WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

На правах рукописи

ЕРМИЧЁВА Елена Викторовна МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СРЕДСТВ

МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор В. И. Кузнецов Москва - 2003 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ......................................................................................................... 4 ГЛАВА 1. Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации........................................... 16 1.1. Правовые основания формирования информационного общества. 20 1.2. Социальная роль СМИ, основные документы и принципы.........…24 1.3. Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации............................................................... 34 а. Двусторонние межгосударственные договоры.......................... 35 б. Многосторонние договоры.......................................................... 38 ГЛАВА 2. Некоторые аспекты роли международного права в регулировании вопросов массовой информации........................... 52 2.1. Институт ответственности в международной информационной деятельности............................................................................................. 54 2.2. Международно-правовое регулирование международного обмена информацией и права человека.............................................................. 64 2.3. Законодательные и иные нормативные акты, регулирующие деятельность СМИ в России........................................................................ 72 2.4. Участие международных организаций в регулировании международного обмена информацией............................................................ 79 а. ООН: международный обмен информацией.............................. 79 б. Основные направления деятельности ЮНЕСКО в области массовой информации................................................................. 83 в. Международный союз электросвязи: регулирование использования ресурсов в области электросвязи.......................... 89 2.5. Правовые основы сотрудничества в области аудио-визуальных средств массовой информации............................................................ 92 2.6. Правовое регулирование Интернета.................................................. ГЛАВА 3. Право на информацию.............................................................. 114 3.1. Основные права и свободы в информационной сфере, основания их ограничения.................................................................................... 114 3.2. Критерии ограничений свободы слова в международном праве.... 118 ГЛАВА 4. Современные тенденции обмена информацией в контексте международной безопасности............................................ 128 4.1.Информационная безопасность........................................................... 128 4.2. Тенденции развития информационного законодательства......…..133 4.3. Основные угрозы в сфере информационной безопасности.......…..135 4.4. Основные цели и задачи разработки режима международной информационной безопасности................................................................ 136 4.5.Обеспечение соблюдения законов и сотрудничество в борьбе с терроризмом........................................................................................... 138 а. Меры на национальном уровне................................................. 139 б. Меры на международном уровне.............................................. 140 4.6. Целесообразность дальнейшей разработки международного сотрудничества в области информационной безопасности............... 142 ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................................................. 150 БИБЛИОГРАФИЯ........................................................................................ ВВЕДЕНИЕ Сегодня нередко можно встретиться с утверждением, что так называемый “информационный взрыв”, который характерен для ХХ века, поставил юристов перед проблемой выделения в особую отрасль международного права группы международно-правовых норм, регулирующих использование средств массовой информации в трансграничном масштабе. До сих пор дискутируется вопрос о понятиях “международное право массовой информации”, “международное информационное право”, “право массовой коммуникации” и т.п. В любом случае обилие нормативного материала и попытки юристов сформулировать специальные принципы, действующие в этой области международных отношений, свидетельствуют о формировании отрасли международного права. К средствам массовой информации традиционно относятся радиовещание, телевизионное вещание, тиражированная печатная, звуковая и визуальная продукция (книги, газеты, журналы, грампластинки, компакт-диски, видео- и магнитофонные пленки и т.п.). С недавних пор к ним стали относить и Интернет, хотя пользование глобальной информационной сетью (паутиной) еще не имеет четко зафиксированных юридических оснований. Необходимость международного сотрудничества в области распространения массовой информации вызывается рядом факторов: • • • • неизбежностью координации использования радиочастот для предотвращения взаимных радиопомех;

идеологическими интересами государств;

целесообразностью запрета одних идей и поощрения других идей, влияющих на формирование общественного мнения;

коммерческими интересами производителей продукции массовой информации. На международные информационные обмены распространяют свое действие все общие императивные принципы международного права. Они дополняются рядом специальных принципов: право государств на осуществ ление или санкционирование трансграничного радиовещания и телевизионного вещания;

обязанность государств предотвращать или пресекать распространение идей, осужденных мировым сообществом;

обязанность государств обеспечивать свободный доступ населения к источникам информации;

право государств на противодействие распространению на своей территории идей, запрещенных международным сообществом и представляющих угрозу государственной безопасности, общественному порядку, здоровью и нравственности населения;

право государств развивать свои информационные инфраструктуры для достижения своих политических, экономических и культурных целей;

обязанность предотвращать и пресекать использование национальных средств массовой информации для враждебной другим государствам пропаганды и для вмешательства в их внутренние дела. Это становится особенно актуальным в связи с угрозой информационной безопасности отдельных государств и мирового сообщества в целом. Источниками норм, касающихся содержания массовой информации, являются международно-правовые акты, такие как Декларация ООН о средствах массовой информации и правах человека, Декларация ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся средств массовой информации в укреплении мира и международного взаимопонимания и в развитии прав человека, международные конвенции, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. На универсальном уровне проблемы политики в области международных обменов массовой информацией обсуждаются в рамках учрежденного в 1978 году Комитета ООН по информации, специализированных комитетов ЮНЕСКО. Специалисты различных стран на регулярных научных форумах, проводимых по инициативе Международного союза электросвязи, предсказывают неизбежность радикальных изменений в области международноправового регулирования электросвязи вследствие бурного развития информатики и предвидимого в обозримом будущем формирования единой мировой коммуникационной системы, которая соединит спутники связи, банки данных различных стран, теле- и радиовещание, телефонную и факсимиль ную связь. По мнению ряда ученых, таких как А. Дзанаки, А. Домена, Дж. Мартина и К.-Ф. Меллиха, формирование единого всемирного “информационного поля” потребует и адекватных международно-правовых решений. Все это дает основания говорить о необходимости изучения проблемы взаимодействия средств массовой информации и международного права, их взаимовлияния друг на друга. Опыт других стран в создании национальных законодательств в области средств массовой информации и общие принципы, выработанные мировым сообществом, позволили создателям российского закона о СМИ учесть основные требования, предъявляемые как к работникам СМИ, так и к государственным органам, общественным организациям, определив тем самым их взаимные права и обязанности. Предмет и цель исследования. В соответствии с вышесказанным, предметом настоящего исследования является анализ влияния международно-правовых норм и принципов международного права в области средств массой информации на социальную роль СМИ, а также изучение международного сотрудничества в этой области (как двустороннего, так и многостороннего). Вместе с тем, в диссертационном исследовании учитываются современные тенденции развития международного обмена информацией и участия международных организаций в регулировании международного обмена информацией. Кроме того, в данной работе отдельная глава посвящена рассмотрению современных тенденций обмена информацией в контексте международной безопасности. Это становится особенно актуальным в связи с изменением расстановки сил на международной арене. Рассматриваются тенденции развития информационного законодательства, основные угрозы в сфере информационной безопасности, а также цели и задачи разработки режима международной информационной безопасности. Излагаются предложения ряда конкретных мер (как на национальном, так и на международном уровне) для обеспечения соблюдения законов и сотрудничества в борьбе с терроризмом в сфере информации. Изучение проблем, являющихся предметом работы позволяет достичь поставленной цели – обоснование целесообразности дальнейшей разработки международных принципов сотрудничества в этой области. Основной задачей данного исследования является изучение правовых основ сотрудничества в области международной информационной деятельности, а также современных тенденций в области обмена информацией. Вопросы международно-правового сотрудничества в области СМИ в данной работе рассматриваются в контексте международной безопасности, что сейчас считается весьма своевременным и актуальным. Здесь необходимо особо акцентировать внимание на правовом обеспечении международного обмена информацией и прав человека, а также институте ответственности в международной правовой деятельности в целом. Таким образом, все это следует рассматривать в контексте изучения современных тенденций обмена информацией. Эта тема становится особенно актуальной в связи с угрозами в сфере информационной безопасности. Вопросы обеспечения законов и сотрудничество в борьбе с терроризмом выходят сегодня на первый план. В данном диссертационном исследовании представлены некоторые аспекты роли международного права в регулировании вопросов массовой информации и сотрудничества в этой сфере как на национальном, так и на международном уровнях. Но изучение современных тенденций развития международного права и выработка новых норм и принципов невозможно без изучения уже выработанных и апробированных. А потому автор рассматривает уже имеющиеся нормативно-правовые документы, регулирующие деятельность средств массовой информации на протяжении нескольких десятилетий: с момента появления широковещательной техники, поставившей вопрос о регулировании потока информации и создания международных организаций – ООН, ЮНЕСКО и Международного союза электросвязи, которые занимаются непосредственно проблемами международного обмена информацией и до настоящего времени.

Актуальность темы продиктована самой жизнью. Проблема связана с прикладным характером и необходимостью продолжения законотворчества в данной области. Вопросы свободы СМИ, а также создания Нового международного информационного порядка (НМИП) и межгосударственного сотрудничества в этой области тесно связаны с ответственностью как за содержание информации, так и за способы ее распространения. И поэтому следует говорить не только о правах, которыми обладают СМИ, но и об обязанностях СМИ перед обществом, которые определены во многих международноправовых актах. Особенно остро в последнее время встает вопрос о международной безопасности в информационной сфере, а потому исследование вопросов правового регулирования в международной информационной деятельности становится актуальным как никогда. В связи с этим в данной работе рассматриваются и вопросы обеспечения соблюдения законов, сотрудничества в борьбе с терроризмом (как на национальном уровне, так и на международном), современные тенденции обмена информацией в контексте международной безопасности и тенденции развития информационного законодательства. Также обосновывает целесообразность дальнейшей разработки принципов сотрудничества в области информационной безопасности. Все это дает основания говорить об актуальности изучения проблемы взаимовлияния средств массовой информации и международного права. Создателями российского закона о СМИ 1991 года были учтены общие принципы, выработанные мировым сообществом, опыт других стран в создании национальных законодательств в области средств массовой информации, основные требования, предъявляемые как к журналистам и другим работникам СМИ, так и к государственным органам, общественным организациям. Однако сегодня становится все более очевидной необходимость в уточнении национальных законодательств в связи с изменениями международной ситуации. Должны быть более четко определены взаимные права и обязанности государства, общественных организаций и СМИ, что делает теоретическую разработку проблемы особенно актуальной. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что комплексно в рамках одной работы рассмотрены законодательные и иные нормативные акты, регулирующие деятельность СМИ в России в рамках международного сотрудничества в области использования средств массовой информации и выработке рекомендаций для дальнейшего законотворчества в этой сфере. Рассматриваются не только общие теоретические проблемы, но и вполне конкретные вопросы юридического обеспечения сотрудничества в области аудио-визуальных средств массовой информации, регулирования Интернета. В частности, особое внимание в работе уделено вопросам практического применения законов о связи – аудио-визуальных СМИ и Интернета (который появился сравнительно недавно, но развивается очень динамично и в силу своего всепроникающего характера стремительно вытесняет традиционные средства массовой информации). Также рассматриваются вопросы информационной безопасности, и в первую очередь угрозы информационного терроризма и информационных войн. В качестве практических рекомендаций излагаются предложения ряда мер по предотвращению этих угроз как на национальном, так и международном уровнях. В работе использованы последние документы международного права, регулирующие деятельность в сфере средств массовой информации. И документы, которые следует рассматривать в качестве составной части правовой системы России. В частности – Доктрина информационной безопасности РФ, которая является составной частью Концепции национальной безопасности Российской Федерации применительно к информационной сфере. На основании этой Доктрины информационной безопасности РФ определены реальные угрозы в информационной сфере и основные тенденции развития информационного законодательства. Проанализировав существующие на сегодняшний день международно правовые нормы в области регулирования деятельности СМИ в контексте угроз национальной безопасности государств, автор предлагает ряд рекомендаций для обеспечения информационной безопасности, как на национальном, так и на международном уровне. Проведенное исследование позволяет сформулировать и вынести на защиту следующие положения:

- необходимо выявление общих тенденций развития норм международного права в области средств массовой информации (в том числе – правовое регулирование аудио-визуальных СМИ и Интернета);

- анализ национальных законодательств и международного права в области средств массовой информации;

- изучение основных положений института ответственности в международной информационной деятельности (особенно в области международно-правового регулирования обмена информацией и прав человека);

- анализ участия международных организаций в регулировании международного обмена информации (ООН, ЮНЕСКО, Международный союз электросвязи);

- определение критериев ограничения свободы слова в международном праве;

- рассмотрение вопросов информационной безопасности для определения тенденций дальнейшего развития информационного законодательства;

- определение целей и задач разработки режима международной информационной безопасности;

- анализ теоретических и практических результатов кодификации и развития норм международного права в области сотрудничества в сфере средств массовой информации;

- обоснование целесообразности сотрудничества в области обмена информацией в контексте международной безопасности;

