WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Дрожжина Наталья Борисовна «ВЛИЯНИЕ ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ, ГЕНДЕРНЫХ И КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-КОНТИНУАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ НА ...»

-- [ Страница 3 ] --

ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ ЧЕЛ НЕ НРА 1 Factor НРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ ЖЕН ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ МУЖ ТИПИЧНЫЙ Я СА ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ ЖЕН Я Ч/15 ВЫСНРАВ МУЖ ЛЕТ - ИДЕАЛ -2 -1, -1, -0, 0,2 Factor 0, 1, 2, Рис. 16. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Во второй биполярный фактор (13,87 %) вошли следующие шкалы: несчастный (0.85), наивный (0.82), неуспешный (0.78), безобразный (0.75), глупый (0.74), одинокий (0.73), слабый (0.72), устаревший (0.71), равнодушный (0.71), и с отрицательным знаком - успешный (-0.81), красивый (-0.78), современный (-0.78), свободный (-0.73), смелый (-0.70), мудрый (-0.69), сильный (-0.68), опытный (-0.68). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: человек, которого жаль (2.71), человек, который мне не нравится (1.58), безнравственный человек (0.27), нравственный человек (0.24), безнравственная женщина (0.19). На отрицательном полюсе – идеал, человек, с точки который зрения общества (-1.30), Я через 15 лет (-0.75), высоконравственный мужчина (-0.71), высоконравственная женщина (-0.56), вызывает уважение (-0.56), типичный представитель нашего общества (-0.50), человек, который на меня не похож (-0.24), безнравственный мужчина (-0.21), Я сам (-0.13) (Рис. 16). Данный фактор аналогичен второму фактору в предыдущих выборках испытуемых и его также можно назвать «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». Обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» также слабо дифференцирован (0.27/0.24) и расположен на полюсе «Силы Я и социальной реализованности», безнравственный следовательно, человек. в обыденном сознании испытуемых мужчины», успешным и социально реализованным может быть как нравственный, так и Образ «высоконравственного «высоконравственной женщины» и в меньшей степени «безнравственного мужчины» (-0.71/-0.56/-0.21) воспринимается представителями циклоидного психотипа диапазона ПАЛ как сильный и успешный, в отличие от образа «безнравственной женщины», описываемой испытуемыми как «несчастная», «наивная», «неуспешная», «слабая». Образ «Я сам» испытуемых, хотя и располагается на полюсе «Силы Я и социальной реализованности», но обладает характеристиками сильного и успешного человека лишь в малой степени, в силу незначительной нагрузки (0.13). Но в будущем («Я через 15 лет») испытуемые представляют себя нравственными, сильными, успешными и сближают свой образ «Я» с «идеалом, с точки зрения общества». 3.4.3. Факторный анализ результатов выборки испытуемых эпилептоидного психотипа в континууме от акцентуантов до пограничной аномальной личности (ПАЛ) В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых акцентуантов эпилептоидного психотипа личности выделилось шесть факторов, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 24,19 %, и 11,87 % соответственно (Приложение № 13). Первый наиболее мощный фактор объясняет 24,19 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли шкалы: устаревший (0.90), несчастный (0.90), наивный (0.89), неуспешный (0.89), слабый (0.86), одинокий (0.85), глупый (0.83), равнодушный (0.78), ненадежный (0.77), безобразный (0.77), лживый (0.74), изменчивый (0.73), и с отрицательным знаком – сильный (-0.90), красивый (-0.88), смелый (-0.88), успешный (-0.86), опытный (-0.82), современный (-0.81), умный (-0.81), свободный (-0.80), счастливый (-0.77), постоянный (-0.75. На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: человек, которого жаль (2.61), человек, который мне не нравится (1.11), человек, который на меня не похож (0.78), типичный представитель нашего общества (0.36), безнравственный человек (0.34), безнравственная женщина (0.10). На отрицательном полюсе – Я через 15 лет (1.21), человек, который вызывает уважение (-1.00), высоконравственный мужчина (-0.82), идеал, с точки зрения общества (-0.71), высоконравственная женщина (-0.57), Я сам (-0.50), безнравственный мужчина (-0.26), нравственный человек (-0.21) (Рис. 17). Рис. 17. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Данный фактор идентичен второму фактору в предыдущих выборках испытуемых и его также можно интерпретировать как фактор «Слабости Я и социальной нереализованности – силы Я и социальной реализованности».

2, БЕЗНРАВ МУЖ 1, БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВСТВЕНН 1,0 0,5 Factor 2 0, ИДЕАЛ ВЫСНРАВ МУЖ ЧЕЛ ЛЕТ ВЫСНРАВ ЖЕН -0,5 Я Ч/15 ВЫЗ УВАЖ Я СА ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ ТИПИЧНЫЙ ЧЕЛ НЕ НРА -1,0 -1,5 -2,0 -1, НРАВСТВЕНН ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ -1, -0, 0, 0,5 Factor 1, 1, 2, 2, 3, Значительная нагрузка по данному фактору показывает, что для представителей эпилептоидного психотипа личности более важна оценка другого с позиции «силы – слабости», «успеха – неуспеха» нежели с позиции нравственности. Обобщенный образ «нравственного человека», образ «высоконравственного мужчины» и «безнравственного мужчины», «высоконравственной женщины», воспринимаемый женщины», как «сильный», как «красивый», «смелый», «успешный», «слабые», противопоставляется образу «безнравственного человека» и «безнравственной описываемых «устаревшие», «несчастные», «неуспешные». В будущем («Я через 15 лет») испытуемые представляют себя значительно более сильными и успешными, чем в настоящем (-1.21/-0.50). Во второй униполярный фактор (11,87 %) вошли следующие шкалы: добрый (-0.92), отзывчивый (-0.76), альтруистичный (-0.74), честный (-0.72), эмпатичный (-0.71), щедрый (-0.65), прощающий (-0.64). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: безнравственный мужчина (1.70), безнравственная женщина (1.21), безнравственный человек (1.13), человек, который на меня не похож (0.75), типичный представитель нашего общества (0.67), человек, который мне не нравится (0.55). На отрицательном полюсе – человек, которого жаль (-1.56), нравственный человек (-1.19), Я сам (-0.92), высоконравственная женщина (-0.64), Я через 15 лет (0.64), человек, Исходя который из вызывает уважение (-0.61), высоконравственный данный фактор можно назвать мужчина (-0.31), идеал, с точки зрения общества (-0.11) (Рис. 17). выделенных женщины» шкал и «Доброжелательность», где обобщенный образы «нравственного человека», «высоконравственной «высоконравственного мужчины» характеризуются как «добрые», «отзывчивые», «альтруистичные» и в целом доброжелательные. В обыденном сознании испытуемых их собственный образ «Я сам» в большей степени обладает характеристиками «нравственного человека», чем в будущем - «Я через 15 лет» (-0.92/-0.64). В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых эпилептоидного психотипа на уровне пограничной аномальной личности (ПАЛ) выделилось шесть факторов, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 26,09 %, и 6,99 % соответственно (Приложение № 14). В первый биполярный фактор (26,09 %) вошли следующие шкалы: грубый (0.90), жестокий (0.90), опасный (0.89), фальшивый (0.87), злой (0.87), равнодушный (0.86), лживый (0.83), беспринципный (0.82), ненадежный (0.80), эгоистичный (0.80), злопамятный (0.79), глупый (0.78), безобразный (0.76), изменчивый (0.74), слабый (0.71), и с отрицательным знаком – добрый (-0.93), отзывчивый (-0.92), альтруистичный (-0.90), прощающий (-0.88), эмпатичный ( 0.87), безопасный (-0.87), доверчивый (-0.87), честный (-0.86), надежный (-0.83), щедрый (-0.83), воспитанный (-0.82), порядочный (-0.81), искренний (-0.80), красивый (-0.80), постоянный (-0.80), простой (-0.73). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: человек, который мне не нравится (1.56), безнравственная женщина (1.39), безнравственный мужчина (10.4), безнравственный человек (1.03), типичный представитель нашего общества (0.71), человек, который на меня не похож (0.51). На отрицательном полюсе – Я сам (-1.31), человек, который вызывает уважение (-1.16), идеал, с точки зрения общества (-1.02), высоконравственная женщина (-0.82), нравственный человек (-0.78), человек, которого жаль (-0.60), Я через 15 лет (-0.51), высоконравственный мужчина (-0.03) (Рис. 18).

