WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова На правах рукописи ИЖВАНОВА Елена Михайловна Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте Специальность 19.00.13 ...»

-- [ Страница 2 ] --

53 4) психологически недифференцированные мужчины и женщины (низкие показатели по обеим шкалам) и такие же 4 категории для женщин. И.С.Кон (И.С.Кон, 1998) также отмечает, что максимальное соответствие индивида своему полоролевому стереотипу отнюдь не гарантия психического и социального благополучия Фемининные женщины часто отличаются повышенной тревожностью и пониженным самоуважением. Маскулинные мальчики – подростки чувствовавшие большую уверенность в себе и удовлетворенность своим положением среди сверстников, после 30 лет оказались более тревожными, менее уверенными в себе и менее способными к лидерству. Фемининные женщины и маскулинные мужчины хуже справляются с деятельностью, не совпадающей с традиционными нормами полоролевой дифференцировки. Индивиды, относительно свободные от жесткой половой типизации, обладают более богатым поведенческим репертуаром и психологически более благополучны. Ряд исследований показывает, что женщины предпочитают андрогинные свойства фемининным, мужчины же ориентируются на более традиционные нормы полоролевой дифференцировки. Н.В.Дворянчиков (Н.В.Дворянчиков, 1998) приводит данные комплексного исследования двух групп семейных пар с сексуальными расстройствами. Согласно результатам исследований, следование полоролевым стереотипам, которые разграничивают маскулинность и фемининность как взаимно противоположные модели полоролевого поведения, оказывали отрицательное влияние на адаптационные возможности психики и поведение мужчины и женщины, вызывая дисфункции и дисгармонии. Ограничение половых ролей, стереотипизирующих представление общества о норме и отклонениях значительно сужает достижение межличностной гармонии, а также самооценку мужчины во всех сферах социального бытия. О.А.Гаврилица (О.А.Гаврилица, 1998), исследуя ролевой конфликт работающей женщины, делает основной вывод о том, что выраженность эмоционального конфликта у женщины сильно зависит от ее психологического типа: маскулинные женщины и женщины с высоким уровнем андрогинии ощущают ролевой конфликт меньше. Они лучше переключаются с одного вида деятельности на другой, причем у маскулинных женщин это связано в основном с неудовлетворительным с их точки зрения вниманием, которое они могут уделять детям. Отмечено, что у женщины с высоким уровнем андрогинии ролевой конфликт менее выражен. Работы американских исследователей после 1974 года Brewer M.&Myrtie W.B.(1979), Cheryl L. Holt (1998), Gessner S. and T.Ferguson (1998) в направлении андрогинии изучения показали, что в период с 1974 года по настоящее время в американском обществе характеристики маскулинности и фемининности, используемые в BSRI, не потеряли 54 актуальности и предпочитаемым типом идеального женщины и идеального мужчины являются высоко андрогинные как мужчина, так и женщина. Последователи С.Бем установили, что ее предположение о лучшей как биологической так и социальной адаптивности являются высоко андрогинные люди, причем исследования проводились в том числе и на черной американской популяции. Результаты оказались адекватными тем, которые получила С.Бем. Американские исследователи (Jr., Bernard E. Whitley, Amanda Bichlmeier Nelson, Curtis J., 1999), изучая соотношения мужского и женского в различных аспектах жизни установили, что для мужчин моральная жизнь управляется безличными и беспристрастными законами и одинаково относится как к товарищам, так и к незнакомым. Для женщин моральная жизнь определяется контекстом персональных отношений и управляется по принципам заботы о ближних. Все больше и больше пол рассматривается как результат не столько биологического, сколько психосоциального развития. Этот конструктивный подход был развит в вопросах изучения индивидуальных различий в психосоциологическом регулировании отношений, познавательных способностей и характеристик индивидуальности (Krisanne Bursik,1998). Установлено, что пары, имеющие высшее образование и примерно одинаковые материальные возможности, имеют эгалитарные отношения в браке, в то время как женщины, не имеющие образования и /или материального достатка, часто находятся в брачных отношениях, которые их унижают. (Renee V Galliher, Sharon S Rostosky, Deborah P Welsh, Myra C Kawaguchi, 1999). Согласно исследованиям (Jay C. Wade, Chris Brittan, 2000) мужская идентичность зависит от степени принадлежности к группе и определяет его представления о роли пола, которая включает связанные полом признаки, отношения, и поведение. Теория зависимости мужской идентичности от референтной группы дает психологическое объяснение различного отношения мужчин к вопросам, связанным с полом. Эта теория опирается на четыре постулата, которые помогают понять различия в отношении мужчин к вопросам пола: 1) ощущение принадлежности к специфической группе мужчин или ко всем мужчинам;

2) три уровня идентичности «Я» имеют три уровня психологической связанности: а) недифференцированная идентичность – недостаток связанности с другими мужчинами;

б) конформная Эго-идентичность связана с чувством принадлежности к специфической группе мужчин;

в) интегрированная Эго-идентичность связана с чувством принадлежности ко всем мужчинам;

55 3) три уровня психологической принадлежности определяются по использованию мужчинами референтные группы для определения роли пола: а) в случае принадлежности к специфической референтной группе, индивидуальные представления о половых ролях подстраиваются под группу;

б) в случае принадлежности ко всем мужчинам индивидуальные представления о гендерных ролях определены и не зависят от группы;

4) степень учета и влияние референтной группы для полоролевой идентичности мужчины зависит от качества его опыта отношений, связанных с полом. На основании четырех данных постулатов выделяется три статуса идентичности относительно группы: а) отсутствие статуса характеризуется недостатком психологических связей с другими мужчинами, недифференцированной или неинтегрированной Эго - идентичностью, неопределенной или фрагментированной самоконцепцией роли пола, и замешательством, беспокойством, отчуждением, и ненадежностью, связанных с опытом половых ролей. Мужчина с такой идентичностью испытывает проблемы во взаимоотношениях как с мужчинами, так и с женщинами;

б) статус зависимого от группы характеризуется чувством психологической общности с некоторой мужской группой, конформная Эго- идентичность, твердая приверженность стереотипным гендерным ролям и отношениям.;

в) статус независимого от группы характеризуется чувствами психологической общности со всеми мужчинами, имеет интегрированную Эго-идентичность, и внутренние представления о гендерных ролях, не зависящих от мужской группы. Этот статус связан с относительно гибкими, автономными, и плюралистическими отношениями с противоположным полом. Статусы связаны с мужским статусом Эго- идентичности, психологическим благосостоянием и отношениями с противоположным полом. Отмечено, что на изменение идентичности влияют стадии жизни, и с возрастом наблюдается движение личности к андрогинии, которое связывают с прекращением родительских функций и возможно, с какими-то сильными изменениями в жизни. Лоуэн А. (Лоуэн А., 1998) рассматривает проблемы полоролевой идентичности в свете нормального и невротического разрешения Эдипова комплекса и комплекса Электры. При невротическом разрешении Эдипова комплекса и комплекса Электры происходит «застревание» на одной из стадий развития по Фрейду: оральной, анальной или фаллической и соответствует одному из 4-х невротических типов: «Дочь» и «Сын-любовник» соответствуют оральной стадии, «Сестра» и «Брат-защитник» - латентной, «Возлюбленная» и «Герой-рыцарь» - фаллической, «Мать – мученица» и «Авторитарный отец» - анальной.

56 А.Лоуэн считает, что адекватной полоролевой позиции соответствует интеграция всех названных позиций. Хорни К. (Хорни К., 2002) утверждает, что все девочки-подростки, имеющие неадекватную женскую идентичность, испытывают вражду как к мужчинам, так и женщинам, но к мужчинам явно, а к женщинам затаенно. Таким образом, «застревание» на определенной стадии развития порождает неадекватную полоролевую идентичность и мешает принятию гендерных ролей как у женщин, так и у мужчин. На каждой возрастной стадии личность решает нормативные задачи развития, в том числе своей полоролевой идентичности. Существует много возрастных периодизаций, для сравнения они приведены в приложении 1 «Периодизации возрастного развития» к главе 1. В данном исследовании используется периодизация Левинсона с некоторой уточняющей разбивкой на возрастные группы. Полоролевая идентичность начинается формироваться в родительской семье, проявляется в первую очередь при построении отношений с противоположным полом, и изменяется с расширением гендерных ролей в собственной семье. Семья, как структурнофункциональная система (А.В.Черников, 1998), возникает, развивается и прекращает свою жизнедеятельность. Каждой стадии жизненного цикла семьи соответствуют свои задачи и свой уровень полоролевой идентичности личности. Задачи, связанные с полоролевой идентичностью в подростковом и юношеском возрасте Одним из критических периодов при формировании половых ролей и стереотипов является период пубертата. Вызванные созреванием морфо-функциональные изменения в организме пробуждают интерес к представителям противоположного пола и вызывают потребность в интеграции сексуальности с другими аспектами личности. Как считает Г.Крайг (Г.Крайг, 2000), развитие половой идентичности подростков связано с изменением их установок, поведения и отношений. Как правило, большая часть как взрослых, так и подростков рассматривает себя с позиций культурных норм своего времени, поэтому характер и качество сексуальных отношений изменяются в зависимости от времени. В частности, если в США сохранение девственности у выходящих замуж девушек являлось желательным до середины 60-х годов, то в СССР - до середины 80-х годов (В.Фигейреду, 1992). Фильмы и литература вопрос сексуальных отношений практически обходили. В США к концу 70- годов сексуальная революция была в самом разгаре, в России это явление наблюдаеся с начала 90-х годов и по настоящее время. Усилились тенденции к добрачному сексуальному опыту. Точно также, как в США, все это привело к росту венерических и 57 инфекционных, раннему материнству. Так, по данным Минздрава России, за 2001 год зафиксирована следующая картина. Таблица 1.3 Состояние психосексуального здоровья в подростковом и юношеском возрасте Заболевание сифилис ВИЧ возраст до 14 лет 834 802 возраст с 15 до19 лет 7645 аборты (без криминальных и мини1106 157206 абортов Все более широкое распространение среди подростков получают наркомания, токсикомания и алкоголизм. По мнению авторов Независимого доклада российских общественных организаций, подготовленного к специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, к моменту окончания школы полностью здоровыми могут быть признаны лишь 14% учащихся. Совершенно здоровы психически лишь около четверти выпускников. Отмечен рост детских суицидов. По данным авторов учебного пособия (Основы здорового образа жизни, 2001), опросы школьников свидетельствуют о том, что 40% учеников 8–11 классов имеют опыт употребления различных наркотических веществ, а еще 20% живут и общаются с людьми, употребляющими репродуктивного наркотики. здоровья Отсутствие к у молодых людей знаний в области связям, приводит ранним беспорядочным половым венерическим заболеваниям. Известно, что около 60% российских подростков начинают сексуальные отношения в возрасте до 17 лет. За последние 5 лет в России возросло количество заболеваний сифилисом более чем в 30 раз. Обследование молодежи показывает низкую осведомленность молодых людей по основным вопросам пола, что еще больше обостряет указанные проблемы. Ежегодно в России около 300 тысяч девочек-подростков прибегает к абортам. Таким образом, социальные данные, отражающие состояние физического и психического здоровья в подростковом и юношеском возрасте показывают психологическую инфантильность. Какими бы ни были социальные условия формирующейся личности, эта личность должна решить множество задач, связанных со своей идентичностью. Э.Эриксон (1996) считает, что на этой стадии даже влюбленность является попыткой «прийти к определению собственной идентичности через проекцию своего диффузного образа «я» на другого и возможность таким образом увидеть этот образ отраженным и постепенно проясняющимся». Таким образом, девушка или юноша формирует восприятие себя как представителя противоположного пола, отражаясь в предмете своей влюбленности. Из практики известно, что на взаимоотношения с противоположным полом очень сильно влияют отношения, 58 складывающиеся именно в данном возрасте. Ведь чувство влюбленности в объект противоположного пола – это попытка увидеть себя именно с данной точки зрения: как меня воспринимает представитель противоположного пола, насколько я привлекателен для нее или привлекательна для него. В юношеском возрасте одной из форм кризиса идентичности является кризис интимности в широком смысле этого слова. Как говорит Э.Эриксон (Э.Эриксон, 1996, с.148), «если молодой человек не может вступать в действительно интимные отношения с другими людьми и собственными внутренними ресурсами, то в позднем отрочестве или ранней взрослости его межличностные связи становятся весьма стереотипными, а сам он приходит к глубокому чувству изоляции…Прежде, чем будет достигнут …уровень генитальной зрелости, многое в половой любви будет исходить из своекорыстия, голода идентичности;

каждый из партнеров в действительности старается лишь прийти к самому себе», то есть «я есть…». Таким образом, в подростковые и юношеские возраста в первую очередь решаются задачи принятие себя как мужчины или женщины. Задачи, связанные с полоролевой идентичностью в зрелом возрасте Период зрелости (молодости) 20(22)-32 гг. Г.Крайг (Г.Крайг, 2000) характеризует этот период как достижения пика физической активности, здорового периода и накопления познания. Сексуальный стиль рассматривается как 3 измерения: удовлетворения жизнью, чувственности и эротизма. У людей с высокой удовлетворенностью жизнью сексуальность интегрирована в более широкий паттерн жизни. Рассмотрим задачи развития идентичности личности в зависимости от стадии его семейных отношений (О.А.Карабанова, 2001). На стадии добрачного периода (молодой взрослый вне брачного союза) это эмоциональная дифференциация «Я» от семьи родителей, автономизация личности, приобретение независимости;

развитие интимности межличностных отношений, развитие способности любить и быть любимым в межличностных отношениях с противоположным полом, поиск брачного партнера;

становление «Я» личности через приобретение профессии и достижение экономической независимости. На стадии заключения брака и образования новой семейной пары основными задачами являются выработка и согласование семейных ценностей и семейного уклада;

решение вопросов главенства и установление лидерства;

распределение ролей;

определение финансового-экономического статуса семьи, организация семейного бюджета, решение проблемы проживания;

организация досуга;

формирование семейного самосознания «Мы», выработка общей позиции в отношении будущего семьи, планирование основных 59 жизненных целей семьи;

установление отношений с расширенной семьей (родителями и родственниками каждого из супругов). Э.Эриксон (Э.Эриксон, 2000) называет этот период началом зрелости, периодом ухаживания и ранние годы семейной жизни, то есть от конца юности до начала среднего возраста и характеризует его двумя полюсами: близостью и одиночеством. Под близостью Эриксон понимает не только физическую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке и делиться с ним всем существенным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родителей, но лишь от того, насколько успешно человек прошел предыдущие стадии. Так же как в случае идентификации, социальные условия могут облегчать или затруднять достижение близости. Это понятие не обязательно связано с сексуальным влечением, но распространяется и на дружбу. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Э.Эриксона, уделом его становится одиночество — состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться. Ситуация с брачными отношениями, которая наблюдается сейчас в российской действительности, можно назвать кризисной. Среди молодежи только за 1997 год число зарегистрированных браков снизилось в среднем по России на 19%. Все больше распространяются гражданские браки. Характерно, что общественное мнение стало относиться к ним более терпимо. Распад гражданских браков не отражается на статистике разводов. Тем не менее, и разводов и браков стало больше. Это свидетельствует об увеличении вероятности завершения брака разводом и перехода семьи в разряд нетипичных: неполных, малообеспеченных, проблемных. Средний брачный возраст составляет 26 лет и начинает приближаться к средне-европейскому - 27-30 годам. На стадии семьи с маленькими детьми (до подросткового возраста) личность должна решить следующие задачи: изменение структурно-функционального строения семьи с формированием супружеской и родительско -детской подсистем;

формирование родительской позиции матери и отца;

адаптация семейной системы к включению детей;

выработка стратегии, тактики и методов воспитания, их реализация;

установление новых отношений с расширенной семьей с включением ролей бабушек и дедушек для прародителей. Реализация функции родительства и воспитания детей определяет характер изменения супружеских отношений, по сравнению с предшествующей стадией, в вопросах материального обеспечения пересмотра распределения домашних обязанностей и ответственности за уход и воспитание ребенка между супругами.

