WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ЖИРЕНКО ГАЛИНА НИКОЛАЕВНА ДИНАМИКА ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ 25.00.24 – экономическая, социальная и политическая ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ареал с высоким показателем рождаемости сокращался и включал всего три района края - Нефтекумский, Степновский и Арзгирский. В то же время росло число районов с низкой рождаемостью. Такой уровень рождаемости был характерен для каждого четвертого района, тогда как в 1980-е годы - для каждого девятого. Низкий уровень рождаемости сложился в районах северо-западной и центральной части края. Для основной части края была характерна рождаемость со средними показателями. В течение следующего этапа 1989-1992 гг. демографическая ситуация в России в целом и ее регионах существенно меняется. В начале 1990-х годов в сельской местности развития: России проявились новые характер тенденции приобрела демографического общероссийский депопуляция. С 1991 г. миграционный прирост сельского населения впервые за многие десятилетия стал положительным. Причём абсолютная величина его увеличилась втрое (1992 г.), т.е. наблюдалась инверсия миграционных потоков - как внешних, так и внутренних. В условиях резкого социальноэкономического кризиса на пространстве бывшего СССР большинство мигрантов из стран СНГ устремились в сельскую местность России (Население России, 1994, 1995). К 1990 г. «пятно» депопуляции в сельской местности охватывало лишь западные и центральные области Европейской части, внутренние миграции в основном были направлены из села в город, а внешние для России не были еще столь масштабны. В Центре Европейской России сельское население сокращалось из-за демографической депопуляции, при положительном миграционном балансе. Север Европейской части, Урал и ряд регионов Поволжья теряли население, в основном, из-за миграционного оттока на фоне демографического прироста. В Калининградской, Волгоградской и Ростовской областях и в Ставропольском крае рост обеспечивался за счет обоих компонентов (Бородина, 2002). В условиях депопуляции в целом в стране, в крае естественный прирост, в сельской местности оставался положительным, при этом вносил незначительный вклад в рост численности населения края. На этом этапе смертность в крае росла, но темпами более низкими, чем сокращение рождаемости, поэтому ареалы с высокой, средней и низкой рождаемостью претерпели не значительных изменений. Однако даже при таком характере динамики рождаемости и смертности карта естественного прироста в крае заметно изменилась. Главной особенностью данного этапа явилось значительное расширение ареала с естественной убылью за счет не только Петровского, но и группы районов северо-западной части края (Красногвардейский, Новоалександровский, Изобильненский район), а также Кочубеевского района (рис. 15). В сельской местности края резко, за короткий период времени изменилась демографическая ситуация, негативные тенденции нарастали быстрее, чем в других регионах страны. С 1989 по 1992 год показатель рождаемости сократился на 12%, смертности - вырос на 5,2%. Показатель естественного прироста сократился почти в 2 раза (приложение 5). Только 4,5% прироста численности населения обеспечивалось за счет естественного движения, тогда как в 1980-е годы этот показатель составлял более 50%. Это был самый резкий спад показателя естественного прироста за весь исследуемый период. Такая негативная динамика естественного прироста была обусловлена интенсивным ростом в противоположном направлении значений рождаемости и смертности. Конец 1980-х и начало 1990-х годов характеризуется изменением роли миграции и естественного движения в формировании сельского населения края. Естественное движение как основной источник формирования сельского населения в крае на протяжении всех предшествующих периодов XX века утратило свое значение. На данном этапе 95,5% прироста численности сельского населения обеспечивалось за счет миграции (табл. 14). При местности этом по снизилась характеру региональная дифференциация процессов. сельской за демографических Впервые изучаемый период коэффициент вариации показателя рождаемости снизился до 12,6%, что свидетельствует об однородности рождаемости в целом по территории края. 15% сельских районов имели устойчиво отрицательный естественный прирост. Это традиционно Петровский район и Грачёвский районы.

а) б) в) Основной географической особенностью естественной убыли было распространение её с северо-западной части края (в Красногвардейском, Изобильненском, Новоалександровском районах), где получила развитие естественная убыль населения, которая составляла -1‰. Рост численности населения этих районов на 100% обеспечивался миграционным приростом. Районы центральной части края, как по географическому положению, так и по показателям т.к. естественного сохраняли прироста и занимали промежуточное но всё-таки положение, хотя незначительной, положительный естественный прирост, однако в масштабах меньших, чем районы восточной части края (рис. 15). Следует отметить, что на этом этапе, в условиях естественной убыли населения в целом в крае и в сельской местности в частности, наряду с указанными сельскими районами, естественная убыль отмечалась практически во всех курортных городах КМВ (исключением оставался Железноводск), в а также в Георгиевске. В 1993 – 1999 гг. В течение этого периода, в отличие от предыдущего, начинается сокращение сельского населения в России, причём интенсивность убыли постоянно нарастала. В Ставропольском крае демографическое положение сельской местности характеризуется сменой естественного прироста на естественную убыль. Кроме того, отмечается нарастание разнородности хода демографических процессов. Главной внутрирегиональной особенностью является увеличение коэффициента вариации рождаемости. Быстро изменяющиеся показатели естественного прироста, а так же постепенное снижение миграционных потоков, позволило проследить, как изменилась территория Ставропольского края по характеру естественного прироста, а так же определить роль каждой из компонент в формировании численности населения на протяжении 1990-х годов.

Рис. а) б) в) Рис. 16. Естественное движение населения Ставропольского края в 1994 -1999 гг. (в ‰): а) рождаемость, б) смертность, в) естественный прирост 1) Территории, сохранившие естественный прирост (рис. 16) Степновский, Курский, Нефтекумский районы где - 87,5% роста численности приходилось на естественный прирост. В Курском и Степновском эта величина составила 62,3% и Курском 18,7%. В настоящее время это самые разнородные по этническому составу районы края. Например, доля чеченцев в составе населения Курского района составляет около 5% и значительно превышает среднюю величину по сельской местности края (Белозеров, 2000). Высокий естественный прирост и прибывающее из-за пределов края население постоянно способствовали росту численности трудоспособного населения. Но на современном этапе в демографической структуре произошли заметные сдвиги в сторону постарения населения. Сократилась доля детских возрастов, незначительное сокращение наметилось в трудоспособном возрасте, а также повсеместно довольно ощутимо возросла численность лиц старше трудоспособного возраста. 2) территории, растущие исключительно за счет миграции – Новоселицкий, Благодарненский – на 100%. Коэффициент миграционного прироста для этих районов был самым высоким по краю в начале периода и значительно снизился в конце. Так, в Благодарненском районе коэффициент миграционного прироста сократился в 4 раза (с 24,2‰ в 1993 г. до 6,1‰ в 1999 г.) 3) Характеризуется для всех трёх районов различными показателями, так в Арзгирском районе отрицательные показатели миграционного прироста значительно превышают положительный естественный прирост. Для Туркменского района незначительный положительный естественный прирост сочетается с отрицательным миграционным сальдо. И в Левокумском районе эти показатели имеют отрицательные значения, причём сокращение численности идёт преимущественно за счёт миграционной убыли (на 91%), а естественная убыль по масштабам почти в 10 раз меньше. Таким образом, можно сделать вывод, что естественная убыль в большей части сельских районов занимала устойчивые позиции и имела свои региональные особенности: она охватила в основном районы северозападной части края и отчасти центральные. Но в тех районах, в которых ранее отмечалась естественная убыль, депопуляционные процессы не нашли своего отражения за счёт высокого миграционного прироста, которому подвергся Ставропольский край. Новый век определил новый поворот демографических событий: интенсивность сокращения сельского населения России постоянно возрастала и к 2002 г. достигла 1% в год (Население России, 2002). На последнем этапе, который приходится на начало XXI века, отмеченные негативные черты демографических процессов усилились за счет расширения ареала с низкой рождаемостью, высокой смертностью и ареала с высокой естественной убылью населения (рис. 17). На этом этапе только в 7,7% (или в 2-х районах) сохранился положительный естественный прирост. Ареал с естественной убылью населения делился на две части: группа районов с высокой естественной убылью населения (превышающая среднекраевые показатели) – 45,8% районов края и районоы, где сложилась низкая естественная убыль (ниже среднекраевого значения) - 54,2% населения. Как видно по рисунку, незначительный положительный показатель естественного прироста был сохранен только в Курском и Нефтекумском районах. Среднекраевой уровень депопуляции населения вырос вдвое по сравнению с четвертым этапом и составил –4,7‰. Достаточно высокой оставалась смертность населения. Но она была ниже, чем в целом по России: 12,9‰ в среднем по краю по сравнению с общероссийским в 15,5‰ (приложение 4). Современный уровень рождаемости обеспечивает замену поколений только на 59,0%. За 2001 г. общая численность постоянного населения края уменьшилась на 11,6 тыс. чел. Несмотря на небольшой рост рождаемости в 2002 году по сравнению с 2001 годом (на 5,6%), демографическая ситуация в крае не претерпела изменений – продолжает нарастать процесс депопуляции населения за счет увеличения смертности.

а) б) в) Рис. 17. Естественное движение населения Ставропольского края в 2000 – 2002 гг. (в ‰): а) рождаемость, б) смертность,) естественный прирост На современном этапе с точки зрения внутрирегиональной дифференциации уровня рождаемости, сельская местность Ставрополья становится вновь менее однородной. Хотя и сегодня (2003 г.) максимальный уровень, (отмечаемый в Курском районе 13,6‰), значительно отличается от минимального (в Грачёвском районе 7,5‰), это существенно меньше размаха вариации между теми же полюсами 10 лет назад. Наиболее низкая рождаемость, как и в предыдущие периоды времени, отмечается в Грачёвском и Новоалександровском районах. Коэффициент рождаемости этих районов в 1,2 раза ниже среднекраевого показателя. Рост численности населения сохранился только в Шпаковском, Петровском районах, он обеспечивается на 100% за счет миграционного прироста. Положительный убыль в миграционный В прирост Грачёвском, не сдерживает естественную Изобильненском, Кочубеевском, Новоалександровском районах.

Андроповском, Красногвардейском районах сокращение численности идёт за счет обоих компонентов, но ведущая роль принадлежит естественной убыли, удельный вес которой превышает 80%. Преимущественно за счёт миграционного оттока сокращается население Туркменского района, где доля естественной убыли составляет 29,7%. Период роста регионального разнообразия рождаемости, отмеченного на фоне быстрого падения её уровня в первой половине 1990-х годов остался позади. Показатели коэффициента вариации для рождаемости имеют тенденцию к снижению как по краю в целом, так - еще более явно - для сельской местности. В 2000-2002 гг. относительная региональная вариация уже вернулась к значениям, характерным для начала 1980-х годов. Оценивая вышеприведённые показатели рождаемости, смертности и естественного прироста в сельской местности, следует отметить, что при всей контрастности и высокой вариативности показателей рождаемости сельские районы занимали устойчивые позиции в составе определённых групп. Происходило это независимо от того снижался или увеличивался коэффициент рождаемости и смертности. Анализ показателя рождаемости и смертности с 1965 по 2003 гг., позволил разбить все сельские районы на четыре группы районов. В первую группу (повышенным входили показателем рождаемости и пониженной Левокумский, смертностью) Нефтекумский, Арзгирский, Апанасенковский, Курский, Степновский районы. Показатель рождаемости в этой группе районов 1,5 раза превосходит таковой по сельской местности в целом. Одним из важных факторов, обуславливающих сохранение высоких показателей рождаемости в этих районах, является этническая структура населения. В большинстве из них смена этнической структуры населения проявилась в увеличении доли северокавказких народов, в частности в Курском районе – чеченцев, Левокумском – даргинцев и т.д. (Белозёров, 1998). Вторая группа (с высоким уровнем рождаемости и повышенной смертностью рождаемости населения) предопределил включает Будённовский, показатели Андроповский, коэффициента Новоселицкий районы. В районах этого типа повышенный показатель повышенные естественного прироста. прирост. Ареал районов, составляющих третью группу (с пониженным уровнем рождаемости и пониженной смертностью населения), включал почти половину всех сельских районов края: Грачёвский, Кочубеевский, Кировский, Новоалександровский, Александровский, Петровский, Красногвардейский, Изобильненский, В целом это позволяло достаточно долго (по сравнению с другими районами) поддерживать положительный естественный Благодарненский, Ипатовский Туркменский, Труновский. Коэффициент рождаемости в этих районах уже в 1980-е гг. обеспечивал замену поколений только на 85%, т.е. опустился ниже критической отметки. Поэтому в части районов именно на начало 1990-х годов естественная убыль заняла достаточно устойчивые позиции. Раньше других она нашла отражение в Петровском и Новоалександровском районах. В силу своего географического положения, а также по показателям естественного прироста на карте края они занимали промежуточное положение, а по коэффициентам рождаемости и смертности, и естественному приросту занимали промежуточное положение между районами второй и четвёртой группы Возрастная структура населения этих районов значительно деформирована. Этот процесс во второй подгруппе районов отмечался еще в 1970-е годы. Наибольшая доля лиц в возрасте старше трудоспособного характерна для Красногвардейского, Новоалександровского, Петровского районов, где удельный вес её составляет соответственно 27,3%, 27,3%, 26,4%. Четвёртая группа (с пониженным уровнем рождаемости и высоким коэффициентом смертности) сельских районов представлена в основном высокоурбанизированными территориями - Георгиевский, Предгорный, Шпаковский, Минераловодский районы. Это районы, на территории которых расположена основная часть городов краевого подчинения. Располагаясь в непосредственной близости от городов, характер демографических процессов в этих районах приобретает схожие черты с близлежащими городами (Зайончковская, 1988, 1991). Коэффициент рождаемости этой группы районов постоянно сокращался (примерно на 8% в среднем за период), пропорционально с ним увеличивалась смертность (на 10%). Одновременно с общекраевыми тенденциями с 1993 г. в этих районах отмечается естественная убыль населения. Миграции в формировании этих районов всегда играли достаточно высокую роль, и на современном этапе миграционный прирост достиг максимальных показателей. Миграция за весь исследуемый период времени не опускалась ниже отметки 64% прироста численности населения в Предгорном районе, а в Минераловодском и Шпаковском в отдельные периоды достигала 90%, что значительно превышает общекраевые значения. Тенденция постарения населения, характерная в целом для территории края, в пригородных районах развивалась более медленными темпами, чем в целом по краю. В этих районах наблюдается повышенный удельный вес населения в трудоспособном возрасте (58% и более). Это связано преимущественно миграционный с административными ориентированный мерами, на города, ограничивающими направляется в прописку в некоторых городских поселениях. Поэтому значительный поток, ближайшие сельские населенный пункты.

