WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОУ ВПО ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Деева Наталья Александровна РЕФЛЕКСИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕЖИВАНИЯ КРИЗИСА И ИЗМЕНЕНИЕ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ Специальность

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Шаров А.С.

ОМСК – 2005 2 Содержание. Введение. 1 4 - 12 Глава 1.Роль рефлексии в переживании жизненного кризиса.12 - 86 1.1 Взгляды на понимание сущности процесса переживания. 12 - 21 1.2 Особенности понимания рефлексии в психологии. 1.3 Проблема изучения рефлексивных механизмов. 1.4 Ценностно-смысловая сфера как основа регуляции жизнедеятельности, динамика ее функционирования. и этапы разворачивания. 1.6 Особенности ценностно-смыслового самоопределения и проблемы рефлексии в позднем юношеском возрасте. Выводы по главе 1. 2 Глава 2. Рефлексивные механизмы переживания кризиса в позднем юношеском возрасте. 2.1 Организация и методы исследования. 2.1.1 2.1.2 Организация исследования. Используемые методы и методики. 86 - 158 86 - 108 86 - 89 89 - 108 71 - 83 83 - 86 42 – 61 62 - 71 1.5 Рефлексивные механизмы переживания кризиса их содержание 21 - 33 33 - 2.1.2.1 Методика проведения качественного интервью. 89 – 102 2.1.2.2 Описание комплекса исследовательских методик.102-108 2.2 Исследование рефлексивных механизмов переживания кризиса. 108 - 158 2.2.1 Особенности процесса переживания кризиса в поздней 108 - юности.

2.2.1.1 Ценностно-смысловая сфера при переживании кризиса. 108 - 2.2.1.2 Рефлексия при переживании кризиса в позднем юношеском возрасте. 117 - 2.2.1.3 Специфика проявления активности при переживании кризиса. 123 - 2.2.1.4 Гендерные особенности переживания кризиса в позднем юношеском возрасте. 2.2.2 Результаты факторного анализа, направленного на 126 - 131 124 - изучение специфики рефлексивных механизмов переживания кризиса. 2.2. Особенности переживания кризиса у групп испытуемых с 131 - различными рефлексивными механизмами. 2.2. Исследование изменений ценностно-смысловой сферы у 146 - юношей и девушек после переживания кризиса. 2.2.5 Характеристика видов рефлексивных механизмов переживания кризиса в позднем юношеском возрасте. Общие выводы. Заключение Библиографический список Приложения 152 - 158 158 - 161 161 - 162 163 - 176 177 - Актуальность темы исследования.

Проблема переживания жизненных кризисов не теряет своей актуальности для психологии, т. к. обусловлена самой жизнью человека с постоянно возникающими противоречиями жизненного кризиса, (Э.Эриксон, его основными Ф.Е.Василюк, характеристиками А.С.Шаров, являются М.Ю.Овчинникова). При всем многообразии причин возникновения невозможность осуществлять человеком регуляцию жизнедеятельности и отсутствие жизненных перспектив. В процессе переживания кризиса происходит изменение отношения к жизни, взглядов, трансформация ценностно-смысловой сферы, что усугубляет внутренние противоречия личности, обостряет тяжелые смысложизненные переживания, осложняет планирование и разворачивание жизнедеятельности. Необходимо отметить, что проблема переживания кризиса диктуется не только сущностью природы человека, его психической жизнью и культурным укладом. Она определена также общественно-политической, и экономической нестабильностью в государстве, что достаточно характерно в настоящее время и для нашей страны. Большой набор различных требований и общественных установок, отсутствие четких ориентиров обусловливают возникновение жизненных проблем, которые зачастую приводят к кризису. Кризис может возникать у человека в различных возрастных периодах и одним из сензитивных возрастов является поздняя юность. В силу половозрастных и индивидуальных особенностей, юноши сталкиваются с жизненными проблемами, когда необходимо определиться, расставить приоритеты, изменить взгляды, выбрать свой жизненный путь (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, И.С.Кон, Т.В.Снегирева и др.). В процессе переживания жизненного кризиса часто происходит изменение ценностно-смысловых образований, которые являются глубинными структурами личности, составляют ее «ядро», задают направленность жизнедеятельности в целом. В связи с этим, в психологии выделяется ряд проблем таких как: каким образом происходит изменение ценностно-смысловой сферы человека в процессе переживания кризиса, какие психологические механизмы обеспечивают это изменение, какова природа и содержание этих механизмов. Стоит отметить, что рефлексивные механизмы и механизмы функционирования ценностно-смысловой сферы активно изучаются (А.Г.Асмолов, Ф.Е.Василюк, Д.А.Леонтьев, А.С.Сухоруков, А.С.Шаров, А.В.Петровский, Г.П.Щедровицкий, В.И.Слободчиков, С.Ю.Степанов, В.В.Рубцов, В.А.Лефевр, А.С.Шаров, А.В.Карпов, А.А.Тюков и др.). Но остается открытым вопрос об их содержании, природе и реализации в процессе переживания кризиса. Процесс переживания, в данном случае, представляется в широком плане как регулятивный, как некая «рефлексивная работа» человека направленная на оформление ценностносмысловой сферы и преодоление кризиса. Разработка данного вопроса важна для психологической науки, так как, с этих позиций, возможно, более содержательно изучать механизмы изменения ценностно-смысловой сферы и регуляции жизнедеятельности человека в целом. Кроме переживания того, знание и понимание содержания механизмов для кризиса представляет несомненную важность практической психологии, а именно, открывает новые возможности в работе с людьми, переживающими кризис жизнедеятельности, в том числе и в юношеском возрасте. Таким образом, проблема нашего исследования определяется, недостаточной разработанностью вопроса о природе и содержании рефлексивных механизмов переживания кризиса и их роли в изменении ценностно-смысловой сферы, а также значимостью этой проблемы для практики.

Темой исследования явились «Рефлексивные механизмы переживания кризиса и изменение ценностно-смысловой сферы». Объектом исследования является процесс переживания жизненного кризиса. Предмет исследования – рефлексивные механизмы переживания жизненного кризиса. Цель исследования – изучить рефлексивные механизмы переживания жизненного кризиса и их роль в изменении ценностносмысловой сферы в позднем юношеском возрасте. Гипотеза. Мы предполагаем, что в процессе переживания жизненного кризиса функционируют различные виды рефлексивных механизмов переживания, которые определенным образом влияют на изменение ценностно-смысловой сферы человека. Вероятно, что виды рефлексивных механизмов переживания определяются: качественными характеристиками рефлексии;

временной направленностью рефлексии;

преобладающей активностью, в которой разворачивается переживание (аффективная, когнитивная, конативная). В связи с этим, в ценностносмысловой сфере происходят ситуативно-динамические, либо содержательные изменения. В соответствии с целью и гипотезой в исследовании были поставлены следующие задачи. 1.Проанализировать философскую и психологическую литературу по проблеме исследования. 2.Исследовать процесс переживания жизненного кризиса в позднем юношеском возрасте. 3.Выявить и охарактеризовать рефлексивные механизмы переживания жизненного кризиса в позднем юношеском возрасте. 4.Исследовать влияние рефлексивных механизмов переживания на изменение ценностно-смысловой сферы.

Теоретико-методологическая регулятивно-деятельностный жизнедеятельности человека подход основа к исследования пониманию С.Л.

является и психики (И.М.Сеченов, убинштейн, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, П.К.Анохин, О.А.Конопкин, А.С.Шаров), который реализует принципы системности (Б.Ф.Ломов), единства внешней и внутренней детерминации (С.Л.Рубинштейн, К.К.Платонов). Теоретическую базу исследования составили основные положения о понимании ценностей, смыслов, их взаимосвязи и механизмов функционирования и понимание рефлексивной природы процесса переживания (В.Дильтей, М.М.Бахтин, С.Л.Рубинштейн, Б.С.Братусь, Ф.Е. Василюк, Д.А.Леонтьев, А.С.Шаров), подходы к пониманию рефлексии, рефлексивных В.И.Слободчиков, механизмов С.Ю.Степанов, (Г.Гегель, И.Н.Семенов, Г.П.Щедровицкий, Ю.Н.Кулюткин, А.С.Шаров, А.В.Карпов и др.). Для решения поставленных задач и проверки исходной гипотезы, был использован комплекс методов, адекватных проблеме исследования, включающий теоретический анализ литературы, интервьюирование, автобиографический метод, анкетирование, тестирование, качественные и количественные методы обработки данных. В экспериментальной части работы были использованы следующие методики: «Индивидуальная тест мера рефлексивности» ценностей» кризисы (А.В.Карпов);

(И.Г.Сенин);

в развитии «Морфологический (Л.Ф.Бурлачук, смыслы», жизненных модифицированный вариант методики «Психологическая автобиография» Е.Ю.Коржова), изучения «Жизненные системы личности», «Рефлексивность человека в жизнедеятельности», «Жизненные «Методика ценностных методика ориентаций» проведения (А.С.Шаров), специально разработанная качественного интервью, направленная на выявление рефлексивных механизмов переживания кризиса.

При обработке экспериментальных данных использован пакет программ SPSS 11.5 и Excel, с помощью которых были применены методы описательной статистики, проведен корреляционный и факторный анализ. Надежность теоретической адекватностью и достоверность методов результатов рассматриваемой задачам, цели обеспечивается проблемы, и логике обоснованностью используемых исследования, репрезентативностью выборки, статистическими методами анализа полученных данных, включающими факторный и корреляционный анализ, вычисление критерия различия Манна-Уитни. Эмпирическая база исследования. В исследовании принимали участие юноши и девушки в возрасте 18-21 года работающие и учащиеся в количестве 72 человек. Научная новизна заключается в том, что выявлены виды рефлексивных фрагментарный, механизмов переживания кризиса и (ситуативнообобщеннодеятельностно-согласующий проектирующий) и установлено их влияние на изменение ценностносмысловой сферы в старшем юношеском возрасте. Так, при ситуативнофрагментарном механизме изменения ценностно-смысловой сферы касаются, главным образом, мотивов деятельности. При деятельностносогласующем механизме актуализируются процессы осмысления, что сопровождается яркой аффективной окраской переживания и глубокими перестройками содержания ценностно-смысловой сферы. При обобщеннопроектирующем механизме происходят изменения наиболее важных ценностей, которые определяли жизнь молодых людей, переживание выводит их на широкие контексты осмысления действительности и обоснования причин произошедшего и прогнозирования дальнейшей жизни. Гендерные особенности процесса переживания кризиса в период поздней юности, связаны с тем, что у девушек проявляется большая аффективность, адаптивность и вариативность поведения в наличной ситуации кризиса, по сравнению с юношами. У юношей отмечается стратегическое прогнозирование дальнейшего хода события, выход на более широкие контексты осмысления, что у девушек встречается крайне редко. Теоретическое значение исследования заключается в обосновании значения рефлексивных механизмов переживания жизненного кризиса с позиций регулятивно-деятельностного подхода, для изменения ценностносмысловой сферы и преодоления жизненного кризиса. Практическая значимость работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы при разработке коррекционных программ, тренингов преодоления жизненных кризисов, а также в работе с людьми, переживающими кризис, а также в лекционных курсах и семинарских занятиях по общей, возрастной и специальной психологии. Положения, выносимые на защиту. 1. У юношей и девушек, находящихся в ситуации жизненного кризиса, процесс и переживания, обращенностью характеризуется на особо важные повышенной ценностноаффективностью, смысловые образования, в результате чего происходит их изменение. Это подтверждается тем, что при переживании жизненного кризиса у юношей и девушек: повышается уровень рефлексии, особенно проспективной, также рефлексивного качества обоснованности;

происходит повышение аффективно-когнитивной активности;

возрастает важность ценностносмысловых образований, но вместе с тем резко уменьшается количество значимых взаимосвязей между ними. 2. В зависимости от степени выраженности и взаимосвязи качественных характеристик рефлексии, преобладающих видов активности, выделено три вида рефлексивных механизмов переживания жизненного кризиса в старшем юношеском возрасте. Эти механизмы определенным образом влияют на изменения ценностно-смысловой сферы. Так, ситуативно-фрагментарный механизм, характеризуется рефлексивным простраиванием последовательности события, высокой конативной активностью, осмысление случившегося носит ситуативный характер, изменения ценностно-смысловой сферы касаются, прежде всего, мотивов. линии Деятельностно-согласующий что сопровождается механизм яркой проявляется в осмыслении кризисного события в рамках какой-либо деятельности или жизни, аффективной окраской переживания и глубокими перестройками ценностно-смысловой сферы. Для обобщенно-проектирующего механизма характерно обоснование причин случившегося, обдумывание и анализ ситуации, при этом происходит расширение контекста осмысления противоречий до уровня жизнедеятельности в целом, что ведет к изменениям базовых ценностей. 3. Рефлексивные механизмы переживания кризиса в позднем юношеском возрасте имеют гендерные особенности, которые заключаются в том, что у большинства юношей при переживании кризиса преобладает когнитивная активность и стратегическая рефлексия, которая направлена на изменение, в первую очередь, наиболее важных ценностей в контексте жизнедеятельности в целом. У них ярко проявляется стратегическое прогнозирование дальнейшего хода события, выход на более широкие контексты осмысления, что у девушек встречается крайне редко. У большинства девушек, по сравнению с юношами, при переживании кризиса преобладает аффективная активность, тактическая рефлексия, которая направлена на изменение смыслов отдельных видов деятельности, как правило, без выхода на широкие контексты осмысления случившегося. При этом девушки проявляют большую аффективность, адаптивность и вариативность поведения в наличной ситуации кризиса, по сравнению с юношами.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были обсуждены на научно-практической конференции «Практическая психология в педагогических вузах: состояние, проблемы, перспективы» (г.Москва, 2004г.), Международном симпозиуме «Рефлексивные процессы и управление» (г.Москва, 2003г.), Всероссийском съезде психологов (г.Санкт-Петербург, 2003г.), межрегиональной научно-практической конференции ХХ Мерлинские чтения «В.С. Мерлин и системные исследования индивидуальности человека» общества», (г.Пермь, Омская 2005), академия научно-практической МВД России конференции 2004г.), «Молодежная политика и образование на современном этапе развития (г.Омск, межрегиональной конференции «Человек в пространстве мифов» (г.Омск, 2004г.), научной конференции «Университеты как регионообразующие научно-образовательные комплексы» в рамках психологической секции (г.Омск, 2004г.), областном семинаре-совещании «Профилактика суицида среди детей и подростков» (г.Омск, 2005), региональных научнопрактических студенческих конференциях «Социальная работа с молодежью: психологические и социально-педагогические аспекты» (г.Омск, 2002г., 2003г.), на заседаниях и методологических семинарах кафедры психологии Омского государственного педагогического университета. В рамках диссертационного исследования осуществлялось участие в ГРАНТЕ № 03-06-00029 РГНФ «Жизненные кризисы в развитии личности». Содержание диссертации отражено в 12 публикациях. Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование содержит введение, две главы, заключение, список используемой литературы и приложения.