2,5 2,0 1,5 1,0 0,5 Factor 2 0,0 -0,5 -1,0 -1,5 -2,0 -1, Я Ч/15 ЛЕТ ВЫСНРАВ ЖЕН ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ИДЕАЛ ВЫСНРАВ МУЖ Я СА ЧЕЛ НЕ НРА НРАВСТВЕНН ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ ТИПИЧНЫЙ БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ ЖЕН ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВ МУЖ -1, -0, 0,2 Factor 0, 1, 2, Рис. 18. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Анализ выделенных шкал позволяет интерпретировать данный фактор как фактор «Враждебности – доброжелательности», где обобщенный образ «нравственного «отзывчивый», человека», «высоконравственной воспринимается и в целом женщины» как и и «высоконравственного мужчины» «добрый», «альтруистичный» доброжелательный противопоставляется образам «безнравственного человека», «безнравственной женщины», «безнравственного мужчины», которые характеризуются как «грубые», «жестокие», «опасные», «злые», то есть враждебные. Главную оппозицию данного фактора составили роли: «Я сам» (-1.31), как вызывающий уважение, близкий к общественному идеалу, нравственный и «человек, который мне не нравится» (1.56), как безнравственный и враждебный. Полученные данные могут говорить, возможно, о завышенной самооценке с позиции нравственности у представителей эпилептоидного психотипа личности диапазона ПАЛ. Данное предположение соотносится еще и с тем фактом, что образ «типичного представителя нашего общества» (0.71) воспринимается испытуемыми как враждебный, безнравственный в противоположность образу «Я сам» и «идеалу, с точки зрения нашего общества»(-1.31/-1.02). В будущем («Я через 15 лет») испытуемые представляют себя менее доброжелательными и нравственными, чем в настоящем. Во второй униполярный фактор (6,99 %) вошли следующие шкалы: одинокий (0.92), сложный (0.90), наивный (0.75), злопамятный (0.63). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: человек, которого жаль (1.93), Я сам (1.42), человек, который мне не нравится (1.14), нравственный человек (0.90), типичный представитель нашего общества (0.33). На отрицательном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.34), высоконравственный мужчина (-1.02), человек, который вызывает уважение (-0.96), безнравственный мужчина (-0.74), высоконравственная женщина (-0.58), Я через 15 лет (-0.39), человек, который на меня не похож (0.29), безнравственная женщина (-0.23), безнравственный человек (-0.15) (Рис. 18). Данный фактор близок по набору шкал к фактору «Слабости Я и социальной нереализованности – силы Я и социальной реализованности», но в данной выборке он имеет более узкий смысл и может быть назван как фактор «Социальной изоляции». По данному фактору образ «нравственного человека» расположен рядом с образом «человека, который мне не нравится» и «типичным представителем нашего общества» и характеризуется как «одинокий», «сложный», «наивный». Следует отметить, что образ «Я сам» воспринимается испытуемыми также как социально изолированный, «одинокий», «сложный». 3.4.3. Факторный анализ результатов выборки испытуемых истероидного психотипа в континууме от акцентуантов до пограничной аномальной личности (ПАЛ) В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых акцентуантов истероидного психотипа личности диапазона нормыакцентуации характера выделилось четыре фактора, из них три значимых, общий уровень дисперсии которых составил 37,70 %, 23,31 % и 23,30 % соответственно (Приложение № 15). В первый биполярный фактор (37,70 %) вошли следующие шкалы: жестокий (0.86), равнодушный (0.81), злопамятный (0.80), изменчивый (0.79), самолюбивый (0.79), осуждающий (0.78), грубый (0.78), лживый (0.78), сложный (0.75), невоспитанный (0.75), эгоистичный (0.73), ненадежный (0.70), и с отрицательным знаком – эмпатичный (-0.84), отзывчивый (-0.81), добрый (0.80), щедрый (-0.77), искренний (-0.76), доверчивый (-0.71). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: типичный представитель нашего общества (1.80), безнравственная женщина (1.25), безнравственный человек (1.10), человек, который на меня не похож (1.06), безнравственный мужчина (0.68). На отрицательном полюсе расположены роли: человек, который вызывает уважение (-1.53), нравственный человек (1.02), идеал с точки зрения общества (-0.91), человек, которого жаль (-0.80), высоконравственный мужчина (-0.74), высоконравственная женщина (-0.31), Я сам (-0.22), человек, который не нравится (-0.18), Я через 15 лет (-0.16) (Рис. 19). Опираясь на выделенные шкалы, данный фактор можно назвать как фактор «Эмоционального отвержения – принятия». Обобщенный образ «нравственного «высоконравственной человека», женщины» «высоконравственного (-1.02/-0.74/-0.31) мужчины», воспринимается испытуемыми как эмоционально принимающий, «эмпатичный», «отзывчивый» и противопоставляется образам «безнравственной женщины», «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» (1.25/1.10/0.68), 3, ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ 2, 1,5 Factor ЧЕЛ НЕ НРА ТИПИЧНЫЙ 0, Я СА ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВ МУЖ ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ -0, ВЫС Я Ч/15 ЛЕТ НРАВ ЖЕН ВЫС НРАВ МУЖ ИДЕАЛ НРАВСТВЕНН -1,5 -2, -1, -1, -0, 0,0 Factor 0, 1, 1, 2, 2, воспринимаемых как эмоционально отвергающие («жестокие», «равнодушные», «злопамятные», осуждающие»). Рис. 19. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Основную оппозицию по данному фактору составили роли: «типичного представителя нашего общества», «безнравственной женщины» (1.80/1.25) и «человека, который вызывает уважение», «нравственного человека» (-1.53/1.02), что говорит о том, что в обыденном сознании представителей истероидного психотипа личности диапазона нормы-акцентуации характера окружающие («типичные») люди воспринимаются негативно с позиции нравственной оценки – как безнравственные и эмоционально отвергающие, наоборот, образ «нравственного человека» вызывает уважение и оценивается позитивно (Рис. 19). Кроме того, образ «нравственного человека» для испытуемых близок к «идеалу, с точки зрения общества», следовательно, испытуемые соотносят индивидуальные, собственные ценности в сфере нравственности с общепринятыми. Образ «Я сам» испытуемых и образ «Я через 15 лет», хотя воспринимается как «нравственный» и располагается на полюсе «Эмоционального принятия», но обладает данными характеристиками в незначительной степени в настоящем и еще в меньшей степени в будущем (0.22/-0.16). Во второй биполярный фактор (23,31 %) вошли следующие шкалы: несчастный (0.91), наивный (0.86), неуспешный (0.79), слабый (0.78), одинокий (0.78), угрюмый (0.70), и с отрицательным знаком – сильный (-0.70), умный (-0.57), успешный (-0.57), веселый (-0.50). На положительном полюсе оказались роли: человек, которого жаль (3.00), человек, который не нравится (0.86), типичный представитель нашего общества (0.62), безнравственный человек (0.17), Я сам (0.09). На отрицательном полюсе расположены роли: человек, который на меня не похож (-0.78), нравственный человек (-0.76), идеал с точки зрения общества (-0.71), высоконравственный мужчина (-0.66), высоконравственная женщина (-0.57), Я через 15 лет (-0.55), безнравственный мужчина (-0.29), человек, который вызывает уважение (-0.28), безнравственная женщина (-0.15) (Рис. 19). Выделенные шкалы позволяют интерпретировать данный фактор как фактор «Слабости – Силы Я». Образ человека, которого жаль (3.00) занимает крайнюю позицию на полюсе «Слабости Я». Данный образ отчасти является типичным, отвергается и не нравится испытуемым, как и обобщенный образ безнравственного человека (несчастный, наивный, неуспешный, слабый). Образы же нравственного человека, высоконравственного мужчины и высоконравственной женщины сближаются с общественным идеалом и расположены на полюсе «Силы Я». Они в значительно большей степени представляются как сильные, умные, успешные, чем образы безнравственного мужчины и безнравственной женщины. В настоящее время женщины акцентуанты истероидного психотипа личности относят себя скорее к полюсу «Слабости Я» и к безнравственному человеку, а через 15 лет видят себя ближе к полюсу «Силы Я» и образу нравственного человека. Третий биполярный фактор (23,30 %) составили шкалы: устаревший (0.76), безобразный (0.67), и с отрицательным знаком – современный (-0.79), свободный (-0.76), простой (-0.73), успешный (-0.66).

На положительном полюсе расположились роли: человек, который не нравится (1.60), безнравственный человек (1.29), безнравственный мужчина (1.20), нравственный человек (0.83), безнравственная женщина (0.55). На отрицательном полюсе расположены роли: типичный представитель нашего общества (-1.74), Я сам (-1.46), Я через 15 лет (-0.75), идеал с точки зрения общества (-0.44), высоконравственная женщина (-0.41), высоконравственный мужчина (-0.38), человек, вызывающий уважение (-0.14), человек, которого жаль (-0.12), человек, который на меня не похож (-0.02) (Рис. 20).