ГЛАВА 3. Территориальная дифференциация демографической ситуации и её прогнозирование в Ставропольском крае Территориальные группы населения в качестве объектов географии населения имеют различные этнические. аспекты место изучения: среди социальные, них занимает демографические, Важное географический анализ демографических процессов в их взаимной связи и взаимодействии с прочими социально - экономическими процессами – геодемографическое исследование (Федоров, 1984). В настоящее время значительное внимание экономико-географов, экономистов, исследований. Федерации. выделили демографов В первую ситуации уделяется очередь на геодемографическим это связано со территории аспектам сложностью Российской категорий социальную, демографической значительной Впервые четыре классификацию категорий:

геодемографических демографическую, принадлежит Н.Т.Агафонову и А.Н.Голубеву (Фёдоров, 1984). Авторы группы экономическую и расселенческую. Н..Агафоновым обоснована экономикодемографическая типология мезорайонов на основе двух групп признаков: 1) производственно-экономических, характеризующих количественное и качественное (по полу, возрасту, образованию и т.п.) соответствие трудовых ресурсов потребностям народного хозяйства районов;

2)демографических, являющихся дополнительными и играющих ведущую роль в выделении подтипов;

к их числу относятся показатели структуры и механического движения населения (Федоров, 1985). Всесторонний анализ демографических связей Ю.Л. Пивоваров предложил называть «демографическими», считая, что демография изучает региональные различия в воспроизводстве населения, его структуре и миграциях, их взаимосвязи с пространственными закономерностями и особенностями расселения (Федоров, 1984). Региональная демография рассматривает естественное и механическое движение, возрастно-половую структуру населения. Эти же показатели являются общими и для геодемографии. Кроме того, геодемография рассматривает трудовые ресурсы, социальную демографическую структуру населения, состояние здоровья его, людность поселений, т. е. частные показатели геодемографической обстановки. И трудовые ресурсы, и социально-демографическая структура вторичны по отношению к общим показателям воспроизводства населения. Они зависят от того, как складываются процессы миграции и естественного прироста, с этим же связана и возрастная структура. Поэтому такое деление понятий, относящихся к региональной демографии и геодемографии, кажется несколько натянутым (Фёдоров, 1984). Важен конечный результат анализа, рекомендации на его основе, а это возможно при использовании пространственно-временных связей, что отвечает задачам географичности исследований. Каждому демографическому пространству соответствует своя специфическая система мероприятий демографической политики. Она должна быть достаточно стабильной в основных направлениях и относительно гибкой в частностях, чтобы своевременно реагировать на меняющиеся обстоятельства. В отличие от единой для всей страны демографической политики, которая должна носить стратегический характер, на региональном уровне тактические ее направления могут различаться по очередности осуществления мер и районам охвата. При разработке мероприятий демографической политики должно быть предусмотрено создание равных возможностей воспроизводства населения в пределах разных поселений и районов. Лишь в привязке к конкретной территории можно проследить внутренние и внешние связи и факторы, влияющие на демографические процессы. Конкретность в решении вопросов демографического регулирования непременное условие его эффективности. Поэтому на каждом территориальном уровне особое значение имеет типология демографических процессов по наиболее важным признакам.

3.1. Динамика геодемографической ситуации в крае на современном этапе. Сравнительно-географическое изучение демографической ситуации на уровне страны, её разных регионов, отдельных областей, групп сельских районов проводились такими учеными как Ю.Н. Поросенков, Н.Т. Агафонов, Г.М. Федоровым, которые предлагали различные схемы группировки районов страны по типам демографической обстановки (Поросёнков, 1989, Агафонов, 1973, Федоров, 1984 Как отмечает Г. М. Федоров, типология имеет ключевое значение в исследованиях геодемографической обстановки мезо- и микрорайоннго уровней. Типология является одновременно и промежуточным этапом и одним из его конечных результатов. Таким образом, типология не только устанавливает специфику района по тем или иным показателям по сравнению с другими районами и системами другого иерархического уровня, но и позволяет вскрыть чертами взаимодействия демографической составных типологии частей являются: геодемографической обстановки (Федоров, 1985). Важнейшими существенность показателей, выступающих в качестве типологических признаков;

полнота охвата характеризуемого ими явления, наличие не только качественных, но и количественных различий между типами, внутреннее единство каждого типа. Необходимо стремиться к минимуму типологических признаков, способных обеспечить выполнение вышеперечисленных требований (Фёдоров, 1984). Типология - это создание образов, определение единиц наблюдения путем выявления признаков, определяющих их сущность. Выделение групп, признаков, определяющих «типы», не имеет таких ограничений, как логическое деление.

Полученные классы не должны быть строго раздельными и полностью охватывать содержательный спектр всех признаков, учитываемых в данном множестве. Поэтому типология, как считает М. Ягельский - это эластичный, но менее точный инструмент познания (Ягельский, 1980). Чаще всего типологии проводятся по одному какому-либо признаку, но познавательную ценность имеют только те типологии, в которых типы определяются с помощью группы признаков (Ягельский, 1980, Федоров, 1981). По числу и характеру учитываемых признаков можно выделить 2 группы типологий: 1. 2. Простые типологии, концентрирующие внимание на критериях роста или сокращения численности населения. Комплексные признаки. Для разработки детальной типологии часто используют четырехосевую систему координат, предложенную Д. Уэббом, в которой каждая единица наблюдения (например, район, город), описанная с помощью данных естественного и миграционного прироста (убыли), помещается в одну из четвертей поля (Чуднова, Кожуховская, 1970). Такая типология была проведена для городов и сельских районов Ставропольского края. При этом типы городов и районов выделялись по каждому периоду, так как иногда изменения отдельных составляющих показателей типологии за год отличаются от изменений за более длительные периоды. Поэтому к типологическим признакам мы добавили величину среднегодовых темпов роста численности населения, возрастной структуры населения. При этом принципиально важным признаком района в понимании географии является постоянство его во времени, поэтому рассмотрение продолжительность естественной убыли, значения естественного и миграционного прироста, индекс сходства типологии, охватывающие комплексы разных демографических признаков, а также социальные и культурные использованных критериев при районировании демографических явлений наталкивается на признаки логического характера, особенно в периоды повышенной изменчивости показателей, и попытки избежать их ставят под сомнение познавательное значение районирования. Принятие в качестве критериев типологии показателей, относящихся к небольшому периоду, оправдано в таких случаях, когда система является стационарной, то есть показатели данного периода, отражающют ситуацию и в остальные периоды. При анализе процессов надо пользоваться характеристиками показателей, которые относятся к более продолжительным периодам. Для выявления особенностей демографической ситуации по районам и городам и проведения демографической типологии нами выполнен анализ изменений естественного и миграционного движения населения Ставропольского края на три основные даты, выбор которых был определён следующими факторами: периодом, когда сохранялись положительные показатели естественного прироста, период наступления естественной убыли населения, современным состоянием демографических процессов. 1989 год - период устойчивых показателей естественного прироста;

1993 год – период устойчивой естественной убыли;

2002 год – современное состояние демографических процессов. Любая типология должна обеспечить возможности прогнозирования, а комплекс показателей, характеризующих тип, должен представлять собой определенное логически связанное целое. В нашем исследовании продолжительность естественной убыли выступает в качестве основного типологического признака. Характер естественного и миграционного прироста (убыли), а также индекс сходства возрастной структуры населения позволили выделить подтипы районов. Именно эти критерии позволили нам судить об усилении или ослаблении территориальных диспропорций в демографическом развитии. Более детальный анализ демографических процессов позволил выделить на территории Ставропольского края 3 типа и 9 подтипов демографической ситуации (рис.18). Первый тип - города и районы с сохраняющимися положительными показателями естественного прироста и роста численности, а так же благоприятной возрастной структурой – относительно благополучная геодемографическая ситуация;

Второй тип – города и районы с отрицательным естественным Рис. 18. Типы геодемографической ситуации на Северном Кавказе в 1989 – 2002 гг.

Рис. 2. Типы геодемографической ситуации в Ставропольском крае в 1989 – 2002 гг.

9приростом при положительном сальдо миграции показателях с относительно медленно углубляющимися негативными тенденциями – неблагополучная геодемографическая ситуация;

Третий тип - территории с наиболее выраженной отрицательной динамикой показателей естественного и механического движения населения – кризисная геодемографическая ситуация. Главной особенностью современных геодемографических процессов в крае является быстрая смена характера демографической ситуации, обусловленная резким изменением основных показателей естественного движения: рождаемости и смертности, деформации возрастной структуры населением, характера миграционных процессов и т.д. Основной региональной особенностью формирования демографической ситуации населения в крае является усиление процесса депопуляции как в целом, так и в отдельных его территориях. Типология демографической ситуации по Северному Кавказу на уровне субъектов показала, что в 1989 г. Ставрополье, как и все остальные регионы Северного Кавказа, относилось к числу благополучных (рис. 19). К 1993 г. в условиях нарастания демографических тенденций в крае сложилась неблагоприятная демографическая ситуация, и к этому времени она отмечалась в равниной части Северного Кавказа: Краснодарском крае, Ростовской области, а также в республике Адыгея. Для остальных регионов Дагестана, Ингушетии, Чечни, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной ситуация. В течение последующих 10 лет негативные тенденции в демографических процессах как в крае, так и на Северном Кавказе активно нарастали. В 2002 г. по характеру геодемографической ситуации край вошёл в число территорий с кризисной геодемографической ситуацией (рис. 19), аналогичная ситуация характерна также для Ростовской области, Краснодарского края и Адыгеи. Осетии была характерна благополучная демографическая Изменили свои позиции в составе гедемографических типов также Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Северная Осетия. В республиках сложилась неблагополучная геодемографическая ситуация. В то же время Дагестан, Чечня и Ингушетия на геодемографической карте Северного Кавказа выделяются относительно благополучными показателями. В работе подробно рассмотрена типология на 2002 год и на этом фоне исследована динамика этого процесса в 1989 г. и 1993 г. на отдельно взятые даты. Общей тенденцией динамики демографической ситуации в крае на протяжении рассматриваемого периода является углубление кризисных явлений демографических процессов, сокращение ареала с I типом (относительно благоприятной геодемографической ситуацией) и интенсивный рост на протяжении 1990-х годов ареала со II типом (неблагополучной геодемографической ситуацией), а в начале XXI века – расширением ареала III типа – кризисная геодемографическая ситуация. Пространственно-временной анализ геодемографический ситуации в крае за период 1989 – 2002 гг. показал, что в 1989 г. более чем в 95% городов и районов края отмечался I тип относительно Исключение благоприятная составляли геодемографическая ситуация.

