WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

На правах рукописи

Казановская Юлия Александровна Право на жизнь и смертная казнь: проблемы конституционно-правовой регламентации в Российской Федерации

Специальность 12.00.02 – Конституционное право;

муниципальное право.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – доктор юридических наук профессор А.Н. Писарев Ставрополь - 2004 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение………………………………………………………………………….3 Глава I. Теоретико-правовые основы закрепления права на жизнь 1.1. Понятие права на жизнь по международному и российскому законодательству………………………………………..16 1.2. Смертная казнь в системе мер, направленных на защиту естественного права на жизнь……………………………………………35 Глава II. Проблемы конституционно-правового регулирования смертной казни в РФ 2.1. 2.2. Международно-правовые и внутригосударственные Аспекты совершенствования правовой регламентации ограничения применения смертной казни ……………………………...85 смертной казни в соответствии с обязательствами Российской Федерации перед Советом Европы………………………112 Заключение……………………………………………………………………...145 Библиография…………………………………………………………………...154 Приложения……………………………………………………………………. ВВЕДЕНИЕ АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В условиях происходящих в России кардинальных перемен, связанных с попытками строительства правового государства, демократизацией общества и вступлением в международную правозащитную организацию Совет Европы, актуальность диссертационного исследования представляется обусловленной комплексом причин, которые по своему содержанию могут быть объединены в несколько групп. Относительно самостоятельную группу образуют причины, отражающие новизну подходов к определению права на жизнь как высшей социальной ценности, охраняемой законом;

как к праву естественному и неотчуждаемому, принадлежащему каждому от рождения, что в правовом государстве требует необходимости закрепления корреспондирующей обязанности государства прилагать максимум усилий, направленных на предотвращение условий, влекущих за собой наступление смерти. В этой связи особое значение должно предаваться пресечению преступных посягательств против равноценной жизни другого человека и назначению справедливого наказания за совершение таких деяний, включая применение смертной казни как исключительной меры преступления против наказания за особо тяжкие жизни как юридически соразмерной, адекватной формы ответственности, которая полностью соответствует принципу права, требованиям правового равенства, идеям прав и свобод человека. Другая группа причин, обуславливающих актуальность и значимость работы в настоящее время, отражает глобальные общемировые тенденции. С одной стороны, они направлены на всемерную охрану, защиту и уважение прав человека;

унификацию прав и разработку своего рода «стандартов» в этой сфере. С другой стороны, характеризуются стремлением мирового сообщества во главе с международными правозащитными организациями добиться во всем мире отмены смертной казни, так как ее применение нарушает неотъемлемое право на жизнь и не совместимо с запретом «жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство наказания». Из этого положения вытекает следующая относительно данной самостоятельная группа причин, характеризующих актуальность темы исследования. Это настоятельная необходимость использования международного опыта в решении проблем правовой регламентации смертной казни как вида наказания, обусловленная спецификой обязательств РФ по ее отмене, организации, наиболее остро. В то же время целый ряд причин объективного характера, таких как социально-экономическое положение, неблагоприятная криминальная обстановка в стране (рост преступности и увеличение количества особо тяжких преступлений в частности), не позволяют Российской Федерации немедленно отказаться от исключительной меры наказания, как того требуют международные обязательства. Тем более, в условиях, когда, выражая общественное мнение, с просьбой об отмене моратория на смертную казнь и проведении всенародного голосования по вопросу необходимости сохранения в действующем законодательстве данной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни к президенту РФ и депутатам Федерального Собрания РФ неоднократно обращались законодательные органы субъектов Федерации, в том числе Государственная Дума Ставропольского края, Государственный совет Дагестана, Совет Сахалинской области, Парламент Республики Северная Осетия-Алания и т.д. В первую очередь, это связано с тем, что в настоящее время не только законодатель, но и российские граждане видят истинное предназначение смертной казни в защите высшей ценности – человеческой жизни. взятых на себя при вступлении в Совет Европы. В пересмотра отдельных норм российского настоящее время, в связи с членством России в международной европейской вопрос законодательства, регламентирующих применение смертной казни, стоит Отсутствие комплексных исследований с точки зрения новизны содержания правового института смертной казни в РФ, определения его места и роли в системе предусмотренных мер защиты естественных прав человека в РФ и, прежде всего, важнейшего из них обусловили актуальность настоящего исследования. Таким образом, исследование совокупности проблем, связанных с регламентацией в Конституции Российской Федерации, федеральных законах и иных правовых актах в условиях членства России в Совете Европы смертной казни как меры, используемой государственными органами для защиты естественных прав как отдельного человека, так и общества в целом от посягательств преступных элементов, выдвигается в число актуальных задач науки конституционного права, что послужило основанием для выбора темы исследования. СТЕПЕНЬ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ. В отечественной юридической науке разработка теории прав человека и проблем смертной казни получила широкое освещение. Исходную теоретическую базу работы составили труды известных ученых в области общей теории государства и права, международного и конституционного права С.В.Бахина, Ю.А.Дмитриева, М.Н.Малеиной, Л.Д. Воеводина, А.Я.Азарова, посвященные вопросам теории гражданина. Аспекты взаимодействия международного и внутригосударственного права в разрезе соблюдения и обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также международно-правовой защиты прав человека и сотрудничества в этой сфере, в настоящей работе рассмотрены на основе трудов В.А.Карташкина, М.Л.Энтина, Е.А.Лукашевой. В качестве теоретической основы выступили также современные монографические исследования по проблемам правового регулирования смертной казни в РФ ученых А.С.Михлина и С.В.Жильцова. прав личности, состоянию и перспективам развития, механизму обеспечения прав человека и - права на жизнь, Отдельные аспекты данной проблемы нашли отражение в статьях А.В.Малько, В.Е.Квашиса, И.Л. Петрухина, Р.А. Каламкаряна, А.М. Рабец, Н.И. Матузова, И.И. Карпеца, М.С. Позднова и других. Особое внимание уделено последним диссертационным исследованиям, сопряженным с проблемой применения смертной казни, в том числе Арутюнова Л.С. «Высшая мера наказания в Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития», Хоменко Н.Н. «Проблемы конституционно-правовой регламентации применения смертной казни в Российской Федерации», Мезяева А.Б. «Международное право об отмене смертной казни» и др. В тоже время, несмотря на отмеченные исследования, на сегодняшний день в данной постановке тема остается не раскрытой, ввиду чего представляются недостаточно изученными весьма важные аспекты, имеющие прямое отношение к теме настоящей диссертации. К ним с полным основанием можно отнести:

- современный категориальный аппарат, выражающий теоретикоправовые аспекты права на жизнь и проблемы правового регулирования смертной казни как меры, направленной на его защиту;

- научную классификацию признаков понятия смертной казни;

- концепцию исполнения Россией взятых на себя обязательств при вступлении в Совет Европы. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основная цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы, опираясь на нормы международного и российского права в сфере регламентации права на жизнь обосновать необходимость отмены моратория на исполнение смертной казни в целях обеспечения высшего права человека – права на жизнь в условиях сложившейся социальнополитической и криминальной ситуации в стране. Поставленная цель обусловила научные, практические и прикладные задачи исследования.

Научные задачи диссертационного исследования могут быть сведены к следующему:

- проанализировать основные нормативные акты, регламентирующие право человека на жизнь;

- провести сравнительно-правовое исследование по проблеме соответствия норм законодательства Российской Федерации международным нормам о признании права на жизнь;

- обобщить и систематизировать положения международных правозащитных документов, касающихся введения ограничений при назначении смертной казни;

- выявить основные тенденции общественных отношений опыта. Практические задачи исследования:

- определить основной объем содержания права на жизнь исходя из общепризнанных норм международного права;

- выделить признаки понятия и особенности наказания;

- определить место и роль смертной казни в системе предусмотренных мер защиты естественного права на жизнь в Российской Федерации;

- систематизировать основные ограничения, предусмотренные международным правом для государств, применяющих наказание в виде смертной казни, и в качестве гарантии лицам, которым грозит вынесение смертного приговора;

- наметить пути решения основных конституционно-правовых проблем сотрудничества России и Совета Европы. смертной казни как меры применения смертной казни в мировом правового регулирования сообществе государств с точки зрения в этой сфере и рецепции положительного Прикладные задачи:

- сформулировать предложения по совершенствованию норм Конституции Российской Федерации с точки зрения закрепления дефиниции «право человека на жизнь»;

- разработать текст предложений о пересмотре отдельных положений глав 1 и 2 Конституции РФ. ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ выступают общественные отношения, возникающие в процессе деятельности государства и его компетентных органов по обеспечению защиты естественного права каждого человека на жизнь, а именно по применению смертной казни в качестве меры государственного принуждения за совершение особо опасных преступлений, посягающих на высшее благо – человеческую жизнь. ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ является система правовых норм, регламентирующих применение в России смертной казни в качестве меры, направленной на защиту естественного права человека на жизнь. МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ. Общей методологической основой диссертационного исследования явились современные общенаучные методы, а именно: диалектический метод познания, предполагающий всесторонность, объективность и взаимосвязь исследуемых явлений;

исторический, позволивший выявить основные направления правовой регламентации данного вида наказания в международном праве в рассматриваемый период;

системный, определивший место России в системе государств мирового сообщества с точки зрения закрепления в законодательстве норм о применении смертной казни;

социологический, выявивший условия, воздействующие на формирование общественного сознания в отношении необходимости ее закрепления в действующем законодательстве. Важную роль сыграли и собственно юридические методы, например, формально-юридический, выразившийся в логической разработке терминов и понятий, используемых в качестве основных категорий, и сравнительно правовой, позволивший проанализировать нормы, регулирующие применение смертной казни в различных странах, а также сопоставить российские нормы и международные стандарты. Особенностью методологической основы диссертационного исследования является сочетание сравнительно-правового и комплексного исследования, поскольку предмет диссертационной работы составляют правовые нормы нескольких отраслей права. НОРМАТИВНАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ представлена Всеобщей Декларацией Прав человека (1948), Международным Пактом о гражданских и политических правах (1966), Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (1950), документами Совета Европы, Конституцией РФ, Уголовным кодексом РФ, Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Уголовно-исполнительным кодексом РФ, Указом Президента РФ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с смертной казни как вида наказания в вхождением России в Совет Европы» и другими нормативными актами, регламентирующими применение современное время. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ российских ученых. Ввиду праву, комплексного уголовному, представлена трудами характера исследования использованы источники по общей теории права, конституционному (государственному) уголовно-исполнительному, в том числе данные международному праву, криминологии. Активно использовались материалы, опубликованные в глобальной сети Интернет, общественной организации «Международная амнистия». Также в работе нашли отражение материалы научных и научно-практических конференций, семинаров и круглых столов последних пяти лет по вопросам закрепления и соблюдения прав человека России, пределам и основаниям их ограничения. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ заключается в том, что в настоящей работе вопросы применения смертной казни рассматриваются в аспекте ограничения естественного права человека на жизнь. В связи с этим оно представляет собой одну из первых попыток комплексного монографического исследования актуальных теоретических и практических вопросов необходимости сохранения смертной казни в законодательстве Российской целом. Кроме этого, впервые в отечественной юридической науке с целью выявления сущности и назначения в российском праве смертной казни, систематизированы и классифицированы, выделенные А.С.Михлиным, признаки данного понятия. Элементы научной новизны обусловлены также уточнением определений исходных понятий темы, таких как «право на жизнь», «смертная казнь как правовой институт», «смертная казнь как мера государственного принуждения» и др., поскольку в совокупности эти понятия образуют современный категориальный аппарат, выражающий теоретико-правовые аспекты права на жизнь и проблемы правового регулирования смертной казни как меры, направленной на его защиту. На основе всестороннего рассмотрения взаимоотношений РФ и Совета Европы, в диссертации не только намечены возможные пути их дальнейшего сотрудничества в условиях взятых на себя Россией обязательств, но и сделан ряд предложений по совершенствованию правового регулирования общественных отношений, связанных с применением в РФ смертной казни. ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ. 1. Автор диссертации приходит к выводу о том, что, несмотря на свое огромное значение для жизнедеятельности общества, государства и мирового сообщества в целом, в международных документах, регламентирующих права человека, не содержится точной формулировки права на жизнь. Содержание данного права сводится к тому, что оно принадлежит каждому человеку, охраняется законом и его никто не может быть лишен произвольно. Кроме того, данное право не является Федерации в качестве меры, направленной на защиту естественного права на жизнь как конкретного человека, так и общества в абсолютным, поскольку международные документы указывают на возможность его ограничения в результате применения смертной казни, которая может быть осуществлена только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом. Конституция РФ 1993 года, отражая положения основных международных правозащитных актов, характеризует право на жизнь только в уголовно-правовом аспекте, что свидетельствует об очень узком его понимании. По мнению автора, право на жизнь не должно ограничиваться постановкой жизни. вопроса о недопустимости лишения человека жизни и о применении смертной казни за преступления против Оно предполагает и право на свободную, мирную жизнь, на достойное человеческое существование. 2. Отстаивается точка зрения о том, что право на жизнь как основное естественное право человека, без которого все другие права лишаются смысла, обусловливает закрепление обязанности государства обеспечить сохранность жизни, в том числе путем пресечения преступных посягательств на жизнь и назначения соразмерного наказания за действия, влекущие наступление смерти. 3. Для обеспечения всесторонней охраны права на жизнь, автором сделан вывод о необходимости внесения следующих изменений в текст Конституции РФ:

