WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

ФГУЗ СтавНИПЧИ Роспотребнадзора

На правах рукописи

ЕФРЕМЕНКО Дмитрий Витальевич Совершенствование экспрессных методов индикации микобактерий туберкулеза 03.00.23 – биотехнология 03.00.07 - микробиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Научный консультант: доктор биологических наук, И.В. Жарникова Научный консультант: доктор медицинских наук, Д.А. Будыка Ставрополь – 2005 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. Анализ эпидемиологической обстановки по туберкулёзу и современного состояния экспресс-диагностики его возбудителя (обзор литературы) 1.1. Эпидемиологическая обстановка по туберкулезу в России. 1.2. Анализ современного состояния конструирования диагностических препаратов и индикации возбудителя туберкулеза. 1.3. Носители иммобилизованных систем твёрдофазного иммуноанализа СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГЛАВА 2. Материалы и методы 2.1. Штаммы микроорганизмов, взятые в работу 2.2. Питательные среды, условия культивирования микроорганизмов 2.3. Объекты исследования 2.4. Получение антигенных комплексов микроорганизмов 2.5. Лабораторные животные, использованные в экспериментах 2.6. Методы иммунизации животных 2.7. Методы контроля антигенов и сывороток 2.8. Выделение иммуноглобулинов 2.9. Получение и контроль иммунофлуоресцирующих конъюгатов 2.10. Получение и контроль липосом 2.11. Получение и контроль иммуноферментных конъюгатов 2.12. Физико-химические методы 2.13. Иммунохимические методы анализа 2.14. Лиофилизация биологического материала 48 48 48 54 54 54 55 55 55 56 56 56 56 57 57 22 39 14 14 2.15. Характеристика реагентов, используемых для получения магноиммуносорбентов 2.16. Методы математической и статистической обработки материалов ГЛАВА 3. Получение высокоактивного специфического биологического сырья (антигенов и антител) для конструирования диагностических препаратов 3.1. Получение антигенных комплексов микобактерий туберкулёза 3.2. Получение специфической туберкулёзной сыворотки ГЛАВА 4. Получение иммуноферментных препаратов для экспресс-диагностики туберкулёза 4.1. Получение иммунопероксидазного конъюгата 4.2. Получение конъюгата ГЛАВА 5. Получение туберкулёзных суспензионных диагностикумов 5.1. Биотехнология изготовления латексного диагностикума 5.2. Разработка биотехнологии получения алюмосиликатного диагностикума ГЛАВА 6. Конструирование магнитоуправляемых иммуносорбентов для экспресс-диагностики микобактерий туберкулёза 6.1. Разработка метода селективного концентрирования возбудителя туберкулёза на магноиммуносорбенте с последующей постановкой иммуноферментного анализа. 6.2. Разработка метода селективного концентрирования возбудителя туберкулёза на магноиммуносорбенте с последующей постановкой количественного иммунофлуоресцентного анализа ГЛАВА 7. Изучение диагностической ценности разработанных диагностикумов и тест-систем для выявления антигена липосом и липосомально-иммунопероксидазного 58 59 59 64 76 81 91 возбудителя туберкулеза ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫВОДЫ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПРИЛОЖЕНИЯ 118 128 148 149 ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ, УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ, СИМВОЛОВ, ЕДИНИЦ И ТЕРМИНОВ Аг АТ г БСА ИФА КББ КИФА КМИС к.р.с. ЛПС мг МИБП мин МИС м.к. мкг мкл мкм мл МС МТБ нм НТМ НРИФ ООИ ПААГ ПАФ - антиген - антитело - грамм -бычий сывороточный альбумин - иммуноферментный анализ - карбонат-бикарбонатный буфер - количественный иммунофлуоресцентный анализ - композиционные магноиммуносорбенты – крупный рогатый скот - липополисахарид - миллиграмм - медицинские иммунобиологические препараты - минута - магноиммуносорбент – микробные клетки - микрограмм - микролитр - микрометр - миллилитр - магносорбент - микобактерии туберкулёза - нанометр - нетуберкулёзные микобактерии - непрямая реакция иммунофлуоресценции - особо опасные инфекции - полиакриламидный гель - полный адъювант Фрейнда ПЦР ПЭГ РА РАЛ РИА РИД РИФ рН РНГА РТПГА РСА сек - полимеразная цепная реакция - полиэтиленгликоль - реакция агглютинации - реакция агглютинации латекса - радиоиммунологический анализ - реакция иммунодиффузии - реакция иммунофлуоресценции - отрицательный логарифм концентрации водородных ионов - реакция непрямой гемагглютинации - реакция торможения пассивной гемагглютинации - реакция суспензионной агглютинации - секунда институт СтавНИПЧИ - Ставропольский научно-иследовательский противочумный сут - сутки - градус Цельсия - туберкулёз - твердофазный иммуноферментный метод - тысяча - флуоресцеинизотиоцианат - фосфатно-солевой буфер - час - этилендиамин-N,N,N,N-тетрауксусной кислоты динатриевая соль С ТБ ТИФМ тыс. ФИТЦ ФСБ ч ЭДТА ВВЕДЕНИЕ АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ Анализ сложившейся эпидемиологической ситуации показывает, что заболеваемость туберкулёзом в нашей стране носит характер эпидемии (Онищенко Г.Г., 2002;

Пунга В.В., Капков Л.П., 1999). По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) в промежутке времени с 2000 по 2020 гг. туберкулёзом в мире заболеют около 200 млн. человек, умрут около 35 млн. человек, будут инфицированы приблизительно 1 млрд. человек (WHO Fact Sheet, 2000). В связи с этим, одной из важных задач мировой медицины является разработка надёжных (активных и специфических), простых в использовании и дешёвых средств для быстрого выявления возбудителя в исследуемом материале. В нашей стране при диагностике туберкулёза большое внимание уделяется культуральным методам, за рубежом – микроскопии мазка. Но оба эти метода имеют существенные недостатки. Культивирование с момента посева составляет три месяца, причём положительных результатов- 0,5-14 % (Клименко М.Т. с соавт, 1985;

Клименко М.Т. с соавт., 1987;

Литвинов В.И., 1996). При микроскопии мазка (флуоресцентной) наблюдается до 14 % положительных результатов (Канюк А.Н., 1995). Таким образом, данные методы не могут претендовать на роль основных в лабораторной диагностике туберкулёза. Известны способы диагностики туберкулёза с помощью эритроцитарных диагностикумов (Архангельский Н.И. с соавт., 1985), реакции агрегатагглютинации (Хоменко А.Г. с соавт,1992), реакции агглютинации латекса, масс-спектроскопии (Маякова Т.И. с соавт., 1995), но данные методы трудоёмки и малоактивны. Существуют препараты для ПЦР-диагностики, но они отличаются значительной дороговизной и сложностью исполнения и поэтому распространения ещё не получили. В связи с этим, актуальным является разработка диагностических препаратов и методов исследований, обла дающих высокой специфической активностью, экспрессностью и информативностью.

ЦЕЛЬ И ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ Цель исследования:

совершенствование биотехнологий иммунобиологических препаратов для экспресс-диагностики микобактерий туберкулёза.

Основные задачи исследования:

- отработать методические подходы по извлечению полноценных антигенных комплексов из микробных биомасс возбудителя туберкулёза и получить высокоактивные иммунные туберкулёзные сыворотки;

- разработать магнитные сорбенты с фиксированными на их поверхности антигенами гетерологичных штаммов для удаления из туберкулёзных иммунных сывороток неспецифических антител;

- отработать биотехнологию изготовления высокочувствительных и стабильных туберкулёзных липосомально-иммунопероксидазных конъюгатов;

- разработать эффективные способы получения суспензионных диагностикумов на основе полиакролеиновой (латексной) и алюмосиликатной матриц для реакций агглютинации;

- отработать биотехнологию аффинных сорбентов с магнитными свойствами для диагностики туберкулёза в экспрессных методах (иммуноферментном анализе - ИФА, количественном иммунофлуоресцентном анализе - КИФА);

- определить диагностическую ценность применения разработанных иммунобиологических препаратов на экспериментальном и клиническом материале.

Научная новизна работы.

Полученные в результате исследований данные представляют интерес с точки зрения поиска путей извлечения полноценных специфических водорастворимых антигенных комплексов из микобактерий туберкулёза.

Разработан и применён аффинный магносорбент при проведении иммуносорбции гетерологичных антител из иммунных туберкулёзных сывороток, позволяющий получать специфичный препарат с сохранением его первоначальной активности, ускорять и упрощать процесс сорбции. Впервые осуществлена научно-методическая разработка биотехнологии производства липосомальных туберкулёзных иммуноферментных конъюгатов, обладающих высокой чувствительностью и стабильностью. Разработаны приёмы по предварительному селективному концентрированию микобактерий туберкулёза и их антигенов на магноиммуносорбентах (МИС) с последующим проведением экспрессных методов (ИФА, КИФА), позволяющие исследовать объекты внешней среды, материал от больных людей или животных, в том числе и сильно загрязненные, неограниченного объёма пробы с низкой концентрацией микобактерий с чувствительностью, в 1000 и более раз превышающей общепринятые экспрессные методы. Приоритетность ряда выполненных исследований подтверждена 2 патентами РФ на изобретения: № 2192265 «Способ получения комплекса фосфолипидов» (2002 г.) и № 2195296 «Способ получения ганглиозидов» (2002 г.).

Теоретическая и практическая значимость работы. Основная теоретическая значимость проделанной работы заключается в определении научно-методических аспектов разработки иммунобиологических препаратов для экспресс-диагностики микобактерий туберкулёза, которые учитывают характерные особенности антигенной структуры микобактерий, свойства матриц биотической (липиды) и абиотической (органокремнезёмы, латексы) природы, методы конъюгации лигандов и маркёров, определяя направления последовательных стадий и операций биотехнологии производства диагностических туберкулёзных препаратов. Разработаны научно-методические приёмы по получению полноценного антигенного материала из бакмасс микобактерий, высокоактивных им мунных сывороток, удалению из них перекрёстно реагирующих антител с помощью магнитных сорбентов. Оптимизация параметров иммобилизации антител обеспечила конструирование высокоактивных и специфических диагностических препаратов (иммуноферментных, суспензионных латексных и алюмосиликатных для реакции агглютинации, магноиммуносорбентных). Разработанные методические подходы по ковалентной фиксации на поверхности мембраны липосом ферментов и иммуноглобулинов позволили повысить стабильность и увеличить срок годности диагностической системы без потери активности с сохранением каталитических свойств. Cконструированные туберкулёзные магноиммуносорбенты в сочетании с экспрессными методами диагностики повышают их чувствительность до 50-100 микробных клеток в пробе, одновременно сокращая время проведения анализа до 1-1,5 часов за счёт селективного концентрирования на своей поверхности микобактерий, ускорения манипуляций и исключения ряда этапов в ходе анализов. Результаты проведённых исследований по сочетанным методам магноиммуносорбции с экспрессными анализами и использование липосомальных препаратов дополняют новыми научными данными сведения о возможности использования иммобилизованных систем, способствующих стабильности, увеличению чувствительности методов и проведению эффективной детекции микобактерий туберкулёза. Материалы научных разработок легли в основу двух методических рекомендаций: «Иммобилизация в липосомы веществ различной химической природы. Стерилизация и стабилизация липосом», утвержденных Главным Государственным санитарным врачом России Г.Г. Онищенко 06.04.2000 г., и «Применение магноиммуносорбентов для выявления микобактерий туберкулёза», утверждённых директором СтавНИПЧИ (протокол Учёного Совета СтавНИПЧИ №3 от 3.03.2005 г.).

На Федеральном уровне утверждены зам. главного санитарного врача РФ Е.Н. Беляевым технические условия (ТУ) 9154-00-01897080-2004 на фосфолипиды для получения липосом (письмо № 12 ФЦ/ 2514 А от 19. 08. 2004 г.). На учрежденческом уровне утверждены два регламента: на липосомальную основу для получения диагностических, лекарственных и косметических препаратов (протокол Учёного Совета СтавНИПЧИ № 4 от 20.04.2004 г.) и на тест-систему липосомально - иммунопероксидазную магноиммуносорбентную для выявления антигена туберкулёза иммуноферментным методом, утверждённую директором СтавНИПЧИ (протокол Учёного Совета СтавНИПЧИ № 3 от 3.03.2005 г.). Материалы диссертации используются в лекциях и практических занятиях на курсах первичной специализации врачей по особо опасным инфекциям при СтавНИПЧИ по экспресс-диагностике туберкулёза и применению магноиммуносорбентных препаратов в мониторинге микобактерий.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Научно-методические подходы к получению высококачественного биологического сырья (антигенов и антител) для производства диагностических туберкулёзных препаратов. Получены водорастворимые антигены микобактерий, содержащие полный набор антигенных комплексов с высокой активностью (1:32-1:64 в реакции иммунодиффузии (РИД). Подобрана производственная схема для получения иммунных сывороток с высокими титрами антител, основанная на оптимальной комбинации комплекса специфических антигенов и иммуномодуляторов. 2. Методические приёмы конструирования и применения аффинных сорбентов с магнитными свойствами при проведении иммуносорбции неспецифических антител из иммунных туберкулёзных сывороток. Разработанные сорбенты с иммобилизованными гетерологичными антигенами и метод сорбции позволили за один этап получить не только высокоспецифичную сыворотку, но и сохранить её первоначальную серологическую активность.

3. Научно-методические основы изготовления липосомально - иммунопероксидазного конъюгата для выявления антигена туберкулёза иммуноферментным методом. Иммобилизованные на мембране липосом фермент и туберкулёзные иммуноглобулины повышают свою стабильность, что приводит к увеличению срока годности диагностической системы. 4. Биотехнология производства суспензионных латексных и алюмосиликатных диагностикумов, обеспечивающая высокую эффективность обнаружения микобактерий туберкулёза в экспериментальных и клинических условиях. Разработанные препараты по чувствительности аналогичны традиционным методам, но превосходят их по простоте изготовления и экспрессности (постановка и учёт результатов реакции с алюмосиликатным диагностикумом 1 - 3 мин). 5. Научно-методические основы биотехнологии изготовления твёрдофазных микрогранулированных аффинных магноиммуносорбентов для избирательного концентрирования микобактерий и их использования в экспрессных методах (ИФА, КИФА). Разработанные препараты позволяют повысить чувствительность более чем в 1000 раз при увеличении вероятности выявления микобактерий за счёт селективного концентрирования антигена на антителе, находящемся на твёрдой матрице.

Апробация работы.

Основные результаты диссертационной работы были представлены на Всероссийской научно-практической конференции «Медицинская микробиология XXI века» (Саратов, 28-30 сентября 2004);

1-й Всероссийской конференции «Медицинские иммунобиологические препараты для профилактики, диагностики и лечения актуальных инфекций» (Москва, 10-11 октября, 2004);

региональном обществе эпидемиологов, микробиологов и паразитологов (Ставрополь, 17 февраля 2005);

научно-практической конференции «Актуальные вопросы эпид.надзора за природно-очаговыми и особо опасными инфекциями в регионе Северного Кавказа» (Ставрополь, 14 – 16 апреля 2005), на VI Межгосударственной научно-практической конференции государств-участников СНГ «Санитарная охрана территорий государств участников содружества независимых государств: проблемы биологической безопасности и противодействия биотерроризму в современных условиях» (Волгоград, 2005).

Публикации.

Основное содержание диссертации отражено в 10 опубликованных научных работах (2 патента на изобретение, 1 депонированная работа и 7 трудов в научных сборниках).

Структура и объём работы.

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, 6 глав собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка использованной литературы и приложений. Она изложена на 178 страницах, содержит 18 таблиц и 19 рисунков. Список литературы включает 178 отечественных и 99 зарубежных литературных источников.

