WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ДОБРЫНИНА ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА ВЛИЯНИЕ ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ НА ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА 19.00.01 – общая

психология, психология личности, история психологии (психологические наук

и) Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный консультант: Доктор психологических наук, профессор О.А. Ахвердова Ставрополь - 2004 -2ОГЛАВЛЕНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ....................................................................................................- 2 ВВЕДЕНИЕ..........................................................................................................- 4 Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ ЛИЧНОСТИ И ОСОБЕННОСТЕЙ ИЗУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА- 12 1.1 Предпосылки формирования конституциональнопсихотипологического подхода к изучению иностранного языка..........- 12 1.2 Генезис проблемы способностей...........................................................- 20 1.3 Современные представления об аномальной личностной изменчивости..........................................................................................................................- 39 1.4 Психотипологические характеристики личности................................- 44 1.4.1. Циклоидный тип акцентуации личности......................................- 46 1.4.2. Истероидный тип акцентуации личности.....................................- 49 1.4.3. Эпилептоидный тип акцентуации личности................................- 53 1.4.4. Шизоидный тип акцентуации личности.......................................- 59 Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ........................... - 65 2.1 Состав групп обследованных.................................................................- 65 2.2 Психологические методики экспериментальных исследований.......- 68 2.3 Методы математического непараметрического анализа результатов психологического исследования.................................................................- 77 2.4 Материалы психолого-педагогической дифференциальной диагностики.........................................................................................................................- 79 Глава 3. ОСОБЕННОСТИ УСВАИВАНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ...................................................................................................... - 81 3.1 Предпосылки формирования успешного обучения в зависимости от психотипологической структуры личности...............................................- 81 3.2 Характеристика представителей циклоидного психотипа и степень успеваемости по изучаемому иностранному языку..................................- 85 3.2.1. Феноменологическая психологическая характеристика студентов с циклоидным психотипом личности......................................................- 85 3.2.2. Экспериментально-психологическая характеристика результатов исследований студентов с циклоидной структурой личностного психотипа............................................................................- 88 3.3 Характеристика представителей истероидного психотипа и степень успеваемости по изучаемому иностранному языку..................................- 96 -33.3.1. Феноменологическая психологическая характеристика студентов с истероидным психотипом личности....................................................- 96 3.3.2. Экспериментально-психологическая характеристика результатов исследований студентов с истероидной структурой личностного психотипа................................................................................................ - 102 3.4 Характеристика представителей эпилептоидного психотипа и степень успеваемости по изучаемому иностранному языку............................... - 111 3.4.1. Феноменологическая психологическая характеристика студентов с эпилептоидным психотипом личности............................................. - 111 3.4.2. Экспериментально-психологическая характеристика результатов исследований студентов с эпилептоидной структурой личностного психотипа................................................................................................ - 118 3.5 Характеристика представителей шизоидного психотипа и степень успеваемости по изучаемому иностранному языку............................... - 128 3.5.1. Феноменологическая психологическая характеристика студентов с шизоидным психотипом личности.................................................... - 128 3.5.2. Экспериментально-психологическая характеристика результатов исследований студентов с шизоидной структурой личностного психотипа................................................................................................ - 132 ВЫВОДЫ........................................................................................................ - 148 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.............................................................................. - 150 -4ВВЕДЕНИЕ Психодиагностика является эффективным инструментом оптимизации профессиональной деятельности как отдельного человека, так и целого общества (Лейтес Н.С., 1971;

Леонтьев А.Н.,1975;

Шадриков В.Д., 1996;

Kelly G.A., 1955;

Eysenck H.J., 1971;

Witkin H.A., 1974). Изучение иностранного языка в ВУЗе является сложным многоступенчатым процессом, во многом зависящим от личностно-характерологических, социально-информационных, психолого-педагогических особенностей обучающихся, которые направлены на формирование профессионального уровня знаний и отношений. Психотипологические характеристики личности и индивидуальные стереотипы поведения должны учитываться при формировании индивидуального стиля обучения студентов. Исследование личностно-характерологической структуры студентов помогает целенаправленно использовать сильные стороны характера и контролировать, укреплять слабые, что способствует гармонизации личности во время учёбы, повышая эффективность овладения иностранным языком, оптимизируя педагогический процесс в целом. По мнению Б.В. Овчинникова (2003), «совокупность наиболее устойчивых психических качеств можно рассматривать с двух сторон – как психологический тип и как акцентуацию личности». Психологический тип отображает разновидность конституциональной нормы, а акцентуации характера и личности являются дополнительной характеристикой по отношению к типу, что помогает составить полный психологический портрет личности с выделением сильных и слабых сторон. С другой стороны, акцентуации характера, в формировании которых принимает участие генетический фактор, являются вспомогательным звеном в выборе индивидуального стиля поведения, реагирования на окружающую ситуацию, что предопределяет успешность обучения и овладения, в данном случае, иностранным языком (Личко А.Е., 1973). С точки зрения И.В. Боева (1999), если акцентуированные черты характера в юношеском возрасте преобладают над личностными - «хочу над надо», то они препятствуют удовлетворительной социальной адаптации. В -5случае преобладания личностных свойств над характерологическими наблюдается оптимизация социальной адаптации, что должно позитивно влиять на обучение иностранному языку. Взаимодействие психотипологической структуры личности с позитивными или деструктивными социально-информационными факторами в значительной мере определяет формирование индивидуального стиля поведения, обучения, адаптации и любой деятельности, совершаемой индивидом. Представленные теоретические позиции указывают на необходимость рассмотрения зависимости успешности обучения и овладения иностранным языком от психотипологической структуры личности студента. Цель исследования – изучить закономерности успешного или неуспешного овладения иностранным языком от индивидуальных психотипологических особенностей человека. Объект исследования - человек как целостное системное образование в субъектно-объектных отношениях в процессе получения высшего образования. Предмет исследования – закономерности индивидуального обучения иностранному языку в зависимости от конституционально-психотипологических характеристик личности. Эмпирическая гипотеза исследования – все обучающиеся иностранному языку студенты находятся в одинаковых социально-педагогических условиях. В то же время каждый индивид обладает определенным психотипологическим набором свойств, которые, несомненно, влияют на формирование индивидуального эффективного или неэффективного стиля овладения иностранным языком. Теоретическая гипотеза исследования основана на эволюционно– конституциональном подходе к личностной индивидуальности, предполагая, что конституционально–психотипологические основы индивида детерминируют психологическую, психическую, поведенческую структуру личности, которая, в свою очередь, влияет на особенности протекания адаптационных, -6компенсаторных и мотивационных механизмов, лежащих в основе успешного или неуспешного изучения иностранного языка. Задачи исследования: 1. Провести экспериментально-психологическое изучение личностных, психологических и поведенческих характеристик студентов, изучающих иностранный язык. 2. Выявить взаимосвязь между психотипологической структурой личности студента и эффективностью усваивания иностранного языка, воспроизведения полученной информации. 3. Определить взаимосочетания патопсихологических маркеров у представителей конкретного психотипа, способствующих наиболее успешному обучению иностранному языку. 4. Разработать психологические ного языка. Методологическую и теоретическую основы исследования составили концепция отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуры, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии, психическом как процессе (Рубинштейн С.Л., 1946;

Ананьев Б.Г., 1966;

Теплов Б.М., 1961, 1967;

Леонтьев А.Н., 1975;

Блейхер В.М., Крук И.В., 1986;

Платонов К.К., 1972;

Кузьмин Е.С., Зинченко В.П., 1996);

континуально-генетическая концепция (Брушлинский А.В.);

учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (Личко А.Е., 1983;

Леонгард К., 1968, 2000;

Ушаков Г.К., 1975);

представления об индивидуальных поведенческих стереотипах (Братусь Б.С., 1988;

Белоус В.В., 1968, 1978;

Брушлинский А.В., 1977;

Дружинин В.Н., Климов Е.А., 1968);

концепция об аномальной личностной изменчивости и пограничной аномальной личности как промежуточном диапазоне конституционально–континуального пространства (Боев И.В., Ахвердова О.А., 1999). Материалы и методы исследования рекомендации для формирования лингвистических групп, отличающихся оптимальным усвоением иностран -7В соответствии с поставленной целью и задачами были подвергнуты экспериментально-психологическому и психолого-педагогическому анализу 193 студента мужского и женского пола в возрасте от 17 до 19 лет, обучающихся на 2-3 курсах факультета романо-германских языков Ставропольского государственного университета. Обследование проводилось с 2001 по 2003 год. Для повышения достоверности исследования из всей субпопуляции обследованных были исключены студенты с неудовлетворительной успеваемостью как по иностранному языку, так и по другим предметам. В соответствии с классическими представлениями отечественных и зарубежных авторов о конституциональной психологии всех обследованных студентов, обучающихся иностранному языку, дифференцировали в зависимости от конституционально-психотипологической структуры личности на представителей четырёх психотипов, которые составили группы испытуемых для экспериментально-психологического анализа. Определение психотипологической принадлежности позволяет осуществить дифференцированный подход к испытуемым на индивидуальном и групповом уровне. Использование принципов конституциональной психологии предоставляет возможность проводить не сплошной анализ результатов экспериментально-психологических исследований студентов, а основываться на методологической базе, когда успешность или неуспешность в овладении иностранным языком вероятностно зависит от структуры психотипологических особенностей личности. Анализировалась успеваемость студентов в зависимости от их расположения в конституционально-континуальном пространстве от диапазона психологической нормы-акцентуации до диапазона пограничной аномальной личности (ПАЛ) и далее до диапазона патологической психической конституции (психопатии) (Боев И.В., 1999). Первая группа включала 59 (31%) обследованных с циклоидной структурой личностного психотипа, вторая - 63 (33%) с истероидной структурой, третья – 46 (24%) с эпилептоидной и четвертая – 25 (13%) обследованных с шизоидной структурой личностного психотипа.

-8Для осуществления экспериментально-психологической дифференциации испытуемых по психотипологической структуре личности был использован патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков (Личко А.Е., 1977). Экспериментально-психологическое исследование основывалось на применении стандартного набора методик, представленных 17 психологическими показателями: клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Яхин К.К., Менделевич Д.М., 1978);

определение уровня невротизации и психопатизации (УНП) по методике, предложенной Н.Б. Ласко и И.М. Тонконогим (1976);

методика Айзенка (Eysenck H.J., 1963);

Шкала Тейлор (Тау1ог J., 1953), выявляющая общий уровень личностной тревожности. У обследованных, принадлежащих к конкретному личностному психотипу, была определена степень выраженности следующих 17 психологических показателей: реакция эмансипации, шкалы психологической склонности к алкоголизации и к делинквентному поведению, показатель возможной органической природы (минимальной мозговой дисфункции), показатель мужественности и женственности, шкалы вегетативных и обсессивно-фобических нарушений, астении, истерического типа реагирования, невротической депрессии, ситуативной тревоги, невротизации, психопатизации, экстра-интроверсии, нейротизма, конституциональной тревоги. Все полученные результаты были проверены непараметрической статистикой, в частности дискриминантным анализом, что дало основание соотнести их с психолого-педагогическими характеристиками обследованных студентов. Дальнейшее исследование предполагало распределение студентов по степени стабильности-нестабильности индивидуальной успеваемости на три подгруппы: а) с отличной, б) с хорошей, с) с удовлетворительной успеваемостью по иностранному языку. Сведения об успеваемости были представлены преподавателями университета с выделением приоритетных методов усваивания информации (вербальные, невербальные) и стилей воспроизведения -9(коммуникативный, некоммуникативный) полученной информации. Таким образом, представители каждого психотипа были ранжированы по степени успеваемости. С помощью компьютерной программы непараметрического статистического дискриминантного анализа (Ступак С.Ф., Боев И.В., 1979), программного обеспечения фирм StatSoft и Microsoft результаты обследованных в подгруппах были достоверно дискриминированы в трехмерном пространстве, что позволило выделить психологические маркеры дифференциальной диагностики между сравниваемыми подгруппами и определить непосредственный вклад каждого маркера в процентном выражении в процесс психологической дифференциации. Для определения вероятностной взаимозависимости между конституционально-психотипологическими особенностями личности и степенью успеваемости по изучаемому иностранному языку;

определения наиболее эффективного метода усваивания и воспроизведения полученной информации;

выявления особенностей формирования индивидуального стиля обучения были исследованы корреляционные взаимосвязи. Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивалась репрезентативностью первичного материала, использованием стандартного комплекса апробированных методов психологического исследования, применением методов непараметрической математической статистики при обработке результатов исследования, представительностью выборок и системностью исследовательских процедур в структуре экспериментально психологического сравнительного метода исследования. Основные научные результаты получены лично соискателем. Научная новизна и теоретическая значимость исследования Представлена психологическая феноменология и статистически достоверная личностно-характерологическая изменчивость студентов факультета иностранных языков от психологической нормы-акцентуации до проявлений пограничной аномальной личности, формирующихся в деструктивных социально-информационных условиях новейшего исторического периода - 10 России. Продемонстрирована на экспериментально–психологическом материале и доказана возможность личностно-характерологической изменчивости студентов под влиянием информационно-стрессовых факторов современной социально-педагогической среды обитания. Впервые экспериментально подтверждено влияние психотипологических характеристик личности на особенности изучения иностранного языка. Представлена взаимозависимость индивидуального стиля обучения от психотипологических характеристик личности, развития психологической дезадаптации и личностной декомпенсации в условиях пребывания в деструктивной, социально-информационной среде. Практическая значимость работы Результаты настоящего исследования имеют существенное значение для науки, практической психологии, педагогики и лингвистики. В настоящем диссертационном исследовании эмпирически установлены и экспериментально подтверждены принципиальные отличия психотипологической структуры студентов, относящихся к конституциональному диапазону психологической нормы-акцентуации и представителей пограничной аномальной личности, что отражается на степени овладения иностранным языком. Выявлена зависимость между психотипологической структурой личности студентов и степенью успеваемости по иностранному языку. Определены психотипологические критерии и факторы формирования индивидуального стиля овладения иностранным языком. Установлено, что психологические и личностные изменения, детерминированные неблагоприятным социальноинформационным стрессовым воздействием, приводят к аномальной изменчивости психологических, личностных и поведенческих характеристик студентов, что препятствует полноценной самореализации, нарушая индивидуальный стиль овладения иностранным языком, препятствуя хорошей успеваемости. Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертации представлялись на 45-й научно-методической конференции «Университетская наука - региону» (Ставрополь, 2000);

