WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова На правах рукописи ИЖВАНОВА Елена Михайловна Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте Специальность 19.00.13 ...»

-- [ Страница 3 ] --

108 Филиппова Г.Г. и др. (Филиппова Г.Г. и др., 2003, с.65-66), исследуя психологические особенности переживания беременности у женщин с патологией, установили, что «особенности образов ребенка и себя как матери, во-первых, являются устойчивыми и определяют отношение ко всей ситуации материнства, а, во-вторых, коррелируют с особенностями образа собственной матери и характером отношений с ней... Изучение онтогенеза материнства показало, что образ ребенка и себя как матери складывается поэтапно в течение всей жизни женщины и основную роль в этом процессе играют отношения с собственной матерью». Следовательно, в образе матери и характера отношений с ней присутствует эмоциональный компонент. Различными теориями психологических механизмов полоролевой идентификации в качестве объекта идентификации считается родитель своего пола. Однако связь этого выбора с эмоциональным отношением к гендерным образам, психологическим полом самого ребенка и характером полоролевой идентичности не рассматривается. В нашем исследовании делается предположение, что когнитивный выбор пола родителя и ребенка связан с характером образов Мужчины и Женщины и аффективной составляющей полоролевой идентичности. Для определения когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка нами была разработана методика, основанная на структурной модели Э.Берна (Э.Берн, 1992, 1994). 3.2.1. Обоснование и описание методики когнитивного выбора пола родителя и ребенка Используя для целей нашего исследования понятия Родителя и Ребенка, построим методику когнитивного выбора пола родителя и пола ребенка. Под Родителем будем понимать образ родителя или значимого взрослого, который сформирован у взрослого человека как образ-эталон маскулинности - фемининности взрослых в соответствии с моделью полоролевой идентификации, предложенной В.Л.Ситниковым (В.Л.Ситников, 2001). Образ Родителя формируется из опыта общения со своими родителями. Родитель многое умеет и на многое имеет право: учить и наставлять, наказывать и миловать, опекать или оставлять без поддержки. Поэтому образ Родителя может быть заботливым, добрым, или авторитарным и злым. Как говорит Э. Берн (Э. Берн, 1992, 1994), кроме модели роли родителя, этот образ содержит много других стереотипов и автоматизированных форм поведения, отражая традиции, ценности, нормы и правила. Родитель по Э.Берну олицетворяет функции контроля над соблюдением норм и предписаний (которые человек заимствует, часто некритически, на протяжении жизни), а также покровительства и заботы. Это моральная 109 сфера личности, ориентированная на образ значимого Родителя как представителя определенного пола. Когда мы говорим о маскулинности или фемининности, т.е. некотором качестве, свойственном мужчине или женщине, мы имеем в виду общие представления, наиболее характерные для мужчины или женщины в конкретной культуре, которые усваиваются ребенком в детстве. Как показали работы М.И.Лисиной (2001) и ее последователей, образ себя и другого формируется в раннем возрасте в виде аффективнокогнитивного комплекса. Т.е. уже с раннего возраста ребенок усваивает культурные различия между мужчиной и женщиной. Представления об отличиях между мужчинами и женщинами приведены, например, у Ш.Берн (Ш.Берн, 2002) и Файербраена и Мастерсона (Хьелл, Зиглер, 2000). В западной культуре принято использовать понятия инструментальность как характеристику маскулинности и экспрессивность - фемининности. При этом инструментальность понимается как ориентация личности на достижение целей и характеризуется нечувствительностью к эмоциональной реакции окружающих, а экспрессивность - в направленности интересов личности непосредственно на ситуацию, межличностное взаимодействие с учетом эмоциональной реакции окружающих. Э.Берн считает Ребенка частью личности, содержащей аффективные комплексы, связанные с ранними детскими впечатлениями и переживаниями, которая живет во взрослом человеке в виде образа. С точки зрения Э.Берна Ребенок - радость творчества, очарование, непринужденность и внутренне ничем не ограниченное, свободное поведение и, в то же время зависимость, необходимость подчиняться В.Л.Ситников (В.Л.Ситников, 2001) под образом Ребенка понимает целостную совокупность всех житейских и научных представлений о ребенке, комплекс всех социальных установок на ребенка, формирующихся в сознании человека и актуализирующихся в процессе взаимодействия с ребенком. Исследования, проведенные В.Л.Ситниковым, показывают, что образ Ребенка, несмотря на его возможную вариативность, имеет всего две наиболее часто встречающиеся альтернативы: «прямая проекция – когда образ отражаемого ребенка по своей структуре практически идентичен Я-образу отражающего человека;

обратная проекция – когда образ отражаемого ребенка по своей структуре практически противоположен Я- образу отражающего человека» (В.Л.Ситников, 2001, с.58). Исследование В.Л.Ситникова показывает, что образ Ребенка зависит не столько от объекта (ребенка), «сколько от субъекта, осознающего этот образ. Вариативность образа Ребенка зависит от многих объективных и субъективных параметров субъекта. Под объективными параметрами понимаются сложившиеся формализованные, стабильные характеристики субъекта, продуцирующего образ ребенка. Субъективные параметры 110 включают индивидуально-психические характеристики, актуализирующиеся у субъекта в момент продуцирования образа» (В.Л.Ситников, 2001, с. 60). Заметим, что под объективными параметрами субъекта В.Л.Ситников понимает социальное положение по отношению к детям, профессию, возраст, общую культуру, образование, наличие собственных детей, а под субъективными – индивидуальнопсихические особенности носителя образов, такие как особенности его познавательной, эмоциональной, мотивационно- волевой сферы, различные личностные характеристики. Он выделяет три типа факторов, влияющих на формирование субъективных параметров: общение в детьми, общение со взрослыми, связанное с детством, не связанная с детьми деятельность, определяющая развитие личности. Эти группы факторов формируются как в детстве, так и во взрослом возрасте. При этом факторы, сформированные в детстве, определяют взрослый период. Применение модели личности Э.Берна (подключая к Родителю и Ребенку еще и Взрослого) совместно с методом символдрамы (ЯЛ.Обухов, 1999) в клиентской практике показало, что в состоянии кататимного переживания образов человек представляет Родителя, Взрослого и Ребенка лицом определенного пола, который зависит от особенностей детско-родительских отношений, известных из анамнеза клиента. Таким образом, это полностью соответствует результатам, полученным В.Л.Ситниковым, т.е. отражает субъекта и его детский опыт. Анализ 80 случаев из клиентской практики показал, что пол, определяющий Родителя и Ребенка, устойчиво сохраняется и начинает изменяться только по мере продвижения в психотерапии (Е.М.Ижванова, 2002). Факт устойчивости пола в составляющих структуры личности, как это следует из практики, говорит о следующем: у Родителя это соответствует полу реального родителя, чьи установки и ожидания оказались наиболее значимыми и чьим представлениями нужно было соответствовать больше всего;

у Ребенка – поведение в детском возрасте, наиболее характерное для мальчика или девочки и свойственное данному человеку вне зависимости от его реального биологического пола. Этот подход коррелирует с данными анамнеза, проективной рисуночной методикой и результатами работы с образами идеальных мужчины и женщины (Е.М.Ижванова, 2002, 2004). Полоролевая идентичность личности, которую можно наблюдать на практике с использованием двух названных методов, может иметь различные комбинации, характерные для разных эго-состояний. Например, испытуемая женщина, 27 лет демонстрирует: установки и способы поведения Родителя, перенятые от матери, а спонтанное проявление 111 эмоций – свойственное мальчику. Таким образом, данная личность может демонстрировать как женский, так и мужской тип поведения. При этом очень важную роль играет также представление о том, какими представляются образы женщины и мужчины для данной семьи и психологический пол самих родителей. Было также установлено, что одинаковый пол у всех трех составляющих структуры личности встречался крайне редко. Таким образом, на практике были установлены устойчивые инварианты проявления эго-состояний в поведении клиентов, которые соответствовали поведению лица определенного пола, родительским установкам и ожиданиям наиболее значимого родителя, как правило, этим являлась мать, что вполне закономерно для нашей культуры. Описание методики и процедуры обработки результатов Для целей нашего исследования использовался более простой подход: испытуемым предлагалось заполнить небольшую таблицу. Для максимального снижения влияния характеристик объектов, используемых в качестве прототипов, в инструкции испытуемым предлагается представить типичного Родителя и типичного Ребенка и заполнить таблицу. Пол мужской или женский Родитель Ребенок Выбор пола Родителя и Ребенка, таким образом, осуществляется когнитивно. Данная методика позволяет определить наиболее значимого Родителя и представление испытуемого о себе как о Ребенке определенного пола. Заметим, что сделанный когнитивно выбор, тем не менее до конца не осознается. Объектом анализа результатов, полученных для каждого испытуемого, являются гендеры Родителя и Ребенка. По соотношению мужского и женского гендеров анализируются следующие данные: 1) гендер наиболее значимого родителя (пол Родителя);

2) вероятный психологический пол испытуемого в детстве (пол Ребенка). Если к таблице добавить графы «Возраст» и «Что делает» (использовалось при индивидуальной диагностике), то информативность метода повышается. В частности, в указании возраста Ребенка часто проявляются личные проблемы, связанные именно с указанным возрастом. Указанный возраст дает ориентиры на поиск проблем, относящихся к определенному этапу развития личности. Графа «Что делает» также обладает определенной информативностью. Например, если в графе «Родитель» тридцатилетний испытуемый мужского пола указывает «Отец», в графе «Возраст» - «40 лет», в графе «Что делает» «Варит кашу», можно говорить о нетипичном для наших мужчин выполнении роли отца 112 либо его собственным отцом, либо им самим. Заметим, что результаты тестирования по данной методике в индивидуальном консультировании носят предварительный характер и служат скорее для быстрой ориентации в жизненной истории человека, чем для каких-то серьезных диагностических выводов. При исследовании на большой выборке испытуемых различного возраста и пола объектом оценки является пол, указанный для Родителя и Ребенка. Для этого из полученных значений по каждой группе испытуемых составляется матрица, размерностью 2хn, где 2 – две компоненты модели личности, в которой сделанным выборам пола присваиваются следующие значения: 1 - в случае выбора мужского пола;

2 – женского пола;

3, если пол не определен или указаны мужчина и женщина одновременно;

n – количество испытуемых в выборке. Затем определяется нормальность полученной выборки и достоверность полученных различий по группам с помощью однофакторного дисперсионного анализа ANOVA. Полученные результаты показывают наиболее значимых родителей (мать или отец) и поведение, свойственное мальчику или девочке в детстве, наиболее характерные для каждой возрастной и гендерной группы, а также изменение соотношений маскулинности и фемининности в Родителе и Ребенке по возрастным группам и отличие в этих соотношениях у представителей обоих гендеров. Далее результаты сравниваются с характерами образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка и типами аффективной составляющей полоролевой идентичности, полученными с помощью психосемантической методики. Данное сравнение позволяет установить наличие или отсутствие связей: 1) между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка;

2) между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка и эмоциональным характером образов Мужчины и Женщины;

3) когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка у взрослой личности и аффективной составляющей полоролевой идентичности;

4) между выбором пола Родителя и Ребенка и типом аффективной составляющей полоролевой идентичности, а также аффективной окрашенностью образов Мужчины, Женщины и Ребенка. Связь между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка устанавливается с помощью корреляционного анализа. С помощью однофакторного дисперсионного анализа проверяется согласованность перечисленных связей, перечисленных в пунктах 2)-4).

113 3.2.2. Особенности выбора пола Родителя и Ребенка в различных возрастных и гендерных группах В соответствии с методикой определения когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка для всех возрастных и гендерных групп были определены особенности этого выбора и установлена связь между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка. Проверка результатов когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка по критерию показала нормальность их распределения, а результаты однофакторного дисперсионного анализа –достоверность различий выборов пола значимого Родителя и Ребенка по возрастным и гендерным группам: 1) у женщин для распределений выбора пола Родителя при заданном уровне достоверности =0,01 Fэмп =11,63> Fкр=6,36, выбора пола Ребенка - Fэмп =7,9> Fкр=6,36;

2) у мужчин для распределений выбора пола Родителя при заданном уровне достоверности =0,01 Fэмп =45,29> Fкр=6,36, выбора пола Ребенка - Fэмп =7,14> Fкр=6,36. Следовательно, с вероятностью 0,99 можно говорить о достоверности различий выбора пола Родителя и Ребенка как в женских, так и мужских группах. Результаты проверки с помощью однофакторного дисперсионного анализа приведены в Приложении 5 к главе 3. Соотношение выбора пола Родителя по разным возрастным группам женщин и мужчин от общего количества испытуемых в возрастной группе (в % ) приведены на рис.3.1 – 3.2.

Выбор гендера Родителя у женщин 60 50 40 30 20 10 0 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 группы мужской женский неопределен Рис.3.1. Выбор гендера Родителя в женских возрастных группах На рис.3.1 видно, что практически во всех женских группах преобладает Родитель женского пола, кроме групп 27-32 года и 40-45 лет, где в качестве Родителя выбран 114 мужчина. Таким образом, в женских возрастных группах выбирается преимущественно Родитель своего пола.

