WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«1 Министерство образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им П.Г. Демидова На правах рукописи ИВАНОВА НАТАЛЬЯ ЛЬВОВНА Психологическая структура социальной идентичности ...»

-- [ Страница 4 ] --

толерантность – индифферентность. Система конструктов носит слабо дифференцированный характер. Вокруг основного конструкта группируются: "общение", "нормы отношений", "смысловая близость". Список социальных ролей разделяется на подгруппы: первая объединяет деловые роли, которые соотносятся с восприятием себя счастливым и свободным человеком (педагог, инженер, счастливый человек, свободный человек), вторая включает общечеловеческие категории (Приложение 2). В третьей группе (12 человек) базовыми оказались конструкты, больше применимые к профессиональной и деловой субкультуре (например, необходимость обучения, наличие карьерного роста). Их можно отнести к признакам динамичных социальных сообществ, которые человек при желании выбирает и меняет (место жительства, профессия, круг коллег, клубы по интересам, деловые общности и т.д.). Эта группа получила рабочее название "профессионально-деловой" (ПД). Приведем пример. Света М. на основе сравнения триад ролей выделила следующие признаки: деловые отношений – родственные;

широкая общность – узкая;

профессия – призвание;

необходимо приложить способности – получил от рождения;

требует работы над собой – дается само;

преобладание разума – природы;

новые результаты – старение;

общая цель – общая природа;

ответственность – полное принятие;

познание – ригидность. Система конструктов этого испытуемого слабо дифференцированная, включает в себя два ведущих конструкта: "профессиональная деятельность" и "работа над собой". Элементы распределились по принципу, схожему с первой группой: на родственные и деловые (Приложение 2). Выделенные группы испытуемых с различными системами истолкования социальной реальности получили следующие "рабочие" названия: а) "базисная группа": в системе истолкования явлений социального мира преобладают критерии родства, территориальной близости, физической похожести;

б) "индивидуально-личностная" группа: в системе истолкования явлений социального мира преобладают культурных критерии норм, индивидуального межличностных самосовершенствования, взаимоотношений, традиций, духовной близости;

в) "профессионально-деловая" группа: в системе истолкования явлений социального мира преобладают критерии профессиональной и деловой субкультуры. Можно сказать, что каждая из трех систем конструктов служит для истолкования реальности в соответствии с определенным диапазоном пригодности: "базисная" – по отношению к социальным явлениям, близким субъекту, появляющихся на ранних этапах социализации общностям;

"индивидуально-личностная" – по отношению к тем общностям, которые не имеют четкой физической или географической границы, но означают принятие определенных нравственных, культурных эталонов для оценки социальных процессов и явлений;

"профессионально-деловая" – по отношению к социальным явлениям, которые становятся доступными субъекту на более поздних этапах профессионально-деловым миром.

социализации и связаны с На данном этапе было получено представление испытуемых о самих себе, что является сущностью смыслового центра "обыденной теории" индивида, которую Дж. Келли называет "имплицитной теорией личности". Келли называл эти представления твердым стержнем в структуре Я. Они время от времени пересматриваются и соотносятся с реальностью и создают необходимые условия решения личностных проблем, борьбы с парадоксами, аномалиями в системе представлений. Система социальных конструктов – социальная идентичность, является составной частью стержня имплицитных теорий личности, что придает стабильность личности и возможность изменяться в соответствии с меняющимися социальными условиями [123]. В соответствии с этим нами было сделано предположение, что структура социальной идентичности может быть описана, во-первых, как система социальных конструктов, в которых сосредоточены представления индивида о себе самом и своем месте в социальном мире (функциональные блоки социальной ценностных идентичности);

и во вторых, как комплекс когнитивных, эти мотивационных характеристик, образующих функциональные блоки и обеспечивающих гибкость реагирования на изменения в социальной среде. Последующая процедура исследования заключалась в изучении специфики когнитивных, мотивационных и ценностных компонентов идентичности, а также их взаимосвязи у испытуемых с различными системами конструктов. Обработка результатов экспериментальных данных осуществлялась различными методами математической статистики: критерий Пирсона (поскольку шкалы интервальные), критерий Фишера. Статистическая обработка данный, полученных в ходе исследования, производилась с помощью компьютерной программ Statistica for Windows и SPSS 9.0 for Windows для независимых групп испытуемых. 4.3. Когнитивные компоненты На этом этапе исследования проводилась проверка гипотезы о специфике когнитивных компонентов идентичности у испытуемых с различными системами конструктов. Основная методика – тест "Двадцать утверждений" (M. Kuhn, T. McPartland), который в последние годы широко применяется в социальнопсихологических исследованиях идентичности [28, 99, 119, 241, 394, 513, 515]. Тест представляет собой простую процедуру работы с испытуемым, которому предлагается 20 раз ответить в письменной форме на вопрос "Кто я есть?". При этом подчеркивается, что трудностью работы с ним является как раз необходимость самоописания, что требует определенных умений (394). Возможны различные дополнения и уточнения данного вопроса в зависимости от цели исследования. В нашей работе дополнением к вопросу была просьба отвечать как можно более разнообразно, используя различные признаки. В пилотажном исследовании проводились предварительные опросы испытуемых для того, чтобы уточнить легче и проверить, в какие идентификационные характеристики "всплывают" сознании:

описательные, связанные с рефлексивным Я и выраженные в представлениях о собственных качествах личности (чаще всего в форме прилагательных), или собственно социальные, выраженные в представлениях о принадлежности к определенной группе (чаще всего в форме существительных). Испытуемым задавался не только прямой вопрос "Кто Я?", но обратный "Кто не Я?", т.е. применялась методика выявления "противоположной идентичности". Испытуемым предлагалось написать 10 раз ответ на вопрос: "Кто не Я?".

Пилотажный опрос показал, что в ответах на прямой и противоположный вопросы не проявилось какой-то определенной разницы в количестве существительных или прилагательных, поэтому мы решили, что форма постановки вопроса не очень сильно влияет на последующий результат о содержании идентичности. Оказалось, что субъекты давали примерно равное количество ответов в форме существительных и прилагательных при ответе на оба вопроса. На основе данных пилотажного этапа была разработана процедура и шкала классификации ответов. При разработке шкалы мы исходили из того, что разнообразные показатели относятся к структуре социальной идентичности, поскольку они могут быть связаны с восприятием себя членом определенных общностей или являться следствием группового членства. К подобному заключению мы пришли на основе пилотажного исследования. Все 45 человек, которые отвечали на вопрос: "Можете ли Вы уточнить, Вы добрый как кто?" давали конкретные ответы. Они сравнивали себя со своими родителями, знакомыми, литературными героями, народами и т.п. Это значит, что социальная идентичность взрослого человека всегда привязана к некоторым социальным отношениям, Для происходящим в социальной применяются группе. различные Социальное критерии, продуцируется вместе с индивидуальным. интерпретации ответов классификаторы, которые разрабатываются авторами в соответствии с концепцией, целями и задачами конкретных исследований, поэтому в литературе приводятся примеры различных вариантов классификации ответов данного теста [241, 394, 513, 515 и др.]. Наиболее общий классификатор предложил Л. Зучер, который, развивая идеи М. Куна, проанализировал ответы испытуемых на вопрос "Кто Я?" и предложил рассортировать их на следующие 4 категории [515]: физическое Я;

социальное Я;

рефлексивное Я;

океаническое Я. Зучер показал, что модели само идентичности не жестко фиксированы, они связаны с контекстом жизни, но многие люди все-таки описывают себя в этих четырех категориях. В других работах, количество категорий для анализа было увеличено [100, 241, 394, 513]. В нашем исследовании мы использовали шкалу анализа идентификационных характеристик по следующим 20 показателям:

• личностные качества (добрый, искренний, настойчивый, иногда вредный, иногда нетерпеливый, кличка);

учебно-профессиональная ролевая позиция (студент, учусь в университете, учитель, игрок, поэт);

семейная принадлежность (дочь, сын, брат, имя и т.д.);

этническая идентичность (русский, татарин и др.);

поло-ролевая идентичность (юноша, девушка);

локальная, местная идентичность (из Ярославля, Костромы и т.д.);

религиозная идентичность (христианин, мусульманин, верующий);

гражданство (гражданин, россиянин);

дружба (друг, восприятие себя членом группы друзей);

деятельность (хочет играть в футбол, любит решать задачи);

общение (хочет пойти в гости, любит общаться с людьми);

перспектива деятельности, пожелания, мечты, связанные с деятельностью (буду хорошим учителем);

перспектива общения, пожелания, мечты, связанные с людьми (буду иметь хороших друзей);

самооценка способности к деятельности (хорошо плаваю);

самооценка социальных навыков (умею общаться с разными людьми);

субъективное описание своих физических данных, внешности (сильный, приятный, привлекательный);

• • • • • • • • • • • • • • • • фактическое в общежитии);

описание своих физических данных, включая описание внешности и местоположения (блондин, рост, вес, возраст, живу переживаемое состояние в настоящий момент (голоден, нервничаю, устал, влюблен, огорчен);

• • описание своей собственности (имею квартиру, одежду, велосипед);

глобальное, экзистенциальное Я (человек разумный, моя сущность). Дополнительно проводился анализ идентичности в соответствии с • обобщенными показателями:

• Рефлексивное Я – характеристики, связанные с личностными качествами, позитивными или негативными самооценками, например, добрый, хороший, умный.

• Социальное Я – характеристики, связанные с социальным статусом, групповой принадлежностью, например, студент, член семьи. Физическое Я – характеристики, связанные с представлением о своих психофизических данных, например, высокий, красивый. Материальное Я – характеристики, связанные с осознанием своих материальных возможностей, восприятием себя в роли владельца определенных вещей, например, у меня есть дом. Деятельностное Я – характеристики, связанные с представлением о своих конкретных занятиях, например, люблю выращивать цветы. Коммуникативное Я – характеристики, связанные с направленностью на общение и взаимодействие, например, у меня много друзей. Рассмотрим результаты сравнения идентификационных характеристик в • • • • трех выделенных группах. Сопоставление идентификационных характеристик испытуемых трех крайних групп показало, что, хотя наблюдается большое сходство в наборе идентификационных категорий, но можно ответить и весьма существенные отличия, которые позволяют говорить о специфике идентичности у испытуемых с различиями в системе конструктов. На таблице 1 показаны результаты выраженности средних показателей идентичности (ПДГ). по группам: первая – "базисная" (БГ), вторая – "индивидуально-личностная" (ИЛГ), третья – "профессионально-деловая" Таблица 1 Средние показатели идентичности в трех группах Показатели Личностные самоидентификации Статусные, ролевые позиции Семейная идентичность Этническая идентичность Поло-ролевая идентичность Локальная идентичность Религиозная идентичность Гражданская идентичность Круг друзей Субъект деятельности Субъект общения Перспектива деятельности Перспектива общения Самооценка деятельности Самооценка социальных навыков Субъективные физические данные Фактические физические данные Переживаемое состояние Собственник Экзистенциальная идентичность Выраженность % БГ ИЛГ ПДГ 3,1 5,3 2,3 1,8 1,6 3,6 4,1 2 1,3 1,8 0,7 0,1 1,4 0,9 0,3 1,9 0,6 0,3 0,4 0,6 0,2 0,3 0,3 1,3 0,8 1,1 0,5 0,2 0,7 2,3 0,4 0,9 1,0 0,2 0,3 0,9 0,3 0,5 0,2 0,2 0,5 2,3 0,4 0,9 1,1 0,6 0,8 0,2 0,6 0,3 0,9 0,3 0,5 0,5 0,6 0,1 0,4 0,4 1,4 0, Можно выделить показатели, которые более выражены в одной группе по сравнению с другими, например, семейная, этническая, поло-ролевая, локальная идентичность более выражена в первой группе (БГ), персональная, глобальная – во второй (ИЛГ), ролевая, статусная, деловая, гражданская – в третьей (ПДГ). Другие показатели примерно одинаково выражены во всех группах, например, религиозная идентичность, самооценка общения, переживаемое состояние.

Статистическая проверка полученных данных, проведенная по критерию Фишера (Р=0,05), позволила выявить значимые позитивные различия между группами по ряду показателей. В "базисной" группе преобладают семейная (60,8), этническая (19,6), локальная (21,5), поло-ролевая (19,5) характеристики. Таблица 2 Достоверность различий между группами (БГ) N 1 2 3 Показатели Семейная ид. Этническая ид. Локальная ид. Поло-ролевая ид.