- дополнить главу 1 «Основы конституционного строя» нормой следующего содержания: «Жизнь человека – есть величайшее благо. Обеспечить его всемерную охрану – обязанность государства»;

- пункт 1 статьи 20 изложить в редакции: «Каждый имеет право на жизнь – право на достойное человеческое существование. Никто не может быть произвольно лишен жизни»;

- в статье 7 Конституции, провозглашающей Российскую Федерацию социальным государством, в пункте 2, перечень благ, охраняемых в РФ открыть понятиями «жизнь» и «здоровье»;

- ввиду общей направленности на достижение самой главной цели: охрану жизни человека как высшей ценности в обществе и государстве, текст статьи 41 о праве на охрану здоровья и статьи 42 о праве на благоприятную окружающую среду расположить в статьях, следующих согласно нумерации после статьи 20, регламентирующей право на жизнь. 4. По мнению диссертанта, закрепление смертной казни в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни в тексте Конституции РФ, акте, утверждающем в качестве высших ценностей человека, его права и свободы, а также расположение данной нормы в статье, регламентирующей право каждого человека на жизнь, обусловлено социальным назначением смертной казни как меры, направленной на защиту высшей ценности – человеческой жизни. 5. Автор приходит к выводу о том, что сущность смертной казни, как меры, предусмотренной государством для защиты естественных прав человека, и прежде всего, права на жизнь, обусловлена ее специфическими признаками, в качестве которых, как аргументировано доказывает диссертант, могут быть выделены только четыре: это наказание, в котором проявляется абсолютный характер превенции и которое в настоящее время является исключительной и временной мерой в российском праве. 6. Вносится предложение о законодательном закреплении понятия смертной казни как меры государственного принуждения, представляющей собой установленную в законе форму уголовной ответственности за совершение особо опасных преступлений против жизни, используемую государственными органами для защиты охраняемых благ и интересов всего общества в целом и каждого человека смерти лицу, совершившему такое преступление. 7. На основе изучения и анализа норм международно-правовых документов диссертант приходит к выводу о наличии двух групп ограничений, в отдельности от посягательств преступных элементов, заключающуюся в причинении связанных с применением смертной казни (ограничения, предусмотренные для государств, применяющих наказание в виде смертной казни;

гарантии лицам, которым грозит вынесение смертного приговора) и двух основных тенденций применения смертной казни в современном мире. 8. Отстаивается точка зрения, согласно которой законодательство России приведено в соответствие с требованиями основных международноправовых актов, регламентирующих применение смертной казни в целях признания естественного права на жизнь, что позволяет в мировом сообществе государств отнести РФ к странам, которые не отказались от применения смертной казни, но постепенно ограничивают ее назначение, ориентируясь на внутреннюю стабильность в экономической и социальной сфере. 9. Доказывается невозможность выполнения в полном объеме в условиях реальной социальной и правовой незащищенности российских граждан обязательств по ратификации Протокола №6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно полной отмены смертной казни, взятых на себя РФ при вступлении в международную правозащитную организацию Совет Европы. 10. По мнению диссертанта, дальнейшее совершенствование общественных отношений по применению смертной казни в РФ невозможно без проведения всенародного голосования. На обсуждение должны быть поставлены два вопроса: об отмене моратория на исполнение смертной казни и о необходимости сохранения в действующем законодательстве данной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. 11. Автор предлагает в целях сохранения членства в авторитетной международной организации, провести конституционную и уголовноправовую реформы по передаче из ведения РФ в ведение субъектов РФ либо их совместное ведение уголовного законодательства в части назначения смертной казни и пожизненного лишения свободы, что позволит Государственной Думе РФ и Совету №6 к Федерации Европейской незамедлительно ратифицировать Протокол конвенции о защите прав человека и основных свобод, избежав неблагоприятных последствий. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ определяются содержащимися в ней рекомендациями по совершенствованию правового регулирования смертной казни в качестве меры, направленной на защиту естественного права на жизнь, в условиях членства РФ в Совете Европы. Выводы и предложения, сформулированные в ходе и по результатам настоящего диссертационного исследования, а также сам материал работы могут быть использованы:

- в процессе разработки основных направлений совершенствования норм международного и внутригосударственного права, регламентирующих право на жизнь;

для разработки научных и практических рекомендаций по дальнейшему совершенствованию правовой регламентации смертной казни как меры государственного принуждения, направленной на защиту естественного права на жизнь;

- при проведении научных исследований в сфере уголовного и конституционного права;

в учебном процессе: при чтении курсов «Конституционное право России», «Уголовное право», «Сравнительное правоведение», спецкурсов «

Защита прав человека», «Международное уголовное право» и т.д. АПРОБАЦИЯ дисциплин и РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ работы на осуществлялась юридическом различными способами их внедрения: в процессе преподавания правовых организационно-методической факультете Ставропольского кооперативного института Белгородского университета потребительской кооперации. Основные положения и выводы диссертационного исследования получили отражение в ряде научных публикаций, докладывались на научно-практических конференциях, в том числе на VII Международной конференции «Циклы природы и общества» (Ставрополь, 1999), VII научно-практической конференции «Политические, правовые, социальные и экономические проблемы современного российского общества» (Ставрополь, 2001), 1-ой междисциплинарной научнопрактической конференции «Проблемы, связанные с совершением тяжких преступлений против личности» (Ставрополь, 2001). СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ.

Работа выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАК. Структура диссертации подчинена логике исследования и определяется его целью и задачами. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, включающих 4 параграфа, заключения, библиографии и приложений.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАКРЕПЛЕНИЯ ПРАВА НА ЖИЗНЬ 1.1. Понятие права на жизнь по международному и российскому законодательству В последнее десятилетие в теории и практике государственного строительства изменения. Вхождение России в мировое сообщество и задача прогрессивных демократических отношения стали к преобразований внутри страны человека, нового потребовали нового взаимодействия и система правам осмысления в Российской Федерации произошли существенные российского государства и личности. В российском обществе постепенно формироваться демократическое правосознание правоотношений, основанных на идеях уважения человеческого достоинства, признания и защиты основных прав и свобод личности, приоритета общечеловеческих ценностей и идеалов. Поиск оптимальных моделей взаимоотношений государства и личности всегда представлял собой сложнейшую проблему. Эти модели в решающей степени зависели от характера общества, типа собственности, уровня экономики, развитости демократии, культуры, других объективных условий. Но во многом они определялись также властью, законами, правящими элитами, т.е. субъективными факторами, в сочетании с действующими закономерностями.1 При этом главная трудность заключалась и заключается в том, чтобы установить такую систему, в которой, с одной стороны, личность имела бы возможность беспрепятственно развивать свой потенциал и свободно, без См., напр.: Права человека в истории человечества и в современном мире / Под ред. Е.А.Лукашевой. М.,1989.- С.134;

Права человека накануне XXI века.- М., 1994.- С.7;

Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. - М.,1997.- С.78-83.

ограничений, пользоваться предоставленными с другой признавались и должным правами и свободами, а образом почитались общегосударственные цели – то, что объединяет всех. Такой оптимальный баланс как раз получает свое выражение в правах, свободах и обязанностях человека. Именно поэтому прогрессивные страны мирового сообщества рассматривают права человека, их уважение, соблюдение и защиту в качестве универсального идеала, основы развития и процветания, предпосылки устойчивости и стабильности.1 Права человека – это нравственно-правовой фундамент каждого государства и всего международного сообщества. Реальное сотрудничество государств в признании и обеспечении прав человека началось после Второй мировой войны, с момента принятия Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека. Были выработаны международные стандарты в области прав человека, определившие общее понятие прав человека и основных свобод, а также их перечень. Однако современные исследователи отмечают, что термин «стандарты» применительно к сфере общепризнанных прав человека представляется не вполне корректным.2 Под стандартом обычно понимается типовой «образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других подобных объектов».3 Им должно любого общества. Поэтому их признание, соблюдение и защита – обязанность соответствовать что-либо по своим признакам, свойствам, качествам. В этом смысле нормы по правам человека едва ли можно считать эталоном, поскольку в них в самом общем виде регламентируются положения, относящиеся к тому или иному правомочию человека. Если бы государства Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение.- 1998.- №4.- С. 65. См., напр.: Бахин С.В. Всеобщая Декларация 1948 года: от каталога прав к унификации правового статуса личности // Правоведение.- 1998.- №4.- С.3-11;

Права человека в России (Материалы международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей Декларации прав человека) // Государство и право.- 2000.№3.- С.37-50. 3 Советский энциклопедический словарь / Под ред. А.М.Прохорова.- М., 1984.- С.1267-1268.

2 попытались регламентировать какие-либо положения по правам человека исчерпывающим образом, они обязательно вошли бы в противоречие с теми положениями, которые уже существуют в законодательстве отдельных государств. Сама по себе возможность достичь согласия при создании норм по правам человека и базируется на том, что государства регламентируют правовой статус личности самым общим образом, оставляя за национальным законодателем право уточнять и детализировать данные положения, вписывая их в уже существующую систему национального права. Поэтому говорить о стандартах в сфере регламентации прав человека, предполагающих полное совпадение правового статуса личности в разных государствах, не вполне уместно.1 Усилия международного сообщества направлены на формулирование единообразных понятий в сфере прав человека, признание их в качестве универсальных ценностей, выработку общих подходов к осуществлению прав и свобод индивида. Последнее положение подтверждает целый ряд общепризнанных норм, гарантирующих основные права и свободы человека независимо от гражданства, пола, расы и других обстоятельств. Являясь общеисторическим и общекультурным завоеванием, человека на сегодняшний день представляют собой права ценность, принадлежащую всему международному сообществу. Однако процесс их всеобщего признания нельзя считать завершенным, так как во многих странах еще не сложились соответствующие социально-политические Бахин С.В. Всеобщая Декларация 1948 года: от каталога прав к унификации правового статуса личности // Правоведение.- 1998.- №4.- С.6. По мнению Н.Н.Моисеева: «Проблема прав человека не имеет однозначного решения и столь же многообразна, как и само представление о цивилизации. По существу она эквивалента представлению человека о том, что есть понятие «добра». Считается, что представление о добре носит сакральный характер, и разные конфессии и национальные традиции закладывают порой весьма разный смысл в это понятие. Также и понятие о правах человека и человеческих ценностях тесно связано в сознании людей с теми особенностями цивилизации, к которым они принадлежат и которые определяют на протяжении многих сотен лет условия их бытия и поведения. Таким образом, предложения о неких универсальных «правах человека», одинаково пригодных для населения всей планеты, является такой же иллюзией, как и представление о возможности однозначной интерпретации представления о «добре». Отрицая возможность унификации понятия прав человека, нельзя отрицать возможности и необходимости существования некоторых универсалий в отношениях между людьми, частью которых являются права человека». (Права человека в России (Материалы международной конференции, посвященной 50-летию Всеобщей Декларации прав человека) // Государство и право.- 2000.- №3.- С.37).

условия, позволяющие реально их обеспечить.

Поэтому многие из общепризнанных прав на сегодняшний день носят лишь декларативный характер, что, в свою очередь, позволяет выделять теорию и практику прав человека.1 При этом, как показывают исследования, большие проблемы вызывает не столько практическая реализация некоторых из прав, сколько отдельным вопросом стоит проблема их теоретической разработки. В научной литературе не раз указывалось на то, что в международных документах, регламентирующих права человека, подчас не позволяет по-разному толковать его содержание.2 Такая возможность разночтения вызывает немало проблем, которые существенным образом влияют на объем правомочий конкретного лица (как человека, так и гражданина) при реализации данного права и предоставляемых ему гарантий для его защиты. Среди всего комплекса разработанных и признанных мировым сообществом прав человека наибольший общественный резонанс вызывают проблемы теории и практики реализации права на жизнь. Это право, бесспорно, образует первооснову всех других прав и свобод. Оно представляет собой абсолютную ценность мировой цивилизации, так как все остальные права утрачивают смысл и значение в случае гибели Однако при всем своем огромном значении для жизнедеятельности общества, государства и мирового сообщества в целом, до сих пор международно-правовых актах, и во внутреннем ив российском человека. содержится точной формулировки, конкретного определения того или иного права, что законодательстве отсутствует единое понимание права на жизнь. А потому при всей безусловности этого права, как естественного и принадлежащего Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение.- 1998.- №4.-С. 65. См., напр.: Азаров А.Я. Права человека. Новое знание.- М., 1995.- С.25;

Права человека / Отв.ред. Е.А.Лукашева.- М., 1999.- С.136;

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации.- М., 1998.- С. 138.