на ме - 11 ждународной научной конференции «Классическое лингвистическое образование – в современном мультикультурном пространстве» (Москва – Пятигорск, 2004);

на V межрегиональной межвузовской научно-практической конференции «Вузовская наука из настоящего в будущее» (Кисловодск, 2004);

на Всероссийской научной Internet – конференции «Пути становления субъекта в информационном обществе» (Ставрополь, 2004);

на межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы социогуманитарных знаний» (Пятигорск, 2004);

а также на заседаниях кафедры клинической психологии Ставропольского государственного университета, на совместных заседаниях кафедры психотерапии и медицинской психологии факультета последипломного образования и Клиники пограничных состояний Ставропольской государственной медицинской академии (Ставрополь, 2002, 2003). Положения, выносимые на защиту: 1. Эффективность усваивания иностранного языка и воспроизведение полученной информации зависит преимущественно от индивидуальной структуры личностного психотипа. 2. Успешность или неуспешность в усвоении иностранного языка детерминирована в значительной мере конституционально-психотипологической структурой личности. 3. Формирование индивидуального стиля освоения иностранного языка обнаруживает коррелятивные взаимосвязи с хотипологическими особенностями личности. конституционально-пси - 12 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПСИХОТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСНОВ ЛИЧНОСТИ И ОСОБЕННОСТЕЙ ИЗУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА 1.1 Предпосылки формирования конституционально-психотипологического подхода к изучению иностранного языка В переломные моменты общественного развития происходят очень серьезные сдвиги в системе ценностей, в отношении к смыслу жизни, определении своего места. В такие периоды исторического процесса возрастает значение индивидуального богатства человека. Это связано с возрастанием степени свободы человеческой личности, ее активности и самостоятельности в принятии решений, с ожиданием перемен индивидуализации человеческого бытия. На современном этапе результаты фундаментальных исследований в области дифференциальной психологии и психофизиологии открывают возможности перехода на следующую ступень - от изучения отдельных свойств нервной системы и элементарных психологических проявлений к изучению взаимосвязи технологий обучения и индивидуальных стратегий усвоения знаний, навыков, умений. Проблема индивидуально-психологических особенностей все еще недостаточно разработана, и учение о них не нашло своего места в системе психологических знаний. Б.М. Теплов (1961) писал: «Применение к жизни общих психологических закономерностей всегда должно опосредоваться знанием индивидуальных различий. Без этого общие психологические закономерности становятся столь абстрактными, что их практическая ценность представляется сомнительной». Проблема индивидуальных различий, как никакая другая, нуждается для своей разработки в привлечении знаний из нейробиологии, генетики, психофизиологии, антропологии. Никто не сомневается в том, что те особенности, которые отличают одного человека от другого, зависят не только от исторических и культурных условий онтогенеза. Вместе с ними иногда сглаженно, иногда достаточно резко выступают биологический и генетический факторы. Если влияние первого сказывается на возрастном развитии, то второй, генетический, обнаруживается в осуще - 13 ствляемых человеком видах деятельности, в его общении с другими людьми, влияя на достижение успеха. Характер происходящей трансформации можно кратко выразить в утверждении, что феномен человеческой индивидуальности сегодня стал ощущаться и рассматриваться как особая реальность, существующая независимо от нашего знания о ней. Ранее существовавшие тенденции переросли в широкое осознание того, что индивидуальность мало воспринимать только как некоторый особый образ и образец жизни. Признание ценностно-духовного значения человеческой индивидуальности считается по праву теоретическим резюме ее классического философского понимания, перешедшего до определенной степени в психологическую литературу и обыденное сознание. Анализируя философскую, психологическую, медицинскую литературу, легко обнаружить, что проблема «био – социо» ставится как соотношение либо биологического и социального, либо врожденного и приобретенного, либо генотипического и средового. В формуле «биологическое и социальное» неопределенно широк объем первого понятия. Говоря о биологическом, исследователи имеют в виду широчайший спектр характеристик разного уровня: наследственно закрепленные конституциональные признаки, состояние здоровья, функциональные, физиологические особенности различных систем человеческого организма и многое другое. Нам представляется неверным простой перебор возможных точек зрения на столь неопределенно трактуемую проблему, а вторая формула представляется более четкой. Однако входящие в нее переменные необязательно независимы. Врожденное может быть и приобретенным (например, во внутриутробном периоде), и вряд ли удастся разграничить врожденное и приобретённое в этом случае. Поэтому третья формула – «генотипическое и средовое» представляется оптимальной. Она включает в себя два независимых понятия, имеющих в современной науке вполне четкое содержание и определенные методы исследования. Проблема формирования человеческой индивидуальности в процессе развития имеет междисциплинарный характер и находится на стыке разных - 14 научных направлений: психологии развития, психоморфологии, психогенетики. Соотношение биологического и социального, врожденного и приобретенного, наследственного и средового в психике человека оказывает несомненное влияние на процесс самоактуализации личности. В настоящее время предпринимаются усиленные попытки интеграции всех данных об онтогенезе человека с позиции системного подхода, развитие при этом интерпретируются как «процесс, протекающий на разных уровнях и включающий как макро-, так и микрогенетические изменения» (Ломов Б.Ф., 1984). Формирование целостной человеческой индивидуальности не может быть сведено к закономерностям развития одного иерархического уровня. Индивидуальные особенности, на каком бы уровне они ни проявлялись, не являются рядоположенными признаками, они находятся в сложной, иерархически соподчиненной системе отношений. В последние годы появились данные о том, что интенсивное обогащение окружающей среды, целенаправленное воздействие и тренировка сенсорных и когнитивных функций могут ускорить темпы созревания организма, вызвать более зрелые паттерны реагирования мозговых структур. По современным представлениям, каждая стадия развития в онтогенезе наступает в результате актуализации различных участков генома человека. Сформулирован временной принцип организации генетических систем, контролирующих развитие, и выделена специальная область исследования – «хроногенетика», направленная на изучение закономерностей развёртывания генетической программы во времени. Наряду с этим одним из основных концептуальных положений психогенетики является утверждение о том, что генотип может оказывать влияние на психологические признаки только через морфологический, физиологический и психофизиологический уровни, таким образом генетические факторы реализуют видовую программу развития, определяя на каждом её этапе соответствующий уровень созревания ЦНС, который создаёт предпосылки для появления психических новообразований (Марютина Т.М., Егорова М.С., 1997;

Rosental R., 1979).

- 15 В развитии генотип выполняет двоякую функцию: он типизирует развитие и индивидуализирует его. Каждый человек с момента зарождения отличается выраженной индивидуальностью, которая проявляется на уровнях организации. Фенотип этого психологического признака может являться результатом и особой генетической конституции, и уникального жизненного опыта. Причины индивидуальных различий какой-либо психологической особенности должны достаточно определённо относиться к среде, или к генотипу, или одновременно к тому и другому источнику реактивности. По образному высказыванию американского психолога Гольдсмита, гены в ходе развития «включаются и выключаются». Из этого следует, что наследуемость генотипически одного и того же признака с возрастом может меняться, а также, не меняясь по величине, может определяться действием разных генетических факторов. Объектом нашего исследования являются характеристики, по крайней мере, двух ведущих уровней в структуре индивидуальности: психофизиологического и психологического. Исследовательская парадигма предполагает, что в ходе индивидуального развития эти два уровня находятся в состоянии постоянного взаимовлияния и взаимодетерминации. Кроме того, генотип может оказывать влияние на психическое развитие только через психофизиологический уровень. Подавляющее большинство психофизиологических характеристик может проявляться у индивидов в той или иной степени на протяжении всей его жизни, это даёт основание предполагать влияние генотипа на индивидуальные особенности индивида. По мнению М.С. Егоровой и Т.М. Марютиной, необходимо осознавать разницу между стабильностью и генетической обусловленностью, так как «психологические характеристики, демонстрирующие высокую стабильность в процессе развития, необязательно связаны с генотипом и, наоборот, генетически обусловленные характеристики отнюдь не являются неизменными».

- 16 В последнее время с появлением когнитивной психофизиологии исследованиям подвергаются не только суммарные поведенческие реакции индивидуальных особенностей, «но и таких характеристик центральных процессов, которые на поведенческом уровне выделить невозможно». Данные последних исследований свидетельствуют о том, что соотношение генетических и средовых компонентов в индивидуальных особенностях психофизиологических характеристик зависит от того, в какую функциональную систему данный признак включён. По мнению С.В. Малых, (1988) «генетические влияния слабее, если относительно элементарное движение в комплексе мозговых потенциалов на фенотипическом уровне является целью действия, и сильнее, если – средством. Таким образом, на психофизиологическом уровне намечается следующая закономерность: «соотношение генетических и средовых влияний в изменчивости принадлежащих к этому уровню зависит от механизмов их реализации. Чем выше в последних удельный вес специфически человеческих факторов, тем ниже доля генетических влияний». Средовые и генетические влияния на индивидуальные различия, проявляющиеся в психологических характеристиках, взаимодействуют, и проявление этого взаимодействия проявляется в том, что одинаковые средовые условия развития будут более благоприятны для людей с одним генотипом и менее благоприятны для людей с другим. Предполагается, что процессу развития соответствует смена типов гено-средовых корреляций от пассивных к активным. Индивидуально–психотипологический подход является особым направлением практической и теоретической психологии. Применяя его, мы пытались конкретизировать значимость общечеловеческих закономерностей, обеспечивающих психическое и физическое здоровье, адаптивность, общую состоятельность личности. По мнению Б.В. Овчинникова (2003), «совокупность наиболее устойчивых психических качеств можно рассматривать с двух сторон – как психологический тип и как акцентуацию личности». Психологический тип отображает разновидность конституциональной нормы, а - 17 акцентуации являются дополнительной характеристикой по отношению к типу, и обе эти характеристики помогают составить полное психологическое описание человека, отмечая сильные и слабые стороны его личности. Такой подход содержит все необходимые данные для оценки возможностей человека к адаптации и самореализации. Интересна точка зрения В.Г. Тыльца (2003) о необходимости психологического сопровождения процесса обучения иностранному языку, который он рассматривает как «специфический процесс, требующий профессиональных знаний и активной позиции субъекта сопровождения как профессионала». По его мнению, профессиональная ориентация психологического сопровождения приобретает новое качество при обучении иностранным языкам – содержательную специфику высшего иноязычного образования, которая проявляется в двух направлениях. С одной стороны, несомненный интерес представляет психологическая подготовка будущего специалиста, которая включает все «проявления субъектно – личностного порядка, имеющие отношения к процессу и результатам освоения иноязычного лингвистического опыта». С другой стороны, высокого уровня иноязычной компетенции можно добиться путём применения психолого–педагогических технологий эффективного обучения. Овладение иностранным языком является достаточно сложным многоаспектным процессом, включающим в себя комплекс личностных, социальных, психолого–педагогических особенностей, которые направлены как на развитие личности, так и на формирование языковой компетенции. Языковая компетенция определяется адекватным владением языком в коммуникативной ситуации. На сформированность языковой компетентности несомненное влияние оказывает уровень развития иноязычных способностей, особенности процессов запоминания и воспроизведения, вербальная активность, а также сфера психотипологических характеристик личности субъекта (Bolinger D., 1980;

Gardner R., 1981). Современные студенты составляют в основном возрастную группу от 18 до 25 лет. В психологических классификациях периодов жизни человека это возраст поздней юности, который ха - 18 рактеризуется сложностью психологических и когнитивных характеристик. По мнению С.Д. Смирнова, «этот период максимально благоприятен для обучения и профессиональной подготовки, так как именно в студенческом возрасте достигают максимума в своём развитии не только физические, но и психологические свойства, и высшие психические функции: восприятие, внимание, память, мышление, речь, эмоции и чувства». Исходя из системного представления об учебной деятельности, можно утверждать, что учащийся принимает решения на уровне регулирования, адаптации и самоорганизации. В возрасте поздней юности осознание мотивов, задач, способов и средств учебной деятельности приобретает качественно новые характеристики. Происходит рождение новых потребностей профессионального и жизненного самоопределения. Целью обучения на факультете иностранных языков является формирование профессиональной компетентности будущих специалистов, которая включает в себя коммуникативный, психологический и методический аспекты данного понятия. К числу важнейших для изучения иностранного языка индивидуально-психологических свойств относятся: мотивационная готовность, волевые качества, способности к овладению иностранным языком, среди которых наиболее значимыми являются вербальное мышление, вербальная память и речевой слух. В условиях обучения иностранным языкам в ВУЗе формирование познавательной потребности заключается в том, что преподавателю следует организовывать специальные условия, при которых реализация потребности проходила бы в сопровождении положительных эмоций и с обязательным завершением работы ситуацией успеха, так как переживания положительных эмоций приводит к закреплению предрасположенности и желанию выполнять предлагаемые учебные действия. Уровень профессиональной компетентности влияет на стремление личности к самоактуализации. Для успешной реализации стратегий личности при овладении иностранным языком как особой формой деятельности субъекта необходимо определить характер соотношения успешности обучения с психотипологиче - 19 скими характеристиками личности. Необходимо задуматься о концентрации усилий по созданию благоприятных психологических условий, что представляется невозможным без учёта индивидуально-психотипологических характеристик личности. Комплексное исследование способностей и их задатков свидетельствует о наличии закономерных устойчивых связей между способностями, темпераментом, характером и склонностями, а также их природными предпосылками (Buss A., Plomin R., 1975). Это привело к необходимости научного рассмотрения проблемы структуры индивидуальности и места в ней и способностей, и их задатков. В своей работе, посвященной структуре личности, Ришар Мейли (1975) отмечал: «Понятие «структура» предполагает, что многочисленные и всегда разные проявления личности детерминированы более стабильной структурой, составляющей их основу». Структуру личности нужно рассматривать как конструкцию или организацию, являющуюся результатом взаимодействия между предрасположенностями и внешними условиями. Мейли считает определяющими аспектами личности темперамент, способности и мотивацию, которая выступает для автора как синоним характера. В определении личности Б. Г. Ананьева (1966) «как целостной индивидуальности в ее социальном развитии» определено значение целостности в трактовке индивидуальности и личности. Существен тот подход к структуре личности, который был сформулирован Е.В. Шороховой (1966): «Основной итог и задачи дальнейшего исследования структуры личности сводятся к определению одного или нескольких структурообразующих признаков и характера связей и взаимозависимостей между ними». В работах разных лет С.Л. Рубинштейном, Б.Г. Ананьевым и Б.М. Тепловым рассмотрены принципиально важные положения о наиболее существенных и устойчивых чертах личности и индивидуальности, таких, как потребности и мотивы, темперамент, способности, характер, направленность личности. Данные подструктуры, или компоненты, отчасти совпадают с предложенными Р. Мейли, но и отличаются от них наличием самой общей категории направленности и представлением о мотивации и характере как относительно самостоятельных - 20 компонентах личности и индивидуальности. В работе Э.А. Голубевой отражена конкретизация этих категорий, и на основе экспериментальных исследований выдвигается идея того, что «в понятие «индивидуальность» органически включено представление о целостности, самобытности, неповторимости каждого человека и одновременно - представление о возможности рассмотрения этой целостности как отражения общеродовых свойств, совокупности признаков, поддающихся измерениям» (Голубева Э.А., 1993). Основным и специальным типологическим свойствам нервной системы соответствует наличие определенной общности темперамента и способностей. В работах С.Л. Рубинштейна (1946), Б.Г. Ананьева, (1966), В.М. Русалова (1985) и Б.М. Теплова (1961) рассмотрены принципиально важные положения, относящиеся к различным подструктурам индивидуальности и личности и их природным предпосылкам. Помимо психических процессов, в структуру способностей нередко включают и личностные качества человека (Ньюттен Ж., 1975;