Средине значения Критерий достоверности F P БГ ИЛГ ПДГ 4,1 2 1,3 60,86 0,05 1,8 0,7 0,1 19,66 0,05 1,9 0,6 0,3 21,51 0,05 1,4 0,9 0,3 19,46 0, Во второй группе идентификационные характеристики в целом очень близки первой, но значимо выше показатели личностной (23,65) и экзистенциальной (5,94) идентичности. Таблица 3 Достоверность различий между группами (ИЛГ) Средине значения Критерий достоверности F P БГ ИЛГ ПДГ 3,1 5,3 2,3 23,65 0,05 0,4 1,4 0,8 5,94 0, N Показатели 1 Личностная ид. 2 Экзистенциальная В третьей группе более выражены характеристики, относящиеся к восприятию своей учебно-профессиональной позиции (29, 01), деятельности (18,99), самооценка деятельности (10,78), а также гражданская идентичность (8,69). Таблица Достоверность различий между группами (ПДГ) N 1 2 3 Средине значения Критерий достоверности F P БГ ИЛГ ПДГ Статусные позиции 1,8 1,6 3,6 29,01 0,05 Учеба, профессия 0,2 0,7 2,3 18,99 0,05 Деятельность 0,2 0,5 2,3 10,78 0,05 Гражданская ид. 0,3 0,3 1,3 8,69 0,05 Показатели Если сопоставить эти данные с существующими представлениями о видах идентичности (персональная, этническая, групповая, политическая, религиозная и др.), то можно отметить преобладание некоторых из них в каждой группе. Например, в БГ преобладает семейная идентичность, в ИЛГ – личностная, в ПДГ - профессиональная. Что это может означать? Очевидно, что каждый индивид одновременно является членом различных социальных общностей, что отражается в его самосознании. Но, видимо, в какие-то периоды времени (под влиянием определенных условий) отдельные виды идентичности могут выступать на первый план и снижать значение для жизнедеятельности остальных видов. Вероятнее всего, данный процесс наблюдается в трех крайних группах, выбранных для сравнения. Как было показано в предыдущем параграфе, у этих испытуемых система конструктов концентрируется на отдельном признаке, который подчиняет себе всю систему истолкования социальных событий и явлений. Это приводит к актуализации одних идентификационных характеристик и снижению роли других, что проявляется в идентификационной структуре. Важно подчеркнуть, что ведущая идентификационная характеристика сочетается с комплексом других характеристик. Поэтому простое сравнение полученных данных с существующими видами идентичности мало, что дает для понимания субъективного смысла самоидентификации представителями крайних групп. Субъективные функциональные комплексы идентификационных характеристик могут существенно отличаться от общепринятого деления на виды идентичности. Например, принадлежность к группе друзей обычно интерпретируется как типичная социально-ролевая позиция, но в ИЛГ она скорее обозначает духовное родство с кем-то, чем общее групповое членство. Анализ субъективной картины принадлежности человека, прежде всего к широким социальным группам, таким, как профессиональные, региональные, государственные, мировые является очень сложным. В соответствии с прикладными целями нашего исследования мы пытались выяснить возможности расширения образа социального Я, через преодоление изоляционистских барьеров, которые сформировались в сознании многих людей под влиянием идеологических и политических процессов, а также развития ценностного отношения человека к самому себе, другим людям, обществу, миру. В БГ и ПДГ сильно выражено социальное Я, но в БГ за счет восприятия себя членом семьи, а в ПГД – за счет разнообразных профессиональных и деловых общностей. рефлексивное Я выше в ИЛГ, но в этой же группе выражено и коммуникативное Я и физическое Я. материальное Я и деловое Я преобладают в ПГД. Но также в ПГД выражено коммуникативное Я. Полученные результаты подтверждают наше предположение о наличии определенного комплекса когнитивных (идентификационных) характеристик в каждом из трех выделенных нами функциональных блоков в структуре идентичности. Можно сказать, что "базисная" идентичность является более узкой, сконцентрированной на общностях типа, местных или семейных. "Индивидуально-личностная" идентичность предполагает более широкую локализацию с "виртуальными" социокультурными общностями, типа, "я интеллигент", "я добрый человек", "я – носитель общечеловеческих ценностей". "Профессионально-деловая" идентичность имеет еще более широкую локализацию, она меньше всего связана с региональными и культурными границами в том смысле, что представитель любой профессии относится к широкому интернациональному сообществу. Выделенные идентификационные компоненты составляют когнитивную основу структуры социальной идентичности. В последующей серии проверялась гипотеза о связи когнитивных (идентификационных), идентичности. 4.4. Анализ мотивационных и ценностно-смысловых компонентов социальной идентичности В этом параграфе показаны процедура и результаты анализа связи выделенных компонентов социальной идентичности с мотивационными особенностями и ценностными ориентациями личности. Потребность в самоидентификации многие психологи относят к числу базовых [145, 164, 241, 264, 267, 293, 340, 372 и др.]. По мнению Э. Фромма эта потребность приводит людей к обретению социального статуса, а с позиции А Маслоу – к личностному росту. Начиная с А. Тэшфела, основной мотивацией идентификации признается самоуважение. Этот мотив рассматривается как основной, но в то же время не единственный для достижения самоидентификации [145, 146, 363]. В нашем исследовании проводится анализ соотношения идентификационных характеристик с различными видами мотивов, что, по нашему мнению, позволяет приблизиться к выявлению специфических компонентов мотивации, соответствующих содержанию социальной идентичности. Мы предполагаем, что, поскольку социальный мир сложно организован, он позволяет человеку раскрываться самыми различными сторонами и удовлетворять многочисленные потребности, поэтому вряд ли ценностных и мотивационных компонентов может быть универсальный вид мотивации идентификации, который бы в полной мере удовлетворял этому разнообразию. Вероятнее всего, процесс идентификации направляется и завершается удовлетворением различных по содержанию мотивы. Психодиагностические измерение мотивов обычно проводится на основе определенной типологии. В психологии существует большое количество подходов к исследованию мотивации и соответствующих типологий. Отметим наиболее распространенные из них [19, 168, 208]:

• мотивы-интересы, составляющие обычно типологии, построенные по эмпирическому принципу, не связанные с представлениями о внутренней структуре самих мотивов (У. Мак-Дауголл);

• мотивы-направленности личности, построенные на основе шкалы ценностей Э. Шпрангера, включают побуждения, имеющие существенное значение для жизнедеятельности человека (А. Маслоу, Г. Олпорт, Д. Линдсей, П. Вернон);

мотивы – как функциональные тенденции, которые представляют собой обобщенные побудительные типологии, в которых соответствующая реальность разделяется на две противоположные части, например, модули обладания и бытия в концепции Э. Фромма.

• В изучении мотивации мы придерживались уже устоявшихся в психологии подходов (В.Г. Асеев, А.Г. Здравомыслов, А.К. Маркова, Т.А. Матис, А.Б. Орлов, Ю.П. Поваренков, В.Д. Шадриков, Г.И. Щукина), согласно которым можно выделить мотивы связанные с самим процессом обучения, а также с аспектами жизнедеятельности вне учебной деятельности [278, 280]. Например, А.К. Маркова, которая рассматривает учебные мотивы как направленность студентов на отдельные стороны учебной работы, связанную с внутренним отношением к ней, считает, что мотив включает в себя познавательные и социальные компоненты. Согласно подходу автора как познавательные, так и социальные мотивы могут проявляться на разных уровнях, в зависимости от ориентации на различные стороны познавательной деятельности и социального взаимодействия [163]. Вопрос о ценностях является также органически связанным с задачей изучения социальной идентичности. По содержанию индивидуальной системы ценностей можно судить о том, к каким смысловым категориям приводит групповое членство, как оно проявляется в представлениях о должном, в отношении к различным объектам. По определению идентичности А. Тэшфела ценностно-смысловой компонент является необходимым атрибутом идентичности [482], поэтому во многих исследованиях идентичности ему отводится большая роль [28, 124, 145, 244, 308, 326, 333, 468, 482 и др.]. Согласно анализу, проведенному Н.В. Клюевой [126], в отечественной психологии сформировались следующие основные подходы к анализу ценностей:

• нормативно-ценностный, в котором ценности – это обобщенные представления людей о целях и нормах своего поведения, ориентиры, с которыми человек соотносит свои действия [108, 150, 151];

• социально-психологический, согласно которому ценности рассматриваются как идеальные представления о хорошем, желательном, должном, в которых воплощается опыт совместной жизнедеятельности членов группы и на основе которых человек формирует в себе новые регуляторы поведения, независимые от потребностей (Г.М. Андреева, А.Г. Асмолов, Д.А. Леонтьев, Н.П. Шихирев, В.А. Ядов и др.);

• ценностно-смысловой, в котором акцент делается на высших ценностях, нравственном строе человека, его способности следовать идеалам истины и добра (Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, А.Б. Орлов, А.У. Хараш и др.).

Исследования ценностей в различных их проявлениях – достаточно глубоко проработанная область в сфере теоретического и прикладного знания. Среди инструментария широкую известность получила методика определения ценностей, предложенная М. Рокичем. В практике изучения ценностей надо отметить большое разнообразие подходов и методического инструментария (В.Ю. Горшков, М.С. Комаров, Н.И. Лапин, В.Б. Ольшанский, Б.Д. Парыгин, В.С. Собкин, В.А. Ядов и др.). Все это учитывалось при подборе методического инструментария исследования. Учитывая, что группы для сравнения являются немногочисленными, мы для получения более валидных данных использовали комплекс методик, направленных на изучение мотивации и ценностей: шкала на выявление основных методика мотивов В.С. жизнедеятельности, П.С. модифицированный методика вариант методики измерения мотивационной сферы личности В.Э Мильмана, Собкина, Писарского, "Ценностные ориентации" М. Рокича, методика "Жизненные ценности" (Н.В. Клюева);

методика "Маст-тест" (А. Эллис). Для получения более достоверной информации списки мотивов и ценностей были приведены в соответствие друг с другом и направлены на выявление близких категорий. Итоговые выводы делались на основе сравнения данных, полученных по всем методикам. Проводилось обобщение результатов, полученным по всем методикам, данные сопоставлялись с результатами интервью, проводился анализ и сравнение выраженности основных видов побуждений в каждом функциональном блоке.

Методики исследования:

А. Методика анализа мотивационной сферы личности В построении процедуры исследования мы исходили из предположения о том, что различным функциональным блокам идентичности могут соответствовать определенные ценностно-мотивационные блоки, поэтому невозможно рассматривать какую-то одну мотивацию в качестве базовой по отношению к идентификационной структуре личности в целом. Опираясь на методы измерения мотивационной сферы личности, разработанные в общей психологии [208], и также на представления о структуре мотивации [162, 163, 280], нами был составлен список основных жизненно важных мотивов. В ходе пилотажного исследования этот список уточнялся и дополнялся, приводился в соответствие с целями, задачами и практической направленность исследования. Мы рассматриваем мотивацию идентификации как часть в более общей мотивационной структуре личности, поэтому в перечень, предлагаемый для оценивания, включены мотивы социального, учебного и общежитейского содержания. Методика включается в себя 24 утверждения, к которым испытуемый должен выразить свое отношение по семибальной системе: от 7 – наиболее значимо до 1 – наименее значимо (Приложение 3). При разработке методики, мы также руководствовались практической направленностью нашего исследования, связанной с созданием условий для преодоления изоляционистских тенденций, которые проявляются в пост советском самосознании. Поэтому в список утверждений были включены следующие: стремления: посмотреть мир, изучать иностранные языки, иметь контакты с зарубежными коллегами, изучать их опыт работы. Мы считаем, что подобный анализ мотивации важен при подготовке современных специалистов личности.

любого профиля, особенно в сфере образования и управления. Он позволяет выявить комплекс мотивов направленности Все утверждения относятся к 12 шкалам мотивации:

• Обеспечение самозащиты. Поддержание жизнеобеспечения. Деловой успех. Общение. Познавательная активность. Расширение сферы взаимодействия. Уважение и самоуважение. Укрепление и сохранение здоровья. Независимость и внутренняя свобода. Творчество, духовное развитие. Самореализация в учебной и профессиональной деятельности. Семейное благополучие.

• • • • • • • • • • • Сравнение ведущих мотивов в каждой группе проводилось на основе подсчета среднего значения выраженности мотива у каждого испытуемого и расчета среднестатистической выраженности мотива в каждой группе (в математических расчетах участвовала С.В. Швецова).

Б. Методика выбора наиболее и наименее значимых мотивов В ходе пилотажного исследования было обнаружено, что многим испытуемым было трудно дифференцировать предложенные мотивы в полной мере, они либо многие мотивы отмечали как значимые, либо, наоборот, большинство мотивов оценивали как средне значимые. Поэтому использовалось два варианта методики анализа мотивации с интервалом в неделю. Второй вариант предполагал более тонкое сравнение ведущих мотивов.

Испытуемым было предложено выбрать из шкалы основных мотивов 4 наиболее значимых для них (присваивались баллы от 9 до 6, 9 – наиболее значимый), а также 4 наименее значимых (присваивались баллы от 1 до 4, 1 – наименее значимый). Остальным 4 мотивам присваивался средний балл – 5. Получилось 4 группы мотивов: две строго дифференцированы (наиболее и наименее выраженные мотивы), 4 – усредненные. Это было сделано для того, чтобы выявить полярность в оценивании. В обработке данных принимал участие Е.М. Корнилович. Проводилось сравнение полученных данный, анализ ведущих мотивов в сравниваемых группах. Данные, полученные с помощью методики, сопоставлялись с идентификационными характеристиками.

В. Методика на выявление жизненных ценностей.

В пилотажном исследовании, проведенном нами по методикам В.С. Собкина и П.С. Писарского [83] и Н.В. Клюевой, В.И. Чиркова [125, 126] были выявлены ценности, которые наиболее часто отмечаются испытуемыми. На основе этих данных были выбраны ценности, наиболее валидные для реализации задач нашего исследования. Основными составляющими опросника Н.В. Клюевой и В.И. Чиркова являются "внутренние" и "внешние" цели. Цель рассматривается в общем виде как осознанное стремление к достижению личностью определенного жизненного результата. Внешние цели ориентируют человека на достижение заданных обществом образцов успеха (власть, известность, богатство и т.д.). Внутренние цели определяются самим человеком (личностный рост, автономность и др.). Авторы считают, что методика позволяет анализировать сферу декларируемых, осознанных и манифестируемых индивидом значимых ценностей – целей, что позволяет судить о том, какие ценности признаются на сознательном уровне как наиболее значимые. Благодаря предварительному пилотажу мы несколько изменили список и описание ценностей, сохранив общий принцип работы с методикой. Испытуемым предлагались для ранжирования на карточках 15 ценностей. Инструкция: Вам предъявлен набор из 15 карточек с обозначением ценностей. Ваша задача – разложить их по порядку значимости для Вас как принципов, которыми Вы руководствуетесь в Вашей жизни. Каждая ценность написана на отдельной карточке. Внимательно изучите карточки и, выбрав ту, которая для Вас наиболее значима, поместите ее на первое место. Затем выберите вторую по значимости ценность и поместите ее вслед за первой. Затем проделайте то же со всеми остальными карточками. Наименее важная останется последней и займет 15 место.

Работайте не спеша, вдумчиво. Если в процессе работы Вы измените свое мнение, то можете исправить свои ответы, поменяв карточки местами".

Список ценностей:

• Демократия, открытость, законность в обществе Безопасность и защищенность жизни Служение людям, общественная польза Влияние на людей, лидировать Быть знаменитым, известным Быть автономным, независимым Достижение материального благополучия Развитие своих способностей Профессиональный успех, рост Хорошее здоровье Счастливая семейная жизнь Быть привлекательным Удовольствия и развлечения Полноценное общение с людьми • • • • • • • • • • • • • • Полноценное приобщение к культуре После ранжирования карточек, данные заносят в таблицу. Каждой ценности присваивается определенный ранг. Проводится сопоставление полученных данных с идентификационными характеристиками.

Г. Must - тест.