2 человеку от рождения, ни человек, ни государство не могут обеспечить его полное и гарантированное осуществление. Как и во всех цивилизованных странах, в России особая роль в закреплении всего объема предоставляемых государством прав и свобод отводится Конституции. Ее положение о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью правовой системы России (ч.4 ст.15) отражает имплементацию международных стандартов, то есть их рамках национального правопорядка. Важное значение имеет также принцип, который провозглашен во 2 статье и является центральным в системе основ конституционного строя России: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека – обязанность государства». Во всех предыдущих конституциях России в триаде «государство – общество – гражданин» государству отводилось первое, решающее и доминирующее место;

оно само определяло характер, содержание, объем и порядок общественных отношений, место в них гражданина. Конституция 1993 года развернула триаду и во главу угла поставила уже не гражданина, а человека как личность, его права и свободы, тем самым изменив характер взаимоотношений: государство отныне не «дарует» природы человека естественные права. Таким образом, конституционное признание и закрепление прав и свобод как «высшей ценности» человека соответствует основным положениям международных правозащитных актов. Первоначально в общей форме принцип уважения прав и свобод человека был закреплен в Уставе Организации Объединенных Наций от 26 июня 1945 года в качестве основной цели этой организации – осуществлять человеку права и свободы, а признает и защищает уже имеющиеся у него в силу самой реализацию в международное сотрудничество в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии (п.3 ст.1). Нормативное содержание принципа уважения ООН, в так называемой Международной Хартии прав прав человека (а именно перечень прав и свобод) было конкретизировано в рамках человека, и включающей, в том числе Закрепление Всеобщую декларацию прав человека Международный пакт о гражданских и политических правах. этого принципа было вполне естественно для того времени. Вторая мировая война показала вопиющее отсутствие уважения к правам человека и особенно к праву на жизнь. Именно она стала основным фактором, повлиявшим на то, что право на жизнь было закреплено рядом международных правозащитных документов и многими внутригосударственными конституциями. Исторически первой в закреплении этого права стала Всеобщая в сжатой форме декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, которая в статье 3 довольно Таким образом, Всеобщая провозгласила право на жизнь: «Каждый человек имеет право на жизнь…».1 декларация прав человека воплотила в своих стала важным этапом в Право на жизнь, как нормах теорию естественных и неотъемлемых прав человека. Эта теория еще в период буржуазных революций XVIII века развитии и становлении прав человека.

«прирожденное», которого люди «…при вступлении в общественное состояние – не могут лишить себя и своих соглашением…», впервые было провозглашено потомков в каким-либо прав Декларации Вирджинии 1776 года.2 Затем это право как неотчуждаемое было признано в Декларации независимости США от 4 июля 1776 года. Но в последующем, Цит. по: Международное право в документах: Учебное пособие/ Сост.: Н.Т.Блатова, Г.М. Мелков.- М., 1997.- С.86. 2 Лукашева Е.А. Права человека и общественные отношения: Общая теория прав человека.- М., 1996.- С.8.

как отмечают из государств.

некоторые исследователи1, на протяжении довольно длительного времени оно не включалось в конституционные акты ни одного В Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Резолюцией 2200А (XXI) Генеральной Ассамблеей ООН от 16 декабря 1966 года, данное право было уже несколько конкретизировано: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (п.1 ст.6). 2 В рамках региональной межправительственной организации - Совета Европы, - созданной в 1949 году десятью западноевропейскими странами для послевоенной реконструкции Европы в целях защиты и укрепления демократии, прав и свобод человека и обеспечения верховенства закона, 4 ноября 1950 года была принята Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Пункт 1 статьи 2 этого документа предусматривал: «Право каждого человека на жизнь охраняется законом».3 Как Пакт о гражданских и политических правах, так и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не допускают отступлений от права на жизнь, закрепляя его, таким образом, как абсолютное. На это указывает содержащееся в Пакте положение о «жизнь нации недопущении каких-либо отступлений государствами от соблюдения этого права во время чрезвычайного положения, при котором норме подтвержден находится под угрозой» (п.2 ст.4). Как считает В.А.Карташкин, в данной принцип международного права, согласно которому См., напр.: Бондарь Н.С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе.- Ростов-на-Дону, 1996.- С.159. 2 Цит. по: Международное право в документах: Учебное пособие/ Сост.: Н.Т.Блатова, Г.М. Мелков.- М., 1997.-С.103. 3 Цит. по: Право Совета Европы и России (сборник документов и материалов).- Краснодар, 1996.- С.186.

«определенные фундаментальные права и свободы должны соблюдаться в любой ситуации, включая периоды вооруженных конфликтов».1 Но абсолютное право на жизнь в Пакте о гражданских и политических правах имеет одно ограничение, которое, как известно, относится к является исключительным и не применению государством наказания в виде смертной казни. Как считают некоторые ученые, данное ограничение влияет в целом на характеристику этого права как абсолютного.2 В то же время анализ правовых норм этих же международных документов позволил другой группе ученых сформулировать и обосновать противоположную точку зрения. Доктор юридических наук, заслуженный деятель науки РФ Н.И. Матузов в своей работе «Право на жизнь в свете российских и международных стандартов», приводит доказательства того, что право на жизнь не такое уж безусловное и абсолютное. Матузов Н.И. пишет: «Европейская конвенция о защите прав человека (1950г.) провозглашает: «Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание» (п.1 ст.2). как Далее указывается, данной что лишение если оно жизни не рассматривается любого лица от нарушение статьи, является результатом применения силы абсолютно необходимой: а) для защиты незаконного насилия;

б) для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;

в) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа (п.2 ст.2).

Карташкин В.А. Принципы и нормы в области прав человека: Общая теория прав человека.- М., 1996.С.450. 2 См., напр.: Бахин С.В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях // Правоведение.- 1991.- №2.- С.5.

Как видим, в Конвенции делаются четыре исключения, когда может «убивать» само государство». 1 Как уже отмечалось, Международный пакт о гражданских и политических правах также содержит положения о применении наказания в виде смертной казни. Но в этом документе впервые на международноправовом уровне пределы ее применения существенно сужены. Согласно статьи 6 Пакта, «в странах, которые не отменили смертной казни, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в во соответствии с законом, который действовал во время совершения преступления…Это наказание может быть осуществлено только исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом…Каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора… Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин».2 В этой же статье установлено, что положения Пакта не могут препятствовать отмене смертной казни каким-либо участвующим в нем государством. Таким образом, анализ норм этого документа также свидетельствует о том, что право на жизнь не такое безусловное и абсолютное, как представляется на первый взгляд. Такие категории абсолютности как независимость, безотносительность, самостоятельность, неограниченность ни при каких обстоятельствах не применимы к характеристике права на жизнь в разрезе норм рассмотренных международных документов. Сопоставление норм основных правозащитных актов – Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.- 1998.№1.- С.207. 2 Цит. по: Международное право в документах: Учебное пособие/ Сост.: Н.Т.Блатова, Г.М. Мелков.- М., 1997.- С.105.

основных свобод,- делает очевидным тот факт, что содержание права на жизнь в них сводится к тому, что это право 1) принадлежит каждому человеку;

2) охраняется законом;

3) и самое главное- этого права никто не может быть лишен произвольно (за исключением оговоренных случаев абсолютно необходимого применения силы). Единственное ограничение – смертная казнь – может быть осуществлена только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом. Таким образом, содержание права на жизнь в том виде, в каком оно закреплено в основных международных документах, понимается достаточно узко, только в уголовно-правовом аспекте. Более широко понятие права на жизнь было освещено в «Общих замечаниях» Комитета ООН по правам человека. Особое внимание в этом документе уделено обеспечению мира и безопасности, так как война является крайним отрицанием права на жизнь. Исходя из этого, в «Общих замечаниях» подчеркивается, что в свете права на жизнь высший всеобщий долг – предотвращение войны. Особо Комитет ООН выделил ядерное оружие. Являясь одной из наиболее серьезных угроз праву на жизнь, «производство, использование, обладание, развертывание ядерного оружия должно быть запрещено и признано преступлением против человечества».1 И это вполне обоснованно, так как одного, десятков или сотен К сожалению, это была бы странной борьба за жизнь людей, если одновременно забывается, что положение не нашло распространения в любой вооруженный конфликт уносит тысячи жизней. фундаментальных международно-правовых документах, регламентирующих права человека и соответственно не получило закрепления в российской Конституции.

Цит. по кн.: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: Нормы и действительность.- М.: Дело, 2000.- С.21.

Статья 20 Конституции РФ в 1 части содержит положение о том, что «каждый имеет право на жизнь». В части 2 этой статьи указано, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом присяжных заседателей. С одной стороны, такая регламентация права на жизнь фактически отражает положения основных правозащитных актов - Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод,характеризуя право на жизнь только в уголовно-правовом аспекте (см. приложение 1). Но с другой стороны, возникает вопрос, как все же следует понимать право на жизнь, которое без каких-либо дополнительных расшифровок, пояснений, уточнений или гарантий его охраны закреплено в части 1 ст.20 Конституции? Бесспорно, Основной закон государства – не тот законодательный акт, где возможна и необходима детализация закрепленных в нем положений. Однако в цивилизованном обществе представление о том, что жизнь человека охраняется всеми отраслями законодательства, а правовую основу для этого создает Конституция, приобрело характер юридического постулата, не требующего доказательств. В то же время, действующая Конституция РФ 1993 года не способствует укреплению в общественном сознании такого убеждения, так как содержит серьезные просчеты в закреплении положений, призванных обеспечить охрану жизни как самого ценного из всех личных нематериальных благ и самого важного из всех неотчуждаемых прав и свобод, принадлежащих человеку от рождения. Впервые право на жизнь было закреплено в Декларации прав человека и гражданина, принятой 22 ноября 1991 года. В последующем положения о праве на жизнь вошли в Конституцию РСФСР 1978 года в редакции Закона РФ от 21 апреля 1992 года (ст.38), Конституцию 1993 года. За эти годы теоретической высказываются разработкой понятия права на жизнь занимались многие ученые2, но до сих пор ведутся дискуссии и различные мнения по поводу объема содержания этого текста Конституции – права. В этом состоит главная недоработка содержание названного права в ней не раскрыто. Согласно пункту 2 статьи 17, данная конституционная норма выступает как абсолютная, не допускающая никаких отступлений: «права и свободы неотчуждаемы». Но анализ содержания статьи 20 о праве на жизнь свидетельствует об обратном. Как раз в ней прямо закреплена его возможная «отчуждаемость» - назначение смертной казни за особо тяжкие преступления против жизни.3 Следует заметить, что в процессе реализации основных прав сталкиваются различные интересы: субъектов этих прав, других лиц, общества в целом. В силу этого, определение пределов основных прав, условий их реализации и порядка разрешения возможного конфликта интересов – объективная потребность нормального функционирования социума, с одной стороны, и свободы личности, с другой.4 В данном контексте существенное значение в качестве конституционного критерия соотношения этих интересов имеет ч.3 ст.17 Конституции РФ, согласно которой «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». По Закон РФ «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.- 1992.- №20.- Ст.1084. 2 См., напр.: Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.- 1998.- №1.- С. 198-212;

Кальченко Н.В. Право человека и гражданина на жизнь и его гарантии.

Автореферат дис. к.ю.н.- СПб., 1995;

Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан. – М.: – «МЗ - Пресс», 2001.- С. 57-75. 3 Иваненко В.С. Всеобщая декларация прав человека и Конституция РФ // Правоведение.- 1998.- №4.- С. 83. 4 Морозова Л.А. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право.- 1998.- №7.- С.24.

откуда перешли в действующую существу, этого принципа достаточно для того, чтобы законодательно устанавливать меру свободы в сфере каждого из основных прав и свобод. Любые частные содержательные критерии законодательного установления пределов конкретных прав действительны лишь постольку, поскольку они конкретизируют общий принцип и позволяют исключать из сферы действия соответствующих прав такую социальную активность, которая нарушает прав и свободы других лиц, то есть правонарушающие деяния. Однако, если в отношении всех остальных прав и свобод действует положение ч.3 ст.55 Конституции РФ, позволяющее их ограничивать соразмерно конституционно значимым целям, жизнь действует обратное: то в отношении права на но ограничить право на жизнь невозможно, можно предусмотреть случаи, в которых человек может быть правомерно лишен жизни, то есть независимо от его воли. Согласно общему принципу признания, соблюдения и защиты государством прав и свобод человека и гражданина, в отношении права на жизнь правомерное лишение жизни возможно лишь постольку, поскольку человек своими действиями ставит себя в положение, в котором его право на жизнь утрачивает смягчающих абсолютный, неотъемлемый посягает характер;

а такое положение возможно лишь тогда, вину обстоятельств Единственной конституционно когда человек умышленно и без на жизнь других людей.

значимой целью, ради которой можно полностью правомерно лишить человека жизни, является защита права на жизнь других людей. Тот, кто умышленно и без смягчающих обстоятельств угрожает жизни других, тот не признает их право на жизнь, и тем самым он своими действиями выводит себя из правовой ситуации, гарантировано и его право на жизнь.1 Таким образом, право на жизнь не является абсолютным потому, что в которой Конституция РФ. Проблемный комментарий / Отв.ред. В.А.Четвернин.- М., 1997.- С. 98.

распространяется только на И все же, законопослушных граждан, которые не посягают на жизнь и здоровье других лиц. право на жизнь не ограничивается лишь постановкой ученых,1оно непосредственно связано с вопроса о допустимости применения смертной казни. По мнению большинства решением таких проблем, как определение момента начала, возникновения жизни, возможность умерщвления смертельно больного человека по его настоянию, допустимость абортов и т.д. Широкое распространение в юридической литературе получило понимание права на жизнь в широком и узком смысле. В широком смысле право на жизнь означает не просто физическое бытие человека, а возможность вести полнокровную, отвечающую современным стандартам жизнедеятельность. Иными словами, право на жизнь – это право на достойное человеческое существование. Признание этого права имеет не только нравственное, но и юридическое значение.2 Поэтому его защита охватывает широкий комплекс активных действий всех государственных и общественных структур, каждого конкретного человека по созданию и поддержанию безопасных социальной и природной среды См.напр.: Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.1998.- №1.- С.198-212;

Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России.- М., 1997.- С.190-195;

Мингес И.А. Права человека на жизнь, здоровье и физическую свободу как гарантии личной безопасности / Всеобщая декларация прав человека: проблемы совершенствования российского законодательства и практики его применения.- М., 2000.- С.115-119;

Рабец А.М. Право на жизнь и проблемы гражданскоправовой ответственности за его нарушение // Юрист.- 2001.- №6.- С. 60-63;

Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан. – М.: – «МЗ - Пресс», 2001.- С. 57-75. 2 Французский политик и дипломат Талейран отмечал: «Не подлежит сомнению, что тот или иной курс любой страны прямо и непосредственно связан с правом человека на жизнь, другими основными правами, ибо от этого курса в конечном счете зависит состояние экономики, а следовательно, уровень благосостояния граждан, их социальной защищенности, пенсионного обеспечения, медицинского обслуживания, оплаты труда, наполнение «потребительской корзины» и многое другое;

короче — наличие или отсутствие всей суммы благ, необходимых индивиду для нормального существования. Поэтому ошибка в политике хуже преступления» (Цит. по ст. Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение.1998.- №4.- С. 68). См. также: Дмитриев Ю.А. Право человека на достойную жизнь как конституционная категория // Конституционный строй России. Вып.3.- М., 1996;

Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.- 1998.- №1.- С.208.