Выбор гендера Родителя у мужчин 100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 0 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 группы мужской женский неопределен Во всех мужских группах преобладает выбор Родителя - мужчины. Примерно одинаковый выбор Родителя обоего пола получился только в младшей возрастной группе 16-19 лет. Во всех остальных возрастных группах Родитель мужского пола доминирует. Мужской пол Ребенка выбирается всеми мужскими и женскими возрастными группами. Исключениями в женской выборке являются возрастная группа 40-45 лет, в которой выбор женского и мужского гендеров одинаков, и самая старшая - 46-60 лет, в которой преобладает женский. Обобщим результаты когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка для женщин и мужчин в табл. 3.5 и 3.6. Таблица 3.5 Когнитивный выбор гендеров Родителя и Ребенка у женщин Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 Своего пола Родитель 54 52 38 57 36 48 Ребенок 20 24 29 14 36 52 Противоположного пола Родитель Ребенок 20 54 35 57 46 54 14 43 36 45 41 41 Пол не определен Родитель 26 13 18 29 19 11 Ребенок 26 19 17 43 18 % Рис.3.2. Выбор гендера Родителя в мужских возрастных группах 115 Таблица 3.6 Когнитивный выбор гендеров Родителя и Ребенка у мужчин Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 Своего пола Родитель 47 65 94 83 75 68 Ребенок 54 57 54 43 36 48 Противоположного пола Родитель Ребенок 35 20 30 24 0 29 17 14 13 36 24 40 Пол не определен Родитель 18 5 6 0 12 8 Ребенок 26 20 17 43 27 Таким образом, у взрослых мужчин и женщин сохраняется ориентация на Родителя своего пола, как это происходит у детей при полоролевой идентификации в соответствии с теориями идентификации. Для всех мужских и женских возрастных групп характерно преобладание выбора Ребенка мужского пола. Таким образом, при выборе пола Ребенка мужчины и женщины предпочитают мужской. Как видно из проведенного анализа и результатов, полученных В.Е.Каганом (В.Е.Каган, 2000), родители и дедушки с бабушками так же, как и их дети и внуки, предпочитают маскулинность. Данный факт лишний раз подтверждает маскулинную ориентированность нашей культуры. 3.2.3. Определение связи выбора пола Родителя и Ребенка с типом аффективной составляющей полоролевой идентичности В данном разделе проверяется гипотеза частная гипотеза 3: пол значимого родителя и психологический пол в детстве являются важными факторами формирования аффективной составляющей полоролевой идентичности. Для этой цели а) проверяется достоверность различий выборов гедеров Родителя и Ребенка в женской и мужской выборках;

б) рассчитываются коэффициенты корреляции между типами аффективной составляющей полоролевой идентичности и выборами гендеров Родителя и Ребенка в женской и мужской выборках. Женская выборка а) Результаты однофакторного дисперсионного анализа данных табл.3.7 и 3.8 для женской выборки показывают, что при уровне значимости =0,01 для трех приведенных в таблице типов аффективной составляющей полоролевой идентичности достоверны различия в выборе пола Родителя и Ребенка: для выбора гендера Родителя Fэмп=4,5>Fкр=2,94, а для выбора гендера Ребенка Fэмп=6,045>Fкр=2,94.

116 Таблица 3.7 Аффективная составляющие полоролевой идентичности женщин и когнитивный выбор гендера Родителя в женских группах Адекватная и адекватно- Неадекватная и Недифференцированная недифференцированная неадекватнонедифференцированная Родите Родите Пол Родите Родите Пол Родите Родите Пол ль ль Родите ль ль Родите ль ль Родите своего против ля не своего против ля не своего против ля не пола ополо опреде пола ополо опреде пола ополо опреде жного лен жного лен жного лен пола пола пола 9% 9% 0 0 15% 11% 20% 20% 17% 4% 4% 2% 0 2% 15% 7% 22% 22% 0 15% 19% 4% 7% 4% 0 56% 33% 19% 0 11% 7% 4% 7% 7% 22% 19% 16% 16% 0 5% 5% 10% 5% 21% 21% 12% 9% 5% 14% 5% 14% 16% 0 30% Таблица 3.8 Аффективная составляющие полоролевой идентичности и когнитивный выбор гендера Ребенка в женских группах Адекватная и адекватно- Неадекватная и Недифференцированная недифференцированная неадекватнонедифференцированная Возрас Ребено Ребено Пол Ребено Ребено Пол Ребено Ребено Пол тная к к Ребенк к к Ребенк к к Ребенк группа своего против а не своего против а не своего против а не пола ополо опреде пола ополо опреде пола ополо опреде жного лен жного лен жного лен пола пола пола 10% 4% 4% 15% 0 4% 22% 17% 16-19 17% 13% 4% 2% 9% 2% 11% 20% 4% 20-26 24% 19% 0 0 4%: 8% 4% 0 27-32 30% 18% 11% 15% 0 7% 11% 4% 11% 14% 0 33-39 15% 10% 0 5% 5% 10% 10% 16% 10% 40-45 31% 10% 5% 14% 10% 0 18% 10% 0 46-60 б) Результаты расчетов коэффициентов корреляции между типом аффективной составляющей полоролевой идентичности и выборами гендеров Родителя и Ребенка приведены в Приложении 6 к главе 3. Анализ характера корреляционных связей для женской выборки показал следующее. Адекватный фемининный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности не связан с выбором пола Родителя и сильно связан с выбором пола Ребенка мужского пола (r=0,7).

Возрас тная группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46- 117 Андрогинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности у женщин прямо и сильно связан с выбором Родителя противоположного пола (r=0,82), и Ребенком своего пола (r= 0,8). Недифференцированный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности отрицательно связан с выбором Родителя противоположного пола (r= –0,70) и слабо связан с выбором пола Ребенка. Таким образом, выбор пола Родителя и выбор пола Ребенка – два фактора, которые связаны с типом аффективной составляющая полоролевой идентичности в женской выборке. Взаимного влияния обоих факторов в женских группах не установлено. Мужская выборка а) Результаты однофакторного дисперсионного анализа для мужской выборки (табл.3.9 и 3.10) показывают, что при уровне значимости =0,01 различия в выборе пола Родителя и Ребенка для трех типов аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужских группах достоверны: для выбора пола Родителя Fэмп=15,18>Fкр=2,94, для выбора пола Ребенка - Fэмп=13,06>Fкр=2,935. Таблица 3.9 Аффективная составляющие полоролевой идентичности и когнитивный выбор гендера Родителя в мужских группах Адекватная и адекватно- Неадекватная и недифференцированная неадекватнонедифференцированная Родите Родите Пол Родите Родите Пол Группа ль ль Родите ль ль Родите своего против ля не своего против ля не пола ополо опреде пола ополо опреде жного лен жного лен пола пола 5% 5% 10% 16% 5% 0 16-19 5% 0 10% 0 20-26 14% 14% 3% 6% 3% 0 27-32 26% 16% 8% 0 0 0 33-39 29% 17% 0 0 0 11% 11% 0 40-45 3% 10% 7% 7% 10% 0 46-60 Недифференцированная Родите ль своего пола 32% 38% 26% 29% 67% 47% Родите ль против ополо жного пола 21% 14% 13% 8% 0 17% Пол Родите ля не опреде лен 5% 5% 6% 8% 11% 3% 118 Таблица 3.10 Аффективная составляющие полоролевой идентичности женщин и когнитивный выбор гендера Ребенка в мужских группах Адекватная и адекватно- Неадекватная и Недифференцированная недифференцированная неадекватнонедифференцированная Ребено Ребено Пол Ребено Ребено Пол Ребено Ребено Пол Группа к к Ребенк к к Ребенк к к Ребенк своего против а не своего против а не своего против а не пола ополо опреде пола ополо опреде пола ополо опреде жного лен жного лен жного лен пола пола пола 10% 0 10% 10% 10% 0 21% 5% 16-19 32% 0 0 14% 10% 0 14% 10% 20-26 19% 33% 13% 3% 3% 0 16% 6% 27-32 16% 16% 23% 13% 0 8% 8% 0 17% 4% 33-39 25% 21% 0 0 0 22% 0 0 56% 11% 11% 40-45 7% 7% 7% 13% 3% 0 7% 46-60 33% 27% б) Результаты расчетов коэффициентов корреляции между типом аффективной составляющей полоролевой идентичности и выборами гендеров Родителя и Ребенка приведены в Приложении 6 к главе 3. Анализ характера корреляционных связей для мужской выборки показал следующее. Адекватный тип мужской аффективной составляющей полоролевой идентичности прямо и средне связан с выбором Родителя своего пола (r= 0,5) и прямо и умеренно с выбором Ребенка своего пола (r=0,32) и умеренно отрицательно с ребенком противоположного пола (r= - 0,4). Последний результат согласуется с данными Ю.И.Алешиной и А.С.Волович (Ю.И.Алешина, А.С.Волович, 1991), утверждающих, что построение мужской полоролевой идентичности скорее как отрицание всего женского, чем ориентация на все мужское. Андрогинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности средне отрицательно связан с выбором Родителя противоположного пола (r= -0,52) и умеренно отрицательно – с выбором Ребенка своего пола (r=-0,33). Недифференцированный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности прямо и средне связан с выбором Родителя неопределенного пола (r=0,52) и слабо связан с выбором неопределенного пола Ребенка. Таким образом, в женских и мужских группах выбор пола Родителя и Ребенка связаны с типом аффективной составляющей полоролевой идентичности, следовательно, частную гипотезу 3 пол значимого родителя и психологический пол в детстве являются факторами, связанными с аффективной составляющей полоролевой идентичности можно считать доказанной.

119 Таким образов, две частные гипотезы доказаны, следовательно, можно считать доказанной гипотезу 3: факторами, связанными с аффективной составляющей полоролевой идентичности, являются эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины, пол значимого родителя и психологический пол в детстве. Объединяя влияние всех факторов, отметим следующее. 1) Позитивность образа Мужчины в мужской выборке прямо связана с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности. Негативность образа Мужчины связана с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности у женщин. 2) Позитивность образа Женщины у мужчин и женщин прямо и тесно связана андрогинным типом аффективной составляющей полоролевой идентичности, однако у женщин одновременно должны быть позитивными образы Мужчины и Ребенка. 3) Когнитивный выбор Родителя своего пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской выборке и слабо - в женской. 4) Когнитивный выбор Ребенка мужского пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской и женской выборках. 5) Высокий уровень недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности в некоторых мужских и женских группах сочетается с неадекватным когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка, что соответствует результатам, полученным в работе (Е.Т.Соколова, Н.С., Бурлакова, Ф.Лэонтиу,2002), которые показывают связь феномена диффузной Выводы 1) Выявленные возрастно-психологические и гендерные особенности аффективной окрашенности образов мужчины и женщины проявляются в том, что эмоциональная окрашенность образа мужчины у обоих гендеров стабильна и не зависит от возраста, а образ женщины претерпевает различные изменения в зависимости от гендера: у женщин с возрастом изменяется в достаточно широком диапазоне, а у мужчин остается стабильным, оставаясь преимущественно позитивным 2) Факторами, обуславливающими формирование адекватной маскулинной аффективной составляющей полоролевой идентичности у мужчины является позитивная окрашенность образа мужчины и позитивное отношение к родителю своего пола. У женщины адекватная фемининная аффективная составляющая полоролевой идентичности связана с негативным образом мужчины. Фактором, необходимым для формирования аффективной составляющей полоролевой идентичности андрогинного типа для обоих гендеров является позитивная окрашенность образов мужчины и женщины. гендерной идентичности с неопределенным когнитивным стилем личности.

Глава 4. Роль семьи в формировании маскулинности-фемининности личности женщины (на материале трехпоколенных семей) 4.1. Цели, гипотезы и задачи исследования Основной генетический закон культурного развития Л.С. Выготского и концепция социализации А.Г. Асмолова позволяют сделать предположение, что отношение к гендерным ролям связаны не только с определенными культурно-историческими, но и семейными условиями. В соответствии с этапами психосексуального развития личности, (М.А.Догадина, Л.О.Пережогин,1999), в возрасте от года до 6 лет у ребенка развивается представление о своей половой принадлежности, которое начинает формироваться в семье. Как показали работы М.И.Лисиной и ее последователей, образ себя и другого формируется у ребенка в раннем возрасте и представляет собой аффективно-когнтивный комплекс. М.И.Лисина изучала процесс общения между взрослым и ребенком с точки зрения того, что можно непосредственно наблюдать, а наблюдать непосредственно можно поведение, проявляющее в поступках, высказываниях, эмоциональном отношении. Цель исследования данной главы – изучение особенностей трансляции маскулинности-фемининности в трехпоколенных семьях женщин. В данной главе проверяются две гипотезы: гипотеза 4: наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения. гипотеза 5: особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины. Задача, решаемая в данной главе: «исследование влияния семейных факторов на соотношение маскулинности-фемининности женщины», состоит из 4-х подзадач: 5) Исследование влияния семейных факторов на полоролевую идентичность женщины: а) определение особенностей, закономерностей и трансляции отношения к гендерным ролям женщин в трехпоколенных семьях;

б) исследование особенностей и трансляции полоролевой идентичности женщин в трехпоколенных семьях в) исследование преемственности трансляции отношения к гендерным ролям в рамках трехпоколенных семей г) особенности аффективного характера образов Мужчины и Женщины для исследуемых семей 121 а) определение особенностей и закономерностей принятия гендерных ролей женщин в трехпоколенных семьях;

б) определение особенностей соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях;

в) исследование преемственности трансляции отношения к гендерным ролям и соотношения маскулинности-фемининности женщин в рамках трехпоколенных семей;

г) особенности аффективного характера образов Мужчины и Женщины для исследуемых семей Эмпирическая программа исследования состоит из 2-х блоков. 1 блок: методики ролевой гендерной идентичности Методики, определяющие Я- социальное (ролевую - принятие гендерных ролей и выбора полоролевой иерархии) (О.А.Гаврилица, 1998): 1) Методика диагностики ценностного предпочтения гендерных ролей (когнитивный выбор) 2) Методика диагностики эмоционального предпочтения гендерных ролей (эмоциональный выбор) 3) Методика на диагностики поведенческого компонента принятия гендерной роли (поведение). 2 блок: личностные особенности, связанные с полоролевой идентичностью 1) «Психологический пол» - определяет качественное и количественное соотношение маскулинности - фемининности (Гаврилица, О.А., 1998, Т.Л.Бессонова, 1994). 2) Незаконченные предложения, определяющие качественное соотношение маскулинности - фемининности (МиФ) (Т.Л.Бессонова, 1994, Н.В.Дворянчиков, 1998). 3) Психосемантическая - модификация методики «Кодирование» (Н.В.Дворянчиков, 1998, Е.М.Ижванова, 2004), (глава 2). 4) Методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка (Е.М.Ижванова, 2004). 4.2. Описание методов исследования 1 блок: методики ролевой идентичности Методики, определяющие Я- социальное (ролевую - принятие гендерных ролей и выбора полоролевой иерархии) (Гаврилица, 1998): 1) Методика диагностики ценностного предпочтения гендерных ролей (когнитивный выбор) (О.А.Гаврилица, 1998). В тесте дается таблица из 8-ми социальных ролей, которые обычно выполняет женщина:

