WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Ильичева Наталья Борисовна ФИЗИОЛОГО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗМА ЗДОРОВЫХ И СТРАДАЮЩИХ ХГД МАЛЬЧИКОВ В ПЕРИОДЕ ВТОРОГО ДЕТСТВА ...»

-- [ Страница 2 ] --

КЖС кисти Подлопаточнопродольная КЖС ИН (ортостаз) r=-0,75 А Мо (ортостаз) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, х (ортостаз) r=-0, Б Рис. 53. Корреляционные связи величины КЖС кисти с ИН в ортостазе (А), величины подлопаточно-поперечной КЖС с величиной Мо, СКО и х в ортостазе (Б). Корреляционные связи с ИГШп и ИГШл так же были обнаружены для величины обхвата плеча - r=0,77 и предплечья - r=0,81 и r=0,89 соответственно, r=0,78 соответственно, обхвата r=0,89 r=0,84 r=0,79 ЧСС в r=0,84 соответственно, обхвата голени - r=0,88 и ширины грудной клетки - r=0,88 и соответственно, передне-заднего грудного диаметра - r=0,89 и руки - r=0,81 и Нами r=0,8 соответственно, длины ноги - r=0,84 и корреляционные связи между соответственно, длины туловища - r=0,84 и r=0,84 соответственно, длины соответственно, ПА - r=0,81 и r=0,77 соответственно. обнаружены клиноположении и площадью тела (r=-0,8), РКК (r=-0,85) и РЖК (r=-0,76).

Обхват плеча (r=0,77), обхват предплечья (r=0,81), обхват голени (r=0,88), ШГК (r=0,88), передне-задний грудной диаметр (r=0,89), длина туловища (r=0,84), длина руки (r=0,81), длина ноги (r=0,84), ПА (r=0,81) Обхват плеча (r=0,78), обхват предплечья (r=0,84), обхват голени (r=0,89), ШГК (r=0,89), передне-задний грудной диаметр (r=0,84), длина туловища (r=0,84), длина руки (r=0,8), длина ноги (r=0,79), ПА (r=0,77) ИГШп ИГШл Рис. 53. Корреляционные связи ИГШп и ИГШл с некоторыми антропометрическими параметрами.

ЧСС (клиноположение) Площадь тела r=-0, РКК r=-0, РЖК r=-0, Рис. 54. Корреляционные связи ЧСС в клиноположении с площадью тела, РКК и РЖК. Табл. 19. Результаты корреляционного анализа морфофункциональных параметров организма страдающих ХГД мальчиков астеноидного соматотипа. Показатель Длина тела Показатель ИГШп Коэффициент корреляции 0, Длина тела Вес тела Вес тела ОГК ОГК ВРИ ВРИ Ширина плеч Ширина плеч Ширина таза Ширина таза Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр предплечья Диаметр предплечья Диаметр предплечья Диаметр бедра Диаметр бедра Диаметр бедра Диаметр голени Диаметр голени Кожно-жировая складка плеча спереди Кожно-жировая складка спины Кожно-жировая складка бедра Кожно-жировая складка бедра Кожно-жировая складка голени Подлопаточнопродольная кожножировая складка Подлопаточнопродольная кожножировая складка Подлопаточнопродольная кожножировая складка Обхват плеча Обхват плеча Обхват предплечья Обхват предплечья Обхват бедра Обхват бедра Ширина грудной клетки Ширина грудной ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл АМо (клиноположение) ИГШп ИГШл АМо (клиноположение) Сложные узоры левой руки Суммарный гребневый счет Сложные узоры левой руки ДАД (ортостаз) ЧСС (ортостаз) Мо (ортостаз) Мо (ортостаз) Мо(ортостаз) СКО (ортостаз) х (ортостаз) ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл 0,71 0,9 0,86 0,8 0,86 0,7 0,78 0,85 0,8 0,89 0,9 0,89 0,9 0,9 0,92 -0,7 0,77 0,75 -0,77 0,78 0,75 0,79 -0,83 0,79 -0,8 -0,8 -0,75 -0,75 -0,9 0,77 0,78 0,81 0,84 0,88 0,89 0,88 0, клетки Передне-задний диаметр грудной клетки Передне-задний диаметр грудной клетки Длина туловища Длина туловища Длина руки Длина руки Длина ноги Длина ноги ПА ПА Площадь тела РКК РЖК ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ИГШп ИГШл ЧСС (клиноположение) ЧСС (клиноположение) ЧСС (клиноположение) 0,89 0,84 0,84 0,84 0,81 0,8 0,84 0,79 0,81 0,77 -0,8 -0,85 -0, При проведении корреляционного анализа морфологических и функциональных особенностей больных детей дигестивного соматотипа нами также были обнаружены некоторые корреляционные связи, между длиной тела и САД в ортостазе (r=-0,8), ДАД в ортостазе (r=-0,85), вариационным размахом в ортостазе (r=-0,8). Вес тела так же коррелирует с САД в ортостазе (r=-0,8), вариационным размахом в ортостазе (r=-0,9), а также с СКО в ортостазе (r=-0,9).

Длина тела САД (ортостаз) r=-0, ДАД (ортостаз) r=- х (ортостаз) r=-0, Рис. 56. Корреляционные связи длины тела с величиной САД, ДАД и х в ортостазе.

Вес тела САД (ортостаз) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, х (ортостаз) r=-0, Рис. 57. Корреляционные связи веса тела с величиной САД, СКО и х в ортостазе. Обхват грудной клетки коррелирует с ИГШп (r=0,8), ИГШл (r=0,9), ДАД в клиноположении (r=-0,81), САД в ортостазе (r=-0,83) и СКО в ортостазе (r=-0,92).

ИГШп r=0, ИГШл r=0, ОГК ДАД (клинополдожение) r=-0,81 Рис. 58.

САД (ортостаз) r=-0,83 Корреляционные связи ОГК СКО (ортостаз) r=-0,92 с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. ВРИ коррелирует с ИГШл (r=0,88), АМо в клиноположении (r=0,8), вариационным размахом в клиноположении (r=0,9), СКО в ортостазе (r=-0,9).

ИГШл r=0, АМо (клиноположение) r=0, х (клиноположение) r=-0, ВРИ СКО (ортостаз) r=-0,92 Рис. 59. Корреляционные связи ВРИ с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. Грудной индекс коррелирует с гребневым счетом на пальцах правой руки (r=-0,9), суммарным гребневым счетом (r=-0,86), ИГШп (r=0,83), ИГШл (r=0,92), АМо в клиноположении (r=0,94), ЧСС в ортостазе (r=0,89). ИГШп r=0,83 ИГШл r=0, АМо(клинополдож ение) r=0, ЧСС (ортостаз) r=0, ГИ Гребневый счет на пальцах левой руки r=-0, Суммарный гребневый счет r=-0, Рис.

60.

Корреляционные связи ГИ с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. Ширина плеч коррелирует с ИГШп (r=0,88), ИГШл (r=0,83), ДАД в клиноположении (r=-0,9), Мо в клиноположении (r=0,9), САД в ортостазе (r=-0,9), СКО в ортостазе (r=-0,83), х в ортостазе (r=-0,92). ИГШп r=0,88 Мо (клиноположение) r=0,83 ИГШл r=0, Ширина плеч ДАД (клинополдожение) r=-0, САД (ортостаз) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, Рис. 61. Корреляционные связи ширины плеч с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. С теми же параметрами коррелирует и ширина таза. С ИГШп коэффициент корреляции равен r=0,94, ИГШл (r=0,89), ДАД в клиноположении (r=-0,91), Мо в клиноположении (r=0,9), САД в ортостазе (r=-0,88), СКО в ортостазе (r=-0,84), х в ортостазе (r=-0,9). ИГШп r=0,94 Мо (клиноположение) r=0,9 ИГШл r=0, Ширина таза ДАД (клинополдожение) r=-0, САД (ортостаз) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, Рис. 62. Корреляционные связи ширины таза с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. Диаметр плеча обнаруживает корреляционные связи с частотой встречаемости ульнарных петель правой руки (r=-0,81), радиальных петель правой руки (r=-0,81), суммой петель на правой руке (r=-0,84), суммой петель обеих рук (r=-0,81), СКО в клиноположении (r=0,9), х в клиноположении (r=0,89). СКО (клиноположение) r=0, х (клиноположение) r=0, Диаметр плеча Ульнарные петли правой руки) r=-0,81 Сумма петель на обеих руках r=-0,81 Радиальные петли правой руки r=-0,81 Сумма петель на правой руке r=-0, Рис. 63. Корреляционные связи величины диаметра плеча с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. Диаметр предплечья коррелирует с ДАД в ортостазе (r=-0,8), диаметр бедра – с ИН в ортостазе (r=0,88), с этим же параметром взаимосвязан и диаметр голени (r=0,8), размер КЖС плеча спереди (r=-0,85), КЖС плеча сзади (r=-0,9).

Диаметр бедра r=0, Диаметр голени r=0, Диаметр предплечья ИН (ортостаз) ДАД (ортостаз) r=-0,75 А Б КЖС плеча спереди r=-0, КЖС плеча сзади r=-0, Рис. 64. Корреляционные связи диаметра предплечья с величиной ДАД в ортостазе (А), ИН в ортостазе с величиной КЖС плеча сзади и спереди, диаметром бедра и голени. Величина КЖС плеча спереди так же коррелирует с частотой встречаемости завитков на правой (r=-0,82) и на левой руке (r=-0,87), то же справедливо и в отношении КЖС плеча сзади -r=-0,82 в обоих случаях.

КЖС плеча спереди КЖС плеча сзади Завитки на правой руке r=-0, Завитки на левой руке r=-0, Завитки на правой руке r=-0, Завитки на левой руке r=-0, Рис. 65. Корреляционные связи величины КЖС плеча сзади и спереди с частотой встречаемости завитков на левой и правой руках.

Величина КЖС спины коррелирует с ИГШп (r=0,9), ИГШл (r=0,91), ДАД в клиноположении (r=-0,87), АМо в клиноположении (r=0,88), ЧСС в ортостазе (r=0,8). АМо (клиноположение) r=0, ИГШп r=0, ИГШл r=0,91 ЧСС (ортостаз) r=0, КЖС спины ДАД (клиноположение) r=-0,87 Рис. 66. Корреляционные связи величины КЖС спины с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма Размер КЖС живота коррелирует с ИГШп (r=0,92), ИГШл (r=0,87), ДАД в клиноположении (r=-0,85), Мо в клиноположении (r=-0,84).

ИГШп r=0, ИГШл r=0, КЖС живота ДАД (клиноположение) r=-0,85 Мо (клиноположение) r=-0, Рис.67. Корреляционные связи величины КЖС живота с ИГШП и ИГШл, величиной ДАД и Мо в клиноположении.

Размер КЖС бедра обнаруживает корреляционные связи с теми же параметрами, для корреляции с ИГШп (r=0,89), ИГШл (r=0,9), ДАД в клиноположении (r=-0,9), Мо в клиноположении (r=-0,91).

ИГШп r=0, ИГШл r=0, КЖС бедра ДАД (клиноположение) r=-0,9 Мо (клиноположение) r=-0, Рис. 68. Корреляционные связи величины КЖС бедра с ИГШп и ИГШл, величиной ДАД и Мо в клиноположении. Величина КЖС груди обнаруживает корреляционные связи с ИГШл (r=0,88), ДАД в клиноположении (R=-0,8), АМо в клиноположении (r=0,8), ДАД в ортостазе (r=0,8). Подлопаточная продольная КЖС коррелирует с ИГШп (r=0,82), ИГШл (r=0,91), ДАД в клиноположении (r=-0,85), АМо в клиноположении (r=0,84), ДАД в ортостазе (r=-0,87). ИГШл r=0,88 ДАД (ортостаз) r=0,8 АМо (клиноположение) r=0, КЖС груди ДАД (клинополдожение) r=-0, Рис. 69. Корреляционные связи величины КЖС груди величиной ДАД и Мо в клиноположении и ДАД в ортостазе.