обитания, условий жизни.1 По сути дела все остальные права так или иначе объединяются вокруг этого стержневого права. Государство обязано признать его и создать благоприятные для жизни человека условия всеми имеющимися средствами. В узком смысле право на жизнь понимается исходя из логического толкования соответствующей конституционной нормы право человека на ненасильственную смерть.2 С одной стороны, в таком понимании права на жизнь, на первый план выходит подход к человеческой жизни как высшей социальной ценности, с другой же – налицо проблема смертной казни как исключительной меры наказания. На сегодняшний момент ученым трудно прийти к единому мнению о понимании права на жизнь не только потому, что его содержание не раскрыто в Конституции, но и по ряду других причин. Так, например, обращает на себя внимание то обстоятельство, что в системе норм, характеризующих основы конституционного строя (глава 1) среди основополагающих принципов устройства государства и его соотношения с человеком и обществом нет упоминания о том, что жизнь человека есть величайшее (ценнейшее) благо и потому необходима его всемерная охрана. Тем более, что в современный период, в условиях разгула преступности, заказных убийств, терроризма и т.п. для российского общества как естественное В наше время подобное право получило закрепление в ряде международных документов. В частности, во Всеобщей декларации прав человека говорится: «Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи... Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход, социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности или иного случая утраты средств к существованию, по независящим от него обстоятельствам». К сожалению, этот подробный и справедливый стандарт Россией пока не соблюдается изза кризисного состояния общества. В Конституции лишь записано, что «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Таким образом, речь идет о создании условий, а не о реальности. (Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.- 1998.№1.- С.208.) 2 См., напр.: Конституция РФ: Энциклопедический словарь / Отв. ред. В.А.Туманов и др.- М.: Юрист, 1997.С.212;

Государство и ты: права и обязанности / Под ред. А.И.Коваленко.- М.: Олимп, 1997.- С.77-78;

Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Отв. ред. В.В.Лазарев.- М.: Спарк, 1997.- С.103-106.

очень важно иметь в Конституции нормы предостерегающие от посягательств на жизнь, хотя бы для того, чтобы формально невозможно было сказать, что Конституция не делает такого предостережения.1 В этой связи целесообразно было бы закрепить в части 1 статьи 20 положение, аналогичное тому, которое содержится в статье 6 Международного пакта о гражданских и политических правах о том, что никто не может быть произвольно лишен жизни. Таким образом, статья о праве на жизнь в целом приобрела бы внутреннюю логичность, а ее часть 2 о назначении смертной казни – необходимую обоснованность. Но для понимания права на жизнь этих изменений не достаточно. Действующий текст Конституции содержит и другие «конструктивные» недостатки. Так, в статье 7, провозгласившей Российскую Федерацию социальным государством, названы важнейшие охраняемые государством социальные ценности: труд, здоровье, семья, материнство, отцовство и детство;

особо подчеркивается забота государства об инвалидах и пожилых гражданах. Жизнь среди этих социальных ценностей не упоминается, в то время как ценностях. Всем понятно, что вне жизни и без здоровья человека права и свободы – это пуская фикция. Права на жизнь и здоровье, несомненно, близки по содержанию, а между тем в главе 2 Конституции, закрепляющей права и свободы человека и гражданина, они оказались отделены друг от друга 21 статьей (соответственно: право на жизнь закрепляет статья 20, а право на охрану здоровья – статья 41 Конституции РФ). Это произошло потому, что согласно Конституции, право на охрану здоровья практически оказалось сведено к Рабец А.М. Право на жизнь и проблемы гражданско-правовой ответственности за его нарушение // Юрист.- 2001.- №6.- С.61.

именно ее следовало бы поставить на первое место, а затем назвать здоровье и уже только после этого говорить о других социальных закреплению гарантий оказания качественной медицинской помощи, бесплатной или за доступную плату. То есть законодатель обратил внимание лишь на социальный характер данного права. На самом же деле, как и право на жизнь, оно по своему содержанию значительно шире и глубже. Поэтому вполне обоснованно, что норма, регламентирующая право на жизнь должна быть поставлена во главе единого блока общих по их содержанию норм, куда правомерно отнести также право на охрану здоровья и на благоприятную окружающую среду. В качестве обоснования объединения в единый блок следует указать на их тесное взаимодействие и общую направленность на достижение самой главной цели: охрану жизни человека как высшей ценности в обществе и государстве. Внесение указанных изменений в текст Конституции позволит разрешить наиболее явные проблемы соотношения норм международного и российского законодательства в регламентации права на жизнь. Как основное естественное право человека, без которого все другие права лишаются смысла, право на жизнь предполагает закрепление обязанности государства обеспечить сохранность жизни как высшего блага, в том числе путем пресечения преступных посягательств на жизнь и назначения соразмерного наказания за действия, влекущие за собой смерть людей. Таким образом, проведение сопоставительного анализа норм международного и российского законодательства в сфере регламентации права на жизнь позволяет сделать следующие выводы: 1. Среди всего комплекса разработанных и признанных мировым сообществом прав человека право на жизнь представляет собой высшую ценность, так как образует первооснову всех других прав и свобод. 2. Несмотря на свое огромное значение для жизнедеятельности общества, государства и мирового сообщества в целом, ни одно государство не может обеспечить его полное и гарантированное осуществление. В первую очередь, это обусловлено тем, что на сегодняшний момент в международных документах, регламентирующих права человека, не содержится точной формулировки права на жизнь, что позволяет по-разному толковать его содержание. 3. Для обеспечения всесторонней охраны права на жизнь как конкретного человека, так и общества в целом, необходимо закрепить на законодательном уровне основное содержание данного права. 4. В основных международных документах, регламентирующих право на жизнь, - Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – его содержание сводится к тому, что оно принадлежит каждому человеку;

охраняется законом;

его никто не может быть лишен произвольно. В то же время право на жизнь не может быть признано абсолютным, так как имеет ограничение в виде смертной казни. 5. Регламентация права на жизнь в российской Конституции 1993 право года фактически в отражает положения основных что международных правозащитных актов, характеризуя данное только уголовно-правовом аспекте, свидетельствует о достаточно узком его понимании. Право на жизнь не должно ограничиваться постановкой вопроса о недопустимости лишения человека жизни и о применении смертной казни за такие преступления. Оно включает и право на свободную, мирную жизнь, на достойное человеческое существование.

6.

Для обеспечения всесторонней охраны права на жизнь представляется необходимым закрепить в тексте Конституции РФ положения, характеризующие основной объем содержания данного права. В этой связи предлагается внести следующие изменения в текст Конституции РФ: 1) пункт 1 статьи 20 изложить в редакции: «Каждый имеет право на жизнь – право на достойное человеческое существование. Никто не может быть произвольно лишен жизни». 2) главу 1 «Основы конституционного строя» дополнить нормой следующего содержания: «Жизнь человека – есть величайшее благо. Обеспечить его всемерную охрану – обязанность государства». 3) в статье 7 Конституции, провозглашающей Российскую Федерацию социальным государством, пункт 2 изложить в следующей редакции: «В Российской Федерации охраняются жизнь и здоровье, труд людей, размер устанавливается оплаты труда, семьи, служб, гарантированный обеспечивается граждан, минимальный государственная система поддержка социальных материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых развивается устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты». 4) ввиду общей направленности на достижение самой главной цели: охрану жизни человека как высшей ценности в обществе и государстве, текст статьи 41 о праве на охрану здоровья и статьи 42 о праве на благоприятную окружающую среду расположить в статьях, следующих согласно нумерации после статьи 20, регламентирующей право на жизнь.

1.2. Смертная казнь в системе мер, направленных на защиту естественного права на жизнь Жизнь человека – высшая социальная ценность. Поэтому основным его правом физическое выступает право на жизнь, которое означает бытие человека, а возможность вести не просто полнокровную, и фактическим отвечающую современным стандартам жизнедеятельность. Однако между юридическим провозглашением состоянием права человека на жизнь существует существенное различие. Принимая во внимание специфику состояния жизни и реальной действительности, а также то обстоятельство, что нигде в мире сегодня это право стопроцентно не обеспечивается, необходимо признать – абсолютно защитить право на жизнь в настоящее время не удается. Человек может быть лишен жизни по разным причинам, и большая их часть, к сожалению, носит насильственный характер. Например, люди гибнут от рук преступников, в многочисленных межнациональных и межэтнических войнах и конфликтах;

умирают от голода и болезней;

становятся жертвами террористических актов и политических разборок;

попадают в катастрофы, аварии, стихийные бедствия и т.д.1 Сегодня, как никогда раньше, эти актуальные реалии времени свидетельствуют о том, что право на жизнь, несмотря на всю свою универсальную значимость, находится под серьезной угрозой. Современная действительность в сложной и многоплановой проблеме прав человека указала на слабое звено. Главное сегодня – это не теоретическая разработка, не законодательное закрепление, не споры о не снимается), а создание дефинициях (хотя такая задача, конечно, См., напр.: Матузов Н.И. Право на жизнь в свете российских и международных стандартов // Правоведение.- 1998.- №1.- С.198;

Малько А.В. Смертная казнь: современные проблемы // Правоведение.1998.- №1.- С.108;

Михлин А.С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее.- М: ДЕЛО, 2000.- С. 10;

Сурова Л.Б. Проблема смертной казни в современном обществе // Государство и право.- 1996.№4.- С.153.

необходимых гарантий реализации прав индивида, прежде всего, социально-экономических и личных. Важно устранить прямые нарушения прав, причины, их порождающие, поставить заслоны на пути произвола в отношении прав граждан, упрочить их охрану и защиту со стороны власти.1 Каждое право только тогда может быть реализовано, когда ему соответствует чья-то обязанность его обеспечить. Гарантии, в сущности, и есть обязанности;

применительно к конституционным правам и свободам – это обязанность государства разработать систему условий, средств и способов, создающих личности равные возможности для осуществления своих прав, свобод и интересов.2 Понятие гарантий – достижение научной мысли многих поколений. Оно базируется на основных принципах, выработанных человечеством: гуманизме, справедливости, законности, целесообразности, равноправии и других. По своей сущности гарантии есть система условий, обеспечивающих удовлетворение благ и интересов человека. Их основной функцией является исполнение государством обязательств в сфере реализации прав личности. Объектом гарантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав человека, удовлетворением имущественных благ и интересов граждан. По сфере действия гарантии гарантии можно – это классифицировать система на внутригосударственные и международные. Внутригосударственные социальноэкономических, политических, нравственных и правовых средств и условий, обеспечивающих непосредственную защиту прав человека и гражданина. Они закрепляются, прежде всего, в основном законе страны, либо в актах, имеющих конституционное значение.

Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение.- 1998.- №4. – С.65. См. также: Общая теория государства и права. Т.1 / Отв. М.Н.Марченко.- М., 2001.- С.460-461. 2 См. об этом: Общая теория государства и права. Т.1 / Отв. М.Н.Марченко.- М., 2001.- С.460-474;

Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова.- М., 1998.- 423-425.

