WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Долгополова Ирина Владимировна

СТИЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧИТЕЛЯ НАЧАЛЬНЫХ КЛАССОВ И ЕГО СВЯЗЬ С ОСОБЕННОСТЯМИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ УЧАЩИХСЯ Специальность 19.00.01. – общая психология, психология личности, история психологии Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный руководитель – доктор психологических наук, профессор М.Р. Щукин Пермь 2004 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ СТИЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ 1.1. Проблемы стиля деятельности в психологии …11 …11 …26 …34 …47 …57 …57 …62 …68 …74 …79 …81 …81 …85 …85 …91 1.1.1. Развитие представлений о стиле деятельности 1.1.2. Стиль деятельности и интегральная индивидуальность 1.1.3. Стиль педагогической деятельности и стиль педагогического общения 1.1.4. Стиль учебной деятельности младших школьников 1.2. Проблемы метаиндивидуальности в психологии 1.2.1. Общая характеристика метаиндивидуальности 1.2.2. Взаимосвязь индивидуальности и деятельности учителя с индивидуальностью учащихся 1.2.3. Проблема взаимодействия стиля деятельности педагога и стиля учебной деятельности учащихся 1.2.4. Метаэффект индивидуальности и деятельности педагога начальных классов 1.3. Постановка проблемы и задачи исследования ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1. Организация исследования 2.2. Методы исследования: 2.2.1. Методы изучения стиля деятельности и индивидуальных особенностей учителей начальных классов 2.2.2. Методы изучения стиля деятельности и индивидуальных особенностей младших школьников … ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ 3.1. Результаты исследования стиля педагогической деятельности учителей начальных классов 3.2. Сравнительный анализ индивидуальности учителей начальных классов с различными стилями деятельности 3.3. Результаты исследования стиля учебной деятельности учащихся младших классов ков, обучающихся у педагогов различными СПД 3.5. Индивидуальные особенности младших школьников, обучающихся у учителей с различными СПД 3.6. Общее обсуждение результатов Выводы Рекомендации Список литературы Приложение … …97 …97 …105 … 3.4. Сравнительный анализ стиля учебной деятельности младших школьни …143 …157 …163 …166 …167 … ВВЕДЕНИЕ В современных условиях гуманизации образования особенно остро стоит задача развития личности учащихся, изучения их индивидуальных особенностей. Необходимо создание условий, обеспечивающих наиболее полную реализацию потенциала личности и развитие ее способностей, становление индивидуальности каждого конкретного школьника. В связи с этим возрастает роль личности педагога в процессе формирования индивидуальности учащихся. Выражением этой интеграционной тенденции стал принцип, сформулированный Л.М. Митиной: «Обучение должно быть подчинено процессу развития личности» [152, с. 26]. Наша школа слишком долго работала в иной парадигме, отвлекаясь от того очевидного факта, что ее «продукция» - человек, личность, индивидуальность, и имея в качестве главной задачи усвоение учащимися суммы знаний. Поэтому сегодня тезис о подчинении обучения процессу развития личности звучит отнюдь не тривиально. Этот тезис не только декларируется учеными. В последние годы появились исследования, характеризующие влияние учителя на личность его воспитанников. Особое внимание уделяется анализу влияния педагогической деятельности на формирование личности ребенка. В этой связи возрастает интерес к изучению стиля деятельности (СД) педагогов. В исследованиях освещен достаточно широкий круг проблем, имеющих отношение к СД: психологическая структура деятельности, СД педагога, процесс формирования личности учителя и др. (Ф.Н. Гоноболин, И.В. Страхов, В.А. Сластенин, А.В. Мудрик, Т. М. Хрусталева, Т.С. Рожок, Ю.С. Шведчикова и др.). Основные вопросы СД выделены в работах Е.А. Климова, В.С. Мерлина, Е.П. Ильина, В.А. Толочека, М.Р. Щукина и других исследователей. Однако недостаточно полно представлены работы, освещающие СД учителей начальных классов. Их деятельность своеобразна и специфична, так как характеризуется опреде ленной универсальностью (необходимостью преподавания различных предметов). Кроме того, существует необходимость более широкого рассмотрения СД учителя начальных в плане выделения таких основных аспектов педагогической деятельности, как дидактический, коммуникативный, воспитательный [64, с. 16]. СД педагога является мощным фактором, оказывающим влияние на различные стороны индивидуальности учащихся. Однако СД учителя изучается, как правило, вне связи с формированием определенного стиля учебной деятельности (СУД) его учеников. Доказано влияние стиля педагогической деятельности (СПД) на различные стороны личности учащихся, но не раскрыты всесторонние связи в системе: «СД учителя – СУД учеников». Проблема СУД в начальной школе и факторов, его обуславливающих, особенно актуальна, т.к. именно на начальных этапах обучения в школе закладывается структура учебной деятельности [65, с. 205]. Все это обусловило выбор темы исследования «Стиль деятельности учителя начальных классов и его связь с особенностями деятельности и индивидуальности учащихся». Актуальность исследования определяется, таким образом, с одной стороны, осознанием важности изучения вопросов СПД учителей начальных классов, СУД учащихся младшей школы, их связи, а с другой стороны, явно недостаточным вниманием к ним в экспериментальных психологических исследованиях. Если в отношении связи СПД с разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности (ИИ) учителей средних и старших классов в литературе имеются определенные сведения, то в отношении учителей начальных классов подобные исследования не проводились. В целом недостаточно изучены как в теоретическом плане, так и экспериментально вопросы индивидуальных особенностей учебной деятельности школьников, обучающихся у педагогов с различными СПД.

Таким образом, изучение особенностей СД и свойств ИИ учителей начальных классов, а также их влияния на СУД и свойства ИИ учащихся является важной научной и практической задачей.

Объект исследования: педагогическая деятельность и свойства ИИ учителей начальных классов, учебная деятельность и свойства ИИ младших школьников. Предмет исследования: СД и свойства ИИ учителей начальных классов, связь СД педагога с СУД и свойствами ИИ учащихся. Методологическая и теоретическая основа исследования: это основные принципы отечественной психологии (принцип системного подхода к изучению индивидуальности (Б.Г. Ананьев, В.С. Мерлин), принцип единства сознания и деятельности (С.Л. Рубинштейн), принцип детерминизма (С.Л. Рубинштейн) и теория ИИ (В.С. Мерлин, Б.А. Вяткин), теория СД (Е.А. Климов, В.С. Мерлин, М.Р. Щукин), теория метаиндивидуальности (А.В. Петровский, В.С. Мерлин, Л.Я. Дорфман, Б.А. Вяткин). Научная новизна. В работе дана характеристика структуры СПД учителей начальных классов и индивидуальных особенностей, выступающих в качестве его внутренних условий. Впервые выделены основные СПД учителей начальных классов на основе преобладания тех или иных стилевых компонентов и характера связи между ними. Охарактеризована связь СД учителей выделенных групп с разноуровневыми свойствами ИИ. Впервые выделены СУД младших школьников в соответствии с уровнем развития стилевых характеристик деятельности, показана существенная роль интеллектуальных характеристик в структуре СУД школьников. Впервые показана связь СПД учителя с СУД и ИИ учащихся. Теоретическое значение. Данная работа вносит вклад в развитие представлений о своеобразии СД учителей и учащихся начальной школы и их составляющих. Уточнено представление о своеобразии СД учителя начальных классов, о соотношения процессуальных компонентов стиля и свойств ИИ, выступающих в качестве внутренних условий СПД. Раскрыта специфика связи стилевых особенностей деятельности и индивидуальности учителей с различными СПД. С позиции системного подхода проанализирована структура стиля, исследованы связи СУД и индивидуальных особенностей учащихся и показателей успешности в обучении. Уточнены представления о влиянии внешних условий на СД. В работе в качестве таких условий по отношению к СУД школьников выступают СД педагога и особенности его индивидуальности. Обогащено представление о роли интеллектуального фактора в структуре СД. Практическое значение. Разработана методика оценки СПД учителей начальных классов, апробирован опросник особенностей учебной деятельности учащихся младших классов. Они получили положительные отзывы со стороны педагогов, и нашли применение в ходе диагностики учебного процесса в начальной школе. Полученные результаты комплексной диагностики были использованы при консультировании педагогов, администрации школ и родителей учащихся. Результаты исследования включены в материал лекций по общей, возрастной и педагогической психологии, а также использованы для разработки факультативного курса для студентов-психологов «Стиль в психологии». Апробация результатов исследования. Основные положения по теме диссертационного исследования докладывались и обсуждались на региональных научно-практических конференциях - XVI, XVIII, XIX Мерлинских чтениях (г. Пермь, 2001, 2003, 2004 г.г.), региональной научно-практической конференции «Верхнекамский регион: экономические, социальные, историко-культурные проблемы региональных конференциях» (г. Березники, 2002 г.), межрегиональной научно-практической конференции «Социальнопедагогическая и психологическая поддержка развивающейся личности в системе непрерывного образования» (г. Соликамск, 2004 г.), на Сибирском психологическом форуме «Методологические проблемы современной психо логии: иллюзии и реальность» (г. Томск, 2004 г.). По материалам исследования опубликовано 8 работ. Цель исследования: изучение СД и разноуровневых свойств ИИ учителей и учащихся начальных классов, связи СД и свойств ИИ учителей со СД и свойствами ИИ учащихся. Задачи: 1.Изучить стилевые особенности деятельности, свойства ИИ и особенности их взаимодействия у учителей начальных классов. 2.Выявить типичные СД учителей начальных классов. 3.Изучить стилевые особенности учебной деятельности младших школьников. 4.Изучить особенности деятельности, свойств ИИ и их взаимодействие у школьников, обучающихся у педагогов с различными СД. 5.Проанализировать связь СД учителя начальных классов с особенностями учебной деятельности и ИИ учащихся. Гипотезы исследования: 1. СД учителя начальных классов – сложное многокомпонентное образование, в структуру которого входят коммуникативные действия;

действия, активизирующие интеллектуальную деятельность учащихся;

организационные и самоорганизационные действия. В качестве внутренних условий стиля выступают свойства личности, интеллектуальные характеристики, а также нейро- и психодинамические свойства. 2. Существуют различия в СПД учителей начальных классов, которые проявляются в преобладании тех или иных стилевых характеристик, в специфичности связей его компонентов, а также в характере связей этих компонентов с разноуровневыми свойствами ИИ, и которые отражаются в демократических или автократических тенденциях. 3. В младшем школьном возрасте структура СУД имеет специфические особенности, обусловленные уровнем овладения компонентами учебной деятельности, характером связей между ними, их взаимодействием с разно уровневыми свойствами ИИ и особой ролью интеллектуальных характеристик. 4. Существуют разные аспекты метаэффекта СД педагога, проявляющиеся в СУД и особенностях ИИ учащихся. Основные положения, выносимые на защиту: 1. СПД учителей начальных классов является многокомпонентной структурой, специфика которой обусловлена особенностями связей и уровнем развития стилевых характеристик деятельности. 2. Первый выделенный СПД характеризуется преобладанием самоорганизационных действий в сочетании с демократическими тенденциями, второй СПД характеризуется преобладанием действий, направленных на активизацию интеллектуальной деятельности учащихся, в сочетании с автократическимим тенденциями. 3. Общими внутренними условиями выделенных стилей педагогов являются интеллектуальные характеристики, организационные и коммуникативные склонности, темп в работе и эмоциональность в общении. 4. Структура СУД младших школьников является многокомпонентным образованием, характеризующимся степенью выраженности и взаимодействием групп действий, включающих в себя: интеллектуальную активность и стремление к ней, саморегуляцию деятельности, организованность, работоспособность, позитивную коммуникативную активность, скоростные характеристики, ориентировочные компоненты деятельности, предпочтение спокойных либо усложненных ситуаций деятельности, недостаточную учебную активность и негативную коммуникативную активность. При этом существенную роль в структуре СУД играют интеллектуальные характеристики. 5. В классах учителей обеих групп имеют место три выделенных нами СУД младших школьников: более развитый, менее развитый и промежуточ ный. У первой группы учителей преобладают учащиеся с более развитым СУД, у второй группы учителей – с промежуточным СУД. 6. Существуют общие характеристики во взаимодействии стилевых компонентов учебной деятельности и разноуровневых свойств ИИ, которые проявляются в интеграции свойств нервной системы и стилевых компонентов деятельности учащихся. При этом в отмеченном взаимодействии у учащихся первой группы учителей выделяются личностные черты, у учащихся второй группы учителей - интеллектуальные характеристики. 7. Метаэффект деятельности педагога проявляется, с одной стороны, в отношении стилевых характеристик деятельности учащихся, с другой стороны, в отношении их индивидуальности. Учащиеся педагогов с преобладанием самоорганизационных характеристик имеют более выраженные показатели СУД. А воспитанники педагогов с преобладанием действий, активизирующих интеллектуальную деятельность учащихся, имеют более высокие показатели интеллекта и мотивационных характеристик, большую ответственность наряду с напряженностью.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМЫ СТИЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И МЕТАИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ 1.1.

Проблемы стиля деятельности в психологии 1.1.1. Развитие представлений о стиле деятельности Развитие представлений о СД неразрывно связано с формированием понятия «деятельность». В последние годы проблеме деятельности человека уделяется все большее внимание в области философии, социологии, психологии. Но, несмотря на серьезные успехи, достигнутые в рассмотрении тех или иных конкретных ее сторон, общая характеристика пока что раскрыта недостаточно. В значительной степени это обусловлено многоплановостью и многогранностью самого понятия человеческой деятельности. В процессе психологической разработки проблемы деятельности анализу подвергаются само понимание содержания деятельности, различные ее формы и виды проявления, исследуются строение, структура, динамика. Подход отечественных психологов к деятельности определил ее как главное условие формирования психики. В результате сама психика рассматривается как явление динамическое, формирующееся и развивающееся в процессе деятельности: «Психические свойства личности – не изначальная данность, они формируются и развиваются в процессе ее деятельности», утверждает С.Л. Рубинштейн [174, с. 515]. Следовательно, понятие деятельности является основополагающим для психологии. С.Л. Рубинштейн характеризует деятельность как процесс активного отношения человека к действительности, в ходе которого происходит достижение субъектом поставленных ранее целей, удовлетворение разнообразных потребностей и освоение общественного опыта [174]. С этой характеристикой согласуется определение К.К. Платонова, который пишет, что человеческая деятельность «может быть определена взаимодействием человека со средой, в котором человек осуществляет сознательно поставленную цель» [161, с. 12]. Существенным в таком понимании деятельности является подчеркивание связи человека с объективным миром, а также момент целенаправленности деятельности. Значительное место анализу содержания человеческой деятельности уделено в работах А.Н. Леонтьева. Он исходит из того, что основной характеристикой деятельности является ее предметность. Это значит, что научное исследование деятельности требует открытия ее предмета. А.Н. Леонтьев и его последователи полагали, что категорию деятельности можно положить в основание всей психологии. Уточним: не категорию практики, а именно деятельности, исходной формой которой мыслилось материально-предметное преобразование или производство [15, 125, 127]. В.Д. Шадриков указывает, что "деятельность - это специфически человеческая форма отношения к окружающему миру, содержание которой составляет не только его целесообразное изменение и преобразование, но и преобразование самого человека" [218, с. 13]. Б.Г. Ананьев утверждает, что любая деятельность осуществляется в системе объектно-субъектных отношений, т.е. социальных связей и взаимосвязей, которые образуют человека как общественное существо – личность, субъекта и объекта исторического процесса. Деятельность осуществляется лишь в системе этих связей и взаимозависимостей. Поэтому субъект деятельности – личность и характеризуется теми или иными правилами и обязанностями, которые общество ей присваивает, функциями и ролью, которые она играет в малой группе, коллективе и обществе [8, 9]. Конкретизировал понятие деятельности в ее психологическом смысле Е.А. Климов. По его мнению, достаточно строгий психологический смысл понятия деятельности выражают следующие признаки: процесс деятельности, сознательная направленность в целом на приспособление к требованиям среды и некоторое преобразование ее, значимость деятельности для существования и развития человека и общества [15, 99].