2, ЧЕЛ НЕ НРА 1,5 1,0 0,5 Factor 3 0,0 -0,5 -1,0 -1,5 -2,0 -1, БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ МУЖ НРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ ЖЕН ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСИДЕАЛ МУЖ НРАВ ВЫС НРАВ ЖЕН Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ Я СА ТИПИЧНЫЙ -0, 0,5 Factor 1, 2, 3, Рис. 20. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве По первым шкалам данного фактора его можно назвать «Несоответствие своему времени – Современность». По данному фактору обобщенные образы «нравственного» и «безнравственного» человека не дифференцируются и представляются как устаревшие и скучные, однако образ «безнравственного человека» в большей степени наделяется этими качествами. Также к полюсу «Несоответствия своему времени» относятся образы «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины». Данные характеристики («устаревший», «безобразный») не нравятся испытуемым, и они отрицают их у себя. Окружающих людей, как и себя в настоящем и будущем времени (через 15 лет), акцентуанты истероидного психотипа личности считают «современными», «мягкими», «простыми», «успешными» и нравственными, что доказывается сближением с образами «высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины». В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых истероидного психотипа личности диапазона ПАЛ выделилось шесть факторов, из них четыре значимых, общий уровень дисперсии которых составил 33,07 %, 17,70 %, 16,55 % и 6,80 % соответственно (Приложение № 16). В первый биполярный фактор (33,07 %) вошли следующие шкалы: злопамятный (0.89), злой (0.83), лживый (0.81), грубый (0.79), жестокий (0.79), безобразный (0.78), эгоистичный (0.78), беспринципный (0.77), фальшивый (0.76), ненадежный (0.74), и с отрицательным знаком – мудрый (-0.84), прощающий (-0.84), добрый (-0.71), сильный (-0.70). На положительном полюсе фактора расположились роли: человек, который на меня не похож (1.78), человек, которого жаль (1.18), человек, который не нравится (0.91), безнравственная женщина (0.81), безнравственный мужчина (0.68), безнравственный человек (0.65), типичный представитель нашего общества (0.13), а на отрицательном – высоконравственный мужчина (-1.30), идеал с точки зрения общества (-1.12), высоконравственная женщина (-1.11), нравственный человек (-1.04), человек, который вызывает уважение (-0.62), Я через 15 лет (-0.61), Я сам (-0.35) (Рис. 21). Анализ выделенных шкал позволил интерпретировать данный фактор как фактор «Злопамятность – умение прощать», где образы «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины», «нравственного человека» (1.30/-1.11/-1.04) близки к образу «идеала, с точки зрения общества» (-1.12) и воспринимаются, как умеющие прощать, нравственные. Напротив, негативную оценку («человек, который мне не нравится», «человек, который на меня не похож») с позиции нравственности получают образы «безнравственной женщины», «безнравственного которые мужчины», «безнравственного как человека» (0.81/0.68/0.65), воспринимаются «злопамятные», «безнравственные». Образы «Я через 15 лет» и «Я сам» (-0.61/-0.35) оцениваются 2, БЕЗНРАВСТВЕНН как «нравственные», «умеющие прощать», хотя и в 1,5 1, ВЫС НРАВ ЖЕН ТИПИЧНЫЙ БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВ ЖЕН 0, ИДЕАЛ Я НРАВСТВЕНН Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ НЕ НРА 0,0 Factor ВЫС НРАВ МУЖ -0,5 -1,0 -1, ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ Я СА ЧЕЛ НЕ ПОХО -2,0 -2,5 -2, -1, -1, -0, 0,0 Factor 0, 1, 1, 2, незначительной степени, что говорит о малой степени идентификации испытуемых данной выборки с образом «нравственного человека» (Рис. 21). Рис. 21. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Во второй биполярный фактор (17,70 %) вошли следующие шкалы: фальшивый (0.75), изменчивый (0.68), лживый (0.61), опасный (0.56), и с отрицательным знаком – простой (-0.83), искренний (-0.77), честный (-0.72), постоянный (-0.71). На положительном (1.56), полюсе расположились мужчина роли: (1.29), безнравственный человек безнравственный безнравственная женщина (0.73), типичный представитель нашего общества (0.67), высоконравственная женщина (0.63), человек, который не нравится (0.18), идеал с точки зрения общества (0.12), Я через 15 лет (0.11), нравственный человек (0.10). На отрицательном полюсе расположились роли: человек, которого жаль (-1.88), Я сам (-1.37), человек, который вызывает уважение (-1.22), человек, который на меня не похож (-0.56), высоконравственный мужчина (-0.39) (Рис. 21). Выделенный фактор так же как и первый относится к фактору нравственной оценки. Опираясь на выделенные шкалы, его можно интерпретировать как фактор «Фальши – искренности», где наиболее «искренним» и «нравственным» воспринимается образ «человека, которого жаль», «Я сам» и «человека, который вызывает уважение», «высоконравственного мужчины» (-1.88/-1.37/-1.22/-0.39). Полученные данные позволяют сделать предположение о том, что представления о нравственности и о себе у представителей истероидного психотипа диапазона ПАЛ противоречиво по данному фактору, что усиливается расположением на одном полюсе образов «Я сам» и «человека, который на меня не похож» (-1.37/-0.56). Третий биполярный фактор (16,55 %) составили шкалы: слабый (0.77), наивный (0.74), одинокий (0.73), несчастный (0.70), неуспешный (0.68) и с отрицательным знаком – сильный (-0.83), свободный (-0.75), современный (0.70), успешный (-0.69).

2, ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ 1,5 1,0 0, ИДЕАЛ БЕЗНРАВСТВЕНН ВЫС НРАВ ЖЕН ВЫС НРАВ МУЖ ЧЕЛ НЕ НРА Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ Factor 0, ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ -0,5 -1,0 -1,5 -2,0 -2, НРАВСТВЕНН ТИПИЧНЫЙ БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВ ЖЕН Я СА -1, -0,5 Factor 0, 1, 2, Рис. 22. Расположение ролевых позиций в семантическом пространстве На положительном полюсе расположились роли: человек, которого жаль (1.98), высоконравственная женщина (1.16), человек, который не нравится (0.55), высоконравственный мужчина (0.51), безнравственный мужчина (0.22), Я сам (0.17), типичный представитель с точки зрения общества (0.09), безнравственный человек (0.02), Я через 15 лет (0.02), безнравственная женщина (0.01). На отрицательном полюсе расположились роли: человек, который на меня не похож (-1.79), человек, который вызывает уважение (-1.57), идеал с точки зрения общества (-1.07), нравственный человек (-0.34) (Рис. 22). Четвертый униполярный фактор (6,80 %) составили шкалы: постоянный (0.78), устаревший (0.72), и с отрицательным знаком - изменчивый (-0.74), свободный (-0.69). На положительном полюсе расположились роли: человек, который на меня не похож (1.66), высоконравственная женщина (1.38), высоконравственный мужчина (1.11), безнравственный человек (0.40), человек, которого жаль (0.31), человек, который не нравится (0.21), Я через 15 лет (0.18), идеал с точки зрения общества (0.18). На отрицательном полюсе расположились роли: Я сам (-1.68), безнравственная женщина (-1.36), безнравственный мужчина (-0.99), типичный представитель нашего общества (0.52), нравственный человек (-0.49), человек, который вызывает уважение (0.42) (Рис. 22). Первые фактору две шкалы о на разных полюсах фактора позволяют интерпретировать его как фактор «Постоянства – Изменчивости». Поданному представления образы хотя и нравственности достаточно противоречиво: и обобщенные (-0.49/0.40), «нравственного» относятся (полюс «Изменчивости») различным «безнравственного» человека (полюс «Постоянства») слабо дифференцированы корректировка образы полюсам семантического «постоянные», пространства. «устаревшие» Однако, и «высоконравственной образам женщины» и «высоконравственного мужчины» (1.38/1.11) воспринимаются как противопоставляются «безнравственной женщины» и «безнравственного мужчины» (-1.36/-0.09), которые воспринимаются как «изменчивые» и «свободные». Полученные данные позволяют предположить, что такое качество как «постоянство» воспринимается испытуемыми истероидного психотипа диапазона ПАЛ негативно и отвергается ими. Образ «Я сам» испытуемых имеет по данному фактору наибольшую нагрузку (-1.68), то есть испытуемые воспринимают себя «изменчивыми» и «свободными», что свойственно истероидному психотипу личности в целом. Данный факт дополняется тем, что испытуемые противопоставляют образ «Я сам» образу «человека, который на меня не похож». 3.5. Обсуждение результатов В группах испытуемых шизоидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера и диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) при и идентичном факторе «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность», уровень дисперсии которых составил для акцентуантов – 13,70 %, а для ПАЛ - 12,70 %, были выделены два значимых фактора нравственной оценки, различных для акцентуантов – «Злопамятность – умение прощать» (24,47 %);

для ПАЛ - «Безопасность – опасность в отношениях» (23,69 %) (Рис. 23). Акцентуанты шизоидного психотипа личности воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», образ высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины» как «прощающий», «эмпатичный», «добрый», «альтруистичный» и противопоставляют образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», который воспринимается как «злопамятный», «осуждающий», «грубый», «злой». Испытуемые шизоидного психотипа личности диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) воспринимают обобщенный женщины», образ «нравственного человека», как «высоконравственной «высоконравственного мужчины» «добрый», «безопасный», «тактичный», а образ «безнравственного человека», безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» как «опасный», «изменчивый», «эгоистичный». Таким образом, для испытуемых шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера главное качество «нравственного человека» – умение прощать, а для испытуемых шизоидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) – безопасность в отношениях. Испытуемые шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера - «Я сам», «Я через 15 лет» (-0.70/-0.41) - в большей степени идентифицируют себя с образом «нравственного человека», чем испытуемые шизоидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) – «Я сам», «Я через 15 лет» (0.46/0.19). По второму, идентичному фактору обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» в обыденном сознании испытуемых диапазона нормы-акцентуации характера слабо дифференцирован (-0.26/-0.24) и отнесен к полюсу «Силы Я и социальной реализованности».