Международные гарантии – это коллективные меры мирового сообщества экономического, политического, идеологического и организационного характера, обеспечивающие охрану и защиту прав человека и гражданина. Как правило, внутригосударственные гарантии основаны или разработаны на основе международных и представляют наибольший интерес в социально-юридическом механизме обеспечения прав и свобод личности каждого конкретного государства. Так как понятие права на жизнь включает в себя широкий круг аспектов, в Российской Федерации юридические гарантии реализации этого права закреплены не только в Конституции, но и в других источниках нормативного характера. Условно гарантии права на жизнь можно подразделить на две группы: общие (касающиеся всех граждан РФ) и индивидуальные (касающиеся жизни отдельного человека). К числу общих обязанностей – гарантий относятся: отказ от войны как средства разрешения международных конфликтов и участия в ней;

целенаправленная и жестокая борьба с преступностью против личности, обеспечение надлежащей законности и правопорядка;

установление особого порядка применения оружия;

провозглашение смертной казни наказания (ч.2 ст.20);

доступность и квалифицированность медицинской помощи;

охрана окружающей природной среды и т.п. на жизнь и здоровье человека, исключительной мерой хранения, распространения и Индивидуальные обязанности – гарантии связаны с признанием ряда конкретных действий, посягающих преступными и закреплением их в качестве таковых в действующем законодательстве, например, в Уголовном Кодексе РФ.1 Содержание институциональной гарантий динамично и обусловлено их целевой, и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических, духовных и иных процессов, происходящих в стране на определенных этапах ее исторического развития.2 Так, например, учитывая обвальный рост преступности и правовой беспредел, законодатель в тексте Конституции РФ 1993 года счел необходимым закрепить в статье, регламентирующей право на жизнь, в качестве меры, направленной на его защиту, - возможность назначения смертной казни в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. Принятый впоследствии в 1996 году новый Уголовный Кодекс РФ также подтвердил, что смертная казнь применяется в целях обеспечения высшего права человека – права на жизнь и призвана своей превентивной силой гарантировать безопасность граждан (ч.2 ст.105, 357, 277, 295, 317). В тоже время глобальные общемировые тенденции постепенно изменили общественно-политическую ситуацию. Принципиально встал вопрос о невозможности сохранения в законодательстве государства, признающего общепризнанные принципы и нормы международного права и стремящегося стать полноправным членом мирового сообщества, смертной казни как вида наказания, лишающего человека самого главного блага – жизни. Итак, с одной стороны, смертная казнь призвана обеспечить защиту права на жизнь как высшей ценности, а с другой она же и лишает человека См. об этом: Колесников Е.В., Комкова Г.Н., Малько А.В., Шудра О.В. Экзамен по конституционному праву России: Саратов: СГЭА, 1998.- С.71;

Кальченко Н.В. Права человека и гражданина на жизнь и его гарантии. Автореферат дис. канд. юр. наук.- СПб., 1995. 2 См. об этом: Каламкарян Р.А. Юридические гарантии прав личности в РФ // Государство и право.- 2000.№11.- С.97;

Права человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева.- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.- С.184.

этого блага, так как по сути является «узаконенным убийством»1. И в основу признания смертной казни как меры, направленной на защиту права на жизнь, и в основу ее принципиального осуждения как узаконенного убийства, положен один и тот же гуманистический тезис о бесценности любой человеческой жизни. И если жизнь осужденного на казнь преступника провозглашается высшей социальной ценностью, покушение на которую недопустимо, то тем самым неявно признаются ничтожными социальная значимость жизни и достоинство законопослушных граждан. На современном этапе истории нашей страны, когда криминогенная ситуация такова, что убийство стало каждодневным, обыденным усилий к их преступлением, государство должно приложить максимум за совершение таких деяний, включая применение исключительной меры наказания за особо тяжкие которая соответствует пресечению, и в первую очередь, путем назначения справедливого наказания смертной казни как преступления против жизни как юридически соразмерной, адекватной формы ответственности, требованиям правового равенства, идеям прав и свобод человека. В силу своих специфических признаков и свойств смертная казнь как форма юридической ответственности выступает в качестве меры, направленной на защиту права на жизнь и состоит в обязанности лица Однако с юридической точки зрения считать смертную казнь убийством вряд ли правильно. Недаром еще более ста лет назад классик уголовного права и противник смертной казни Н.Таганцев пытался взывать к здравому смыслу: «Называть смертную казнь беззаконным наказанием, веками освещенным юридическим убийством, значит забыть всю историю смертной казни, условия ее развития…» (См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т.2 – Тула, 2000.- С.249). На первый взгляд, смертная казнь очень похожа на убийство – и то и другое – принудительное (насильственное) прекращение жизнедеятельности конкретного человека, но на самом деле они не имеют ни одной точки соприкосновения. Так, лишение жизни при смертной казни санкционируется государством и самим обществом в охранительно-защитных целях общественного порядка в отношении определенного законом круга субъектов, которые могут самостоятельно контролировать соответствующие модели поведения. Убийство же совершается в отношении неопределенного круга субъектов, произвольно, по собственному усмотрению индивида (или группы индивидов) и нарушает заранее установленный порядок. В этом коренные отличия смертной казни от убийства.

претерпевать преступление. меры государственного воздействия за совершенное К сожалению, и в действующем законодательстве Российской Федерации, и в основополагающих документах международного характера, отсутствует четкое определение понятия смертная казнь. Между тем, построение теоретической модели смертной казни представляет не только академический интерес, но и позволяет более ответственно подходить к любому вопросу, связанному со смертной казнью. В настоящее время теоретические основы смертной казни мало разработаны и одной из основных проблем является определение места и роли смертной казни в политике государства. Прежде всего, отсутствует устоявшееся понятие, в котором бы фиксировались наиболее общие, существенные свойства и характеристики данного явления. Так, в российском законодательстве общее представление о ней дано путем закрепления отдельных признаков и особых условий ее применения в части 2 статьи 20 Конституции РФ: «Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». В Уголовном Кодексе РФ в статье 59 смертная казнь получила закрепление как вид наказания: «1. Смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. 2. Смертная казнь не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста.

Теория государства и права. Учебник / Под ред. В.М.Корельского, В.Д.Перевалова.- М.: НОРМА-ИНФРАМ, 1998.- С.213.

3. Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет». Наиболее полно на сегодняшний день понятие смертной казни разработано в теории юридической науки. Одними из фундаментальных по этой проблеме можно считать работы доктора юридических наук, профессора, засуженного деятеля науки России А.С. Михлина.1 Анализируя историю законодательства, международную уголовную практику и статистику;

случаи применения смертной казни на современном этапе российского уголовного судопроизводства, А.С. Михлин выявляет общие тенденции ее применения и определяет целый ряд особенностей (по Михлину, признаков) понятия смертная казнь. В настоящей работе представляется необходимым систематизировать и классифицировать данные признаки с целью определения понятия смертной казни и выявления ее сущности в качестве меры, направленной на защиту права на жизнь как конкретного человека, так и общества в целом. Предваряя анализ выделенных А.С.Михлиным признаков, необходимо указать на их комплексный характер, который проистекает из существования в современном российском праве смертной казни как института. Согласно общим положениям теории права, под институтом понимается «совокупность правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений».2 Практическое значение конструкции правового института в том, что он позволяет комплексно, всесторонне регулировать, упорядочить соответствующий вид общественных отношений. Эта цель достигается Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.-С.103-111;

Михлин А.С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее.- М.: Дело, 2000. 2 Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В.Лазарева.- М.: Юристъ, 1996.- С.169.

закреплением соответствующих правовых норм, которые образуют институт, и, как правило, сгруппированы в источниках права. Современные исследователи смертной казни неоднократно обращали внимание на то обстоятельство, что для понимания сущности и назначения смертной казни необходимо рассматривать ее как правовой институт, т.е. анализировать всю совокупность правовых норм, регламентирующих назначение и применение.1 Действующее законодательство содержит достаточное для правового регулирования количество правовых норм о смертной казни. В своей совокупности они образуют институт права, которому свойственны следующие характерные признаки: 1. Однородное фактическое содержание. Институт самостоятельной, смертной казни предназначен обособленной для группы регулирования отношений, относительно ее содержанием которой является назначение и применение смертной казни как вида наказания за совершение ряда общественно опасных деяний. 2. Юридическое единство правовых норм. Нормы, образующие институт смертной казни, представляют собой единый комплекс, выражаются в общих положениях, правовых принципах, специфических правовых понятиях, что создает особый, присущий для данного вида отношений, правовой режим регулирования. 3. Нормативная обособленность. Правовые нормы, образующие институт смертной казни, сгруппированы в структурных частях нормативно-правовых актов (ст.59 УК РФ «Смертная казнь», ст.20 Конституции РФ и т.д.). 4. Полнота регулируемых отношений.

См., напр.: Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.103-111;

Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.19-23;

Рудинский Ф.М. Право на жизнь, смертная казнь и неотвратимость юридической ответственности // Internet.

Институт смертной казни включает весь необходимый набор норм, который позволяет наиболее полно и четко регулировать отношения по назначению и приведению в исполнение наказания в виде смертной казни. Характер выделенных признаков свидетельствует не только о том, что правовые нормы образуют конкретный институт. Важное, и пожалуй, определяющее значение правовых норм состоит в том, что они характеризуют содержание института, выражают его сущность. По своему содержанию институт смертной казни является сложным, или комплексным, так как представляет собой совокупность норм, института входящих в состав различных отраслей права. В традиционном понимании смертной казни его сущность. Уходя корнями в обычай кровной мести, на разных этапах исторического развития смертная казнь меняла свое внутреннее содержание. Цели смертной казни этого накладывали отпечаток его на всю правовую перечень регламентацию ее применения.1 Смертная казнь была мерой устрашения и возмездия, защиты и воспитания. В ее истории были периоды затишья и всплесков, но полностью от нее никогда не могли отказаться. Принципиально новый подход к пониманию содержания и сущности института смертной казни отразила принятая 12 декабря 1993 года Конституция РФ. наказания, частоту применения, основное содержание всегда составляли нормы уголовного и уголовно исполнительного права. Соответственно нормы этих отраслей определяли и преступлений, совершение которых могло повлечь смертную казнь, способы См. об этом: Михлин А.С. Способы применения смертной казни: история и современность //Государство и право.- 1997.- №1.- С.71-75;

Троценко Т. Смертная казнь // Закон и право.- 2000.- №10.- С.49-50;

Бородин С.В. Еще раз о смертной казни за убийство // Государство и право.- 2001.- №4.- С.56-58.

Важное значение норм Основного закона для института смертной казни обусловлено рядом причин. Во-первых, впервые в текст Конституции была включена статья о применении смертной казни в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни (ч.2 ст.20). В прежних конституциях нашей страны не было нормы, где бы определялся круг преступлений, за которые могла быть назначена смертная казнь, и особые условия, при соблюдении которых мог быть вынесен смертный приговор. Авторы Конституции РФ, поместив в данном нормативном акте норму, регламентирующую применение смертной казни, таким образом, подняли на высший юридический уровень решение вопросов о возможности ее принципиально меняет не может быть ни один применения. Однако данная конституционная норма Основном законе государства, выше норм которого сущность института смертной казни не только в силу ее закрепления в акт национального и даже международного законодательства. Для понимания сущности смертной казни немаловажно и то обстоятельство, что возможность ее применения закреплена в акте, который провозглашает демократический и правовой характер российского государства (ст.1), а также утверждает высшей ценностью человека, его права и свободы (ст.2), и является воплощением воли многонационального российского народа, выраженной путем всенародного голосования. Кроме того, новый подход к пониманию сущности смертной казни обусловлен также расположением нормы о возможности ее применения в Российской Федерации в главе 2 Конституции «Права и свободы человека и гражданина». Данный институт прав и свобод человека и гражданина является центральным в конституционном праве и регулирует относительно самостоятельную группу общественных отношений путем закрепления приоритета человека в системе ценностей общества, признания, соблюдения, гарантирования и защиты его естественных и неотъемлемых прав. Права, принадлежащие человеку от рождения, таким образом, приобретают качественно новую характеристику – они защищаются силой государства. Именно поэтому законодатель счел целесообразным в одной статье Конституции (ст.20) закрепить и право каждого человека на жизнь (ч.1) и в качестве меры, направленной на его защиту (способ защиты силой государства) – возможность назначения смертной казни в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни (ч.2). Таким образом, назначение смертной казни, согласно Конституции РФ,- защита высшей ценности – человеческой жизни. Допуская возможность лишения жизни человека лишь в связи с исполнением наказания в виде смертной казни, Конституция РФ в части 2 статьи 20 закрепляет ее существенные признаки: во-первых, эта мера наказания является исключительной, а во-вторых, применяется временно, впредь до ее отмены. Та же норма предусматривает ряд условий, при соблюдении которых эта мера наказания может иметь место: 1) она должна быть установлена только федеральным законом;

2) основанием для ее применения может быть лишь совершение лицом особо тяжкого преступления против жизни;

3) лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое может быть назначена смертная казнь, должно быть обеспечено право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. По смыслу Конституции отсутствие хотя бы одного из перечисленных условий делает применение смертной казни недопустимым. Основываясь на конституционных предписаниях, по-новому институт смертной казни стал рассматривать и новый Уголовный кодекс РФ, вступивший в действие с 1 января 1997 года. В силу отраслевой специфики уголовного права, непосредственным предметом которого являются общественные отношения, направленные на охрану личности, ее прав и свобод, общества и государства от преступных посягательств, нормы Уголовного Кодекса РФ существенным образом развили и конкретизировали особенности назначения и применения смертной казни. Необходимо отметить, что в новом Уголовном кодексе РФ смертная казнь включена в систему наказаний (ст.44), а значит, следует рассматривать как положение полностью соответствует Конституции данный институт РФ, которая действующий на постоянной основе. Это предусматривает применение смертной казни «впредь до отмены», то есть лишь на ограниченный период времени, рассматривая, таким образом, отказ от нее в качестве одной из целей конституционно-правового развития. Непосредственно смертной казни как виду наказания посвящена статья 59 Уголовного кодекса РФ. Часть 1 этой статьи в соответствии с Конституцией РФ, констатирует, что смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Прежний Уголовный кодекс предусматривал возможность назначения наказания в виде смертной казни более чем по 30 составам преступлений, имеющим не только в качестве основного и дополнительного объекта жизнь человека (например, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст.102);

террористический акт (ст.66,67);

посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника (ст.1912));

ними не во всех и т.д.;

но и за ряд преступлений, не связанных с посягательствами на жизнь или связанных с проявлениях: измена Родине (ст.64);

шпионаж (ст.65);

бандитизм (ст.77);

изнасилование (ст.117) и др.