Особый интерес представляют работы В.С. Мерлина, где проблема деятельности изучается с точки зрения ее системообразующей функции по отношению к ИИ. Он определял понимание системообразующей функции деятельности следующим образом: «Деятельность только тогда может создавать новые связи между свойствами субъекта, когда она не определена ни свойствами субъекта, ни неизменными требованиями объективной ситуации, а детерминирована динамически изменяющимся характером их связи. Понимание системообразующей функции деятельности возможно только тогда, когда раскрывается характер связи объективной ее детерминации и обусловленности свойствами субъекта» [146, с. 17]. Вместе с тем, отмечалось, что недостаточная полнота раскрытия психологических закономерностей деятельности привела к тому, что от внимания исследователей ускользнул основной факт, подлежащий объяснению, - много – многозначность связи между свойствами субъекта, проявляющаяся в деятельности. «Системообразующая функция деятельности», определяется В.С. Мерлиным с позиции системного подхода как наиболее интегративное и содержательное образование. Только понимание деятельности как большой иерархической системы (с позиции системного подхода) в различном соотношении объективных и субъективных условий, регулирующих деятельность, приводит к наибольшему согласованию объективных условий и свойств субъекта, его развития. Системообразующая функция деятельности возможна при наличии промежуточных, опосредующих зеньев, которые могут быть очень изменчивы. Опосредующие звенья, выполняющие системообразующую функцию, могут меняться с возрастом. Они определяются, в первую очередь, ведущей деятельностью, той деятельностью, которая в данном возрасте выполняет наиболее существенную социальную функцию [146, 149]. Таким образом, анализ категории «деятельность» позволяет рассматривать ее как центральное понятие психологии. Обобщение психологических характеристик деятельности в отечественной науке позволило определить ее как условие формирования психики (С.Л. Рубинштейн), как фундамент всей психологии (А.Н. Леонтьев). В многочисленных исследованиях были изучены внешние и внутренние стороны деятельности, ее структура и особенности преобразования человека в процессе деятельности (А.Н. Леонтьев, В.Д. Шадриков, Е.А. Климов и др.). Анализ системообразующей функции деятельности (В.С. Мерлин) в связи с разработкой концепции ИИ выступил как качественно новый этап в разработке этого понятия. На этом этапе в качестве опосредующего звена деятельности стал выступать ИСД. В психологии проблема стиля активно разрабатывается с начала 1950х гг. К настоящему времени изучены и описаны стили:

- когнитивные, эмоциональные, деятельности, руководства, общения, поведения, жизни;

- перцептивные, реактивные, аффективные, рациональные, эмпирические и др. Следует отметить, что первенство в исследовании стиля изначально принадлежало представителям зарубежной психологии. В историческом аспекте проблемы стиля изучались первоначально зарубежной когнитивной психологией. Понятие «когнитивный стиль» обозначало межиндивидуальные различия в процессах получения и переработки информации – типы людей в зависимости от особенностей когнитивной организации. К стилям относили разнообразные индивидуальные характеристики мышления и отдельных познавательных процессов, сформированность отдельных операций (анализа и синтеза), динамические характеристики умственной деятельности (импульсивность-рефлексивность), доминирование определенных сенсорных систем, профиль умственных способностей и др. [150]. В «стилевом направлении» вели свои исследования А. Адлер (ввел понятие «стиль»), Г. Оллпорт (ввел понятие мотивационных черт, раскрыв их значение в поведении, и стилевых черт личности, определяющих способы и средства достижения поставленных целей), Р. Стагнер (исследовал перцеп тивные стили как индивидуальные свойства, характеризующие различные когниции) и другие [237]. Выводы, которые получены в рамках стилевого направления исследований в когнитивной психологии, говорят о невозможности отождествления индивидуальных характеристик стилей с особенностями содержания мыслительной деятельности. В этом плане их нельзя отождествлять с особенностями темперамента, которые не могут не влиять на продуктивность отдельных видов деятельности. То же самое относится и к познавательной деятельности. Сущность стиля, его внутренняя организация продуктивно представлены в теории реверсивности М. Аптера и К. Смита. Согласно этой теории у одного и того же человека в зависимости от особенностей деятельности и других обстоятельств действуют две альтернативные схемы: либо избегания, либо поиска активации [14]. В условиях действия «системы избегания» повышение активности связано с ростом напряженности, тревоги, а ее снижение – с релаксацией, приятным гедонистическим тоном. Напротив, в условиях, включающих систему поиска активации, ее нарастание приводит к радостному, «боевому» возбуждению. Обе системы действуют у каждого человека, но наблюдаются определенные пристрастия к активации одной из них. В исследованиях М. Аптера система избегания связана, прежде всего, с ориентацией на результат (целевое состояние), а система поиска активности с ориентацией на процесс деятельности (метацелевое состояние). Метацелевое состояние обычно связано с высокой активацией, при которой индивид испытывает легкость и комфорт, азарт и эмоциональное возбуждение. Для него характерны направленность на настоящий момент, непринужденность в поведении, отсутствие чрезмерно выраженного самоконтроля [14]. В многообразии подходов к изучению стиля зарубежные исследователи предлагают различать четыре основных направления, отличающихся усто явшейся традицией, терминологией и методологией: 1) «когнитивные стили»;

2) «индивидуальные стили деятельности»;

3) «стили руководства (лидерства)»;

4) «стили жизни (поведения, общения, активности, саморегуляции)». В отечественной психологии содержательные аспекты СД рассматриваются с иных теоретических позиций. Изучение стилей осуществляется в рамках деятельностного подхода. Это направление исследований раскрывают Е.А. Климов, В.С. Мерлин (понятие ИСД) [99, 101, 149, 150], Б.А. Вяткин, М.Р. Щукин (теоретический конструкт ИСД) [42, 46, 228, 229], В.А. Толочек, А.В. Либин (стилевые характеристики) [129, 202, 204], А.К. Байметов, Г.Б. Дикопольская (СУД) [17], А.А. Волочков (стиль учебной активности) [99, 101, 149, 150]. В изучении ИСД выделяются два этапа и соответствующие им феномены. Первый этап – выделение ИС в соответствии с основными свойствами нервной системы. На этом этапе, связанном с именами таких исследователей, как К.М. Гуревич, Е.А. Климов, Я. Стреляу, А.К. Байметов и других, были выявлены и описаны ИС «слабых», «сильных», «инертных» и «подвижных» испытуемых. Охарактеризовано использование слабых и сильных сторон стилей при подготовке субъекта к работе, организации рабочего места, а также описаны особенности контактов с коллегами, частота конфликтов, продуктивность работы. В ряде исследований установлена зависимость ИСД от свойств нервной системы. Так, в работе Е.А. Климова [99] показана связь ИСД ткачихмногостаночниц с подвижностью нервных процессов. ИСД водителей такси, обусловленный силой нервной системы изучен в работе Я. Стреляу и А. Краевского [198]. В исследованиях Н.С. Лейтеса и А.К. Байметова установлена зависимость ИСУД старшеклассников от силы возбудительного процесса [17].

Второй этап – изучение ИСД в самых разнообразных видах профессионального труда, спортивной и учебной деятельности. Индивидуальные характеристики, выражающиеся в особенностях деятельности, стали изучаться не только с позиции отдельных свойств нервной системы, но и с позиций различных психофизиологических свойств, профессионально важных качеств, темпераментальныъх особенностей и пр. Этот этап связан с именами таких исследователей как В.С. Мерлин, Б.А. Вяткин, М.Р. Щукин, С.Ю. Жданова, Е.Г. Кузнецова, О.С. Самбикина, Ю.С. Шведчикова и др. [42, 46, 74, 75, 122, 149, 150, 183, 184, 220, 228, 229]. Таким образом, на первых этапах изучения ИС особенности деятельности рассматривались в зависимости от основных свойств нервной системы. Этот подход на начальных этапах был оправдан. Но, как показали последующие исследования, он характеризовался некоторой ограниченностью. Полученные в более поздних исследованиях данные свидетельствуют о совместном влиянии разноуровневых свойств ИИ на особенности предметнодейственной стороны ИС. Обобщая многообразие исследований по проблемам стилей, в связи с их предметным содержанием В.А. Толочек предлагает исследования четырех стилевых направлений объединить в две группы: 1) неспецифические стили (когнитивные, поведения, жизни, активности);

2) специфические, характеризующиеся непосредственной включенностью субъекта в конкретные социально-технические и социальные системы (индивидуальные стили деятельности и стили руководства). Эту группу условно можно назвать «стили профессиональной деятельности» [203, 204]. Обогащают представление о стиле исследования Е.А. Климова, В.С. Мерлина и В.Д. Шадрикова, определяющих ИСД как способ деятельности, учитывающий индивидуальные качества субъекта. При этом его признаками являются следующие: устойчивость, обусловленность личностными качест вами, применение в качестве средства эффективного приспособления к объективным требованиям. Они указывают на то, что СД может формироваться целенаправленно или стихийно (без четкого осознания). Стихийное формирование не всегда успешно [99, 149, 218, 227]. Интересный подход к проблемам СД предложен Д.А. Леонтьевым. Он характеризует ИС как «целостное образование, интегрирующее в себе детерминирующее влияние различных внешних и внутренних факторов на протекание различных форм деятельности, в том числе психической». При этом СД, стиль общения, когнитивный стиль, эмоциональный стиль и т.д. он рассматривает как различные грани, плоскости или формы интегрального образования – индивидуального стиля [128]. Идею интегративного стиля поддерживает и В.А. Толочек. Он рассматривает его как «некоторое постоянное, довольно устойчивое и универсальное, «сквозное» психологическое образование», в котором интегрируются и синтезируются психические качества субъекта, обеспечивающие наиболее полное, всестороннее и гибкое согласование индивидуальности с требованиями среды. Поэтому В.А. Толочек характеризует СД как совокупность многообразных форм его проявления, как адаптацию субъекта к среде [203, 204]. Итак, в отечественной психологии изучается по преимуществу опосредующая функция общих объективных условий деятельности в становлении новообразований личности. Известно, что опосредующую функцию выполняет также ИСД. Но его функция совершенно иная, чем функция общих требований к деятельности и ее условий. Благодаря ИСД возникают новые связи между индивидуальными свойствами разных иерархических уровней, детерминированных разными закономерностями, хотя сами эти свойства или некоторые из них остаются теми же. Опосредующая функция объективных требований и условий относится к одному определенному иерархическому уровню – свойствам личности. Опосредующая функция ИСД относится к разным иерархическим уровням индивидуальности. Изменяя характер связи между разноуровневыми индивидуальными свойствами, индивидуальный стиль тем самым создает новую систему этих свойств. Поэтому функцию ИСД В.С. Мерлин обозначает как системообразующую [146]. Согласно отечественной концепции ИСД, стиль обусловлен психофизиологическими факторами, но фатально не детерминирован индивидуальностью субъекта, а формируется как «интегральный эффект взаимодействия субъекта и объекта». Под стилями понимаются не отдельные элементы деятельности, а их определенные сочетания (система приемов и способов). Стиль может изменяться при изменении условий деятельности. Формирование и развитие стиля связано с развитием определенных психологических особенностей субъекта [149, 150]. В.С. Мерлин отмечает, что ИСД определяется своеобразием действий, применяемых для осуществления цели. Функциональные особенности и формально – динамические свойства играют существенную роль в индивидуальном своеобразии действия, но они не соотносятся с определенной целью деятельности и потому недостаточны для диагноза ИСД. Например, когнитивный стиль существенен для характеристики гностических или ориентировочных действий, но ИСД обусловлен не когнитивным стилем, а ролью когнитивных действий в осуществлении цели их соотношением с контрольными и исполнительными действиями [147]. Проблему структуры ИСД В.С. Мерлин рассматривает через призму приемов деятельности и их соотношения. В качестве наиболее общего и основного признака стиля он выделяет своеобразное соотношение ориентировочного и исполнительского компонентов деятельности. На основании данных, полученных в 50-х и 60-х годах при изучении разных видов деятельности (трудовой и учебной), а также при решении различных задач (практиче ских и умственных), полученных в исследованиях Е.А. Климова, Л.А. Копытовой, А.К. Байметова, М.Р. Щукина, Э.И. Маствилискер и З.Н. Вяткиной, он выделяет два типа ИСД, обусловленных различиями в подвижности и силе нервных процессов. В одном типе мысленный план действий создается до процесса их осуществления, носит весьма детализированный характер и в процессе деятельности меняется незначительно. В другом типе мысленный план действий, создаваемый до их осуществления, имеет очень целостный и схематический характер, но в процессе выполнения деятельности значительно детализируется и видоизменяется. Иначе говоря, в первом случае ориентировочная деятельность главным образом осуществляется до выполнения исполнительной и лишь затем сочетается с последней. А для второго случая характерно то, что ориентировочная деятельность протекает одновременно с исполнительной и в связи с ней. Характеристика процессуальной стороны стиля не ограничивается выделением отмеченных особенностей деятельности. К ней имеют отношение также положения о том, что усвоение стиля сопровождается выбором систем операций, наиболее соответствующих типологическим особенностям человека. Вместе с тем, этот процесс В.С. Мерлин связывает с положительным отношением к деятельности. Выбор операций следует рассматривать как проявление одного из аспектов процессуальной стороны стиля, отражающей активность субъекта в плане обеспечения себя более удобными условиями деятельности. При этом, как отмечает М.Р. Щукин, предпочтения проявляются не только в плане выбора операций, но и заданий, а также создания удобных условий деятельности (в частности, по линии организации рабочего места). Наряду с этим выявлено, что своеобразие в процессуальной стороне ИСД связано с особенностями подготовки к работе, активности субъекта, выходящими за пределы выполняемых действий (отвлечения от работы, контакты с товарищами) [224, 225].