60 Принципиально важную особенность данной стадии жизненного цикла семьи составляет переход супругов к началу реализации родительской функции. Становление родительской позиции - процесс во многих отношениях переломный, кризисный для обоих родителей, в значительной мере предопределяющий судьбу развития детей в семье, характер родительско- детских отношений и развитие личности самого родителя. На этой стадии также существует множество проблем. По статистическим данным брак перестает быть обязательным условием рождения и воспитания детей. С 1990 по 2000 год доля внебрачных рождений от общего числа новорожденных увеличилась почти вдвое (с 14,61 до 27,96%). Средний возраст первородящих мам составляет 23 года, это на 2 года больше, чем было несколько лет назад. По информации Госкомстата (статистические сборники, 2004), в 2000 году родились больными или заболели 38% младенцев. Среди рожениц 43,9% страдали анемией, 21,4% поздним токсикозом, а 18,6% - болезнями мочеполовой системы. Ухудшение здоровья россиян объясняется плохой экологией, результатом пренебрежительного отношения к детскому здравоохранению, к физическому воспитанию и развитию массового спорта. Результаты обследования, проведенного Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН в семьях новорожденных, свидетельствуют о нежелании родителей поступиться собственными привычками, даже зная об их негативном воздействии на здоровье плода и его последующее развитие. В обследовании 1995 года до беременности курили 22% женщин. Узнав о своей беременности, продолжали курить лишь 2,8% будущих мам. А вот данные за 1998 год: до беременности курили 28%, узнав о ней, - 13%. Как следствие, здоровые дети родились менее чем у четверти курящих беременных. В возрасте 6 месяцев практически все они имели какие-либо функциональные отклонения. И еще несколько цифр, которые характеризуют состояние здоровья будущих родителей. Начиная с 1991 года, в молодежной среде чаще встречаются заболевания эндокринной системы, расстройства пищеварения, нарушения обмена веществ и иммунитета, болезни крови. Возросло число впервые установленных болезней нервной системы и органов чувств. Наблюдается значительный рост особо опасных заболеваний. Заболеваемость детей злокачественными новообразованиями за первые 5 лет реформ выросла на 18%, олигофренией - на 24%, туберкулезом - на 70%. Снижение числа детей в расчете на одну семейную группу, а также полных и многодетных семей - такова тенденция развития российской семьи с детьми. Одной из характерных черт эволюции семьи является высокая доля неполных семей (20%). К 1 января 2000 года в Российской Федерации 1,9 млн детей воспитывались в семьях без одного или двух родителей. Число детей приходящихся на 100 семей понизилось с 163 до 160. Суммарный коэффициент рождаемости - среднее число 61 детей, рожденных женщиной за свою жизнь, - равен 1,214 (для сравнения, в 1990 году 1,887). Между тем, только для простого воспроизводства населения он должен быть не меньше 2,14. Репродуктивные установки молодых россиян трансформируются под влиянием социально-экономических перемен. По данным исследования перспектив развития молодой семьи, проведенного Госкомстатом РФ в 1992 году, только 8% бездетных супругов не планировали заводить детей. Однако уже через 2 года, согласно микропереписи, каждая четвертая женщина, не имевшая на тот момент детей, не собиралась рожать, а каждая вторая хотела только одного ребенка. С 1990 по 1996 годы число детей, родившихся вторыми и третьими, уменьшилось в 1,9 раза (с 1 млн до 529,7 тыс.). По оценке специалистов сейчас распадается каждый второй брак. Десять лет назад распадался каждый третий. Социологи считают, что неустойчивое положение населения на рынке труда отражается на отношении к браку. По годам семейной жизни разводы распределяются так: до 1 года - 3,6%, от 1 до 2 лет - 16%, от 3 до 4 лет - 18%, от 5 до 9 лет 28%. Наиболее ответственный период в жизни семьи, когда супругам от 20 до 30 лет. Установлено также, что браки, заключенные до 30 лет, в среднем вдвое долговечнее браков, возникших, когда супругам было за 30. Абсолютное большинство разводов приходится на возраст от 18 до 35 лет. Резкий подъем начинается в возрасте 25 лет. Таким образом, задачи полоролевой идентичности взрослой личности заключаются в принятии новых гендерных ролей, связанных со статусом семейного человека и родителя, хотя судя по статистическим данным решение задачи принятия родительских ролей нельзя назвать благополучной. Период 2 зрелости 33-60 лет По Э.Эриксону (Э.Эриксон, 2000) — зрелый возраст, находящийся ближе к началу интервала, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появляется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью на другом. Общечеловечностью Э.Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Тот же, у кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается на самом себе и главной его заботой становится удовлетворение своих потребностей и собственный комфорт. Данный период разбивается на три возрастные группы. Возрастная группа 33-40 лет Левинсон (Г.Крайг, 2000) называет данную возрастную группу как кульминационный период ранней взрослости. Этот период характеризуется профессиональным ростом и 62 установлением близких отношений в семье. Это время подведения итогов и переоценки ценностей. Этот период соответствует периоду семьи с детьми младшего подросткового возраста (О.А.Карабанова, 2001). Основная психологическая характеристика семьи на данной стадии жизненного цикла - совпадение или значительное пересечение кризисных возрастных стадий каждого поколения семейной системы. Для данной возрастной группы пик разводов соответствует 35 годам. По данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (Новая газета № 70, 2000) на период от 10 до 19 лет приходится 22% разводов. За 19 лет совместной жизни происходит 2/3 разводов от их общего числа. После 30 лет людям гораздо сложнее перестраивать себя в соответствии с потребностями проживания вдвоем и вхождения в семейные роли. Основная причина разводов - практическая неподготовленность супругов к семейной жизни (42% разводов). Она проявляется в грубости супругов, взаимных оскорблениях и унижениях, невнимательном отношении друг к другу, неумении уступать друг другу, в отсутствии общих духовных интересов, жадности и стяжательстве одного из супругов, неподготовленности к взаимодействию, в неумении сглаживать и устранять конфликты и в стремлении конфликты усиливать, в неумении вести домашнее хозяйство. На втором месте причин разводов - пьянство одного из супругов (на эту причину указали 31% опрошенных женщин и 23% мужчин). Причем пьянство одного из супругов может быть и причиной, разрушающей семейные отношения, и следствием ненормальных отношений между супругами. На третьем месте - супружеская неверность (на это указали 15% женщин и 12% мужчин). Остальные причины разводов играют незначительную роль: бытовая неустроенность (3,1%), различие взглядов на вопросы материального благополучия (1,6%), материальные трудности (1,8%), необоснованная ревность одного из супругов (1,5%), половая неудовлетворенность (0,8%), отсутствие детей (0,2%). Разведенные мужчины жалуются на то, что не было серьезной близости (37%), повседневной нежности (29%), упорядоченной половой жизни (14%), заботы о нем (9%), чувствовали себя закабаленным - 14%. Уже после 35 лет главной причиной женского одиночества является явная нехватка мужчин из-за повышенной смертности. Свыше 40% разведенных женщин не могут устроить свою жизнь просто потому, что женихов нужного возраста для них не было. Фактически их шансы еще ниже, так как не один возраст играет роль в выборе спутника жизни. Ведь в числе потенциальных «женихов» много сильно 63 пьющих, находящихся в заключении (в числе 1 миллиона заключенных в России подавляющее большинство - мужчины). Большое количество разводов и причины, по которым они происходят, указывает на психологическую неготовность улучшать качество своих гендерных ролей. Возрастная группа 40-45 лет Среднее поколение супругов-родителей вступает в кризис середины жизни с необходимостью переосмысления жизненного пути и подведения итогов. Младшее поколение -дети – старшие подростки заявляют права на признание статуса взрослого, что приводит к перестройке системы родительско- детских отношений. Пересечение трех возрастных кризисов приводит к повышению тревожности и чувства незащищенности. Задачами, которые приходится решать данной возрастной группе – преодоление кризиса середины жизни. По данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН на семейный стаж после 20 и более лет приходится 12,4% разводов, который соответствует данной возрастной группе. Возрастная группа 46-60 лет Г.Крайг (Г.Крайг, 2000) рассматривает этот возрастной период как мостик между двумя поколениями, т.к. в середине жизни человек чувствует свою обособленность как от молодости, так и от старости и связывает его с классическим семейным циклом, - когда дети, если они есть, начинают покидать свой дом или если детей нет, сделали бы это. В данный период наблюдается снижение физической активности, но наличие опыта и знания своих возможностей позволяет преуспевать в жизни, умение легко и уверенно принимать решения, которые раньше были недоступны. Изменяется представление о сексуальности, которые теперь включает в себя и понятие чувственности, подразумевающее спектр выразительных движений, которые могут как вести, так и не вести к половому акту. Развитие когнитивных способностей в среднем возрасте характеризуется тем, что некоторые из их даже повышаются в среднем возрасте, особенно у лиц с высшим образованием, которые продолжают плодотворно трудиться и вести активную жизнь. В области психосоциального развития наблюдаются внутренние изменения, которые накапливаются постепенно. Это время подведения итогов и переоценки ценностей. Основные задачи

в данный период: забота о старшем поколении семьи (прародителях);

принятие поколением супругов полной меры ответственности за благополучие расширенной семьи и изменение характера отношений между старшей и средней генерацией: признание старшим поколением роли лидера среднего поколения;

64 решение задач возрастного развития, перефокусирование личности на преодоление кризиса середины жизни, включая успешное разрешение задач личностного развития и самоактуализации, профессионального и карьерного роста. Если на предыдущем этапе решались задачи полоролевой идентичности, связанные с принятием новых гендерных ролей, обусловленных статусом семейного человека и родителя, то на данном этапе это задачи, связанные с изменением качества этих гендерных ролей и подготовка к решению задач периода отделения детей, приобретающих взрослый статус (семья со взрослыми детьми). Основные задачи данного периода: реконструкция семейной системы как диады;

формирование новой системы отношений между родителями и детьми по типу «взрослыйвзрослый»;

расширение семейной системы с включением в нее новых членов (супруга(и) ребенка и внуков);

освоение новых семейных ролей - бабушки и дедушки;

смерти родителей. Данная стадия жизненного цикла характеризуется завершением выполнения воспитательной функции, отделением взрослых детей и необходимостью новой перестройки семейной системы, где на первый план вновь спустя много лет выступают собственно супружеские отношения. Перед супругами, как и в начале жизненного цикла, возникает задача построения отношений в рамках диады. Г.Крайг (Г.Крайг, 2000) говорит, что люди в поздней взрослости и старости очень отличаются друг от друга, так что их нельзя воспринимать как однородную группу. Эта возрастная группа очень различается по возрасту выхода на пенсию. Исследования показывают, что решения, принятые в начале жизни, складывают дальнейшую жизнь человека, но период от 50 до 60 лет является критическим временем для совершения корректировок, которые будут определять, как человек проживет остаток своей жизни, главной задачей которого является сохранение реинтеграции личности, достигнутой в предшествующее десятилетие. В классификации Э.Эриксона это последняя стадия. Психосоциальный параметр этого периода заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Тот же, кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упущенного не вернуть. Такого человека охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь. все более всеобъемлющая забота о старшем поколении, принятие недееспособности и возможной 65 Подход Э.Эриксона, распространившего период формирования личности на весь жизненный цикл, говорит, что каждому возрасту, в том числе среднему и пожилому, присущи свои эмоциональные кризисы. Возможные варианты типов личности в старости с использованием модели У.Джеймса, приведены в приложении 2 «Идентичность в старости» к главе 1. Демографическую ситуацию для данной возрастной группы можно охарактеризовать следующим образом. Средняя продолжительность жизни у мужчин 59,9 лет, а у женщин – 71, 4 года (Российский статистический ежегодник 2000) и мужчин в данной возрастной группе почти на 2 млн. меньше, чем женщин. По данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН для женщин данной возрастной группы характерна профессиональная деятельность после 55 лет и 12% разводов, при этом в 68% случаев подают на развод женщины в возрасте до 50 лет (в Москве - 80%). После 50 - чаще инициатором развода выступают мужчины. Пик разводов в старших возрастных группах происходит, в основном, по инициативе мужчин. Дети выросли, алименты платить не придется, с разменом квартиры трудностей не будет. В 50 и даже в 60 лет мужчина чувствует себя еще настолько крепким, что вполне может не просто создать новую семью, но и привести в дом женщину значительно моложе бывшей жены. Вторично вступают в брак лишь 27% женщин, из них только 56% счастливы. Используя подход Э.Эриксона (Э.Эриксон, 1996, 2000), который включает в себя две противоположные предполагает в тенденции юности развития идентичности, представим стадии развития как полоролевой идентичности в виде адекватной и неадекватной линий. Адекватное развитие психосексуальную поляризацию (Э.Эриксон, 2000) эмоциональное принятие своих гендерных ролей. В молодости – достижение близости в человеческих отношениях, построение своей семьи, реализация своей полоролевой идентичности и принятие расширенных гендерных ролей в качестве родителей, а в зрелости – переход к полоролевой идентичности как андрогинии в контексте расширения идентичности до общечеловеческой с чувством сопричастности ко всему миру.

