WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Дрожжина Наталья Борисовна «ВЛИЯНИЕ ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ, ГЕНДЕРНЫХ И КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-КОНТИНУАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ НА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Содержанием ценностно-ориентационной подструктуры нравственного сознания или направленности личности, по мнению Е.Е. Соловцовой, выступают прежде всего мотивы и убеждения человека в необходимости нравственных норм поведения, представления о целесообразности конкретных нравственных правил и норм, устойчивый идеал поведения, «ориентация на нравственное поведение как на ценность и, в соответствии с этим, на ценностные установки по отношению к миру, людям, опосредованные через нравственный опыт» (1999, с. 22). Л.Н. Антилогова утверждает, что «моральные ценности – это интегральное образование морального сознания, включающее в себя моральные нормы, оценки, понятия, принципы, идеалы, тесно связанные с мотивами и потребностями индивида, обеспечивающее направленность его сознания на достижение высших моральных целей, выполняющее функции оценивания и регулирования на основе добра и зла» (1999, с. 104). По мнению Н.В. Светловой, изучавшей ценностные ориентации и нравственное самосознание учащихся средней школы, «нравственность выступает содержательным через ядром направленности личности, которая сферы, раскрывается особенности мотивационно-потребностной ценности и ценностные ориентации личности» (2003, с. 27). Таким образом, можно сказать, что нравственные правила и нормы только тогда становятся регуляторами поведения индивида, когда он признает и устанавливает для себя их субъективную ценность и ориентируется на них в ситуациях морального выбора. Принятие человеком нравственных норм как ценностей определяет зрелость и устойчивость личности. В связи с этим В.Э. Чудновский утверждает, что «Нравственная устойчивость личности означает способность человека сохранять и реализовывать в различных условиях личностные позиции, обладать определенным иммунитетом к воздействиям, противоречащим его личностным установкам, взглядам и убеждениям. При такой трактовке понятия «нравственная устойчивость личности» и «устойчивость личности» в сущности совпадают, ибо суть личностной позиции составляет ее нравственная основа, доминирующие нравственные принципы и установки». (195) Нравственные качества личности как элементы нравственного сознания личности в отечественной психологии разными авторами рассматривались поразному: 1) В.А. Блюмкин (1974) предлагает структурную типологию нравственных качеств, указывает на их взаимосвязь с нравственными способностями и потребностями личности. Он выделяет такие группы нравственных качеств как: коллективистские (коллективизм, солидарность, альтруизм, долг, ответственность, творчество);

гуманистические (доброжелательность, чуткость, деликатность, достоинство, скромность);

комплексные (моральная активность, героизм, справедливость, благодарность, бескорыстие);

качества, связанные с характеристиками нравственного регулирования поведения (честь, стыдливость, честность, порядочность и т.д.). Наряду с собственно-моральными качествами личности В.А. Блюмкин выделяет качества, которые возникают на стыке морального сознания с другими деловые образованиями и личности: идейно-моральные (трудолюбие, и и моральнополитические (сознательность, гражданственность, патриотизм), моральноморально-экономические добросовестность, вежливость, морально-волевые поведения, ставшие бережливость), обязательность), рассматривала морально-прагматические (мудрость, морально-характерологические нравственные качества как (настойчивость, выдержка, целеустремленность);

2) Л.И. Божович (1968) формы привычными в результате «упражнения», направляемые определенными нравственными мотивами;

3) волевого компонентов личности и В.Н. Шердаков (1980) определяет соотносимые с общественными нравственные качества как свойства личности, зависящие от рационального и нравственными нормами, представлениями о должном, добре и зле;

4) Р.В. Петропавловский (1980) понимает нравственные качества личности как совокупную индивидуальную нравственность отдельного индивида, его «моральный склад»;

5) Ю.В. Медведев (1980) раскрывает понятие «нравственного качества» через характерные для каждого индивида нравственные установки, направленность, «нравственный облик» субъекта, то есть, через то, что составляет его индивидуальную степень нравственности;

6) Л.П. Станкевич (1987), нравственные качества определяет как свойства или черты нравственного сознания личности, благодаря которым личность может регулировать собственное поведение, опираясь на нравственные критерии;

7) Л.Н. Антилогова предлагает следующую классификацию нравственных качеств, «исходя из принадлежности их к различным сферам нравственного сознания личности: рациональной (коллективизм, деликатность, сознательность, стыдливость, гражданственность, мудрость и др.);

эмоционально-чувственной (чуткость, эмпатичность, справедливость, скромность, тактичность, совестливость и др.);

волевой (долг, ответственность, героизм, патриотизм, самостоятельность, трудолюбие, добросовестность, обязательность)» (1999, с. 68 – 69). Проблеме нравственного самосознания в отечественной психологии также уделялось значительное внимание (Рубинштейн С.Л., 1998;

Столин В.В., 1983;

Запорожец Л.А., Кон И.С., 1989;

Шимановский Д.С., Братусь Б.С., 1985;

Чоросова О.М., Визгина А.В., Перевозчиков Е.В., Якобсон С.Г., Морева Г.И., 1989 и др.) Самосознание представляет собой высший уровень развития сознания и понимается как представление о себе и отношение к себе. Нравственное же самосознание включает в себя осознанное отношение человека к своим нравственным качествам, потребностям, мотивам, установкам, а также соотношение реального нравственного «Я» личности и нравственного «Яидеала». (Рубинштейн С.Л., 1998;

Выготский Л.С., 1982;

Леонтьев А.Н., 1983;

Кон И.С., 1989;

Столин В.В., 1983 и др). Б.С. Братусь (1985) считает, что нравственное самосознание зависит и определяется ценностно-ориентационными установками, то есть направленностью и в целом мировоззрением личности. Он выделяет высшие смысловые образования или «личностные ценности», которые и определяют отношение человека к миру, к себе, к другим людям и выражают нравственную позицию личности. И.С. Кон (1989) также указывал на связь когнитивных составляющих самосознания с ценностно-мотивационными. С.Г. Якобсон и Г.И. Морева (1989) изучали связи между моральным самосознанием и моральным поведением. Они считают самосознание важным фактором моральной саморегуляции, которая включает в себя оценку индивидом себя с позиции нравственности не только в данный момент, но и то, каким он может стать, если нарушит моральную норму. В связи с этим они выделили в целостном Я-образе субъекта две составляющие: Я-реальное (актуальный образ себя) и Я-потенциальное (образ себя в перспективе). Япотенциальное субъекта, как возможного нарушителя моральных норм, может формировать потенциальный негативный образ себя, который и будет удерживать субъекта от нарушения этих моральных норм, выполняя при этом регулирующую функцию. Этой же цели может служить и страх утраты своего позитивного в смысле морали Я-реального образа себя. Нравственность как регулятор поведения в ситуациях нравственного выбора представлена в работах С.Л Рубинштейна (1998);

А.Н. Леонтьева (1983);

П.А. Рудика (1958;

1978);

М.С. Неймарк (1973);

В.И. Селиванова (1975, 1992);

Л.И. Божович (1968);

С.Г. Якобсона, Л.П. Почеревиной (1982);

Якобсона С.Г., Моревой Г.И. (1989);

Д.И. Фельдштейна (1989);

Л.М. Фридмана (1988);

С.Ф. Анисимова (1985);

Л.Н. Антилоговой (1999);

Е.О. Смирновой, В.М. Холмогоровой (2001) и др. Нравственное поведение, в отличие от других его форм, обусловленно прежде всего общественными моральными нормами, ценностями, идеалами и выступает как совокупность поступков, имеющих нравственное значение. По мнению С.Л Рубинштейна, именно отношение к моральным нормам может выступать в качестве определяющего момента поведения человека. Самым существенным в нем, по определению С.Л Рубинштейна, является общественное, моральное содержание. «Единицей» поведения он считает поступок и определяет его так: «Поступком в подлинном смысле слова является не всякое действие человека, а лишь такое, в котором ведущее значение имеет сознательное отношение человека к другим людям, к обществу, к нормам общественной морали» (1998, с. 438). Так как в поступке главным выступает его моральное содержание, то поступок не сводится к внешнему действованию, а в некоторых случаях воздержание от участия в каком-нибудь действии само может быть поступком, но только тогда, когда оно выявляет нравственную позицию и отношение человека к окружающему. При этом, С.Л Рубинштейн считает, формальное, внешнее исполнение моральных норм и мотивы этих поступков не всегда совпадают. По его мнению, «человек может совершить моральный по своему объективному значению поступок вовсе не по моральным мотивам, а в каких-либо иных целях (также как, с другой стороны, иногда движимый субъективно моральными мотивами человек может совершить и объективно не нравственный поступок) … совершая объективно моральный поступок, человек, может сделать это, подчиняясь тому, что общественно признанно как должное, но вопреки основным своим личным устремлениям. Он в данном случае склоняется перед моральной нормой, но не возвышается до нее» (1998, с. 438). С.Ф. которые Анисимов вслед за С.Л. Рубинштейном нравственной указывает, что нравственное поведение, как и любое другое, состоит из отдельных поступков, характеризуются общей направленностью: «Элементарной «клеточкой» поведения индивида является поступок, то есть единичный акт его общественно-значимой деятельности. В поступке, в его внутренней структуре, как в фокусе, выступает единство, с одной стороны, субъективных, личностных элементов (потребностей, интересов, целей, которые служат мотивами поступков), с другой – внешних обстоятельств совершения действия, не зависящих от воли поступающего, а также общественно значимых последствий действия» (1985, с. 19). Л.Н. Антилогова определяет нравственное поведение как «ряд социально ценных поступков индивида по отношению к обществу, другим людям, в основе которых лежат нравственные мотивы, действия, регулируемые общественными нормами и собственной совестью человека» (1999, с. 81). Участие волевых процессов в нравственной регуляции поведения отечественными психологами расценивается по-разному. Л.И. Божович (1968) полагала, что подлинный нравственный поступок никогда не определяется сознательным волевым актом, а является результатом морального чувства и моральной привычки. В отличие от Л.И. Божович, И.М. Селиванов (1992) считал, что нравственным человека можно назвать лишь тогда, когда он не удовлетворяется достигнутым и постоянно мобилизует все волевые усилия в достижении нравственной цели. М.С. Неймарк (1973), объединяет эти две точки зрения, указывая на то, что нравственные качества человека могут проявляться на двух уровнях: 1) на уровне сознательных намерений, когда требуется волевое усилие;

2) на уровне непосредственных нравственных потребностей, по нравственной привычке. В свою очередь П.А. Рудик (1976) рассматривает нравственность как волевую черту личности. Нравственное поведение, по его мнению, «выражается в точном и неуклонном подчинении своих действий установленным правилам и требованиям». С.Г. Якобсон и Г.И. Морева (1989), изучая взаимосвязь морального поведения и образа себя, выдвинули гипотезу о том, что изменение образа себя влечет за собой изменение Л.Н. как поведения, так и самооценки субъекта и служит как непосредственной моральной саморегуляцией поведения человека. Антилогова характеризует нравственный поступок «осознанную, побуждаемую нравственными мотивами форму поведения человека, в которой он проявляет себя как нравственная личность в отношениях к другому человеку, себе самому, обществу и миру в целом. Нравственный поступок – это творческий акт выбора субъектом целей и средств, направленных на достижение нравственно ценного результата» (1999, с. 82). Е.О. Смирнова и В.М. Холмогорова (2001) изучали соотношение непосредственных и опосредованных побудителей нравственного поведения детей.

Нравственное поведение рассматривается ими в контексте межличностных и общественных отношений. Выясняя влияние знания моральных норм на поведение ребенка дошкольного возраста, Е.О. Смирнова и В.М. Холмогорова установили, что моральное поведение не всегда определяется усвоением моральных суждений. Моральное поведение, по их мнению, детерминируется характером отношения к сверстнику. Разграничивая такие нравственные категории как «мораль» и «нравственность», что созвучно философским определениям этих понятий, авторы считают, что моральное и нравственное поведение предполагает разную психологическую основу. «Если моральное поведение всегда опосредовано моральной нормой и побуждается стремлением соответствовать ей, то главным побудителем нравственного поведения являются непосредственные чувства, отражающие внутренний строй личности и отношение к другим. Если моральное поведение побуждается стремлением соответствовать некоторому образцу и направлено на себя, то нравственное – направлено на других людей и выражает отношение к ним» (2001, с. 27 –28). В то же время и моральные, и нравственные побуждения (непосредственные или опосредованные) могут быть выражены в похожих формах поведения, так называемых, просоциальных или альтруистических, гуманных. В 80-90 годы в исследованиях нравственного развития личности появились тенденции рассматривать нравственность в рамках целостного, системного подхода. Некоторые исследователи пытаются создать целостные модели нравственного сознания личности. Л.Н. Антилогова предлагает считать нравственное сознание «интегративным личностным образованием, представленным эмоциональночувственной, рациональной и волевой сферами, формирующимися под влиянием внешних (социокультурных) и внутренних (психологических) факторов и проявляющимися в поведении, деятельности и отношениях человека с другими людьми» (1999, с. 12). В индивидуальном нравственном сознании она выделяет: 1) убеждения и ценностные ориентации, которые составляют ядро нравственного сознания;

2) нравственные способности, мотивы и нравственные качества, представляющие собой три основные сферы нравственного сознания: эмоционально-чувственную (нравственные эмоции и чувства), рациональную (нравственные знания), волевую (воля) сферы. Как интегративное качество личности, имеющее сложную многоуровневую структуру и «выражающуюся в способности человека сохранять и реализовывать в различных условиях собственные личностные ценностно-ориентационные позиции, в активном следовании правилам и нормам поведения, принятым в обществе», понимает нравственность и Е.Е. Соловцова (1999, с.23). Нравственность как целостная модель психической регуляции, по мнению Е.Е. Соловцовой, содержит в себе ценностноориентированный (мотивационный), эмоционально-волевой, когнитивный и самооценочный компоненты. 2.3.2. Развитие нравственной сферы личности Основными проблемами нравственного развития являются вопросы определения общих закономерностей морального развития человека в онтогенезе, выявления возрастных периодов и стадий этого развития, исследования факторов и средств, способствующих ему. Отличительной особенностью отечественных исследований в сфере морального развития явилось то, что практически каждое из них указывало на социальную и культурную обусловленность процессов нравственного развития (Рубинштейн С.Л., 1998;

Выготский Л.С., 1982;

Божович Л.И.,1968;

Блонский П.П., Ананьев Б.Г., 1980;

Зеньковский В.В., Якобсон С.Г., Морева Г.И., 1989;

Братусь Б.С., 1985;

Анисимов С.Ф., 1985;

Кон И.С., 1989;

Субботский Е.В., 1983;

Запорожец А.В. и др.) Отечественные изучению процесса психологи считают, что нравственное личности в развитие онтогенезе осуществляется в рамках общего процесса социализации. Общий подход к нравственного развития основывается на учете смены последовательных стадий нравственного развития ребенка. На каждом возрастном этапе представлены различные уровни сформированности представлений о нравственных нормах и способах поведения, социальных взаимоотношений и нравственных качествах людей. Нравственная сфера личности развивается постепенно через возрастание произвольной и сознательной саморегуляции поведения индивида с опорой на нравственные нормы и идеалы. На ранних этапах онтогенеза в нравственном развитии преобладают внешние факторы воспитания и контроля, которые по мере развития морального сознания и самосознания индивида переходят во внутренний план личности, регулируя ее социальное поведение. В.В. Зеньковский выделяет три последовательных этапа морального развития ребенка. На первом этапе (1 – 5-6 лет) моральное сознание определяется через влияние среды, окружающих людей, традиций и обычаев, господствующих в его семье. На этом этапе моральное сознание проявляется как непосредственная оценка, моральное чувство или переживание (гетерономная мораль). Здесь происходит соединение средовых влияний и врожденных нравственных «установок на нравственный смысл». Данные установки позволяют ребенку рассматривать свой собственный опыт с точки зрения нравственности. Второй этап (5-6 – 12-13 лет) отмечен существованием внутренних и внешних нравственных оценок, а также большее значение приобретает собственный нравственный опыт. На третьем этапе (1213 – 16-18 лет) моральное сознание развивается в сторону автономной морали, когда подросток действует не опираясь на какой-либо устойчивый закон, а только на свои чувства и желания, свой собственный опыт. На последней стадии развития нравственного сознания (с 16 – 18 лет), характерной для уже взрослого человека, функционирует «автономная мораль». Таким образом, В.В. Зеньковский считает, что моральное развитие является следствием проявления врожденной «установки на смысл» и, одновременно, действия социума. Н.П. Капустин связывал становление нравственной позиции с развитием мотивационно-познавательной сферы: 1) любознательности (0-4 года);

2) познавательного интереса (5-7 лет);

3) познавательной активности (8-9 лет);

4) познавательной потребности (10-11 лет).