Крупнов А.И., 1981;

Ольшанникова А.Е. и др., 1976;

Cattell R.B., 1957;

Miller G.A., Galanter E., 1960). На необходимость изучения способностей в широком личностном аспекте указывается в работах Б.Г. Ананьева (1966), А.Г. Ковалева (1957), В.Н. Мясищева (1960), К.К. Платонова (1972) и других исследователей. Личностные качества человека, которые способствуют успешности деятельности (в нашем случае усвоению иностранного языка), могут считаться компонентами способностей, но не основными, а факультативными (Каспарова А.Д., 1986). 1.2 Генезис проблемы способностей По мнению учёных отечественной психологии, проблема одаренности - прежде всего качественная проблема. Как отмечал Б.М. Теплов (1961), «центральная задача психологии - вовсе не ранжирование людей по высоте их одаренности и способности. Основной вопрос не в том, насколько одарен или способен данный человек, а в том, какова одаренность или способность данного человека». Именно эти положения Б.М. Теплова легли в основу раз - 21 работки проблемы индивидуального стиля деятельности, непосредственно связанного с вопросом о выявлении и развитии способностей. В ряде работ отечественных психологов-исследователей содержатся материалы, позволяющие наметить пути к качественной характеристике способностей. В этой связи следует упомянуть индивидуальные характеристики проявления одаренности у детей (Лейтес Н.С., 1971), выделение уровней продуктивности мышления и качественную характеристику каждого из этих уровней (Калмыкова З.И., 1981), рассмотрение типов и уровней познавательной активности (Матюшкин А.М., 1984), интеллектуальной активности (Богоявленская Д.Б., 1983), содержательную характеристику процесса решения творческих и нетворческих задач (Пономарев Я.А., 1982) и др. В отечественной психологии проблема природных основ умственных способностей стала предметом изучения многих известных психологов, которые выражали разные подходы к ней. По мнению С. Л. Рубинштейна, «ядром различных умственных способностей является свойственное данному человеку качественное протекание анализа, синтеза и генерализации, особенно генерализации отношений». В соответствии с концепцией психофизиологической школы Б.М. Теплова и В.Д. Небылицына главными биологическими факторами индивидуальных различий способностей считаются врождённые анатомо-физиологические особенности мозга и свойств нервной системы: силы – слабости, подвижности, лабильности-инертности., уравновешенности - неуравновешенности. Н.С. Лейтес расширил структуру способностей человека, добавив к ним активность и саморегуляцию. Он считает внутренними предпосылками индивидуальных различий по умственной активности и саморегуляции значение устойчивых особенностей соотношения сигнальных систем. В исследованиях А.И. Крупнова (1969) выявлен ряд факторов, на основании которых может быть сделан вывод о том, что природными предпосылками в реализации индивидуальных особенностей интеллектуальной ак - 22 тивности могут выступать свойства активированности и сила нервной системы По мнению Т.А. Ратановой (1984) успеваемость взаимосвязана с силой или слабостью нервной системы. Результаты ее исследований позволили сделать вывод о том, что «лучше успевающие ученики характеризуются наличием слабой нервной системы, в то время как обладатели сильной нервной системы в целом имеют более низкую успеваемость». Результаты исследований Э.А. Голубевой позволили ей сделать вывод о том, что общие свойства нервной системы и типы высшей нервной деятельности, которые являются задатками темперамента, непосредственно связаны со специально – человеческими типами высшей нервной деятельности – «мыслительными» и «художественными», которые выступают в качестве задатков общих способностей. Лица «мыслительного типа» с преобладанием второй сигнальной системы характеризуются слабостью, инертностью, инактивированностью нервной системы, преобладанием левополушарных функций и развитым вербальным интеллектом. У лиц «художественного» с доминированием первой сигнальной системы отмечается сочетание силы, лабильности, активированности, преобладание правополушарных функций и невербального интеллекта. В зарубежной психологии существует несколько подходов к проблеме индивидуальных различий интеллектуального развития. Один из подходов связывает интеллектуальные различия с общей моделью развития интеллекта и с понятием общих умственных способностей. Под общими умственными способностями понимаются качества интеллекта, стоящие за определёнными количественными показателями его развития. Значения этих показателей определяются в основном с помощью использования статистических моделей анализа интеллекта, а уровень развития умственных способностей измеряется с помощью тестов интеллекта. Примером такого подхода являются тесты Бине, получившие широкое распространение в модификации Л. Термена, который рассматривал интеллект как способность к абстрактному мышлению ограниченную наследственностью. Ч. Спирмен определял ос - 23 новную характеристику интеллекта наличием общего фактора (g) и измерял количество этого фактора с помощью определения различия в IQ. Д. Векслер рассматривал интеллект как структурное образование, определяя его как способность рационально мыслить и эффективно взаимодействовать с окружающей действительностью. Он разделял способности на вербальные и невербальные и показал, что у разных детей может преобладать та или иная группа способностей. Л. Терстоун полагал, что существуют различные группы способностей и дети, имеющие высокие показатели одних способностей, в то же время имеют низкие показатели других, которые имеют различную динамику развития на протяжении человеческой жизни. Дж. Гилфорд определял умственные способности как единство операций, содержания и продукта, выделяя 120 возможных вариантов умственных способностей, которые он сгруппировал в абстрактный, конкректный и социальный типы интеллекта. В настоящее время подвергается сомнению наличие такого количества групп интеллекта, но модель Дж. Гилфорда активно используется как для рассмотрения отдельных способностей в общем умственном развитии, так и для выделения конвергентных и дивергентных способностей. В соответствии с концепцией Г.Ю. Айзенка выделяются три главных аспекта интеллекта: биологический, психометрический, социальный, где биологический рассматривается как базовый, от которого в большей степени зависит психометрический». В качестве основы индивидуальных различий биологического интеллекта принимаются физиологические, нейрологические и другие свойства структурной и функциональной организации коры головного мозга, проявляющиеся в энцефалограмме, усреднённых вызванных потенциалах, кожно гальванических реакциях, во времени реакций». Т.А. Ратанова и Кауфманы (1989) придерживались психолого - образовательного подхода к анализу различий в интеллектуальном развитии детей и, основываясь на работах А.Р. Лурия (1973) о последовательном и одновременном способах переработки инфомации, разделили детей на две группы, в зависимости от способа переработки информациии составили рекомендации для педагогов по особенностям работы с каждой группой.

- 24 Несомненно, имеет значение знание не только индивидуальных характеристик проявлений способностей, но необходимо выявление природных предпосылок способностей для определения и развития общих и специальных способностей (Ewald G., 1924;

Friedman M., Byers S.0., 1970). Индивидуально-психологические различия (ИПР) - это комплекс психологических и психофизиологических особенностей психики и поведения, первоначально возникающих в процессе адаптации индивида к среде. По своему происхождению они являются фенотипическими образованиями, т.е. продуцируются генотипом в его взаимодействии со средой. Возможно, что доминирование тех или иных индивидуально-психологических различий, влияющих на становление личности, обусловлено как экспрессивностью продуцирующих их генов, так и влияниями социального окружения и тем, какое значение им придает осознающий их индивид. По справедливому замечанию А. Анастази (1982), различия между людьми - вопрос степени индивидуальной представленности ИПР. Эту мысль важно учесть в разработке концепции ИПР и при раскрытии отношения в диаде «генотип – фенотип». Особая проблема - как они связаны с другими ИПР, которыми обладает данный индивид. Для прогнозирования меры пластичности отдельных ИПР имеют значение некоторые общие особенности генотипа, которыми, как можно предполагать, объясняются сенситивные периоды развития. Они стали предметом исследования Н.С. Лейтеса, показавшего, что для имеющих жизненное значение ИПР такие периоды являются установленными. Если такой период в процессе воспитания упущен, то упускается и то время, когда благоприятные условия среды приведут к развитию и упрочнению данного ИПР. Совсем особое место в контексте ИПР занимают свойства нервной системы. В отличие от других ИПР они, не будучи представленными в психике своим содержанием, образуют тот индивидуальный фон, на котором протекают все акты и процессы психической деятельности. В.А. Крутецкий (1968) подчеркивал, что в качестве задатков общих и специальных способностей следует рассматривать уровень развития и соотношения I и II сигнальных систем, «кроме того, при - 25 родные свойства анализаторов, несомненно, могут выступать задатками некоторых специальных способностей». Эти различия - еще одна реальность психофизиологического плана, составляющая «почву», на которой произрастают способности. В работах отечественных психологов (Теплов Б.М., 1961;

Голубева Э.А., 1989, 1993;

Небылицын В.Д., 1976, и др.) показана роль природных особенностей индивида в проявлениях формально-динамической стороны общих способностей. Н.С. Лейтес, обобщая имеющиеся данные, сформулировал положение о том, что свойства нервной системы имеют отношение к общей психической активности человека, связанной с энергетическими характеристиками его деятельности (Лейтес Н.С., 1971). В исследованиях, проведенных под руководством Э.А. Голубевой, была обнаружена зависимость между успешностью различных видов учебной деятельности и биоэлектрическими характеристиками свойств нервной системы. О наличии индивидуально – типологических различий в иноязычных способностях, проявляющихся в успешности или неуспешности овладения иностранным языком, свидетельствует практика обучения. Мы полагаем, уместно остановиться на иноязычных способностях: какова их природа, содержание и структура. Психологическое понимание способности к языкам связано с индивидуальными психофизиологическими особенностями, являющимися условием успешного овладения языком (Bloom B.S., 1964;

. Психолингвистические исследования направлены на анализ языковой способности человека в её отношении к речевой деятельности, с одной стороны, и к системе языка – с другой, по мнению Леонтьева (1989). В соответствии с концепцией психолингвистики, речевая деятельность, речевая способность и язык являются составляющими трёхчленной системы, где речевая деятельность понимается как абстрактный процесс, входящий в состав всех видов деятельности, которая имеет смысл при условии, что лежащий в её основе побуждающий мотив не может быть удовлетворён другим способом, кроме речевого. Если взять за основу определение А.А. Леонтьевым предмета психолингвистики как «соотношение личности со структурой - 26 и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» «образа мира» человека, с другой», то отчётливо видно, что личностно-ориентированный метод обучения иностранному языку является необходимым условием успешного обучения при котором иностранный язык становится не целью обучения, а средством коммуникации и познания окружающей среды и, самое главное, способом развития личности. Что касается языковой способности, то она соотносится не только с сознанием, но и с целостной личностью человека. А.А. Леонтьев определяет языковую способность как специфический психофизиологический механизм, формирующийся у каждого носителя языка на основе нейрофизиологических предпосылок и под влиянием речевого общения. Основоположник лингвистики XX века Фердинард де Сосюр разделял собственно язык (langue) как абстрактную систему, языковую способность (faculte du langage) как функцию индивида и речь (parole) - индивидуальный акт, реализующий языковую способность через посредство языка как социальной системы. Л.В. Щерба (1974) ввёл понятие «психофизиологической речевой организации индивида», которая вместе с «обусловленной ею речевой деятельностью является социальным продуктом». Н. Хомский развил идею о принципиальном различии языковой способности и языковой активности. Первая есть потенциальное знание языка, второе – процессы, происходящие при применении языковой способности в реальной речевой деятельности. Но идея индивидуальных, личностно-ориентированных особенностей восприятия и производства речи, то есть идея индивидуальных стратегий оперирования с языком, игнорируется данным автором. Н. Хомский выдвигая теорию «врождённых знаний», утверждал, что ребёнок формулирует гипотезы относительно правил лингвистического содержания языка, далее он сравнивает различные предложения и на основании этого анализа формулирует новые высказывания. А.Р. Лурия (1969) считал, что «генетические корни языка следует искать в тех формах конкретных человеческих действий, в которых осуществ - 27 ляется отражение внешней действительности и формирование субъективного образа объективного мира, основных приёмов общения ребёнка с окружающими». Он полагал, что эти процессы следует считать «отражением основных реальных отношений, существующих в действительности и проявляющихся во всей, в том числе и в неречевой, деятельности человека». Лингвистические способности рассматриваются как структурный, многокомпонентный элемент, повышающий усвоение иностранного языка. Основу способностей составляют качества психических процессов (Stern W., 1990). Психологическое понимание способности к языкам связано с индивидуальными психофизиологическими особенностями, являющимися условием успешного овладения языком. Анализ научной литературы по проблеме иноязычных способностей показывает, что усилия отечественных психологов были направлены на определение их общей структуры. Так, в структуре иноязычных способностей выделяются такие компоненты, как чувствительность слухового аппарата, способность замечать и изменять структурные вариации языка (Яцикявичус А.И., 1960);