ГЛАВА 1. Анализ эпидемиологической обстановки по туберкулёзу и современного состояния экспресс-диагностики его возбудителя (обзор литературы) 1.1. Эпидемиологическая обстановка по туберкулезу в России. Правительство РФ утвердило Перечень социально значимых и опасных для окружающих заболеваний. К первой группе отнесён туберкулёз наряду с такими заболеваниями как гепатит В, С, СПИД и некоторые другие (Алексеев П., 2004). В целях законодательного регулирования мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями в 2001 г. принят Федеральный закон «О предупреждении распространения туберкулёза в РФ». Эпидемиологическая обстановка по туберкулёзу остаётся напряжённой. Туберкулёз – одна из главных причин высокой заболеваемости, хронизации и смертности, особенно в развивающихся странах (Петрухина М.И., Русакова Е.В., Ющенко Г.В., 2003;

Murray C.J.L, Styblo K, Rouillon A.,1990;

Sudre P, Ten Dam H.G, Kochi A.,1992). В соответствии с данными ООН, 1/3 населения инфицирована МТБ (микобактериями туберкулёза), каждый год выявляется 8 млн. случаев активного туберкулёзного (ТБ) процесса, ведущего к смертности 3 млн. человек (Dolin PJ, Raviglione MC, Kochi A.,1994). В России в 2004 г. зарегистрировано около 102,9 тыс. больных с установленным впервые активным туберкулёзом. Показатель заболеваемости – 71,7 на 100 тыс. населения. По сравнению с 2003 г. отмечается рост заболеваемости на 3,3 % (Ильин И.А., 2005). Туберкулёз человека вызывается чаще всего МТБ (более 90 % случаев туберкулёзной инфекции). Род Mycobacterium включает более 50 видов и подвидов микобактерий – патогенных (M. bovis, M. avium, M. kansasii (фотохромогенные), М. intracellulare (нефотохромогенные) и некоторые другие), условно патогенных и сапрофитов, широко распространенных в природе. Не менее 25 из них играют важную роль в патологии человека, являясь возбудителями туберкулёза, микобактериозов (нетуберкулёзных кислотоустойчивых микобактерий), проказы (Борисов Л.Б., 2002). Кроме этого известны кислотоустойчивые сапрофиты, не вызывающие заболевания человека. К нетуберкулёзным микобактериям (НТМ) относится и язва Бурули (ЯБ), вызываемая M. ulcerans. До сих пор как эпидемиология ЯБ изучена недостаточно, так и резервуары и способы передачи данного заболевания. В природе свободно живущие фагоцитирующие простейшие играют важную роль как возможные естественные хозяева и резервуары для микобактерий, включая M. ulcerans, что необходимо также учитывать. В 1999 впервые заподозрили водяное насекомое (Hemiptera) как пассивный резервуар возбудителя ЯБ. Эта находка позволила предполагать возможную роль насекомых в передаче НТМ от животных к человеку (Portaels F., 2003). Географические и климатические изменения могут оказывать влияние на эпидемиологию НТМ. F.Portaels (2003) продемонстрировал положительную связь между ПЦР(+) образцами из окружающей среды и частотой ЯБ на соответствующей территории. Пространственно-временные исследования окружающей среды важны и могут иметь ценность при выявлении возбудителя ЯБ и НТМ у человека и животных. Микроскопически они неотличимы от Mуcobacterium tuberculosis. Патогенность туберкулёзных микобактерий связана с прямым или иммунологически опосредованным повреждающим действием липидов. Их действие выражается в развитии специфических гранулём и поражении тканей. Для вирулентных штаммов характерно наличие так называемого кордфактора- гликолипида, состоящего из трегалозы и димиколата. Он разрушает митохондрии клеток инфицированного организма, тем самым нарушая функцию дыхания. Патогенные для людей возбудители могут вызывать местные и генерализованные туберкулёзоподобные процессы. Частота выделения и этиологическое значение указанных микобактерий зависит от их распространенности и состояния антиинфекционной защиты макроорганизма. Среди клинических форм могут быть: лёгочные поражения, инфицирование ран, поражение кожи, подкожной клетчатки, лимфатических узлов, костей, суста вов, почек, а также системные инфекции (Воробьёв А.А., Кривошеин Ю.С., Широбоков В.П., 2003). Весьма сходными с микобактериями туберкулёза по морфологии и антигенному составу являются микроорганизмы рода Nocardia. Различные виды нокардий обладают разной степенью патогенности для человека и животных. Больные нокардиозом незаразны для окружающих. В России описаны единичные случаи заболевания. В основном нокардиоз регистрируется в странах тропического и субтропического поясов (Коротяев А.И., Бабичев С.А., 2002). Палочки BCG, используемые в качестве вакцины при туберкулёзе, имеют сходные свойства с M. bovis, исключая их низкую патогенность (Dankner WM, Davis C.E.,2000;

Ashford D.A., Whitney E, Raghunathan P. et al., 2001). У возбудителей микобактериозов возможны перекрёстные серологические реакции с микобактериями туберкулёза. Так, у M. кansasii и M. tuberculosis имеются общие антигены, а у инфицированных M. кansasii отмечают положительную реакцию Манту. Схожесть клинической картины и лечения при проявлении микобактериальных инфекций подразумевает, что многие лаборатории их не идентифицируют в полной мере (Gangadharam P.R.J., Droubi A.J., 1981;

O`Reilly LM, Daborn C.J.,1995). Тем не менее, очень важно идентифицировать возбудителей для дальнейших эпидемиологических исследований по выявлению резервуаров и правильному лечению больных. До 1978 г. в России отмечалось снижение заболеваемости туберкулёзом за счёт улучшений социальных условий и внедрения комплекса лечебнопрофилактических мероприятий. Последующие годы (до 1991) характеризовались дальнейшим снижением заболеваемости до порога эпидемического благополучия, определённого ВОЗ - 30 случаев на 100 тыс. населения. Особенно быстро показатели снижались среди детей и подростков. Начиная с 1992 г., эпидемическая ситуация по туберкулёзу резко ухудшилась во всём мире, наблюдается рост заболеваемости как среди взрослых, так и среди детей (Журавлёв М.В., Арсенина Л.В., Виноградова И.Л. с соавт.,2002;

Русако ва Е.В., Иваненко Г.П., Иванова И.Н. с соавт., 2002). В период с 1997 по 1999 гг. в России заболеваемость, вызываемая МТБ, возросла. В 2000 г. этот показатель увеличился по сравнению с уровнем 1991 г. в 2,7 раза (Шешуков П.Ф., Готовский Ю.В., 2002) и лишь в 2000-2002 гг. стабилизировался на высоком уровне. В последние годы резко возрос показатель инфицированности детей, который в 2000 г. составил 2,5 %, тогда как при благополучной ситуации он не превышал 0,1-0,3 % (Онищенко Г.Г., 2003). Наблюдаемое в настоящее время в РФ прогрессирование заболеваемости туберкулёзом связано с очевидным снижением уровня жизни человека и сопутствующим дисбалансом в питании;

многочисленными стрессами и наплывом беженцев из других республик бывшего СССР (их заболеваемость туберкулёзом достигает 700 случаев на 100 000 населения), особенно чеченских беженцев (Jakubowiak W., Komourzaeyev B., Dara M. et. al. 2003);

увеличением количества эмигрантов (A. G. Miranda, 2003);

ростом алкоголизма и наркомании;

неудовлетворительным условием содержания заключённых (хотя, несмотря на напряженную эпидситуацию в местах лишения свободы, мероприятия, направленные на предупреждение и раннюю детекцию ТБ, включающие туберкулинодиагностику, флюорографию 2 раза в год, химиотерапию, позволили уменьшить случаи выявления ТБ среди юношей в 6,5 раз (Rakisheva A., Erkenova G., Kassenova L., 2003);

скученностью населения в следственных изоляторах, лагерях беженцев;

увеличением числа лиц “без определённого места жительства”;

прекращением в 90 –х годах предоставления больным с открытой формой туберкулёза изолированной жилой площади (заболеваемость контактных в очаге достигает 700 на 100 000 населения);

недостаточным количеством современных препаратов для больных;

низкой материально- технической базой многих противотуберкулёзных учреждений (Онищенко Г.Г., 2003). С другой стороны, усиливается “активность” возбудителя, обусловленная, очевидно, вытеснением естественных конкурентов в результате применения антимикробных средств.

Во всех странах ежегодно регистрируют 8-10 млн. случаев инфицирования. Не меньшее значение имеет увеличение количества лиц с хроническими заболеваниями, сопровождающимися нарушениями иммунитета (Покровский В.И., Позднеева О.И. М.,1998). Эпидемический процесс при туберкулёзе характеризуется наличием двух форм – антропонозной и зоонозной. В первом случае источником инфекции служит человек, заболевание вызывается Mycobacterium tuberculosis, во втором случае – животные (крупный рогатый скот), птицы, заболевания которых вызываются Mycobacterium bovis и Mycobacterium avium. В отличие от других зоонозных инфекций, при туберкулёзе человек не является эпидемическим тупиком, от него возможно дальнейшее распространение инфекции антропонозным путём (Коротченко С.И., 1999;

Фролова Ф.Н., Кулаков И.М., Зайнутдинова Н.Г., Фатыхова Р.Х., 2002). Особенностью при туберкулёзе является убиквитарное распространение и широкая циркуляция возбудителя среди населения, многообразие механизмов, путей и факторов передачи: при антропонозном - ведущий аспирационный механизм с воздушнокапельным и воздушно-пылевым путями передачи, возможен и контактный механизм с контактно-бытовым путём передачи;

при зоонозном туберкулёзе преобладают алиментарный и контактно-бытовой пути заражения. Эпидемиологический процесс при туберкулёзе характеризуется высокой заболеваемостью у определённых групп населения, особенно среди лиц с вторичными иммунодефицитами, в том числе ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, в закрытых коллективах детей и взрослых. Повышается уровень заболеваемости среди медицинских работников, особенно противотуберкулёзных учреждений, среди работников неблагополучных по туберкулёзу животноводческих и птицеводческих хозяйств, среди лиц, имеющих профессиональные вредности (шахтёры, работники предприятий с повышенным пылеобразованием и др.).

Зависимость заболевания туберкулёзом от социальных факторов обусловлена усилением миграции с территорий, неблагополучных по туберкулёзу, снижением уровня жизни и ухудшением питания населения (в основном неработающей части населения), демографическими сдвигами в сторону старения населения (Покровский В.И., Позднеев О.И. М.,1998;

Белиловский Е.М., Борисов С.Е., Дергачёв А.В. с соавт., 2003). Для возбудителя туберкулёза характерны относительно быстрое формирование лекарственной устойчивости, появление лекарственно-зависимых форм, способность к трансформации в L-формы, фильтрующиеся и оскольчатые формы, персистирующие внутри макрофагов, а также некультивируемые формы с возможностью реверсии всех этих образований микобактерий в исходное состояние. Клинические проявления туберкулёза имеют ряд особенностей, заключающихся в множественной локализации патологического процесса (лёгочные и внелёгочные формы) с преимущественным поражением дыхательной системы (до 90 % и более), невозможности определения точных сроков инкубационного периода (минимальным сроком инкубации считается 2 нед. до появления в лёгких специфических Т-лимфоцитов). Установить же максимальный срок инкубации при инфекции, развивающейся медленно и клинические признаки при которой возникают постепенно, достаточно сложно. Для туберкулёза характерны хронический характер инфекционного процесса при отсутствии ранней диагностики и лечения, преобладание клинически выраженных форм у подростков и лиц молодого возраста, первичное инфицирование преимущественно в детском возрасте, трудность раннего выявления заболевания у людей всех возрастов из-за полиморфности клинической симптоматики, отсутствия настороженности медицинских работников, а также нарушения регулярности профилактических осмотров. В патогенезе туберкулёза возможны эндогенный и экзогенный механизмы развития инфекционного процесса. Экзогенный механизм проявляется чаще у взрослых при повторном инфицировании (суперинфекции), как правило, лекарственно-устойчивыми микобактериями. При эндогенном механизме развитие туберкулёза происходит в результате реактивации (реверсии) изменённых форм микобактерий, сохранившихся в остаточных очагах первичной туберкулёзной инфекции. Активация туберкулёзного процесса может происходить в разные сроки, иногда через длительное время от момента первичного заражения. Восприимчивость человека к туберкулёзу всеобщая, хотя и неабсолютная. Из контактировавших с бациллярными больными инфицируются в течение года 40-50 чел., из которых заболевают 20-40 %. При этом отмечается неодинаковая восприимчивость к данной инфекции в разных возрастных группах: низкая- у детей 1-2 лет, 10-11 лет и у взрослых 30-50 лет (зрелый возраст);

высокая- у детей раннего возраста, в препубертатный и пубертатный периоды (12-16 лет), у лиц молодого возраста и пожилых людей. Формирование противотуберкулёзного иммунитета происходит, как правило, на фоне инфицирования («нестерильный иммунитет») (Петрухина М.И., Русакова Е.В., Ющенко Г.В., 2003). В структуре клинических форм туберкулёза стало больше пациентов, страдающих распространенными, запущенными и осложнёнными формами, а также больных, выделяющих лекарственно-устойчивые микобактерии туберкулёза, снизилась также эффективность лечения больных туберкулёзом (Шевченко Ю.Л. Приказ МЗ РФ № 109 от 21.03.2003). Появление остро прогрессирующих форм туберкулёза способствует высокому уровню инфицирования туберкулёзом детского населения и увеличению числа заболевших детей, отмечаемому с 1990 г. (1989 г. – 7,4 на 100000 детского населения, 1990 г. - 7,8;

1997 г. - 14,7;

2001 г. - 18,6). Особую тревогу вызывают постоянно сохраняющиеся в течение ряда лет высокие показатели заболеваемости детей туберкулёзом в Чеченской, Ингушской, Северо-Осетинской республиках, а также в республиках Алтай, Дагестан, Тыва и Бурятия. Показатель заболеваемости туберкулёзом детского населения свидетельствует о сохранении неблагополучной общей эпидемической ситуации по туберкулёзу в стране. При этом структура впервые выявленного туберкулёза у детей подтверждает в целом удовлетворительное качество работы общей лечебной и противотуберкулёзной служб по активному выявлению и профилактике заболевания. Несмотря на ухудшение общей эпидемиологической ситуации в стране, структура фтизиопедиатрической службы была сохранена в прежнем объёме в большинстве регионов России. Охват специфической вакцинацией БЦЖ детей ежегодно составляет до 95 %, туберкулинодиагностикой-85 %. Доля впервые выявленных профилактическими методами больных детей составляет более 70 %. Эти подходы обеспечивают диагностику форм заболеваний, требующих проведения коротких курсов химиотерапии, позволяющих достичь быстрого излечения без остаточных изменений. При росте уровня общей заболеваемости детей в России в течение 10 лет встречаются единичные случаи фиброзно-кавернозного туберкулёза. Из 4712 заболевших детей 4003 ребёнка имели поражения органов дыхания. Уменьшается число случаев туберкулёзного менингита, его доля в структуре заболеваемости туберкулёзом составила 0,9 % в 2001 г. Показатель смертности детей от туберкулёза в России колеблется в последние два десятилетия от 0,6 до 0,11 % на 100 000 детей. Наиболее высока смертность у детей первых 2 лет жизни, она в 10 раз превышает общий показатель (Аксёнова В.А., 2003). С 1996 г. наблюдался умеренный рост туберкулёза среди больных ВИЧ-инфекцией. Диагностировали эту сочетанную патологию главным образом на ранних стадиях ВИЧ – инфекции более чем в 50 % случаев в противотуберкулёзных учреждениях. В настоящее время ситуация начала изменяться. Это связано с тем, что у заразившихся ВИЧ 5 лет назад уже начинают развиваться поздние стадии ВИЧ - инфекции и, соответственно, иммуноде фицит. Если проецировать такое развитие ситуации и дальше, то к 2007 г. число больных ВИЧ-инфекцией и туберкулёзом составит более 30 тыс. (Фролова О.П., 2003). Государственная система мониторинга туберкулёза действует в России с 1997 г. на основе приказа Минздрава России № 193 от 13.07.97. Базы данных и программное обеспечение, установленные в более чем 40 административных территориях РФ, обеспечивают в настоящее время эффективный эпидемиологический мониторинг и контроль деятельности фтизиатрической службы (Белиловский Е.М., 2003). В настоящее время НИИ туберкулёза и фтизиопульмонологии сотрудничает с зарубежными учреждениями по прикладным и фундаментальным исследованиям, по изучению механизмов возникновения лекарственной устойчивости и путей распространения туберкулёза, разработке методов ускоренного определения чувствительности МТБ к химиопрепаратам, иммуногенетике туберкулёза с целью изучения молекулярно-генетических механизмов резистентности макроорганизма туберкулёзной инфекции (Ерохин В.В.,2003). В связи со своеобразием эпидемиологии, клиники и диагностики туберкулёза, эпидемиологический надзор должен осуществляться с учётом его особенностей (Петрухина М.И., Русакова Е.В., Ющенко Г.В., 2003). ВОЗ принимает участие во внедрении программы по контролю над туберкулезом на территории РФ с 1994 г. Сегодня 27 субъектов РФ используют рекомендации ВОЗ (Kluge H., Jakubowiak W., Pashkevich D. et.al., 2003). 1.2. Анализ современного состояния конструирования диагностических препаратов и индикации возбудителя туберкулеза. На приоритетном месте медицинской биотехнологии стоят вопросы разработки и совершенствования технологий изготовления биопрепаратов с целью повышения их активности, чувствительности, специфичности, экспрессности при диагностике туберкулёза у больных людей и выявлении возбудителя в объектах внешней среды. Для конструирования высокоактивных диагностических препаратов необходимо получить качественный антигенный и антительный материал. При изолировании антигенного материала микобактерий, представляющего собой сложные комплексы, содержащие протеины, полисахариды, липиды, фосфатиды, необходимо более полное извлечение интересующих специфических компонентов с сохранением их биологических и антигенных свойств. Для перевода антигенов в растворимое состояние применяют экстракцию трихлоруксусной кислотой, солевыми растворами, фенолом, эфиром, хлороформом, ацетоном и т.д. Получаемые при этом экстракты имеют различные физико-химические, иммунохимические свойства и спектр антигенов. При анализе литературных данных по методам выделения антигенных комплексов из микробных клеток привлекли внимание сообщения Н.А.Бельской с соавт. (1972), В.И.Вейнблата с соавт. (1972), в которых показано, что наиболее сложным макромолекулярным составом обладали водно-солевые экстракты. Многими исследователями для извлечения антигенных компонентов из микробной клетки использовались различные методы её разрушения: физический, химический, механический и др. Эффективными методами разрушения микробной клетки является ультразвуковая и механическая дезинтеграция (Фихте Б.А., 1972;