122 1)Хозяйка 2)Профессиональная деятельность, творчество 3)Мать 4)Деловая женщина 5)Жена 6)Подруга 7)Женщина 8)Любовница Испытуемой нужно расположить роли в порядке убывания для нее когнитивной значимости. Результат выбора значимости ролей говорит о сознательном выборе, о том, что индивид считает «как должно быть». 2) Методика диагностики эмоционального предпочтения гендерных ролей (эмоциональный выбор) (О.А.Гаврилица, 1998). Эта методика включает в себя два этапа: на первом этапе испытуемым предлагается тест цветовых предпочтений Люшера. На втором этапе испытуемым предлагается для каждой роли подобрать ассоциативный цвет. В результате теста имеем эмоциональное предпочтение ролей. 3) Опросник на диагностику поведенческого компонента принятия гендерной роли (поведение) (О.А.Гаврилица, 1998). Данный вариантов. Тесты данной группы позволяют определить согласованность когнитивного, эмоционального о поведенческого компонентов ролей и полностью приведены в Приложении 1 к главе 4.. 2 блок: личностные особенности, связанные с маскулинностью-фемининностью 1) «Психологический пол» - определяет качественное и количественное соотношение маскулинности - фемининности (Гарилица, О.А., 1998, Т.Л.Бессонова,1994). В бланке теста приведены характеристики маскулинности-фемининности вместе с нейтральными качествами. Испытуемым надо обвести ту характеристику, которая, с их точки зрения, наиболее подходящим образом их отражает. Полный текст методики приведен в Приложении 2 к главе 4. 2) Незаконченные предложения (МиФ) - (Маскулинность и фемининность), определяющие качественное соотношение маскулинности - фемининности (Т.Л.Бессонова, 1994, Н.В.Дворянчиков, 1998). Методика основана на классической структуре «Я-концепции» и позволяет анализировать целый ряд ее составляющих. «Я- реальное» - наиболее глубокая, базовая половая идентичность, отражающая то, что означает личность человека, как представителя тест характеризует поведенческий компонент реаклизации роли и представляет собой опросник, в котором ответ на вопрос надо выбирать из предложенных 123 определенного пола, для самого себя (пропорция маскулинности/фемининности «Я реального»). «Я-идеальное» - набор индивидуальных представлений мужчин и женщин о желаемых образцах поведения (пропорция М/Ф в образах «Женщина должна быть..», «Мужчина должна быть..», пропорция М/Ф «Я-идеального» соотношение образов «Яидеальное» и «Женщина должна быть..»);

«Я-рефлексивное» - совокупность субъективных представлений мужчин, женщин о том, какими их видят другие (соотношение черт маскулинности/фемининности в паттернах, демонстрируемых мужчинам и женщинам (пропорция М/Ф в образах «Мужчины считают, что я...» и «Женщины считают, что я...»). В качестве выбираемых характеристик использовалась шкала маскулинности фемининности S.Bem (1974), модифицированная Т.Л.Бессоновой (1994). Испытуемым нужно завершить незаконченное предложение словом из предложенных характеристик маскулинности/фемининности: «На самом деле я...», «Хотелось бы, чтобы я был...», «Мужчина должен быть...», «Женщина должна быть....»,…. Методика позволяет рассматривать целостную систему полового самосознания. Полный текст методики приведен в Приложении 2 к главе 4. 3) Психосемантическая - модификация методики «Кодирование» (Н.В.Дворянчиков, 1998, Е.М.Ижванова, 2004), описана в главе 2. 4) Методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка (Е.М.Ижванова, 2004), описана в главе 3. В табл.4.1 приведены методики, определяющие соотношение маскулинностифемининности личности женщины. Перечень методики определения полоролевой идентичности Таблица 4.1 №№ пп Методики Методики ролевой гендерной идентичности Методика диагностики ценностного предпочтения гендерных ролей (когнитивный выбор) Методика диагностики эмоционального предпочтения гендерных ролей (эмоциональный выбор) Опросник на диагностику поведенческого компонента Я-социальное Когнитивная иерархия гендерных ролей Что определяется Эмоциональная иерархия гендерных ролей Поведенческая иерархия гендерных ролей 124 №№ пп Методики принятия гендерной роли (поведение) Методики личностных особенностей, связанные с маскулинностьюфемининностью Психологический пол Что определяется Качественное соотношение маскулиннотифемининности Количественный уровень маскулинностифемининности Я- идеальное, Я- реальное, Я-рефлексивное Тип аффективной составляющей полоролевой идентичности Пол значимого родителя и психологический пол в детстве женщин, примерно одного возрастного состава, 4 Незаконченные предложения (Маскулинность и Фемининность) 6 Психосемантическая модификация методики «Кодирование» 7 Когнитивный выбор гендеров Родителя и Ребенка Испытуемые: 4 трехпоколенные семьи 1. Семья Б-х. 1 поколение.

различающиеся с точки зрения семейного сценария.

Мать Л.М. – 84 года, вдова в течение 15 лет, имеет образование среднее, рано вышла замуж, немного работала в библиотеке, пока не отбила с помощью своей матери мужа у другой женщины;

домашнее хозяйство вела вместе с собственной матерью и находилась под ее сильным влиянием. 2 поколение. 1) Первая дочь Л.М. - Н.Н.(56 лет), имеет высшее образование, две дочери от разных отцов и два брака, окончившихся разводами;

оба мужа – алкоголики, один с высшим образованием, другой – без образования;

работа никогда особенного значения не имела, хотя была и толковым работником, держалась главным образом на умении «сказать нужное ласковое слово» нужному человеку;

2) вторая дочь Л.М. - Е.Н. (52 года), имеет высшее образование, кандидат наук, имеет одного сына, один брак и один развод;

была нелюбимой внучкой у властной бабки со стороны матери;

работа и профессиональная реализация – один из главных вопросов в жизни;

имеет трудности в общении. 3 поколение. 1) Первая дочь Н.Н. – Н.В. (36 лет), имеет высшее образование, сына и дочь, один брак, не разводилась, ее воспитанием занималась бабушка - Л.М.;

работа никогда не привлекала, 125 была бы возможность, она бы не работала, отсутствие данной возможности ее очень раздражает;

2) вторая дочь Н.Н. – М.А.(27) лет, имеет высшее образование, второй раз замужем, детей нет, ее воспитанием занималась собственная мать – Н.Н.;

хороший профессионал, на работе самореализуется, второй муж без высшего образования;

редкое сочетание красивой внешности, хорошего характера и ума. 2. Семья И-х 1 поколение. Мать Р.С.– (77 лет), образование высшее, мужу 81 год, он занимается общественной деятельностью;

Р.С. была последним ребенком, разница в возрасте между ней и старшими братьями и сестрами была от 18 до 25 лет;

несмотря на тяжелое материальное положение родителей, они ее избаловали как могли с одной стороны, а с другой, нереализованные желания в плане материальном (одежда и обувь были старыми – престарыми) породили низкую самооценку;

школу закончила с отличием и поступила в военный институт, где было материальное довольствие;

участница войны, к профессиональной деятельности подходила ответственно, но без большого интереса. 2 поколение. 1) Первая дочь Р.С. - Е.М. (51 год), образование высшее, кандидат наук, имеет дочь и сына, замужем одним браком;

в младенчестве и раннем детстве воспитывали разные няньки, т.к. мать была старшим лейтенантом и работала;

Е.М. была очень болезненным ребенком, а позднее и не слишком любимым.

Работа - основной способ самореализации;

2) Вторая дочь Р.С. – Т.М. (47 лет), образование высшее, кандидат наук, имеет дочь и сына, замужем одним браком;

любимая дочь в семье. 3 поколение 1) дочь Е.М. – А.Ю.(28 лет), образование высшее, учится в аспирантуре, не замужем;

2) дочь Т.М.(младший брат 15 лет) – М.Е. (21 год), образование высшее, не замужем. 3 и 4. Объединенная семья К-х состоит из семей двух родных сестер: 1 поколение. 1) О.П. (78 лет)- вдова в течение последних 6 лет, образование среднее, имеет одну дочь и двое сыновей- близнецов. У нее был один брак;

в 13 лет была отдана в няньки чужим людям, чего до сих пор не может простить своей матери;

живет с одним из сыновей, после того как «помогла ему развестись с женой», сын - алкоголик;

семья другого сына практически прекратила всякие с ней контакты. Не удовлетворена жизнью. 2) М.П. (родная сестра О.П., 76 лет) - вдова в течение последних 5 лет. Образование среднее, имеет две дочери, был один брак;

веселый характер, общительна, по сравнению со 126 своей сестрой является более терпимой и контактной, хотя в интеллектуальном развитии от старшей отстает;

очень долго не бросала работу, хотя большой необходимости в этом не было, считалась очень хорошим профессионалом (была бухгалтером);

2 поколение. 1) Дочь О.П. - Т.К.(54 года), образование высшее, имеет дочь, замужем одним браком;

в подходе к построению своей жизни исходила из желания делать все не так, как ее мать;

хороший профессионал, но работа не играет главной роли в ее жизни;

2) дочь М.П. - Е.С.(52 года) - образование высшее, имеет и сына, замужем одним браком;

больше интересуется домом и семьей, хотя считается хорошим работником, работа для нее – дело второстепенное;

3) дочь М.П. – М.Т. (44 года) - образование высшее, имеет дочь и сына, замужем второй раз;

спокойный, ровный характер, умная и интересная собеседница, на работе пользуется уважением и работа играет очень важную роль в ее жизни;

. 3 поколение 1) Дочь Т.К. – О.Р. (27 лет), образование высшее, был один брак и один развод, детей нет;

имеет повышенное вниманием со стороны мужского пола, что ее иногда утомляет;

хороший профессионал, работает с удовольствием;

2) дочь Т.К. – А.Т.(19 лет) – учится в вузе, не замужем, хозяйственная, много работы выполняет по дому вместо матери по собственному желанию. 4.3. Особенности и закономерности принятия гендерных ролей женщин в трехпоколенных семьях В процессе построения своей полоролевой идентичности первым ориентиром для ребенка является мать или лицо, которое непосредственно занимается его воспитанием. При этом главную роль играет поведение матери или воспитывающего лица, т.е. то, что ребенок непосредственно наблюдает. Работы М.И.Лисиной и ее последователей были посвящены изучению того, что ребенок может непосредственно наблюдать. Результаты этих исследований показали, что образы близкого взрослого и своего «Я» уже на ранних стадиях онтогенеза образуют аффективно-когнитивные комплексы, т.е. с самого раннего возраста образы отца и матери как представителей гендерных ролей имеют эмоциональную окрашенность. Для исследования особенностей и закономерностей выбора гендерных ролей испытуемые осуществляли когнитивный и эмоциональный выбор женских ролей в соответствии с выбранными методиками, затем они определяли свое поведение в реальной жизни. Далее выяснялось, насколько полученные когнитивная, эмоциональная и поведенческая иерархия ролей для каждой женщины соответствовали друг другу.

127 Для проверки не случайности распределения полученных иерархий гендерных ролей была составлена матрица размерности 17 х 8, где число 17 – количество испытуемых в выборке, а 8 – количество гендерных ролей в методиках. Однофакторный дисперсионный анализ для связных выборок Fэмп=19,699>Fкр=4,791 для =0,01 показывает, что распределение полученных иерархий неслучайно. В данном случае факторами считались испытуемые – члены семьи, а параметром – выбор ранга каждой из ролей, сделанный когнитивно, эмоционально и отразившийся в поведении. Важной характеристикой является соотношение компонентов когнитивного и эмоционального выбора гендерных ролей и их отражение в поведении. Для определения характера связей между тремя компонентами использовался метод ранговой корреляции для малых выборок Спирмена (Е.Сидоренко, 2002). Корреляционные связи рассматривались между парами: когнитивная-эмоциональная, эмоциональная-поведенческая и когнитивная-поведенческая компонентами. На рис.4.1 представлено число значимых коэффициентов ранговой корреляции Спирмена (не ниже r=0,64 для и n=8 - число гендерных ролей для уровня статистической значимости =0,05) между личностными парами иерархий ролей: когнитивная – эмоциональная, когнитивная – поведенческая, и эмоциональная поведенческая компонентами (в процентах от общего количества испытуемых в семье). Результаты проверки достоверности различий и значения всех коэффициентов корреляции для каждой пары составляющих: когнитивная – эмоциональная, когнитивная – поведение, эмоциональная – поведение по каждой испытуемой семье приведены в Приложении 3 к главе 4. Как видно из рисунка, каждая семья имеет свою картину распределения значимых корреляций. Это связано с различным отношением личности к какой-то стороне действительности и различным способам поведения, которые могут не полностью и даже вообще не соответствовать содержанию отношения (А.А.Бодалев, 1982). Для семьи Б-х наибольшая доля приходится на пару когнитивная – поведенческая (я делаю это потому, что считаю это важным), при этом отсутствуют значимые корреляции между поведением и эмоциональным выбором (мне не нравится, но я это делаю). В семье И-х больше, чем в других семьях, наблюдается согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческих компонентов. В семье К-х больше всего согласованы эмоциональный и когнитивный выборы, поведение эмоционально поддерживается мало. Важно отметить, что связь между когнитивной и поведенческой, а также между поведенческой и эмоциональной компонентами носит отрицательный характер. Это значит, 128 что более высоким значениям одного признака соответствуют более низкие другого, т.е. большая часть того, что делается, когнитивно не предпочитается и эмоционально не принимается.

Составляющие индивидуального поведения для семей доля значимых корреляционных связей в % 80 70 60 50 40 30 20 10 0 Семья Б-х Семья И-х Семья К-х Корреляция КЭ Корреляция КП Корреляция ЭП семьи Рис.4.1. Соотношение индивидуальных корреляций когнитивной, эмоциональной и поведенческой компонент в исследуемых семьях Таким образом, в результате анализа выявились следующие особенности принятия гендерных ролей: 1) в семьях (3 из четырех семей), в которых низкая согласованность когнитивного и эмоционального выбора иерархии гендерных ролей, ее реализация больше связана с когнитивным, чем с эмоциональным выбором;

2) в семье, в которой эмоциональный и когнитивный выбор согласованы (есть значимая корреляционная связь между ними), реализация гендерных ролей эмоционально принимается. Для определения закономерности принятия гендерных ролей рассматривались корреляции между гендерными иерархиями старших и младших женщин в семье, причем как прямого, так и не прямого родства, т.к. члены каждой семьи постоянно общались и продолжают общаться между собой.

129 С помощью коэффициентов ранговой корреляции Спирмена проверяется значимость корреляционных связей между когнитивными, эмоциональными и поведенческими составляющими между членами испытуемых семей. В качестве значимого коэффициента корреляции в соответствии с критерием Спирмена был взят коэффициент не ниже r=0,64 для и n=8 - число гендерных ролей для уровня статистической значимости =0,05. На рис.4.2 приведено число значимых корреляций когнитивной, эмоциональной и поведенческой составляющими между старшими и младшими женщинами в каждой семье (в % от общего числа рассмотренных корреляционных связей в семье). Полные данные расчета корреляционных связей между иерархиями гендерных ролей женщин в семьях приведены в Приложении 3 к главе 4. Как видно из рисунка 4.2, свыше 70% значимых корреляционных связей соответствует поведенческой составляющей, около 30% - когнитивной и только около 10% эмоциональной. Следовательно, наиболее выражена связь между поведенческой составляющей старших и младших женщин в семье. Эмоциональное отношение слабо влияет на собственный выбор. Женщина может не одобрять мать, но делать так же, как она. Подобное явление часто наблюдается в психологическом консультировании.