Е.В. Субботский (1983) изучая нравственное развитие дошкольников, связывает возникновение первых моральных мотивов поведения у ребенка с существующим у него стремлением сохранить позитивные отношения со взрослыми. По мнению Е.В. Субботского, нравственное развитие дошкольника происходит не только за счет усложнения когнитивной сферы, и за счет интериоризации, «врвщивания» внешнего контроля. В своих экспериментальных исследованиях Е.В. Субботский показал, что только 10 % дошкольников могут руководствоваться в своем поведении нравственной нормой без влияния взрослых. Исследования психологических механизмов нравственной регуляции у дошкольников, проведенные С.Г. Якобсон и Т.И. Моревой (1989), показали, что важным условием соблюдения ребенком моральных норм можно считать его способность вообразить себя в будущем, после нарушения норм, оценить свое потенциальное Я. Мотивом же для исполнения нравственной нормы будет стремление сохранить положительный образ себя (Я-реальное). Изучение нравственного развития детей младшего школьного возраста отображено в работах Г. А. Горской, М.И. Воловиковой (1990), С.В. Тарасова, Л.И. Божович (1972), И.А. Зайцевой и др. Данные исследователи считают, что процесс формирования морально-оценочных суждений младших школьников включает уровень развития осознания и принятия нравственных норм, когнитивное понимание нравственного аспекта действия или отношения, умение воссоздать мотивы оценок и действий людей, оценку возможных альтернатив морального выбора и их последствий. Особенности нравственного развития подростков рассмотрены в работах И.С. Кона (1989), Л.И Запорожец, Е.Б. Редькиной, В.А. Мартынова, Д.И. Фельдштейна (1988, 1989), В.И. Чудновского (1981,1983), Л.И. Божович (1968) и др. Подростковый возраст связан с формированием самосознания, устойчивой Я-концепции, с развертыванием процесса психологического самоопределения, возникновением рефлексии собственного поведения. Также в подростковом возрасте оформляются нравственные и гражданские качества личности, основы нравственного мировоззрения. По мнению Д.И. Фельдштейна (1988), именно в подростковом возрасте интенсивно формируются нравственные убеждения и идеалы. Д.И. Фельдштейн выделил три условия процесса развития подростка и становления нравственной сферы личности. На первом уровне «локальнокапризном» преобладают ситуативно обусловленные эмоции и мотивы (10-11 лет), появляется потребность участвовать в деятельности наравне со взрослыми, мотив деятельности на пользу другим людям. На втором «правозначном» уровне появляется потребность в общественном признании с опорой на собственные возможности и способности (12-13 лет). На третьем уровне «утверждающе-действенном» подросток способен применит свои способности во взрослом мире (14-15 лет). Л.И. Божович (1968) выделяет в подростковом возрасте проявление нового уровня развития нравственного самосознания, а также потребности осознать себя как личность и индивидуальность. И. С. Кон (1989) считает, что в подростковом возрасте происходит переход от «внешнего» регулирования поведения к саморегуляции, самоконтролю и самоуправлению. Таким образом, в отечественной психологии: нравственность рассматривается в рамках личностного и деятельностного подходов, где основной акцент ставится на ее социальной и культурноисторической детерминации;

выделяются два основных периода в исследованиях нравственности, в которых развивались элементаристский и системный подходы;

в рамках элементаристского подхода изучение нравственности шло в русле самостоятельных компонента нравственных направлений, а именно изучение: когнитивного нравственного качеств, сознания личности, самосознания, эмоционального нравственного компонента нравственного сознания личности, нравственных ценностей, нравственного поведения, нравственного развития личности;

в рамках системного подхода нравственность рассматривается как интегративное личностное образование.

2.4. Роль экспериментальной психосемантики в изучении образа нравственного человека Хотя все люди имеют представление о социальных нравственных нормах, которые так или иначе усваиваются в процессе социализации, личностный смысл и субъективная образ оценка их, представленная человека в индивидуальном сознании, нравственного различны.

Восприятие и оценка себя и общества с позиции нравственности, морали происходит через присущие конкретной личности социальные установки и стереотипы, отражающие ее субъективную картину мира. В настоящее время широкие возможности для экспериментального изучения субъективной картины мира, обыденного сознания предоставляют методы психосемантики. Психосемантика – это область психологии, изучающая структуру и функционирование системы значений, присущих отдельному индивиду (Лурия А.Р., 1998;

Артемьева Е.Ю., 1980, 1999;

Петренко В.Ф., 1997;

Шмелев А.Г., 1983;

Улыбина Е.В., 2001;

Серкин В.П., 2004 и др.). Психосемантика опирается на положение о том, что семантическая структура определяет основные категории, через которые происходит формирование субъективного образа мира. «Субъективная реальность – это тот образ мира, в котором конкретный человек живет, это система определенным образом структурированных, аффективно окрашенных знаний, воспринимаемых как истинные» (Улыбина Е.В., 2001, с. 12). Субъективный опыт, как и образ мира, имеет несколько уровней. С.Д. Смирнов (1996) предложил разделение поверхностных и ядерных структур: поверхностные структуры – это чувственное представление о мире, а ядерные – это находящиеся вне чувственности, амодальные, знаковые системы – отражение мира в целом. Е.Ю. Артемьева (1999) выделяла три уровня субъективного образа мира. Первый слой – модальный, соответствующий сенсорно-перцептивному уровню отражения, второй уровень – семантический – это следы взаимодействия с объектами зафиксированы в виде субъективных отношений (хороший – плохой и т.д.), третий уровень – амодальные структуры, формирующиеся при влиянии абстрактного мышления. Психосемантика изучает как общие способы категоризации (идентичные для всех людей), так и индивидуальные, специфические, присущие конкретному человеку. В первом случае – это структуры сознания, отражающие коллективные представления, т.е. обыденное, житейское сознание. Во втором – система представлений отдельного человека о мире, включающая его индивидуальные значения и личностные смыслы (Улыбина Е.В., 2001). Следовательно, с помощью методов психосемантики можно изучить установки, социальные стереотипы восприятия, присущие обыденному сознанию. Современные исследования с помощью психосемантических методов связаны с изучением образа успешного человека, образа агрессивного человека, образа порядочного человека, явления этноцентризма как стереотипа обыденного сознания и др. Актуальным и представляющим большой интерес с психологической точки зрения является изучение образа нравственного человека. Практическая значимость изучения образа нравственного человека заключается в том, что с помощью методов психосемантики становится возможным выявление скрытой, имплицитной картины мира субъекта, его индивидуального мировосприятия, включающего в себя как сознательные, так и бессознательные аспекты, а также выявление степени усвоения и интеграции субъектом нравственного культурно-исторического опыта. ГЛАВА 3. Экспериментально-психологическое исследование представлений о нравственном человеке у студентов с различными психотипологическими, гендерными и конституциональноконтинуальными особенностями личности 3.1. Организация и методы исследования В задачу исследования входило изучение особенностей представлений о нравственном человеке с помощью построения субъективных семантических пространств (Е.Ю. Артемьева, 1980, 1999;

В.Ф. Петренко, 1997;

А.Г. Шмелев, 1983). На первом, подготовительном, этапе исследования проводился отбор шкал-описаний для последующего построения необходимого для факторного анализа списка дескрипторов. При построении семантического дифференциала в качестве шкал были использованы качественные прилагательные. Данный подход использовался ранее в работах В.Ф. Петренко (1997), А.Г. Шмелева (1983), Е.В. Улыбиной (1998) и др. Качественные прилагательные по своему значению прямее и непосредственнее выражают значение имени прилагательного (обозначают признак, который может быть не в равной мере выражен у разных предметов), а также обладают специфическими для имени прилагательного грамматическими категориями и формами. Для определения набора шкал испытуемым было предложено назвать значимые для них качества личности, по которым они оценивают других людей, что позволило бы использовать спонтанную лексику испытуемых, отражающую актуальное содержание обыденного сознания. Для построения семантического дифференциала были отобраны ответы, отражающие непосредственно нравственные характеристики человека (добрый, прощающий, честный), так и объекты общего плана отражающие понимание и отношение к ним испытуемых. Но в индивидуальном сознании значения существуют в форме антонимичных биполярной подобраны противопоставлений, обусловлена так как способность человека его к к к оценке двунаправленным отношением окружающему миру (А.А. Брудный, 1971;

Дж. Келли, 1955). Поэтому были альтернативные поведение качественные человека с прилагательные противоположных уже сторон. предложенным. Из всего набора полученных шкал были отобраны 50 качеств, характеризующих (Приложение 1) На втором, основном, этапе иследования было произведено: а) сплошное обследование испытуемых (841 студент);

б) дифференциальная диагностика с последующим выделением групп испытуемых, относящихся к основным четырем психотипам испытуемых личности каждого в процентном психотипа соотношении личности в (циклоидный, шизоидный, эпилептоидный, истероидный);

в) внутригрупповая дифференциация конституционально-континуальном пространстве на представителей диапазона психологической нормы-акцентуации и диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) в процентном соотношении. Выделенным группам испытуемых был предложен семантический дифференциал, то есть испытуемым предъявлялся список личностных характеристик человека, и они должны были оценить вероятность проявления того или иного качества для каждой из анализируемых ролевых позиций. Выбор ролевых позиций в качестве объектов исследования диктовался задачами исследования: определить какая категория людей воспринимается более нравственными по сравнению с другими и по каким качествам производится оценка нравственного человека. Выбирая ролевые позиции, мы старались определить их гендерные отличия в зависимости от нравственной принадлежности («высоконравственный мужчина» и «высоконравственная женщина», «безнравственный мужчина» и «безнравственная женщина»). Наряду с этим был включен обобщенный образ «нравственного» и «безнравственного» человека. Образы «Я сам» и «Я через 15 лет» предъявлялись с целью получения данных об идентификации испытуемых с образом «нравственный человек» и возможной динамики развития образов в ту или иную сторону. На третьем, заключительном, этапе исследования проводилась обработка ответов испытуемых путем построения групповой матрицы 55х14 (через суммирование индивидуальных протоколов), а затем к полученной матрице данных применялся метод многомерной статистики, в частности, факторный анализ. Факторный анализ проводился по программе центроидного метода и включал подпрограмму поворота факторных структур по принципу Varimax. Для обработки данных использовалось программное обеспечение фирм StatSoft (Statistica for Windows, release 5.5), Microsoft (Windows 98, Microsoft Exel 97). В результате обработки данных были выделены факторные структуры и найдены нагрузки по факторам. При интерпретации выделенных факторов мы рассматривали как обобщенное содержание шкал-дескрипторов, так и характер размещения ролевых позиций в полученном семантическом пространстве. При обсуждении полученных данных мы опирались на следующие положения: 1) число независимых факторов (размерность семантического пространства) соответствует когнитивной сложности сознания испытуемых в данной содержательной области;

2) содержание выделенных факторов отражает ведущие основания классификации предметной и социальной действительности;

3) мощность факторов характеризует значимые основания категоризации, «перцептуальную» (различительную силу признака;

4) размещение объектов внутри семантического пространства отображает совокупность личностных смыслов и ценностей, присущих данной группе испытуемых. (В.Ф. Петренко, 1988) Испытуемые: в экспериментально-психологическом исследовании приняло участие 841 студентов 1-2-х курсов различных вузов г. Ставрополя (СГУ, СКСИ, СГПИ, ЮРГИ, МГОПУ), из них 596 женщин и 245 мужчин в возрасте 17-18 лет. Все испытуемые были дифференцированы на четыре личностных психотипа, а также в с использованием принципов психологии дифференциальной диагностики конституциональной распределены по месту их расположения в конституционально-континуальном пространстве на диапазон психологической нормы-акцентуации и диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ). Чтобы разделить испытуемых на четыре основных психотипа, а также в зависимости от конституционально-континуальной принадлежности были использованы следующие методики, которые в целом включают 17 параметров: клинического опросника оценки невротического состояния (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1978);

личностного опросника Дж. Тейлора (Tailor, 1953);

паторахактерологического диагностического опросника А.Е. Личко (1983) (ПДО);

личностного опросника Дж. Айзенка (1963);

методики определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) (Бажин Е.В. в соавт., 1976;