Ш изоидн ы й п сихотип личн о сти (а к ц е н т у а н т ы ) З л о п а м я тн о с ть у м е н и е п р о щ а ть Ш и зо и дн ы й п си хо ти п ли чн о сти (П А Л ) Б е з о п а с н о с ть о п а с н о с ть в о тн о ш е н и я х 1 2,7 0 % 2 3,6 9 % 1 3,7 0 % 2 4,4 7 % С л а б о с ть Я и с оциаль ная н е р е а л и з о в а н н о с ть - с ила Я и с оциаль ная р е а л и з о в а н н о с ть С л а б о с ть Я и с оциальная н е р е а л и з о в а н н о с ть - с ила Я и с оциальная р е а л и з о в а н н о с ть Ц иклоидны й психотип личности (а к ц е н т у а н т ы ) Нед оверие д оверие 1 5,6 3 % 2 7,3 3 % Ц и кло и дн ы й п си хо ти п ли чн о сти (П А Л ) О п а с н о с ть б е з о п а с н о с ть в о тн о ш е н и я х 1 3,8 7 % 2 4,5 4 % С л а б о с ть Я и с оциальная н е р е а л и з о в а н н о с ть - с ила Я и с оциальная р е а л и з о в а н н о с ть С л а б о с ть Я и с оциальная н е р е а л и з о в а н н о с ть - с ила Я и с оциальная р е а л и з о в а н н о с ть Эпилептоидн ы й п сихотип л и ч н о с т и (а к ц е н т у а н т ы ) Д о б р о ж е л а те л ь н о с ть Эп илеп тоидн ы й п сихотип л и ч н о с т и (П А Л ) 1 1,8 7 % 6,9 9 % В р а ж д е бн о с ть д о бр о ж е ла те ль н о с ть 2 4,1 9 % С л а б о с ть Я и с оциаль ная н е р е а л и з о в а н н о с ть с ила Я и с оциаль ная р е а л и з о в а н н о с ть 2 6,0 9 % С о ци а ль н а я и з о ля ци я И с те р о и д н ы й п с и х о ти п л и чн о с т и (а кц е н ту а н т ы ) Эм оциональ ное отв ерж ение принятие 23,30% 37,70% И стеро идн ы й п сихотип личн о сти (П А Л ) З л о п а м я тн о с ть у м е н и е п р о щ а ть 6,8 0 % 23,31% Слабос ть Я и с оциаль ная нереализов аннос ть с ила Я и с оциаль ная реализов аннос ть Нес оотв етс тв ие с в оем у в рем ени с ов рем еннос ть 1 7,7 0 % 3 3,0 7 % 1 6,5 5 % С л а б о с ть Я и с оциаль ная н е р е а л и з о в а н н о с ть с ила Я и с оциаль ная р е а л и з о в а н н о с ть Ф а л ь ш ь - и с к р е н н о с ть П о с то я н с тв о и з м е н ч и в о с ть Рис. 23. Сравнительный анализ субъективной значимости основания категоризации (%) исследуемой содержательной области в обыденном сознании испытуемых четырех психотипов диапазона нормы-акцентуации характера и пограничной аномальной личности (ПАЛ). Однако, наиболее «сильным», «смелым», «успешным», «мудрым» для данной группы испытуемых выступает образ «высоконравственного мужчины» и в меньшей степени образ «высоконравственной женщины» (-1.33/-0.21). В обыденном сознании испытуемых диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «наивный», «одинокий», «несчастный», «неуспешный» (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности»), а образ «безнравственного человека» как «современный», «смелый», «сильный», «успешный» («Силы Я и социальной реализованности»). Кроме того, испытуемые шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера воспринимают себя – «Я сам» - как слабых, социально нереализованных в большей степени, чем испытуемые диапазона пограничной аномальной личности (0.83/0.41), а в будущем - «Я через 15 лет» в меньшей степени надеются стать сильными и социально успешными, чем представители ПАЛ (-0.49/-0.85). В группе испытуемых циклоидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера были выделены два значимых фактора – «Недоверие – доверие» (27,33 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (15,63 %);

диапазона пограничной социальная нереализованность – обобщенный образ и аномальной личности (ПАЛ) - два фактора: «Опасность – безопасность в отношениях» (24,53 %) и «Слабость Я и сила Я и циклоидного «нравственного «надежный», психотипа личности образ мужчины» человека», социальная реализованность» (13,87 %) (Рис.23). Акцентуанты воспринимают как и человека», высоконравственной «доверчивый», женщины» «высоконравственного «безнравственного «искренний», образу и мужчины» «альтруистичный» противопоставляют «безнравственного «безнравственной женщины», который воспринимается как «фальшивый», «недоверчивый», «лживый». Испытуемые шизоидного психотипа личности диапазона обобщенный женщины», пограничной образ аномальной личности человека», мужчины» (ПАЛ) как воспринимают «отзывчивый», «нравственного «высоконравственной «высоконравственного «безопасный», «искренний», «добрый», а образ «безнравственного человека», безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» как «опасный», «фальшивый», «рвнодушный». Таким образом, для испытуемых циклоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера главное качество «нравственного человека» – умение доверять и вызывать доверие у другого человека, а для испытуемых циклоидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) – безопасность в отношениях. Как и в предыдущих двух группах испытуемые циклоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера - «Я сам», «Я через 15 лет» (-1.28/-1.13) - в большей степени идентифицируют себя с образом «нравственного человека», чем испытуемые циклоидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) – «Я сам», «Я через 15 лет» (-1.24/-0.71). Образ «типичного представителя нашего общества» воспринимается более негативно в группе испытуемых диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ), чем в группе акцентуантов «нравственного (0.99/0.35). человека» По второму фактору обобщенный образ (0.11) в обыденном сознании акцентуантов циклоидного психотипа личности представлен как «наивный» и «слабый», хотя и в незначительной степени, а образ «безнравственного человека» (-0.44) как «свободный», «смелый», «красивый». Образы «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» получили наибольшую нагрузку по данному фактору (-1.17/-0.65);

в обыденном сознании испытуемых они объединяют в себе представление об «идеале, с точки зрения общества» (-1.26), нравственности, силе и социальной успешности. Образ «безнравственного мужчины» (-0.27), воспринимаемый акцентуантами циклоидного психотипа личности как «свободный», «смелый», «красивый», противопоставляется образу «безнравственной женщины» (0.30), как «наивной» и «слабой». В обыденном сознании представителей ПАЛ циклоидного психотипа личности по второму полюсу фактору «Слабости обобщенный Я и образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» слабо дифференцирован (0.27/0.24) и отнесен к социальной нереализованности». Образы «высоконравственного мужчины» (-0.71), «высоконравственной женщины» (0.56), «безнравственного мужчины» (-0.21) близки к общественному идеалу и, как и в предыдущей выборке испытуемых относятся к полюсу «Силы Я и социальной реализованности», и противопоставляются образу «безнравственной женщины» (0.19). Представители ПАЛ циклоидного психотипа личности воспринимают себя в настоящем и будущем времени («Я сам», «Я через 15 лет») более сильными и социально успешными, чем представители диапазона нормы-акцентуации характера (-0.13/0.35;

-0.75/-0.24). В группе испытуемых эпилептоидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера были выделены два значимых фактора – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и аномальной личности (ПАЛ) два социальная реализованность» фактора: «Враждебность – (24,19 %) и «Доброжелательность» (11,87 %);

диапазона пограничной доброжелательность» (26,09 %) и «Социальная изоляция» (6,99 %) (Рис.23). По первому фактору в обыденном сознании акцентуантов эпилептоидного психотипа личности обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «сильный», «красивый», «смелый», «успешный», хотя и в незначительной степени (-0.21), а образ «безнравственного человека» (0.34) как «устаревший», «несчастный», мужчины», «неуспешный», «слабый». Образ «высоконравственного а также «высоконравственной женщины» (-0.82/-0.57), «безнравственного мужчины» (-0.26) располагается на полюсе «Силы Я и социальной реализованности» и противопоставляется образу «безнравственной женщины» (0.10). Испытуемые эпилептоидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера в настоящем и будущем времени - «Я сам» (-0.50), «Я через 15 лет»(-1.21) - по данному фактору воспринимают себя «сильными», «красивыми», «успешными». В обыденном сознании испытуемых диапазона ПАЛ эпилептоидного психотипа обобщенный образ «нравственного человека», а в большей степени их собственный образ («Я сам») представлен как «одинокий», униполярном «нравственного «сложный», факторе человека» «наивный» фактор (0.90/1.42), то есть социально В восприятие женщины» и изолированный (униполярный «Социальной изоляции»).