Значимые корреляции между гендерными иерархиями значимые корреляции в % 100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 Семья Б-х Семья И-х Семьи Семья К-х Пов едение Когнитив ная состав ляющая Эмоциональная состав ляющая. Рис.4.2. Соотношение составляющих гендерных иерархий между старшими и младшими женщинами в семьях испытуемых Таким образом, закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обуславливается интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного 130 поведения старших женщин в семье. Особенности реализации интериоризованной гендерной иерархии определяются степенью согласованности когнитивного и эмоционального выборов, при этом при низкой согласованности эмоционального и когнитивного компонентов реализация гендерной иерархии больше связана с когнитивным, чем с эмоциональным выбором. Таким образом, в процессе исследования было выделено 3 семейные стратегии в реализации гендерных ролей: 1) делать так, как считается «нужно» в данной семье, эмоционально это не одобряя;

2) делать то, что считается нужным в семье с удовольствием;

3) не делать по возможности то, что в семье считается нужным, т.к. не хочется. 4.4. Особенности соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях Особенности гендерного самосознания в трехпоколенных семьях женщин Как было выше установлено, когнитивная составляющая, связанная с гендерным самосознанием, играет значительную роль при реализации гендерных ролей. Уровень гендерного самосознания позволяет определить методика «Неоконченные предложения» (МиФ) (Т.Л.Бессонова, 1994, Н.В.Дворянчиков, 1998). Она также позволяет установить индивидуальную качественную степень выраженности фемининности маскулинности, определить субъективное отношение личности к своему уровню развития этих черт. Соотношение маскулинности-фемининности определяет полоролевую идентичность, которая проявляется в гендерном самосознании, эмоциональной сфере и поведении. В дальнейшем для анализа полоролевой идентичности будем рассматривать соотношение маскулинности-фемининности личности женщины. «Я- реальное» - отражает то, что означает личность человека, как представителя определенного пола, для самого себя (пропорция маскулинности/фемининности «Я реального»). «Я-идеальное» - набор индивидуальных представлений мужчин и женщин о желаемых образцах поведения;

«Я-рефлексивное» - совокупность субъективных представлений мужчин и женщин о том, какими их видят другие (соотношение черт маскулинности/фемининности в паттернах, демонстрируемых другим). Результаты тестирования всех испытуемых по методике МиФ по определению маскулинности-фемининности в Я- идеальное, Я- реальное, Я-рефлексивное для всех семей и как основной показатель полоролевой идентичности 131 результаты проверки достоверности различий в соотношении маскулинности-фемининности приведены в Приложении 3 к главе 4. Сводные данные полученных результатов по определению Я- идеальное, Я- реальное, Я-рефлексивное для всех семей приведены на рис.4.3-4.5. На рисунках по оси ординат представлено соотношение маскулинности, фемининности и нейтрального (смешанного) составляющих в Я- идеальном, Я- реальном и Я- рефлексивном (в %), характерном для каждой семьи. Как видно из рисунков, для всех семей характерно доминирование маскулинности в Яреальном. Различии наблюдаются в Я- идеальном, где в семьях Б-х и И-х преобладает фемининность, а в семье К-х преобладают нейтральные (смешанные) образы. Для Ярефлексивного для семей И-х и К-х характерно доминирование нейтрального типа, а для семьи Б-х – маскулинность и нейтральный тип представлены одинаково.

Образ Я семьи Б-х 90 80 70 60 50 40 30 20 10 Я-реальное Я-идеальное Ярефлексивное маскулинность фемининность смешанного типа % составляющ ие образа Рис.4.3. Структура гендерного самосознания семьи Б-х Образ Я семьи И-х 90 80 70 60 маскулинность фемининность смешанного типа % 40 30 20 10 Я-реальное Я-идеальное Я-рефлексив ное составляющ ие образа Рис.4.4. Структура гендерного самосознания семьи И-х Образ Я семьи К-х 60 50 40 маскулинность % 30 20 10 0 Я-реальное Я-идеальное Я-рефлексив ное фемининность смешанного типа составляющ ие образа. Рис.4.5. Структура гендерного самосознания семьи К-х Усредненные данные по всем 17-ти испытуемым приведены в табл.4.2. Таблица 4.2 Средние соотношения маскулинности-фемининности по методике МиФ Я-реальное Я-идеальное Я-рефлексивное Тип сексуального предпочтения М Ф нейтр. смеш. М Ф нейтр. смеш. М Ф нейтр. смеш. М Ф 133 Я-реальное М Ф 24 нейтр. смеш. Я-идеальное М 24 Ф 59 нейтр. смеш. Я-рефлексивное М 29 Ф 24 нейтр. смеш. Тип сексуального предпочтения М 56 Ф % от общего количества Как видно из табл.4.2, Я-реальное – маскулинное составляет подавляющее большинство- 65%, что является отражением нашей маскулинно - ориентированной культуры (Абраменкова В.В., 2003;

Каган В.Е., 1991, 2000), в которой доминирует конкуренция и мужские стереотипы, поэтому работающая женщина, вынуждена вести себя маскулинно, что и наблюдается в результатах исследования. Количественные результаты, полученные с помощью методики «Психологический пол», подтверждают преобладание маскулинности в гендерном самосознании во всех семьях. Средние значения маскулинности-фемининности по испытуемым семья следующие в семье Б-х маскулинность составляет 15,6, фемининность – 9, в семье И-х – маскулинность – 23, 2, фемининость – 10,2, в семье И-х – маскулинность – 24, фемининность – 10,4. Результаты по всем испытуемым приведены в Приложении 3 к главе 4. Преобладание в Я- идеальном фемининности и типе сексуального предпочтения – маскулинности указывает на живучесть стереотипных представлений об идеальной фемининной женщине и маскулинном мужчине. Я-рефлексивное (поведение, демонстрируемое другим) смешанного типа обеспечивает согласованность женской роли дома и мужской на работе. (Андрогинность в данном случае использовать не очень корректно, т.к. она предполагает одинаковое развитие мужских и женских качеств, оцененных количественно, а в данном случае имеем лишь качественную картину). Таким образом, представленные характеристики гендерного самосознания по всем семьям дает практически одинаковую картину, что является отражением скорее не семейных особенностей, а обще-культурных, характерных для данных условий и времени. Корреляционная связь между различными составляющими гендерного самосознания (коэффициенты ранговой корреляции Спирмена) по 17-ти испытуемым при уровне достоверности =0,01 и rкр=0,62 показывает достоверную связь между Я-реальное и Яидеальное (r =0,647), Я-реальное и Я-рефлексивное (r=0,824), что говорит о старании испытуемых оценивать себя объективно. Тип сексуального партнера «выбирает» Я-реальное (достоверная корреляционная связь r=0,735).

134 Полученные результаты указывают на то, что женщины понимают, что они являются женщинами и должны соответствовать представлениям о женщинах (Я-идеальное), но в то ж время женщина эта ощущает себя маскулинной (Я-реальное), что на уровне Я-рефлексивное отражается в виде некоторого смешения маскулинности-фемининности.. Особенности дифференциации полоролевых нормативов и аффективной составляющей полоролевой идентичности Степень дифференциации полоролевых нормативов и аффективная составляющая полоролевой идентичности определялись с помощью психосемантической методики, модифицированной методики «Кодирование» (Н.В.Дворянчиков, 1998, Е.М.Ижванова, 2004) в обработке результатов. Полоролевые нормативы у большинства испытуемых дифференцированы, недифференцированность образов мужчины и женщины только у 17,6%, отождествляют мужчину и женщину с ребенком 23,5%. Аффективная составляющая полоролевой идентичности по каждой семье приведена на рис.4.6. По оси ординат показана доля испытуемых (членов семьи в % от общего количества), имеющая соответствующий тип аффективной составляющей. Результаты по каждой испытуемой приведены в Приложении 3 к главе 4.

Аффективная составляющ ая полоролевой идентичности 100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 Семья Б-х Семья И-х Семья К-х маскулинная феминанная недифференцированная % семьи Рис.4. 135 Как видно из рис.4.6, для семьи Б-х характерна преобладание фемининной аффективной составляющей полоролевой идентичности, для К-х – маскулинной, а для И-х – сочетание фемининной и недифференцированной. Это говорит о том, что женщины семьи Б-х эмоционально воспринимают себя как фемининных, а смьи К-х – как маскулинных. Особенности когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка Испытуемые в соответствии с методикой когнитивного выбора гендера Родителя и Ребенка, описанной в главе 3, выбирали пол Родителя и Ребенка. Результаты выборов каждой испытуемой приведены в Приложении 3 к главе 4. Сводные данные по выбору гендеров Родителя и Ребенка приведены в табл.4.3 Таблица 4.3 Сводные данные по когнитивному выбору гендеров Родителя и Ребенка (в % от общего количества испытуемых в семье) Пол Родителя Пол Ребенка женщина мужчина не женщина мужчина не определен определен Семья Б-х 40 40 20 60 20 20 Семья И-х 40 43 60 57 0 Семья К-х 0 43 57 0 Средние значения по всем испытуемым 41 7 39 20 52 41 Итак, в среднем по испытуемым меньше половины женщин (41%) воспринимали себя в детстве девочками, и больше половины (52%) женщин в образе Родителя видят Мужчину. Сравнение когнитивного выбора пола Родителя в испытуемых семьях и результаты, полученные для возрастных групп (глава 3, табл.3.5) показывает, что преобладание тенденций выбора Родителя своего пола, характерного для большой выборки, в конкретных семьях не выполняется. Выбор Ребенка противоположного пола, характерный для большой выборки испытуемых, здесь также не сохраняется. Сравнение результатов конкретных испытуемых со своими возрастными группами, тем не менее показывает, что в целом в возрастных группах обще-возрастные тенденции сохраняются. Расхождение результатов по семьям испытуемых и большой выборки (глава 3) связано с преобладанием старших возрастных групп в исследуемых семьях, в которых результаты не столь выразительны, как в младших группах. Посмотрим соотношение когнитивно выбранных гендеров Родителя и Ребенка с составляющими гендерного самосознания Я- идеальное, Я – рефлексивное и Я- реальное. 20 40 136 Расчет коэффициентов ранговой корреляции между ними показал, что по 17-ти испытуемым при уровне достоверности =0,01 и rкр=0,62 достоверную связь имеет отношение гендер Ребенка - Я- реальное (r=0,625). Таким образом, составляющая гендерного самосознания Я- реальное достоверно связана с гендером Ребенка. Сводные итоговые данные особенностей соотношения маскулинности-фемининности по всем методикам приведены в Приложении 3 к главе 4. 4.5. Исследование преемственности соотношения маскулинности-фемининности женщин в трехпоколенных семьях женщин Для проверки гипотезы 4: наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения, проведем следующие преобразования полученных результатов. Объединив результаты, полученные по каждой методике и закодировав их следующим образом: неопределенный пол – 1, маскулинность – 2, фемининность – 3, фемининность-недифференцированность – 4, маскулинность-недифференцированность – 5, андрогинность – 6, получаем матрицу размерности 17х8, где 17-число испытуемых, а 8 – закодированные значения, полученные по каждой испытуемой: Я-реальное, Я-идеальное, Ярефлексивное, пол Родителя, пол Ребенка, тип аффективной составляющей полоролевой идентичности, уровень маскулинности, уровень фемининности, полученные по методике «Психологический пол» в общую таблицу включаются в значениях, полученных в методике. Полностью исследуемая матрица приведена в Приложении 3 к главе 4 (табл.14). Все значения, полученные с помощью разных методик, характеризуют соотношение маскулинности-фемининности по каждой испытуемой. Для проверки не случайности распределения полученных результатов использовался однофакторный дисперсионный анализ, который показал, что полученные по каждой семье распределения не случайны, т.к. Fэмп = >Fкр при уровне достоверности = 0,01 для всех семей (Приложение 3 к главе 4, табл.15). Расчет корреляционных связей между поколениями дало следующую картину, представленную в табл.4.4. Полные данные в Приложении 3 к главе 4 (табл.16). Таблица 4.4 Сводная таблица связей маскулинности-фемининности между поколениями испытуемых Сравниваемые поколения % значимых коэффициента корреляции между соотношением маскулинностифемининности испытуемых (не ниже r=0,62 для n=17, = 0,01 1 и 2 поколения – прямые родственные связи 57% 137 % значимых коэффициента корреляции между соотношением маскулинностифемининности испытуемых (не ниже r=0,62 для n=17, = 0,01 2 и 3 поколения - прямые родственные связи 83% 1 и 3 поколения- прямые родственные связи 67% 1 и 2 поколения – двоюродные родственные 100% связи 2 и 3 поколения - двоюродные родственные 100% связи 1 и 3 поколения - двоюродные родственные 100% связи Среднее значение 84,5% Как видно из результатов, приведенных в таблице 4.4, непрямые родственные связи сильнее влияют на соотношение маскулинности-фемининности в семье. Докажем гипотезу 4: наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими паолоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения. Как уже было показано ранее, основой личностного выбора иерархии гендерных ролей младших поколений является интериоризованная иерархия старших, продемонстрированная в паттернах полоролевого поведения. Задача заключается в проверке влияния паттернов поведения, проявляемых в реализации гендерной иерархии старших женщин в семье на соотношение маскулинности-фемининности младших женщин. Составим следующие 3 матрицы для проверки гипотезы 4. Первая матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 1-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности второго поколения (матери и дочери, тети и племянницы). Размер 11 х 8, первые 7 строк этой матрицы – индивидуальные соотношения маскулинности-фемининности 2 поколения (7 человек), следующие 4 строки – реализация в поведении иерархии гендерных ролей 1 поколения (4 человека), 8 - общее количество гендерных ролей и признаков маскулинности-фемининности (матери и дочери, старшие и младшие сестры, тети и племянницы). Вторая матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 2-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения. Размер 13 х 8, первые 6 строк этой матрицы – индивидуальные соотношения маскулинностифемининности 3 поколения (6 человек), следующие 6 строк – реализация в поведении иерархия гендерных ролей 2 поколения (человек) (матери и дочери, старшие и младшие сестры родные и двоюродные, тети и племянницы родные и двоюродные). Сравниваемые поколения 138 Третья матрица. Проверка влияния реализации гендерных иерархий 1-го поколения женщин на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения (родные и двоюродные бабушки и внучки). Размер 10 х 8, первые 6 строк этой матрицы – индивидуальные соотношения маскулинностифемининности 3 поколения (6 человек), следующие 4 строки (4 человека) – реализация в поведении иерархия гендерных ролей 1 поколения. Результаты однофакторного дисперсионного анализа и корреляционного анализа показывают следующее. Для первой матрицы: Fэмп = 12,48>Fкр= 2,87 для = 0,01, следовательно, результаты достоверны. Корреляционный анализ дает 71% высоких корреляционных связей (свыше 0,8). Таким образом, влияние реализации паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 1-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности второго поколения моджно считать доказанным. Для второй матрицы: Fэмп = 5,844>Fкр= 2,831 для = 0,01, корреляционный анализ дает 67% высоких корреляционных связей (свыше 0,8). Влияние реализации паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 2-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения можно также считать доказанным. Для третьей матрицы: Fэмп = 7,508>Fкр= 2,898 для = 0,01 и корреляционный анализ дает 67% высоких корреляционных связей (свыше 0,8), что доказывает влияние паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, 1-го поколения на соотношение маскулинности-фемининности третьего поколения. Таким образом, установлено влияние паттернов поведения, связанного с гендерными ролями, старших женщин в семье на соотношение маскулинности-фемининности младших женщин. Результаты корреляционного анализа показали влияние не только прямых родственниц, но и не прямых, влияние которое оказалось выражено сильнее. Данные корреляционного анализа приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.16). Таким образом, гипотезу 4 наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения, можно считать доказанной. Для проверки гипотезы 5: особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины, проанализируем результаты, полученные с помощью модифицированной методики «Кодирование».