Ласко И.Б., 1980). Клинический опросник оценки невротического состояния Данный опросник создан на основе клинических симптомов неврозов и состоит из 68 вопросов, расположенных в порядке убывания их информативности (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1978). Среди множества симптомов, характерных для невротических состояний, выбраны болезненные признаки, которые встречаются с большей частотой среди лиц, страдающих неврозами. Для оценки каждого из признаков использовалась система из 5 градаций, позволяющая испытуемым подходить к определению своего состояния наиболее дифференцированно: всегда – 1, часто – 2, иногда – 3, редко – 4, никогда – 5. Опросник состоит из 6 шкал: тревоги, невротической депрессии, астении, истерического реагирования, обсессивно-фобических нарушений, вегетативных нарушений. Оценки по данным шкалам позволяют выявить качественное своеобразие невротической симптоматики, а также определить среди множества симптомов ведущие и их сочетания. Личностный опросник Дж. Тейлора Данный личностный опросник Дж. Тейлора (Tailor, 1953) предназначен для измерения проявлений манифестной тревоги и содержит 50 утверждений. Утверждения отобраны из MMPI, на которые испытуемый должен ответить «да» или «нет». Выбор пунктов для опросника осуществлялся на основе анализа их способности различать лиц с «хроническими реакциями тревоги». Индекс тревожности измеряется в шкале Т-баллов. Как показывают данные и других исследователей состояние тревоги связано с изменением когнитивной оценки окружающего и самого себя. Применяется данный опросник в основном в клинико-психологических исследованиях. Паторахактерологический диагностический опросник (ПДО) Предназначен для определения типов акцентуации характера и вариантов конституциональной психопатии, психопатических развитий и органических психопатий в подростковом и юношеском возрасте (14-18 лет). Является реализацией типологического подхода к исследованию личности. Предложен А.Е. Личко в 1970 г. Данный опросник неоднократно пересматривался с целью усовершенствования. Последние данные об основных шкалах опубликованы в 1983 г. В нашем исследовании используется усовершенствованный метод исследования подростков, разработанный патохарактерологического сотрудником науно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева Ивановым Н.Я. (1983) под научным руководством А.Е. Личко. Опросник состоит из 25 наборов фраз-утверждений, отражающих отношение разных патохарактерологических типов к ряду жизненных проблем («самочувствие», «настроение», «сексуальные проблемы», «отношение к родителям» и т.д.). В каждом наборе содержится 10-19 пронумерованных утверждений. Диагностическое обследование подростков проводят в два этапа. Первоначально испытуемому предлагают в каждом наборе утверждений выбрать наиболее подходящее для него и соответствующий номер внести в регистрационный бланк. На втором этапе из тех же наборов просят отобрать наиболее неподходящее, отвергаемое утверждение и так же отметить его номер. Количество выборов в первом и во втором случае не должно превышать более трех. Разрешается отказываться от выбора, что обозначается как «0» в регистрационном бланке. Семь и более отказов по двум этапам – показатель трудности работы с опросником в силу невысокого интеллекта или негативного отношения к обследованию. Полученные данные оценивают по двум шкалам: объективной и субъективной оценок. Шкала объективной оценки сконструирована на основе сопоставления средних частот выборов здоровыми подростками и представителями каждого из типов психопатий и акцентуаций, а также сопоставления частоты выборов каждым из типов психопатий и акцентуаций со всеми остальными между собой. С помощью объективной шкалы могут быть диагностированы следующие типы психопатий и акцентуаций характера: гипертимный, циклоидный, лабильный, астено-невротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, конформный, смешанные типы. При этом учитывалось, что практически не сочетаются гипертимность с лабильностью;

астено-невротичность с сенситивностью, психастеничностью, шизоидностью и эпилептоидностью;

циклоидность со всеми типами кроме гипертимного и лабильного;

лабильность – с психастеничностью, шизоидностью, эпилептоидностью, сенситивность – с эпилептоидностью, неустойчивостью;

психастеничность с эпилептоидностью, неустойчивостью, истероидностью. А.Е. Личко помимо названных выделяет смешанные типы, которые двояки по своей природе и определяются автором как: 1) прмежуточные типы, в которых сочетания обусловлены эндогенно (лабильно-циклоидный, гипертимно-конформный, сочетание лабильного типа с астено-невротическим и сенситивным и др.);

2) амальгамные типы, формирующиеся в течение жизни вследствие напластования черт одного типа на эндогенное ядро другого в условиях длительного воздействия каких-либо неблагоприятных факторы;

так, на гипертимное ядро могут наслаиваться черты неустойчивости;

к лабильности может присоединяться истероидность и сенситивность, неустойчивость может наслаиваться на шозоидное, эпилептоидное, истероидное, лабильное ядро. Помимо диагностики типов психопатий и акцентуаций характера объективная шкала ПДО дает возможность получения дополнительных диагностических показателей. К ним относятся: 1) показатели диссимуляции «Д» и откровенности «Т». Показатель диссимуляции предназначен для выявления стремления подростков скрыть черты своего характера и особенностей своих отношений. Показатель откровенности отражает тенденции открыто признавать неблагоприятные, нередко утаиваемые особенности отношений. Возможная диссимуляция черт характера диагностируется, если показатель «Д» превышает показатель «Т» не менее, чем на 4 балла. Установление возможной диссимуляции снижает правильность диагностики типов и практически исключает объективную диагностику циклоидных и конформных типов, высокий показатель «Д» (6 и более баллов) наиболее свойственен неустойчивому типу. Наоборот, если показатель «Т» больше «Д», то это указывает на высокую степень откровенности в самооценке, которая чаще встречается у представителей циклоидного и психастенического типов. 2) Индекс «В» указывает на возможную органическую природу психопатии и акцентуации характера, если его величина равна 5 и более баллам. Индекс «В» меньше 5 не исключает органического генеза, так как лишь в 45 % случаев органической психопатии индекс «В» больше или равен 5 и более баллам. Но, высокий индекс «В» при отсутствии клинических признаков органической патологии не превышает 8 %. Высокий индекс «В» часто встречается при эпилептоидном типе характера. 3) Показатель отражения реакции эмансипации в самооценке «Е». Данная реакция показывает стремление подростка высвободиться из-под контроля, опеки. Она может проявляться ив поведении (например, у гипертимного типа), и в высказываниях. Часто высокий показатель «Е» (6 и более баллов) встречается при шизоидном и истероидном типе характера. Реакция эмансипации оценивается следующим образом: 0 или 1 балл - слабое отражение, 2-3 балла – умеренное, 4-5 баллов – выраженное, 6 и более баллов – очень сильное. Если показатель «Е» равен 4 и более баллов, то сенситивный и психастенический тип не диагностируются независимо от числа набранных ими баллов. 4) Показатель психологической склонности к делинквентности «d». Оценка данного показателя осуществляется только для подростков мужского пола (Вдовиченко А.А.), для подростков женского пола аналогичная шкала была разработана В.В. Егоровым. Этот показатель у подростков мужского пола можно учитывать лишь при некоторых типах акцентуации. Указанием на возможную склонность корректировка делинквентности служит показатель «d», если он равен: при гипертимном и лабильных типах – 2 балла и более;

при эпилептоидном и истероидном типах – 4 и более баллам. У представителей шизоидного психотипа личности показатель «d» бывает высоким безо всякой склонности к делинквентности. При неустойчивом типе этот показатель обычно низок. 5) Показатель мужественности, женственности для подростков разработан А.Е. Личко, Н.Я. Иванов, С.Д. Озерецковский (1982). Оценка черт мужественности-женственности в системе отношений осуществляется по разности между показателями М (маскулинности) и Ф (феминности). Если М – Ф дает положительную величину, то в системе отношений преобладают черты мужественности, если отрицательную величину – женственности. При психопатиях и выраженных акцентуациях преобладание черт может не соответствовать физическому полу. При психопатиях у подростков женского пола нередко преобладают черты маскулинности, а у подростков мужского пола с истероидной, шизоидной и сенситивной психопатией могут преобладать черты феминности. 6) Показатель психологической склонности к алкоголизации (Личко А.Е., Александров В.В., и др. 1977). Определение показателя «V». «V» осуществляется без графика. Числовые баллы за выборы по теме «Отношение к спиртным напиткам», полученные в первом и втором исследованиях, суммируются алгебраически. При итоговой величине +2 и выше можно предполагать психологическую склонность к алкоголизации. Очень высокие показатели +6 и выше свидетельствуют не об интенсивной алкоголизации, а о стремлении выставить напоказ свою склонность к выпивке (чаще встречается при истероидном типе). Отрицательная величина говорит об отсутствии психологической результатом. Личностный опросник Дж. Айзенка (EPI) Данный опросник предназначен для определения экстра-интроверсии и нейротизма. Он содержит 57 вопросов. Для исключения возможности склонности к алкоголизации (чаще наблюдается у сенситивного типа), а величина равная 0 или +1 является неопределенным запоминания ранее данных ответов айзенком было предложено два варианта опросника (А и В), что позволяет проводить повторное исследование. Средняя оценка 12 баллов является гипотетически средней. Низкие баллы по шкале экстраверсии (0-10) означают интроверсию, высокие (14-24) – экстраверсию. Нейротизм неустойчивостью, – это состояние, характеризующееся самооценкой, эмоциональной вегетативными тревогой, низкой расстройствами. Оно представлено шкалой от 0 до 24 баллов. Дж. Айзенк приводит средние данные в зависимости от возраста, пола, образования, профессии. Женщины имеют более высокие оценки по нейротизму и более низкие – по экстраверсии. Молодые испытуемые имеют более высокие оценки и по экстраверсии, и по нейротизму. Природа интроверсии и экстраверсии усматривается во врожденных свойствах ЦНС, которые обеспечивают уравновешенность процессов возбуждения и торможения. Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) Дифференциально-диагностическая методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) была создана в институте им. В.М. Бехтерева на базе вариантов адаптированного теста MMPI. (Бехтерев В.М., 1980;

Бажин Е.Ф. в соавт., 1976). Данная методика предназначена для экспрессдиагностики, практической и исследовательской работы в области психогигиены и профилактики заболеваний, связанных с определенной спецификой условий жизни и некоторыми особенностями труда, в частности невротических состояний и психопатических декомпенсаций. Методика УНП состоит из 80 утверждений из теста MMPI, статистически достоверно различающих сравниваемые группы испытуемых и норму, а также контрольные вопросы шкалы неискренности (лжи). В качестве теоретической базы методики УНП использованы принципы теории распознавания образов, рассматривающей задачу конструирования решающего правила для классификации наблюдений по заданной совокупности известных для каждого наблюдения признаков. Решающее диагностическое правило вырабатывается на основе анализа образцов наблюдений, для которых с высокой надежностью определена принадлежность к диагностическим классам. Диагностические коэффициенты вычислены отдельно для мужчин определяется положительной. психопатизации) отрицательной Итоговая представляет величиной по собой оценка каждой и женщин. Патология а норма – и шкале (невротизации сумму коэффициента, алгебраическую всех диагностических коэффициентов ответов каждого испытуемого и может быть как отрицательной, так и положительной. Оценки, не выходящие за пределы (от +10 до –10) по шкале невротизации и (от +5 до – 5) по шкале психопатизации, попадают в зону неопределенного диагноза. Если оценка выходит за эти пределы, то может быть принято соответствующее диагностическое решение и чем больше абсолютное значение итоговой оценки, тем дальше данный испытуемый находится от границ, разделяющих дифференциальную группу. Если рассматривать шкалы, входящие в УНП, в содержательном аспекте, то утверждения, входящие в щкалу невротизации содержат такие характерные проявления нарушение невротических фиксация снижение сна, состояний на настроения, как быстрая соматических утомляемость, ощущениях, и возбудимость ипохондрическая неприятных повышенная раздражительность, наличие тревоги и страхов, неуверенности в себе. Утверждения, входящие в шкалу психопатизации охватывают лишь некоторые черты психопатических личностей – равнодушие к принципам долга и морали, безразличие к мнению окружающих, повышенный конформизм, лицемерие, подозрительность, вспыльчивость, повышенное самолюбие и самоуверенность, стремление выделиться среди других людей. Корреляционный анализ, проведенный авторами методики позволил сделать им следующие выводы: невротизация формируется под влиянием трех классов психических явлений – эмоционально-мотивационных особенностей личности, переживаний). основной Уровень составляющей невротизации темперамента отражает как (нейротизм), динамически психологического состояния человека (самочувствие, основной фон его изменяющиеся особенности человека (состояния), так и статичные – свойства личности. Типичный для конкретного человека уровень невротизации, обусловленный его личностными особенностями, определяет вероятностный диапазон измениений ее уровня, вызываемых различными факторами (психогенными, социогенными, соматогенными). Психопатизацию, измеряемую шкалой, следует рассматривать как относительно устойчивое личностное свойство. 3.2. Исследование влияния психотипологических особенностей личности испытуемых на представления о нравственном человеке Все испытуемые были дифференцированы с помощью методики ПДО на четыре личностных психотипа. Полученные данные отражены в процентном соотношении в таблице № 1. Таблица №1 Структурное распределение конституциональных личностных психотипов Психотип Циклоиды Всего циклоидов Шизоиды Всего шизоидов Эпилептоиды Всего эпилептоидов Истероиды Всего истероидов 6,4 % 8,5 % 7% 10,8 % 2,1 % 23 % 30,7 % 3,8 % Акцентуанты 36,9 % 49,9 % 7,7 % ПАЛ 13 % Для изучения влияния на представления о «нравственном человеке» психотипологических особенностей испытуемых были сформированы четыре выборки, соответствующих психотипов личности (шизоидного, циклоидного, эпилептоидного, истероидного) по 60 человек каждая. Далее с помощью семантического дифференциала выделены соответствующие факторы и найдены факторные нанрузки. 3.2.1. Факторный анализ результатов выборки шизоидного психотипа личности В результате факторизации первичных данных выборки шизоидного психотипа личности выделилось два фактора, оба значимых, общий уровень дисперсии которых составил 25,06 % и 15,55 % соответственно (Приложение № 3). Первый фактор объясняет 25,06 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: грубый (0.86), опасный (0.86), злой (0.80), (0.85), беспринципный (0.80), (0.84), жестокий (0.83), лживый (0.82), (0.78), невоспитанный (0.81), фальшивый (0.81), осуждающий (0.80), изменчивый злопамятный равнодушный (0.79), самолюбивый эгоистичный (0.78), сложный (0.75), и с отрицательным знаком – добрый ( 0.91), прощающий (-0.90), тактичный (-0.88), альтруистичный (-0.87), честный (-0.87), искренний (-0.86), отзывчивый (-0.81), эмпатичный (-0.81), воспитанный (-0.79), порядочный (-0.79), постоянный (-0.79), простой (-0.77), щедрый (-0.76), красивый (-0.70). Наибольшую нагрузку по данному фактору имеют роли: безнравственный человек (1.36), безнравственный мужчина (1.32), безнравственная женщина (1.22), человек, который мне не нравится (1.11), типичный представитель нашего общества (0.79), человек, который на меня не похож (0.77). На отрицательном полюсе – нравственный человек (-1.32), человек, которого жаль (-1.04), человек, который вызывает уважение (-1.03), Я сам (-0.94), высоконравственная женщина (-0.93), высоконравственный мужчина (-0.61), идеал, с точки зрения общества (-0.49), Я через 15 лет (-0.21) (Рис. 1). В данном факторе видно противопоставление «хороший – плохой», что совпадает с общеконнотативным фактором «Оценка» Ч. Осгуда. А.Г. Шмелев (1983) называл похожий фактор «поведенческая оценка», который «описывает направленность реакции по отношению к обществу». Также данный фактор близок по содержанию к фактору «моральность – аморальность», выделенному В.Ф. Петренко (1997) при изучении социальных стереотипов, и к параметру «дружелюбие» Т. Лири.