- внесение конкретных предложений по обеспечению соблюдения законов и сотрудничества в борьбе с терроризмом в этой области (как на национальном уровне, так и на международном). Практическая значимость результатов исследования определяется актуальностью поднятых в диссертации проблем, ориентированностью на совершенствование российского национального законодательства и международного публичного права в целом в области СМИ. Область международного права, регулирующая вопросы обмена информацией, сотрудничества в сфере регулирования деятельности средств массовой информации и информационной безопасности сегодня развивается очень динамично, а потому постоянно нуждается в юридическом обновлении и оформлении. Законодательство в этой области права развивается стремительно. В связи с тем, что автор по роду своей деятельности имеет доступ к новейшим материалам различных информационных агентств и интернет-сайтов, в работе проведен анализ последних законодательных инициатив и нововведений в данной сфере. Вопросы информационной безопасности в последнее время выходят на первый план. Особенно актуальным стал вопрос об адекватном реагировании и главное – предотвращении проявлений международного терроризма в области международного обмена информацией. А потому в данной работе при рассмотрении вопроса обеспечения соблюдения законов, направленных на борьбу с терроризмом в сфере информации и сотрудничества в этой области, автор предлагает конкретные меры (как на национальном, так и на международном уровне), которые бы позволили государствам выработать и проводить эффективную политику в этой области. В этом и заключается прикладной характер работы. Теоретические выводы, связанные с диссертационным исследованием, конкретные практические рекомендации по внесению изменений и дополнений в действующее российское законодательство с целью более эффективной реализации норм международного права в области формирования и реализации концепции информационной безопасности могут быть использованы законодательными и правоохранительными органами Российской Федерации. Они могут лечь в основу специальных кодексов этики и профессиональных требований к журналистам и другим работникам СМИ, а также использованы сотрудниками Министерства иностранных дел РФ, участвующими в раз работке международных договоров Российской Федерации. Основные положения работы и выводы могут быть также использованы при разработке общих и специальных курсов по международному праву, а также на факультетах журналистики. Кроме того, они могут быть отражены в уставах редакций средств массовой информации, зарегистрированных как на территории РФ, так и за ее пределами. Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертационная работа выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии МИД РФ. Основные теоретические выводы и положения диссертации получили апробацию в форме: а) публикаций статей в сборнике “Мир на пороге XXI века” (материалы научно-практических конференций молодых ученых);

б) обсуждений на кафедре международного права Дипломатической академии МИД РФ;

в) практического применения результатов диссертационного исследования в качестве специального корреспондента “Российской газеты”;

г) выступлений на вузовских и межвузовских научно-практических конференциях (23 декабря 1998 г., 24 февраля 2000 г.) Практические результаты работы: В настоящее время автор активно применяет результаты проведенного исследования в своей трудовой деятельности в качестве корреспондента одного из ведущих изданий РФ “Российской газеты” – издания Правительства Российской Федерации, официального публикатора указов Президента РФ, законов и подзаконных актов Российской Федерации. Теоретическую и методологическую основу исследования составляет комплекс таких методов познания, как диалектический, системный, формально-юридический, сравнительно-правовой, исторический и логический. Эти методы познания и системного анализа, как правило, используются отечественными и зарубежными специалистами в области международного пра ва, политологии, социологии и других общественно-политических дисциплин. В целом методология исследования обусловлена особенностями предмета диссертационного исследования. При написании данного исследования были использованы работы российских юристов, таких как: Батурина Ю.М, Бачило И.Л., Бобикова А.Г., Буданцева Ю.П., Вачнадзе Г.Н., Витрука Н.В., Воинова А.Б., Ворониной О.А., Днепровского А.Г., Ермишиной Е.В., Кашлева Ю.Б., Колосова Ю.М., Кудрявцева М.П., Лобанова К.Н., Лопатина В.Н., Лукашука И.И., Малинина С.А., Мелехина Б.И., Морозова Г.И., Наумова В.Б., Пустогарова В.В., Трошкина Ю.В., Тункина Г.И., Федотова М.А., Цепова Б.А., Шевцовой С.О., Энтина М.Л. и др. Также изучены работы представителей западной доктрины международного права – Э. Бредли, Ю. Вильке, Г.-П. Гассера, М. Дженис, Э. Дэннис, Дж. Кин, А. Моду, Дж. Мэррил, П. Ноак, В.-С. Перес, К. Свинарски, М. Тэкс, Д. Уэделл, Д. Фишер и др. Структура диссертационной работы и ее содержание подчинены целям и задачам исследования, которые и определили логику изложения.

Работа состоит из введения, 4 глав, заключения, списка источников и литературы, использованных автором. Во введении обосновывается необходимость изучения проблем правового сотрудничества в сфере средств массовой информации и выработки международно-правовых актов в связи с актуальностью темы, определены: основная тема диссертационного исследования, предмет и цель, научная новизна, а также практическая значимость работы. Кроме того, здесь указаны результаты апробации исследования, что составляли теоретическую и практическую основу исследования. В первой главе “Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации” – рассматриваются правовые основания информационного общества, определяется социальная роль СМИ, анализируются основные документы, регулирующие деятельность средств массовой информации. Основным предметом исследования здесь являются двусторонние и многосторонние договоры в области использования средств массовой информации. Во второй главе – “Некоторые аспекты роли международного права в регулировании вопросов массовой информации” рассматриваются вопросы права на информацию как одного из важнейших прав человека, закрепленных в самых первых международно-правовых актах. Здесь же исследуются вопросы юридического обоснования и закрепления института ответственности в международной информационной деятельности, международноправового регулирования обмена информацией и прав человека, законы о связи, а также правовые основы сотрудничества в области аудио-визуальных средств информации и Интернета. Здесь же рассматриваются законодательные и иные нормативные акты, регулирующие деятельность СМИ в России и участие международных организаций (ООН, ЮНЕСКО и Международного союза электросвязи) в регулировании международного обмена информацией. В третьей главе – “Право на информацию” рассматриваются основные информационные права и свободы, основания их ограничения, критерии ограничений свободы слова в международном праве. Особое внимание автор диссертационного исследования уделяет рассмотрению законодательного регулирования права на информацию. Кроме того, здесь же разбирается вопрос права на доступ к информации и критерии ограничения свободы слова в международном праве. В четвертой главе “Современные тенденции обмена информацией в контексте международной безопасности” основное внимание посвящено изучению проблем информационной безопасности. Здесь рассматриваются тенденции развития информационного законодательства и целесообразности дальнейшей разработки международных принципов сотрудничества в этой области. Основное внимание в этой главе уделено вопросам разработки практических рекомендаций для обеспечения международной безопасности в сфере информации. Отдельный параграф посвящен вопросам обеспечения соблюдения законов и сотрудничества в борьбе с терроризмом в информационной сфере. Здесь же даны рекомендации по выработке мер как на национальном, так и на международном уровнях. В заключении подводятся итоги анализа законодательства в области сотрудничества государств в сфере международной информационной деятельности. При этом особое внимание уделено вопросам международной безопасности и угрозам терроризма. Делаются выводы и даются практические рекомендации для дальнейшей разработки законодательства в данной сфере. Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора: 1. Средства массовой информации и международное право. //Материалы 2-й научно-практической конференции молодых ученых Дипломатической академии МИД РФ. - М.: Научная книга, 1999. (0,3 п.л.) 2. Правовые основы сотрудничества в области аудио-визуальных средств массовой информации. //Материалы 3-й научно-практической конференции молодых ученых Дипломатической академии МИД РФ. - М.: Научная книга, 2001. (0,4 п.л.) ГЛАВА 1 МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Согласно ст.19 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года “…Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их;

это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ”. 1 Дальнейшее развитие право свободы выражения своего мнения получило в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция о правах человека), разработка которой велась Советом Европы в 1949–1950 гг., и завершилась подписанием 4 ноября 1950 года. В ст. 10 Конвенции, в частности, оговаривается, что “осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с формальностями, условиями, ограничениями или штрафными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков, защиты здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциаль Всеобщая декларация прав человека и гражданина от 10 декабря. 1948 г. Резолюция 217 А (III). Действующее международное право в 3-х тт. Сост. Колосов Ю.М., Кривчикова Э.С. - М.: Московский независимый институт международного права 1996. Т. 2. С. 8. (далее: Действующее международное право. - М.: МНИМП,1996. Т., С.). Полный список использованных источников см. ниже в разделе "Библиография. Источники".

но, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия”. 2 И здесь встает вопрос о законности деятельности средств массовой информации вообще, соотношении внутренних законодательств международным нормам и требованиям, уровне развития гражданских обществ и правовой культуры в целом. Прежде чем рассматривать законодательную базу средств массовой информации, необходимо дать определение понятия “массовая информация”. Российский закон о СМИ под “массовой информацией” подразумевает “предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы”, которые могут распространяться путем “продажи (подписки, доставки, раздачи) периодических печатных изданий, аудио- или видеозаписей программ, трансляции радио-, телепрограмм (вещания), демонстрации кинохроник”.3 Деятельность СМИ в условиях сегодняшнего общества не ограничивается только информированием общественности по социально значимым вопросам, а рассматривается значительно шире – кроме формирования социальных установок для массового сознания, они выполняют и функции политической рекламы, являясь одновременно и ее инструментом. Хотя изначально СМИ призваны только распространять сообщения, информацию, знания, художественные ценности, вопрос о пропаганде политических взглядов встает неизбежно.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Council of Europe, European Treaty Series, No.5. См.: Действующее международное право в 3 тт. - М.: МНИМП, 1996. Т. 2. С.108 и приложение к книге Лукьянцева Г.Е. "Европейские стандарты в области прав человека". - М.: Международные отношения, 1999. С. 12. Текст, измененный в соответствии с положениями Протокола №3 (ETS№45), вступившего в силу 21 сентября 1970 г., Протокола №5 (ETS№55), вступившего в силу 20 декабря 1971г., и Протокола №8 (ETS№118), вступившего в силу 1 января 1990 г., и содержащий также текст Протокола№2 (ETS№44), который согласно п. 3 ст. 5 данного Протокола, является составной частью Конвенции с момента его вступления в силу 21 сентября 1970 г. Все положения, которые были дополнены или изменены этими Протоколами, заменены Протоколом №11(ETS№155) с момента вступления его в силу 1 ноября 1998 г. 3 Закон РФ"О средствах массовой информации"№2124-1 от 27 декабря 1991. //Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, №7. С. 300;

Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, №3, С. 169;

1996, №1, С. 4;

1998, №10, С. 1143;

2000, №26, С. 2737;

№32, С. 3333.

Пропаганда (лат. рropaganda подлежащее распространению) в самом широком смысле – особый род социальной деятельности, основная функция которой – распространение знаний, художественных ценностей и другой информации с целью формирования определенных взглядов, представлений и эмоциональных состояний, а также оказания влияния на поведение людей. Пропаганда духовных ценностей предполагает учет конкретной ситуации, особенностей аудитории, условий в которых она протекает. В процессе пропаганды нередко происходит не только популяризация науки, искусства, но и их обогащение, развитие.4 В более узком смысловом значении – это деятельность по распространению в массах идеологии и политики определенных политических лидеров, партий и государств. Сегодня уже можно говорить о том, что пропаганда оформилась в особую сферу духовной деятельности, и представляет собой систему организаций, средств, форм и методов идейно-психологического влияния на массы. Ее характерными чертами являются: целенаправленность, определенная дифференцированность, непрерывность воздействия, массовость. Значение пропаганды особенно возрастает в связи с распространением идеологии. Под идеологией (от греч. idea идея, вид и logos слово, понятие, учение) понимают систему взглядов и идей, в которых выражается отношение к той или иной действительности, взгляды, интересы, цели, намерения, умонастроения людей, классов, партий, субъектов политики и власти тех или иных эпох, поколений, общественных движений, вплоть до мировоззрений, умонастроений и жизненных позиций носителей той или иной идеологии.5 А потому вопрос о том, кому принадлежат средства массовой информации встает особенно остро. Ведь “кто владеет информацией – тот владеет миром”. Взаимоотношения “общество – новейшие технологии” всегда были традиционным объектом философских исследований. Специфика современ4 Политологический энциклопедический словарь – М.: Издательство Publishers, 1993. С. 320. Краткий словарь по философии – М.: Политическая литература, 1970. С. 102.

ной ситуации состоит в том, что изменения в информационной индустрии столь стремительны и обладают столь всеобщим действием, что приходится одновременно изучать процессы как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях и на их основе делать обобщения и строить рекомендации. Многие перспективные направления сегодня только намечаются, но они настолько быстро могут воплотиться в жизнь, что времени, пока они окончательно оформятся, просто нет. Поэтому столь необходим анализ становления информационного общества, выработка стратегии, позволяющей отдельному государству вместе с его частным сектором, промышленностью и научнотехнической интеллигенцией определить цели и задачи на пути к глобальному информационному обществу. Те же вопросы, но на глобальном, международном уровне стоят и перед юристами-международниками, которые должны сформулировать и выработать универсальные рекомендации для всех государств. Дело в том, что “информационное общество” – это не умозрительная конструкция, некий идеальный образ будущего, который в очередной раз предлагают в качестве ориентира. Оно уже сейчас обладает реальными, объективными признаками. Поэтому дедуктивный анализ, оперирующий широкими понятиями, мало что дает для понимания реальных механизмов становления информационного общества. И выработка на универсальном уровне рекомендаций юристов-международников просто необходима. 6 Однако здесь необходимо напомнить, что наряду с положительными сторонами становления информационного общества в целом, существует множество подводных камней и опасностей. В частности, особенно остро встает вопрос об обмене информацией в контексте международной безопасности.

Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. - М.: МГУ, 1999. С. 9.

1. 1. Правовые основания становления и формирования информационного общества Изменения, порождаемые бурным ростом информационной индустрии, новая роль информационных и телекоммуникационных технологий в обществе нуждаются в соответствующем правовом оформлении. Экономические процессы, происходящие практически повсеместно, требуют совершенствования информационного законодательства с целью создания таких правовых и нормативных актов, которые бы стимулировали дальнейший прогресс в направлении информационного общества. Если экономический потенциал новейших информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) должен реализовываться прежде всего коммерческим сектором, поскольку высокотехнологический бизнес является рискованным и государство не имеет права подвергать риску средства налогоплатильщиков, то строительство правового фундамента информационного общества – это уже задача государственная. В настоящий момент происходит очередной этап технологической мирной революции – становление информационного общества. Современные информационные и телекоммуникационные технологии (ИТТ) существенно меняют не только то, как мы производим продукты и услуги, но и то, как проводим досуг, реализуем свои гражданские права. Они оказывают решающее воздействие на изменения, которые происходят в социальной структуре общества, экономике, развитии институтов демократии. ИТТ породили не только разнообразные социальные эффекты, но привели к возникновению нового течения общественной мысли, известного под названием теории информационного общества. Эта теория находится в самом начале своего становления, хотя первые работы, связанные с этой тематикой, появились в 60–70-х годах ХХ века и носили не столько научный, сколько футуристический характер, иногда смыкаясь с научнофантастической литературой.7 Несмотря на достаточную распространенность самого термина “информаци Мелюхин И.С. Указ. соч. С. 7-8.

онное общество”, разработанной концепции его еще не предложено. Нередко в литературе можно встретить лишь оптимистичные прогнозы и ожидания, хотя очевидно, что переход к массовому использованию новейших информационных и телекоммуникационных технологий неизбежно породит серьезный социальный стресс, даст техническую возможность группам людей, владеющим средствами массовой информации и коммуникации контролировать все общество и каждого человека.8 Именно с целью предотвращения этих негативных последствий перехода к информационному обществу необходима четко выверенная под конкретные условия государственная политика. Основные нормативные документы, на которых в правовом отношении базируется информационное общество, регламентирующие информационные отношения и процессы, (в том числе отношения собственности на информационные ресурсы и авторские права) - это законы и подзаконные акты, регулирующие права на доступ к информации, права на интеллектуальную собственность, характер использования информационных технологий в государственных учреждениях. К этому же блоку примыкают законы, регулирующие деятельность средств массовой информации и информационных и телекоммуникационных технологий, законы о связи, режим деятельности систем электронной торговли и оплаты, рекламы, публикаций, функционирования глобальных компьютерных сетей, Интернета. В отношении этой группы законов наиболее активно разрабатываются правовые вопросы, связанные с изменением позиции по концентрации собственности на СМИ, регулированием деятельности поставщиков информации и услуг связи, распространению вредной и незаконной информации по глобальным компьютерным сетям. Многие из этих законов приняты еще до массового распространения новейших СМИ и в первую очередь – информационных и телекоммуникационных технологий и доказали свою жизненность и необходимость. Однако сейчас особенно остро встает вопрос об их применении в новом электронном Рихтер А.Г. Массово-информационное право в грядущем веке. См.: сб. От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия. - М.: МГУ, 2000. С.76.

окружении, необходимых поправках к уже имеющемуся законодательству. Для этих целей многие государства создают рабочие группы, пересматривающие вопросы правоприменительной практики в отношении законов об охране тайны личной жизни и авторских прав. В России, например, такие группы созданы для разработки поправок к законам об информатизации, информации и защите информации, об участии в международном информационном обмене. Эволюция постиндустриального общества, сопровождаемая коренными социальными преобразованиями в мире и в нашей стране, движется в направлении того типа общества, которое характеризуется понятием “информационное общество”. В данном случае речь идет о становлении глобальной информационной индустрии, которая переживает период технологической конвергенции, организационных слияний, законодательной либерализации, о роли знаний, информации в экономическом развитии, появлении новых форм “электронной” демократии, структурных сдвигах в занятости.9 Специфика переживаемого момента состоит в том, что эти изменения происходят в исторически сжатые сроки, на глазах одного поколения. Можно сказать, что в течение последних 40 лет полностью сформировались предпосылки для широкомасштабного перехода к информационному обществу. Конечно, не везде они еще проявились в полной мере, не все страны, в том числе и Россия, прошли необходимые “подготовительные” этапы, но глобализация экономической жизни, снятие былых идеологических барьеров, стремительный технологический прогресс “сжимают” время, отпущенное государствам для формирования политики, позволяющей бесконфликтно и с выгодой для себя выйти на новую ступень развития – в информационное общество. А потому вопросы сотрудничества государств в международной информационной деятельности становятся актуальны как никогда. Уровень развития информационного законодательства – один из индикаторов демократичности общества, поскольку предполагает открытость го Вартанова Е.Л. Конвергенция как неизбежность (О роли технологического фактора в трансформации современных медиа-систем). См.: сб. От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия. - М.: МГУ, 2000. С. 37-55.

сударственных институтов перед общественностью, реализацию конституционных прав личности на информацию. Состояние современных ИТТ существенно меняет ситуацию в деле обеспечения доступа к любой информации, создает возможности для реализации широкомасштабных проектов по информатизации государственных органов в интересах всего общества, к чему уже приступили наиболее развитые государства. Для понимания тенденций становления правового фундамента информационного общества важно иметь в виду не только нормы, декларированные в законодательстве, но и то, как они реализуются подзаконными актами в деятельности специальных учреждений, отслеживающих выполнение государственными органами запросов граждан на информацию. В последние несколько лет информационное законодательство представляет собой интенсивно модернизирующуюся отрасль права. Это еще одно свидетельство в пользу того, что общество пытается найти достойный ответ на стремительное развитие современных СМИ и, в первую очередь, – телекоммуникационных технологий. Поскольку многие законодательные акты вырастают из рекомендаций международных организаций и судебных решений, наиболее интересна в этом плане деятельность Комиссии Европейского Сообщества, а также соответствующие судебные решения. Для понимания процессов нормотворчества в области средств массовой информации и международного обмена информацией необходимо рассмотреть социальную роль СМИ, основные документы и принципы. Далее мы подробно рассмотрим аспекты международного сотрудничества в области использования средств массовой информации, как на двусторонней, так и на многосторонней основе (договоры, конвенции). Это позволит выявить тенденции развития информационного законодательства, а в конечном итоге – определить цели и задачи разработки режима международной информационной безопасности. По мере формирования информационного общества это становится все более актуальным.

1. 2. Социальная роль средств массовой информации, основные документы и принципы Существует немало концепций общественной роли использования средств массовой информации. Руководитель итальянского радио и телевидения А. Дзанакки называет печать, кино, радио и телевидение средствами “общественной коммуникации”, ее четырьмя “краеугольными камнями” и полагает необходимым различать информацию и коммуникацию. Под коммуникацией он понимает не только передачу сведений или идей (т. е. информацию), но и процесс, подразумевающий ответную реакцию со стороны адресата. Таким образом, в этом определении важно подчеркнуть два момента: печать, кино, радио и телевидение относятся к средствам массовой коммуникации только в том случае, если они вызывают ответную реакцию публики. При этом имеется в виду ответная реакция в форме изменения поведения не какой-либо неопределенной группы лиц, а целого общества (вместо понятия “массовая коммуникация” вводится понятие “общественная коммуникация”).10 Французский специалист в области пропаганды А. Домена полагает, что всякая попытка повлиять на мнение и поведение общества с целью вызвать предвзятое мнение и поведение означает пропаганду. Как полагает А. Домена, между понятиями пропаганды и общественной (массовой) коммуникацией по существу нет никакого различия.11 Средства массовой информации действительно могут использоваться в различных целях – для собственно информации и для пропаганды. Однако между этими двумя видами использования средств массовой информации имеются существенные различия.

Актуальные проблемы правового регулирования телекоммуникаций. - М.: МГУ. Серия "Журналистика и право". Выпуск 12, 1998. С. 58-59. 11 Ибрагимов А.Х.-Г. Перспективы международной информационной пропаганды. См.: сб. От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия. - М.: МГУ, 2000. С. 43.

По мнению многих специалистов, пропаганда подразумевает наличие элемента преднамеренности при передаче определенных сведений. По словам П. Лимбергера (США), “Пропаганда заключается в преднамеренном использовании какой-либо формы общественной или производимой в массовом масштабе коммуникации с целью оказать влияние на сознание и чувства определенной группы в специфических общественных – военных, экономических или политических – интересах”.12 Согласно другому определению, пропаганда означает “использование идеологического оружия … с расчетом изменить установившиеся восприятие, желания и надежды массовой аудитории в государстве, подвергающемся его воздействию, и тем самым вызвать или стимулировать отношение и поведение политического характера, угодное государству, использующему это орудие”.13 В отличие от пропаганды информация используется прежде всего для доведения до сведения населения определенных знаний без навязывания ему каких-либо выводов. Современный человек – основной производитель материальных и духовных ценностей – нуждается в повседневном пополнении своего интеллектуального багажа. Для того, чтобы массы населения восприняли те или иные идеи, требуется довести их до сознания людей. Эту роль и выполняют средства массовой информации. Международные отношения в области информации (как и любой другой сфере) подпадают под действие прежде всего общепризнанных принципов международного права. Применение этих принципов к области международного обмена информацией и международной коммуникации конкретизировано в ряде международных документов, имеющих различную юридическую силу.

Землянова Л.М. Зарубежная коммуникавистика в преддверии информационного общества: Толковый словарь терминов и концепций. - М.: МГУ, 1999. С. 97-98. 13 Колосов Ю.М. Массовая информация и международное право. - М.: Международные отношения, 1974. С. 24.

В международном праве разработаны также документы, непосредственно регулирующие различные аспекты международной передачи информации и связи, такие как: Конвенция о борьбе с распространением порнографических изданий 1923 г., Международная конвенция об использовании радиовещания в интересах мира 1936 г., Соглашение об облегчении международных обменов визуальными и звуковыми материалами образовательного, научного и культурного характера 1948 г., Соглашение о ввозе материалов просветительного, научного и культурного характера 1950 г., Конвенция о международном обмене изданиями 1958 г., Конвенция об обмене официальными изданиями и правительственными документами между государствами 1958 г., Регламент радиосвязи Международного союза электросвязи 1979 г., последняя редакция 2002 г., Международная конвенция электросвязи, а также ряд международных конвенций в области авторского права.14 Международные аспекты массовой информации регламентированы также в ряде международных документов, имеющих рекомендательную силу: в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН 110 (II) “Меры, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны” (1947 г.) и 127 (II) “Ложная и извращенная информация” (1947 г.), в Декларации ЮНЕСКО о принципах спутниковой связи (1972 г.), Декларации ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне (1978 г.), в Заключительном акте общеевропейского совещания в Хельсинки (1975 г.) (раздел “Информация”), в Принципах непосредственного телевизионного вещания, принятых в ООН в 1982 г. и др. Право человека на информацию регулируется Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. (ст. 19) и Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 19 и 20). Среди региональных документов сле Международное право. Отв. ред. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. - М.: Международные отношения, 1998. С. 457.