Афанасьев Е.Н., 1986), так как под их воздействием наступает, прежде всего, разрушение структуры клеток микробов, а изменения химических веществ, находящихся в них, происходят гораздо медленнее, что обеспечивает возможность получения различных нативных антигенных комплексов (Благовещенский В.А.с соавт., 1961). Специфичность иммунологических реакций находится в прямой зависимости от активности и специфичности антитела, используемого для приготовления диагностического препарата (Скачек Д.В., 1984;

Алексеев В.В. с со авт. 1987). Для получения сывороток описаны различные схемы иммунизации животных (Шаханина К.Л., 1977;

Чибисова В.А., 1975;

Тюменцева И.С. с соавт., 1994 г;

Rowe D.S., 1970;

Lachman P.J., 1970 и др.). Антисыворотки, приготовляемые к различным антигенам, испытывают на активность и специфичность методами кольцепреципитации, электрофореза и иммуноэлектрофореза, преципитацией в агаре по Оухтерлони, реакциями агглютинации (РА), непрямой гемагглютинации (РНГА), иммуноферментного анализа (ИФА) и т.д.. При наличии перекрестных реакций антисыворотки истощают (Шаханина К.Л., 1981;

Смирнов В.В., 1980;

Кузовлева А.А., Шаханина К.Л., 1982;

Beuntner E.H. et al., 1970;

Ansari A.A. et al.,1981). Лучшие результаты получают при удалении нежелательных антител нерастворимыми иммуносорбентами. Применяют иммуносорбенты, полученные путем присоединения специфического антигена к носителю (целлюлозе, агарозе, сефарозе и др.), либо "сшивкой" специфического антигена. Такие иммуносорбенты обладают прочной ковалентной связью антигена с матрицей и получаются при взаимодействии реакционноспособных функциональных групп биополимеров со специально подобранными бифункциональными соединениями. Попытки истощения сывороток при использовании в качестве адсорбентов микробных клеток, широко применяемых в сывороточном производстве (Карпов С.П. с соавт.,1976;

Смирнов В.В. с соавт., 1980;

Пекшев А.В., Елагин Г.Д., Пятков В.А., 1998), приводят к существенной потере специфической активности нативных сывороток, при их частичном насыщении антигенным материалом. При этом процесс адсорбции иммунной сыворотки корпускулярными антигенами очень трудоемок и требует приготовления большого количества биомассы. Значительные преимущества перед названными сорбентами имеют твердофазные иммуносорбенты. При их приготовлении отпадает необходимость получения большого количества биомассы микроорганизмов штаммов-адсорбентов, существует возможность длительного их использования после проведения регенерации и, что самое главное, в процес се адсорбции происходит незначительное снижение специфической активности сывороток при упрощении манипуляций (Лопаткин О.Н. с соавт., 1983). Тем не менее, метод иммуносорбции имеет и недостатки, связанные со сложностью подготовки иммуносорбентов, с использованием канцерогенных, дорогостоящих импортных реактивов, с недостаточной сорбционной емкостью сорбентов. Чувствительность иммунометодов зависит, прежде всего, от активности антител, на основе которых они изготовлены. Чаще всего используют иммуноглобулины класса G, для выделения которых из сыворотки существует много способов: аффинная хроматография, высаливание сернокислым аммонием (Таран И.Ф., Лопаткин О.Н., 1985;

.O,Berry P.A., 1964;

Lenis V.J. с соавт., 1964), осаждение каприловой кислотой (Steibuch, Andran, 1969), полиэтиленгликолем (Polson A. с соавт., 1964), риванолом (по Корн, 1977), этиловым спиртом (Табаков П.К с соавт., 1962;

Носков Ф.С., 1969) и т.д. Освобождение иммуноглобулинов от основного количества балластных белков (главным образом от альбумина) позволяет снизить неспецифические реакции. Каждый из методов выделения иммуноглобулинов имеет свои преимущества и недостатки. Удаление солей, используемых при фракционировании белков, необходимо проводить полностью, так как загрязнения выделенных глобулинов даже небольшим количеством сульфата аммония мешают точному определению количества белка и дальнейшей его конъюгации с красителем или ферментом. Сульфатно-риваноловый метод обеспечивает эффективное удаление балластных веществ при очистке иммуноглобулинов (Водолазова А.М., Никитина Л.Н., 1981). Метод их выделения с помощью полиэтиленгликоля (ПЭГ) является эффективным, так как ПЭГ хорошо осаждает белки, обладает селективностью, более специфичен при осаждении белков различной природы, чем сульфат аммония. При фракционировании иммуноглобулинов каприловой кислотой выделяется наиболее чистая фракция иммуноглобулинов класса G. Только при чётко подобранном антигенном материале, эффективной схеме иммунизации, отработанном для каждого конкретного случая методе выделения иммуноглобулинов, возможно получение высокоактивных диагностических препаратов. В настоящее время диагностика ТБ недостаточно эффективна. Так, например, основными методами диагностики ТБ медиастинальных лимфоузлов, сопровождающегося интоксикационным синдромом в сочетании с кальцинацией лимфоузлов и продуктивным кашлем, являются рентгенологический и бронхоскопический (Nikolayeva O., Shpak O., 2003). При диагностике туберкулёза до сих пор на приоритетном месте находятся бактериоскопия и культуральный метод. Каждый из них имеет свои преимущества и недостатки. Бактериоскопия позволяет быстро получить результаты анализа, однако недостаточно чувствительна, а результаты культурального метода из-за длительности сроков культивирования микобактерий не отражают настоящую ситуацию по бактериовыделению (Ларионова Е.Е., Кузьмин А.В., Васильева И.А. с соавт., 2004). Идентификация комплекса МТБ биохимическими тестами требует большого количества времени и наличия достаточного количества выросших колоний. На основании наличия внутривидовых различий результаты тестов могут разниться, поэтому необходимо проводить их в комплексе. Например, для идентификации МТБ необходимы, по меньшей мере, 4 биохимических теста - аккумулирование ниацина, редукция нитратов, каталазы и толерантность к парааминобензойной кислоте (Kent P.T., Kubica G.P., 1985). Стоимость этих анализов выше стоимости ПЦР в два раза, а время, необходимое для их проведения, составляет около 28 дней. Газо-жидкостная хроматография является быстрым и действенным методом идентификации МТБ, для которого необходима чистая культура и определённое количество бактерий, формирующихся при трёх неделях роста (Butler W.R., Jost K.C., Kilburn J.O., 1991;

Thibert L., Lapierre S., 1993;

Duffey P.S., Guthertz L.S., Evans G.C., 1996;

Zerbini E., Cardoso M.M., Sequeira M.D. et al., 1999). Стремительное развитие биотехнологии в последние годы привело к появлению многочисленных новых методов исследования, однако, продолжает широко применяться хорошо известная реакция непрямой (пассивной) гемагглютинации (РНГА), заключающаяся в том, что эритроциты, связавшие серологически активный компонент, приобретают свойства агглютинироваться гомологичным серологически активным анти-компонентом. Такой метод выявления первичного взаимодействия антиген-антитело обладает весьма высокой чувствительностью. Эти реакции находят все большее применение в диагностике различных заболеваний, изучении иммунологической прослойки населения, исследовании антигенной структуры различных микроорганизмов и т.д. Эритроцитарные диагностикумы до сих пор привлекательны по себестоимости, доступности сырья, простоте производства и применения. В качестве антигена для РНГА применяют экстракт туберкулиновых микобактерий или очищенный туберкулин, которыми сенсибилизируют эритроциты. Диагностическое значение имеет положительная реакция с сыворотками больных 1:8 и выше. Положительные результаты регистрируются у 70-90 % больных туберкулёзом (Воробьёв А.А., Кривошеин Ю.С., Широбоков В.П., 2003). Суспензии - распространённые микрогетерогенные системы, которые могут быть получены различными способами, например, конденсационными, дисперсными и т.д. (Хмельницкий Р.А., 1988). Адсорбция лигандов на данных системах зависит от химического строения сорбентов и соотношения фракций лиганда (Адамов А.К., 1965;

Адамов А.К., Агафонов В.И., 1969). При изучении закономерностей адсорбции иммунных антител установлено, что они адсорбируются органическими соединениями, содержащими гидроксильные, хинонные, карбоксильные, альдегидо -, сульфо - и нитро-группы, органическими веществами, в состав которых входят атомы металлов, а также пористыми образованиями - активированным углём, каолином и т.д. (Адамов А.К, Бердиков В.Т., 1964). Иммуносорбенты могут быть получены из любых частиц, на которых фиксированные антитела сохраняют иммунологическую активность и специфичность. Суспензионные диагностикумы применяют в реакции суспензионной агглютинации (РСА), которую осуществляют на стекле или в U-образных иммунологических планшетах (Ramadass P., Samuel B.,Nachimuthu K., 1999;

Maruyama S., Boonmar S., Morita Y., 2000), обнаруживая невооруженным глазом склеивание или выпадение в осадок микробных тел при взаимодействии их со специфическими антителами, сорбированными на суспензии. Благодаря специфичности и простоте, реакция получила широкое распространение в микробиологической практике. Среди матриц для суспензионных диагностикумов хорошо себя зарекомендовали латексы - полистирол, полиакролеин и др. (Лукин Ю.В. с соавт, 1985;

Ерохин Е.П. 1991;

Дячина М.Н. с соавт., 1995;

Лазовская А.Л., Воробьёва З.Г., 2002). Латексы – водные эмульсии каучукоподобных полимеров, получаемые полимеризацией или сополимеризацией различных органических непредельных соединений (Бусеев А.И., Ефимов И.П., 1971). Реакции с использованием в качестве твёрдой основы латекса называются реакцией агглютинации латекса (РАЛ). Слининой С.А. (2001) выявлены микобактериальные антигены в моче больных с помощью РАЛ и показана перспективность использования данной реакции. Особое распространение получили методы, основанные на применении антител, меченных специальными маркерами-флуорохромами, которые позволяют с помощью люминесцентного микроскопа проводить высокочувствительные определения исследуемого вещества в реакции иммунофлуоресценции (РИФ) (Coons A.H. et al., 1942.). При диагностике туберкулёза ши роко используется люминесцентная микроскопия, основанная на том, что объекты (клетки), окрашенные специальными красителями (флуорохромами), дают излучение в видимом спектре света под действием облучения их ультрафиолетом. При обработке микобактерий флуоресцентными красителями (аурамин, родамин и др.) они связываются с воскоподобными структурами микробной клетки. По чувствительности люминесцентная микроскопия, особенно в сочетании с методом обогащения диагностического материала, незначительно уступает методу посева. Этим методом можно исследовать любой материал кроме мочи, в котором могут быть трудно дифференцируемые при такой окраске сапрофиты (Приказ МЗ СССР № 558, 1978). Другим важным преимуществом метода люминесцентной микроскопии является способность обнаруживать изменённые микобактерии, утратившие под влиянием ряда факторов, в частности интенсивной химиотерапии, свойство кислотоустойчивости и невыявляющиеся в связи с этим при окраске по Цилю-Нильсену (Методические указания МЗ РФ «Микробиологические исследования при выявлении, диагностике и лечении туберкулёза», 2001). При окраске микобактерий аурамином возможны ложноположительные результаты в процессе некачественного обесцвечивания мазка, что может привести к сохранению некоторыми сапрофитными бактериями оранжевого свечения. Микроскопические исследования с использованием окрасок по Цилю-Нильсену и аурамином не позволяют дифференцировать микобактерии комплекса Mуcobacterium tuberculosis от нетуберкулёзных (атипичных микобактерий) - возбудителей микобактериозов. На основе этих методов можно только сделать заключение о наличии или отсутствии кислотоустойчивых микобактерий (приказ МЗ РФ № 109. Приложение №11, 2003). В связи с этим, желательно использовать более специфические методы диагностики, основанные на образовании комплекса антиген-антитело, в частности - метод иммунофлуоресценции. Он достаточно прост, экономичен, может использоваться в экспресс - диагностике инфекционных заболеваний и вместе с тем удобен для работы (Лопаткин О.Н., Кронгауз И.В., 1982;

Greenlee M.T. et al., 1994;

Gall D. еt al., 2000;

Nielsen K. еt al., 2000). Данный метод основан на использовании специфичности иммунологических реакций и чувствительности флуоресцентной микроскопии. Один из компонентов иммунной реакции (специфические иммуноглобулины) коньюгируется с флуоресцирующим красителем (меткой). После возбуждения флуоресцирующего агента ультрафиолетовым излучением визуализация антигена становится возможной непосредственно наблюдателю вследствие развития флуоресценции. В качестве флуорохрома применяют изоцианаты, изотиоцианаты и сульфохлорид флуоресцеинов, которые связываются с белковыми молекулами. Метка белка ФИТЦ проводится в щелочной среде. Интенсивность свечения уменьшается в 2-3 раза после присоединения ФИТЦ к белку, но остается достаточно высокой при просмотре в люминесцентном микроскопе. В реакции конъюгации в основном участвуют аминогруппы лизина и N-концевые аминогруппы белковой молекулы. Известно, что конъюгация белка с ФИТЦ является химической реакцией, зависящей от ряда факторов: чистоты и активности красителя, его количества при метке, концентрации белка, взятого в конъюгацию, количества и степени его очистки, состава буфера, величины рН, времени конъюгации и температуры реакции. В настоящее время разработаны методы экспресс-диагностики туберкулёза, основанные на использовании РИФ с моноклональными видоспецифическими флуоресцирующими сыворотками (Воробьёв А.А., Кривошеин Ю.С., Широбоков В.П., 2003). Большое внимание уделяется развитию методов флуоресцентного иммуноанализа с временным разрешением, что значительно повышает чувствительность анализа (Жердева В.В., Чудинов А.В., Савицкий А.П., 2002). В диссационно-усиленном лантаноидном флуоресцентном иммуноанализе используются ионы европия, тяжелого металла группы лантаноидов. Для образования прочной связи белка с ионом лантоноида применяют бифункцио нальные производные карбоновых кислот. На стадии детекции ионы европия диссоциируют из меченого антитела с поверхности твердой фазы в специальный раствор, образуя новый флуоресцирующий комплекс (Иванов Ю.В., Коровкин С.А., 1997). Анализ данных литературы (Шаханина К.Л., Манько М.И., 1969;

Шаханина К.Л., Походзей И.В., 1978;

Стоев К.Г. с соавт., 1981;

Пушкарь В.Г., Трофимов Е.Н., 1986;

Ефременко В.И. с соавт, 1989;

