ненавидят, что по отношению к нему необъективны, что учителя хвалят лишь своих любимчиков, а он, к своему несчастью, к последним не относится.

Количество пропусков занятий без уважительных причин растет. В начале, когда чувство ответственности по отношению к школе еще сохраняется, он оправдывает свое отсутствие медицинскими справками, нередко фальшивыми. В конце концов, его исключают из школы или он сам ее бросает Некоторые наркоманы, чтобы успокоить себя и родителей, поступают в вечернюю школу, но не могут сдать экзаменов и остаются «вечными учениками».

Работающие наркоманы не могут нормально работать, быстро устают и делают ошибки в результате невозможности по-настоящему сосредоточиться и отсутствия мотивации к труду. Они опаздывают на работу или прогуливают по нескольку дней. Свое отсутствие объясняют по-разному. Боясь, как бы не открылась истинная причина их болезни, они все реже ходят к врачу. Для домашних они, однако, все еще продолжают оставаться образцовыми работниками, каждый день отправляющимися на работу и исправно исполняющими свои обязанности.

Лишь только когда разовьется физическая зависимость и появятся первые признаки физического истощения, члены семьи начинают тревожиться, советуют сходить к врачу, но все еще не подозревают истинной причины болезни.

Конфликты с родителями Конфликты с родителями случаются все чаще и чаще. Поначалу они имеют характер многочасовых дискуссий, основной темой которых является непонимание молодежи и ее запросов людьми старшего поколения – консервативными, негибкими, переполненными архаичными предрассудками, короче, годящимися лишь для скорейшего выхода на пенсию.

Свои личные проблемы наркоман очень ловко переводит в ракурс всеобщей проблемы, а свои собственные ошибки представляет как следствие непонимания молодежи вообще.

Провозглашаемые идеи он отстаивает с горячностью, но только теоретически, не подкрепляя их каким-либо действием. Когда их слышишь впервые, то кажется, что они логичны и серьезны. Но позже можно быстро сориентироваться: это лишь теоретическое повторение пустых деклараций, поверхностно перенятых у таких же, как он сам «пропагандистов» тех же самых взглядов.

Когда имеющийся репертуар исчерпан, наркоман начинает становиться все более нетерпимым к чужому мнению и демонстрирует открытую враждебность, если не находит поддержки. В ход идут оскорбления, а иногда и физическая сила. Такое поведение в значительной мере является результатом серьезного психического кризиса, из которого наркоман не может найти разумного выхода. Но, с другой стороны, такую реакцию могут спровоцировать и родители, если начнут всю вину за вечный конфликт поколений возлагать исключительно на молодежь.

Характерной чертой наркомана становится ложь. Он лжет при каждом удобном случае, даже если на то нет необходимости, но если кто-то ставит под сомнение его правдивость, он чувствует себя оскорбленным. Вначале ложь является формой зашиты. Наркоман лжет, когда к этому его принуждают обстоятельства, когда он вынужден в новом свете представить ситуацию, способную бросить на него тень. Он обманывает родителей, учителей, представителей закона, врачей.

Позже потребность во лжи становится функционально независимым мотивом.

Практика показывает, что наркоманы могут быть искренними только перед людьми, которым безоговорочно доверяют, в чьих добрых намерениях они прежде неоднократно убедились. Если сим человеком будет врач, то, несомненно, это явится добрым знаком в процессе лечения.

Некоторые родители пытаются объяснить перемены в поведении своих детей «трудным возрастом» и пассивно ждут, пока это пройдет. К сожалению, такой самообман зачастую обходится слишком дорого.

Человек и наркотик Процесс привыкания к наркотикам и к иному образу жизни развивается постепенно в течение недель, месяцев, и даже лет, поэтому трудно определить временную границу, на которой человек становится наркоманом. Но даже несмотря на сроки появления зависимости, жизнь наркомана кардинально меняется, когда это происходит.

Тогда все его действия направлены к тому, чтобы добыть наркотики, которые становятся единственной вещью на свете, способной принести ему удовлетворение. Семья, друзья, работа, секс, еда и здоровье – все это отходит на второй план. Все наркоманы, несмотря на то, чем они занимаются, где живут, сколько у них денег, каков их уровень умственного развития, в этом отношении живут одинаково. Их первая мысль сразу после пробуждения – где и как достать наркотик Нет такой жертвы, которую нельзя было бы принести, чтобы его получить.

Со временем наркоманы перестают реагировать на другие виды удовольствия. Ничто для них не может быть лучше наркотического «кайфа», и ничто не может быть страшнее абстинентного кризиса, то есть ломки. Все дни жизни наркомана, по сути, одинаковы. –.