Новоалександровский район и Минеральные Воды, где в этот период отмечается неблагополучная геодемографическая ситуация (II тип). При этом на большей части края, в частности во всех городах и в 85% сельских районов рост численности населения обеспечивался за счёт естественного прироста и положительного сальдо миграции (подтип 1.1). В остальных сельских районах - Красногвардейском, Левокумском, Курском, относящихся к подтипу 1.3 - рост численности происходит в условиях миграционной убыли, сочетающаейся с естественным приростом. К 1993 г. геодемографическая ситуация в крае резко изменяется. Первый тип геодемографической ситуации сохранился только в сельской местности и при этом только в восточных районах. Исключением среди районов был Апанасенковский район, из городов – Новопавловск. В 95% городов и 60% сельских районов ситуация была неблагополучной (тип II).Территориально этот тип геодемографической ситуации приходится на западные, центральные районы и регион КМВ. В пределах этого ареала проживало более 90% городского и более половины сельского населения края. В начале XXI века на территории края проявился третий тип кризисная гедемографическая ситуация. Этот тип стал доминирующим. Для него характерны наиболее резко выраженные критические показатели демографических процессов: самые низкие в крае показатели рождаемости, высокая смертность и максимальные показатели естественной убыли населения, отмечающиеся на протяжении длительного периода времени. На основной части этого ареала естественная убыль населения отмечается на протяжении 10 и более лет. Такой характер естественного движения населения привёл к значительной деформации возрастной структуры населения (удельный вес пенсионеров в 1,5 раза превышает долю трудоспособного населения) (рис. 19). Важной особенностью демографических процессов в городах и районах является наличие среди них районов, имеющих самую высокую естественную убыль населения. Миграционные процессы для III типа характеризуются колебаниями показателя миграционного прироста от нулевой отметки и миграционной убыли до низкого миграционного прироста, но миграция не естественную убыль населения. В состав этой категории вошли районы и города с наиболее выраженной отрицательной динамикой демографических процессов. Они характеризуются наиболее критическими демографическими показателями: самыми низкими показателями рождаемости и высокими показателями смертности, а также максимальными показателями естественной убыли, отмечающимися на протяжении длительного отрезка времени. В целом на во всех городах и районах компенсирует территории края и на Северном Кавказе этот геодемографический тип проявился впервые в 2002 году. Низкие показатели естественного прироста связаны в значительной мере с регрессивной возрастной структурой (доля населения старше трудоспособного возраста превышает 25 %). Подтип 3.1 включает города и районы, характеризующиеся низкими коэффициентами естественной убыли при сохранившемся миграционном приросте. Демографическая структура населения этих районов наименее деформирована, индекс сходства равен 1 (удельный вес пенсионеров практически равен таковому по дотрудоспособному населению), отмечается высокий удельный вес трудоспособного населения. Естественная убыль отмечается более 10 лет. В этих районах сохраняется рост численности населения за счет миграционного прироста. Подтип 3.1 отмечается в 10 районах: Минераловодском, Предгорном, Георгиевском, Шпаковском, Советском, Труновском, Кировском, Красногвардейском и в 6 городах, среди которых преобладают малые и средние: Новоалександровск, Зеленокумск, Светлоград, Железноводск, Михайловск, Невинномысск. Подтип 3.2 отличается максимальными показателями естественной убыли, сочетающейся с отрицательным сальдо миграции. В городах и районах этого подтипа зафиксировано сокращение численности населения (на 0,7% в среднем за год). Это Ставрополь, Буденновск, Благодарный, Ипатово, Нефтекумск, Георгиевск, Пятигорск, Александровский, Благодарненский, Ипатовский районы. Продолжительность естественной убыли, как и в первом случае, отмечается на протяжении 10 лет. Важной особенностью демографической ситуации является сочетание естественной и миграционной убыли населения. Подтип 3.3. характеризуется высокими показателями естественной убыли, сочетающейся с миграционным приростом, который не компенсирует естественную убыль населения. Население отличается «старой» возрастной структурой. Даже положительные показатели сальдо миграции не позволяют отнести города и районы данного типа в подтип 3.2. Во-первых, диспропорция в возрастной структуре населения за счет низкой доли лиц младше трудоспособного возраста является главной причиной выделения городов и районов в этот подтип. Во-вторых, естественная убыль отмечается более 10 лет. В этот подтип вошли города края: Ессентуки, Кисловодск, Лермонтов, Минеральные Воды, Изобильный, а также Новоалександровский, Петровский районы. Для значительной части городов и районов (почти,) (рис. 19) характерен II тип – неблагополучная геодемографическая ситуация. Основными признаками являются отрицательный естественный прирост, так и положительное, так и отрицательное сальдо миграции. Для данного типа характерна равное сбалансированная демографическая структура и населения: пенсионеров повышенный удельный вес лиц в трудоспособном возрасте (выше 60%) и соотношение дотрудоспособного населения (примерно по 20%). Административные единицы этого типа имеют менее благоприятные демографические показатели по сравнению с первым типом. В этих районах устойчиво отмечается естественная убыль населения от 2 до 7 лет, умеренные показатели естественной убыли, которые в 2 раза ниже среднекраевого уровня. Подтип 2.1 включает районы, и города с самым коротким периодом естественной убыли (до 2-х лет). Коэффициент естественной убыли здесь не превышает -2‰, что при незначительном миграционном приросте обеспечивает лишь стабилизацию численности населения. В районе достаточно благоприятное сочетание индекса сходства возрастной структуры населения (удельный вес детей превышает таковой по пенсионерам в 1,5 раза). Такое сочетание компонентов характерно только для Степновского района. В конце 1980-х годов такая демографическая ситуация отмечалась уже в Минеральных Водах и Новоалександровском районе. В начале 1990-х, в период массой миграции на территорию края, данный тип динамики не нашел отражения ни в одной из административных единиц Ставропольского края. Подтип относительно 2.2 характеризуется промежуток средней времени по продолжительности прирост, естественной убылью, короткий наблюдающейся от 3 до 5 лет. Но даже за естественный сменившийся естественной убылью, находится на уровне значительно ниже среднекраевого показателя, и обеспечивается это, в основном, за счет полиэтничного состава населения. Совокупность естественной и миграционной убыли обусловили сокращение численности населения, среднегодовые темпы которого достигают от 0,5% до 1%. Возрастная структура населения отличается повышенным удельным весом дотрудоспособных возрастов, что достигалось в основном за счет высоких показателей рождаемости. В последнее время возрастная структура районов этого типа значительно деформируется. К этой категории на современном этапе относятся Арзгирский, Туркменский районы (рис. 19). В 1993 г. уже для 62% территорий края были характерен данный тип геодемографической ситуации. При этом в 1989 году на территории края этот тип не проявлялся. Подтип 2.3. – территории, в которых естественная убыль наблюдается на протяжении от 4 до 8 лет (за исключением Буденновского района, где естественная убыль составляет 9 лет) при миграционном приросте. Возрастная структура населения отличается повышенным удельным весом дотрудоспособных возрастов, хотя в последнее время она значительно деформируется. Этот подтип геодемографической ситуации сложился в Новопавловске, а также Буденновском, Левокумском, Новоселицком, Андроповском, Апанасенковском районе. В 1989 г. данный подтип не проявлялся в крае. Тип 1. Относительно благополучная демографическая ситуация, характеризуется естественным приростом за счёт сохранения высоких показателей рождаемости, а также «молодой» возрастной структурой населения и отрицательным сальдо миграции. Естественный прирост значительно превышает миграционную убыль, обеспечивая достаточно высокий уровень прироста численности населения. Причинами относительно благополучной ситуации является сохранение показателей естественного прироста, относительно молодая демографическая структура населения, удельный вес лиц в дотрудоспособном возрасте (их в 2 раза больше, чем пенсионеров), показатели населения в трудоспособном возрасте ниже, чем в среднем по краю. Подобная ситуация была характерна в 1989 г. для всей территории Северного Кавказа и для Ставропольского края в целом (так, 90% территорий края характеризуются как благоприятные в демографическом отношении). К 1993 году такие позиции сохранились в горной части Северного Кавказа, в национальных республиках (рис. 19). В 2002 г. на территории края I тип геодемографической ситуации сохранился только в Курском и Нефтекумском районах. Подтип 1.1. проявляется на территориях, абсолютный рост численности населения которых обеспечивается за счет положительного естественного и миграционного прироста и характеризуется относительно молодой демографической населения структурой превышает населения в 1,2 раза (удельный удельный вес вес дотрудоспособного края. В 1989 г. этот тип геодемографической ситуации отмечался в 82% районов и городов Ставропольского края (рис. 19). К 1993 г. подобное сочетание компонентов динамики осталось характерным только для Ананасенковского, Туркменского, Левокумского, Нефтекумского, Курского, Степновского, Буденновского, Новоселицкого и Андроповского районов и г. Новопавловска. Подтип положительного 1.2. отличается от первого подтипа прироста и сочетанием нулевым показателя естественного пенсионеров). Выделенный подтип не проявился в 2002 г. на территории миграционным приростом. Среднегодовой темп прироста численности составил 0,1% в год. Такой характер демографической динамики на современном этапе проявляется только в Курском районе, в 1993 году отмечался и в Арзгирском районе. Подтип 1.3. характеризуется миграционной убылью и сохранением естественного прироста. К этому подтипу в настоящее время относится только Нефтекумский район. В конце 1980-х гг. аналогичный характер геодемографической ситуации отмечался в периферийных сельских районах: Красногвардейском, Курском, Левокумском. Позднее в 1993 и 2002 гг. ни в одном из перечисленных районов подобное сочетание компонентов не наблюдалось. Таким образом, демографическая ситуация в крае характеризуется сменой характера не только естественного движения населения, но и миграции. Развитие негативной тенденции, как у одного, так и у другого компонента формирования населения, обостряют геодемографическую ситуацию в крае. 3.2. Прогнозирование демографической ситуации в Ставропольском крае Демографический прогноз – научно обоснованная перспективная оценка численности и состава населения, параметров демографических процессов, целью которого является изучение современных тенденций воспроизводства населения. Как правило, выражается в виде оценки будущих численности и возрастно-половой структуры населения, которые рассчитываются исходя из предположения, что в будущем либо сохранятся неизменными тенденции рождаемости и смертности и миграции населения, либо произой дёт их некоторое изменение (Демографический понятийный словарь, 2003 ). Изменения процессов воспроизводства населения в 2002 г. позволяют сделать однозначный вывод – ситуация ухудшилась, несмотря на отдельные позитивные моменты. К позитивным изменениям можно отнести небольшое увеличение рождаемости с 9,3‰ до 9,9‰. Эта тенденция рождаемости имеет не только региональный характер, но отмечается и в России в целом (Захаров, 2005). В то же время ускорился процесс депопуляции. Текущий уровень рождаемости обеспечивает замену поколений только на 59,0%. Проведенное показало, что долгосрочное прогнозирование развитие основных будет показателей определяться естественного населения, базирующееся на статистических данных за 2002 г., демографическое края продолжением негативных тенденций. На протяжении длительного периода Ставропольский край относился к регионам страны с высоким уровнем рождаемости. В период до 2006 г. благодаря благоприятной комбинации поколений прирост трудовых ресурсов страны будет довольно значителен (2,5 млн. чел. в 2001 – 2005 гг.), что станет последней вспышкой. Продолжится дальнейший процесс старения населения. Численность лиц в возрасте 60 лет и старше увеличится на 27-28 тысяч (5,0% – 5,5%) и достигнет 21,0 – 21,5% (19,3% в 2000 г.). При этом с 2005 года начнет уменьшаться численность населения в трудоспособном возрасте – те, кто должны трудиться через 10-15 лет, уже не родились. С 2005 года по 2020 год численность лиц в этом возрасте уменьшится на 180-185 тыс. человек (на 13,0% – 13,5%) и произойдет резкое постарение трудоспособной части населения. Доля лиц в старшем рабочем возрасте увеличится до 42% (Ганеева,2001, 2002). В последующем уже никакая конъюнктурная комбинация поколений не сможет предотвратить естественную убыль трудоспособного населения Российской Федерации, которая примет буквально обвальный характер (по расчетам Центра демографии и экологии человека ИНП РАН), когда на смену поколению, вышедшему на пенсию в 2015 г., придет почти на четверть численно меньшее поколение (Население России, 2000).Влияние демографических процессов на формирование трудового потенциала проявляется с большим временным лагом, в этом их главная специфика. В трудоспособный возраст входят поколения, родившиеся 16 лет назад (Эшроков, 2000). Имеющийся в настоящий момент трудовой потенциал обусловлен, в основном, Характер демографическими естественного и тенденциями предыдущих движения десятилетий. населения миграционного предопределил следующую динамику и структуру трудового потенциала. В настоящее время в России происходит рост абсолютной численности (с 84,2 млн. чел. в 1996 г. до 86,3 млн. чел.в 2000 г.) и доли (с 57,0% в 1996 г. до 59,3% в 2000 г.) населения трудоспособного возраста. По расчётам Госкомстата все последующие годы продолжится сокращение численности населения края (к 2022 г. - на 260 – 270 тыс. чел.). Негативные демографические процессы привели к изменению возрастной структуры населения края. Нарастает процесс старения населения. Увеличивается численность лиц старше трудоспособного возраста при уменьшении численности детей и подростков, что в дальнейшем приведет к увеличению нагрузки на трудоспособное население, а нарастающая динамика смертности трудоспособного населения усугубит ситуацию. Удельный вес детей в общей численности снизится до 14,9% (18,1% в 2002 г.), что в свою очередь с 2008 г. обусловит уменьшение численности населения в трудоспособном возрасте на 225-230 тыс. человек и активизацию процесса старения. Доля лиц в молодом рабочем возрасте сократится с 61,3% до 58,5%, в старшем – увеличится с 38,7% до 41,5%. Следует отметить, что в городской местности края доля лиц пенсионного возраста несколько выше, чем в сельской (соответственно 22,1% и 21,1%) (Карабут, 2001). Такие качественные и количественные изменения в численности населения края приведут к дальнейшему ухудшению положения в социальнодемографической сфере, тем более что возраст максимального риска смертности во все большей степени будут определять «кризисные» поколения. Единственным источником прироста численности населения края, а также формирования трудовых ресурсов служит миграционный приток населения из других регионов России, стран СНГ и Балтии. Достаточно сказать, что за счет миграционного обмена с ними население края увеличилось за последнее десятилетие более чем на 140,0 тысяч человек, в том числе за последние пять лет – почти на 30 тысяч. Причем в возрастной структуре преобладают мигранты в трудоспособном возрасте – 69% общего объема миграции. По мнению Ж.А. Зайончковской, насколько уменьшится население страны, зависит целиком от миграции. Согласно прогнозу Госкомстата, к 2016 г. население Российской Федерации может сократиться на 15 млн. чел. (низкий вариант), или же на 8 млн. человек, если миграция «закроет» примерно половину естественных потерь. Даже самый высокий вариант прогноза не предусматривает роста населения страны, а ориентирован на сохранение численности на стабильном уровне, что возможно при чрезвычайно высоком приросте, который наблюдался в 1994-1995 годы (Зайончковская, 2002). Демографические процессы на Ставрополье в течение длительного периода времени отличались устойчивым миграционным приростом, на современном этапе масштабы его постоянно сокращаются. По прогнозам Госкомстата России (1997 год), эта тенденция сохранится в первом десятилетии 21 века и до 2015 года (Суммарная убыль.., 2002). По-прежнему край будет входить в число регионов с положительным сальдо миграции. Однако масштабы этого показателя будут незначительными (в 2015 году – 0.8 тыс. чел.) и по сравнению с настоящим временем сократятся более чем в 10 раз (Концепция демографического…., 2001). За этот период в России масштабы сальдо миграции тоже сократятся, но менее чем в 2 раза. При этом в 2015 г. в миграционном приросте района на долю Ставрополья будет приходиться около 7 %, вместо 20% в настоящее время. Однако результаты миграции 2002 г. свидетельствуют об ускоренных темпах сокращения сальдо миграции на территории края в сравнении с ожидаемыми. Сальдо миграции на Ставрополье в настоящее время соответствует прогнозу на период между 2010-2015 гг. (Доклад о социально-…, 2002). При долговременной естественной убыли очень важным фактором динамики численности населения становится миграция. Демографические процессы на Ставрополье, отличавшиеся в течение длительного времени устойчивым миграционным приростом, в настоящее время снизились. Сальдо миграции снизилось в 7 раз (по сравнению с 1994 г.). На 1 января 2004 года миграционный прирост в крае составил 4,8 тыс. чел. На современном этапе в крае будет наблюдаться сокращение объемов миграционного сальдо. Таким образом, главные тенденции демографического развития края в настоящее время и в обозримом будущем определяются взаимодействием таких групп факторов: деформированностью возрастной и пирамиды населения края;