продуктивность вербальной памяти и способность устанавливать языковую закономерность (Нечюнас В.Ю., 1971);

способности к употреблению и узнаванию заученных слов в разных формах, к установлению смысловых связей, к дифференцированию формы и содержания иностранных слов (Магин Н.С., 1962);

способность к вероятностному прогнозированию, логика построения цепи суждений, способность к установлению «языкового правила, актуализация наиболее вероятных для данного контекста гипотез» (Зимняя И.А., 1985). Б.В. Беляев (1965) считает, что все иноязычно-речевые способности находятся во взаимодействии и взаимозависимости и образуют единое целое. Он выделяет десять составляющих, из которых четыре связаны с владением основными аспектами языка (фонетические, лексические, грамматические и стилистические), четыре - с речевыми процессами (способности слушания, говорения, чтения и письма). Две являются основными (центральными) способностями - иноязычное мышление (как бы фокус всех речевых способностей) и чувство языка (сосредоточение языковых способностей). Мы полагаем, что предположение о том, что воз - 28 можны различные пути усвоения иностранного языка учащимися одной и той же группы на основе определенной избирательности в отношении либо языковых, либо речевых аспектов подтверждает наличие определённого психологического и психофизиологического синдрома определяющего деятельности. Во всех предлагаемых структурах иноязычных способностей можно отметить общие моменты и заключить, что «ядро» составляют качества психических процессов, к ним относятся: слуховое восприятие, слуховая и зрительная память, речемышление и т.д. Недоразвитие или «плохое» качество того или иного психического процесса не предрасполагает к успешному овладению иностранным языком. Неспособность к имитации, например, затрудняет процесс овладения звуковой стороной языка. А слуховой компонент иноязычных способностей, как показано в диссертационном исследовании Н.С. Назаренко (1986), является некомпенсируемым компонентом в структуре иноязычных способностей. В свою очередь Т.К. Решетниковой (1981) показано, что ведущим некомпенсируемым компонентом иноязычных способностей является речемыслительная деятельность. Очевидно, на уроках иностранного языка необходимо обращать внимание на развитие именно этих компонентов у учащихся, чтобы обеспечить им успешное усвоение. С другой стороны, в иноязычных способностях можно также выделить структурные составляющие, которые могут быть вполне компенсируемыми. Исследование А.Т. Алыбиной (1977) наглядно показало, что механическая память может входить в качестве самостоятельного показателя в структуру иноязычных способностей, однако не является ведущим и может быть компенсирована или «заменена» другими компонентами, например, логической памятью. Отсюда следует, что обучение учащихся рациональным способам запоминания аналогично развитию памяти как элемента структуры иноязычных способностей. Б.В. Беляев и Н.С. Магин определяли лингвистические способности на основании различия аспектов языка и видов речевой деятельности, рассматривая речевые способности как проявление способности мыслить на иностранном языке. В исследованиях Г.А. Мактамкуловой говорится стиль - 29 о наличии коммуникативных способностей в основе коммуникативной активности, основываясь на том, что они являются поведенческими проявлениями изначально имеющихся способностей. Интересен тот факт, что коммуникативная активность в иноязычно–речевой ситуации не соответствует общительности как черте личности. Помимо психических процессов, в структуру способностей нередко включают и личностные качества человека. Успех в изучении иностранных языков в большей степени определяется личностными качествами обучаемых, их темпераментом, мотивацией (Buss A.N., 1974;

Cattell R.B., 1957;

Neufeld G.G.). При этом он определял методику преподавания и лингвистический материал как вторичный уровень языковой компетенции. На необходимость изучения способностей в широком личностном аспекте указывается в работах Б.Г. Ананьева (1966), А.Г. Ковалева (1957), В.Н. Мясищева (1957), К.К. Платонова (1972) и других исследователей. V.A. Henmon установил значимую корреляцию общего интеллектуального развития со способностями к изучению иностранных языков, так как интеллект билингвов более развит по сравнению с интеллектом монолингвов. Однако нельзя не принимать во внимание тот факт, что способности как психические качества личности являются довольно консервативным образованием - их развитие происходит медленно, требует терпения, больших усилий и согласованных действий со стороны обучаемого и преподавателя. К тому же уровень развития способностей зависит от задатков – природнообусловленных особенностей нервной системы и мозга. Их роль состоит в том, что «во-первых, они обусловливают разные пути и способы формирования способностей. Во-вторых, они влияют как на уровень, высоту достижений человека в какой-либо области, так и на быстроту развития способностей» (Мазурик Т. Н., 1984). Помимо этого, психологические исследования показали, что задатки определяют разные пути и способы осуществления учебной деятельности. В настоящее время большой интерес представляют психофизиологические исследования, поиск природных детерминант специальных способностей. Э.А. Голубева (1938, 1954) связывает успешность обучения с такими - 30 свойствами нервной системы, как сила и лабильность, и считает, что «... лучше учатся подростки с более лабильной и слабой нервной системой». Экспериментальные исследования и анализ научной литературы свидетельствуют о том, что обучение учащихся разных ступеней в значительной мере зависит от возрастных особенностей психического развития. Вслед за В.А. Крутецким (1972) можно утверждать, что, очевидно, структуру способностей необходимо исследовать в процессе становления и развития, наблюдая за тем, что еще только складывается, не забывая при этом о далеко неоднозначном влиянии возрастного фактора. Однако успешность обучения зависит не только и не столько от возраста, сколько от индивидуально-типических особенностей обучающихся, индивидуального своеобразия сочетания природных качеств и свойств личности. Необходимо выяснить, за счет каких качеств (или способностей) одни учащиеся добиваются высоких результатов в усвоении иностранного языка и высокой коммуникативности и, наоборот, какие индивидуальные особенности устойчиво препятствуют некоторым учащимся достигать значимых результатов. Можно предположить, что традиционная методика обучения иностранному языку способствует проявлению необходимых качеств для успешного усвоения, не принимая во внимание возрастные и индивидуально-типические особенности учащихся, позволяющих им хорошо успевать. Следовательно, можно выделить типы или стратегии усвоения языка, при которых максимально реализуются наиболее свойственные для личности способности. Многочисленные исследования указывают на большую роль коммуникативных функций в структуре специальных способностей, и это, очевидно, отражает то обстоятельство, что общение, будучи важнейшим фактором формирования различных способностей и других особенностей личности (Бодалев А.А., 1984;

Лисина М.И., 1984;

Ломов Б.Ф., 1984;

Farley F.N., 1971;

Cunningham M., 1977), имеет особое значение для способностей, связанных с реализацией коммуникативных потребностей и умений, в частности, языковых способностей.

- 31 Особую роль в реализации коммуникативных задач, необходимых при общении на иностранном языке, несомненно, играет общительность, которая как черта характера формируется в процессе онтогенеза, проходя определенные стадии развития. Б.Г. Ананьев (1977) выделяет три последовательные стадии формирования общительности: первую стадию вычленения из внешней системы взаимосвязей подростка его отношений к другим людям;

вторую стадию превращения этих отношений в наиболее общие и первичные ориентации подростка или коммуникативные черты характера: доброжелательность (общительность, враждебность, замкнутость);

третью стадию образования других характерологических черт (эмпатия, такт и др.) как производных от индивидуальных различий в общительности. Индивидуальные различия в общительности подростка наиболее ярко начинают проявляться в переходный период (12-15 лет) и окончательно формируются к концу юношеского возраста (15-21 год). Этот процесс сопровождается сложными, но вполне закономерными психофизиологическими изменениями;

ростом тревожности по мере расширения круга значимых для подростка межличностных отношений и развитием социального интеллекта как способности воспринимать индивидуально-личностные свойства других людей и рефлексии (Кон И.С., 1990). Наряду с общей тенденцией развития коммуникативной сферы у большинства подростков в юношеском возрасте продолжается ее дифференциация. В зависимости от степени развития навыков межличностных отношений обнаруживается либо снижение личностной тревожности, либо ее усиление. Эмоционально нестабильные, с признаками невропатизации подростки и юноши составляют статистическое меньшинство в своей возрастной группе (не превышающее 10 - 20 %). Между тем, практика показывает, что педагоги в своей учебно-воспитательной деятельности далеко не всегда учитывают эти личностные особенности подростков, в результате тревожность, эмоциональная нестабильность у них могут усиливаться. По данным исследования в дифференциальной психофизиологии, сила-слабость нервной системы связана с динамическими характеристиками - 32 общительности как черты темперамента. По-видимому, эту зависимость следует учитывать при обучении иностранному языку и при подборе соответствующей методики обучения. Тем более что экспериментальные данные говорят о том, что экстравертированные индивиды при строго регламентированном характере деятельности в большей степени, чем интровертированные, ощущают блокирование коммуникативных потребностей, и это служит причиной повышенной напряженности и проявляется в росте показателя эмоционального стресса у экстравертов. Возможно, для экстравертов более предпочтительной окажется коммуникативная методика обучения с большей долей задач коммуникативной направленности. По мнению А.М. Пригожей, А.Л. Катаевой и других исследователей, «современные технологии обучения, как бы вынося за скобки индивидуальность учащегося, особенности его личности, ее пластичность, ориентированы главным образом на объективно заданный норматив и нередко приводят к тому, что у обучающегося развивается учебная тревожность, которая проявляется в отношении и к изучаемому предмету». В этой связи требуется четко дифференцированная программа стратегий и тактик педагога, учитывающих индивидуально-типологические предпосылки учащегося и структуру его личности. Большинство психологов и педагогов сходятся во мнении, что на практике по-прежнему имеют место недостаточно дифференцированный подход, недоучет конкретных причинно-следственных связей, лежащих в основе нарушений учебной адаптации т типе реагирования. Каждый тип реагирования, как указывает Л.Н. Собчик, представляет собой продолжение той индивидуально-личностной ведущей тенденции, которая базируется на типе высшей нервной деятельности и свойствах нервной системы Определенный интерес представляют работы, показывающие, что развитие способностей своеобразно связано с характером жизненной перспективы обучаемого. Соответственно можно предположить, что формирование мотивации широкой временной перспективы (а именно, значение и необходимость иностранного языка в будущем) будет иметь определенное значение в успешности усвоения иностранного языка. В области обучения ино - 33 странному языку психологические вопросы мотивации решаются в работах А.А. Алхазишвили (1974), И.А. Зимней (1997), А.Н. Леонтьева (1981), Н.М. Симоновой и др. В зарубежной литературе также уделяется большое внимание роли мотивации, называемой зарубежными авторами «Motor», «Key-word», в обучении иностранному языку. Многочисленные эксперименты показали, что в течение одного учебного года отношение обучаемых к различным видам речевой деятельности (РД) может резко изменяться в отрицательную или положительную стороны. Внешние мотивы не связаны с содержанием учебного материала: долг, обязанности (широкие социальные мотивы), оценка личного благополучия (узко социальные мотивы), отсутствие желания учиться (отрицательные мотивы). Внутренние мотивы, напротив, связаны с содержанием учебного материала: познавательная деятельность, интерес к содержанию обучения (познавательные мотивы), овладение общими способами действий, выявление причинно-следственных связей в изучаемом учебном материале (учебно-познавательные мотивы). При этом ключевыми и решающими параметрами считаются те, которые присущи данному индивиду: личный опыт, контекст деятельности, интересы и склонности, эмоции и чувства, мировоззрение, статус в коллективе. Это позволяет вызвать у учащихся истинную мотивацию. Перед учителем возникает целый ряд задач, основные из которых заключаются в использовании межличностных отношений и создании эмоционального благополучия, что в свою очередь обеспечит повышение эффективности обучения иноязычному общению. В системе обучения иностранным языком как иноязычной культуре в первую очередь важны средства поддержания мотивации к познавательной, развивающей и воспитательной деятельности, что в конечном итоге вызывает у изучающего иностранный язык коммуникативную мотивацию. В общей структуре мотивации доминирующим является основной мотив, определяющий учебную деятельность и формирование отношения к ней. Это познавательный мотив, так как в его основе заложено постоянное - 34 стремление к познанию, а также имеет место связь с содержательной и организационной стороной самой учебной деятельности. В процессе учебной деятельности начинают действовать и возникающие частные мотивы, руководящие постановкой, принятием и решением отдельных задач для достижения конкретных целей обучения иноязычному речевому общению. «Внутреннее условие» (Леонтьев А.Н., 1975), психические и физические переживания (потребности), осознанная внутренняя или внешняя потребность (мотивы) придают смысл, тем самым стимулируют речемыслительную деятельность, мышление и приводят к желанию больше узнать и научиться мыслить на языке. Благодаря ситуации удовлетворяются потребности личности и создаются положительные установки на изучение иностранного языка. Таким образом, мотивы, интересы, ситуации, установки взаимообусловлены, составляют гармоничное единство личности, являются внутренним энергизатором (Бим И.Л., 1988). Именно учет личностных свойств приводит к возникновению ситуационной коммуникативной мотивации, то есть обеспечивает инициативное участие ученика в учебном или реальном общении. Поскольку обучение происходит посредством общения, которое является сугубо личностным процессом, в котором осуществляется обмен идеями, интересами, передача черт характера, то при коммуникативном обучении учет личностных свойств учащихся имеет первостепенную значимость. Без учета вышеперечисленных факторов речевые действия учеников отрываются от их реальных чувств, мыслей, интересов, то есть теряется источник, питающий речевую деятельность. На современном этапе результаты фундаментальных исследований в области дифференциальной психологии и психофизиологии открывают возможности перехода на следующую ступень - от изучения отдельных свойств нервной системы и элементарных психологических проявлений к изучению взаимосвязей технологий обучения и индивидуальных стратегий усвоения знаний, навыков, умений и др. По нашему мнению, типы овладения связаны - 35 с природными предпосылками, о чём свидетельствует наличие индивидуальных различий в овладении иностранным языком при использовании одного и того же метода, и несомненно оказывают влияние на успешность овладения иностранным языком. Поскольку разграничение индивидуально-психологических, коммуникативных и когнитивных свойств личности носит условный характер в силу их тесной взаимосвязи, представляется необходимым свести указанные свойства воедино и увязать их с понятием «индивидуальный стиль учебной деятельности». Применительно к процессу изучения иностранного языка это понятие определяется большинством авторов как совокупность целесообразных способов осуществления деятельности, обусловленных значимыми для обучения иностранному языку индивидуально-психологическими, коммуникативными и когнитивными свойствами обучаемого. Анализ литературы показывает, что попытки классифицировать индивидуальные стили деятельности по овладению иностранным языком предпринимаются уже достаточно давно и имеют своим результатом построение дихотомий типа «коммуникативный – некоммуникативный», «интуитивно-чувственный рационально-логический», «индуктивный - дедуктивный» и др. Практика свидетельствует, что носители подобных стилей в чистом виде встречаются не так уж часто, однако «поскольку тяготение к преимущественным индивидуально-устойчивым приемам овладения языком очевидно, постольку эти различия следует учитывать в конкретных индивидуализированных технологих учения, в принимаемых методических решениях» (Д. Дэвидсон, Митрофанова О.Д., 1990). Б. В. Беляев выделяет два индивидуальных типа овладения иностранным языком: рационально–логический и интуитивно–чувственный. По мнению автора, формирование этих типов происходит как на основе индивидуальных особенностей человека, так и вследствие методов и приёмов обучения. В исследованиях A Kawszynsky (1951) обучаемые подразделяются на типы «Smith » и « Jones». Первый тип - интроверт, отличается высокой степенью рефлексии, овладение языком происходит долго и с трудом, но знания - 36 характеризуются прочностью и сохраняются в течение долгого времени. Второй тип – экстраверт, интуитивный, легко овладевает языком, но его знания непрочные и быстро забываются. S. Camugli (1931) не противопоставляет интуитивный и рефлексивный типы овладения иностранным языком, а призывает к преодолению различий между ними. Результаты исследования, полученные на взрослом контингенте изучаемых, позволили подтвердить наличие различных типов овладения иностранным языком (Кабардов М.К., 1983, 1989;