Для наркомана, употребляющего опиаты, новый день означает новый укол, хорошо еще, если только один. Если ему удастся достать качественный опиум и сделать вожделенный укол, день считается удачным и кажется ему более коротким. Когда опиума нет или его нужно долго ждать, день длится как неделя или даже месяц.

Из-за отсутствия опиума он глотает или впрыскивает себе все, что под руку попадется.

Чаще всего это бывают опталидон, кодеин, ромилар или какое-нибудь снотворное средство.

Некоторые пытаются бороться с ломкой, куря гашиш или выпивая большое количество алкоголя. Если у них и этого нет, они готовы колоться пустым шприцем или брать кровь из одной вены и вводить ее в другую. Эту особенность наркомании, когда боль от укола иглой может принести облегчение, называют игломанией.

В обществе людей, не интересующихся наркотиками и не принимающих их, наркоманы чувствуют себя неуверенно и дискомфортно. Из соображений собственной безопасности они вынуждены избегать этой темы, единственной, с которой они хорошо знакомы и на которую любят поговорить в «своей» компании. Часто они обнаруживают неосведомленность в вопросах обыденной жизни, в вопросах политики и в других важных областях. У них нет других искренних интересов, кроме наркотиков.

В безопасности они чувствуют себя лишь среди себе подобных. Кроме этих, чисто психологических причин имеют место и практические мотивы объединения наркоманов в группы. При встрече они выкуривают по нескольку сигарет с марихуаной, договариваются о купле-продаже наркотиков, обмениваются информацией о ситуации на черном рынке.

Когда у них есть достаточное количество опиума или какого-нибудь другого, более редкого, наркотика (кокаина, героина, морфина в порошке, ЛСД и так далее), наркоманы разделяются на небольшие группы и идут в парк или в чью-нибудь пустую квартиру.

Места их встречи не выделяются ничем особенным. Это могут быть кафе, дискотека, парк, улица, сквер, подвал, даже школьный двор, – то есть, они могут встречаться где угодно. Единственной особенностью этих мест является то, что там всегда крутятся наркоманы. Поэтому у них там возникает чувство уверенности. Когда по прошествии некоторого времени их сборища начинают привлекать внимание окружающих, наркоманы оставляют их и начинают искать новые места для своих встреч.

Отличительные черты наркоманов Все наркоманы пользуются кличками. Чаще всего они не интересуются настоящими именами своих приятелей. Под абстрактным прозвищем они стараются укрыть свою личность. И так как они этого искренне хотят, то долгое время им вполне удается укрываться от общественного мнения и представителей закона.

Кроме того, кличка имеет особое психологическое значение. Она обозначает ту часть личности, которая взбунтовалась и покинула общество, символизирует одновременно второе Я наркомана и новое представление о себе.

Многие наркоманы получают первые прозвища, связанные с особенностями характера или поведения. С другой стороны, настоящее имя служит трамплином в случае возвращения на «праведный путь», что в международном жаргоне наркоманов определяется как straight (англ. – простой, порядочный или «прямо, не сворачивая»), В том случае, если кличка становится опасной, потому что может помочь в опознании наркомана, ее просто можно сменить. Некоторые наркоманы таким образом пытаются «замести за собой следы».

Жаргон Наркоманы общаются между собой на специфическом языке. Международная терминология наркоманов позаимствована из слэнга американских наркоманов, но многие выражения могут звучать и на родном языке.

Эти термины, кроме общепринятого значения, имеют свой дополнительный, более глубокий смысл, касающийся психологических и социальных причин происхождения наркомании, и часто отражают специфические черты общества, в котором наркоманы живут, а также и общие веяния эпохи.

Чаще всего употребляются многозначные слова, но в значении менее известном. Так как речь здесь идет о заимствованном явлении, понятно и употребление иностранного жаргона.

Часто встречаются непереводимые выражения, используемые на языке оригинала, что облегчает взаимопонимание наркоманам разных стран. Язык этот обеспечивает также конспиративность общения. Непонятный простым смертным он может быть весьма удобен в случае необходимости обсуждения важных дел в присутствии нежелательных свидетелей.

Жаргон играет важную роль в процессе изучения субкультуры наркоманов.

Начинающий наркоман вместе с привычкой употребления наркотиков перенимает и жаргон.

Мода Стиль, в котором одеваются наркоманы, хотя он иногда и бросается в глаза, носит, в большой мере, индивидуальные черты. Часть наркоманов одеваются, следуя законам моды, ничем не отличаясь от остальных молодых людей. Другие пробуют подражать хиппи, и они более заметны в общей массе. Кое-кто следует общей моде, но из-за отсутствия чувства меры облик их становится просто карикатурным.