66 Таблица 1.4 Стадии развития полоролевой идентичности для разных возрастных групп с точки зрения нормативных задач развития личности Возрастная группа Юность 16-19 Психосексуальные аспекты Индивидуальные аспекты Социальные аспекты Направление развития аффективной составляющей полоролевой идентичности Адекватная идентичность (эмоциональное принятие своего гендера) спутанная идентичность (эмоциональное восприятие себя либо как ребенка, либо противоположно своему полу) Адекватная идентичность (эмоциональное принятие своего и противоположного гендера) - спутанная идентичность, недифференцированн ость (эмоциональное восприятие себя либо как ребенка, либо противоположно своему полу) Андрогинность или адекватная гендеру (эмоциональное принятие своего и противоположного пола)– Сексуальная поляризация (принятие себя как мужчины или женщины)бисексуальная спутанность Молодость 20- Интимность (реализация себя как мужчины или женщины)изоляция 1)временная перспектива временная спутанность;

2)уверенность в себе самоосознание 3)ученичествонеспособность работать 4)лидерство и ведомостьспутанность авторитетов Аффилиация и любовь: психологическое отделение от родителей;

профессиональная реализация;

сексуальная и эмоциональная связь в рамках взаимных отношений Производство и забота: принятие процессов старения тела;

ценить физическую и эмоциональную близость с другими людьми, подготовка себя к решению задач в старости 1)ролевое экспериментирование ролевая фиксация 2)идеологическая определенностьспутанность ценностей Зрелость 33-60 переход от опоры на окружающих к опоре на самого себя Генеративность (забота о становлении следующего поколения)стагнация (фиксация на себе) Принятие новых гендерных ролей, связанных со статусом семейного человека и родителя: новые связи с родителями, основанные на равенстве, способствовать развитию родителей в зрелых и поздних возрастах. Принятие изменения качества гендерных ролей (установление супружеских отношений в диаде, роли бабушек и дедушек): ухаживать за престарелыми родителями и готовить себя к принятию их смерти;

Возрастная группа Психосексуальные аспекты Индивидуальные аспекты Социальные аспекты Направление развития аффективной составляющей полоролевой идентичности недифференцированн ость или спутанная идентичность (эмоциональное восприятие себя либо как ребенка, либо противоположно своему полу) развивать и поддерживать дружеские отношения с людьми различных возрастных и социальных групп;

способствовать развитию своего собственного окружения облегчить выход детей во взрослость, допуская уход, равные отношения и принимая новых членов семьи. Иметь определенный статус и власть в профессиональной деятельности;

Выводы. Подводя итоги по данной части нашего исследования, отметим, что положение женщин и мужчин в российском обществе можно охарактеризовать следующим образом: 1) для различных культурно-исторических условий существуют представления о гендерных ролях;

2) образы гендерных ролей интериоризуются ребенком в процессе развития и транслируются следующим поколениям;

3) гендерное неблагополучие в России, связанное с недоверием между полами, ориентацией на маскулинность у обоих гендеров, сочетанием представления о равенстве полов с патриархальными стереотипами и вытеснением конфликтности ситуации из сознания, имеет давние исторические корни. 4) на процесс полоролевой идентификации оказывают влияние три основных фактора: влияние большого социума, принадлежность к той или иной возрастной группе, гендерной группе и семья.

Глава 2. Возрастно-психологические особенности полоролевой идентичности в юношеском и зрелых возрастах 2.1. Цели, задачи, гипотезы, схема и программа исследования Предметом данного исследования являются возрастно-психологические особенности аффективной составляющей полоролевой идентичности и влияние культурно-исторических и семейных факторов на ее формирование. Объектом исследования - аффективная составляющая полоролевой идентичности Цель исследования: изучение возрастно-психологических особенностей аффективной компоненты полоролевой идентичности личности в юношеском и зрелом возрасте и их связь с характером образов мужчины и женщины. Схема исследования приведена на рис.2.1. Эмпирическая программа исследования дана в табл.2.1. Гипотезы исследования 1) Существуют возрастно-психологические особенности аффективной составляющей полоролевой идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом возрасте Задачи исследования 1) Определение возрастно-психологических особенностей аффективной составляющей полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрасте 2) Гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляются в ее возрастной динамике 3) Факторами, влияющими на аффективную составляющую полоролевой идентичности личности, являются эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины, пол значимого родителя и психологический пол 2) Определение гендерных особенностей аффективной составляющей полоролевой идентичности 3) Исследование связи эмоциональной окрашенности образов Мужчины и Женщины с аффективной составляющей полоролевой идентичности личности: 4) Определение связи значимого родителя и психологического пола личности в детстве с аффективной составляющей полоролевой идентичности личности в детстве 4) Наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения 5) Особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины 5) Исследование влияния семейных факторов на полоролевую идентичность женщины Рисунок 2.1. Схема исследования 68 Таблица 2.1 Гипотезы 1) Существуют возрастнопсихологические особенности аффективной составляющей полоролевой идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом возрасте 2) Гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляются в ее возрастной динамике 3) Факторами, влияющими на аффективную составляющую полоролевой идентичности личности, являются эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины, пол значимого родителя и психологический пол личности в детстве Программа исследования Задачи Методы исследования 1) Определение возрастноПсихосемантическая психологических особенностей модифицированная методика аффективной составляющей «Кодирование», полоролевой идентичности в дисперсионный и юношеском и зрелом возрасте корреляционный анализ 2) Определение гендерных особенностей развития аффективной составляющей полоролевой идентичности 3) Исследование связи эмоциональной окрашенности образов Мужчины и Женщины и формирования аффективной составляющей полоролевой идентичности личности: а) определение эмоциональной окрашенности аффективных компонентов образов Мужчины и Женщины в различных возрастных группах;

б) определение гендерных особенностей эмоциональной окрашенности образов Мужчины и Женщины;

в) определения характера связей между аффективными компонентами образов Мужчины и Женщины и аффективной составляющей полоролевой идентичности 4) Определение связи значимого родителя и психологического пола личности в детстве с аффективной составляющей полоролевой идентичности: а) определение связи возрастнопсихологических особенностей аффективной составляющей полоролевой идентичности с Психосемантическая модифицированная методика «Кодирование», дисперсионный и корреляционный анализ, критерий тенденций Джонкира S Модифицированная методика «Кодирование», методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка с использованием структурной модели личности Э.Берна Дисперсионный и корреляционный анализ, критерий тенденций Джонкира S 69 Гипотезы Задачи когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка и позитивностью образов Мужчины и Женщины;

б) определение связи гендерных особенностей аффективной составляющей полоролевой идентичности с когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка и позитивностью образов Мужчины и Женщины. 5) Исследование влияния семейных факторов на полоролевую идентичность женщины: а) определение особенностей, закономерностей и трансляции отношения к гендерным ролям женщин в трехпоколенных семьях;

б) исследование особенностей и трансляции полоролевой идентичности женщин в трехпоколенных семьях в) исследование преемственности трансляции отношения к гендерным ролям в рамках трехпоколенных семей г) особенности аффективного характера образов Мужчины и Женщины для исследуемых семей Методы исследования 4) Наиболее значимыми семейными факторами, обуславливающими полоролевую идентичность женщин в трехпоколенных семьях, являются транслируемые старшими женщинами в семье паттерны полоролевого поведения 5) Особенности полоролевой идентичности женщин в семье связаны с характерными для семей аффективными образами Мужчины и Женщины Методики, определяющие Ясоциальное (ролевую принятие гендерных ролей и выбора полоролевой иерархии), диагностики ценностного предпочтения гендерных ролей (когнитивный выбор), диагностики эмоционального предпочтения гендерных ролей (эмоциональный выбор) диагностики поведенческого компонента принятия гендерной роли (поведение), метод ранговых корреляций Спирмена Незаконченные предложения для определения качественного соотношения маскулинности фемининности (МиФ) «Психологический пол» для определения качественного и количественного соотношение маскулинности - фемининности, Психосемантическая модифицированная методика «Кодирование», методика когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка Характеристика выборки испытуемых. Для решения задач 1-3 в качестве испытуемых были мужчины и женщины в возрасте от 16 до 60 лет из разных городов России различного социального статуса, практически все 70 либо учащиеся в высшем учебном заведении, либо имеющие высшее образование. В женской возрастной группе 46-60 лет практически все женщины после 55 лет работают. Для разделения испытуемых на возрастные группы за основу была взята периодизация Левинсона с учетом российских условий. Юношеской группой в России считается возрастная группа 16-19 лет (в соответствии с правилами государственной статистики). Период вхождения в раннюю взрослость, соответствующий поиску партнера и вступлению в брак - сдвигается к 20 годам относительно Левинсона, а, т.к. средний возраст вступающих в брак – 26 лет, следующий возрастной интервал соответствует 20-26 лет. Переход 30-тилетия соответствует возрастной группе 27-32 года. Следующей возрастной группой является группа 33-39 лет кульминационный период ранней взрослости. Левинсон рассматривает переход к средней взрослости в возрасте 40-50 лет, а эру средней взрослости – 40-65 лет. Это очень большой интервал и задачи развития в этих возрастах отличаются, поэтому сверху мы ограничились 60 годами и разбили интервал на два: 40-45 лет и 46-60, немного расширив к нижней границе переход 50-летия, который у Левинсона соответствует периоду 50-55 лет. Состав испытуемых по возрастным группам приведен в табл. 2.2. Таблица 2.2 Состав испытуемых по возрастным группам Возрастная группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 Общее количество испытуемых Число женщин-испытуемых 46 46 27 26 21 43 209 Число мужчин-испытуемых 28 21 31 23 19 31 В возрастной группе 16-19 лет замужние и женатые испытуемые отсутствуют. В возрастной группе 20-26 лет среди женщин – 18% замужем, среди мужчин – 24% женаты. В группе 27-32 года: замужние женщины составляют 37%, женатые мужчины – 74%. В возрастной группе 33-39 лет замужние женщины составляют 65%, женатые мужчины – 61%. Для возрастной группы 40-45 лет характерно 57% замужних женщин и 37% женатых мужчин. В самой старшей возрастной группе замужем 60% женщин и 94% женатых мужчин. Таким образом, в возрастных группах 20-26, 27-32 и 46-60 лет женатых мужчин больше, чем замужних женщин. В возрастной группе 33-39 имеющих семью примерно одинаково, а в группе 40-45 лет замужних женщин значительно больше, чем женатых мужчин.

71 2.2. Обоснование и описание методов исследования 2.2.1. Обоснование метода использования неосознаваемой информации (Психосемантическая модифицированная методика «Кодирование») Различные тесты, использующие информацию, проходящую через сознание, а также проективные методики, использующие бессознательную информацию уже давно применяются в психологии. Для получения достоверной информации с помощью опросников требуется большое количество вопросов в тесте, т.к. человек имеет образ «Я» и его ответы на вопросы отражают скорее образ Я- идеальное, чем Я- реальное. Для повышения достоверности ответов в MMPI были введены шкалы лжи, конформности и социальной желательности и, несмотря на это, можно не получить достоверной информации об испытуемом. Все современные методы изучения психики и сознания с помощью опросников принципиально могут характеризовать лишь внешнее (реальное или воображаемое) поведение человека в различных ситуациях, а не глубокое и истинное содержание психической деятельности, которое в значительной степени определено содержанием неосознаваемых сфер психики обследуемого человека. Это связано с тем, что тестирующая информация, будучи доступна сознанию, неизбежно находится под его влиянием, то есть как бы редактируется сознанием, реакции обследуемого на тестирующие посылки (вопросы, сигналы, команды и пр.) соответственно вольно или невольно изменяются. Таким образом, получаемые результаты отражают не истинную картину бессознательного, а лишь попытку индивида казаться в глазах экспериментатора лучше, хуже, или соответствовать своему собственному образу Я, оцениваемому на осознаваемом уровне. Что в действительности происходит в «субъективном мире», остается в определенной степени скрыто. Несмотря на указанные выше проблемы, обработка результатов тестирования с помощью опросников имеет преимущество перед проективными методиками в том, что обработанная информация не зависит от личности и опыта тестирующего, т.к. наличие норм четко привязывает к ним полученные результаты. Класс методик, опирающийся на субъективный мир человека и помогающий его раскрыть, называется проективными методиками. Их число достаточно велико и продолжает расти. Главной особенностью проективных методик является их относительная неструктурированность. Для обеспечения свободы фантазии испытуемого даются только краткие, общие инструкции. По этой же причине тестовые стимулы обычно расплывчаты или неоднозначны. Гипотеза, на которой строятся подобные задания, состоит в том, что способ восприятия и интерпретации индивидом тестового материала или «структур» 72 ситуации должен отражать фундаментальные аспекты функционирования его психики: характерные для него мыслительные процессы, потребности, тревожность и конфликты. Проективные методики характеризуются также глобальным подходом к оценке личности. Внимание фокусируется на общей картине личности как таковой, а не на измерении отдельных ее свойств. Наконец, проективные методики рассматриваются их сторонниками как наиболее эффективные процедуры для обнаружения скрытых, завуалированных или неосознаваемых сторон личности. Более того, утверждается, что чем менее структурирован тест, тем более он чувствителен к подобному завуалированному материалу. Это следует из предположения, что чем менее структурированы и однозначны стимулы, тем менее вероятно, что они вызовут у воспринимающего защитные реакции. Проективные методы возникли в клинических условиях и остаются в основном инструментом клинициста. Некоторые из них развились из терапевтических методов (например, лечение с помощью произведений искусства), применявшихся к психически больным. На теоретических построениях проективных методик сказывается влияние психоаналитических концепций. Существуют также разрозненные попытки положить в основу проективных методик теорию восприятия и перцептивные теории личности. В соответствии со свойственным проективным методикам глобальным подходом затрагиваются не только эмоциональные, мотивационные и межличностные характеристики личности, но также и некоторые интеллектуальные аспекты поведения. Отдельные адаптации проективных методик специально предназначаются для измерения установок. Несмотря на то, что проективные методы гораздо точнее отражают особенности личности, их основным существенным недостатком является зависимость интерпретации от личности интерпретирующего и его опыта. Одним из методов, который формализует проективный подход, является подход с использованием семантических пространств (Е.Ю.Артемьева, 1991, 1999;