Малешина М.С., 1992), речевой и языковой компетенции и способностей. Они представлены понятиями «языковая компетенция» и «речевая компетенция», соответствующими когнитивно-лингвистическому и коммуникативно-речевому типам овладения иностранным на для языком. По мнению М.К. Кабардова, а когнитивноориентированная технология обучения иностранному языку более эффективкогнитивно-лингвистического типа, коммуникативноориентированная - для коммуникативно-речевого типа. Кабардов считает, что типы овладения языком можно рассматривать как индивидуальные стили деятельности. Предполагалось, что большая склонность отдельных обучаемых к собственно лингвистическому материалу (вопреки задаче коммуникативности обучения) служит компенсаторным проявлением определенных способностей: особенности зрительной и слуховой памяти, аналитичности-синтетичности мышления, произвольностинепроизвольности действий, осознанности-неосознанности приемов усвоения средств иностранного языка. Коммуникативный тип овладения характеризуется следующими особенностями: коммуникативной активностью;

общей успешностью в обучении интенсивным методом;

направленностью внимания на речевую деятельность (речь);

относительным равновесием произвольного и непроизвольного запоминания, лучшей продуктивностью слуховой памяти, более детальным воспроизведением материала. Преобладание лабильности второсигнальной системы отличается, более высоким скоростным параметрам мыслительноречевой деятельности - быстротой восприятия словесной инструкции, предъ - 37 являемой на слух;

сравнительно большим объемом языковой и речевой беглости. У представителей данного типа наблюдаются некачественные ответы стереотипные, повторяющиеся, с употреблением неудачных словосочетаний;

тяжело решать задачи на выявление языковых закономерностей. Деятельность в целом характеризуется непроизвольностью, импульсивностью, краткостью ориентировочных действий, сниженным самоконтролем. Для некоммуникативного типа характерны невыразительность коммуникативных действий пассивность в общении на иностранном языке, длительность речевых действий, трудности восприятия речи на слух;

относительная успешность овладения средствами иностранного языка по сравнению с иноязычно-речевыми навыками и умениями и, следовательно, направленность внимания на языковую систему (язык). Наблюдается преобладание произвольного вида памяти, лучшая продуктивность зрительной памяти на графические изображения;

относительно высокая степень выраженности словесно-логического стиля – все это, при инертности во второй сигнальной системе, что объясняет медленное восприятие и переработку словесной инструкции на слух. Речь представителей данного типа характеризуется сравнительно небольшим объемом языковой и речевой продукции при более качественном выполнении отдельных лингвистических задач, т.е. отсутствии стереотипных ответов, неудачных словосочетаний, повторов. Б.В. Беляев (1965 ) полагает, что на формирование индивидуального стиля овладения могут оказывать влияние индивидуальные типологические особенности высшей нервной деятельности. Индивидуальный стиль деятельности проявляется в соотношении ориентировочных, исполнительных и контрольных действий. В исследовании Н.В. Витт (1975) и А.В. Чупининой показано наличие индивидуального стиля речи, как «системы личностных эмоционально обусловленных предпочтений по отношению к языковым и речевым характеристикам текста». Среди факторов, определяющих индивидуальный стиль речи, авторами выделяется эмоциональный аспект экстра- и интроверсии. Устная речь экстравертов характеризуется радостной или гневливой окрашенностью в отличие - 38 от речи интровертов, носящей наступательный или морализующий характер. Объём устных текстов экстравертов во много раз превышает объём у интровертов (Ekman P., 1979). По мнению Рябоконь, все разнообразие стилей учебной деятельности по овладению иностранным языком может быть сведено к двум основным типам, которые автор предлагает называть коммуникативно-синтезирующие стили и интеллектуально-анализирующие стили и анализирует основные параметры, которые характеризируют стили указанных двух групп. Значительное количество данных современной дифференциальной психофизиологии свидетельствует о том, что природной предпосылкой индивидуальных различий как в иностранном языке, так и в любой другой дисциплине, являются специально человеческие свойства нервной системы – специально человеческий тип высшей нервной деятельности. Для изучения индивидуальности за основу берётся теория Павлова о специально человеческих типах: «художниках» и «мыслителях» с преобладанием первой (конкретно-образной) или второй (речевой, абстрактно-обобщённой) сигнальной системы. К. Юнг (1995) особое место в типологии людей придавал экстра–интровертности. Это его центральная типология, базовая для понимания личности. Исходя из его представлений, можно выделить экстра- и интровертов, которые в свою очередь также типологически не однородны. Ввиду того что эта типология является действительно базовой, она рассматривается более подробно в аспекте обучения лиц с различными типологическими чертами. На базе данного подхода в последнее время появилось немало технологий, тестовых методик, теоретических построений, которые пытаются представить, понять, изучить мир в аспекте концепции К. Юнга. Это связано с тем, что экстра- и интровертность лежат в основе фундаментального типологического деления людей. Каждый психологический тип личности нуждается в определённых методах обучения. Между различными психологическими типами личности устанавливаются свои психологические закономерности обмена информацией. Выявив такие закономерности, можно обоснованно - 39 рекомендовать методики обучения, ориентированные на типологическое разнообразие учеников. Особенно это важно сделать для акцентуированных личностей. По характеру акцентуаций можно выделить обучающихся с акцентуированными и неакцентуированными чертами личности. Среди акцентуированных черт личности для определения методики преподавания особо важны такие акцентуации, как: истероидная, психастеническая, маниакальная, шизоидная, психопатическая, экстравертированная, интровертированная и др. По ведущей метапрограмме интеллектуальной активности личности можно выделить обучающихся со стратегиями: избегания и достижения, глобализма и частности, с внутренней и внешней референтацией, с поиском сходства и различий, с внешней и с внутренней активностью. Особенный интерес представляют экстра-, интровертированные акцентуации, паранойяльные, истероидные. Например, для создания комфортных условий для формирования навыков при обучению иноязычному общению у экстравертов желательна частая смена ролей, требующих одинаковых текстовых характеристик. В этом случае проигрывание новых ролей способствует поддержанию интереса экстравертов к выполняемой деятельности. 1.3 Современные представления об аномальной личностной изменчивости. Концепция об аномальной личностной изменчивости является методологической основой для индивидуального подхода как к личностной диагностике, так и к психотерапии, психокоррекции, реализуя антропоцентрический подход к психологическим переживаниям человека (Рубинштейн С.Л., 1946;

Ананьев Б.Г., 1977;

Целибеев Б.А., 1970;

Ломов Б.Ф., 1984;

Зинченко В.П., 1996;

Платонов К.К., 1971;

Братусь Б.С., 1988;

Климов Е.А., 1968;

Мерлин В.С., 1990;

Пономаренко В.А., Шадриков В.Д., 1996;

Сосновский Б.А.). На основании результатов психологических, психофизиологических, антропологических, психопатологических наблюдений и экспериментальных исследований за представителями различных личностных психотипов, располагающихся в конституционально-континуальном пространстве аномаль - 40 ной личностной изменчивости (Ахвердова О.А., 1998;

Боев И.В., 1999;

Белашева И.В., 1999;

Золотарев С.В., 1999;

Кочергина А.В., 2000;

Гнучев В.Ф., 2001;

Волоскова Н.Н., 2001;

Кривоконь В.И., 2001;

Косинова В.В., 2002;

Терещенко Э.В., 2002;

Шурупов В.А., 2002;

Кобрянова И.В., 2002), были сделаны обоснованные выводы о непрерывном (континуальном) распределении личностно-характерологических особенностей субъектов от крайнего варианта психической и психологической нормы–акцентуаций к диапазону пограничной аномальной личности и далее к диапазону патологической психической конституции личности (психопатии) (диаграмма 1.1). В указанных работах представлены психологический, психофизиологический, антропологический и психопатологический уровни диагностики, подтверждающие статистически достоверное существование пограничной аномальной личности, занимающей в психотипологическом конституционально-континуальном пространстве промежуточное положение между диапазоном психологической нормы-акцентуации и диапазоном психопатии.

К о н с т и т у ц и о н а л ь н о -к о н т и н у а л ь н о е п р о с т р а н с т в о ан ом ал ь н ой л и ч н остн ой и зм ен ч и в ости С тав р о п о л ьская го суд ар ств ен н ая м ед и ц и н ская академ и я Диаграмма 1.1 Конституционально-континуальное пространство аномальной личностной изменчивости.

- 41 Разграничение психологической нормы, пограничной аномальной личности и психопатической личности основано на анализе стабильности - нестабильности личностно-характерологической структуры, социально-психологической адаптации-дезадаптации, особенностей формирования компенсаторных–декомпенсаторных стереотипов поведения, психологической и психической толерантности и надежности функционирования индивидуального барьера адаптации при деструктивном воздействии внешних факторов. В результате проведенных исследований доказано, что в основе пограничной аномальной личности лежит конституционально-психотипологическая предиспозиция, недостаточность, отражающая фенотипическую изменчивость и различную степень зависимости от генетических и социально-экологических факторов. Для диагностики психопатии существуют критерии, выделенные О.В. Кербиковым (1971): тотальность, относительная стабильность патологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию. Для диагностики подростковых акцентуаций ориентиром являются критерии, представленные А.Е. Личко (1983), а у взрослых – К. Леонгардом (2000): при акцентуациях отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. Пограничная аномальная личность характеризуется взаимосочетанием черт характера и личности, которые определяют ведущие психотипологические особенности конкретного или смешанного психотипов. Взаимоотношение личностных и характерологических особенностей таково, что у представителей ПАЛ характерологические черты доминируют над личностными, что выражается формулой преобладания «хочу над надо». У акцентуантов аналогичное взаимоотношение определяется формулой преобладания «надо над хочу» и отсутствием ведущих психотипологических особенностей, свойственных конкретному или смешанному психотипам, что обеспечивает им хороший уровень социализации. Сам по себе этот факт у акцентуантов подчер - 42 кивает надежность функционирования индивидуального барьера психической и психологической адаптации и полноценность психобиологического резерва личности, обеспечивая акцентуантам надежную и устойчивую адаптацию в социальной среде. Функционирование индивидуального барьера психологической и психической адаптации представителей различных психотипов ПАЛ отличается отсутствием стабильности, неполноценностью и дисгармоничностью психобиологического резерва личности. Этот факт объясняется наличием конституционально-психотипологической недостаточности, подразумевающей слабость компенсаторных и адаптационных механизмов, которые не в состоянии постоянно укреплять места наименьшего сопротивления в личностно-характерологической структуре. Диапазон нормы реакций у акцентуантов доказательно широк, что подтверждает гораздо меньшую конституционально-психотипологическую детерминированность вероятностных личностных аномалий. Акцентуанты в большей степени зависят от социально средовых факторов, чем от конституциональных. В то же время у представителей ПАЛ диапазон нормы реакций значительно уже, с преимущественной зависимостью от конституциональнопсихотипологических факторов, а не от средовых. Детерминированность нормы реакций от конституционально-психотипологической основы у акцентуантов и ПАЛ можно схематично представить следующим образом:

- у акцентуантов конституциональная обусловленность нормы реакций составляет одну треть, а на две трети – зависимость от внешних микро- и макросоциальных факторов;