Мужчины носят длинные волосы, распущенные или заплетенные в косичку, часто носят бороду. Могут одеваться в ковбойском, цыганском и в других живописных стилях, часто голые до пояса. Наркоманы носят причудливые рубашки с психоделическим узором или украшенные восточным орнаментом.

Парни и девушки одеваются похоже и, как правило, неряшливо, небрежно. Только единицы заботятся о гигиене. Наркоманы могут не мыться месяцами.

Они также носят различные украшения: коралловые бусы, серьги, четки и множество браслетов. Нередко какая-то деталь напоминает об Индии или о другой экзотической стране.

Постепенно культ наркотика проникает в разных формах в обыденную жизнь. Начиная от обложки грампластинки и кончая узорами на мужских рубашках и женских платьях, мы часто имеем возможность наблюдать влияние символов наркотической субкультуры, и это все меньше шокирует даже самых ярых противников наркомании.

Наркотики и рок-музыка Наркоманы, как дети, восхищаются бусами, цветами, флажками, ослепительным светом, миганием разноцветных электрических огней и громкой рок-музыкой, которую любят и хорошо знают. Хотя многие из них умеют играть на разных музыкальных инструментах, чаще всего они выступают в роли пассивных слушателей. Для наркоманов любимым инструментом является гитара, которую легко носить с собой на плече и которая символизирует для них движение и романтическую традицию.

Ритм и звуки музыки рок и соул сопровождают встречи наркоманов. Окутанные дымом марихуаны, они слушают музыку и рассуждают о кумирах мировой поп-сцены. Все они прекрасно знают биографии любимых музыкантов и любят рассказывать анекдоты из их жизни, в особенности те, в которых говорится о контактах с наркотиками.

Наркоманов ничуть не настораживает, что их идолы: Джимми Хендрикс, Дженис Джоплин, гитарист группы Роллинг Стоунз Брайан Джонс, лидер группы Тhe Doors Джим Мор-рисон и множество других рок-музыкантов – умерли в зените славы, став жертвами употребления наркотиков. Более того, наркоманы подражают им, а обожествление нередко начинается с идолопоклонства.

Часто можно увидеть молодых наркоманов, одетых как рок-музыканты. Кожаные куртки, джинсы, высокие сапоги на каблуках, множество браслетов и цепочек… Клички Джаггер, Хен-дрикс, Боуи также не являются среди них редкостью. Теперь не является секретом, что рок-музыка очень часто сочиняется и исполняется под воздействием различных наркотиков, прежде всего, гашиша. Может быть, это является одной из причин того, что чаще всего ее слушают в дыму именно этого наркотика. Во время рок-концертов, особенно тех, что проходят под открытым небом, молодежь курит гашиш или употребляет ЛСД.

Клиническая картина отдельных наркоманов Нужно признать, что распознать наркомана на улице или в любом другом общественном месте очень непросто, а иногда и невозможно. Прежде всего, это касается определенной части наркоманов, курящих гашиш и марихуану или эпизодически употребляющих галлюциногенные наркотики. Между двумя приемами ЛСД, мескалина или псилоцибина они могут вести себя абсолютно нормально и не демонстрировать никаких заметных со стороны признаков, свидетельствующих о пристрастии к наркотикам.

Это, если можно так сказать, «незаметные» наркоманы. Похожая ситуация и с наркоманами, употребляющими опиум и морфин. Если эти препараты присутствуют у них в достаточных количествах и они могут принимать их ежедневно в необходимых дозах, то их поведение кажется стороннему наблюдателю совершенно нормальным и не обращает на себя внимания.

Случается, что некоторые из них в течение месяцев и даже лет принимают опиум, а родители и учителя об этом даже не подозревают. Необходимую ежедневную дозу они вводят себе, когда дома никого нет или у друзей. Наркоман, если ему это нужно, может сделать себе укол в ванной, в подвале, в общественном туалете или в любом другом укрытии. Принадлежности для инъекций наркоман может хранить вне дома, а наркотик готовить ночью, когда все спят. Таким образом, употребление наркотиков молодым человеком может долгое время оставаться для окружающих тайной.

Когда наркоман находится под действием наркотика, распознать его легче.

Ненормально расширенные или максимально суженные зрачки могут стать важным диагностическим признаком. Шатающаяся и неуверенная походка, беспричинная улыбка, бессмысленные высказывания, нарушенная артикуляция при произнесении более длинных слов, сонное выражение лица, неадекватное поведение указывают, что человек находится под действием наркотика.

Если мы еще, вдобавок к этому, найдем где-нибудь спрятанные наркотики и приспособления для их приготовления и применения (шприц, игла, опаленная ложка с согнутой ручкой), то с большой долей вероятности можно утверждать, что наши подозрения в употреблении наркотиков не беспочвенны.