В.Ф.Петренко 1987, 1996), а также их последователями. В данном исследовании была поставлена задача разработки такого подхода к определению личностных особенностей, который позволит использовать преимущества как проективных методов, так и опросников: использование информации, не контролируемой сознанием и формализация ее обработки. Названный подход базируется на двух методиках: на модифицированной методике объекта «Кодирование» сексуального (Н.В.Дворянчиков, влечения, степени 1998), которая используется как направленный ассоциативный тест для возможности исследования особенностей восприятия половозрастной дифференцированности и образа «я» личности, а также компьютерной программы «Диатон», осуществляющей фоносемантический анализ текстов. Основными стимулами в методике 73 «Кодирование» являются понятия: «я», «мужчина», «женщина», «ребенок». Ассоциативный поток ограничивается рамками определенных классов, а именно: травянистое растение, дерево, животное, музыкальный инструмент, геометрическая фигура, сказочный персонаж, амплуа артиста цирка. Испытуемым предлагается подобрать ассоциацию на ключевые слова в рамках заданных предметных в классов, а затем с ассоциацию методикой необходимо прокомментировать - «развернуть». Процедура тестирования соответствии «Кодирование» (Н.В.Дворянчиков, 1998) не ограничивается только выявлением ассоциативного образа, а включает в себя и раскрытие содержательного, смыслового компонента каждой ассоциации. Например, если на предлагаемый стимульный объект «Женщина» в рамках класса «Травянистое растение» испытуемый подобрал понятие «Роза», то необходимо было выяснить: а) почему именно этот образ, по его мнению, наиболее соответствовал понятию «Женщина»;

б) какие качества, свойства или характеристики явились объединяющими (общими) при выборе этой ассоциации. Ответы на такие вопросы помогают выявить смысловой аспект восприятия, особенности эмоционального отношения к «кодируемому» объекту, что способствует и более объективной интерпретации получаемых результатов. Для интерпретации результатов теста Н.В.Дворянчиков использует: 1) особенности половой идентификации (пересечение образа «я» с образами «мужчина», «женщина», «ребенок»);

2) семантическая близость образов, определяемая через степень совпадения ответов (сходство данных ассоциаций). Предполагалось, что наличие данной близости может говорить о «пересечении» в сознании соответствующих представлений и может свидетельствовать о недифференцированности половозрастных аспектов восприятия объекта сексуального влечения;

3) особенности представления образов в сознании испытуемого;

4) аффективная представленность образов. Фиксируются следующие аспекты эмоционального отношения к объекту «ассоциирования»: нейтральное - без акцентирования какой-либо эмоциональной окраски;

положительное - подчеркивание приятных качеств этого объекта («ребенок» - «котенок, т.к. маленький, хорошенький, ласковый»);

отрицательное -подчеркивание негативных аспектов объекта («мужчина» - «дуб, т.к. тупой как дерево, глупый»);

амбивалентное акцентирование одновременно как приятных и положительных, так и отрицательных качеств объекта («женщина» - «роза, т.к. красивая, нежная, но может уколоть, сделать больно»);

деперсонифицированное - включает в себя акцентирование косвенных, атрибутивных 74 признаков, прямое отождествление с неживым объектом («женщина» - «кастрюля, т.к. часто бывает на кухне»;

«манекен», «ребенок» - «кукла, т.к. играет как хочет»). Интерпретируются особенности половой идентификации с образами «Мужчины», «Женщины» и «Ребенка». Например, пересечение образов «Я»-«Мужчина» у испытуемой девушки может свидетельствовать об идентификации с мужскими полоролевыми стереотипами, в то время как пересечение образов «Я»-«Женщина» - об идентификации с женскими полоролевыми стереотипами. Пересечение образов «Я»-«Ребенок» говорит о незрелости личности испытуемого, его инфантильности. Немаловажным показателем недостаточной когнитивной дифференцированности половой роли является ассоциативносемантическая близость образов «Мужчина»-«Женщина». Данная методика является клинической, т.к. предполагает «развертывание» образов в беседе и ее обработка для отдельного испытуемого является в большой степени субъективной, т.к. определение того, насколько пересекаются диагностируемые образы, зависит от интерпретатора. Кроме того, для больших выборок испытуемых метод «развертывания» образа не подходит ввиду его трудоемкости. Для целей данного исследования из методики «Кодирование» был взят принцип ассоциирования стимулов Я, Мужчина, Женщина и Ребенок в классах понятий травянистое растение, дерево, животное, музыкальный инструмент, геометрическая фигура, сказочный персонаж, амплуа артиста цирка. Был использован также принцип анализа кодируемых понятий, однако, способ, по которому анализ осуществлялся, основывался на других основаниях, а именно – на фоносемантическом и корреляционном анализе обработанных результатов тестирования, который позволяет определить эмоциональную окрашенность образов. Смысл фоносемантического анализа заключается в определении соответствия между значением слова и его звуковой формой, опирающееся на способность звука вызывать незвуковые представления. Эта способность объясняется изначальной ролью в развитии личности предметов и явлений, связанных с различными звуками. Кроме того, синестетические эффекты - скрытая связь звукового образа с незвуковым. Существует две точки зрения на причины возникновения символики звуков речи. Первая получила название гипотезы первичного звукосимволизма и заключается в том, что символику звуков считают изначальной, первичной по отношению к условному значению, полагая, что она возникла под влиянием звуков природы. В последнее время получила распространение гипотеза вторичного звукосимволизма. Согласно этой точке зрения символика звука является отсветом, который бросает условное значение слова на свою звуковую форму. Если случайно оказывается, что некоторый звук 75 встречается в нескольких частотных словах со сходной семантикой, то эта семантика в сильно обобщенном виде проецируется на данный звук, и теперь уже звук, даже отдельно взятый, вызывает подсознательные ассоциации, связанные с семантикой слов. Из работ М.И.Лисиной (М.И.Лисина, 2001) и ее последователей, показавших, что образ близкого взрослого и своего «Я» уже на ранних стадиях онтогенеза образует аффективно-когнитивный комплекс и гипотезы вторичного звукосимволизма следует, что это образ сохраняется в символической форме, имеющей эмоциональную окрашенность. Образы другого и своего «Я» под влиянием аффективного компонента могут быть искажены, что позднее может не осознаваться. Для целей обработки результатов тестирования использовалась компьютерная программа «Диатон» (И.Ю.Черепанова, 2001), основанная на методе фоносемантики, которая определяет связь между звуком и значением в соответствии с гипотезой вторичного звукосимволизма и основанная на работах А.П.Журавлева (А.П.Журавлев, 1974, 1991). Истоки такого подхода заложил Л.С.Выготский (Л.С.Выготский, 1982), который считал, что семиотический анализ является единственным адекватным методом изучения системного и смыслового строения сознания. А.П.Журавлев (А.П.Журавлев, 1974,1991) разработал экспериментальный психометрический метод изучения символического значения звуков речи, измерил символику всех звуков русского языка и построил модель фонетического значения. А.П.Журавлев показал, что носителем фонетического значения является звуко-буквенный психический образ, который формируется под воздействием звуков речи, но осознается и закрепляется лишь под влиянием буквы. Суть психометрического метода, разработанного А.П.Журавлевым, заключается в многоуровневом анализе текстов. Подробнее уровни анализа будут описаны ниже. И.Смирнов, Е.Безносюк и А.Журавлев (И.Смирнов, Е.Безносюк и А.Журавлев, 1995) показали механизмы в структуре человеческой психики, образующие психосемантические структуры. Вторая сигнальная система, присущая человеку, типа, является при этом системой понятие семантических символов преимущественно вербального «семантический» в общем виде распространяется на любой стимул, который может быть дифференцирован психикой и способен вызывать, кроме ориентировочной реакции, какуюлибо иную реакцию. По мере взросления человека и накопления индивидуального опыта количество стимулов, которые можно рассматривать как несемантические и которые способны вызывать только ориентировочную реакцию, резко уменьшается.

76 Дискретами смысла у человека, наиболее доступными исследованию, являются прежде всего слова. Закономерности организации сложных связей между словами и образования семантических полей показаны в работе О.С.Виноградовой (1957). В своей работе О.С.Виноградова показала, что состояние условно здорового испытуемого характеризуется преобладанием смысловых связей между словами над связями по созвучию, при этом соотношения слов в семантических полях динамически флуктуируют в зависимости от функционального состояния испытуемого и контекста среды. О.С.Виноградова и Н.А.Эйслер (О.С.Виноградова, Н.А.Эйслер 1959) показали также, что сосудистые реакции, служащие критерием наличия связей того или иного характера, являются более дифференцированными, чем словесные реакции испытуемых. Смирнов И., Безносюк Е., Журавлёв А показали, что любая информация является семантической только в том случае, если при ее восприятии она может быть соотнесена с какими-либо уже имеющимися психосемантическими элементами - следами ранее воспринятых сигналов, которые по каким-то признакам схожи с вновь поступающим. Поэтому фактически в память попадает только семантическая информация. Усвоение индивидом общесоциальных функциональных систем осуществляется главным образом через язык - исторически сложившуюся структуру социальных функциональных систем, фиксирующую совокупное общее дробление мира соответствующим обществом - носителем языка. Поэтому вербальный отчет о состоянии сознания может быть дан только в терминах лингвистических функциональных систем, усвоенных индивидом. Смирнов И., Безносюк Е. и Журавлев А. считают наиболее значимыми для субъекта словами, слова, сопряженные с ядерными образованиями личности и, прежде всего, с объектами ранней детской социализации: все варианты собственного имени и фамилии, имена близких, вербальные эквиваленты образа матери и собственного Я и т.п. 2.2.2. Описание принципов фоносемантической обработки информации с помощью программы «Диатон» На базе метода анализа текстов, предложенным А.П.Журавлевым, были разработаны лингвистические программы «Диатон», «Словодел» и ВАЛААЛ, одним из элементов которых является анализ фоносемантики текста. Чаще всего звуковой образ слова осознанно не воспринимается, однако, сочетания звуков обладают фонетической значимостью. Для обработки результатов исследования в данной работе использовалась программа «Диатон», разработанная в лаборатории суггестивной лингвистики и социально-психологической терапии «Ведиум» «Диатон» (И.Ю.Черепанова, 2001, 2002). Заметим, что для целей данного исследования понятие суггестии использовалось исключительно для определения 77 эмоциональной окраски описанного понятия, в рамках которой она и определяется. Термины – «жесткое кодирование» предполагает негативную окраску, «мягкое кодирование» позитивную окраску, «нейтральный» - окраски не имеет. Авторы программы «Диатон» (И.Ю.Черепанова, 2001, 2002) выделили 5 уровней суггестивно-лингвистического анализа: фонологический, просодический, лексикостилистический, лексико-грамматический, морфо-синтаксический, в рамках которых измеряют следующие параметры суггестивных текстов: 1) отклонение частотности употребления отдельных звуков от нормальной частотности;

2) фонетическое значение текстов;

3) звуко-цветовые соответствия;

4) звуковые повторы, превышающие нормальную частотность;

5) соотношение количества высоких и низких звуков (в %);

6) длина слова в слогах;

7) лексико-стилистические показатели. Заметим, что для целей исследований лексико-грамматический, морфосинтаксический уровни анализа не использовались, а уровень лексико-стилистический – для анализа общегрупповых текстов, поэтому указанные первые два типа анализа не рассматриваются. 1. Фонологический уровень 1.1) отклонение частотности употребления тех или иных звуков от нормальной. Измерения фонетического значения А.П.Журавлева (А.П.Журавлев, 1974, 1991) происходят по отклонению звуков от нормы. Если каких-либо звуков в тексте находится в пределах нормы, то звуки не несут специальной смысловой и экспрессивной нагрузки, их символика остается скрытой. Заметное отклонение количества звуков от нормы резко повышает их информативность, соответствующая символика как бы вспыхивает в сознании (подсознании) читателя, окрашивая фонетическое значение всего текста. Например, если в стихотворении нагнетаются звуки, средние оценки которых по шкале «светлый -темный» соответствуют признакам «очень светлый», «светлый», то эти признаки и будут характеризовать содержательность фонетической формы текста в целом. 1.2) фонетическое значение суггестивных текстов и заголовков текстов в случае анализа личных мифов;

1.3) звуко - цветовые соответствия;

1.4) звуковые повторы (повторы слогов), превышающие нормальную частотность.