Новый Уголовный кодекс существенно сократил количество составов преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, установив только 5 особо тяжких преступлений, связанных с умышленным лишением жизни человека: убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105);

посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст.277);

посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст.295);

посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст.317);

геноцид (ст.357). понимание Таким образом, Уголовный кодекс РФ подтвердил в соответствии с Конституцией РФ и объективными свойствами смертной казни жизнь.1 Не менее важным является и то обстоятельство, что даже при совершении преступления, за которое предусмотрено назначение смертной казни, согласно ч.2 ст.59 УК РФ, она все же не применяется к женщинам, лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет и мужчинам, достигшим 65-летнего возраста к моменту вынесения судом приговора. Таким образом, в новом Уголовном Кодексе РФ ограничение сферы применения смертной казни в качестве исключительной меры наказания кругом особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, дополняется критериями пола и возраста.2 И хотя прежний кодекс запрещал применение высшей меры к лицам, не достигшим 18 лет, и к женщинам, находящимся в См. об этом: Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.446;

Малько А.В.Смертная казнь: Современные проблемы // Правоведение.- 1998.- №1.- С.112. 2 См. об этом: Михлин А.С. Пределы ограничения применения смертной казни // Государство и право.1996.- №7.- С. 124-129;

Карпец И.И. Польза или зло // Смертная казнь: за или против.- М., 1989.- С.365-366.

ее назначения как меры, защищающей высшую ценность – человеческую состоянии беременности во время совершения преступления и в момент вынесения приговора, в действующем законодательстве ограничения носят более гуманный и прогрессивный характер. Правовую регламентацию смертной казни в статье 59 Уголовного кодекса завершает часть 3, согласно которой смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет. Процессуальные особенности назначения и приведения в исполнение смертной казни, а также правовое положение осужденного наказания изложены соответственно в Уголовно-исполнительном кодексах РФ. Таким образом, назначение и приведение в исполнение смертной казни как вида наказания за совершение ряда общественно опасных деяний получило всестороннее закрепление в различных отраслях права. Поэтому смертная казнь как правовой институт представляет собой совокупность правовых норм, устанавливающих смертную казнь в качестве санкции за совершение различных преступных деяний, а также регулирующих правила использования смертной казни в уголовной политике государства, процессуальное сопровождение реализации данной меры и порядок ее исполнения. В целом обстоятельство, придающее комплексный характер ее институту смертной казни, позволяет более точно сформулировать сущность и назначение в праве. На сегодняшний день проблема выявления сущности смертной казни актуальна не только ввиду отсутствия четкого закрепления данной дефиниции в законодательстве РФ. Еще более важным для российского права является определение приоритетных начал в формировании сущности смертной казни как исключительной меры наказания, направленной на защиту права на жизнь. к этой мере и Уголовно-процессуальном Исходя из комплексного характера норм действующего законодательства о смертной казни, целесообразно рассматривать эту проблему в единстве, отразив в понятии смертной казни сущность данного института права. Попытка такого подхода к определению понятия смертной казни, как известным уже отмечалось, была предпринята в юридической науке российским ученым – А.С. Михлиным. На основе всестороннего анализа теории и практики применения смертной казни на современном этапе уголовного судопроизводства, А.С. Михлин выделил четырнадцать основных признаков, характеризующих, по его мнению, данное понятие. Ввиду достаточно большого количества выделенных признаков, определяющих смертную казнь с разных позиций, в целях разрешения поставленных задач представляется необходимым их систематизировать и классифицировать. При этом следует обратить внимание на то, что под признаком понимается все, в чем предметы и явления сходны друг с другом или в чем они отличаются друг от друга;

показатель, сторона предмета или явления, по которым можно узнать, определить или описать предмет или явление. По значению для предмета или явления признаки делятся на существенные и несущественные;

отличительные – присущие только данному предмету и неотличительные – присущие многим предметам.1 В литературе уже отмечалось, что большинство из 14 признаков, названных А.С.Михлиным, характерных для смертной казни, применимы и к другим мерам наказания.2 Поэтому одновременно с систематизацией, необходимо выявить из названных признаков такие, которые являются существенными по своему значению, т.е. раскрывают сущность данного института права.

Кондаков Н.И. Логический словарь.- М.: Наука, 1971.- С.125;

Философский энциклопедический словарь.М.: Советская энциклопедия, 1989.- С.263. 2 См., напр.: Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.25;

Понятие и сущность смертной казни // Internet.

А.С.Михлин утверждает, что «наиболее существенный признак смертной казни заключается в том, что она представляет собой наказание. Это значит, что ей присущи те черты, которые характеризуют именно эту меру государственного принуждения».1 Согласно части 1 статьи 43 Уголовного кодекса РФ: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица». С учетом этого определения в теории уголовного права2 выделяют несколько специфических признаков, сочетание которых и образует понятие наказания. 1. Наказание – это особая мера государственного принуждения, которая отличается от иных мер государственного принуждения тем, что а) наказание может быть назначено лишь за действия, которые предусмотрены уголовным кодексом в качестве преступления (ч.1 ст.3, ст.14 УК РФ);

б) наказание назначается только по приговору суда и от имени государства лицу, виновному в совершении преступления. 2. Наказание носит строго личный характер, то есть применяется лишь в отношении самого преступника и не может быть переложено на других лиц. 3. Наказание всегда связано с ограничением прав и свобод лица, совершившего преступление, причиняет (или по крайней мере способно причинить ему) определенные моральные страдания и лишает его определенных благ. То есть по своему объективному содержанию наказание – это всегда кара.

Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.104. См., напр.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть.- М.: БЕК, 1999.- 374-380;

Уголовный кодекс РФ с постатейными материалами / Под общ. ред. В.М.Лебедева.- М.: Спарк, 1998.-С.95;

Уголовное право России. Часть общая. / Отв. ред. Л.Л.Кругликов.- М.: БЕК, 1999.- С.78-84.

2 Следует отметить, что, принимая новый Уголовный кодекс РФ, законодатель еще в варианте первого чтения отказался определять наказание как «кару» за совершенное преступление. «Можно спорить о необходимости такого отказа, но стоит признать, что термин «кара», содержавшийся в части 2 статьи 20 УК РСФСР, действительно выглядел достаточно архаичным, и его значение с точки зрения прагматического восприятия вряд ли выражало сущность наказания в современном государстве, конституирующем себя как правовое. Термин «кара» нельзя считать свободным от коннотации, то есть дополнительной семантической нагрузки, обусловленной факторами общественного восприятия. Нельзя забывать о том, что у разных людей (или социальных групп) складывается неодинаковое отношение к словам».1 Отчасти этому способствуют и академические словари русского языка, которые дают толкование кары как сурового наказания, возмездия2. На самом же деле кару и возмездие смешивать нельзя.3 Наказание как возмездие – это чаще индивидуальная реакция на злодение, месть преступнику за содеяное. Возмездие возможно и со стороны государства, но если уровень развития права его примитивен настолько, что месть и правосудие представляются чуть ли не синонимами.4 Иной характер имеет правовое наказание, выступающее как выражение своего рода договора людей в обществе, который они устанавливают для жизни в соответствии с поддержания стабильности общественной См. об этом: Прокофьев Г.С., Чигидин Б.В. О некоторых лингвистических особенностях нового Уголовного кодекса РФ // Вестник Московского университета. Серия 11. Право.- 1997.- №4.- С.97;

Комлев Н.Г. Слово в речи: денотативные аспекты.- М., 1991.- С.51;

Кашанина Т.В. Роль оценочных понятий в правовом регулировании // Сборник трудов Свердловского юридического института.- Свердловск, 1974, вып.30.- С.120-122. 2 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка.- С.: Русский язык, 1986.- С.203;

Словарь русского языка: В 4-х томах. Т.2 / Под ред. А.П.Евгеньевой.- М.: Русский язык, 1985-1986.- С.31. 3 Кара есть месть, возмездие – нечто средневековое, канонически – инквизиционное, применяемое как расплата за отклонение от предусмотренных свыше предписаний (Флетчер ДЖ., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права.- М., 1998.- С.98). 4 См.: Суровегина Н.А. Преступление и наказание как проблема христианской этики // Государство и право.- 1995.- №8.- С.52;

Петрухин И. Новый Уголовный кодекс: проблема наказания // Уголовное право.1999.- №3.- С.42.

имеющимися представлениями о добре и зле. Право, фиксируя в обществе границы для проявления индивидуальной воли, определяет меру виновности и наказания в зависимости от степени расхождения индивидуальных общественно поступков с общими представлениями о должно-дозволенном поведении. Таким образом, наказание в отличие от мести является обусловленным следствием преступления. И общество уже не мстит преступнику, оно наказывает преступника за совершенное преступление, учитывая и тяжесть преступления, и личность виновного, наказывает человека не только за то, что он совершил преступление, но и для того, чтобы ни он, ни другие не совершали преступлений. Поэтому кара носит подчиненный характер в отношении других целей наказания. Анализируя кару как признак смертной казни, А.С.Михлин ссылается на профессора Н.А.Стручкова, который определил кару как «комплекс установленных законом правоограничений конкретно выражающихся при применении того или иного наказания».1 Таким образом, кара представляет собой либо лишение или уменьшение прав или интересов человека, либо введение особого порядка их осуществления, либо установления обязанностей, которые обусловлены наказанием и которые не возлагаются на других граждан (третий специфический признак понятия наказание). А.С.Михлин пишет, что «в смертной казни кара проявляется в максимальной степени. У осужденного отнимается самое дорогое, что есть у человека – жизнь».2 В этой связи встает вопрос о целях наказания3, которые достигаются смертной казнью как одним из его видов.

1 Стручков Н.А. Курс исправительного трудового права: Проблемы Общей части.- М., 1984.- С.22-23. Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.104. 3 По мнению некоторых ученых, о целях наказания можно говорить только условно, так как само уголовное наказание цели иметь не может, поскольку целеполагание присуще человеку – носителю сознания;

а наказанию присущи функции, которые совпадают с функциями уголовного права вообще (См, напр.: Никонов В.А. Эффективность общепредупредительного воздействия уголовного наказания: теоретикометодологическое исследование. Дис… канд. юр.наук.- Тюмень, 1994.- С.37.).

В части 2 ст.43 Уголовного кодекса РФ законодатель указал следующие цели наказания: 1) восстановление социальной справедливости;

2) исправление осужденного;

3) предупреждение совершения новых преступлений. Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания впервые определена в российском уголовном законодательстве, хотя в теории наказания она провозглашалась и раньше1. Понятие справедливости возникло как этическая категория, характеризующая соотношение определенных явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми: соотношение между их правами и обязанностями;

между деянием и воздаянием (в том числе между преступлением и наказанием). Соответствие этих характеристик оценивается в этике как справедливость, несоответствие – как несправедливость.2 Правовое содержание справедливости (а уголовно-правовое тем более) основано на строгом закреплении определенного уровня прав и обязанностей человека. Нарушение их, то есть нарушение права, всегда есть нарушение справедливости. Наивысшее нарушение справедливости в праве, наивысшая степень ее отрицания проявляется в преступлении, ответственность за которое предусмотрена уголовно-правовыми нормами. Наказание как раз и служит восстановлению нарушенных в результате совершения преступления прав и свобод потерпевшего, то есть, в конечном счете, восстановлению справедливости. Характер «восстановительных» уголовно-правовых санкций тесно связан со спецификой нарушенных в результате совершения преступления прав и свобод. И хотя очевидно, что никаким наказанием не может быть восстановлена жизнь потерпевшего от убийства, это вовсе не Профессор Б.С. Никифоров, например, признавал за наказанием цель восстановления нарушенного преступлением социально-психологического порядка в обществе и удовлетворение чувства справедливости (См.: Никифоров Б.С. Наказание и его цели // Советское государство и право.- 1981.- №9.- С.64-69). Вообще же идеи восстановительного наказания оформились в 19 веке и базировались на принципах возмездия. 2 Философский энциклопедический словарь.- М.: Советская энциклопедия, 1989.- С.327;

Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова.- М.: Изд-во политической литературы, 1986.- С.153.

значит, что при наказании за это преступление справедливости не может быть цель восстановления достигнута. Социальная справедливость наказания в этих случаях достигается путем ограничения прав и свобод виновного лица. Таким образом, карательное содержание наказания является своеобразным уголовно-правовым способом восстановления социальной справедливости и в этих случаях1. В качестве второй цели уголовного наказания в законе называется исправление осужденного. В идеале исправление предполагает превращение преступника в законопослушного человека, но реально нарушать уголовный закон, то есть преступлений. В то же время предупреждение совершения новых преступлений сформулировано в Уголовном кодексе РФ как самостоятельная, третья цель наказания. В теории уголовного права предупреждение преступлений или превенция подразделяется на частную (специальную) превенцию и общую. Специальная превенция заключается в предупреждении совершения новых преступлений самим осужденным, цель же общей – предупредить возможно лишь убедить и заставить осужденного хотя бы под страхом наказания не не совершать в будущем новых Вместе с тем восстановление социальной справедливости, заложенное в уголовном наказании и связанное с его карательным содержанием, не означает, что наказание преследует цель кары по отношению к преступнику. Хотя в юридической литературе некоторые специалисты признавали кару целью наказания (Н.А.Беляев, И.И.Карпец, Б.С.Унтевский и др). О соотношении кары и наказания в уголовном праве России справедливо заметил В.К. Дуюнов: «Термин «кара» не является специфически правовым. Это широкое общесоциологическое понятие, которое употребляется там и тогда, где и когда речь идет о реализации ответственности виновного лица за совершенный им «грех», проступок, преступление – за зло, причиненное им государству, обществу или отдельному лицу. Кара – это соответствующая негативная реакция государства, общества, общественного объединения или отдельных лиц (например, родителей) на неправильное поведение субъекта, нарушение им той или иной социальной (вовсе не только уголовноправовой) нормы – нормы морали, религии. Кара не имеет своим обязательным содержанием или целью причинение боли или страданий, как считают многие авторы, это реакция на поступок определенного лица, носящая характер упрека, осуждения, порицания его и совершенного им поступка, имеющая целью оказать на виновное лицо и его поведение необходимое воспитательно-психологическое или иное предупредительное воздействие. Если кара – осуждение, упрек, порицание виновному за содеянное, то уголовное наказание – это внешнее проявление кары (осуждения, упрека, порицания виновного), одна из форм, в котором она реализуется. Кара – сущность, внутренний смысл уголовного наказания, последнее имеет предназначение быть формой карательного воздействия на провинившегося в целях утверждения социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения новых преступлений» (Дуюнов В.К. Наказание в уголовном праве России – принуждение или кара? // Государство и право.- 1997.- №11.С.65-66).