В качестве одного из признаков ИСД В.С. Мерлин выделяет то, что различные операции (ориентировочные, исполнительские и контрольные) взаимно связаны и обусловлены, образуя, таким образом, симптомокомплекс. Выделение в процессуальной стороне и других особенностей деятельности, а также специфические характеристики деятельности, естественно, находят отражение в симтомокомплексе ИСД. В.С. Мерлин особо подчеркивает, что симптомокомплекс операций выполняет компенсирующую функцию, благодаря которой недостаточно выраженные особенности деятельности компенсируются более выраженными особенностями, благодаря чему представители разных ИСД по продуктивности не отличаются друг от друга. Таким образом, в характеристике ИСД затрагивается вопрос и о результативной стороне деятельности. Еще один признак стиля В.С. Мерлиным обозначен как обобщенный характер операций, проявляющийся в самых разных ситуациях и видах деятельности. Здесь он вплотную подошел к выделению стиля в широком смысле [144, 146]. В этом отношении в работах пермских психологов не только обоснована правомерность характеристики ИСД в узком и широком смыслах (причем выделены разные аспекты отмеченного соотношения), но и осуществлен переход от изучения стиля в узком смысле к изучению его в широком смысле. Конкретно это нашло отражение в том, что при исследовании стиля самоорганизации деятельности студента были выявлены такие ее аспекты, как общая, учебная, общественная и досуговая [12, 13]. М.Р. Щукин, опираясь на исследования Е.А. Климова, В.С. Мерлина и с учетом общей структуры деятельности показал, что СД является целостным образованием. Это образование характеризуется индивидуальными особенностями в следующих сторонах деятельности: 1) в системе внутренних условий, 2) в отражении субъектом внешних условий и требований деятельности, 3) в процессуальной и 4) результативной сторонах. При этом взаимодействие внутренних условий рассматривается как определяющая сторона стиля, характеризующая саморегуляцию деятельности и обеспечивающая индивидуальное своеобразие в процессуальной и результативной сторонах деятельности и отражении субъектом внешних условий и требований деятельности [225, 229]. М.Р. Щукин отмечает, что наибольшие трудности в плане изучения возникают в отношении внутренних условий ИС. Здесь возникают вопросы. О том, из чего складывается система этих условий и как эти условия, проявляясь в деятельности совместно, взаимодействуют. В связи с этим в проблеме внутренних условий следует выделить два аспекта. Один из них заключается в характеристике ИС в зависимости от свойств различных иерархичесих уровней ИИ и их взаимодействия. Другой аспект заключается в том, что ИС характеризуется на основе вида активности, являющейся ведущей для данной деятельности (интеллектуальной, эмоциональной и др.). Отмеченные аспекты могут сочетаться друг с другом. Важнейшим условием, как по линии реализации благоприятных индивидуальных возможностей субъекта, так и по линии преодоления негативных тенденций в его деятельности выступает личностный фактор. Особенности отношения к деятельности могут способствовать проявлению ИС в рациональном и нерациональном плане и обеспечивать совершенствование деятельности, выступая в качестве определяющего фактора саморегуляции деятельности [223]. В качестве другого внутреннего условия, способствующего реализации благоприятных возможностей субъекта и преодолению негативных тенденций в деятельности, выступают особенности самосознания. При этом самооценки выступают как условие, усиливающее индивидуальные тенденции деятельности, в частности, влияющее на степень развернутости ориентировочной деятельности. Одним из существенных внутренних условий, обеспечивающих регуляцию деятельности, является интеллектуальный фактор. Так, исследования, выполненные под руководством М.Р. Щукина, доказали, что особенности интеллектуальной деятельности учащихся занимают одно из важных мест в системе их индивидуальных различий и выступают как одно из условий успешного выполнения деятельности [226]. На основании анализа деятельности учащихся были выявлены индивидуальные особенности в таких аспектах их интеллектуальной деятельности как понимание и осмысливание изучаемого материала и процесса выполняемой деятельности, решение задач, возникающих в ходе выполнения заданий, и интеллектуальная инициативность. Индивидуальные особенности в интеллектуальном факторе следует рассматривать как одно из звеньев в системе внутренних условий ИС деятельности. Однако значение этого фактора в ИС не исчерпывается его индивидуальным своеобразием. Представленный материал говорит о его существенной роли в организации и совершенствовании деятельности. Благодаря нему обеспечивается анализ, оценка и учет не только объективных условий деятельности, но и индивидуальных возможностей субъекта и особенностей его деятельности, а так же достигается их оптимальное соотношение. В последние годы получены данные, касающиеся вопросов развития стиля. Впервые об этом в своих работах заявила С.Ю. Жданова [74, 75]. Она утверждает, что, несмотря на актуальность, данная проблема разработана явно недостаточно, поэтому исследования в этой сфере следует считать приоритетными. Имеющаяся литература по рассматриваемой проблеме в основном касается выделения разных уровней развития стилей с ориентацией на критерий эффективности деятельности (позитивный/негативный, рациональный/нерациональный). Однако, как отмечает М.Р. Щукин [229], данная проблематика многопланова и имеет разные аспекты, характеризующие СД в целом как развивающуюся систему [75]. Один из аспектов связан с выделением разных уровней развития стиля в связи с изменениями, обусловленными возрастом. В возрастном плане мо жет быть выделен и другой аспект, а именно, необходимость переключения со стиля, соответствующего более раннему этапу обучения, на стиль, характерный для последующего этапа обучения [74, 75, 185]. Другой круг вопросов, связанных с проблемой развития СД, касается изменений, происходящих в нем по мере накопления опыта работы [230]. Эти изменения обусловлены формированием автоматизмов, умений, позволяющих субъекту гибко использовать свои возможности в соответствии с объективными условиями и требованиями деятельности. Однако эти изменения в стиле в связи с учебным опытом нельзя характеризовать только в плане его совершенствования. Результат влияния опыта на особенности деятельности может быть и негативным, а именно: сформировавшиеся способы работы могут не соответствовать некоторым индивидуальным особенностям профессионала, в деятельности могут проявляться негативные особенности и, наконец, благодаря опыту может быть зафиксирован нерациональный стиль деятельности. Следующий аспект проблемы развития стиля заключается в соотношении позитивных и негативных особенностей самой деятельности и соответствующих проявлений в ее результатах. С.Ю. Жданова утверждает, что при этом проблему стиля следует рассматривать не только по отношению к его полярным позициям (рациональный/нерациональный), но и в пределах одного уровня выполнения деятельности, например, успешного. Исходя из этого следует включать в характеристику стиля индивидуальные различия результатов деятельности наряду с особенностями в ее процессуальной стороне, что предполагает выделение разных вариантов стиля с учетом уровня его развития в пределах успешного выполнения деятельности [74, 75]. Еще один аспект развития стиля связан с актуальной проблемой его формирования, а также с необходимостью использования механизмов компенсации, адаптации и коррекции, обеспечивающих приспособление инди видуальных особенностей к требованиям деятельности с целью ограничения их негативных проявлений в деятельности [74, 75]. Итак, изучение проблемы стиля сопряжено с широким спектром исследований индивидуальности, личности и ее жизненного пути. Систематизируется накопленный эмпирический материал и в самой проблематике стиля. Отмечаются существенные различия в отечественном и зарубежном подходах к проблеме СД. В западной психологии изучение стиля связывается с личностными факторами в протекании психических процессов, что приводит к пониманию его как свойства личности. В отечественной психологии понятие стиля разрабатывается в рамках деятельностного подхода, где стиль понимается как интегральный феномен взаимодействия требований деятельности и индивидуальности человека. Но и в отечественной психологии в связи с накоплением эмпирического материала по проблемам СД появляются все более разнообразные подходы к его трактовке. С одной стороны, наблюдается разделение точек зрения, а с другой стороны, их обобщение. В частности, указывается, что изживают себя исследования, рассматривающие СД только с позиций его совершенства/несовершенства. Следует обратить внимание на качественное своеобразие стилей. Кроме того, все больше внимания исследователи начинают уделять не столько проблематике внутренних условий стиля, но и характеристике его внешних детерминант. Серьезным пластом представляется сегодня изучение СД в связи с концепцией ИИ. 1.1.2. Стиль деятельности и интегральная индивидуальность В нашем исследовании проблемы СД будут рассматриваться в контексте теории ИИ. ИИ – это большая динамическая, саморазвивающаяся и самоактуализирующаяся система, обеспечивающая приспособление человека к окружающей среде. К основным характеристикам ее устройства можно отнести: иерархический способ организации и многоуровневость, единство про цессов интеграции и дифференциации, телеологический и каузальный типы детерминации, гибкость много-многозначных и жесткость однозначных связей между индивидуальными свойствами. В развитии ИИ выделяются два направления: развитие как процесс развертывания индивидуальных свойств по мере их созревания;

развитие ИИ как появление новых связей между индивидуальными свойствами как одного уровня, так и между свойствами разных уровней. Основным звеном, опосредующим разноуровневые связи, является индивидуальный стиль деятельности. Именно он способствует разрушению одних разноуровневых связей, возникновению других, созданию новой системы связей. В этом проявляется его системообразующая функция [95]. В исследованиях В.С. Мерлина, исходя из общей в отечественной психологии концепции деятельности (С. Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев), термин «стиль» применяется для понимания взаимоотношений объективных требований деятельности и свойств личности. В зависимости от различных объективных требований деятельности одни и те же свойства личности выражаются в разных стилях. На основе той же концепции формирования личности в деятельности была поставлена проблема не только зависимости ИСД от свойств личности и организма, но и обратной зависимости – взаимной связи индивидуальных свойств и усвоенного человеком ИСД [149, 150]. Хотя выше были представлены основные этапы в развитии проблематики СД, есть необходимость особо рассмотреть точку зрения В.А. Толочека на данный вопрос. Он предлагает выделить несколько характерных этапов и подходов. Первый из них условно назван «типологический» подход (конец 1950-60-е гг.);

второй – эмпирический (1970-80 гг.);

третий – естественнонаучный (1980-90-е гг.). Общими особенностями определившихся подходов в границах концепции ИСД им были названы «статичность», «ретроспективность», и «психоцентризм» анализа стиля;

динамика практически не рассматривалась;

исследования его онтогенеза и функционирования широкого развития не получали;

стиль объясняется преимущественно индивидуально психологическими особенностями работника (т.е. субъектной детерминацией) [203]. Но и тогда уже была обозначена жесткая связь СД и индивидуальности. Данная связь подчеркивалась и В.С. Мерлиным. Однако СД он ограничивал операциональной стороной деятельности. Он отмечал, что ИСД следует понимать не как набор отдельных свойств, а как целесообразную систему взаимосвязанных действий, при помощи которой достигается определенный результат. Отдельные действия образуют целостную систему именно благодаря целесообразному характеру их связи. Поэтому СД не может быть ошибочным. Ошибочным может быть лишь конкретное действие. Между тем при оценке отдельных формально – динамических свойств индивидуальности, нетрудно увидеть, что некоторые из них в определенной ситуации играют отрицательную, а другие – положительную роль [149, 150]. При разработке проблем ИС весьма продуктивным оказалось использование категории «индивидуальность», причем речь идет о понимании индивидуальности как образования, интегрирующего качества, относящиеся разным иерархическим уровням (Б.Г. Ананьев, В.С. Мерлин). Применение идей учения В.С. Мерлина об интегральной индивидуальности (ИИ) обеспечило существенное продвижение в развитии теории ИСД [147, 149, 150]. Так, в проведенных разными авторами исследованиях выявились следующие варианты совместного проявления разноуровневых свойств интегральной индивидуальности в поведении и деятельности: 1) показана обусловленность одних и тех же особенностей деятельности нейродинамическими свойствами в одних исследованиях и свойствами их личности – в других;

2) получены данные, свидетельствующие об интегративном проявлении в особенностях деятельности свойств отмеченных уровней;

3) при изучении влияния свойств нервной системы на особенности деятельности обнаружена зависимость последних от опыта и уровня интеллектуального развития субъекта;

4) выявлена разноуровневая обусловленность деятельности и общения. Это отразилось в системном подходе, который реализован в большинстве работ, выполненных под руководством В.С. Мерлина, Б.А. Вяткина их сотрудниками (А.А. Коротаевым, Т.С. Тамбовцевой, А.Г. Исмагиловой) [95, 112, 113]. Этот подход разработан в связи с концепцией ИИ. В его рамках изучены индивидуальный стиль педагогической, организаторской и общественной деятельности в зависимости от социально – психологических свойств, свойств личности, темперамента, а не только от свойств нервной системы. 5) Значительное внимание в концепции СД вслед за В.С. Мерлиным многие авторы уделяют именно системообразующей функции стиля по отношению к ИИ. В качестве основного звена, опосредующего связи разноуровневых свойств ИИ, в лаборатории В.С. Мерлина обычно рассматривалась деятельность (преимущественно учебная и игровая) на некоторых онтогенетических стадиях (чаще всего – старший дошкольный возраст, младший и средний школьный возраст). Было доказано, что связи между разноуровневыми свойствами ИИ изменяются в зависимости от того, какие действия, операции и промежуточные цели для решения той или иной задачи выбирает человек. Устойчивые индивидуально-своеобразные системы целей, действий и операций в предметной деятельности обозначаются как ИСД, который играет основную роль в развитии (гармонизации) индивидуальности. Он показал, что ИС играет системообразующую функцию в развитии ИИ, так как благодаря ему возникают новые связи между разноуровневыми свойствами ИИ. Таким образом, В.С. Мерлин подчеркивал взаимосвязь СД и индивидуальности, их взаимную зависимость [42].