- у ПАЛ конституциональная зависимость нормы реакций составляет две трети, а одна треть приходится на внешние средовые факторы. Следовательно, необходим дифференцированный подход к оказанию психологической, психотерапевтической и медико-психологической специализированной помощи. Вероятностная эффективность профилактических, - 43 корригирующих, терапевтических и реабилитационных мер должна быть принципиально различной у акцентуантов и представителей ПАЛ. Социально-стрессовые, экологические и иные экзогенные и экстремальные факторы, деструктивно влияющие на конституционально-типологическую основу личности, приводят к снижению функциональной активности индивидуального барьера психической и психологической адаптации, истощают психобиологические резервы личности и компенсаторные механизмы психологической защиты, которые, в свою очередь, перестают полноценно выполнять свои функции по укреплению, защите мест наименьшего сопротивления в личностно-характерологической, психофизиологической и в целом психобиологической структуре субъекта. Общим результатом является неустойчивая адаптация ПАЛ во внешней среде, проявляющаяся не только личностными и поведенческими аномалиями, но и патологическими формами девиантного поведения, пограничными психическими расстройствами. У представителей ПАЛ под влиянием деструктивных факторов внешней среды легче и быстрее формируются состояния конституциональной психологической декомпенсации, что приводит к выраженной аномальной личностной изменчивости, т.е. регистрируются аномалии по вектору «норма-патология». В случае сверхзначимых и жизнеопасных экстремальных воздействий наблюдается формирование пограничных психических расстройств невротического уровня, свидетельствуя не о постепенной конституциональной изменчивости, а о скачкообразном переходе к вектору «здоровье-болезнь». Толерантность акцентуантов к деструктивному действию внешних факторов достаточно высока. У акцентуантов лишь в случае сочетанного и длительного воздействия деструктивных факторов на психологическую, биологическую или духовную основы, составляющие триединую сущность личности, наблюдается негативный дрейф в конституционально-континуальном пространстве в сторону диапазона пограничной аномальной личности. Например, наличие ситуации социально-информационного стрессирования. В то же время признаки личностной и поведенческой декомпенсации у пред - 44 ставителей ПАЛ могут наблюдаться при деструктивном воздействии внешних факторов лишь на одну из перечисленных составляющих. Для ПАЛ в отличие от акцентуантов не требуется патогенетически значимых психотравмирующих ситуаций, чтобы произошел «сдвиг» в сторону проявления декомпенсации личностных, поведенческих отклонений и/или пограничных психических нарушений. Таким образом, пограничная аномальная личность – это особый промежуток выраженности и представленности психотипологических, личностных, психофизиологических, антропологических и психопатологических качественных градаций аномальной личностной изменчивости, отличающихся на системном уровне как от регистра психологической нормы–акцентуации, так и от патологической психической конституции – психопатии. 1.4 Психотипологические характеристики личности Акцентуации характера представляют собой усиление отдельных черт характера до такой сильной степени, при которой адаптационные возможности субъекта значительно снижаются в условиях эмоциогенной ситуации. В.Я. Семке (1986, 1991) утверждает, что «среди усиленных характерологических черт могут оказаться как позитивные, так и социально негативные личностные свойства». Аномалия в медицинской литературе трактуется как отклонение от нормы (в качестве примера приводится психопатия) (Братусь Б.С., 1988;

Палей И.М., Гербачевский В.К., 1972;

Попов Ю.В., 1986). Если аномалия есть отклонение от нормы, следовательно, должно существовать понятие психической нормы или гармонии. П.Б. Ганнушкин (1964) утверждал, что «гармонические» натуры по большей части есть плод воображения», поэтому в психическом плане возможны только здоровье или болезнь. В.Я. Семке и В.Н. Судаков (1986) вместе с тем все же считают возможным выделить критерии, позволяющие сформировать понятие гармонической личности: «Гармоничные в психическом смысле люди проявляют вовне достаточную сба - 45 лансированность основных нервных процессов (возбудительного и тормозного)…». Если обратиться к физиологии как основе всех процессов жизнедеятельности, в том числе и психических процессов, то окажется, что понятие гармонической личности основывается на возможности равновесия между информацией об объективных параметрах раздражителя и его субъективных характеристиках, что равнозначно балансу между силами возбуждения и торможения (Анохин П.К., 1975). В.Д. Небылицын (1976) писал в этой связи: «Термин «уравновешенность», принятый в павловской школе, относится специально именно к соотношению между двумя «силами» - между силой нервной системы относительно возбуждения и силой относительного торможения». Б.С. Братусь (1988), присоединяя свой голос к тем, кто определяет психическую норму как баланс сил возбуждения и торможения, писал: «Между условными полюсами «нормы» и «патологии» находится обширное поле отклонений, аномалий развития», которые не являются нормой и вместе с тем не переходят границы патологии. Психиатры склонны полагать, что такие психотипологические черты личности, как акцентуации, относятся не к аномалии, а к норме (Личко А.Е., 1977;

Гиндикин В.Я., 1999). Но для психолога утверждение подобного рода есть повод для полемики, поскольку акцентуации в психологии относят к аномалиям. Вопрос о понятии психической нормы и о том, считать ли акцентуацию нормой или аномалией, остается дискуссионным. Так, А.Е. Личко, неоднократно повторяя, что акцентуация – это не аномалии, а норма, и отклонение поведения от общепринятых норм является основным проявлением как психопатий, так и в подростковом возрасте – акцентуаций характера. Личко выделяет акцентуации, называя их не аномалиями, а крайними вариантами нормы, но все же выдержки из работы этого видного российского психиатра позволяют возможность судить о противоречивости суждений психиатров, дающей повод некоторым психологам отстаивать точку зрения об аномальном происхождении акцентуаций.

- 46 С точки зрения И.В. Боева (1998), акцентуация характера, сформировавшаяся в подростковом возрасте, в процессе взросления может подвергаться аномальной личностной изменчивости и приобретать черты пограничной аномальной личности. 1.4.1. Циклоидный тип акцентуации личности. Отличаются хорошим, даже повышенным настроением, соответствующим верхней границе нормы, т.е. приподнятостью и адекватной веселостью. Первые проявления гипертимности нередко возникают с детства: неугомонность, шумливость, стремление командовать сверстниками, чрезмерная самостоятельность. Обладают высоким жизненным тонусом, способностью к активной, целенаправленной и продуктивной деятельности, высокой работоспособностью, которая сохраняется длительное время (годы и десятилетия). Энергичны, выражено стремление к лидерству, притом неформальному. Внешний вид больше напоминает пикников или нормостеников с тенденцией к пикническому телосложению. На лице мы видим адекватную доброжелательную эмоциональную игру, отражающую общительность и жизнелюбие. Чувство симпатии у окружающих появляется практически сразу, когда они видят приветливое и доброжелательное выражение лица, мягкие, добрые, лукавые глаза, душевность и добросердечность, которую источают циклотимики. Практически все представители циклоидного психотипа внешне симпатичные, обаятельные, правдивые и чрезмерно болтливые, но в то же время надежные и преданные друзья и коллеги. Разговорчивы, говорят быстро, с живой мимикой и жестами. Характеризуются как врожденные рассказчики, которые самые обычные истории умудряются преподнести слушателям как чрезвычайно интересные и с чувством юмора. Высокий биологический тонус проявляется всегда хорошим аппетитом, здоровым, крепким сном – встают бодрыми, отдохнувшими. Сексуальное влечение пробуждается рано и отличается силой. Быстро увлекаются, но и быстро охладевают к сексуальным партнерам.

- 47 Циклоиды обычно остроумны, безобидно для окружающих ироничны, обладают от природы различными способностями как в гуманитарных, так и в точных областях знаний, что выгодно отличает циклоидов от представителей общей популяции. Легко проявляют поэтические, художественные способности, хорошо поют, легко и артистично танцуют. Они легко находят общий контакт с окружающими людьми благодаря своей эмоциональной теплоте и эмпатичности. Через несколько минут общения с ними появляются дружеские чувства, и они быстро становятся душой компании, всеми признанными формальными и неформальными лидерами. Коммуникабельность и общительность в сочетании с природными способностями позволяют им легко продвигаться по социальной лестнице. Однако очень часто циклоиды предпочитают роль неформального лидера, что не мешает им наслаждаться жизнью и оставаться душой компании. Легко осваиваются в незнакомой обстановке, но переоценивают свои возможности и строят чрезмерно оптимистичные планы на будущее. С удовольствием путешествуют, ездят в командировки, способны легко убедить окружающих в своей правоте и следовать своим идеалам. Любят и стремятся находиться в обществе, что привлекает к ним окружающих людей. Умение довольствоваться настоящим социальным и финансовым положением, сохраняя душевный покой, дружелюбие и обходительность, позволяет им чаще, чем другим акцентуантам, испытывать удовлетворение от жизни во всех ее проявлениях. Для представителей циклоидного психотипа характерна неустойчивость интересов, присуща неразборчивость в выборе знакомств, в силу чего могут оказаться в дурной компании, начать выпивать (обычно предпочитая неглубокие степени опьянения), пробовать действие наркотиков и других токсических средств. Хотя у циклоидов нет физиологической тяги к алкоголю и наркотикам, тем не менее длительное время препровождение в компаниях способствует бытовой алкоголизации в последующем. Плохо переносят одиночество, строго регламентированную дисциплину, монотонный и требующий мелочной аккуратности труд, вынужденное безделье. Стремле - 48 ние окружающих подавить их активность и лидерские тенденции нередко ведет к бурным, но коротким вспышкам раздражения. Не злопамятны. Отличаются высокой толерантностью к внешнему воздействию и хорошим физиологическим резервом, что делает достаточно надежным процесс психологической адаптации в меняющихся условиях. Плохо совместимы с подростками эпилептоидного типа, от представителей шизоидного, сенситивного и психастенического типов стараются дистанцироваться. Представители циклоидного психотипа диапазона пограничной аномальной личности внешне гораздо больше напоминают пикников, склонных к застолью, чревоугодию, злоупотреблению спиртным. Производят больше шума, суеты, беспокойства, но душевного и мягкого, без озлобленности, гетероагрессивности, характерной для эпилептоидов и истероидов. Циклоиды отличаются предприимчивостью, тенденцией к авантюре. Они легко бросаются в недостаточно обдуманные предприятия. И если они увлечены, то их легко обмануть в силу доверчивости, открытости и добродушия, что часто ставит их в неловкое положение обманщиков и авантюристов. Другими словами, часто высокий жизненный тонус может сочетаться с работоспособностью, которая лишается продуктивности и целеустремленности. Многие из них, обладая от природы яркими способностями, даже талантливостью, с трудом извлекают для себя и близких определенную социальную пользу. Недобросовестные и аморальные люди используют эмоциональную неустойчивость и нестабильность жизненных принципов циклоидов в своих целях. Именно поэтому можно наблюдать, как чаще всего эпилептотимики и стеничные шизотимики склоняют циклоидов к пьянству, вовлекают в асоциальные компании, чтобы иметь над ними большую власть и с большей легкостью использовать в своих корыстных интересах. Циклоиды диапазона ПАЛ обладают умеренно выраженной толерантностью к внешним факторам, что приводит к нарушению индивидуального барьера психической и психологической адаптации и истощению физиологического резерва. В связи с этим более выражены аффективные коле - 49 бания настроения от гипертимности до спада настроения, длящиеся обычно 2-3 недели и перемежающиеся длительными интермиссиями. Этот период сопровождается гипоэргией, ослаблением мотивов и желаний, снижением продуктивности. Неудачи и мелкие неурядицы тяжело переживаются. Серьезные нарекания, особенно унижающие самолюбие, способны навести на мысли о собственной неполноценности и ненужности. Аффективная лабильность становится заметной, когда легко могут появиться слезы, печаль и так же легко возникает веселость и жизнерадостность. Именно поэтому они легко могут и посмеяться, и поплакать, тем самым облегчая свое психологическое состояние и располагая людей к общению. Эпизоды мягких, кратковременных субдепрессивных переживаний сопровождают циклоидов практически всю жизнь. Это приводит к недостаточной социально-психологической адаптации, которую циклоиды ПАЛ пытаются восстановить приемом алкоголя, что приводит к формированию зависимости. 1.4.2. Истероидный тип акцентуации личности. Антропологические показатели варьируют от астенического телосложения с тенденцией к нормостении до пикников, также с тенденцией к нормостении. Внешне отличаются пластичной, оживленной пантомимикой, не всегда адекватной ситуации, но с тенденцией к экспрессии и экзальтации. На лице отражается одновременно множество чувств и переживаний в ответ на любые внешние раздражители. Жизненный тонус характеризуется средним уровнем или даже выше среднего, поэтому и работоспособность достаточно высока. Однако длительно сохранять высокую и продуктивную работоспособность истероиды не в состоянии, поэтому для восполнения физиологических затрат им требуется чаще делать перерывы в работе, учебе, отдыхать или переключаться на другой вид деятельности. Отличаются хорошей способностью к освоению нового материала, у них получается схватывать на лету все, что касается учебы, практических на - 50 выков, особенностей интерперсональных взаимоотношений. Благодаря хорошей памяти, живому темпераменту, яркому образному восприятию и представлению складывается обманчивое впечатление особых интеллектуальных способностей, что обучение дается легко и они значительно опережают своих коллег по учебе и работе. На самом деле истероиды не всегда достаточно глубоко понимают и осознают внутренние связи предметов и явлений. Для них больше характерно поверхностное восприятие мира, но яркое, эмоциональное, динамичное и сохраняется иллюзорная убежденность в своем превосходстве над окружающими. В последующем они прекращают активно заниматься и спустя некоторое время обнаруживают, что отстают от своих «малоподвижных» коллег, а усвоенных прежде знаний и навыков не хватает, чтобы соответствовать должному уровню. Заставить себя долго и кропотливо трудиться истероид не может, поэтому чаще всего они оказываются худшими работниками, чем их менее привлекательные и внешне менее яркие коллеги. Активны и целеустремленны истероиды в случае, если их деятельность положительно оценивается с профессиональной и этической стороны коллегами и руководством, а также социально и психологически одобряема окружающими.

Работа и учеба ради идеи, высоких целей для истероидов диапазона нормы-акцентуации скучна и неинтересна. В работе ослаблено сознание ответственности и долга, товарищества и сопереживания - лишь внешнее, что мешает построить надежные и крепкие взаимоотношения с окружающими. Именно поэтому истероиды чаще, чем представители других психотипов, меняют свою микросреду. В то же время, если истероиды обладают высоким интеллектом и хорошей культурой, то они способны на глубокие философские и аналитические обобщения. Живость ума и красочность воображения позволяет создать адекватные представления о мире и человеческих взаимоотношениях. Это преимущество помогает скрывать слабости и максимально долго демонстрировать свои положительные способности, не переставая удивлять, вызывать восхищение. В этом случае истероиды могут управлять собой, стремиться к цели и благополучно достигать ее.