Работа изложена на 187 страницах машинописного текста, содержит 16 таблиц и 21 рисунок. Список литературы насчитывает 184 наименования, из которых 17 иностранных.

Глава 1. Рефлексия в переживании жизненного кризиса. 1.1. Взгляды на понимание сущности процесса переживания. В философско-психологической литературе существуют различные взгляды на проблему переживания. Анализируя литературные источники зарубежных и отечественных аспекта авторов можно выделить человека, два как взаимосвязанных понимания переживания психологического феномена. Во-первых - переживание как проявление аффективной активности, то есть изучение переживания в рамках эмоциональной сферы;

Во-вторых - переживание как особый вид активности, который помогает человеку преодолевать жизненные ситуации, события, где результатом переживания являются изменения во внутреннем мире человека. В зарубежной психологии к проблеме переживания обращались в рамках различных направлений, где, так или иначе, указывалось на адаптивную и регулятивную функции переживания, его роль в организации и объединении работы всех психических процессов [153]. В.Дильтей в «понимающей психологии» отводит переживанию главенствующую роль в постижении внутреннего мира человека. Сущностные характеристики переживания заключаются в том, что оно, как таковое, дано лишь в настоящем, даже если оно относится к прошлому или к будущему;

представляет собой качественное бытие или реальность, которая заключается в структурной взаимосвязи жизни и заключенном в ней целеполагание;

переживание – это единство, моменты которого связаны общим значением или значимостью. В переживании человек постоянно обращается к значимому для него, это подчеркивает рефлексивность переживания [14, 166].

Ф. Крюгер основной характеристикой переживания представляет его целостность. длительно Эту целостность обусловливают особые ценностные, Ф.Крюгером существующие образования, называемые «структуры». Ценностные структуры через переживание заявляют о себе человеку. Ж.-П. Сартр рассматривал переживание как некоторый способ понимания мира, как бессознательный поиск нового отношения к происходящему [113]. В процессе переживания человек «деградирует», становится пристрастным. В этом проявляется финальность эмоции, это необходимо ему для иерархизации смыслов и ценностей. Э. Клапаред рассматривал эмоциональное переживание как возможность осознать глобальную установку индивида, эмоция содержит свою значимость в себе и, объединив в чувстве эмоцию и знание, показал их роль в адаптации организма к среде. Таким рефлексию, образом, сочетание в зарубежной и психологии переживание смысл представляется как процесс, объединяющий в себе эмоцию, знание и их которых открывает человеку происходящего, очерчивает значимое в человеке и для него. Рассматривая переживание в рамках эмоциональной жизни, исследователи, так или иначе, указывают на рефлексивность самой эмоции. Эмоция сама по себе рефлексивна и всегда обращена к человеку, сообщая ему о важном и значимом в жизнедеятельности (Г.Гегель, 29). В отечественной науке переживание рассматривается как философско-психологическая проблема. Например, С.Л.Франк [140] указывал на переживание как на процесс душевной жизни, как особое субъективно пристрастное отражение мира взятого по отношению к субъекту, с точки зрения предоставляемых миром возможностей удовлетворения мотивов и потребностей субъекта. Осознанное переживание направлено на переосмысление самого себя, свои ценности. Переживание как феномен и как состояние внутренней жизни человека направлено на самого человека, его Эго. Переживание исходит из ядра души, как непосредственно иррационального бытия. Ядро души мы можем понимать как внутреннюю значимость человека, ценностносмысловые образования. Поток переживаний целостен и непрерывен - это процесс душевной жизни, внутренний мир человека. В переживании происходит размывание, расширение границ, причем переживание само находится на границе, тем самым выражается рефлексивность переживания. Отмечается Также существование с различных видов позиций переживания: проблемы интеллектуальное, эмоциональное, волевое [140]. философско-психологических переживания касался в своих работах М.М.Бахтин. Он отмечал, что «принципы оформления души суть принципы оформления внутренней жизни извне, из другого сознания» [150, с.90]. Внешние и внутренние границы переживания, его оформление происходит в жизнедеятельности человека, в определенных социокультурных условиях. «Психологическое переживание является знаковым выражением соприкосновения организма и внешней среды » (там же, с 139). Переживание это нечто существенно оформленное и ограниченное, смысловое единство всех видов значимостей или ценностно-смысловых образований, «переживание это след смысла в бытии, это отблеск его на нем, изнутри себя самого оно живо не собою, а этим внележащим и уловленным смыслом, ибо, когда оно не уловляет смысла, его вообще нет"[150, с.101]. Интересный взгляд на проблему переживания присутствует в работах Б.М. Теплова, где «он осветил проблему переживания в глобальном масштабе интимного общения личности с миром духовной культуры». Согласно Теплову, «основной признак музыкальности – переживание музыки как выражения некоторого содержания» [132,166]. Ядром переживания, по Теплову, является не сама эмоция, а особое образование в виде эмоционально испытываемого понимания смыслов и ценностей культуры. Интерпретируя эту мысль, можно сказать, что переживание объединяет в себе аффективную и когнитивную стороны и раскрывает перед человеком смыслы бытия, регулируя его взаимодействие с миром. В работах Шпета также показана роль переживания в формировании опыта индивида, его вхождения в социальную реальность. Особое значение в формировании культурной личности он отводил эстетическим переживаниям, в основе которых лежит «симпатическое понимание», возникающее на основе сопереживания чувствам и мироощущению другого. Таким образом, в работах Шпета уделяется внимание когнитивному компоненту переживания и отмечается участие переживания во взаимоотношениях человека и мира [30]. К проблеме переживания обращался выдающийся отечественный психолог Л.С.Выготский. Он характеризовал переживание как интегративный психологический процесс, который одновременно является «клеточкой» сознания, «первоэлементом психического бытия», единицей его измерения. Переживание, все являясь стороны одновременно глобальным жизни, процессом, охватывающим психологической представляет эти стороны динамично и одновременно. «Кто разгадал бы клеточку психологии – механизм одной реакции, - писал он в 1926 г., нашел бы ключ ко всей психологии… Переживание вводится как единица сознания, где все свойства сознания даны как таковые, в то время как во внимании, в мышлении не дано связи сознания». [23, с. 216]. Выготский выделял сущностные характеристики переживания: 1) это наиболее полная величина в структуре сознания, которая представляет связь аффекта и интеллекта;

2) динамическая, т.е. движущая поведением величина;

3) в переживании представлена личность в социальной ситуации развития. «В переживании, - указывал Выготский, - дана, с одной стороны, среда в ее отношении ко мне, с другой – особенность моей личности» (там же с. 138). Сила же среды «приобретает направляющее значение благодаря переживанию ребенка», следовательно, возрастное развитие можно понимать как историю переживаний формирующейся личности. Обозначая переживание как динамическую величину, Выготский связывал ее с поведением человека. Переживание движет поведением, оно предстает перед человеком не только через внутреннюю активность (когнитивную и аффективную), но и через внешнюю активность (конативную). На наш взгляд, такое понимание переживания раскрывает его сущность более полно и позволяет выделить в нем три аспекта: аффективный, когнитивный и конативный. Итак, во взглядах Л.С.Выготского, переживание является «клеточкой» психологии, единицей психики и сознания человека;

оно выражается через внутреннюю и внешнюю активность человека, живя внутри нас, направляет наше поведение. Через переживание происходит связь человека с окружающим миром, переживая, человек усваивает, переводит во внутрь себя, интериорезирует окружающий мир и изменяет себя относительно усвоенного. В этом выражается регулятивная функция переживания, которая осуществляется благодаря его рефлексивности. А именно, переживая, субъект усваивает или отвергает, изменяет или перестраивает что-то данное извне, но уже в своем внутреннем мире, т.е. осуществляет дифференциацию и интеграцию, простраивание границ своего внутреннего мира. Переживание как первоэлемент предметной области психологии рассматривал С.Л.Рубинштейн. «Два аспекта, всегда представленные в сознании человека в единстве и взаимопроникновении, выступают здесь как переживание и сознание… Переживание это первично, прежде всего – психический факт как кусок собственной жизни индивида в плоти и крови его, специфическое проявление его индивидуальной жизни. Переживанием в более узком, специфическом смысле слова оно становится, по мере того, как индивид становится личностью и его переживания приобретают личностный характер»[108]. Т.о., в переживании представлен субъектное начало сознания, столь же первичное как и знание, в котором воплощено его объективное начало. Именно признак первичности придает понятию о переживании категориальный смысл. Рубинштейн выделяет два типа переживаний: 1) исходный уровень: все непосредственно испытываемые субъектом психические состояния;

2) события внутренней жизни человека, где переживание зависит от сознания. Эвристичный деятельностного по взгляд на проблему в переживания работах жизни, в рамках подхода представлен Ф.Е.Василюка. как некая Переживание, в данном случае, рассматривается как особая деятельность преодолению некоторого «разрыва» восстановительная работа, как бы перпендикулярная линии реализации жизни. Под «разрывом жизни здесь подразумевается критическая ситуация, невозможность жить, бессмысленность жизни. Переживание же выполняет восстанавливающую функцию. На уровне сознания его работа направлена на «добывание» осмысленности, «решение задачи на смысл». На уровне бытия это восстановление возможности реализации внутренних необходимостей жизни. Переживание продуцирует смысл или осмысленность и является механизмом смыслообразования. Во всем этом неявно подчеркивается рефлексивная природа переживания. Так, сама «остановка», «разрыв» жизни в критической ситуации подразумевает начало активного рефлексирования субъекта. Происходит разрушение простроенности внутреннего мира человека, он не может реализовывать имеющиеся у него смыслы, жить по-старому. И как раз таки в процессе переживания происходит оформление, изменение, простраивание смыслов, их ограничение в зависимости от сложившейся ситуации и для согласования с ней. В процессе переживания человек постоянно обращается на себя, возвращается к себе, к своему Я, ценностносмысловому ядру, с целью его изменения, перестройки, установления соответствия между сознанием и бытием, повышением осмысленности жизни. Реализаторами переживания являются внешнее поведение и интрапсихические процессы. Василюк отмечает, что переживание интегративно и может быть представлено любыми психическими процессами. Внутреннюю логику переживанию задают целостные системы механизмов, обозначенные Ф.Е.Василюком как «схематизмы». Идея о «схематизмах» представляется нам продуктивной и, как отмечалось в предыдущем обозначаются задают параграфе, как в работах Д.А.Леонтьева «схематизмы» системы логику механизмов, переживанию обеспечивающих как процессу функционирование ценностно-смысловой сферы. Данные «схематизмы» внутреннюю смыслообразования. Остается открытым вопрос о том, какова природа этих механизмов и что они собой представляют в содержательном плане. Рассматривая переживание с позиций регулятивного подхода, представляется возможной попытка раскрытия природы и обоснования этих внутренних механизмов, «схематизмов» Отметим, что переживание здесь понимается как процесс «соотнесения картины жизнедеятельности человека с его ценностно-смысловыми образованиями в значимом событии. С целью найти наиболее оптимальный способ жизнедеятельности», в этом раскрывается рефлексивная природа переживания. В процессе переживания простраиваются границы ценностно-смысловой сферы человека, то есть осуществляется регуляция жизнедеятельности. Таким образом, в переживании представлены все подсистемы регуляции, которые и организуют переживание как процесс (Рис. 1). Рассматривая переживание не только как аффективный процесс, но и как особого рода деятельность, направленную на качественный пересмотр взаимодействия человека с миром, на осмысление жизни в ситуации кризиса, необходимо сказать, что оно представляет собой интегративный механизм регуляции жизнедеятельности. В таком понимании переживания, его основной сфера 1. Рис. 1. Структурные компоненты переживания функцией является «соотнесение картины жизнедеятельности человека с его ценностно-смысловыми образованиями в значимом событии с целью найти наиболее оптимальный способ жизнедеятельности» (А.С.Шаров, 153). Реализация этой базовой функции осуществляется при помощи структурных компонентов переживания, которые представлены ценностносмысловой сферой человека, его активностью и рефлексией. Ценности и смыслы находятся во взаимосвязи и наиболее значимые «связки» этих элементов, которые мы называем ценностно-смысловые образования, «ограниченная значимость», определяют направленность жизнедеятельности субъекта, являются его основаниями и «координатами жизни». При переживании кризиса происходит рефлексивное оформление, динамика и изменение ценностно-смысловой сферы и реализация ее в активности. В этом выражается рефлексивная природа переживания (В.Дильтей, М.М.Бахтин, Ф.Е.Василюк, А.С.Шаров и другие), когда «высвечиваются» особо значимые для человека ценности и смыслы. Человек, переживая чтото, а именно свои поступки, деяния, события своей и чужой жизни, обращается на себя, простраивает границы своего «Я», своих ценностей и смыслов. Он как бы обращается к своим основам, ценностям, смыслам, к своему «ядру», и соотносит их с ситуацией жизнедеятельности. Обращенность на себя в переживании становится цикличной, повторяемой. В результате этого происходит рефлексивное простраивание границ значимого в человеке, а именно, внутренних психологических образований, таких как, мотивы, смыслы, ценности (А.С.Шаров, 153,150). Из проведенного анализа видно, что исследователи в явной или неявной форме подчеркивают рефлексивность переживания, как его основополагающую характеристику, передающую суть данного процесса. В связи с этим, нами был рассмотрен вопрос понимания проблемы рефлексии в философско-психологической литературе.