Методика, предложенная А. Эллисом и опробированная П.Н. Ивановым и Е.Ф. Колобовой [126], позволяет провести диагностику индивидуальных представлений субъекта как совокупности "иррациональных" идей, которые сводятся к тому, что человек непременно должен иметь абсолютизированные требования к миру и себе. Эллис считает, что иррациональные идеи могут быть неконгруэнтными реальности, по поводу которой индивид переживает. Они могут носить саморазрушительный характер для личности, заужая сферу его активности. Отражаясь в личностных ценностях людей, они препятствуют достижению ими жизненных целей. Эллис предполагает наличие связи между иррациональными идеями и ценностями, которые определяют составляют содержательную ядро жизненной сторону направленности жизненной личности, концепции и и активности, "философии" жизни. Поэтому данная методика может использоваться для выявления ценностно-мотивационных особенностей личности, в частности, мотивов, как побуждений, определяющих направленность активности [126]. В экспериментальном исследовании В. Вильгельми показана зависимость между иррациональными идеями, выраженными в основной теме ответа на тест, и ценностями. Чем большую субъективную значимость имеет конкретная ценность для человека, тем чаще она будет фигурировать в иррациональных идеях, выявляемых MUST - тестом [126]. Процедура исследования заключается в выявлении суждений относительно того, что человек должен, что он не может терпеть и что считает сама ужасным в жизни. В соответствии с этим стимульный материал включает в себя бланк, на котором написаны незаконченные предложения: "Я непременно должен", "Ужасно, если", "Я не могу терпеть". Предлагается по 6 раз закончить эти предложения. Инструкция: "Вам предлагается своими словами продолжить предложения, напечатанные на выданном Вам бланке. Крайне важно, чтобы Ваши ответы были искренними и принадлежали именно Вам. Запишите любые мысли, которые кажутся Вам важными (как в настоящий момент, так и в целом для Вашей жизни)". Обработка результатов. Для обработки данных, полученных с помощью этого теста, не существует стандартизированной процедуры. Поэтому для каждой выборки и для каждого испытуемого, как правило, выделяется индивидуально-уникальный набор долженствований [126]. Обработка результатов теста проводилась совместно тремя психологами экспертами в соответствии со следующим классификатором: 1 – профессиональный рост;

2 – забота о своем здоровье;

3 – общение;

4 – материальное благополучие;

5 – комфорт;

6 – поддержание моральных устоев;

7 – состояние внешней среды;

8 – общественная полезность;

9 – семья;

10 – автономия. Далее проводилось сопоставление маст-тем с идентификационными характеристиками.

В. Методика "Ценностные ориентации" Рокича.

Наиболее распространенная в настоящее время методика, направленная на выявление ценностных ориентаций. Позволяет выявить систему ценностных ориентаций, которые определяют содержательную сторону направленности личности и составляет основу для ее отношений к окружающему миру, другим людям, себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, концепции и "философии жизни" [210].

М. Рокич выделяет два класса ценностей, которые оцениваются на прямом ранжировании списка ценностей: терминальные – убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования состоит в том, чтобы к ней стремиться;

инструментальные – убеждения в том, что какой-то образ действия или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Это деление соответствует традиционному делению на ценностицели и ценности-средства. Мы предлагали испытуемым для ранжирования список ценностей-целей, поскольку это больше соответствует задачам нашего исследования, направленного на выявление связи идентификационных и смысловых характеристик личности. Ценности для ранжирования предъявлялись испытуемым на карточках. Процедура ранжирования терминальных ценностей проводилась дважды. Первый раз испытуемым предлагалось разложить карточки по порядку их значимости (от 1 максимального до 18 минимального) для них как принципов, которыми они руководствуются в своей жизни. Во второй раз, через неделю, испытуемые должны были ответить на другой вопрос: "В каком порядке реализованы данные ценности в Вашей жизни?" Нужно было разложить ценности по порядку от 1 – наиболее реализованной до 18 – наименее реализованной ценности. Проводилось сравнение полученных результатов. В таблицу заносились средне статистические данные, полученные в результате выполнения двух процедур. Последующая процедура исследования была направлена на выявление взаимосвязи между выделенными параметрами путем корреляционного анализа (внутри групп и в целом по выборке). Проводился корреляционный анализ когнитивных, мотивационных, ценностно-смысловых характеристик в каждой группе с использование коэффициента Пирсона, поскольку сопоставлялись интервальные шкалы участие С.В. Швецова).

(в обработке результатов принимала Результаты: 1. Особенности мотивации в трех группах. Результаты, полученные с помощью методики анализа мотивационной сферы (таблица 5), показали, что наблюдается ряд существенных различий в мотивационных особенностях испытуемых в трех группах (Б,ИЛ, ПД). Таблица 5 Средние показатели мотивации в трех группах Выраженность % БГ ИЛГ ПДГ 6,67 6,2 6,21 6,39 6,45 4,13 4,89 6,8 5,33 4,56 4,85 6,46 2,83 5,85 4,46 3,56 6,65 5,75 5,39 6,2 6,96 6,5 5,7 4,63 3,72 6,25 5,46 4,67 5,55 6,38 5,33 6,85 5,71 6,83 4,7 5, Мотивы Самозащита Поддержание жизнеобеспечения Деловой успех Общение Познавательная активность Взаимодействие Уважение Здоровье Независимость Творчество Самореализация Семья Некоторые мотивы получили очень близкую оценку во всех группах, например, здоровье, общение, самореализация в учебной и профессиональной деятельности. В то же время наблюдается разница в показателях: в первой группе (БГ) по сравнению с двумя другими (ИЛД, ПДГ) наименее выражены мотивы, изучения зарубежного опыта и взаимодействия с зарубежными коллегами, независимости, автономии и творчества. В третьей группе (ПДГ) наименее выражены показатели мотивации, связанной со стремлением к комфорту, заботе о здоровье. Во второй группе (ИЛД) данный наименее дифференцированы, поэтому по многим показателям наблюдается сходство ответов этой группы как с первой (БГ), так и с третьей (ПДГ). Более дифференцированные данные были получены при оценке мотивации путем выбора 4 наиболее значимых и 4 наименее значимых мотивов (оценки от 1 – наименее значимый мотив до 9 – наиболее значимый мотив). Таблица 6 Показатели выбора мотивов в трех группах Выраженность % БГ ИЛГ ПДГ 8,6 4,4 5,3 6,2 1,5 3,2 6,1 3,4 6,6 5,2 6,5 2,2 2,1 5,3 6,5 1,6 5,3 4,1 4,7 8,4 4,8 6,3 4,2 5,6 3,3 3,7 7,4 4,0 8,4 4,4 5,3 4,8 7,8 6,6 4,1 2, Мотивы Самозащита Поддержание жизнеобеспечения Деловой успех Общение Познавательная активность Взаимодействие Уважение Здоровье Независимость Творчество Самореализация Семья Результаты, полученные с помощью методики выбора наиболее значимых и наименее значимых мотивов, показали, что наблюдается ряд существенных различий в мотивационных особенностях испытуемых в трех группах (Б,ИЛ, ПД).

Сравнение результатов, полученных при выборе наиболее и наименее значимых мотивов показывает, что в группах выделились явно преобладающие мотивы (значимость различий проверялась по методике Фишера). В "базисной" группе более выражены мотивы самозащиты (26,07), жизнеобеспечения (24,33), семейного и личного счастья (18,97). В "индивидуально-личностной" группе – мотивы самоуважения (41,82), общения (33,67), творчества (56,46). В "профессионально-деловой" – мотивы самореализации в профессиональной и учебной деятельности (20,29), независимости и внутренней свободы (28,49), делового успеха (13,81), изучения зарубежного опыта (36,76). Обобщая эти данные, можно сказать, что наиболее выраженными в трех группах оказались стремления, связанные с мотивацией: БГ – самозащиты, ИЛГ – самоуважения, ПДГ – саморазвития. В мотивации испытуемых путем корреляционного анализа были выделены комплексы мотивов. Мотивация самозащиты сочетается со стремлением к семейному счастью, материальному благополучию, заботе о здоровью. Мотивация самоуважения сочетается со стремлением к творчеству и поддержанию хороших отношений с окружающими;

мотивация саморазвития сочетается со стремлением к успеху в учебе и делах, независимости, автономии, расширению собственного профессионального сообщества. 2. Результаты, полученные с помощью Маст-теста (таблица 7), показали, что наблюдается ряд существенных различий в ценностно-мотивационных особенностях испытуемых в трех группах (Б,ИЛ, ПД).

Таблица 7 Средние показатели распределения маст-тем в трех группах Маст - темы Профессиональный рост Здоровье Общение Материальное благополучие Комфорт Моральные устои Внешняя среда Общественная польза Семья Автономия Количество маст-тем % БГ ИЛ ПГД 2,1 2,3 5,4 4,6 2,3 2,1 1,8 3,5 2,4 0,6 0,4 0,7 1,2 0,9 0,8 1,6 2,8 1,5 2,4 1,4 1,3 0,9 2,1 0,7 2,6 1,4 1,3 0,3 0,9 1, Полученные данные показывают, что испытуемые из первой группы чаще, чем в двух других, называли темы, связанные - с заботой о своем здоровье, например, намерениями заниматься спортом, страхами заболеть или стать калекой;

- с заботой о состоянии внешней среды, например, страхом глобальных катастроф, изменений климата, отношением к погоде и природе;

- с заботой о семье и близких людях, например, здоровье родителей, потере близких, атмосфере в семье. В то же время у них ниже показатели автономии. Испытуемые из ИЛГ в целом давали похожие ответы, но у них по сравнению с остальными группами преобладают темы, связанные - с общением, например, стремление избежать одиночества, ценность друзей, а также - с моральными и личностными качествами, например, с заботой о нормах общения, взаимопонимании между людьми. Испытуемые из ПДГ больше пишут о профессиональном росте, стремлении к личностной свободе. В то же время между группами наблюдается и сходство. Так, БГ и ИЛГ дают близкое количество маст-тем относительно профессионального и личностного роста, БГ и ПДГ – относительно ценностей общества;

ИЛГ и ПГД – относительно семьи. Все три группы дали небольшое число маст-тем о материальном благополучии и самообслуживании, что отчасти можно объяснить возрастом и социальным статусом испытуемых (студенты от 19 до 22 лет). Проводилась проверка значимости различий по критерию Фишера. Были выявлены следующие статистически значимые различия между группами (Р=0.05). В "базисной" группе преобладают темы здоровья (9,90), семьи (5,16). В "индивидуально-личностной" –общественно значимые темы (20,50) и смысла жизни (5,77), общение (4,98). В "профессионально-деловой"– темы профессионального роста (24,16) и независимого развития (32,90). 3. Результаты сравнения жизненных ценностей показали, что наблюдаются различия между группами по параметру ценностей. В таблице 8 приводятся средние данные о ранжировании ценностей. Максимальное количество баллов означает максимально значимые ценности в целом по группе.

Таблица 8 Данные ранжирования ценностей в трех группах Ценности Демократия Защищенность жизни Общественная польза Влияние Известность Автономия Материальное благополучие Развитие способностей Профессиональный рост Здоровье Семья Физическая форма Развлечения Общение Культура В БГ наиболее и высокое место жизни, БГ 7 14 9 8 4 3 12 10 11 15 13 6 2 5 Ранги ИЛ 8 6 14 2 7 10 4 12 11 3 5 9 1 15 ПГД 12 6 8 10 3 14 9 11 15 13 5 7 1 4 2 здоровья, ценности занимают семьи;

в ценности ИЛГ – защищенности безопасности полноценного общения с людьми, общественной пользы, полноценного приобщения к культуре;

в ПДГ – ценности профессионального роста, автономии и независимости, здоровья. Примерно одинаково выражены во всех группах ценности развития способностей, физической привлекательности, удовольствий и развлечений. Сравнение средних показателей ранжирование ценностей в каждой группе по методике Фишера выявило ряд значимых различий.

В "базисной" группе испытуемые благополучием (10,75). В "индивидуально-личностной" более важными считают ценности, связанные с безопасностью и защищенностью жизни (28,68);

семейным группе более важными оказались ценности общения (33,67), полноценного приобщения к культуре (13,48). В "профессионально-деловой" группе наблюдается большая выраженность ценностей, связанных с профессиональным ростом (7,63), демократическим преобразованием общества (5,82). В то же время для первой группы (БГ) по сравнению с двумя другими менее значима автономия (11,24), социальное влияние (13,52). Для второй группы в сравнение с двумя другими менее значимы материальные блага (8,95) и здоровье (18,25). 6. Результаты, полученные по методике М. Рокича, выявляющей терминальные ценности, показали, что наблюдаются различия между группами. В таблице 9 приводятся средние данные о ранжировании ценностей. Максимальное количество баллов означает максимально значимые ценности в целом по группе.

Таблица 9 Терминальные ценности в трех группах Териминальные ценности Активная деятельная жизнь Жизненная мудрость Здоровье Интересная работа Красота природы и искусства Любовь Материально обеспеченная жизнь Наличие хороших и верных друзей Общественное признание Познание Продуктивная жизнь Развитие Развлечения Свобода Счастливая семейная жизнь Счастье других Творчество Уверенность в себе Выраженность % БГ ИЛГ ПДГ 10 4 17 6 15 9 16 9 10 11 12 18 8 16 1 17 17 8 15 2 4 14 10 5 12 18 6 5 8 15 4 3 16 3 5 14 13 1 2 2 6 13 18 7 7 1 14 3 7 13 11 9 11 В БГ получили максимальную значимость следующие ценности: счастливой семейной жизни;

любви;

физического и психического здоровья. В ИЛГ максимально выражены ценности общественного признания, уважения коллектива, окружающих;

любви;

зрелости суждений и здравого смысла. В ПДГ наиболее выражены ценности интересной работы;

активной жизнедеятельности;

продуктивной жизни. Далее проводилось сопоставление всех методик этого блока и выявление общих тенденций в значимости мотивации и ценностей.

7.

Корреляционный анализ когнитивных, анализа мотивационных и ценностных характеристик в трех группах. Результаты корреляционного выявили аналогичные закономерности. Так, полученные корреляционные связи внутри групп показывают, что в первой группе (БГ) идентификация на уровне семейной, этнической общностей связана с мотивацией самозащиты (0,67), ценностями безопасности (0,68), обеспеченной жизни (0,73), здоровья (0,68), счастливой семейной жизни (0,66) (Р = 0,05);

во второй группе социально-ролевая идентификация с профессиональным и деловым сообществом связана с мотивацией самореализации (0,63), ценностями активной деятельной жизни (0,62), развитие способностей (0,60), социальной мобильности (0,63), успеха (0,78), автономии (0,76) (Р = 0,05);

в третьей группе идентификация экзистенциального самоуважения 0,05). Выводы. Полученные данные позволяют утверждать, что существует взаимосвязь между когнитивными и ценностно-мотивационными компонентами в структуре идентичности. Мы провели анализ всех полученных данных и выделили наиболее выраженные показатели идентичности, мотивации и ценностей (таблица 10). Если обобщить все эти данные, можно выделить три ведущих блока когнитивно мотивационных характеристик в каждой группе: 1 – самозащиты, связанных со стремлением чувствовать себя безопасно, стабильно, реализуются на уровне близких и хорошо знакомых сообществ;

2 – самоуважения – желания быть уважаемым в обществе, приносить пользу и рефлексивного ценностями плана связана с мотивацией (0,67), (0,67), общественного признания приобщения к культуре (0,68), любви (0,68) и независимости (0, 74) (Р = людям, реализуется на уровне строго не структурированного, но реального сообщества людей, разделяющих определенные культурные и моральные нормы и требования;

3 – самореализации – стремления проявить себя в деятельности, реализовать свои способности и расширения своего профессионального пространства, реализуется на уровне профессиональных, деловых сообществ, которые носят интернациональных характер. Это позволяет по-новому посмотреть на структуру социальной идентичности и выделить в ней функциональные блоки, связанные с реализацией определенных функций, основанные на единстве когнитивных и ценностно-мотивационных компонентов. В основе функциональных блоков лежит конструктивная система, которая имеет специфические достаточно выраженные связи с когнитивными (идентификационными), ценностномотивационными характеристиками.