- 51 Истеротимики, так же как и эпилептотимики, обладают способностью к глубокому и точному интуитивному восприятию окружающих людей. Они могут дать верную оценку окружающим с первого взгляда. Однако им трудно закрепить свои интеллектуальные потенции в соответствующем социально-приемлемом стереотипе поведения и терпеливо следовать своей оценке и прогнозу. Они словно живут в иллюзорном мире, в котором плохо учитывают конкретные ситуации. В реальной жизни больше стремятся казаться кемлибо, чем быть на самом деле личностью. Из-за этого производят впечатление несколько инфантильных, ювенильных личностей. Подсознательно стремятся найти себе покровителей, которые бы защитили их тонко чувствующую и возвышенную натуру от грубости, цинизма и несовершенства окружающих. Представители истероидного психотипа часто становятся на короткий срок формальными лидерами новой микросреды. Но вскоре собственная неустойчивость, нестабильность, неспособность выдержать длительные нагрузки и повышенные требования, предъявляемые к лидерам, заставляют сложить с себя полномочия. Чтобы оправдать свою недостаточную работоспособность и безответственность, у истероидов существует масса причин. Высокий уровень притязаний служит основой для недоразумений, конфликтов и обвинения окружающих в предвзятости. Они готовы обвинить в неудачах и конкретных людей, и обстоятельства. Именно поэтому им трудно выдержать конкуренцию со стеничными шизоидами и эпилептоидами, и скорее всего они подчиняются воле последних. Истероиды часто награждены от природа различными способностями преимущественно гуманитарного толка – читают и сочиняют стихи, музицируют, рисуют и поют, но при условии, если окружающие на перестают удивляться и восхищаться их талантом, ставить в пример и вообще ориентироваться на них. Это им также необходимо, чтобы преуспевать в изучении иностранного языка, они прекрасно переводят и участвуют в живом общении, привлекают к себе внимание естественными эмоциональными реакциями, открытыми, зачастую прямолинейными суждениями, придают беседе интри - 52 гующий характер, тем самым оживляя ее и внося легкое неопределенное волнение. Истероиды стараются произвести первое яркое впечатление, а дальше им уже неинтересно и скучно ожидать позитивных результатов межличностного общения или реализации какого-нибудь дела. Они стремятся сразу произвести эффект необычного загадочного человека, наделенного особыми способностями, интеллектом, проницательностью, граничащей с мистикой. Склонны к фантазированию, часто выдавая желаемое за действительное. Однако тенденция к лживости проявляется лишь в обстановке попустительства и отсутствия регламентации поведения и отношений. Угроза наказания, как и само наказание, действует весьма отрезвляюще и поэтому жизненный путь изобилует неожиданными подъемами и спадами по социальной иерархии. Со временем они научаются сдерживать себя, вырабатывают терпение, овладевают самоконтролем и с большей выгодой для себя могут пользовать способностью производить яркое впечатление на окружающих. Представители истероидного психотипа пограничной аномальной личности имеют большое желание получить признание и восторг «здесь и сейчас», а отсутствие таких характерологических черт как выдержка, целеустремленность, терпеливость, быстро приводит к конфликтам и недоразумениям. Лживость и фантазирование целиком служат приукрашиванию своей особы. Для истероидных личностей характерна лживость, псевдология, сочетающаяся с наигранностью, искусственностью внешних эмоциональных проявлений, чувств, эмоциональной и личностной зависимостью от окружающих и в особенности от лидеров. Чем больше истероиды врут, строя свои межличностные отношения, тем больше они верят в собственную ложь и тем труднее от нее в последующем отказаться. Они подвижны, суетливы, беспокойны, везде успевают вставить замечания, с их точки зрения необходимые и существенные. На самом же деле замечания в большинстве своем пустые и ничего не значащие. Заметно стремление изобразить себя, представить себя в более выгодном и значимом свете. В зависимости от уровня интеллекта, широты культуры, мировоззре - 53 ния они стремятся копировать «лучших» представителей той социальной среды, той субкультуры, к которой относятся или, по их мнению, должны принадлежать. Внешние проявления эмоциональности на деле оборачиваются отсутствием глубоких чувств при большой выразительности, театральности переживаний, склонности к рисовке и позерству. Выражена психологическая «жажда» признания несуществующих заслуг, поклонения, обожания и восторженного восприятия окружающими. Истероиды не в состоянии рационально воспользоваться теми способностями, которыми награждены от природы, от чего очень страдают, видя блестящую реализацию весьма посредственных способностей своих сверстников. Представители ПАЛ готовы пожертвовать чем угодно, лишь бы добиться признания своего мнимого авторитета, и, поскольку не удается этого сделать позитивными способами, используют любые негативные способы. Психологическая гипертрофия образа «жертвы» - один из любимых поведенческих стереотипов истероидов, что указывает на их склонность к психологическому мазохизму. Среди сверстников претендуют на первенство или на исключительное положение. Неудовлетворенный эгоцентризм нередко приводит к яростной оппозиционности. Самооценка далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент легче всего произвести впечатление. 1.4.3. Эпилептоидный тип акцентуации личности. Антропометрические характеристики эпилептоидов даже внешне отличаются гармоничным, крепким телосложением, равномерным развитием мышц и жировой прослойки, соразмерными пропорциями конечностей и туловища, чаще свойственным атлетам или нормостеникам с хорошо развитым плечевым поясом, шеей, достаточно крупными кистями рук и стопами ног. Эпилептоиды диапазона ПАЛ визуально отличаются от крайнего варианта нормы - акцентуантов более короткими нижними и более удлиненными - 54 верхними конечностями по сравнению с туловищем, а также чаще всего короткой мускулистой шеей и достаточно развитым торсом. Бесстрастное выражение лица часто сменяется эмоциональной живостью, игрой мимических мышц, отражающих жизнелюбие и жизнерадостность. Но в любую секунду оно вновь готово смениться на ровное бесстрастное выражение, если этого потребуют обстоятельства. У представителей ПАЛ часто заметен асимметричный лицевой череп с признаками яркой чувственности и игры инстинктов на лице. Конституциональным эпилептоидам даже при хорошем интеллекте, широком мировоззрении и культуре очень трудно бывает скрыть от окружающих свою меркантильность, граничащую с жадностью, самость, болезненное честолюбие и порочную склонность к чувственным наслаждениям. Если у эпилептотимиков духовная жизнь является значимой составляющей, то у представителей ПАЛ наблюдается явный перевес материальной составляющей в жизни. Эпилептоиды ПАЛ жадны, завистливы, похотливы, что часто является предметом споров, конфликтов, драк, нарушений общепринятых законов. Если эпилептоидный акцентуант, стремясь приобрести для себя материальную ценность, постарается создать такие условия, чтобы максимально законным путем эта вещь в конечном итоге ему принадлежала, то эпилептоиду ПАЛ весьма трудно сдержать свои инстинкты и управлять ими. Не успев дождаться, когда ценная вещь станет законной его собственностью, эпилептоиды могут предпочесть кражу, достаточно грубый обман, вымогательство или шантаж. Всем перечисленным проявлениям способствует легко возникающий дисфоричный оттенок настроения с постепенно накипающим раздражением и поиском объекта, на котором можно было бы сорвать зло. Обильное застолье, яства, в избытке алкоголь, азартные игры, сексуальные наслаждения - вот тот круг, без которого эпилептоидам очень трудно представить реальную жизнь. Вне чувственных удовольствий жизнь для эпилептоидов теряет смысл и прелесть. Если для шизоида, представителя ПАЛ важна идея, то эпилептоид ПАЛ тоже может быть фанатичным последователем или апологетом какого-либо учения, но при этом он сочетает свою фана - 55 тическую увлеченность с реальными чувственными наслаждениями. В состоянии алкогольного опьянения легко теряют контроль над собой, действуют импульсивно, в неподходящей ситуации могут неожиданно разразиться потоком брани, нанести побои. Самооценка обычно однобокая – представляют себя более конформными, чем есть на самом деле. Эпилептоиды характеризуются высоким жизненным тонусом, хорошей работоспособностью и выносливостью, низким уровнем утомляемости. В большинстве своем они целеустремленны, педантичны, аккуратны, добросовестны и даже скрупулезны в выполнении заданий. Подобное сочетание качеств, плюс хорошие природные способности к обучению, приобретению практических навыков на базе общей эрудиции позволяют им достаточно быстро продвигаться как в учебе, так и работе. В межличностных отношениях эпилептотимики достаточно гармоничны, умеют быть эмоциональными, им свойственна насыщенность инстинктивных переживаний. Они легко находят контакт с окружающими, интуитивно чувствуя их психологические слабые и сильные стороны, что позволяет им завоевывать расположение коллег. Эпилептотимиками управляют честолюбие и меркантилизм, которые они хорошо скрывают, а также чувство самости и сентиментальности. Чем выше интеллект и шире культура эпилептотимиков, тем легче им добиваться расположения вышестоящих начальников и налаживать прочные отношения с коллегами. Сила в сочетании с инертностью и подвижностью нервных процессов позволяет им очень точно строить свое поведение для достижения цели. Поэтому практически любые социально-психологические трудности для акцентуантов преодолимы и их трудно застать врасплох. Со всеми вышестоящими эпилептотимики стремятся сохранять паритетные отношения, но без панибратства, подчеркивая разницу в социальной иерархии. Эпилептоиды легко находят выход из самых запутанных и сложных ситуаций, причем близкий к оптимальному. Психотравмирующее влияние на них может оказать ситуация, угрожающая их честолюбивым планам и материальным ценностям. Только в этом случае можно увидеть кратковременную - 56 спонтанную эмоциональную и инстинктивную «бурю», которую эпилептоиды не смогут завуалировать несмотря на культуру и высокий интеллект. Честолюбие сочетается у них со склонностью незаметно, но прочно подчинять себе окружающих, привязывать их к себе сотнями незримых уз от личного обаяния и привлекательности до психологического садизма, с помощью которого эпилептоиды психологически частенько паразитируют на акцентуантах сенситивного и психастенического вариантов шизоидного психотипа. Даже в родительских семьях эпилептоиды стремятся к диктату и тоталитаризму, добиваясь этого благодаря несовершенству взаимоотношений, психологической слабости отдельных членов семьи. Эпилептоиды-акцентуанты, как и шизоиды-акцентуанты, от природы награждены способностями к точным и гуманитарным наукам. Чем бы они ни занимались, их работоспособность, усидчивость и добросовестность в сочетании с интеллектуальными способностями позволяют добиться многого. При этом у них всегда сохраняется трезвая самооценка. Тактические и стратегические задачи ставят перед собой реальные и неуклонно добиваются их реализации. План на день, на неделю, на год с конкретной выгодой для себя они научаются составлять уже в подростковом возрасте, стремясь затем сделать все, чтобы достичь поставленных целей. Часто ни логика, ни убеждения не помогают заставить отказаться эпилептоидов от задуманного. Даже если они видят путь компромисса, им невероятно сложно согласиться, в отличие от шизоидов, которые охотно идут на компромисс, понимая, что в конечном итоге они смогут получить нечто большее. Часто при хорошем интеллекте, способностях к точным или гуманитарным наукам представителям эпилептоидного психотипа ПАЛ трудно себя реализовать и так же быстро, как акцентуантам, продвинуться по социальной лестнице. С одной стороны, тормозной компонент волевой функции в виде сдерживания ослаблен, а такое свойство нервной системы, как инертность, все больше напоминает ригидность. Поэтому зачастую желание и обладание, достижение цели у радикалов соединяется в одной единице времени. Им - 57 трудно ждать завершения какой-либо комбинации, которую они сами же рассчитали. В результате - конфликты и недоразумения со сверстниками. Эпилептоиды также могут дать эмоциональную реакцию раздражения, вплоть до ярости и гетероагрессии, в случае нарушения намеченных сроков реализации тех или иных задач. Особенно это характерно в ситуациях, когда подобные задержки возникают по объективным причинам, а не по их вине. В результате большого количества не удовлетворяющих личность эпилептоида ситуаций (отсутствие карьерного роста, трудное финансовое положение, поиск дополнительного заработка, напряжение на работе, связанное с поддержанием престижа, и т.д.) проявляется обострение личностно-характерологических черт, что истощает психобиологические ресурсы и приводит к снижению психологической толерантности, ухудшению адаптации и способности к обучению. Кроме перечисленных видоизменяющихся личностно-характерологических черт от акцентуации до ПАЛ, нельзя не отметить усиление злопамятности, мстительности, сочетающихся с откровенной, часто вульгаризированной льстивостью. Особенностью эпилептоида является тот факт, что если ему приходилось пресмыкаться перед кем-либо, унижаться, льстить, ущемляя собственное достоинство на пути к поставленной цели, то, достигнув ее, он не преминет отомстить, использовав прессинг психологического и даже физического садизма. В отличие от акцентуанта представитель ПАЛ не будет ждать, когда ситуация сама по себе позволит ему отомстить, а будет активно строить планы для совершения реальной мести в отношении того, перед кем пресмыкался. Эпилептоиды любят и стремятся ощущать свое превосходство над окружающими, получая от этого глубокое психологическое удовлетворение. Колоссальное наслаждение доставляют им также всяческие интриги, инициаторами которых они сами и являются. В этом немалую роль играют механизмы психологической защиты. Тенденция к психологическому садизму все более заметна и ярче проявляется у представителей ПАЛ. Она «обрастает» - 58 склонностью к физическому садизму по отношению к более слабым сверстникам, младшим, бессловесным, униженным, оскорбленным, которые почти наверняка не смогут постоять за себя. Сексуальная жизнь насыщена событиями, поскольку чувственность является характерной чертой их интимной жизни. Они умеют и любят получать чувственное наслаждение и от драки, и от азартных игр, и, конечно, от секса. Их сексуальная неутомимость, в чем-то даже сексуальная неразборчивость в партнершах и партнерах и легко развивающаяся чувственность делают эту сторону жизни для эпилептоидов важной и содержательной. Выявить эпилептоидов-интриганов могут акцентуанты и циклоидного и истероидного психотипа, но противостоять и удерживать свои позиции могут лишь акцентуанты шизоидного психотипа. Чем больше эпилептоиды не встречают отпора, чем меньше регламентация поведения, тем заметнее дрейф личностно-характерологических черт в сторону патологии. При выраженности подобных личностно-характерологических свойств представителей эпилептоидного психотипа ПАЛ можно наблюдать весьма бурную реакцию не столько на стрессовые ситуации, сколько даже на бытовые, в которых заметна хотя бы минимальная угроза, перспектива лишения их материальных благ, чувственных удовольствий, наслаждений, ограничения их самости. В этих случаях эпилептоиды часто дают бурные аффективные реакции вплоть до эксплозивности, дисфории в виде тоскливозлобного настроения, гетероагрессивной направленности. Подобные переживания приводят к конфликтам, дракам, нарушению правового поля. В условиях хронического психологического стрессирования они склонны употреблять спиртные напитки, чтобы снять нарастающее эмоциональное напряжение, которое может мешать им принимать адекватные решения и реализовывать их. В состоянии опьянения у эпилептотимиков проявляется сентиментальность до слез и грубая чувственность с вульгаризированным поведенческим оттенком. Очень часто алкоголь не только расслабляет, снимает дисфорический фон настроения, но в больших или малых дозах может провоцировать эксплозивные реакции, гетероагрессию, если психотипологические эпи - 59 лептоидные особенности отягощены признаками минимальной мозговой недостаточности и/или вялотекущей органической неврологической симптоматикой. Следует подчеркнуть, что систематизация регламентированного поведения дисциплинирует эпилептоидов, ограничивая и не потворствуя реализации порочных склонностей. Своевременное систематическое проведение психологической коррекции, психотерапии профессиональными психологами и психотерапевтами позволяет добиться существенной коррекции личностно-характерологических особенностей конституциональных эпилептоидных представителей ПАЛ, во всяком случае банальные стрессоры эпилептоиды начинают выдерживать, самостоятельно нивелируя пограничные психологические и психопатологические переживания, свойственные пограничным аномальным личностям. Следовательно, усиление роли социальных институтов в общественном сознании, регламентация социально-психологических стереотипов поведения ограничивает возможности негативного дрейфа эпилептоидов-акцентуантов в сторону диапазона ПАЛ. 1.4.4. Шизоидный тип акцентуации личности. Главными чертами представителей шизоидного психотипа в конституционально-континуальном диапазоне психологической нормы-акцентуации являются замкнутость и недостаток интуиции в процессе общения, в налаживании неформальных, эмоциональных контактов, что тяжело переживается. Быстрая истощаемость в эмоциональном контакте побуждает к еще большему уходу в себя. Внутренний мир почти всегда закрыт от других и заполнен увлечениями и фантазиями, предназначенными только для услаждения самого себя, утешения честолюбия или могут носить эротический характер. Увлечения отличаются силой, постоянством и нередко необычностью, изысканностью. Богатые эротические фантазии сочетаются с внешней асексуальностью. Алкоголизация и делинквентное поведение встречаются нечасто. Самооценка обычно не полная: хорошо констатируется замкнутость, трудность контактов, непонимание окружающих, другие особенности подме - 60 чаются хуже. В самооценке всегда подчеркивается нонконформизм. У близких могут вызывать недовольство своей молчаливостью и сдержанностью, но когда разговор заходит об их хобби, могут быть даже многоречивы. В своих симпатиях часто тяготеют к эмоционально лабильным, может быть, чувствуя в их характере то, чего им самим недостает. Представителей шизоидной акцентуации личности диапазона психологической нормы-акцентуации разделяют на стенический и астенический вариант психобиологического реагирования. Для стенического варианта характерен высокий жизненный тонус, обеспечивающий хорошую работоспособность, активность, целеустремленность, настойчивость в достижении выбранной цели. Природа наградила способностью к рациональному и иррациональному мышлению, склонностью к точным наукам, к программированию, к математическому алгоритму мышления. При хорошем интеллекте особенно заметна эвристическая способность мышления, что позволяет выделять скрытые признаки в ситуации или проблеме. Стенические шизоиды склонны к справедливости, соблюдению принципов товарищества, писаных и неписаных правил. Эмоционально сдержанны, стараются всегда контролировать свои чувства и избегают их демонстрации. Надежны в общении при выполнении общих целей. Отношения с противоположным полом ровные, стабильные, обедненные внешними проявлениями эмоциональных переживаний. Хорошо переносят экстремальные условия, устойчивы к стрессовым и любым внешним воздействиям. Правильно принимают оптимальные решения и затем реализовывают их. Эти способности, а также характеристики хладнокровного, бесстрастного и уравновешенного человека часто позволяют выдвигать их на роль лидеров в коллективе. Психобиологические резервы организма достаточно высоки, поэтому компенсаторные личностные и поведенческие механизмы имеют широкий диапазон. У представителей астенического варианта шизоидного психотипа жизненный тонус низкий, что обеспечивает умеренно выраженную работоспособность. Чтобы сохранить хорошее качество работы, всегда требуется - 61 время для отдыха и восполнения сил. Требование ускорить работу или увеличить ее длительность не приводит к ожидаемому результату в отличие от стеничных шизоидов. Непонимание окружающих приводит к обидам, появлению ранимости и повышенной чувствительности. Однако интеллект, культура и широта мировоззрения позволят компенсировать указанные недостатки в обыденной жизни. В экстремальных же условиях будет проявляться недостаток энергии, тонуса, что отразится на продуктивности выполняемой работы и на выборе оптимального решения. В период напряженной или стрессовой ситуации отношения с противоположным полом становятся нестабильными, появляются конфликты и неразумения. В связи с быстро истощаемым психобиологическим резервом компенсаторные возможности ограничены. Устойчивость к стрессовым и внешним воздействиям невысокая. Сохраняется эвристическая способность мышления, обостренное чувство справедливости и следование социальным нормам поведения. По преобладанию определенных личностно-характерологических особенностей у представителей шизоидного психотипа выделяют сенситивный и психастеничный тип. Сенситивный тип характеризуется большой впечатлительностью и наличием комплекса неполноценности. В себе видят множество недостатков, особенно во внешности и в области моральноэтических и волевых качеств. Среди посторонних и в незнакомой обстановке проявляют замкнутость, робость и застенчивость. С незнакомцами бывают трудности даже в самых поверхностных контактах, но с теми, к кому привыкли, бывают общительны и откровенны. Ни к алкоголизации, ни к делинквентному поведению склонности не обнаруживают. Самооценка отличается высоким уровнем объективности. При этом типе нередко бывает ярко выражена реакция гиперкомпенсации – стремление преуспеть именно в той области, где таится комплекс неполноценности. Сенситивные черты начинают выявляться с детства робостью, застенчивостью, боязнью незнакомцев, но критическим является возраст 16-18 лет – вступление в самостоятельную социальную активность. Некоторые действительные физические дефекты (например, заикание) могут способствовать заострению сенситивных черт или - 62 наслаивать их на некоторые другие типы акцентуаций (эмоциональнолабильную, психастеническую, шизоидную). Необходимость отвечать не только за себя, но и за других может, наоборот, сглаживать сенситивные черты. Психастенический тип преимущественно характеризуется нерешительностью, склонностью к рассуждательству, тревожной мнительностью в виде опасений за будущее – свое и своих близких, склонностью к самоанализу и легкостью возникновения навязчивостей. Черты характера обычно обнаруживаются в начальных классах школы – при первых же требованиях к чувству ответственности. Отвечать за себя и особенно за других бывает самой трудной задачей. Защитой от постоянной тревоги по поводу воображаемых и неприятностей служат выдуманные предметы и ритуалы. Нерешительность усиливается, когда надо сделать самостоятельный выбор и когда решение касается маловажных повседневных проблем. Наоборот, вопросы серьезные, существенно отражающиеся на будущем, могут решаться с удивительной скоропалительной опрометчивостью. В подростковом возрасте алкоголизация и делинквентность не присущи. Но при взрослении могут обнаружить, что алкоголь способен снимать тревогу, неуверенность и внутреннее напряжение и тогда возникает опасность к нему пристраститься. Из-за чрезмерного педантизма, мелочной принципиальности, доходящей до деспотизма, нередко плохо совмещаются с представителями почти всех типов акцентуаций характера. Считается, что мелочный педантизм психастеников также служит для них психологической защитой от опасений и тревоги за будущее. Представители шизоидного психотипа, принадлежащие к конституционально-континуальному диапазону пограничной аномальной личности, отличаются склонностью к лабильности и неустойчивости, что мешает добиваться поставленной цели. Преобладает «зацикленность» на какой-либо идеи, проблеме, увлечении, часто мало связанной с основной работой, чему уделяется много свободного и рабочего времени. В своих взаимоотношениях с окружающими на работе преобладает принцип «хочу над надо», что осложняет взаимоотношения с руководством. Замкнут, общение приобретает избира - 63 тельный характер. Эмоционально холоден до черствости и даже бездушия, что закрепляет характеристику холодного и расчетливого эгоиста, прагматика и препятствует быть лидером в социально приемлемой среде. Если интересы микросреды не совпадают с его личными, то редко и с трудом находит компромисс. Легко идет на нарушение законов, правил, циркуляров – лишь бы достичь цели. Эвристичность и интеллектуальный прагматизм у представителей ПАЛ сохраняется, но в значительной мере теряется прагматизм поступков и поведения. Происходит как бы растворение поведенческого рационализма в эмоциональном негативизме, в противоречивости переживаний конституциональных шизоидов. Их эмоциональная черствость становится заметной и осязаемой окружающими. Сверстники, не стесняясь, упрекают их в эмоциональном бездушии, в отсутствии эмоционального компонента эмпатии, в нежелании и неумении научиться поведенческим, эмоциональным приемам, демонстрирующим эмпатичность личности, которая столь дорога и необходима в общении, особенно в подростковом возрасте. Они с трудом переносят общество сверстников, где требуется повышенная или даже средняя обывательская коммуникативность, общительность, эмоциональность. Именно поэтому шизоиды ПАЛ часто остаются в одиночестве, но не тяготятся им, а все больше предпочитают ситуацию одиночества, так как отсутствует понимание в подростковой среде. Сохраняются всевозможные способности, в частности, к точным наукам. Алгоритм мышления шизоидов конгруэнтен алгоритму математических программ, искусства, несущего в себе абстрактное смысловое содержание. Они относительно легко переживают и осознают тайны различных древних мистерий, метафизическую природу восточных религиозно-философских учений. Легко интеллектуально постигают глубинный смысл таких понятий, как медитация, трансцендентность, «сатори», «инсайт» и т.д. Для шизоидных представителей ПАЛ легче постичь глубинный смысл даосизма, цзен-буддизма, чем эмоциональный и/или душевный мир живущего рядом с ними близкого человека.