1.2.Особенности понимания рефлексии в психологии. К вопросу понимания рефлексии обращались философы и психологи на протяжении всей истории развития этих научных областей. Генезис изучения проблемы рефлексии начинается со времен античности (Платон, Сократ) и представляет собой разноплановые исследования с неоднородными смысловыми содержаниями. Термин «рефлексия» происходит от «reflexio» (лат.) – «обращение назад» и обозначает отражение, а также исследование познавательного акта [140]. Понятие “рефлексия” в современном смысле одним из первых было употреблено и наполнено психологическим содержанием английским философом сенсуалистом Дж. Локком в 17 веке [91]. Так, Дж. Локк считал рефлексию источником особого знания, когда наблюдение направляется на внутренние действия сознания – тогда как ощущение имеет своим предметом внешние вещи [140]. “Называя первый источник (опыта) ощущением, я назову второй «рефлексией», потому, что он доставляет только такие идеи, которые приобретаются душою при помощи рефлексии в своих собственных внутренних деятельностях»[91, с.622]. Рефлексия, по Локку, прежде всего, предполагает интроспекцию, обращение сознания на самое себя и представляет собой механизм, посредством которого человек исследует свою познавательную деятельность [150, c.241]. В 1930-х годах А.Буземаном Автор также было сформулировано «психологическое» психологию определение в рефлексии как перенесения переживания с внешнего мира на себя [56;

106]. предложил выделить рефлексии самостоятельную область исследований. В дальнейшем проблема рефлексии развивалась в двух аспектах: гносеологическом и онтологическом [150;

86]. В настоящее время в отечественной гносеологический онтологический и зарубежной аспект аспект психологии данной превалирует [150;

проблемы именно понимания рассмотрения рефлексии 111],однако раскрывает рефлексию в содержательном плане, позволяет понять ее генезис. В зарубежной психологии складывается четкая традиция изучения рефлексии в гносеологическом аспекте в рамках когнитивистскиповеденческого направления исследований (Ж.Пиаже, В.Вундт, В.Джемс) [42]. Рефлексия часто понимается как мышление о мышлении и представляет собой процесс наблюдения со стороны за когнитивными процессами и работой сознания, «как раскрывающая в безличном описании объективно идеальную структуру истинного знания и безличностные процедуры познания» [97]. В рамках метакогнитивной психологии впервые были описаны такие, по сути, рефлексивные феномены, как метапамять (память о собственной памяти), метамышление (мышление о собственном мышлении). Это послужило основой для формирования понятия о классе регулятивных метапроцессов, как особой подструктуры системы переработки информации в русле современной когнитивной парадигмы исследования рефлексивных процессов [21;

167;

168]. В отечественной психологии понимание рефлексии является более многозначным и сложным. При анализе проблемы изучения рефлексии авторами уже почти традиционно выделяются следующие аспекты ее рассмотрения (А.З.Зак, Е.Н.Емельянов, В.И.Слободчиков, А.С.Шаров, С.Ю.Степанов). Первый аспект представляет рассмотрение ее в связи с изучением теоретического, творческого мышления;

второй – социальнопсихологический, связан с изучением рефлексии в различных сторонах совместной деятельности людей;

третий – предполагает выделение эмоционального, личностного аспекта, изучение рефлексии в связи с исследованием саморегуляции, самосознания и условий его формирования. Каждое направление имеет свою специфику и вносит немаловажный вклад в изучение проблемы рефлексии в целом [121]. Для доказательности вышесказанного целесообразно привести более подробный анализ данных направлений. Первое направление – рассмотрение рефлексии в связи с изучением творческого и теоретического мышления – имеет более продолжительную историю и берет начало в немецкой классической философии. Здесь рефлексия выступает в качестве личностного компонента мышления, что позволяет преодолеть узко когнитивистские ориентации в исследовании мыслительного и творческого процессов [50]. В рамках изучения творческого мышления рефлексия трактуется как осмысление субъектом собственного поискового движения мысли, которое образует особый смысловой план мышления. И.Н.Семеновым вводится и исследуется схема уровней организации мышления – операциональный, предметный, рефлексивный, личностный. Причем продуктивность мышления будет зависеть не только от адекватности предметно-операционального уровня, а также от характера рефлексивно-личностной регуляции [114, 115]. В данном случае подчеркивается конструктивная функция рефлексии, т.к. происходит осознание субъектом оснований и средств собственной деятельности с последующим их изменением с целью управления состоянием, его оптимизации, лучшего и более полного достижения цели. Осознавая свои действия и их основания, рассматривая их как аспекты особого рода, мы становимся свободны, можем их изменить, заменить, усовершенствовать, регулировать свою деятельность [2]. Ю.Н.Кулюткин рассматривает рефлексивную регуляцию как основной механизм реализации мыслительных процессов. Рефлексия мыслительной деятельности, как ее самоорганизация, есть не только необходимая сторона мышления, но и базовый психологический механизм [69]. С этой же точки зрения к пониманию рефлексии подходит ряд других авторов: А.М.Матюшкин, О.К.Тихомиров, И.С.Ладенко и др. Например, И.С.Ладенко указывает, что рефлексия является и «своего рода самонаблюдением, мышления»[70;

114]. Второе направление изучения рефлексии связано с кооперативной деятельностью людей, которое задает социально-психологический контекст индивидуальной рефлексии (Г.П.Щедровицкий, В.В.Рубцов, А.З.Зак, Е.Н.Емельянов, В.А.Лефевр, А.В.Карпов и др.). В качестве объекта рефлексии, в данном случае, выступают явления сознания не только самого человека, но окружающих его людей. Рефлексия здесь это механизм постижения «чужого» сознания;

познание человеком явлений чужого сознания и их моделирование в собственном сознании. Рефлексия возникает при анализе принятия и решения является человеком в ситуации развития социального взаимодействия механизмом средством самоконтроля саморазвития деятельности.

При этом Г.П.Щедровицкий предполагает схему «рефлексивного выхода» за рамки деятельности в случае невозможности осуществления этой деятельности: «человек должен выйти из своей прежней позиции деятеля и перейти в новую позицию, внешнюю по отношению к прежним, уже выполненным деятельностям, и по отношению к будущей проектировочной деятельности», только тогда человек обретает средства «строить смыслы» [157, 158]. Необходимость рефлексии возникает, по мнению автора, в том случае, когда деятельность индивида протекает неуспешно, т.е. «либо он получает не тот продукт, который хотел, либо не может найти нужный материал, либо вообще не может осуществить необходимые действия». В этой ситуации деятель ставит перед собой вопросы, обращенные к его деятельности: почему она не получилась и что нужно сделать, чтобы добиться успеха. Перейдя в позицию новой деятельности, В русле данного направления авторами обозначается социальная природа рефлексивного процесса по отношению к самосознанию личности. Так, И.С.Кон отмечает: «рефлексия на себя есть, по сути дела, не что иное, как способность поставить себя на место другого, усвоить отношение других к себе»[62, с.37]. Данную мысль продолжает В.И.Сосновский и трактует рефлексию как переосмысление человеком связей и отношений его с социально-предметным миром, которое выражается « в функциональной полноте построения новых образов себя, проявляющейся в саморегуляции собственных поступков» и их адекватной реализации [55]. В рамках данного направления рефлексия выделяется как базовый механизм организации совместной деятельности и как механизм регуляции собственной деятельности в отношении с социально предметным миром, формирования самосознания. Например, А.В.Карпов, работая в рамках данного направления, а именно, изучая рефлексивные процессы в управленческой деятельности, отмечает онтологичность рефлексии. Он предлагает психические рассматривать процессы, рефлексию и через классическую «Рефлексия триаду: – это свойства состояния.

одновременно и уникальное свойство, и состояние осознания чего-либо, и процесс репрезентации психике своего собственного содержания.»[54,с. 47]. Рефлексивность, в данном случае, понимается как «системное психическое свойство, принадлежащие к когнитивной подсистеме психики, и являющееся, в свою очередь интегрированным симптомокомлексом более простых психических свойств, характеризующееся собственной динамикой, способами развертывания и положением в подсистеме способностей» [54, с.45]. В рамках вышепредставленного направления, наряду с такими важными функциями, как приобретение внутреннего опыта и обращенности на себя, обозначается и такая функция рефлексии как адаптация к внешнему миру через регуляцию своего поведения и изменения себя. Третье направление изучения рефлексии касается личностного аспекта ее рассмотрения в связи с саморегуляцией самосознания, поведения, оценки человеком своих поступков. Наиболее глубокое понимание рефлексии в данном русле представлено в работах С.Л.Рубинштейна [108;

109]. Он пишет: «существуют два основных способа существования человека и, соответственно, два отношения к жизни. Первый – жизнь, не выходящая за пределы непосредственных связей, в которых живет человек... Здесь человек весь внутри жизни, всякое его отношение – это отношение к отдельным явлениям, но не к жизни в целом».[108, c.351]. «Второй способ существования связан с появлением рефлексии. Она как бы приостанавливает, прерывает этот непрерывный процесс жизни и выводит человека мысленно за ее пределы. Человек как бы занимает позицию вне ее» [c.352]. С появлением такой рефлексии, по Рубинштейну, связано ценностно-смысловое определение жизни. «С этого момента каждый поступок человека приобретает характер философского суждения о жизни, связанного с ним общего отношения к жизни». С этого разрыва непосредственных связей жизни и их восстановления на новой основе заключается второй способ существования человека. Другими словами, за счет рефлексии происходит преобразование ценностей и смыслов человека. Рефлексия представляется как «специфически человеческая способность, которая позволяет ему сделать свои мысли, эмоциональные состояния, свои действия и отношения, вообще всего себя – предметом специального рассмотрения (анализа и оценки) и практического преобразования…»[121, c.21]. Такое понимание рефлексии присутствует в работах В.И.Слободчикова, К.С.Абульхановой-Славской, Г.А.Цукермана, В.С.Мухиной. Рефлексия, в данном случае, понимается как психологический механизм изменения индивидуального сознания, то есть рефлексия – это, прежде всего, воздействие человека на самого себя целостно, а не только на свои мысли и чувства [150, c.252]. Воздействуя на самого себя, человек изменяет себя, координирует свою деятельность, эмоции, мысли в соответствии с другими людьми, с ценностно-смысловыми основаниями, своими и других людей, общечеловеческими ценностями. Можно сказать, что рефлексия выступает смысловым (или регулятивным) центром человеческой реальности, а возможно, и всей жизнедеятельности человека (там же). Это придает онтологическое значение проблеме изучения рефлексии. С позиции регуляции жизнедеятельности рефлексия рассматривается как необходимый элемент всякого развития и понимается как «психологический механизм» организации и простраивания целостности психики и сознания человека, то есть ограничения, с целью более эффективной регуляции взаимодействия человека с миром. При этом конечно же, изменяются ценностно-смысловые образования (И.Н.Семенов и С.Ю.Степанов, 1983, Д.А.Леонтьев, 1997, Ф.Е.Василюк, 1984;

А.С.Шаров, 2000) [150, c.268]. Рефлексия, являясь подсистемой регуляции человека, связывает воедино остальные подсистемы регуляции, обеспечивает их согласование (например, адекватное выражение ценностно-смысловой сферы в активности);

простраивает каждую подсистему (Рис.2). Так, по Гегелю природа рефлексии в различении и тождестве [29, с.456]. Это различение и тождество касается психики и сознания человека. Рефлексия различает, дифференцирует психику человека в пределах целого, тем самым, оформляя и простраивая ее.

Ц – С. С Регуляция Активность Рефлексия Рис. 2. Структура системы регуляции человека (А.С. Шаров) Представляя одну из подсистем регуляции, наряду с активностью и ценностно-смысловой сферой, рефлексия выполняет базовую функцию, которая заключается в обращенности на реализацию внешней и внутренней видов активности человека. Эта основная функция рефлексии подчеркивается в работах ряда авторов, но выражается в различных вариациях. Например, как возвращение и снятие одного и иного (Г.Гегель, 1999г.);

особый горизонт психики (Г.Лейбниц, 1983г;

И.Кант, 1999;

);

внутренний опыт (Дж.Локк, 1985);

самооформление (Г.Гегель, 1999;

Ж.Пиаже, 1996, Л.С.Выготский, 1984);

раздвоение единого и связанность, интеграция и дифференциация (Г.Гегель, 1999;

И.Кант, 1999;

С.Л, Рубинштейн, 1976;

Тейяр де Шарден, 2000);

1987;

А.А.Тюков, 1987;

выход» В.И.Слободчиков, 1987, А.С.Шаров «рефлексивный (Г.П.Щедровицкий, В.А.Лефевр).

Самоотражение, обращенность на себя, создает основу для реализации регулятивной функции рефлексии. В процессе регуляции рефлексия «простраивает», оформляет внутренний мир человека с целью наиболее эффективного взаимодействия его с внешним миром. В данном случае, рефлексия является предпосылкой для целенаправленного изменения себя и перехода на новый, более высокий уровень развития. Внутренний мир человека представлен содержательными элементами ценностно-смысловой подсистемы регуляции. Ценности, смыслы и мотивы являются границами внутреннего мира человека [51;

135;

150;

155]. Они служат базой, основанием регуляции, источником активности человека. За счет рефлексии происходит интеграция и дифференциация внутренних границ человека, оформление значимости. Раздваивая, различая внутренний мир в пределах целого, рефлексия создает напряженность границ, когда человек различает одно и иное, тогда и образуются, изменяются смыслы и ценности. Но здесь возникает вопрос: всегда ли рефлексирующий человек может легко адаптироваться к миру, всегда ли он живет во внутреннем согласии с самим собой? Или же наоборот, много думая, переживая по поводу какой-либо проблемы, субъект то и дело оборачивается на себя, самоотражает, но не может выйти из замкнутого круга. А действительно ли такого рода «самокопания», «мыслительную жвачку», можно назвать рефлексией? Или это рефлексия, но особого рода, особый рефлексивный механизм?[86]. Например, в исследованиях А.В.Карпова отмечается, что развитие рефлексии, как индивидуального качества психики, на высоком уровне, равно как и на низком тормозит деятельность человека, снижает ее эффективность. Высокий уровень рефлексии связан с такими личностными качествами, как нейротизм, тревожность и т. п. На наш взгляд, рассматривая рефлексию как свойство или качество, действительно, можно увидеть общий уровень ее развития, но рефлексия, являясь одной из подсистем регуляции, базовой характеристикой психики человека, сама имеет сложную структуру, осуществляется посредством различных механизмов. Какие же рефлексивные механизмы в большей степени влияют на изменение ценностно-смысловой сферы и как они ее изменяют? Находятся ли в зависимости различные рефлексивные механизмы с общим уровнем развития рефлексии. Итак, в личностном аспекте рефлексия рассматривается как механизм самоизменения, самопростраивания в процессе регуляции жизнедеятельности, что, главным образом, происходит за счет изменения ценностно-смысловых образований. В связи с этим, целесообразно исследование рефлексивных механизмов, за счет которых происходит данное изменение, как осуществляется рефлексия человеком и какова ее содержательная сторона. Преобладающее число конкретно-научных исследований рефлексии связано с изучением ее как процесса, а точнее – специфики рефлексивных процессов в разных видах деятельности, но не в достаточной мере раскрывают содержательную сторону рефлексии и ее механизмов. Наряду с вышеописанными направлениями, встречаются и другие тематические разделения направлений и аспектов изучения рефлексии. С.Ю.Степанов и И.Н.Семенов [56;

128] полагают, что можно выделить четыре основных направления изучения рефлексии, в каждом из которых определяется тот или иной ее тип;

интеллектуальная, личностная, коммуникативная, кооперативная. Н.И.Гуткина считает, что, изучая рефлексию в эксперименте, исследователь, как, правило, имеет дело не самим рефлексивным процессом, а с его феноменами, Соответственно выделяются логическая, личностная и межличностная формы рефлексии. В.И.Слободчиков выделяет три контекста, в которых разрабатывается проблема рефлексии:

А) при исследовании теоретического мышления (в науковедении, философии, методологии);

Б) при исследовании процессов коммуникации и кооперации действий участников этих процессов;

В) при исследованиях самосознания личности, связанных с проблемами формирования личности, воспитания и самовыражения. А.В.Карпов указывает на комплексность и «распределенность» рефлексивной проблематики в целом по психологической проблематике в зависимости от интегративности и «всепрникаемости» самого свойства рефлексии и предлагает выделить следующие базовые направления изучения рефлексии: А) Деятельностное направление, суть которого состоит в рассмотрении рефлексии как компонента структуры деятельности (Л.С. Выготский, А.Н.Леонтьев и др.). Б) Исследование рефлексии в контексте проблематики психологии мышления (Ю.Н.Кулюткин, И.Н.Семенов, В.Ю.Степанов и др.). В) Изучение рефлексивных закономерностей организации коммуникативных процессов (В.С.Библер, С. Ю.Курганов, АЛипман). Г) Анализ рефлексивных феноменов в структуре совместной деятельности (В.А.Недопасова, В.В.Рубцов). Д) Педагогическое направление, представители которого понимают рефлексию в качестве инструментального средства организации учебной деятельности (О.С.Анисимов, М.Э.Боцманова, А.З.Зак, А.В.Захарова). Е) Личностное направление, где рефлексивное знание рассматривается как результат осмысления своей жизнедеятельности (Ф.Е.Василюк, М.Р.Гинзбург, Н.И.Гуткина, А.Ф.Лазурский). Ж) Генетическое направление исследования рефлексии (В.В.Барцалкина, Ю.В.Громыко, В.И.Слободчиков).