демографическим кризисом сократившимся миграционным приростом. В ближайшей перспективе (до 2008 г.) тенденции к сокращению численности населения сохраняются как по городской, так и по сельской местности. Прогнозируемые тенденции в изменении численности населения обусловлены двумя факторами: изменениями в процессах естественного воспроизводства и изменениями направлений миграционных потоков. Прогноз численности населения произведен на основе предполагаемых объемов рождаемости и смертности, а также миграционных потоков. По расчетам, численность населения младше трудоспособного возраста (до 16 лет) будет снижаться и составит к 2008 году 16,5% от общей численности населения по сравнению с 19,8% в 2002 году. Предполагается, что за этот период будет наблюдаться незначительный рост численности населения старше трудоспособного возраста (с 21,7% до 20,8%). Следовательно, следует ожидать ежегодного прироста населения в трудоспособном возрасте. Так, по прогнозам Госкомстата ежегодно численность населения с 2002 г. по 2008 г. будет пополняться за счет вступления в 16-летний возраст молодежи в среднем в количестве 50,0 тыс. чел., а выходить из категории трудоспособного населения - около 27,0 тыс. чел. Однако на численность данной возрастной группы оказывает сильное влияние высокий коэффициент смертности населения в трудоспособном возрасте (особенно среди мужчин). Сформировавшиеся тенденции в области естественного движения предопределяют не только дальнейшее сокращение численности населения, а также его постарение. К 2008 году следует ожидать небольшой прирост рождаемости населения в связи с вступлением в фертильный возраст детей, родившихся после 1985 г., т.е. периода наивысших показателей уровня рождаемости, связанного с принятием мер государственной социальноэкономической помощи семьям с детьми. Общий коэффициент рождаемости увеличится до 11,5‰ в 2008 г. (с 10,2‰ в 2003 г.). Естественная убыль населения сократится до -3,2‰ (в отличие -5,1‰ в 2003 г.). Стабилизация уровня смертности в настоящий период остановит после 2000 года падение и сохранит естественный прирост населения на современном уровне до 2006 года. Это и подтверждает необходимость проведения прогноза численности населения в пределах Ставропольского края отдельно по городам и районам, потребность в прогнозе также диктуется следующими объективными обстоятельствами: • Во-первых, обобщение социально-экономической и демографической информации ведется на уровне края, а города и районы, где, собственно, происходят эти процессы и где много противоречий в формировании демографической ситуации, таких разработок не ведут. • Во-вторых, для повышения практической значимости мониторинга демографической ситуации важно оценить не только происходящие процессы, но и сформулировать ожидаемые в ближайшей перспективе результаты. Прогноз формирования населения довольно сложен, особенно в современных условиях, поскольку возможны существенные изменения в масштабе, направлениях миграций и режиме воспроизводства населения. Прогноз составляется не для того, чтобы точно предсказать, как действительно будет меняться численность населения, а для того, чтобы проанализировать, какими могут быть траектории этих изменений при различных более или менее вероятных сценариях демографического развития (Население России, 2001). Используя Марковскую модель (Соловьёв, Горелов, 2002) изменения численности краткосрочный Ставропольского населения прогноз края. с учетом сальдо данными миграции, городов для мы и провели районов явились численности Исходными населения прогноза численность населения на начало 2002 г., максимальные и минимальные показатели коэффициентов рождаемости и смертности населения за последние 3 года. Для более точного прогноза изменения численности населения к уравнению Мальтуса был приплюсован показатель миграционного прироста (убыли). Рождаемость, смертность и миграция, несмотря на общие тенденции, носят случайный характер и зависят от множества причин. Их количественные характеристики меняются из года в год, но, как правило, находятся в некоторых естественных границах, которые определяются с помощью анализа тенденций за последние годы. При этом как рождаемость, так и смертность с миграцией в текущем году не зависят от их характеристик в предыдущем. Следовательно, можно считать, что эти случайные процессы являются марковскими. Поэтому математическая модель рассматривается нами в рамках дифференциальных или конечно-разностных уравнений с коэффициентами, зависящими от марковских процессов. Обычно численность населения определяется по уравнению Мальтуса. Выберем в качестве модели конечно-разностное уравнение Мальтуса, считая, что его коэффициенты зависят от марковских процессов, добавим в него показатель миграционного прироста, одного из важнейших компонентов численности населения. Математическая модель будет иметь вид:

X n +1 = X n + Мn = 1000 K c + K p, где Кс – число смертей на 1000 чел. населения, Кр – число родившихся детей на 1000 чел., Мn – миграционный прирост. Методика решения конечноразностного уравнения с коэффициентами, зависящими от марковских коэффициентов, предполагает составление матрицы переходных вероятностей, которая характеризует распределение марковских величин Кс, Кр, Мn. Разброс этих показателей в последние годы незначителен, поэтому при построении матрицы переходных вероятностей можно ограничиться только крайними значениями характеристик Кс и Кр и считать, что система имеет только эти два крайних состояния. Возьмем в качестве крайних значений крайние показатели коэффициентов Госкомстатом России. Таким образом, рассматривается марковская цепь с двумя состояниями и стохастической матрицей переходных вероятностей 11 12, которая 21 22 меняется в зависимости от сценария развития (Соловьёв, 2004). Прогнозы, основанные на однородных цепях Маркова, в первую очередь из-за постоянства вероятностей перехода носят, в основном, краткосрочный характер. Это определяется тем, что миграция, как и другие демографические и социальные процессы, неоднородна во времени, но обладает определенной инерционностью (Ягельский,1980). Результатом проделанной работы явилась трёхвариантная схема динамики численности населения в городах и районах края (таблица 15). Три демографических сценария названы «первым», «вторым», «третьим»: 1) первый вариант - учитывающий современное состояние миграционной ситуации в крае, а также уровень рождаемости и смертности (т.е. те Кс и Кр, рассчитанных территории, в которых наблюдается миграционный прирост или убыль, и в ближайшие 5 лет будут сохраняться указанные тенденции);

2) второй: при современных уровнях рождаемости и смертности во всех городах и районах будет отмечаться миграционный прирост;

3) третий: рост численности будет обеспечиваться только за счет естественного прироста, без учёта экзогенного фактора (миграционный прирост равен нулю). Отличие этого прогноза от предлагаемых Госкомстатом в том, что он выполнен не в целом для края, а по отдельным городам и сельским районам. Соответствующие каждому варианту демографические сценарии вначале формулируются в целом для населения Ставропольского края, а затем конкретизируются по отдельным городам и районам. Это позволило оценить будущие отличия ситуации от среднекраевых прогнозов Госкомстата за последние 5 лет. Как и другие демографические прогнозы, он составлен для того, чтобы попытаться предсказать, как в действительности будет меняться численность населения, каким могут быть траектории этих изменений при различных более или менее вероятных сценариях демографического развития.