139 Для этих целей рассмотрим характеристики образов Я, Мужчина и Женщина, характерные для каждой семьи и каждой испытуемой. В табл.4.5 приведены качественные характеристики этих образов для каждой семьи, полученные с помощью модифицированной методик «Кодирование». Таблица 4.5 Образы семьи И-х Образы семьи К-х Суровый – негативный Устрашающий – негативный характер характер Мужчина Суровый, возвышенный Темный, суровый, Суровый, бодрый, сильный, –негативный характер устрашающий, угрюмый, возвышенный, яркий, стремительный- негативный стремительный, угрюмый, характер радостный- позитивный характер Женщина Радостный, яркий – Радостный- ориентация на Устрашающий, суровый, позитивный характер позитивный характер стремительный, возвышенный, бодрый негативный характер Средние данные по доле значимых корреляционных связей между членами семей для каждой семьи приведены в табл.4.6. Данные по корреляционным всем связям между прямыми и непрямыми родственниками приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.17). Таблица 4.6 Сводная таблица согласованности образов Я, Мужчины и Женщины в семьях испытуемых (значимые корреляционные связи в % от их общего числа между родственницами) Семья Образ Образ Образ Я Мужчины Женщины Б-х 50% 12% 38% И-х 25% 38% 25% К-х 47% 29,4% 41,2% Среднее по всем семьям 40,6% 26,5% 34,6% Для семьи Б-х образ Я является нейтральным (50% значимых корреляций), образ Женщины (38%)– позитивным и на них приходится наибольшее количество значимых корреляционных связей (88%). В данной семье аффективная фемининная составляющая полоролевой идентичности наиболее сильно выражена (60%, рис.4.6). Это не противоречит результатами, полученными в главе 3, где показано, что адекватная фемининная составляющая полоролевой идентичности связана не столько с позитивностью женского образа, сколько с негативностью мужского, образ Мужчины данной семьи является негативным. В семье И-х образы Я является суровыми с негативным оттенком, образ Женщины имеет позитивный оттенок, но наиболее общим для всех женщин семьи является образ Мужчины (38%). Этот факт отражается в соотношении типов аффективной составляющей Образ Я Образы семьи Б-х Тихий -нейтральный 140 полоролевой идентичности: в ней преобладает фемининная и недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности. Данный результат также согласуется с результатами главы 3: позитивность мужского образа приводит не столько к неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности, сколько к недифференцируемой. В семье К-х образ Мужчины имеет позитивный оттенок, образ Я- негативный, при этом наибольшее число корреляционных связей соответствуют образу Я (47%), а маскулинность выражена сильнее, чем в двух других семьях. В данной семье преобладает неадекватная маскулинная составляющая полоролевой идентичности. Кажущееся противоречие результатам главы 3 (позитивность мужского образа должны приводить не столько к маскулинности, сколько к недифференцируемости), по-видимому, объясняется тем фактом, что при полоролевой идентичности ориентация происходит не столько на образ Мужчины или Женщины вообще, а на образ Я женщин старшего поколения, проявляющийся в паттернах полоролевого поведения, как это было показано в гипотезе 4. Кроме того, образы Мужчины испытуемых данной семьи мало связаны с образами своих возрастных групп. Все коэффициенты корреляции личных образов испытуемых женщин с возрастногрупповыми образами своих возрастных групп приведены в Приложении 3 к главе 4 (табл.18). Как видно из результатов, приведенных в таблице 4.5, самый большую долю (40,6%) составляют корреляции между образами Я, следовательно, можно сказать, что основным ориентирующим внутренним образом при образовании маскулинности-фемининности является образ Я родственников своего пола. Примерно треть значимых корреляций приходится на образы Женщины и Мужчины. Таким образом, в семьях, где образ Женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семье, где образ Мужчины – маскулинность. Для того, что проверить гипотезу 5 составим 3 матрицы. Матрица 1 – семьи Б-х размерность. 55х4, где 55=11х 5, где 11 – число цветов, используемых в программе «Диатон», а 5 – число женщин в семье. Число 5 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбец- соотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи. Т.к. он имеет размерность 8, недостающие знаки были дополнены 0, что было сделано и в остальных матрицах. Матрица 2 – семьи И-х размерность. 55х4, где 55=11х 5, где 11 – число цветов, используемых в программе «Диатон», а 5 – число женщин в семье. Число 4 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбец- соотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи.

141 Матрица 3 – семьи К-х размерность. 77х 4, где 77=11х 7, где 11 – число цветов, используемых в программе «Диатон», а 7 – число женщин в семье. Число 4 состоит из значений цветовых комбинаций образов Я, Женщина, Мужчина и один столбецсоотношение маскулинности-фемининности у испытуемых данной семьи. Результаты однофакторного дисперсионного анализа по трем матрицам дают следующие результаты (полностью приведены в Приложении 3 к главе 4): для матрицы Б-х - Fэмп = 16,16>Fкр= 3,87 для = 0,01 для матрицы И-х - Fэмп = 12,067>Fкр= 3,87 для = 0,01 для матрицы К-х - Fэмп = 20,69>Fкр= 3,847 для = 0,01. Таким образом, распределения характера образов и соотношение маскулинностифемининности не является случайными и гипотезу 5 особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины можно считать доказанной. Посмотрим теперь, как соотносятся иерархии женских гендерных ролей в семье и особенности построения семейных отношений с точки зрения браков и разводов. Наибольшее количество разводов приходится на семью Б-х, в которой отсутствуют значимые корреляции между эмоциональным выбором и поведением. В семье И-х, где разводы отсутствуют и жив представитель старшего мужского поколения, доля этих корреляций самая высокая, в этой же семье самая высокая доля значимых корреляций и между когнитивным и эмоциональным выбором, а также между когнитивным выбором и поведением. Таким образом, самая благополучная с точки зрения отсутствия разводов семья имеет максимальную компонентов. согласованность В самой когнитивного, эмоционального эмоциональная и и поведенческого поведенческая неблагополучной семье составляющие не согласованы. В этой семье предпочитаются маскулинные мужчины. Преобладание фемининности как в самой благополучной, так и в самой неблагополучной семье в «Я-идеальном» указывает на то, что существующие стереотипы идеальной фемининной женщины на семейную жизнь не влияют. По-видимому, его определяет «Яреальное», которое для благополучной семьи является маскулинным. Для самой неблагополучной семьи характерен самый большой процент личностных корреляций со своей возрастной группой по всем образам. Это говорит о сильном влиянии общества на членов семьи, для которых характерна фемининность в «Я-реальном». Особенно значимым фактором является близость переживания личностного Я со своей возрастной группой. Для самой благополучной семьи характерна самая низкая консолидация переживаний личностного образа со свойственным своей возрастной группе и высокому 142 уровню маскулинности в «Я-реальном». Данный факт указывает на большую независимость восприятия собственного Я и хорошо согласуется с высоким уровнем маскулинности. Рассматривая семью, в которой нет разводов и наличие старшего мужского поколения как благополучную, а с максимальным числом разводов, как не благополучную, отметим для данной семьи следующие особенности: 1) максимальная согласованность когнитивного, эмоционального выбора иерархии гендерных ролей и максимальное соответствие сделанному выбору поведения при эмоциональном одобрении своего поведения;

2) доминирование маскулинной составляющей в «Я-реальном» и низкая консолидация образа собственного Я «со всеми женщинами» своей возрастной группы обеспечивает независимость от общественного мнения;

3) общесемейное позитивное переживание образа Женщины. Для неблагополучной семьи характерно: 1) минимальная согласованность когнитивного, эмоционального выбора иерархии гендерных ролей и отсутствие эмоционального принятия своего поведения;

2) доминирование фемининной составляющей в «Я-реальном» и сильная консолидация своего Я со своей возрастной группой и с общественными представлениями о мужчинах и женщинах, т.е. наличие сильного влияния общественного мнения на личность;

3) общесемейное позитивное переживание образа Женщины. Таким образом, при трансляции маскулинности-фемининности в семье играют роль следующие факторы: 1) значимость участия в процессе воспитания старшей женщины младшей;

2) личностные особенности воспитывающей и воспитуемой;

3) характер образов Я, Женщины и Мужчины, на который ориентируется личность при полоролевой идентичности и их привлекательность;

4) доминирование маскулинности как фактора независимости или фемининности как фактора зависимости от общественного мнения. При этом было отмечено, что помимо особенностей, характерных для каждой семьи, существуют некоторые общие тенденции, свойственные для всех семей и связанные с общесоциальной ситуацией. Такие тенденции были выявлены при анализе гендерного самосознания личности, доминировании маскулинности и динамике мотивации аффиляции, характерной для каждого поколения. То есть влияние макросоциума на личность (Бодалев А.А., 1995), опосредованное через микросоциум – семью. Таким образом, рассматривая проблему трансляции маскулинности-фемининности в условиях микросоциума – семьи, мы видим наличие трех факторов, влияющих на 143 формирование личности женщины: макросоциум, опосредованный через микросоциум семьи, возрастно-психологические и индивидуальные особенности личностей женщин. Выводы. 1) Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация иерархии гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится). 2) Закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обусловлена интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного поведения старших женщин в семье. 3) Характеристики гендерного самосознания женщин в испытуемых семьях являются отражением обще-культурных условий, характерных для данных условий и времени, которые проявляются в преобладании маскулинности в восприятии себя как женщин в сочетании с идеальными представлениями о фемининности женщин и маскулинности мужчин. 4) В семье основным ориентирующим образом для построения собственного соотношения маскулинности – фемининности является образ Я матери (или замещающего его лица). Важными факторами являются также характеры образов Мужчины и Женщины: в семьях, где образ Женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семье, где образ Мужчины – маскулинность. Данные результат указывает на большую роль семьи, которая может быть значительнее влияния обще-культурных условий. 5) Для семьи, в которой отсутствуют разводы, характерна максимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных, относительная независимость от общественного мнения, которая отражается в доминировании маскулинной составляющей в «Я-реальном» и низкой консолидация образа собственного Я «со всеми женщинами» своей возрастной группы и позитивный эмоциональный образ Женщины. 6) Для семьи с максимальным количеством разводов характерна минимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных ролей, зависимость от обще-культурных условий, которая отражается в доминировании фемининной составляющей в «Я-реальном» и сильной консолидация своего 144 Я и эмоциональных представлений о мужчинах и женщинах со своей возрастной группой. Позитивный образ Женщины не обеспечивает эмоционального принятия гендерных ролей. 7) При трансляции маскулинности-фемининности в семье играют роль следующие факторы: участие в процессе воспитания старшей женщины, личностные особенности воспитывающей и воспитуемой, эмоциональные характеры образов Я, Женщины и Мужчины, маскулинность как фактор независимости или фемининность как фактор зависимости от общественного мнения. Подводя итоги по данной части исследования отметим, что роль семейных факторов в развитии полоролевой идентичности женщин проявляется в доминирующем влиянии паттернов гендерного поведения старших женщин семьи различной степени родства на выбор гендерной иерархии младших. Тип полоролевой идентичности женщины прямо зависит от преобладающего характера эмоциональной окрашенности образов своего и противоположного пола: в семьях с позитивным образом Женщины сильнее выражена фемининность, с позитивным образом Мужчины – маскулинность. Таким образом, рассматривая проблему трансляции маскулинности-фемининности в условиях микросоциума – семьи, мы видим наличие трех факторов, влияющих на формирование личности женщины: макросоциум, опосредованный через микросоциум семьи, возрастно-психологические и индивидуальные особенности личностей женщин.