И) «Системомыследеятельностный» подход, согласно которому рефлексия есть форма мыследеятельности (А.А.Зиновьев, В.А.Лефевр, Г.П.Щедровицкий). К) Метакогнитивная парадигма исследования рефлексивных процессов (М.Келлер, М.Кэплинг, Дж.Флейвелл, М.А.Холодная). Л) Исследование рефлексии как фундаментального механизма самосознания и самопонимания (В.В.Знаков). М) Анализ рефлексивных закономерностей и механизмов управленческой деятельности и управления в целом (А.В.Карпов, Г.С.Красовский, В.Е.Лепский). В результате анализа проблемы изучения рефлексии в психологии можно сделать следующие выводы. Содержательный анализ проблем рефлексии и их разработка, в отечественной психологии, осуществлялись Г.П.Щедровицким, Н.Г.Алексеевым, И.С.Ладенко, А.А.Тюковым, В.И.Слободчиковым, О.С.Анисимовым, И.Н.Семеновым, Н.И.Гуткиной, А.З.Заком, В.М.Розиным, В.А.Лефевром, В.Е.Лепским, А.В.Карповым, А.С.Шаровым и другими. В их работах отражен не только анализ и классификация философских и психологических подходов в исследовании рефлексии, но и собственные варианты решения отдельных проблем рефлексии. При этом заметим, что до сих пор в исследовании рефлексии преобладает гносеологический подход, идущий от Дж. Локка, хотя уже И.Кант вступил на путь продуктивного продумывания существа рефлексии в онтологическом смысле. Естественно исследователи в содержательном анализе рефлексии отмечают и её онтологические аспекты, только они поразному называются. Это и быстрая рефлексия (В.А.Лефевр) и со-бытие с другими (В.И.Слободчиков), и регуляция действия (В.П.Зинченко, Н.А.Гордеева) и особая функция политических и экономических систем, СМИ и др. (В.Е.Лепский). Таким образом, на основе анализа литературы по проблемам рефлексии, как философской (И.Кант, Г.Гегель и др.), так и психологической (А.Буземан, Г.А.Голицын, В.И.Слободчиков, В.А.Лефевр, Ж.Пиаже, В.П.Зинченко, Н.А.Гордеева и др.), мы пришли к мысли, что подлинное понимание существа рефлексии лежит в её онтологии, как том универсальном основании, на базе которого только и возможно целостное понимание и развитие рефлексии. Исследователями определяются не только различные подходы к изучению проблемы рефлексии, но уже выделяются основания для классификаций многочисленных подходов, что свидетельствует о многоаспектности и сложности данной проблемы. В рамках каждого подхода рефлексия обозначается как психологический процесс и как психологический механизм. Рассматривая рефлексию как процесс и как механизм, рефлексии авторы в указывают на его глобальность, Именно с этих базовость, позиций онтологичность. Наиболее продуктивным, на наш взгляд, является изучение онтологическом аспекте. представляется возможным более полно исследовать важную (или даже ведущую) роль рефлексии в регуляции жизнедеятельности человека. Эта роль заключается в простраивании, оформлении психики, сознания человека, и, главным образом, ценностно-смысловой сферы. Широко изучаемой также является проблема рефлексивных механизмов, которые бы раскрывали содержательную сторону рефлексии и то, каким образом рефлексия оформляет внутренний мир человека в процессе регуляции жизнедеятельности, в процессе взаимодействия человека с миром, а значит и в процессе переживания. 1.3. Проблема изучения рефлексивных механизмов. Как отмечалось ранее, многие исследователи, изучающие рефлексию, обозначают ее как психологический механизм, но этот механизм остается мало изученным в содержательном плане, при этом рефлексивные механизмы понимаются как способ реализации процесса деятельности. В отечественной психологии существует два аспекта изучения рефлексивных механизмов [56]. К первой группе относятся описания этапов процесса разворачивания рефлексивных механизмов в деятельности (А.А.Тюков, Н.Г.Алексеев, Б.И.Хасан, И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов). Например, А.А.Тюков описывает рефлексивный механизм, относительно кооперативной деятельности, следующим образом: при «разрыве» деятельности, когда она далее не может выполняться, происходит рефлексивный выход с целью понять содержание этой деятельности. Это свойство рефлексивного процесса определяется автором как «интеллектуальный компонент» механизма рефлексии. В данном случае, рефлексивный механизм реализуется в следующих этапах: 1. Первичная категоризация задает набор мыслительных средств, с помощью которых осуществляется рефлексивное освоение деятельности. 2. Конструирование системы рефлексивного отображения деятельности. Используемые средства должны быть соотнесены как с конкретными материальными и идеальными объектами, так и между собой, и, кроме того, взаимосвязаны в некоторой конструкции. 3. На следующем этапе система средств рефлексирования должна быть представлена как картина деятельности и схематизирована. Схематизация, по мнению А.А. Тюкова, имеет важнейшее значение, так как «только представленная знаковыми средствами рефлексируемая деятельность получает свое осознанное инобытие». 4. Для того чтобы результаты рефлексии могли включиться в коммуникацию, а не остались в сфере сознания, схематизированное содержание рефлексии должно пройти четвертый этап объективации, который замыкает рефлексивный процесс, и результаты рефлексивного осмысления деятельности могут становиться основаниями для ее изменения. В рамках изучения мышления Н.Г.Алексеев описывает механизм рефлексии – ее этапы с операциональной точки зрения. Первый этап – «остановка»: прекращение содержательной работы. Человек может приостановить ее в случае невозможности двигаться дальше. Второй этап – «фиксация»: четкое представление хода и результатов предшествующей работы (здесь осуществляется выделение основных моментов деятельности, содержательного движения) и представление их в качестве объекта рефлексивной работы. Третий этап – «отстранение», где происходит описание своих действий. «Я» отстраненное начинает исследовать «Я» действовавшее. Четвертый этап – «объективация»: анализ своего действия в системе иных возможностей или уже существующих действий. Пятый этап – «оборачивание»: соотнесение своих целей в данной деятельности и своих действий, направленных на достижение этих целей. «Оборачивание» предполагает «столкновение» того, что субъект делает на самом деле, с тем, что он хочет делать и как он это делает (и как осознает, представляет себе) [2]. И.Н.Семенов и С.Ю.Степанов рассматривают механизмы рефлексии относительно творческой деятельности, с точки зрения перестройки субъектом своего сознания, где выделяют пять основных этапов: 1. Актуализация смысловых структур «Я» при вхождении субъекта в проблемно-конфликтную ситуацию и при ее понимании. 2. Исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонов действия. 3. Их дискредитация в контексте обнаружения субъектом противоречий. 4. Инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречий через осмысление целостности «Я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново – собственно фаза «переосмысления».

5. Реализация этого заново обретенного смысла через последующую реорганизацию содержаний личного опыта и действенное, адекватное преодоление противоречий проблемно-конфликтной ситуации[128]. Осуществление описывает механизма [142]. рефлексии в процессе деятельности начинает Б.И.Хасан Рефлексивный механизм функционировать, тогда, когда осуществляемая деятельность не приводит к желаемому результату, происходит спонтанное включение рефлексивного уровня рассуждения. Когда человек встает на позицию «Я-другого» или «Ярефлексивного» становится по отношению и к «Я-деятелю». в «Я-рефлексивное» настоящего, актуальным действует пространстве оборачиваясь к «Я-деятелю», которое находится в пространстве прошлого. Т.о. происходит построение рамок рефлексируемого содержания, т.е. фиксация временных границ ситуации в прошлом и будущем. Происходит соотнесение желаемого результата с ситуацией деятельности, что характеризует процесс как рефлексивный. При постадийном описании рефлексивного механизма исследователи обращают свое внимание на ряд ключевых моментов. Во-первых, это невозможность совершать прежнюю деятельность: «остановка», «разрыв» деятельности, проблемно-конфликтная ситуация, отсутствие желаемого результата деятельности. Во-вторых, это занятие человеком рефлексивной позиции: «отстранение», «рефлексивный выход», «Я-рефлескивное». С такой позиции человек может отслеживать свою деятельность и себя в ней. Именно на данном этапе в наибольшей степени отражается суть рефлексии, где она раскрывается как обращенность человеком на себя. В-третьих, авторами подчеркивается момент встраивания рефлексивного опыта в систему имеющегося опыта, а также апробация результатов рефлексирования в реальной деятельности. В-четвертых, исследователями подчеркивается причастность рефлексивного механизма к переоформлению внутреннего мира человека, а именно, его ценностно-смысловых образований: «рефлексивное осмысление деятельности», «актуализация смысловых структур», «реализация заново обретенного смысла». Ко второй, условно выделенной группе, можно отнести исследования, направленные на понимание сущностного содержания рефлексивных механизмов, где раскрываются его отличительные особенности и основные функции (В.И.Слободчиков, Ю.Н.Кулюткин, А.С.Шаров). Например, В.И.Слободчиков представляет рефлексивный механизм как единство психологических механизмов интеграции и дифференциации личности, задающих возможности ее роста и развития [120]. Ю.Н.Кулюткин, рассматривая рефлексию в структуре саморегуляции, определяет рефлексивный механизм как направленность на поиск, строительство средств (гипотезы, антиципированные схемы, модели), с помощью которых можно было бы достичь поставленной цели. При этом он выделяет в личности человека функции «Я-исполнитель» и «Я-контролер», которые проявляются на разных уровнях рефлексивного отображения, где рефлексия выполняет функцию многоуровневой обратной связи. Попытка объяснить суть рефлексивных механизмов осуществляется и в рамках регулятивного подхода (А.С.Шаров). Как было сказано ранее, рефлексия в данном русле исследуется в онтологическом аспекте как сложный иерархичный психологический механизм простраивания границ психики и сознания человека. Под психологическим механизмом здесь понимается, постоянно действующая или ситуативно возникающая, целостная психологическая организация или (система), которая обеспечивает выполнение тех или иных регулятивных функций [9;

15;

43;

44;

138]. Другими словами, психологический механизм – это система внешневнутренних ограничений, которые выполняют регулятивную функцию [150, с.124]. Рефлексивное простраивание внутреннего мира человека происходит посредством глобальных процессов интеграции и дифференциации границ. Различение или дифференциация происходит за счет выделения организмом значимых элементов среды, которые являются для него внешними границами существования или о-граниченной значимостью. При усвоении информации о внешнем мире, у субъекта формируется внутренний эквивалент значимых факторов среды, процесс интеграции границ. Эти эквиваленты внутренние или рефлексивные с модели внешними взаимодействия предметами, помогают образами, ориентироваться человеку во внешнем мире, человек отождествляет эквиваленты материальными и идеальными вещами. Человек, живя в социокультурных условиях, имеет определенный запас знаний умений и навыков, которые необходимы ему для жизни. Разумеется, что это не только знания, полученные им в ходе обучения, но явный и неявный опыт жизни (М.Полани), который человек использует тем или иным образом в своей деятельности. Память человека хранит много важного и второстепенного, однако память – это антология наших рефлексивных моделей что о том, нас с чем важно мы и встречались, ценно с чем взаимодействовали, для (М.Хайдеггер).

Рефлексивные модели взаимодействия с объектами, людьми и знаниями – это и есть интенциональный опыт, как-то о-граниченный и оформленный в психике человека, в его внутреннем мире. И человек обращается к своему внутреннему миру, к тому, что для него в данный момент актуально и значимо. В рамках кооперативной деятельности данный этап в проявлении рефлексии называют "разрыв", обнаруживаемый в структуре деятельности субъекта, когда он вынужден выйти за пределы выполняемой деятельности. Тогда интенциональная психическая активность направляется на саму деятельность или на тот интенциональный опыт, который, так или иначе, связан с регуляцией взаимодействия субъекта с объектами. Человек – это пристрастное существо, он всегда заинтересованно смотрит на мир, взаимодействует с ним, причем, эти взаимодействия многомерны и зависят от того, что человеку надо, как в данный момент, так и в будущем. Поэтому интенциональная психическая активность, которая направлена на выполненную или выполняемую деятельность, не только её как-то "непосредственно" отражает и о-граничивает для субъекта, но и неким образом конструирует, под углом своей пристрастности. Человек собирает и связывает границы рефлексируемой деятельности в зависимости от поставленных задач и целей. Процесс собирания границ детерминирован не только пристрастностью человека, но и стремлением целостного отражения объекта в процессе регуляции выполняемой деятельности. Однако, при этом, сама деятельность актуализирует для человека смысловые образования, которые оформляют и связывают границы выполняемой деятельности с учетом доминирующих смыслов. Конечно, законы связывания границ могут быть различны (причинно-следственные, но это дает целостно-смысловые, организационно-системные), дополнительные возможности человеку переоформлять рефлексируемую деятельность с учетом проблем, целей и задач. В процессе связывания границ, впервые для человека, деятельность становится целостной и завершенной. Отсюда, в рефлексивном процессе смыслового связывания границ для человека впервые возникает возможность заглянуть, как в будущее, так и в прошлое. Так как смысл несет в себе предел активности, а значит и предельную границу той или иной деятельности (М.Хайдеггер, А.С.Шаров). Относясь к последнему пределу или предельным границам собственной деятельности, человек рефлексивно начинает её осмысливать, т.к. всякое осмысление возможно только в определенных рамках, в перспективе будущего, будь то теория или метафора (М.Полани, К.И.Алексеев). Да и сам процесс осмысления невозможен без того, чтобы не прослеживать взаимосвязи между отдельными компонентами деятельности.