Выделенные шкалы позволили интерпретировать данный фактор как «Враждебность – доброжелательность», где образ «нравственного человека» 3, ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ 2, 1,5 Factor ЧЕЛ ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ НЕ НРА 0, НРАВСТВЕНН Я СА ВЫСНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВСТВЕНН ТИПИЧНЫЙ -0, ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ИДЕАЛ Я Ч/15 ЛЕТ ВЫСНРАВ МУЖ -1,5 -1, -1, -0, -0, 0,0 Factor 0, 0, 1, 1, связывается испытуемыми с образом «человека, которого жаль» и с образом «человека, который вызывает уважение» (Рис. 1). Рис. 1. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Образ «нравственного человека» характеризуется испытуемыми как добрый, прощающий, тактичный, альтруистичный, честный, отзывчивый, эмпатичный и противопоставляется обобщенному образу «безнравственного человека», а также образам «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», которые воспринимаются как грубые, опасные, злые, беспринципные, жестокие и, в целом, враждебные. Данные результаты позволяют предположить, что представители шизоидного психотипа личности при оценке другого человека с позиции нравственности обращают особое внимание на такие нравственные качества как доброта, умение прощать, эмпатия, честность, отзывчивость. Образ «Я сам» тесно примыкает к образам «человека, который вызывает уважение», «высоконравственной женщины» и «высоконравственного «Доброжелательности», мужчины» причем в и также настоящем относится времени к полюсу испытуемые воспринимают себя как более нравственных, чем через 15 лет. Образ «типичного представителя нашего общества» располагается на полюсе «Враждебности» как и образ «безнравственного человека», что, возможно, является показателем глубинного недоверия и ощущения не безопасности и враждебности окружающего мира людей, характерным для представителей шизоидного психотипа в целом. Второй фактор (15,55 %) также оказался биполярным. Его составили шкалы: наивный (0.82), устаревший (0.78), одинокий (0.77), несчастный (0.74), слабый (0.73), неуспешный (0.72), глупый (0.71), безобразный (0.70), а на отрицательном полюсе – современный (-0.85), смелый (-0.84), сильный (-0.80), мудрый (-0.79), успешный (-0.75), красивый (-0.61). Наибольшую нагрузку по данному фактору имеют роли: человек, которого жаль (2.91), человек, который мне не нравится (0.71), человек, который на меня не похож (0.63), безнравственная женщина (0.27), безнравственный мужчина (0.16), нравственный человек (0.10), Я сам (0.04). На отрицательном полюсе расположились роли: высоконравственный мужчина (-1.13), Я через 15 лет (-1.05), идеал, с точки зрения общества (-0.91), человек, который вызывает уважение (-0.71), типичный представитель нашего общества (-0.59), высоконравственная женщина (-0.32), безнравственный человек (-0.12) (Рис. 1). Так как на одном полюсе сосредоточились качества, отражающие позицию слабого, социально изолированного, неуспешного и нереализованного человека (наивный, устаревший, слабый, неуспешный, одинокий, глупый), а противоположный полюс фактора описывает сильного, социально успешного, реализованного и, вследствие этого, удовлетворенного жизнью человека (современный, смелый, сильный, умный, успешный, веселый), мы назвали данный фактор «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». По данному фактору обобщенные образы «нравственного» (0.10) и «безнравственного человека» (-0.12) слабо дифференцированы, то есть выделенные шкалы отражают не главные качества нравственного человека, как обобщенного образа. Однако, наиболее полярными опытный (-0.67), свободный (-0.66), оказались образ образ «человека, которого жаль» (2.91), характеризуемый как испытуемыми как наивный, устаревший, одинокий, слабый, неуспешный, и «высоконравственного успешный, мужчины» (-1.13), описываемый Таким современный, сильный, смелый, мудрый. образом, представители шизоидного психотипа личности из всех предложенных ролевых позиций именно «высоконравственного мужчину» наделяют качествами силы, социальной реализованности и успешности. Образ «Я сам» (0.04) испытуемых располагается близко к центру оси координат, как и образы «нравственного» (0.10) и «безнравственного человека» (-0.12). Следовательно, испытуемые не знают какими характеристиками по данному фактору они могут описать собственный образ, то есть они не видят себя ни слабыми и социально нереализованными, ни сильными и социально реализованными, также – ни нравственными, ни безнравственными. При этом образ «Я через 15 лет» (-1.05) располагается рядом с образами «высоконравственного мужчины» (-1.13) и образом «идеала, с точки зрения общества» (-0.91). Таким образом, если в настоящем времени испытуемые затрудняются в самооценке с позиции нравственности и социальной реализованности, то в будущем они хотят стать более социально успешными, сильными, адаптивными и нравственными. В данном факторе присутствуют шкалы, неоднородные по содержанию, например, «смелый», «свободный», «сильный», «успешный», «красивый», поэтому можно говорить о том, что происходит слияние всех трех факторов Ч. Осгуда: «Оценка», «Сила», «Активность». По мнению Ч. Осгуда, такая модификация происходит по механизму «денотативного сцепления», а, по мнению А.Г. Шмелева, наиболее подвержены такому сцеплению узкие по своему денотативному значению набора шкал. В этом случае «семантический дифференциал становится более чувствительным к таким предметно специфическим слоям опыта, которые накоплены в ходе индивидуальной жизнедеятельности конкретного человека» (Шмелев А.Г., 1983, с. 99). 3.2.2. Факторный анализ результатов выборки циклоидного психотипа личности В результате факторизации первичных данных выборки шизоидного психотипа личности выделилось два фактора, оба значимых, общий уровень дисперсии которых составил 26,88 % и 16,25 % соответственно (Приложение № 4). Первый наиболее значимый фактор объясняет 26,88 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: фальшивый (0.89), лживый (0.86), безответственный (0.84), беспринципный (0.84), невоспитанный (0.84), опасный (0.83), эгоистичный (0.83), равнодушный (0.82), самолюбивый (0.82), жадный (0.82), грубый (0.82), жестокий (0.81), безобразный (0.80), ненадежный (0.79), осуждающий (0.78), непорядочный (0.76), сложный (0.73), и на отрицательном полюсе – искренний (-0.87), честный (-0.86), порядочный (-0.85), ответственный (-0.84), принципиальный (-0.84), добрый (-0.84), альтруистичный (-0.83), отзывчивый (-0.81), воспитанный (-0.80), щедрый (-0.80), счастливый (-0.80), эмпатичный (-0.77). В данный фактор вошли следующие роли: безнравственный мужчина (1.56), безнравственный человек (1.47), человек, который мне не нравится (1.13), безнравственная женщина (1.04), типичный представитель нашего общества (0.81), человек, который на меня не похож (0.60). На отрицательном полюсе расположились роли: человек, который вызывает уважение (-1.14), нравственный человек (-0.99), Я через 15 лет (-0.94), Я сам (-0.94), человек, тактичный (-0.83), прощающий (-0.82), ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ Factor НРАВСТВЕНН Я СА ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ЛЕТ Я Ч/15 ВЫСНРАВ ЖЕН ВЫСНРАВ МУЖ ЧЕЛ НЕ НРА ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ МУЖ ТИПИЧНЫЙ - ИДЕАЛ -2 -1, -1,0 -0,6 -0,2 0,2 Factor 1 0,6 1,0 1,4 1, которого жаль (-0.82), высоконравственная женщина (-0.73), идеал, с точки зрения общества (-0.55), высоконравственный мужчина (-0.48) (Рис 2.). Рис. 2. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Смысл данного фактора составляет «Оценка» с выраженным нравственным содержанием. Выделенные шкалы позволили интерпретировать данный фактор как «Фальшь – искренность», где образ «нравственного человека» связывается испытуемыми с образом «человека, который вызывает уважение» (Рис. 2). Образ «нравственного человека» характеризуется как честный, искренний, порядочный, ответственный, и противопоставляется обобщенному образу «безнравственного человека», а также образам «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», которые не нравятся испытуемым и воспринимаются как фальшивые, лживые, безответственные, беспринципные, невоспитанные, непорядочные. Данные результаты позволяют предположить, что представители циклоидного психотипа личности при нравственные качества как честность, искренность, оценке другого порядочность, человека с позиции нравственности обращают особое внимание на такие ответственность, принципиальность. Образы «Я сам» (-0.94) и «Я через 15 лет» (-0.94) располагается рядом с образами «нравственного человека» (-0.99) и «человека, которого жаль» (-0.82) на полюсе «Искренности». Действительно, по мнению многих исследователей (Личко А.Е., 1977;

Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н, 2000 и др.), представителям циклоидного психотипа личности свойственна открытость, искренность, честность, порядочность, общительность в отношениях с людьми, что и отмечают у себя испытуемые данной выборки. Второй биполярный фактор (16,25 %) составили шкалы: наивный (0.89), одинокий (0.77), несчастный (0.74), устаревший (0.74), глупый (0.72), неуспешный (0.71), слабый (0.70), безответственный (0.70), а на отрицательном полюсе – свободный (-0.90), современный (-0.81), красивый (-0.79), смелый (-0.72), сильный (-0.71), счастливый (-0.69), опытный (-0.68), успешный (-0.68).

В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.97), человек, который мне не нравится (0.98), человек, который на меня не похож (0.33), безнравственная женщина (0.30), нравственный человек (0.15). На отрицательном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.21), высоконравственный мужчина (-0.90), высоконравственная женщина (-0.58), типичный представитель нашего общества (-0.55), Я через 15 лет (-0.49), человек, который вызывает уважение (-0.48), безнравственный мужчина (-0.23), безнравственная женщина (-0.22), Я сам (-0.06) (Рис. 2). Анализ выделенных шкал показал, что данный фактор аналогичен по содержанию второму фактору предыдущей выборки испытуемых и его также можно назвать «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность», но с оттенком «Социальной изоляции – направленности». Обобщенные образы «нравственного человека» (0.15) и «безнравственного человека» (-0.22) слабо дифференцированы по данному фактору, следовательно, испытуемые циклоидного психотипа личности затрудняются дать характеристику обобщенному образу «нравственного человека» с позиции силы Я и социальной реализованности, успешности. Однако, образ «высоконравственного мужчины» (-0.90) и образ «высоконравственной женщины» (-0.58) расположились на полюсе «Силы Я и социальной реализованности». Это говорит о том, что в сознании испытуемых социальная успешность, сила не противопоставляется нравственности, а, напротив, вместе составляет общественный идеал. Такое предположение подтверждает главная ролевая оппозиция данного фактора: образ «человека, которого жаль» (2.97), который характеризуется как наивный, одинокий, несчастный, устаревший, глупый, и образ «идеала, с точки зрения общества» (1.21), характеризуемого как свободный, современный, красивый, смелый, сильный. Образ «Я сам» (-0.06) испытуемых находится рядом с образом «безнравственного человека» (-0.22) и образом «нравственного человека» (0.15), следовательно, испытуемые в настоящее время не могут определить и идентифицировать себя как нравственных или безнравственных. Но в будущем («Я через 15 лет» (-0.49)) испытуемые видят себя как более социально успешных и нравственных. 3.2.3. Факторный анализ результатов выборки эпилептоидного психотипа личности В результате факторизации первичных данных выборки эпилептоидного психотипа личности выделилось четыре фактора, из них три значимых, общий уровень дисперсии которых составил 19,12 %, 16,40 % и 3,97 % соответственно (Приложение № 5). Первый наиболее значимый фактор объясняет 19,12 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: наивный (0.91), устаревший (0.85), слабый (0.81), неуспешный (0.81), одинокий (0.79), равнодушный (0.78), несчастный (0.78), глупый (0.75), безобразный (0.73), опасный (0.72), и с отрицательным знаком – сильный (-0.81), успешный (-0.79), мудрый (-0.78), красивый (-0.77), смелый современный (-0.71), опытный (-0.69). В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.84), человек, который мне не нравится (1.00), человек, который на меня не похож (0.68), безнравственный человек (0.33), безнравственная женщина (0.15). На отрицательном полюсе расположились роли: Я через 15 лет (-1.20), человек, который вызывает уважение (-0.94), высоконравственный мужчина (-0.82), Я сам (-0.67), типичный представитель нашего общества (-0.52), идеал, с точки зрения общества (-0.37), высоконравственная женщина (-0.33), безнравственный мужчина (-0.10), нравственный человек (-0.03) (Рис 3). (-0.75), свободный (-0.74), 2,5 2,0 1,5 1,0 0,5 Factor 2 0,0 -0,5 -1,0 -1,5 -2,0 -1, ТИПИЧНЫЙ ВЫСНРАВ МУЖ Я Ч/15 ЛЕТ ИДЕАЛ ЧЕЛ НЕ НРА ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВСТВЕНН ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ ЖЕН Я СА НРАВСТВЕНН ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ -0, 0,5 Factor 1, 2, 3, Рис. 3. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Анализ выделенных шкал показал, что данный фактор аналогичен по содержанию второму фактору двух предыдущих выборок испытуемых и его также можно назвать «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». Представители эпилептоидного психотипа личности при оценке другого человека, прежде всего, обращают внимание на слабость или силу Я, а также на особенности социального функционирования (успешность – неуспешность, реализованность – нереализованность), а попом уже на нравственные характеристики. Как и в предыдущих выборках испытуемых, обобщенный образ «нравственного человека» (-0.03) и «безнравственного человека» (0.33) слабо дифференцирован, что можно сказать и об образах «безнравственного мужчины» (-0.10) и «безнравственной женщины» (0.15). Однако, образ «высоконравственного мужчины» (-0.82) и в меньшей степени образ «высоконравственной женщины» (-0.33) представляется испытуемым как сильный, успешный, мудрый, красивый, смелый, свободный. Главную оппозицию данного фактора составили: образ «человека, которого жаль» (2.84) и образ «Я через 15 лет» (-1.20), то есть в настоящем времени («Я сам» (-0.67)) испытуемые представляют себя как менее социально успешных и реализованных, чем будущем.

Второй фактор (16,40 %) также оказался биполярным. Его составили шкалы: жадный (0.81), жестокий (0.73), эгоистичный (0.73), самолюбивый (0.70), опасный (0.70), грубый (0.67), злопамятный (0.66), и с отрицательным знаком – добрый (-0.85), щедрый (-0.82), отзывчивый (-0.78), альтруистичный (-0.77), честный (-0.77), воспитанный (-0.77), порядочный (-0.73), искренний (-0.69), прощающий (-0.68). В данный фактор вошли следующие роли: безнравственный мужчина (1.90), безнравственная женщина (1.51), безнравственный человек (1.31), человек, который мне не нравится (0.48), человек, который на меня не похож (0.33), типичный представитель нашего общества (0.31). На отрицательном полюсе расположились следующие роли: нравственный человек (-1.33), человек, которого жаль (-1.06), Я сам (-0.94), высоконравственная женщина (-0.86), человек, который вызывает уважение (-0.71), идеал, с точки зрения общества (-0.46), Я через 15 лет (-0.42), высоконравственный мужчина (-0.05) (Рис. 3). Выделенные шкалы позволили интерпретировать данный фактор как фактор «Оценки» или «Жадность – щедрость», где обобщенный образ «нравственного «высоконравственной щедрые, отзывчивые, человека» (-1.33) и в меньшей степени образ образам женщины» (-0.86), характеризуемых как добрые, альтруистичные противопоставляются «безнравственного мужчины» (1.90), «безнравственной женщины» (1.51), «безнравственного человека» (1.31), описываемых как жадные, жестокие, эгоистичные, самолюбивые, грубые. Образ «Я сам» (-0.94) испытуемых близок по расположению в семантическом пространстве к образам «нравственного человека» (-1.33), «человека, которого жаль» (-1.06), «высоконравственной женщины» (-0.86). Следовательно, в настоящем времени испытуемые склонны представлять себя как нравственных, щедрых принимающих, добрых и альтруистичных, но такой образ себя не является для них идеалом, к которому бы они стремились, что подтверждается близким расположением образа «человека, которого жаль», а также меньшей нагрузкой по ролевой позиции «Я через 15 лет» (-0.42). Третий слабый фактор (3,97 %) является униполярным, поскольку на противоположном полюсе не было отмечено значимых шкал. По мнению В.В. Столина (1983), в данном случае в смысловой сфере человека «то или иное содержание смысла переживается дихотомизированное, не как единственно существующее, не какому-либо иному противопоставленное содержанию» (1983, с. 157). Дж. Келли (1955) называл такие конструкты конструктами со скрытой, неявной оппозицией. Вследствие этого фактор сложно интерпретировать. В состав данного фактора вошли следующие шкалы: сложный (0.77), изменчивый (0.70), ненадежный (0.55), злопамятный (0.49). Расположение ролевых позиций в данном факторе следующее: Я сам (1.93), человек, который мне не нравится (1.45), Я через 15 лет (0.93), типичный представитель нашего общества (0.55), безнравственный человек (0.04). На отрицательном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.93), человек, который вызывает уважение (-0.86), высоконравственная высоконравственный женщина (-0.75), мужчина (-0.38), безнравственная женщина (-0.25), безнравственный мужчина (-0.25), нравственный человек (-0.17), человек, который на меня не похож (-0.16), человек, которого жаль (-0.14) (Рис. 4).