Обсуждение результатов Проблемы взаимоотношения полов и полоролевой идентичности взрослой личности, отмеченные рядом авторов (О.Здравомыслова, М.Арутюнян, 1998;

О.В.Митина, В.Ф.Петренко, 2000;

Е.Т.Соколова, Н.С.Бурлакова, Ф.Лэонтиу, 2001, В.В.Абраменкова, 2003), отражают гендерное неблагополучие в России, которое имеет культурно – исторические корни. Изучение проблематики, связанной с процессами идентичности личности и полоролевой идентичности как одной из составляющих показало большое разнообразие подходов к ее решению (И.С.Кон, 1988;

Е.П.Белинская и О.А.Тихомандрицкая, 2001;

В.С.Агеев,1990;

В.А.Ядов,1995;

Т.Л.Бессонова, 1994;

В.Н.Павленко, 2000;

Э.Эриксон,1996, 2000;

Г.У.Солдатова, 2001;

А.И.Белкин, 2003;

Н.В.Дворянчиков, С.Н.Ениколопов, 2003;

Д.Н.Исаев, В.Е. Каган, 1979;

О.Кернберг, 2003;

К.Хорни, 2002, А.Лоуэн, 1998, S.Bem,1974). Анализ Т.Л.Бессонова, теорий 1994;

формирования И.В.Романов, полоролевой 2000, идентичности 2000;

(Я.Л.Коломинский, Н.К.Радина, 1999;

М.Х.Мелтеас, 1985;

М.А.Догадина, Л.О.Пережогин, 1999;

Ю.И.Алешина, А.С.Воловик, 1991, В.Е.Каган, В.В.Абраменкова, 2003, В.Л.Ситников, 2001) показывает, что формирование полоролевой идентичности личности связано с когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферами личности, при этом наименее изученной является связь с эмоциональной сферой, определяющей эмоциональное принятие гендерных ролей и которая стала основным предметом нашего исследования. Полоролевая идентичность не является каким-то жестким образованием, она зависит от конкретных историко-географических условий, от социально-экономических факторов, от возрастной группы, от гендера и семьи и происходит в рамках общих условий межличностного взаимодействия, описанных А.А.Бодалевым (1982, 1983, 1995). Образы гендерных ролей интериоризуются ребенком в процессе развития и транслируются следующим поколениям. Эмоциональная составляющая определяет принятие своей гендерной роли и является мало изученной. Для выдвижения гипотез о факторах, влияющих на формирование аффективной составляющей полоролевой идентичности, были использованы: культурно-исторический закон развития высших психических функций Л.С.Выготского, концепция социализации А.Г.Асмолова, роль близкого взрослого при построении образа другого человека и своего «Я» на ранних стадиях онтогенеза М.И.Лисиной. Для получения эмпирических результатов распределения аффективной составляющей полоролевой использованы: идентичностив модель различных возрастных и гендерных на группах понятии были образа гендерной идентичности, основанная 146 В.Л.Ситникова, стадии развития идентичности личности Э.Эриксона, модифицированная методика «Кодирование» Н.В.Дворянчикова и разработанная для целей исследования методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка. Как было установлено особенности в процессе исследования, существуют возрастнополоролевой составляющую психологические возрасте. развития аффективной составляющей аффективную идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом Общими тенденциями, характеризующими полоролевой идентичности, являются следующие. Наблюдаемые максимумы в распределении адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в определенных возрастных группах можно рассматривать как послекризисные, когда значимая часть данной возрастной группы сделала выбор в пользу принятия своих гендерных ролей с учетом нормативных задач развития. Возрастная группа 16-19 лет является кризисной группой с точки зрения аффективного принятия своих гендерных ролей для обоих гендеров. Различия в динамике развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской и мужской выборках заключаются в длительности переходного периода от кризисного к максимальному принятию гендерных ролей и различной выраженности этого максимума. В мужской выборке после кризисной группы 16-19 лет максимум приходится на следующую возрастную группу – 20-26 лет, а в женской выборке – на группу 27-32 года, в которой он выражен сильнее, чем в мужской возрастной группе 20-26 лет. Выявленные в зрелом возрасте состояния, характеризующие кризис аффективной составляющей полоролевой идентичности (как составляющей общей идентичности личности) показывают, что кризисы гендерной идентичности характерны не только для молодого, но и зрелого возраста. В зрелом возрасте кризисным для женщин является возраст 40-45 лет, а для мужчин – 33-39 года, при этом в женской выборке с 40-45 лет наблюдается рост адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности, в то время как в мужской группе наблюдается ее спад. Выявленные тенденции в развитии аффективной составляющей полоролевой идентичности показывают наличие проблем у лиц обоего пола. В юности преобладает недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности у представителей обоих полов. В возрасте 20-26 лет юноши начинают догонять девушек в развитии адекватной идентичности, а в группе 27-32 года они снова начинают отставать.

147 В зрелости у женщин развивается маскулинность, а затем часть женщин приобретают андрогинность, а у другой части происходит усиление инфантильных тенденций. Мужчины через фемининность в основном идут к усилению недифференцированности. Проблема женской идентичности заключается в двойном стандарте, предъявляемом женщине: требование реализации чисто женских функций, которые обществом не ценятся и дискриминация в профессиональной деятельности. Женщине часто приходится выбирать между женскими и профессиональными ролями. Те, которые делают это успешно, развивают в себе андрогинность, у тех, кто этого сделать не может, происходит спутанность ролей и, как следствие, спутанная недифференцированная идентичность. Проблема мужской идентичности заключается в нечеткости образа Мужчины и женском типе воспитания, преобладающем в обществе. Отсюда и возникают такие мужские гендерные нормы, как антиженственность, умственная твердость, безэмоциональность. Не имея твердого образа собственной гендерной принадлежности трудно говорить об андрогинности, как одинаково высоком уровне развития мужских и женских качеств. Факторами, влияющими на аффективную составляющую полоролевой идентичности, эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщин, пол значимого родителя и психологический пол в детстве. Эти факторы по-разному влияют на аффективную составляющую полоролевой идентичности у женщин и мужчин. Адекватная аффективная составляющая полоролевой идентичности в мужской выборке связана с позитивностью образа Мужчины, у женщин – с его негативностью. Позитивность образа Женщины у мужчин и женщин прямо и тесно связана с андрогинным типом аффективной составляющей полоролевой идентичности, однако у женщин одновременно должны быть позитивными образы Мужчины и Ребенка. Когнитивный выбор Родителя своего пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской выборке и слабо - в женской. Когнитивный выбор Ребенка мужского пола прямо связан с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности как в мужской, так и в женской выборках. Высокий уровень недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности в некоторых мужских и женских группах сочетается с неадекватным когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка, что соответствует результатам, полученным в работе (Е.Т.Соколова, Н.С., Бурлакова и Ф.Лэонтиу, 2002), которые показывают связь феномена диффузной гендерной идентичности с неопределенным когнитивным стилем личности. Для женских групп характерно более раннее формирование возрастнопсихологических особенностей образов и большее их разнообразие, чем для мужских, 148 наблюдаемая тенденция роста позитивности образов у женщин имеет следующий порядок: Я, Мужчина, Женщина, Ребенок, а для мужских групп тенденция отличается: Я, Мужчина, Ребенок, Женщина. Таким образом, для женщин самым позитивным является образ Ребенка, а для мужчин – образ Женщины. Возрастно-психологическая окрашенность образов Мужчины и Женщины имеет в основном отрицательный оттенок, как у женщин, так и у мужчин, поэтому можно говорить лишь о большей или меньшей степени выраженности позитивности, зависящей от возрастной группы. Сравнение результатов когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка данного исследования с теориями полоролевой идентификации с точки зрения объектов идентификации показало, что преобладание выбора Родителя своего пола во всех группах на когнитивном уровне согласуется с ними. Анализ связи выбора пола Родителя и характеров образов Мужчины и Женщины показывает, что для мужских групп выбор Родителя мужского пола не связан с характером образа Мужчины. Выбор Родителя-женщины, характерный для юношей, и позитивность образа Женщины связаны отрицательной связью: чем хуже образ, тем скорее выберу (тенденция ребенка отождествлять себя с тем родителем, кого он больше боится). Для женщин выбор Родителя-женщины связан с образом Мужчины: чем негативнее образ Мужчины, тем скорее в качестве Родителя будет выбрана женщина. Однако, выбор Родителя_- мужчины связан с позитивностью образа Женщины: чем позитивнее образ Женщины, тем вероятнее выбор Родителя-мужчины. Позитивность образа Ребенка и выбор Родителя женского пола у мужчин прямо связаны (хочу быть ребенком при маме). Все женские группы в выборе гендера Ребенка предпочитают мальчика, что согласуется с результатами (В.Е.Каган, 2000), который отмечает в старших детских дошкольных группах у обоих полов ориентацию на маскулинность. Э.Эриксон, считал, что развитие человека не заканчивается в подростковом возрасте, а растягивается на весь жизненный цикл, в ходе которого индивид устанавливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде, при этом каждой стадии присущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения. Относительно процесса полоролевой идентичности изменения связаны с решением нормативных задач развития и пересмотром гендерных ролей. Как было рассмотрено выше, каждая возрастная группа решает свои задачи и осуществляет свой выбор, приводящий к позитивным или негативным изменениям.

149 Следуя за Эриксоном, рассматривающего полоролевую идентичность как процесс, изменяющийся со временем, и Марсиа, выделившего группы состояний относительно кризиса и выбора, можно утверждать, что эмоциональное отношение к гендерным ролям, характеризующие кризис полоролевой идентичности, характерны не только для молодого, но и зрелого возраста. Усиление недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности характеризует определенные кризисы смены гендерных ролей и моратории на их принятие. Подытоживая сказанное, отметим, что нерешенные проблемы идентичности вообще и полоролевой идентичности в частности (Э.Эриксон, 1996) переходят на следующие стадии развития, порождая проблемы как физические на уровне здоровья, так и психологические. Рассматривая роль семьи в формировании соотношения маскулинностифемининности у женщин на примере трехпоколенных семей, было установлено, что на нее влияют все женщины семьи, причем степень этого влияния зависит от степени участия в воспитании и схожести личностных особенностей воспитывающей и воспитуемой. Характеристики гендерного самосознания женщин в испытуемых семьях являются отражением обще-культурных условий, характерных для данных условий и времени, которые проявляются в преобладании маскулинности в восприятии себя как женщин в сочетании с идеальными представлениями о фемининности женщин и маскулинности мужчин. Закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обусловлена интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного поведения старших женщин в семье. Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация иерархии гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится). Для условно благополучной семьи свойственна согласованность когнитивных, эмоциональных и поведенческих, при этом деятельность, отражающаяся в поведении при реализации построенной иерархии гендерных ролей, эмоционально принимается. Для условно неблагополучных семей – такая согласованность минимальна, при этом существует эмоциональное непринятие своих гендерных ролей. В семье основным ориентирующим образом для построения собственного соотношения маскулинности – фемининности является образ Я матери (или замещающего Заключение Целью нашего исследования было изучение возрастно-психологических особенностей аффективной составляющей полоролевой идентичности личности и факторов, влияющих на ее развитие. Анализ теорий формирования полоролевой идентичности (Я.Л.Коломинский, М.Х.Мелтеас, 1985;

М.А.Догадина, Л.О.Пережогин, 1999;

Ю.И.Алешина, А.С.Воловик, 1991, Т.Л.Бессонова, 1994;

И.В.Романов, 2000, В.Е.Каган, 2000;

Н.К.Радина, 1999;

В.В.Абраменкова, 2003, В.Л.Ситников, 2001) показывает, что с формированием полоролевой идентичности личности связаны когнитивная, эмоциональная и поведенческая сферы. Наименее изученной является связь эмоциональной сферы личности с формированием полоролевой идентичности личности, определяющая эмоциональное принятие гендерных ролей и которая стала основным предметом нашего исследования. Исследования, связанные с изучением факторов развитие аффективной составляющей полоролевой идентичности, базировались на культурно-историческом законе развития высших психических и своего «Я». Изучение факторов, связанных с аффективной составляющей полоролевой идентичности, позволяет уточнить условия ее формирования и осуществить коррекцию ее развития в различные возрастные периоды, повысив тем самым самооценку личности и гармоничные отношения между полами. Результаты, полученные при исследовании аффективной составляющей полоролевой идентичности и факторов с ней связанных, в целом подтверждают выдвинутые нами гипотезы и согласуются с описанными в литературе данными. Материалы исследования позволяют представить развитие аффективной составляющей полоролевой идентичности в виде кризисов принятия новых гендерных ролей в соответствии с подходом Э.Эриксона. Выявленные в процессе исследования возрастные кризисы аффективной составляющей полоролевой идентичности характерны не только для юного, но и зрелого возраста, что говорит об определенных мораториях на принятие изменившихся гендерных ролей. Эти кризисы имеют гендерные различия, которые проявляются в разные возрастные периоды зрелого возраста и имеют различную возрастную динамику. Важным фактором, связанным с развитием аффективной составляющей полоролевой идентичности, является позитивность гендерных образов, формирование которой должно происходить с раннего возраста как в средствах массовой информации, так и в семье. функций Л.С.Выготского, концепции социализации А.Г.Асмолова и установленной М.И.Лисиной роли близкого взрослого при построении образа другого человека 151 Изучение связи семейных факторов с формированием аффективной составляющей полоролевой идентичности женщины показало влияние на нее не только прямых, но и непрямых родственниц, а также привлекательность образов Мужчины и Женщин, которые имеют свои особенности в каждой семье. Большая роль семьи в формировании маскулинности-фемининности в личности женщины в какой-то степени может нейтрализовать негативное влияние социальных стереотипных установок. Это позволяет эффективно проводить консультирование в вопросах построения межгендерных отношений, оказывая влияние на семью. Установленная в процессе исследования роль образа «Я» матери как значимого семейного фактора при формировании маскулинности-фемининности, позволяет более результативно проводить консультирование по проблемам, связанным с коррекцией межличностных отношений детей и подростков. Дальнейшими перспективами развития работы могут быть следующие: 1) выделение когнитивной, эмоциональной и поведенческой составляющих полоролевой идентичности личности, определение связи между ними и влияния их согласованности на формирование полоролевой идентичности у обоих гендеров;

2) установление всей совокупности факторов, связанных с когнитивной, аффективной и поведенческой сферами личности, оказывающих влияние на полоролевую идентичностиь взрослой личности;

3) определение связи полоролевой позиции личности с эмоциональным принятием гендерной роли и качеством ее реализации;

4) определение связи полоролевой идентичности с историческими и современными стереотипами в различные возрастные периоды;

5) определение особенностей трансляции маскулиннности – фемининности для различных типов семейных условий;

6) установление закономерностей трансляции маскулинности-фемининности для обоих гендеров, характерных для различных семейных сценариев;

7) исследование взаимного влияния когнитивной, эмоциональной и поведенческой составляющих полоролевой идентичности старших женщин и мужчин в семье на формирование маскулинности-фемининности у детей обоего пола различного возраста;

8) исследование связи личностных особенностей мотивационной сферы личности с формированием полоролевой идентичности.