В этом процессе, особенно когда для человека важно качество выполнения деятельности, он старается её оптимизировать, как-то упорядочить и сделать универсальной. Возникает проблема организации деятельности и её системного простраивания. Конечно, все это возможно только в процессе рефлексирования, которое уже должно опираться на иные, которые исходят из более обобщенных и универсальных принципов организации. А именно, оптимальности и красоты, перспективы и учета контекста, системности и самоорганизации. В этом отношении ещё очень много непонятного и неизвестного, но теории организации и самоорганизации сейчас находятся на подъеме, хотя А.А. Богданов опубликовал свой труд по организации ещё в начале двадцатого века. По сути, чтобы что-то организовать необходимо, исходить из какой либо идеи, а, следовательно, принципа организации. Причем не просто некоего универсального принципа, например, системности, а того конкретного принципа, который выражается в основополагающей идее, лежащей в основании деятельности. Поэтому человек в рефлексивной деятельности направляет свою активность на поиск этой основополагающей идеи, которая задает организацию всей деятельности. Здесь рефлексия, рефлексивная активность совершает, если говорить образно, вертикальное движение, от деятельности к её основанию и обратно. В чем-то подобную мысль высказывал Ж. Пиаже, когда говорил о рефлексивной абстракции или Ю.Н.Кулюткин, рассуждая о рефлексивном проигрывании хода решения задачи, в процессе самоорганизации мышления [69]. Обобщая сказанное, можно сказать, что рефлексивный механизм – это самоорганизация интенциональной психической активности, которая осуществляется на различных уровнях психики (сознания, бессознательного), для достижения в процессе взаимодействия человека с миром синергизма и проявляется в простраивании и связывании границ, их организации в ходе движения к основаниям собственной деятельности (А.С.

Шаров). Выше обозначенный рефлексивный механизм можно изобразить таким образом. Содержательное разворачивание рефлексивного механизма, отображено в исследованиях А.С.Шарова в этапах организации границ человеком собственной психической активности [155]. Так на первом этапе, который можно назвать интенциональным, психическая активность носит интенциональный характер и направлена на значимый для человека объект и его границы. А так как этот объект интенционален по природе своей, то необходима децентрация источника активности или регулятивного центра, в качестве которого чаще всего выступает "Я" человека. Вот как раз на данном этапе человек и выходит за рамки выполняемой им деятельности. Происходит выделение рефлектируемого объекта или деятельности, т.е. можно сказать, что осуществляется первичная категоризация. Следующий этап – определение и простраивание границ рефлектируемой активности. Выделяя объект, мы тем самым определяем границы его взаимодействия с другими объектами, а значит, отмечаем качества и свойства объекта, его особенности и атрибуты. Другими словами, за счет конструирования и реконструирования содержания объекта идет выделение элементов деятельности и её структуры. Простраиваются границы между элементами и деятельность определяется в целом. Процесс децентрации находит свое воплощение в рефлексивной позиции субъекта, его "особой" точке зрения. Третий этап – это собирание и связывание границ. На данном этапе рефлексивная активность направлена на конструирование и реконструирование целостного процесса, а не на его отдельные элементы. Вектором рефлексивной активности выступают смыслы и смысловые образования, которые реализуются в процессе регуляции взаимодействий. Поэтому для человека важно понять рефлексируемую деятельность, разобраться в ней. С этой целью прослеживаются взаимосвязи между элементами, они собираются и объединяются в некоторые группы и затем связываются между собой, причем это, прежде всего, смысловые связи. За счет рефлексивной абстракции схематизируется деятельность, строятся модели знаний и действий, с которыми человек может работать, как с особыми объектами. Организация и систематизация границ реализуется на четвертом этапе рефлексивного механизма. В процессе осмысления и переосмысления взаимосвязей между элементами, смыслы оплотняются и обобщаются. В этом движении человек выходит на системообразующее начало или основание своей активности. Само движение к основанию требует от человека как-то по особому упорядочить и организовать свою деятельность. И эта особенность связана с целостным её рассмотрением в более широком контексте, вплоть до контекста жизнедеятельности или мировых процессов. Отсюда, предвосхищение временных границ, планирование и прогнозирование, как процесса деятельности, так и её результата. Последний, пятый этап разворачивания рефлексивного механизма, который можно условно назвать этапом объективации процесса и результата рефлексивной активности, характеризуется тем, что процесс и результат рефлексивной активности становится как-то доступен человеку, т.е. репрезентируется ему. Это может быть чувство или переживание, боль или сновидение. Сам процесс объективации заключается в доведении до человека, в различных формах и видах, рефлексируемой деятельности, будь то на уровне сознания или сновидений, чувств, переживаний или образов. А так как процесс рефлексии может прерваться на любом из этапов, то в силу значимости этого этапа он может быть объективирован (А.С. Шаров). Содержание рефлексивного механизма с позиций регулятивного подхода и теории границ заключается в самоорганизации интенциональной психической активности на разных уровнях психики (бессознательный и сознательный уровни), для достижения в процессе взаимодействия человека с миром определенного единства, синергизма. В процессе самоорганизации реализуются функции рефлексии, в соответствии с этапами разворачивания рефлексивного механизма. Посредством этого, человек обращается на себя, свои основания, простраивает свой внутренний мир, свои ценности, смыслы, то есть регулятивное начало или ядро. Простраивание происходит за счет дифференциации и интеграции границ, ценностно-смысловых образований. механизмов. 1.4. Ценностно-смысловая сфера как основа регуляции Ценностно-смысловые образования являются тем содержанием, на оформление которого направлена работа рефлексивных жизнедеятельности, динамика ее функционирования. Проблема изучения ценностно-смысловой сферы является одной из наиболее широко и активно исследуемых в психологии (С.Л.Рубинштейн, 1976;

А.Н.Леонтьев, и 1975;

Б.С.Братусь, 1977;

Ф.Е.Василюк, 1984;

Д.А.Леонтьев, 1977;

А.С.Шаров, 2000 и многие другие). Это обусловлено теоретической практической данного вопроса. значимостью, В большинстве сложностью, исследований многоаспектностью личности, ее ценностно-смысловая сфера представляется как центральное образование «ядро», задающее направленность жизнедеятельности человека и определяющее отношение «человек - мир». В связи с важностью проблемы, исследование ее осуществляется в различных аспектах. Вопервых, это вопрос о природе ценностно-смысловых образований. Вовторых, это изучение структурных элементов ценностно-смысловой сферы человека и их взаимосвязей. В-третьих, это проблема динамики и механизмов функционирования ценностно-смысловой сферы. Для описания ценностно-смысловой сферы часто используются такие синонимичные М.С.Яницкий), понятия, как «ценностные ориентации» (М.Рокич, «смысложизненные ориентации», «мотивационно смысловая сфера», «смысловая сфера личности», «смысловые системы», «смысловые образования» (А.Г.Асмолов, 1979 и др.), «личностные смыслы» (А.Н.Леонтьев, 1983), «обобщенные смысловые образования» (Б.С.Братусь 1981), «смысловое поле» (Г.В.Биренбаум, Б.В.Зейгарник,1935) и др. Важно отметить, что эти понятия даны в различных теоретических контекстах и используются авторами с целью систематизировать, структурировать ценностно-смысловую сферу, выбрать единицу для ее анализа. Все эти попытки в той или иной степени направлены на решение проблемы единства ценностно-смысловой сферы. В связи с этим, возникают различные подходы к пониманию ценностей и смыслов как таковых. Так, ценности, как феномен психической жизни, изначально понимаются во взглядах В. Дильтея и Э. Шпрангера, где они являются составляющей внутреннего мира человека и проявляются во вне [105;

3]. Среди психологов есть и сторонники «социологического» подхода к ценностям. Ценность здесь рассматривается как объективно данная реальность, к которой человек относится, так или иначе, тем самым, субъективируя и интериоризируя ее [3]. В указанных подходах к пониманию ценностей затрагиваются фундаментальные проблемы психологии о соотношении субъективного и объективного, внешнего и внутреннего в человеке, об отношении человека и мира. Данные проблемы находят отражение в работах классиков отечественной психологии (Л.С. Выготский, 1982;

С.Л. Рубинштейн, 1976;

А.Н. Леонтьев, 1975 и др.), где рассматриваются функциональные возможности ценностей и отмечается их роль в регуляции жизнедеятельности, где на ценностном уровне осуществляется связь человека с культурой в целом. «Культура формируется и реализуется в человеке своими ценностями…, наполняет его содержанием: знаниями о мире, о самом человеке, других людях и обогащает индивидуальным опытом» (А.С. Шаров, 2000, с.159).Так, С.Л. Рубинштейн в своей работе «Человек и мир» обращает внимание на то, что «ценности не первичны… Они производны от соотношения мира и человека, выражая то, что в мире значимо для человека» [109]. Ценность, по его мнению, это идея, идеал, который задает направленность внутренней и внешней активности человека. Через смысловой анализ поведения определяется то, «что для человека значимо, как происходит изменение акцентов, переоценка ценностей – всего, что составляет историю духовной жизни человека». Функция взаимосвязи человека с миром осуществляется индивидуальными ценностями за счет процесса интериоризации [78]. Следовательно, за счет интериоризации социальные ценности становятся личностными, и объединяют в себе объективное и субъективное (Л.С. Выготский, 1982;

Д.А, Леонтьев, 1997;

А.С. Шаров,2000). Таким образом, понятие «ценность» включает в себя два аспекта – значение и личностный смысл (А.Н. Леонтьев,1975). Значение ценности представляет собой совокупность общественно-значимых свойств, функций предмета или идей, которые делают их ценностями в обществе, а личностный смысл ценностей определяется самим человеком [117], то есть ценности и смыслы человека всегда находятся во взаимосвязи, представляют собой сложные системные образования, некую целостность, исследование которой является фундаментальной проблемой психологии. Смыслы, наряду с ценностями, являются одними из основных составляющих ценностно-смысловой сферы человека. Смыслы выступают как бы примиряющим звеном в противопоставлении субъекта и объекта. Они выражают субъективное, личностное отношение человека к миру, решают проблему взаимосвязи культуры и человека (А.Г. Асмолов, 1979;

В.П. Зинченко,1981;

Д.А.Леонтьев, 1997 и др.). В онтологическом плане рассмотрения, смыслы выступают как «координаты многомерного мира человека его жизненного пространства» (Б.С, Братусь,1977;

Ф.Е.

Василюк,1984;

В.Е. Клочко,1995 и др.). Система личностных смыслов является конституирующей характеристикой личности. Через призмы смысла человек присваивает объективные ценности, данные в обществе, где эмоциональное переживание является коннотатом личностного смысла[43]. В рамках теории деятельности С.Л. Рубинштейн,1976;

А.Н. Леонтьев, 1975…) «личностный смысл» характеризуется и как динамичный, подверженный изменениям, предметный, он несет в себе целостность, представленную сплавом эмоциональных интеллектуальных составляющих (А.Н. Леонтьев,1975;

Б.С. Братусь,1988;

В.К. Виллюнас,1986 и др.). Одновременно смысл выступает в качестве единицы, «клеточки» психического, как элементарная целостность человеческой сущности. Смысл является единицей субъективного отношения к значению чего-либо, а значение – единица объективного знания о действительности (А.Н. Леонтьев, 1975;

Ф. Е. Василюк, 1984). Из чего следует, что смысл всегда субъективен, его неотъемлемой частью является иррациональный, аффективный компонент. По А.Н. Леонтьеву смысл – это всегда эмоция плюс мысль. «Смысл, есть нечто опосредованное значением, познанием самого себя и своей жизни». «Эмоция – непосредственное отношение человека к тем или иным событиям и ситуациям». В настоящее время смысл, в большей степени понимается как особое системное качество, порождаемое взаимодействиями субъекта с объектом (Д.А. Леонтьев,2000;

В.А. Петровский,1992 В.Е. Клочко,1995 и др.). Вообще, смысл существует не только в рамках чего-то (деятельности, жизнедеятельности, контекста), но и как признак зависимости человека от мира, пристрастности к миру (А.С. Шаров, 2000;

с.129). «Смысл есть целостно оформленное выражение значимости (содержания) чего-то для человека. Другими словами, смысл есть целостное выражение значимости для человека того, что он делает (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Д.А. Леонтьев)» (А.С. Шаров, 2000;

с.129). Смысл выступает в качестве звена в механизме самоорганизации человека (В. Е. Клочко, О.М. Краснорядцева и др.). Человек, в данном система, случае, смыслы понимается же как открытая отбор из самоорганизующаяся обеспечивают объективного мира того, что соответствует человеку в каждый момент времени. Здесь соответствие понимается как основа, предпосылка и причина взаимодействия системы со средой. Смыслы упорядочивают объективный мир для человека, обеспечивая избирательный доступ в сознание тех элементов среды, которые соответствуют текущему состоянию человека, как открытой системы, оставаясь сверхчувственными качествами предметов, отражаются не органами чувств, а эмоциями. Содержание смысла связано с отражением взаимосвязи человека с миром, а свою форму он приобретает в деятельности (жизнедеятельности, контексте) и конкретном поведении человека. Изучая смыслы и ценности, исследователи, так или иначе, выходят на проблему их взаимосвязи. Например, с позиции Б.С. Братуся ценности и смыслы динамично взаимосвязаны между собой и определяют отношение человека к жизни, его нравственную позицию[13;