Moldey R.S., Jen S.P.S., Rembaum A., 1977) свидетельствует о перспективности разработки твёрдофазного иммуноанализа на основе РИФ с использованием иммуносорбентов, позволяющих выявлять не только корпускулярные, но и водорастворимые антигены. Для избирательной сорбции некоторых бактерий и риккетсий с целью последующего выявления микроорганизмов в РИФ К.Л.Шаханина с соавт. (1969) применяли иммуносорбенты на основе целлюлозного носителя, при этом повышалась чувствительность метода в 10-15 раз, хотя он и не позволял проводить количественный учет свечения гранул. Некоторые авторы работ считают, что синтетические диагностикумы на основе сефарозы, агарозы выгодно отличаются от эритроцитарных и латексных тем, что их качество не зависит от типа носителя, к которому присоединение антитела или антигена происходит ковалентно. Результаты исследований сыворотки больных хроническим бронхитом позволили сделать вывод, что приготовленные сефарозные антительные и антигенные диагностикумы достаточно специфичны и более чувствительны, чем РСК (Шаханина К.Л., Походзей И.В., 1978). К.Г. Стоевым с соавт.(1981) разработан количественный метод РИФ с использованием специфического сефарозного иммуносорбента и люминесцентного микроскопа (DASS-система), что позволяет измерить концентрацию Ig Е человека в пределах 5-2500 м.е./мл. Метод обладает рядом пре имуществ, отличается малой затратой времени, доступен практическим лабораториям. В настоящее время появились сведения об усовершенствовании РИФ с использованием иммуносорбентов, обладающих магнитными свойствами. Описано использование магнитных полиакриламидных сорбентов (Пушкарь В.Г., Трофимов Е.Н., 1986;

Ефременко В.И. с соавт., 1989;

Подзолкова Г.Г. с соавт., 1989);

магнитных органокремнезёмных сорбентов (Жарникова И.В., 1995;

Афанасьев Е.Н., 2000, Базиков И.А., 2000);

магнитных железоокиснодекстрановых частиц (Molday R.S.et al., 1977). К недостаткам последнего метода следует отнести необходимость применения мощных магнитных полей для сепарации этих частиц. На основе твердофазных иммуносорбентов различной природы Г.Г. Подзолковой с соавт. (1989) предложен метод количественной иммунофлуоресценции, позволяющий выявлять с высокой чувствительностью различные антигены. Таким образом, РИФ с использованием иммуносорбентов может успешно применяться для выявления возбудителей инфекций. Однако совершенствование метода иммунофлуоресценции на твердой матрице во многом определяется качеством сорбентов, лиганда, техникой постановки реакции. На основании того, что диагностика МТБ с помощью традиционных методов требует длительного времени и в условиях широкого применения разнообразных противотуберкулёзных препаратов изменилась биология возбудителя туберкулёза (морфология, ферментативная активность и биологические свойства) (Приказ МЗ РФ № 558., 1978), в микобактериологии на протяжении последних лет используются молекулярные технологии - методы генодиагностики, а именно полимеразная цепная реакция (ПЦР), что позволило разработать методы генотипирования и дифференцирования штаммов микобактерий туберкулёза на уровне хромосомной ДНК (Goto M., Oka S., Okuzumi K. еt al., 1991;

Lebrun L., Espinasse F., Povenda J. еt al., 1992;

Badak F.Z., Goksel S., Sertoz B. et al., 1999). В основе ПЦР лежит амплификация участка генома путем многократного копирования специфической для данного микроорганизма нуклеотидной последовательности. Реакция осуществляется при помощи термостабильной ДНК-полимеразы и комплиментарных ДНК – мишени олигонуклеотидных праймеров. Образование в результате реакции фрагментов ДНК определённого размера оценивается как факт наличия в пробе клеток искомого микроба и позволяет идентифицировать исследуемую ДНК. Визуализация результатов ПЦР достигается различными способами в зависимости от используемого формата реакции. При использовании электрофоретического разделения продуктов амплификации для обнаружения ампликонов используется окрашивание ДНК. Самый распространенный способ – окраска бромистым этидием с последующим просвечиванием геля на ультрафиолетовом трансиллюминаторе. Этот метод высокочувствителен, но бромистый этидий является мутагеном и требует осторожного обращения. Еще один подход основан на использовании флуорохромов, которые излучают свет разных цветов. Deng Shaoli, Yang Yuan (2002) провели детекцию Муcobacterium tuberculosis в образцах слизи туберкулёзных и нетуберкулёзных больных с помощью культурального метода, рутинной ПЦР и новой техники ПЦР с использованием гибридизации с Tagman флуоресцентным зондом. Было установлено, что «Tagman – техника» является высоко чувствительной, специфичной и может использоваться для диагностики туберкулёза. Известны различные варианты гибридизационно-ферментной детекции продуктов ПЦР. После амплификации ампликоны с включенными биотинилированными праймерами вносят в лунки микропланшета с иммобилизированными одноцепочечными зондами к этим фрагментам, проводят гибридизацию и после отмывки добавляют авидин с конъюгированной пероксидазой или с фосфатазой, субстрат для фермента и выявляют окрашенный продукт с помощью фотометра. Открытие генетических механизмов развития лекарственной устойчивости к противотуберкулёзным препаратам позволило разработать и внедрить в практику методы ПЦР, позволяющие определять вид мутаций, которые обуславливают снижение чувствительности к противотуберкулёзным препаратам (Рекомендации для национальных программ ВОЗ, 1978;

Севастьянова Э.В., Ларионова Е.Е., 1999;

Черноусова Л.Н., Ларионова Е.Е., Денисова Т.С. с соавт., 2000;

Ларионова Е.Е., Кузьмин А.В., 2001;

Тунгусова О.С., Марьяндышев А.О., 2003;

Small P., van Embden J.D.A., 1994;

WHO Geneva, 1998). Использование ПЦР позволяет быстро (за 8-27 часов) выявить МТБ как при туберкулёзе органов дыхания, так и при внелёгочных формах (туберкулёзный менингит, туберкулёз кожи, кишечника и др.), в том числе у больных СПИДом. При высокой чувствительности метода (10-1000 клеток в пробе) имеется возможность выявлять штаммы M. tuberculosis с множественной лекарственной устойчивостью. Методом ПЦР можно также контролировать эффективность лечения больных туберкулёзом. При использовании нескольких образцов исследуемого материала от каждого пациента специфичность ПЦР достигает – 99,8-100 % при высокой чувствительности (Воробьёв А.А., Кривошеин Ю.С., Широбоков В.П., 2003). Быстрота выполнения, возможность прямой детекции атипичных и некультивируемых форм микробов, высокая чувствительность метода указывают на перспективность ПЦР для детекции различных микроорганизмов (Куличенко А.Н. с соавт., 1996;

Гинзбург А.Л., 1998;

Вишневская Е.Б. с соавт., 2001;

Самсонова С.А. с соавт. 2002;

Ruiz-Bravo A., Jimemez- Valera M.,, 1996;

Burt F.J. et al, 1998;

Eremenko E.I. et al., 1999;

Tcherneva E. et al., 2000;

Bricker B.J. et al., 2000). Генетические методы позволили повысить оперативность и информативность исследований (Бударина Н.А. с соавт., 2002;

Drosten C., Gottig S., Schilling S. et al.

2002). W.Tan, N.Xia, Y. Cong (1998) для выявления низкой концентрации патогена разработали гнездовую ПЦР в одной пробирке, тем самым, исключая контаминацию исследуемой пробы. И.В. Раковская с соавт. (2002) использовали оригинальную схему ПЦР-анализа, которая даёт возможность обнаружить персистирующие микоплазмозы, не выявляемые рутинными методами, что весьма актуально для эффективной диагностики хронических форм инфекции. Чувствительность ПЦР составляет величину порядка 100-1000 м.к./мл. (Куличенко А.Н., Попов Ю.А., Наумов А.В., 1995) и имеет преимущества над другими реакциями (Кулаков Ю. К. с соавт, 1992), но стоимость этого анализа пробы на порядок выше, чем при применении серологических методов, что существенно при проведении массовых анализов, в том числе мониторинговых. Недостатками ПЦР, кроме дорогостоящего оборудования и реагентов, являются ложноположительные результаты, выявляемые при обнаружении некоторых микобактерий из-за содержащихся в пробах веществ, ингибирующих реакции и обуславливающих ложные результаты (Ford E.G., Snead S.J., Todd J., 1993;

Butler W.R., O`Connor S.P., Yakrus M.A. et al., 1994;

Somoskоvi A., Hotaling J.E., Fitzgerrald M., 2000). Хотя определение последовательности ДНК микроорганизмов– один из самых точных молекулярных методов, но он очень трудоёмок для клинических лабораторий. Применение магноиммуносорбентов на предварительном этапе подготовки проб к проведению ПЦР позволило осуществить концентрирование антигена в пробах с низкой концентрацией микробов, очистить пробы от посторонней микрофлоры и других агентов, мешающих постановке ПЦР, использовать метод кипячения для выделения ДНК, исключив метод лизиса бактерий гуанидин-тиоцианатом с нуклеосорбцией, одновременно достигая стерилизации исследуемого материала, что упрощает анализ и сокращает время обнаружения возбудителя (Жилченко Е.Б., ЕфременкоВ.И., 2002).

Изучение возможности создания оптимального алгоритма для диагностики туберкулёза по методу вегетативного резонансного теста (ВРТ) “ИМЕДИС-ТЕСТ” с использованием аппарата “МИНИ-ЭКСПЕРТ-ПК” и специально разработанных кассет для тестирования в экспериментальной работе, в клинической и практической медицине представлено в работе П.Ф. Шешукова, Ю.В. Готовского (2002). Метод основан на записи нозодов в потенциях D3-D200 лиофилизированных штаммов микобактерий туберкулёза и 12 основных антибактериальных препаратов, применяемых в фтизиатрии. Из 107 обследованных методом ВРТ у 90 были выявлены типичные и у 17 пациентов атипичные микобактерии, а также проведено определение поражённых органов, стадии процесса, устойчивости МБТ к антибактериальным препаратам. В работе П.Ф. Шешукова, Ю.В. Готовского (2002) представлена сравнительная характеристика различных методов диагностики туберкулёза по чувствительности, специфичности, времени детекции и установлено, что ВРТ превосходит остальные методы по всем показателям. Для обнаружения возбудителей различных инфекционных заболеваний широко применяются методы с использованием антител (антигенов), меченных ферментами - иммуноферментный анализ (ИФА), принципы и особенности которого описаны во многих работах: (Нго Т. Т., Ленхофф Г. М, 1988;

Яковлев А.Т., 1992;

Подоляко М.П. с соавт., 1995;

Engvall E., Perlmann P., 1971;

Van Weemen B.K., Schuurs A.N., 1972;

Guesdon J.L., Avrameas S., 1981;

Sting R., Ortmann G., 2000 и т.д.). Метод ИФА заключается в том, что на нерастворимую основу иммобилизуют антитела (антигены), вносят испытуемый материал, и образовавшийся комплекс антиген-антитело выявляют с помощью конъюгата антител (антигена) с ферментом, активность которого регистрируют по изменению цвета субстрата фотометрически (Гаврилова Е.М., Дзантиев Б.В., Егоров А.М., 1980;

Ficapal A. et al., 1995).

Ферментами - маркерами, используемыми в ИФА, могут быть щелочная фосфатаза, галактозидаза, глюкооксидаза, глюкоамилаза, пенициллиназа, но чаще применяют пероксидазу (Harding N., 1982). Для приготовления иммуноферментных коньюгатов обычно используют перйодатный, глутаральдегидный методы (Умнова Н.С. с соавт., 1986;

Nakane P.K., Kawaoi A., 1974;

O'Sullivan M.J., Marks V., 1981), иногда применяют малеимидный метод (Kato K. et al., 1975;

Weston P.D., Devries G.A., Wriggleworth R., 1980), но наиболее перспективным считается перйодатный метод конъюгации иммуноглобулина с ферментом (Anaokar S., Garry P.J., Standefer J.C., 1979). Чувствительность и специфичность ИФА обусловлена не только степенью чистоты и активности используемых ингредиентов, но и свойствами твёрдой фазы, которая должна сохранять иммунохимические свойства и стабильность фиксированных веществ, обладать минимальной способностью неспецифически связывать компоненты анализируемой системы и быть удобной при разделении фаз (Щедрин В.И., Сбойчинов В.Б., Волков В.И, 1994;

Дмитриев Г.А., Киселёва Т.А., 1997). В качестве твердой фазы используется поливинил, дакрил и другие синтетические полимеры, из которых изготавливают пробирки (Bushway R.J. et al., 1992) и микропланшеты из оптически прозрачного полистирола (Voller A. еt al., 1976). Микропланшеты обладают не одинаковыми сорбционными свойствами, что существенно влияет на достоверность и воспроизводимость полученных результатов (Сухоруков А.М., Пономарёва А.М., 1987;

Шаханина К.Л., Соколенко А.А., Павлова И.П., 1987). Количество антител (антигенов), используемое для образования иммунного комплекса, ограничено возможностями твёрдой фазы (Ометов В.К. с соавт., 1997). Недостаточная концентрация антител (антигенов) ограничивает чувствительность ИФА. Качество адсорбции фиксируемых на твёрдой фазе веществ зависит от температуры, рН, ионной силы, времени инкубации. Процесс сорбции обратим и, следовательно, сенсибилизированные планшеты, полученные сорбционным путём, не подлежат длительному хранению (срок хранения 20 дней на холоде при герметизации) (Калинина О.А., Емельянова И.В., Локтионова М.А., 1997). Е.В.Гучетль, Л.П.Пономарёва (2002) представили опыт определения противотуберкулёзных антител у больных урогинекологического отделения в иммуноферментном анализе и показали, что применение указанного теста в комплексе с клинико-лабораторным обследованием больных позволяет с высокой степенью достоверности диагностировать туберкулёз гениталий у женщин (88,5 %). Известно применение магнитных частиц (Ефременко В.И., Климова И.М., Трофимов Е.Н., 1989;

Тюменцева И.С., становке различных иммунобиологических реакций. В ряде работ (Климова И.М. с соавт., 1986;

Ефременко В.И., Тюменцева И.С., 1995;

Ефременко В.И. с соавт., 1996;

Жарникова И.В., 2005) представлены данные об использовании магнитных сорбентов (МС) в тестсистеме ИФА. Установлены оптимальные параметры анализа: зависимость адсорбирующей способности МС от его содержания в пробе, динамика адсорбции антигена при инкубации его с твёрдофазным носителем. Результаты исследований показали, что чувствительность метода в случае обнаружения бактериальных клеток составляла 10 2-10 4 м.к./мл. Известны работы О.В. Борисенко с соавт. (2001) по разработке и применению магнитоуправляемых диагностикумов в иммуноферментном анализе при выявлении возбудителя туберкулёза. Данные разработки актуальны, но имеют недостатки, связанные с использованием в качестве лигандов неадсорбированных сывороток, что приводит к неспецифической реакции. Таким образом, ИФА является экспрессным, чувствительным, перспективным методом для диагностики возбудителей инфекционных заболеваний. Учитывая недостатки ИФА, необходимо вести поиск новых методов сохра1996), магнитных бус (Camargo Z., Guesdon J.L., Drouhet E., 1984.) в качестве твёрдой фазы при по нения активности сорбированных лигандов и инертных носителей, на поверхности которых протекают все процессы реакции ИФА. Анализ достоинств и недостатков методов экспресс-диагностики позволил приступить к разработке эффективных диагностических препаратов, выявляющих возбудителя туберкулёза у больных и в объектах внешней среды, обладающих надёжностью, информативностью при высокой их специфической активности. 1.3.Носители иммобилизованных систем твёрдофазного иммуноанализа Развитие и использование твёрдофазных методов анализа предъявляет высокие требования к качеству иммуносорбентов. Согласно гипотезе В.Б.Алесковского (1976), любое твердое тело имеет остов и облегающие его атомы и группы атомов. С химической точки зрения, остов- ненасыщенное высокомолекулярное образование, представляющее собой макрорадикал, вокруг которого расположены функциональные группы высокомолекулярного соединения. Именно наличие этих групп определяет возможность использования поверхностных реакций для синтеза новых твердых веществ. Иммобилизация на твёрдых носителях различных биомолекул приводит к значительному повышению их термической устойчивости и стабильности (Абелян В.А., Африкян Э.Г., 1992;

Масько А.А. c cоавт., 1992). В качестве сорбентов широко используются агарозные матрицы, активированные BrCN (Lowe C.R., Dean D.G., 1974.). Однако, наряду со всеми положительными сторонами данной матрицы, следует отметить недостаточную стабильность связи между лигандом и BrCN- активированной агарозой (Turkova J., 1978), низкую механическую стабильность сорбентов, что ограничивает возможности их практического использования. В качестве природных твёрдофазных носителей используют целлюлозу, крахмал, агарозу (Аленкина Т.В., Данилина И.В., 2002) и т.д. Известны исследования по использованию в качестве матрицы сорбентов полисахарида - хитина (Бендекене В.Г. с соавт., 1981);