Клиническая картина разных видов наркомании не одинакова. В первую очередь она зависит от разновидности наркотика, но также и от того, является ли наркоман в данный момент под действием наркотика или испытывает следствия его отсутствия, страдая от абстинентного синдрома. Эти состояния мы оговорим отдельно.

Опиомания Развитие опиомании Опиум и его производные вызывают, кроме психической зависимости, очень сильно выраженную физическую зависимость. Интенсивность формирования зависимости зависит от личности наркомана, индивидуальной устойчивости, разновидности наркотика и способа его употребления.

Некоторые авторы утверждают, что для возникновения физической зависимости достаточно десяти дней непрерывного употребления одного опиата в случае, если у человека присутствует выраженная предрасположенность. Ну а после двадцати дней употребления зависимость возникает в ста процентах случаев.

У опиоманов с ярко выраженной толерантностью к опиатам зависимость от наркотика формируется не ранее, чем через двадцать дней, то есть чуть позже, чем у основной массы наркоманов.

То, как быстро возникает физическая зависимость, зависит также от разновидности наркотика. Например, героин может привести к полной физической зависимости уже через пару дней, в то время как метадон только после двадцати дней.

У опиомании, как болезни, различают три стадии:

Первая стадия – постоянное и ежедневное употребление наркотика. Физиологический эффект опиума не изменен. Сон у опиомана поверхностный и спит он мало. Уменьшается выделение мочи и наступают запоры, при простуде не появляется кашель, как защитная реакция.

В течение короткого времени вырабатывается толерантность и становится необходимым увеличение дозировки, чтобы получить прежний эффект. Каждое введение наркотика сопровождается зудом, который, по мере употребления опиума, длится все короче, вплоть до полного исчезновения под конецпервой стадии.

Перерыв в употреблении наркотика обычно вызывает психологическое напряжение и ухудшение настроения, а также сильное желание как можно быстрее возобновить прием.

Проявлений физического кризиса пока нет.

Первую стадию характеризуют: синдром изменения реактивности и синдром психической зависимости. Длительность первой стадии может быть различной и зависит, главным образом, от разновидности опиата. В случае морфинизма – два месяца, в случае опиомании – – от трех до четырех месяцев, в случае злоупотребления кодеином – шесть месяцев.

При введении слишком большой дозы опиатов в период, когда еще не проявилась толерантность, может наступить резкое угнетение всех структур нервной системы с последующим развитием очень серьезных осложнений, таких, как падение артериального давления, затруднение дыхания, вызванное нарушением нервной регуляции и отеком легких, а также тяжелые нарушения сознания, сопровождаемые состоянием сонливости и в конце концов – смерть.

Вторая стадия – эффект от действия наркотика в этой стадии отличается от эффекта в здоровом организме или в организме пациента, пребывающего на первой стадии опиомании.

Прежде всего, исчезают физиологические нарушения. Выделение мочи и стул нормализуются, а в случае катара верхних дыхательных путей снова появляется кашель. У тех пациентов, которые в первой стадии имели трудности с засыпанием, сон улучшается и становится глубже.

В этой стадии характерным является изменение наркотического эффекта. Постепенно благодушие и покой сменяются эффектом стимуляции. В первой стадии наркоман перед введением наркотика активен и бодр, а после укола становится вялым и сонным. Во второй стадии перед уколом опиоман апатичен и расслаблен, но после инъекции оживлен и подвижен.

Психическая зависимость максимально выражена именно в этой стадии. Страх перед абстинентным синдромом усиливается и в значительной мере влияет на поведение наркомана. В этой стадии развивается физическая зависимость.

Третья стадия – опиум оказывает исключительно стимулирующее действие, его эйфорогенный эффект исчезает.

Физическая зависимость в третьей стадии претерпевает существенные изменения.

Абстинентный кризис тоже становится не таким, как во второй стадии. Например, морфин, введенный при кризисе во второй стадии, снижает артериальную гипертонию, замедляет сердечный ритм, уменьшает мышечное напряжение и силу движений, а во время кризиса в третьей стадии морфин ликвидирует артериальную гипертензию и ускоряет замедленный сердечный ритм, одновременно повышая мышечный тонус и делая движения более уверенными.

Действие морфина на состояние психики сходно в обеих стадиях. Здесь важное значение имеет синдром изменения реактивности, который определяет наиболее оптимальную форму медикаментозной терапии в зависимости от фазы развития болезни.

Абстинентный синдром в третьей стадии характеризуется общим снижением нормального мышечного тонуса, слабостью и депрессией, которую часто сопровождают суицидальные мысли.