14]. По его мнению, «ценности – это, осознанные и принятые человеком, общие смыслы его жизни. Они являются основными главные образующими и, его личности, постоянные непосредственно определяют относительно, отношения человека к основным сферам жизни – к миру, к другим людям, к самому себе. Определяют единство и самотождество личности, ее стержень, ее мораль»[14]. Смысл представляется «единицей», «живой клеточкой» личности, смысл – это то, ради чего совершается жизнедеятельность человека. Смысл, как отмечает Братусь, является образующим ценности, т.е., обобщенные «кристаллизированные» смыслы образуют ценности человека. Такой характер взаимосвязи смыслов и ценностей является более оправданным с точки зрения их генезиса, а вот в жизнедеятельности взрослого человека наиболее оправдано «отправной точкой» считать ценность, данная позиция находит свое выражение в работе ряда авторов. Так, в исследованиях Р.Х. Шакурова, напротив, ценность представляется источником смыслообразования. «Ценность - является источником смыслообразования… Смыслообразование происходит на основе ценностей, обладающих жизнеутверждающим, эмоциональным потенциалом» [148]. По мнению Р.Х. Шакурова, источниками образования смысла являются ценности и деятельность человека, причем аффективный их аспект, который выражает отношения субъекта, его эмоциональную напряженность. внутренние Данную ситуацию он объясняет с позиции психологических барьеров, которые представляют собой «внешние и препятствия, сопротивляющиеся проявлениям жизнедеятельности субъекта, его активности». Для актуализации или образования элементов ценностно-смысловой сферы необходимы барьеры и как следствие эмоциональная напряженность, причем ценностные барьеры являются первичными и определяют дальнейшую активность субъекта. Ценностный барьер характеризуется дефицитом или отсутствием ценности у человека для удовлетворения какой-либо потребности. Ценность он определяет как объект, вызывающий пристрастное, неравнодушное отношение со стороны субъекта. Отсюда видно, что Р.Х. Шакуров, также, отмечает ключевое значение ценностей и смыслов в структуре личности. Д.А. Леонтьев также определяет ценность в качестве источника образования смысла, т. е. ценности выполняют смыслообразующую функцию и находятся на «наддеятельностном» уровне. Субъект, находясь на деятельностном уровне, соотносит свои действия с наддеятельностным уровнем, в результате чего появляются смыслы. Он представляет ценностно-смысловую сферу как целостную систему и предлагает для ее анализа следующие понятия: «смысловые структуры» и «смысловые системы». Смысловые структуры являются «превращенной смысл, смысловой конструкт, смысловую установку, формой жизненных отношений субъекта» и представляют собой: личностный смысловую диспозицию, мотив, личностные ценности. Данные структуры действуют в совокупности, что обеспечивает целостность ценностно-смысловой сферы субъекта, где основным связующим звеном является личностный смысл. Личностный смысл, в данном случае, определяется как отношение, связывающее объективные измененные отношения субъекта, предметное содержание, ценности в том числе, сознания и предмет его деятельности[79]. В работах Ф.Е.Василюка отмечается взаимосвязь ценностей и смыслов в связи с их ролью в регуляции жизнедеятельности. Ценность он определяет как источник смысла, «совокупность эмоции и правила», которые представляют собой «внутренний смысловой свет» на уровне сознания. Смысл же возникает в особом «пограничном образовании, «доме смысла», где сходятся сознание и бытие, ценности и возможности их реализации [19]. Смысл возникает в процессе переживания человеком своей жизни, кризиса своей жизнедеятельности. Переживание же, с позиций деятельностного подхода, рассматривается как особого рода деятельность субъекта по преодолению критических ситуаций, в результате которого у человека образуются смыслы. Вышеперечисленными элементов авторами указывается на взаимосвязь пути их ценностно-смысловой сферы, отмечаются взаимопереходов и участие в регуляции жизнедеятельности человека. В данных исследованиях обозначается проблема целостности ценностносмысловой сферы и того, что эту целостность создает, что объединяет ценности и смыслы человека. Один из наиболее продуктивных подходов, в рамках которого осуществляются попытки разрешения вышеобозначенной проблемы, является регулятивный. Наряду с принципами данного подхода, в нем эвристично использованы некоторые положения философской теории границ, а также обозначена универсальная единица ценностно-смысловой сферы. Все это позволяет обосновывать целостность, динамичность ценностно-смысловой сферы, представлять ее системность. В данном случае, ценностно-смысловая сфера определяется как целостная подсистема регуляции, которая занимает центральное, ключевое положение в системе регуляции в целом. «Ценностно-смысловое содержание в психологической структуре человека исполняет роль направленной напряженности… Сущность человека, т.е. значимость, выступает стержнем данной системы, а значит, и самого человека. Самораздваивающая сущность человека через различение и тождество ценностей и смыслов, мотивов и целей образует форму всего жизненного процесса и всей жизнедеятельности человека… Культура формируется и реализуется в человеке своими ценностями и смыслами,… наполняет его содержанием: знаниями о мире и самом человеке, других людях и обогащает индивидуальным опытом» (А.С. Шаров,2000, с.59). Благодаря ценностно-смысловой сфере, разворачивается активность человека, направляется его жизнедеятельность. Что касается самой ценностносмысловой сферы, то она представляет собой целостное образование, которое развивается, изменяется и каждый элемент взаимно дополняет другой. Элементы ценностно-смысловой сферы представлены ценностями, смыслами и мотивами, которые в субъективной картине мира являются не изолированными компонентами, а единой системно-структурной и динамической организацией (А.С Шаров). Ценности, смыслы и мотивы всегда связаны со значимостью, с тем, что для человека важно и ценно в жизни, что выражает зависимость человека от мира, как представителя культуры. Значимость – есть направленная напряженность, которая задается ограничением, границами, то есть значимость всегда ограничена.

Ограниченная значимость может преобразовываться в тот или другой элемент ценностно-смысловой сферы, в зависимости от условий проявления, функций жизнедеятельности человека. Граница здесь понимается как психологическое образование, имеющее количественно-качественную определенность и выполняющее регулятивную функцию (адаптация, развитие, формирование) посредством процессов дифференциации и интеграции [51;

135;

150;

155;

120]. Именно ограниченная значимость является единицей анализа ценностно-смысловой сферы. Ценностно-смысловые как значимости мира для образования, человека. в данном случае, как представляются ограничители внутреннего внешневнутренние границы значимости, Ограничение процессов значимости и проявляется в простраивании отношений человека с миром, а также человека, тем посредством самым интеграции дифференциации, осуществляется регуляция жизнедеятельности. Исходя из такого представления единства ценностносмысловой сферы, сами ценности, смыслы и мотивы понимаются следующим образом. Мотив – это реальное проявление в конкретной ситуации ограниченной направленно-субъективной напряженной активности. Мотив является реальным стержнем поведения человека, дает возможность человеку качественно В и этом количественно процессе определиться, выходит на обрести более определенность, а значит о-граничить себя в конкретной ситуации жизнедеятельности. человек обобщенный уровень, высокий уровень регуляции – смысловой. Смысл представляет собой внешневнутреннюю границу. Извне смысл о-граничивает деятельность и жизнедеятельность, задает ей направленность, этапность, ритмичность (М.М. Бахтин, 1979;

М.М. Теплов, 1985), отражая (выражая) по-граничную направленность тех или иных целостных областей жизнедеятельности человека. «Смысл – это о граниченная хронотопом направленная линия поведения и деятельности» [150 с. 142]. При этом, смысл сам является границей, «так как ограничивает жизнедеятельность человека конкретной направленностью,…и целесообразностью» (А.С. Шаров, 2000;

с.142). Можно сказать, что смысл – это то, что представляется важным и значимым для человека на определенном опредмечивается отрезке в ней, времени. задает Он реализуется в активности, направленность жизнедеятельности.

«Смысловая сфера личности – это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности человека во всех ее аспектах» [79, стр. 154]. Смысловые образования, определяя содержание внутреннего мира человека, сами находятся на границе взаимодействия внешнего и внутреннего миров, на границе взаимодействия объективного и субъективного, причем свое выражение смыслы находят в активности человека (внешней, либо внутренней). Выражаясь в активности, смыслы задают ей направленность. Оставаясь на границе взаимосвязи внешнего и внутреннего, смысл сам является границей, в которую включается внешнее и внутреннее, субъективное и объективное. Внешняя сторона границы выступает в реальном поведении и деятельности человека, в направленности жизнедеятельности. Также, исходя из объективной реальности, человек оформляет свой внутренний мир (внутренние границы смысла), который, в свою очередь, изменяет внешнее поведение. Ценности извне ограничивают, притягивают человека (К. Левин, 1980;

В. Франкл, 1990;

Д.А. Леонтьев, 1996), они формируются культурой посредством социальных психологических механизмов. В ценностях наиболее ярко отражается внешняя (социальная, культурная) сторона. Как внутренняя граница, ценность выводит человека на более высокий обобщенный уровень регуляции жизнедеятельности – культурный.

«Поэтому ценностные границы – это многомерное ограничение (оформление) индивидуального направленно-напряженного пространства, в котором он определяется как человек культуры» [150;

с.148]. В процессе регуляции ценности, смыслы и мотивы взаимовлияют друг на друга, оформляются и изменяются благодаря процессам интеграции и дифференциации, которые осуществляются в рефлексии. Рефлексия, как обращенность на себя, простраивает изнутри ценностно-смысловую сферу человека и оформляет ее в активности. Благодаря рефлексии, человек изменяет и преобразует свой внутренний мир, простраивает, упорядочивает и изменяет смысловые образования как границы внутреннего мира. Ценностно-смысловая сфера структурируется посредством рефлексии, которую можно представить как метаязык картины мира (В.Ф. Петренко). Именно рефлексия оформляет и простраивает смысловую сферу, которая является наиболее глубинным, интимным образованием, определяющим содержание и динамику внутреннего мира (Д.А. Леонтьев). Изучением динамики смысловой сферы в психологии занимались многие авторы в связи с изучением ценностно-смысловой сферы в целом (Б. С. Братусь, 1981;

Ф.Е. Василюк, 1984;

Д.А. Леонтьев, 1997;

А.С. Сухоруков, 1996;

А.С. Шаров, 2000 и др.). В рамках деятельностного подхода предлагается различать «большую и малую динамику смысловых образований. «Под «большой динамикой» развития смысловых образований понимаются процессы рождения и изменения смысловых образований личности в ходе жизни человека, в ходе смены различных видов деятельности» (А.Г.Асмолов, Б.С.Братусь и др., 1979, с.38). «Под «малой» динамикой развития смысловых образований понимаются процессы порождения и трансформации смысловых образований в ходе той или иной особенной деятельности» (там же, с.39). Так, касаясь малой динамики, по Б.С.Братусю, движение смысловой сферы обеспечивается обращением личности к более широким контекстам, чем непосредственно актуализируемые наличной ситуацией – например, обращением к собственным предельным ценностям или к нравственным общечеловеческим, что принято называть «снизу-вверх». Он пишет: «…на наш взгляд, основная внутренняя закономерность остается единой для всех случаев – психологические смысловые системы рождаются в сложных, многогранных соотношениях меньшего к большему, отдельных ситуаций, актов поведения к более широким (собственно смыслообразующим) контекстам жизни. В соответствии с этим, их осознание – всегда процесс определенного внутреннего соотнесения» [12;

c.86]. Данная закономерность обозначают внутренний механизм движения смысловой сферы, но отражают лишь общие его тенденции. Динамика системы смыслов осуществляется за счет внутреннего соотнесения конкретных ситуаций с жизнью в целом, с социокультурными ценностями либо, наоборот, высших смыслов с конкретной ситуацией. А за счет чего происходит это соотнесение, каковы его процессы и механизмы? Что подталкивает человека к такого рода внутренней деятельности? В отечественной психологии осуществляются попытки раскрытия и обоснования этих вопросов. Например, Д.А. Леонтьев рассматривает малую динамику смысловой сферы с процессуально-динамической стороны. Он выделяет три класса формы динамики смыслов: процессы смыслообразования, смыслоосознания и смыслостроительства. Смыслообразование определяется как «процесс распространения смысла от ведущих, смыслообразующих, «ядерных» смыловых структур к частным, периферическим, производным [79, в конкретной с.255]. В ситуации процессе развертывающейся деятельности» смыслообразования движение смыслов «сверху-вниз», от большего к меньшему, «источником изменения выступает при этом некоторая априорно существовавшая высшая смысловая инстанция, высший смысл» [ с.131].

При такой динамике не происходит содержательной трансформации смыслов, смысловое содержание меняет «лишь форму своего проявления в деятельности» (там же). Изменение «формы проявления смысла» и их проявление в деятельности подчинено определенной внутренней логике, которую задают «особые глубинные структуры психики» (Д.А. Леонтьев 1999, с. 257) или «схематизмы» (Ф.Е. Василюк, 1984, с. 157-161). Такого этой рода и образования являются собой объединением когнитивной схемы объективной действительности с иррациональным отражением схемы представляют конденсацию опыта отношений с миром, т.е. «смыслового опыта» (Леонтьев Д.А. 1999, с. 257). «Схематизмы» влияют на смысловую динамику, подчиняют ее своим закономерностям, задают определенную логику. Идея о «схематизмах» представляется достаточно продуктивной, но остаются открытыми вопросы о том, что является содержанием этих структур и за счет каких механизмов они реализуются. Далее, рассматривая смысловую динамику, Д.А. Леонтьев выделяет как ее класс процесс смыслоосознания. В процессе смыслоосознания происходит восстановление контекстов и смысловых связей. Именно осознание смысловых связей является рефлексивной работой сознания, в процессе которой решается «задача на смысл», встраивание смысла в систему смысложизненных связей субъекта (А.Н. Леонтьев, 1977). О вставшей задаче человеку сигнализирует презентированное в сознании эмоциональное переживание. Третий вид динамики смысловой сферы, рассматриваемый Д.А. Леонтьевым, качественно отличен от предыдущих и обозначается как процесс смыслостроительства. Данный процесс представляет собой «особую внутреннюю деятельность» по упорядочиванию, соподчинению, перестройке отношений человека с миром (Леонтьев А.Н., 1968, с.33;

Столин, 1983, с.223;

Василюк, 1984, с.120), где происходит качественное изменение смысловой сферы. Процесс смыслостроительства описан автором больше с внешней стороны, а именно, указываются ситуации, в которых происходит содержательное изменение смысла. Выделяется три класса ситуаций: критические перестройки, личностные вклады, художественные переживания. Не вдаваясь в подробный анализ этих ситуаций, можно отметить общий момент, который заключается в том, что происходит столкновение субъекта с самим миром, в результате чего выявляется противоречие между реальными жизненными отношениями (человеком, художественным произведением) и их смысловой репрезентацией в структуре личности, как следствие происходит некая внутренняя деятельность, направленная на трансформацию ценностносмысловой сферы. Такая внутренняя деятельность представляет собой суть смысловой динамики, выражает ее содержание. Содержательный аспект смысловой динамики обозначен в работе Ф.Е. Василюка, где он рассматривает такого рода динамику со стороны переживания. «Переживание понимается нами как особая деятельность, особая работа по перестройке психологического мира, направленная на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием, общей целью, которой является повышение осмысленности жизни» [19, c.30]. Повышение осмысленности жизни подчеркивает общую активность смысловой системы, благодаря которой в орбиту смысловых отношений втягиваются новые содержания жизни, а уже сложившиеся подчинена отношения «внутренней за счет углубляются [130]. Человек стремится к максимальной осмысленности жизни. Динамика смысловой системы деятельности работы переживания», системы которая обеспечивается целостной механизмов.