Одним из новых вопросов в разработке проблематики стиля является вопрос о включении в его характеристику результативного звена. Полученные М.Р. Щукиным данные свидетельствуют о связи успешности овладения трудовыми действиями с разноуровневыми свойствами ИИ: личностными, интеллектуальными, нейродинамическими [228, 233]. При этом правомерно говорить о разноплановой успешности в деятельности учащихся, проявляющейся в том, что в зависимости от их индивидуальных качеств одни задания или действия выполняются более успешно, а другие – менее успешно. Такая разноплановая успешность находит отражение в ориентации педагогов на различные качества учащихся при использовании приемов индивидуального подхода к ним и подборе заданий. В более общем плане М.Р. Щукин выделяет следующие различия в результативной стороне, имеющие отношение к СД. Связь результативной и процессуальной сторон деятельности в ИС не является однозначной. В одних случаях ряд особенностей в процессуальной стороне (высокая скорость выполнения действий, тщательный самоконтроль и т.д.) может проявиться в высоких достижениях и производительной или качественной сторонах деятельности. В других случаях особенности деятельности (торопливость, частые отвлечения и т.п.) могут привести к тому, что некоторые благоприятные возможности (в частности, скоростные) окажутся нереализованными в результатах деятельности [231, 233]. Анализ работ, направленных на изучение СД как проявление индивидуальности, позволяет выделить следующие его функции: приспособительную, компенсаторную и системообразующую. Эти функции тесно связаны. Создавая систему приемов и способов деятельности в соответствии со своими индивидуальными особенностями, человек приспосабливается к требованиям деятельности, компенсируя при этом негативные проявления нейро- и психодинамических свойств и максимально используя их преимущества. Тем самым он изменяет характер разноуровневых связей свойств индивидуально сти в сторону их большей гармонизации. Иными словами, «вырабатывая ИСД, человек создает свою индивидуальность своими действиями» [149]. В многочисленных исследованиях подтверждается идея детерминации СД разноуровневыми свойствами ИИ (Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, Е.А. Климов, В.С. Мерлин, В.А. Толочек, М.Р. Щукин и др.) [42, 43, 69, 99, 149, 203, 233]. С развитием теории темперамента появляются исследования, направленные на изучение зависимости ИСД от свойств темперамента. И.Х. Пикалов, Т.С. Тамбовцева формировали ИС общественной работы старшеклассников с учетом их психодинамической общительности. Т.С. Рожок обращает внимание на то, что формирование типологически обусловленного ИСД позволяет учителям начальных классов с различным сочетанием свойств нервной системы достигать одинаково высоких уровней мастерства [173]. В других психологических исследованиях акцентируется внимание на детерминацию СД характером отношений личности и социальнопсихологическими характеристиками коллектива (Я.Л. Коломинский, А.Н. Бодалев, и др.) [27, 105]. На новый этап развития теория СД вышла с началом рассмотрения стиля в связи с его множественной детерминацией различными уровнями ИИ. Данные о роли разноуровневых свойств в стилевых проявлениях обнаружены в работах, направленных на изучение СД дошкольников (Л.Г. Сивак) [189], СУД школьников (О.С. Самбикина) [185], СУД студентов (С.Ю. Жданова) [74, 75] стиля самоорганизации студентов (О.Я. Андрос) [13], СД инспекторов по предупреждению правонарушений несовершеннолетних (Е.Г. Кузнецова) [122]. Целый цикл исследований обнаружил зависимость различных видов активности от разноуровневых свойств индивидуальности [42, 43]. В качестве таких видов активности исследовались моторная (И.Е. Праведникова), волевая (Ю.Я. Гобунов), эмоциональная (П.В. Токарев).

В диссертационном исследовании А.А. Волочкова в качестве предмета исследовался стиль учебной активности. Автор утверждает, что в Пермской психологической школе человеческая индивидуальность исследуется как психическая реальность, как целостная, функциональная система, в которой индивидуальные свойства различных иерархических уровней находятся в определенной взаимосвязи [33, 39]. Основным психологическим механизмом (звеном), опосредствующим эти взаимосвязи, долгое время признавался индивидуальный стиль жизнедеятельности, деятельности или общения. А.А. Волчковым было установлено, что не только ИС предметной деятельности или общения, но и стили различных видов активности могут выступать как звено, опосредствующее характер взаимосвязи разноуровневых свойств в структуре ИИ [33, 37, 39]. Теоретический конструкт стиля активности был рассмотрен на выборке из 307 учащихся 2-х классов с целью изучения индивидуального стиля учебной активности (ИСУА). В результате выделилось от 3-х до 4-х наиболее значимых факторов, которые правомерно интерпретировать как тот или иной ИСУА. Например, в группе высокоактивных школьников выделено три ИСУА. 1 стиль назван стилем гармоничного взаимодействия потенциала и результативного компонента учебной активности. Он связан с внутренней мотивацией учебной деятельности, приносит высокую удовлетворенность ее результатами и собой. 2 стиль именуется как волевой стиль учебной активности, приводящий через преодоление трудностей к высокой результативности и вместе с тем к снижению уровня внутренней познавательной мотивации. 3 стиль – стиль с преобладанием динамического и регулятивного компонентов учебной активности. Он не приводит к результатам, удовлетворяющим притязания ученика [39].

Применяя классификацию стилей по М. Дж. Аптеру [14], А.А. Волочков утверждает, что первый стиль есть метацелевой, второй может быть охарактеризован как целевой, а третий – как процессуальный [39]. В выборках испытуемых со средним и низким уровнями учебной активности выделение стилей проводилось аналогично. Например, обнаружено, что у испытуемых с низким уровнем развития учебной активности ИС проявляется не столь явно, как у высоко и средне активных. Учащиеся с низкой эффективностью учебной деятельности в возрасте 8-9 лет способны самостоятельно обнаружить наиболее оптимальные пути коррекции своих школьных проблем, но без поддержки со стороны взрослых, вероятнее всего, эти пути не будут реализованы. Данные факты подтверждают вывод М.Р. Щукина о существовании тенденций выработки ИС у испытуемых с низкой результативностью в конкретной деятельности [42]. Таким образом, теория ИИ сделала возможным применение системного подхода в решении вопроса о детерминации ИСД индивидуальными свойствами человека: как высших, так и низших уровней ИИ. Кроме того, СД человека как проявление его индивидуальности обусловлен не только особенностями самого субъекта, но и объективными требованиями, внешними условиями, в которых она. Поэтому, говоря о СД нужно всегда учитывать проблемы внешних условий и требований деятельности. В качестве такого условия в системе образования может выступать, например, сам педагог. Он оказывает как прямое влияние (через гласные требования), так и косвенное (через негласные требования, нормы и правила, собственный пример). Причем детерминация ИСД разными факторами (как внешними, так и внутренними), происходит одновременно, образую единую систему детерминации. Проблема комплексного влияния внешних и внутренних факторов, определяющих процесс формирования, развития СД, несомненно, требует дальнейшей разработки.

1.1.3. Стиль педагогической деятельности и стиль педагогического общения. Психологический анализ СПД и СПО предполагает сопоставление данных понятий, выяснение общих и специфических моментов, но не их противопоставление. Некоторые исследователи рассматривают общение как вид деятельности (А.К. Платонов, Б.Г. Ананьев), а Б.Ф. Ломов трактует общение как сторону деятельности. При этом он утверждал, что необходимо очень осторожно сопоставлять категории деятельность и общение, так как каждая из них имеет в психологии свой конструктивный смысл (Г.М. Андреева [11], Я.Л. Коломинский [105, 106], Б.Ф. Ломов [130], А.Н. Леонтьев [127. 128], А.Г. Исмагилова [95]).

В более конкретном плане в соотношении деятельности и общения выделен ряд аспектов. Во-первых, схема для анализа деятельности при изучении общения представляется весьма ограниченной, следовательно, для рассмотрения последней необходим особый понятийный аппарат. Во-вторых, в ряде работ общение понимается как определенная сторона деятельности: оно включено в любую деятельность и как ее элемент, и как условие совместной деятельности, и как средство организации и развития деятельности. В-третьих, деятельность может рассматриваться как средство общения людей. Именно на этом положении строится теория деятельностного опосредствования человеческих отношений. В-четвертых, существует подход, интерпретирующий общение как особый вид деятельности. В его рамках общение понимается как коммуникативная деятельность и как один из видов деятельности. Педагогическая деятельность является сложным многогранным явлением. Как профессиональная деятельность она относится к социономическому типу, в ней реализуются отношения типа «человек-человек». Как и во всех профессиях этого типа ведущая роль в ней принадлежит общению. В психологической науке педагогическая деятельность рассматривается как особая социально и личностно детерминированная деятельность, в основе которой лежит воспитывающее и обучающее воздействие воспитателя на воспитанника, направленное на его личностное, интеллектуальное и деятельностное развитие (И.А. Зимняя). Часто используется более краткое определение педагогической деятельности – как профессиональной активности учителя, направленной на решение задач развития и воспитания подрастающего поколения (А.К. Маркова, Л.М. Митина) [137, 153]. Каждая из сфер деятельности педагога предъявляет особые требования к его личностным качествам. Как в отечественной, так и в зарубежной литературе представлены различные подходы к выделению профессионально значимых качеств педагога. Так, А.К. Маркова выделяет такие качества, как педагогическая эрудиция, педагогическое целеполагание, педагогическая наблюдательность, педагогическая находчивость, педагогическое прогнозирование и ряд других качеств [137, 138, 139]. Р. Бернс выделяет общие личностные качества, необходимые педагогу для эффективной работы: способность к эмпатии, стремление к максимальной гибкости, эмоциональная уравновешенность, уверенность в себе, жизнерадостность, владение стилем легкого, неформального общения с ребенком [103]. По мнению Л.М. Митиной, профессионально важные качества могут быть объединены в интегральные характеристики личности педагога: педагогическую направленность, педагогическую компетентность, эмоциональную гибкость. Именно они определяют эффективность труда и являются формой творческой самореализации педагога в профессии [152, 153]. Таким образом, обобщив все требования к педагогу, можно говорить о том, что в качестве наиболее важных характеристик его профессионализма выступают критерии деятельности и общения. Именно потому в психологопедагогической науке понятия деятельности и общения столь тесно переплетены. Проводя аналогию между изучением СПД и СПО возможно рассматривать зависимость особенностей индивидуального СПО от разноуровневых свойств индивидуальности субъекта. Результаты исследований, связанных с проблемами СПО свидетельствуют, что при анализе структуры, функций, детерминант СПО вполне применима схема, аналогичная процедуре анализа, используемой при изучении СПД [95]. В связи с нарастанием подобных тенденций все большее внимание в современных исследованиях уделяется вопросам СПД как проявления индивидуальности педагога. Индивидуальность учителя в первую очередь определяет систему его общения с учащимися, а также систему его работы, ее оригинальности эффективность, мотивацию, собственную концепцию деятельности, особый подход к решению педагогических задач. СД при этом выполняет смыслообразующую и системообразующую функции. Смыслообразующая функция СПД выражается в различного рода интенциях учителя (от лат. «Intentio» - стремление, намерение, цель, направленность сознания, воли, чувств на что-либо). Становление стиля происходит благодаря особому, универсальному мотиву – оставаться всегда самим собой, делать все более гармоничной свою индивидуальность, отмечает А.В. Торхова [206]. Смыслообразующая функция выражается, наконец, в особой социогенной потребности человека в персонализации [147, 149]. Подобно тому, как индивид стремится продолжить себя в другом человеке физически, личностная индивидуальность человека стремится продолжить себя духовно, обеспечив идеальную представленность в других людях. Средством персонализации при этом служат мысли, чувства, знания, умения, способы деятельности, ценностное отношение, художественные образы, акты и продукты творчества и т.д. Системообразующая функция СПД выражается в том, что по мере становления стиля: 1) отдельные свойства индивидуальности педагога интегрируются в гармоничное целое, образуя неповторимое сочетание элементов педагогической культуры;

2) гармонизируются личность и деятельность, закрепляются индивидуально-неповторимые способы выполнения объективных требований к деятельности, улучшаются ее результаты, повышается удовлетворенность профессиональным выбором (человек на «своем месте») [203]. В психологии и педагогике имеется достаточно большое количество исследований, посвященных изучению различных аспектов СПД учителя. Проблемы стиля изучаются на разной методологической основе. А.Г. Исма гилова предлагает выделить несколько направлений, в рамках которых проводились исследования по данной теме: 1) На основе достижений дифференциальной психофизиологии и психологии изучались типологические свойства нервной системы как «природной» детерминанты стиля (В.С. Мерлин, Е.А. Климов, З.И. Вяткина, Н.И. Петрова). Под стилем в этих исследованиях понимается «обусловленная типологическими особенностями устойчивая система способов деятельности, которая складывается у человека, стремящегося к наилучшему осуществлению данной деятельности» [95, с. 49]. Подчеркивается, что стиль обусловлен, но не фатально детерминирован индивидуальностью субъекта, что он формируется как «интегральный фон взаимодействия субъекта и объекта», взаимоотношений «объективных требований деятельности и свойств личности» [149]. 2) В контексте теории ИИ (В.С. Мерлин, М.Р. Щукин, А.А. Коротаев, Т.С. Тамбовцева, В.А. Толочек и др.) стиль рассматривается как единство объективных требований деятельности и индивидуальных свойств различных уровней, как фактор, гармонизирующий личность профессионала, как важная предпосылка становления педагогического мастерства и удовлетворенности субъекта профессией. Много внимания при этом уделяется коммуникативным особенностям СПД [112, 113, 146, 147, 201, 228]. 3) Опираясь на социально-психологическую теорию управления (В.А. Кан-Калик, Я.Л. Коломинский, М.Р. Битянова, А.Г. Исмагилова и др.), некоторые ученые исходят из традиционного разделения стилей на демократический, авторитарный и либеральный, добавляя иногда производные от них, смешанные, промежуточные. Ценно то, что предложены типологии стилей педагогического руководства и общения с соответствующими характеристиками и методиками диагностики [95, 96, 97, 106]. 4) Многие исследователи (В.И. Загвязинский, Н.В. Кузьмина, В.А. Сластенин и др.) под стилем понимают проявление в своей деятельности личностных качеств, определяющих своеобразие профессионального поведения педагога, его мастерство, творческий почерк, предпочитаемые каналы самореализации и педагогического влияния на учащихся [95, 121]. Эти работы служат основой для дальнейшего изучения и разработки проблемы СПД учителя. Однако целостного представления о данном феномене как педагогическом явлении на сегодняшний день, к сожалению, пока еще не сложилось. В любом случае любая педагогическая проблема должна изучаться в контексте структуры педагогического явления, иначе невозможно получить достоверные результаты исследования [202]. СПД, отражая ее специфику, включает и стиль управления, и стиль саморегуляции, и стиль общения, и когнитивный стиль ее субъекта – учителя. СПД выявляет воздействие, по меньшей мере, трех факторов: А) индивидуально-психологических особенностей субъекта этой деятельности – учителя, включающих индивидуально – типологические, личностные, поведенческие особенности;

Б) особенности самой деятельности;

В) особенности обучающихся (возраст, пол, статус, уровень знаний и т.д.);

В педагогической деятельности, характеризующейся тем, что она осуществляется в субъектно – субъектном взаимодействии в конкретных учебных ситуациях организации и управления учебной деятельностью обучающегося, эти особенности соотносятся также: с характером взаимодействия;

с характером организации деятельности;

с предметно – профессиональной компетентностью учителя;

с характером общения [150].