Таблица 10 Сводная таблица результатов исследования когнитивных и ценностномотивационных компонентов в структуре идентичности Показатели Когнитивные (идентичность) БГ Семейная, этническая, локальная Самозащита, семейное благополучие, комфорт Группы ИЛГ Личностная, Глобальная Самоуважение, творчество, общение, взаимодействие, творчество Общение, смысл жизни, общественная польза, признание, культура, творчество.

ПДГ Деловая, профессиональная гражданская Самореализация в деятельности, автономия, успех, познание Мотивационные Ценностные Здоровье, семья, безопасность, материальное благополучие.

Проф. рост, независимость, свобода, продуктивная жизнь.

Проведенный теоретический анализ и эмпирическое исследование позволяют выделить три основных функциональных блока в структуре социальной идентичности: Первый блок получил рабочее название "базисный". В нем наблюдается преобладание таких идентификационных характеристик: семейные, этнические, поло-ролевые, локальные – связанные с местом проживания;

больше выражена мотивация самозащиты и ценности безопасности жизни, материального и семейного благополучия. Второй блок – "индивидуально-личностный" и глобальной характеризуется (экзистенциальной) преобладанием персональной идентичности, а также мотивацией Третий блок – самоуважения, ценностями дружбы, отличается большей общественной пользы;

общения;

приобщения к культуре. "профессионально-деловой" позиции, участию в выраженностью идентификационных характеристик по отношению к учебнопрофессиональной деятельности, самооценке способностей, а также мотивации саморазвития и ценностей, связанных с достижением автономности;

личностным и профессиональным ростом. Эмпирически выявленные функциональные блоки все вместе позволяют реализовать основные функции социальной идентичности. "Базисный" блок поддерживает границу "Мы и Они", которая хоть и является очень гибкой, подвергаясь постоянным изменениям, тем не менее способствует сохранению общности. Это первый необходимый компонент социального становления. Он способствует самосохранению. "Профессионально-деловой" блок связан с тенденциями саморазвития, которые появляются только тогда, когда появляется нечто общее между собой и другими. Понимая границы, отделяющие своих от чужих, система восприятия социального мира усложняется и развивается через выявление общих проблем, путей их решения, ценностей, языков. Она становится способной к интеграции с другими системами. "Разность интеллектуальных, материальных и других потенциалов – источник движения в обществе, первичный источник коллективного разума" [86, с. 43]. Это также необходимый компонент социального становления, который способствует саморазвитию, приданию целенаправленности системе. Роль "индивидуально-личностного" блока не столь явно определена, как предыдущих двух. Но в общей системе идентичности этот блок выполняет, по нашему мнению, прежде всего функцию фильтрации, проверки надежности смысловых связей. Не случайно, по всем методикам наблюдается гораздо больше связей ИЛГ – БГ и ИЛГ – ПДГ, чем БГ – ПДГ. Это необходимый компонент социального становления. Который способствует сохранению смысла, экзистенциального единства личности, прогнозирования последствий идентификации. Результаты, представленные в данной главе, показывают, что в структуре идентичности человека наблюдаются все три функциональных блока, что позволяет обеспечивать реализацию основных функций социальной идентичности как целостного, системного образования. Они находятся в динамичном и более или менее уравновешенном соотношении друг с другом, но под влиянием определенной мотивации происходит актуализация того или иного компонента по отношению к другим. Структуру каждого блока составляет единство когнитивных, мотивационных обусловлена лежат которые и ценностных всего основе в характеристик. когнитивными Функциональность характеристиками, блока прежде идентификационной структуры и в соотношении с определенными мотивами и ценностями определяют реализацию функций идентичности. У испытуемых выделенных групп наблюдается актуализация комплекса показателей: идентификационных, мотивационных и ценностных. Все вместе они образуют структуру социальной идентичности, которая обеспечивает адаптацию и реализацию основных идентификационных функций на определенном этапе или в определенной ситуации развития. Кроме того, результаты этой серии показывают, что уместно вспомнить еще раз о проблеме личностной и социальной идентичности. Мы уже отмечали, что в литературе есть примеры, когда противоречие между этими видами идентичности снимается через подчинение одного вида другим. Наше исследование выполнено на полюсе социальной идентичности, это означает, что в подходе к проблеме соотношения личностной и социальной идентичности мы опирались на те работы, суть которых в данном контексте заключается в том, что социальная психология должна быть подлинно социальной.

Это значит, что необходимо понимать феномены социальной психологии, а не объяснять их в терминах индивидуальных, элементарных свойств [314, 328, 329, 334, 513, 515]. Мы согласны с теми авторами, которые считают, что у социализированного человека все идентификационные характеристики носят социальный характер. Говоря "я добрый" или "я красивый" человек соотносит свои представления о себе с определенной референтной группой или группами [515]. Таким образом, социальная идентичность выступает как категория индивидуальная, но связанная с социальной ролью, статусом, группой. Она образуется целостным комплексом компонентов, в структуре которого индивидуальные представления о групповом членстве имеют специфическую связь с мотивационными и смысловыми характеристиками личности.

Глава 5. Эмпирическое исследование трансформации идентификационных структур в различных социокультурных условиях Проведенный анализ структуры социальной идентичности позволил выявить ее функциональные блоки, основанные на единстве когнитивных и ценностно-мотивационных компонентов. Но кроме того, эта структура обладает и формально-динамическими характеристиками. Все выделенные компоненты и связи между ними претерпевают изменения под влиянием различных условий. Эти изменения помогают лучше понять роль функциональных блоков в идентификационном процессе, а также их зависимость от тех или иных социальных условий. Целью данной части эмпирического исследования является проверка стабильности выявленных на предыдущем этапе исследования взаимосвязей в структуре идентичности. В соответствии с этой целью мы предположили, что идентификационные структуры, формирующиеся на основе социальной категоризации и сравнения, зависят от социокультурных факторов и обеспечивают личность системой ориентации в новых условиях. Реализация поставленных задач достигалась путем проверки стабильности выявленных компонентов и связей между ними: – в ситуации кризиса социальной идентичности;

– в различных социокультурных условиях. 5.1. Влияние ситуации кризиса социальной идентичности на особенности идентификационных структур В данном параграфе приводятся результаты исследования идентификационных структур в кризисных ситуациях, главным признаком которых является необходимость приспособления к резким социальным изменениям.

Некоторые параметры социальной идентичности, проявляющиеся в условиях резких социальных перемен, кризиса идентичности, были выявлены еще в 70-е годы ХХ века в исследовании Л. Зучера. Он показал, что в период повышения значительные нестабильности социальные и в обществе рефлексивное изменения. Я сильно в увеличивается, как это было в США в 60-е годы, когда происходили культурные Затруднения определении себя в терминах социальной позиции заметно снизились, когда социальная ситуация изменилась и стала более стабильной [515]. Кроме того, в ситуации кризиса может проявляться узколокализованная идентичность [470, 515]. По мере стабилизации общества происходит расширение субъективных границ социальной идентичности [477]. Изучение социальной принадлежности к различным по широте общностям, в том числе и в плане восприятия себя в определенном географическом и даже виртуальном пространстве, стало актуальным направлением современных исследований [320, 376, 475]. Важную роль при этом играет новая проблематика, связанная с влиянием процесса глобализации на социальное самоопределение, благодаря которой еще раз подчеркивается необходимость изучения идентичности как на локальном, так и на универсальном уровнях. Не имея возможности корректно сравнить социальную идентичность современных респондентов и таковых доперестроечной поры, мы посчитали возможным сконцентрироваться на выявлении особенностей социальной идентичности у людей, которые переживают кризис социальной идентичности в настоящий момент. К ним можно отнести практически основную массу россиян, а также людей, которые переехали из одних социокультурных условий в другие (мигрантов и переселенцев).

Мы предположили, что общий кризис социальной идентичности в эпоху радикальных социальных преобразований должен иметь свои специфические проявления в содержании идентичности. В данной серии был опрошен 451 человек: студенты ярославских вузов, представители различных профессий в возрасте 30–40 лет (опрос проводился в периоды 1996 – 1999 и 2000 – 2001 гг.), в том числе люди, которые находятся в более экстремальных условиях адаптации, в частности, мигранты. Особенности социальной идентичности выявлялись на основе методик, которые использовались и в предыдущих частях эмпирического исследования: тест "Двадцать утверждений" опросников, самоотчетов испытуемых, наблюдения. Сложившаяся логика исследования социальной идентичности основана на представлениях о множестве идентификационных характеристик [241, 314, 431, 432, 482]. Например, С. Московиси ввел понятие идентификационной матрицы, включающей в себя различные идентичности. Распределением информации в идентификационной матрице руководит доминирующая в данный момент идентичность или группа идентичностей [241]. Проблема заключается в том, как выявить субъективные приоритетные категории. В предыдущем параграфе было показано, что это можно сделать, прибегнув к анализу системы конструктов. В то же время возможен путь анализа идентификационной матрицы через сопоставление идентификационных характеристик, выявление приоритетных категорий, которые задают основное направление в процессах межличностного и межгруппового сравнения. В нашем исследовании проводилось сравнение двух обобщенных групп ответов по методике "Двадцать утверждений", относящихся к индивидуальным и коллективным качествам: индивидуальные (№ 1, 8, 9, 16);

коллективные (№ 2, 3, 4, 5, 6, 7, 11, 13, 15).

Кроме них использовались методики:

А. "Ориентировочная анкета", направленная на понимание отношения испытуемых к проблеме социальных перемен, субъективной оценки этого явления. Поэтому вопросы предполагали не глубокий анализ происходящих в обществе изменений со стороны испытуемых, а лишь первичное ознакомление с проблемой и концентрацию на осмыслении своего места в новой социальной среде. На основе полученных ответов строилась дальнейшая стратегия работы, определялись временные рамки.

Б. Методика анализа идентичности.

Испытуемым задавался следующий закрытый вопрос: "Оцените по 10 - балльной шкале, в какой степени вы ощущаете себя: "советским человеком", "представителем собственной национальности", "представителем "человеком мира". Ответы на вопросы позволяют получить средний балл выраженности 6 различных видов социальной идентичности: советская, национальная, локальная, российская, европейская, мировая. Подобные вопросы являются особенно актуальными в исследованиях, которые связаны в основном с практической задачей создания европейского многокультурного сообщества. Мы включили в этот список категорию "советский человек", поскольку она еще достаточно сильно представлена в сознании людей [70].

В. Методика анализа смысловых единиц идентичности.

местного сообщества", "россиянином", "европейцем", Направлена на выявление смысловых единиц идентичности. Социально обусловленные символы не только передают значимую информацию, но и выражают групповые эмоции и ощущения и способствуют групповой сплоченности [119, 231].

На основе параметров классификации, предложенных в работе З.В. Сикевич [231], мы разработали следующую процедуру анализа значимых символов. Местным жителям и мигрантам было предложено описать в свободной форме ситуации, в которых они воспринимают себя а) членами своих этнических групп и б) гражданами Российской Федерации. Первые ситуации связывают их с этнической группой, вторые – с сообществом граждан. Смысловые единицы (слова или фразы) выявляются на основе качественного анализа ответов, которые используются для сопоставления значимых символов. Описание и анализ результатов исследования. В первой части исследования мы выявляли общую картину идентичности в целом по выборке россиян. 1. Ориентировочная анкета позволила выявить отношение респондентов к проблеме социальных перемен и самоидентификации. Анализ ответов проводился по следующим блокам:

• восприятие социальных изменений в стране;

рефлексия смены собственной идентичности;

позитивное (негативное) восприятие социальных изменений. опрошено 64 человека. Используя данные частотного • • Было распределения, мы обнаружили, что большинство респондентов понимают, что мир вокруг сильно отличается от "доперестроечного" периода (табл. 11). В то же время многие оказываются перед вопросом "Кто Я?", потому что испытывают трудности в осознании собственной социальной ниши. Отношение к социальным изменениям также показывает, что не все одинаково воспринимают новую жизнь. Хотя многие видят позитивные перспективы для себя, но в то же время значительная часть опрошенных относится к переменам с опаской. Вопрос о роли перестройки в жизни людей остается очень противоречивым.

Однозначный ответ дают лишь некоторые респонденты, многие воспринимают его неоднозначно, поскольку в одних аспектах реальной ситуации видят позитивные перспективы для себя, а в других – ограничения и проблемы. Некоторые люди вообще ассоциируют все свои проблемы с изменением социальной обстановки (3% в нашем исследовании). Таблица 11 Восприятие социальных перемен (варианты ответов в процентах) Категория ответа Воспр. соц. изменений Рефлексия смены идентичн. Позитивное восприятие Негативное восприятие Да 96,8 65,6 57,8 18,8 Нет 0 3,1 4,7 59,3 Не знаю 3,2 31,3 37,5 21, Полученные результаты подтверждают данные о ситуации кризиса идентичности и неопределенности идентификации современных россиян [119, с. 116]. Большинство опрошенных отмечают, что они воспринимают социальные изменения, но однозначного ответа к этим изменениям нет. Хотя достаточно много испытуемых (57,8%) находят позитивные моменты в этих изменениях, но также большое количество людей остается в неопределенности (37,5%) и непринятии (18,8%) сложившейся ситуации. Эти данные учитывались при планировании и проведении последующих процедур исследования социальной идентичности. 2. По методике "Двадцать утверждений" выявлялась выраженность основных идентификационных характеристик у россиян. Было опрошено 257 человек.

В табл. 12 показаны результаты частотного распределения.