с ИГШл, ИГШп r=0, ИГШл r=0, АМо (клиноположение) r=0, Подлопаточная продольная КЖС ДАД (клинополдожение) r=-0, ДАД (ортостаз) r=-0, Рис. 70. Корреляционные связи величины подлопаточной продольной КЖС с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма Средняя КЖС коррелирует с ИГШп (r=0,82), ИГШл (r=0,87), ДАД в клиноположении (r=-0,9), Мо в клиноположении (r=-0,8), САД в ортостазе (r=-0,9). Обхват плеча и обхват предплечья коррелируют с САД в клиноположении (r=-0,81 и r=-0,8 соответственно) и с СКО в ортостазе (r=0,83 и r=-0,85 соответственно).

ИГШп r=0, ИГШл r=0, Средняя КЖС Мо (клинополдожение) r=-0, ДАД (клиноположение) r=-0, САД (ортостаз) r=-0, Рис.71. Корреляционные связи величины средней КЖС с некоторыми дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма.

Обхват плеча Обхват предплечья САД (клиноположе ние) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, САД (клиноположе ние) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, Рис. 72. Корреляционные связи обхвата плеча и предплечья с величиной САД в клиноположении и СКО в ортостазе. Обхват голени обнаруживает связи с АМо в клиноположении (r=0,85), х в клиноположении (r=0,8), САД в ортостазе (r=-0,81), СКО в ортостазе (r=-0,9). Ширина грудной клетки коррелирует с АМо в клиноположении (r=0,9), х в клиноположении (r=0,9) и СКО в ортостазе (r=-0,9).

АМо (клиноположение) r=0, х (клиноположение) r=0, Обхват голени САД (ортостаз) r=-0,81 СКО (ортостаз) r=-0, Рис. 73. Корреляционные связи обхвата голени с с величиной АМо, х в клиноположении и СКО и САД в ортостазе.

АМо (клиноположение) r=0, х (клиноположение) r=0, Ширина грудной клетки САД (ортостаз) r=-0,9 Рис. 74. Корреляционные связи ширины грудной клетки с величиной АМо, х в клиноположении и САД в ортостазе. РМК обнаруживает корреляционные связи с ДАД в ортостазе (r=0,84) и СКО в ортостазе (r=-0,89). РКК коррелирует с х в клиноположении (r=0,89), и СКО в ортостазе (r=-0,8). РЖК взаимосвязан с ИГШп (r=0,81), ИГШл (r=0,86), САД в клиноположении (R=-0,8), САД в ортостазе (r=-0,9) и СКО в ортостазе (r=-0,91).

РМК Х (клиноположение) r=0, РКК САД (ортостаз) r=-0,84 СКО (ортостаз) r=-0,89 СКО (ортостаз) r=-0,8 А Б Рис. 75. Корреляционные связи РМК с величиной САД и СКО в ортостазе (А), РКК с величиной СКО и Х в клиноположении. ИГШп r=0,81 ИГШл r=0, РЖК СКО (ортостаз) r=-0, САД (клиноположение) r=-0,8 Корреляционные связи РЖК САД (ортостаз) r=-0,9 с некоторыми Рис.

76.

дерматоглифическими параметрами и параметрами математического анализа сердечного ритма. Обнаружена корреляция между САД в клиноположении и частотой встречаемости ульнарных петель на правой руке (r=0,87), на левой руке (r=0,83) и суммой ульнарных петель на обеих руках (r=0,88). Сумма петель на правой руке коррелирует с САД в клиноположении (r=0,87), СКО в клиноположении (r=-0,93), Мо в ортостазе (r=0,94), АМо в ортостазе (r=-0,94). С теми же показателями с такими же коэффициентами коррелирует сумма петель на левой руке и сумма петель обеих рук.

Ульнарные петли правой руки r=0, Ульнарные петли левой руки r=0, Сумма ульнарных петель r=0, САД (клиноположение) Рис. 77. Корреляционные связи величины САД в клиноположении с частотой встречаемости ульнарных петель на правой и левой руках и суммой ульнарных петель. САД (клиноположение) r=0, Мо (ортостаз) r=0, Сумма петель на левой руке, сумма петель на правой руке, сумма петель на обеих руках АМо (ортостаз) r=-0, СКО (ортостаз) r=-0, Рис. 78. Корреляционные связи некоторых дерматоглифических параметров с величиной САД в клиноположении, АМо, СКО и Мо в ортостазе.

ИГШп коррелирует с ДАД в клиноположении (r=-0,95) и АМо в клиноположении (r=0,9), ИГШл – с теми же параметрами с коэффициентами корреляции (r=-0,86) и (r=0,95) соответственно. АМо (клиноположение) r=0,9 АМо (клиноположение) r=0, ИГШп ДАД (клиноположение) r=-0,95 АМо в клиноположении.

ИГШл ДАД (клиноположение) r=-0, Рис. 79. Корреляционные связи ИГШп и ИГШл с величиной ДАД и Табл. 20. Результаты корреляционного анализа морфофункциональных параметров организма страдающих ХГД мальчиков дигестивного соматотипа. Показатель Длина тела Длина тела Длина тела Вес тела Вес тела Вес тела ОГК ОГК ОГК ОГК ОГК ВРИ ВРИ ВРИ ВРИ ГИ ГИ ГИ ГИ ГИ ГИ Показатель САД (ортостаз) ДАД (ортостаз) х (ортостаз) САД (ортостаз) х (ортостаз) СКО (ортостаз) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) ИГШл АМо (клиноположение) х (клиноположение) СКО (ортостаз) Гребневый счет на пальцах правой руки Суммарный гребневый счет ИГШп ИГШл АМо (ортостаз) ЧСС (ортостаз) Коэффициент корреляции -0,8 -0,85 -0,8 -0,8 -0,9 -0,9 0,8 0,9 -0,81 -0,83 -0,92 0,88 0,8 0,9 -0,9 -0,9 -0,86 0,83 0,92 0,94 0, Ширина плеч Ширина плеч Ширина плеч Ширина плеч Ширина плеч Ширина плеч Ширина плеч Ширина таза Ширина таза Ширина таза Ширина таза Ширина таза Ширина плеч Ширина таза Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр плеча Диаметр предплечья Диаметр бедра Диаметр голени КЖС плеча спереди КЖС плеча сзади КЖС плеча спереди КЖС плеча спереди КЖС плеча сзади КЖС плеча сзади КЖС спины КЖС спины КЖС спины КЖС спины КЖС спины КЖС живота КЖС живота КЖС живота КЖС живота КЖС бедра КЖС бедра КЖС бедра КЖС бедра КЖС груди ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) х (ортостаз) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) х (ортостаз) Ульнарные петли на правой руке Радиальные петли на правой руке Сумма петель на правой руке Сумма петель на обоих руках СКО (клиноположение) х (клиноположение) ДАД (ортостаз) ИН (ортостаз) ИН (ортостаз) ИН (ортостаз) ИН (ортостаз) Сложные завитки на правой руке Сложные завитки на левой руке Сложные завитки на правой руке Сложные завитки на левой руке ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) ЧСС (клиноположение) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) ИГШл 0,88 0,83 -0,9 0,9 -0,9 -0,83 -0,92 0,94 0,89 -0,91 0,9 -0,88 -0,84 -0,9 -0,81 -0,81 -0,84 -0,81 0,9 0,89 -0,8 0,88 0,8 -0,85 -0,9 -0,82 -0,87 -0,82 -0,82 0,9 0,91 -0,87 0,88 0,8 0,92 0,87 -0,85 -0,84 0,89 0,9 -0,9 -0,91 0, КЖС груди КЖС груди КЖС груди Подлопаточнопродольная КЖС Подлопаточнопродольная КЖС Подлопаточнопродольная КЖС Подлопаточнопродольная КЖС Подлопаточнопродольная КЖС Средняя КЖС Средняя КЖС Средняя КЖС Средняя КЖС Средняя КЖС Обхват плеча Обхват плеча Обхват предплечья Обхват предплечья Обхват голени Обхват голени Обхват голени Обхват голени ШГК ШГК ШГК РМК РМК РКК РКК РЖК РЖК РЖК РЖК РЖК САД (клиноположение) САД (клиноположение) САД (клиноположение) Сумма петель на правой руке Сумма петель на правой руке Сумма петель на правой руке Сумма петель на ДАД (клиноположение) АМо (клиноположение) ДАД (ортостаз) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) АМо (клиноположение) ДАД (ортостаз) ИГШп ИГШл ДАД (клиноположение) Мо (клиноположение) САД (ортостаз) САД (клиноположение) СКО (ортостаз) САД (клиноположение) СКО (ортостаз) АМо (клиноположение) х (клиноположение) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) АМо (клиноположение) х (клиноположение) СКО (ортостаз) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) х (клиноположение) СКО (ортостаз) ИГШп ИГШл САД (клиноположение) САД (ортостаз) СКО (ортостаз) Ульнарные петли на правой руке Ульнарные петли на левой руке Сумма ульнарных петель САД (клиноположение) СКО (клиноположение) Мо (ортостаз) АМО (ортостаз) -0,8 -0,8 0,8 0,82 0,91 -0,85 0,84 -0,87 0,82 0,87 -0,9 -0,8 -0,9 -0,81 -0,83 -0,8 -0,85 0,85 0,8 -0,81 -0,9 0,9 0,9 -0,9 -0,84 -0,89 0,89 -0,8 0,81 0,86 -0,8 -0,9 -0,91 0,87 0,83 0,88 0,87 -0,93 0,94 -0, правой руке Сумма петель на левой руке Сумма петель на левой руке Сумма петель на левой руке Сумма петель на левой руке Сумма петель на обоих руках Сумма петель на обоих руках Сумма петель на обоих руках Сумма петель на обоих руках ИГШп ИГШп ИГШл ИГШл САД (клиноположение) СКО (клиноположение) Мо (ортостаз) АМО (ортостаз) САД (клиноположение) СКО (клиноположение) Мо (ортостаз) АМО (ортостаз) АМо (клиноположение) ДАД (клиноположение) АМо (клиноположение) ДАД (клиноположение) 0,87 -0,93 0,94 -0,94 0,87 -0,93 0,94 -0,94 0,9 -0,95 0,85 -0, *** Корреляционный анализ параметров антропометрии, дерматоглифики и вариационной пульсометрии позволил, при складывающейся сложной картине, выявить наиболее значимые связи в организме мальчиков в периоде второго детства. В организме здоровых детей торакального соматотипа ИГШ обнаруживает весьма тесные связи с антропометрическими параметрами (8 связей), в своей совокупности формирующими мезоморфную ось соматотипа. У мальчиков с ХГД, ИГШ выявляет 19 весьма тесных связей с признаками антропометрии, также описывающими мезоморфию. Таким образом, в организме мальчиков препубертатного периода онтогенеза наиболее информативными признаками дерматоглифики являются ИГШ, весьма тесно скоррелированные с параметрами мезоморфной оси соматотипа при астеноидности телосложения. Но при этом значительно увеличивается количество этих связей (вдвое), в организме мальчиков, страдающих ХГД. Этот факт может свидетельствовать о ведущей роли мезоморфной оси в формировании соматотипа у детей в периоде второго детства при ХГД (рис.80).

Другой антропометрический параметр – КЖС кисти выявляет разнонаправленные связи в организме детей I группы: у астеноидов положительная связь со сложными узорами (r=0,73), а у дигестивных детей – отрицательная связь с этими же узорами (r=-0,7). У дигестивных детей с ХГД выявлена аналогичная связь со сложными узорами, но с другим антропометрическим параметром – КЖС плеча. Обнаружены весьма тесные связи ряда антропометрических и вариационно-пульсометрических параметров. Интересными, на наш взгляд, являются результаты корреляционного анализа этих связей у астеноидов (рис.5). Так, Мо в ортостазе выявляет отрицательные корреляции в I группе с шириной таза, а у детей с ХГД ассоциируется с КЖС бедра, голени и подлопаточными. Вариационно-пульсометрические отрицательно Обхват плеча r=0,8 Обхват предплечья r=0,81 ОГК r=0,9 Диаметр плеча r=0, показатели – ЧСС и х ОГК r=0,9 Диаметр предплечья r=0, ПА r=0, ИГШ Длина тела r=0,8 Длина туловища r=0, Обхват голени r=0, ИГШ Ширина плеч r=0,9 Длина тела r=0,8 Ширина таза r=0,9 ВРИ r=0, Длина руки r=0, А Б Рис.