Рассмотрим классификацию СПД. Одно из наиболее полных представлений о СПД предложено А.К. Марковой и А.Я. Никоновой. Ими «…в основу различения стиля в труде учителя были положены следующие основания: содержательные характеристики стиля (преимущественная ориентация учителя на процесс или результат своего труда, развертывание учителем ориентировочного и контрольнооценочного этапов в своем труде);

динамические характеристики стиля (гибкость, устойчивость, переключаемость и др.);

результативность (уровень знаний и навыков учения у школьников, а также интерес учеников к предмету)» [139, с. 370]. Эти авторы предлагают все СПД разделить на три: эмоционально – импровизационный стиль, эмоционально – методичный стиль, рассуждающе – импровизационный стиль, рассуждающе – методичный стиль. В качестве ведущих оснований для выделения того или иного стиля выступают разделение функций между педагогом и детьми, соотношение требовательности и уважения к личности ребенка, соотношение прямых и обратных связей с детьми, учет межличностных отношений в детском коллективе, соотношение позитивных и негативных оценок, характер педагогических воздействий и пр. А.К. Маркова и А.Я. Никонова указывают, что приведенное описание стилей собственной обучающей деятельности может рассматриваться как некоторая модель, отражающая специфику субъекта этой деятельности [139]. С позиции «успешности» в работе исследовал проблемы СПД Е.А. Климов. Он отмечает, что в работе «успешных» учителей нежелательные проявления стиля бывают хорошо скомпенсированы, а благоприятные – максимально использованы [99]. При этом кумулятивный эффект педагогического влияния на учеников настолько силен, что позволяет пренебречь какимито недостатками, не акцентировать на них внимание, поскольку их значимость «в тени» осуществляемой деятельности резко снижается. Н.И. Петрова одна из первых изучала индивидуальные особенности деятельности учителей-филологов. Она выделяет два типа ИС работы, которые описываются так же, как и в предметной деятельности, разным соотношением ориентировочных и исполнительных действий. У учителей первого типа преобладает ориентировочная деятельность, которая заключается в тщательной, заблаговременной подготовке к уроку, детальной разработке конкретных приемов воздействия на учащихся. На уроке эти педагоги строго придерживаются намеченного плана, используют довольно однообразные организационные моменты. Учителя второго типа характеризуются свернутым характером ориентировочных действий, они не составляют детальных планов, урок проводится не точно по замыслу, одна и та же тема в разных классах дается по-разному. Часто импровизируют, организационные моменты очень разнообразны. Но, несмотря на разные системы приемов и способов работы, учителя обоих типов стиля добиваются высокой продуктивности и плотности урока [159]. Аналогичные характеристики ИСПД были даны С.В. Сергеевой. Основной акцент при описании стилей автор делает на анализе процесса непосредственного взаимодействия учителя с учащимися, но при этом не оставлен без внимания и конструктивный компонент педагогической деятельности. Установлено что одни педагоги значительно легче налаживают контакт с учащимися, стремятся охватить работой весь класс, часто используют смену деятельности, быстрее улавливают настроением класса и легче подстраиваются под него, лучше справляются с аварийными и стрессовыми ситуациями, больше следят за организацией учебного процесса, нежели за организацией внимания учащихся. Другие учителя обладают следующими преимуществами: они более сдержанны при проявлении отрицательных эмоций, требуют четкости и логичности в изложении материала, стараются по возможности придумывать будущие ситуации учебной деятельности и общения, тщательно продумывают план урока и стремятся придерживаться его, больше заботятся об организации внимания учащихся [95]. Л.В. Лобунцова, рассматривая условия формирования ИС воспитательной деятельности у учителей начальных классов, установила, что своеобра зие ИС сказывается, прежде всего, в планирующей деятельности, в общении с детьми, формах и приемах работы, особенностях ее организации [95]. Как следует из описания различий в стилях, эти авторы, вслед за Н.И. Петровой, характеризуют ИСПД через соотношение ориентировочной и исполнительской фаз деятельности. Несколько иначе к характеристике ИСПД подходит З.Н. Вяткина, изучавшая работу учителей физического воспитания. При определении структуры ИС учителей физической культуры она исходит из соотношения компонентов педагогической деятельности, выделенных Н.В. Кузьминой – гностического, конструктивного, организационного и коммуникативного [121]. В зависимости от преобладания какого-либо из компонентов деятельности З.Н. Вяткина выделяет три типа стилей: 1 тип – организационно-коммуникативный стиль. Для учителей этого типа характерно следующее: план урока, как правило, имеет свернутый, схематичный характер;

в ходе занятия он значительно детализируется, уточняется;

педагоги легко перестраиваются по ходу урока в зависимости от состояния учащихся, степени усвоения ими двигательных действий, склонны к экспромту и импровизации. 2 тип – конструктивно-организаторский стиль. В этом случае больше внимания уделяется тщательной и заблаговременной подготовке к уроку. В ходе урока строго соблюдается намеченный план, используются привычные условия ведения занятий. Учителя этого типа сдержанны, неэмоциональны, официальны в общении. 3 тип – конструктивно-коммуникативный стиль. Для учителей этого стиля, как и для учителей 2 стиля, характерно тщательное продумывание плана урока, внесение в процессе его ведения лишь незначительных изменений. Они склонны проводить уроки в привычных условиях, но, в отличие от педагогов с конструктивно-организаторским стилем, характеризуются высокой интенсивностью общения с учащимися [95].

Если сравнить типы ИСПД, выделенные З.Н. Вяткиной, с типами, выделенными в лабораториях В.С. Мерлина и Е.А. Климова, то можно провести между ними а определенную аналогию. Так, и организационноконструктивнокоммуникативный стиль характеризуется преобладанием исполнительской деятельности, конструктивно-организаторский коммуникативный стили – обособленной развернутой ориентировочной деятельностью. Это сопоставление вполне допустимо, так как З.Н. Вяткина под конструктивным компонентом понимает умение учителя проектировать и композиционно строить материал урока, что соответствует ориентировочной фазе деятельности, а под организационной – умение организовать и провести урок, правильно применять способы воздействия и организовать учащихся, что характеризует исполнительную фазу педагогической деятельности. На основе результатов исследования З.Н. Вяткиной проводила изучение СПД учителей начальных классов Т.С. Рожок. Ею было высказано предположение о том, что ИСД учителя начальных классов формируется в процессе становления профессионального мастерства учителя. Результатом этого процесса выступают новообразования в мотивационной, когнитивной, аффективной и поведенческой сферах личности педагога, а также повышение уровня познавательной и социальной самостоятельности учащихся. В ходе работы автором была построена нормативная модель профессиональной деятельности учителей начальных классов и выявлены особенности профессионального мастерства этой категории педагогов. Т.С. Рожок доказала, что теоретическая модель становления профессионального мастерства учителей начальных классов включает в себя несколько компонентов: А) определение понятия профессиональных и личностных качеств учителя (интегративная характеристика профессиональных и личностных качеств учителя, совокупность знаний, умений и опыта в динамично развивающейся системе его профессиональной деятельности);

Б) уточнение требований к субъекту процесса становления профессионального мастерства в системе повышения квалификации;

В) конкретизация состава, структуры, содержания, профессиональной деятельности и мастерства учителя;

Г) выявление ИСД и затруднений в профессиональной сфере [173]. Автор отмечает, что становление ИСД учителей начальных классов проходит более эффективно, если включает: информационно-аналитическую, мотивационно-целевую, исполнительскую, планово-прогностическую, контрольно-диагностическую, организационнорегулятивно коррекционную составляющие. Мотивационно-целевая установка является ведущей, т.к. служит основанием для прогнозирования и планирования деятельности, определяет организационные способы, средства, формы для исполнения принятых решений, служит нормой для контроля и оценки на диагностической основе профессиональных результатов, позволяет корректировать и регулировать процесс развития, поведения и деятельности учителя. При высоком уровне профессионального мастерства в действиях учителей начальных классов, реализующих личностно-ориентированный подход, наблюдается эффект самоорганизации, который заключается в максимальном приближении к представлению о наивысшем технологическом уровне деятельности. Наиболее значимыми примененными технологиями оказываются «индивидуальная работа», «диалогический контакт», «поддержка позитивного имиджа», «адекватность в различных педагогических ситуациях» [173]. Включенность в СПД личностных особенностей учителей исследовала А.В. Торхова, проводя ретроспективный анализ опыта ученичества (на материале исследования студентов). Она обнаружила, что анализ своего опыта ученичества студенты осуществляют сквозь призму ярко выраженных личностных качеств учителя, проявляющихся в их деятельности и придающих ей неповторимые черты. Студенты описывают различных учителей, «оста вивших глубокий след в их жизни», но у каждого педагога есть «свой конек», используя который он покоряет своих учеников. Такой учитель находит наилучшие для себя способы самореализации в профессии, проявляя личностную неповторимость, уникальность своего педагогического почерка [206]. Вопрос о роли общетипологических свойств в деятельности учителя затронут Н.Д. Левитовым. Он считает, что для успешности работы педагога желательно сочетание силы, уравновешенности и подвижности нервных процессов. Вместе с тем он говорит, что среди хороших учителей встречаются представители разных типов нервной деятельности и соответствующих им темпераментов, поэтому учитель может и должен работать над преобразованием своего типа высшей нервной деятельности в соответствии с потребностями своей профессии. Отмеченный Н.Д. Левитовым факт, что хорошие учителя могут быть различными по типу нервной системы, абсолютно верен. Однако возникает вопрос: если наиболее желательно сочетание силы, уравновешенности и подвижности, то каковы те особые условия, при которых возможна успешная педагогическая работа на другом типологическом фоне? Думается, что решение этого вопроса может дать более реальные средства, чем «работа над преобразованием своего типа высшей нервной деятельности». Не следует, конечно, принципиально отвергать задачи преобразования типа;

то, что практически недостижимо сейчас, может оказаться легкодоступным завтра [85]. Особенности деятельности учителей с различными типами нервной системы, а также компенсаторные моменты СД затронуты в упомянутых выше работах Н.И. Петровой и З.Н. Вяткиной. Н.И. Петрова, изучая компенсирующие функции ИС в педагогической деятельности, показывает, что «инертные» учителя компенсируют недостаточно высокую динамику поведения заблаговременным созданием некоторых условий и средств воздействия на учащихся: у них отточена техника обеспечения систематически высо кого темпа, высокой плотности урока, что достигается жестким деловым режимом ведения урока [159]. В исследованиях З.Н. Вяткиной показано, что ИС учителей с сильной подвижной системой позволяет компенсировать излишнюю торопливость, импульсивность и самонадеянность целесообразными способами действий, обусловленными способностью быстро мобилизовать свои знания, умения и навыки и оперативно реагировать на сложившиеся ситуации урока. А ИС учителей с сильной инертной нервной системой позволяет им компенсировать некоторую нерасторопность, медлительность четкой системой требований к организации учащихся, как в начале урока, так и входе него, заблаговременной и тщательной подготовкой к нему [95]. Итак, в современной психолого-педагогической науке накоплен богатый фактический материал о стилевых особенностях деятельности педагогов. Применительно к различным сферам профессионализации исследованы структура СПД, его детерминанты, а также компенсаторные механизмы. Вопросы СПД учителей начальных классов в проанализированных исследованиях представлены недостаточно.

1.1.4. Стиль учебной деятельности младших школьников Для отечественной психологии характерно традиционно повышенное внимание к проблемам учебной деятельности. Вопросы учебной деятельности впервые были освящены еще Я.А. Коменским, И.Г. Песталоцци, А. Дистервегом, а в нашей стране – К.Д. Ушинским, П.Ф. Каптеревым, Л.С. Выготским, А.С. Макаренко и другими. В середине 20 столетия сформировалась собственно психологическая теория учебной деятельности, которая стала научным приоритетом России. Ее разработчики – Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, А.К. Маркова, П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина, поставили новую проблему в теории обучения – изменить сам объект деятельности в процессе действий, воспроизводящих объективные свойства познаваемого предмета, при решении учебных задач обобщенными способами действий [58, 59, 138, 234, 235, 200]. Они подчеркивают, что каждый обучающийся обладает индивидуальными личностными и деятельностными особенностями, т.е. особенностями задатков (индивидуально-типологическими предпосылками), способностей, интеллектуальной деятельности, когнитивного стиля, уровня притязаний, самооценки, работоспособности;

особенностями выполнения деятельности (планируемость, организация, точность и т.д.). Каждый обучающийся характеризуется собственным СД, отношением к ней, обучаемостью. Последние годы характеризуются повышенным вниманием к вопросам учебной деятельности. Значительное количество работ по данной проблематике посвящается развитию, как правило, одного структурного компонента учебной деятельности: мотивации (Т.А. Кольцова, А.М. Гальперин), учебных умений и навыков (А.Н. Гудимова, Т.П. Лизнева), организации и планирования (П.Е. Рыженков, Т.А. Нечаева), самоконтроля (В.Г. Захаревич, Т.А. Барановская). Безусловно, все эти направления актуальны и нуждаются в углуб ленной разработке. Однако в их раздробленности исчезает та целостность, полнота ее строения, которая изначально присуща учебной деятельности по своему статусу. На наш взгляд, учебная деятельность должна изучаться и формироваться в структурном единстве всех компонентов. Ориентацию на включение различных аспектов анализа учебной деятельности в целостное представление о ней задает системный подход, основные положения которого и по происхождению, и по содержанию ориентированы на интегративные процессы, на синтез целого. Примеры использования системного подхода при исследовании учебной деятельности школьников даны в трудах В.В. Давыдова, А.К. Марковой, И.И. Ильясова и других [58, 59, 138]. В них показано, что учебную деятельность нельзя свести ни к одному из выделенных компонентов (в том числе и к такому универсальному, как действие, полноценная учебная деятельность всегда есть их единство и взаимопроникновение. Учебная деятельность, таким образом рассматривается как системный объект, а известно, что исследование системы неотделимо от исследования условий ее существования. Поэтому самым показательным критерием учебной деятельности (и с точки зрения ее развития, и с точки зрения ее развития) может выступить СД. Итак, своевременность и актуальность поставленных теорией учебной деятельности проблем распространяется, прежде всего, на начальную ступень школьного образования. Почему актуализируется проблема именно начального образования? Это связано с тем, что именно младший школьник попадает в условия начала общественного бытия человека в качестве субъекта деятельности, в данном случае учебной [52, 58, 60, 124]. «Учебная деятельность является ведущей в школьном возрасте потому, что, во-первых, через нее осуществляется основные отношения ребенка с обществом;