анализа структуры идентичности россиян по 20 показателям, которые проводились с использованием Таблица 12 Основные показатели идентичности у россиян Показатели Личностные самоидентификации Статусные, ролевые позиции Семейная идентичность Этническая идентичность Поло-ролевая идентичность Локальная идентичность Религиозная идентичность Гражданская идентичность Круг друзей Субъект деятельности Субъект общения Перспектива деятельности Перспектива общения Самооценка деятельности Самооценка социальных навыков Субъективные физические данные Фактические физические данные Переживаемое состояние Собственник Экзистенциальная идентичность % 27,8 13,3 19,1 3,2 6,7 3,4 0,3 3,9 0,6 4,4 2,3 1,4 1,5 0,6 1,8 2,7 1,7 1,1 0,1 4, Максимальную выраженность в структуре идентичности получили личностные самоидентификации, учебно-профессиональные статусные и ролевые позиции, семейная идентичность, восприятие себя в роли субъекта деятельности. качественный анализ личностных характеристик показал, что среди них присутствуют преимущественно позитивные и нейтральные качества (добрый, умный, хороший). Ролевые и статусные характеристиками касаются в основном привычных и опробованных в собственном социальном опыте позиций (студент, будущий педагог, сосед). Семейная идентичность связана преимущественно с родительской семьей (дочь, сын, брат и т.п.), что во многом объясняется возрастными особенностями испытуемых. Этот результат хорошо объясняется теоретически. Например, согласно ТСИ, половая идентичность осознается, как правило, автоматически уже в раннем детстве, но принадлежность, например, к социальному классу может не входить в "Я-образ" на протяжении всей жизни. В таком случае дифференциации и сравнения по классовому признаку (а также форм поведения, связанных с классовой идентификацией) не происходит [314]. Явно преобладает количество ответов, относящихся к восприятию себя членом местного сообщества, по сравнению с широкими, глобальными. Низкий уровень гражданской и религиозной идентичности соответствует имеющимся в литературе данным [48, 118, 119, 241], согласно которым гражданская идентичность современных россиян вызывает чувство неопределенности, неуверенности в будущем, горечи, обиды [119, с. 116]. Мы включили в классификатор несколько параметров, связанных с деятельностью и общением. Это отличные от статусных и ролевых позиций характеристики. В "деятельностную группу" входят ответы типа, "я люблю что-то делать", в "общенческую" – "я люблю общаться". Поскольку эти ответы могут быть развернуты во времени, (я буду иметь много друзей или я буду что-то делать в будущем), то мы ввели соответствующую графу. Часть ответов касается самооценки своих способностей к деятельности (умею работать, рисовать и т.п.) и общению (умею общаться, слушать и т.п.). Среди них преобладают ответы, связанные с общением, что говорит о некоторых трудностях самооценки себя как субъектов деятельности по сравнению с субъектами общения.

Восприятие своих психофизических данных больше выражено по отношению к субъективному описанию своей внешности, чем фактическому, что может свидетельствовать о слабости оценки своего реального состояния. Низкий уровень выраженности религиозной идентичности показывает, что атеистическая парадигма воспитания, которая господствовала во всех социальных институтах долгое время, является преобладающей и оказывает влияние на самосознание граждан. Слабый уровень восприятия себя собственником отражает определенную культурную традицию, сформированную в советское время, но также может быть связан и с возрастом, когда большее внимание уделяется деятельности и общению, чем материальным ценностям. Вполне возможно, что в данном случае в идентичности проявляются определенные культурные традиции. Аналогичный пример мы находим у А. Тэшфела из истории Англии: на протяжении столетий принадлежность к мужскому полу ценилась выше, чем к женскому, аристократические слои общества – выше плебейских, успешные группы выше слабо успевающих [314]. В некоторых исследованиях группа личностных характеристик получила название субъективной, поскольку она связана с позитивной, нейтральной или негативной самооценкой личностных особенностей [119]. Их выбор и оценка во многом зависят от индивидуальных предпочтений и оценок. Группа статусно-ролевых характеристик получила название объективных, поскольку в них выражается принадлежность к таким группам, к которым либо нельзя не принадлежать, либо принято принадлежать. Если применить данный критерий оценки по отношению к нашему исследованию, то получается, что субъективные и объективные характеристики выражены в одинаковой степени. Среди объективных признаков преобладают базовые (семья, пол, возраст, профессия), а не гражданство, религия).

этнополитические категории (этнос, Опираясь на эти данные, можно предположить, что в условиях кризиса меняется роль критериев для группового сравнения. Так, З.В. Сикевич в исследовании этническое сущности самосознание этнической не может идентичности существовать показывает, автономно, что без соотнесенности, сравнения "себя" с "другим". Поэтому этничность является групповой характеристикой, которая обнаруживается в сравнении "нас" с "не нами" [231, с.18]. В содержании идентификационной матрицы стержневыми выступают показатели, которые и определяют основные критерии сравнения и отделения своих от чужих. Согласно ТСИ соперничество требует сравнения и дифференциации по значимым признакам. В этих условиях можно предсказать возникновение межгруппового соперничества, которое может и не зависеть от объективных конкурентных взаимоотношений между группами. Так, в школах среди детских групп часто возникает выяснение отношений: чей класс лучше? Одни считают себя самыми дружными, другие – самыми сильными, третьи – самыми активными и т.д., хотя такое соперничество не дает никакой реальной выгоды и не имеет под собой никакой реальной основы. Его цель – поиск позитивных различий [8]. Сравнение выраженности идентификационных характеристик основных функциональных блоков (БГ, ИЛГ, ПДГ) показал, что все они имеют место в самосознании россиян: "базисная" – 32,7% (№№ 3, 4, 5, 6, 7);

"индивидуально-личностная" – 37,5% (№№ 1, 11, 13, 15, 20);

"профессионально-деловая" – 23,6% (№№ 2, 8, 10, 12, 14). Наблюдается преобладание "базисного" и "индивидуально-личностного" блоков, что соответствует данным о структуре идентичности в условиях социальных кризисов.

Этим же, возможно, определяется и "смыслообразующая функция" социальной идентичности, которая придает ей личностную значимость [115]. Эта идея особенно важна для развития наших представлений о динамике социальной идентичности, поскольку обращение к проблеме личностной значимости позволяет по-иному посмотреть и на проблему мотивации, которая приводит как к самоидентификации, так и закреплению в сознании идентификационных предпочтений. В данной серии эмпирического исследования проводилось сравнение половых особенностей идентичности. При этом не было выявлено значимых различий в идентификационных характеристиках мужчин и женщин, поэтому в дальнейшем мы не будем касаться этого вопроса. Результаты показали, что в условиях социальной нестабильности в структуре идентичности преобладает роль "базисного" и "индивидуальноличностного" функциональных блоков. Если сопоставить эти данные с результатами, описанными в предыдущей главе, можно отметить преобладание тенденции самосохранения, самопознания, самоуважения, трудности социального самоопределения. 3. Результаты анализа идентичности в соответствии с группировкой по шести признакам показали, что в структуре идентичности преобладают показатели рефлексивного Я (43,6%). Это также подтверждает вывод Л. Зучера о том, что увеличение рефлексивного Я является ответом на рост социальных и культурных изменений, на нестабильность в обществе [515]. Эти изменения могут затруднить определение себя в терминах социальной позиции до тех пор, пока не изменится социальная структура в сторону стабильности. Но если в ответах будут преобладать качества, относящиеся к рефлексивному Я в период медленных социальных изменений, все равно взгляд индивида на себя связан с социальной силой и социальной структурой. Даже когда индивиды не определяют себя в терминах социальной позиции, их взгляд на себя остается зависимым и квалифицируется как социальный. Поэтому рост персонального Я служит проявлением ситуации кризиса идентичности (табл. 13). Таблица 13 Показатели идентичности у россиян Категория Рефлексивное Я Социальное Я Деятельностное Я Коммуникативное Я Физическое Я Материальное Я Выраженность % 43,6 28,2 11,6 9,4 5,7 1, Приведенные результаты подтверждают положение о том, что в ситуации кризиса и резких социальных перемен наблюдается сильное преобладание персональных описаний при ответе на вопрос "Кто Я?" Спутанность и размытость большинства социальных категорий, резкая динамика создают проблемы социального самоопределения. Своеобразной защитной реакцией являются отказ от определения своего группового членства и описание себя в терминах персональных и моральных (хороший человек, добрый, ленивый и т.п.). В то же время человек не может отказаться совсем от социального самоопределения, независимо от сложности и противоречивости реальной ситуации. Есть ряд социальных категорий, которые являются необходимым атрибутом жизни практически каждого человека, например, сын, дочь, член профессионального сообщества и т.д. Поэтому 28% ответов респондентов относятся к описанию своего группового членства и касаются в первую очередь таких общностей, как семья, близкий круг друзей. Среди этих ответов около % носят, "океанический масштаб" типа:

"человек", "житель планеты Земля", "разумное существо". Деятельностное Я (11,6%) свидетельствует о восприятии себя в роли человека, умеющего что-то делать или выполняющего определенную работу (я хорошо готовлю, умею плавать, чинить машину и т.д.). В некотором смысле это может быть следствием трудности четкого социального самоопределения и отнесения себя к конкретной социальной группе. Например, когда человек пишет, что он умеет играть на гитаре, но не называет себя гитаристом или музыкантом, это может означать, что он не воспринимает себя членом музыкального сообщества, у него нет возможности реально вступить в эту профессиональную группу, но хочется отметить некоторую принадлежность к ней. Достаточно выраженный уровень коммуникативного Я (9,4%), по нашему мнению, связан со спецификой коллективистической культуры, которая в целом, предполагает разнообразное общение. В то же время это может быть и следствием возраста и характера деятельности испытуемых, среди которых было много студентов. Низкий уровень физического Я и материального Я косвенно свидетельствует о слабости отражения своих физических и материальных возможностей. На первый взгляд это может быть связано и с возрастными особенностями респондентов, но в то же время из возрастной психологии известно, что интерес к своим психофизическим особенностям (внешность, физические данные) появляется уже у младших подростков. Поэтому мы склонны объяснить полученный нами результат именно как невнимание к своему здоровью и образу жизни, что также может быть следствием потери социальных ориентиров и утраты определенных ценностей. Преобладание рефлексивного Я в соотношении с нашими представлениями о структуре социальной идентичности, изложенными в предыдущей главе, можно отнести к "индивидуально-личностного" большей выраженности компонента, который функционального актуализируется в ситуации нестабильности. 4. Дихотомия "коллективизм – индивидуализм" на сегодня является традиционным компонентом исследования социальной идентичности [144, 145, 314, 386, 409]. Индивидуализм – коллективизм – это дихотомия, в рамках которой представлены по сути все культуры. Она связана с культурой отношений между людьми, в частности, с направленностью культуры на индивидуальную автономность, или на индивидуальную взаимозависимость, или на сотрудничество в пределах групп [387, 388, 497, 498]. Поэтому в контексте исследования идентичности индивидуализм – коллективизм анализируются как культурные различия. В связи с этим коллективизм рассматривается нами как индивидуальная концепция, в которой приоритетными являются цели группы (семейной, дружеской или профессионально-деловой). Идентичность конструируется в соответствии с этими предпочтениями. Индивидуализм рассматривается нами как индивидуальная концепция, в которой собственные цели превалируют над групповыми. При этом идентичность определяется в терминах персональных атрибуций больше, чем в терминах групповых идентификаций. Последний признак индивидуализма создает трудности в реальной оценке его выраженности. Поскольку в период кризиса явно превалирует персональная идентичность над групповой, то появляется предположение о смене культурной парадигмы. В то же время при определении индивидуализма важно не просто наличие персональных атрибуций, а их качественный анализ и место в общей идентификационной структуре. Поэтому сам факт увеличения числа персональных признаков может наблюдаться и при индивидуализме и при коллективизме. В первом случае большую роль будут играть общественно обусловленные признаки.

автономные, а во втором – В ряде исследований отмечается, что под влиянием кризиса идентичности происходит усиление индивидуалистических начал в личности россиян [145, 196]. Проверка этого тезиса проводилась при помощи расчета критерия коллективизма. В качестве показателей коллективизма мы использовали критерии: выраженность приоритетов целей семьи, профессиональной группы, общественных организаций, общества в целом, ориентация на взаимозависимость. Показателями индивидуализма служили: приоритеты индивидуальных целей, материальной и социальной независимости. Также учитывались качественные особенности самоописаний. Например, использование традиционных словосочетаний (добропорядочный гражданин, сам себе хозяин и т.п.). Тема своеобразия языка в каждой социальной структуре не нова в психологии. Как отмечал Т. Шибутани, внутри каждого социального мира вырабатывается особый согласованный мир. Переживания категоризируются особым образом и для их обозначения используется специальная система символов. Представители групп испытывают специфические переживания, и они вырабатывают специальные термины, чтобы их выразить. Этот процесс обеспечивает не только выражение специфических переживаний, но и обозначение целостности группы. Он создает барьеры, отделяющие свою группу от посторонних, которые часто направлены на то, чтобы другие не смогли понять, что было сказано. Каждый социальный мир есть схема жизни: способ действия, разговора, мышления. Это область, внутри которой разделяются специфические значения. Человек, являющийся ее частью, здесь чувствует себя как дома [283]. Поэтому при анализе любых проявлений социальной идентичности важно обращать внимание на содержание речевых оборотов, которые применяет человек.

Например, коллективист более склонен употреблять выражения, где уравниваются или сравниваются его качества с другими (такой как все, член общества, завишу от других и т.п.). Индивидуалист больше подчеркивает свою уникальность и автономность (независимый человек, принадлежу самому себе, вижу мир поособому и т.п.). Результаты нашего исследования показывают, что в условиях кризиса идентичности изменения, наблюдается сложная диалектика внутри дихотомии решений и "коллективный – индивидуальный". Несмотря на реальные социальные диктующие необходимость индивидуальных ответственности [62, 63], сила коллективизма, заложенная в русской культуре [5, 114, 156, 230, 302], такова, что коллективизм остается ведущим показателем идентичности, и, более того, в определенном смысле он усиливается, обретая иную форму. Поскольку анализ этой проблемы не является целью нашего исследования, мы лишь коснемся здесь тех аспектов, которые связаны с проблемой структуры идентичности и ее трансформации под влиянием новых социальных условий. Большинство опрошенных имеют высокий уровень выраженности коллективизма по сравнению с индивидуализмом. Было выявлено преобладание коллективистических характеристик (78,3%) по сравнению с индивидуалистическими (21,7%), что в целом соответствует психологическим представлениям о русском менталитете [5, 230, 302]. Но изменилась значимость различных групп: от восприятия себя членом общества, широкой профессиональной группы к восприятию себя членом семьи, круга друзей (табл. 14).

Таблица 14 Выраженность восприятия себя членом различных по широте групп (количество ответов в процентах) Группы Выраженность в % Семья 78,4 Проф.гр. 16,8 Общество 4, Полученные большинства результаты людей растет, показывают, при этом что в условиях кризиса к идентичности потребность в принадлежности к определенной группе у появляется стремление принадлежности более узким и знакомым группам, типа семьи, круга друзей, непосредственного профессионального окружения. Ситуация нестабильности приводит к усилению "базисного" функционального компонента социальной идентичности. Размытость границ многих социальных групп создает проблемы для самоидентификации с более широкими сообществами. 5. Соотношение узкой и широкой идентичности проводилось на основе комплексного анализа результатов методик, направленных на выявление содержания идентичности. Используя данные частотного распределения, мы обнаружили, что узкая локализация идентичности (68,7%) преобладает по сравнению с широкой (31,3%). Кроме того, эта задача решалась с помощью методики анализа идентичности. Было опрошено 92 человека. Результаты ответов на вопрос о содержании идентичности показали (табл. 15), что в самосознании опрошенных остается еще доля советской идентичности (среднее 1,67), но она упала почти в два раза по сравнению с 1998 годом (100). Значимо выросли показатели национальной и с 1998 по 2002 года.