совершение воздействие.

преступлений иными лицами, оказав на них устрашающее только две из справедливости и Смертная казнь как вид наказания выполняет перечисленных целей: восстановление социальной предупреждения совершения новых преступлений как самим осужденным, так и другими лицами. Именно этими целями продиктована допустимость применения смертной казни за особо тяжкие посягательства на жизнь.1 Карательное содержание смертной казни, заключающееся в лишении осужденного жизни, выступает своеобразным способом восстановления социальной справедливости, но одновременно и лишает человека шанса на исправление. В этом наказания2. В то же время именно таким путем исключается и возможность совершения со стороны преступника новых убийств или других тяжких преступлений, то есть достижение частной превенции в этом случае почти абсолютно.3 Однозначно можно сказать, что и общепревентивная роль смертной казни больше, чем любого другого наказания. Однако эффективность превенции смертной казни во многом зависит от того, насколько правомерно вынесение высшей меры наказания за конкретное преступление. Эффективность превенции находится в непосредственной коренное отличие смертной казни от обычного См. об этом: Бородин С.В. Еще раз о смертной казни за убийство // Государство и право.- 2001.- №4.- С.59;

Малько А.В. Смертная казнь: Современные проблемы // Правоведение.- 1998.- №1.- С.107. 2 Как отмечают некоторые ученые, на сегодняшний день смертная казнь имеет определенные расхождения с основными признаками наказания, что выделяет ее из категории наказания. (См. подробнее: Позднов М.С. Понятие и сущность смертной казни // Internet). Однако наука, в лице ее представителей, пишущих на данную тему, не спешит заниматься этой проблематикой, продолжая оставаться на позиции подчинения смертной казни основным признакам и законам наказания. В этом смысле показательна позиция А.П.Горелова, который неоднократно утверждает: «Не вызывает сомнения тот факт, что по своей правовой природе смертная казнь является наказанием со всеми присущими ему чертами и особенностями» (Горелов А.П. Проблема смертной казни как вида наказания. Дисс…канд. юр.наук.- М., 1998.- С.9,21 и т.д.). 3 См. подробнее: Орлов А.В. Смертная казнь // Юрист.- 1999.- №1.- С.59;

Бородин С.В. Еще раз о смертной казни за убийство // Государство и право.- 2001.- №4.- С.59;

Малько А.В. Смертная казнь: Современные проблемы // Правоведение.- 1998.- №1.- С.107;

Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России? // Журнал российского права.- 1998.- №10-11.- С.146;

Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.111.

зависимости от основной цели введения смертной казни в законодательстве защиты жизни человека.1 Таким образом, в случае применения смертной казни надо говорить наказании как о каре – то есть лишении человека жизни с точки зрения существующего права. Государство должно исходить из объективных потребностей общества и искать равновесный подход к проблеме преступления и наказания, чтобы обеспечить безопасное проживание своих граждан, которые должны быть уверены, что их жизнь и достоинство будут защищены государством.2 Пока же, осуждая смертную казнь, в первую очередь говорят о праве на жизнь приговоренного к смерти преступника, забывая о таком же праве их жертвы. И более того, некоторые утверждают даже о несправедливости ее назначения в связи с тем, что страдания осужденного к смерти несравненно более тяжкие, чем его жертвы. Так, М.Н.Гернет пишет, что «ужас смертной казни во много раз превышает ужас жертвы убийства… В громадном большинстве случаев физические муки ничто в сравнении с психическими муками ожидания смерти, расставания с родными и близкими».3 Но этот аргумент вряд ли может вызвать сочувствие к убийце, ибо он сам обрекает себя на эти страдания. К тому же, оценивая муки убитого и убийцы, мы не можем абстрагироваться от того, что один из них – неповинная жертва, а другой – преступник.4 Поэтому тяжесть наказания должна соответствовать тяжести совершенного преступления, а в связи с этим – и личности виновного.

См. об этом: Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России? // Журнал российского права.- 1998.№10-11.- С.139-141;

Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.446;

Катаев С.Л. Доводы «за» и «против» смертной казни // Социс.- 1999.- №10.- С.52. 2 Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.25. 3 См.: Гернет М.Н. Смертная казнь и общественное мнение // Смертная казнь. За и против.- М., 1989.- С.146;

Близкую к этой точку зрения высказал А.А.Жижиленко (См. тот же сборник. С.147). 4 Но вместе с тем нельзя спорить с авторами, напоминающими, что длительное, иногда многолетнее ожидание решения своей судьбы доставляет дополнительные страдания. Но отсюда должен быть сделан вывод о необходимости свести к разумным пределам эти сроки ( См. об этом: Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России? // Журнал российского права.- 1998.- №10-11.- С.143.) Лишения и тяготы наказания, испытываемые осужденным, в определенной мере являются искуплением его вины. Не следует забывать, что любое государственное принуждение отличает возможность государства обязать субъекта помимо воли и желания совершать определенные действия, а при наличии факта правонарушения – претерпевать определенные неблагоприятные представляет собой реакцию государства последствия.1 При этом на совершение лицом наказание является особой мерой государственного принуждения, так как преступления – деяния, обладающего степенью общественной опасности по сравнению с правонарушением (административным, гражданско-правовым, дисциплинарным проступком и т.д.). Поэтому основной целью наказания как меры государственного принуждения является не наложение взысканий, а воздействие преимущественно на личность виновного. Этой цели подчинены и рассмотренные выше признаки наказания, непосредственно позволяющие отличать его от иных мер государственного принуждения. Так, наказание имеет сходство с принудительным исполнением решения по гражданским делам, ввиду того, что оно также выносится судом от имени государства и реализуется в принудительном порядке. Но взыскание по гражданскому делу не связано с совершением преступления, оно выносится по поводу споров имущественного или личного неимущественного характера, и не влечет уголовно-правовых последствий (например, судимости). Весьма схожи с наказанием некоторые меры административного воздействия (например, арест, штраф и т.д.), однако и по своему карательному содержанию и по процедуре применения они существенно отличаются от аналогичных видов наказания. Административное взыскание применяется за совершение деяний, являющихся административным См. об этом: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С.Нерсесянца.- М.:НОРМАИНФРА-М, 1999.- С.490;

Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова.М.:НОРМА-ИНФРА-М, 1998.- С.432.

правонарушением, и выносится не от имени государства, а от имени государственного органа или должностного лица. Отличается наказание и от мер дисциплинарного взыскания, которые назначаются в порядке служебной подчиненности за нарушение обязанностей по службе и т.д. 1 Таким образом, в силу своей специфики наказание справедливо считается особой мерой государственного принуждения. Любому его виду будь то исправительные работы, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь или принуждения. Это значит, что утверждение А.С.Михлина о других мер государственного том, что наказание является наиболее существенным признаком смертной казни, бесспорно. От принуждения смертную казнь отличают характерные черты наказания. Ими являются: назначение наказания только за преступления;

назначение наказания только по приговору суда и от имени государства;

назначение наказания только лицу, виновному в совершении преступления;

применение осужденного;

строго личный характер наказания;

ограничение прав и свобод, лишение определенных благ как правовое последствие назначения наказания;

причинение моральных страданий. Данные признаки в своей совокупности характеризуют любой вид наказания как особую меру государственного принуждения, в том числе и смертную другое наказание присущи те черты, которые отличают его от иных мер государственного наказания независимо то воли и желания казнь.

Именно благодаря набору этих признаков, См., напр.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть.- М.: БЕК, 1999.- С.381.

характеризующих именно эту меру государственного принуждения, смертную казнь следует отнести к наказанию, а не к иным мерам государственного принуждения. Следовательно, выявленные признаки не могут быть представлены в качестве самостоятельных. Тем более не представляется возможным их выделять наряду с таким признаком как наказание, который является «наиболее существенным» из них, как это сделал в своей работе «Понятие смертной казни» А.С.Михлин. В данном случае понятие наказания как меры государственного принуждения объединяет перечисленные признаки и является для них системообразующим. На этом основании из четырнадцати признаков, выделенных А.С.Михлиным, следует выделить в отдельную подгруппу те, которые раскрывают сущность «наиболее существенного признака смертной казни, который заключается в том, что она представляет собой наказание».1 По А.С.Михлину, таких признаков восемь. Их описание следует за утверждением наказания как наиболее существенного признака смертной казни в следующем порядке: Итак, страдания осужденного;

страдания родных и близких приговоренного;

самое суровое наказание;

применяется независимо от желания осужденного, вопреки ему;

применяется от имени государства;

применяется только по приговору суда;

может назначаться только за преступление;

может назначаться только лицу, признанному виновным в совершении преступления. эти признаки не могут быть выделены в качестве самостоятельных для характеристики смертной казни, так как образуют Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.104.

понятие «наказания» и потому свойственны любому его виду. Однако ученые, и в первую очередь А.С.Михлин1, утверждают, что применительно к смертной казни они имеют определенные особенности. Рассмотрим каждый из этих признаков в порядке его закрепления в определении наказания как меры государственного принуждения. Первым, и наиболее важным признаком наказания является то, что оно может быть назначено только за преступление, то есть деяние, предусмотренное в Уголовном кодексе Российской Федерации. В отличие от других видов наказания в правовой регламентации смертной казни важную роль сыграла Конституция РФ, которая установила в ч.2 ст.20, что рассматриваемое наказание может назначаться только за особо тяжкие преступления против жизни. Уголовный кодекс РФ 1996 года, опираясь на это положение, определил пять составов умышленных преступлений против жизни (ч.2 ст.105 УК РФ, ст.ст.295, 277, 317, 357 УК РФ), за которые может быть назначена смертная казнь. Таким образом, на законодательном уровне была гарантирована жизнь человека. Следующим важным признаком наказания как меры государственного принуждения является то, что оно применяется от имени государства и по приговору суда. Применительно к смертной казни особенности данного признака проявляются в следующем: не могут считаться смертной казнью случаи лишения жизни человека, пусть даже совершившего опасное преступление, без компетентного разбирательства в специальных судебных государственных органах, без вынесения смертного приговора от имени государства. Существенное значение имеет и введенная статьей 20 Конституции РФ дополнительная процессуальная гарантия, предоставляющая обвиняемому, которому может быть назначена смертная защита жизни человека путем самого сурового наказания за совершение преступления, связанного с посягательством на См. об этом: Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.104-111;

Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России.- М.: Зерцало-М, 2002.- С.24-27.

казнь, право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. Смысл данной гарантии заключается в обеспечении беспристрастного рассмотрения дела. В дополнение к этой гарантии Уголовный кодекс РФ закрепил в ч.1 ст.65 норму, согласно которой к лицу, признанному преступления, но присяжными заседателями виновным в совершении заслуживающему снисхождения, смертная казнь не применяется. Свои особенности применительно к смертной казни имеет и такой характерный для наказания признак как его назначение только лицу, признанному виновным в совершении преступления. В соответствии с ч.1 ст. 5 Уголовного кодекса РФ, лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие), наступившие вредные психическое отношение лица к последствия, в отношении которых установлена его вина. При этом в уголовном праве под виной понимают неосторожности. Хотя действующее законодательство не говорит о том, что смертная казнь может применяться лишь к виновным в совершении умышленного преступления, такой вывод следует из сопоставления норм Конституции РФ и Общей части Уголовного кодекса РФ. Согласно ч.2 ст.20 Конституции РФ, смертная казнь может назначаться в качестве меры наказания только за особо тяжкие преступления против жизни. В свою очередь, ч.4 ст.15 Уголовного кодекса РФ под такой категорией преступлений признает только умышленные деяния. Поэтому в российском законодательстве смертная казнь допустима только за умышленные преступления. Тяжесть преступления и степень общественной опасности обусловили специфику применительно к смертной казни такого признака наказания как ограничение прав и свобод лица, совершившего преступление, лишение его определенных благ. В смертной казни этот признак проявляется в максимальной степени: «у осужденного отнимается самое дорогое, что есть совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или у человека – жизнь».1 Именно это обстоятельство позволяет считать смертную казнь самым суровым наказанием. И совершенно очевидно, что у большинства осужденных именно это обстоятельство вызывает максимальные страдания, которые могут выражаться в страхе перед смертью, понимании безысходности своего положения, угрызениях совести и т.п. В то же время не менее глубокие страдания может испытывать и осужденный на пожизненное лишение свободы.2 Все зависит от личности осужденного. Выяснить с достоверностью, кому из них наказание приносит большие страдания, фактически не возможно. Поэтому, учитывая, что страдания – категория субъективная, и признак характерный для любого вида наказания;

применительно к смертной казни можно выделить только одну его особенность, как верно отмечает А.С.Михлин, «следует иметь в виду страдания родных и близких приговоренного. Если страдания последнего прекращаются в момент приведения в исполнение приговора, то близкие расстрелянного особенно остро начинают ощущать свою потерю именно в это время».3 Тем более, что согласно действующему Уголовно-исполнительному кодексу РФ, им не сообщается место захоронения казненного, а выдается только справка о приведении приговора в исполнение и свидетельство о смерти. Некоторые исследователи считают, что гуманным и по-христиански понятным было бы иное решение – предоставить самим родственникам право выбора места захоронения, естественно, полностью за их счет и в определенные сроки (как Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.104. См., напр.: Арутюнов Л.С. Высшая мера наказания в Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития. Дисс… канд.юрид.наук.- Ставрополь, 2001.- С.111-117;

Сидоров В. Кого исправляет смертная казнь? // Российская юстиция.- 2001.- №4.- С.55-56;

Антонян Ю.М., Верещагин В.А. Убийцы, отбывающие пожизненное лишение свободы // Государство и право.- 1999.- №11.- С.44;

Рачинская А. Расплата // Преступление инаказание.- 2001.- №2.- С.25-26. 3 Михлин А.С. Понятие смертной казни // Государство и право.- 1995.- №10.- С.105.