81.

Корреляционные связи ИГШ и антропометричеких параметров в организме астеноидных мальчиков (А – I группа, Б – II группа).

коррелируют в организме здоровых мальчиков с обхватом бедра, а у больных с ХГД – с подлопаточной КЖС и КЖС бедра. Таким образом, если при анализе дерматоглифических и антропометрических параметров в изучаемом периоде онтогенеза выявляются связи ИГШ с мезоморфной осью соматотипа в обеих группах, то при анализе связей антропометрических и вариационнопульсометрических признаков в организме мальчиков I группы обнаруживаются связи с параметрами мезоморфной оси, а у мальчиков II группы - с параметрами эндоморфной оси соматотипа. Изучение корреляционных связей дерматоглифических и Мо (ортостаз) Ширина таза r=0. КЖС голени r=-0.8 КЖС подлопаточ ная r=-0. Обхват бедра r=-0.7 Обхват бедра r=-0. А ЧСС (ортостаз) КЖС бедра r=0.8 КЖС подлопаточна я r=-0. Б х (ортостаз) Рис.82. Корреляционные связи антропометричеких и вариационнопульсометрических параметров в организме астеноидных мальчиков (А – I группа, Б – II группа). антропометрических признаков у мальчиков дигестивного соматотипа обнаруживает 2 разнонаправленные связи в организме детей в I группе, и положительные связи у детей с ХГД. При этом в I группе увеличенные значения ИГШ ассоциируются со снижением обхватных размеров плеча, а у детей II группы при увеличенных значениях ИГШ будет увеличиваться количество связей с целым рядом параметров, описывающих мезоморфную ось соматотипа. На фоне одинаковых положительных связей ИГШ с РЖК как в I, так и во II группах, выявлена разнонаправленность связей с параметрами мезоморфии. При этом у практически здоровых детей связи отрицательные, а у детей с ХГД – положительные. На основании этого ИГШ может выступать маркерным признаком в формировании и наличии ХГД, при условии его корреляции с большими значениями параметров мезоморфии, в особенности костного компонента сомы (грудной индекс, ширина таза). Анализ корреляционных связей антропометрических и вариационнопульсометрических параметров в организме дигестивных мальчиков обнаружил в I группе 3 связи, во II – 9 связей. Обращает на себя внимание факт разнонаправленности корреляционных связей между САД с обхватом предплечья: в I группе связь положительная (r=0,7), а во II – отрицательная (r=0,8). При ХГД обнаружена более тесная взаимозависимость изменения антропометрических и вариационно-пульсометрических параметров, но при этом большие величины САД у мальчиков I группы ассоциируются с увеличением обхватного размера предплечья и со снижением этого параметра при ХГД. В определенной мере такой антропометрический параметр, как обхват предплечья, может быть маркером состояния периферического гемодинамического гомеостаза. Подводя итог результатам признаков исследования, по установленным что с учетом взаимозависимостям можно заключить, конституциональных диссоциаций на уровне морфологических признаков у астеноидов обеих групп большее количество связей, характеризующих ускорение темпов соматотипологического развития, и значительно меньшее Обхват предплечья r=0, САД РМК r=-0, Обхват бедра r=-0, КЖС спины r=0, ЧСС Обхват бедра r=-0,7 Ширина таза r=0, Мо Ширина плеч r=0,9 ОГК r=0,9 Диаметр плеча r=0,9 Вес тела r=-0,9 Ширинатаза r=-0,9 РКК r=0, х Вес плеч r=-0, А Рис. 83. Корреляционные связи антропометричеких и вариационнопульсометрических параметров в организме дигестивных мальчиков (А – I группа, Б – II группа). количество связей при замедленных темпах соматотипологического развития у дигестивных мальчиков. Однако анализ выявленных связей в антропометрических организме и вариационно-пульсометрических признаков дигестивных мальчиков выявляет большее количество связей, чем у астеноидов. Как у астеноидных, так и у дигестивных мальчиков I группы установлены связи параметров вариационной пульсометрии (ЧСС, САД, Мо, х) с антропометрическими показателями, характеризующими мезоморфную ось соматотипа. При ХГД в организме астеноидных и дигестивных мальчиков выявлены связи как с эндоморфной, так и с мезоморфной осями соматотипа. У астеноидов такие показатели, как Мо, ЧСС, х ассоциированы с РЖК, а у дигестивных детей эти связи более многочислены и в большинстве случаев выявляют взаимозависимость таких показателей, как САД, ЧСС, Мо, х с признаками мезоморфной оси соматотипа. Исключением являются весьма тесная положительная связь между ЧСС и КЖС спины, и отрицательная связь между Мо и средней КЖС. Рассматривая полученные результаты с позиции функциональной конституциологии, можно полагать, у астеноидных детей обеих групп более скоррелированы антропометрические и дерматоглифические параметры, а у дигестивных – антропометрические и вариационно-пульсометрические.

Изучение 5. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ физиологических, соматотипологических и дерматоглифических особенностей организма мальчиков второго детства, страдающих ХГД, выявило наличие зависимости адаптивных возможностей детей от их конституциональных особенностей. В частности, у страдающих ХГД астеноидов, характеризующихся ускоренными темпами соматического развития, отмечено состояние критического напряжения функциональных систем. Подтверждением этому служат и выявленные нами статистически значимые корреляционные связи антропометрических, дерматоглифических и пульсометрических показателей, которые в своей совокупности характеризуют конституциональную целостность организма. Анализ антропометрических показателей обследованных здоровых мальчиков свидетельствует в пользу сложившегося мнения о том, что формирование типа телосложения имеет определенные территориальные особенности. Согласно данным литературы (Бец Л.В.,2000;

Хрисанфова Е.Н., Бец Л.В. и др., 2000), для детей в периоде второго детства астенический тип телосложения является малохарактерным. В то же время ряд исследований (Бутова О.А., 1989, Бутова О.А., Агаджанян Н.А., 2001, Твердякова Л.В., 2002) свидетельствуют об астенизации детей исследованного периода онтогенеза на территории Ставропольского края. Изменения популяционной структуры, связанные с появлением значительно большего числа представителей астеноидного типа, не имеют сегодня очевидного объяснения и требуют дальнейшего тщательного исследования этой проблемы. Однако не исключено, что такой сдвиг является следствием более правильной организации питания и двигательного режима учащихся, т.к. он приводит к уменьшению доли детей, страдающих ожирением, что позитивно с точки зрения популяционных характеристик здоровья населения (Твердякова Л.В., 2002).

В ходе исследования нами было выявлено преобладание торакального (среднего) типа телосложения как среди здоровых детей, так и среди мальчиков, страдающих ХГД. Полученные нами данные согласуются с ранее проведенными исследованиями (Бутова О.А. и др.,2001;

Твердякова Л.В.,2001;

Бутова О.А. и др., 2002;

Лисова И.М.,2002;

Арешидзе Н.В., 2004), где было показано, что наиболее благоприятным с точки зрения оценки морфологического торакальный развития. В то же время значительную долю среди обследованных детей обеих групп составили мальчики с астеноидным типом телосложения – 38,9% среди здоровых детей и 31,8% среди страдающих ХГД. Примечательно так же и существенное повышение доли детей дигестивного типа телосложения в группе больных ХГД -18,2% против 8,3% среди здоровых детей. Среди обследованных нами здоровых детей доминирование мезоморфии отмечается у представителей астеноидного соматотипа, что подтверждается основной балловой формулой М1,74Е1,7. С учетом ранее выявленных тенденций к астенизации детей Ставропольского края, можно предположить, что доминирование защищенности мезоморфии организма связано и с мерой соматотипологической обуславливается аспекта адаптации для г.Ставрополя «среднимим» является темпами соматотип, характеризующийся требованиями среды проживания. Максимальные значения показателя андроморфии, соответствующего анаболической тенденции в телосложении, характерны для здоровых детей торакального соматотипа, а минимальные его величины свойственны мальчикам астеноидного типа телосложения. Согласно данным Хрисанфовой Е.Н., Титовой Е.П. (1989), минимальная андроморфия, отмечаемая у представителей астеноидного соматотипа, характеризуется самым высоким значением индекса эстрадиол/тестостерон. Согласно данным Г.М. Куцова с соавт.(1999), представители астенического соматотипа при сравнении с представителями других соматотипов имеют пониженные адаптивные возможности. Анализ антропометрических показателей больных ХГД детей торакального соматотипа позволяет нам утверждать, что у этих больных по сравнению со здоровыми представителями того же типа телосложения имеется ряд достоверных отличий. В частности, нами отмечен более низкий показатель андроморфии, но у больных детей отмечается большее развитие РМК и РЖК. При более высоких показателях развития компонентов сомы у этих детей отмечается увеличение по сравнению со здоровыми ряда показателей антропометрии У детей астеноидного соматотипа нами отмечены более высокий ПА, более низкий показатель развития мышечного компонента сомы и более высокие показатели РКК и РЖК. У страдающих ХГД мальчиков дигестивного соматотипа отмечаются более высокие, чем у здоровых сверстников, показатели ПА, РЖК, РМК и РКК. При детальном анализе различий антропометрических признаков здоровых и страдающих ХГД детей нами выявлены сходные отличия у детей всех соматотипов. В частности, для страдающих ХГД детей всех выделенных соматотипов характерны более высокие, чем у здоровых детей, показатели длины тела, веса тела, длины ноги, площади тела, РМК. Увеличение веса тела у детей всех выделенных соматотипов с учетом того, что этот параметр физического развития является чутким показателем, реагирующим в том числе и на наличие или отсутствие стрессовых ситуаций (Дорохов Р.М., 1988), характеризует специфическую морфологическую адаптацию. Следует отметить, что в периоде второго детства у здоровых детей наблюдается суженность пропорций тела при уменьшении его массы (в основном, за счет мышечного компонента массы), соматотип изменяется в сторону эктоморфии Тамбовцева Р.В., 2000).

(Панасюк Т.В., 1984;

Панасюк Т.В., Изаак С.И., Сведения об изменениях вышеприведенных показателей в доступной нам литературе не описаны. Анализ наших данных позволяет предположить, что такого рода изменения антропометрических параметров являются специфичными для ХГД в течение исследуемого этапа онтогенеза у мальчиков. Полученные нами результаты исследования здоровых мальчиков не противоречат данным, установленным другими авторами. Как известно, морфологически и, по-видимому, функционально, конституциональный тип ребенка в период второго детства окончательно не определяется. Это проявляется в частности в том, что при продолжительных исследованиях дети по одним и тем же критериям могут быть отнесены в разные периоды наблюдения к различным соматотипам (Панасюк, 1984;

Е.С. Слободская, 1998.). По видимому, существует определенный возрастной критический интервал, во время которого внешний вид ребенка, обусловленный его телосложением, меняется наиболее интенсивно. Относительная масса жировой ткани обычно в этот период увеличивается (особенно у детей брахиморфных типов). Все эти изменения у детей, отнесенных к брахиморфным типам, происходят на 1-2 года раньше, чем у детей долихоморфных и мезоморфных типов. Таким образом, можно утверждать, что период второго детства не однороден и на этом этапе онтогенеза человека происходят глубокие и не однозначные перестройки (Година Е.З., Миклашевская Н.И., 1997;