гражданской идентичности в период Таблица Сравнение средних значений социальной идентичности в 1998, 2001 гг.

Идентичность Советская Этническая Местная Гражд. Европ. Мировая Годы 1998 4,56 6,78 8,67 5,67 4,67 4, 2001 2,21 8,34 7,25 8,54 5,63 5, Важно отметить, что прямой вопрос позволяет увидеть несколько иную картину социальной идентичности по сравнению с предыдущей серией эмпирического исследования. Из таблицы видно, что наблюдается постоянное снижение доли советской идентичности, но в то же время она еще имеет место в самосознании россиян. За последние годы наиболее сильно вырос показатель этнической идентичности. Он сочетается с также увеличивающейся локальной и российской идентичностью. Стремление ощутить себя членом европейского и мирового сообщества выросло в период с 1996 по 1998 год, но практически осталось на прежнем уровне к 2000 году. Эти результаты отчасти подтвердили нашу гипотезу о том, что в идентичности россиян преобладают характеристики, которые объединяют их с близким социальным окружением, что свидетельствует об актуализированности "базисного" функционального блока в структуре социальной идентичности. Также можно отметить, противоречивость восприятия социального мира в ситуации нестабильности.

6.

Анализ идентичности и стратегии выхода из кризиса идентичности у испытуемых, которые находятся в сложных условиях адаптации (группа мигрантов), позволил выявить ряд специфических особенностей идентичности. Нами проводился сравнительный анализ идентификационных структур в двух группах: представителей местного сообщества и мигрантов. Этот вопрос поднимался в ряде исследований социальной идентичности мигрантов, связанных с изучением трансформации социальной и этнической идентичности (В.В. Гиценко, Н.М. Лебедева, М.А. Лобас, Г.У. Солдатова и др.). Так, В.В. Гриценко показала, что в структуре идентичности мигрантов по сравнению с идентичностью коренных жителей более значимыми оказались профессиональная, этническая и гражданская идентичности, кроме того, у них выше доля негативных самоидентификаций [63, 64]. В исследовании М.А. Лобаса также был отмечен более высокий уровень этнической идентичности, но на другой возрастной группе – учащихся старших классов средних школ [154]. Многие отечественные исследователи для выявления влияния кризиса на идентичность используют методику Солдатовой - Рыжовой, которая позволяет этнической показать динамику и уровень норма выраженности (позитивная проявлений этническая и идентичности этническая [241]:

идентичность), (этнонигилизм), индифферентность, (этноэгоизм, гипоидентичность этноизоляционизм гиперидентичность национальный фанатизм). В этих исследованиях было выявлено, что под влиянием межэтнических контактов на начальных этапах взаимодействия растет межэтническая напряженность, что проявляется сочетании позитивной этнической идентичности и гиперидентичных установок [154, 174, 241]. В группах с моноэтничным составом такого изменения идентичности не наблюдается.

Это хорошо согласуется с выводами Вероятно, участники А.

Тэшфела и Дж.

Тернера отчетливо относительно роли механизма сравнения в идентификационных процессах. межэтнического взаимодействия воспринимают особенности своей и другой национальности на основе культурных контрастов, что заставляет их критически относиться к "не таким как мы". Кроме того исследователи отмечают направленность на переосмысление мигрантами своей позиции в межкультурном общении. В такой ситуации у мигрантов усиливается формирование этнической идентичности как составляющей Я-образа [154]. Эти данные подтверждаются сравнением уровня этнофанатизма у детей и родителей в семьях мигрантов. Так в группах детей данный параметр выражен гораздо выше, чем в взрослых (65% – 26%). Наличие этого факта авторы объясняют тем, что дети имеют большую внутреннюю конфликтность и испытывают тревожность, связанную с обострением и актуализацией проблем межэтнического взаимодействия. В то же время очевидно, что условия взаимодействия в школьной среде более интенсивные и открытые по сравнению с деловым миром. Поэтому можно сказать, что в целом у мигрантов может повышаться не только этническая идентичность, но и ее крайние проявления [63, 64, 154]. В ряде исследований приводятся примеры некоторых качественных и количественных особенностей социальной идентичности мигрантов в сравнении с группой коренных жителей. При этом учитываются данные о роли межгрупповых различий, не все из которых имеют одинаковую значимость. Сходство групп, их близость и ситуационные особенности определяют сопоставляемость с аутгруппой. Например, для больших групп в одной социальной ситуации наиболее значимым признаком является цвет кожи, в другой – язык, в третьей – вера. Маловероятно, что жителей Африки сравнивают свою группу с народами Азии. Однако ситуация резко меняется, когда иммигранты из этих частей света сталкиваются друг с другом в Америке. Здесь налицо сходство различных групп иммигрантов в их судьбе, чисто территориальная близость и постоянная конкуренция, касающаяся работы, жилья, образования и других социальных ценностей. Все это увеличивает вероятность сопоставления, сравнения друг с другом в поиске положительных отличий и, как следствие, стремление к ингрупповой обособленности [314]. Поэтому вероятность появления внутригруппового фаворитизма связана с самим механизмом сравнения. При благоприятных сравнениях собственной группы с другими релевантные аутгруппы должны восприниматься как негативно отличающиеся от собственной группы. В.С. Агеев иллюстрирует этот механизм на следующем примере: школьнику, воспринимающему себя членом своего класса (ингруппы), для формирования позитивной социальной идентичности необходимо осознавать, что его класс по каким-то параметрам (успеваемости, спортивным достижениям, отношениям и т.д.) лучше других классов (аутгрупп). При этом сравнение он будет делать не по вертикали (свой пятый класс с первым или десятым), а по горизонтали (свой пятый – с другим пятым), так как именно эти возрастные группы релевантны его ингруппе [8]. В нашем исследовании в целом подтвердились данные, о которых шла речь выше. Но также были выявлены некоторые новые особенности идентичности у мигрантов (табл. 16). Было выявлено, что у мигрантов выше, чем у местных жителей, выражены этническая и семейная идентичность. У них также выше материальное Я и поло-ролевая идентичность, которые тесно связаны с семейной идентичностью. Мигранты часто отказываются от продолжения своей профессиональной карьеры, начатой еще до переезда, в пользу получения работы с необходимым для обеспечения семьи заработком. Для них более значимы перспективы деятельности и общения, восприятие себя собственником, общение с кругом друзей и своей семьей, проведение семейных праздников. У них чаще наблюдается "двойная мораль": ценности семьи не распространяются на широкое социальное окружение. У мигрантов по сравнению с коренными жителями оказалось больше негативных самоидентификаций. Это свидетельствует о более выраженном "базисном" (БГ) и "индивидуально-личностном" (ИЛГ) функциональном блоках идентичности. Специфика проявления гражданской идентичности в этой группе заключается в большей значимости официального подтверждения гражданства, гражданских прав и обязанностей.

Таблица 16 Сравнение показателей идентичности у местных жителей и мигрантов (выраженность показателей в процентах) Выраженность Местные Мигранты 15,6% 24,5% 15,5% 7,5% 10,0% 18,0% 3,5% 9,0% 4,5% 7,0% 4,5% 4,0% 2,2% 3,5% 11,5% 1,5% 3,9% 3,5% 9,0% 1,0% 2,2% 3,0% 1,5% 1,0% 1,7% 2,5% 2,5% 1,0% 2,2% 2,5% 2,8% 2,5% 2,8% 1,5% 1,7% 1,5% 0,5% 3,0% 2,2% 2,0% Показатели Личностные самоидентификации Статусные, ролевые позиции Семейная идентичность Этническая идентичность Поло-ролевая идентичность Локальная идентичность Религиозная идентичность Гражданская идентичность Круг друзей Субъект деятельности Субъект общения Перспектива деятельности Перспектива общения Самооценка деятельности Самооценка социальных навыков Субъективные физические данные Фактические физические данные Переживаемое состояние Собственник Экзистенциальная идентичность Опровержение гипотезы о том, что в обеих группах (мигрантов и местных) будет наблюдаться одинаковое количество показателей социальной идентичности, с помощью критерия согласия Пирсона хи-квадрат на значимом уровне 0,01, позволяет сделать вывод о наличии различий идентичности в этих группах.

Сравнение данных в этих группах, проведенное по критерию U-Манна-Уитни выявило ряд различий, которые достоверны с вероятностью 0,017. Так, у мигрантов значимо выше показатели "личностные самоидентификации", "семейная идентичность", "этническая идентичность", несколько выше "восприятие себя собственником". У местных выше показатели "учебно-профессиональной идентичности", "гражданской идентичности", "восприятие себя субъектом деятельности". Данное сравнение показывает, что различия касаются ключевых идентификационных структур, которые имеют большое значение в определении функциональных блоков идентичности. Можно сказать, что у местных более выражен "профессионально-деловой" блок, у мигрантов – "базисный" и "индивидуально-личностный". 7. Анализ критериев самоидентификации. Данный подход в социальной психологии исходит из роли символа, под которым понимаются любые артефакты, знаки или понятия, что-то их выражающее или что-то на них указывающее. Критерии классификации для этнических и гражданских ситуаций анализировались отдельно, но в то же время они оказались очень близкими. Это подтверждает вывод И.Ю. Киселева, который считает, что такая ситуация, видимо, свидетельствует о неразделенности этнического и гражданского самосознания: одни и те же ситуации вызывают разные идентификации, быть русским означает то же самое, что быть россиянином [119]. Обобщение этих смысловых единиц позволило выделить следующие факторы классификации:

• Политические символы: политическая и гражданская символика, законы, права (гимн, флаг, конституция, закон, уголовный кодекс). Экономические символы: денежные или товарные эквиваленты • экономического состояния (рубль, курс доллара, зарплата).

• Достижения:

успехи в самых разных областях нашей жизни (победы на олимпиаде, достижения в космосе, наше оружие и ракеты).

• Межнациональное взаимодействие: актуализация гражданского или этнического самосознания в ходе взаимодействия с другими народами или странами (прозрачность границ СНГ, посещение других стран и т.п.).

• Бытовая сторона жизни: условия проживания, общественные услуги, обслуживание (потребительская корзина, медицинское обслуживание и т.п.). Географические условия: особенности местности, погода, климат (русская природа, родные просторы, родина, родной дом). Искусство и культура: театральное искусство, художественная культура, живопись, архитектура, кино (чтение литературных классиков, просмотр фильмов, посещение музеев, памятников культуры). Духовная этническая культура: религиозные праздники, традиции • • • (посещение церкви, следование традициям, обрядам).

• Психологическое состояние: настроение, сравнение себя с другими (состояние души, размышление о смысле жизни). Социальные чиновников). оценки: социально-политическая система, деятели • государства (уверенность в завтрашнем дне, коррупция, действия Таблица 17 Категории, причисляющие местных жителей и мигрантов к этнической группе и сообществу граждан России Этнический Гражданский Местные Мигранты Местные Мигранты 7,2 9,6 47,9 57,8 5,3 8,4 7,4 10,1 5,1 2,1 5,8 6,5 26,3 23,3 9,8 10,2 10,1 7,3 3,4 1,6 11,2 12,3 9,6 5,4 5,6 4,2 0,5 0,5 15,6 19,7 0,1 0,1 6,7 7,6 7,9 3,2 6,9 5,5 7,6 4, Критерии классификации 1. Политические символы 2. Экономические символы 3. Достижения 4. Межнациональное взаимодействие 5. Быт 6. География 7. Искусство и культура 8. Этническая культура 9. Психологическое состояние 10. Социальные оценки У мигрантов преобладают политические и экономические символы, их несколько больше волнуют достижения страны. Все это является экономической и политической основой миграции, поскольку основная причина перемены места жительства заключается в экономических или социально-политических проблемах людей [63, 64, 154]. Если сопоставить эти данные с изложенными выше нашими представлениями о структуре социальной идентичности, то можно отметить влияние "базисного" функционального компонента идентичности, а, следовательно, преобладания мотивации самозащиты в среде мигрантов. Кроме того, опираясь на полученные данные, можно сказать, что идентификация с сообществом граждан происходит посредством символов государства, в то время как идентификация с этнической группой – посредством сравнения "нас" с "не нами", а также проявлениями этнической культуры [119]. Это создает трудности адаптации и организации взаимодействия мигрантов и местных жителей и обостряет этническую идентичность. Полученные результаты позволяют сказать, что основными стратегиями выхода из кризиса идентичности мигрантов являются: а) концентрация идентификационных структур вокруг семейной, этнической и религиозной идентичности (стратегии "заужения");

б) восприятие себя представителем своего этноса в сочетании с более широкими представлениями о себе как человеке мира, разумном существе и т.п. (стратегии расширения). В следующей серии эмпирического исследования проводилась более детальная проверка обусловленности социальной идентичности влиянием социокультурной среды. 5.2. Анализ особенностей социальной идентичности в различных социокультурных условиях В этом параграфе на основе кросскультурного России, сравнения Польши и идентификационных характеристик испытуемых Голландии проводится исследование трансформации идентичности под влиянием различных социокультурных условий. В качестве испытуемых были студенты одинаковых факультетов и одной возрастной группы. Сравнение идентификационных характеристик людей из стран, находящихся на различных уровнях развития демократического общества, в целом соответствует современной традиции кросс-культурных исследований самосознания [4,5]. При этом нас интересовали отличительные признаки социо-культурных условий (стабильное -нестабильное общество и коллективная – индивидуальная культура), а также общие особенности самоидентификации, которые проявляются независимо от социальных условий. Выше уже было отмечено, что под влиянием процессов интеграции и глобализации, развития информационных технологий, идентичность современного человека независимо от его местожительства меняет свои характеристики. Если раньше она достаточно строго относилась как к людям, так и вещам, то теперь и те и другие потеряли свою определенность, поэтому символические внешние атрибуты идентичности и орудия для идентификации стали соответственно не такими цельными и стабильными [410]. Это создает проблемы для операционализации самого понятия идентичность, а также подбора адекватных методик для ее изучения. Несмотря на это наблюдается стремление психологов выявить какие-то традиционные параметры, которые сопровождают процесс идентификации, обеспечивая стойкое чувство идентичности [276]. Основное значение при этом отводится кросскультурным, сравнительным исследованиям идентичности. В зарубежной психологии сравнительные исследования идентичности проводились в основном для анализа соотношения личностной и социальной идентичности. Например, исследования Н. Элемерс и П. Млиски [363], Г. Маркуса и С. Китаяма [418]. В отечественной психологии развиваются новые подходы к изучению идентичности на основе кросс-культурного анализа [145, 241, 244]. В нашем исследовании использовался тест "Двадцать утверждений" (Kuhn, McPartland), о котором шла речь при описании предыдущей части исследования. Выборку исследования составили студенты педагогических вузов: 177 российских, 88 польских, 30 голландских. Данные о структуре идентичности, полученные с помощью теста, подкреплялись другими методиками, такими, как наблюдение, выборочное интервью и беседа со студентами. Также принималось во внимание и среднее время ответов в разных группах студентов.