это практикуют некоторые зарубежные страны).1 Из выделенных А.С.Михлиным признаков, непосредственно характеризующим наказание как меру государственного принуждения является и такой признак, как применение наказания независимо от желания осужденного и, как правило, вопреки ему. Применительно к смертной казни он не имеет каких-либо особенностей. Как не имеет их и другой признак, не рассмотренный А.С.Михлиным в его работе «Понятие смертной казни», но также характерный для любого вида наказания – признак строго личного характера наказания, то есть его применения лишь в отношении самого преступника. Таким образом, восемь из четырнадцати признаков, которые А.С.Михлин рассмотрел в своей работе в качестве самостоятельных и формирующих понятие смертной казни, раскрывают не ее сущность, а сущность наказания как наиболее существенного признака смертной казни. Поэтому в системе выделенных А.С. Михлиным признаков, характеризующих понятие смертной казни, они могут быть объединены в одну подгруппу как подпризнаки наиболее существенного признака рассматриваемого понятия. Важная роль принадлежит в этой подгруппе выявленным особенностям признаков наказания, как отличительным, то есть важным и характерным для смертной казни, позволяющим ее распознать среди других видов наказания. Так как наказание является наиболее существенным признаком смертной казни, то ее сущность, как и любого другого наказания, заключается в целях, которые она преследует. Как уже отмечалось, как вид наказания смертная казнь выполняет только две цели из перечисленных в ч.2 ст.43 Уголовного кодекса РФ:

Так, например, греческие правоохранительные органы предложили родителям российского киллера Александра Солоника забрать тело убитого в течение 16 дней. (См., напр.: Морозова Л.А. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право.- 1998.- №7.- С.28-29).

восстановления социальной справедливости и предупреждения новых преступлений как самим осужденным, так и другими лицами. Еще одна цель, о которой говорит ст.43 – исправление осужденного, применительно к смертной казни, которая заключается в лишении человека жизни, естественно не ставится. Однако это обстоятельство не является существенным для характеристики данного вида наказания. Цель исправления осужденного не преследуется и пожизненным лишением свободы. При самых благоприятных обстоятельствах осужденный к этому наказанию может освободиться только через 25 лет. А практика показывает, что оптимальным сроком для исправления может быть 3-5, максимум 8 лет. Более длительные сроки преследуют цель достижения социальной справедливости, изоляции, частной и общей превенции, но только не исправления.1 Поэтому утверждение, что смертная казнь отрицает принцип наказания2, основное содержание которого состоит, в том числе, и в исправлении, в равной мере относится и к другим видам наказания – пожизненному лишению свободы и лишению свободы на длительные сроки (в том числе на 20, 25, 30 лет). Существование в системе наказаний таких объективной необходимостью. Опираясь на практику исполнения уголовных наказаний различных государств, в российской уголовной и криминологической науке лиц, осужденных к лишению свободы, можно разделить на 2 крупные категории:

- впервые осужденных к этому виду наказания либо «случайных» рецидивистов, то есть предположительно исправимых преступников, видов обусловлено Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России? // Журнал российского права.- 1998.- №10-11.- С.145. См. об этом: Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: нормы и действительность.- М.: Дело, 2000.- С.30;

Кононов А. Смертная казнь должна быть отменена // Всероссийский вестник «Международной амнистии».- 1996.- №2-3.- С.7;

Сидоров В. Кого исправляет смертная казнь? // Российская юстиция.- 2001.- №4.- С.55-56.

которые после правильно организованного отбывания наказания больше не станут совершать преступлений;

- многократных рецидивистов и иных закоренелых преступников, так называемых «трудновоспитуемых», которые в силу исправления.1 В отношении первой категории на первое место выдвигается цель их исправления за время отбывания наказания. Относительно второй категории цель исправления отступает на второй план перед целями справедливого возмездия за содеянное и специального предупреждения новых преступлений во время отбывания лишения свободы. Поэтому применение столь сурового наказания, как смертная казнь, допустимо только в самых крайних случаях, когда цели наказания не могут быть достигнуты применением иного его вида, что, в свою очередь, не противоречит и принципу гуманизма, который впервые на законодательном уровне получил закрепление в Уголовном кодексе РФ. Несмотря на то, что его определение далеко от совершенства, в нем четко выделяется первая часть принципа – «Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека» (ч.1 ст.7 УК РФ), что позволяет признать обеспечение безопасности приоритетной задачей уголовного права. Вторая часть принципа гуманизма выражена в ч.2 ст.7 УК РФ: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства». Хотя подобной цели уголовное законодательство и не ставит, ясно, что такие страдания наказание причиняет. Гуманизм в данном случае состоит в применении наказания минимального, но достаточного для достижения См. об этом: Сидоров В. Кого исправляет смертная казнь? // Российская юстиция.- 2001.- №4.- С.55-56;

Антонян Ю.М., Верещагин В.А. Убийцы, отбывающие пожизненное лишение свободы // Государство и право.- 1999.- №11.- С.44-50;

Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ.- М.: Норма, 1997.- С.217-219.

разных причин объективного и субъективного характера упорно не желают вступать на путь целей наказания. Это, кстати, отражено и в законе. В ч.1 ст.60 УК РФ говорится: «Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». Для категории «неисправимых» преступников наказание в виде смертной казни вполне закономерно и логично. Большинство из них убийцы, на сегодняшний день благодаря мораторию на смертную казнь отбывающие пожизненное лишение свободы. 95% из них уже привлекались к уголовной ответственности, причем 70% - по три и более раза отбывали наказания за преступления, связанные с умышленными убийствами (чаще всего убийства в совокупности с изнасилованиями, тяжкими телесными повреждениями, разбоями, грабежами, кражами, хулиганством и другими опасными преступлениями). 69% осужденных убили двух и более граждан.1 Женщины, дети, подростки составляют около 35% их жертв. Не менее половины убийцы-садисты, получающие сексуальное или иное удовлетворение от мучений и страданий своих жертв.2 Преступники этой категории уже не исправятся, поэтому общество не видит в них людей и не признает за ними права на жизнь даже в условиях пожизненной изоляции.3 Эту точку зрения поддержал и законодатель, закрепив в Уголовном кодексе РФ 1996 года смертную казнь как вид наказания за особо тяжкие преступления против жизни.

См. об этом: Детков А.И. Проблемы исполнения пожизненного лишения свободы.- Рязань, 1999.- С.105;

Баранов В.И. Исторические аспекты, практика и проблемы исполнения пожизненного лишения свободы // Проблемы совершенствования подготвки кадров для уголовно-исполнительной системы.- Рязань, 1999.С.58-60. 2 Антонян Ю.М., Верещагин В.А. Убийцы, отбывающие пожизненное лишение свободы // Государство и право.- 1999.- №11.- С.45. 3 Исправление преступников этой категории не представляется возможным, поскольку их отличает неспособность к сопереживанию, эмоциональная холодность, интеллектуальная тупость, эгоцентризм, охваченность доминирующей идеей. Эти люди не знают, что такое покаяние, они раскаиваются лишь формально. Поэтому можно понять сторонников отмены смертной казни, которые в преступниках типа Чикатило не видят людей и не признают за ними права на жизнь, считая, что совершив столь гнусные преступления они потеряли право жить среди людей (См. об этом: Михлин А.С. Смертная казнь – быть ли ей в России? // Журнал российского права.- 1998.- №10-11.- С.146).

Между тем сторонники отмены смертной казни предлагают заменить ее пожизненным лишением свободы, как более мягкой мерой наказания, способной защитить общество от УК, предусматривающих преступных посягательств, не лишая преступника жизни;

тем более, что санкции всех статей Особенной части возможность вынесения смертного приговора, допускают альтернативный выбор судом наказания в виде либо смертной казни, либо пожизненного лишения свободы, либо лишения свободы на срок до 20 лет. Однако в уголовной и криминологической науке вопрос о более мягком характере пожизненного лишения свободы до сих пор остается открытым.1 Согласно ст.44 УК РФ, содержащей перечень наказаний по принципу от менее тяжкого к более тяжкому, смертная казнь является наиболее тяжким наказанием, так как стоит на последнем месте в этом перечне. В санкциях 5 статей Особенной части УК, которые предусматривают возможность ее назначения, смертная казнь поставлена не на второе, а на первое место, то есть перед пожизненным лишением свободы. Такое решение законодателя вряд ли правотворческой покажется упущением в плане техники, если вспомнить об ужасном состоянии они не смогут российских пенитенциарных учреждений. Осуждая на пожизненное лишение свободы, государство спасает приговоренным жизнь, но сохранить ее в тех условиях, в которых вынуждены жить. Негативные последствия такого наказания не заставляют себя долго ждать – скорая потеря здоровья, деградация личности, суицид. Таким образом, наличие серьезных противоречий между нравственным аспектом и целесообразностью замены смертной казни таким видом наказания оставляет См. об этом: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ.- М.: Норма, 1997.С.433;

Орлов А.В. Смертная казнь // Юрист.- 1999.- №1- С.61;

Детков А.И. Проблемы исполнения пожизненного лишения свободы.- Рязань, 1999.- С.102-104;

Антонян Ю.М., Верещагин В.А. Убийцы, отбывающие пожизненное лишение свободы // Государство и право.- 1999.- №11.- С.44-50.

открытым вопрос о более мягком характере пожизненного лишения свободы.1 Накопившаяся с момента действия нового Уголовного кодекса РФ практика применения вышеназванных мер наказания позволяет также усомниться, что замена смертной казни пожизненным заключением надежно оградит общество от возможных рецидивов со стороны приговоренных. Ввиду того, что к этой мере наказания приговариваются самые опасные преступники, которым уже «нечего терять», многие их них готовы совершить побег (32,8%), напасть на представителей администрации исправительного учреждения (15,3%), совершить захват заложников (2,7%).2 Поэтому при исполнении рассматриваемого наказания повышенная угроза безопасности существует не только для персонала этих учреждений, но и для общества в целом в случае побегов осужденных, которые, к сожалению, иногда имеют место. Для того, чтобы обеспечить выполнение частного предупреждения в тюрьмах для пожизненно заключенных, иначе говоря, обеспечить надлежащую также других охрану как преступника, так и защиту обслуживающего аппарата (охранников, медперсонала, священников...), а заключенных, необходимы большие денежные затраты. настоящий провал Отсутствие надлежащей материальной базы повлечет частного предупреждения пожизненного заключения с отменой смертной казни, так как эффективность частной превенции как цели наказания в виде По мнению Л.С.Арутюнова, наказание в виде пожизненного лишения не является «более мягким» и «соответствующим европейским стандартам», чем смертная казнь, в особенности в российских пенитенциарных учреждениях. Значительные психологические нагрузки, связанные с ожиданием смерти, отсутствие полноценного социального общения, специфические условия содержания ставят пожизненно лишенного свободы на одну ступень со смертной казнью (Арутюнов Л.С. Высшая мера наказания в Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития. Автореферат дисс… канд.юрид.наук.- Ставрополь, 2001.- С.19;

Антонов О.А. Правовое регулирование назначения и исполнения наказания в виде пожизненного лишения свободы. Дисс… канд.юрид.наук.- Ростов-на-Дону, 1998.- С.48-60;

Оскоцкий В. Перед смертным порогом. Раздумья над прошениями осужденных о помиловании // Российская газета.- 1999.- 2 августа.- С.4;

Ниязов Д. Расходное дело // Коммерсантъ Власть.- 1998.- №22.- С.38-40;

Шаров Л. О продолжении казни будет объявлено дополнительно // Криминальная хроника. - 2000.- №3.С.2;

Орлов А.В. Смертная казнь // Юрист.- 1999.- №1.- С.61. 2 См. об этом: Детков А.И. Проблемы исполнения пожизненного лишения свободы.- Рязань, 1999.- С.107;

Баранов В.И. Исторические аспекты, практика и проблемы исполнения пожизненного лишения свободы // Проблемы совершенствования подготовки кадров для уголовно-исполнительной системы.- Рязань, 1999.С.60-62.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.