Таблица 15. Краткосрочный прогноз численности населения Ставропольского края (в период до 2008 года) первый вариант 1 2 2688,1 -44,4 1513,9 -15,7 343.9 -10 62.1 -0.4 61 -3.5 второй вариант 1 2 2688,1 -44,4 1513,9 -15,7 348.8 5 62.1 -0.4 62.5 -2 третий вариант 1 2 2668,3 -64,2 1492,2 -36,8 346.3 -7.5 61.6 -0.9 62 -2. Всего по краю Городская местность Ставрополь Буденновск Георгиевск 85.5 -2.6 85.5 -2.6 Ессентуки 26.4 -0.9 25.1 -0.4 Железноводск 108.6 -2.7 108.6 -2.7 Кисловодск 22.2 -0.5 22.2 -0.5 Лермонтов 72.1 0.5 72.1 0.5 Минеральные Воды 127.3 -3.8 127.3 -3.8 Невинномысск 119 -7.1 121.9 4.1 Пятигорск 31.6 -2 33.1 -0.5 Благодарный 38.70 -0.9 38.7 -0.9 Зеленокумск 36.7 -0.8 36.7 -0.8 Изобильный 27.2 -1.4 28.2 -0.4 Ипатово 23.3 -1.2 24.3 -0.2 Нефтекумск 27.2 -1.1 27.2 -1.1 Новоалександровск 22.6 -0.6 22.8 -0.3 Новопавловск 40.1 -0.2 40.1 -0.2 Светлоград 61.2 2.4 61.2 2.4 Михайловск 1172,5 -30,4 1178,0 -24,9 Сельская местность 48.6 -2.8 49.6 -1.8 Александровский 34.2 -1.5 35.2 -0.6 Андроповский 35.4 -1 35.7 -0.8 Апанасенковский 28.3 -1.4 29.8 0.1 Арзгирский 61.7 -3 62.3 -1.5 Благодарненский 51.6 -2.5 53.1 -1 Буденновский 84.4 -0.5 84.4 -0.5 Георгиевский 36.9 -0.5 36.9 -0.5 Грачевский 95.9 -3.3 95.9 -3.3 Изобильненский 67.8 -2.9 68.8 -1.9 Ипатовский 65.8 -1.1 65.8 -1.1 Кировский 76.5 -2.9 76.5 -2.9 Кочубеевский 39.5 -2.2 40.4 1.8 Красногвардейский 50 0.5 50.5 0 Курский 40.4 -2.2 42.1 -0.5 Левокумский 46.6 0.2 46.6 0.2 Минераловодский 66.5 -1.5 68.5 0.5 Нефтекумский Новоалександровский 62.4 -2.5 62.4 -2.5 24.5 -1.2 25.5 -0.2 Новоселицкий 80.6 -2.7 60.8 -2.7 Петровский 102.2 1.2 102.2 1.2 Предгорный 70.6 -2.0 70.6 -2 Советский 22.7 -0.7 23.4 0 Степновский 35.6 -0.7 35.6 -0.7 Труновский 27.5 -1.4 29.9 1 Туркменский 101.4 3.4 101.4 3.4 Шпаковский 1.Прогнозируемая численность населения к 2008 году (5 лет).

84.5 26.4 107.6 21.7 69.7 126.8 121.4 32.6 38.3 36.2 27.7 23.8 26.8 22.6 38.6 57.2 1175,2 49.1 35.2 35.4 29.3 62.7 52.6 82.4 35.9 95.7 68.3 64.8 76 39.9 50.2 45.1 45.1 68 61.9 25 79.7 98.2 70.1 23.2 35.1 28.5 95. -3.5 -0.9 -3.7 -1 -3 -4.3 -4.6 -1 -1.4 -1.3 -0.9 -0.7 -1.6 -0.6 -1.7 -1.6 -27,7 -2.3 -1.1 -1 -0.4 -2 -1.5 -2.4 -1.4 -3.5 -2.4 -2.1 -3.4 -1.8 0.3 -1.3 -1.3 0 -3 -0.7 -3.7 -2.8 -2.5 0.2 -1.2 0.4 -2. 2.Сокращение (рост) в тыс. чел.

Первый вариант – предполагает сохранение ситуации на прежнем уровне. Это наиболее вероятный вариант прогноза. Сохранение сложившейся ситуации предполагается и в области рождаемости, смертности и миграции, но, в принципе, не исключает повышение рождаемости, хотя и делает его маловероятным. Проведенный прогноз позволяет предположить, что при современных тенденциях в крае к 2008 году на 44,4 тыс. чел. (-1,7%) станет меньше. В городской местности за счет высокого миграционного прироста население сократится на 14,0 тыс. чел. (-1%), в то время как в сельской местности за счет отрицательного сальдо миграций убыль составит 30,4 тыс. чел (-2,6%). Рост численности населения сохранится в пригородных высокоурбанизированных районах: Шпаковском, Предгорном - а также в городах Михайловске и Железноводске (рис. 20). В остальных же районах и городах в ближайшие 5 лет будет отмечаться сокращение численности населения, максимальные значения которого будут достигнуты в городах Георгиевске, Благодарном, Нефтекумске, Новоалександровске, а также Красногвардейском и Левокумском районах, где население сократится более чем на 5%. Второй вариант. Связывается с реализацией оптимистического варианта социально-экономического развития края. Повышение уровня и качества жизни - необходимое условие снижения смертности, а рост экономической активности – миграционной подвижности внутри страны. В целом высокий вариант – это не верхняя граница оценки уровня соответствующих индикаторов, но достаточно вероятный при благоприятных условиях сценарий развития событий. Ему соответствует положительный миграционный прирост во всех административных образованиях края. При сложившихся показателях балансе рождаемости население и смертности и положительном миграционном сохранит прежние позиции. Ситуация изменится только в сельской местности, численность населения которой сократится на 24,9 тыс. чел. (-2,1%). Предполагается рост численности населения в полиэтничных слабоурбанизированных районах (за исключением Левокумского), а также в пригородных высокоурбанизированных районах центров края: Буденновска, – Шпаковском и Предгорном. Низкие Нефтекумска, полифункционального темпы сокращения численности будет характерны для промышленных Ставрополя, а также Минераловодского, Георгиевского пригородных высокоурбанизированных районов. Такой характер динамики численности населения будет отмечаться в Петровском, Грачевском, Новоселицком, Андроповском районах (рис. 20). Третий вариант демографического прогноза имеет симметричный смысл. Он сочетается и с высоким, и со средним вариантами прогноза, но исключает влияние миграции на ситуацию. Если мы исключим экзогенный фактор воздействия, а будем вести учет только за счет «собственных возможностей», то более быстрыми темпами будет сокращаться население в городской местности края - на 36,8 тыс. чел. (-2,5%). В целом по краю и в сельской местности сокращение численности населения составит 27 тыс.чел. (-2,4%), при среднекраевом сокращении численности на 64,4 тыс. чел. (-2,4%) Численность населения будет расти только в полиэтничных районах: Степновском (0,9%) и Туркменском (1,4%).Рождаемость будет полностью компенсировать смертность также в Нефтекумском и Курском районах.

а) в) Рис. 20 Краткосрочный прогноз численности населения Ставропольского края до 2008 года: а) первый, б) второй, в) третий Наиболее интенсивное сокращение численности будет отмечаться в малых городах: Новоалександровске (-6%), Лермонтове (-4,8%) и в аграрных районах: Новоалександровском (-4,8%), Петровском (-4,6%) (рис. 20). В целом для края расчет с отрицательным сальдо миграции не проводился, т. к. в крае миграционный отток отмечен не был. Но для отдельных территорий отрицательный показатель сальдо миграции обеспечит сокращение численности населения, при этом минимальным сокращение будет в Курском (-1%), Нефтекумском (-2,3%), Предгорном (2,3%) районах и г. Буденновске (-2,3%), максимальные показатели будут отмечаться в Новоалександровске (-7,6%), Лермонтове (-7,1%), Благодарном (-6,3%), Пятигорске (-6,0%). Проведенный прогноз численности населения в целом по краю мы сравнили с данными Госкомстата Ставропольского края. Общий прогноз численности населения отличается на 33 тыс.чел. Таблица 16. Предположительная численность населения Ставропольского края Средний вариант Предположительная Сокращение численности численность населения (тыс. чел.) края 2688,1 -44,4 1513,9 1172,5 Госкомстат Ставропольского края 2721,1 1534,4 1186,7 -15,7 -30,4 -14 +4 -17, Всего по краю Городская местность Сельская местность Всего по краю Городская местность Сельская местность Таким образом, проведенный прогноз позволяет сказать, что большинство из названных черт демографической ситуации оцениваются как неблагоприятные, но их истолкование в контексте современного социально экономического положения страны требует большой осторожности. Поэтому при разработке демографической политики можно принимать во внимание данные прогноза численности населения. Попытаемся дать объяснение такой ситуации: во-первых, по среднему варианту прогноза численность населения края сократится на 14 тыс. чел., т.е. на 2,3 тыс.чел. каждый год. Ежегодные демографические доклады, выпускаемые Госкомстатом Ставропольского края, отмечают, что за 2003 год численность населения края сократилась на 6 тыс. чел., в основном за счет естественной убыли. Миграционный прирост компенсировал естественные потери населения только на 11% (Естественное движение…, 2004). Число умерших в 1,5 раза превысило число родившихся. По выполненному прогнозу численность населения будет сокращаться на 7 тыс. в год при аналогичных показателях естественного и миграционного прироста. К сожалению, очевидно, что реальное развитие идет по менее благоприятному, нежели предложенный средний сценарий, варианту. Так, даже на первое полугодие 2004 г. сокращение численности составило 2 тыс. чел., что более близко к варианту прогноза, выполненному с помощью Марковской модели, нежели к тем прогнозам, которые даёт Госкомстат. Последние уже сейчас расходятся с демографической реальностью. Нет оснований надеяться и на значительную роль положительного миграционного сальдо в общей динамике численности населения. Катастрофически низкая рождаемость последнего десятилетия XX века сформировала очередную межень демографической волны, которая в начале второго десятилетия XXI века обусловит очередной спад рождаемости. По мере выхода из экономического кризиса быстрого роста ее уровня не произойдет. Показатели уровня смертности на первых порах, напротив, начнут довольно быстро снижаться, но до определенного предела. Снижение общего коэффициента смертности в предстоящее десятилетие будет происходить главным образом в связи с падением уровня преждевременной смертности лиц трудоспособных возрастов. В связи с этим была принята концепция демографического развития Российской Федерации до 2015 г. В Ставропольском крае для обеспечения единого подхода к проблеме социально-демографического развития и улучшения демографической ситуации создана краевая межведомственная комиссия по социально-демографическим вопросам, которая работает с 2000 г. Демографическая политика являются неотъемлемой частью социального, экономического и культурного развития страны, задача которого состоит в повышении уровня и качества жизни всего населения и каждого человека в отдельности. В настоящее время на первое место должны быть поставлены меры в области снижения смертности, увеличения продолжительности жизни и повышения здоровья населения края. В ближайшей перспективе (до 2008 года) тенденции к сокращению численности населения сохраняются как по городской, так и по сельской местности. Прогнозируемые тенденции в изменении численности населения обусловлены двумя факторами: изменениями в процессах естественного воспроизводства и изменениями направлений миграционных потоков. Но демографическая политика, ее проблемы никогда не относились к числу популярных в России. А проблема сегодня настолько серьезная, что демографическую политику надо рассматривать не как составную часть социально-экономической политики, а как отдельную, самостоятельную политику, как аспект системы национальной безопасности (demoscope.ru). Поэтому уже сейчас должны приниматься все меры по всем доступным направлениям, необходима положительная тенденция в решении проблем социально-демографического развития (Клупт, 2003). Отдельные исследователи определяют демографическую политику как систему мероприятий, направленных на формирование желательного для общества демографического поведения его членов. Такая задача может решаться путем совершенствования всех сфер жизнедеятельности общества, включая материальные условия. Демографическая политика не может быть, по их мнению, оторвана от социально-экономической (Кваша, 1981). Как считает Л.Л. Рыбаковский, при отношении государства к демографическим внутриполитической проблемам и как к наименее значимым точек с внешнеполитической зрения демографической катастрофы в XXI веке избежать не удастся. Но возможен и иной сценарий. В его основе должна лежать разработка концепции демографического развития страны, исходящая из ее коренных геополитических и социально-экономических интересов. Прямым следствием разработки и принятия такой концепции должно стать формирование системы мер, объединенных в рамках государственной демографической политики. Она может быть реализована по трем основным направлениям;