Поскольку испытуемыми были студенты педагогических вузов, в ходе проведения этой части исследования мы организовывали дискуссии со студентами о важности самоопределения и самопознания для реализации задач обучения и развития. Наблюдению подлежали эмоциональные реакции студентов, степень их готовности включиться в дискуссию, легкость участия, признаки наличия интереса к поставленным вопросам. Выборочные беседы и интервью со студентами помогали выявить их мнение о специфических трудностях выполнения тестового задания и о проблемах самоопределения студентов в разных странах. Оказалось, что голландским студентам было гораздо легче, чем польским и российским отвечать на вопросы и дискутировать о своем месте в социуме. Сложнее всех это задание восприняли русские студенты, что сказалось и на ходе беседы, дискуссии, и на времени ответов. Если голландцы в среднем затрачивали около 15 – 20 минут на заполнение теста, поляки – 25 – 30, то у русских время колебалось от 25 до 50 минут. Наши студенты отмечали, что они очень редко задумывались над поставленным вопросом, что он труден и требует серьезного осмысления. Результаты показали (табл. 18), что у россиян и поляков в отличие от голландцев выше показатели персонального Я, уровень Я, семейной идентичности, локальная идентичность, глобальное субъективное описание внешности.

Таблица 18 Идентификационные характеристики российских, польских и голландских выборках Показатели Личностные самоидентификации Статусные, ролевые позиции Семейная идентичность Этническая идентичность Поло-ролевая идентичность Локальная идентичность Религиозная идентичность Гражданская идентичность Круг друзей Субъект деятельности Субъект общения Перспектива деятельности Перспектива общения Самооценка деятельности Самооценка социальных навыков Субъективные физические данные Фактические физические данные Переживаемое состояние Собственник Экзистенциальная идентичность Выраженность в % Россия Польша Голландия 29,8% 28,7% 20,0% 14,5% 14,4% 11,3% 10,8% 13,1% 2,0% 0,6% 4,6% 2,0% 2,9% 6,2% 2,0% 4,6% 4,1% 1,0% 0,3% 1,6% 1,7% 0,8% 0,9% 3,0% 0,6% 0,3% 2,3% 10,2% 3,4% 6,7% 3,3% 1,4% 7,0% 1,4% 0,2% 3,7% 1,5% 1,4% 2,0% 0,6% 0,4% 5,7% 3,8% 1,7% 4,7% 4,7% 3,4% 1,0% 1,7% 3,6% 10,0% 3,1% 3,2% 8,3% 0,1% 0,3% 4,3% 5,1% 7,1% 1,3% Голландцы по сравнению с русскими и поляками отличаются большей выраженностью показателей: деятельностное Я, физическое Я, материальное Я. Кроме того, у них выше показатель автономии (значимость различий проверялась по критерию Фишера, при Р=0,05). Физическое Я голландцев включает в себя больше данных о возрасте, что говорит о более точной самоопределенности внутри поколений. Также наблюдается разница в содержании негативных характеристик, которые у голландцев связаны не с критическим отношением к себе личностно, что наблюдается в группе поляков и русских (например, я плохой, ленивый), а с более конкретными признаками (например, я плохо справляюсь с задачей). В идентичности русских и поляков большее место занимают характеристики, связанные с близким социальным окружением, а также личностными качествами (Р=0,05). Поляки значительно в большей степени ориентированы на этнические признаки. Если сопоставить результаты нашего исследования с изучением идентификационных характеристик польских и голландских студентов, в котором было выявлено преобладание негативного отношения к себе в польской группе [363], то можно сделать вывод об определенных трудностях в преодолении поляками кризиса идентичности. У них больше, чем в голландской группе выражена тенденция к этнической изоляции и в то же время проявляется неудовлетворенность своими национально-культурными качествами. Результаты проверки данных по критерию Фишера показывают, что у представителей наиболее "западной" группы – голландцев значимо более выражены такие идентификационные характеристики, которые связаны с деятельностью, собственностью и оценкой своей готовности к будущей деятельности (Р=0,05). Вполне возможно, что это своеобразный комплекс качеств, который обеспечивает применение своих способностей и подготовку себя к деятельности в демократических социальных условиях. Российские и польские студенты демонстрируют идентичность, связанную в основном, с их непосредственным окружением. Также они чаще дают неопределенные и временные характеристики ("Я не знаю, кто я" "Иногда я веселый"), их идентичность является более размытой и неопределенной. В целом модель идентичности голландцев мы назвали "прагматической", а русских и поляков – "личностно- экзистенциональной".

Можно сказать, что социальные идентификационные характеристики.

условия Человеку в влияют условиях на кризиса идентичности трудно найти свое место в широком социальном окружении, поэтому сфера определенности Я концентрируется по отношению к тем социальным структурам, которые ближе, понятней, доступнее для взаимодействия, как, например, семья, близкий круг друзей или коллег. Кросскультурное исследование подтвердило влияние социальноэкономических условий на идентичность. Как писал В.А. Ядов, в идентичности находят отражение определенные социальные интересы, что связано в конечном итоге с механизмом становления гражданского общества, основанного на определенных социально-экономических канонах [296]. В данном случае в голландской группе проявились в большей степени характеристики идентичности, близкие к тому идеалу западного общества, который предполагает деятельность, саморазвитие, умение зарабатывать и заботиться о себе. В группе российских и польских испытуемых наблюдается противоречивый набор идентификационных характеристик: с одной стороны, есть ощущение себя как деятеля, но, с другой стороны, еще слабо развит элемент критического отношения к себе, оценки уровня собственных способностей и материального эквивалента своего труда. Сочетание этой и предыдущей серии исследования позволяет сказать, что восприятие человеком реальных социальных изменений, социокультурных и экономических условий является важным фактором трансформирования социальной идентичности. Направление изменений идентичности связано с актуализацией "базисного" и "индивидуально-личностного" компонентов. У многих людей профессионально-деловые компоненты на время отходят на второй план, что означает преобладание мотивации самозащиты по сравнению с мотивацией саморазвития. В то же время условия выживания в демократическом Результаты ведущим собой в обществе на примере роль голландской группы показывают роль деятельностных компонентов в структуре идентичности. позволяют условиях уточнить индивидуально-личностного Именно в нем компонента. Похоже, что именно этот элемент идентичности является социальной ядро нестабильности. идентичности, сосредоточены опыт, знания себя, смысловые элементы Я. Он представляет активно-личностное обеспечивающее адаптивность в условиях перемен. Сравнительное исследование показало, что определение себя в условиях кризиса идентичности – противоречивый и сложный процесс, который требует своего осмысления. В настоящий момент в идентификационных характеристиках российских испытуемых наблюдается усиление базового компонента идентичности, поскольку преобладает мотивация самозащиты. В более "западной" группе наблюдается большая доля профессиональноделовой идентичности. На основе данных, полученных в результате сравнительного сравнения идентичности, также подтверждается вывод о наличии трех основных компонентов в структуре идентичности, включающих в себя когнитивные, мотивационные и ценностно-смысловые составляющие. Когнитивными характеристиками социальной идентичности являются знание группового членства, стереотипические представления, связаны с стилевые наиболее особенности. выраженной обусловливают Мотивационные экономических характеристики условий.

мотивацией, которая актуализируется под влиянием различных социальноСмысловые характеристики направленность всей идентификационной системы, определяют ее основное значение для человека, его смысл жизни. То, что в условиях кризиса в первое время преобладает базисный компонент, а два других появляются позже и обусловливают более эффективную адаптацию, говорит о возможном иерархическом строении идентичности. Базисный компонент находится в основе иерархической структуры, профессионально-деловой – на вершине. Сложную позицию занимает индивидуально-личностный компонент. С одной стороны, он надстраивается над базисным. Это хорошо видно на примере трансформации идентичности у мигрантов. На первых стадиях адаптации у них хорошо видна зависимость рефлексивного Я от контекста семейных и других близких отношений. В то же время по мере трансформации идентичности и выхода на передний план профессионально-делового компонента снова становятся актуальными представления о нормативной стороне взаимодействия, культурных традициях, ценностях, что говорит об усилении индивидуальноличностного компонента. Видимо, в этом проявляется недизъюнктивность психических функций, а также "открытость" и подвижность выявленной нами структуры. Функциональные блоки находятся в соподчинении, но характер этой соподчиненности может меняться, хотя вероятнее всего возможности этих изменений достаточно ограничены. Выводы Проведенный анализ позволяет сказать, что в условиях кризиса идентичности, особенно в ситуации более сложной адаптации, проявляется стремление к идентификации себя со своим этносом, семьей, близкой группой друзей. Появляется тенденция отделить себя от других, через выработку определенных общих элементов самосознания, объединяющих представителей "своей" группы. Негативный образ "чужой" группы является следствием процесса дифференциации и проявлением межгруппового фаворитизма. Наличие негативных самоидентификаций у опрошенных подчеркивает сложность процесса принятия себя в новой социальной роли, а также стремление к поиску новых представлений о себе в условиях кризиса социальной идентичности, связанного как с изменениями, которые происходят в обществе (мигранты), позиции (студенты). Это так и со сменой собственной ролевой значимость трансформации исследования социальной подтверждает процесса трансформации идентификационных структур [244]. Необходимой составляющей идентичности является осознание отличия своих качеств, связанных с принадлежностью к определенному сообществу, от качеств, связанных с принадлежностью к другим сообществам. Полученные данные показывают, что под влиянием резких социальных изменений происходит понижение актуальности одних видов идентификационных характеристик и повышение значимости других. Человек стремится выжить в новых социальных условиях и поэтому определяет себя членом тех групп, где эта потребность удовлетворяется максимальным образом. Люди, которые находятся в более сложных адаптационных условиях (например, мигранты), острее чувствуют свою принадлежность к наиболее близкой группе (семья, друзья). Они больше нуждаются в поддержке со стороны друзей и близких, в опоре на нормы и принципы семейной и этнической группы. Их поведение и оценка происходящих событий соответствуют выявленной самоидентификации. Например, мигранты стараются поддерживать тесные связи со своим сообществом, помогать в продвижение "своих", оценивают события и новых людей с позиции близости своему сообществу. У них низкая идентификация себя с другими представителями местного сообщества. Более успешная самореализация в изменившейся социальной реальности связана с наличием профессионально-деловой идентичности, выраженными ролевыми и социальными позициями, позитивным отношением к себе. Все это позволяет сделать вывод о том, что в ситуации кризиса идентичности при сравнении своей и чужой группы на первый план выступают критерии, близкие к тем видам идентичности, которые мы отнесли к "базисным", а не "профессионально-деловым", что свидетельствует о роли отдельных компонентов социальной идентичности в процессе адаптации к новым социально-экономическим условиям. В условиях кризиса идентичности, особенно в ситуации более сложной адаптации, проявляется стремление к идентификации себя со своими этносом, семьей, близкой группой друзей, что отчасти соответствует данным зарубежных исследований: усиление рефлексивного Я [515], тенденция к узкой локализации идентичности [447, 468]. Эмпирически доказано, что в ситуации кризиса идентичности происходит трансформация идентификационных структур как через концентрацию на семейной, этнической или религиозной идентичности, так и через конструирование новых, более широких представлений о себе как о человеке мира, разумном существе. Это подтверждает наш вывод о том, что основные компоненты идентичности взаимосвязаны с определенными мотивационными и ценностно-смысловыми особенностями личности. В условиях кризиса происходит изменение не только структуры социальной идентичности, но и ведущей мотивации. Если преобладает мотивация защиты, то на первый план выступает базовый компонент, при выраженной мотивации развития преобладает "профессионально-деловой" компонент идентичности. Реакцией на кризис является актуализация мотивации самозащиты и усиление "базисного" функционального блока идентичности. Человек цепляется за самые надежные связи, свои корни в водовороте событий. Для продвижения вперед и выхода из кризиса ему необходимо конструирование новой идентичности, основанной на умении что-то делать. Необходима выраженность "профессионально-делового" блока идентичности, который связан с тенденциями саморазвития, восприятием общности между собой и другими, что способствует поиску направления саморазвития в новой ситуации, приданию целенаправленности идентификационной системе. В этом смысле "профессионально-деловой" функциональный блок идентичности обеспечивает развитие, движение вперед. Он связан с мотивацией саморазвития. Можно сказать, что для преодоления кризиса, продвижения вперед, использования в полной мере новых возможностей, которые возникают в ситуации резких социальных перемен, человеку необходим явно выраженный профессионально-деловой компонент идентичности, который выступает опорой адаптации и выживания. Это хорошо согласуется с данными других исследований. Как было показано в исследовании адаптации мигрантов В.В. Гриценко, хорошо адаптируются к новым социально-экономическим условиям те переселенцы, которые имеют выраженную потребность в самоактуализации [63, 64]. Автор показала, что успешному преодолению кризиса социальной идентичности мигрантам помогает идентификация со своим этносом, сохранение позитивного отношения к представителям своей социокультурной общности, а также такие стороны самоактуализации, как увлеченность профессиональным делом, относительная автономность, принятие себя и других. При этом, автор подчеркивает, что высокая степень удовлетворенности профессиональной деятельностью переселенцев тесно связана с интегративной тенденцией адаптации [64]. Все это позволяет сказать, что одним из существенных условий эффективного выхода из кризиса является "профессиональноделовая" идентичность. В социальной нестабильности и в различных социокультурных условиях проявляются все три выявленных нами функциональных блока социальной идентичности, которые включают в себя комплекс когнитивных, мотивационных и ценностных характеристик. Все вместе они позволяют реализовать основные функции социальной идентичности. В определенных социальных условиях наблюдается Под влиянием кризиса преобладание некоторых мотивов, идентичности происходит что приводит к переструктурированию структуры идентичности в целом. социальной трансформация сложившейся структуры. На первых этапах адаптации большую роль играет базисный компонент. Он определяет границу "Мы и Они", которая хоть и является очень гибкой, подвергаясь постоянным изменениям, тем не менее способствует сохранению общности. Этим самым он способствует самосохранению. "Индивидуально-личностный" блок, в структуре которого находится мотивация самоуважения, а также чувство причастности к культурным нормам и традициям, является фоновой, ее трансформация имеет качественный характер (происходит смена системы оценок, круга общения, критериев и направленности взаимодействия и т.п.). Возможно, что в общей системе идентичности этот блок выполняет функцию фильтрации, проверки надежности смысловых связей. Это необходимый компонент адаптации к изменяющимся социальным условиям, который способствует сохранению смысла, экзистенциального единства личности, прогнозирования последствий идентификации. Исследование позволяет выделить ряд признаков успешного преодоления кризиса идентичности: гармоничное сочетание в идентификационной структуре компонентов базовой, идентичности;

индивидуально-личностной выраженность позитивное стремления отношение и к к профессионально-деловой саморазвитию;

удовлетворенность собой;

представителям других этнических, профессиональных, культурных групп. Таким образом, в структуре идентичности человека наблюдаются все три функциональных блока. Это позволяет обеспечивать успешную адаптацию к изменяющимся социальным условиям. Они находятся в динамичном и более или менее уравновешенном соотношении друг с другом, но под влиянием определенной мотивации происходит актуализация того или иного компонента по отношению к другим. Функциональность блока обусловлена прежде всего когнитивными характеристиками, которые лежат в основе идентификационной структуры и в соотношении с определенными мотивами и ценностями определяют реализацию функций идентичности. Анализ изменений в структуре социальной идентичности под влиянием различных социокультурных условий подтверждают нашу гипотезу о том, что социальная идентичность образуется комплексом компонентов, в структуре которого индивидуальные представления о групповом членстве имеют специфическую связь с мотивационными и смысловыми характеристиками личности.