биосорбентов, состоящих из фракции молочных белков - казеина, который обладает термостабильностью, способностью связывать воду, коагулировать, желировать;

микрокристаллической целлюлозы, являющейся неионогенным, гидрофильным полисахаридом (Кунижев С.М. c cоавт., 2002);

полиакриламидного геля, обладающего химической стабильностью и инертностью, прозрачностью, лабильностью структуры, устойчивостью к изменениям рН и температуры, нерастворимостью в большинстве растворителей (Гавенский С. Д. с соавт., 1990, 1991;

Гавенский С.Д., Пушкарь В.Г., 1995;

Подзолкова Г.Г. с соавт., 1988). Но данные препараты имеют недостатки, связанные с длительностью, многостадийностью их получения и использованием дорогостоящих импортных реактивов (Тюменцева И.С., 1996). В настоящее время широко применяются сорбенты на основе кремнезёма (Киселёв А.В., Кустова Т.Л., 1976;

Хохлова Т.Д., Гаркавенко Л.Г., Никитин Ю.С., 1991;

Брыкалов А.В., 1991;

Темишевская Л.Я., 1995;

Taylor D., 1972;

Marshall K., Ridgewee N., Simpson J.,1974;

Snyder L.R., Kirkland J.J., 1979). Это связано с тем, что их матрица по своей геометрической структуре и химическим свойствам хорошо подходит для адсорбции биополимеров. В настоящее время созданы различные иммобилизованные структуры: биоаффинные адсорбенты (Гайда А.В., Староверов С.М., 1989;

Лисичкин Г.В., 1989;

Гонтарь И.П. с соавт., 1996);

иммобилизованные ферменты (Брыкалов А.В. с соавт, 1982;

Брыкалов А.В.,1993;

Коваленко Г.А. с соавт., 2002);

иммобилизованные лекарственные средства (Брыкалов А.В., Кобанкова А.Н., 2002;

Герстунбергер М.Р. с соавт, 2002;

Кунижев С.М., Аполохова С.Ф., 2002). В практической деятельности человека находят применение иммобилизованные клетки и антитела (Кузовлева А.А., Шаханина К.Л., 1982;

Гавенский С. Д. с соавт., 1991;

Ефременко В.И., 1997;

Лавриненко И.А., Костровский В.Г., 1997;

Кислицын Ю.В., Мешандин А.Г., 2001;

Lea T. et al., 1985;

Cunliffe D. et al., 2000). При постановке иммуноанализов (Kriz K., Gerhrke J., Kriz D., 1998;

Yu H., 1998;

Tanaka T., Matsunaga T., 2001;

Richardson J. et al., 2001);

культивировании микроорганизмов (Владимцева И.В., 2002;

Hornung M., Ludwic M, Schmauder H.P., 2002) в ряде случаев также применяют различные иммобилизованные системы. В качестве твёрдофазных носителей широкое распространение получили кремнезёмы. Реакционную способность их можно существенно повысить, обрабатывая поверхность различными неорганическими и металлоорганическими соединениями (Рогожина С.В., Варламов В.П., Вальковский Д.Г., 1975;

Алесковский В.В., Юффа А.Я., 1989;

Ходж Ф., 1989;

Ходж Ф., 1989;

Березин В.Б., Лахтин В.М., Ямсков И.А., 1995;

Chim C., Wold F., 1974;

Weetall H.H., Detor C.C., 1975), путём молекулярного наслаивания (Алесковский В.В., Юффа А.Я., 1989), либо подвергая механическому воздействию (растирание, дробление в среде модификатора) или облучению ( и УФ). Метод химического модифицирования кремнезёмов с целью получения функциональных органокремнезёмов хорошо изучен и позволяет получать сорбенты с требуемыми свойствами. Им присущи гидрофильность, жесткость остова, химическая (Постнова А.М., Пак В.Н., Кольцов С.И., 1981) и микробиологическая устойчивость, каталитическая активность (Кольцов С.И., Алесковский В.Б., 1973), ненабухаемость в растворах, значительная адсорбционная емкость, отсутствие токсичности. Поверхность кремнеземных сорбентов содержит большое число силанольных (SiOH) и силоксановых групп (Si-OSi) (Черкасов А.Н., Пасечник В.А., 1991). Носители, обладающие магнитными свойствами и предназначенные для фиксации на них биополимеров, имеют значительные преимущества по сравнению с немагнитными. При их использовании не требуется предварительного концентрирования исследуемых проб с отделением выявляемых микроорганизмов от контаминирующей микрофлоры и других примесей, возможность проведения индикации на качественно более высоком уровне. В результате использования магносорбентов, способных осуществлять на себе селективное концентрирование микроорганизмов, появляется возможность исследования проб с высокой степенью загрязненности, неограниченных объемов, с низкой концентрацией микроорганизмов при высокой чувствительности и специфичности метода исследования (Ефременко В.И., 1997;

Weimer B.C. et al., 2001). В качестве магнитных материалов в МС обычно используются окислы металлов Fe, Ni, Co (Пушкарь В.Г. с соавт., 1984), порошки этих окислов заключаются в микросферы, плёнки полимеров, гранулы. А.М. Тишин, Ю.И. Спичкин (2004) предлагают использовать магнитный сорбент, состоящий из гидрофобного полимерного связывающего компонента, состоящего из мочевино-формальдегидной смеси с порофором и отвердителем, алюмосиликатного магнитного наполнителя и минерального масла. Г.Д. Елистратов, М.И. Волчанова, И.В. Малыгин с соавт. (2004) предлагают способ получения сорбента из измельчённого углеродсодержащего сырья, представляющего собой древесные частицы или отходы переработки однолетних растений. Специалисты Литовского института химии и химической технологии установили возможность иммобилизации трипсина на магнитном хитине. Сравнительное изучение свойств нативного и магнитного производных хитина показало, что "намагничивание" матрицы способствовало уменьшению набухаемости, сохранению адсорбционных свойств и упрощению процесса выделения и регенерации иммобилизованных препаратов трипсина в результате применения внешнего магнитного поля (Бендикене В.Г. с соавт., 1995). В связи с этим, МИС находят все большее применение в диагностике и обнаружении возбудителей различных заболеваний (Тюменцева И.С., Ефременко В.И., Афанасьев Е.Н. с соавт., 1995;

Ефременко В.И., 1997;

Жарникова И.В., 2004), а также при конструировании специфических сорбентов, используемых при лечении некоторых заболеваний (Гонтарь И.П. с соавт., 1998;

Базиков И.А., 2000).

Расширение областей применения магнитных носителей, с одной стороны, способствует более детальному их изучению, с другой - предопределяет увеличение числа всевозможных методов их получения и конструирование на их основе новых диагностических препаратов для детекции возбудителей инфекционных заболеваний, обладающих высокой специфичностью и чувствительностью. Способность отдельных фосфолипидов формировать в водной среде при встряхивании «пузырьки жира», представляющие собой жидкокристаллическую мембрану, в полости которой и снаружи находится водная фаза, впервые была описана в 1965 году А.Бенхемом с соавторами. Эти «пузырьки», напоминающие под электронным микроскопом клетки, получили в дальнейшем название липосомы (бислойные липидные везикулы). К настоящему времени разработаны несколько десятков методов получения липосом с включением в их внутренний объем или структуру мембраны различных по природе и физико-химическим параметрам веществ, обеспечивающих при необходимости высокий процент их иммобилизации, а также эффективные способы отделения липосом от несвязавшихся компонентов, методы их стерилизации и стабилизации, позволяющие сохранять целостность мембран липидных везикул относительно длительное время в различных реакционных средах и биологических системах. При этом, гидрофильные вещества фиксируются во внутренний объем липидных везикул, а гидрофобные – в их мембрану. Возрастающий интерес к липосомам обусловлен совокупностью их физико-химических и биологических свойств. Их химическая инертность, универсальность, отсутствие токсичных, антигенных свойств, доступность сырья, простота включения лигандов и т.д. открывают возможности получения диагностических препаратов нового поколения с сохранением физикохимических и иммунологических свойств включаемых в липосомы веществ.

В качестве маркера, включаемого во внутренний объём бислойных липидных везикул, используют красители, флуорохромы, ферменты, радиоактивные вещества, углеводы и т.д., которые регистрируют соответствующим методом по мере появления их в анализируемой смеси после выхода из липосом (Власова Г.С., Салов В.Ф., Торчилин В.П. с соавт., 1982;

Закревский В.И., Подзолков В.В., Мельников В.А., 1983;

Закревский В.И., 1985;

Остро М.Д., 1987;

Сюнамото Дзюдзо, Акиёси Кадзунари, Сато Тосинори, 1989;

Владимцева И.В., Плеханова Н.Г., Смирнова В.И. с соавт., 1990;

Ревенко Л. Г., Ротов К.А., Васильев В.П. с соавт., 1990;

Ротов К.А., Климова И.М., Васильев В.П. с соавт., 1992;

Литчфилд У.Д., Фрейтаг Д.У., 1998;

Ефременко В.И.,1999;

McDougall I.R., Dunnick J.K., McNamee M.G. et al., 1974;

Leserman L.D.et al., 1984;

Sunamato J. et al., 1987;

Flechtner M.D. et al., 1990). Иммобилизованный в липосомы материал оказывается защищённым липидной мембранной от действия неблагоприятных факторов внешней среды, благодаря чему увеличивается срок его годности (Mарголис Л.Б., Бергельсон Л.Д., 1986;

Mарголис Л.Б., 1987;

Liposomes, 1980;

Liposomes, 1988). При этом в липосомы возможно включение маркёров, которые в своей молекуле не содержат функциональные группы, необходимые для ковалентного присоединения к различным биополимерам, что зачастую является обязательным при использовании других диагностических методов исследования. Благодаря этому чрезвычайно расширяется круг используемых маркёров, включаемых в липосомальные диагностические препараты. Высокая же чувствительность липосомальных диагностических систем достигается тем, что в липидные везикулы удаётся фиксировать значительное количество маркёра. Способность липосом с иммобилизованным на их поверхности одним из фрагментов реакции «антиген-антитело» специфически фиксировать недостающий компонент и в присутствии сывороточного комплемента, подобно некоторым клеткам микроорганизма, нарушать целостность своей мем браны с высвобождением заключённого во внутренний объём везикул маркёра используется при разработке высокочувствительных диагностических методов комплемент-зависимого иммунного лизиса липосом. Данная реакция позволяет обнаруживать в исследуемых объектах специфические гаптены, антигены, антитела или комплемент. Реакция на основе иммуноанализа липосом (LILA-liposome immune lysis assay), получившая название липосомальный анализ (ЛИА), может осуществляться как в прямом, так и в конкурентном вариантах. По простоте регистрации и возможности автоматизации она не уступает традиционным методам, а по чувствительности и быстроте ответа превосходит обычные радиоиммунный и иммуноферментный анализы (Ясуда Такудзи, 1986;

Литчфилд У.Д., Фрейтаг Д.У., 1998;

Сюнамото Дзюдзо, Акиёси Кадзунари, Сато Тосинори, 1989;

Ефременко В.И.,1999;

Vistnes A.I., 1984;

Connor J. et al., 1985;

Monrroe D., 1986 a;

1986 б;

Jou Yi-Her et al., 1990). В ряде случаев маркёры иммобилизируют на поверхности мембраны липосом. Иммобилизация ингредиентов иммунологической реакции (антигенов и антител) с липидной мембранной липосом представляет определённую трудность в связи с её гидрофобной природой. Описаны различные методы ковалентного связывания белковых молекул с наружной поверхностью липосомальной мембраны: посредством глутарового альдегида, перйодата натрия, галактозидазы (Chua M.M. et al., 1987;

Yu B.S. et al., 1987). Образующиеся альдегидные группы связывали с поверхностью липосом посредством предварительно введённых гидразидных групп. Такой способ позволяет связывать до 60 % добавленного в реакцию модифицированного белка (Владимцева И.В., 2002). Иммобилизация рецепторных молекул гидрофобной природы, например, ганглиозидов, не представляется методически трудной, поскольку включение осуществляется путём совместного озвучивания в процессе приготовления липосом (Moss J., Fishman P.H.,Richards R.L. et al.,1976 Masserini M., Sonnino S., Giuliani A., Tettamanti G. et al., 1984;

Umeda M., Kanda S., Nojina S. et al., 1984). В качестве твёрдой фазы при проведении липосомального иммуноанализа используют наносимые на твёрдую поверхность мазки из зева, содержащие -гемолитический стрептококк группы А (Gerber M.A. et al., 1990), а также пластиковые пробирки, полимерные микроплаты, диски нитроцеллюлозной бумаги, стеклянные бусы, покрытые различными специфическими иммуноглобулинами. Дополнительные преимущества данный метод приобретает при использовании твёрдофазных магнитных сорбентов, позволяющих легко сепарировать компоненты реакционной системы в магнитном поле и эффективно регистрировать анализируемые вещества. С помощью данного метода выявляют различные микроорганизмы и их антигены. В этом случае на магнитные сорбенты вначале фиксируют исследуемый материал за счёт специфической реакции «антиген-антитело», а затем липосомы. Освобождение маркёра, включённого в бислойные липидные везикулы, с последующей его количественной регистрацией осуществляют в присутствии органических растворителей, поверхностно-активных и других веществ, воздействием повышенной температуры, приводящих к лизису липидных мембран, после того, как несвязавшиеся с твёрдой фазой компоненты реакции удаляются, а липосомы за счёт специфических реакций остаются фиксированными на твёрдой поверхности (Ефременко В.И., 1999). К.А. Ротовым с соавт. (1992) продемонстрирован метод обнаружения чумного микроба с использованием магнитных полиакриламидных гранул и радиоактивной метки, включённой в липосомы, на поверхности которых фиксировали иммуноглобулины. Метод позволил выявлять возбудитель чумы в концентрации 10 3 м.к./мл и 10 пг/мл фракции I чумного микроба. И.В. Владимцевой (2002) разработаны биотехнологические аспекты конструирования диагностических тест-систем на основе МИС и люминес цируюших липосом, позволяющих выявлять 0,6+0,014 мкг чумных иммуноглобулинов и 15 нг/мл холерного энтеротоксина. Из проведённого анализа литературных данных следует, что в настоящее время используется небольшое количество экспресс-методов, позволяющих выявлять микобактерии туберкулёза. Для достоверной диагностики туберкулёза рекомендовано проводить комплексное обследование больных с использованием нескольких методов, так как ни один из существующих анализов не может подтвердить диагноз во всех случаях болезни. Многие реакции громоздкие и сложные, а методы их постановки малорезультативны. В связи с этим продолжается поиск универсальных методов выявления туберкулезных антигенов и антител, замена существующих рутинных тестов на современные, высокоэффективные способы.

Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ 2.1. Штаммы микроорганизмов, взятые в работу В работе использованы штаммы микроорганизмов, характеристики которых представлены в таблице 1. 2.2. Питательные среды, условия культивирования микроорганизмов Выращивание туберкулёзных и близкородственных микобактерий M. tuberculosis humanus, M. вovis, M. аvium, M. кansasii, М. intracellulare проводили при температуре С в течение 30 дней на яичной среде Лёвенштайна Йенсена. Выращивание гетерологичных культур Nocardia brasiliensis проводили при температуре 37 0С в течение 3 дней на мясопептонном агаре;

Brucella melitensis, Brucella abortus и Brucella suis - при температуре 37 0С в течение 3 дней на печёночном агаре, Salmonella typhi - при температуре 37 0С в течение 2 дней на среде Эндо;

Streptococcus, Staphylococcus - на кровяном агаре при температуре 37 0С в течение 2 дней;

Listeria monocytogenes - при температуре 37 0С в течение 3 дней на глюко-глицериновой среде. Штаммы микобактерий туберкулёза, полученные из ГИСК им. Л.А. Тарасевича, засевали на среду Лёвенштайна-Йенсена и выращивали при температуре 37 0С в течение 1 месяца, контролируя посевы каждые 10 дней (визуальный контроль и микроскопия c окраской по методу Циля-Нильсена и флуорохромом - аурамином). Из биохимических тестов применяли ниациновую пробу Конно (по методике, описанной в работе Воробьёва А.А., Кривошеина Ю.С., Широбокова В.П., (2003), основанную на способности МТБ в отличие от других микобактерий индуцировать ниацин). Для посева в широкие пробирки использовали культуру, смытую 0,9 % раствором хлорида натрия, которую инкубировали в течение 1 месяца при температуре 37 0С, смывали 0,9 % раствором натрия хлорида и обеззараживали холодным (минус 20 0 С) ацетоном. У МТБ отсутствует наружная мембрана, как у Грам «+» бактерий.