2, Я СА 1, Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ НЕ НРА 0,5 Factor ЧЕЛ КОТ НРАВСТВЕНН ЖАЛЬ ТИПИЧНЫЙ БЕЗНРАВСТВЕНН ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ ВЫСНРАВ МУЖ БЕЗНРАВ БЕЗНРАВ МУЖ ЖЕН -0, ВЫСНРАВ ЖЕН ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ -1, ИДЕАЛ -2,5 -2, -1, -1, -0, 0,0 Factor 0, 1, 1, 2, 2, Рис. 4. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Предположительно данный фактор можно интерпретировать как фактор «Сложности и нестабильности Я». Образы «нравственного человека» (-0.17) и «безнравственного человека» (0.04) практически не дифференцируются по шкалам данного фактора, но образ «Я сам» (1.93) и в меньшей степени образ «Я через 15 лет» (0.93) воспринимаются испытуемыми как сложные и изменчивые, что передает характерную для эпилептоидного психотипа внутреннюю напряженность склада личности. 3.2.4. Факторный анализ результатов выборки истероидного психотипа личности В результате факторизации первичных данных выборки истероидного психотипа личности выделилось пять факторов, из них три значимых, общий уровень дисперсии которых составил 19,05 %, 18,74 % и 3,13 % соответственно (Приложение № 6). Первый фактор объясняет 19,05 % общей дисперсии и является биполярным. Его составили следующие шкалы: наивный (0.92), неуспешный (0.85), одинокий (0.85), слабый (0.84), несчастный (0.84), глупый (0.83), фальшивый (0.81), безобразный (0.79), постоянный (0.76), равнодушный (0.70), устаревший (0.70), и на противоположном полюсе – сильный (-0.85), смелый (0.83), счастливый (-0.80), свободный (-0.80), красивый (-0.76), мудрый (0.75), успешный (-0.74), опытный (-0.73), современный (-0.69). В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.88), человек, который мне не нравится (1.12), безнравственный человек (0.51), безнравственный мужчина (0.19), безнравственная женщина (0.13). На 3, ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ противоположном полюсе расположились роли: идеал, с точки зрения общества (-1.07), человек, который вызывает уважение (0.94), Я через 15 лет (-0.74), нравственный человек (-0.57), человек, который на меня не похож (-0.56), 1, Factor 2, высоконравственный 0, мужчина (0.37), Я сам (-0.24), высоконравственная БЕЗНРАВСТВЕНН ВЫСНРАВ ЖЕН Я СА ВЫСНРАВ МУЖ ТИПИЧНЫЙ ЧЕЛ НЕ НРА БЕЗНРАВ МУЖ женщина (-0.23), типичный представитель нашего общества (-0.09) (Рис. 5). БЕЗНРАВ ЖЕН -0, ЧЕЛ НРАВСТВЕНН НЕ ПОХОЖ Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ИДЕАЛ -1,5 -2, -1,5 -1,0 -0,5 0,0 Factor 1 0,5 1,0 1,5 2, Рис. 5. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Выделенные шкалы позволили интерпретировать данный фактор как фактор «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» со смысловым оттенком «обесценивания – идеализации». Как и испытуемые эпилептоидного психотипа личности, представители истероидного психотипа личности предпочитают оценивать человека в первую очередь с позиции силы Я и социальной успешности, а не с позиции нравственности. Наиболее противоположными оказались образы «человека, которого жаль» (2.88), воспринимаемого испытуемыми как наивный, неуспешный, одинокий, слабый и «идеала, с точки зрения общества» (-1.07), характеризуемого как сильный, смелый, счастливый, свободный, красивый, мудрый, успешный. Образ «нравственного человека» (-0.57) находится на полюсе «Силы Я и социальной реализованности» и противопоставляется образу «безнравственного человека» (0.51), который располагается на полюсе «Слабости Я и социальной нереализованности». Таким образом, для испытуемых истероидного психотипа личности образ нравственного человека близок к общественному идеалу и совместим с такими характеристиками как сила и успешность в социуме. Образ «Я сам» (-0.24) испытуемые размещают рядом с образами «высоконравственного мужчины» (-0.37) и «высоконравственной женщины» (-0.23), что говорит об их положительной идентификации с этими образами, причем в будущем («Я через 15 лет» (-0.74)) испытуемые представляют себя как более социально реализованных, успешных и нравственных (Рис. 5). Второй биполярный фактор (18,74 %) составили следующие шкалы: самолюбивый (0.85), эгоистичный (0.79), невоспитанный (0.79), грубый (0.74), опасный (0.74), лживый (0.72), фальшивый (0.71), равнодушный (0.71), осуждающий (0.70), жадный (0.63), безобразный (0.62), и с отрицательным знаком – альтруистичный (-0.90), эмпатичный (-0.89), отзывчивый (-0.85), воспитанный (-0.83), добрый (-0.81), тактичный (-0.80), честный (-0.79), порядочный (-0.79), прощающий (-0.76), постоянный (-0.75), щедрый (-0.72), ответственный (-0.70), мудрый (-0.69). В данный фактор вошли следующие роли: безнравственный человек (1.61), безнравственная женщина (1.46), безнравственный мужчина (1.38), человек, который мне не нравится (0.64), типичный представитель нашего общества (0.57), человек, который на меня не похож (0.33). На противоположном полюсе оказались следующие роли: человек, которого жаль (-1.40), Я сам (-1.10), высоконравственный мужчина (-1.03), человек, который вызывает уважение (-0.78), Я через 15 лет (-0.68), высоконравственная женщина (-0.59), идеал, с точки зрения общества (-0.33), нравственный человек (-0.07) (Рис. 5). Так как на одном полюсе сосредоточились шкалы, описывающие эгоистичность, самолюбие, грубость в межличностных отношениях (самолюбивый, эгоистичный, невоспитанный), а на другом полюсе – шкалы, описывающие гуманность, альтруизм, эмпатию в отношениях (эмпатичный, отзывчивый, альтруистичный, воспитанный), то мы назвали данный фактор «Эгоизм – альтруизм». Близкое расположение обобщенного образа «нравственного человека» (-0.07) к центру оси координат, указывает на то, что испытуемые не могут определить является ли нравственный человек «эгоистичным» или «альтруистичным» в межличностных отношениях. Однако, большую дифференциацию мы видим при размещении в семантическом пространстве образов «безнравственной женщины» (1.46), «безнравственного мужчины» (1.38), описываемых как самолюбивые, эгоистичные, грубые, невоспитанные, и образов «высоконравственного мужчины» (-1.03), «высоконравственной женщины» (-0.59), описываемых как эмпатичные, отзывчивые, альтруистичные, воспитанные (Рис. 5). Основная оппозиция по данному фактору – образ «безнравственного человека» (1.61) и образ «человека, которого жаль» (-1.40) – показывает, что наиболее самолюбивым и эгоистичным, по мнению испытуемых, в межличностных отношениях является «безнравственный человек», в то время как «нравственный человек», не воспринимаемый как эгоистичный и самолюбивый отношениях, вызывает у испытуемых жалость. Образ «Я сам» (-1.10) близок по расположению к образам «человека, которого жаль» (-1.40) и «высоконравственного мужчины» (-1.03), то есть испытуемые представляют себя достаточно альтруистичными, отзывчивыми и эмпатичными в межличностных отношениях, нравственными, но при этом им себя жаль, и в будущем («Я через 15 лет» (-0.68)) данные характеристики менее выражены. Третий слабый униполярный фактор (3,13 %) составили шкалы: жестокий (0.90), осуждающий (0.48), злопамятный (0.43), сложный (0.41). В данный фактор вошли роли: типичный представитель нашего общества (1.96), человек, который на меня не похож (1.36), Я через 15 лет (1.11), высоконравственная женщина (0.57), безнравственный мужчина (0.14), человек, которого жаль (0.03). На отрицательном полюсе – нравственный человек (-1.75), человек, который вызывает уважение (-0.91), идеал, с точки зрения общества (-0.82), человек, который мне не нравится (-0.60), безнравственная женщина (-0.47), безнравственный мужчина (-0.07) (Рис. 6).

2, ТИПИЧНЫЙ человек (-0.45), Я сам (-0.09), высоконравственный 1, ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ Я Ч/15 ЛЕТ ВЫСНРАВ ЖЕН 0,5 Factor БЕЗНРАВ МУЖ ВЫСНРАВ СА Я МУЖ ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ -0, БЕЗНРАВСТВЕНН БЕЗНРАВ ЖЕН ЧЕЛ НЕ НРА ИДЕАЛ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ -1, НРАВСТВЕНН -2,5 -1, -0, 0,5 Factor 1, 2, 3, Рис. 6. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве По первой шкале данный фактор можно интерпретировать как фактор «Жестокости». Наиболее «жестоким» воспринимается «типичный представитель нашего общества» (1.96), который не похож на испытуемых в настоящее время, разве что через 15 лет (Рис. 6). Известны повышенная требовательность, жажда внимания, упреки окружающих в несправедливом отношении, присущие представителям истероидного психотипа личности, которые соотносятся с полученными данными о том, что при восприятии окружающих людей истероиды склонны видеть их как жестоких осуждающих. 3.2.5. Обсуждение результатов Анализ полученных данных показывает, что во всех четырех выборках испытуемых были выделены как различные факторы по содержанию, так и аналогичные. Факторы, отражающие нравственную оценку, для групп испытуемых с шизоидным и циклоидным психотипом личности являются первыми, более значимыми по нагрузке, а для групп испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипом личности – вторыми, менее значимыми. У всех четырех групп испытуемых данные факторы имеют свою специфику (Рис. 7). и Шизоидны й психотип личности Ц иклоидн ы й п сихотип личн ости Ф альш ь ис креннос ть Враждебность доброжелательность 15,55% 16,25% 26,88% 45,06% Слабость Я и социальная нереализованность сила Я и социальная реализованность Слабос ть Я и с оциальная нереализованнос ть с ила Я и с оциальная реализованнос ть Эпилептоидны й психотип личн ости Ж а д н о с ть щ е д р о с ть И стеро идн ы й п сихо ти п ли чн о сти Э г о и з м - а ль тр у и з м 3,9 7 % 1 6,4 0 % 1 9,1 2 % 3,1 3 % С л а б о с ть Я и с оциаль ная 1 9,0 5 % н е р е а л и з о в а н н о с ть - с ила Я и с оциаль ная 107 р е а л и з о в а н н о с ть С л о ж н о с ть и н е с та б и л ь н о с ть Я 1 8,7 4 % С ла бо с ть Я и с о ци а ль н а я н е р е а ли з о в а н н о с ть - с и ла Я и с о ци а ль н а я р е а ли з о в а н н о с ть Ж е с то к о с ть Рис. 7. Сравнительный анализ субъективной значимости основания категоризации (%) исследуемой содержательной области в обыденном сознании испытуемых с различным психотипом личности Так, в выборке испытуемых с шизоидным психотипом личности был выделен фактор «Враждебность – доброжелательность», где обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» воспринимается как доброжелательный, а обобщенный образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» – как враждебный. Следовательно, для представителей «нравственного шизоидного человека» психотипа является личности главным В качеством выборке доброжелательность.

испытуемых с циклоидным психотипом личности был выделен фактор «Фальшь – искренность», где обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» воспринимается как фальшивый, а обобщенный образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» – как искренний. Следовательно, для представителей циклоидного психотипа личности главным качеством «нравственного человека» является искренность. В выборке испытуемых с эпилептоидным психотипом личности был выделен фактор «Жадность – щедрость», причем он имеет меньшую нагрузку (значимость) и является вторым. В данном факторе обобщенный образ «нравственного образ человека», «высоконравственного «безнравственного жадный. Таким мужчины», мужчины» образом, и для «высоконравственной женщины» воспринимается как щедрый, а обобщенный «безнравственного человека», – как «безнравственной женщины» представителей эпилептоидного психотипа личности главным качеством «нравственного человека» является способность к щедрости и отзывчивости. В выборке испытуемых с истероидным психотипом личности был выделен фактор «Эгоизм – альтруизм», который как и в предыдущей группе испытуемых является вторым. В данном факторе обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» воспринимается как альтруистичный, а обобщенный образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» – как эгоистичный. Таким образом, для представителей истероидного психотипа личности главным качеством «нравственного человека» является альтруизм и эмпатия. Фактор «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность», выделенный во всех четырех группах испытуемых, является вторым для выборок с шизоидным и циклоидным психотипом личности, а для испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипом личности – первым. Данный фактор отличается по мощности, то есть вкладу в общую дисперсию (см. Рис ). Наиболее значим этот фактор для представителей эпилептоидного (19,12 %) и истероидного психотипа личности (19,05 %). Хотя количество шкал, входящих в данный фактор было в основном одинаковым, но в различных выборках они получили большую или меньшую нагрузку. Например, шкала «сильный» в группе испытуемых с шизоидным психотипом личности имеет нагрузку r = -0.80, с циклоидным r = -0.71, с эпилептоидным r= -0.81, с истероидным r = -0.85;

шкала «успешный» в группе испытуемых с шизоидным психотипом личности имеет нагрузку r = -0.75, с циклоидным r = -0.68, с эпилептоидным r = -0.79, с истероидным r = -0.74;

шкала «современный» в группе испытуемых с шизоидным психотипом личности имеет нагрузку r = -0.85, с циклоидным r = -0.81, с эпилептоидным r = -0.71, с истероидным r = -0.69;

шкала «смелый» в группе испытуемых с шизоидным психотипом личности имеет нагрузку r = -0.84, с циклоидным r = 0.72, с эпилептоидным r = -0.75, с истероидным r = -0.83;

шкала «слабый» в группе испытуемых с шизоидным психотипом личности имеет нагрузку r = 0.73, с циклоидным r = 0.70, с эпилептоидным r = 0.81, с истероидным r = 0.84. Из данных других исследователей (Петренко В.Ф., 1997;