Смирнова Н.С., Соловьева, 1997). В ходе исследования параметров вегетативного гомеостаза было выявлено, что у здоровых детей выделенных явным преобладающим компонентом в исходном вегетативном тонусе является ваготония. Так, среди детей торакального типа телосложения доля ваготоников составила 50%, среди мальчиков астеноидного соматотипа – 57,8%, а наибольший процент детей с такого рода исходным типом вегетативного тонуса характерен для представителей дигестивного типа телосложения – 70%. Анализ величин адаптационного потенциала сердечно-сосудистой системы показал, что в клиноположении удовлетворительная адаптация системы наблюдается у детей всех выделенных соматотипов. Переход в ортостаз у детей торакального типа телосложения вызывает увеличение АП, свидетельствующее о некотором напряжении адаптационных механизмов, то же справедливо и в отношении детей дигестивного соматотипа. Выполнение клино-ортостатической пробы позволило выявить, что в ортостазе у всех обследованных отмечена активизация симпатического отдела вегетативной нервной системы в регуляции ритма сердца. Оценка вегетативной реактивности у обследованных здоровых детей выявила явное преобладание симпатикотонического варианта реактивности у представителей всех выделенных соматотипов. Примечательно, что у детей с дигестивным соматотипом гиперсимпатикотонического реактивности. Анализ величин артериального давления и ЧСС позволяет заключить, что наибольшие значения САД и ДАД характерны представителям торакального соматотипа, а наименьшие – астеноидного. В то же время, в клиноположении наблюдается аналогичная картина, но переход в ортоположение выявляет наибольшую ЧСС у мальчиков дигестивного соматотипа. Таким образом, более высокие показатели АД у представителей торакального и дигестивного типов телосложения позволяют утверждать о том, что этот гемодинамический показатель у мальчиков в исследуемый период онтогенеза наиболее тесно связан с эндо- и мезоморфными полюсами соматотипа. Это дает основание предположить, что диссоциация конституциональных типов (крайние соматотипы), выявляющая темпы выполнение КОП не выявило представителей типа реактивности вегетативной нервной системы, при возросшей доле мальчиков с асимпатикотоническим типом соматического развития, является существенным фактором, оказывающим влияние на динамику АД (Vaxmann G. et.al., 1996). Наименее неблагоприятный асимпатикотонический вариант в большей мере свойственен представителям дигестивного соматотипа, а в наименьшей – мальчикам с торакальным типом телосложения. У детей дигестивного соматотипа выполнение КОП позволяет выявить более сильно выраженный эффект стабилизирующего влияния нервной системы на сердечный ритм, а у детей торакального соматотипа оказывается более выраженным влияние парасимпатической нервной системы на кардиоритм. Выявленный нами значительный процент гиперсимпатикотонического (патологического) варианта вегетативной реактивности у здоровых мальчиков астеноидного и торакального соматотипов свидетельствует, на наш взгляд, о наименее совершенных механизмах регуляции в исследуемом периоде онтогенеза, что таит в себе возможную опасность перенапряжения и срыва адаптации (Медведев В.И., 1984). Среди страдающих ХГД детей нами выявлено преобладание в исходном вегетативном тонусе у мальчиков торакального соматотипа ваготонии, у астеников - нормотонии, а у детей дигестивного соматотипа – вышеприведенные типы исходного вегетативного тонуса были представлены в равной степени. Детальный анализ параметров вариационной пульсометрии позволил выделить ряд существенных отличий у больных ХГД детей по сравнению с показателями здоровых детей. Так, у представителей торакального соматоипа в клиноположении оказывается более низкий, чем у здоровых мальчиков, индекс напряжения, более высокое стабилизирующего значение Мо, что свидетельствует о более высокой влияния симпатической нервной системы, что активности синусового узла, при этом оказывается более низким эффект проявляется в более низком значении АМо и более низком значении х.

Более выслкий показатель АП тем не менее остается в пределах нормы. Дети торакального соматотипа храктеризуются более низкой ЧСС. При выполнении КОП у них, в отличие от здоровых сверстников, повышается значение АМо и снижается значение х, что указывает на большую степень влияния симпатической нервной системы на сердечный ритм. Анализ типа вегетативной реактивности у мальчиков торакального соматотпа позволил установить, что среди них существенно большее количество асимпатикотоников Также и значительно снижается меньшее доля количество гиперсимпатикотоников. представителей симпатикотонического типа реагирования. Для мальчиков астеноидного соматотипа, страдающих ХГД также характерны более низкие значения ИН, Мо, а так же х в ортостазе. При это показатель АП у них остается в пределах нормы. При выполнении КОП нами отмечено более выраженное, чем у здоровых детей, повышение влияния симпатической нервной системы на сердечный ритм. У детей астеноидного соматотипа в значительно большей степени, чем у здоровых сверстников и у представителей других соматотипов, больных ХГД, представлен асимпатикотонический тип вегетативной реактивности и отсутствует гиперсиматикотонический тип реактивности. Мальчикам дигестивного соматотипа свойственны более высокие показатели АД в клиноположении и ЧСС. В то же время, у них при сниженном индексе напряжения регуляторных систем отмечается более сильное, чем у здоровых сверстников, влияние парасимпатической части вегетативной нервной системы на кардиоритм. Артериальная гипертензия является физиологической реакцией, направленной на поддержание кровоснабжения организма при быстром увеличении массы тела. Сведения литературы (В.С. Курбатов, 1977) свидетельствуют о большом прогностическом значении величины АД в сочетании с увеличением массы тела.

Среди страдающих ХГД детей нами выявлено меньшее по сравнению со здоровыми сверстниками число асимпатикотников, большее – симпатикотоников и не встречается гиперсимпатический тип вегетативной реактивности.

Преобладающий вегетативный тонус Здоровые дети Страдающие ХГД дети Ваготония Ваготония/Нормотония Варианты вегетативной реактивности Здоровые дети Страдающие ХГД дети С 66,3% Г 8,3% А 25,2% С 40,6% Г А 2,3% 57,1% Рис. 84. Варианты исходного вегетативного тонуса и типов вегетативной реактивности у здоровых и страдающих ХГД мальчиков (С – симпатикотонический тип;

Г – гиперсимпатикотонический, А асимпатикотонический).

Рассматривая в целом показатели вариационной пульсометрии у детей, страдающих ХГД, следует отметить, что у представителей всех типов телосложения по равнению со здоровыми мальчиками отмечается более низкая ЧСС и ИН, как в клиноположении, так и в ортостазе, что может указывать на меньшую суммарную активность центрального контура регуляции (Баевский Р.М., 1984). При анализе показателей ритма сердца выявлено, что в клиноположении практически здоровые мальчики и дети, страдающие ХГД, характеризуются сбалансированным симпатическим и парасимпатическим влиянием на ритм сердца, при этом практически здоровые обнаруживают в большинстве стабильную адаптивную реакцию, а у значительной части детей, страдающих ХГД выявляется напряжение механизмов адаптиции, что в большей мере характерно представителям астеноидного типа телосложения, что позволяет отнести этих детей к группе риска возможного развития сердечно-сосудистых патологий. Анализ дерматоглифов здоровых детей показал, что превалирующим типом папиллярных узоров у представителей всех соматотипов являются ульнарные петли, что согласуется с литературными данными (Гладкова Т.Д., 1966), затем - завитки. Обнаружена интересная особенность у представителей торакального соматотипа. У этих детей отмечен высокий процент встречаемости сложных узоров – 9,7%, причем частота его встречаемости больше на левой руке. Несколько реже у этих детей встречаются радиальные петли и дуги. У детей астеноидного типа телосложения радиальные петли встречаются чаще, чем сложные узоры и дуги, аналогичная картина характерна и для представителей дигестивного соматотипа. Рассматривая обнаружено, что отдельные наиболее дерматоглифические ульнарные петли признаки, нами у часто встречаются представителей астеноидного соматотипа, радиальные петли и дуги – у детей дигестивного соматотипа, а завитки и сложные узоры – у детей торакального типа телосложения. У них же оказывается максимальным дельтовый индекс и тотальный гребневый счет. Анализ дерматоглифических особенностей мальчиков, страдающих ХГД, позволил выявить ряд отличий от аналогичных параметров здоровых детей.

Здоровые мальчики Ульнарные петли А>Д>Т Радиальны е петли Д>Т>А Дуги А>Д>Т Завитки Т>А>Д Сложные узоры Т>А>Д Здоровые мальчики ГСп Т>А>Д ГСл Т>А>Д ИГШп Д>Т>А ИГШл Д>Т>А Дельтовый индекс Т>А>Д ТГС Т>А>Д Рис. 85. Различия в частоте встречаемости дерматоглифических узоров у здоровых мальчиков – представителей выделенных соматотипов. Так, у детей торакального соматотипа порядок встречаемость папиллярных узоров был такой же, как и у здоровых детей того же типа телосложения. У детей этой группы обнаруживается более высокая частота встречаемости сложных узоров, нежели у здоровых детей, а частота встречаемости радиальных петель наоборот, существенно снижена. Примечательно, что у детей торакального типа телосложения отмечена более высокая частота встречаемости сложных узоров на правой руке, при практически неизменной частоте встречаемости этого признака на левой. Хотя исследования Я.С. Циммермана с соавт., (1989) показали, что у больных ХГД сложный дуговой узор встречается гораздо реже, причем более отчетливые изменения обнаружены на левой руке, следует учитывать, что описанные в литературе дерматоглифические исследования проводились без учета соматотипологической принадлежности обследованных. У страдающих ХГД мальчиков торакального соматотипа оказываются более выражены билатеральные различия в индексе гребневой ширины, а по таким параметрам, как радиальные петли и дуги, билатеральные различия противоположны таковым у здоровых детей, причем частота встречаемости дуг на левой руке оказывается существенно ниже, чем у здоровых сверстников. У мальчиков астеноидного соматотипа нами выявлена более частая встречаемость сложных узоров, чем у здоровых детей, и так же, как и у представителей торакального соматотипа, снижение частоты встречаемости радиальных петель. В отличие от детей торакального соматотипа, у мальчиков астеноидного типа телосложения билатеральные различия характерны для дуг и сложных узоров. Дерматоглифы встречаемости встречаемости детей дигестивного соматотипа характеризуются в частоте картине, увеличением частоты встречаемости радиальных петель и снижением сложных ульнарных узоров. петель Билатеральные и дуг различия противоположны характерной для здоровых детей. Следует отметить, что в отличие от здоровых мальчиков, у детей, страдающих ХГД, различия в дерматоглифических параметрах между представителями различных соматотпов менее выражены. В этой группе обследованных детей частота встречаемости ульнарных петель, сложных узоров и суммарный гребневый счет максимальны у астеников, радиальные петли, дуги, завитки встречаются чаще у детей дигестивного соматотипа, у них же самым высоким оказывается и дельтовый индекс (Рис. 82).

Мальчики, страдающие ХГД Ульнарные петли А>Т>Д Радиальны е петли Д>Т>А Дуги Д>А>Т Завитки Д>А>Т Сложные узоры А>Т>Д Мальчики, страдающие ХГД ГСп Т>Д>А ГСл А>Д>Т ИГШп Д>Т>А ИГШл Д>Т>А Дельтовый индекс Д>А>Т ТГС А>Т>Д Рис. 82. Различия в частоте встречаемости дерматоглифических узоров у страдающих ХГД мальчиков – представителей выделенных соматотипов. Нам удалось отметить дерматоглифические признаки, свойственные представителям всех выделенных соматотипов в группе детей, страдающих ХГД. Так, у этих детей, в отличие от здоровых сверстников, оказываются снижены частота встречаемости ульнарных петель, радиальных петель на правой руке, сумма радиальных петель, частота встречаемости дуг на левой руке, но существенно выше оказывается частота встречаемости завитков на левой руке. Согласно сложившемуся на сегодняшний день мнению, петли и завитки свидетельствуют о высоких темпах развития нервной системы. Согласно ранее проведенным исследованиям (Бутова О.А., 1998, 1999, 2000;

Бутова О.А., Лисова И.М. 2000;