Выводы 1) Проведенное исследование позволило установить возрастно-психологические особенности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте, их связь с решением нормативных задач развития, отражающихся на социальном уровне. Возрастная динамика аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляется в степени принятия своей гендерной принадлежности и связана с изменением содержания гендерных ролей в период их пересмотра. В юношеском возрасте наблюдается поляризация в развитии аффективной составляющей полоролевой идентичности в обеих гендерных группах. В зрелых возрастах степень принятия гендерной принадлежности возрастает при сохранении тенденции к смешению гендерной идентичности и ее отвержению. Преобладающая ненормативная линия развития у лиц обоего пола в возрастной группе 16-19 лет переходит к некоторому ее выравниванию в следующий возрастной период – 20-26 лет;

затем в возрастной группе 27-32 года в женской группе она в основном соответствует нормативной линии развития, а в мужской - нет. Возрастная группа 33-39 лет характеризуется достаточно высоким уровнем ненормативной линии развития у лиц обоего пола, что на социальном плане отражается в росте разводов. Следующие возрастной период 40-45 лет и для женщин и для мужчин характеризуется усилением маскулинности, которая отражается в усилении нормативной линии развития (рост андрогинии для женщин и маскулинности - для мужчин). В возрастной группе 46-60 лет снова происходит усиление ненормативных тенденций. 2) Выявленные гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляются в степени принятия своей гендерной принадлежности и гетерохронности пересмотра содержания гендерных ролей. В женской выборке преобладает тенденция адекватного развития полоролевой идентичности и время пересмотра содержания гендерных ролей соответствует 40-45 годам. Для мужской выборки более характерно отвержение и смешение полоролевой идентичности и время пересмотра содержания гендерных ролей приходится на возрастную группу 33-39 лет 3) Факторами, влияющими на формирование аффективной составляющей полоролевой идентичности, являются аффективная окрашенность образов Мужчины и Женщины, значимый родитель и психологический пол личности в детстве. Влияние этих факторов на мужчин и женщин имеет гендерные различия, которые заключаются в том, что эмоциональная окрашенность образа мужчины у обоих гендеров стабильна и не зависит от возраста, а образ женщины претерпевает различные изменения в зависимости 153 от гендера: у женщин с возрастом изменяется в достаточно широком диапазоне, а у мужчин остается стабильным, оставаясь преимущественно позитивным. Факторами, обуславливающими формирование адекватной маскулинной аффективной составляющей полоролевой идентичности у мужчины является позитивная окрашенность образа мужчины и позитивное отношение к родителю своего пола. У женщины адекватная фемининная аффективная составляющая полоролевой идентичности связана с негативным образом мужчины. Фактором, необходимым для формирования аффективной составляющей полоролевой идентичности андрогинного типа для обоих гендеров является позитивная окрашенность образов мужчины и женщины. Так как ребенок с раннего возраста формирует аффективно-когнитивный комплекс образа себя и другого, очень важно формирование позитивности образов обоих гендеров с самых ранних лет. При этом эмоциональное принятие своих гендерных ролей обеспечивается не только позитивной материнской, но и позитивной отцовской фигурой для лиц обоего пола, при этом она особенно значима для мужчин. 4) Пол значимого родителя оказывает влияние на формирование аффективной составляющей полоролевой идентичности личности. Высокий уровень недифференцированной мужских группах. 5) Влияние семейных факторов на соотношение маскулинностифемининности женщины определяется паттернами полоролевого поведения старших женщин в семье различной степени родства, отражающихся в реализации гендерных ролей и ее согласованности с эмоциональным и когнитивным выбором, а также привлекательностью образов Женщины и Мужчины в семье. 6) Полоролевая идентичность личности женщины отражается в соотношении маскулинности-фемининности в семье и прямо связана влиянием не только прямых, но и непрямых родственных связей с преобладанием и привлекательности образа Женщины или Мужчины. 7) Особенности реализации гендерных ролей связаны с согласованностью когнитивного и эмоционального компонентов. При их низкой согласованности реализация гендерных ролей связана больше с когнитивным, чем с эмоциональным выбором (не нравится, но делаю). При высокой согласованности когнитивного и эмоционального компонентов реализуемые гендерные роли эмоционально принимаются (делаю то, что нравится). аффективной составляющей полоролевой идентичности сочетается с предпочтением Родителя противоположного пола как в женских, так и 154 8) Закономерность принятия личностной иерархии гендерных ролей женщин младшего поколения обусловлена интериоризованной гендерной иерархией старшего поколения, наблюдаемая младшим поколением на уровне паттернов гендерного поведения старших женщин в семье. 9) Характеристики гендерного самосознания женщин в испытуемых семьях являются отражением обще-культурных условий, характерных для данных условий и времени, которые проявляются в преобладании маскулинности в восприятии себя как женщин в сочетании с идеальными представлениями о фемининности женщин и маскулинности мужчин. 10) В семье основным ориентирующим образом для построения собственного соотношения маскулинности – фемининности является образ Я матери (или замещающего его лица). Важными факторами являются также характеры образов Мужчины и Женщины: в семьях, где образ Женщины имеет позитивный оттенок, сильнее выражена фемининность, а в семье, где образ Мужчины – маскулинность. Данные результат указывает на большую роль семьи, которая может быть значительнее влияния общекультурных условий. 11) Для семьи, в которой отсутствуют разводы, характерна максимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных, относительная независимость от общественного мнения, которая отражается в доминировании маскулинной составляющей в «Я-реальном» и низкой консолидация образа собственного Я «со всеми женщинами» своей возрастной группы и позитивный эмоциональный образ Женщины. 12) Для семьи с максимальным количеством разводов характерна минимальная согласованность когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов иерархии гендерных ролей, зависимость от обще-культурных условий, которая отражается в доминировании фемининной составляющей в «Я-реальном» и сильной консолидация своего Я и эмоциональных представлений о мужчинах и женщинах со своей возрастной группой. Позитивный образ Женщины не обеспечивает эмоционального принятия гендерных ролей. 13) При трансляции маскулинности-фемининности в семье играют роль следующие факторы, влияющие на формирование личности женщины: макросоциум, опосредованный через микросоциум семьи, возрастно-психологические и индивидуальные особенности личностей женщин.

Список литературы Абраменкова В.В. Половая дифференциация и сексуализация детства, Вопросы психологии, № 5, 2003, с.103-120 Авилов Л.Ф. Феминизм: основа вырождения человечества, М., ООО «Природа и человек» («Свет»), 2001 Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1996 Адлер А. «Воспитание детей. Взаимодействие полов» Ростов-на-Дону, «Феникс», 1998 г. Айвазова С. Русские женщины в лабиринте равноправия. Очерки политической теории и истории. РИК Русанова, 1998 Алешина Ю.И., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины. Вопросы психологии 1991, № 4, с.74-82 Алексеева Л.С. Представление супругов о семье.

Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук, М., ИПАН, 1984 г. Артемьева Е.Ю. Семантические пространства как модели// Вестник МГУ, серия 14, Психология, М., 1991. №1, с.61-73 Артемьева М., Настоящий мужчина должен быть! или На повестке "мужской" вопрос, Женщина и общество Интернет, 29.03.2003 http://owl.ru/content/news/vestnik/p52856.shtml Асмолов А.Г. Псхология личности, М.МГУ, 1990 Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.:Смысл, 2001 Белкин А.И.Третий пол (судьбы пасынков Природы) 2003, сайт © 1001.vdv.ru Белинская Е.П., Тихомандрицская О.А. Социальная психология личности, М., АспектПресс, 2001 Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы: Пер. с англ./ Общ. ред. М.С.Маковецкого – СПб.: Лениздат,1992 Берн Э. Трансактный анализ в группе, М.Лабиринт, 1994 Берн Э. Секс в человеческой жизни Формы человеческих отношений, 2003 Интернет, http://www.people.nnov.ru/volkov/reflections/berne Бернс Р. Что такое Я- концепция, с.333-393 в кн.Психология самосознания, Самара 2003, изд дом Бахрах-М Берн Ш. Гендерная психология. С.- Петербург, «прайм – Еврознак», «Изд. дом НЕВА», М., «ОЛМА-ПРЕСС», 2002 Бессонова Т.Л. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического вуза, Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук, М., Пед.Университет им. Ленина, М., 1994 г. Бестужев-Лада И.В., Захарова О.В. В лабиринтах эмансипации. Женщина как социальная проблема, Асаdemia, М, 2000 Бодалев А.А. Специфика социально-психологического подхода к пониманию личности//В кн. «Основы социально-психологической теории/Ред.А.А.Бодалев, А.Н., Сухов, М., 1995, с.45-61 Бодалев А.А. Специфика социально-психологического подхода к пониманию личности, в кн.:Психология личности в трудах отечественных психологов, Питер, 2000, с.336-344 Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком, Издательство Московского университета, 1982 Бодалев А.А. Личность и общение Москва, «Педагогика» 1983 Бойченко К. Меняющиеся мужчины в меняющемся мире Интернет, Женщина и общество, genderkcgs@onego.ru16.03.2003 Вейнингер О. Пол и характер. М. «Терра», 1999 г. Вернадский В.И. «Ноосфера определяет все мое понимание окружающего…» в кн.:

Вл.Вернадский: Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков./М: Современник, 1993, с.462-520 Визгина А.В., Пантелеев С.Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин, ВП №3, 2001, с. 91-100 Виноградова О.С. О некоторых особенностях ориентировочной реакции на раздражители второй сигнальной системы у нормальных и умственно отсталых школьников //Вопр.психол., 1956, N 6, С.101-110 Виноградова О.С., Соколов Е.Н. Соотношение реакций сосудов руки и головы в некоторых безусловных рефлексах у человека //Физиологический журнал СССР, 1957, т.43, N 1, С.54-59. Виноградова О.С., Эйслер Н.А. Выявление систем словесной связи при регистрации сосудистых реакций //Вопр.психол., 1959, N 2, С.101-110 Волкова А.Н. Социально-психологические факторы супружеской совместимости, Ленинград, Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук, ЛГУ, 1994 г. Выготский Л.С. Мышление и речь//Л.С.Выготский. Собрание соч. в 6-ти томах Т.2, 3, 6 Проблемы общей психологии, М. 1982 с.5-361 Выготский Л.С. История развития высших психических функций, //Л.С.Выготский. Собрание соч. в 6-ти томах Т.3.,М. 1982 с.5-328 Гаврилица О.А. Ролевой конфликт работающей женщины, диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук М., МГУ, 1998 г. Головин С.Ю.Словарь психолога – практика, Минск, Харвест, 2001 Гальперин П.Я. Введение в психологию. М., 1976. Гальперин П.Я. Развитие исследований по формированию умственных действий// Психологическая наука в СССР. Т. 1. М., 1978 Гальперин П.Я. Психология как объективная наука. М-Воронеж, 1998 Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ, С.-Петербург, 1998 г. Градскова Ю.В. «Женщина в семье и семья в жизни женщины: исторический обзор противоречий «советского эксперимента» ЖПП №8-9, 2000 г., с. 3-14 Грановская Р.М. «Элементы практической психологии», Санкт-Петербург, Изд. «Свет»,1997 Грошев И.В. «Дискурсы пола рекламно- гендерного поля» ЖПП №8-9, 2000 г Дворянчиков Н.В. Полоролевая идентичность у лиц с девиантным поведением, Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук М., МГУ, 1998 г. Дворянчиков Н.В., Герасимов А.В. Особенности применения проективных методов при диагностике и изучении лиц с аномальным сексуальным поведением. // Материалы международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам “Lomonosov - 96” секция “Психология”, Москва. - 1996. - C. 16-17 Дворянчиков А.В., Ениколопов С.Н. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии, По материалам © ® Журнал практической психологии и психоанализа© ® psychol.ras.ru, 2003 Догадина М.А. Пережогин Л.О. Сексуальное насилие над детьми. Москва,1999 г Донцов А. И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности, ВП 1997 №4, с.75 Дробижева Л.М., Аклаев А.Р, Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации. М.: Мысль, 1996 Ениколопов С.Н., Кравцова О.А. Теории сексуального насилия. Прикладная психология № 4 1999 г., с.45-53 Ефремов И. Таис Афинская, М. «Дружба народов», 1997 г. Журавлев А.П. Фонетическое значение. Л.:Изд-во ЛГУ, 1974 Журавлев А.П. Звук и смысл 2-е изд.-М.:Просвещ., Здравомыслова О., М.Арутюнян Российское общество: две гомосексуальные субкультуры:в кн. «Российская семья на европейском фоне», подготовленной на основании результатов международного социологического исследования, Институт социально- экономических проблем РАН. М., 1998 Злобина О.Ю., Шевцова И.Я., Свистунова Л.П. Женщина в третьем тысячелетии (глобализации и гендерные проблемы), Иркутский Кризисный Центр, 2003 Зыбковец В.Ф. Эпоха матриархата, Наука и религия, № 7, 1970 г, с 71-78 Ижванова Е.М. К вопросу о полоролевой идентификации женщин: Материалы научнопрактической конференции ученых МАДИ(ТУ), МСХА, ЛГАУ, ССХИ 26-27 марта 2002 года, с.28-31 Ижванова Е.М. Использование структурного анализа Э.Берна в символдраме для определения полоролевой идентификации личности женщины: Материалы научнопрактической конференции ученых МАДИ(ТУ), МСХА, ЛГАУ, ССХИ 26-27 марта 2002 года, с.17-20 Ижванова Е.М. Проблемы полоролевой идентификации женщин, Семейная психология и семейная терапия № 2, 2002, с.72-78 Ижванова Е.М Метод использования неосознаваемой информации для определения полоролевой идентичности // Вопросы гуманитарных наук, 2004, №1, с.322-325 Ижванова Е.М Когнитивная методика на основе модели Э.Берна // Вопросы гуманитарных наук, 2004, №1, с.319-321 Ижванова Е.М.Образы мужчины и женщины в истории России // Вопросы гуманитарных наук, 2004, №2, с.318-320 Ижванова Е.М Исследование соотношения особенностей когнитивно выбранных гендеров Родителя, Взрослого и Ребенка и полоролевой идентичности личности // Вопросы гуманитарных наук, 2004, №2, с.321-325 Ижванова Е.М Возрастно-психологические особенности гендерных образов // Семейная психология и семейная терапия, 2004, № 1, с.34-44 Информация Госкомстата России, статистические сборники: "Россия в цифрах, 2004", "Социальное положение и уровень жизни населения России, 2004 "Женщины и мужчины России, 2004" Исаев Д.Н., Каган В.Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей, Ленинград, «Медицина», Ленинградское отделение, 1979 г. Каган В.Е. Половая идентичность и развитие личности. Обозрение психиатрии и медицинской психологии Ин-та им. Бехтерева, 1991, № 4, с.25-33 Каган В.Е. Когнитивные и эмоциональные аспекты гендерных установок у детей 3–7 лет, ВП№2 2000, с.65-69 Калюжная Н.Б. и др. К типологии жен, совершивших тяжкие общественно опасные деяния. Независимый психиатрический журнал № 2, 1997 г., с.38-42 Карабанова О.А. Психология семейных отношений, Москва-Самара, 2001 г. Карабанова О.А. Социальная ситуация развития ребенка: структура, динамика, принципы коррекции. Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук Москва, МГУ,2002 Кернберг О. Сексуальные взаимоотношения Интернет, http://pcihadvert.h10.ru/artikl/kernb1.html Климов Е.А. Основы психологии М,.Физкультура и спорт, изд. Объед.ЮНИТИ, 1997 Коломинский Я.Л., Мелтеас М.Х. Ролевая дифференциация у дошкольников. Вопросы психологии № 3, 1985, с.165-171 Кон И.С.В поисках себя. Личность и ее самосознание.М.: "Политиздат", 1984.