Переживание понимается как особый тип деятельностных процессов, специфицируемых в первую очередь своим продуктом – смыслом (осмысленностью), а во вторую – тем, что возникает, в особого рода, критических ситуациях, когда возникает невозможность продолжения жизни. В процессе переживания происходит смыслообразование и смыслостроительство. Обобщая вышесказанное необходимо отметить, что данные тенденции движения смысловой сферы выражаются как «стремление к повышению осмысленности жизни путем расширения контекстов» и являются достаточно общими. Вместе с тем, могут быть выделены внутренние механизмы, которые бы придавали структурность и задавали логику динамике ценностно-смысловой сферы. Таким образом, правомерно поставить вопрос, как и за счет чего, проходят процессы смыслообразования и смыслостроительства? И что это за «внутренние системы механизмов», которые лишь обозначены в работе «Психология переживания»? Интересным представляется анализ смысловой динамики «со стороны ее качественных состояний и, в целом, в связи с определенной жизненной ситуацией» [130, c.61]. С позиций рефлексивной психологии творчества выделяются следующие виды динамик. "Задача на личностный смысл" (А.Н. Леонтьев) [73], которая в целом может быть определена как динамика ценностно-смысловой сферы, движущей силой которой является расхождение между "Я знаемым" (ожиданиями от себя) и "Я воплощенном" (которое является реализацией глубинных мотивов). Так, по А.В. Петровскому, происходит "воссоздание образов исходных мотивов и простраивание системы смыслов". "Я воплощенное" человека "рождается " на границе ожиданий и реально полученного результата (происходит простраивание, ограничение ценностно-смысловой сферы). "Задача на конфликтный смысл", возникает, когда действие или намерение человека оказывается им самим противоречиво оцениваемым. Человек включен в два разных контекста своей жизни, что влечет возникновение позитивных или негативных смыслов-оценок, которые фиксируются в "конфликтном смысле" (В.В. Столин, 1983). Конфликтный смысл запускает определенную внутреннюю работу человека, активизирует его эмоциональные переживания и самопознание (различные рефлексивные механизмы: эмоциональная ловушка, зацикливание, выход из контекста ситуации - философский взгляд, воплощение внутренней работы во внешние действия). В.В Столин [129] выделяет 6 возможных форм движения самосознания при конфликтном смысле: "раскаяние", "ужесточение", "смятение", "самообман", "дискредитация", "вытеснение". Данные формы объединены в две группы: "конфликтно-развивающиеся" и "конфликтно-избегающие", когда включаются определенные механизмы защиты. Существенное различие между двумя видами динамик заключается в следующем: первая актуализирует самопознание, представление и узнавание своей смысловой сферы, а вторая актуализирует различные внутренние регуляторы, на связанные с выбором и трансформацией обозначается смысловой сферы. "Задача смыслопорождение", которая исследователями как "ноогенный невроз" (В. Франкл), "ситуация острого горя" (Ф.Е. Василюк). В отличие от первых двух динамик ценностносмысловой сферы, в данном случае, человек должен искать смысл, "брать" его извне, не имея возможности заимствовать его из собственной системы смыслов. Способы прихода к новым смыслам могут существенно варьировать, но все они могут быть объединены как воплощение особой деятельности смыслопорождения. "Задача на Я потенциальное" – это еще один вид смысловой динамики. Отчасти эта проблема затрагивается в работе А.В. Петровского "Психология неадаптивной активности". "Задачи на Я потенциальное" классифицируются по двум критериям: источник детерминации и предмет задачи. Кроме того, выделяется два подтипа задач: "задачи на личностный смысл" или "задачи на Я наличное" и "задачи на Я потенциальное". В результате решения "задач на Я потенциальное" человеком совершаются особенные поступки, смыслы воплощаются в активности и образуются через активность, через деятельность человека. Ничего не сделав, невозможно проверить потенциальных возможностей. "Задачи на Я потенциальное" можно определить как формулу движения смысловой системы личности, связанную с востребованием и проверкой в поступках её ранее не проявлявшихся возможностей. (Чтобы проверять свои потенциальные возможности и тем самым обретать смыслы, человек должен знать, ощущать ту границу, которая разделяет реальное и потенциальное в нем. Он должен обращаться на себя реального, чтобы прогнозировать реализацию потенциального в себе.) "Задача на Я потенциальное" может стать определенной стратегией функционирования ценностно-смысловой сферы. Проверяя свои возможности и простраивая, таким образом, свою ценностно-смысловую сферу, личность должна учитывать и "потенциальный мир". "Потенциальное Я" и "потенциальный мир" не всегда могут соответствовать, важно соотносить их и видеть несоответствия, что возможно за счет рефлексивных механизмов. Простраивание и изменение смысловой сферы возможно за счет рефлексии как механизма саморегуляции. Из вышесказанного следует, что в рефлексивной психологии осуществляется эвристический подход к пониманию внутренней логики движения ценностно-смысловой сферы, ее содержательной стороне. Логика задается рефлексией, как особым сознания, механизмом осмысления общения, и и переосмысления содержаний деятельности, определяется ее индивидуальными качественными особенностями в процессе жизнетворчества [116]. Механизм рефлексии заключается в том, личностью целенаправленно или нет, создается напряженность, строится граница, которую нужно оформить и утвердить в своей смысловой системе.

Данный механизм может реализовываться посредством разновидностей смысловых задач, постановка которых личностью зависит от ее индивидуальных особенностей и внешних условий. Рефлексия, как механизм динамики ценностно-смысловой сферы, представляется также в рамках регулятивного подхода. Содержательно рефлексия, в данном случае, раскрывается через процессы интеграции и дифференциации границ. Эти процессы «существуют в неразрывном единстве и направлены на развитие целостной субъективной активности» (А.С. Шаров, 2000, с.155). Соответственно, выделяются два вида динамики ценностно-смысловой сферы: вертикальная и горизонтальная. Вертикальная динамика связана с уровнями регуляции жизнедеятельности (операциональный, тактический, стратегический), а горизонтальная – со структурными элементами ценностно-смысловой сферы (мотивы, смыслы, ценности). Динамика ценностно-смысловой сферы происходит одновременно от общего к частному и от частного к общему. «Интеграция границ – это движение от ситуативных границ (мотивов) к многомерной ограниченности индивидуально направленно-напряженного пространства (ценности) жизнедеятельности человека. Дифференциация границ – движение от, ограниченного культурой и человеком, пространства его жизнедеятельности (ценности) к реальному проявлению в конкретных ситуациях ограниченной направленно-напряженной активности субъекта» (там же с.155). Причем смыслы в этом диалектическом движении занимают узловое положение, соединяя в себе внутренние и внешние границы, процессы интеграции и дифференциации одновременно. Смысловая система актуализирует ценности человека и задает направленность его деятельности. Процессы интеграции и дифференциации границ происходят благодаря наличию у человека возможности осуществлять рефлексию. Рефлексия, в данном случае, выражает суть смысловой динамики и механизмов ее изменения.

Обобщая вышесказанное, важно отметить следующее. Во-первых, ценностно-смысловая сфера это сложное системное образование, в связи с чем, осуществляются попытки обозначить единицы анализа, представить ее в единстве. Данная проблема обусловливает многообразие понятий, которые используются сферы: исследователями при изучении «личные ценностноценности», смысловой «ценностные ориентации», «смысложизненные ориентации», «личностные смыслы», «смысловая сфера», «о-граниченная значимость» и т.п. Многие из этих попыток отражают лишь внешне-динамичную сторону единства ценностносмысловой сферы, т.е., что является первичным смысл или ценность, что задает динамику ценностно-смысловой сфере. В рамках регулятивного подхода, на наш взгляд, единство ценностно-смысловой сферы представлено в содержательно онтологическом аспекте, где единицей ее анализа выступает о-граниченная значимость. Она, в свою очередь, является одним из наиболее универсальных единиц анализа, так как все структурные элементы ценностно-смысловой сферы являются формой её выражения и связаны между собой посредством нее. Во-вторых, ценности, смыслы и мотивы представляются как содержательно-динамичные образования, которые, с одной стороны, определяют внутренний мир человека, его «ядро», а, с другой, направляют его жизнедеятельность. Ценностно-смысловые образования обозначают характер отношений человека с миром, выполняют функцию регуляции этих отношений. Благодаря этому, «человек … выступает не в противопоставление объективному миру, а в единстве с ним, в своей продленности в ту часть этого мира, которая им освоена, т.е. имеет для него значение, смысл, ценность» [60]. Смыслы и ценности, соответственно, рассматриваются как функциональные характеристики многомерной системы человек, как регулятивное начало, намечающее ее границы или ограничивающие значимость чего-либо для человека и значимость самого человека человека [3;

и 150].

Ценностно-смысловые реальность не образования, статичны. В выполняя различных регулятивную функцию, могут изменяться, так как внутренний мир объективная исследованиях выделяются формы и виды динамик, изучаются механизмы функционирования ценностно-смысловой сферы. В-третьих, исследователями предлагаются разнообразные формы динамики и механизмы ценностно-смысловой сферы, отражающие в большей степени процессуальный аспект. Однако авторы отмечают немаловажную роль рефлексии в функционировании ценностно-смысловой сферы. Причем основная функция рефлексии и рефлексивных механизмов заключается в содержательном преобразовании ценностно-смысловой сферы. 1.5. Рефлексивные механизмы переживания кризиса их содержание и этапы разворачивания. Представляя рефлексию как одну из базовых характеристик психики человека и как механизм простраивающий и оформляющий психику, имеющую свои закономерности, еще раз отметим ее онтологичность. Рефлексия является не только центральным феноменом внутренней активности человека, но, прежде всего, базовым механизмом самоорганизации психической активности, а значит механизмом регуляции взаимодействий человека в мире. Эта функция заключается в том, что каждый раз посредством обращения интенциональной психической активности на себя идет: поиск истока направленной интенциональной активности;

критерия, на основе которого можно оценить эффективность действия;

тех принципов, посредством которых возможно существование интенциональной активности. Когда человек ищет те основы своей жизнедеятельности, на которых строится его жизнь. Основание человека, это то на чём он стоит, первое в ряду его жизненной активности [155;

153]. Таковым может выступать ценностно-смысловая сфера (потребности, мотивы, смыслы и ценности), которая всегда в пространстве и во времени содержательно о-граничена и как-то рефлексивно оформлена и организована в масштабе жизни человека. Ценностно-смысловая сфера в своей целостности оформляется как основание человека и проявляет себя вовне, но, чтобы действительно быть основанием, необходимо не только рефлексивно собирать и связывать свои проявления или границы взаимодействия с миром, а, прежде всего в процессе рефлексирования простроить ценностно-смысловую сферу как реальное и действенное основание. Однако для человека его основание не дано как таковое непосредственно в феноменах жизнедеятельности, во взаимодействиях человека и мира. Поэтому дойти до основания своей жизненной активности очень важная для человека задача, т.к. только основание является той исходной мерой, с которой человек может сверять свою линию жизни. Сам процесс соотношения, сопоставления основания и явления рефлексивен, по сути, и заключается в простраивании, связывании и организации внешних и внутренних границ самости, а значит ценностно-смысловой сферы в процессе переживания. Переживание, жизни», в данном случае, понимается ценностей и как внутренняя [153]. рефлексивная деятельность, направленная на преодоление «разрыва изменение существующих смыслов Непосредственно в переживании происходит изменение ценностей и смыслов человека, переживая что-либо человек, может меняться. В данном случае, переживание является тем процессом, в котором представляется онтологическая природа рефлексии. В процессе переживания задействованы различные уровни и сферы психики. Переживание включает в себя одновременно все компоненты регуляции и представляет их человеку. Человек как бы обращается к своим основам, к своему «ядру», то есть к ценностно-смысловым образованиям, и соотносит их с ситуацией жизнедеятельности. Внутреннюю логику этому процессу задает рефлексия, а именно рефлексивные механизмы. Особенно ярко это проявляется в ситуации кризиса жизнедеятельности. Кризис мы понимаем как невозможность собрать и завершить себя, своё "Я" целостным и непротиворечивым образом, когда стремление к собственном значимости блокируется, и человек это остро переживает.[154] Из наиболее существенных признаков жизненного кризиса можно назвать следующие: 1)невозможность собрать себя (неустойчивость образов и мыслей о себе, о собственном "Я", размытая временная перспектива или её отсутствие, блокада рефлексии, потеря чувства идентичности);

2)блокада стремления к собственной значимости (пониженное самореализации, стремление ощущение к саморазвитию, ненужности самоутверждению, и никчемности);

своей 3)смысложизненные переживания, размышления и поступки. В кризисе человек не понимает, как и зачем жить и не может объяснить для себя возникшие трудности, он не в состоянии соединить свое прошлое и будущее в настоящем, собрать границы своего "Я" целостным и непротиворечивым образом. Происходит нарушение непрерывности линии жизни, возникает конфликт между "Я" в прошлом и "Я" в будущем, который не может сразу разрешится, посредством существующих рефлексивных механизмов связывания границ "Я". На это необходимо время, в течение которого осуществляется процесс переживания сложной жизненной ситуации [96;

160;

154]. Процесс переживания кризиса разворачивается непосредственно в активности человека. Феноменологически в процессе переживания кризиса можно выделить несколько этапов. Так, в начале кризисной ситуации у человека возникают негативные бурные, эмоциональные переживания. Они сигнализируют о том, что произошло событие, затрагивающее какие-либо значимые ценностносмысловые образования, которые являются для человека «координатами жизни», целостность которых находится под угрозой разрушения, а человек стремится их собрать, не дать развалиться. Это выражается в отвержении ситуации, в стремлении во что бы то ни стало доказать свою правоту, в обвинении других людей, в ссылке на обстоятельства. Ведущими эмоциями и чувствами здесь являются обида, злость, гнев, эмоциональный шок и т.п. Необходимо сказать, что такого рода переживания интегративны и целостны, они локализуют «стягивают» рефлексию на отдельных ценностно-смысловых образованиях, как бы сужают сознание человека до определенной точки, когда он обращен только к этому эмоциональному переживанию и «не видит» ничего вокруг, не представляет свою жизнь целостно. Это может приводить к зацикливанию человека на проблеме, когда он попадает в эмоциональную ловушку. Например, обида возникает, когда не оправдываются ожидания человека по отношению к кому-либо, он чувствует себя недооцененным, ущемленным, страдает ценность его «Я». В таком случае происходит обращение человека именно к тем ценностям и смыслам, которые оказываются уязвленными, поставленными под сомнение. Угроза потери той или иной ценности вызывает всплеск ее значимости. Такого рода переживания поглощают всего человека, вбирают в себя, он интегрируется с этими чувствами и эмоциями, в результате может возникать блокировка процесса рефлексии, когда нет возможности дифференцировать свои чувства, понять что происходит, как назвать это, выйти на новые горизонты осмысления проблемы. В данной сферы и ситуации именно дифференцированность эмоциональной сформированность рефлексивных механизмов, навыков рефлексии дает возможность перейти на следующий этап переживания.