«Доброжелательность» (-1.19), отражено акцентуантами эпилептоидного психотипа личности обобщенного образа «высоконравственной «высоконравственного мужчины» (-0.64/-0.31) как «доброго», «отзывчивого», «альтруистичного», «эмпатичного». Эпилептоиды акцентуанты воспринимают себя («Я сам», «Я через 15 лет») как доброжелательных, нравственных как в настоящем, так и в будущем (-0.92/-0.64). В обыденном сознании испытуемых диапазона ПАЛ эпилептоидного психотипа обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» (-0.78/-0.82/-0.03) «отзывчивый», обобщенному представлен «эмпатичный», образу как доброжелательный и человека», («добрый», «прощающий») противопоставлен «безнравственной «безнравственного женщины», «безнравственного мужчины» (1.03/1.39/1.04), воспринимаемый как враждебный («грубый», «жестокий», «опасный», «злой»). Образ «Я сам» и «Я через 15 лет» (-1.31/-0.51) испытуемых эпилептоидного психотипа диапазона ПАЛ представлен такими характеристиками «нравственного человека» («добрый», «отзывчивый», «эмпатичный»). В группе испытуемых истероидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера были выделены три значимых фактора – «Эмоциональное отвержение – принятие» (37,70 %), «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (23,31 %) и «Несоответствие своему времени - современность» (23,30 %);

диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) - четыре фактора: «Злопамятность – умение прощать» (33,07 %), «Фальшь – искренность» (17, %), «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и Аакцентуанты женщины» и истероидного психотипа личности социальная реализованность» (16,55 %) и «Постоянство - изменчивость» (6,80 %) (Рис.23). воспринимают как обобщенный образ «нравственного человека», образ «высоконравственной «высоконравственного мужчины» (-1.02/-0.31/-0.74) «эмпатичный», «отзывчивый» «добрый», «щедрый», «искренний», то есть эмоционально принимающий, и противопоставляют образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» (1.10/0.68/1.25), который воспринимается как «жестокий», «равнодушный», «злопамятный», «изменчивый». Испытуемые истероидного психотипа личности диапазона ПАЛ воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» (-1.04/-1.11/-1.30) как «прощающий», «мудрый», «добрый», а образ «безнравственного человека», безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» (0.65/0.68/0.81) как «злопамятный», «злой», «лживый», а по фактору «Фальшь – искренность» образ «высоконравственного мужчины» (-0.39) как «искреннего», «честного», «постоянного» противопоставляется образам «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» и «нраственного человека» (1.56/1.29/0.73/0.10) как «фальшивым», «изменчивым», «лживым». Таким образом, для испытуемых истероидного психотипа испытуемых диапазона нормы-акцентуации характера главное качество «нравственного человека» –эмоциональное принятие другого человека, а для истероидного психотипа диапазона ПАЛ – умение прощать и искренность. Испытуемые истероидного психотипа диапазона акцентуации характера и диапазона ПАЛ воспринимают себя («Я сам», «Я через 15 лет») как нравственных, но в незначительной степени: акцентуанты (-0.22/-0.16), ПАЛ – а) по первому фактору (-0.35/-0.61);

б) по второму фактору (-1.37/0.11). По идентичному фактору «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» обобщенный образ «нравственного человека» воспринимается испытуемыми истероидного психотипа диапазона акцентуации «наивному», характера как «сильный», «слабому»;

«мудрый», образы «успешный» и противопоставляется образу «безнравственного человека» как «несчастному», «неуспешному», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» располагаются на полюсе «Силы Я и социальной успешности» (-0.66/-0.57/-0.29/-0.15). В обыденном сознании истероидов диапазона ПАЛ по данному фактору образ «нравственного человека» также воспринимается как «сильный» и «успешный», в отличие от образа «безнравственного «неуспешный». человека», Однако, который представлен как «слабый» и образы мужчины», «высоконравственной «безнравственного женщины», мужчины», «высоконравственного «безнравственной женщины» (1.16/0.51/0.22/0.01) располагаются на полюсе «Слабости Я и социальной нереализованности». Образ «Я сам» испытуемых диапазона акцентуации характера и диапазона ПАЛ по данному фактору характеризуется как «слабый» и «неуспешный», хотя и в малой степени (0.09/0.17), но в будущем («Я через 15 лет») испытуемые диапазона акцентуации характера представляют себя как более успешных и социально реализованных, чем испытуемые диапазона ПАЛ (-0.55/0.02). По третьему различному фактору, выделенному у представителей истероидного психотипа личности диапазона акцентуации характера и диапазона ПАЛ прослеживается некоторое противоречивое восприятие обобщенного акцентуантов образа «нравственного психотипа человека», личности «высоконравственного обобщенный образ мужчины» и «высоконравственной женщины». В обыденном сознании истероидного «нравственного человека» (0.83) представлен как «устаревший», а образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» (0.38/0.41) как «современные», «свободные». В обыденном сознании испытуемых истероидного психотипа диапазона ПАЛ обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «изменчивый», «свободный», а образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» (1.11/1.38) как «постоянные», «устаревшие». ЗАКЛЮЧЕНИЕ Под нравственностью (моралью) понимается определенная форма общественного сознания, система принципов, правил, норм поведения людей по отношению друг к другу, к семье, трудовому коллективу, нации и обществу в целом (Титаренко А.И., 1974;

Архангельский Л.М., 1977;

Гусейнов А.А., Апресян Р.Г., 2000;

Дробницкий О.Г., 2002). Теоретиками зарубежной психологии в основных направлениях (психоаналитическое, бихевиористическое и когнитивное) исследуются генезис, механизмы, факторы и средства формирования нравственного сознания личности, а также моральное поведение и моральные чувства. В отечественной психологии нравственность рассматривалась с позиции личностного и деятельностного подходов, где основной акцент ставился на ее социальной и культурно-исторической детерминации (Рубинштейн С.Л., 1998;

Выготский Л.С., 1982;

Леонтьев А.Н., 1983;

Ананьев Б.Г., 1980;

Эльконин Д.Б., 2001;

Божович Л.И., 1968 и др.). Также нравственность рассматривалась в рамках целостного, системного подхода как интегративное качество личности, имеющее сложную многоуровневую структуру (Антилогова Л.Н., 1999;

Соловцова Е.Е., 1999). В результате можно сделать вывод о том, что механизмы формирования психологического восприятия нравственности обусловлены тем, что нравственность значит для самого человека, его собственного «Я», какой смысл он вкладывает в данное понятие и как использует его во взаимодействии с окружающими людьми. Оценить представления о «нравственном человеке» возможно с помощью системного анализа человеческого сознания, которое состоит из житейских представлений об окружающем мире, других людях и себе («обыденное сознание») и требует изучения значения как единицы сознания (Выготский Л.С., 1982;

Леонтьев А.Н., 1985, Ананьев Б.Г.,1980;

Столин В.В., 1982). Система значений может быть организована в некие повествовательные структуры, вызывающие в сознании субъекта целостный контекст ассоциативных связей. Метод исследования данной проблемы «не может быть иным, чем метод семантического анализа смысловой стороны речи, метод изучения словесного значения» (Выготский Л.С., 1982). Целью нашего исследования было построение семантических пространств, отражающих представление испытуемых о нравственном человеке, выделение базисных категорий этого пространства для анализа отношения субъектов к нравственному человеку. В сплошном экспериментально-психологическом исследовании приняли участие 841 студент (596 девушек, 245 юношей) различных вузов г. Ставрополя (СГУ, СГПИ, ЮРГИ, СКСИ, МГОПУ) в возрасте 17-18 лет, из которых были сформированы выборки испытуемых в зависимости от психотипологических, гендерных и конституциональноконтинуальных особенностей личности (Всего 360 человек). Исследование проводилось с 2002 по 2005 гг. в несколько этапов. Первый этап (2002 – 2003 гг.) – подготовительный – осуществлялось определение целей и задач исследования, выбор объекта и предмета исследования, выдвижение основных гипотез, изучалось состояние проблемы в теории и практике психологической науки, философии, психиатрии. Второй этап (2003 – 2004 гг.) – исследовательский – была проведена диагностика психотипологических, конституционально-континуальных особенностей испытуемых, обобщающий – осуществлялся результатов, анализ и обобщение изучение полученных аспектов представлений о «нравственном человеке». Третий этап (2004 – 2005 гг.) – экспериментальных углубление теоретических исследования и оформление этих результатов в виде диссертации. Изучение представлений о нравственном человеке проводилось с учетом трех основных факторов: 1) психотип;

2) гендерные различия и 3) конституционально-континуальные особенности респондентов. Для изучения влияния на представления о нравственном человеке психотипологических особенностей испытуемых были сформированы четыре выборки, соответствующих психотипов личности (шизоидного, циклоидного, эпилептоидного, истероидного) по 60 человек каждая;

изучение гендерных различий в представлениях о нравственном человеке – две группы испытуемых (60 девушек, 60 юношей);

для изучения влияния конституциональноконтинуальных особенностей личности испытуемых на представления о нравственном человеке – восемь групп испытуемых по 30 человек: четыре группы испытуемых шизоидного, циклоидного, эпилептоидного, истероидного психотипа испытуемых диапазона нормы-акцентуации циклоидного, характера;

четыре группы шизоидного, эпилептоидного, истероидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ). Представления студентов об образе «нравственного человека» изучались нами с помощью семантического дифференциала. При построении семантического дифференциала в качестве шкал-дискрипторов нами были использованы качественные прилагательные. Данный подход использования качественных прилагательных применялся ранее в работах В.Ф. Петренко (1997), А.Г. Шмелева (1983), Е.В. Улыбиной (1998) и др. Для выявления представлений о нравственности в обыденном сознании студентов мы использовали человека» и противопоставление безнравственного мужчины», обобщенных человека», образов а «нравственного также образов и женщины» «высоконравственного «высоконравственной «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины». Образы «Я сам» и «Я через 15 лет» предъявлялись с целью получения данных об идентификации испытуемых с образом «нравственный человек» в настоящем и в будущем времени. Для сравнения своего «Я» с образами окружающих, составляющими социальное пространство испытуемых, были предложены образы: «типичный представитель нашего общества», «человек, который вызывает уважение», «идеал, с точки зрения общества», «человек, который на меня не похож», «человек, который мне не нравится», «человек, которого жаль». Обработка полученных психологических результатов заключалась в построении групповой матрицы путем суммирования индивидуальных оценок и факторизации полученной матрицы (55х14). Факторный анализ проводился по программе центроидного метода и включал подпрограмму поворота факторных структур по принципу Varimax. В результате обработки данных были выделены факторные структуры и найдены нагрузки по факторам. Полученные данные позволяют сделать следующие выводы. ВЫВОДЫ: 1. Выявлено, что на представления о «нравственном человеке» существенное влияние оказывают психотипологические особенности личности респондентов:

- в обыденном сознании испытуемых четырех основных психотипов личности (шизоидного, циклоидного, эпилептоидного, истероидного) существует бинарное восприятие нравственности, образа которое отражено в противопоставлении обобщенного «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины», как обладающих позитивными и общественно одобряемыми характеристиками, образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», отмеченных отрицательными характеристиками и негативным эмоциональным отношением испытуемых;

- для испытуемых каждого из четырех психотипов личности выделены базисные конструкты обыденного сознания, через которые происходит восприятие и оценка «нравственного человека»: шизоидный тип – «враждебность – доброжелательность»;

циклоидный тип – «фальшь – искренность»;

эпилептоидный тип – «жадность – щедрость»;

истероидный тип – «эгоизм – альтруизм»;

и общий конструкт для четырех психотипов личности – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность»;

- выявлена высокая степень идентификации с образом «нравственного человека» у испытуемых с истероидным психотипом личности;

в отличие от представителей эпилептоидного и шизоидного психотипа личности испытуемые истероидного и циклоидного психотипа личности в будущем представляют себя как более нравственных, что говорит о возможности развития нравственного потенциала респондентов;

- в представлениях испытуемых четырех психотипов личности типичный представитель нашего общества характеризуется негативно: как безнравственный, враждебный или эгоистичный, жадный или фальшивый;

подобное негативное восприятие характерно больше для представителей шизоидного и циклоидного психотипа личности;

- в представлениях испытуемых шизоидного и циклоидного психотипа личности наиболее социально успешным и обладающим силой «Я» является образ «высоконравственного мужчины»;

эпилептоидного - обобщенный образ «нравственного человека»;

истероидного – общественный идеал;

представители шизоидного психотипа личности склонны воспринимать себя как слабых, социально нереализованных и неуспешных, в отличие от представителей других психотипов личности. 2. Установлены гендерные различия в восприятии «нравственного человека»:

- девушки при оценке образа «нравственного человека» выделяют, главным образом, эмоциональную составляющую нравственной сферы личности, нравственные чувства и характеризуют нравственного человека как эмоционально принимающего, отзывчивого, эмпатичного, искреннего;

- юноши при оценке образа «нравственного человека» основной акцент ставят на когнитивном и рациональном плане межличностных отношений и выделяют среди основных качеств нравственного человека ответственность, порядочность, честность, принципиальность, надежность;

- у девушек по сравнению с юношами выявлена большая степень идентификации с образом «нравственного человека», как в настоящем, так и в будущем времени;

- девушки склонны воспринимать образ «высоконравственного мужчины» как более социально реализованного, сильного, успешного в отличие от восприятия своего «Я», что, возможно, отражает существующий в обществе стереотип взаимосвязи между мужской позицией и социальным успехом;

и юноши, и девушки склонны представлять себя в будущем как более социально успешных, нравственных и соответствующих общественному идеалу, что говорит об их адаптационном потенциале. 3. Обнаружено влияние на представление о «нравственном человеке» конституционально-континуальных особенностей личности респондентов:

- представления о «нравственном человеке» у испытуемых четырех психотипов личности диапазона нормы – акцентуации характера более целостно и непротиворечиво по сравнению с представлениями испытуемых диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ);

- высокая идентификация с образом «нравственного человека» выявлена у представителей диапазона нормы – акцентуации характера циклоидного и шизоидного психотипа личности и у представителей диапазона ПАЛ эпилептоидного и истероидного психотипа личности;

- базисные конструкты обыденного сознания, через которые происходит восприятие «нравственного человека» у представителей диапазона ПАЛ шизоидного, эпилептоидного и циклоидного психотипов личности отличаются особой аффективностью и малой дифферециацией - «опасность – безопасность в отношениях», «враждебность – доброжелательность»;

- в представлениях испытуемых четырех психотипов личности диапазона нормы – акцентуации характера образ «нравственного человека» тесно связан с представлениями о социальной успешности, реализованности и силе, представлениях испытуемых диапазона ПАЛ успешным и сильным может быть как нравственный, так и безнравственный человек. Литература 1. Абрамова Г.С. Нравственный аспект мотивации учебной деятельности подростков // Вопросы психологии. 1985. № 6. С. 38 – 45. 2. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психологический журнал. 1994. № 4. С. 39-55. 3. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: «Мысль», 1991. – 299 с.

4. Адлер А.О. О нервическом характере. СПб. – М.: «Университетская книга», 1997. – 382 с. 5. Айке Д. Сверх-Я: инстанция, задающая направение нашим поступкам // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1. М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998. С. 520-532. 6. Айрапетянц М.Г., Вейн А.М. Неврозы в эксперименте и клинике. М.: «Наука», 1982. 7. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: В 2 Т. М., 1980. – 512 с. 8. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. СПб., 2001.– 272 с. 9. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997. – 239 с. 10. Анисимов С.Ф. Мораль и поведение. М.,1985. 11. Анохин П.К. Социальное и биологическое в природе человека / В кн. Соотношение биологического и социального в человеке. М., 1975. – С. 301. 12. Антилогова Л.Н. Психологические механизмы развития нравственного сознания личности: Дис. … д-ра психол. наук. Новосибирск, 1999. – 434 с. 13. Анциферова Л.И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Лоуренса Кольберга и его школы) // Психологический журнал. 1999. Т.20. № 3. 14. Апресян Р.Г. Идея морали. М.: «Мысль», 1985. 15. Аристотель Никомахова этика//Аристотель. Соч. в 4 т. М., 1984. Т. 4.С.54-77 16. Арсеньев А.С. 30-59. 17. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980. – 128 с. 18. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. / Под ред. И.Б. Ханиной. М.: Наука;

Смысл, 1999. – 350 с. 19. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: «Мысль», 1976. 20. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М., 1984. – 104 с.

Научное образование и нравственное воспитание // Психологические проблемы нравственного воспитания детей. М., 1977. С.

21. Асмолов А.Г., Ковальчук М.А. О соотношении понятия установки в общей и социальной психологии // Теоритические и методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой М., 1977. С. 143-163. 22. Ахвердова О.А., Боев И.В., Коваленко А.П. Дифференциальная психология акцентуаций и конституциональных личностных радикалов у подростков: учебно-методическое пособие. Ставрополь, 1997. – 50 с. 23. Ахвердова О.А. Личностно-характерологический континуум современного подростка: Автореф. дис. … д-ра психол. наук. М., 1998. – 43 с. 24. Ахвердова О.А. Экспериментально-психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков. // Монография. М., 1998. – 154 с. 25. Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н. личностные и поведенческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью мозга: Учебное пособие. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. – 274 с. 26. Бандура А. Теория социального научения. СПб., 2000. 27. Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник 1984 – 1985. М., 1986. 28. Белашева И.В. Личностно - типологические конституциональные особенности подростков // Тезисы научных работ. Окружающая среда и человек. Ставрополь, 1996. С. 18 -19. 29. Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М., 1998. 30. Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. 31. Бергсон А. Два источника морали и религии. М.: «Канон», 1994. 32. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М., 1978. С.310. 33. Богданов Е.Н. Воспитание нравственных чувств старших подростков: Автореф. дис. … канд. пед. наук, М., 1983. – 20 с. 34. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Ставрополь: изд-во СГУ, 1999. - 362 с.

35. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968. 36. Борисова Е.М., Валеев Р.Ф. Диагностика нравственно-психологических особенностей трудного подростка // Психологическая наука и образование. 1997. № 1. С. 76-81. 37. Боришевский М.И. Развитие нравственных убеждений школьников. Киев, 1986. 38. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М., 1994. – 60 с. 39. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века // Вопросы психологии. 1993. № 1. С. 6-13. 40. Братусь Б.С. Нравственное сознание личности. М., 1985. 41. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: «Мысль», 1988. – 301 с. 42. Бреслав Г.М. Воспитание нравственных чувств ребенка в семье // Вопросы психологии. 1986. № 1. С. 41-47. 43. Брушлинский А.В. Проблема психологии субъекта. М., 1994. 44. Брушлинский А.В. Социальность субъекта и субъект социальности // Субъект и социальная компетентность личности. М., 1995. 45. Брушлинский А.В., Темнова Л.В. Интеллектуальный потенциал личности и решение нравственных задач // Психология личности социальных изменений. М.: «Наука», 1993. С. 29-38. 46. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпочтения субъекта // Вопросы психологии. 1993. № 5. С. 99-106. 47. Бэкон Ф. Опыты, или Наставления нравственные и политические. Соч. в 2-х т. Т.2. М.: «Мысль», 1978. С. 349-482. 48. Василюк Ф.Е. Структура образа (к 90-летию со дня рождения А.Н. Леонтьева) // Вопросы психологии. 1993. № 5. 49. Воловикова М.И. Моральное развитие и активность личности. М., 1988. С. 170-188. 50. Воловикова М.И. Моральное развитие и отношения: взрослые – дети // Гуманистические проблемы психологической теории. М., 1995. С. 163-169. в условиях 51. Воловикова М.И., Ребеко Т.А. Соотношение когнитивного и морального развития // Писхология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. М., 1990. Ч. 2. С. 81-86. 52. Волоскова Н.Н. Конституционально-типологическая аномальная изменчивость личности у пожростков с органической недостаточностью мозга // Теоретические и прикладные проблемы психологии: Материалы научной конференции. – Ставрополь, 2001. – С.158-162. 53. Выготский Л.С. Собр. соч. в 6 томах. Т.1. М.: «Педагогика», 1982. 54. Гаврилова Т.П. О воспитании нравственных чувств. М., 1984. 55. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. Ростов н /Д.: «Феникс», 1998. – 416 с. 56. Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М.;

Л., 1929-1959. Т. 1-14. 57. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 172-198. 58. Гиндикин В.Я. Личностная патология. М.: «Триада – Х», 1999. – 266 с. 59. Громова Л.А. Нравственное здоровье личности. Л.: «Знание», 1985. – 16 с. 60. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. Томск, 1994. – 310 с. 61. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М.: «Медицина», 1980. – 272 с. 62. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: «Гардарики», 2000. – 472 с. 63. Демин М.В. Проблемы ценности и ценностного отношения // Вестник МГУ. Сер. Философия. 1974. № 2. С. 32-35. 64. Дикевич Л.Л. Обыденные представления о порядочном человеке: Дис. … канд. психол. наук. М., 1999. 65. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М., 1978. 66. Додонов Б.И Потребности, отношения и направленность личности // Вопросы психологии. 1973. № 5. 67. Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974. С. 15-63. 68. Дробницкий О.Г. Моральная философия: Избр. Труды. М.: «Гардарики», 2002. – 523 с.