- Активная пронаталистская политика и повышение рождаемости до уровня, обеспечивающего простое воспроизводство населения. Это наиболее сложная часть программы демографического оздоровления России, однако страны, имеющие опыт преодоления депопуляции (например, Франция), смогли, несмотря на огромные материальные затраты, поднять рождаемость до уровня, обеспечивающего нормальное воспроизводство населения. Далеко не последнюю роль в этом сыграло то, что динамика населения как рассматривалась неотъемлемая государством и общественным мнением часть национальной безопасности и суверенитета. Нельзя не учитывать и отечественного опыта: практика введения даже таких «дешевых» с точки зрения их доли в валовом внутреннем продукте мер пронаталистской политики, как те, что использовались в СССР в 80-е годы, к их убедительно позитивному продемонстрировала готовность населения восприятию (Рыбаковский, 2002):

- Программы в области развития медицины, здравоохранения, оздоровления окружающей среды, улучшения условий труда с целью снижения смертности. - Использование миграционного потенциала стран нового зарубежья для компенсации депопуляционных потерь. Решение проблем, порождаемых депопуляцией, по любому из предлагаемых сценариев или через их сочетание, имеет аналоги в мировой практике. Россия, не решая эти проблемы, традиционно апеллирует к недостатку средств (Рыбаковский, Захарова, 1997). Поэтому назрела необходимость создания концепции, которая должна исходить из реалий современной социально-экономической и демографической ситуации в Российской Федерации. Учитывать специфику реформирования России, нужно ориентироваться на переходный период (примерно до 2015 г.), и вместе с тем на последующее устойчивое социально-экономическое инерционностью развитие страны, процессов и что обусловлено демографических долгосрочностью достижения ожидаемых результатов. Так, в 2000 г. по Указу Президента Российский Федерации № 24 от 10 января была принята Концепция демографического развития до 2015 г. Из её основных положений видно, что демографическая политика в России должна осуществляться по трем основным направлениям: в области рождаемости и семьи, в области здоровья и продолжительности жизни и в области миграции и расселения. В качестве основных целей определялись стабилизация численности населения и формирование предпосылок к его последующему росту и регулирование миграционных потоков в целях замещения естественной убыли населения (Концепция демографического развития…, 2002). С точки зрения ученых, меры государственного материального стимулирования должны быть направлены на повышение рождаемости. Многие из них высказывают мнение о нецелесообразности или принципиальной неприемлемости таких мер. Но для подавляющего большинства напротив, свойственно позитивное отношение к мерам экономического стимулирования рождаемости (Клупт, 2003). Мнения о том что, повышение смертности в 1990-е годы было обусловлено факторами как связанными, так и не связанными с проведением реформ, а миграция может стать благом для страны лишь при условии ее разумного государственного регулирования, высказывается политиками чаще, чем учеными. Ряд экспертов высказывается в пользу необходимости немедленного активного вмешательства государства в демографические процессы, другие, напротив, опасаются, что такое вмешательство принесет только вред. С точки зрения В. Переведенцева и Л. Рыбаковского, результаты демографической политики в зарубежных странах свидетельствуют о потенциальной эффективности мер, направленных на материальное стимулирование рождаемости, с точки зрения С. Захарова - об их бесполезности (Захаров, Иванова, 1997). Для решения всех этих проблем и обеспечения единого подхода к проблеме социально-демографического ситуации развития крае и улучшения демографической в Ставропольском создана краевая межведомственная комиссия по социально-демографическим вопросам, которая обеспечивает мониторинг демографических процессов в крае и определяет степень демографических угроз, разрабатывает предложения об основных направлениях демографического развития, обеспечивает координацию действий, а также контроль за реализацией мер по улучшению социально-демографической ситуации. По результатам заседаний комиссии выходят ежегодные доклады о социально-демографическом развитии Ставропольского края. Они освещают основные вопросы, обсуждаемые на заседании комиссии. Задачи демографического развития Ставропольского края во многом схожи с Концепцией демографического развития. По итогам заседания комиссии, в настоящее время на первое место должны быть поставлены меры в области снижения смертности, увеличения продолжительности ожидаемой жизни и повышения жизни здоровья должно населения стать края.

Приоритетным направлением в области укрепления здоровья и увеличения продолжительности снижение преждевременной, особенно предотвратимой смертности населения в крае путем сокращения заболеваемости, травматизма. В целях увеличения возможностей семей в рождении и содержании детей целесообразно изучать и применять опыт субъектов Российской Федерации в адресном предоставлении всех видов государственной помощи, в том числе единого социального пособия. И, конечно, незамедлительно должны быть приняты все возможные меры по изменению информационной, образовательной политики в части формирования нравственной основы для создания условий укрепления семьи, повышения рождаемости (Доклад о социально-демографическом развитии.., 2002). Это особенно важно не только потому, что может быть реализовано в пределах средств, выделяемых на образование, поддержку СМИ, но и ввиду значимости возможных результатов. Но самое главное - необходима активная позиция всех ветвей власти, общественных организаций в отстаивании интересов всего населения края, отдельных его категорий в процессе обсуждения любых законопроектов, их затрагивающих (Доклад о социально-демографическом развитии.., 2002). Результатом реализации предложений преодоление регулирование Но станет стабилизация потоков демографической процессов (Доклад о обстановки, депопуляции, демографическом специфику дальнейшего миграционных следует край углубления развитии…, 2002). также учитывать и региональную в Ставропольский является неоднородной демографическом отношении территорией. Выделенные в его пределах типы регионов, различаются по результативности демографических процессов, поэтому цели и меры реализации демографической политики для них должны различаться.

На основе проведенного исследования нами предпринята попытка сформулировать ряд наиболее вероятных положений демографической политики. Наиболее ощутимый и вместе с тем менее дорогостоящий результат можно получить при осуществлении комплекса мер, направленных на снижение смертности. Ведущими направлениями в этой области должны стать: • достижение ощутимого улучшения материального положения и условий жизни людей;

• обеспечение высокого качества, больших объемов и доступности медицинской помощи;

• повышение санитарной культуры населения. Мероприятия в области повышения рождаемости из-за высоких пороговых затрат вряд ли возможны как первоочередные. Главными направлениями в их реализации должны стать: • повышение качества жизни семей с детьми;

• обеспечение прав и социальных гарантий, предоставляемых семье, женщинам, детям и молодежи. Эффективность демографической политики будет зависеть от степени учета специфики геодемографической ситуации по отдельным типам административно-территориальных образований края. Поскольку 2 из выделенных 3 типов имеют отрицательные значения естественного прироста, а для первого типа они близки к нулевой отметке, то мероприятия демографической политики должны проводиться во всех без исключения городах и районах края.

Заключение Изучение пространственно-временных особенностей демографических процессов на Ставрополье позволяет сделать вывод о том, что современное состояние воспроизводственных процессов характеризуется постоянным углублением депопуляции, которая будет являться главным фактором демографического развития в ближайшем будущем. Долгое время на Ставрополье демографические процессы были территориально дифференцированы, на протяжении 1990-х годов они нивелировались, на современном этапе вновь дифференцируются по характеру негативных тенденций. Особенности демографических процессов в городской и сельской местности Ставропольского края позволяют отметить, что наступление естественной убыли населения в городской местности было одномоментным и пришлось на 1992 г., тогда как в сельской местности наблюдалась дифференциация: пятно естественной убыли постепенно расширяло свой ареал от северо-западных и центральных районов края, распространяясь на восточные районы. На современном этапе с точки зрения внутрирегиональной дифференциации уровня рождаемости территория Ставрополья становится более однородной. Хотя и сегодня максимальный уровень (отмечаемый в Курском районе) значительно отличается от минимального (в Кисловодске), это различие существенно меньше размаха вариации между теми же полюсами 10 лет назад. Т.о., период роста регионального разнообразия рождаемости, отмеченного на фоне быстрого падения её уровня в первой половине 1990-х гг., остался позади. Показатели коэффициента вариации для рождаемости имеют тенденцию к снижению как по краю в целом, так и (еще более явно) для сельской местности. В 2000-2002 гг. относительная региональная вариация уже вернулась к значениям, характерным для начала 1980-х годов.

Все это позволило сгруппировать города и районы Ставропольского края по характеру демографических процессов и составить типологическую карту внутрикраевых различий геодемографических процессов. Проведённая типология позволяет отметить, что в 2002 г. по характеру геодемографических процессов край вошёл в число территорий с кризисной демографической ситуацией. Более детальный анализ позволил выделить в Ставропольском крае территории 3 типов и 9 подтипов по демографической ситуации. Пространственно-временной анализ геодемографической ситуации в крае за период 1989 – 2002 гг. показал, что в 1989 г. в абсолютном большинстве городов и районов края отмечался I тип (относительно благоприятная геодемографическая ситуация), где рост численности населения обеспечивался за счёт положительного естественного прироста и сальдо миграции (подтип 1.1), а также наблюдалась миграционная убыль, сочетающаяся с естественным приростом (подтипу 1.3). К 1993 г. геодемографическая ситуация в крае резко изменяется. Первый тип геодемографической ситуации сохранился только в сельской местности (в восточных районах). В абсолютном большинстве городов и 2/5 сельских районов ситуация была неблагополучной (тип II).Территориально этот тип геодемографической ситуации приходился на западные, центральные районы и регион КМВ. В 2002 г. в крае проявился третий тип - кризисная геодемографическая ситуация, причем он стал доминирующим, распространившись на более чем 2/3 территорий. Разработанная трехвариантная схема прогноза численности населения выявила, что население края будет сокращаться по всем вариантам прогноза. И уже на данный момент очевидно, что реальное развитие идет по менее благоприятному варианту, нежели предложенный средний сценарий. В 2001 г. Правительством РФ была одобрена концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 г.

Несмотря на это, на Ставрополье нет своей региональной концепции. Поэтому демографическая политика для края в области стимулирования рождаемости, укрепления здоровья, снижения смертности и увеличения продолжительности жизни ведётся в рамках целевых федеральных программ. Хотя следует указать, что миграционной проблематике на уровне края уделяется гораздо большее внимание: разработаны программы поддержки беженцев и вынужденных переселенцев. Таким образом, система регулирования демографических процессов в Ставропольском крае при расстановке акцентов демографической политики на воспроизводственной и миграционной частях должна учитывать неоднородность территории. Эффективность демографической политики будет зависеть от степени учета специфики геодемографической ситуации по отдельным типам административно-территориальных образований края.

Библиографический список использованной литературы 1. Агафонов Н.Т., Голубев Н.А. Категории и факторы демографической обстановки (ситуации) /Народонаселение. Прикладная демография. М., 1973. 2. 3. 4. 5. Алаев Антонов Э.Б. А.И. Социально-экономическая Демографическое будущее география: России: понятийнодепопуляция терминологический словарь М.: Мысль, 1980. - 270 с. навсегда?//Социологические исследования. – 1999. - №3. – С.80-86. Антонов А.И., Медков В.М. Второй ребенок. – М.: Мысль, 1987.–299 с. Бедный М.С. Здоровье и продолжительность жизни: (Демографический аспект). – М.: Изд-во «Знание» РСФСР, 1990. – 36 с. 6. Беликов М.Ю. Северный Кавказ: Реалии социально-экономической сферы на пороге тысячелетий (географический аспект). – Краснодар, 2002. – С. 117-121. 7. Белозёров В.С., Ганеева Е.И. Миграционные процессы на Ставрополье//Проблемы расселения: история и современность. Сборник статей сер. «Россия 90-х: проблемы регионального развития», вып. 3. – С.103-107. 8. Белозеров В.С. География и динамика этнической структуры населения Северного Кавказа: Автореф. дисс. …доктора. географ. наук. наук. – М., 2000. – 45 c. 9. Белозеров В.С. Кавказские Минеральные Воды: Эволюция системы городов эколого-курортного региона. М.;

Ваш Выбор. ЦИРЗ, 1997. - 80 с. 10. Белозёров В.С. Региональные факторы миграции и структура миграционного потока на Северном Кавказе//Проблемы населения и рынков труда России и Кавказского региона. – Москва-Ставрополь: Издво СГУ, 1998. – С. 62-68. 11. Белозеров В.С. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. - 155 с. 12. Белозеров В.С., Белозерова Л.П., Турун П.П. Эволюция расселения Ставрополья и Карачаево-Черкесии. - ИГРАН, СГПИ. - Москва Ставрополь, 1993. - 171 с. 13. Белозеров В.С., Ганеева Е.И. Основные черты демографических процессов на Северном Кавказе//Вопросы географии и краеведения. – Ставрополь, 1997. – С. 34-36. 14. Белозерова Л.П. Особенности демографических процессов в национальных образованиях Северного Кавказа и их социальноэкономические последствия//Расселение, этнокультурная мозаика, геополитика и безопасность горных стран: Тезисы Международной конференции. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.- С.74-77. 15. Белозерова Л.П. Учебные миграции на Ставрополье//Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе: тезисы Международной научной конференции. – Ставрополь, 2003. – С. 32-34. 16. Бреев Б.Д. К вопросу о постарении населения и депопуляции//Социологические исследования. – 1998. - №2. – С.63-66. 17. Бруй Б., Збарская И. О современном состоянии и прогнозе смертности населения в РФ//Вопросы статистики, 1997.- №3. – С. 47-53. 18. Валентей Д.И., Кваша А.Я. Основы демографии:

- М.: Мысль, 1989.– 284 с. 19. Вендина О.И., Зайончковская Ж.А., Полян П.М. Людские ресурсы Российской Федерации. Географический анализ их пространственной структуры и динамики//Изв. РАН, сер. геогр. 1997, №3. С.59 – 62. 20. Вишневский А. Подъем смертности в 90-годы: факт или артефакт?//Мир России. – 2000. - №3 – С. 153-160. 21. Вишневский 22. Вишневский А.Г. А.Г. Демографические потенциал изменения и национализм//Социологические исследования. - №1. – С.32-44. Демографический России//Вопросы экономики, 1998, №5. – С.103-122.