Суть следующего этапа переживания раскрывается через процесс дифференциации, который направлен, главным образом, на то, чтобы осмыслить ситуацию, понять, почему она является важной, пересмотреть смыслы и ценности жизнедеятельности и может быть осознать несостоятельность некоторых из них. При этом может нарушаться целостность, иерархичность ценностно-смысловой сферы, происходить разрыв взаимосвязей между ценностями и смыслами. Нарушение целостности может иметь как положительную, так и отрицательную роль для жизни человека. Отрицательная сторона проявляется в том, что жизнь человека становится как бы фрагментарной, исчезает целостная картина, стратегия и глобальная цель жизни, что может приводить к потере смысла жизни. Однако без таких разрывов невозможно простроить связи между ценностно-смысловыми образованиями, перестроить их иерархию, привести в соответствие с внешним миром, заполнить пустоты утраченных ценностей и смыслов и, таким образом, восстановить целостность и иерархичность ценностно-смысловой сферы. Можно сказать, что такого рода «несостыковки» являются толчком к дальнейшему развитию личности, и формированию ценностно-смысловой сферы как целостной системы. Успешность этих процессов обусловлена развитостью у человека стратегической рефлексии, умением обосновывать причины и выходить на более обобщенные уровни осмысления происходящего. Далее происходит восстановление утраченных связей между ценностно-смысловыми образованиями, что позволяет человеку взглянуть на свою жизнь в целом, обощенно-интегративно, но уже с иной позиции и решить, как жить дальше. Например, как устроить свою жизнь после развода, потери работы, смерти близкого человека. Целостное, интегративное представление о дальнейшей жизни позволяет простроить иерархию ценностно-смысловой сферы, определить основные направления жизни, привести в соответствие свои ценности и смыслы с картиной жизни. Сочетание и особенности реализации приведенных этапов переживания обусловлены индивидуально-личностными, возрастными и социокультурными особенностями. Наиболее длительным по времени является этап переживания, связанный с дифференциацией, переосмыслением значимости. Успешность переживания кризиса зависит от того, смог ли человек пройти все эти этапы, где особую сложность представляет выход на целостное представление и определение основных направлений жизни. Во многом исход переживания кризиса зависит от рефлексивных механизмов, которые реализуются на обозначенных этапах. В самом общем виде рефлексивные механизмы переживания можно определить как некие функциональные органы, работа которых осуществляется при обращении человека на себя, на свой внутренний мир, в результате чего происходит простраивание, собирание – связывание и отражение границ психики. В данном случае, границами выступают ценностно-смысловые образования, которые сами по себе выражаются в форме о-граниченной значимости чего-либо для человека. Рефлексивный механизм переживания начинает функционировать при встрече активности субъекта с некой внешне-внутренней границей, которая является воплощением одного и иного, является не присвоенной. При этом происходит отражение границы Это в виде к возникающих внутренней противоречий, проблемно-конфликтной ситуации, невозможности далее осуществлять жизнедеятельность. приводит напряженности, притяжению значимости к данной границе, сосредоточение регулятивного центра человека возле нее. Регулятивный центр представлен в виде о-грниченной значимости, которая включает в себя значимые ценностно-смысловые образования, разворачивающиеся в активности. На данном этапе напряженность и уплотнение регулятивного центра приводит к тому, что человек начинает рефлексировать, отражать границу, тем самым, обнаруживая свой регулятивный центр. Обнаружение своего регулятивного центра возможно только при выходе за его пределы, то есть при отражении человеком его с другой, рефлексивной позиции. Освоение рефлексивной позиции возможно при децентрации человеческого «Я». Децентрация, в данном случае, понимается, как способность человека занять рефлексивную позицию, осуществить рефлексивный выход за пределы наличной ситуации, деятельности. Занимая децентрированную позицию, возможно, обнаружить свой регулятивный центр, отразить значимые происходит ценностно-смысловые смещение регулятивного образования центра. и особенности сказать, что разворачивания активности. Важно также отметить, что при децентрации Можно регулятивный центр человека как бы раздваивается на позиции Ярефлексивное и Я-регулятивное (Я-исполнитель и Я-контролер и т.п.). Только с позиции Я-рефлексивного, содержащего в себе в снятом виде регулятивный центр, можно изменять ценностно-смысловые образования в процессе обращенной активности. С позиции Я рефлексивного, в децентрированной позиции, возможно обращаться на себя, на свои ценностно-смысловые образования и изменять их. Благодаря этому происходит переоформление границ ценностно-смысловых образований, присвоение, освоение напряженной границы, освоение иного и включение его в свой субъективный опыт за счет действия законов связывания границ. Разворачивание рефлексивного механизма и специфика проявления его в переживании обусловлена индивидуально-личностными особенностями. Эти особенности складываются из специфики проявления и взаимодействия разворачивания качественных характеристик рефлексии, уровней рефлексивного механизма относительно жизнедеятельности, а также доминирующего вида активности, в которой разворачивается рефлексивный механизм (Рис.3).

Кризисное событие переживание Ценностно-смысловая сфера Простроенность Осмысленность Обоснованность Активность: аффективная, когнитивная, конативная дифференциа ция интеграция Жизнедеятельность Деятельность Ситуация Рис. 3. Схема функционирования рефлексивного механизма переживания кризиса Внутреннюю логику рефлексивным механизмам переживания задают определенные качества рефлексии, такие как осмысленность, простроенность и обоснованность. Простроенность – это качество рефлексии, которое выражает то, насколько человек последовательно, относительно контекста, осуществляет рефлексию. Последовательно ли человек вспоминает события, связывает ли одно с другим, воспроизводит факты. Простраивает ли он связи с будущим, исходя из этого события. Насколько последовательны, логичны, мотивированы его поступки в настоящем. Осмысленность, как рефлексивное качество, направлена на оформление смысла, характеризует то, насколько целесообразна деятельность субъекта, насколько он осмысливает, осознает ситуацию, значимое событие. Дает ли он ответ на вопрос, зачем это все произошло, зачем он именно так поступил. Обоснованность – это рефлексивное качество, благодаря которому, субъект находит основания (причины) произошедшего события и своей деятельности в нем, оценивает значимость, ценность события для себя, для жизни в целом. Данные качества рефлексии участвуют в оформлении и изменении ценностно-смысловой сферы, а также направляют движение человека к своим основаниям. Так, за счет простроенности оформляются и изменяются, в большей степени, мотивы, за счет осмысленности - смыслы, а за счет обоснованности - ценности человека. Качества рефлексии могут соотноситься друг с другом по-разному, имея различную степень взаимосвязи, причем какие-то являются наиболее развитыми, а какие-то наименее. Например, человек воспроизводит последовательно хронологию события, связывает его с другими событиями своей жизни, но не может обосновать причину события, не видит в нем смысла. Специфика рефлексивного механизма также проявляется и в зависимости от уровней рефлексирования относительно жизнедеятельности. Так, рефлексия может осуществляться на ситуативном (операциональном), деятельностном (тактическом) и жизнедеятельностном (стратегическом) уровнях. На операциональном или предметноситуативном уровне рефлексивный механизм изменения ценностносмысловой сферы активизируется при невозможности осуществлять какойлибо конкретный вид деятельности. На деятельностном или же целостноличностном человека. уровне На рефлексивный механизм функционирует при возникновении внутренних конфликтов, при рассогласовании системы Я стратегическом, обобщенно-философском уровне, рефлексивный механизм реализуется при рассогласовании глобальных контекстов, когда человек выходит на проблемы бытия. Например, человек может осуществлять рефлексию ситуации, либо какой-то деятельности, но при этом не выходить на стратегический уровень, не представлять своей жизнедеятельности целостно и того, какую роль для его жизни играет данная ситуация или деятельность. Качества и уровни рефлексии проявляются в различных видах активности. Это эмоциональные переживания, отчаяние, страх, тревога, вина, обида, гнев (аффективная активность);

навязчивые мысли и образы, искажение перцепции, проигрывание одних и тех же ситуаций, отсутствие перспективы (когнитивная активность);

нарушения в поведении, алкоголизм, наркомания, акцентуации, пассивность, либо чрезмерная хаотичная активность и др. (конативная активность). Через активность человек может обратиться к себе, можно сказать, что это «обращенная, интенциональная активность», которая направлена посредством рефлексии на оформление и изменение особо значимых ценностно-смысловых образований в период переживания кризиса. Специфику рефлексивным механизмам переживания кризиса задают способы их реализации и разворачивания, которые обусловливаются особенностями проявления обращенной активности, качеств и уровней рефлексии.

Таким образом, в нашей работе мы определяем рефлексивный механизм значимых переживания как психологический образований с механизм, целью который разворачивается в обращении активности человека на переоформление ценностно-смысловых организации жизнедеятельности и взаимодействия с окружающим миром. В процессе онтогенеза происходит становление структурных компонентов рефлексии, формирование связей между ними, что задает специфику рефлексивным механизмам, в частности в юношеском возрасте. 1.6. Особенности ценностно-смыслового самоопределения и проблемы рефлексии в позднем юношеском возрасте. Юношеский возраст хронологически определяется в психологии поразному;

наиболее часто исследователями выделяется ранняя юность (старший школьный возраст) от 15 до 18 лет, и поздняя юность от 18 до 23 лет [102]. Границы такого разделения обусловлены скорее внешними причинами, а именно, окончание школы и поступление в какое-либо учебное заведение, или же начало полностью самостоятельной, взрослой жизни. Психологическое содержание этого этапа связывается с развитием самосознания, решением задач жизненного и профессионального самоопределения и вступлением во взрослую жизнь В исследованиях, посвященных изучению становления личности в юношеском возрасте, можно выделить разноаспектную проблематику. Например, изучение юношеского возраста в рамках возрастных периодизаций с позиций культурно-исторической теории, с точки зрения ведущей деятельности, психологических новообразований и кризисов развития, развития субъективной реальности в онтогенезе, рассмотрение юношеского периода в контексте динамики личностной идентичности, с позиций развития саморегуляции жизнедеятельности (Л. С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, В.И. Слободчиков, Э. Эриксон, А.С. Шаров и др.). Изучение развития и структурных элементов самосознания и рефлексии, В.С.Мухина). понимаемой в как ценностно-смысловое возрасте формирования самоопределение, Ш.Бюлер, юношеском в становящееся юношеском (С.Л.Рубинштейн, личности Исследование возрасте, в котором большое внимание уделяется развитию потребностномотивационной сферы (Л.И. Божович) и становлению самосознания «открытию «Я» (И.С. Кон). Изучение возрастных особенностей самоопределения, как психологического новообразования (А.В. Мудрик). Исследования, связанные с оказанием психологической помощи личности в юношеском возрасте (Т.В. Снегирева, А.Ф. Шадура, В.А. Юпитов) и др. Рассмотрим основные линии этих подходов подробнее. В традиции культурно-исторического подхода Л. С. Выготского построен и анализ формирования личности в юношеском возрасте у Л.И. Божович [11]. Она выделяет основной компонент социальной ситуации развития в этот период, а именно - необходимость определить свое место в жизни. В качестве общей тенденции развития в юности, автор выделяет коренные изменения в содержании и соотношении основных мотивационных тенденций, происходящие на основе впервые возникающей социальной ситуации развития и определяющие перестройку всех других психологических связи с особенностей, причем, ведущей деятельностью в юношеском возрасте является учебно-профессиональная [11, с. 365]. В необходимостью в окружающем самоопределения и самом себе, возникает которая потребность приобретает разобраться самостоятельное значение (эту особенность в рассматриваемом возрасте отмечают многие исследователи: Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн, К.С. Абульханова-Славская, В.С. Мухина, М.Кле и др.). Этот процесс представляет собой формирование мировоззрения как выработку собственных взглядов в области науки, общественной жизни, морали, построение собственной картины мира из ранее фрагментарно существовавших представлений. В возрастной периодизации, представленной А.С. Шаровым [152], развитие человека рассматривается с позиции регуляции жизнедеятельности. Развитие личности идет в процессе разрешения внутренних противоречий, которые разворачиваются в базовых процессах интеграции и остранения. Процесс интеграции заключается в присвоении человеком культурных норм и ценностей, единении с внешним миром. Процесс остранения осуществляет формирование самости человека, его «Я», развитие самосознания в и рефлексии. регуляции Развитие человека разворачивается подсистемах жизнедеятельности:

формирование ценностно-смысловой сферы, рефлексии, активности, а также формирование связей между этими подсистемами. Так, в юношеском возрасте строятся жизненные планы (ценностно-смысловая сфера), что связано с решением нравственных и личных проблем (активность), формирование (рефлексия). Изучая проблему личностного самоопределения в психологии, авторы рассматривают его на границе взаимодействия внешнего и внутреннего, в рамках взаимоотношений человека с окружающим миром. С одной стороны, самоопределение связано с глубинными структурами человека, его смыслами, ценностями, личностной направленностью, а с другой – с воздействием внешней среды, адаптацией, социализацией. (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, М.Р. Гинзбург, В.Ф. Сафин, А.М. Исхакова и др.). С.Л. Рубинштейн понимал самоопределение с точки зрения детерминации. Самоопределение выступает как внутренняя детерминация, самодетерминация человека, верность себе, неодностороннее подчинение внешнему. Внешнее, или социальная детерминация действует преломляясь через внутренний опыт субъекта, через его ценностно-смысловое ядро. [4]. «образа Я», мировоззрения, поиск смысла жизни К.А. Абульханова-Славская, центральным моментом самоопределения выделяет также самодетерминацию, собственную активность, осознанное стремление занять определенную позицию. По К.А. АбульхановойСлавской, самоопределение - это осознание личностью своей позиции (а значит актуальных ценностей и смыслов), которая формируется внутри координат системы отношений. [1]. Рассматривая самоопределение как самостоятельный этап социализации, авторы отмечают, что его «сущность заключается в формировании у индивида осознания цели и смысла жизни, готовности к самостоятельной жизнедеятельности на основе соотнесения своих желаний, наличных качеств, возможностей и требований, предъявляемых к нему со стороны окружающих и общества». [С. 65]. В исследованиях М.Р. Гинзбурга[2, 3] самоопределение понимается как «обретение человеком своего ценностно-смыслового единства и его реализация, определение себя в мире». Вслед К. Левиным М.Р. Гинзбург осуществляет попытку рассмотреть структуру самоопределения через понятие жизненного поля. «Жизненное поле личности определяется как совокупность индивидуальных ценностей и смыслов и пространства реального действования - актуального и потенциального, охватывающего прошлое, настоящее и будущее. Личностное самоопределение это есть содержательное конструирование человеком своего жизненного поля, включающего в себя как совокупность индивидуальных жизненных смыслов, так и пространство реального действования (актуального и потенциального)», при этом человек устремлен в будущее. Характер взаимодействия психологического определяет его двух основных компонентов (самопознание, При нарушении самоопределения самореализация) функционирования и и настоящего результаты.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.