78 2. Просодический уровень. Просодия (от греч. prosodia — ударение, припев) — супрасегментный уровень языка, так как соотносится со всеми сегментными единицами (слог, слово, синтагма, фраза, сверхфазовое единство, текст). В языкознании часто выделяют следующие элементы просодии: речевая мелодия, ударение, временные и тембральные характеристики, ритм. С точки зрения истории второй сигнальной системы и суггестии, просодический уровень является таким же базовым, как и фонологический. К числу первичных физиологических механизмов (настаивания, отбрасывания интердикции повторения). следует На отнести позднейших механизм этапах персеверации это довольно многократного элементарное нервное устройство просыпалось снова всюду, где требовалось упорно повторять,— в истории сознания, обобщения, ритуала, ритма. Отсюда следует, что главным элементом просодического уровня является ритм. Т.к. суггестивные тексты ориентируются на правое полушарие головного мозга, то есть на образы, особенно интересен взгляд на ритм текста как способ включения человека в чувственный (сенсорный) диалог с или миром как на внутреннее удвоение, образа, который развивается в антропогенезе лишь после появления внешнего удвоения – подражания или копирования. Работы М.И.Лисиной и ее последователей показали, что в процессе коммуникативной деятельности у ребенка с раннего возраста (когда работает правое полушарие) отражается в сознании и формируется образ другого человека и самого себя, который представляет собой целостный аффективно-когнитивный комплекс. Психометрический анализ текстов, предложенный А.П.Журавлевым, объясняет, как это происходит. К ритмическим характеристикам текстов относится также измеренная для каждого текста длина слова в слогах, которая, по мнению Й.Мистрика «обратно пропорциональна ритмичности высказывания» (Й.Мистрик, 1967, с.50). Слова разговорного диалогического стиля характеризуется в среднем небольшой длиной в слогах. Тексты, в которых употребляются абстрактные выражения или исключительные слова, имеют более высокие среднеарифметические длины в слогах. 3. Лексико-стилистический уровень. Следующим этапом описания параметров суггестивных текстов является измерение различных показателей (индексов), характеризующих стилистические особенности текстов при помощи математико-статистических методов (Й.Мистрик, 1967), на основании следующих данных: N - число лексических единиц в тексте вообще;

L-число слов, которые встретились в тексте хотя бы один раз;

79 Lf1 - слова, которые встретились в тексте только один раз;

fr1–максимальная частотность слова – специальным формулам могут быть рассчитаны следующие индексы (показатели): 1) С- индекс дистрибуции (чем больше С, тем богаче словарь и более симметрична числи дистрибуция слов) _ С= (fr+L) 2) Ii – индекс итерации (индекс повторения слов в замкнутом тексте) Ii = N: L 3) Ie – показатель исключительности (специфичности) лексики. В поэзии бывает до 50% «исключительных» слов, в художественной прозе их намного меньше: Ie = 20xLf1:N 4) P- индекс предсказуемости. Чем ниже степень предсказуемости, тем привлекательнее текст: P= 100- (Lf1 х100):N 5) Ig – индекс плотности текста зависит от числа повторяющихся слов в тексте и длины текста. он чувствителен главным образом к тематическим слова и совершенно независим от случайных слов. Чем богаче тематика, тем выше Ig, чем однороднее в тематическом отношении текст, тем Ig ниже. В научных монографических сочинениях он опускается ниже 1, в газетах, наоборот, поднимается выше 3. 6) Iext – объем экстенсивности словаря. Является показателем широты лексики, разнообразия выражений и лексической насыщенности текста;

7) If – длина интервала средней части повторяющихся слов (индекс стереотипности). If является высоким – как положительный стилистический элемент – там, где имеет значение не форма, а содержание высказывания. Это касается тех случаев, когда предполагается беглое чтение или когда высказывание является спонтанным, нестилизованным. Высокую степень стереотипности, а, следовательно, высокий If имеет профессионально- разговорная речь, низок If в художественных текстах. Обработав текст с помощью программы «Диатон», получаем его следующие характеристики: 1) эмоциональный характер: нейтральный, отрицательный или положительный;

2) значений);

3) количественные характеристики: выраженность качественных характеристик в условных единицах (от -1 до 30) и звуко-цветовые соответствия (от 0 до 10). качественные характеристики отрицательные или положительные, выраженные в виде 20 прилагательных, а также звуко-цветовые соответствия ( 80 Эмоциональный характер соответствует типу текста: нейтральный – обычный текст, который не несет суггестивных установок;

отрицательный – жестко кодированный суггестивный текст, в котором количество согласных и гласных звуков, несущих «устрашающий» оттенок, выше среднего значения, обычно встречающегося в текстах (например, шипящие и свистящие звуки, звук «ы»);

положительный – мягко кодированный суггестивный текст, в котором количество согласных и гласных звуков, имеющих «хороший» оттенок, выше среднего значения, обычно встречающегося в текстах (например, звуки и, ю, б, м, л). Качественные характеристики текста, используемые в «Диатоне», следующие: прекрасный, светлый, нежный, радостный, возвышенный, бодрый, яркий, сильный, стремительный, медлительный, тихий, суровый, минорный, печальный, темный, тяжелый, тоскливый, угрюмый, зловещий. Заметим, что эти характеристики носят условный характер, в программе ВАЛААЛ, например, используются 24 характеристики, которые несколько отличаются от характеристик «Диатона», диапазон изменения в условных единицах тоже отличается. В качестве звуко-цветовых соответствий в «Диатоне» взят восьмицветный тест Люшера, к которому добавлены белый, голубой и сиреневый. Таким образом, качественными цветовыми характеристиками являются: синий, зеленый, красный, желтый, фиолетовый, коричневый, черный, серый, белый, голубой, сиреневый. Значения цветов изменяются в интервале условных единиц от 0 до 10. Ввиду большей универсальности именно они. 2.3.3. Описание психосемантической модифицированной методики «Кодирование» Разработанная для целей данного исследования методика является модификацией методики «Кодирование» (Н.В.Дворянчиков, 1998) в части обработки результатов тестирования. Задача, стоящая перед испытуемым, как и в методике «Кодирование», заключается в подборе ассоциаций на слова «Я», «Мужчина», «Женщина», «Ребенок» в рамках заданных предметных классов. Инструкция испытуемому Испытуемому дается задание заполнить таблицу. Укажите Ваш пол, возраст, образование и семейное положение. Подберите ассоциации к каждому из образов: Я, Мужчина, Женщина, Ребенок с помощью понятий «травянистое растение, дерево и т.п.». звуко-цветовых соответствий по сравнению с качественными характеристиками текста, упомянутыми выше, для количественного анализа использовались 81 Например: Я: лилия, липа, и т.п. Мужчина: кактус, кипарис, и т.п. Заполните все строки и столбцы таблицы. Таблица 2.3. Анкета испытуемого Пол_ возраст образованиеСемейное положение Образ/понят ие Я Мужчина Женщина Ребенок Травянис тое растение Дерево Животное Музыкальн ый инструмент Геометриче ская фигура Сказочный персонаж Амплуа артиста цирка Обработка 1) Анкета каждого испытуемого обрабатывается индивидуально. Образ Я, Мужчина, Женщина и Ребенок каждого испытуемого обрабатываются с помощью «Диатона» для получения характеристик звуко-цветовых ассоциаций в виде названия цвета и его количественной характеристики в относительных единицах, например: Я: красный 2,4;

зеленый 1;

коричневый – 0, 5. Результатом обработки является индивидуальная матрица размерности 4х11, где 4 количество образов, 11 – количество цветов. Данные заносятся общую базу данных своей возрастной и гендерной группы. 2) Затем по каждой возрастной и гендерной группе образуются общие по группе образы с помощью слияния понятий всех испытуемых, которые также обрабатываются с помощью «Диатона». Такое действие правомочно, т.к. при обработке происходит суммирование и анализ звукобукв и их оценка так же, как и в случае индивидуального понятия. По общегрупповым образам рассматриваются: а) тип образа, характеризующий понятие: нейтральный, позитивный или негативный;

б) качественные характеристики в виде описанных выше прилагательных и выраженные в условных единицах, показывающие степень их выраженности;

в) звуко-цветовые ассоциации в виде названия цвета и его количественной характеристики в относительных единицах в виде матрицы размерности 4х11, где 4 количество образов, 11 – количество цветов. Анализ Анализ компонента анализируемого образа включает в себя три плана: качественный, количественный и корреляционный.

82 При качественном анализе по каждой возрастной и гендерной группе фиксируется: 1) эмоциональный характер каждого образа: нейтральный, отрицательный или положительный;

2) качественные характеристики, выраженные в виде 20 прилагательных. При количественном анализе определяются: 1) степень выраженности качественных характеристик образов в условных единицах;

2) звуко-цветовые соответствия каждого образа в условных единицах. При корреляционном анализе по каждому испытуемому определяются значения трех коэффициентов корреляции, граничным значением которого является середина интервала (0,3

если образ Я не менее чем умеренно коррелирует с образом Мужчины, будем говорить о маскулинном половом самосознании, с Женщиной – фемининном, с Ребенком – недифференцированном;

б) образов Мужчины и Женщины для определения степени дифференциации полоролевых нормативов;

при коэффициенте корреляции меньше 0,4 образы считаются дифференцированными, в противном случае – недифференцированными;

в) образов Мужчины и Женщины с Ребенком для определения наличия недифференцированных тенденций;

не менее чем умеренная корреляция между образом Ребенка и образами Мужчины и Женщины указывает на наличие инфантильных тенденций. Тип аффективной составляющей полоролевой идентичности определяется на основании трех параметров: полового самосознания, дифференциации полоролевых нормативов и наличия инфантильных тенденций. Определение типа аффективной составляющей полоролевой идентичности по значениям трех коэффициентов корреляции в соответствии с табл.2.4. Таблица 2.4 Критерии определения типа аффективной составляющей полоролевой идентичности Тип аффективной составляющей Для женщин неадекватная маскулинная Для мужчин адекватная маскулинная Корреляция образа Я с образом Мужчины r>0,4, два других коэффициента <0,4 Корреляция образа Я с образом Женщины r>0,4, два других коэффициента <0,4 Критерии определения адекватная фемининная неадекватная фемининная 83 Тип аффективной составляющей Для женщин неадекватная маскулиннонедифференцированная Для мужчин адекватная маскулиннонедифференцированная Критерии определения Корреляции образа Я с образом Мужчины и Ребенка r>0,4 Корреляции образа Я с адекватная фемининнонеадекватная фемининнообразом Женщины и недифференцированная недифференцированная Ребенка r>0,4 Корреляции образа Я с неадекватная образом Ребенка r>0,4 неадекватная недифференцированная или с образами Женщины и недифференцированная Мужчины одновременно r<0,4 Корреляции образа Я с образами Женщины и Мужчины одновременно адекватная андрогинная адекватная андрогинная r>0,4 и корреляции между образами Мужчины и Женщины <0,4 а) Если образ Я имеет коэффициент корреляции не ниже 0,4 с образами Мужчины или Женщины соответственно полу, полоролевые нормативы дифференцированы и отсутствуют инфантильные тенденции, испытуемый имеет адекватную аффективную составляющую полоролевой идентичности маскулинную или фемининную соответственно. Психологически это соответствует фемининным женщинам и маскулинным мужчинам (В.Е.Каган, 1991) и паттернам поведения, характерным для стереотипов своего пола. б) Если образ Я имеет коэффициент корреляции не ниже 0,4 с образами Мужчины или Женщины соответственно противоположному полу, полоролевые нормативы дифференцированы, инфантильные тенденции могут быть, а могут и не быть, испытуемый имеет неадекватную аффективную составляющую полоролевой идентичности маскулинную или фемининную соответственно. Психологически это соответствует маскулинным женщинам и фемининным мужчинам (В.Е.Каган, 1991) и паттернам поведения, характерным для противоположного пола. в) Если образ Я имеет одновременно коэффициенты корреляции не ниже 0,4 с образами Мужчины и Ребенка или Женщины и Ребенка соответственно полу, то испытуемый имеет адекватную маскулинно-недифференцированная для мужчин и – фемининнонедифференцированную для женщин. Отличие данного типа аффективной составляющей от адекватной заключается в том, что в поведении личности присутствуют паттерны поведения, характерные для подростковой стадии развития. г) Если образ Я имеет одновременно коэффициенты корреляции не ниже 0,4 с образами Мужчины и Ребенка или Женщины и Ребенка соответственно противоположному 84 полу, то испытуемый имеет неадекватную фемининно- недифференцированную для мужчин и маскулинно-недифференцированную –для женщин. Психологически данный тип соответствует типу 2: маскулинным женщинам и фемининным мужчинам с тем отличием, что паттерны маскулинного поведения у женщин соответствуют мальчику-подростку, а фемининного у мужчин – девочке-подростку. д) Если коэффициент корреляции образа Я с образом Ребенка или со всеми образами сразу не меньше 0,4 или отсутствуют какие-либо значимые корреляции с образами Мужчины или Женщины, то испытуемый имеет недифференцированную аффективную составляющую полоролевой идентичности. В поведении проявляется как недифференцированность паттернов поведения относительно своего или противоположного биологического пола, а на уровне самосознания – недифференцированность полоролеваых нормативов и также соответствует классификации психологических типов, приведенных В.Е.Каганом. е) Если образ Я имеет коэффициент корреляции не ниже 0,4 с образами Мужчины и Женщины одновременно, при этом коэффициенты корреляции между образами Мужчины и Женщины меньше 0,4, аффективная составляющая полоролевой идентичности соответствует андрогинной для обоих полов и психологически соответствует андрогинной личности, которая имеет наиболее богатый репертуар полоролевого поведения. «Обе составляющие полоролевой идентичности развиваются самостоятельно. Субъект может развивать свою маскулинность независимо от имеющегося у него уровня фемининности» (Н.В.Дворянчиков, С.Н.Ениколопов, 2003). 2.3. Возрастно-психологические особенности аффективной составляющей полоролевой идентичности В данном подразделе особенности проверяется развития гипотеза 1: существуют составляющей возрастнополоролевой психологические возрасте. Проверка гипотезы 1 осуществляется по следующей схеме: 1) Для каждого испытуемого в соответствии с описанной выше психосемантической методикой определяется тип аффективной составляющей полоролевой идентичности. 2) Определяется общее количество испытуемых каждого типа аффективной составляющей полоролевой идентичности в каждой возрастной группе и вычисляется ее доля в % от общего числа испытуемых в возрастной группе. 3) Проверяется достоверность различий распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности между возрастными группами одного гендера с помощью однофакторного дисперсионного анализа. аффективной идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом 85 Результаты распределения типов аффективной составляющей полоролевой идентичности по каждой возрастной группе приведены в табл.2.5 для женских групп и в табл. 2.6 - для мужских. Таблица 2.5 Распределение аффективной составляющей полоролевой идентичности в женских группах (в % от количества испытуемых в группе) НеадекватФемининно- Неадекватная Адекватная Недифферен Андрогиннедифферен ная маскулиннофемининная цированная ная цированная маскулинная недифферен цированная 4 15 7 4 30 41 28 9 9 0 9 45 11 15 11 11 8 44 15 23 12 12 35 3 6 11 22 0 44 17 5 26 14 9 33 13 Таблица 2.6 Распределение аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужских группах (в % от количества испытуемых в группе) НеадекватМаскулинно Неадекватная Адекватная Недифферен АндрогинГруппа ная фемининномаскулинная недифферен цированная ная фемининная недифферен цированная цированная 16-19 0 11 17 17 0 55 20-26 25 0 10 5 5 55 27-32 6 8 8 13 8 57 33-39 9 9 22 17 0 43 40-45 22 0 0 0 0 78 46-60 5 12 12 5 0 66 Для проверки достоверности различий характера распределения аффективной составляющей по возрастным группам женщин и мужчин были выдвинуты нулевая и альтернативная гипотезы. Нулевая гипотеза: Различия в распределении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности по всем возрастным группам: а) в мужской и б) в женской выборках носят не более выраженный характер, чем случайные различия внутри группы. Альтернативная гипотеза:

Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46- 86 Различия в распределении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности по всем возрастным группам: а) в мужской и б) в женской выборках являются более выраженными, чем случайные различия внутри каждой группы. Используя пакет анализа для MS Excel и задав доверительный интервал =0,01, получаем для женской выборки Fэмп =6,41, а для мужской - Fэмп =40,77. Критическое значение Fкр для приведенных распределений равно 3,699. Оба эмпирические значения Fэмп больше критического, следовательно, нулевая гипотеза должна быть отклонена и принята альтернативная: различия в распределении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности по всем возрастным группам: а) как в мужской и б) так и в женской выборках являются более выраженными, чем случайные различия внутри каждой группы. Мы установили, что в целом по женской и мужской выборкам распределение типов аффективной составляющей полоролевой идентичности различно, что доказывает существование достоверных различий в возрастных и гендерных группах. Для определения тенденции изменения характера распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности при переходе от одной возрастной группы к другой использовался непараметрический критерий тенденций S Джонкира, который предназначен для выявления тенденций изменения признака при переходе от выборки к выборке при сопоставлении трех и более выборок (Е.Сидоренко, 2002). Каждая старшая возрастная группа, как это было показано в главе 1, характеризуется расширением гендерных ролей по сравнению с предыдущей и соответствующим типом аффективной составляющей полоролевой идентичности при нормативной линии развития. Для проверки достоверности различий аффективной составляющей полоролевой идентичности между парами возрастных групп в женской выборке и парами возрастных групп в мужской выборке использовался однофакторный дисперсионный анализ. Итоговые результаты проверки достоверности различий между женскими группами приведены в табл.2.7, проверка достоверности различий приведена в Приложение2 к главе 2. Таблица 2.7 Достоверные различия распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности в женских возрастных группах Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 20-26 нет 27-32 да да 33-39 да да да 40-45 да да да нет 46-60 нет нет да да да 87 Как видно из сравнения достоверности различий в женских группах, для младших групп 16-19 и 20-26 лет различия достоверны со всеми группами. Две младшие группы между собой и с самой старшей группой - поколением матерей имеют не достоверные различия. Это, с одной стороны, говорит о сохранении сильного влияния матерей на аффективную составляющую полоролевой идентичности дочерей, а с другой – несмотря на различные нормативные задачи развития ( в возрастной группе 20-26 лет 18% замужних женщин) эти возрастные группы женщин не отличаются с точки зрения эмоционального принятия гендерных ролей. Как следует из анализа данных, приведенных в табл.2.3, в женской возрастной группе 16-19 лет преобладает недифференцированная (41%) и адекватная фемининная - 30% аффективная составляющая полоролевой идентичности. В данной возрастной группе преобладает бисексуальная спутанность (62%), что отражает тенденцию ненормативной гендерной идентичности в юности. Из статистических данных (глава 1) известно, что в сексуальные связи вступает до 60% юношей и девушек, не достигших 17 лет. Отсутствие у молодых людей знаний в области репродуктивного здоровья приводит к ранним беспорядочным половым связям. В группе 20-26 лет – полоролевая недифференцированность личности возрастает и составляет 45%. Адекватная фемининная полоролевая идентичность составляет 28% (табл.2.3). В данной группе нормативная (46%) и ненормативная (54%) тенденции несколько выравниваются. Некоторое возрастание аффективной недифференцированной составляющей полоролевой идентичности (табл.2.3), говорит о том, что требования перехода к самостоятельности и решению ставящихся обществом задач являются для молодежи большой проблемой: в одной стороны, карьерные задачи требуют мужских качеств, с другой стороны, развивающаяся женская сексуальность требует реализации себя как жены и матери. Резкий рост разводов по инициативе женщин приходится на 25 лет. Средний возраст первородящих матерей составляет 23 года, а средний возраст вступающих в брак – 24 года. Основной прирост населения осуществляется за счет данной возрастной группы, но при этом за последние 10 лет число внебрачных детей увеличилось в 2 раза, о чем указывает несовпадение среднего брачного возраста и среднего возраста первородящей матери. Для группы 27-32 года различия достоверны со всеми группами. Данная группа наиболее значительно отличается от всех остальных групп и характеризуется готовностью к принятию новых гендерных ролей в соответствии с нормативными задачами развития. Как показывают статистические данные (Информация Госкомстата, 2004) количество женщин, начиная с 27 лет, на 55% превышает количество мужчин. Женщины данной возрастной 88 группы готовы принять новые гендерные роли жены и матери, однако, на пути реализации этих новых ролей встречаются определенные демографические сложности. В данной выборке в возрастной группе 37% женщин замужем, что значительно меньше женатых мужчин, доля которых составляет 74%. Таким образом, для женской выборки наиболее значимым является переход к изменению своего социального статуса и данная возрастная группа является кризисной с точки зрения возможности реализации гендерных ролей. В группе 27-32 года начинает преобладать адекватная, но фемининно-недифференцированная полоролевая идентичность (44%) (табл.2.3). Недифференцированность личности по сравнению с предыдущими возрастными группами резко уменьшается (11%) и переходит в адекватную, но незрелую фемининно-недифференцированную полоролевую идентичность (44%). Доминирует общая тенденция к адекватной аффективной полоролевой идентичности (63%). Средний возраст выхода замуж приближается к средне-европейскому 27-30 лет. Таким образом, данная возрастная группа аффективно предпочитает реализацию женских функций, что соответствует нормативному характеру развития. Женщины эмоционально принимают реализацию функций жены и матери, однако, как показывают статистические демографические данные, реализовать эту задачу весьма непросто. Возрастная группа 40-45 лет имеет недостоверные различия только с группой 33-39 лет. Это говорит о том, что кризис середины жизни у женщин пересекается с кризисом перевыбора: пик разводов соответствует среднему возрасту у женщин 35 лет. Замужние женщины данной выборки в возрастной группе 33-39 лет составляют 65%, а в группе 40-45 лет – 57%, разница в семейном положении между этими возрастными группами женщин составляет 8%, что вполне согласуется с похожим эмоциональным отношением к гендерным ролям у обоих возрастных групп. В группе 33-39 лет недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности увеличивается до 35%. В социальном плане это связано с одной стороны, с реализацией функции материнства, а с другой - переход к решению профессиональных задач, выборки требующих маскулинных а качеств. доля Нормативным развитием полоролевой после идентичности для этой возрастной группы является андрогинность, однако она для данной минимальная, фемининно-недифференцированной недифференцированной находится на втором месте и составляет 23%. Данная возрастная группа попадает в пик разводов, который приходится на 35 лет по инициативе женщин. По статистике женщине после 30 лет гораздо легче выйти замуж после развода, чем в первый раз. Это говорит о том, что мужчины предпочитают опыт и уверенность, которые в нашей культуре считаются маскулинными качествами, что и 89 отражается в данных табл.2.3, показывающих рост ненормативных тенденций по сравнению с возрастными группами 20-26 лет и 27-32 года. Возрастная группа 40-45 лет – это период кризиса середины жизни, для которого в женской группе характерен самый высокий процент андрогинных личностей (17%) (табл.2.3). Наблюдаемая тенденция к андрогинности соответствует нормативному развитию. Однако увеличивается и недифференцированная полоролевая идентичность (44%). На этот период приходится 2/3 всех разводов (после 19 лет совместной жизни в браке), при этом основной причиной является психологическая неподготовленность супругов – 42% всех разводов. В группе 46-60 лет начинает преобладать фемининно-недифференцированная полоролевая идентичность (26)% и недифференцированная (33%) (табл.2.3). В данной возрастной группе происходит снижение репродуктивной женской функции, которая способствует уменьшению фемининной составляющей, а снижение карьерных амбиций способствует уменьшению маскулинности. Женщин в данной возрастной группе больше на 2 млн., чем мужчин, т.к. средняя продолжительность жизни мужчин 59,9 лет, а женщин – 71, 4 года. Кроме того, 12% от всех зарегистрированных разводов приходится на данную возрастную группу, причем в основном по инициативе мужчин, поэтому некоторые женщины являются вдовами или разведенными, не готовыми принять свое одиночество при отделившихся детях. Заметим, что для данной выборки большинство женщин в 55 лет не закончили трудовую деятельность. Для данной группы нормативными задачами развития являются задачи принятия изменений качества гендерных ролей: завершение воспитательных функций, принятие недееспособности и возможной смерти родителей и необходимость перестройки семейной системы в рамках диады или принять свое одиночество. Таким образом, показано, что распределение аффективной составляющей полоролевой идентичности в женских группах имеет выраженную тенденцию уменьшения по возрастным группам: недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности – адекватная фемининно-недифференцированная, адекватная фемининная, неадекватная маскулинная андрогинную – и андрогинная – неадекватная маскулиннополоролевую недифференцированная Объединяя фемининно-недифференцированную идентичность в группу адекватной полоролевой идентичности, а маскулинную и маскулинно-незрелую в неадекватную группу полоролевой идентичности, представим обобщенное распределение полоролевой идентичности по женским возрастным группам в виде рис.2.1.

Соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской выборке 120 100 доля составляющей в % 80 60 40 20 0 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 возрастные группы неадекватная адекватная Рисунок 2.2. Распределение аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской выборке Как видно из результатов, приведенных на рис.2.1, возрастная группа 27-32 года является самой благополучной во всей женской выборке. Достоверность различий распределения аффективной составляющей в мужских группах, полученная с помощью однофакторного дисперсионного анализа, приведена в табл.2.8. Таблица 2.8 Достоверные различия распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужских возрастных группах Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 20-26 нет 27-32 да да 33-39 нет нет да 40-45 да да да да 46-60 да да нет да да Как видно из сравнения достоверных различий в мужских группах, возрастная группа 40-45 лет имеет достоверные различия со всеми остальными группами. Эта группа 91 соответствует кризису середины жизни, который у мужчин более отчетливо выражен, чем у женщин. В мужской возрастной группе 16-19 лет доминирует неадекватная аффективная составляющая полоролевой идентичности (55%), т.е. юноши в подавляющем большинстве не решили задачу нормативного развития, связанную с принятием себя как мужчин. Также, как и в женской возрастной группе, это соответствует ранней (до 17 лет) сексуальной жизни (до 60%) и низкой осведомленности молодых людей по основным вопросам пола. Мужская возрастная группа 20-26 лет является сравнительно благополучной с точки зрения нормативных задач развития: принятие новых гендерных ролей. По статистическим данным известно, что средний возраст мужчин, вступающих в брак – 24 года, следовательно, для данной возрастной группы характерно принятие новой гендерной роли мужа. Кроме того, этот возраст соответствует началу трудовой деятельности и способствует решению другой нормативной задачи развития – приобретение независимости. В данной выборке в возрастной группе мужчин 24% женаты по сравнению с 18% женщин. Возрастная группа 27-32 года – это группа кризиса перевыбора. По статистике известно, что наиболее число браков распадается в первый год совместной жизни и далее в первые 5 лет совместной жизни. Если учесть, что средний возраст мужчины, вступающего в брак – 24 года, с учетом средней продолжительности брака для этой группы наиболее вероятны разводы, что и отражается на уменьшении адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности. При этом женщины данной возрастной группы готовы для реализации своих гендерных функций, а мужчины, нет, несмотря на то, что в испытуемой выборке замужние женщины этой группы составляют 37%, а женатые мужчины – 74%. Возрастная группа 33-39 лет - это расширение гендерных ролей и принятие функции отцовства, которое в нашей культуре чаще связывается с фемининными качествами. Несмотря на пик разводов 35 лет (как и в женской), 40% разводящихся мужчин выполняли всю работу по дому, которую просила делать жена (что также в нашей культуре связывается с фемининными качествами). В рассматриваемой выборке женатые мужчины данной возрастной группы составляют 61%, а замужние женщины - 65%. Возрастная группа 40-45 лет соответствует кризису середины жизни и изменением качества гендерных ролей. Эта возрастная группа имеет достоверные различия со всеми возрастными мужскими группами. В нашей культуре мужские качества связываются не с реализацией мужских гендерных ролей мужа и отца, а с профессиональными функциями, для мужчин данной возрастной группы это соответствует пику профессиональной карьеры и соответствует наименьшему количеству женатых мужчин, которые составляют 37% от всех испытуемых данной возрастной группы (у женщин замужние составляют 57%).

92 Возрастная группа 46-60 лет должна решать главную задачу реинтеграции личности, которая была достигнута в предыдущие годы. На данную возрастную группу приходится 12% разводов, причем в основном по инициативе мужчин, из которых 68% создают новую семью и 73% из них считают себя счастливыми. В данной выборке женатые мужчины составляют 94% от всех испытуемых своей возрастной группы (в женской группе замужних 60%). Объединяя андрогинную и фемининно-недифференцированную полоролевую идентичность в группу адекватной полоролевой идентичности, а маскулинную и маскулинно-незрелую в неадекватную группу полоролевой идентичности, представим основные тенденции распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности по мужским возрастным группам на рис.2.3. Как видно из рис.2.3, в мужских группах доминирует неадекватная аффективная составляющая полоролевой идентичности. Графики распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности по возрастным и гендерным группам приведены в Приложение3 и 4 к главе 2. Таким образом, в женской и мужской выборках каждая возрастная группа характеризуется своими особенностями развития аффективной составляющей полоролевой идентичности, которые связаны с решением нормативных задач развития и гипотезу 1: существуют возрастно-психологические особенности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности, обусловленные решением задач развития личности в юношеском и зрелом возрасте можно считать доказанной.

Соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской выборке 120 100 доля составляющей в % 80 60 40 20 0 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 возрастные группы неадекватная адекватная Рисунок 2.3. Соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужской выборке 2.4. Гендерные особенности аффективной составляющей полоролевой идентичности В данном подразделе проверяется гипотеза 2: существуют гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности, проявляющиеся в возрастной динамике. Проверка гипотезы 2 осуществляется по следующей схеме: 1) С помощью однофакторного дисперсионного анализа проверяется достоверность различий аффективной составляющей полоролевой идентичности между женскими и мужскими возрастными группами. 2) Сравниваются распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности в женских и мужских возрастных группах, полученных с помощью непараметрического критерия тенденций S Джонкира. Для проверки гипотезы 2 сформулируем также нулевую и альтернативную гипотезы. Нулевая гипотеза. Различия в распределении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужских и в женских группах носят не более выраженный характер, чем случайные различия внутри каждой выборки.

94 Альтернативная гипотеза: Различия в распределении типов аффективной составляющей полоролевой идентичности в мужских и в женских группах являются более выраженными, чем случайные различия внутри каждой выборки. Применяя однофакторный дисперсионный анализ для MS Excel, для доверительного интервала =0,01 получаем Fэмп = 52,41. Критическое значение Fкр равно 3,098 и меньше Fэмп. Следовательно, нулевая гипотеза должна быть отклонена и принята альтернативная. Исходные данные и полные результаты однофакторного дисперсионного анализа приведены в Приложение5 к главе 2. В женской выборке соответствии с критерием S Джонкира общая достоверная тенденция распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности от большего к меньшему значению имеет следующий характер: недифференцированная полоролевая идентичность – адекватная фемининно-недифференцированная, адекватная фемининная, неадекватная маскулинная – андрогинная – неадекватная маскулиннонедифференцированная (для =0,01, n=6, Sкр=170, Sэмп=204> Sкр=170, т.е. тенденция достоверна). Для мужской выборки распределение аффективной составляющей полоролевой идентичности в соответствии с непараметрическим критерием тенденций Джонкира S (Сидоренко, 2002) имеет следующий характер: недифференцированная полоролевая идентичность – неадекватная фемининная полоролевая идентичность как непреодоленная первичная идентификация с матерью - адекватная маскулинная, а далее –неадекватная фемининно-недифференцированная, тенденция достоверна). Расчет критерия S для женской и мужской выборок приведен в Приложение1 к главе 2. Итак, результаты, полученные с помощью непараметрического критерия тенденций S Джонкира указывают на различные тенденции распределения типов аффективной составляющей полоролевой идентичности в женских группах и в мужских группах. Таким образом, в женских группах в большей степени прослеживается тенденция нормативной линии развития от недифференцированной к андрогинной (у части испытуемых вместо андрогинности – неадекватная маскулинно-недифференцированная). В мужских наблюдаются колебания от адекватной к неадекватной м выраженная тенденция к нормативной линии развития отсутствует. адекватная маскулинно-недифференцированная – андрогинная полоролевая идентичность (для =0,01, n=6, Sкр=170, Sэмп=270> Sкр=170, т.е.

95 В период юности (16-19 лет) как и у девушек, так и у юношей доминирует ненормативное развитие, отражающее в бисексуальной аффективной спутанности и недифференцируемости вместо сексуальной поляризации, причем у юношей недифференцируемость гораздо выше, чем у девушек. Это говорит о том, что эмоционально ни юноши, ни девушки в основной массе не воспринимают себя как представителей своего пола, что отражается в наличии неграмотности в вопросах пола и беспорядочных сексуальных связей с юношеского возраста (до 17 лет 60% девушек и юношей имели сексуальные связи). Значительное число родов приходится на матерей в возрасте 18-19 лет, юные россиянки до 20 лет обеспечивают 13-14 процентов всей рождаемости, а в странах западной Европы - 2-8 процентов (Новая газета № 71, 2000). В первый период ранней взрослости (20-26 лет) у девушек и юношей возрастает адекватная аффективная составляющая полоролевой идентичности относительно предыдущей возрастной группы. У девушек она возрастает на 8%, а у юношей – на 19 %. Юноши начинают эмоционально чувствовать себя мужчинами больше, чем в младшей группе. В выборке испытуемых данная возрастная группа характеризуется 18% замужними женщинами и 24% женатыми мужчинами. В соответствии со статистическими данными (Информация Госкомстата, 2004) для данной возрастной группы характерны гражданские браки. Средний возраст вступающих в официально зарегистрированный брак у женщин – 22 года, у мужчин - 24 года, а средний возраст первородящих матерей- 23 года. «Не хочу жениться!» - так называется статья в «Новой газете» № 70 за 2000 год, в которой отражается нежелание молодых мужчин вступать в официально зарегистрированный брак. Во второй период ранней взрослости (27-32 года) у женщин возрастает аффективная адекватная идентичность (17%), а мужчины аффективно остаются инфантильными (адекватная аффективная составляющая уменьшается на 8%). Резкий рост разводов по инициативе женщин начинается с 25 лет. В данной выборке в возрастной группе 37% женщин замужем, что значительно меньше женатых мужчин, доля которых составляет 74%. Таким образом, для женской выборки наиболее значимым является переход к изменению своего социального статуса и данная возрастная группа является кризисной с точки зрения возможности реализации гендерных ролей. Это также согласуется с данными статистики (Информация Госкомстата, 2004): начиная с 27 лет мужчин данной возрастной группы меньше женщин на 55%. В третий период ранней взрослости (33-39 лет) у женщин соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей несколько уравниваются, а у мужчин возрастает. Пик разводов по инициативе женщин приходится на возраст 35 лет. Рост маскулинных качеств у женщин связан с предпочтением мужчин данной возрастной группы опыта и 96 уверенности, т.к. по статистике женщины после 30 лет легче выходят замуж, если они уже были замужем. Мужчины данной возрастной группы готовы к отцовству, что связывается с фемининной ролью в нашей культуре. Анализ жизни разведенных мужчин показал, что они начинают тосковать по этой утраченной возможности. Во второй период зрелости (40-45 лет) и у женщин и у мужчин усиливается маскулиность. На этот период приходится 2/3 всех разводов, при этом основной причиной является психологическая неподготовленность супругов, причина которого составляет 42% всех разводов. В период средней зрелости у женщин (46-60 лет) возрастает доля адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности, а у мужчин продолжает уменьшаться, 12% разводов в данной группе после 50 лет осуществляется по инициативе мужчин, при этом 68% из них создают новую семью. Таким образом, в юности у представителей обоих полов преобладает недифференцированная аффективная составляющая полоролевой идентичности. В ранней зрелости женщины опережают мужчин в аффективном принятии себя как представителей своего пола. В третий период ранней зрелости у женщин сначала возрастает маскулинность, а затем в средней взрослости они разделяются на две выраженные тенденции: у части испытуемых развивается андрогинность, а у другой части усиливается аффективная недифференцируемь, а мужчины через усиление фемининности – к недифференцируемой аффективной составляющей полоролевой идентичности. Как видно из рисунка 2.2, в женской выборке происходит рост адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности до возрастной группы 27-32 года, а затем – резкое снижение до возрастной группы 40-45 лет и снова подъем в группе 46-60 лет. В мужской выборке рост происходит до возрастной группы 20-26 лет, после чего наблюдается спад до группы 33-39 лет, а затем подъем до 40-45 лет (рис.2.3). Для сравнения соотношения адекватности-неадекватности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской и мужской выборках на рис.2.4. представлен график для каждой выборки. Значениями графика являются отношения адекватной аффективной составляющей к неадекватной по каждой возрастной группе (данные рис.2.2 и 2.3).

1,8 1,6 1,4 1,2 1 0,8 0,6 0,4 0,2 0 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46- ж енщ ины м у ж ч ины Рисунок 2.4. Соотношение адекватности-неадекватности развития аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской и мужской выборках (степень принятия гендерной идентичности Как видно из представленных графических данных на рис.2.4, в обоих выборках имеется два выраженных максимума, которые в женской выборке соответствуют группам 27-32 года (основной максимум) и 46-60 лет, а в мужской – 20-26 лет (основной максимум) и 40-45 лет. В женской выборке это соотношение выражено более отчетливо. Возрастная группа 40-45 лет характерна тем, что в женской выборке соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности падает, а в мужской возрастает. Если посмотреть на соотношение адекватной и неадекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности с точки зрения максимальной выраженности неадекватной составляющей (минимумы на рис.2.4), то наиболее сильно она выражена в возрастной группе 16-19 лет у обоих гендеров. В зрелом возрасте для женской выборки – это возрастная группа 40-45 лет, а для мужской – 33-39 и 46-60 лет. Следуя за Эриксоном, рассматривающего идентичность личности как процесс, изменяющийся со временем, и Марсиа, выделившего группы состояний относительно кризиса и выбора, и рассматривая аффективную составляющую полоролевой идентичности как часть общей идентичности личности, можно высказать следующие предположения: 1) наблюдаемые максимумы в адекватности аффективной составляющей полоролевой идентичности в определенные возрастные группы можно рассматривать как послекризисные, когда значимая часть данной возрастной группы сделала выбор в пользу принятия своих гендерных ролей с учетом нормативных задач развития;

2) возрастная группа 16-19 лет является кризисной группой с точки зрения аффективного принятия своих гендерных ролей для обоих гендеров;

98 3) в женской выборке длительность переходного периода к максимальному принятию гендерных ролей больше, выраженность максимума сильнее и наблюдается в группе 27-32, в то время как в мужской выборке самый выраженный максимум приходится на возрастную группу 20-26 лет;

4) в зрелые возраста кризисными для женщин является возраст 40-45 лет, а для мужчин – 33-39 года, при этом в женской выборке с 40-45 лет происходит рост адекватного аффективного принятия новых гендерных ролей, а у мужчин наблюдается спад;

5) адекватность аффективной составляющей полоролевой идентичности в женской выборке носит более выраженный характер, чем в мужской;

6) состояния, характеризующие кризис аффективной составляющей полоролевой идентичности (как составляющей идентичности личности) характерны не только для молодого, но и зрелого возраста;

7) усиление неадекватной аффективности составляющей полоролевой идентичности характеризует определенные кризисы смены гендерных ролей и моратории на их принятие. Таким образом, гипотезу 2: существуют гендерные различия аффективной составляющей полоролевой идентичности, проявляющиеся в возрастной динамике можно считать доказанной. Выводы. 1) Аффективная составляющая полоролевой идентичности имеет возрастнопсихологические особенности, обусловленные решением нормативных задач развития, связанных с гендерными ролями. Возрастная динамика аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляется в степени принятия своей гендерной принадлежности и связана с изменением содержания гендерных ролей в период их пересмотра. В юношеском возрасте наблюдается поляризация в развитии аффективной составляющей полоролевой идентичности в обеих гендерных группах. В зрелых возрастах степень принятия гендерной принадлежности возрастает при сохранении тенденции к смешению гендерной идентичности и ее отвержению. 2) Гендерные различия развития аффективной составляющей полоролевой идентичности проявляются в степени принятия своей гендерной принадлежности и гетерохронности пересмотра содержания гендерных ролей. В женской выборке преобладает тенденция адекватного развития полоролевой идентичности и время пересмотра содержания гендерных ролей соответствует 40-45 годам. Для мужской выборки более характерно отвержение и смешение полоролевой идентичности и время пересмотра содержания гендерных ролей приходится на возрастную группу 33-39 лет.

Глава 3. Факторы, связанные с аффективной составляющей полоролевой идентичности В первой главе было показано, что на процесс полоролевой идентификации оказывают влияние три основных фактора: культурно-исторические условия, принадлежность к своей возрастной и гендерной группе и семья. Работы М.И.Лисиной и ее последователей показали важную роль образа близкого взрослого при построении образа другого человека и своего «Я» уже на ранних стадиях онтогенеза. Образы другого и своего «Я» под влиянием аффективного компонента могут быть искажены, что позднее может не осознаваться. Целью данной главы является проверка гипотезы 3: факторами, связанными с аффективной составляющей полоролевой идентичности, являются эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины, пол значимого родителя и психологический пол в детстве. Схема проверки гипотезы: I. Гипотеза 3 представляется в виде двух частных гипотез: 1) эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины является важным фактором, связанным с адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности;

2) пол значимого родителя и психологический пол в детстве являются факторами, связанными с аффективной составляющей полоролевой идентичности. II. Доказательство частной гипотезы 1: 1) определение аффективных компонентов образов Мужчины и Женщины для каждой возрастной и гендерной группы с помощью программы «Диатон»;

2) проверка достоверности различий образов Я, Мужчина и Женщина по каждой выборке в целом;

3) проверка согласованности изменений аффективной составляющей полоролевой идентичности и позитивности образов Мужчины, Женщины;

4) определения характера связей между аффективными компонентами образов Мужчины и Женщины и аффективным компонентом полоролевой идентичности с помощью корреляционного анализа. III. Доказательство частной гипотезы 3: 1) обоснование и разработка методики когнитивного выбора пола родителя как наиболее значимого и пола ребенка как психологического пола испытуемого в детстве;

2) определение связи между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка с позитивностью образов Мужчины и Женщины;