По мере развития опиомании в железах внутренней секреции, прежде всего в половых железах, происходят серьезные изменения. У женщин обычно прекращается менструация, они становятся фригидными, а у мужчин ослабевает половое влечение, и они становятся импотентами, о чем особенно не переживают.

Некоторые специалисты считают, что отсутствие полового влечения у опиоманов является последствием опиумного угасания чувств в сфере эмоциональных переживаний;

другие считают, что импотенция является результатом того, что все потребности наркоманов, в том числе и сексуальные, удовлетворяет наркотик, поэтому они не испытывают потребности в нормальных половых отношениях.

Проявления абстиненции Клинические проявления опиумного абстинентного синдрома начинаются и развиваются в результате внезапного прекращения введения препарата в организм. Обычно это происходит, когда наркоман не может приобрести наркотик, чтобы обеспечить себе даже необходимый минимум или когда лечение начинается с полного прекращения приема препарата.

Течение абстинентного синдрома развивается поэтапно. В нем различают несколько фаз:

1. В первой фазе появляются признаки психической зависимости: желание скорейшего приема наркотика, плохое настроение и психическое напряжение. К ним добавляются специфические эффекты со стороны вегетативных реакций организма: расширение зрачков, зевота, слезящиеся глаза, чихание и «гусиная кожа», на международном жаргоне наркоманов называемая cold turkey, что означает «холодный индюк».

Аппетит исчезает, а если кризис развивается вечером или ночью, то наркоман не может заснуть. Первая фаза проявляется по истечении восьми – двенадцати часов после последнего приема опиума.

2. Вторая фаза сопровождается судорогами, приступами потливости и слабости, а также более выраженной «гусиной кожей».

В мышцах спины, рук и ног появляются неприятные ощущения при увеличении мышечного напряжения. Более интенсивно выступают все симптомы первой фазы, достигающие наибольшей степени на второй день от начала кризиса.

3. Третья фаза начинается под конец второго дня и, прежде всего, характеризуется мышечными болями. Наркоман не может усидеть на одном месте, он находится в постоянном движении: встает, ходит из угла в угол, снова садится, снова встает и т.д.

Пациент все время жалуется на плохое самочувствие, говорит, что больше не может выдержать, просит о помощи и требует наркотика.

4. Четвертая фаза начинается на третий день абстиненции и, как правило, сопровождается всеми симптомами предыдущих фаз, но к ним добавляются еще и нарушения пищеварения с болями в животе. Чаще всего это происходит между 36–72 часами после первых проявлений симптомов абстиненции.

Наркоман производит впечатление ошеломленного и напуганного. У него трясутся руки, зрачки сильно расширены. Он часто сморкается в результате обильного выделения слизи из носа, зевает, временами у него бывает икота, часто повышается температура тела.

Возникают приступы рвоты и понос, сопровождающиеся острыми судорогами в животе.

Пик абстинентного синдрома характеризуется субфебрильной температурой (37,2– 37,4° С), умеренной артериальной гипертонией (120–150/90–110 мм ртутного столба), увеличением частоты сердечных сокращений (90–110 ударов в минуту), повышением содержания сахара в крови (140–150 мг/%), а также повышенным выделением катехоламинов и стероидных гормонов (АКТГ).

Через пять-семь дней эти явления постепенно исчезают. Когда заканчивается острая фаза, длящаяся обычно семь – десять дней, наркоман еще долго может жаловаться на общую слабость, бессонницу, боли в мышцах и суставах, а мужчины также на преждевременную эякуляцию.

Выход из абстинентного кризиса и процесс ослабления болезни (ремиссия) означают, что организм начинает адаптироваться к новым условиям. Эта новая форма равновесия процессов, происходящих в организме, более приближена к состоянию здоровья, чем болезни, но все еще очень отличается от состояния здорового организма.

Некоторые наркоманы с многолетним стажем еще долго чувствуют себя плохо, а свое состояние они определяют как состояние «живого трупа». У значительного количества опиоманов, несмотря на первоначальное улучшение, через 2–6 месяцев проявляются признаки истощения адаптационных возможностей. Пациенты жалуются на плохое самочувствие, на то, что чувствуют себя разбитыми, что им ничего не хочется делать, что их ничто не интересует, что их не радует жизнь.

Многие опиоманы постоянно пребывают в плохом настроении, мучаются бессонницей, все время потеют, – одним словом, проявляются характерные черты нарушения функций вегетативной нервной системы, возникающие также в разгар абстинентного кризиса. Они также ощущают при этом потребность употреблять наркотик, и тогда может произойти возврат к наркомании. Это состояние называется «псевдоабстинентным синдромом» и иногда ошибочно определяется как симуляция с целью получить какое-нибудь лекарство.