Кон И.С. Введение в сексологию, М., Медицина, 1988 г Кон И.С. Загадка человеческого «Я», в кн: Психология личности в трудах отечественных психологов, Питер, 2000, с.336-344 Кон И.С. Психология половых различий.//Вопросы психологии, 1981, №2, с. 47-57 Кочарян А.С. Опросник диагностики личности в конфликте в кн. «Вопросы полового воспитания», Саратов, Саратовский пединститут, 1991 г. Крайг Г. Психология развития Питер, Санкт-Петербург, Москва – Харьков- Минск, 2000 Краткий психологический словарь Интернет http://shp/by.ru/psy/lit/psy_enc/txt/s103.shtm, 2004 Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность, М., 1975 Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка, М., МГПИ, 2001 Лопухова О.Г. Влияние этнокультрных традиций на становление психологического пола личности, Вопросы психологии, 2001. № 5, с.73-79 Лоуэн А. Любовь и оргазм, Ростов-на-Дону, Феникс 1998 Лэнг Р. Расколотое «Я», в кн.: Самосознание и защитные механизмы личности, Самара, изд. дом «Бахрах», 2000, с.314-319 Мистрик Й. математико-статистические методы в стилистике//Вопросы языкознания.1967, № 3, с.42-52 Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М. «Смысл», 1999 г. Маховер К. Проективный рисунок человека. Изд. «Смысл», М., 2000 Митина О.В., Петренко В.Ф. Кросскультурное исследование стереотипов женского поведения (в России и США) ВП №1, 2000, с.68-88 Модификация теста- опросника А.Мехрабиана (М.Ш.Магомед-Эминов): Практикум по психодиагностинике. Прикладная психодиагностика. М., МГУ, 1992 г. Московичи С. Век толп, М., Центр психологии и психотерапии, 1996 Мясищев В.Н. Психология отношений. Избранные психологические труды. М, Воронеж, 1998 Обухов Я.Л. Символдрама и современный психоанализ // Сб. статей. – Харьков: Регионинформ, 1999 Общая психология, Сборник текстов. Вып.2. «Субъект деятельности», М., МГУ,1998 Орехов А.Н., Семенов Д.В. Исследование зависимости между семантическими и процессуальными характеристиками представлений в математизированной синтетической теории психических процессов // Доклады АН УССР. А., 1988, N 9, С. 7882 Павленко В.Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии ВП№1, 2000. с.135-141 Перлз Ф. Гештальт-семинары, М., Институт общегуманитарных исследований, 1998 Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. МГУ, 1983 Петренко В.Ф. Психосемантический подход к этнопсихологическим исследованиям // Сов. этнография. 1987. №3. С. 22–38 Петренко В.Ф. Психосемантический подход к исследованию сознания и личности. Психологическое обозрение, М., 1996, №2(3), с.12-17 Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии. – М. Мысль, 1974 Прохоров А.О. Семантические пространства психических состояний. Дубна, Феникс, 2002 Психология личности, т.1-2, Изд. Дом «Бахрах», Самара, 1999 Радина Н.К. Об использовании гендерного анализа в психологических исследованиях Вопросы психологии, 1999, N 2, с.22-26 Раусте фон Врихт М.Л. «Образ Я как подструктура личности» в кн.Психология самосознания», Самара, 2003, изд дом Бахрах-М Романов И.В. Особенности половой идентичности подростков, ВП№4, 1997, с.39-47 Резник Ю.М. Человек и общество (опыт комплексного изучения), ж. «Личность, культура, общество», избранные статьи, 2000 г, т.2, вып 4(6) Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М, 1994 Рюриков Ю. Б.«По законам Тезея», «Новый мир», 1986 г., № 7 Рюриков Ю.Б. Три влечения, М., 1967 Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии, Санкт-Петербург, Речь, 2002 Ситников В.Л. Образ ребенка в сознании детей и взрослых, Ленинградский педагогический университет, Спб. Химииздат, 2001 Словарь гендерных терминов. М: Информация — ХХI век, 2002 Смирнов И., Безносюк Е., Журавлев А. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. - М.: Издательская группа "Прогресс" - "Культура", 1995, 416 с Основы здорового образа жизни: Программа для средних классов общеобразовательных учреждений и методические рекомендации для учителя. Изд. 2-е, доп. и перераб. Саратов: Слово, 2001 Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф. К обоснованию клинико-психологического изучения психологического расстройства гендерной идентичности, ВП № 6, 2001, с.3-17 Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф. Связь феномена диффузной идентичности с когнитивным стилем личности, ВП сер.14, 2002, №2, с.41-51 Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности М,. 1999 Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности в ситуации социальной нестабильности, автореферат дисс. на соиск. ученой степ.доктора психол.евук, М., 2001 Столин В.В., Романова Т.Л., Бутенко Г.П. Опросник удовлетворенности браком. Вестник МГУ, сер.14.Психология, 1984 г., № 2, с.54-62 Труды Первого Всероссийского женского съезда (10-16 декабря 1908 года, г. СанктПетербург в книге Айвазовой С. Русские женщины в лабиринте равноправия. Очерки политической теории и истории. РИК Русанова, 1998 Уайнхолд Б., Уайнхолд Д. Освобождение от созависимости, М., Независимая фирма «Класс», 2002 Уилсон Р.А. Психология эволюции. «ЯНУС», «София», 1998 Уилсон Р.А. Психология эволюции. «ЯНУС», «София», 1998 Фигейреду В. «Авторитаризм и Эрос. Путешествие в Советский Союз», М., «Дон Кихот», 1992 г. Филиппова Г.Г., Черткова И.Н., Сапарова И.М.и др. Исследование психологических особенностей переживания беременности у женщин с патологией беременности.ЖПП, Москва, 2003, № 4-5, с. 64-81, Фотула Леонтиу Особенности половой идентичности у пациентов с личностными расстройствами, диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук, М., МГУ, 1999 г. Фрейд З. Я и Оно, кн.1 и 2, Тбилиси, «Мерани», 1991 Фрейд А. «Лекции по детскому психоанализу», «Эксмо», Москва, 2002 г Фромм Э. Бегство от свободы, М., 1987 Фрэзер Дж.Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии: В 2 т., М.: ТЕРРА, 2001 Фрэзер Дж.Дж. Фольклор в ветхом завете, М.: Издательство политической литературы, 1990 Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Питер, С-Петербург, 2000, с.380-392, 412-422 Хорни К. Самооанализ. Психология женщины. Новые пути в психоанализе. Питер, С.Петербург, Моска-Харьков-Минск, 2002 Черепанова И.Ю. Дом колдуньи: Язык творческого бессознательного, «КСП+», М., 2001 Черепанова И.Ю. Заговор народа: Как создать сильный политический текст, «КСП+», М., 2002 Черников А.В. Введение в семейную психотерапию. М., 1998. Шайгерова Л.А. Психология идентичности личности в ситуации вынужденной миграции. Автореф. дисс на соиск.учен.степ.канд.психол.наук, М., 2002 Шапиро А.З. Специфика развития личности в семейном окружении. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук в виде научного доклада, М., МГУ, 1995 г. Швейгер-Лерхенфельд А.Ф. Женщина, ее жизнь, нравы и общественное положение у всех народов земного шара, М., Изд.дом «Кураре-Н», 1998 Шмелев Н. Сильвестр. Домострой. М., Ассоциация «Книга.Просвещение.Милосердие»,1996 Шнайдер Л. Б. Профессиональная идентичность: структура, генезис и условия становления, автореферат дис. на соиск. ученой степени доктора психологических наук Москва – 2001 Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. Санкт-Петербург, Фоллиум, 1996 г. Эриксон Э. «Детство и общество», ЗАО ИТД «Летний сад» Санк-Петербург, 2000 Эриксон Э. «Идентичность: юность и кризис», М.Изд.группа «Прогресс», 1996 Эткинд А.М. Цветовой тест отношений. Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы МГУ, 1988 г. Юнг К. Сознание и бессознательное. «Университетская книга», АСТ, Санкт-ПетербургМосква,1997 Юнг К.Г. Либидо, его метаморфозы и символы. Восточно-Европейский Институт Психоанализа С-Петербург, 1994, с.213-276 Юнг К.Г. Бог и бессознательное, М., Олимп, 1998 Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности//Мир России. 1995, т. 4, № 3-4 Bem S., The measurement of psychological androgine Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1974, № 42, рр. 155-162 Brewer M.&Myrtie W.Blum Sex-Role Androgyny and Patterns of Causal Attribution for Academic Achievement, Sex-Roles, vol.5, № 6,1979 рр. 783-795 Bronfenbrenner, U. The worlds of childhood: U.S. And U.S.S.R. New York: Russell Sage Fondudation, 1979 Carine T.G.M. Ex, Jan M.A.M. JanssensCarine T. G. M. Ex Young Females' Images of Motherhood.(Statistical Data Included) From Sex Roles: A Journal of Research, Dec, 2000 Cheryl L. Holt Assessing the current validity of the Bem Sex-Role Inventory. Dec, 1998 Sex Role Eagly A.H Sex defferenceis in social behavior: A social roles interpretation. Hillsdale, NJ: Erlbarum, 1987 Eisler, Riane The Chalice & The Blade, 1987, San Francisco: Harher & Row Ellen R. Kintz The Yucatec Maya frontier and Maya women: tenacity of tradition and tragedy of transformation.(Globalization and Local Cultures: Maya Women Negotiate Transformations) From Sex Roles: A Journal of Research, : Oct, 1998 Gerald P. Jones.Age and Sex Role. Differences in Intimate. Friendships During Childhood and Adolescence. Program for the Study of Women and Men in Society, From Sex Roles: A Journal of Research, apr.1999 Gessner S. and T.Ferguson. Sex role and dysphoric mood. Sex Roles, 1984, 11(7-8), 627-638 Glenn D. Walters. The relationship between Masculinity, Femininity, and criminal thinking in male and female offenders. From Sex Roles: A Journal of Research, Nov, 2001 Greg E. Dear, Clare M. Roberts. The relationships between codependency and femininity and masculinity. From Sex Roles: A Journal of Research, March, 2002 Jay C. Wade, Chris Brittan Powell Male Reference Group Identity Dependence: Support for Construct Validity. From Sex Roles: A Journal of Research, Sept, 2000 Jr., Bernard E. Whitley, Amanda Bichlmeier Nelson, Curtis J. Jones Gender Differences in Cheating Attitudes and Classroom Cheating Behavior: A Meta-Analysis From Sex Roles: A Journal of Research, Nov, 1999 Krisanne Bursik Moving beyond gender differences: gender role comparisons of manifest dream content. From Sex Roles: A Journal of Research, Feb, 1998 Matthew Hogben, Caroline K. Waterman Patterns of Conflict Resolution Within Relationships and Coercive Sexual Behavior of Men and Women. From Sex Roles: A Journal of Research, September 01 2000 Matthew Hogben, Caroline K. Waterman Patterns of Conflict Resolution Within Relationships and Coercive Sexual Behavior of Men and Women. From Sex Roles: A Journal of Research, September 01 2000 Nancy H. Bartlett, Paul L. Vasey, William M. Bukowski Is Gender Identity Disorder in Children a Mental Disorder, From Sex Roles: A Journal of Research, October 01 2000 Niсole Swearingen-Hilker, Janice D. Yoder Understanding the context of unbalanced domestic contributions: The Influence of perceiver's attitudes, target's gender, and presentational format From Sex Roles: A Journal of Research, Feb, 2002 Podshivalov K.V., Diagnostics of interrelation of family roles, self-concept and sexual disoders in vale personalities In abstracts 13 world congress of sexology, sexuality and Human Rights 2529 June, Valencia Spain 1997 Renee V Galliher, Sharon S Rostosky, Deborah P Welsh, Myra C Kawaguchi, Power and Psychological Well-Being in Late Adolescent Romantic Relationships, From Sex Roles: A Journal of Research, May, 1999 Sean Valentine. Delopment of a Brief Multidimensional Aversion to Women Who Work Scale. Sex Roles, Issue: June, 2001, COPYRIGHT 2001 Plenum Publishing Corporation, COPYRIGHT 2001 Gale Group Susan P. Bowers From Gender Role Identity and the Caregiving Experience of Widowed Men Sex Roles: A Journal of Research, November 01 1999 Susan Trentham, Laurie Larwood. Gender discrimination and the workplace: an examination of rational bias theory. Sex Roles, Jan, 1998 Tajfel H. Social identity and itergroup relations. Cambridge, 1982 Turner J. Self and collective: cognition and social context//Personality and Social Psychology Bull/ 1994.V.20(5) Приложение 1 к главе 1 «Периодизации возрастного развития» Таблица Междунаро дная периодизация 1 зрелость (молодость) 21(22)-35 Эры по Левинсону Периоды по Левинсону Период вхождения в раннюю взрослость 22-28 Переход 30летия:28-33 Кульминац ионный период ранней взрослости: 33-40 Переход к средней взрослости: 40-50 Переход 50летия:50-55 Ловингер Кеган Эриксон Крайг Грановская Автономная (юность/вз рослость) Институци ональная (ранняя взрослость) YI Ранняя взрослость Ранняя взрослость 20- Ранняя зрелость 25- Эра ранней взрослости: 17- 2 зрелость 36-55(60) YII Взрослость Средняя взрослость 4060(65) Средняя зрелость 35- Эра средней взрослости: 40-65 Пожилой возраст 56(61)-74 Эра поздней взрослости: 60-?

Интеграцио нальная (взрослость ) Интеринди видуальная (взрослость ) YIII Зрелость Предстарческий возраст 60-69 Старчес кий 7079, Позднестарческий 8089 Дряхлос ть 90- Поздняя зрелость 45- Старческий возраст 75- Кульминац ионный период средней взрослости: 55-60 Переход к поздней взрослости: 60- Пожилой возраст 60- Долгожители свыше Долгожители Идентичность в старости Таблица Преобладание составляющей в личности, тип идентичности Биологический индивид, недифференцированная личность Физическая активность Социальные контакты Духовная активность Социальный тип, выраженная феминность или маскулинность Упадок сил, масса болезней, потребность в посторонней помощи, получение удовольствия от еды, незатейливых телепередач, брюзжание по поводу и без оного Поддержка себя более или менее приличной форме, занятие физкультурой и соблюдение более или менее правильного режима жизни, работа на земле Поддержка себя в более приличной форме, может начать активно заниматься физкультурой, если раньше не приходилось Резкое сужение контактов, «цепляние» к окружающим, претензии к родным и вообще ко всему миру, получение удовольствия от склок в общественных местах Долго не уходят на пенсию, а уйдя, принимают участие в различных организациях, работают в соответствии со своими силами уже будучи на пенсии или возятся со внуками Расширяют свои социальные контакты;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.