дует отметить Европейскую (1950 г.) и Американскую (1969 г.)16 конвенции о правах человека. В рамках процесса деколонизации и борьбы с последствиями колониализма приняты документы, содержащие положения об информации. Среди них: Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г., Декларация ООН о социальном прогрессе и развитии 1969 г., Декларация ООН о провозглашении нового международного экономического порядка 1974 г., Декларация ЮНЕСКО о расе и расовых предрассудках 1978 г. Вопросы информационной деятельности рассмотрены также в Декларации ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств 1981 года. Отечественная правовая наука исходит из того, что в своей совокупности принципы и нормы международного права закладывают основы определенного порядка в сфере использования средств массовой информации, способствуют налаживанию активизации международного обмена информацией.17 В международном праве сложились некоторые нормы, запрещающие или ограничивающие передачу определенной информации. Особое место среди них занимает принцип запрещения войны и милитаризма. Так, еще в Международной конвенции об использовании радиовещания в интересах мира 1936 года отмечалось, что радиовещание должно использоваться лишь в интересах мира и взаимопонимания.18 Конвенция запрещала передачи, подстрекающие к действиям, несовместимым “с внутренним порядком, с безопасностью других государств” (ст. 1), запрещалась пропаганда войны (ст. 2). На государства была возложена ответственность за выполнение этих поло 15 Council of Europe, European Treaty Series, No.5. Organization of American States, Treaty Series, No. 36. P.1. (OAS Official Records. OEA/SER. A.16 English) 17 Колосов Ю.М. Международно-правовые основы сотрудничества государств по решению глобальных проблем // Дипломатический вестник, 1982. С. 158. 18 Международные нормативные акты ЮНЕСКО: Конвенции. Соглашения. Протоколы. Рекомендации. Декларации. /Комиссия РФ по делам ЮНЕСКО сост. Никулин И.Д./ М.: 1993. С. жений на своей территории. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН “Меры, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны”, пропаганда войны была поставлена вне закона. В ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах отмечается: “Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом”.19 Запрещение пропаганды войны содержится также в Декларации ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года, где сказано, что “в соответствии с целями и принципами Организации Объединенных Наций государства обязаны воздерживаться от пропаганды агрессивных войн”. Заключительный документ 10-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (первой специальной сессии по разоружению) запрещает пропаганду войны, дополняя это запрещение обязанностью ООН распространять информацию о разоружении в целях мобилизации общественного мнения против вооружений. На 12-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи (второй специальной сессии по разоружению) 1982 года был согласован документ о Всемирной кампании за разоружение, в котором отмечалось, что целью кампании является информирование, просвещение мировой общественности в области разоружения и вооружений. Пропаганда войны осуждается также в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Страныучастницы совещания согласились “воздерживаться от пропаганды агрессивных войн или любого применения силы или угрозы силой, несовместимыми с целями Организации Объединенных Наций и с Декларацией принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, против другого государства-участника”. 19 Действующее международное право в 3 тт. - М.: МНИМП, 1996. Т. 2. ст. 20. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинки, 30 июля – 1 августа 1975 г. Действующее международное право в 3 тт. М.:МНИМП, 1996. Т.2.

Вторым принципом, получившим бесспорное признание в международном праве, является запрещение пропаганды расовой и других видов дискриминации. О его международном признании свидетельствуют положения Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 г. Так, в Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него наказуемым объявляется “прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида”.21 В ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации осуждается пропаганда теорий превосходства одной расы над другой, подстрекающих к расовой ненависти, дискриминации. Любое распространение подобной пропаганды объявляется караемым по закону. По ст. 7 Конвенции, государства-участники обязуются принять соответствующие меры, в том числе в области информации, в целях борьбы с расовыми предрассудками, ведущими к расовой дискриминации, а также для пропаганды целей и принципов Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Декларации ООН и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 г. Следует отметить, что некоторые государства фактически отказываются от выполнения норм, запрещающих пропаганду расовой дискриминации, ссылаясь при этом на существующий в их национальной правовой системе принцип неограниченной “свободы информации”. Например, при подписании и ратификации Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Франция и США сделали оговорки в отношении ст. 4 конвенции, запрещающей пропаганду расовой дискриминации. Принята и предложена для подписания, ратификации или присоединения резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1948г. Вступление в силу: 12 января 1961г. в соответствии со статьей XIII. http://www. hro. org /docs /ilex /index. htm/ 22 Ермишина Е.В. Международный обмен информацией: правовые аспекты. - М.: Международные отношения, 1988. С. 69.

Ссылки на внутригосударственный принцип неограниченности прав человека на свободу слова и информации не могут служить оправданием для пропаганды расизма и расовой дискриминации на международном уровне, представляющей собой прямое нарушение норм международного права, в том числе касающихся прав человека. На это указано и в международных документах, в частности в исследовании ЮНЕСКО, посвященном проблемам нового международного информационного порядка:”…Полную свободу слова нельзя признать приемлемой, если она используется против усилий защитить фундаментальные права человека путем борьбы с такой деятельностью как расизм и апартеид”.23 Несмотря на существование целого ряда международных соглашений в области информации и коммуникации, международное право во многом отстает от тех задач, которые встали перед человечеством в результате научнотехнического прогресса в сфере распространения информации и осуществления коммуникации. Неразработанность “международного информационного права” на сегодняшний день отмечают многие исследователи. Например, по мнению юриста из ФРГ К.-Х. Меллих, правовая наука отстала от тех требований, которые выдвигают государства в сфере информации, и создавшееся положение может быть изменено только путем международно-правового урегулирования.24 Известный исследователь проблем информации, бывший министр информации Туниса М. Масмуди выделяет следующие проблемы, не получившие международно-правового решения: сочетание прав индивида и прав коллектива, сочетание свободы информации и свободы информировать, установление и определения права доступа к источникам информации, оптимизация применения права на опровержение, создание кодексов и этики журналистов, развитие нормотворчества в области авторских прав, справедливое 23 New Communication Order. Historical Background of the Mass-Media Declaration. – P., 1980. P. 21. Актуальные проблемы правового регулирования телекоммуникаций. - М.: МГУ. Серия "Журналистика и распределение радиочастот, преодоление недостаточной согласованности в использовании спутников.25 Большинство этих проблем остаются и на настоящий момент нерешенными, и круг их расширяется по мере развития технического прогресса. Неиспользованные возможности международно-правового регулирования международных аспектов массовой информации привлекает большое внимание юристов. Это обусловлено также тенденцией к установлению международного контроля за обменом информацией в рамках ООН, ЮНЕСКО, МСЭ и других международных организаций. Однако международное нормотворчество в области информации и коммуникации сталкивается с серьезными трудностями. Именно попытки сформулировать и утвердить основные правовые принципы и нормы международного обмена информацией выявили наиболее противоречивые моменты в согласовании позиций по вопросам информации. Разные точки зрения сложились в первую очередь в отношении тех понятий, которые могут употребляться в международных соглашениях по информации и коммуникации. Исходя из анализа дискуссий по этому вопросу, можно выделить следующие ключевые понятия в сфере международной информации и коммуникации: информация – передача новостей, сообщений о событиях, а также научно-техническая информация, видеопленки и записи, различного рода печатная информация и т.д. В настоящее время различают понятия “информация” как средство, процесс и “информация” как конечный результат (см., например, Среднесрочный план деятельности ЮНЕСКО на 1984–1989 гг.);

• массовая информация – процесс распространения информации с помощью технических средств на численно большие, рассредоточенные аудитории с целью утвердить определенные духовные ценности и оказать идеологическое воздействие на поведение и оценки аудитории;

право". Выпуск 12, 1998. С. 62–63. Masmoudi M. The New Word Information Order // Journal of Communication. 1979. Vol. No 2. P. 175.

- международный обмен информацией – передача массовой информации через национальные границы. Так, Ю.М. Колосов и Б.А. Цепов дают следующее определение: “…распространение с помощью соответствующих технических средств идей и представлений, господствующих в одних странах, среди населения других”;

26 • коммуникация – процесс передачи сообщений, предполагающий активное участие в этом процессе передающих и принимающих информацию субъектов. Коммуникация может осуществляться как между отдельными людьми, так и между группами людей. Многие авторы, игнорируя объективные факторы, лежащие в основе определения понятий, полагают, что они не применимы, поскольку их трактовка в большой мере зависит от конкретного понимания этих понятий в рамках различных идеологических систем. По мнению шведского исследователя Э. Пломэна, нечеткость существующих определений обусловлена “идеологической насыщенностью” вопроса. Он утверждает, что создание единых норм принципиально невозможно вследствие различной идеологической оценки проблем информации государствами.27 Его поддержали большинство западных исследователей. Так, американский социолог Э. Эйбл, член Международной комиссии по изучению проблем коммуникации ЮНЕСКО, считает, что разработка единых стандартов в этой области невозможна из-за “непреодолимых идеологических противоречий сторон”.28 Оценки социальной роли массовой информации неизбежно различны в зависимости от идеологии и системы ценностей, существующих в государстве. В то же время, возможно международно-правовое регулирование такой самостоятельной области международных отношений, как отношения в сфере осуществления массовой информации, имея в виду не саму идеологию, а Колосов Ю.М., Цепов Б.А. Новый международный информационный порядок и проблема поддержания мира. - М.: Международные отношения, 1983. С. 15. 27 Ploman E.W. Satellite Broadcasting, National Sovereignity and the Free Flow of Information // National Sovereignty and International Communication. Norwood, 1979. P. 162-164. 28 Abel E. Communication for an Independent, Pluralistic Word // Crisis in International News. Policies and Prospects. N. Y., 1981 P. 105.

способы, методы и формы распространения идеологий. Академик Г.А. Арбатов справедливо отмечал, что возможно правовое регулирование внешнеполитической пропаганды “как с точки зрения содержания, так и методов, с тем чтобы ограничить возможность пропаганды, угрожающей интересам мира, мирному сосуществованию, нормализации международных отношений”.29 Г.И. Тункин указывает на то, что “в данном случае речь идет не о соглашении по вопросам идеологии, не о компромиссе по идеологическим вопросам, не о поисках согласованной идеологии. Речь идет о нормах международного права, обязывающих государства не допускать пропаганды определенных концепций, направленных против мира и мирного сосуществования государств, и использовать в идеологической борьбе в международных отношениях лишь средства, допускаемые международным правом”.30 Идеологические разногласия не должны и не могут служить препятствием для сотрудничества в области массовой информации и коммуникации, как, собственно, и в любой другой области международного сотрудничества. Таким образом, научно-технический прогресс в области информации, возросшая активизация идеологической и пропагандистской деятельности государств, усиление роли информации в деле обеспечения мира и социального прогресса служат важнейшими факторами, обусловливающими необходимость существенного повышения уровня международно-правового регулирования сотрудничества государств в области обмена информацией.

29 Цит. по указ.соч. Ермишиной Е.В. С. 14. Тункин Г.И. Право и сила в международной системе. - М.: Права человека,1983. С. 143–144.

1. 3. Международное сотрудничество в области использования средств массовой информации Бурное развитие информационных технологий, которое характерно для конца ХХ века, поставило юристов перед проблемой выделения группы международно-правовых норм, регулирующих использование средств массовой информации в трансграничном масштабе, в особую отрасль международного права. Обилие нормативного материала и попытки юристов сформулировать некоторые специальные принципы, действующие в этой области международных отношений, не позволяют категорически отрицать факт становления такой отрасли международного права. Традиционно к средствам массовой информации относятся радиовещание, телевизионное вещание, распространение тиражированной печатной, звуковой и визуальной продукции (книги, газеты, журналы, грампластинки, компакт-диски, магнитофонные пленки, видеомагнитофонные пленки и т. п.).31 С недавних пор к средствам массовой информации стали относить и глобальные компьютерные сети, в первую очередь – INTERNET, хотя фактически это является не совсем верным.32 Анализ практики международно-правового регулирования использования средств массовой информации представляет интерес с двух точек зрения. Во-первых, существующие договорные отношения в этой области подлежат тщательному изучению для выяснения вопроса о возможности и целесообразности формулирования общих принципов международного использования средств массовой информации. Во-вторых, знание современного состояния Средства массовой информации за демократию. Сборник основополагающих документов МФЖ. - М.: Изд-во Союза журналистов РФ, 1997. С. 4. 32 До сих пор в научной литературе нет четкого определения, является ли Интернет средством массовой информации или коммуникации. Но есть данные о том, что 7 лет назад в мире было всего 90 тысяч пользователей Интернета. В 1999 году – 171 миллион, в 2002 году – более 500 миллионов, а в 2005 году их число должно составить более 1 миллиарда. География пользователей очень неравномерна: более 40 процентов пользователей всего мира – это Северная Америка (США и Канада), потом идет Европа (особенно Скандинавия), затем Япония, Юго-Восточная Азия. См.: Информация. Дипломатия. Психология. Отв. ред. Кашлев Ю.Б. - М.: Известия, 2002. С. 18.

договорных отношений в этой области необходимо для применения отдельных норм по аналогии к тем видам использования средств массовой информации, которые пока непосредственно не регулируются международными соглашениями. Регулирование международных отношений в области массовой информации касается таких основных вопросов, как технические условия использования средств массовой информации, содержание материалов и международный обмен информацией. Все это осуществляется как на двусторонней, так и на многосторонней основе. а. Двусторонние межгосударственные договоры До появления широковещательной техники государства осуществляли сотрудничество в области использования средств связи, как правило, на двусторонней основе. Первым договором в области связи можно, по-видимому, считать австрийско-прусский договор 1849 года о соединении телеграфных линий. Этот документ еще не затрагивал проблем массовой информации, поскольку сведения, передаваемые с помощью телеграфа, не предназначались для широкой аудитории. Появление широковещательной техники сразу же повлекло необходимость международно-правового регулирования вопросов содержания информации, а также некоторых технических аспектов, в частности, распределения частотного спектра. Проблема правового регулирования и ограничения внешнеполитической пропаганды особенно остро встала лишь в начале ХХ века в связи с двумя явлениями: стремлением ограничить распространение революционных идей, набирающих силу в этот момент с одной стороны, а также ограничение пропаганды войны – с другой. Следует добавить к этому такой объективный фактор, как появление именно в ХХ веке различных технических способов донесения информации до населения иностранных государств без согласия и даже вопреки желанию соответствующих правительств.