Шмелев А.Г., 1983) известно, что величина факторной нагрузки шкалы показывает, насколько силен смысл, соответствующий содержанию фактора, в котором выступает данное свойство в сознании испытуемых. В таком факторе проявляется субъективно более значимые основания для категоризации образа (В нашем случае образа «нравственного человека»). Нужно отметить, что шкала «жестокий» в 1-й и 2-й выборке испытуемых входила в ряд шкал 1-го фактора, а в 3-й выборке в ряд шкал 2-го фактора, в 4-й выборке испытуемых образовала самостоятельный фактор «Жестокости». Для группы испытуемых с истерическим психотипом личности данная шкала оказалась весьма значимой (r= 0.90), что характеризует особенности восприятия окружающих в данной группе испытуемых. Шкалы «изменчивый», «сложный» в 1-й и 2-й выборке испытуемых входили в ряд шкал 1-го фактора, в 4-й выборке – в ряд шкал 2-го фактора, но в 3-й выборке испытуемых образовали самостоятельный фактор «Нестабильности и сложности Я». Для группы с эпилептоидным психотипом личности данные шкалы получили значимую нагрузку: «сложный» (r= 0.77), «изменчивый» (r= 0.70). Анализ расположения ролевых позиций в выделенных факторах показал, что восприятие образа «нравственного человека» проходит как бы две разные по механизму стадии. Е.Ю. Артемьева при семантическом анализе восприятия геометрических фигур, выделила следующие стадии: 1) «первовидение» – когда объект оценивается нерасчлененно-целостно;

2) «второвидение», когда объект отдается на поаспектное анализирование классифицируемых схем (типа сенсорных эталонов). На первом этапе («первовидения») «грубо выясняются отношения объекта и субъекта» (хороший – плохой, опасный – безопасный) (Артемьева, 1980, с. 32), именно здесь эмоционально-оценочные свойства оказываются ведущими. Это значит, что, прежде всего, воспринимаются такие значения, которые актуализируют наше отношение к объекту, а не сами его свойства, что и нашло отражение в 1-м факторе 1-й и 2-й выборки испытуемых, однако в 3-й и 4-й выборке испытуемых этот порядок не сохраняется. Во пространства, всех четырех выборках испытуемых наблюдается противопоставление, то есть отнесение к различным полюсам семантического ролевых позиций: обобщенного образа «нравственного человека», образа «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» и обобщенного образа «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины». Так, для группы испытуемых с шизоидным психотипом личности образ «нравственного человека» воспринимается как доброжелательный, а «безнравственного» – как враждебный;

для испытуемых с циклоидным психотипом личности образ «нравственного человека» – искренний, образ «безнравственного человека» – фальшивый;

для испытуемых с эпилептоидным психотипом личности образ «нравственного человека» – щедрый, образ «безнравственного человека» – жадный;

для испытуемых с истероидным психотипом личности образ «нравственного человека» – альтруистичный, «безнравственного человека» – эгоистичный. Анализ образа «Я сам» по указанным факторам нравственной оценки, показывает, что испытуемые всех четырех групп в той или иной степени идентифицируют себя с нравственным человеком, то есть образ «Я сам» располагается на одном полюсе с образом «нравственного человека». При этом испытуемые с шизоидным и эпилептоидным психотипом личности в будущем времени («Я через 15 лет») представляют себя менее нравственными, чем в настоящем;

представители циклоидного психотипа личности представляют себя в равной степени нравственными и в настоящем, и в будущем;

представители истероидного психотипа личности представляют себя более нравственными в будущем, чем в настоящем. Полученные данные могут говорить о различной самооценке испытуемых с позиции нравственности, также можно предположить, что испытуемые с истероидным психотипом личности обнаруживают в себе стремление развивать нравственный потенциал, в отличие от групп испытуемых с другими психотипами личности. По указанным факторам нравственной оценки образ «нравственного человека» для испытуемых эпилептоидного психотипа личности ассоциируется с образом «человека, которого жаль»;

для испытуемых с шизоидным психотипом личности – с одной стороны, с образом «человека, которого жаль», с другой стороны, с образом «человека, который вызывает уважение»;

для испытуемых с циклоидным психотипом личности – с образом «человека, который вызывает уважение»;

для испытуемых с истероидным психотипом личности – с образом «идеала, с точки зрения общества». Исходя из этого, можно предположить, что нравственность является наиболее значимой сферой обыденного сознания у испытуемых испытуемых циклоидного шизоидного и истероидного психотипа сфера личности;

для психотипа личности нравственности достаточно противоречива, и мало значима для испытуемых эпилептоидного психотипа личности. Образ «типичного представителя нашего общества» у испытуемых шизоидного, эпилептоидного и истероидного психотипа личности ассоциируется с образом «человека, который на меня не похож», «человеком, который мне не нравится», «безнравственным человеком»;

у испытуемых с циклоидным психотипом личности – ассоциируется с образом «безнравственной женщины», «человеком, который на меня не похож». Таким образом, испытуемые всех четырех психотипов личности воспринимают «типичного представителя нашего общества» как безнравственного, что может говорить об их негативном и обесценивающем отношении к окружающим людям. По фактору «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (1-й в выборках испытуемых с шизоидным и циклоидным психотипом личности, 2-й в выборках испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипом личности) расположение ролевых позиций имеет свою специфику. Обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» в группах испытуемых с шизоидным, циклоидным, эпилептоидным психотипом личности слабо дифференцирован, то есть находится близко к центру оси координат. И только в группе испытуемых с истероидным психотипом личности прослеживается разведение по полюсам: образ «нравственного человека» (полюс «Силы Я и социальной реализованности») и образ «безнравственного человека» (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности»). Образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» располагаются во всех четырех выборках на полюсе «Силы Я и социальной реализованности», но для испытуемых с шизоидным и циклоидным психотипом личности данные образы ассоциируются с «идеалом, с точки зрения общества»;

для испытуемых с эпилептоидным психотипом личности – с образом «человека, который вызывает уважение»;

для испытуемых с истероидным психотипом личности – с образом «человека, который на меня не похож» и одновременно с образом «Я сам». При этом, для выборок испытуемых с шизоидным, циклоидным, истероидным психотипом личности образ «высоконравственного мужчины» является более сильным и социально реализованным, успешным, чем образ «высоконравственной женщины», а для испытуемых с эпилептоидным психотипом личности, наоборот, образ «высоконравственного нравственность, сила мужчины». и социальная «высоконравственной женщины» данные позволяют не воспринимается как более сильный и социально реализованный, чем образ Полученные предположить, что для испытуемых всех четырех психотипов личности реализованность, успешность противоречат друг другу. Также, мы видим различную степень идентификации испытуемых с выделенными образами. Образ «Я сам» для испытуемых с шизоидным и циклоидным психотипом личности не определен с позиции «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность», в отличие от испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипом личности, которые воспринимают себя в настоящем времени как сильных и социально реализованных. При этом, испытуемые всех четырех выборок в будущем («Я через 15 лет») представляют себя более сильными и социально успешными, чем в настоящем. Образ «типичного представителя нашего общества» для испытуемых с шизоидным, циклоидным и истероидным психотипом личности воспринимается как достаточно сильный и социально реализованный, а для испытуемых с истероидным психотипом личности – как лишенный таких характеристик. Третий выделенный фактор в группах испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипом личности различен. Так, фактор «Сложности и нестабильности Я», выделенный в группе испытуемых с эпилептоидным психотипом личности, отражает особенности их восприятия себя в настоящий момент, так как наибольшую нагрузку получила роль «Я сам» (1.93). При этом, в будущем (образ «Я через 15 лет») испытуемые надеются стать для себя менее сложными и изменчивыми. Для испытуемых с истероидным психотипом личности выделенный фактор «Жестокости» показывает, в первую очередь, не собственное представителя осуждающий. Таким образом, мы видим, что каждая группа испытуемых с различным психотипом личности вкладывает свой смысл в образ «нравственного человека. Он может быть связан с системой ценностей, мотивами, целями, ориентациями представителей того или иного психотипа личности, а также может отражать требование ситуации или социальную желательность. 3.3. Анализ результатов исследования гендерных различий в представлениях о нравственном человеке Хотя все люди имеют представление о социальных нравственных нормах, которые так или иначе усваиваются в процессе социализации, личностный смысл и субъективная оценка их, представленная в индивидуальном сознании, образ нравственного человека различны. В этой связи можно предположить, что существуют гендерные отличия в восприятии и оценке себя и общества с позиции нравственности. В теории нравственного развития Л. Кольберга (1992), основанной на результатах, полученных в мужской выборке, женщины не поднимались выше 3-й стадии (этика хорошего человека, который поддерживает хорошие отношения с окружающими), в то время как средний респондент мужского пола принадлежал к 4-стадии (этика поддержания закона восприятие нашего себя («Я сам»), а восприятие видится как «типичного жестокий, общества», который и порядка). В исследованиях нравственного развития К. Гиллиган (1984), проведенных на женской выборке, были отмечены следующие различия в отношении к морали мужчин и женщин: мотивация мужчин ориентирована на справедливость, а женщин – на межличностные отношенияи внимание к окружающим. Для исследования гендерных различий в восприятии «нравственного человека» были сформированны две выборки испытуемых: девушки – 60 человек, юноши - 60 человек. Исследование представлений о «нравственном человеке» осуществлялось с помощью семантического дифференциала, особое внимание при интерпретации результатов факторного анализа уделялось анализу расположения в семантическом пространстве следующим ролевым позициям: «высоконравственная женщина», «высоконравственный мужчина», «безнравственная женщина», «безнравственный мужчина». 3.3.1. Факторный анализ результатов мужской выборки испытуемых В результате факторизации первичных данных мужской выборки испытуемых выделилось четыре фактора, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 19,50 %, и 19,30 % соответственно (Приложение № 7). Первый наиболее значимый фактор объясняет 19,50 % общей дисперсии и является биполярным. Его составили следующие шкалы: беспринципный (0.84), непорядочный (0.84), лживый (0.80), безответственный (0.76), фальшивый (0.75), изменчивый (0.75), ненадежный (0.72), грубый (0.72), невоспитанный (0.72), равнодушный (0.71), эгоистичный (0.70), злопамятный (0.69), и с отрицательным знаком – порядочный (-0.86), честный (-0.82), принципиальный (-0.82), ответственный (-0.80), искренний (-0.80), надежный (0.79), простой (-0.78), воспитанный (-0.77), отзывчивый (-0.76), щедрый (-0.75), постоянный (-0.72). Расположение ролевых позиций в данном факторе следующее: безнравственный человек (1.71), безнравственная женщина (1.33), безнравственный мужчина (1.22), человек, который мне не нравится (1.06), Я через 15 лет (-0.36), типичный представитель нашего общества (0.13), человек, который на меня не похож (0.12), и на противоположном полюсе – нравственный человек (-1.60), высоконравственная женщина (-1.23), высоконравственный мужчина (-0.85), человек, которого жаль (-0.83), человек, который вызывает уважение (-0.53), Я сам (-0.45), идеал, с точки зрения общества (-0.45) (Рис. 8). Опираясь воспринимают на выделенные шкалы, образ данный фактор можно интерпретировать как фактор «Непорядочности – порядочности». Юноши обобщенный женщины», «нравственного человека», как «высоконравственной «высоконравственного мужчины» «порядочный», «честный», «принципиальный», «ответственный», акцентируя внимание больше на когнитивных, рациональных аспектах межличностных БЕЗНРАВСТВЕНН отношений, нежели на эмоциональных. Данные образы противопоставляются 2,0 1, обобщенному 1, образу Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ НЕ НРА «безнравственного человека», БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВ МУЖ «безнравственной беспринципным, женщины» 0,5 и Factor «безнравственного мужчины», как ТИПИЧНЫЙ ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ непорядочным, лживым, безответственным. В обыденном сознании юношей 0,0 ИДЕАЛ СА ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ образ «высоконравственной Яженщины» в большей степени воспринимается как -0, «порядочный», чем -1, образ ВЫС НРАВ МУЖ ВЫС НРАВ ЖЕН «высоконравственного мужчины» (-1.23/-0.85).

ЧЕЛ КОТ ЖАЛ Юноши склонны воспринимать НРАВСТВЕНН («Я сам»), как нравственных и себя -1, -2,0 порядочных в настоящее время, но в будущем («Я через 15 лет») скорее как -2 -1 0 1 2 безнравственных, близким к образу «типичного представителя нашего Factor общества», который также представлен как безнравственный и непорядочный (Рис. № 8).

Рис. 8. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Второй фактор (19,30 %) также оказался биполярным. Его составили шкалы: устаревший (0.89), наивный (0.88), неуспешный (0.81), слабый (0.81), одинокий (0.80), несчастный (0.79), глупый (0.75), равнодушный (0.74), изменчивый (0.72), безобразный (0.70), и отрицательным знаком – современный (-0.88), сильный (-0.85), смелый (-0.83), счастливый (-0.82), успешный (-0.81), красивый (-0.79), опытный (-0.78), мудрый (-0.74), свободный (-0.73). В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.70), человек, который мне не нравится (0.84), человек, который на меня не похож (0.82), нравственный человек (0.36), безнравственная женщина (0.25), безнравственный мужчина (0.15), и на противоположном полюсе – Я через 15 лет (-1.44), идеал, с точки зрения общества (-1.02), человек, который вызывает уважение (-1.01), высоконравственный высоконравственная мужчина (-0.54), Я сам (-0.50), женщина (-0.47), типичный представитель нашего общества (-0.09), безнравственный человек (-0.04) (Рис. 8). Анализ выделенных шкал позволил интерпретировать данный фактор как фактор «Слабости Я и социальной нереализованности – силы Я и социальной реализованности», где обобщенные образы «нравственного человека» и «безнравственного человека» слабо дифференцированы (0.36/0.04), но все же образ «нравственного человека» воспринимается юношами как слабый и социально неуспешный. Однако образ «высоконравственного мужчины» и в меньшей степени образ «высоконравственной женщины» (-0.54/0.47) воспринимается как сильный смелый», и социально реализованный «успешный») и («современный», «сильный», «счастливый», противопоставляется образу «безнравственной женщины» и «безнравственного мужчины» (0.25/0.15). Образ юношей «Я сам» (-1.44) максимально наделен данными характеристиками и близок к «идеалу, с точки зрения общества». По данному фактору юноши не противопоставляют нравственность и силу, порядочность и социальный успех, что говорит об их адаптационном потенциале.

3.3.2. Факторный анализ результатов женской выборки испытуемых В результате факторизации первичных данных женской выборки испытуемых выделилось три фактора, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 25,14 %, и 17,24 % соответственно (Приложение № 8). Первый фактор объясняет 25,14 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: равнодушный (0.88), осуждающий (0.87), жестокий (0.86), эгоистичный (0.85), грубый (0.84), самолюбивый (0.83), злопамятный (0.83), непорядочный (0.83), жадный (0.83), злой (0.83), невоспитанный (0.82), безобразный (0.79), изменчивый (0.79), и с отрицательным знаком – добрый (-0.85), отзывчивый (-0.85), эмпатичный (0.84), 3,5 прощающий ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ (-0.82), искренний (-0.81), альтруистичный (-0.81), воспитанный (-0.81), щедрый (-0.80), честный (-0.79), простой (-0.78), 2, постоянный (-0.78), тактичный (-0.78), ответственный (-0.78), порядочный (1,5 ролевых позиций в данном 0.77), принципиальный (-0.77). Расположение НЕ НРА ЧЕЛ факторе Factor следующее:

0, безнравственный ВЫСНРАВ ЖЕН человек ТИПИЧНЫЙ (1.52), безнравственный ЖЕН Я СА БЕЗНРАВСТВЕНН ЧЕЛ мужчина (1.48), безнравственная женщина НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВБЕЗНРАВ МУЖкоторый мне не (1.23), человек, НРАВСТВЕНН -0,5 Я Ч/15 представитель нашего общества (0.88), человек, нравится (0.89), ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ МУЖ типичный ЛЕТ ЧЕЛ который на меня не похож (0.64), и на противоположном полюсе - человек, -1,0 -0,6 0,2 0,6 1,0 1,4 1,8 которого жаль (-1.13), человек,-0,2 который вызывает уважение (-1.09), Я сам (Factor 1 -1,5 -1, ИДЕАЛ 1.01), нравственный человек (-0.86), идеал, с точки зрения общества (-0.69), высоконравственная женщина (-0.66), высоконравственный мужчина (-0.63), Я через 15 лет (-0.55) (Рис. 9).