100 3) определение связи когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка у взрослой личности с аффективной составляющей полоролевой идентичности. IY. Установление связи между аффективной составляющей полоролевой идентичности, позитивностью образов Мужчины и Женщины и когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка как доказательство общей гипотезы 3. 3.1. Возрастно-психологические и гендерные особенности аффективных компонентов образов Мужчины и Женщины 3.1.1. Особенности аффективных компонентов образов Я, Мужчины и Женщины в различных возрастных и гендерных группах Рассмотрим по каждой возрастной и гендерной группе особенности связи эмоциональных идентичности. Для этого проверим достоверность различий аффективных компонентов образов Я, Мужчина, Женщина и Ребенок, полученных с помощью психосемантической методики, между парами женских и мужских групп с помощью F-теста Фишера. Результаты F-теста для женщин представлены в табл.3.1 –3.2. Таблица 3.1 Сводная таблица достоверных различий аффективных компонентов образов Я, Мужчины и Женщины и Ребенка между парами женских возрастных групп Достоверность различий образа Я между женскими возрастными группами Группа 20-26 33-39 46-60 27-32 40-45 16-19 нет нет нет да да 20-26 27-32 33-39 40-45 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 да нет да нет нет да нет да нет да характеров образов с аффективной составляющей полоролевой Достоверность различий образа Мужчины между женскими возрастными группами нет нет да да нет да да нет нет да нет да нет нет да Достоверность различий образа Женщины между женскими возрастными группами 16-19 нет нет да да да 20-26 нет да да да 27-32 да да да Достоверность различий образа Я между женскими возрастными группами Группа 20-26 33-39 46-60 27-32 40-45 33-39 нет нет нет 40-45 Достоверность различий образа Ребенка между женскими возрастными группами 16-19 нет да да да да 20-26 нет нет да да 27-32 33-39 40-45 да нет нет нет нет да В табл.3.2 приведены достоверные различия аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка (в %), характерные для каждой женской возрастной группы (сумма всех «да» по каждой возрастной группе, деленная на 5 – число групп, с которыми она сравнивается в %). Если возрастная группа имеет достоверные различия более чем с половиной остальных возрастных групп, можно говорить, что для данной группы конкретный образ аффективно отличается от образов других групп, т.е. он является эмоционально более значимым. Таблица 3.2 Достоверные различия аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка в женских группах (в %) Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 достоверные различия образа Я 40% 20% 60% 20% 20% 60% достоверные различия образа Мужчины 40% 40% 40% 20% 40% 60% достоверные различия образа Женщины 60% 60% 60% 40% 40% 60% достоверные различия образа Ребенка 80% 80% 20% 40% 40% 40% Как видно из табл.3.2 для младших групп 16-19 и 20-26 лет наиболее аффективно значимыми являются образы Ребенка и Женщины. Для возрастной группы 27-32 года – образы Я и Женщины, а для 46-60 лет – Я, Мужчины и Женщины. Для возрастных групп 33-39 и 40-45 лет аффективно значимых образов нет. Наиболее аффективно значимым и менее типизированным для женских групп является образ Женщины и больше всего типизированным– образ Мужчины. Это говорит о 102 том, что в женских группах аффективная типизация маскулинного образа по сравнению с фемининным выражена сильнее. Полученные результаты согласуются с данными анализа, полученными путем расчета корреляционных связей между образами по каждой возрастной группе. Так, например, аффективно значимые образы Я и Женщина для возрастной группы 16-19 лет имеют коэффициент корреляции образа Я с образом Женщины 0,95, образа Я с образом Ребенка 0,69, а образ Женщины с образом Ребенка связаны коэффициентом корреляции 0,71. Коэффициенты корреляции между образами по возрастным группам женщин и мужчин приведены в Приложении1 к главе 3. Аффективные и качественные характеристики образов по всем женским и мужским группам приведены в Приложении 2 к главе 3. Результаты достоверности различий мужских образов приведены в таблицах 3.3-3.4. Таблица 3.3 Сводная таблица достоверных различий аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка в мужских возрастных группах Достоверность образа Я между мужскими возрастными группами Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 да да да да да да 20- нет 27- нет да 33- нет да нет 40- нет да да да 46- нет да да да да Достоверность образа Мужчины между мужскими возрастными группами нет нет нет нет нет да нет нет нет нет нет нет нет нет да Достоверность образа Женщины между мужскими возрастными группами 16- нет да нет нет да нет да нет да 20-26 27-32 33-39 40- нет нет да нет да да нет Достоверность образа Ребенка между мужскими возрастными группами 16- нет нет да нет да да да 20-26 27- нет да нет да да Достоверность образа Я между мужскими возрастными группами Группа 33-39 40-45 20-26 да да 27-32 33-39 40- нет 46- да да В табл.3.4 приведены % достоверных отличий аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка между мужскими возрастными группами. Таблица 3.4 Достоверные различия аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка в женских группах (в %) Группа 16-19 20-26 27-32 33-39 40-45 46-60 достоверные различия образа Я 0% 80% 60% 60% 80% 80% достоверные различия образа Мужчины 0% 0% 20% 20% 20% 20% достоверные различия образа Женщины 20% 40% 20% 60% 0% 40% достоверные различия образа Ребенка 40% 60% 40% 40% 40% 100% Для всех мужских возрастных групп наиболее аффективно значимым является образ Я (кроме самой младшей 16-19 лет) и меньше всего – образ Мужчины. Это говорит о стереотипности образа Мужчины в мужской выборке. Для групп 20-26 лет и 46-60 лет к аффективным компонентам образа Я присоединяются аффективные компоненты образа Ребенка, что говорит об эмоциональной связи образа Я с образом Ребенка. Для группы 33-39 лет образ Я сочетается с образом Женщины. Данные результаты говорят о том, что группы 20-26 лет и 46-60 лет аффективно связывают себя с образом Ребенка, а группа 33-39 лет – с образом Женщины. Полученные результаты совпадает с результатами, которые показывают значимые корреляционные связи между образами Я и Ребенок для возрастных групп 20-26 и 46-60 и образами Я и Женщина для группы 33-39 лет, приведенными в Приложении 1 к главе. Таким образом, как это следует из данных табл.3.3 и 3.4, существуют достоверные различия в аффективных компонентах образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка для женских и мужских возрастных групп. Сравнивая результаты, полученные по женским и мужским группам, отметим следующее. 1) Аффективные компоненты образа Женщины у женщин с возрастом меняются, а аффективные компоненты образа Мужчины стабильны как у женщин, так и у мужчин. Это 104 говорит о том, что каждая возрастная группа имеет свое аффективное переживание образа Женщины. 2) Аффективные компоненты образа Я у мужчин с возрастом меняются, что говорит об аффективной индивидуализации мужчин, имеющей характерные особенности для каждой возрастной группы. 3) Отличия в аффективных компонентах образов в женских группах наблюдаются с 16-19 лет, а в мужских- с 20-26 лет, это говорит о том, что у женщин раньше начинает формироваться аффективная гендерная окрашенность образов, характерная для своей возрастной группы. 4) Для младших возрастных групп обоих гендеров характерна аффективная близость к образу Ребенка, который в женских группах аффективно связывается с образом Женщины, а в мужских – с образом Я. 5) Наименьшее число достоверных различий по обоим гендерам дают аффективные компоненты образа Мужчины. Это говорит об эмоциональной типизации мужского образа. Критерий тенденций Джонкира S показывает, что в женских группах наблюдается тенденция роста позитивности аффективного компонента образов в следующем порядке: Я, Мужчина, Женщина, Ребенок, а для мужских групп: Я, Мужчина, Ребенок, Женщина. Самыми позитивным образом для женщин является образ Ребенка, а для мужчин – образ Женщины. Полученный результат согласуется с реализацией нормативных задач развития: для женщины – рождение и воспитание детей, а для мужчин – принятие своей женской составляющей и развитие у себя андрогинности. Из вышеизложенного следует, что характер аффективных компонентов образов Я, Мужчины, Женщины и Ребенка зависит от возрастной группы и гендера. Полная характеристика образов по всем возрастным и гендерным группам приведена в Приложении 2 к главе 3. Для проверки достоверности различий образов Я, Мужчина, Женщина и Ребенок из количественных характеристик образов Я, Мужчина, Женщина и Ребенок для женских и мужских групп были составлены 2 матрицы. Образ Ребенка использовался для полноты картины, т.к. он является одной из составляющих при определении аффективной составляющей полоролевой идентичности. Матрицы размерностью 66х4, где 66 – число групп (6), умноженное на число цветов, используемых в программе «Диатон», 4 – четыре исследуемых образа анализировалась с помощью однофакторного дисперсионного анализа. Результаты однофакторного дисперсионного анализа показали, что для матрицы образов женских групп при =0,01 Fэмп =4,026> Fкр = 1,568, для мужской выборки - Fэмп =4,2> Fкр = 1,568. Значение F эмп выше F кр говорит о достоверности различий по всем 105 анализируемым образам внутри женской и мужской выборки и между выборками (Приложение 3 к главе 3). Тезаурус наиболее часто используемых слов для описания Я, Мужчина, Женщина и Ребенок и пример использования методики с помощью только данного тезауруса без программы «Диатон» приведены в Приложении 7 к главе 3. 3.1.2. Связь аффективного характера образов Мужчины и Женщины с аффективной составляющей полоролевой идентичности В данном подразделе проверяется частная гипотеза 1: эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины является важным фактором формирования адекватной аффективной составляющей полоролевой идентичности. Для проверки согласованности аффективной составляющей полоролевой идентичности и аффективных компонентов образов Мужчины и Женщины были составлены две матрицы размерности 6х8, где 6 – число возрастных групп, 6 типов аффективной составляющей полоролевой идентичности для каждой возрастной группы (в%) и 2 – количественные характеристики образов Мужчины и Женщины для каждой возрастной группы. Результаты однофакторного дисперсионного анализа показывают достоверность изменения аффективной составляющей полоролевой идентичности и позитивности образов Мужчины и Женщины как у мужчин, так и женщин. Так при = 0,01 Fэмп = 11,65151 > Fкр = 3,1237 у женщин и Fэмп =46,72481> Fкр = 3,1237 у мужчин, т.е. налицо связь аффективных компонентов образов и типа аффективной составляющей полоролевой идентичности. Таким образом, изменения распределения аффективной составляющей полоролевой идентичности по группам достоверно связано с изменением образов Мужчины и Женщины. Проверка достоверности согласованности изменений аффективной составляющей полоролевой идентичности и позитивности образов Мужчины и Женщины приведена в Приложении 4 к главе 3. Для определения качества связей используется корреляционный анализ. Результаты корреляционного анализа показали наличие следующих наиболее выраженных связей. У мужчин: а) маскулинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с позитивным образом Мужчины (о чем говорит сильная положительная корреляционная связь между ними, r=0,7);

б) андрогинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с позитивностью образа Женщины (сильная положительная корреляционная связь между 106 ними, r=0,0,95), т.е. для развития андрогинности у мужчины у него должен быть позитивный образ Женщины;

в) неадекватный идентичности г) связан с фемининный тип аффективной составляющей полоролевой позитивностью тип образа Ребенка (сильная положительная полоролевой отрицательная полоролевой корреляционная связь между ними r=0,7);

недифференцированный связан образом, с аффективной образа составляющей (средняя маскулинной идентичности Таким негативностью для Ребенка корреляционная связь между ними r= -0,6);

формирования адекватной идентичности у мужчины должен быть позитивный образ Мужчины, а для формирования андрогинности – оба образа – Мужчины и Женщины должны быть позитивны. У женщин: а) адекватный фемининный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с негативностью образа Мужчины (о чем говорит средняя отрицательная корреляционная связь r= -0,64 между ними);

б) андрогинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с позитивностью всех трех образов: Мужчины, Женщины и Ребенка (о чем говорят средние положительные корреляционные связи между андрогинным типом и образами Мужчины, Женщины и Ребенка r=0,6, r=0,5 и r=0,6 соответственно);

в) недифференцированный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности связан с позитивностью образа Мужчины (о чем говорит умеренная корреляционная связь между ними r=0,4);

данный результат согласуется с К.Хорни (2002), рассматривающей проблемы женской полоролевой идентичности у девочек-подростков и называющей такой тип девочек «мальчишницами»;

для этих девочек характерно враждебное отношение как к женщинам, так и мужчинам (т.е. не принятие ролей обоих гендеров);

Как следует из вышеизложенного, полоролевой формирование идентичности у адекватной женщин фемининной не с аффективной составляющей связано позитивностью образа Женщины, а с негативностью образа Мужчины. Для формирования андрогинной аффективной составляющей полоролевой идентичности важна позитивность образа Мужчины и Женщины. Таким образом, частную гипотезу 1 эмоциональная окрашенность образов Мужчины и Женщины является важным фактором, связанным с аффективной составляющей полоролевой идентичности можно считать доказанной. Подытоживая сказанное, отметим следующее.

107 1) Адекватный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности у мужчин прямо связан с позитивностью образа Мужчины, а у женщин – обратно. Полученный результат говорит об ориентации на мужской образ при принятии традиционно ориентированных маскулинно-фемининных установок, что вполне соответствует маскулинно ориентированному характеру нашего общества (В.Е.Каган, 1991, 2000;

Н.К.Радина, 1999, В.В.Абраменкова, 2003). 2) Андрогинный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности как у женщин, так и мужчин прямым образом связан с позитивностью образа Женщины. При этом для женской андрогинности важна позитивность и мужского образа. 3) Недифференцированный тип аффективной составляющей полоролевой идентичности у женщин связан с позитивностью образа Мужчины, а у мужчин - с негативным образом Ребенка, что согласуется с результатами, полученным В.Е.Каганом (В.Е.Каган, 2000) и Н.К.Радиной (Н.К.Радина, 1999), которые показали, что для мальчиков старших дошкольников характерно считать себя «плохими». Т.е. негативное отношение к себе в детстве у мужчин приводит к недифференцированной аффективной составляющей полоролевой идентичности. 4) Неадекватный фемининный тип аффективной составляющая полоролевой идентичности у мужчин связан с позитивным образом Ребенка, что может говорить как о желании быть любимым ребенком при маме, так и о позитивном отношении к детям, которое в нашей культуре считается фемининным качеством. 3.2. Возрастно-психологические особенности когнитивного выбора гендеров Родителя и Ребенка Для доказательства достоверности частной гипотезы 2: «пол значимого родителя и психологический пол в детстве являются важными факторами, связанными с аффективной составляющей полоролевой идентичности» решаются следующие задачи: 1) обоснование и разработка и методики когнитивного выбора пола родителя как наиболее значимого и пола ребенка как психологического пола испытуемого в детстве;

2) определение связи между когнитивным выбором пола Родителя и Ребенка с позитивностью образов Мужчины и Женщины;

3) определение связи когнитивного выбора пола Родителя и Ребенка у взрослой личности с аффективной составляющей полоролевой идентичности. Рассматривая процесс полоролевой идентичности в семье, большинством теорий полоролевой идентификации предполагается, что ребенок имеет образцы мужских и женских ролей, которые он может наблюдать у своих членов семьи и других взрослых женщин и мужчин.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.