Барбитуромания Клиническая картина отравления Главными признаками отравления барбитуратами являются сонливость, помрачение сознания, галлюцинации, затрудненная речь и заикание, поверхностное дыхание и слабый пульс.

Наблюдается нарушение равновесия, и человек, находящийся под воздействием барбитуратов, производит со стороны впечатление опьяненного алкоголем. Движения его некон-тролируемы и нескоординированы. Точные движения практически невозможны.

В отличие от отравления опиатами, зрачки пациента сохраняют нормальную ширину.

Напомним, что у опиоманов они максимально сужены. При сильной передозировке наркоман может впасть в состояние глубокого шока и даже умереть.

Наркоманы, принимающие барбитураты, в значительной степени отличаются от опиоманов, в том числе внешним видом и поведением. Хроническое отравление барбитуратами всегда сопровождается психическими нарушениями или изменениями личности.

Наркоманы, которым известны фармакологические эффекты барбитуратов, могут использовать их при случае в периоды пьянства, при оргиях, длящихся от нескольких дней до нескольких недель;

или могут принимать их в большом количестве в течение многих месяцев и даже лет. Характерной чертой этого типа наркоманов является то, что они предпочитают наркотики быстрого и короткого действия действующим долго, но медленно.

Это полностью соответствует чертам их личности, жаждущей удовлетворения потребностей сейчас же, без промедления. Барбитураты обычно принимаются через рот, опиоманы же предпочитают вводить наркотик посредством шприца и иглы. Невротические личности, испытывающие страх и неуверенность, увеличивают дозу постепенно и в течение длительного времени, а психопаты – наоборот, используя при употреблении наркотика, прежде всего, его оглушающий эффект. Психопатические личности увеличивают дозы очень быстро, нередко принимая их вместе с алкоголем.

Характерно поведение и внешний вид наркоманов, принимающих барбитураты. Они демонстрируют замедленные психические реакции, затруднение мыслительного процесса и скорости принятия логического решения, что проявляется, прежде всего, в неожиданных ситуациях, когда бывает нужно быстро сделать правильный вывод и адекватно отреагировать на обстоятельства. По этой причине именно барбитураты считаются весьма важным фактором в растущем количестве дорожных происшествий и несчастных случаев на производстве.

Наркоманы, употребляющие барбитураты, производят обычно впечатление людей нерешительных, плохо ориентирующихся в окружающей обстановке;

их высказывания туманны, они плохо ориентируются во времени и пространстве, имеют трудности с артикуляцией, нетвердую походку, шатаются при ходьбе. По причине общей неуверенности и неспособности справляться даже с самыми простыми ситуациями они постоянно пребывают в плохом настроении, не могут эмоционально приспособиться к обстоятельствам, их реакции невозможно предвидеть. Многолетние наркоманы становятся вспыльчивыми, легко выходят из себя и вступают в конфликты, вплоть до применения с их стороны физической силы.

Симптомы абстиненции В случае внезапного прекращения поступления барбитуратов в организм, привыкший к этим препаратам, уже в течение первых двадцати четырех часов развивается кризис, достигающий своего пика на второй или на третий день и начинающий снижаться в последующие дни.

К наиболее тяжелым осложнениям относятся: внезапное падение артериального давления, сопровождающееся потерей сознания;

судороги, напоминающие эпилепсию. Во время приступа больной синеет, а на губах в результате прикусывания языка появляется кровавая пена. Очень часто возникают нарушения сознания в форме приступов бреда и галлюцинаций.

Необходимо помнить, что эпилептические судороги и бред не проявляются одновременно. Обычно во время барбитуратового абстинентного кризиса больной переносит один или два припадка в течение первых сорока восьми часов, а на третий день он впадает в психотическое состояние или в депрессию. Такие периоды психоза могут быть исключительно серьезны и могут сопровождаться манией преследования, из-за которой больной впадает в панику и становится опасным для окружающих и для самого себя.

Поэтому наркоман, находящийся в состоянии барбитуратового абстинентного кризиса, должен быть как можно быстрее доставлен в больницу.

Кокаиномания Клиническая картина Кокаин для наркоманов является «деликатесом», и они его особенно ценят, прежде всего, по причине исключительно сильного эффекта flash – флэш (вспышка) при внутривенном введении.

Кокаин принадлежит к группе самых старых психостимулирующих средств. Еще испанские конкистадоры заметили, что туземцы американского континента жуют листья какого-то растения, после чего без отдыха и еды могут работать в течение нескольких дней, Наркоманы употребляют кокаин путем вдыхания или укола. При введении в организм наркотик вызывает эйфорию и особый вид опьянения, при котором наркоман ощущает повышение интеллектуальных возможностей и физической силы. Пациент становится деятельным, чувствует уверенность в себе, находится в постоянном движении, испытывает потребность все время говорить и доказывать свою значимость для общества. Наркоман становится самоуверенным, а возросшие сексуальные потребности он хочет удовлетворить сразу же и без отлагательства.