Американский юрист Дж. Мартин замечает, что на начальной стадии использования широковещательной техники юристы спорили о том, допускает ли международное право осуществление зарубежной пропаганды.33 Практика же этого периода свидетельствует о том, что государства очень скоро начинают вставать на путь ограничения зарубежной пропаганды с помощью средств массовой информации. В 1923 году в Танжере было подписано испано-франко-британское соглашение, запрещающее ведение из Танжера пропаганды, враждебной порядку, существующему во французском и испанском Марокко. В 1928 году аналогичное соглашение было заключено между Испанией, Францией, Англией и Италией. В 1935 году был подписан франко-итальянский договор с обязательством взаимно воздерживаться от ведения враждебной пропаганды;

в 1938 году Англия и Италия заключили по аналогичному вопросу джентльменское соглашение;

в том же году между Польшей и Литвой было подписано соглашение “о ненападении в печати”.34 Советское государство с самого начала своего существования провозгласило политику уважения государственного суверенитета и учета национальных интересов каждого правительства в вопросе информации населения о текущих событиях, что и пыталось выполнять. В частности, Советская Россия приняла на себя обязательство воздерживаться от пропаганды, направленной против правительств других стран, на основе равноправия и взаимности. Эти принципы содержались в Брестском договоре 1918 года, в договорах 1921 года между РСФСР и Англией, РСФСР и Польшей, РСФСР и Норвегией, а также Италией. В 1922 году подобные принципы были отражены в договоре между молодым советским государством и Чехословакией, а в 1933 году – между СССР и США (соответствующий обмен письмами). Бразильский юрист Г. Валладао допускает неточность, когда утверждает, что теории регулирования вопросов связи с помощью международного, а Информационные системы в общественном управлении стран мира. /Материалы международного семинара в Гренобле (Франция)/. 1994. С. 16. 34 Колосов Ю.М. Массовая информация и международное право. - М.: Международные отношения, 1974. С. 44.

не национального права получили распространение накануне второй мировой войны.35 К этому времени существовали не только теории, но и уже действовали международные акты, свидетельствующие о международном признании необходимости регулирования вопросов информации в международном плане.36 Следует подчеркнуть, что международно-правовые формы использовались для регулирования вопросов информации не только с помощью широковещательной техники. Обмен информацией по другим каналам также проходил на основе соответствующих соглашений. В настоящее время обмен информационными материалами с организациями и отдельными лицами по линии общественных организаций продолжается наряду с межправительственными обменами. Принципиальные вопросы обмена информацией регулируются на межгосударственном уровне наряду с важнейшими политическими вопросами. Деятельность корреспондентов информационных агентств является важным источником международной информации. Во многих западноевропейских государствах иностранные корреспонденты аккредитуются при правительственном информационном учреждении на основе письма издателя, пользующегося услугами данного корреспондента, с подтверждением того, что это лицо является профессиональным журналистом и полностью занято на этой работе. В США требуется также письмо посла, удостоверяющего, что это лицо является журналистом “bona fide” (т.е. добросовестным).37 Корреспонденты газет и информационных агентств, находящиеся в Российской Федерации, аккредитуются при отделе печати и информации МИД РФ. Вообще же законодательная база их деятельности на территории Valladao Н., South American Contributions to Solution of the Juridical Problems of Telecommunications and Direct Satellite Broadcasting, "The International Law of Communications", 1989. Р. 138. 36 Колосов Ю.М. Указ. соч. С. 35 37 Честь, достоинство и репутация: журналистика и юриспруденция в конфликте Результаты исследования. (материалы конференции). - М.: Права человека, 1998. С. 22.

нашей страны закреплена в Главе IV закона РФ “О средствах массовой информации” (ст. 53–55), где в частности оговорено, что “редакции, профессиональные объединения журналистов участвуют в международном сотрудничестве в области массовой информации на основе соглашений с гражданами и юридическими лицами других государств, а также международными организациями”38. Вопрос об аккредитации зарубежных корреспондентов рассматривается в ст. 55, где предусмотрено, что “на корреспондентов, аккредитованных в РФ, независимо от их гражданства распространяется профессиональный статус журналиста, установленный данным Законом. Правительством РФ могут быть установлены ответные ограничения в отношении корреспондентов СМИ тех государств, в которых имеются специальные ограничения для осуществления профессиональной деятельности журналистов СМИ, зарегистрированных в РФ”.39 б. Многосторонние договоры Первые международные конвенции по вопросам телеграфной связи были подписаны в 1865 году в Париже и в 1875 году в Петербурге. Появление широковещательной техники поставило на повестку дня прежде всего вопрос о международном регулировании использования частот во избежание причинения взаимных помех. На Берлинской конференции 1906 года был учрежден Международный телеграфный союз. На Мадридской конференции 1932 года был образован Международный союз электросвязи (МСЭ), который существует до настоящего времени, являясь специализированным учреждением ООН. Конвенция МСЭ неоднократно подвергалась изменениям. В настоящее время она действует в редакции, принятой в Миннеаполисе в 1998 году. Ее участниками являются около 150 государств. По мнению одного из ведущих специалистов в данной области Ю. М. Колосова, некоторые юристы допускают ошибку, истолковывая положения 38 Закон РФ "О средствах массовой информации" №2124-1 от 27 декабря 1991, ст. 53. Там же, - ст. 55.

Конвенции МСЭ только как регулирующие вопросы распространения информации.40 Так, развитие идеи более широкого толкования Конвенции можно найти в работе Дж. Беккера, который в своем исследовании отмечает, что Конвенция МСЭ в редакции 1947 года, принятая в Атлантик-Сити, запрещала радиопомехи, создание которых противоречит свободному получению информации каждой личностью.41 Далее он приводит положения ст. 48 Конвенции в редакции, принятой в 1965 году в Монтре, в которой содержится обращение к государствам предпринимать все возможные меры для избежания вредных помех. В действительности МСЭ не имеет целью и не уполномочен регулировать вопросы распространения информации. Например, на конференции ООН по космосу в 1968 году было отмечено, что МСЭ должен заниматься техническими проблемами, прежде всего вопросом использования частот, и выражена надежда, что политические проблемы МНТВ будут решены в рамках ООН. Одним из первых многосторонних договоров, ограничивающих по содержанию поступающую из-за рубежа информацию, можно считать Соглашение относительно пресечения порнографических изданий, подписанное в Париже 4 мая 1910 года. По Соглашению правительств государствучастников стороны обязались учредить у себя в странах орган, помогающий пресечению действий, нарушающих национальное законодательство в отношении порнографических предметов, составные элементы которых (т.е. действия) имеют международный характер (например, связаны с распространением этих предметов за границей). 12 сентября 1923 года в Женеве была подписана Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими.

40 Колосов Ю.М. Международно-правовые проблемы использования космической техники для осуществления массовой информации. - М.: Международные отношения, 1974. С.8. Becker J. Transborder Data Flow between East and West: The Case of the Federal Republic of Germany. Paper Участники Конвенции обязались принимать меры в целях раскрытия, преследования и наказания каждого, кто окажется виновным в одном из действий, перечисленных в Конвенции (ст. 1). Наказанию подлежали действия по изготовлению или хранению с целью продажи или публичного выставления, а также ввоза, провоза или вывоза, рекламирования сочинений, рисунков, гравюр, печатных изданий, афиш, эмблем, фотографий и порнографических фильмов. Статья 3 предусматривала оказание государствами взаимной правовой помощи в борьбе с наказуемыми действиями. Участие в Женевской конвенции предусматривало присоединение к Парижскому соглашению 1910 года. Это означало, что Конвенция 1923 года также распространялась на действия с международным элементом.42 СССР присоединился к Женевской конвенции 8 июля 1935 года и являлся таким образом, участником обоих договорных актов. До изобретения широковещательной техники была характерной направленность информации по определенным ограниченным каналам. Это позволяло решать все вопросы использования технических средств информации для внутригосударственных целей в одностороннем порядке, а в случаях установления международной связи – двусторонними договорами. Другой характерной чертой первых соглашений и конвенций в этой области являлось регулирование в основном технических вопросов. Они почти не касались проблем содержания передаваемой информации, что объясняется невозможностью использования этих видов связи в качестве средств массовой информации иностранного населения вопреки желанию соответствующих правительств. При рассмотрении вопросов использования радио центр тяжести перемещается на содержание передач. Поэтому не вполне точно утверждение о том, что в настоящее время центральной проблемой в международноправовом регулировании радиосвязи является распределение и присвоение for the 15th International Association for Mass Communication Research. New Delhi, 1986. Р. 17. Теория и практика средств массовой информации. Учебное пособие. - М.: МГСУ, 1993. С. 127.

радиочастот и связанная с этим задача борьбы с помехами.43 Изучением проблем содержания информации юристы начали заниматься довольно давно. На Лозаннской сессии 1927 года Институт международного права принял резолюцию, в ст. 5 которой провозглашалась международная ответственность государства, которое не принимает мер по пресечению радиопередач, имеющих целью возмущение общественного порядка в другом государстве. Радио является мощным средством идеологического воздействия на массы. На проводившейся в 1960 году в Бангкоке Конференции ЮНЕСКО по развитию средств информации в Азии было отмечено, что в странах Азии “радио имеет тем большую силу, что его передачи рассчитаны на неграмотные массы. Услышанные по радио сообщения передаются из уст в уста, и распространение информации достигает при этом такой степени, что трудно определить число лиц, воспользовавшихся радиоинформацией”.44 В 1927 году Лига наций провела в Женеве конференцию экспертов по печати, а в 1928 году приняла резолюцию, в которой отмечалась опасность радиопередач, противных духу сотрудничества. В 1935 году в Буэнос-Айресе было подписано Южноамериканское соглашение о радиосвязи, пересмотренное затем в 1937 году на конференции в Рио-де-Жанейро. Статья 2 Соглашения закрепила действующий во взаимоотношениях латиноамериканских стран принцип, согласно которому запрещается передача ложных сведений и программ, имеющих целью нарушение добрососедских отношений между государствами, оскорбительных для национальных чувств, наносящих вред поддержанию и упрочению мира и противоречащих суверенитету и целостности государств. 43 44 Вильке Ю. Интернационализация средств массовой информации. Последствия в плане международной политики // Международная политика № 11 1996. С. 43. Круглов Е.В. Массовая коммуникация в Восточной и Юго-Восточной Азии: тенденции и особенности развития накануне XXI века. - М.: МГУ, 2000. С. 186. Актуальные проблемы журналистики Азии, Африки и Латинской Америки: Сборник научных трудов. М.: Изд-во Ун-та Дружбы народов, 1989. С. 47.

В 1931 году Лига наций предпринимает попытку исследования мер, которые должны быть приняты для борьбы с искажением сведений. В сентябре 1936 года во исполнение резолюции Совета Лиги наций от 20 января 1936 года в Женеве собралась международная конференция по вопросу об использовании радиовещания в интересах мира. Конференция, в работе которой принимали участие 37 государств, включая СССР, выработала Конвенцию об использовании радиовещания в интересах мира, подписанную 23 сентября 1936 года 22 государствами. Женевская конвенция 1936 года продолжает сохранять свое значение и сегодня. Сессия Генеральной Ассамблеи ООН в своей резолюции №841 (IX) в 1954 году признала Конвенцию важным фактором в области свободы информации. Генеральная Ассамблея рекомендовала Генеральному секретарю ООН предусмотреть при составлении протокола о передаче ООН функций Лиги наций новые статьи, основанные на положениях резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 424 (V), включая воздержание от радиопередач клеветнического характера по отношению к другим странам, соблюдение требований этики в интересах международного мира, состоящей в правдивом и объективном освещении фактов, воздержание от создания на своих территориях помех для приема иностранных радиопередач. Как известно, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН №110 (II) от 3 ноября 1947 года осуждает пропаганду, имеющую целью или способную создать или усилить угрозу миру, нарушение мира или акты агрессии. Резолюция №1962 (XVIII) от 13 декабря 1980 года содержит текст Декларации правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства.46 Безусловно, что эти и ряд других резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, касающихся вопросов использования средств массовой информации, в совокупности формулируют ряд принципов, которыми государствам надлежит руководствоваться в процессе осуществления деятельности по распро странению массовой информации. И тут встает вопрос о внесении дополнений и изменений в Конвенцию 1936 года с учетом новых принципов, сформулированных государствами в целом ряде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. Во-первых, резолюция №1989 (XVIII) признавала нарушением “признанных принципов свободы информации” умышленное причинение помех в получении населением радиосигналов, передаваемых из-за пределов их территорий.