69. Жибо А. Этьен или сегодняшний подросток. О подростковом возрасте и о моральном мазохизме // Антология современного психоанализа. Т. 1. М.: издательство «Институт психологии РАН», 2000. С. 470-483. 70. Завалишина Д.П., Ломов Б.Ф., Рубахин В.Ф. О системном строении когнитивных процессов // Психологические проблемы переработки знаковой информации. М., 1977. 71. Забродин Ю.М., Похилько В.И., Шмелев А.Г. Статистические и семантические проблемы конструирования и адаптации многофакторных личностных опросников // Психологический журнал. 1987. № 6. С. 79-97. 72. Забродин Ю.М., Сосновский Б.А. Мотивационно смысловые связи в структуре напрвленности человека // Вопросы психологии. 1989. № 6. С. 100-108. 73. Залесский Г.Е. Психологические вопросы формирования убеждений. М., 1982. 74. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. 1991. № 2. С. 15-36. 75. Знаков В.В. Неправда и ложь как проблемы психологии понимания // Вопросы психологии. 1993. № 2. С. 9-17. 76. Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. М., 1993. 77. Знаков В.В. Понимание субъектом правды о моральном поступке другого человека: нормативная этика и психология нравственного сознания // Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 1. – С. 32-44. 78. Знаков В.В. Самооценка правдивости и понимания субъектом честности // Психологический журнал. 1993. Т. 14. № 5. – С. 13-23. 79. Зотов Н.Д. Личность как субъект нравственной активности: природа и становление. Томск: Изд-во Томск. ун-та., 1984. – 246. 80. Иванов В.Г. Нравственность, мораль, нравы // Что такое мораль ? М., 1988. 81. Карсавин Л.П. Добро и зло // Карсавин Л.П. Малые сочинения. СПб., 1994. С. 250-284.

82. Кебриков О.В. Избранные труды. М., 1971. – 312 с. 83. Кернберг О.Ф. Тяжелые личностные расстройства: стратегии психотерапии. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. – 464 с. 84. Кернберг О.Ф. Агрессия при расстройствах личности и перверсиях. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 368 с. 85. Клиническая психиатрия / Н.Е. Бачериков, К.В. Михайлова, В.Л. Гавенко и др. – Киев, 1989. – 512 с. 86. Ковалев А.Г. Психология личности. М.: Просвещение, 1970. 87. Комаров В.В. Совесть как фактор нравственной саморегуляции личности: Дис. … канд. психол. наук. Тамбов, 2004. 88. Кондратьева Л.С. Нравственные мотивы как стимулы волевой активности студента // Вопросы волевой активности личности и коллектива. Рязань, 1984. 89. Кондрашенко В.Т. Общая психотерапия: Рук. для врачей. Минск.: Выш. шк., 1999. – 524 с. 90. Корниенко Н.А. Эмоциональные механизмы нравственного формирования личности. Новосибирск, 1993. – 245 с. 91. Корниенко Н.А. Психологические основы эмоционально-нравственного развития личности: Дис. … д-ра психол. наук. М., 1997. – 566 с. 92. Курячий С.И. Влияние установок личности на восприятие другого человека // Вопросы психологии. 1983. № 6. С. 105-108. 93. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. М.: Наука, 1995.. 94. Леонгард К. Акцентуированные личности. Ростов н /Д.: «Феникс», 1997. – 544 с. 95. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. // Собр. соч. в 2 т. Т.2. М.: «Педагогика», 1983. – С. 94-232. 96. Леонтьев Д.А. Динамика смысловых процессов // Психологический журнал. 1997. № 6. С. 13-27. 97. Леонтьев Д.А. Субъективная семантика и смыслообразование // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1990. № 3. С. 33-42.

98. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: «Медицина», 1977. – 208 с. 99. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984. 100. Марьенко И.С. Основы нравственного воспитания школьников. М.: «Просвещение», 1980. – 182 с. 101. Менделевич – 496 с. 102. 103. Менчинская Н.А. Психическое развитие ребенка от рождения до 10 лет. Митина О.В., Петренко В.Ф. Кросскультурное исследование стереотипов М., 1996. женского поведения (В России и США) // Вопросы психологии. 2000. № 1. С. 68-86. 104. 105. 106. 107. 108. 109. 110. 111. 112. 113. 84.

В.Д.

психиатрическая пропедевтика:

Практическое руководство для врачей и студентов. М.: ТОО «Техлит»;

«Медицина», 1997.

Мораль: сознание и поведение / Под ред. А.Н. Головко. М.: Наука, 1986. Моральное сознание: элементы, формы, особенности / Под ред. Л.Б. Моральный выбор / Под ред. А.И. Титаренко М.: МГУ, 1990. – 340 с. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 1983. Муздыбаев К. Переживание вины и стыда. СПб., 1995. Муздыбаев К. Психология зависти // Психологический журнал. 1997. № Мухина В.С. К проблеме социального развития ребенка // – 207 с. Волченко М.: МГУ, 1974. – 139 с.

Психологический журнал.1995. Т.16. № 1. С. 3-18. № 2. С. 3-14.

6. С. 3-11. Психологический журнал. 1990. № 5. С. 46-53. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960. – 425 с. Мясищев В.Н. Психология отношений. Москва – Воронеж, 1995. С. 68 114.

Нартова-Бочавер С. К. Психологические исследования устойчивости и согласованности морального поведения личности // Психологические исследования социального развития личности. М., 1991. С. 73-91. 115. Нартова-Бочавер С. К. Два типа нравственной ориетации личности // Психологический журнал. 1993. № 4. С. 24-31. 116. Неймарк М.С. Возрастная и педагогическая психология М., 1973. 117. Небылицин В.Д. исследование взаимосвязи между чувствительностью и силой нервной системы // типологические особенности высшей нервной системы человека. – М., 1959. Т. 2. 118. 119. 120. Никифоров Г. С. Самоконтроль человека. Л., 1989. Николаева О.П. Исследование этнопсихологических различий моральноНиколаева О.П. Влияние моральной сферы на процесс решения задач // правовых суждений // Психологический журнал. 1995. № 4. Субъект и социальная компетентность личности. М., 1995. С. 154-166. 121. Нравственные и эстетические ценности и их роль в человеческой жизни. Справедливость и право // Философия / Под ред. Кохановского В.П. Ростов н/Д : «Феникс», 2002. С. 344-353. 122. Нравственность, агрессия, справедливость // Вопросы психологии. 1992. № 1. С. 84-98. 123. Нюнберг Г. Принципы психоанализа и их применение к лечению неврозов. СПб.: Институт общегуманитарных исследований, 1999. – 360 с. 124. Обновление морали и перспективы этики. М.: МГУ, 1990. – 262 с. 125. Обухова Л.Ф. Концепция Жана Пиаже: за и против. М., 1981. 126. Орбан Л.Э. Акмеологическая концепция нравственного становления личности: Автореф. дис. … д-ра психол. наук. М., 1992. – 461 с. 127. Осницкий А.К. Проблема исследования субъективной активности // Вопросы психологии. 1996. № 1. С. 5-19. 128. Партнеры в сфере охраны психического здоровья: Вклад профессионалов и непрофессионалов в охрану психического здоровья: Сб. статей – Киев: «Сфера», 1999. – 236 с.

129. Пауэр Ф.К., Хиггинс Э. Кольберг Л. Подход Лоуренса Кольберга к нравственному воспитанию // Психологический журнал. 1992. Т. 13. № 3. С. 175-182. 130. Пащенко Е. В. К вопросу об ответственности // Сознание личности в кризисном обществе. М., 1995. 131. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теории исследования М., 2000. С. 345-358. 132. Перевозная Т.А. Некоторые особенности ценностно-ориентационной сферы у психопатических личностей // Медицина сегодня и завтра: Периодический сборник научных работ молодых ученых и специалистов. Харьков, 1997. Вып. 2. С. 68-70. 133. Перевозная Т.А. Особенности представлений об идеальной иерархии ценностей у психопатических личностей, реализовавших противоправные действия // Вестник ХГУ. Серия «Психология». № 395. Харьков, 1997. С.114-118. 134. Петренко 135. Петренко В.Ф. В.Ф. Экспериментальная Введение в психосемантика: исследование индивидуального сознания // Вопросы психологии. 1982. № 5. С. 23-35. экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983. – 176 с. 136. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М., 1988. – 230 с. 137. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. Смоленск, 1997. – 396 с. 138. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов н /Д: «Феникс», 1996. – 512 с. 139. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Международная педагогическая академия, 1994. – 680 с. 140. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1984. 141. Просецкий П.А. Социальное развитие личности в онтогенезе // Вопросы психологии. 1990. № 3. С. 173-175.

142. Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Под ред. Е.В. Шороховой, М.И. Бобневой. М.: Наука, 1976. – 368 с. 143. Развитие нравственных убеждений школьников / Под ред. М.И. Боришевского. Киев: «Радянска школа», 1986. – 181 с. 144. Развитие современного подростка М.: Ин-т молодежи, 1990. – 120 с. 145. Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: «Питер», 2000. С. 390-421. 146. Розов А.И. Некоторые психологические вопросы проблематики социокультурных норм // Вопросы психологии. 1990. № 5. С. 112-121. 147. Рувинский Л.И. Психолого-педагогические проблемы нравственного воспитания школьников. М., 1981. 148. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер Ком, 1998. – 688 с. 149. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1976. С. 365. 150. Рудик П.А. Психология. М., 1976 см 1978. 151. Светлова Н.В. Особенности ценностных ориентаций и нравственного самосознания учащихся средней школы: Дис. … канд. психол. наук. М., 2003. – 231 с. 152. Селиванов В.И Актуальные вопросы психологии воли // Вопросы психологии. Рязань. 1975. 153. Селиванов В.И. Избранные психологические труды. Рязань, 1992. 154. Серкин В.П. Опыт исследования субъективной семантики времени // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1984. № 2. С. 73-74. 155. Серкин В.П., Сиротский В.Е. Психосемантика: на пути к моделированию // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1990. № 3. С. 28-33. 156. Серкин В.П. Методы психосемантики. М.: Аспект Пресс, 2004. – 207 с. 157. Симонов В.П. Мотивированный мозг: высшая нервная деятельность и естественнонаучные основы общей психологии. М., 1987.

158. Сластенина Л.В. О психологических механизмах морального выбора // психологические исследования социального развития личности. М., 1991. С. 92-107. 159. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе. М.: Школьная Пресса, 2000. – 416 с. 160. Словарь по этике. М., 1970. 161. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1981. № 2. С. 15-29. 162. Смирнов С.Д. Психология образа: проблемы активности психического отражения. М., 1985. – 232 с. 163. Смирнов С.Д., Безносюк Е.В., Журавлев А.Н. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. М., 1996. –317 с. 164. Смирнова Е.О., Холмогорова В.М. Соотношение непосредственных и опосредованных побудителей нравственного поведения детей // Вопросы психологии. 2001. № 1. С. 26-36. 165. Собчик Л.Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. – Сб.: Изд-во «Речь», 2003. – 624 с. 166. Соколов Е.М. Социология нравственного развития личности. М.: Политиздат, 1986. – 240 с. 167. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989. – 215 с. 168. Соловцова Е.Е. Механизм психической регуляции нравственных аспектов деятельности младшего подростка: Дис. … канд. психол. наук. М., 1999. 169. Соловьев В.С. Оправдание добра // Соловьев В.С. Соч. в 2 т. М., 1988.Т.1. 170. Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М.: «Тривола», М.: «Либерея», 2002. – 600 с. 171. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983. – 284 с.

172. Столин В.В., Кальвиньо М. Личностный смысл: строение и форма существования в сознании // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1982. № 3. С. 38-47. 173. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Ростов н/Д: «Феникс», 1997. – 736с. 174. Стремякова И.Р. Моральная атмосфера: теоретико-методологические аспекты. Новосибирск: Наука, 1991. – 171 с. 175. Субботский Е.В. Нравственное развитие дошкольника // Вопросы психологии. 1983. № 4. С. 29-38. 176. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург: Деловая книга, 1998. – 528 с. 177. Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. М., 1981. С. 26-335. 178. Темнова Л.В. Специфика мыслительного процесса решения нравственных задач: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 1991. 179. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961. 180. Токарева В.А. Психология нравственного развития личности студента: феноменология, типология, закономерности: Дис. … д-ра психол. наук. М., 1991. – 243 с. 181. Толстова Ю.Н. Измерение в социологии. М., 1998. – 250 с. 182. Улыбина Е.В. Анализ результатов различных вариантов факторного вращения ролевого семантического дифференциала // Вестник Ставропольского госуниверситета. Ставрополь. 1996. № 8. С.89-97. 183. Улыбина Е.В. Обыденное сознание: структура и функции. Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. – 209 с. 184. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. М.: «Медицина», 1978. 185. Фельдштейн Д.И. Психологические особенности развития личности в подростковом возрасте // Вопросы психологии. 1988. № 6. С. 31-41. 186. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе. М., 1989. 187. Философская энциклопедия. М., 1960-1970. Т. 1-5.

188. Фогилева И.В. Современная концепция морали: проблемы онтологии. Барнаул: Изд-во БГПУ, 1998. 189. Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. М.: Просвещение, 1990. – 448 с. 190. Фрейд З. Психоаналитические этюды. Мн.: ООО «Попурри», 1999.– 608с. 191. Фрейд З. Введение в психоанализ: лекции. СПб.: Азбука-классика, 2003. – 480 с. 192. Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993. 193. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер Пресс, 1997. – 608 с. 194. Холдер А. Фрейдовская теория психического аппарата // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1. М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998. С. 226-266. 195. Чудновский В.Э. Нравственная устойчивость личности школьника. М.: Педагогика, 1981. – 206 с. 196. Чудновский В.Э. Актуальные проблемы психологии становления убеждений // Вопросы психологии. 1990. № 5. С. 40-48. 197. Шакирова Г.М. О целенаправленном формировании нравственных убеждений // Вопросы психологии. 1981. № 6. С. 47-58. 198. Шакирова Г.М. Психологические особенности усвоения учащимися понятий о нравственности на уроках литературы // Вопросы психологии. 1990. № 1. С. 56-64. 199. Швейцер А. Культура и этика // Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992. С.83-108. 200. Шевандрин Н.И. Определение единства ценностных ориентаций и уровня развития групп выборочным методом // Вопросы психологии. 1989. № 3. С. 144-150. 201. Шестопалова личности С. 66-71. со Л.Ф., Перевозная Т.А. Ценностно-смысловая и сфера к специфическими расстройствами склонностью противоправному поведению // Психологический журнал. 2003. Т. 24. № 3.

202. Шингаров Г.Х.

Эмоции и чувства как формы отражения действительности. М., 1971. 203. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М., 1999. – 448 с. 204. Шмелев А.Г. Об устойчивости факторной структуры личностного дифференциала // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1982. № 2. С. 62-65. 205. Шмелев А.Г. Традиционная психометрика и экспериментальная психосемантика: Объектная и субъектная парадигмы анализа данных // Вопросы психологии. 1982. № 5. С. 36-46. 206. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретикометодологические основания и психодиагностические возможности. М., 1983. – 152 с. 207. Шмелев А.Г. Концепция систем значений в экспериментальной психосемантике // Вопросы психологии. 1983. № 4. С. 16-28. 208. Штрихи к порт Л. Кольберга // Психологический журнал. 1992. № 3. С. 173-182. 209. Энциклопедия глубинной психологии. Т. 3. М.: «Когито-Центр», МГМ, 2002. – 410 с. 210. Эткинд А.М. Опыт теоретической интерпретации семантического дифференциала // Вопросы психологии. 1979. № 1. С. 17-27. 211. Ядов В.А. Социологические исследования: методология, программа, методы. Саратов, 1995. – 375 с. 212. Якобсон П.М. Эмоциональная жизнь школьника. М., 1966. 213. Якобсон С.Г. Становление психологических механизмов этической регуляции поведения // Психология формирования и развития личности. М., 1981. 214. Якобсон С.Г. Проблемы этического развития ребенка // Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии. М., 1981. 215. Якобсон С.Г., Морева Г.И. Образ себя и моральное поведение дошкольников // Вопросы психологии. 1989. № 6.

216. Якобсон С.Г., Почеревина Л.П. Роль субъективного отношения к этическим эталонам в регуляции морального поведения дошкольников // Вопросы психологии. 1982. № 1. 217. Ян тер Лаак Психодиагностика: проблемы содержания и методов. Москва-Воронеж, 1996. – 346 с. 218. Яновская М.Г. Эмоциональные аспекты нравственного воспитания. М.: Просвещение, 1986. 219. Bergeret J. La Violence fondamentale, Paris, Dunod, 1984. 220. Freud S. Trois essais sur la theorie sexuell;

G. W., V, pp. 29-145;

S. E., 7, pp. 130-243;

trad. de l`all. par P. Koeppel;

Paris, Gallimard, 1987, 211 p. 221. Freud S. Sur les types d`entree dans la nevrose;

G. W. 8, pp. 322-330;

S. E., 12, pp. 231-238;

trad. de l`all. par J. Laplanche, in: Freud S., Nevrose, psychose et perversion, Paris, P. U. F., 1973, pp. 175-182.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.