Лисова И.М., 2000) для подростковой популяции Ставропольского края характерными являются простые узоры, снижение ряда количественных дерматоглифических параметров (частота встречаемости ульнарных петель на обеих руках, радиальных петель на правой руке, сумма радиальных петель, частота встречаемости дуг на левой руке). Полученные нами результаты, свидетельствующие об увеличении встречаемости ряда параметров у страдающих ХГД детей могут являться специфическими для данной патологии. Проведенный корреляционный анализ позволил выявить у здоровых мальчиков всех выделенных соматотипов наличие положительной связи между длиной тела и частотой встречаемости ульнарных петель на правой руке, а так же наличие положительной связи между величиной обхвата предплечья и САД в клиноположении и ортостазе. У представителей торакльного соматотипа нами обнаружено и кроме наименьшее количество корреляционных связей между исследованными антропометрическими, дерматоглифическими вариационно-пульсометрическими параметрами. Нами обнаружены, вышеперечисленных, положительные связи между весом тела и ИГШп. Индексы гребневой ширины обеих рук коррелируют с величиной обхвата грудной клетки, обхвата предплечья, РМК и РКК. Необходимо отметить, что гребневая ширина изменяется с возрастом. У человека этот параметр связан с размерами кисти, что объясняет наличие такого рода корреляционных связей. Кроме того, нами обнаружена отрицательная корреляционная связь между шириной таза и САД и ЧСС в ортостазе. Значительно большее количество корреляционных связей обнаружено для представителей астеноидного соматотипа. У них также обнаруживается положительная связь между весом тела и ИГШп, отрицательная связь между шириной таза и САД и ЧСС в ортостазе, но при этом нами обнаружена так же и положительная с Мо в ортостазе. С индексами гребневой ширины коррелирует так же, как и у представителей торакального соматотипа, РКК и РМК. Нами обнаружено большое количество корреляционных связей для кожно-жировой складки кисти. Это положительная корреляционная связь с САД в ортостазе и частотой встречаемости сложных узоров как на левой, так и на правой руках. Отрицательные связи обнаружены между величиной КЖС кисти и частотой встречаемости ульнарных петель на левой руке, суммой ульнарных петель на обеих руках, суммой петель на обеих руках и суммой завитков на обеих руках. Величина обхвата предплечья коррелирует с САД в ортостазе и клиноположении, а так же с ДАД в ортостазе. Большое количество признаков связано с величиной обхвата бедра. Положительная связь характерна дла этого параметра и частоты встречаемости ульнарных петель на правой, левой и обеих руках. Отрицательно этот параметр связан с х в ортостазе, ЧСС в ортостазе, суммой петель на обеих руках, суммой завитков на обеих руках, САД в клиноположении и САД в ортостазе. РМК, кроме связей с ИГШп и ИГШл коррелирует с САД в клиноположении. ИГШп связан положительной связью с САД и ЧСС в клиноположении. У здоровых мальчиков дигестивного соматотипа нами установлена корреляционная связь между ВРИ и частотой встречаемости радиальных петель на левой руке, не встречающаяся у представителей других соматотипов. Как и у здоровых детей детей астеноидного соматотипа, у страдающих ХГД мальчиков обнаружено большое количество признаков, связанных корреляционными связями с КЖС кисти. Это частота встречаемости ульнарных петель на левой руке, суммарная встречаемость петель на правой и левой руках – положительные связи, отрицательные связи установлены для суммарной встречаемости завитков, а так же для частоты встречаемости сложных узоров на правой и левой руках.

Величина обхвата бедра у мальчиков дигестивного соматотипа обнаруживает отрицательную корреляционную связь с САД в ортостазе и ИГШл. С ИГШл связан так же показатель РЖК, а с величиной САД в клиноположении коррелирует РМК. Выявленные нами многочисленные корреляционные связи между показателями антропометрии, дерматоглифики и вегетативного гомеостаза мальчиков в период второго детства, на наш взгляд, иллюстрируют темпы процесса становления различных систем организма на данном этапе онтогенеза. Важными, на наш взгляд, являются установленные корреляционные связи между рядом признаков и индексом гребневой ширины, поскольку ранее проведенными исследованиями (Бутова О.А., 1999;

Бутова О.А., Бутов В.С., 2000) была показана информативность этого параметра для показателей ряда систем организма. Большее количество связей с ИГШп и ИГШЛ у представителей астеноидного и дигестивного соматотипов очевидно связано с ускоренными темпами развития соматотипологического развития. Меньшее количество корреляционных связей между исследованными параметрами у детей торакального соматотипа, согласно концепции Б.А. Никитюка (1991), свидетельствует о замедленности пренатальной дифференцировки производных эктодермы, в том числе и нервной системы. Корреляционный анализ исследованных показателей у страдающих ХГД мальчиков торакального соматотипа позволил выявить несколько Так, длина тела этих детей, как и у здоровых детей, обнаруживает положительную связь с ИГШп, но имеются и отрицательные связи с ЧСС в клиноположении, частотой встречаемости ульнарных петель на левой руке и суммарной встречаемостью ульнарных петель. Весо-ростовой индекс связан положительной связью с ЧСС и Мо в клиноположении, а ОШП – отрицательной связью с величиной САД и Мо в другую картину взаимосвязи признаков.

клиноположении. случае достоверны.

Примечательно, что различия между показателями здоровых и больных детей во всех коррелирующих признаках в данном Более высокие, чем у здоровых сверстников, показатели ширины таза коррелируют с ЧСС в ортостазе, а ширина плеч – с частотой встречаемости ульнарных петель на левой руке и суммарной встречаемостью ульнарных петель на обеих руках. О маркерной значимости частоты встречаемости ульнарных петель на левой руке и суммарной частоты встречаемости ульнарных петель говорит наличие большого количества связей для этих признаков. Так, нами обнаружены положительные корреляционные связи для частоты встречаемости ульнарных петель и суммарной встречаемости ульнарных петель с величиной КЖС предплечья и средней КЖС, а КЖС голени коррелирует только с частотой встречаемости ульнарных петель на левой руке. Так же обнаружены корреляционные связи с ИГШп и ИГШл для КЖС груди и РКК. При этом различия в этих двух показателях между здоровыми детьми торакального соматотипа и детьми, страдающими ХГД, не достоверны. Приведенные данные позволяют нам заключить о том, что частота встречаемости ульнарных петель и индекс гребневой ширины на правой и левой руках могут нести маркерную функцию у детей торакального соматотипа, страдающих ХГД. Проведение корреляционного анализа между антропометрическими, дерматоглифическим параметрами и параметрами, характеризующими сердечный ритм у страдающих ХГД мальчиков астеноидного соматотипа, позволило выявить информативную значимость индексов гребневой ширины на правой и левой руках. Эти дерматоглифические показатели обнаруживают положительные корреляционные связи с длиной тела, обхватом грудной клетки, весом тела, весо-ростовым индексом, шириной плеч, шириной таза, диаметрами плеча, предплечья, бедра, величиной обхвата плеча, предплечья, голени, шириной грудной клетки, передне-задним грудным диаметром, длиной туловища, ноги, руки, а так же с величиной показателя андроморфии. Отсутствие такого рода корреляционных связей у здоровых мальчиков астеноидного соматотипа, а также большое их количество у стадающих ХГД детей, на наш взгляд, свидетельствуют об иных, нежели у здоровых сверстников, темпах созревания систем организма. Важным представляется, что большинство показателей антропометрии, имеющих положительные корреляционные связи с ИГШп и ИГШл у страдающих ХГД астеников, оказываются выше, чем у здоровых детей того же соматотипа. Все вышеизложенное позволяет нам предположить, что индекс гребневой ширины у страдающих ХГД мальчиков астеноидного соматотипа может являться маркерно-информативным при проведении профилактики и диагностики ХГД в детском возрасте. Среди заслуживают других выявленных корреляционных связи связей между внимания ЧСС в обнаруженные корреляционные клиноположении и длиной тела, РКК и РЖК. Кроме того, нами были обнаружены корреляционные связи между размерами некоторых кожно-жировых складок и показателями вариационной пульсометрии в ортостазе. Так, размер КЖС живота коррелирует с ДАД в ортоположении, размер КЖС бедра обнаруживает положительную корреляционную связь с ЧСС и отрицательную – с Мо в ортостазе. С последним пульсометрическим параметром так же отрицательно коррелирует и размер КЖС кисти. Размер подлопаточно-поперечной КЖС скорреллирован с Мо, СКО и х в ортостазе. С учетом того, что среди детей астеноидного соматотипа нами выявлена значительная доля детей с патологическим типом вегетативной реактивности, обнаруженные корреляционные связи так же могут нести большую информативную нагрузку. Обнаруженное нами значительное количество ассоциированных морфологических и функциональных признаков у детей астеноидного соматотипа свидетельствует о том, что при ХГД в исследуемый период онтогенеза происходит нарушение нормального функционирования и развития ряда систем, что по сути является проявлением дизонтогенеза. Полученные нами данные свидетельствуют в пользу того, что, как было показано ранее (Казначеев В.П., 1980;

Агаджанян Н.А. и соавт., 1994) антропометрические функциональные признаки конституции организма, а так способны же отражать его особенности состояние компенсаторно-приспособительных реакций. У дигестивных мальчиков, страдающих ХГД, обнаружено значительно большее, чем у представителей всех остальных исследованных категорий, количество корреляционных связей между исследованными признаками. При том, что часть из них оказалась не достоверной, она требует дальнейшего изучения на более репрезентативной выборке. Для страдающих ХГД детей дигестивного соматотипа нам были также обнаружены признаки, коррелирующие с ИГШп и ИГШл. Это обхват грудной клетки, весо-ростовой индекс, грудной индекс, ширина плеч, таза, величина КЖС спины, живота, бедра, груди, подлопаточной и средней КЖС, а так же РЖК. В данном случае отслеживается тенденция взаимосвязи индексов гребневой ширины с третьей осью телосложения, иллюстрирующей характер жироотложения, чего не наблюдается у страдающих ХГД представителей астеноидного соматотипа. В то же самое время, нами обнаружено значительное количество неслучайных параметрами связей между антропометрическими пульсометрии, по показателями и вариационной которым дигестивные мальчики, страдающие ХГД, существенно отличаются от здоровых сверстников того же соматотипа. Так, величина САД, а также величина СКО в ортостазе связаны с длиной тела, весом тела, отрицательные корреляционные связи установлены для ширины плеч, таза, величины средней КЖС, РМК и РЖК. То, что величина САД в ортостазе у страдающих ХГД детей дигестивного соматотипа не отличасется достоверно от показателей здоровых детей, но обнаруживает корреляционных связей с значительно большее количество параметрами, другими исследованными свидетельствует в пользу того, что ХГД в период второго детства и вызываемые им морфофункциональные изменения в организме ребенка можно расценивать как дизонтогенетические изменения. Величина ДАД в клиноположении обнаруживает отрицательны связи с ОГК, шириной плеч, шириной таза, величиной КЖС груди, подлопаточной и средней КЖС, ИГШп и ИГШл. Величина АМо в клиноположении обнаруживает положительные связи с ВРИ, грудным индексом, величиной подлопаточной КЖС, частотой встречаемости петель на обеих руках, а так же с ИГШп и ИГШл. Таким образом, можно полагать, что у дигестивных мальчиков, страдающих ХГД, также могут нести информативно-маркерную роль ИГШп и ИГШл. Большее, чем у представителей других соматотипов, количество корреляционно-взаимосвязанных признаков, на наш взгляд, свидетельствует о большей степени выраженности рассогласования темпов созревания систем у представителей дигестивного соматотипа В отличие от морфологических и функциональных параметров, обнаружить значимые корреляционные связи, свойственные больным всех выделенных соматотипов, нам не удалось. Таким образом, подводя итоги проведенного исследования, можно утверждать, что мальчики, страдающие ХГД, в период второго детства характеризуются рядом морфофункциональных отличий от здоровых сверстников. У этих детей в большей мере, чем в здоровой популяции, выражена тенденция к астенизации, при этом характерным для по представителей всех соматотипов являются является более высокие сравнению со здоровыми сверстниками длина тела, вес тела, длина ноги, площадь тела, РМК, более низкой оказывается частота встречаемости ульнарных петель, радиальных петель на правой руке, сумма радиальных петель, частота встречаемости дуг на левой руке, но существенно выше оказывается частота встречаемости завитков на левой руке. Согласно сложившемуся на сегодняшний день мнению, такого рода отличия свидетельствуют о высоких темпах развития нервной системы. Результаты корреляционного анализа позволяют нам заключить, что ХГД вызывает системные нарушения в организме в периоде второго детства, проявляющиеся у мальчиков рассогласованием темпов морфофункционального созревания, что в большей степени выражено у представителей астеноидного и дигестивного соматотипа.

6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ С позиции физиолого-антропологического подхода установлена астенизация, характеризующая детей периода второго детства. Анализ антропометрических параметров детей с ХГД позволяет считать, что ведущим вектором в формировании соматотипа у астеноидов является мезоморфный, а у дигестивных детей – эндоморфный. Поскольку адаптация к любому фактору сопряжена с тратой не только энергии, но и структурных ресурсов организма, постольку выявленные нами особенности функционирования сердечно-сосудистой системы детского организма во многом обусловлены их морфотипологическими признаками. Именно дети астеноидного и дигестивного соматотипов с ХГД, характеризующиеся разными темпами соматотипологического развития обнаруживают наиболее неблагоприятный (асимпатикотонический) вариант вегетативной реактивности. С учетом сложившегося в современной науке представления, о том, что оптимальный эффект адаптации достигается при наибольшем сходстве морфофункциональных показателей, полученные в настоящем исследовании факты позволяют констатировать наличие различных эффектов адаптации у представителей астеноидного и дигестивного соматотипов.

7. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ 1. Данные об ассоциированности параметров ритма сердца с мезоморфной осью соматотипа в организме здоровых детей и с эндоморфной осью – в организме детей с ХГД могут быть использованы для диагностики состояния здоровья и оптимизации учебно-воспитательной работы в современной школе. 2. Результаты, полученные в ходе комплексного физиологоантропологического исследования, статистически доказали маркерную информативность ряда признаков (ИГШ, КЖС лица, обхват предплечья), значимость которых заключается в их использовании в прогностических целях.

8. ВЫВОДЫ 1. Выявлена значительная астенизация как практически здоровых мальчиков в период второго детства (38,9%), так и мальчиков, страдающих ХГД в тот же период онтогенеза (31,8%). При этом среди страдающих ХГД мальчиков минимальные величины мезоморфии свойственны представителям дигестивного соматотипа (М1,7), а минимальные величины эндоморфии характерны для представителей торакального соматотипа (Е1,76). 2. Выявлены существенные различия в ряде антропометрических параметров у страдающих ХГД мальчиков и практически здоровых сверстников. Так, страдающие ХГД мальчики характеризуются более высокими, чем практически здоровые детеи показателями длины тела, весом тела, длины ноги, площадью тела и уровня РМК. 3. Обнаружен ряд дерматоглифических признаков, общих для страдающих ХГД мальчиков всех выделенных соматотипов, но отличных от показателей здоровых сверстников. Это более низкая частота встречаемости ульнарных петель на обеих руках, радиальных петель на правой руке, сумма радиальных петель, частота встречаемости дуг на левой руке, но существенно выше оказывается частота встречаемости завитков на левой руке. 4. Исследование системы вегетативной регуляции сердечного ритма позволило выявить, что у страдающих ХГД мальчиков всех выделенных соматотипов в отличие от здоровых сверстников, более часто наблюдается асимпатикотонический характерным является тип более вегетативной низкая, чем реактивности, у практически при этом здоровых сверстников, ЧСС и ИН, как в клиноположении, так и в ортостазе, что указывает на меньшую суммарную активность центрального контура регуляции. 5. С помощью корреляционного анализа удалось установить ряд взаимосвязанных морфологических и функциональных признаков как у практически здоровых детей, так и у мальчиков, страдающих ХГД.

Установленные корреляционные связи у страдающих ХГД мальчиков позволяют утверждать о маркерной информативности показателей частоты встречаемости ульнарных петель у представителей торакального соматотипа, и индекса гребневой ширины у представителей астеноидного и дигестивного соматотипов. 6. В целом, результаты исследования свидетельствуют о том, что заболевание ХГД у мальчиков в период второго детства вызывает комплекс взаимосвязанных морфологических и функциональных изменений.

9. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Агаджанян, Н.А. Физиологическое обоснование «экологического портрета» человека и пути Н.А., оптимизации Шахова, адаптации //Эколого-физиологические аспекты проблемы адаптации: Матер. VII Всеросс. симп. – М:, 1994. – С.5-8. 2. Агаджанян, О.Н. Эколого-физиологические адаптации организма студентов // Образ жизни и здоровье студентов: Матер. I Всеросс. научн. конф. – М., 1995. – С. 17-18. 3. Агаджанян, Н.А., Гичев, Ю.П., Торшин, В.И. Экология человека. – М., Новосибирск, 1997. – 355 с. 4. Агаджанян, Н.А., Жвавый, Н.Ф., Ананьев, В.Н. Адаптация человека к условиям Крайнего Севера: эколого-физиологические механизмы. – М.: КРУК, 1998. – 240 с. 5. Агаджанян, Н.А., Радыш, И.В., Дурре Шавхар. Вегетативный статус у иностранных студенток при адаптации к средней полосе России. // Здоровье студентов:// Тез. Междунар. научно-практ. конф. - М.: Изд-во РУДН, 1999. – С.- 35. 6. Агаджанян, Н.А., Сушкова Л.Т., Нефедьев, В.В. Разработка новых методов исследования эколого-физиологических механизмов адаптации человека // Эколого-физиологические проблемы алаптации: Матер. Х Междунар. симп. – М.: Изд-во РУДН, 2001 – С.17-20. 7. Адомайтис, А.Ю. Физическое развитие и половое созревание детей Вильнюс. - 1975. – 26 с. 8. Акинина, С.П. Возрастное становление активности симпато-адреналовой системы и отдельных показателей холинергической системы детей и подростков. Автореф. … дисс. канд. мед. наук. – М.:, 1979 – 26 с. 9. Алексеева, Т.И. Адаптивные процессы в популяциях человека. – М.: Изд-во МГУ, 1986. – 215с. 10. Алексеева, Т.И. Проблема биологической адаптации и охрана здоровья населения // Антропология – медицине. – М., 1989. – С. 16-36. с врожденными пороками сердца. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – 11. Антропов, Ю.Ф., Кругликова, О.С., Особенности физического развития отклонениями и сердечно-сосудистой системы школьников и студентов с практической конференции. - 2000г., - Бирск, С.72-75.

в состоянии здоровья. // Сборник материалов Всероссийской научно12. Антропова, М.В. Взаимосвязь психофизиологических и морфологических показателей, определяющих готовность детей к обучению в школе. // Новые исследования по возрастной физиологии. 1981, № 1 - С. 97-101. 13. Антропова, М.В. Работоспособность учащихся и ее динамика в процессе учебной и трудовой деятельности. - М.: ВШ, 1971. – 250 с. 14. Антропова, М.В., Козлов, В.И. Морфофизиологические критерии «школьной зрелости». // Вестник АМН СССР, 1979, № 10. – С. 27-30. 15. Антропова, М.В. Некоторые факторы, определяющие работоспособность школьников. // Охрана здоровья детей и подростков. – Киев, 1978. – С. 17-21. 16. Антропова, М.В., Бородкина, Г.В., Кузнецова, Л.М. Физиология развития ребенка // Материалы междунар. конференции. – М., 2000. – С.18-21. 17. Антропология – медицине / Под. ред. Т.И. Алексеевой. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 221-227. 18. Аршавский, И.А. Очерки по возрастной физиологии. - М., 1967. – 457 с. 19. Акинщикова, Г.И. Телосложение и реактивность организма человека. - Л.: Изд-во Ленингр.ун-та, 1969. – 228с. 20. Арешидзе, Н.В. Формирование биоэлектрической активности головного мозга, вегетативного гомеостаза, морфотипа и психологических свойств личности в различные периоды онтогенеза человека. Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – Ставрополь, 2004. – 20с. 21. Бабий, О.В., Морозова И.Л. Особенности вегетативного гомеостаза у детей с частыми респираторными заболеваниями. // Вiснiк Украiнской мeдiцiнi. 2002 № 4. – С. 22-25. 22. Баевский, Р.М., Берсенева, Л.П., Максимов, А.М. Валеология и проблема самоконтроля здоровья в экологии человека. Учебно-методическое пособие. – Магадан, 1996. – 55 с.

23. Баевский, Р.М., Кириллов О.И., Клецкин М.С. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. – М., 1984. – 222с. 24. Баевский, Р.М., Мотылянская, Р.Е. Физкультура и спорт, 1986. – С. 3-141. 25. Бальмагия, Т.А. К оценке значения системы развития скелетной мускулатуры для пубертатного роста и преобразования сердечно- сосудистой системы. Автореф. … дисс. канд. мед. наук. – М.:, 1971 – 17 с. 26. Баранов, Ю.Н. Группы крови и пальцевая дерматоглифика у больных лепрой Астраханоской эпидемической зоны. Автореф.дисс. … канд. мед. наук. – М., 1982. – 20 с. 27. Баранов, А. И., Матвеев, Н. А. Здоровье школьников. (Пути его укрепления). - Красноярск, 1997 – 250 с. 28. Башкиров, П.Н. Учение о физиологическом развитии. - М.,1962. – 256 с. 29. Безматерных, Л.Э. Информативность методов количественной оценки индивидуального здоровья: Автореф. … дисс. канд. мед. наук. – Барнаул, 1997 – 20 с. 30. Белова, Е.В., Голованова, Г.Б., Емцева, В.П., Колоколенкина, Р.П. Изменение общих и церебральных гемодинамических показателей при различных видах умственной деятельности. // Физиол. человека. – 1980. Т.6 №3. – С. 21-36. 31. Белоконь, Н.А., Кубергер, М.Б. Болезни сердца и сосудов у детей: Руководство для врачей. – М., 1987. – 480с. 32. Беляев, Л. М., Хрусталева, Е.К. Функциональные заболевания сердечнососудистой системы у детей. - Минск.: Амалфея, 2002. - 208 с. 33. Берсенва, И.А. Оценка адаптационных возможностей сердечного ритма школьников в покое и при ортостатической пробе. Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – М., РУДН. – 2000. – 35 с. 34. Бец, Л.В. Антропологические ампекты изучения гормонального статуса человека. Автореф. дисс. … докт. биол. наук. – М., 2000. – 23с. Ритм сердца у спортсменов. – М.:

35. Борисов, Г.Е. Изучение функционального состояния сердечно-сосудистой системы подростков под влиянием умственной и физической работы // Педиатрия. - 1996.- №5.- С36-42. 36. Бородулина, Т.В. Функциональное состояние эндокринных желез у детей с хроническим гастродуоденитом. Автореф. … дисс. канд. мед. наук. – М.:, 1999 – 22 с. 37. Ботвинникова, Е.П. Антропометрические исследования группы больных шизофренией // Вопр. Антропологии. – 1974, вып. 48.- С.161-168. 38. Бунак, В.В. Антропометрия. – М., - 1968. – 376 с. 39. Бурчинский, Г.И. Клиническая гастроэнтерология. Киев.: Здоровье, - 1979. 639 с. 40. Бутова, О.А. Конституция и экологическая пластичность организма // Экологические проблемы адаптации: Матер. VIII Междунар. симп. – М., 1998 – С. 66-67. 41. Бутова, О.А. Физиолого-антропологическая характеристика состояния здоровья подростков: Автореф. дисс. … докт. мед. наук. – М., 1999. – 40 с. 42. Бутова, О.А., Бутов В.С. Здоровье: валеологический, конституциональный, экологический аспекты // Здоровье и болезнь Ставрополь, 2000. – С. 44-49. 43. Бутова, О.А. Экологическая безопасность: медицинская экология, конституция и здоровье // Вестник СГУ. – 2001, - Вып. 28. – С. 99-106. 44. Бутова,О.А., Твердякова, Л.В. Морфофункциональный статус детей Междунар. симп. подростков Ставрополья как критерий здоровья // Тез. докл.. Х как состояния человека. – «Эколого-физиологические проблемы адаптации». – М., 2001.- С. 93-94. 45. Бутова, О.А., Лисова, И.М. Дерматотип и соматотип Ставрополья // Здоровый город – здоровые дети: Матер. межрегион. научнопракт. конф. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. – Вып. 3, Ч.. – С. 148-149. 46. Бутова О.А., Романенко А.В., Цатурян Л.Д., Арешидзе Н.В., Беляев Н.Г, Коваленко И.В., Ильичева Н.Б. Мониторинг состояния здоровья: технология диагностики позитивной компоненты здоровья и критерии формирования групп риска // Материалы межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 55-летию Факультета физической культуры СГУ «Проблемы здоровья человека. Развитие физической культуры и спорьа в современных условиях». – Ставрополь, 2002. – С. 174-176. 47. Вейн, А.М., Соловьева, А.Д., Колосова, О.А. Вегетативно-сосудистая дистония. - М.: Медицина, 1981. – 306 с. 48. Вейн, А.М. Синдром вегетативной дистонии // Журнал невропатологии и психиатрии. – 1989. – Вып. 10. – С. 13-19. 49. Великорецкая, М.Д. Значение дерматоглифики в клинической практике. // Вопр. Антропологии. – 1994. – Вып. 54. – С. 84 – 106. 50. Вельтищев, Ю.Е., Казанцев, Л.З. Наследственные болезни обмена веществ. М., 1992. 456 с. 51. Вельтищев, Ю.Е. Рост ребёнка: закономерности, отклонения, патология и превентивная терапия. - М.: 1994.-80с. 52. Виноградов, В.В. Гормоны, адаптация и системные реакции организма. Минск: Наука и техника, 1989. – 254 с. 53. Владимирова, Г.И. Функциональная диагностика в детском возрасте. София.: Медицина и физкультура, 1979. – С. 88-91. 54. Власов, Ю.А. Онтогенез кровообращения человека. – Новосибирск, 1985. – 266 с. 55. Властовский, В.Г. Об изменении величины тотальных размеров подростков за последние 35 лет. // Вопр. Антропологии. – 1963. – С. 29-38. 56. Волоцкий, М.В. Генетика кожного релбефа: анализ дельтообразования как качественного признака // Антропол. Журнал. – 1937. - № 3. – С. 42-73. 57. Гладкова, Т.Д. Кожные узоры кисти и стопы обезьян и человека. – М.: Наука, 1966. – 151 с. 58. Глазачев, О.С., Судаков, В.А. Взаимодействие функциональных систем гомеостатического уровня у детей и подростков в норме и радиоэкологически неблагоприятной среде // Успехи физиол. наук. – М.: Наука, Т.30. - №3, 1999. – С. 73-92. – 159 59. Грачева, Г.С., Минкина, В.А., Шевченко, Л.И. Физическое развитие детей от рождения до 17 лет. - М.: Изд-во МГУ, 1977. – 187 с.