во-вторых, в ней осуществляется формирование как основных качеств личности ребенка школьного возраста, так и отдельных психических процессов», - подчеркивает Д.Б. Эльконин [234, с.84]. Отношение к себе, к миру, к обществу, к другим людям формируется в учебной деятельности младшего школьника, но и, что самое главное, эти отношения и реализуются в основном через нее как отношение к содержанию, методам обучения, учителю, классу, школе и т.д. В.В. Давыдов, А.К. Маркова указывают на то, что учебная деятельность может трактоваться как деятельность субъекта по овладению обобщенными способами учебных действий и саморазвитию в процессе решения учебных задач, специально поставленных учителем, на основе внешнего контроля и оценки, переходящих в самоконтроль и самооценку [58, 59, 138]. Д.Б. Эльконин утверждает, что учебная деятельность – это деятельность направленная, имеющая своим содержанием овладение обобщенными способами действий в сфере научных понятий … такая деятельность должна побуждаться адекватными мотивами, ими могут быть … мотивы приобретения обобщенных способов действий, или, проще говоря, мотивы собственного роста, собственного совершенствования. Если удастся сформировать такие мотивы у учащихся, то этим самым поддерживаются, наполняясь новым содержанием, те общие мотивы деятельности, которые связаны с позицией школьника, с осуществлением общественно значимой и общественно оцениваемой деятельности» [234, с.251]. Обобщая характеристики учебной деятельности, И.И. Ильясов отмечает ее отличительные черты: специальную направленность на овладение учебным материалом;

освоение научных понятий;

предварение решения задач общими способами действий;

изменения в самом субъекте;

изменения психических свойств и поведения обучающегося «в зависимости от результатов своих собственных действий»[95]. Таким образом, эти характеристики позволяют определить сам предмет учебной деятельности: это - усвоение знаний, овладение обобщенными спо собами действий, их программ, алгоритмов, в процессе чего развивается сам обучающийся. Таким образом, учебная деятельность младшего школьника представляет собой единство объективного и субъективного, константного и вариативного, нормативно заданного и индивидуально-избирательного, отмечает А.В. Торхова [206]. Нормативно заданный, константный компонент отражает накопленные в социальном опыте объективные условия и требования к оптимальному осуществлению учебной деятельности. Этот компонент характеризуется стабильностью содержания и проявляется там, где перед субъектом не стоит вопрос выбора. Вариативный, индивидуально-избирательный компонент отражает обусловленные индивидуальными особенностями личности субъективно удобные, предпочитаемые параметры и условия этой деятельности. Данный компонент находит выражение в ситуациях выбора и самостоятельного принятия решений и проявляется в эвристическом поиске субъектом наиболее удобных и эффективных способов учебной деятельности. Стремясь раскрыть возможности школьника, создать благоприятные условия для его развития, Л.В. Занков считает необходимым дать простор индивидуальности (предлагая, по сути, способствовать развитию и поддержанию СУД школьников). Это отнюдь не означает, что принижается роль коллектива в развитии школьников [76]. В рамках эффективного формирования учебной деятельности младших школьников пропагандируется индивидуализация учебно-воспитательного процесса. Это стало одним из принципов современной концепции РФ. Но в современном образовании постоянно присутствует сложная проблема: как управлять развитием каждого ученика одновременно, чтобы воспитать у каждого самостоятельность, ответственность, трудолюбие и творчество. В качестве одного из наиболее оптимальных путей ее решения может выступать формирование у младших школьников индивидуального стиля учебной деятельности (ИСУД).

Применительно к учебной деятельности проблема ИС – это вопрос о том, каким образом для учащихся с различными типологическими особенностями возможно успешное усвоение учебного материала и, вместе с тем, наиболее полное развитие их способностей, отмечает Е.А. Силина [191]. В отечественной психологии впервые к исследованию ИСУД в конце 40-х гг. 20 века обратился Ю.А. Самарин, рассматривавший стиль как проблему двух полюсов: есть рациональные стили, дающие возможность раскрыться умственным способностям, и нерациональные, блокирующие этот процесс. Сам же стиль трактуется им как единство трех компонентов: направленности личности, степени сознательного владения ею своими психическими процессами и техническими приемами учебной деятельности. Более последовательно эта проблема разрабатывалась в 1950-60-е гг. В.С. Мерлиным, Е.А. Климовым и их сотрудниками. Они проследили типологическую обусловленность СУД, выделили достоинства и ограничения стилей в соотнесении с эффективными результатами. Начиная с 70-х гг. данная проблема затрагивалась в контексте изучения стилей педагогической деятельности и педагогического руководства (З.И. Вяткина, Н.И. Петрова и др.). С конца 90-х гг. в личностно ориентированных учебных пособиях задача формирования СУД школьников как основы их личностного развития и саморазвития становится приоритетной (Л.М. Фридман, С.В. Кульневич, В.В. Сериков и др.) [95, 159]. Наиболее полным анализом ИСУД школьников является исследование А.К. Байметова [17]. Основываясь на обобщении полученных экспериментальных данных, он выделяет следующие характеристики ИСД: 1) к особенностям стиля относятся не всякие различия в деятельности, а только те, от которых зависит успешность ее результатов;

2) индивидуальный стиль характеризуется определенным соотношением ориентировочных и исполнительских компонентов деятельности.

А.К. Байметов доказал, что СУД типологически обусловлен и разделил стиль на два типа в связи с силой нервного возбуждения: а) сильный, который характеризуется:

- меньшей подверженностью утомлению;

- предпочтением заниматься не в абсолютной тишине, а с товарищами;

- относительной слитностью подготовительной, исполнительной и контрольной фаз деятельности;

б) слабый, который отличается:

- наличием черновиков;

- обособленностью подготовительных, исполнительных и контрольных действий;

- сужением объема памяти в ситуациях напряжения. А.К. Байметов указывает, что неправомерно говорить о том, что один из типов ИС лучше или хуже. Учащиеся с различными типами ИС могут добиться одинаково высоких результатов деятельности. Проблема состоит в том, чтобы научить учащихся овладевать приемами, действиями, характерными их типу СУД. Чаще всего СД формируется у учащихся стихийно, поэтому в нем присутствуют нерациональные компоненты деятельности, т.е. те, из-за которых не реализуются индивидуальные особенности человека. Этот фактор особо остро ставит проблему формирования стиля [17]. В литературе уделяется значительное внимание роли интеллектуального фактора в структуре ИСУД. М.Р. Щукин отмечает, что значение интеллектуального фактора в поведении и деятельности в наиболее общем плане заключается в том, что он приводит их в соответствие с условиями, в которых они осуществляются, и требованиями, которые к ним предъявляются [226]. В плане психологического содержания интеллект характеризуется в широком и узком смыслах. В широком смысле под интеллектом подразумевается совокупность всех познавательных функций человека, а в более узком смысле имеется в виду высшая ступень его познавательной деятельности мышление. Интеллектуальная деятельность даже в узком смысле представляет собой сложное образование. Поэтому изучение ее роли в индивидуальном стиле деятельности требует выделения различных аспектов ее проявления. Психологические исследования дают определенную основу для этого. Так, в исследовании З.И. Калмыковой об индивидуальных различиях в интеллекте учащихся показано, что различия связаны с такой важной стороной обучаемости, как глубина ума. Именно она позволяет отражать в предметах и явлениях существенное, главное и обеспечивает самостоятельность мышления. Н.С. Лейтес показал отчетливо выраженные различия в умственной деятельности учащихся в зависимости от преобладания в ней образных и словесно-логических компонентов. В ряде исследований показаны различия в динамике интеллектуальной деятельности. В работах А.К. Байметова и Н.С. Лейтеса обнаружено, что в зависимости от основных свойств нервной системы в умственной деятельности школьников наблюдаются характерные для ИС соотношение ориентировочного и исполнительного компонентов, особенности работоспособности, динамика вхождения в работу и т.д. [17]. В Пермской психологической школе СУД также является предметом исследования. Проблема развития СУД студентов рассмотрена в исследовании С.Ю. Ждановой. Автор характеризует развитие СУД с точки зрения выделения разных уровней стиля, в связи с изменениями, обусловленными возрастом. Эти изменения связаны с развитием отдельных свойств субъекта и могут рассматриваться в контексте развития ИСД студентов от курса к курсу [74, 75]. С.Ю. Жданова показывает, что очень часто причиной отсева на 1-ых курсах ВУЗа становятся несформированный и недостаточно отработанный СУД студентов. То есть у них не развита или недостаточно развита система методов и приемов, необходимая для получения высшего образования. Автор указывает на неправомерность рассмотрения стиля только по отношению к его полярным позициям (например, рациональный и нерациональный стиль). Необходим анализ и в пределах одного уровня выполнения деятельности, например, успешного. Исходя из этого следует включать в характеристику СУД различия результатов деятельности наряду с особенностями в ее процессуальной стороне, что предполагает выделение разных вариантов стиля с учетом уровня его развития в пределах успешного выполнения деятельности [74]. С.Ю. Жданова много внимания уделяет проблемам формирования СУД, указывает, что принципиальным условием формирования СД является активизация механизмов саморегуляции обучаемых и их активности по отношению к использованию своих возможностей[75]. На основе материала, полученного в формирующих экспериментах, а также при изучении опыта работы педагогов, обучающих различным видам труда, М.Р. Щукиным были выявлены следующие линии такой активизации: обеспечение активной мотивации на занятиях, учет и коррекция самооценок учащихся, включение в работу их интеллектуальных особенностей, учет эмоциональных реакций учащихся и их психологическое просвещение [232]. В связи с этим С.Ю. Ждановой было доказано, что СУД студентов выступает как динамичное, развивающееся образование, включающее в себя анализ системы внутренних условий, процессуальной и результативной сторон учебной деятельности, а также его зависимости от внешних условий и требований деятельности. Развитие СУД сопровождается изменениями, происходящими в системе внутренних условий стиля, его процессуальной стороны, что проявляется в развитии интеллектуальных, личностных качеств, изменении роли разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, а также в развитии приемов, способов учебной работы и увеличении количества взаимосвязей между ними [74]. О.С. Самбикина исследовала возрастную динамику ИСУД от младшего школьного к подростковому возрасту [183, 185]. Автором высказана гипотеза о том, что с возрастом происходят существенные изменения в структуре ИСУД школьников, в характере его детерминации свойствами различных уровней интегральной индивидуальности, на каждом возрастном этапе существуют различия между стилями мальчиков и девочек. В ходе исследования обнаружены некоторые возрастные различия. Подростки быстро и легко от одной формы работы к другой, у них более быстрый темп деятельности. Они чаще всего проводят проверку в ходе выполнения задания, а не только, когда оно уже выполнено целиком, а подготовку к выполнению задания выделяют в отдельный этап. Подростки склонны работать в оживленной обстановке, больше любят отвечать с места и в письменной форме. Подростки, в отличие от младших школьников, выполняют домашние задания каждый раз в разное время. Перед началом выполнения домашнего задания они отдыхают, после чего выполняют в первую очередь более легкие домашние задания, а затем – более трудные. Ученики начальных классов предпочитают заниматься в тишине, а отвечать устно, у доски. Придя из школы, они сразу садятся за подготовку уроков, начиная ее с более трудных уроков. Дети этой возрастной категории сильно волнуются перед выполнением сложной, ответственной работы, пропускают уроки редко (чаще по уважительным причинам). Они активны, самостоятельно вызываются отвечать на уроках, дополняют ответы других. Ученикам начальных классов нравится использовать дополнительный материал, работать над сложными заданиями. Они более внимательны и организованы на уроках. При возникновении трудностей младшие школьники чаще всего обращаются за помощью к окружающим, а планирование деятельности не используют. На основании данных, полученных в исследовании О.С. Самбикиной, были сделаны ценные выводы. Например, доказано, что ИСУД школьника – это многокомпонентная система действий и операций, детерминируемая определенным симтомокомплексом разноуровневых индивидуальных свойств, направленная на достижение определенного результата деятельности. В своем развитии от младшего к подростковому возрасту ИСУД обогащается новыми компонентами, увеличивается число связей между ними. С возрастом влияние вышележащих ровней усиливается, а влияние свойств нижележащих уровней ослабевает. Автор отмечает, что опыт учебной деятельности оказывает определенное влияние на изменения, происходящие в развитии стиля от одного возрастного периода к другому. Причем влияние это неоднозначно: обнаружено проявление как рациональных (позитивных) особенностей, так и нерациональных (негативных) характеристик [185]. Анализ литературы показал, что проблема ИСД изучалась давно и достаточно широко различными авторами. Но в центре внимания исследователей оказывается, как правило, СД взрослых, дошкольников или старших школьников, а также внутренние условия, его обуславливающие. Вопрос об ИСУД младших школьников, особенно в части его внешних детерминант изучен не в столь полной мере. Между тем проблема является крайне актуальной, т.к. известно, что именно в период начального обучения в школе формируется стиль учебной деятельности, складывается определенная система способов и учебных действий, к сожалению, не всегда эффективная. Поэтому необходимо изучение вопроса становления ИСУД младших школьников и факторов, его обуславливающих. Одним из факторов может выступать СПД учителя. 1.2. Проблемы метаиндивидуальности в психологии 1.2.1. Общая характеристика метаиндивидуальности В исследовании человеческой индивидуальности нельзя игнорировать те ее качества и формы, которые проявляются во внешних по отношению к ней системах – в других индивидуальностях и социальных группах. Подобные исследования широко представлены во многих направлениях зарубежной социальной психологии. Но наиболее адекватными являются те подходы к исследованию межличностного воздействия, которые рассматривают комплексные психологические процессы с учетом индивидуальных особенностей субъектов. Эти подходы условно могут быть разделены на 2 группы: 1) ориентированные на характеристики социального взаимодействия;