Следует отметить, что какого-либо общепризнанного принципа свободы информации, с точки зрения получения информации из-за границы, в международном праве все же не сложилось. Во-вторых, эта резолюция не вполне точно истолковывает смысл ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, как предусматривавшей неограниченную свободу слушать радиопередачи независимо от их источника. Такое толкование является распространенным в западной доктрине. Например, канадский юрист Н. Матте полагает, что в международном праве сложился принцип свободы приема и передачи информации “без учета границ”, который якобы вытекает из положений ст. 55 Устава ООН, ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и резолюции Генеральной конференции ЮНЕСКО 7,2221, принятой в декабре 1948 года.48 Действительно, ст. 19 Всеобщей декларации прав человека предусматривает право каждого человека “искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ”. Это декларирует право человека в принципе пользоваться международной информацией. Однако это право ограничивается положениями ст. 29 этой же декларации, где сказано, что законом могут устанавливаться ограничения при осуществлении человеком своих прав и свобод. Такие ограничения могут устанавливаться “с целью обеспечения должного признания и уваже46 New Communication Order. Historical Background of the Mass-Media Declaration. P., 1980. P.34-38. Ploman E.W. Satellite Broadcasting, National Sovereignty and the Free Flow of Information // National Sovereignty and International Communication. Norwood, 1991. P. 162–164. 48 Matte N. Communication for an Independent, Pluralistic World // Crisis in International News. Policies and ния прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе”.49 Как один из важных недостатков резолюции №424 (V), следует отметить этот явный диссонанс между юридической квалификацией двух сторон одной проблемы: если свобода информации признается в ней в качестве “признанных принципов”, то ограничения в деле свободы информации опираются на “требования этики”. Ясно, что последняя формула не имеет какого-либо правового значения. Понятия этики в международных отношениях, в отличие от правовых принципов, не является юридическим институтом или категорией. Еще один важный вопрос – необоснованная диспропорция между двумя сторонами проблемы – свободой информации и содержанием информации. Осуждая умышленное причинение помех как отрицание права каждого быть полностью осведомленным о всех известиях, мнениях и идеях, независимо от границ, первые документы в области средств массовой информации недооценивали возможность передачи вредной информации. Правительствам предлагалось воздерживаться от передачи информации, которая являлась бы несправедливыми нападками или клеветой в отношении других народов, и строго сообразовывалась бы с требованиями этики в интересах международного мира, передавая сообщения о фактах правдиво и объективно. В 1948 году ЮНЕСКО выработала Соглашение об облегчении международных обменов визуальными и звуковыми материалами образовательного, научного и культурного характера, которое в 1949 году было принято III сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО, а вступило в силу 12 августа 1954 года. Следует отметить, что никаких обязательств в направлении распространения таких материалов среди населения государства на себя не взяли. Речь идет лишь о льготах на ввоз таких материалов.

Prospects. N.-Y., 1990. P. 105. Всеобщая декларация прав человека и гражданина. Международные акты о правах человека: Сборник до В 1950 году V сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО приняла Соглашение о ввозе материалов просветительского, научного и культурного порядка, вступившее в силу 21 мая 1952 года, участниками которого стали более 50 государств. Соглашение регулирует ввоз книг, газет, журналов, периодических изданий, наглядных пособий ООН и ее специализированных учреждений. Соглашение возлагает в этом отношении на государства чрезмерно широкие обязательства. К нему приложен протокол с оговоркой США, которые под предлогом коммерческих соображений оставили за собой право отказаться от обязательств по Соглашению в случае “угрозы национальным производителям стран”.50 Международное право – это особая правовая система, состоящая из принципов и норм, регулирующих отношения между ее субъектами. Закономерности развития международного права в принципе соответствуют закономерностям международных отношений. Формируясь под влиянием международных отношений, международное право само оказывает на них активное воздействие. На международные отношения влияют разнообразные объективные и субъективные факторы: уровень экономического развития государств, общественная мораль и нравственность, национальные интересы, экология, глобальные проблемы и научно-технический прогресс. Международное право также относится к числу этих факторов. При этом роль международного права постоянно возрастает, и оно выдвигается на первое место. “Сегодняшнему уровню цивилизации и правосознания более всего соответствует тезис о примате международного права среди всех многочисленных факторов, влияющих на международные отношения”.51 Международное право выполняет в международных отношениях кооркументов. - М.: Норма-Инфра, 1998. С. 43. Международные акты ЮНЕСКО: Конвенции. Соглашения. Протоколы. Рекомендации. Декларации. /Комиссия РФ по делам ЮНЕСКО. Сост. Никулин И.Д./ М.: 1993. С. 32. 51 Международное право. Отв. ред. Колосов Ю.М, Кузнецов В.И. - М.: Международные отношения, 1998. С.

со стороны конкурирующих производителей других динирующую функцию. С помощью его норм государства устанавливают общеприемлемые стандарты поведения в различных областях взаимоотношений. Регулирующая функция международного права проявляется в принятии государствами твердо установленных правил, без которых невозможны их совместное существование и общение. Международное право содержит нормы, которые побуждают государства следовать определенным правилам поведения, в чем и проявляется его обеспечительная функция. Наконец, в международном праве сложились механизмы, защищающие законные права и интересы государств и позволяющие говорить об охранительной функции международного права. Особенность международного права состоит в том, что в международных отношениях не существует надгосударственных механизмов принуждения. В случае необходимости государства сами коллективно обеспечивают поддержание международного правопорядка. Что же касается международного права в области использования средств массовой информации, то государства выработали специальные нормы и принципы их регулирования. Содержание массовой информации определяется нормами, источниками которых являются следующие международно-правовые акты: • резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 110 (II) от 3 ноября 1947 года (осуждение пропаганды агрессивных войн);

• Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года (обязательство по ст. 20 запретить законом всякую пропаганду войны);

• Женевская конвенция об использовании радиовещания в интересах мира 1936 года (обязанность государств пресекать вещание на своей территории, которое могло бы побудить иностранное население к действиям против внутреннего порядка своей страны);

11.

• Декларация ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств 1982 года (обязанность государств воздерживаться от клеветнических кампаний, оскорбительной или враждебной пропаганды с целью вмешательства во внутренние дела других стран);

• Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года (обязательство государств запретить на своей территории любую пропаганду, основанную на идеях или теориях расового превосходства);

• Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 года (обязательство государств сотрудничать в пресечении ввоза и вывоза порнографических изданий);

• Декларация ООН о распространении среди молодежи идеалов мира, взаимного уважения и взаимопонимания между народами 1965 года;

• Декларация ЮНЕСКО об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне 1978 года;

- Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания (одобрены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 37/92 от 10 декабря 1982). 52 Технические и коммерческие аспекты трансграничного использования средств массовой информации регулируются следующими правовыми актами: • Международная конвенция электросвязи (действует в редакции 1998 года, принятой в Миннеаполисе), а также Устав Международного союза электросвязи. Конвенция и Устав определяют структуру МСЭ, компетенцию его органов, правила процедуры конференций МСЭ и заседаний дру Средства массовой информации за демократию. Сборник основополагающих документов МФЖ. - М.: Союз журналистов России, 1997. С. 4.

гих органов Союза, шкалу взносов в бюджет, порядок арбитражного разрешения споров, порядок принятия Регламента радиосвязи, условия распределения радиочастотного диапазона и регистрации используемых полос частот и точек состояния спутников на геостационарной орбите;

• Соглашение об облегчении международных обменов визуальными и звуковыми материалами образовательного, научного и культурного характера, принятое в 1949 году под эгидой ЮНЕСКО и вступившее в силу в 1954 году;

• Конвенция о международном обмене изданиями 1958 года (СССР присоединился в 1962 году);

• Конвенция об обмене официальными изданиями и правительственными документами между государствами 1958 года (СССР присоединился в 1962 году);

• Женевская конвенция о международном праве опровержения 1948 года (вступила в силу в 1962 году;

Россия не участвует);

- Брюссельская конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, 1974 года (запрещает несанкционированное распространение для публики телевизионных программ, передаваемых через спутники, которые могут приниматься в странах, для населения которых передача не предназначалась;

Россия – участник). 53 Вопросам обменов массовой информацией посвящены соответствующие разделы документов, принимаемых в рамках ОБСЕ. Основной принцип, лежащий в основе этих документов, – обеспечение свободы информации в рамках сотрудничества на базе заключенных соглашений. Ряд международных договоров в этой области действует в отношениях между членами Совета Европы и ЕС (например, Европейская конвенция о трансграничном телевидении 1989 года). На региональном уровне образованы многие радиовещательные союзы Международное право. Отв. ред. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. - М.: Международные отношения, 1998. С. 457-458.

(например, Европейский союз радиовещания). Согласно Уставу Содружества Независимых Государств (СНГ), к сферам совместной деятельности отнесены сотрудничество в развитии систем связи (ст. 4), содействие развитию общего информационного пространства (ст. 19).Соглашение о создании СНГ предусматривает прежде всего гарантии свободы передачи информации в рамках Содружества (ст. 5) со стороны государств-членов. Развивающиеся страны настаивают на установлении “нового международного информационного и коммуникационного порядка”, который обеспечивал бы более сбалансированные потоки информации между развитыми и развивающимися странами. В 1973 году IV Конференция глав государств и правительств неприсоединившихся стран приняла решение о создании пула информационных агентств развивающихся стран. На универсальном уровне проблемы политики в области международных обменов массовой информацией обсуждаются в рамках учрежденного в 1978 году Комитета ООН по информации в составе 67 государств. Специалисты различных стран на регулярных научных форумах, проводимых по инициативе МСЭ, предсказывают неизбежность радикальных изменений в области международно-правового регулирования электросвязи вследствие бурного развития информатики и предвидимого в обозримом будущем формирования единой мировой коммуникационной системы, которая соединит спутники связи, банки данных различных стран, теле- и радиовещание, телефонную и факсимильную связь. По мнению ряда ученых, формирование единого всемирного “информационного поля” потребует и адекватных международно-правовых решений.

Выводы и предложения: Глава 1 • При рассмотрении вопроса о собственно информировании населения о социально значимых событиях и пропаганде тех или иных взглядов неизбежно встает вопрос о схожести и различиях информации и пропаганды. Существует множество концепций о роли средств массовой информации в современных международных отношениях, но ни в одном международноправовом документе точно не определены различия между собственно информацией и пропагандой, нет и четких критериев ответственности за пропаганду идей, осужденных мировым сообществом. Вероятно следует более детально разработать механизмы осуждения и ответственности в международном праве. По мнению многих исследователей в вопросе установления института ответственности за международную информационную деятельность следует рассматривать идеологическую насыщенность сообщений и установить ответственность за ущерб, который может быть нанесен заведомо ложной информацией или вследствие недобросовестности работников СМИ. • На сегодняшний день недостатком конвенции о международном праве опровержения является то, что она не налагает на государства юридически выраженной обязанности опубликовать или иным образом выразить опровержение. Фактически не действует механизм опровержения и в рамках ООН. А потому представляется необходимым разработать более конкретные меры для реализации этого права. • Кроме того, сегодня можно говорить не о международноправовой ответственности, а скорее об этическом принципе, согласно которому СМИ несут скорее моральную ответственность перед аудиторией, чем юридическую. А потому следует разработать основные принципы и механизмы правовой ответственности (вплоть до уголовной) работников СМИ за распространение ложной и заведомо неверной информации. • Всеобщая Декларация прав человека 1948 года является резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН и носит рекомендательный характер, в отличие от Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года. Следовательно при определении права человека на свободу информации необходимо ориентироваться на положения ст. 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах человека. Показательно, что пакты не были ратифицированы рядом стран, а другие сделали оговорки относительно ст. 19 и 20 о праве на информацию. Однако ссылки на внутренние законодательства, обеспечивающие “безграничную” свободу информации не всегда оправданны. Все государства в той или иной степени регулируют порядок распространения и содержания информации, передаваемой на их территории, однако задача международного права и состоит в выработке общих правил и унификации действующих законодательств. • Рассмотрение сотрудничества в области радио и телевидения позволяет утверждать, что оно очень скупо оформлено в правовом отношении на уровне международного публичного права, а потому всем государствам следует должным образом привести свои национальные законодательства в соответствии с нормами и принципами международного права для создания условий дальнейшего сотрудничества в этой сфере.