23. Вишневский А.Г. Историческая эволюция России: догоняющее развитие или особый путь?//Третьи сократические чтения по географии (Старая Русса, 2-5 мая 2002 г.). Россия в современном мире: поиск новых интеллектуальных подходов: Сб. статей/ Под ред. В.А. Шупера. – М.: Компания спутник, 2002. – С. 185-208. 24. Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. – М.: ОГИ, 1998. – 432 с. 25. Возрастная пирамида населения Российской Федерации на 1 января 1996 г.//География. Еженедельное приложение к газете «Первое сентября». – 1996. - №47. 26. Волков А.Г. Семья глазами демографа. – М.: Знание, 1989. – 62 с. 27. Воспроизводство населения и демографическая политика в СССР /(В.А.Борисов, Г.П. Киселева, Ю.М. Лукашук, А.Б. Синельников): Отв.ред. Л.Л. Рыбаковский: АН СССР, Ин-т Социологических исследований. – М.: Наука, 1987. – 205 с. 28. Гаврилов Л.А. Может ли человек жить дольше?. – М.: Мысль, 1985. – 124с. 29. Ганеева Е.И. Демографическая ситуация в Ставрополье на рубеже этнокультурная мозаика, геополитика и столетий//Расселение, безопасность горных стран: Тезисы Международной конференции. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.- С.100-104. 30. Ганеева Е.И. Современные миграции миграционные и опыт ее процессы регулирования на в Ставрополье//Проблемы полиэтничном Кавказском регионе: тезисы Международной научной конференции. – Ставрополь, 2003. – С. 64-69. 31. Ганеева Е.И. Социально-демографические процессы на Ставрополье//Вопросы географии и геоэкологии: Материалы научной конференции «Университетская наука - региону» (апрель 1998). – Ставрополь, 1998. – С.27-29. 32. Глезер О. Динамика населения России в первой половине 1990-х годов и смена факторов расселения Серия:

/Проблемы 90-х:

расселения: проблемы история и современность.

«Россия регионального развития». М., 1997. Выпуск 3. - С.38-42. 33. Гордин В.Э. Чем старость себе обеспечим. - М.: Мысль, 1988. – 157с. 34. Городская и сельская семья /Редкол.: Д.И.Валентей и др. – М.: Мысль, 1987. – 24 с. 35. Грешневиков А. Российский суицид: Размышления о наступлении демографической катастрофы, в то время как стране необходим подъем национального духа//Сельская жизнь. – 1997. – 14 июня. 36. Гундаров И.А. Демографическая катастрофа в России: причины и пути преодоления / В кн. Почему вымирают русские. – М.;

С. 76-109. 37. Данилова И.А. процессы миграции населения в России за 1950 – 1991 гг. их оценка//Известия РГО. 1994. Т. 126. Вып.3. 38. Демографическая политика в современном мире: отв. ред. А.Г. Вишневский;

- М.: Наука, 1989. – 178 с. 39. Демографические исследования /АН УССР, Ин-т экономики. – Киев: Наук думка, 1970. – 20 с. 40. Демографические процессы и их закономерности: Под ред. А.Г. Волкова. – М.: Мысль, 1986. – 191 с. 41. Демографический ежегодник России: Стат. сб. /Госкомстат России. – М., 1998. – 339 с. 42. Демографический ежегодник России: Стат. сб. /Госкомстат России. – М., 2001. – 403 с. 43. Демографический кризис: механизм преодоления//Социологические исследования. – №6. – 2001. – С. 142-144. 44. Демографический энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1985.- 608 с. 45. Детность семьи: вчера, сегодня, завтра: Стат. сб. /Редкол.: Л.Л. Рыбаковский и др. – М.: Мысль, 1986. – 205 с. 46. Динамика процессов воспроизводства населения в России//www.relis.ru (информационное агентство «Славянский мир»). 47. Доклад о состоянии и мерах по улучшению социальнодемографического положения в Ставропольском крае. Министерство труда и социальной защиты населения Ставропольского края. – Ставрополь, 2001.- 31 с. 48. Доклад о состоянии и мерах по улучшению социальнодемографического положения в Ставропольском крае. – Ставрополь. – 2002. – 39 с. 49. Елизаров В.В. Демографическая ситуация и проблемы семейной политики//Социологические исследования. – 1998. - №2. – С.55-61. 50. Ермаков населения С.П. Тенденции в России убыль в и особенности современных структуры смертности условиях//Социологические уменьшилась, но не исследования – 1997. - №6. – С.66-81. 51. Естественная населения немного компенсируется миграционным приростом// www.demoscop.ru. - №105106 (17-30 марта 2003 года). 52. Естественное движение населения в Ставропольском крае в 1965 году /ЦСУ РСФСР Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1966. – 23 с. 53. Естественное движение населения в Ставропольском крае в 1967 году /ЦСУ РСФСР Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1968. – 22 с. 54. Естественное движение населения в Ставропольском крае в 1971 году /ЦСУ РСФСР Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1972. – 13 с. 55. Зайончковская Ж.А. Влияние демографических факторов на региональные особенности расселения /География населения СССР в условиях НТР. М., 1988. С.34-57. 56. Зайончковская Ж.А. Демографическая ситуация и расселение /АН СССР, Ин-т географии. – М.: Наука, 1991. – 131 с.

57. Зайончковская Ж.А. Миграции населения как индикатор социальной ситуации в постсоветском пространстве//Проблемы прогнозирования, 1997. №3. - С.119-128. 58. Зайончковская Ж.А. Прогноз миграции населения//Социологические исследования. – 1995. - №3. – С.22-27. 59. Заславская Т.И. Социальная структура российского общества//ОНС. – 1997. - №2. – С.5-24 60. Захаров С.В. Демографическая ситуация в России в конце XX в. Проблемы населения и рынков труда России и Кавказского региона. – Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. С.20-23. 61. Захаров С.В. Население и демогеография//СССР-СНГ-Россия: география населения и социальная география. 1985-1996. Аналитикобиблиографический обзор /П.М.Полян, О.И. Вендина и др. - М., «Эдиториал УРСС», 2001. – С.227-238. 62. Захаров 63. Захарова С. 46-53. 64. Захарова О.Д. Демографические процессы в Российской Федерации и странах нового зарубежья//Социологические исследования. – 1997. - №7. – С.60-70. 65. Захарова О.Д. Демографический кризис в России: уроки истории, проблемы и перспективы//Социологические исследования. – №9. – 1995. – С.99-109. 66. Збарская И., Зарыпова Р. Демографические изменения в структуре сельского населения//Экономика сельского хозяйства России. – 1997. №2. – С.39. 67. Иванова А.Е. Проблемы оценки психического здоровья россиян//Социологические исследования. – 1997. - №7. – С.81-83. С.В., Иванова Е.И. Рождаемость Л.Л. и брачность в России//Социологические исследования. – 1997. - №7. – С.70-81. О.Д., Рыбаковский Геополитические аспекты депопуляции в России//Социологические исследования. - №6. – 1997. – 68. Иванова 69. Изменение Е.И., Михеева А.Р.

Внебрачное материнство в России//Социологические исследования. – 1999. - №6. – С.72-77. основных социально-демографических характеристик населения Ставропольского края за 1989 – 1999 гг./Стат. Сб. – Ставрополь, 2000. – 68 с. 70. Ионцев 72. 71. Итоги естественного движения населения в Ставропольском крае за 1959 год /ЦСУ СССР, Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1960. - 30 с. 72. Итоги естественного движения населения в Ставропольском крае за 1960 год /ЦСУ СССР, Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1961. - 26 с. 73. Итоги естественного движения населения в Ставропольском крае за 1961 год /ЦСУ СССР, Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1962. - 35 с. 74. Каламанов В.А. Я искренне убежден, что переселенцы – не обуза, а благо для России//Известия. – 1999. – 25 мая. – С.5. 75. Калашников В. Демография в России на стыке тысячелетий//Молодая гвардия. - №3. – 2001. – С. 214-249. 76. Карабут А.П. Прогнозируемые демографические тенденции и их социальные последствия на Ставрополье//Расселение, этнокультурная мозаика, 151. 77. Катульский Е.Д., Меликьян Г.Г., Злоказов И.А. Демографическая ситуация в России накануне XXI века//Социологические исследования. – №6. – 1997. – С. 37-45. 78. Кваша А.Я. Депопуляция и демографические волны//Вестник геополитика и безопасность горных стран: Тезисы Международной конференции. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.- С.147В.А. Международная миграция населения: Россия и современный мир//Социологические исследования. – 1998. - №6. – С.60 статистики. - 1992. - №111. – С. 65-73. 79. Клуп М.А. Экономические измерения демографической динамики /Ленинградский финансово-экономический институт им.Н.А. Вознесенского. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. – 126 с. 80. Ковалев С.А. Сельское расселение (географическое исследование). - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1963. – 570 с. 81. Коваленко О.Ю. Формирование сети поселений Северного Кавказа: Автореф. дисс. …канд. географ. наук. - М. 2001. – 24 с. 82. Колесников С.В. Демографическая ситуация и уровень жизни населения: основные тенденции последних лет /В кн. Почему вымирают русские. – М.;

С. 56-75. 83. Концепция демографического развития РФ на период до 2015 года//Российская газета. – 2001. – 16 октября. – С. 6. 84. Корчагин В.П. Индикаторы экономико-демографического развития населения//Социологические исследования – 1996. - №9. – С.42-54. 85. Краткая социально-демографическая характеристика населения РСФСР: (по данным переписи населения 1989 года) /Госкомстат России. – М.:РИИЦ, 1992, И.4. – 1992. – 458 с. 86. Лаппо Г.М. Рассказы о городах. – 2-е изд., доп. – М.: Мысль, 1976. – 219 с. 87. Лисицин Ю, Харченко В. Демографическая ситуация в России: состояние и перспективы//Вопросы статистики. - 1997. - №3. - С.12-14. 88. Лухманов Д.Н. Локальные особенности динамики сельского населения в районах старого освоения//Известия АН СССР, Сер. географ. - 1990, N2.- C. 82-91. 89. Материнство и детство в Российской Федерации в 1992 году. Статистический сборник/ Госкомстат России. – М.: РИЦ, 1993. – 264 с. 90. Методология демографического прогноза/АН СССР, научн. совет «Социально-экономические проблемы населения», Ит-т экономики и прогнозирования научн-тех. прогресса;

Отв.ред. А.Г. Волков. – М.:

Наука, 1988 – 222 с. 91. Методы исследования /Редкол.: Л.Л. Рыбаковский и др. - М.: Мысль, 1986. – 184 с. 92. Моделирование демографического перехода. – М.: МГУ, 1984. – 74с. 93. Мукомель В.И. Демографические последствия этнических и региональных конфликтов в СН //Социологические исследования. – 1999. - №6. – С.66-72. 94. Мы и наши планы: (Проблемы демографии: Сборник /Редкол.: Д.И. Валентей и др.). - М.: Мысль, 1986. – 284 с. 95. Народонаселение. Энциклопедический словарь. - М., 1994. – 640 с. 96. Народонаселение: прошлое, настоящее, будущее /(Н.В. Зверева, В.М. Медков, Д.К.Шелестова и др). – М.: Мысль, 1987. – 253 с. 97. Население и трудовые ресурсы Северного Кавказа: монография /Отв.ред. Г.С. Гужин. – Ростов-на-Дону: Изд-во ун-та, 1987. – 240 с. 98. Население России 1994. Второй ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 1994.- 165 с. 99. Население России 1995. Третий ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 1996.- 112 с. 100. Население России 1996. Четвертый ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 1997.166 с. 101. Население России 1997. Пятый ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 1998.144 с. 102. Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 2000.176 с. 103. Население России 2000. Восьмой ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 2001.176 с.