2) ориентированные на психологические особенности субъектов взаимодействия. Представители первого подхода постулируют идею о том, что именно общение является проводником воздействия личности на личность. Это воздействие опосредуется тем, что социальная роль, выполняемая конкретной личностью, есть не что иное, как совокупность ролевых ожиданий окружающих людей (А.Я. Гройсман, T.L. Juanis, B.T, King,) [79]. Представители второго подхода в качестве межличностного влияния рассматривают определенные интраиндивидуальные свойства, в частности аттитюд. Ph.G.Zimbardo, E.B. Ebbesen, C. Maslah понимают его как готовность или скрытую предрасположенность, направленную от одной личности к другой и осуществляющую влияние на оценочные реакции личности относительно другой личности [248]. Механизм участия аттитюдов в интерперсональном воздействии раскрывают M.B. Smith, J.S. Bruner, R.W. White. Являясь характеристикой объекта воздействия, аттитюды в своем формировании и функционировании связан с качествами субъекта воздействия. Поэтому посредством аттитюдов человек в общении с другим человеком стремится к конгруэнтной, интегрированной структуре – к балансу взаимной совмещаемости. При этом он может сам изменяться [243]. Несмотря на то, что в зарубежной психологии проблемы интерперсонального воздействия исторически были более представлены, в отечественной психологии данному вопросу также уделяется немало внимания. Изучением этого феномена занимаются научные школы А.А. Бодалева, А.В. Пет ровского, В.С. Мерлина - Б.А. Вяткина [27, 44, 45, 160]. Именно в их работах впервые зазвучал термин «метаиндивидуальность» как обобщенная интегральная характеристика. В работах В.С. Мерлина метаиндивидуальность рассматривается как некоторое продолжение либо альтернатива понятию интраиндивидуальности, обозначающему «свойства человека как субъекта жизнедеятельности, свойства, присущие его организму, психике, сознанию, самосознанию, хотя, разумеется, проявляются они внешне в реакциях, движениях, действиях» [147, с. 69]. В работах В.С. Мерлина и его учеников метаиндивидуальность анализировалась с двух сторон: во-первых, как субъективный отклик группы на индивидуальность, а во-вторых, как то влияние, которое индивидуальность оказывает на сознание и деятельность окружающих людей. Но наибольшее внимание уделялось первой стороне, при этом метаиндивидуальность определялась как «психологическая характеристика отношений окружающих людей к данной конкретной индивидуальности». В лаборатории В.С. Мерлина также были проведены исследования различного рода статусов. В ходе этих исследований была показана понятийная и актуальная связь интраиндивидуальности и метаиндивидуальности [149]. Если интраиндивидуальность обусловлена историей личности и наследственными предпосылками, то метаиндивидуальность связана с конкретной социальной ситуацией. Но между ними существует некое опосредующее звено. В качестве него выступают индивидуальный стиль деятельности (Н. Гордецова), ценностно-ориентационное единство (И. Пикалов). Принципиально важные дополнения в теорию метаиндивидуальности внес А.В, Петровский. В его концепции персонализации личность выступает как субъект идеальной представленности в жизнедеятельности других людей. Автор утверждает, что не каждое взаимодействие отличается активными метаиндивидуальными процессами, а только то, в котором субъект воздействия референтен, аттрактивен, делегирован властью по отношению к объекту.

Разные аспекты проявления меаиндивидуальности представлены в работах Б.А. Вяткина, который на основании исследований своих сотрудников (С.В. Субботин, Т.И. Марголина, Т.А. Мантова, В.Ю. Хотинец, А.Г. Исмагилова) рассматривает в русле данной проблемы устойчивость к психическому стрессу [199], конфликтность [133], общую активность [44], этническое самосознание [212], стиль педагогического общения [93, 94, 95]. В результате было обобщено понятие метаиндивидуальности и раскрыт механизм метаиндивидуального влияния: человек в процессе взаимодействия получает определенное представление о той или иной индивидуальности, зависящее от специфики ее индивидуального стиля общения и деятельности. В современной отечественной психологии исследование проблемы метаиндивидуальности успешно продолжается в рамках концепции теории интегральной индивидуальности. По мнению Л.Я. Дорфмана, наикратчайший путь к постановке проблемы метаиндивидуальности можно проложить именно с помощью данной теории. При рассмотрении интегральной индивидуальности в контексте взаимодействия с социальной средой ведущим должен стать принцип многомерности, а не иерархизации, как при рассмотрении интегральной индивидуальности в качестве самостоятельной системы. Границы интегральной индивидуальности при этом выносятся непосредственно в область социальной действительности. Таким образом, при рассмотрении интегральной индивидуальности как самостоятельной системы, мы анализируем только одну ее сторону – интраиндивидуальную, которая не может быть выведена из особенностей ее восприятия или отношения к ней других людей. Но когда встает вопрос об отношении окружающих людей к данной индивидуальности или, наоборот, о вкладе индивидуальности в жизнь других людей, обнаруживается еще одна сторона индивидуальности – ее метаиндивидуальный уровень [69, 71, 239]. Метаиндивидуальность создается приписыванием индивидуальности тех или иных свойств окружающими ее людьми, но метаиндивидуальные свойства обусловлены также тем, каковы у интегральной индивидуальности свойства интраиндивидуальности (самость). Таким образом, метаиндивидуальность детерминирована, с одной стороны, специфическими особенностями конкретной социальной группы конкретной социальной ситуации, в которые она включена, а с другой стороны – интраиндивидуальными свойствами. Тем самым метаиндивидуальные свойства приобретают двойной смысл: они принадлежат индивидуальности и в то же время окружающим ее людям;

они приписываются индивидуальности, но и идеально представлены не в ее сознании, а в сознании других людей. Кроме того, под метаиндивидуальностью следует понимать также те вклады, которые производит интегральная индивидуальность в других людях, осуществляя реальные изменения в их поведении (метаэффект интегральной индивидуальности) [85]. Но в эмпирическом плане это означает, что определение метаиндивидуальности через отношение окружающих людей к данной конкретной индивидуальности и через определение «вкладов», которые производит эта индивидуальность в других людей, является исходным, но неполным. Необходимо различать двоякого рода отношения и двоякого рода вклады. Если члены группы относятся к данной индивидуальности как к самости, то по их оценкам можно судить о метаиндивидуальности как подсистеме ИИ. Соответственно, когда индивидуальность, производя какие-либо вклады в других людей, руководствуется логикой осуществления себя самой, в этих вкладах вновь обнаружатся свойства метаиндивидуальности как подсистемы ИИ. И наоборот, если члены группы относятся к данной индивидуальности лишь в контексте задач существования самой группы, их оценки будут характеризовать метаиндивидуальность как подсистему данной контактной группы. Соответственно, когда индивидуальность, производя какие-либо вклады в других людей, руководствуется логикой осуществления задач груп пы, в этих вкладах вновь обнаружатся свойства метаиндивидуальности как подсистемы данной группы [69]. Свойства интраиндивидуальности и метаиндивидуальности принадлежат разным иерархическим уровням ИИ, уточняет Л.Я. Дорфман. Связи между ними имеют много-многозначный и опосредованный характер. Существуют опосредующие условия, обуславливающие наличие такого рода связей. Главным из них считается формирование ИСД. Благодаря нему характер связи метаиндивидуальных и интраиндивидуальных свойств может изменяться [71]. Теория метаиндивидуальности, описывая систему взаимодействия ИИ с ее миром, открывает новые возможности в изучении СД. Особенно актуально это в отношении взаимодействия «учитель-ученик», когда может проявиться метаэффект деятельности и индивидуальности учителя в деятельности и индивидуальности его учащихся.

1.2.2. Взаимосвязь индивидуальности и деятельности учителя с индивидуальностью учащихся В теории и практике воспитания и обучения постулат «личность формирует личность» все более оправдывает себя. Для нужд практики необходима четкая и правдивая информация о связи индивидуальности педагога и индивидуальности учащихся. Этот вопрос имеет смысл рассматривать с позиций анализа метаиндивидуальности, которая детерминирована, с одной стороны, специфическими особенностями контактной группы и конкретной социальной ситуации, в которые она включена, с другой стороны – интраиндивидуальными свойствами [44].

В контексте теории метаиндивидуальности было проведено исследование Т.И. Марголиной. В нем было выделено две группы учителей с полярным проявлением конфликтности – «конфликтные» и «неконфликтные» [133]. Обнаружено, что конфликтность является сложным, многоуровневым образованием, детерминированным разноуровневыми свойствами интегральной индивидуальности. При этом отмечено, что структура интегральной индивидуальности неконфликтных учителей более гармонизирована и направлена в основном на интраиндивидуальный уровень (внутренняя конфликтность), а структура интегральной индивидуальности конфликтных учителей преимущественно направлена на социальный уровень и олицетворяет собой поведенческую конфликтность. Подтвердилось предположение о том, что на свойства и структуру личностных качеств учащихся влияет различный уровень конфликтности учителя. Так, у школьников, обучающихся у конфликтных учителей, более выражены показатели тревожности, враждебности. Кроме того, обнаружено, что воспитанники этих педагогов несдержанны, раздражительны, часто конфликтуют с родителями и учителями по поводу правил и норм поведения. С этими данными согласуются результаты исследования А.Г. Исмагиловой. Она изучала своеобразие проявления конфликтности воспитателей с различными стилями педагогического общения. Автор утверждает, что немаловажное значение в проявлении конфликтности имеют индивидуальные характеристики педагогов, которые можно рассматривать как предрасположенность субъекта к конфликтному взаимоотношению с окружающими. Результаты исследования показали, что воспитатели с демократическими тенденциями в стиле педагогического общения, вероятно, менее конфликтны во взаимоотношениях с окружающими благодаря более гармоничному сочетанию их личностных характеристик. А воспитатели с авторитарными и либеральными тенденциями в стиле, наоборот, вследствие определенного сочетания у них свойств, взаимно усиливающих друг друга и поэтому затрудняю щих их общение с окружающими, более конфликтны во взаимодействии с людьми, и с детьми, в частности [95]. В исследовании Т.А. Мантовой изучалось влияние общей активности учителя на развитие личности его учащихся [44]. Были выявлены две группы учителей: высокоактивные и низкоактивные. Первые отличаются импульсивностью, энергичностью, разговорчивостью. Они дружелюбны, жизнерадостны, верят в свою удачу и умеют справляться с трудностями. Для низкоактивных учителей характерна холодность и жесткость в отношении с окружающими. Эти педагоги уравновешены, послушны и легко внушаемы, следуют за более активными, осторожны в своих поступках, часто находятся в состоянии подавленности. Интересно, что ученики высокоактивных учителей являются более импульсивными, не способны контролировать свои эмоции. В то же время они стремятся к самостоятельности, лидерству, настойчивости. По сравнению с учениками низкоактивных учителей эти дети менее восприимчивы к угрозам, более решительны и смелы, а также склонны к риску. Таким образом, доказано что общая активность учителя влияет на развитие личности учеников. Интерес представляет исследование Е.В. Толстиковой, в котором изучалась агрессивность как метаиндивидуальная характеристика воспитателя [205]. Автором были определены две полярные группы воспитателей: с высоким уровнем агрессивности – 40 % и с низким уровнем агрессивности – 60 %. Воспитатели с высоким уровнем агрессивности - это вспыльчивые, резкие, раздражительные, неуживчивые, подозрительные и конфликтные люди. Для них характерны демонстративность, холодность, негативизм, они часто впадают в депрессивное состояние, ярко выражают недоверие и недовольство окружающими, у них отсутствует чувство сопереживания, привязанности. Воспитатели с низким уровнем агрессивности демонстрируют жизнерадостность, веру в свою удачу, коммуникабельность, способность сопереживать. Они умеют справляться со своими трудностями, менее раздражи тельны, сдержаны, не любят жаловаться на свое здоровье и на неудачу, имеют высокий уровень регуляции поведения. Выявленные Е.В. Толстиковой особенности агрессивности воспитателей находят свое отрицательное проявление в личности дошкольников и, следовательно, позволяют рассматривать данное свойство как метаиндивидуальную характеристику. При исследовании свойств личности дошкольников, воспитывающихся у воспитателей с высоким и низким уровнем агрессивности, обнаружены различия по ряду характеристик. Так, дети воспитателей с высоким уровнем агрессивности отличаются более высокими показателями тревожности, враждебности, агрессивности, обиды, неуверенности в себе [205]. Факты, накопленные в психологической литературе, иллюстрируют влияние стиля общения и стиля деятельности педагога на развитие детей. Установлено, что стиль общения учителя влияет на характер эмоциональных переживаний подростков: авторитарный стиль вызывает у детей депрессию, неуверенность в себе, астению. А состояния спокойного удовлетворения и радости гораздо чаще возникают в тех коллективах, во главе которых стоит воспитатель, придерживающийся демократического принципа в своем общении с детьми, т.е. гармонично сочетающий требовательность и доверие [95]. Наиболее разработанной областью является сфера дошкольного воспитания. Так, изучалось влияние оценочных воздействий воспитателя на взаимоотношения детей (В. Калишенко, Р.М. Миронова), на отношение ребенка к самому себе (В.М. Слуцкий). В работе З.С. Целенко [214], где исследовались особенности общения дошкольников в условиях совместной деятельности, было установлено влияние стиля педагогического руководства (демократического с элементами авторитарного) на взаимодействие между детьми, на стремление к лидерству, на преобладающее эмоциональное состояние.

Т.С. Семенова [187] рассматривала, как влияет смешанный стиль общения (авторитарный со стороны воспитателя и альтруистический со стороны ассистента воспитателя) на развитие у дошкольников самостоятельности, познавательной активности, инициативы в действиях, элементов творчества. Исследования, проведенные под руководством А.Г. Исмагиловой, наиболее полно раскрывают некоторые аспекты проблемы влияния стиля деятельности и общения на индивидуальность детей [93, 94, 95]. Обнаружено, что у воспитателей с разными стилями педагогического общения дети характеризуются разными проявлениями реакций на фрустрацию. У воспитателей с учебно-дисциплинарной моделью взаимодействия дети имеют высокий уровень реакций самозащитного и препятственно-доминантного типа экстрапунитивной направленности, что свидетельствует о фрустрированности, об агрессивной защите себя путем возложения вины на других и внешние препятствия. У воспитателей с личностно ориентированным типом взаимодействия дошкольники характеризуются преобладанием разрешающего типа реакций интропунитивной и импунитивной направленности, что позволяет говорить об активности детей, адекватном реагировании на ситуацию путем самостоятельного решения проблемы. Таким образом, подчеркивает А.Г. Исмагилова, личностно- ориентированное общение, основанное на сотрудничестве воспитателя с ребенком, его безусловном принятии и признающее его «Я», не ограничивающее его самостоятельность, позволяющее ему проявлять активность и инициативу. Кроме того, оно способствует формированию фрустрационной толерантности воспитанников, которая проявляется в способности брать на себя ответственность, самостоятельность и инициативу в решении возникающих проблем [95]. К сожалению, исследователи недостаточно внимания уделяют проблемам СПД учителя в связи с его влиянием на формирование личности учащихся. Одна из работ (Т.Ю. Бильгильдеева) убедительно показывает, что подобная зависимость реально проявляется в педагогической практике. Так, автором обнаружены различия в индивидуальных особенностях детей, обучающихся у учителей с авторитарным и демократическим СПД. Результаты исследования представляются весьма красноречивыми. Например, самооценка, уверенность в себе и независимость у детей, обучающихся у учителей с демократическим СД значительно выше, чем у представителей второй группы. Учащиеся педагога с демократическими тенденциями демонстрируют более высокий уровень самоконтроля. Школьники, обучающиеся у учителя с авторитарными тенденциями имеют более высокий уровень притязаний (что может быть проекцией высоких требований педагога), они менее уверены в своих силах, но в то же время более невозмутимы и оптимистичны. Л.Н. Башлакова [18, 19] обобщила факторы, опосредующие характер общения с детьми, объединив их в субъективные и объективные. К последним относятся: уровень образования и характер педагогической подготовки воспитателей;

возраст детей, с которыми они работают;

особенности общения педагогов, работающих в паре;

характер требований, предъявляемых к воспитателю со стороны заведующей и методиста Дошкольного учреждения. Среди субъективных факторов названы характерологические свойства личности педагогов и особенности ценностных ориентаций в области воспитания/ Таким образом, приведенные исследования убедительно показывают наличие метаэффекта в деятельности педагогов. Их метаиндивидуальность реализуется как те вклады, которые производит индивидуальность данного человека в других людей, осуществляя реальные изменения в их личности, сознании, поведении К сожалению, в рамках исследований о метаиндивидуальности мало представлен вопрос о проявлении индивидуальных характеристик педагогов в их стиле.