ГЛАВА 2 НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РОЛИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В РЕГУЛИРОВАНИИ ВОПРОСОВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ Ни одно современное государство не может существовать в абсолютной изоляции от остального мира. Современное развитие мирового сообщества позволяет рассматривать межгосударственные отношения как единую систему международных отношений. Среди целого ряда факторов, приводящих ко все большему усложнению международных отношений, не последнее место принадлежит научно-технической революции, позволяющей государствам осуществлять в широких масштабах такие виды деятельности, которые не замыкаются рамками государственных территорий. Нельзя не учитывать при этом, что общий прогресс цивилизации объективно требует расширения обменов между нациями не только в области экономики, но и в области науки и культуры. Как отмечает польский социолог А. Валлис, “обмен культурными и научными ценностями является предметом официальной политики и специальных международных соглашений”.54 “Международные культурные и научные связи могут успешно развиваться лишь при соблюдении государствами ряда важнейших принципов, применяемых в международных отношениях. Это прежде всего принципы дружественных отношений и сотрудничества между государствами.”55 Такое понимание сущности международного права позволяет говорить о едином, общем для всех государств международном праве, невзирая на различия в социально-экономических системах государств мира.

Актуальные проблемы правового регулирования телекоммуникаций. - М.: МГУ. Серия "Журналистика и право". Выпуск 12, 1998. С. 62–64. 55 "Development of Information Media". Book of development in the service of education. Report by the UNESCO Secretariat. UN Doc. E/4958. March 4, 1984. P. 4.

Это позволяет также допустить возможность международно-правового регулирования такой самостоятельной области международных отношений, как отношения в сфере осуществления массовой информации, имея в виду не саму идеологию, а способы, методы и формы распространения идеологии. Являясь одной из форм общественных отношений, международные отношения подчиняются объективным законам социального развития. Однако они подвержены активному влиянию субъективных факторов. Недооценка роли субъективных факторов, в международных отношениях равносильна отказу от сознательного и организованного воздействия на развитие международных отношений в целом. Научно обоснованное использование международно-правовых инструментов дает возможность не только действенно влиять на международные отношения, но и в значительной мере направлять их ход. Стержневым принципом современного международного права является “принцип суверенного равенства”, который заключается в том, что на территории каждого государства действуют законы и правила, санкционированные властями данного государства. Ни одно иностранное государство не вправе осуществлять на территории другого государства какую бы то ни было деятельность без явного выражения на то согласия со стороны последнего. Основным средством выражения такого согласия в международных отношениях служат международные соглашения”. Таким образом, массовая информация на территории иностранного государства должна осуществляться только на основе соответствующего соглашения между государством, которое осуществляет передачу информации, и государством, на территории которого эта информация воспринимается. Само собой разумеется, что “такие соглашения не должны противоречить основным началам международного права. Даже если бы в соответствии с соглашением разрешалась информация, пропагандирующая идеи войны, милитаризма, нацизма, национальной или расовой ненависти и вражды между народами, а также информация, носящая аморальный, подстрекательский характер или иным образом направленная на вмешательство во внутреннюю жизнь других государств, то такое соглашение считалось бы противоправным и не имеющим юридической силы”.56 В задачу международного права входит не только установление правил поведения государств в той или иной области их международной деятельности, но и выработка норм, гарантирующих соблюдение этих правил. Одним из старейших международно-правовых институтов в этой области является принцип международной ответственности государств за соблюдение норм и принципов международного права и своих договорных обязательств. Однако, прежде чем рассматривать вопросы регулирования международного обмена информацией и прав человека, а также вполне конкретные вопросы сотрудничества в области аудио-визуальных СМИ и Интернета, необходимо более детально изучить основополагающие принципы международного права и в первую очередь – право на информацию, а также институт ответственности в международной информационной деятельности. 2. 1. Институт ответственности в международной информационной деятельности Международная информационная деятельность является одной из форм осуществления международных отношений и потому подпадает под действие охранительных норм международного права – норм об ответственности государств за деятельность или бездеятельность, нарушающую какоелибо обязательство.57 Однако область международных информационных связей достаточно специфична, нарушение международных обязательств здесь не носит столь ярко выраженного характера, как в других областях международного права, за исключением нарушения технических международных Уэдел Д. Законодательство, регулирование и традиции, определяющие место и роль средств массовой информации. // Международная жизнь №10. М., 1993. С. 68. 57 См.: Курис П.М. Международные правонарушения и ответственность государств Вильнюс, 1973;

Колосов Ю.М. Ответственность в международном праве. М., 1975, Василенко В.А. Ответственность государств за международные правонарушения. Киев, 1986;

Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств. М., 1992.

правил, например Регламента радиосвязи МСЭ 1994 года. Ответственность за международную информационную деятельность обычно не сопряжена с применением санкций к государству-нарушителю норм. Она носит преимущественно рекомендательный характер, выступает в качестве политического требования выполнять определенные международные обязательства – требования, не связанного с ликвидацией причиненного вреда при нарушении нормы международного права. Международные соглашения в области информации и коммуникации так или иначе налагают на государства ответственность за пользование правами и свободами в сфере информации. Расширение информационных связей между государствами, углубление понимания свободы информации предполагают ответственное отношение государств к информации, которая выходит за пределы его территории. Основное бремя международной ответственности несут государства, поскольку они “являются главными субъектами прав и обязанностей в сфере информации, ответственными за осуществление международных соглашений в этой области, а также за создание условий для осуществления этих соглашений неправительственным и частным организациям на его территории”.58 Государство в первую очередь отвечает за деятельность всех своих органов в сфере информации. В качестве примера можно привести деятельность радиостанций “Свобода” и “Свободная Европа”, которые финансируются США. Эти радиостанции действуют на основе двустороннего договора США–ФРГ. Из этого следует, что и США, и ФРГ отвечают за деятельность этих средств информации (разрешенных и оформленных должным образом).59 Более сложным является вопрос об ответственности государства за деятельность частных организаций. По мнению президента Международной организации журналистов (МОЖ) К. Норденстренга, “свобода информации 58 Фишер Д. Право на коммуникацию: доклад о состоянии дел. - Париж.: ЮНЕСКО. 1983. - С. 4. Документы министерства обороны США// Журналистика и война. - М.: Рос.-амер. инф. Пресс-центр, не может отменить обязательств одного государства по отношению к другому”.60 Из этого делается справедливый вывод о том, что государство отвечает за соблюдение принципов международного права, за создание условий для их соблюдения, за создание условий для распространения информации определенного содержания.

Очевидно, что государство должно нести ответст венность за ведение подрывной пропаганды частной компанией или физическим лицом, угрожающей национальным интересам другого государства. Государство отвечает не прямо за эти действия, а за попустительство, непредотвращение подобных акций, а также за наказание виновных лиц. Некоторые авторы полагают, что международная ответственность за информационную деятельность может наступить и при нанесении ущерба, возникшего из действий, прямо не запрещенных международным правом (Р. Пинто, М. Таишофф). Так, к примеру, М. Таишофф (Швейцария) мотивирует свою точку зрения тем, что понятие “ущерб” в области информационной деятельности определить крайне трудно, поэтому невозможно разработать четкие международные критерии противоправных действий. Кроме того, развитие техники в области информации и коммуникации идет такими быстрыми темпами, что международное право не в состоянии учесть все правомерные и противоправные аспекты использования каждого нового средства сбора, передачи, обработки и распространения информации. “Основная проблема для юристов-международников заключается в разграничении приемлемых и неприемлемых действий”, – отмечает она.62 Основные аспекты обязанностей государств в области информации отражены в Международной конвенции об использовании радиовещания в интересах мира. Согласно конвенции, стороны, “обязуются запрещать и … пресекать на своих территориях передачу любых программ, которые … направ 1995. С. 21-23. Nordenstreng K. The Information Age. Economy, Society and Culture. 1996. Vol. 1. 2. P. 73. 61 Там же. - P. 75. 62 Taishoff M. State Responsibility and the Direct Broadcast Satellite. Geneve, 1987. P. 93.

лены на подстрекательство населения любой территории к действиям, несовместимым с внутренним порядком или безопасностью какой-либо территории любой из Высоких Договаривающихся Сторон” (ст. 1).63 Конвенция налагает на государства обязательства запрещать любые передачи, подстрекающие к войне против другого государства-участника. Стороны несут ответственность за выполнение указанных положений в отношении всей информационной деятельности на их территории (ст. 1 и 2). Согласно ст. 3 и 4, государство отвечает за достоверность передаваемых с его территории сведений и обязано исправить неверную информацию.64 Ст. 6 конвенции особо оговаривает, что государство отвечает за информационную деятельность неправительственных и частных организаций, выходящую за рамки их территорий. Конвенция 1936 года имеет большое значение для определения критериев ответственности государств, однако на сегодня ее подписали лишь 29 государств, что несколько снижает роль конвенции в регулировании широкомасштабных международных информационных отношений. Принцип ответственности государств за распространение информации зафиксирован и в других международных документах. Например, в Принципах, регулирующих использование государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания (МНТВ), принятых Генеральной Ассамблеей ООН в 1982 году. В нем, в частности, отмечено, что “государство несет ответственность за все МНТВ, которое осуществляется под его юрисдикцией”.65 Принцип ответственности государств составляет также основу многих программ ЮНЕСКО по развитию международной информации. Он положен и в основу деятельности Международной программы развития коммуникации ЮНЕСКО и ее руководящего органа – Межправительственного совета. Выполнение программ ЮНЕСКО основано на межгосударственном сотруд Международная конвенция об использовании радиовещании в интересах мира. Теория и практика средств массовой информации. Учебное пособие. - М.: МГСУ, 1993. С. 133. 64 Там же. - С. 134. 65 Принципы, регламентирующие международное МНТВ. 1982 Средства массовой информации за демократию. Сборник основополагающих документов МФЖ. Союз журналистов России. - М.: 1997, С.18-20.

ничестве и принципе государственной ответственности в рамках этих программ. Юридическая ответственность государства за информационную деятельность наступает при международном правонарушении. Оно может выражаться в нарушении общей нормы права, например, при ведении пропаганды войны или иных агрессивных действий на территории иностранного государства, и в нарушении более конкретного международного обязательства. Примером последнего положения может служить ответственность за нарушение ст. 109 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, согласно которой запрещается “передача, в нарушение международных правил, звуковых, радио- или телевизионных программ с судна или установки в открытом море, предназначенных для приема населением, за исключением, однако, передачи сигналов бедствия”.66 По мнению С.А. Малинина и А.И. Зябкина, в понятие “нарушение международных правил” входит не только нарушение технических и специальных нормативов электросвязи, установленных МСЭ, но и нарушение общих принципов международного права.67 Некоторые юристы предлагают ввести международную частноправовую ответственность физических и юридических лиц за нарушение норм международного права в области международной информации. При этом, однако, необходимо иметь в виду по крайней мере два обстоятельства. Частно-правовая ответственность за информационные сообщения является средством внутреннего права, обеспечивающим выполнение международных норм, которые государство применяет на своей территории на основании внутреннего законодательства. Кроме того, международный, общественный характер деятельности по распространению информации не позволяет ограничиваться частно-правовой ответственностью за эту деятельность. По форме ответственность государства за передачу противоправной Конвенция ООН по морскому праву (Монтего-Бей, 10 декабря 1982). Международное морское право. Отв. ред. Авраменко А.А. - М.: Серия "Учебник Феникса", 2001. Ст.109. 67 Малинин С.А., Зябкин А.И. Юридическая квалификация несанкционированного вещания из открытого моря как противоправного деяния // Исполнение международных договоров в СССР. Вопросы теории и информации может предполагать в первую очередь прекращение таких передач, признание их международной противоправности, официальное извинение перед потерпевшим государством, наказание лиц, виновных в такой передаче и др. В случае передачи неверной или искаженной информации, затронувшей интересы другого государства, возможно обнародование опровержения этой информации. В этом отношении определенную роль может сыграть право государства на опровержение неверной или искаженной информации, затронувшей его интересы. Вопрос о признании права на опровержение неверной информации в международном праве впервые рассматривался еще в 1933 году на II Конференции правительственных бюро прессы и представителей прессы в Мадриде. Однако только в 1952 году ООН разработала Международную конвенцию о международном праве опровержения, которая вступила в силу в 1962 году. 68 Согласно конвенции, при опубликовании неверной информации средством информации одного государства о другом это последнее имеет право передать опровержение государству, под юрисдикцию которого подпадает средство информации, передавшее или опубликовавшее сообщение. Это государство в свою очередь должно препроводить его соответствующему средству массовой информации. Следует отметить, что конвенция не предусматривает четко выраженного обязательства этого средства информации опубликовать опровержение. Конвенция также оговаривает возможность опубликования опровержения через Генерального секретаря ООН. Конвенцию подписали всего около 10 государств, и на практике механизм передачи опровержения не действует. Недостатком Конвенции является и то, что она не налагает на государство юридически выраженной обязанности опубликовать или иным образом обнародовать опровержение. Фактически не действует механизм опровержения и в рамках ООН. А потому представляется необходимым разработать более конкретные меры для реализации практики. - Свердловск, 1986. С. 52–61. Международная конвенция о международном праве опровержения. Открыта для подписания резолюцией 630 (VII) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1952 г. Вступление в силу – 24 августа 1962 г. в со этого права. Возможность применить право ответа или опровержения в международных информационных отношениях обсуждалась и в рамках развития концепции нового международного информационного порядка (НМИП). Развивающиеся государства в целом положительно отнеслись к идее международного права на опровержение. За это, в частности, высказалась региональная конференция в Коста-Рике 1976 года. Декларация ЮНЕСКО 1978 года о средствах массовой информации (ст. V) зафиксировала возможность осуществлять “право ответа на информацию, причиняющую ущерб усилиям по укреплению мира и международного взаимопонимания, развитию прав человека или борьбе против расизма, апартеида и подстрекательства к войне”.69 Право опровержения или ответа предусмотрено в большинстве национальных законодательств в качестве одного из прав человека. Положение о праве ответа или опровержения есть и в некоторых региональных документах о правах человека. Например, в ст. 14 Американской конвенции о правах человека 1969 года отмечается, что каждый человек должен иметь возможность осуществлять право ответа или опровержения в соответствии с национальным законодательством, используя те же каналы, которые передали ложную информацию.70 Учитывая, что новый международный информационный порядок (НМИП) предполагает расширение прав государств и народов в области информации и коммуникации, на повестку дня встал вопрос об эффективном праве субъектов международного права на опровержение той информации, которая является неверной и тем самым может нанести ущерб национальным интересам государства. Необходим также соответствующий механизм пере ответствии со статьей VIII. Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне от 22 ноября 1978 г. Право и этика в работе журналиста: Сборник документов. Екатеринбург. Свердловский союз журналистов,1993. С. 34. 70 Organization of American States, Treaty Series, No. 36. P. 1 (OAS Official Records, OEA/SER. A.16, English). Американская конвенция о правах человека принята 22 ноября 1969, вступила в силу 18 июля 1978. См.: Пронин А.А. Проблемы прав человека. Программа учебной дисциплины М.: 1996. С. 21.