Таблица 1. Характеристика штаммов микроорганизмов, использованных в работе №№ пп 1.

Наименование микроорганизмов и обозначение штамма 2 M. tuberculosis humanus Н 37 RA морфологические и тинкториальные свойства Полиморфные тонкие спирто- и кислотоустойчивые палочки, изогнутые, лежащие под углом друг к другу и образующие скопления. Неподвижны, спор не образуют, лишены капсулы.

Характеристика штаммов культуральные свойства Биохимические свойства На плотной яичной среде, содержащий глицерин, при температуре 37-38 0С дают пышный рост колоний через 10-20 сут в виде шероховатых Rколоний, но могут быть гладкие, сливающиеся между собой (S вариант), имеют кремовый оттенок. На жидкой питательной среде растут в виде морщинистой грубой плёнки, а иногда наблюдается придонный крошковатый рост. На плотной яичной среде, содержащий глицерин, при температуре 37-38 0С дают менее пышный рост колоний, чем M. tuberculosis humanus. Через 1020 сут вырастают в виде мелких гладких, влажных колоний, имеющих белый или сероватый цвет. На жидкой питательной среде образуют более тонкую плёнку, чем M. tuberculosis humanus.

Восстанавливают нитраты. Способны к образованию кислой фосфотазы, -эстеразы, уреазы, пиразимидазы. Аккумулируют ниацин.

2.

BCG Полиморфные тонкие спирто- и кислотоустойчивые палочки, изогнутые, лежащие под углом друг к другу и образующие скопления. Неподвижны, спор не образуют, лишены капсулы.

Не восстанавливают нитраты. Способны к образованию кислой фосфотазы, -эстеразы, уреазы. Пиразимидазу и ниацин не аккумулируют.

Продолжение таблицы 1 3 2 3 Тонкие кислотоупорные палочки, более длинные и полиморфв мазкахные отпечатках из органов заражённых кур, мышей или кроликов. Неподвижны, спор не образуют, лишены капсулы. 4 Колонии в виде приподнимающихся над поверхностью среды "лепёшечек", или в виде "бубликов". Рост появляется к концу 1-го месяца, иногда позднее;

при пересевах - к концу 7-10 дня. В субкультурах растут гладким, влажным налётом. В жидкой среде дают помутнение. Культуры лучше растут при 43-450С. Пассированные культуры могут давать также хороший рост при 370С, иногда- при 220С. Колонии кремоватого цвета, но возможно и более интенсивное окрашивание их в жёлтый цвет. 5 Не восстанавливают нитраты. Способны к образованию эстеразы, пиразимидазы. Не образуют кислую фосфотазу, уреазу. Ниацин не аккумулируют.

M. аvium D4 ER 4.

M. кansasii Yoss Фотохромогенные На яичной среде растут в виде шероховамикобактерии уме- тых или гладких колоний, температурренной длины. Непод- ный оптимум роста 370С. вижны, спор не образуют, лишены капсулы. НефотохроматогенДают рост на среде Левенштейнаные палочки средней Йенсена в виде непигментированных кодлины. Неподвижны, лоний при 370С и 450С. спор не образуют, лишены капсулы.

Восстанавливают нитраты. Способны к образованию кислой фосфотазы, уреазы, пиразимидазы. Не образуют эстеразы. Не аккумулируют ниацин. Не восстанавливают нитраты. Способны к образованию эстеразы, пиразимидазы. Не образуют кислую фосфотазу, уреазу. Ниацин не аккумулируют.

5.

М. intracellulare # Продолжение таблицы 1 6. Nocardia brasiliensis 3 Клетки кислотоустойчивые, прямые или изогнутые с частым ветвлением. Диаметр нитей – 0,3-1,3 мкм. Грамположительные в патологическом матеГрамриале, отрицательные в старых культурах.

7- Brucella melitensis 565, Мелкие коккобакте16-М, Rev-1 (вакцинный) рии, величиной 0,3-0,5 мкм. Неподвижны, не образуют спор. Красятся всеми анилиновыми красками, грамотрицательные.

10-12 Brucella abortus 544, 345, 19-BA (вакцинный) Мелкие коккобактерии, величиной 0,3-0,5 мкм. Неподвижны, не образуют спор. Красятся всеми анилиновыми красками, грамотрицательные.

4 Хорошо растут на мясопептонном агаре, мясопептонном бульоне с глюкозой, агаре Сабуро при температуре 370С. На твёрдых средах на 2-3 сут образуют мелкие гладкие влажные колонии тестоватой консистенции, через 72 ч их поверхность становится исчерченной и петлистой. На жидких средах первоначально появляется тонкая прозрачная плёнка, постепенно плёнка становится кремово-жёлтого цвета и достигает краёв пробирки. Строгие аэробы. Наилучшая питательная среда –печёночный бульон или агар. Для бруцелл характерен медленный рост первых генераций от 20 до 30-35 дней. Лабораторные культуры вырастают через 2 сут. На агаре при рН среды 6,6-7,4 и температуре 37 0С образуют круглые, выпуклые, гладкие, блестящие, гомогенные или нежнозернистые колонии. На бульоне формируют помутнение. Не лизируются бактериофагом «ТБ». Первые генерации требуют повышенного содержания в атмосфере СО2. При последующих пересевах СО2 –зависимость теряется. В остальном культуральные свойства аналогичны B.melitensis. Лизируются бактериофагом “ТБ”.

5 Ферментируют с образованием кислоты без газа глюкозу, мальтозу. Не образуют индола. Белки ферментируют с образованием сероводорода. Разлагают казеин, тестостерон, эскулин. Способны к образованию кислой фосфотазы, -эстеразы и уреазы. Не разжижают желатину, не расщепляют белков, не образуют сероводород. Тионин и основной фуксин 1:25 000 не оказывают бактериостатического действия. Окисляют аланин, аспарагин, глутаминовую кислоту, глюкозу, эритрит.

Не разжижают желатину, не образуют индола, не свертывают молоко, не расщепляют углеводов, ферментируют белки с образованием аммиака и сероводорода. Основной фуксин 1:25 000 не задерживает роста;

тионин 1:25 000 действует Продолжение таблицы 1 2 3 4 5 бактериостатически. Окисляют аланин, аспарагин, глутаминовую кислоту, арабинозу, галактозу, рибозу, глюкозу, эритрит. Биохимическая активность незначительна. Не образуют индола, не разжижают желатину, не свёртывают молоко. Тионин 1:25 000 не оказывает влияния на рост м.к., основной фуксин 1:25 000 действует бактериостатически. Окисляют глутаминовую кислоту, рибозу, глюкозу, эритрит, ксилозу, аргинин. Желатин не разжижают, индол не образуют, продуцируют сероводород. Молоко не свёртывают. Ферментируют с образованием кислоты глюкозу, маннит, мальтозу, левулезу, галактозу, раффинозу, декстрин, глицерин, сорбит. Восстанавливают нитраты в нитриты. Разлагают с образованием кислоты лактозу, маннит, глицерин, салицин.

13- Brucella suis 1330, 508, Мелкие коккобактерии, величиной 0,3-0,5 мкм. Неподвижны, не образуют спор. Красятся всеми анилиновыми красками, грамотрицательные.

Строгие аэробы. На агаре и бульоне на 2-3 сут дают типичный для бруцелл рост. Не лизируются бактериофагом «ТБ».

16- Salmonella typhi 818, Небольшие грамотрицательные палочки. Подвижны, имеют перитрихиальные жгутики. Кислотолабильные. Спор и капсул не образуют. Грамположительные кокки. Расположены цепочками, спор не образуют.

Факультативные анаэробы. Хорошо растут на средах с мясным экстрактом при температуре 37 0С (рН 7,2). На средах Плоскирева, Левина и Эндо – колонии прозрачные, бесцветные или голубоватые;

на висмут-сульфитной средеколонии чёрные или чёрные со светлым ободком, блестящие. Растут на сывороточных средах и на кровяном агаре. Образуют округлые, мелкие, блестящие с ровным краем колонии, окружённые зоной гемолиза. При росте на жидких питательных средах культуральная среда остаётся прозрачной, на дне формируется осадок.

Streptococcus faecalis Продолжение таблицы 1 19-20 2 3 Staphylococcus epidermidis, Грамположительные Staphylococcus aureus кокки. При размножении образуют скоплеАССТ 25923 ния в виде гроздьев винограда. Listeria monocytogenes 1 – 7 серотип Небольшие грамположительные кокковидные палочки. Образуют цепочки из 3-5 и более клеток. В мазках из 18-24-часовых колоний обнаруживается типичная дифтероидно-палисадное расположение с небольшим количеством Vи Y-образных форм. Подвижные, с перитрихиальными жгутиками, если выращены при температуре 20-25 0С. При выращивании при температуре 37 0С имеют один полярный жгутик. Не кислотоустойчивы. Не образуют спор и капсул. 4 Факультативные анаэробы, лучше развиваются в аэробных условиях. На поверхности плотных питательных сред образуют круглые, выпуклые, пигментированные колонии с ровными краями;

в жидкой среде формируется равномерное помутнение. Аэробы. Растут при температурах от 4 до 38 0С, оптимальные показатели рН среды 7,0-7,4. На агаре – мелкие, 1-1,5 мм колони в виде колечек. Колонии круглые, имеют перламутровый оттенок, полупрозрачные. Имеются также колонии переходные, шероховатые, с неровными краями и бугристой поверхностью. На печёночных, глюкозных, глицериновых средах формируют пышный рост. При росте на мясо-пептонном бульоне образуют равномерную муть, переливающуюся при легком встряхивании в виде муаровых волн. На 5-7 день появляется на дне слизистый осадок. 5 Ферментируют углеводы с образованием кислоты. Расщепляют маннит, образуют H2S, не образуют индол, медленно разжижают желатину. Желатину, казеин и молоко не гидролизуют. Не ферментируют маннит, дульцит, арабинозу. Сбраживают с образованием кислоты без газа глюкозу салицин, маннозу. Редуцируют метиленовую синьку. Не образуют индол, сероводород, аммиак. Не восстанавливают нитриты 21- Основными структурными компонентами клеточной стенки туберкулёзных микобактерий являются пептидогликан, полимер N-ацетилглюкозамин и N –ацетилмурамовая кислота. ЛПС представлены арабиногалактаном. Миколовая кислота играет важную роль в кислотоустойчивости бактерий, определяя первую линию защиты от неблагоприятных условий (Heifets L.B, Jenkins P.A. 1998). 2.3. Объекты исследования Для работы использовался материал (моча и мокрота) от больных туберкулёзом лёгких, почек, мужских половых органов, глаз, предоставленный сотрудниками (ККПТД). 2.4. Получение антигенных комплексов микроорганизмов Водорастворимые антигены изолировали комплексным методом: водносолевой экстракцией и дезинтеграцией микроорганизмов (Афанасьев Е.Н., Таран И.Ф., Тюменцева И.С., 1986;

Василенко Н.Ф. с соавт., 1988). Экстракцию проводили 2,5 % раствором NaCl. Дезинтегрирование осуществляли разрушением под высоким давлением в Х-прессе (Швеция) и ультразвуковым методом на аппарате УЗДН - 2Т (Россия) при частоте колебаний 22 и 44 кГц в течение 20 мин при температуре 0-4 0С. О степени разрушения микробных клеток судили по изменению оптической плотности, которую регистрировали фотоэлектроколориметрически (ФЭК-4, зеленый светофильтр) по количеству белка в надосадочных жидкостях, полученных центрифугированием при 20000 g в течение 30 мин, и микроскопически. 2.5. Лабораторные животные, использованные в экспериментах В опытах были использованы: 1. 34 кролика обоего пола породы «Шиншилла», массой 3-3,5 кг;

2. 30 беспородных белых мышей, массой 18-20 г;

3. 15 морских свинок, массой 250-300 г;

Краевого клинического противотуберкулёзного диспансера Кроликов, мышей получали из питомника Ставропольского научноисследовательского противочумного института и после карантинизации использовали в опытах. В процессе содержания животных поддерживали рекомендуемый режим питания согласно приказу МЗ РФ № 1179 (М.,1983). Все процедуры на экспериментальных животных проводили согласно рекомендациям В.В. Карпенко, В.И. Сачков (1985). 2.6. Методы иммунизации животных Иммунизацию проводили по схеме, разработанной И.С.Тюменцевой (1994) и Е.Н.Афанасьева (2000). В качестве иммуномодуляторов использовали феракрил, тималин, циклофосфан. 2.7. Методы контроля антигенов и сывороток Постановку реакции радиальной иммунодиффузии проводили по О.Оухтерлони (1949) на предметных стёклах или в чашках Петри в 1% агаровом геле. Анализ антигенного состава туберкулёзного микроба проводили согласно методикам, описанным в книге Г.Фримеля (1987). Контроль титра специфических антител в сыворотках определяли в НРИФ по T.H.Weller, A.H.Coons (1954). Микроскопию препаратов осуществляли в падающем отраженном свете в люминесцентном микроскопе серии "Люмам", используя соответствующие фильтры согласно инструкции по эксплуатации прибора. За положительный результат принимали яркую (4+,3+) флуоресценцию периферии микробных клеток. 2.8. Выделение иммуноглобулинов Для осаждения иммуноглобулинов применяли сульфатный метод (Русанов В.М., Скобелев Л.И., 1980), метод фракционирования белковых смесей с использованием высоко-молекулярного, незаряженного, линейного полимера полиэтиленгликоля (ПЭГ-6000) по A.Polson и др. (1964), а также каприловой кислоты (Steibuch G., Andran R., 1969).

2.9. Получение и контроль иммунофлуоресцирующих конъюгатов Конъюгацию иммуноглобулинов, фракционированных каприловой кислотой (Steibuch G., Andran R., 1969), с ФИТЦ (C21H11NO5S) фирмы «Sigma» проводили по X.Шторц (Stortz, 1987). Прямой метод окраски препаратов осуществляли по A.H.Coons, M.H. Kaplan (1950). 2.10. Получение и контроль липосом Фосфолипиды, из которых конструировали липосомы, выделяли из мозга к.р.с. и свиней путём экстракции смесью хлороформ-этанол в соотношении 2:1. После фильтрации раствора фосфолипиды осаждали добавлением 1,5-2,0 объёмов ацетона. Состав липидов определяли по методике, описанной в книге М. Кейтс (1975) с помощью тонкослойной хроматографии на пластинах «Силуфол». Формирование липосом и определение их размеров контролировали на электронном микроскопе Hol (Япония) JEM – 100SX. 2.11. Получение и контроль иммуноферментных конъюгатов Иммунопероксидазные конъюгаты получали методом перйодатного окисления по Р.К.Nakane, А.Kawaоi (1974) в модификации Е.А.Ткаченко с соавт. (1982). Рабочий титр и специфическую активность конъюгатов определяли по методике M.Clark и A. Adams (1977) в “сэндвич”-варианте ИФА. 2.12. Физико-химические методы Количественное определение белка проводили по методу O.Warburg и W.Christian (1941) сравнением спектра поглощения белков при длине волн 280 и 260 нм на спектрофотометре СФ-46 (Практическая химия белка, 1989). Спектр поглощения микробных антигенов определяли на спектрофотометре «Specord» (ГДР) при длине волн 210-300 нм. Очистку конъюгатов от непрореагировавшего флуорохрома осуществляли методом восходящей хроматографии на бумаге (Носков Ф.С., 1985).

Определение растворимости, цветности, прозрачности проводили визуально в соответствии с методикой, описанной в ГФ СССР, ХI изд.,т.1,стр.194,195 и МУК 4.4/1.2.588-96,с.118. Контроль потери в массе при высушивании проводили в соответствии с методикой, описанной в МУК 4.1/4.2.588-96, с.116. Микроструктуру поверхности магносорбентов (МС) определяли по методу, описанному в работе Д.Фрайфелдера (1980). Удельная поверхность МС определялась по методу А.А.Клячко-Гурвича (1961), основанному на низкотемпературной адсорбции азота. Суммарный объем и радиус пор МС определен по методу Н.В.Кельцева (1984). 2.13. Иммунохимические методы анализа Анализ антигенного состава микроорганизмов и качества полученных иммунных сывороток проводили в реакции иммунодиффузии в 1 % агаровом геле (Difco, USA) по O. Ouchterlony (1949). Очистку иммунопероксидазных конъюгатов от несвязавшихся иммуноглобулинов и фермента проводили на хроматографической колонке фирмы LKB, используя сефадекс G-100. Для иммуноэлектрофореза использовали 1 % агар Дифко на вероналмединаловом буфере, рН 8,6, ионная сила 0,05. Для проведения электрофореза использовали комплектную систему для горизонтального электрофореза «Мультифор» LKB. Электрофорез проводили в течение 100-120 мин и напряженности электрического поля 6 вт/см2. 2.14. Лиофилизация биологического материала Лиофилизацию препаратов проводили в камере LZ-9c (Чехословакия). Готовые препараты разливали в ампулы, замораживали в низкотемпературном столе LZ-28О/75 при температуре минус (45 ± 5) 0С не менее 18 ч и высушивали в сушильной камере под вакуумом.