Рис. 9. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Выделенные шкалы позволяют интерпретировать данный фактор как фактор «Эмоционального отвержения – принятия». Образ «нравственного человека» в обыденном сознании девушек представлен как «добрый», «отзывчивый», «эмпатичный», «прощающий» и, в целом, эмоционально принимающий. Таким образом, для девушек при оценке другого человека с позиции нравственности важна эмоциональная сторона отношений (нравственные чувства). Образ «высоконравственной женщины» (-0.66) и «высоконравственного мужчины» (-0.63) практически в равной степени воспринимаются девушками как эмоционально принимающий («добрый», «отзывчивый», «эмпатичный») и противопоставляются образам «безнравственного мужчины» (1.48) и «безнравственной женщины» (1.23), как эмоционально отвергающим («равнодушный», «осуждающий», «жестокий», «эгоистичный»). В настоящем времени девушки (образ «Я сам») оценивают себя как нравственных, способных проявлять нравственные чувства в большей степени, чем в будущем («Я через 15 лет»). Образ «типичного представителя нашего общества» для девушек скорее «безнравственный», чем чем «нравственный», принимающий. Во второй биполярный фактор (17,24 %) вошли следующие шкалы: наивный (0.92), одинокий (0.84), неуспешный (0.80), слабый (0.79), несчастный (0.79), глупый (0.74), устаревший (0.73), изменчивый (0.73), безобразный (0.71), и с отрицательным знаком - свободный (-0.82), смелый (-0.81), красивый (0.79), сильный (-0.79), успешный (-0.78), опытный (-0.78), современный (-0.76), счастливый (-0.72), мудрый (-0.69). В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.99), человек, который мне не нравится (1.15), безнравственная женщина (0.10), Я сам (0.09), безнравственный человек (0.07), человек, который на меня не похож (0.03), безнравственный мужчина (0.006), а на противоположном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.08), человек, который вызывает уважение (-0.82), высоконравственный мужчина (-0.81), Я эмоционально отвергающий, эмоционально через 15 лет (-0.70), типичный представитель нашего общества (-0.49), высоконравственная женщина (-0.42), нравственный человек (-0.12) (Рис. 9). Данный фактор, как и в выборке юношей, можно интерпретировать как фактор «Слабости Я и социальной нереализованности – силы Я и социальной реализованности». Обобщенный образ «нравственного человека» в обыденном сознании девушек слабо дифференцирован. Однако, образ «безнравственной женщины» (0.10), как «наивной», «одинокой», «неуспешной», «слабой», «несчастной» располагается и на полюсе «Слабости Я и социальной образу нереализованности» противопоставляется, прежде всего, «высоконравственного мужчины» (-0.81), как «свободному», «смелому», «красивому», «сильному», «успешному» и образу «высоконравственной женщины» (0.42). В настоящее время для девушек характерно воспринимать себя («Я сам») как слабых и социально нереализованных, но с тенденцией в будущем («Я через 15 лет») стать сильными, социально успешными и приблизиться к «идеалу, с точки зрения общества», которым выступает для них образ «высоконравственного мужчины». Образ «типичного представителя нашего общества» также представлен как сильный и социально успешный. Таким образом, нравственность, сила и социальная успешность в обыденном сознании девушек может сосуществовать. 3.3.3.Обсуждение результатов Анализ полученных данных показывает, что восприятие «нравственного человека» в обыденном сознании девушек и юношей имеет как сходство, так и различия (Рис. 10).

Женская выборка Эмоциональное отвержение принятие 14,24% 19,30% 19,50% Муж ская в ы б о р ка Непоряд очнос ть поряд очнос ть 25,14% Слабость Я и социальная нереализованность сила Я и социальная реализованность Слабос ть Я и с оциальная нереализованнос ть - с ила Я и с оциальная реализованнос ть Рис. 10. Сравнительный анализ субъективной значимости основания категоризации (%) исследуемой содержательной области в обыденном сознании испытуемых женской и мужской выборок Первый фактор, являющийся фактором нравственной оценки различен в выборках юношей и девушек. В выборке юношей выделен такой фактор как «Непорядочность – порядочность» (19,50 %), а в выборке девушек – «Эмоциональное непринятие – принятие» (25,14 %). В выборке девушек первый фактор получил более значимую нагрузку, следовательно, для девушек более характерна оценка других людей с позиции нравственности, чем для юношей. В обыденном сознании юношей и девушек образ «нравственного человека» представлен различными характеристиками. Так, для девушек более важна эмоциональная сторона восприятия «нравственного человека» (нравственные чувства). Девушки отмечают такие качества «нравственного человека» как доброта, отзывчивость, эмпатия, умение прощать, искренность, то есть способность эмоционально принять другого человека. Юноши склонны воспринимать «нравственного человека» в более прагматичном и деловом аспекте. Основные качества «нравственного человека», значимые для юношей – это порядочность, честность, принципиальность, ответственность, надежность. В обыденном сознании как девушек, так и юношей существует четкое разделение по разным полюсам обобщенного образа «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины», которые наделяются положительными и социально одобряемыми качествами личности, и образов «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины», описываемых с помощью негативных, социально неприемлемых характеристик. В обыденном сознании девушек образ «высоконравственного мужчины» является таким же эмоционально принимающим, проявляющим нравственные чувства, как и образ «высоконравственной женщины» (-0.63/-0.66). При этом, девушки склонны в большей степени идентифицироваться с «нравственным человеком», чем юноши, как в настоящем будущем - «Я через 15 лет» (-0.55/0.36).

- «Я сам» (-1.01/-0.45), так и в Образ «типичного представителя нашего общества» в обыденном сознании девушек по первому фактору представлен более негативно (эмоционально не принимающий, безнравственный), чем в обыденном сознании юношей (0.88/0.13). По второму, идентичному для выборок девушек и юношей, фактору («Слабости Я и социальной нереализованности – силы Я и социальной реализованности») в обыденном сознании испытуемых выделены как сходства, так и различия. Обобщенный человека» в образ «нравственного человека» и «безнравственного представлениях девушек слабо дифференцирован (-0.12/0.07). Однако, образ «безнравственной женщины» противопоставляется образу «высоконравственного мужчины» (0.10/-0.81), причем, собственный образ девушек «Я сам» - близок к образу «безнравственной женщины» (0.09/0.10), а «Я через 15 лет» – к образу «высоконравственного мужчины» (-0.70/-0.81). Полученные данные позволяют предположить, что в настоящее время девушки склонны воспринимать себя как слабых, социально нереализованных, неуспешных (наивный, одинокий, неуспешный, слабый) и надеются изменить положение в будущем и стать такими же сильными и успешными как «высоконравственный мужчина», который для них одновременно является общественным идеалом и вызывает уважение. В обыденном сознании юношей обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» (0.36/-.004), так же слабо дифференцирован как и в группе девушек., а образ «высоконравственного мужчины» воспринимается более сильным и социально успешным, чем образ «высоконравственной женщины» (-0.54/-0.47). В обыденном сознании юношей в большей степени, чем в обыденном сознании девушек, выражено стремление в будущем («Я через 15 лет») стать еще более сильными и социально реализованными, достичь общественного идеала.

Девушки представляют себя («Я сам») менее сильными и социально реализованными по сравнению с окружающими людьми – образ «типичного представителя 0.50/-0.09). В целом, в обыденном сознании девушек и юношей по второму фактору такие понятия как «нравственность», «сила Я» и «социальный успех» вполне совместимы. 3.4. Исследование влияния на представления о нравственном человеке конституционально-континуальных особенностей личности испытуемых, принадлежащих к основным четырем психотипам Для изучения влияния на представления о нравственном человеке конституционально-континуальных особенностей личности студентов все испытуемые были дифференцированы на четыре личностных психотипа и с использованием принципов дифференциальной диагностики в конституциональной психологии распределены по месту их расположения в конституционально-континуальном пространстве на диапазон психологической нормы-акцентуации и диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ) (см. выше Таблицу №1). Далее из общего числа испытуемых, принадлежащих к четырем основным выделенным психотипам личности (шизоидный, циклоидный, эпилептоидный, истероидный) были сформированы восемь выборок испытуемых: 1) шизоидный психотип диапазона нормы-акцентуации характера - 30 человек;

2) шизоидный психотип диапазона ПАЛ – 30 человек;

3) циклоидный психотип диапазона нормы-акцентуации характера - 30 человек;

4) циклоидный психотип диапазона ПАЛ – 30 человек;

5) эпилептоидный психотип психотип диапазона диапазона нормы-акцентуации нормы-акцентуации характера характера 30 30 человек;

человек;

6) 8) эпилептоидный психотип диапазона ПАЛ – 30 человек;

7) истероидный истероидный психотип диапазона ПАЛ – 30 человек (Всего 240 человек). нашего общества» (0.09/-0.49), а юноши, наоборот, воспринимают себя более социально успешными и сильными, чем других ( Для дифференциации испытуемых четырех основных психотипов на диапазон нормы-акцентуации характера и диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ) использовались следующие методики: клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Менделевич В.Д., Яхин К.К., 1978), методика определения уровня невротизации и психопатизации (Бажин Е.Ф., 1976;

Ласко И.Б., 1980);

личностный опросник Дж. Айзенка (1963);

шкала тревожности (Teulor J., 1953). Внутригрупповой анализ испытуемых каждого из четырех психотипов личности, представляющих диапазон психологической нормы-акцентуации характера позволил выявить изменения по следующим шкалам: 1) шизоидный психотип личности – шкала обсессивно-фобических нейротизма (30,7 %), экстраверсии;

2) циклоидный нарушений (19 %), психотип – шкала маскулинизации (69 %), склонности к алкоголизации (53 %), тревоги (12 %), склонности к алкоголизации (74 %), маскулинизации (63 %), экстраверсии (37 %);

3) эпилептоидный психотип - шкала склонности к алкоголизации (70 %), невротизации (20 %), реакции эмансипации (40 %), маскулинизации (70 %), экстраверсии (20 %), нейротизма (20 %);

истероидный психотип - шкала склонности к алкоголизации (53 %), реакции эмансипации (38 %), феминизации (69 %), экстраверсии (38 %), нейротизма (23 %) (Рис 11).

60% Рис. 11. Исходные психологические параметры в процентном выражении у 20% испытуемых разных психотипов диапазона нормы-акцентуации характера: 1 группа – П ВН 2 группа НД Т Т Ф шизоидныйНпсихотип;

ОФН А И– циклоидный В Е V 3dгруппа М эпилептоидный психопип;

–ЭИН 0% 40% 80% психотип;

4 группа2– истероидный 4 группа 1 группа группа 3 группа психотип 100% 80% 60% 40% 20% 0% Н П ВН ОФН А И НД Т124 Т 2 группа В Е V d Ф М Э И Н 1 группа 3 группа 4 группа Рис. 12. Исходные психологические параметры в процентном выражении у испытуемых разных психотипов диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ): 1 группа – шизоидный психотип;

2 группа – циклоидный психопип;

3 группа – эпилептоидный психотип;

4 группа – истероидный психотип. Условные обозначения: Н – шкала невротизации;

П – психопатизации;

ВН – вегетативной неустойчивости;

ОФН – обсессивно-фобических нарушений;

А – астенизации;

И – истерии;

НД- невротической депрессии;

Т – ситуативной тревоги;

Т – Тейлор;

В – показатель возможной органической природы;

Е – реакция эмансипации;

V – психологическая склонность к алкоголизации;

d – к делинквентности;

Ф – феминизации;

М – маскунилизации;

Э – экстраверсии;

И – интраверсии;

Н – нейротизма.

Внутригрупповой анализ испытуемых каждого из четырех психотипов личности, представляющих диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ) позволил выявить изменения (%) по следующим шкалам: 1) шизоидный психотип личности – шкала психопатизации (65 %), вегетативной нарушений (30 %), неустойчивости (73 %), обсессивно-фобических истероидного реагирования (73 %), ситуативной тревоги (69 %), тревоги (Тейлор) (85 %), склонности к алкоголизации (61 %), нейротизма (73 %),делинквентности (23 %), интроверсии (23 %);

2) циклоидный психотип – шкала психопатизации (95 %), ситуативной тревоги (45 %), тревоги (Тейлор) (70 %), истероидного реагирования (55 %), вегетативных нарушений (50 %), склонности к алкоголизации (70%), нейротизма (75 %);

3) эпилептоидный психотип - шкала психопатизации (70 %), обсессивно-фобических нарушений (60 %), ситуативной тревоги (60 %), тревоги (Тейлор) (80 %), реакции эмансипации (50%), делинквентности (50 %), склонности к алкоголизации (80 %), нейротизма (70 %);

истероидный психотип - шкала психопатизации (70 %), обсессивно-фобических нарушений (80 %), ситуативной тревоги (80 %), тревоги (Тейлор) (79 %), склонности к алкоголизации (71 %), реакции эмансипации (55 %), феминизации (90 %), нейротизма (80 %) (Рис12). 3.4.1. Факторный анализ результатов выборки испытуемых шизоидного психотипа в континууме от акцентуантов до пограничной аномальной личности (ПАЛ) В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых акцентуантов шизоидного психотипа личности выделилось три фактора, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 24,47 %, и 13,70 % соответственно (Приложение № 9). Первый наиболее мощный фактор объясняет 24,47 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: злопамятный (0.85), осуждающий (0.84), грубый (0.83), злой (0.83), лживый (0.83), жестокий (0.82), фальшивый (0.81), опасный (0.81), жадный (0.80), эгоистичный (0.80), изменчивый (0.80), невоспитанный (0.79), самолюбивый (0.77), сложный (0.76), непорядочный (0.75), равнодушный (0.71), и с отрицательным знаком прощающий (-0.88), эмпатичный (-0.88), добрый (0.85), альтруистичный (-0.85), искренний отзывчивый (-0.83), постоянный (-0.83), порядочный (-0.82), щедрый (-0.81), (-0.76), простой (-0.73). Расположение ролевых позиций честный (-0.80), принципиальный (-0.79), тактичный (-0.79), мудрый (-0.78), следующее: безнравственный мужчина (1.45), безнравственная женщина (1.43), безнравственный человек (1.35), человек, который мне не нравится (0.83), типичный представитель нашего общества (0.80), человек, который на меня не похож (0.69), а на противоположном полюсе – нравственный человек (-1.28), человек, которого жаль (-1.14), высоконравственная женщина (-0.99), человек, который вызывает уважение (-0.82), Я сам (-0.70), высоконравственный мужчина (-0.62), идеал, с точки зрения общества (-0.57), Я через 15 лет (-0.41) (Рис. 13).

ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ ЧЕЛ НЕ НРА 1 Factor Я СА ВЫСНРАВ ЖЕН НРАВСТВЕНН Я Ч/15 ЛЕТ ИДЕАЛ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ МУЖ ТИПИЧНЫЙ ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВСТВЕНН - -2 -1, -1, -0, 0,2 126 Factor 0, 1, 2, Рис. 13. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Анализ выделенных шкал позволяет интерпретировать данный фактор как фактор - «Злопамятность – умение прощать». Образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» воспринимается представителями шизоидного психотипа диапазона нормыакцентуации характера как прощающий, эмпатичный, добрый, альтруистичный и противопоставляется образам «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины», воспринимаемых как злопамятные, осуждающие, грубые, злые. Образ «безнравственного человека» отвергается испытуемыми и не похож на них. Напротив, прослеживается идентификация испытуемых с образом «нравственного человека» (-0.70/-1.28), образом «человека, который, вызывает уважение»(0.70/-0.82). Однако, в будущем («Я через 15 лет») испытуемые представляют себя нравственными и способными прощать в меньшей степени(-0.70/-0.41). Образ «типичного представителя нашего общества», воспринимаемого испытуемыми как безнравственный и злопамятный, противопоставлен «идеалу, с точки зрения общества», нравственному и умеющему прощать. Во второй биполярный фактор (13,70 %) вошли следующие шкалы: наивный (0.88), неуспешный (0.75), слабый (0.75), глупый (0.62), несчастный (0.61), устаревший (0.61), одинокий (0.61), и с отрицательным знаком – смелый (-0.88), сильный (-0.85), опытный (-0.79), успешный (-0.78), мудрый (0.74), современный (-0.64), красивый (-0.61). В данном факторе роли расположились следующим образом: человек, которого жаль (2.59), человек, который мне не нравится (1.27), Я сам (0.83), безнравственный мужчина (0.10), безнравственная женщина (0.05), а на противоположном полюсе – высоконравственный мужчина (-1.33), человек, который вызывает уважение (1.04), идеал, с точки зрения общества (-1.03), Я через 15 лет (-0.49), нравственный человек (-0.26), безнравственный человек (-0.24), высоконравственная женщина (-0.21), человек, который на меня не похож (0.14), типичный представитель нашего общества (-0.08) (Рис. 9). Данный фактор с опорой на выделенные шкалы можно назвать – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». «безнравственного Обобщенный человека» по образ «нравственного фактору человека» и данному воспринимается испытуемыми шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации как лишенные четких характеристик и относятся к полюсу «Силы Я и социальной реализации», в то время как образы «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» наделяются такими характеристиками как смелый, сильный, опытный, успешный, а образы «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» воспринимаются слабые. как наивные, неуспешные, Испытуемые шизоидного психотипа личности диапазона нормы акцентуации характера только в будущем («Я через 15 лет») представляют себя сильными и социально успешными, в настоящем же времени склонны воспринимать себя как слабых и неуспешных. Наиболее сильным и социально реализованным в представлениях мужчины», испытуемых является образ образу «высоконравственного который противопоставляется «человека, которого жаль» (-1.33/2.59). В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых шизоидного психотипа на уровне пограничной аномальной личности (ПАЛ) выделилось пять факторов, из них два значимых, общий уровень дисперсии ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ Factor НРАВСТВЕНН Я СА ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ ТИПИЧНЫЙ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ ЖЕН ВЫСНРАВ МУЖ Я Ч/15 ЛЕТ БЕЗНРАВ ЖЕН БЕЗНРАВ МУЖ ЧЕЛ НЕ НРА БЕЗНРАВСТВЕНН - ИДЕАЛ -2 -1, -1,0 -0,6 -0,2 0,2 Factor 1 0,6 1,0 1,4 1, которых составил 23,69 %, и 12,70 % соответственно (Приложение № 14). Рис. 14. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве В первый биполярный фактор (23,69 %) вошли следующие шкалы: добрый (0.93), безопасный (0.93), тактичный (0.92), прощающий (0.91), искренний (0.88), эмпатичный (0.88), честный (0.85), отзывчивый (0.85), постоянный (0.83), альтруистичный (0.83), щедрый (0.82), воспитанный (0.79), красивый (0.71), и с отрицательным знаком – опасный (-0.90), изменчивый (0.87), ненадежный (-0.87), эгоистичный (-0.85), фальшивый (-0.84), лживый (0.84), жестокий (-0.80), осуждающий (-0.80), злой (-0.77), злопамятный (-0.74), фальшивый (-0.71), безответственный (-0.71). Расположение ролевых позиций в данном факторе следующее: человек, которого жаль (1.06), нравственный человек (1.05), высоконравственная женщина (0.98), человек, который вызывает уважение (0.94), высоконравственный мужчина (0.88), идеал, с точки зрения общества (0.78), Я сам (0.46), Я через 15 лет (0.19). На отрицательном полюсе – безнравственный мужчина (-1.42), безнравственная женщина (-1.40), безнравственный человек (-1.27), человек, который мне не нравится (-1.17), человек, который на меня не похож (-0.59), типичный представитель нашего общества (-0.50) (Рис. 14). Опираясь обобщенный на выделенные «нравственного шкалы, данный фактор можно интерпретировать как фактор «Безопасности – опасности в отношениях», где образ человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» воспринимается как добрый, безопасный, тактичный и противопоставляется образам «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины», воспринимаемых как опасные, изменчивые, ненадежные. Как и в предыдущей выборке отвергаются и не нравятся образы «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» и «безнравственного человека» (-1.42/-1.40/-1.27), а идентификация («Я сам») происходит с образом «нравственного человека», но в меньшей степени, чем у представителей шизоидного психотипа личности диапазона нормы-акцентуации характера (0.46/-0.70). В будущем («Я через 15 лет») также шизоиды диапазона ПАЛ представляют себя менее нравственными, чем шизоиды акцентуанты (0.19/-0.41). Второй биполярный фактор (12,70 %) составили шкалы: наивный (0.81), одинокий (0.79), несчастный (0.78), неуспешный (0.71), слабый (0.68), устаревший (0.67), и с отрицательным знаком – современный (-0.92), смелый (-0.79), сильный (-0.79), успешный (-0.74), мудрый (-0.72), свободный (-0.69), опытный (-0.62). В данный фактор вошли следующие роли: человек, которого жаль (2.83), нравственный человек (0.43), Я сам (0.41), безнравственная женщина (0.33), человек, который на меня не похож (0.32), безнравственный мужчина (0.25), человек, который мне не нравится (0.09). На отрицательном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.52), высоконравственный мужчина (-0.89), Я через 15 лет (-0.85), высоконравственная женщина (-0.59), человек, который вызывает Данный уважение (-0.43), безнравственный идентичен человек второму (-0.34), фактору типичный представитель нашего общества (-0.04) (Рис. 14). фактор по составу шкал предыдущей выборки и поэтому его можно назвать – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». По данному фактору испытуемые разводят по разным полюсам обобщенный образ «нравственного человека» (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности») и образ «безнравственного человека» (полюс «Силы Я и социальной реализованности»). То есть в представлениях шизоидов диапазона ПАЛ «нравственный человек» – наивный, одинокий, несчастный, неуспешный, слабый, а «безнравственный человек» – современный, смелый, сильный, успешный. Однако, образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» (-0.89/-0.59) располагаются на полюсе «Силы Я и социальной реализованности», а образы «безнравственной женщины» и «безнравственного мужчины» (0.33/0.25) – на полюсе – «Слабости Я и социальной нереализованности». Таким образом, по данному фактору выявлена некая противоречивость в представлениях испытуемых о «нравственном человеке». Образ «Я сам» испытуемые оценивают как слабый, одинокий, социально неуспешный и нереализованный. Следовательно, свойственная шизоидному психотипу склонность к изоляции, усиливается у представителей шизоидного психотипа личности диапазона ПАЛ и влияет на особенности восприятия испытуемых. Но в будущем («Я через 15 лет») испытуемые видят себя более приближенными к образу «высоконравственного мужчины» и «идеала, с точки зрения общества». 3.4.2. Факторный анализ результатов выборки испытуемых циклоидного психотипа в континууме от акцентуантов до пограничной аномальной личности (ПАЛ) В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых акцентуантов циклоидного психотипа личности выделилось два фактора, оба значимых, общий уровень дисперсии которых составил 27,33 %, и 15,63 % соответственно (Приложение № 11). Первый наиболее мощный фактор объясняет 27,33 % общей дисперсии и является биполярным. В него вошли следующие шкалы: фальшивый (0.88), недоверчивый (0.83), изменчивый (0.83), лживый (0.83), жестокий (0.83), грубый (0.83), ненадежный (0.82), злопамятный (0.82), опасный (0.81), осуждающий (0.81), злой (0.80), эгоистичный (0.80), равнодушный (0.80), плохой (0.78), непорядочный (0.78), невоспитанный (0.77), и с отрицательным знаком – доверчивый (-0.84), искренний (-0.84), надежный (-0.83), простой (0.83), прощающий (-0.82), добрый (-0.82), отзывчивый (-0.81), альтруистичный (-0.81), честный (-0.80), постоянный (-0.80), безопасный (-0.79), принципиальный (-0.79), ответственный (-0.78). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: безнравственный мужчина (1.56), безнравственный человек (1.41), человек, который мне не нравится (1.37), безнравственная женщина (1.06), человек, который на меня не похож (0.51), типичный представитель нашего общества (0.35). На отрицательном полюсе – Я сам (-1.28), Я через 15 лет (-1.13), человек, который вызывает уважение (-1.00), нравственный человек (-0.97), высоконравственная женщина (-0.71), идеал, с точки зрения общества (-0.50), человек, которого жаль (-0.37), высоконравственный мужчина (-0.30) (Рис. 15). Рис. 15. Распределение ролевых позиций в семантическом пространстве Анализ выделенных шкал позволяет интерпретировать данный фактор как фактор «Недоверия – доверия». женщины», как Образ «нравственного искренний, человека», мужчины» надежный, «высоконравственной воспринимается «высоконравственного доверчивый, испытуемыми отзывчивый, а образы «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» - как фальшивые, недоверчивые, изменчивые, грубые. Таким образом, для испытуемых циклоидного психотипа личности диапазона нормы-акцентуации главным качеством «нравственного человека» является способность доверять другим, быть надежным и отзывчивым. По данному фактору образы «Я сам» и «Я через 15 лет» имеют наибольшую нагрузку (-1.28/-1.13), что говорит о том, что испытуемые ЧЕЛ КОТ ЖАЛЬ Factor Я СА НРАВСТВЕНН ЧЕЛ НЕ ПОХОЖ ЧЕЛ НЕ НРА БЕЗНРАВ ЖЕН ТИПИЧНЫЙ БЕЗНРАВ МУЖ БЕЗНРАВСТВЕНН Я Ч/15 ЛЕТ ЧЕЛ ВЫЗ УВАЖ ВЫСНРАВ ЖЕН ВЫСНРАВ МУЖ ИДЕАЛ - -2 -1, -1, -0, 0,2 Factor 0, 1, 2, циклоидного психотипа личности диапазона нормы-акцентуации воспринимают себя как способных доверять другим, нравственных и в целом имеют непротиворечивое представление о «нравственном человеке».

Второй биполярный фактор (15,63 %) составили шкалы: наивный (0.89), слабый (0.74), устаревший (0.69), глупый (0.69), одинокий (0.65), неуспешный (0.65), и с отрицательным знаком – свободный (-0.80), смелый (-0.76), красивый (-0.75), сильный (-0.71), опытный (-0.69), современный (-0.68), успешный (0.65). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: человек, которого жаль (2.86), человек, который на меня не похож (0.69), человек, который мне не нравится (0.44), Я сам (0.35), безнравственная женщина (0.30), нравственный человек (0.11). На отрицательном полюсе – идеал, с точки зрения общества (-1.26), высоконравственный мужчина (-1.17), высоконравственная женщина (-0.65), человек, который вызывает уважение (-0.52), безнравственный человек (-0.44), безнравственный мужчина (-0.27), Я через 15 лет (-0.24), типичный представитель нашего общества (-0.20) (Рис. 15). Данный фактор идентичен второму фактору в предыдущих выборках и может быть также назван «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». Обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» слабо дифференцирован (0.11/-0.44) и не имеет выраженных характеристик по данному фактору. Главную оппозицию составляет образ «человека, которого жаль», который не нравится испытуемым (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности») и образ «идеала, с точки зрения общества» (полюс «Силы Я и социальной реализованности»). «высоконравственного Близок к общественному и в меньшей идеалу степени образ образ мужчины», «высоконрвственной женщины» (-1.17/-0.65). Однако, собственный образ - «Я сам» - испытуемые склонны воспринимать как слабый и социально нереализованный, но в будущем успешным. В результате факторизации первичных данных выборки испытуемых циклоидного психотипа на уровне пограничной аномальной личности (ПАЛ) выделилось три фактора, из них два значимых, общий уровень дисперсии которых составил 24,54 %, и 13,87 % соответственно (Приложение № 12).

- «Я через 15 лет» - более сильным и В первый биполярный фактор (24,54 %) вошли следующие шкалы: опасный (0.87), фальшивый (0.85), равнодушный (0.85), злой (0.84), осуждающий (0.83), изменчивый (0.82), эгоистичный (0.82), ненадежный (0.81), злопамятный (0.80), лживый (0.80), грубый (0.80), безответственный (0.79), жестокий (0.78), невоспитанный (0.76), беспринципный (0.76), недоверчивый (0.72), и с отрицательным знаком – безопасный (-0.91), искренний (-0.90), отзывчивый (-0.89), добрый (-0.87), прощающий (-0.87), честный (-0.86), щедрый (-0.86), постоянный (-0.84), эмпатичный (-0.84), тактичный (-0.80), воспитанный (-0.80), надежный (-0.76), доверчивый (-0.73), простой (-0.71). На положительном полюсе данного фактора расположились следующие роли: безнравственный человек (1.66), безнравственный мужчина (1.36), человек, который мне не нравится (1.14), типичный представитель нашего общества (0.99), безнравственная женщина (0.78), человек, который на меня не похож (0.52). На отрицательном полюсе – человек, которого жаль (-1.30), Я сам (-1.24), человек, который вызывает уважение (-1.10), нравственный человек (-0.75), Я через 15 лет (-0.71), высоконравственная женщина (-0.49), идеал, с точки зрения общества (-0.43), высоконравственный мужчина (-0.40) (Рис. 16). Исходя из выделенных шкал, данный фактор можно интерпретировать как фактор «Опасности - безопасности в отношениях». «Нравственный человек» воспринимается представителями циклоидного психотипа личности диапазона ПАЛ как безопасный, в отличие от опасного «безнравственного человека». Данный фактор аналогичен выделенному первому фактору в группе шизоидов диапазона ПАЛ. Восприятие себя («Я сам») у испытуемых позитивное: они воспринимают себя как нравственных, «безопасных» в отношениях, отзывчивых, а «типичный представитель нашего общества, напротив, наделен качествами безнравственного человека (опасный, фальшивый, равнодушный, злой).

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.