Глава 6. Эмпирическое исследование трансформации социальной идентичности в процессе обучения В данной главе проводится анализ изменения социальной идентичности в процессе профессионального становления будущих педагогов. На основе этого анализа выявляется роль функциональных компонентов социальной идентичности в адаптации к процессу обучения и определению своего места в профессиональном сообществе, выделяются основные этапы и факторы становления профессиональной идентичности в вузе. Проверяется гипотеза о том, что трансформация социальной идентичности у студентов находит отражение в усвоении ими новых требований общества и ценностей образования, адекватных этим требованиям. Поэтому подготовка педагогов современного уровня должна строиться с учетом задачи формирования социальной идентичности, адекватной новым социальноэкономическим условиям. 6.1. Становление социальной идентичности в студенческий период Проблема становления социальной идентичности в период студенчества является очень слабо проработанной. В последнее время на основе сочетания психолого-педагогического, социально-психологического и деятельностного подходов к исследованию процесса профессионального самоопределения наблюдается повышение интереса и к проблеме профессиональной идентичности [11, 41, 42, 80, 81, 91, 136, 137, 191, 205, 288, 299, 300]. Среди работ в этом направлении можно отметить исследование Ю.П. Поваренкова, в котором он показывает сложную динамику и соотношение социальных и индивидуальных профессиональных идеалов на протяжении пяти лет обучения в вузе. Это свидетельствует о наличии некоторых ключевых периодов в принятии себя в качестве члена университетского сообщества [205]. В психолого-педагогическом исследовании Л.В. Заниной показано, что назрела необходимость изучения идентификационных структур студентам для совершенствования подготовки специалистов высшей школы [87]. По мнению многих авторов, в студенческом возрасте уже сформированы основные идентификационные характеристики, выражающие принадлежность к полу, социальной группе, этнической группе и другим [235, 244, 202, 261]. Период, когда человек стремится занять определенное месть в жизни, в обществе, в отношениях со взрослыми, а также оценить самого себя в системе "Я именно в студенческом – общество" приходится, по мнению человек проходит первый этап исследователей, на старший подростковый возраст [261]. В то же время возрасте профессионализации [116, 134, 170, 171, 205], поэтому необходимо исследовать идентичность в этот период. Изучение социальной идентичности проводится нами в контексте задач совершенствования подготовки специалистов в высшей школе в соответствии с приоритетами образования в демократическом, гражданском обществе, которые соответствуют современным общественным условиям. Эти условия постепенно создаются в нашей стране и требуют осознания и адаптации к ним. Проблематика социальной идентичности имеет большое значение для изучения барьеров в самосознании, которые мешают людям понимать и анализировать новые реалии жизни в соответствии с ценностными приоритетами развитых демократических стран [75]. Этапы трансформации социальной идентичности выделяются нами на основе эмпирических данных, а также исследований социальной идентичности, которые были представлены в предыдущих главах. При организации исследования мы опирались на тезис ТСИ согласно, которому социальная идентичность конструируется в ходе социального сравнения [490].

В процессе сравнения человек должен решить для себя следующие задачи: определить референтную группу для сравнения и определить критерии, по которым он будет проводить сравнение. Кроме того, мы учитывали, что важнейшую роль в становлении социальной идентичности играет активная ориентировка человека в системе социальных ролей, отношений, ценностей, норм [22, 23, 244]. От характера и результата этой ориентировочной деятельности зависят отношения человека к своей и чужой группе, уровень расширения или сужения собственного группового членства, стратегии поддержания позитивного группового членства. Обучение в вузе может давать разные возможности для такой ориентировки. В нашем исследовании мы опирались также на идеи В.С. Агеева, который делает анализ идентичности с позиции теории деятельности, разработанной в школе А.Н. Леонтьева. Он считает ошибочной интерпретацию процессов, происходящих в группе, которую делают авторы ТСИ, поскольку идентификация возникает в ответ на определенную структуру межгрупповой деятельности, а не на процесс категориального деления на "своих и чужих" [7,8]. Можно развить эту мысль в том смысле, что идентификация возникает не только под влиянием реально осуществляемой деятельности в момент эксперимента, но и под влиянием восприятия сходства профессионального пространства, а также его включенности в более широкую социальную среду, без учета которой невозможно комплексное решение задач профессиональной деятельности. В таком случае косвенным показателем идентичности (а также и ее следствием) будет восприимчивость к ценностям и нормам профессионального сообщества, несмотря на географические, политические и другие барьеры.

Профессионализация педагога рассматривается нами в двух взаимосвязанных аспектах: студенческом (профессиональная подготовка) и педагогическом (профессиональная среда). Наш исследовательский интерес выражался в изучении направления трансформации социальной идентичности у студентов в переходном обществе. Студенты относятся к возрастной категории, которой несколько легче адаптироваться к требованиям новой жизни, поскольку стереотипы прошлого, еще сильно влияющие на поведение и мышление представителей среднего и старшего поколения, не имеют такой личностной выраженности у молодежи. Более того, по данным психологических исследований и социологических опросов, все больше молодежи готовы к принятию новых ценностей и образцов поведения [70, 74, 84, 100, 129]. Тем не менее переживаемый нами период времени на случайно определяется переходным, поскольку происходит смешение ценностей, стереотипов, норм и других регуляторов социального поведения. В исследовании Т.Г. Стефаненко показано, что в ситуации нестабильности меняется содержание социальных стереотипов [244]. В этом исследовании проверялась идея А. Тэшфела о более позитивном автостереотипе и негативном гетеростереотипе. На примере сопоставления данных, полученных на испытуемых России и Финляндии, автор показала, что действительно это имеет место, когда автостереотип соотносится с ситуацией социальной нестабильности (Россия), а гетеростереотип – с ситуацией социальной стабильности (Финляндия). Социальная идентичность постоянно уточняется, она конструируется под влиянием различных обстоятельств. Поэтому в рамках нашего исследования мы прослеживаем значение и роль признаков, которые человек использует в процессе конструирования идентичности и которые меняются в зависимости от особенностей социального и исторического контекста. Для этого важно знать основные идентифицирующие признаки, благодаря которым определяется принадлежность к своей группе и выделяется круг своих и чужих, а также взаимоотношения между ними. В социальной психологии исследование таких признаков проводилось преимущественно на примере формирования этнической идентичности. Так, в работах Т.Г. Стефаненко, Г.У. Солдатовой было показано, что осознание себя членом группы предполагает представления об основных психологических особенностях этой группы и о себе как носителе этих черт (данные получены на примере исследований этнической идентичности). Эти представления выступают в форме специфических образований – автостереотипов, которые формируются одновременно и находятся в тесной взаимосвязи с представлениями о других этнических общностях – гетеростереотипах [241, 244]. Они относятся к когнитивной составляющей идентичности [244]. Надо отметить, что для изучения стереотипов по отношению к разным этническим общностям существует достаточно много весьма оригинальных методик исследования, найти весьма поскольку методики, трудным здесь весьма понятен предмет задачам, тем, что исследования. Но в плане изучения каких-то других видов социальной идентичности представляется адекватные делом. Это поставленным связано с принадлежность ко многим социальным общностям не носит столь конкретного и стабильного характера, как принадлежность национальная. Например, профессиональная, семейная, гражданская идентичности, как правило, многократно меняются на протяжении жизни человека. Более того, они могут существовать во множественном виде, например, человек одновременно может являться учителем, менеджером, ученым и т.д. В исследовании связи социальной идентичности со стереотипами мы исходили из того, что роль стереотипов в развитии групповых процессов, связанных с идентификацией, в формировании группового статуса, межгрупповых различий и дискриминации имеет большое значение для понимания сущности и структуры социальной идентичности.

В последнее время наблюдается усиление интереса к этой проблеме в социальной психологии [52, 144, 145, 161, 241, 244, 333].

Предметом эмпирического исследования явились:

а) характеристики компонентов социальной идентичности у студентов педагогических вузов (когнитивные, мотивационные, ценностно-смысловые);

б) факторы и этапы становления социальной идентичности у студентов педагогического вуза;

в) взаимосвязь характеристик социальной идентичности с особенностями восприятия студентами новых ценностей образования, а также требований к педагогу в соответствии с нормами мирового образовательного пространства. Реализация задач, поставленных в данной части эмпирического исследования, проходила по следующим направлениям: а) выявление идентификационных характеристик студентов педагогических вузов;

б) изучение этапов и факторов трансформации социальной идентичности в процессе обучения;

в) анализ задач подготовки студентов с учетом ситуации кризиса социальной идентичности. В соответствии с последней задачей нас интересовал вопрос о том, могут ли характеристики социальной идентичности проявляться в специфике восприятия новых ценностей образования, а также требований к педагогу в соответствии с нормами мирового образовательного пространства. Методы исследования: Использовались методики, как уже представленные в предыдущей главе, так и новые: "Двадцать утверждений" (Kuhn, McPartland);

"Ценностные ориентации" (М. Рокич);

методика измерения мотивационной сферы личности, "Жизненные ценности" (Н.В. Клюева, В.И. Чирков);

"Must –тест" (А. Эллис);

опросник для выявления мотивации;

методика на выявление отношения к основным ценностям самоотношения" стереотипов.

А. Тест "Двадцать утверждений".

современного Пантилеев), образования;

методика "тестанализа (В.В.

Столин, С.Р.

На этом этапе проводился анализ идентификационных характеристик студентов (когнитивных, мотивационных, смысловых). В ходе пилотажного анализа выяснилось, что у многих студентов возникают проблемы при описании себя. Несмотря на динамическую социальную ситуацию, постоянно предъявляющую требования к людям в плане определения своего места в изменившейся социальной структуре, для многих студентов проблема самоидентификации остается сложной. В данной серии с использованием методики "Двадцать утверждений" было опрошено 329 студентов разных курсов Ярославского педагогического университета (опрос проводился в 2000 – 2001 гг.).

Б. Методика выявления стереотипных представлений о другой группе.

При изучении стереотипов выделяется множество их параметров, но чаще всего эмпирическому [240, исследованию 241]. Т.Г. подвергаются Стефаненко три “измерения”: эти содержание, направленность как общее измерение благоприятности и степень благоприятности рассматривает характеристики не как однопорядковые. Она считает, что главное в стереотипе – его когнитивное содержание, а направленность – это уже эмоциональная окрашенность того или иного содержания [244]. Мы опирались на тезис ТСИ, согласно которому социальная идентичность формируется в ходе социального сравнения. В процессе сравнения человек должен решить для себя следующие задачи: определить референтную группу для сравнения и определить критерии, по которым он будет проводить сравнение. В нашем исследовании в качестве группы для сравнения были выбраны студенты других стран. Проводилось сравнение тех признаков, по которым испытуемые описывают себя, студентов своей страны и других стран. Кроме того, проводилось сравнение статусных характеристик будущей профессии педагога по сравнению с другими профессиями. В качестве статусной характеристики рассматривался престиж профессии. Применяя методику, мы исходили из данных предварительного пилотажного исследования, в котором студенты (было опрошено 46 студентов) отвечали на вопрос: "Назовите своих и чужих для вас людей". Любопытно отметить, что многие ответы касались территориальной принадлежности, например, "свои – это жители Ярославля, чужие – это жители других регионов". Среди этих ответов некоторые были связаны с отношением к людям из других стран, например: "русские – свои, а вот поляки – чужие". Поскольку практической целью нашего исследования является формирование более широкой идентичности, обеспечивающей более адекватное поведение в поликультурном пространстве и принятие современных ценностей образования, мы решили уделить проблеме стереотипов и субъективного смысла восприятия зарубежных коллег большее внимание. Выявление стереотипных представлений студентов осуществлялось в несколько этапов: На первом этапе 25 студентам предлагалось ответить в свободной форме на вопросы: "Какими качествами обладают польские студенты? Какими качествами обладают голландские студенты?" Какими качествами обладают русские студенты?". Необходимо было назвать не менее 10 качеств в ответ на каждый вопрос. Ответив на вопросы, студенты должны были подумать, какие из названных качеств они считают положительными, отрицательными или нейтральными и обозначить эти качества соответственно символами плюс, минус и ноль.

В результате по каждой национальной группе выявлялись по 30 наиболее часто употребляемых слов и определялась их эмоциональная оценка путем подсчета количества плюсов, минусов и нолей. После этого производился анализ самих качеств, а также выявлялось отношение русских студентов к самим себе и коллегам из двух других стран. Затем эти качества сопоставлялись между собой в 3 группах, и на основе этого производился анализ сходства и различия восприятия себя и других. На следующем этапе экспериментатор составил полный список названных качеств и выбрал из него 10 положительных, 10 нейтральных и 10 отрицательных качеств, которые назывались наиболее часто (например, русские студенты: гостеприимные, добрые – положительные качества, неаккуратные, ленивые – отрицательные качества). Этот список, включающий в себя 30 характеристик, был предъявлен основной группе испытуемых, чтобы они выбрали из него по 10 наиболее типичных характеристик русских, польских и голландских студентов (характеристики могли дублироваться), а также оценили эти качества. В результате подсчитывалось общее количество положительных, группы, отрицательных и нейтральных качеств, проводилось сравнение позитивных и негативных ответов относительно каждой национальной устанавливалось соотношение количества позитивных ответов по отношению к своей группе. Положительным и отрицательным ответам присваивалось 2 балла, нейтральным – 1 балл. Далее подсчитывались индивидуальный и групповой коэффициенты отношения (КО). Максимальный показатель КО свидетельствует о более высокой выраженности позитивного отношения.

В. Методика на выявление отношения к основным ценностям зарубежного образования.

Студентам предлагалось оценить характеристики образования, в которых заключаются следующие смысловые компоненты: свобода, открытость, доступность образования;

достижение успеха;

поддержание основных социальных ролей;

поддержание конструктивного образа жизни;

подготовка молодежи к активной жизнедеятельности;

развитие нравственных основ общества;

укрепление национальной культуры;

развитие многонациональных сообществ;

понимание и решение глобальных проблем человечества;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.