- 64 Склонность к точным наукам, эвристический алгоритм мышления, умение просчитывать ситуацию, эмоциональная холодность и расчетливость позволяют дрейфовать в сторону асоциальной микро- и макросреды. В этой среде быстро добиваются лидерства, так как тут ценится изощренность и изворотливость ума, способность находить необычные решения и наносить беспощадные и коварные удары. Отсутствие устойчивых эмоциональных привязанностей, моральных и нравственных установок, принятых в макрообществе, делает шизоидов ПАЛ особенно ценными лидерами в асоциальной группе. Шизоидные представители ПАЛ пополняют группы подростков с патологическим делинквентным, криминальным, токсикоманическим и сексуальным стереотипами поведения. Психобиологический резерв и барьер индивидуальной психической и психологической адаптации достаточно высоки, однако шизоидные представители ПАЛ не могут «держать» социальный удар, как, например, шизоидные акцентуанты. В условиях необходимости общения с большим количеством людей может произойти срыв. Аналогичные экстремальные ситуации также приводят к срыву в виде личностных, поведенческих расстройств, вплоть до развития пограничных психических состояний.

- 65 ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1 Состав групп обследованных. В соответствии с поставленной целью и задачами были подвергнуты экспериментально-психологическому и психолого-педагогическому анализу 193 студента мужского и женского пола в возрасте от 17 до 19 лет, обучающиеся на 2-3 курсах факультета романо-германских языков Ставропольского государственного университета. Для повышения достоверности исследования из всей группы были исключены студенты с неудовлетворительной успеваемостью как по иностранному языку, так и по другим предметам. Обследование проводилось с 2001 по 2003 год. В соответствии с классическими отечественными и зарубежными представлениями о конституциональной психологии (Лазурский А.Ф., 1923;

Мясищев В.Н., 1960;

Мясищев В.Н., Беспалько И.Г., 1969;

Небылицын В.Д. 1976) всех обследованных студентов, обучающихся иностранному языку, дифференцировали в зависимости от конституционально-психотипологической структуры личности на представителей четырёх психотипов, которые составили группы испытуемых для экспериментально-психологического анализа. Определение психотипологической принадлежности позволяет осуществить дифференцированный подход к испытуемым на индивидуальном и групповом уровне. Использование принципов конституциональной психологии предоставляет возможность не проводить сплошной анализ результатов экспериментально-психологических исследований, а основываться на строгой методологии экспериментальных исследований, когда учитываются структура личности, психотипологические особенности, в зависимости от которых анализируется, в частности, успеваемость студентов, их личностная и поведенческая изменчивость в конституционально-континуальном пространстве от диапазона психологической нормы-акцентуации до диапазона пограничной аномальной личности и далее до диапазона патологической психической конституции (психопатии) (И.В. Боев, 1999). Первая группа включает - 66 (31%) обследуемых с циклоидной структурой личностного психотипа, вторая - 63 (33%) с истероидной, третья – 46 (24%) с эпилептоидной и четвертая – 25 (13%) с шизоидной структурой личностного психотипа. Для осуществления экспериментально-психологической дифференциации испытуемых по психотипологической структуре личности был использован патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков. Опросник создан Личко А.Е. в 1977 году для определения в подростковом возрасте (14-18 лет) типов акцентуаций характера, а также личностных и поведенческих отклонений. Использование данного опросника позволяет объективно и надежно дифференцировать конституционально-психотипологическую личностную акцентуацию, а также выявить преобладающее психотипологическое ядро личности в условиях смешанного психотипа. Для более точного и объективного определения психологических характеристик испытуемые были подвергнуты сплошному комплексному психологическому обследованию. Экспериментально-психологическое исследование основывалось на применении стандартного набора пяти методик, составивших 17 психологических показателей: 1. 2. 3. 4. Патохарактерологический диагностический опросник (Личко А.Е. с соКлинический опросник для выявления и оценки невротического состояОпределение уровня невротизации и психопатизации (УНП) по метоМетодика Айзенка (Eysenck H.J., 1967), позволяющая выявить индивидуавт., 1977), предназначенный для определения типов акцентуации характера;

ния (Яхин К.К. и Менделевич Д.М., 1978);

дике, предложенной Н.Б. Ласко и И.М. Тонконогим (1978);

ально-психологические черты личности и ориентироваться в типе темперамента;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.