1.2.3. Проблема взаимодействия стиля деятельности педагога и стиля учебной деятельности учащихся Опытный педагог достигает высокой эффективности обучения и воспитания благодаря глубокому знанию своих учащихся, особенностей их усвоения, общественного поведения, свойств личности и мотивов деятельности. Его знание в большей мере, чем диагностическое знание врача, эмпирично вследствие недостаточности антрополого-психологической подготовки учителей. Тем не менее, при оптимальном соотношении фронтального, группового и индивидуального подхода к учащимся опытный педагог сочетает общие и типологические знания о детях с определенным кругом представлений о поведении и внутреннем мире отдельного ребенка. Когда «единичное» - отдельный ребенок – перестает быть лишь одним из многих, лишь носителем имени и фамилии, своего рода «экземпляром» или «штукой» в массе обучаемых, он выступает как наиболее глубокий пласт предмета воспитания, до которого дано проникнуть лишь подлинному воспитателю. Только тогда личность педагога становится фактором, опосредующим личностное развитие младшего школьника. Вероятно, что это влияние может быть опосредовано СД педагога, в том числе и в плане его влияния на СУД детей. По мнению А.Г. Исмагиловой, эффективность совместной деятельности педагога с ребенком во многом будет определяться характером и стилем взаимодействия, возникающим между ними. Оптимальным становится общение педагога, основанное на ослаблении нормативного и усилении его личностного и творческого начала [95]. Эффективность влияния педагога на процесс развития ребенка, результативность его воспитательных воздействий зависят от уровня его личностного раскрытия, презентации его индивидуальности в педагогическом общении. Индивидуальность педагога, таким образом, проявляется в педагогическом общении и педагогической деятельности через стиль общения с детьми. Подобная точка зрения подтверждается и результатами исследований А.А. Коротаева и Т.С. Тамбовцевой. Эти авторы считают, что мастерство педагога проявляется, прежде всего, в сфере его общения с учащимися. Поэтому они рассматривают педагогическое общение как сложный многоаспектный процесс взаимодействия в системе «учитель – ученик». В результате их исследований методом факторного анализа выявлено три типа стилей педагогического общения: 1) «мягкий», осуществляется на эмоциональноличностном уровне общения;

2) «жесткий» - осуществляется на деловом уровне;

3) «гибкий» - с равным успехом осуществляется как на основе эмоционально-личных, так и деловых отношений [112, 114]. Как педагог обладает собственным стилем, так и каждый учащийся обладает индивидуальным своеобразием приемов и действий. А поскольку педагогический процесс является двусторонним, то возникает необходимость согласования между СПД (то есть способами деятельности учителя) и СУД (то есть действиями учащихся). Американские психологи ввели в психологию понятие «конфликт стилей», который возникает в случае несовпадения стилей и приводит, как правило, к негативным результатам. К сожалению, современная система образования не предусматривает возможность формирования классов на основе особенностей СД учеников и учителей, поэтому главная задача педагога – это поиски компенсирующих методов обучения, предотвращающих стилевые конфликты. Учителю необходимо учитывать индивидуальные особенности учащихся. Американские ученые, супруги Данн (Dunn), пытаясь определить основания для индивидуального подхода к детям, выделили две теории обучения: теория когнитивного стиля (Analytic) – ему соответствуют рационалистичность, технологичность, регламентированность;

теория мозгового полушария (Global) – ему соответствуют гибкость, спонтанность, импровизация. Исследование, проведенное супругами Данн более чем в семидесяти ученых заведениях, показало, что идентичные методы, применяемые в групповом обучении, могут быть продуктивными для одних учащихся и сдерживающими для других. Выяснилось, что игнорирование индивидуальных особенностей влияет не только на восприятие материала, но и на отношение к предмету в целом. Ученики, индивидуальные особенности которых не учитываются в процессе планирования и осуществления педагогического процесса, впоследствии, как правило, составляют «группу риска» [61]. Проблемы взаимоотношений педагога с учащимися чаще всего связаны со статусно-ролевыми и индивидуально-психологическими (мотивационными) влияниями на характер взаимоотношений. Позиция педагога в обществе такова, что он является носителем общечеловеческих ценностей. Он часто приобретает черты непререкаемости и абсолютности. В работе В.Е. Ионовой показано, что общение учителя и ученика в этом случае осуществляется по директивному типу педагогического общения, в нем наблюдаются дистант ность, напряженность. Статусно-позиционная роль учителю предписывает: обучить, объяснить, проследить, проконтролировать и т.д. [87]. В.Е. Ионова отмечает, что элементы контроля, диктата и опеки в СПД учителя чаще всего приводят к активному или пассивному противодействию со стороны учеников. На таком уровне общения отсутствуют составляющие конструктивного взаимодействия – взаимопонимание, взаимопомощь, взаимоподдержка и т.д., являющиеся условием приобщения к опыту, формирования позитивной «Я» - концепции как учителя, так и ученика [87]. Личностно-ориентированные подходы в образовательной деятельности требуют пересмотра позиций педагога, проявления интереса к его личности и индивидуальным особенностям. Поэтому к проблеме взаимоотношений учителя и ученика следует подходить с трех сторон (позиций): индивидуальнопсихологических особенностей ученика;

индивидуально-психологических особенностей учителя;

их соответствия друг другу, их принятия друг другом. Конструктивные взаимоотношения педагога с учащимися возможны при взаимной личностной включенности в ситуацию общения и создании педагогом условий для равноправного диалогического общения в процессе совместной деятельности [82]. В особом ряду стоит исследование, проведенное Н.И. Леоновым и Е.А. Садыковой. Эти авторы изучали образ учителя у учащихся, обладающих различными СУД. Первоначально исследователями были выявлены следующие группы детей, отличающихся по СУД: «автономные» (40%), «зависимые» (27,5%) и «неопределенные» (32,5%). Далее группы автономных/зависимых были разбиты на подгруппы в зависимости от направленности на достижение успеха или избегание неудачи. В результате исследования было доказано, что образ учителя в восприятии ученика опосредуется СУД, что проявляется в виде следующих эффектов:

- автономные/направленные на достижение успеха учащиеся склонны считать причиной успеха свои личные качества;

они оценивают педагогов по их открытости в общении;

- автономные/направленные на избегание неудач учащиеся склонны считать причиной неуспеха случай (невезение) при повышенной трудности учебы;

- зависимые/направленные на достижение успеха дети склонны считать, что их успех определен случайностью (везением);

чем выше открытость в общении с ним непринятого педагога, тем чаще причина успеха рассматривается как везение;

- зависимые/направленные на избегание неудач дети склонны считать причиной своих неудач свои личные качества. Чем привлекательнее учитель, тем меньше дети боятся случайных неудач. Активность в общении непринимаемого учителя увеличивает неприязнь к нему. Результаты исследования Н.И. Леонова и Е.А. Садыковой позволяют говорить о том, что СУД, видимо, опосредует не только эффективность самой деятельности и взаимоотношения с педагогом, но и напрямую связан с восприятием педагога. Между тем, исследования о влиянии СПД на развитие СУД учащихся детей представляются крайне редкими в современной науке. При этом данная проблематика весьма значима, т.к. раскрытие этих вопросов позволяет понять все сложности влияния СД педагога (особенно учителя начальной школы) на СД ребенка. В научной литературе все чаще звучит мысль о необходимости изучения специфики влияния личности педагога на становление учебной деятельности учащихся. В ряде исследований подчеркивается, что ждать, пока ИС сформируется у учащихся сам собой, - серьезная педагогическая ошибка. Вне целенаправленного создания учителем условий для становления у учащихся ИСУД отмечаются частые случаи формирования не стиля, а псевдостиля.

Последний проявляется в выборе ошибочных индивидуальных способов приспособления к учебной деятельности, что тормозит процесс саморазвития ученика. Отсюда возникает проблема рационального и нерационального ИСУД. Под рациональным стилем понимается системное образование индивидуально-своеобразных и устойчиво предпочитаемых способов учебной деятельности, позволяющее конкретному индивиду осуществлять эту деятельность на основе сильных сторон своей личности;

компенсировать обусловленные генотипом недостатки и ограничения, сказывающиеся на результатах и эффективности познавательных процессов;

развивать и реализовывать в учебной деятельности потенциальные индивидуально-творческие возможности [95, 205, 206, 225]. Нахождение субъективно удобного и эффективного способа выполнения учебных действий и операций, «подстраивание их под себя» открывают путь (оказывают помощь, содействуют) наиболее эффективному развитию и реализации учеником своих возможностей. Поэтому стиль учебной деятельности может быть определен как индивидуально освоенный субъектом способ ее выполнения, содействующий максимальному саморазвитию и самореализации ученика. Согласно устоявшейся в гуманистической педагогике позиции, все, что помогает саморазвитию и самореализации в учебной деятельности, - благо для растущей личности, а все, что мешает, - приносит ей вред. В свете сказанного формирование рационального ИСУД можно считать и целью педагогической деятельности в процессе обучения, и критерием ее оценки, и фактором, влияющим на результативность учебного процесса, и условием саморазвития и самореализации деятельности. Рассмотренная в таком ракурсе проблема ИСУД позволяет дополнить существенные характеристики явления ИСПД. В контексте структуры педагогического феномена ИСПД можно определить как обусловленную индивидуальными особенностями и устойчиво предпочитаемую педагогом систему средств, с помощью которых он успешно создает образовательную среду, способствует развитию ИСУД учащихся. Итак, стиль деятельности педагога выступает фактором, опосредующим СУД учащихся. Об этом говорят немногочисленные современные исследования. Поэтому изучение данного вопроса требует болеем детальных исследований, в которых бы более серьезно была изучена связь «стиль педагога – стиль учащихся».

1.2.4. Метаэффект индивидуальности и деятельности педагога начальных классов Исследование ИИ учителя в ее метаиндивидуальном аспекте следует считать актуальной задачей, так как основной характеристикой педагогического труда является интенсивное взаимодействие в системе «учительученик». Особенно значимыми становятся такие исследования в системе начального школьного обучения. Именно учитель начальных классов в значительной степени наделен референтностью, властью и симпатией со стороны учащихся, а также имеет и является объектом обратной связи «учительученик» [47, 48, 196]. Современные исследования в области начального образования свидетельствуют о глубокой специфике деятельности учителя начальных классов. Поэтому имеет смысл более подробно остановиться на этой специфичности, прежде чем анализировать проблемы метаэффекта в деятельности этой категории учителей. Так, в настоящее время существенно меняется характер педагогической деятельности. Реализуемые в начальной школе многовариативные образовательные практики требуют от педагогов умения учить детей способам добывания знаний, формировать учебную деятельность и мышление школьников, утверждает Т.М. Сорокина [196]. Долгое время в отечественной науке и практике подготовка и профессиональная деятельность учителя начальной школы рассматривались иначе, чем подготовка учителя-предметника. В системе вузовской подготовки отсутствовали соответствующие факультативы;

учителей начальных классов готовили педагогические училища. Отсюда и требования к образованности такого учителя были значительно снижены. Характеризуя начальное образование, Д.Б. Эльконин указывал, что оно было построено по принципу примитивно замкнутого на самом себе концентра. Дети получали элементарные знания и навыки, которые могли служить им только в начале учения [234, 235]. В системе начального образования наметились проблемы, которые требуется решать уже сегодня. Неготовность большей части учителей к преподаванию в начальной школе проявляется в недостаточном понимании личностно-направленных целей образования, неспособности учителя к быстрому многоаспектному анализу образовательных ситуаций и адекватному проектированию необходимых траекторий развития ребенка. С другой стороны, наметился разрыв между требованиями к уровню квалификации учителя начальных классов и содержанием его подготовки в педагогических учебных заведениях [173]. В исследованиях Т.М. Сорокиной сделана попытка решить вопрос об оценке профессионализма педагога начальной школы. По мнению автора, специфические особенности профессионального облика современного учите ля начальной школы можно обозначить термином «профессиональная компетенция». Между понятием «компетентность» и «компетенция» есть разница, указывает Т.М. Сорокина. Профессиональная компетенция учителя начальной школы трактуется как динамическая, процессуальная сторона его профессиональной подготовки, характеристика профессионального роста, профессиональных изменений (как мотивационных, так и деятельностных). С одной стороны, это интегральная профессионально-личностная характеристика, с другой – область приложения его профессиональных возможностей. Профессиональная компетенция учителя начальной школы особая – многопредметная. Ее высокий уровень позволяет:

- выполнять сложную профессиональную деятельность по прогнозированию целей и задач психического развития детей в процессе обучения - создавать продуктивные условия их разрешения;

- разрабатывать диагностические программы, в том числе на предметном материале. Т.М. Сорокина обращает особое внимание на уникальность деятельности педагога младших классов, которая заключается в выстраивании предметных и технологических решений в соответствии с моделью целей образования. Причем, в начальной школе педагог вынужден учитывать двоякую цель: с одной стороны – это совершенствование детского интеллекта, а с другой - развитие личности. Это сверхсложное профессиональное действие, так как оно требует определенной гибкости в овладении предметной и технологической подготовкой [196]. В связи возросшим интересом к проблемам метаиндивидуальности в последние годы появились некоторые исследования, характеризующие влияние учителя начальных классов на личность его воспитанников. Так, первой работой подобного рода было диссертационное исследование С.В. Субботина. Опираясь на утверждение, что устойчивость к психическому стрессу яв ляется одним из важнейших профессионально значимых качеств учителя, он исследовал особенности индивидуальности школьников, обучающихся у стрессоустойчивых и стрессонеустойчивых учителей [199]. В результате исследования обнаружено, что ученики стрессоустойчивых учителей более доброжелательны, открыты, общительны, расслаблены и интровертированы;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.