60. Година, Е.З.

Динамика процессов роста и развития у человека:

пространственно-временные аспекты. Автореф. дисс. … докт. биол. наук. – М., 2001. – 50 с. 61. Година, Е.З., Миклашевская, Н.Н. Экология и рост: влияние факторов окружающей среды на процессы роста и полового созревания у человека // Хрестоматия по антропологии. – М.: Российское психологическое общество, 1997. – С. 294-301. 62. Голенда, И.Л. Иванова, В.И., Способ разносторонней экспрессхарактеристики организма и среды его обитания // Тез. докл. 3-го Съезда физиологов Сибири и Дальнего Востока. - Новосибирск. - 1997. - С. 42 – 43. 63. Гончаров, Ю.Ф., Петров, С.С., Рамазанова, Л.И., Проказова, Л.Н. Атипичные флексорные складки гребневой кожи пальцев рук у представителей разных АВО-групп крови. Сборник научных работ «Актуальные проблемы медицины и биологии», Сибирский государственный медицинский университет, Томск. – 2003.- С.53-54. 64. Горст, Р.В., Горст, М.В. Показатели системы регуляции вегетативных функций у детей в критические биологические проблемы пед. ун-та, 2000. – С. 86-87. 65. Грибанов А.В., Лукманова, Н.Б., Тимохова, Н.В. Адаптивные возможности шемодинамики у мужчин разного возраста при действии острого локального охлаждения // Эколого-физиологические проблемы адаптации: Матер. Х Междунар. симп. – М. Изд-во РУДН, 2001. – С. 140-141. 66. Грибанов, регуляторных А.Н. Значение исходного для уровня функционирования изменения систем организма направления возрастные периоды // ЭкологоВолжского региона и Северного Прикаспия:

Матер. III Всеросс. научн. Конф. – Астрахань: Изд-во Астраханского гос.

гемодинамических показателей у больных гипертонией //Вестник РУДН. М.: Серия "Медицина". 2003. № 1. С. 43-48.

67. Гримм, Г. Основы конституциональной биологии и антропометрии. – М.: Медицина, 1967. – 291 с. 68. Гусева, И.С., 69. Гусева, И.С., Морфогенез и генетика гребешковой кожи человека. – Минск., Беларусь, 1986. – 238 с. Сорокина, Т.Т. Дерматоглифика как конституциональный маркер при мультифакторной патологии // Вопр. Антропологии. – 1998. – Вып. 89. – С. 99 – 111. 70. Гусева, И.С., Стамбровская, В.М., Беззубик, С.Д. К вопросу формирования папиллярных рисунков пальцев рук человека // Архив АГЭ. – 1981. – № 2. С. 13-18. 71. Давыдов, В.Ю. Морфофункциональныепоказатели и развитие моторики у детей 3-6 летнего возраста разных типов конституции // Вопр. Антропологии. – 1998. - №89. – С. 99-111. 72. Дарская, С.С. Влияние внешнесредовых и наследственных факторов на формирование конституции ребенка // Новые исследования по возрастной физиологии. – М., 1974. – Вып.3. – С. 70-72.

73. Дерябин, В.Е. Морфологическая типология телосложения. Автореф. дисс. … докт. биол. наук. – М., 1993. – 53 с. 74. Дерябин, В.Е. Типология телосложения детей и подростков в 8-17 лет. – М., 1997. – 68 с.- Деп. в ВИНИТИ 14.07.97., №23983-В97. 75. Дичев, Т.Г., Тарасов, К.Е. Проблема адаптации и здоровье человека. - М.: Наука. 1976. – 183 с. 76. Дорофеев, В.А., ХГД у детей // Охрана здоровья детей и подростков. – Киев. – 1979. – Вып. 10. – С. 106-109. 77. Доскин, В.А, Келлер, Х., Мураенко, Н.Н., ТонковаЯмпольская. Морфофункциональные константы детского организма. - М.: Медицина, 1997. – 287 с. 78. Зубов, А.А., Халдеева Н.И. Одонтология в современной антропологии. М., 1989. – 230 с.

79. Ильичева, страдающих Н.Б.

Вегетативная в периоде обеспеченность второго организма в мальчиков, от ХГД, детства зависимости конституциональной принадлежности // Материалы XII Международной конференции “Циклы природы и общества”. – Ставрополь, 2004. – С.169171. 80. Казначеев, В.П., Баевский, Р.М., Берсенева, А.П. Донозологическая диагностика в практике массовых обследований населения. – Л.: Медицина, 1980. – 225с. 81. Казначеев, В.П., Казначеев, С.В. Адаптация и конституция человека. – Новосибирск: Наука, 1986. – 120 с. 82. Калюжная, Р.А. Физиология и патофизиология сердечно-сосудистой системы детей и подростков. - М.: Медицина, 1973. - 327 с. 83. Калюжная, Р.А. Акцелерация развития и проблема возрастной эволюции сердца. (Сообщение первое)// Вопр. Антропологии. – 1979. – С. 16-35. 84. Калюжная, Р.А. Акцелерация развития и проблема возрастной эволюции сердца. (Сообщение второе) // Вопр. Антропологии. – 1980. – С. 14-30. 85. Капустин, А.В., Хавкин, А.И. Состояние вегетативной нервной системы у детей с ХГД. М.:

- 1997. – 124 с. 86. Киселева, А.М. Кровообращение у детей в норме и патологии. - М.: Медгиз. – 1971 – 322 с. 87. Клиорин, А.И., Тиунов, Л.А. Функциональная неравнозначность эритроцитов. – Л., 1974. – 147 с. 88. Клиорин А.И., Чтецов В.П. Биологические проблемы учения о конституциях человека - Л: Наука, 1979. – 188 с. 89. Клиорин А.И. Учение о конституции человека и медицинская генетика // Вестник АМН СССР. – 1986. - №9. – С. 66-71.

90. Козлов, В.И., Фарбер, Д.А. Физиология развития ребенка. - М.: Педагогика.

– 1983. – 294 с.

162 91. Колкутин, В.В., Крымова, Т.Г. Перспективы применения дерматоглифики для оценки изменений ростовых показателей массы тела в период первого детства // Морфология. – 2003. – Т.123,№1. – С. 72-75. 92. Корсунская, М.И. Динамика физического развития детей дошкольного возраста Москвы за 30 лет. М.: Наука. – 154 с. 93. Корнев, М.А., Комиссарова, Е.Н. Влияние различных соматопов на интенсивность изменений ростовых показателей массы тела в период первого детства // Морфология. – 2003. – Т. 123, №1. – С.75-77. 94. Кравченко, И.А., Петров, С.С., Устименко, И.В. сравнительный анализ пальцевых узоров ладоней и стоп у мужчин и женщин ростовской популяции. – Сборник научных трудов «Актуальные проблемы медицины и биологии». – Сибирский государственный медициеский университет, Томск. – 2003. – С.63-64. 95. Криворучко, Т.С. Особенности физического развития детей и подростков. – Кишинев.: Педагогика, 1976. – 96 с. 96. Крышень, В.П., Иванова, И.С. Особенности иммунологической реактивности организма больного язвенной болезнью желудка с различной кислотообразующей функцией. // Гастроэнтерология. – Киев. – 1987. – Вып. 18. – С. 27-39. 97. Кубергер, М.Б. Руководство по клинической электрокардиографии детского возраста. – Л.: Медицина, 1983. – 368 с. 98. Лакин, Г.Ф. Биометрия.– М.: Высшая школа, 1990. – 352 с. 99. Лисова, И.М. Адаптационные возможности и конституциональные особенности организма студентов разных климатогеографических регионов. Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – Ставрополь, 2002. – 22с. 100. Лусканова, Н.Г., Коробейников, И.А. диагностические аспекты проблемы школьной дезадаптации у детей младшего школьного возраста. Охрана здоровья детей // В кн. Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития. - СПб.: Питер, 2001. – С. 149-166.

101. 102.

Мазурин, А.В., Воронцов, И.М. Пропедевтика детских болезней. СПб: Мальцев, С.В., Волгина, С.Я. Особенности психовегетативного ВАРИАНТ, 1999. – 928 с. состояния при хроническом гастродуодените у детей старшего школьного возраста // Педиатрия. - 1991.- №4.- С38-41. 103. 104. Мартиросов, Э.Г. Методы исследования в спортивной антропологии. – Миклашевская, Н.Н., Година З.Е., Данилкевич, Н.М., Задорожная Л.В., М.: Физкультура и спорт, 1982. – 199 с. Русакова, Т.В., Хомякова, И.А. Ростовые процессы у русских детей и подростков Севера европейской части РФ // Вопр. Антропологии. – 1992. Вып. 88. – С. 17-54. 105. Минин, В.В. Особенности вегетативных и эндокринных функций у сельских и городских школьников пубертатного возраста. Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – Томск. 2002. – 22с. 106. Минин, В.В., Яковлев, В.О. Особенности вегетативного гомеостаза школьников города Томска в пубертатном периоде. // Вестник ТГПУ, 2002 №2 – С. 55-59. 107. Мелешкина К.Г., Булгак Н.П. Влияние конституциональных особенностей на фенотипические проявления язвенной болезни // 1 съезд медицинских генетиков Украинской ССР (Тезисы докладов). - Львов. - 1988. - С. 67. 108. Мелешкина, Г.К. Исследование дерматоглифики у больных хроническим холециститом. 1 съезд медицинских генетиков ССР (Тезисы докладов). - Львов. - 1988. - С. 68. 109. 110. 111. Муталимова, О.А., Курдюмова, Т.Ю. Исследование дерматоглифики Мюллер, П., Нойман, П., Шторм, Р. Таблицы по математической Низимбетова, А.Н., Эмбриогенез кожи на различных участках тела при большой -таласемии // Гентика. – 1975;

т.11,№12. – С.150-151. статистике. – М., 1982. – 271 с. человека: Автореф. дисс… канд. мед. наук. – Алма – Ата, 1959. – 19 с. Украинской 112. 113.