2.15. Характеристика реагентов, используемых для получения муносорбентов магноим В качестве основной матрицы при конструировании МС использовали алюмосиликат (ТУ 6-09-01-356-76), представляющий собой тонкодисперсный продукт, содержащий в своем составе двуокись кремния, алюминия (насыпная плотность – 320 кг/м3;

влажность при температуре 110 0С (массовая доля) – 3,5 %;

содержание SiO2 - 85-90 %;

содержание Cl в пересчёте на NaСl- 0,2 %, содержание SO3 –0,6 %). Модификаторами сорбентов являлись декстран (полиглюкин)полисахарид, состоящий из остатков глюкозы, соединенных 1,6-гликозидгликозными связями. Молекулярная масса декстрана 0,5х10 9. В работе использован препарат декстрана, выпускаемый комбинатом медпрепаратов "Красноярск";

магнитный порошок-III окись железа ГОСТ 4173-77 ч.д.а. с содержанием основного вещества 98,7 %;

натрий перхлорат- ТУ 6-09-3582-74 с содержанием основного вещества 98,0 %, вторичный алкилсульфат натрия ТУ 38-10719-77. 2.16. Методы математической и статистической обработки материалов Для подтверждения воспроизводимости и достоверности результатов, полученных при исследовании, применяли статистические методы (Тамбовцев Е.П., Ахметкалиев С.Г., Пятницкий Н.П., 1969;

Скуч Д., Уэст Д., 1979). Математическую обработку результатов экспериментов проводили на компьютере (программа EXCEL). Расчет значения средней квадратичной ошибки отдельного измерения (S), выборочной дисперсии (S2), вероятного квадратичного среднеарифметического отклонения (Е 0,95), проводили по формулам:

i=n i=n S = i=1 (Ci - C) 2 ;

S 2 = i=1 (Ci - C)2 n-1 n- ;

E= txs n, где Ci – измерение опыта;

(Ci - C) – разность между измерениями;

t - 4,3 при двух степенях свободы с доверительной вероятностью 0,95.

ГЛАВА 3. Получение высокоактивного специфического биологического сырья (антигенов и антител) для конструирования диагностических препаратов 3.1. Получение антигенных комплексов микобактерий туберкулёза Для получения качественных иммунных сывороток, применяемых при производстве туберкулёзных диагностических препаратов, необходимы активные антигенные комплексы, используемые при иммунизации. Характерным для МТБ является наличие большого количества липидов в цитоплазме. Липиды микобактерий подразделяются на свободные и гликолипиды. Прочно связанные липиды обуславливают кислотоустойчивость микобактерий, при удалении их из клетки микобактерии теряют возможность вызывать гиперчувствительность замедленного типа и резистентность к туберкулёзу (Гизатулина Н.М., 1996). Миколовые кислоты микобактерий характеризуются содержанием значительно большего числа атомов углерода в цепи (С60-90), чем у нокардий (С32-60), и при пиролизе освобождают жирные кислоты с числом атомов С22-26. Установлено, что вирулентные виды микобактерий содержат значительное количество фтиеновых кислот и воска фтиоцеролдимикоцерозата, что не характерно для нокардоподобных бактерий. Только у микобактерий обнаружен необычный тип липополисахарида, состоящий из Дглюкозы, 6-0- метилглюкозы и 3-0-метилглюкозы. На содержание и структуру тех или иных химических компонентов в клетках могут оказывать влияние состав питательной среды, на которой выращивается микроорганизм, и температура его культивирования. Известны данные о том, что содержание фосфолипидов зависит от возраста и условий культивирования МТБ, от методов, используемых для их обнаружения (Андреев Л.В., 1997). Нами проведены исследования по подбору эффективных способов извлечения специфических антигенов из бактериальных масс МТБ, обладающих необходимыми физико-химическими и иммунологическими свойствами. Для этого использовали штаммы, представленные в таблице 1.

Водорастворимые туберкулёзные антигены изолировали комплексным методом: последовательно водно-солевой экстракцией, механической и ультразвуковой дезинтеграцией. О степени разрушения микробных клеток судили по изменению оптической плотности, которую регистрировали фотоэлектроколориметрически и по количеству белка в надосадочных жидкостях, полученных центрифугированием при 20000 g в течение 30 мин, а также микроскопически с помощью биологического микроскопа. Кроме водно-солевой экстракции нами использован дополнительно метод дезинтеграции в связи с тем, что в основе широко используемых физических методов дезинтеграции лежит механизм высокоградиентных течений жидкости. Под воздействием ультразвуковых волн наступает разрушение клеток микробов, а изменения в структуре химических веществ, находящихся в них, происходят гораздо медленнее, что обеспечивает возможность получения различных активных комплексов, близких к нативным. Технология получения водорастворимых антигенов: I стадия. Экстрагирование раствором хлорида натрия и фракционирование сернокислым аммонием. Бакмассы микобактерий, обеззараженные и высушенные ацетоном, экстрагировали в 5-10 объёмах 2,5 % раствора хлорида натрия. После центрифугирования при 20 000 g в течение 30 мин супернатант отделяли от осадка. Для фракционирования антигенов в супернатант добавляли сульфат аммония до 80 % насыщения и перемешивали на магнитной мешалке в течение 30 мин. Полученный раствор оставляли на 16-18 часов при 4 0С для формирования осадка, после чего смесь центрифугировали при 20 000 g в течение 30 мин, супернатант удаляли, а осадок растворяли в 0,9 % растворе хлорида натрия рН 7,2 в соотношении 1:1 и проводили диализ против водопроводной, а затем дистиллированной воды до отсутствия ионов NH2+, определяемых реактивом Несслера. II стадия. Механическая дезинтеграция Осадок, полученный после центрифугирования бактериальной массы и взвешенный в 0,9 % растворе хлорида натрия рН 7,2 в соотношении 1:1, в объеме 30 мл помещали в камеру Х-пресс дезинтегратора, предварительно охлажденного в течение 2 часов при температуре минус 40 0C. Микробные клетки в дезинтеграторе замораживали при той же температуре в течение 8 часов. После этого проводили разрушение клеток на гидравлическом прессе, четырехкратно продавливая бакмассу через калиброванное отверстие патрона дезинтегратора. Далее биомассу размораживали и центрифугировали при 20 000 g в течение 30 минут. III стадия. Ультразвуковая дезинтеграция Осадок, полученный после предыдущей стадии, суспендировали в 0,9 % растворе хлорида натрия рН 7,2 в соотношении 1:1, добавляли детергент твин-80 до конечной концентрации 0,1 % для улучшения солюбилизации белковых компонентов структур рибосом и мембран клеточных элементов. Твин-80 снижает поверхностное натяжение бактериальной стенки, ограничивает её способность противостоять внутриклеточному давлению, что облегчает разрыв стенки с выходом клеточного содержимого в раствор. Полученную суспензию микробных клеток в объеме 30 мл помещали в дезинтегратор УЗДН-2Т. Используя ультразвуковые колебания различной частоты (22 и 44 кГц), интенсивности и варьируя длительностью воздействия на микобактерии (от 5 до 30 мин) при температуре 0-4 0С, мы получили разный эффект: от слабо выраженных изменений до полного разрушения микробных клеток. Следует учитывать, что при жёстких режимах ультразвукового воздействия в ультраозвученной водной среде вследствие возникновения в кавитационных областях электрического напряжения образуются продукты расщепления ионизированных молекул воды- свободные гидроксильные радикалы и атомарный кислород. Эти продукты инициируют деградацию некоторых биологически активных веществ. В результате было установлено, что наиболее эффективными параметрами являются: время воздействия 20 мин при частоте 22 кГц. На заключительном этапе приготовления антигенного комплекса полученные (рисунок 1). Выход отдельных антигенов туберкулёзного микроба из 100 мг бакмассы и их специфическая активность представлены в таблице 2. Качество полученных антигенов контролировали измерением концентрации белка на спектрофотометре СФ-26 при длинах волн 260 и 280 нм, в реакции преципитации в геле по О.Оухтерлони с туберкулёзной сывороткой, полученной нами (СтавНИПЧИ). Таблица 2. Характеристика антигенов туберкулёзного микроба Фракции (АГ) антигена Объём АГ, Концентрация мл белка, мг/мл 1 2 3 Ф-1 34 28 Ф-2 32 23 Ф-3 43 13 Титр АГ в РИД 4 1:32 1:32 1:64 антигенные все фракции микобактерий туберкулёза смешивали Как видно из таблицы 2, полученные из МТБ различными методами препараты содержали антигены, выявляемые в РИД. Использование данного метода позволяет получать наиболее полный антигенный комплекс из бакмасс микобактерий туберкулёза с сохранением активности, снизить потери на стадиях выделения. Активность полученных антигенов в РИД с туберкулёзной иммунной сывороткой составляла 1:321:64 (рисунок 2). В дальнейшем водорастворимый туберкулёзный антиген использовали для иммунизации животных и в качестве положительного контроля при конструировании диагностических тест-систем.

Обеззараженная бакмасса микобактерий Экстракция хлоридом натрия Центрифугирование при 20 000 g, 30 мин Супернатант Осадок Ресуспендирование в 0,9 % растворе натрия хлориде Разрушение в x-прессдезинтеграторе Центрифугирование при 20 000 g, 30 мин Фракционирование сульфатом аммония до 80 % насыщения Инкубация 16-18 ч при 4 0С Центрифугирование при 20 000 g, 30 мин Супернатант удалить Осадок Супернатант Осадок Ресуспендирование в 0,9 % растворе NaCl Ресуспендирование в 0,9 % растворе NaCl Диализ Фракция - Фракция- Добавление твин- 80 и разрушение на УЗДН2Т, 20 мин, при 22 кГц Центрифугирование при 20000g 20 мин Супернатант Осадок удалить Объединение фракций Фракция - Рисунок 1. Схема получения водорастворимых антигенных комплексов микобактерий туберкулёза 1 3 Рисунок 2. Реакция преципитации в агаровом геле Обозначения: 1- Аг M. tuberculosis humanus Н 37 RA в разведении 1: 2 – 1: 64;

2 - сыворотка против M. tuberculosis humanus;

3- Aг M. bovis в разведении 1: 2 – 1: 64;

4 – cыворотка против M. bovis Таким образом, нами подобран эффективный комплекс последовательных манипуляций, позволяющий изолировать в достаточном количестве полноценные антигенные фракции МТБ при сохранении их нативности. Известные из данных литературы другие методы получения из МТБ антигенного материала путём ацетоновой и спиртовой экстракции не позволяют получить высокоактивный антигенный комплекс (Драбкина Р. Д. 1963). 3.2. Получение специфической туберкулёзной сыворотки Для получения туберкулёзных иммунных сывороток нами апробированы различные схемы иммунизации, которые отличались количеством и способом, кратностью вводимого антигена, а также адъювантами и иммунокорректорами (полный адъювант Фрейнда, феракрил, тималин, циклофосфан). Общими недостатками схем иммунизации с применением адъювантов являются трудность создания стойкой эмульсии «вода в масле», длительность цикла иммунизации, травматичность для животных, связанная с возникновением у них адъювантной болезни. Как показали результаты опытов, для получения гипериммунных туберкулёзных сывороток, наиболее приемлемой оказалась схема И.С.Тюменцевой (1994) с использованием феракрила в сочетании с комплексом антиген-антитело (Аг-Ат), который инъецировали животным на опреде лённом этапе: грундиммунизация включала пять последовательных парентеральных введений смеси туберкулёзного антигена с 3 % водно-спиртовым раствором феракрила с интервалами в 3-7 дней. Через 30 суток после последней инъекции антигена у животных брали из краевой вены уха кровь и получали не менее 4 мл иммунной сыворотки, в которую добавляли антиген с целью получения комплекса Аг-Ат. Основной цикл иммунизации состоял из четырёх внутривенных инъекций комплекса Аг-Ат через каждые 3-4 дня тому же животному, от которого была получена иммунная сыворотка. Специфические титры антител в этих сыворотках достигали в РИД - 1:32 - 1:64, что вполне удовлетворяло требованиям оценки сырья для дальнейшего получения различных диагностических препаратов. При получении туберкулёзных агглютинирующих сывороток оптимальной оказалась схема Е.Н. Афанасьева (2000), в которой использованы вещества с иммунотропной активностью (тималин и циклофосфан). Антигенный материал пятикратно вводили внутривенно, одновременно внутримышечно инъецировали тималин, в третью инъекцию дополнительно вводили внутримышечно циклофосфан. Агглютинирующие сыворотки, полученные таким способом, с успехом были использованы при конструировании МИБП. Из литературных данных следует, что возбудитель туберкулёза даёт перекрёстные серологические реакции с Nocardia, Brucella, Listeria и некоторыми нетуберкулёзными микобактериями. В связи с этим, идентификация МТБ и дифференциация с нетуберкулёзными микобактериями крайне важна для практического здравоохранения и проведения подходящей антибактериальной терапии. Для этого необходимо получить специфические туберкулёзные диагностические препараты, качество которых зависит от специфичности антител. Как правило, сыворотки, полученные иммунизацией животных, недостаточно специфичны, поэтому необходима сорбция антител, дающих перекрестные реакции с гетерологичными антигенами. Для этих целей наилучшим способом является использование аффинного сорбента, который представляет собой гетерологичные антигены, закреплённые на твёрдой матрице. Очистка сыворотки происходит за счёт биоспецифического взаимодействия между антигенами, закрепленными на матрице, и антителами, подлежащими удалению. Известны методы сорбции сывороток путём внесения в неё корпускулярных гетерологичных антигенов (Карпов С.П. с соавт, 1976;