К сожалению, приятное состояние длится очень недолго. На смену ему приходят усталость, раздражительность и депрессия. Появляется непреодолимое желание повторного употребления наркотика. Так как толерантность к кокаину и физическая зависимость от него не развиваются, наркоман может в течение длительного времени употреблять наркотик в одних и тех же дозах. Но в то же время от кокаина возникает наиболее сильная психическая зависимость.

При длительном употреблении кокаин вызывает тяжелые нежелательные эффекты, выражающиеся в появлении мании преследования и галлюцинаций. Кокаиноман думает, что за ним кто-то следит, что сам он находится в постоянной опасности. Психические нарушения становятся все более серьезными и могут перейти в психоз и бредовое состояние, сопровождающееся галлюцинациями, в которых окружающая обстановка приобретает миниатюрные размеры.

Наркоманы с многолетним стажем могут испытывать галлюцинаторные ощущения невидимого прикосновения. Также им может казаться, что у них из-под кожи вылезают различные насекомые («кокаиновый клоп»), от которых они пытаются защититься, рассекая ножом или бритвой кожу, чтобы насекомые могли вылезти. Некоторые наркоманы объясняют эти галлюцинации неблагоприятным воздействием неприятных им людей.

Наркоманы, злоупотребляющие кокаином, через очень короткое время разрушают себя в физическом, моральном и социальном плане;

становятся жестокими и даже беспощадными, чувствуют беспричинную ревность, игнорируют семейные и общественные обязанности.

У мужчин развивается импотенция, а у женщин усиливается половое влечение, что приводит к самым разнообразным формам половых извращений. Психологические исследования указывают на серьезные нарушения памяти и психическое истощение, ухудшение сообразительности и концентрации внимания. В этой фазе наркоманы становятся не способны к принятию серьезных решений и к нормальной интеллектуальной деятельности.

Наркоман, который вошел в хроническую фазу, становится постоянно нервным и удрученным, его настроение все время меняется, он легко выходит из себя. Кроме того, он страдает бессонницей, ему становится плохо при одной только мысли о еде, он подвержен частым приступам судорог. Чтобы хоть как-то купировать эти неприятные явления, он пытается использовать успокаивающие средства. К несчастью, наркоманы часто совмещают кокаин с морфином. Это сочетание в жаргоне наркоманов известно как «спидболл» (скоростной шар).

С точки зрения социального аспекта проблемы кокаиноманы более опасны для окружающих, чем морфинисты или опиоманы. В отличие от опиоманов, тихих и апатичных, кокаиноманы ведут себя бесцеремонно и шумно, они склонны к применению физической силы и к нарушению общественного порядка в общественных местах.

В результате усиления полового влечения в начале наркоманы пытаются удовлетворить свои сексуальные потребности, невзирая на принятые нормы морали и поведения. Позже, по мере ослабления потенции и сексуального чувства, они склоняются к половым извращениям, часто с некоторой долей садизма по отношению к партнеру, которого желают и одновременно ненавидят. Необычное и часто шокирующее поведение кокаиноманов быстро становится заметным для окружения.

Симптомы абстиненции Психическая зависимость, вызываемая кокаином, является наиболее сильно выраженной и наиболее скоро проявляющейся среди всех, встречающихся в наркомании, но физической зависимости кокаин не вызывает. Уже через несколько дней постоянного употребления кокаина наркоман в случае отсутствия наркотика впадает в состояние глубокой депрессии и готов даже к актам насилия, чтобы добыть дозу.

Амфетаминоваязависимость Клиническая картина Среди наркоманов, особенно в последние годы, замечена тенденция к увеличению употребления психостимулирующих средств типа амфетамина, называемых в международном жаргоне наркоманов «спид» – от англ. speed – скорость, спешка. Это может быть любой препарат, который при введении в организм на короткое время улучшает интеллектуальные и физические возможности, устраняет чувство голода, ликвидирует усталость и сонливость. Наиболее известные препараты этого ряда: амфетамин, центедрин, дезоксин, метедрин, прелюдии, риталин, роми-лар и т.д.

Человек под действием психостимулятора находится в хорошем настроении, он деятелен, разговорчив, подвижен, считает свои возможности безграничными. Он чрезмерно активен в сексуальном отношении, его чувства обострены, и все действия он выполняет в ускоренном темпе.