дачи и обнародования опровержений и ответов. Некоторые страны не признают принципа ответственности государства за международную информационную деятельность. Так, в первоначальных проектах Декларации ЮНЕСКО о средствах массовой информации 1978 года отмечалось, что государство отвечает за “деятельность средств массовой информации на международной арене, находящихся под его юрисдикцией”, причем эта ответственность “регулируется обычным правом и соответствующими международными соглашениями”. Проект 1974 года, кроме того, указывал на принципы и нормы международного права, на Устав ООН как основу регулирования ответственности государств.71 Однако под давлением западных делегаций эти статьи были исключены из окончательного текста Декларации. Международно-правовые документы последних лет, касающиеся ответственности в области массовой информации, обращены в основном непосредственно к средствам массовой информации и определяют их ответственность перед мировым сообществом в целом. Этот факт отражает ту реальную роль, которую играют средства массовой информации сегодня в развитии международных информационных отношений, и свидетельствует о существовании ответственности самих средств информации, не исключающей соответствующей международно-правовой ответственности государств. В данном же случае речь идет не о международно-правовой форме ответственности, а, скорее, об этическом принципе, согласно которому средства информации несут моральную ответственность перед своей аудиторией. Примечательно, что в отличие от субъектов международного права средства массовой информации и их работники несут ответственность перед мировым сообществом в целом за свою деятельность, выходящую за рамки государственных границ. Например, в Декларации ЮНЕСКО о средствах массовой информации 1978 года отмечено, что средства массовой информации имеют определенные обязанности: способствовать тому, чтобы были услышаны голоса развивающих ся стран (ст. 2, п. 3), бороться за осуществление прогрессивных принципов в международных отношениях (ст. 3, п. 2),72 уважать культурную независимость и самобытность государств (ст. 6, п. 1) – и отвечают за их выполнение. В резолюции о принципах НМИП, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1980 году, зафиксирован принцип неотделимости свободы печати от ее ответственности. Здесь же необходимо отметить принцип взаимосвязи свободы и ответственности при осуществлении международной информационной деятельности. Так, при принятии Декларации ЮНЕСКО 1978 года представитель СССР отметил, что значение декларации заключается, в частности, в том, что “она ясно подтверждает необходимость сочетания концепции свободы информации, за которую мы все выступаем, с концепцией ответственности средств массовой информации и журналистов;

ответственности, вытекающей из особого характера их деятельности, а также сильно влияющей на международный климат”.73 Принцип сочетания свободы и ответственности в декларации знаменует собой поворот в международной трактовке свободы информации от абстрактной категории к пониманию свободы как категории, прямо связанной с выполнением определенных обязанностей. Принцип ответственности в декларации был поддержан и развивающимися странами. Представители западных стран, как правило, выступали против закрепления в международных документах принципа ответственности средств массовой информации и журналистов. Например, делегации США, ФРГ и Великобритании заявили о неприемлемости для их стран принципа ответственности печати, упомянутого в резолюции ЮНЕСКО 1978 года,74 ссылаясь на национальные положения о свободе информации. Этот подход в определенной 71 New Communication Order. Historical Background of Mass-Media Declaration.- Р., 1980. Р. 55–56. Декларация об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и борьбу против апартеида, подстрекательства к войне и борьбе против расизма от 22 ноября 1978 г. ЮНЕСКО. См.: Моду А. Международное гуманитарное право и деятельность журналистов. Публикации Международного Комитета Красного Креста. - М.: 1994. 73 Теория и практика средств массовой информации. Учебное пособие. – М.: МГСУ, 1993. С. 15.

степени нашел отражение в докладе комиссии Макбрайда, где подчеркнуто, что “ответственность скорее должна основываться на стремлении уважать правду, чем на самом факте существования конституционного права”.75 С точки зрения международного права такая позиция необоснованна. Государство не может снять с себя ответственность, сославшись на свое внутреннее право, о чем свидетельствует, в частности, вывод Комиссии международного права: “Деяние государства может быть квалифицировано международно-противоправным на основе международного права. На такую квалификацию не может влиять квалификация этого же деяния согласно внутригосударственному праву как правомерного”.76 Соответственно государство отвечает за информацию, противоправную с точки зрения международного права, даже если она не запрещена государственным законом. Характерно, что положения международных документов об ответственности средств массовой информации перекликаются с теорией “ответственности средств массовой информации перед обществом”, появившейся после второй мировой войны в США, которая предполагает изменение принципов деятельности средств массовой информации с тем, чтобы придать ей более ответственный характер. Нормы “ответственности перед обществом” должны, по мнению сторонников этой теории, формулироваться представителями средств массовой информации без участия государственных органов. Большинство западных авторов признают необходимость такой ответственности средств массовой информации на национальном уровне. Американские социологи У. Риверс, У. Шрамм и К. Кристиан полагали, например, что средства массовой информации несут ответственность на основании общепризнанных моральных норм. Гарантом ответственности СМИ авторы считают реакцию аудитории на получаемую информацию.77 Положения Декларации ЮНЕСКО 1978 года и других документов, по74 UNESKO. Actes de la Conference generale. 21-eme session. Vol. 2. P., 1981. P. 213. Международная комиссия ЮНЕСКО по изучению проблем коммуникации. Заключительный доклад. - Париж, 1979. С. 181. 76 Doc. UN A /CN. 4/SER/A/1973/Add. 1. 215.

священных установлению НМИП, об ответственности средств информации во многом применяют концепцию национального правопорядка о социальной ответственности к международной сфере деятельности средств массовой информации. Критика этих положений со стороны западных государств свидетельствует о том, что эти государства практически пытаются лишить иностранную аудиторию тех прав, которые есть у аудитории, находящейся на их территориях, по отношению к своим средствам массовой информации. 2. 2. Международно-правовое регулирование международного обмена информацией и права человека. Реализация основных прав и свобод граждан в информационной сфере является главным вопросом для осуществления национальных интересов любого государства. Она основывается на принципах свободы информации и запретительном принципе права (все, что не запрещено законом, разрешено). Этот принцип закреплен в основных международных правовых документах, Конституции Российской Федерации и ряде других законов. Основным объектом таких внутригосударственных правоотношений выступает право на информацию, а субъектами являются любые физические и юридические лица.78 При этом права личности на свободу информации осуществляются на основе конституционного, внутригосударственного права. Международные соглашения же непосредственно не регулируют правового положения отдельных лиц. Международные соглашения налагают на государства обязанность уважать и гарантировать права человека не только в рамках их законодательства, но и на основе международного права, а также отвечать за выполнение этих соглашений перед мировым сообществом. Некоторые соглашения – Международные пакты о правах человека и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации – предусматривают соответст77 Rivers W., Shramm W., Christian C. Responsibility in Communications. N.-Y., 1980. P.31. Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право. - Санкт-Петербург.: Юридический вующие механизмы международного контроля за их осуществлением. Государство отвечает за обеспечение в рамках своей юрисдикции права человека на информацию и свободу слова в объеме, определенном в международных документах, в первую очередь в Международном пакте о гражданских и политических правах, где в ст. 19 сказано: “1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений. 2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения;

это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно, посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц;

б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения”.79 По своей сути п.1 ст.19 не относится к праву человека на свободу информации, поскольку он охраняет личную жизнь человека от вмешательства извне. Что же касается пп. 2 и 3, то они прямо относятся к правам и обязанностям человека в области информации. Следует отметить, что ограничения свободы информации оправданы только в том случае, когда они установлены в законодательном порядке. Статья 20 Пакта содержит указания на конкретные виды информации, запрещенные для распространения международным правом: “1. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.

центр Пресс, 2001. С. 219.. GA Res. 2200. A /XXI/ 21 UN GAOR, Supp. 16 and 49, UN Doc. A./6316.

2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом”.80 Соответственно, государства-участники Пакта обязаны запретить распространение этих видов информации на своей территории и с нее в законодательном порядке. В региональных документах имеются аналогичные положения о правах человека в области информации. Так, ст. 10 Конвенции о защите прав и основных свобод человека, принятой Советом Европы в 1950 году, провозглашает право человека на свободное выражение мнений, на “получение и распространение информации и идей без вмешательства публичных властей и независимо от государственных границ”.81 Конвенция (п. 2 ст. 10) предусматривает возможность ограничений права на информацию, которые могут быть связаны с обеспечением национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, с предупреждением беспорядков или преступлений, с охраной здоровья или нравственности, с защитой репутации или прав других людей, с предупреждением обнародования информации, полученной конфиденциальным путем, или с поддержанием авторитета или беспристрастности судебных властей.82 Статья 13 Американской конвенции по правам человека 1969 года также налагает на государства-участников обязанность гарантировать свободу “искать, получать и распространять информацию и идеи”, независимо от государственных границ и в любой форме.83 Конвенция запрещает любой вид государственной цензуры, кроме единственного случая, когда необходимо ограничить доступ к информации для охраны нравственности детей и подростков (п. 4). Ограничения, налагаемые на пользование свободой информации, сходны с ограничениями ст. 19 и 20 Международного пакта о гражданских и 80 GA Res. 2200 A/XXI/, 21 UN GAOR, Supp. 16 and 49, UN Doc. A./6316. Council of Europe, European Treaty Series, No. 5. 82 Там же. 83 Organization of American States, Treaty Series, No. 36 P. 1. (OAS Official Records, OEA/SER. A.16, English).

политических правах(1966).

Ст. 14 Конвенции предусматривает право на опровержение оскорбительной или искаженной информации, используя то же средство информации. Концепция прав человека в области информации основывается на положении о том, что основным субъектом права на свободу слова и информации является индивид. Государство несет ответственность за распространение противоправной информации его гражданами. Государственная власть и государственное регулирование выступают как “необходимое зло”, единственной задачей которых является уравновешивание пользования свободой информацией отдельными лицами. Д. Фишер и Л. Хармс (США) отмечали: “Западная точка зрения…состоит в том, что государство существует для сохранения общественного блага, заключающегося в максимально возможной реализации основных прав человека, ограничение которых возможно лишь в целях защиты прав отдельных индивидов и групп в государстве. Таким образом, права человека обладают приоритетом, а права общества вытекают из прав индивида и имеют реальную силу только в случае, если они охраняют права человека и людей”.85 Международное право отводит государству роль гаранта прав человека на информацию, которые регулируются непосредственно международно-правовыми нормами. Р. Пинто (Франция), например, полагал, что защита прав человека государственным правом представляет собой лишь дополнение к международному праву, непосредственно обеспечивающему права человека в сфере информации. По его мнению, существование международноправовой нормы выводит область защиты прав человека из исключительной компетенции государства. Он также утверждал, что “доктрина невмешательства во внутренние дела государства противоречит международному праву, поскольку не допускает регулирования прав человека на националь 84 GA Res. 2200 A/XXI/, 21 UN GAOR, Supp. 16 and 49, UN Doc. A./6316. Harms L. S., Fisher D. The Right to Communicate Concept. P., 1990. P. 8.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.