Смирнов В.В. с соавт, 1980) и использование полиакриламидного антигенного аффинного сорбента (Лопаткин О.Н., Кронгауз И.В., 1983). В первом случае сорбция корпускулярными антигенами существенно понижает специфические титры антител, зачастую приводя к полной непригодности сырья из-за появления в нём экстрагируемого из бактериальных клеток материала. Во втором же случае, при приготовлении полиакриламидных сорбентов, используются высокотоксичные импортные реактивы, а специфическая ёмкость сорбента оказывается невысокой. В связи с этим мы поставили перед собой задачу получить и испытать аффинный сорбент из экологически чистых компонентов, упростить и ускорить все этапы сорбции при максимальной очистке сыворотки от гетерологичных антител. Проведен контроль специфичности туберкулёзных сывороток на штаммах особо опасных инфекций, нетуберкулёзных микобактерий и нокардий. Так, например, на долю Mycobacterium intracellulare приходится около 90% микобактериозов лёгких ( заболевания, сходные по клинической картине с туберкулёзом). Лечение при микобактериозах и туберкулёзе различается, что объясняется природной устойчивостью условно-патогенных микобактерий к основным средствам противотуберкулёзной терапии. Данные виды являются близкородственными по отношению к M.tuberculosis. Nocardia brasiliensis – патогенный представитель рода Nocardia, семейства Nocardiaceae, порядка Actinomycetales, общего с M.tuberculosis. В литературе встречаются данные о наличии у него общих антигенных детерминант с MТБ. Известно серологическое сходство полисахаридов Brucella и возбудителя туберкулёза, хотя по соотношению и набору моносахаридов и физико химическим свойствам эти полисахариды весьма различны (Домарадский И.В., 1994). При контроле специфичности в НРИФ установлено, что наблюдаются перекрёстные реакции с Brucella abortus, M. кansasii Yoss, Nocardia brasiliensis, M. intracellulare. Из данных культур получали бакмассы, выделяли водорастворимые антигены по описанной схеме и использовали в качестве лигандов при получении аффинных сорбентов. При конструировании аффинного сорбента мы исходили из того, что необходимо выбрать матрицу, обладающую химической и микробиологической устойчивостью, жёсткостью, высокой специфической адсорбционной способностью, найти способ щадящего и вместе с тем надёжного (ковалентного) закрепления на ней соответствующих лигандов. Для этих целей нами применен аффинный сорбент с магнитными свойствами, где в качестве твердой фазы выступает кремнезем-алюмосиликат, который является мелкодисперсным наполнителем, представляющим собой комплексные анионы алюминия и кремния с избыточным отрицательным зарядом, компенсированным щелочноземельными металлами. Носитель обладает повышенными адгезионными свойствами по сравнению с полиакриламидом и силохромами. Кроме того, алюминирование кремнезёма существенно увеличивает адсорбционную активность в отношении белков (Хохлова Т.Д., Гаркавенко Л.Г., Никитин Ю.С., 1991). Процесс получения сорбента заключался в следующем: к 1 г алюмосиликатного наполнителя добавляли 40 мл 3 % водного раствора полиглюкина и магнитный порошок (Fe2O3) от 1 до 5 г, перемешивали и проводили гелеобразование при температуре (22±4) оС от 1 до 24 ч. Полученный сорбент высушивали при 100-110 0С в течение 30 мин, измельчали и методом рассева выделяли фракции с размером частиц 80- 120 мкм. Процесс получения сорбента состоял из следующих стадий: образование золя, переход его в гидрогель и обезвоживание, приводящее к получению ксерогеля. В золе мицеллы вещества свободно двигаются по законам броуновского движения. Сольватные оболочки мицелл, а так же поверхностный заряд препятствуют их слиянию, образованию прочных связей при столкновении и обеспечивают устойчивость золя. При повышении температуры происходит потеря гидратной оболочки мицелл, они связываются между собой силами сцепления в жёсткий каркас. Частицы укрупняются, контакты срастаются, что приводит к упрочнению скелета геля и уменьшению дисперсности частиц, в результате чего образуется ксерогель. Удельную поверхность МС определяли по методу А.А.Клячко- Гурвича (1961), а суммарный объем и радиус пор - по методу Н.В.Кельцева (1984). Для оптимизации структурных характеристик магносорбентов проведены исследования по варьированию состава компонентов синтеза (декстран, Fe2O3, алюмосиликат), а также изучение влияния времени гелеобразования и рН среды на величину удельной поверхности сорбентов, объем и размер пор. Увеличение продолжительности времени гелеобразования при синтезе МС приводит к увеличению значений удельной поверхности и уменьшению размера пор. Стабилизирующий эффект действия декстрана объясняется образованием вокруг частиц геля сольватных оболочек в связи с возникновением комплексов между электронодонорными атомами кислорода молекул органического вещества и силанольными группами кремнеземных корпускул. На наш взгляд, оптимальным значением времени гелеобразования при синтезе сорбентов является 1-2 часа, так как при увеличении времени синтеза магносорбента уменьшается радиус его пор, что приводит к снижению степени иммобилизации лиганда при ковалентном связывании в порах сорбента, стерическим препятствиям образования специфического комплекса антиген-антитело.

На основе проведенных исследований рекомендованы следующие оптимальные условия получения алюмосиликатных МС: соотношение компонентов синтеза Fe2O3, декстран, алюмосиликат 2:2:1, время гелеобразования 2 - час при рН - 7,0. На рисунке 3 представлена фотография микроструктуры алюмосиликатного магносорбента, из которой следует, что у образца магносорбента наблюдается ярко выраженная губчатая структура. Исследование удельной туру кремнеземного сорбента поверхности по методу А.А.КлячкоГурвича (1961) показало, что введение магнитного порошка (Fe2O3) в струкизменяет его структурные характеристики: удельная поверхность в данном случае достигает 18 м2/г, объем пор 1,19 см3/г, радиус пор 132,2 нм, тогда как сорбент, не содержащий в своём составе Fe2O3, имеет удельную поверхность - 58 м2/г, объем пор- 1,70 см3/г, радиус пор – 42,5 нм.

Рисунок 3. Электронная микроскопия МС. Увеличение х 10 000. Магносорбенты были использованы далее для химического модифицирования активными группами, применяемыми для ковалентной иммобилизации лигандов, которая должна проводиться за счет функциональных групп, не влияющих на специфическую активность лиганда и в условиях, не допус кающих структурных изменений в белке (Шаханина К.Л. с соавт., 1978;

Пушкарь В.Г. с соавт.,1984). Для химического активирования данных магносорбентов нами использован метод модифицирования твердофазных носителей окислением (рис. 4). NaClO4 AI-Si -OH ---------C (Fe2 O3) (Fe2 O3) Al- Si O H Рисунок 4. Схема получения магносорбента методом окисления Концентрация альдегидных групп активированных сорбентов составила 0,57 мг-экв/г. Достоверность и воспроизводимость аналитического метода определения альдегидных групп представлена в таблице 3. Таблица 3.Воспроизводимость экспериментальных данных при определении альдегидных групп в составе активированных магносорбентов Об- Сi мг- Ci-C (Ci-C)2 S2 S Е0,95 Е0,95 С мгра- экв/г 100 % С экв/г зец 0, МИС +0, 0,56 0,57 1, +0,01 +0, 2,0х10- 0,5х10- 0,7х10- 1,74х10- 0,57+0, Далее проводили иммобилизацию гетерологичных водорастворимых антигенов (Brucella abortus 19, Nocardia brasiliensis, M. intracellulare, M. кansasii Yoss) на сорбенты, для чего исследовали ряд параметров: концентрацию белка в антигенах, время и температуру инкубации, влияние рН на иммобилизацию лигандов. Иммобилизацию лигандов на поверхности магносорбента проводили следующим образом: к 0,4 мл 10 % взвеси МС приливали 1 мл водорастворимых антигенов, варьируя количеством белка от 0,5 до 10 мг/мл, инкубацию проводили в течение 1-24 часов, при температуре 4-5 0С;

(22 + 4) 0С и (37±1) 0С. Далее надосадочную жидкость удаляли, а носитель промывали 0,9 % раствором хлорида натрия до полного удаления белка, наличие которого в промывной жидкости контролировали спектрофотометрически. Для иммобилизации использовали различную концентрацию белка водорастворимых антигенов (0,5-10 мг/мл). Исследования показали, что концентрация белка 2,5 мг/мл является оптимальной для полного насыщения антигенами сорбента, находящегося в 10 % взвеси. При использовании лиганда с концентрацией белка больше 2,5 мг/мл адсорбционная емкость МИС снижалась. Вероятно, зависимость адсорбционной емкости сорбента от количества иммобилизуемого белка объясняется факторами стерического характера (Муромец В.И., Наградова Н.К, 1984). Изучена кинетика процесса иммобилизации и оценка связывания выделенных антигенов с сорбентом. Из полученных данных следует (рис. 5), что 2 ч достаточно, чтобы произошло полное насыщение МС антигенами.

Концентрация белка, мг/мл 2,5 2,4 2,3 2,2 2,1 2 1 2 4 24 C-2 C- Время, ч Рисунок 5. Зависимость количества иммобилизованного белка от времени иммобилизации С- 1-серия 1, С-2- серия 2 Схема получения иммобилизованных антигенов на МС представлена на рис. 6.

AI-Si -С (Fe2 O3) О +Н 2N -Аг Н AI- Si СН=N-Aг -Н 2О (Fe2 O3) Рисунок 6. Схема получения МИС на декстраноалюмосиликагеле Ковалентное связывание водорастворимых антигенов с твердой матрицей осуществляется через альдегидную группу с образованием азометиновой связи. При определении зависимости рН раствора водорастворимых антигенов на процесс иммобилизации установлено, что изменение рН от 5 до 9,5 не сказывается на специфической активности и чувствительности МИС. Определена максимальная адсорбционная емкость сорбента, которая наблюдалась при температуре (22 + 4) 0С и (37±1) 0С. Таким образом, оптимальными факторами, способствующими получению МИС, являются: время иммобилизации лигандов на сорбенте - 2 часа при значении рН раствора водорастворимых антигенов 6-7 и температуры в интервале 24 – 37 оС. Методы получения иммуносорбентов просты и технологичны, исключающие применение токсичных веществ. Полученные магноиммуносорбенты характеризуются стандартностью структурных характеристик, механической, химической и микробиологической устойчивостью, не подвержены набуханию, равновесие между антигенами и сорбентом наступает в течение 2 часов. Использование отечественных экологически чистых компонентов, их дешевизна, простота технологии изготовления свидетельствуют о достоинствах алюмосиликатных МИС. Иммуносорбцию проводили дважды, соединяя 10 мл иммунной туберкулёзной сыворотки с 1 г магноиммуносорбента. Смесь инкубировали при С в течение 6 часов или при температуре 4 0С – 16 часов на шуттель - аппа рате. После инкубации, используя постоянный магнит (при этом отпадает необходимость центрифугирования или фильтрования) для фиксации МИС, сыворотку сливали. Сорбент регенерировали 3 М раствором калия роданистого и отмывали 0,1 М фосфатно-солевым буфером рН (7,3 ± 0,1). Такой сорбент после процедур регенерации можно использовать до 10 - 15 раз. Магнитные свойства иммуносорбента позволили осуществлять отделение его от жидкой фазы в магнитном поле и исключить процесс длительного центрифугирования. Титр антител и специфичность туберкулёзных сывороток, определяемые в НРИФ в мазках гомологичных и гетерологичных штаммов микроорганизмов, окрашенных иммуноглобулинами флуоресцирующими антикроличьими, представлен в таблице 4. Из таблицы видно, что до сорбции туберкулёзной сыворотки наблюдалась перекрестная реакция со штаммами B.abortus, М. intracellulare, Nocardia brasiliensis, M. кansasii Yoss при её активности 1:400 в реакции НРИФ. При сорбции иммунной сыворотки использование данного иммунносорбента позволило не только освободить препарат от неспецифических антител на одном этапе, но и сохранить первоначальную специфическую активность нативных сывороток. Проведённые исследования дают основание утверждать, что применение алюмосиликатных антигенных магноиммуносорбентов позволяет проводить качественную иммуносорбцию. Преимуществами её являлось то, что при сорбции не происходило попадания в сыворотку антигенного материала и в ней отсутствовал комплекс «антиген-антитело», мешающий в дальнейшем созданию специфических диагностических систем. Такая иммуносорбция приводила к повышению специфичности cывороток. Титры специфических антител не снижались и конечный продукт оставался качественным сырьем для дальнейшей работы.

Таблица 4. Контроль специфичности и активности туберкулёзной иммунной сыворотки в НРИФ Мазки со взвесями Визуальная оценка специфической люминесценции (по 4-х крекультур стовой) в мазках, окрашенных иммуноглобулинами флуоресцирующими антикроличьими 1:200 До сорбции 1:400 1:600 После сорбции 1:200 1:400 1: M. tuberculosis humanus Н 37 RA M. bovis BCG М. intracellulare # 23 M. кansasii Yoss Nocardia brasiliensis B.abortus 544, 19-BA B. abortus 345 B. melitensis 16M,565, Rev-1 B. suis 1330, 508, 6 Salmonella typhi 818, 4446 Streptococcus faecalis 44 44 44 44 33 44 33 ---- 44 44 32 23 32 32 22 ---- 33 32 22 22 22 ------ 44 44 22 22 22 22 ----- 44 44 --------- 33 32 --------- ------Staphylococcus epidermidis, aureus АССТ 25923 ------Listeria monocytogenes 1 -7серотип Обозначения:

- - - отрицательный результат, 2, 3, 4 - интенсивность свечения по 4-х крестовой шкале;

22, 32 - и т.д. - интенсивность свечения в двух повторных опытах.

Таким образом, нами разработана биотехнология получения аффинного сорбента с магнитными свойствами. В качестве матрицы использовали алюмосиликат - химически чистый сорбент, имеющий жёсткий остов, обладающий значительной адсорбционной ёмкостью, микробиологической и химической устойчивостью, механической прочностью. Для придания сорбентам биоспецифических свойств в структуру или на их поверхность иммобилизовали антигены путём ковалентной сшивки, т.е. образования химической связи при участии неспаренных электронов, принадлежащим обоим партнёрам по реакции (наиболее прочная связь). Для её осуществления нами ис пользован перхлорат натрия. В результате варьирования соотношением компонентов синтеза, отработки всех параметров: рН, температуры, времени, способов иммобилизации лигандов получены магноиммуносорбенты, пористая структура которых наиболее эффективна для образования иммунохимического комплекса «антиген –антитело». Наличие магнитного материала обеспечивает упрощение, ускорение манипуляций с сорбентами. Данные сорбенты отличаются простотой технологии изготовления, экологической чистотой, доступностью сырья и низкой стоимостью.

ГЛАВА 4. Получение иммуноферментных препаратов для экспрессдиагностики туберкулёза 4.1. Получение иммунопероксидазного конъюгата Иммуноферментный анализ является наиболее перспективным при иммунодиагностике возбудителя туберкулёза у человека и животных. Однако внедрение его в широкую практику сдерживается значительным количеством ложноположительных результатов, обусловленных атипичными сапрофитными микобактериями и низкой чувствительностью при использовании туберкулиновых антигенов (Лопаткин О.Н., Кронгауз И.В., 1993). Нами проведены исследования по получению высококачественных иммунопероксидазных конъюгатов для выявления микобактерий туберкулёза. Для конструирования иммуноферментных диагностикумов использованы водорастворимые антигены микобактерий туберкулёза и гипериммунные сыворотки, полученные на их основе. Так как наблюдались перекрёстные реакции туберкулёзных сывороток с нетуберкулёзными микобактериями и сапрофитами, проведена их сорбция по технологии, представленной в главе 3. Иммуноглобулины из гипериммунных сывороток выделяли с помощью каприловой кислоты (Steibuch G., Andran R., 1969). Для ковалентного связывания фермента - пероксидазы хрена («Сигма» США) с иммуноглобулинами выбран метод перйодатного окисления (Nakane P.K., Kawaoi A., 1974). Конъюгацию пероксидазы хрена с иммуноглобулинами осуществляли в два этапа: сначала получали активированное производное пероксидазы, содержащее альдегидные группы, далее проводили диализ. На втором этапе альдегидная группа пероксидазы, взаимодействуя с аминогруппой антител, образовывала конъюгат, формируя азометиновую связь. Краткое изложение биотехнологии получения конъюгата выглядит следующим образом: пероксидазу в количестве 5 мг растворяли в 1 мл 0,3 М раствора натрия углекислого. Добавляли 0,025 мл 0,32 % раствора формалина, перемешивали на магнитной мешалке в течение 30 минут, затем вносили 1 мл 0,04 М раствора перйодата натрия и перемешивали. По истечении времени инкубации добавляли 1 мл 0,16 М раствора этиленгликоля и перемешивали 1 час. Все перечисленные операции проводили при температуре (22+4) 0С. Затем раствор диализовали против 0,01 М КББ раствора рH 9,5 при 4 0С в течение 18 часов. Раствор переносили во флакон, добавляли 1 мл туберкулёзных иммуноглобулинов с концентрацией от 2,5 до 10 мг/мл, перемешивали 2 часа при температуре (22+4) 0С и вносили 5 мг боргидрида натрия, оставляя без перемешивания на 2 часа при 4 0С. Раствор диализовали против 0,1 М ФСБ рН 7,2 в течение 18 часов при 4 0С. Очистку конъюгата от несвязавшегося фермента осуществляли методом гель-фильтрации с использованием сефадекса G-100 на установке LKB2137 (Швеция). В качестве элюата применяли 0,1 М ФСБ рН 7,2-7,4. Фракции собирали в объеме 3,0 мл и исследовали светопоглощение каждой из них при длинах волн 280 нм и 403 нм. Фракции, имеющие Rz (соотношение экстинций при длинах волн 403 и 280 нм – области максимального поглощения пероксидазы хрена и белка), равное 0,4 - 0,6, объединяли. Во фракции добавляли бычий сывороточный альбумин из расчета 10 мг на 1 мл. Фракции разливали в ампулы по 0,1 мл и лиофилизировали. В результате контроля активности установлено, что для иммобилизации достаточной является концентрация белка 5 мг/мл, так как при использовании 10 мг/мл показатель соотношения экстинции пероксидазы хрена и белка, а также активность препарата оставались на том же уровне при большем расходе белка (таблица 5). Конъюгат лиофилизировали на лиофильной установке LZ-9C. Препарат был стабилен без потери активности в течение 1 года и соответствовал всем необходимым медико-биологическим требованиям.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.