104. Население России 2001. Девятый ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 2002.216 с. 105. Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад /Под ред. А.Г. Вишневского.- М.: Книжный дом «Университет», 2004.224 с. 106. Население России за 100 лет (1987-1997): Стат. сб. /Госкомстат России. – М., 1998. – 222 с. 107. Население СССР за 70 лет /(Л.П. Рыбаковский, Ж.А. Зайончковская, А.Г. Вишневский и др.) отв.ред. Л.П. Рыбаковский, АН СССР, Ин-т Социологии. – М.: Наука, 1988. – 212 с. 108. Население Ставропольского края (Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г.) /Ставропольское краевое управление статистики. – Ставрополь СКУС, 1990. – 110 с. 109. Население Ставропольского края в сравнении с населением СССР, РСФСР и Северо-Кавказского экономического района /Ст. сб. по материалам переписи населения 1970 г. – Ставрополь, 1974. – 65 с. 110. Национальный состав населения края и типология семей (Итоги Всесоюзной переписи населения 1989г.) /Ставропольское краевое управление статистики. – Ставрополь: СКУС, 1990. – 110 с. 111. Невинная И. Жизнь и смерть – без ярких прогнозов: (О демографической ситуации в стране)//Российская газета. – 1999. – 11 сентября. 112. О естественном движении населения в Ставропольском крае за 1958 год ЦСУ СССР, Статистическое управление Ставропольского края. Ставрополь, 1959. 23 с. 113. Обухов О.В. Демографические факторы и политика//Социальногуманитарные знания. - №4. – 2001. – С. 303-310. 114. Общие коэффициенты рождаемости, смертности, естественного прироста населения России (по данным Госкомстата РФ) (Статистика с 1940-1996гг.)// Экономическая газета. – 1999. - №9. – С.8.

115. Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. – М., 2003. – 48 с. 116. Основные социально-демографические характеристики населения Ставропольского края в 1990 – 1995 гг. Статистический сборник /Госкомстат. – Ставрополь, 1996. – 57 с. 117. Панков Б. Демографическая катастрофа на селе: миф или реальность//Экономика сельского хозяйства России. -1994. - №1. – С.13. 118. Переведенцев В. Наше демографическое будущее//Человек и труд. – №5. – 2001. – С. 62-65. 119. Переведенцев В.И. Послевоенная динамика населения СССР и России //Политические исследования. – 1995. - №2. – С.24-33. 120. Петрюк И.И, Фомин В.А. Демографические проблемы молодежи//Экономика сельского хозяйства России. – 1997. - №2. – С.39. 121. Плющ И.В. География смертности в России.. – Автореф. дисс. …канд. географ. наук. - С.Пб., 1998. - 18 с. 122. Поросёнков Ю.В. Размещение населения СССР: социально-экономикогеографическое исследование. - Воронеж, 1989. – 168 с. 123. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2016 года (статистический бюллетень) /Государственный комитет Российской Федерации по статистике. - М.;

2000.- 149 с. 124. Распределение постоянного населения территорий Ставропольского края по возрасту и полу на 1 января 2002 года /Госкомстат. – Ставрополь, 2002. – 20 с. 125. Регионы России: Стат. сб: В 2 т. Т.2./Госкомстат России. – М., 1999. – 861 с. 126. Регионы России: Стат. Сборник. В 2 т. Т. 1 /Госкомстат России. – М., 2000. – 604 с. 127. Регионы России: Статистический сборник. – М., 2002. Т.2. – 806 с. 128. Регионы России: Статистический сборник. – М., 2003. Т.1. – 894 с. 129. Регионы России:Стат. сб: В 2 т. Т.2. /Госкомстат России.– М., 2000.– 879 с. 130. Римашевская – С.55-66. 131. Римашевская Н.М. Социально-экономические и демографические проблемы современной России//Вестник Российской Академии Наук. – 2004. - № 3. - С.209-218. 132. Романюк А.И. Демографическое будущее развитых обществ: между детерминизмом и свободой выбора//Социологические исследования. – 1999. - №3. – С.70-79. 133. Российский статистический ежегодник 2002: Стат. сб./Госкомстат России. – М., 2002. – 690 с. 134. Российский статистический ежегодник 2003: Стат. сб./Госкомстат России. – М., 2003. – 705 с. 135. Рыбаковский Л.Л. Депопуляция – угроза выживанию /В кн. Почему вымирают русские? – М.: С. 14-35. 136. Рыбаковский Л.Л. Концепция демографической политики: (Методологические вопросы). – М.: Эконинформ, 2002. – 28 с. 137. Рыбаковский Л.Л. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его влияние на демографическую динамику. М.: ИСПИ РАН, 1996. С.37-38. 138. Рыбаковский Л.Л., Захарова О.Д. Демографическая ситуация в России: геополитические аспекты. – Центр демографии ИСПИ РАН. – М.: 1997. – 30 с. 139. Рязанцев С.В. Влияние миграции на демографическую ситуацию // вопросы географии и геоэкологи: материалы научной конференции «Университетская наука - региону» (апрель 1998) – Ставрополь, 1998. – С.34-36. 140. Рязанцев С.В. Влияние миграции на демографическую ситуацию в Ставропольском крае в новых геополитических условиях // Вопросы географии и геоэкологии. Материалы научной конференции И.М. Социальные последствия экономических трансформаций в России//Социологические исследования. – 1997. - №6.

«Университетская наука - региону». - Ставрополь, 1998. - С. 34-36. 141. Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе//Социологические исследования. - №1. – 2002. – С. 77-86. 142. Рязанцев С.В. Миграционная ситуация в Ставропольском крае в новых геополитических условиях. – Ставрополь, 1999. – 107 с. 143. Рязанцев С.В. Современный демографический и миграционный портрет Северного Кавказа. – Ставрополь: Сервисшкола, 2003. – 376 с. 144. Рязанцев С.В. Социально-экономические и демографические последствия чеченского конфликта на Северном Кавказе//Расселение, этнокультурная мозаика, геополитика и безопасность горных стран: Тезисы Международной конференции. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.С.236-239. 145. Село стареет и тяжело болеет: (О демографической ситуации на селе)//Сельская жизнь. – 1999. – 12 октября. 146. Сергеева К.П. Влияние миграций на рынок труда в Дагестане//Проблемы расселения и рынков труда России и Кавказского региона: Материалы Международной научной конференции 1998 г. Москва-Ставрополь, 1998.- С. 82-85. 147. Система знаний о народонаселении /(Д.И. Валентей, Н.В. Зверева, В.М. Медков и др.) /Под.ред. Д.И.Валентея. – М.: Высшая школа,1991. – 255 с. 148. Соловьев И.А. Миграционные процессы в сельских районах Ставропольского края//Современные проблемы миграции в России. – Материалы общероссийской научной конференции (11-13 ноября 2003г.). – М., 2003. - С.145-147. 149. Соловьёв И.А. Региональные особенности современных миграционных процессов на Северном Кавказе: Автореф. дисс. …канд. географ. наук. Ставрополь, 2004. – 23 с. 150. Состояние в браке и рождаемость в России: (по данным микропереписи населения 1994 г.): Стат. сб. /Госкомстат России. – М., 1995. – 383 с.

151. Социально-демографическое развитие Ставропольского края (1993-1997 г.г.). Аналитическая записка. – Ставрополь 1998. – 18 с. 152. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2002: Стат. сб. /Госкомстат России. – М., 2002. – 453 с. 153. Топилин А.В. СНГ: Демографический потенциал, миграция и рынок труда. – М.: «Экон-информ», 2002. – 294 с. 154. Турун П.П. Влияние демографических процессов на сельское расселение Ставропольского края//Вопросы географии и геоэкологии, материалы научной конференции «Университетская наука - региону». - Ставрополь, 1998. - С. 15-17. 155. Турун П.П. Маятниковая миграция населения сельской местности Ставропольского края//Проблемы населения и рынков труда России и Кавказского региона. – Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. – С. 139142. 156. Турун П.П. Миграция населения в сельской местности Ставропольского края//Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе: тезисы международной научной конференции. Ставрополь, 2003. - С. 262-264. 157. Турун П.П. Опорный каркас расселения Ставропольского края//Проблемы расселения: история и современность. Сборник статей сер. «Россия 90-х: проблемы регионального развития», вып. 3. – С.110113. 158. Турун П.П. Эволюция и функционирование сельского расселения Ставропольского края: Автореф. дисс. …канд. географ. наук. – М., 1995. – 16 с. 159. Урланис Б.Ц. Избранное /Под. ред. Л.Л. Рыбаковского, В.А. Борисова. – М.: Мысль,1985. – 255 с. 160. Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. – М.: Наука, 1974. – 335 с. 161. Федоров Г.М. Научные основы концепции геодемографической обстановки /Калининградский государственный университет. – Л.: Издво ЛГУ, 1991 – 177 с. 162. Федоров Г.Н. Геодемографическая обстановка /Под.ред. Н.Т. Агафонова. – Л.: Наука, 1984 - 112 с. 163. Федоров Г.Н. Геодемографическая типология /Под.ред. Н.Т. Агафонова. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1985 - 152 с. 164. Формирование демографической политики в современной России: социологический анализ//www.descop.ru 165. Хорев Б.С. Городские поселения СССР (Проблемы роста и их изучение). Очерки географии расселения /М.;

«Мысль», 1986. – 256 с. 166. Хорев Б.С. Городские поселения СССР (Проблемы роста и их изучение). Очерки географии расселения. – М.;

Мысль, 1968. – 256 с. 167. Хорев Б.С. Мировой урбанизм на переломе /Б.С. Хорев, В.А. Безденежных, Н.В. Быкова. – М.: Изд-во МГУ, 1992. – 366 с. 168. Хорев Б.С., Чапек В.Н. Проблемы изучения миграции населения (Стат.географические очерки). – М.;

Мысль, 1978. – 254 с. 169. Численность и размещение населения: Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. Том 1. – Москва. – 2004. – 876 с.. 170. Численность, размещение и возрастно-половой состав населения по Ставропольскому краю: Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года /Территориальный орган по Ставропольскому краю;

том 1. - 2004г. – 142 с. 171. Численность, состав и движение населения в Российской Федерации: Статистический сборник. - М., 1992. - 479 с. 172. Численность, состав и движение населения Ставропольского края (по данным всесоюзных переписей населения и текущего учета). – Ставрополь. 1991. – 100 с. 173. Чуднова 174. Эшроков В.И., В.М. Кожуховская Влияние Н.Ф. Население Саянского ТПК на (формирование и расселение). – Новосибирск;

Наука, 1979. - 120 с. социально-демографических условий формирование рынка труда Ставропольского края//Вопросы географии и краеведения: материалы научной конференции «Университетская наука региону» (апрель 1997). – Ставрополь, 1997. – С.39-41. 175. Эшроков В.М. Особенности трансформации рынка труда Северного Кавказа//Расселение, этнокультурная мозаика, геополитика и безопасность горных стран: Тезисы Международной конференции. – Ставрополь: Из-во СГУ, 2001.- С.295-299. 176. Эшроков В.М. Региональные сдвиги в занятости населения Ставропольского края при переходе к рынку: Автореф. дисс. …канд. географ. наук. - М. 2000. – 25 с. 177. Юг России на рубеже III тысячелетия: территория, ресурсы, проблемы, приоритеты /Под ред. А.Г. Дружинина, Ю.С. Колесникова. – Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 2000. – 294 с. 178. Ягельский М. География населения. – М.: Прогресс, 1980. – 383 с.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.