Но положительный эффект наркотика длится очень недолго и быстро сменяется плохим настроением, апатией, психической неуравновешенностью. Первоначальный эффект наркотика можно повторить немедленным внутривенным введением метедрина. В этом случае продленное состояние эйфории может длиться несколько дней, в течение которых наркоман и не спит и не ест. Наконец, опустошенный физически и духовно, он погружается в глубокий сон и его очень трудно пробудить. Это состояние напоминает спячку. Такой сон не придает сил, и наркоман просыпается разбитым, с плохим настроением, нередко с суицидальными мыслями. Единственный выход – опять принять психостимулятор, и, таким образом, круг замыкается.

После нескольких таких циклов личность наркомана значительно изменяется, а его социальное функционирование нарушено. Он ошибочно оценивает действительность, и его реакции на действие внешних раздражителей утрачивают элементарную логику. Наркоман становится опасным для себя и своего окружения.

В случае передозировки или употребления психостимуляторов в коротких промежутках времени может возникнуть состояние возбуждения и дрожь во всем теле, которую ничем не удается успокоить. Высказывания пациента в этом состоянии весьма туманны. Он не может сообщить о себе даже самых основных сведений. Заметны признаки мании преследования, основанные на агрессивном и подозрительном отношении к окружению.

В случае низкой толерантности прием пациентом более высокой дозы амфетамина или метедрина может вызвать немедленную смерть. У лиц, долгое время принимающих психостимуляторы, в случае прекращения приема на день или два проявляется депрессивное состояние с мыслями о самоубийстве.

Наиболее часто встречаемыми осложнениями в случае хронического злоупотребления психостимулирующими средствами являются склонность к насилию и к параноидальным состояниям, чувство всемогущества, а также склонность к применению физической силы.

Наркоманы, употребляющие психостимуляторы, мстительны и исключительно жестоки по отношению к тем, кого они считают своими врагами.

Из-за процессов изменения сознания и невозможности контролировать свое поведение нередки случаи гомосексуального насилия, которых сами наркоманы не помнят. Как правило, они охотно садятся за руль. Ездят они как сумасшедшие, но чаще всего очень хорошо и без дорожных происшествий. Только во второй фазе, когда действие психостимулятора ослабевает («даун» down), они могут попасть в аварию или кого-нибудь сбить.

Часто после долгого употребления психостимуляторы вызывают у предрасположенных пациентов психотические состояния, сопровождающиеся манией преследования, которые придают им параноидальный характер. Эти лица уверены, что за ними следят, что их преследуют, и поэтому постоянно держатся начеку. В начале они пытаются скрыться от своих «преследователей», но когда возникает чувство, что от них не уйти, они переходят в наступление, сами становятся преследователями тех, кого подозревают, и становятся опасными для общества. Особенно они боятся полиции. В Швеции эту форму помешательства называют «полиснойя» (policenoja).

Явления абстиненции Психостимулирующие препараты вызывают сильную психическую зависимость, но физическая зависимость выражена гораздо слабее, хотя на этот счет нет единого мнения.

В результате внезапного прекращения приема психостимуляторов быстро развивается психическая депрессия с мыслями о самоубийстве, а также состояние угнетения многих соматических функций. Поэтому некоторые специалисты утверждают, что психостимуляторы могут вызывать в определенной степени физическую зависимость.

Но нельзя забывать, что чаще всего психостимуляторы принимают вместе с другими наркотиками, вызывающими сильную физическую зависимость (опиаты, барбитураты). В этой ситуации картина абстиненции сложна, и в ней может доминировать эффект другого наркотика, который в этом случае приписывают психостимулятору.

Марихуана Клиническая картина Из всех наркотиков марихуана пользуется наибольшей популярностью как среди наркоманов, так и среди дилетантов. Но, несмотря на это, науке о ней известно очень немногое.

Марихуану и ее действие человечество знает много тысяч лет, но ее массовое употребление, особенно молодыми людьми, началось совсем недавно, в начале шестидесятых годов. Значение этого наркотика не рассматривается только в аспекте его фармакологических свойств. Употребление марихуаны молодыми людьми несет в себе черты социального вызова. Марихуану приняли в свое время хиппи, которые в ее усыпляющем дыму провозглашали альтруизм и мистицизм, искренность, радость и пацифизм.

Употребление марихуаны в семидесятые годы носило на Западе характер эпидемии. По некоторым статистическим данным, свыше пятидесяти процентов молодых американцев принимали этот наркотик.

В 1972 г. было установлено, что пятьдесят два процента студентов американских университетов пробовали марихуану хотя бы один раз, 26% употребляли ее три раза в неделю, а примерно 5% – более трех лет курили ее ежедневно.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.