Никитюк, Б.А. Факторы роста и морфофункционального созревания Никитюк, Б.А. Новое в понимании механизмов акцелерации роста и и подростков. // Морфофункциональное проявление организма. М., 1978. – 144 с. развития детей – 137. 114. Никитюк Б.А. Генетические маркеры в антропогенетике // Генетические маркеры в антропогенетике и медицине (тез. 4-го Всес. симп.). - Хмельницкий. - 1988. - С. 4-19. 115. 116. 117. Никитюк Б.А. Конституция человека // Итоги науки и техники: Никитюк, Б.А., Чтецов, В.П. Морфология человека – М.: Изд-во МГУ, Никитюк, Б.А., Хапалюк, А.В. Проблема конституционных Антропология. - М. - 1991. - т.4. - 150 с. 1990 – 344 с. диссоциаций в интегративной антропологии // Рос. Морфол. Ведомости: М.:, 1998 - №1(6) – С. 176-183. 118. 119. Никитюк, Б.А., Дарская, С.С. Современное состояние учения о Николаева, Л.А. Заболеваемость близнецов, дискордантных по типу конституции детей и подростков. – 1975. – С. 13-29. конституции – В кн.: Дифференциальная психофизиология и её генетические аспекты. Пермь. – 1975. – с. 233-234. 120. Ноздрачев, А.Д., Щербатых, Ю.В. Современные способы оценки функционального состояния вегетативной нервной системы // Физиология человека. – 2001. - №6. - С.135-141. 121. Панасюк, Т.В. Телосложение и процессы роста детей дошкольного дисс. … канд. возраста при различных двигательных режимах. Автореф биол. наук. – М.: МГУ, 1984. – 26 с. 122. Панасюк, Т.В., Изаак С.И., Тамбовцева Р. В. Формирование соматотипа во втором детстве и его влияние на темпы морфологического роста // Сб.

акцелерации развития детского организма. - М.: Медицина, - 1979. – С. матер. Конф. «Биомедицинские и биосоциальные проблемы интегративной антропологии». – СПб., 1999. – Вып. 3. – Т.2. – С. 247-250. 123. 196 с. 124. 125. 126. Парин В.В., Баевский P.M. Введение в медицинскую кибернетику. Погодаев, К.И. Анатомия и физиология детского организма. – М.: Полина, Н.И. Урбоэкологические аспекты антропологического М., Медицина, - 1966. 220 с. Медицина, 1976 – 152 с. исследования сердечно-сосудистой системы детей и подростков (на примере Минска и Гомеля) // Матер. III конгресса этнографов и антропологов России. – М., - 1999. – С. 147-148. 127. 128. 129. Пратусевич, Ю.М. Умственное утомление школьника. М.: Педагогика, 1964 – 361 с. Приходченко, Н.Н., Шкурат, Т.П. Основы генетики человека. – РостовРемезова, Е.С. Нарушения функций сердечно-сосудистой системы у на – Дону: Феникс, 1997. – 270 с. подростков // Охрана здоровья детей и подростков. – Киев. – 1965. – Вып. 2. – С. 39-45. 130. Рицнер, М.С. Материалы к полигенной гипотезе наследования папиллярного узора пальцев. // Вопросы антропологии. - М., - 1970. Вып. 36. – С.143-148. 131. 45. 132. Роненсон, О.Д., Виноградов, А.Ф.,. Лукацкий, М.А. Взаимосвязь вегететивной и психосоматической адаптации школьников в критические периоды онтогенеза. // Труды Томского государственного университета. – 2001. – С. 64-65. 133. Ростовцев, В.Н. Технология поиска генетических маркеров // Генет. Маркеры в антропогенетике и медицине. – Хмельницкий, 1988. – С. 29-30. Рогинский, Я.Я., Левин, М.Г. Антропология. – М.: ВЩ., 1978. – С. 43Парин, В.В., Баевский, Р.М. Космическая кардиология.- М., 1970. – 134.

Рубанович В.Б. Гиренко Л.А., Айзман Р.И. Морфофункциональная характеристика организма школьников 10-14 лет разных соматотипов. // Материалы международной конференции, посвященной 55-летию Института возрастной физиологии РАО. 27-30 ноября 2000 г. Москва, С.350-351. 135. 136. Русалов, В.М. Биологические основы индивидуально-псиологических Сафонова, Т.Я., Фролова, А.Д. Охрана здоровья детей // В кн. различий. – М., 1980. – 352 с. Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития. СПб.:

- Питер, 2001. – С. 55-63. 137. Серегина, С.С. Мониторинг адаптационных возможностей организма человека // Эколого-физиологические проблемы адаптации: Матер. Х Междунар. Симп. – М.: Изд-во РУДН, 2001. – С. 480-481. 138. Смирнова, Н.С., Соловьева, В.С. Периодизация онтогенеза // Хрестоматия по антропологии. – М.: Российское психологическое общество, 1997. – 238 с. 139. Сосин, Д.Г., Орлов С.А., Белов Н.Н., Варианты телосложения человека и методы соматотипирования в современной медицине. - Тюмень, Изд-во ТМУ 2003. – 189 с. 140. 141. Таннер, Д. Рост и конституция человека. М. 1979. – 471 с. Твердякова, детей Л.В. Морфофункциональные края в особенности развития периоде Ставропольского препубертатном организма 142. 143. 144. 145.

онтогенеза: Автореф. дисс. … канд. биол. наук. – Ставрополь, 2001. – 24с. Тимошеек, З.К. Особенности дерматоглифики при болезни Дауна// Трепаков, Е.А. Кожный рисунок руки: наследственность и здоровье // Урбах, В.Ю. Статистический анализ в биологических и медицинских Устинова, О.К., Иванова, О.В., Апенченко Ю.С, Быкадорова, О.Б. Вопросы охраны материнства и детства. – 1976;

-№4. – С. 54-56. Фенология здоровья. – 1989. - №1. – С. 25-33. исследованиях. М., 1975. – 295 с. Обоснование применения методов кардиоинтервалографии и суточного мониторирования ЭКГ в диагностике вегетативной дисфункции при хронических гастродуоденитах у детей. // Педиатрия. - Киев.- 2002. – С 1227. 146. 147. Фомченко, О.Ф., Новик, Г.В., Карташев, А.В. Антропологические Хамаганова, Т.Г. Влияние факторов внешней среды и данные у младших школьников г. Гомеля // Авиценна, 2000. – С. 1-5. наследственности на морфофункциональное развитие детей и подростков на разных этапах онтогенеза. Автореф. … дисс. канд. биол. наук. – М.:, 1979 – 22 с. 148. 149. 150. 151. Хрисанфова, Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность Хрисанфова, Е.Н. Конституция и эндокринный статус человека // Хрисанфова, Е.Н., Перевозчиков, И.В. Антропология. – И.: Изд-во Цатурян, Л.Д. Функциональное состяние сердечно-сосудистой системы человека. – М.: Изд-во МГУ, 1990. Междунар. мед. обзоры. – 1994. - № 4. – С. 254-257. МГУ, 1999. – 318 с. организма детей с учетом их конституциональных особенностей. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – Ставрополь, 2004. – 24с. 152. Циммерман, Я.С., Голованова, Е.С.. Немченко, Е.С., Овсова, О.Ю. Дерматоглифические маркеры наследсвенной отягощенности у больных язвенной болезнью, хроническим гастритом и холециститом. // Российский журнал гастоэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 1999. – №3. – С 1624. 153. 154. с. Чистикин, А.Н. Дерматоглифические термины и их анатомическая Чистикин, А.Н. Изменчивость структур кожного рельефа и трактовка // Рос. Морфол. Ведомости. – 1996. – № 2. – С. 154-169. реактивность организма. Автореф. … дисс. докт. мед. наук. – М.:, 1997 – 155.

Чичко, М.В. Предрасположенность к сосудистым дистониям у детей в от особенностей их конституции // Матер. 3-го зависимости 156.

республиканского врачей Белоруссии. – Минск, 1975. – С.215-216. Чтецов, В.П., Лутовинова Н.Ю., Уткина М.И. Опыт объективной диагностики соматических типов на основе измерительных признаков у мужчин // Вопросы антропологии. – 1978. – Вып.58 – С. 3-22. 157. 158. Шабалов, Н.П. Детские болезни. – СПб. Пер. – 2001. – 589с. Шапаренко, П.Ф., Ермольев, В.А., Шипицина, А.В., Мазченко, В.Ф., Яцык, Н.В. Особенности ростовых процессов у детей // Морфология. – 2002, т. 121, вып. 2-3. – С.177. 159. Шарапов, А.Н. Комплексная оценка возрастной динамики нейровегетативных влияний у детей дошкольного и младшего школьного возраста. // Вестник ЯГПУ, 2000 №4 – С. 56-59. 160. 161. Шевкуненко, В.Н., Геселевич, А.М. Типовая антомия. – Л.: ОГИЗ, Шорин, Ю.П., Мирзаханова, Р.М., Казин, Э.И. Оценка адаптивных морфометрическим и гормональным показателям // Биомедгиз, 1935. возможностей организма с различным типом полового созревания по вегетативным, 162. Физиология человека. – 1993, №3. – С. 94-99. Шорова, Т.Е. Конституция человека и хронические заболевания внутренних органов // Антропология медицине/ Под ред. Т.И. Алексеевой. – М., 1989. – С. 125-136. 163. 164. Штефко, В.Г., Островский, А.Д. Схемы клинической диагностики Штильбанс, И.И., Верлинская, Д.К. Исследование дерматоглифики у конституциональных типов. – М., 1928. – 78 с. лиц с болезнью Дауна и их родственников. В кн. Болезнь Дауна. Л.: Медицина, 1966. – 202 с. 165. Яйленко, А.А. Особенности вегетативного статуса у детей различных моpфофенотипов // Российский педиатрический журнал, 2001№6. – С. 23.

166. 167.

Angela, G. Determination of the somatotype by a method using only three Braune, S., Auer, A. Cardiovascular parameters: sensitivity to detect indexes // Acta morphol. et antropol. – 2000. - №5. – Р. 94-98. autonomic dysfunction and influence of age and sex in normal subjects // Clin. Auton. Res. – 1996/ - V. 6, № 1. – Р. 3-15. 168. Cresanda J.L., Burke G.L. Determinants of bloode pressure levels in children and adolescents // Causation of cardiovascular risk in early life /Ed.G.P.Berenson.- New York. -1986. - P.157-189. 169. Gelber, D.A., Pfeifer, M., Dawson, B. Cardiovascular autonomic nervous system tests: determination of normative values and effect of confounding variables // J. Auton. Nerv. Syst. – 1997. – V. 62. – N. 1,2. – P. 40-44. 170. 171. 172. 173. 174. 175. 176. 177. Ferrari, A.U. Modification of the cardiovascular system with aging // Am. J. Hartmann,E. The new methods of cardiovascular studies. / Clin. Cardiol. Heath B.H., Carter J.E. A modified somatotype method //Am. J. Phys. Karmakar, B., Yakovenko,K. Sexual dimorphism. // Coll. Antrop. – 200. – Li, J., Park, W. Decanalisation of weight and snanure during childhood // Matiegka, J. The testing of physical effiency // Amer. J. Physiol. Antropol. – Meier, R. Antropological dermatogliphics // Yearbook of Physical Geriatr. Cardiol. – V. 11, № 1. – Р. 30-33. 2003. V. 1 – p. 123-124. Anthropol. -1967. -V.27, N1. - P. 57-74. V.15. № 1. – Р. 167-187. Amer. J. Hum. Biol. – 1998. – 10, №3. – Р. 351-359. 1921. - V.2. - №3. – P. 133-230. Antropology. – Philadelphia, 1980. – P. 147-148. Ojo, O., Deane, R., Amuna., P. The use antopometric and clinical parameters for early identification of risk in pre-school children in Benin City, Nigeria //J. Roy. Soc. Promot. Health. – 2000. – 120, №4. – Р. 230-235. 178. Rawenwadij- Arts С. Heart rate variability // Analis of intern. Med. – 1993.V. 118. – P. 436-447.

179. 180. 181. 182. 183. 184.

Robinson, S.. Heart rate disfunctions // Clinical cardiology Amer. J. Rudel, H.-U. Clinical cardiology. – New York. – 247 p. Tucker, L. A. Relationship between perceived somatotype and body cathexis Tanner, J.M. Growth and adolescense. – Oxford. – 1962. – 352 p. Okros, S. The heredity of papillary patterns. – Budapest, 1965. – 174p. Widimsky,I., Feifarova, M., Feifar, L Changes of cardiac out-put in Technol., 1974. - V. 8. – p. 18-22.

of college males.// Psychological Reports. 1987. Vol.50 - P. 983-989.

hypertensive disease // Cardiologia. -1976.-V.31.-P.381-389.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.