WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Российская Академия наук Санкт-Петербургский Институт истории ДАДЫКИНА Маргарита Михайловна Кабалы Спасо-Прилуцкого монастыря второй половины XVI – XVII в.: дипломатическое исследование Специальность ...»

-- [ Страница 2 ] --

то есть 1 сентября, как дня «Семенова Летоначатия»142. В верхней части этого черновика143 рукой того же Матвея Степанова была сделана помета «такова дана архиепископу», а вместо имени писца Григория Ощерина вписано имя Матвея Степанова. После внесения всех указанных поправок Матвей составляет две «беловые» кабалы по созданному образцу, изменяя во втором случае только сумму занимаемых денег, триста рублей вместо двухсот144. Поскольку мы не располагаем в данном случае какими-либо дополнительными сведениями, объяснить, почему первоначальный вариант был написан одним монастырским подьячим, но не был им же исправлен, нельзя. Здесь могли иметь место как содействие одного писца другому, так и конфликтная ситуация, выразившаяся в передаче дела от Григория к Матвею. Как уже было отмечено, схема построения формуляра той или иной конкретной кабалы могла зависеть и от обстоятельств заключения именно этой сделки, и, во многом, от того, какой писец занимался ее оформлением. Тем не менее, сравнение кабал, написанных писцами именно этого монастыря с теми, которые были написаны за его пределами, позволило выявить определенную традицию составления формуляра кабал в Спасо-Прилуцком монастыре. Эта традиция, безусловно, опиралась на общепринятые правила, проводниками которых в XVII в. стали площадные подьячие. Но внутренние потребности и особенности хозяйственной жизни монастыря приводили к переработке таких правил. В Там же. Д. 1133. Сст. 3. В отличие от «беловых» кабал, содержащих рукоприкладство представителей монастыря и вернувшихся в казну монастыря после погашения долга, о чем свидетельствуют сделанные надрывы этих актов, данная кабала этого не имеет. Позднее оборот сстава был использован еще раз для чернового наброска письма. 144 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 1133. Сст. 2, 1 соответственно.

143 результате, если площадной подьячий писал кабалу преимущественно по полному формуляру, то монастырский писец чаще всего прибегал к сокращению этой схемы, что приводило к широкому употреблению внутри монастыря кабал, имеющих расширенный или даже упрощенный вариант формуляра. Но в пределах такой монастырской традиции каждый писец придерживался того варианта формулировки отдельных клаузул, который он усвоил в процессе обучения этому ремеслу, иногда, даже если это приходило в противоречие с новыми правилами. В составе комплекса кабал Спасо-Прилуцкого монастыря XVII века можно выделить группу актов, составленных писцами Обросимовыми. Представители этого семейства на протяжении нескольких десятилетий писали кабалы, являясь монастырскими слугами. Ниже перечислены имена представителей рода Обросимовых и указаны годы, в которые они упоминаются в тех или иных документах: Федор Обросимов сын 1591-94 гг. (1551-1565?) Ждан Обросимов 1598-1648 гг. Игнат Жданов сын Обросимов 1634-36 гг. Степан Жданов сын Обросимов 1657, 1676, 1697 гг. Матвей Степанов Жданов 1686, 1697 гг. Евдоким Обросимов 1603-1623 гг. Семен (Семейка) Обросимов 1610-36/37 гг., 1644 г. Власий Обросимов 1624-59 гг. Василий Власов сын Обросимов 1636, 1680 гг. Гаврила Власов сын Обросимов 1653-54 гг. Петр Власов сын Обросимов 1674/75-1679 гг.

Отличительной чертой для всех Обросимовых была исключительная аккуратность работы. Кабалы, авторами которых они являлись, написаны четким и аккуратным почерком, без пропуска букв или слов в клаузулах. В то же время каждый из писцов этого семейства имел индивидуальную манеру письма. Так, можно сравнить между собой кабалы двух писцов из этого семейства, которыми было написано наибольшее из сохранившихся число актов, братьев Евдокима и Власия. Характерной для конкретного писца была клаузула о суде и правеже по кабале: Евдоким Обросимов «а где меня заимщика по сей кабале застанет… тут по сей кабале суд и правеж» Власий Обросимов «а где меня заимщика ся кабала ни застанет… тут по сеи кабале под суд даватись» Евдоким Обросимов придерживается своего образца этой клаузулы (в целом более раннего) и некоторое время после того, как остальные писцы монастыря уже стали писать «под суд даватись и заемные денги платить с росты и с убытки все сполна». У Ждана Обросимова эта клаузула с одной стороны напоминает вариант Евдокима («где…по сеи кабале застанет,…тут везде суд и правеж»), с другой, в отличие от него Ждан уже в своих первых кабалах пишет «денги с росты и с убытки все сполна». Происхождение первого поколения писцов этой семьи установить трудно. В слуги чаще всего попадали после подачи челобитной на имя игумена и при условии вклада в монастырь. В редких случаях можно было выслужиться из детенышей. Пока не удалось установить, какой именно путь проделали Обросимовы.

Кроме вышеназванных в числе писцов в XVI в. фигурирует некто Фетча Амбросимов. Ему принадлежит авторство двух из числа самых ранних кабал монастыря 1551 (хлебная кабала) и 1553 (денежная с отработкой). Хлебные кабалы он пишет до 1565 года145, после чего «исчезает». Во всех этих кабалах статус писца не указан. Спустя почти три десятка лет, в 1591-1594 гг. кабалы, также преимущественно хлебные, пишет писец Федька Обросимов (Абросимов), называющий себя земским дьячком146. Он же выступает и в качестве послуха в некоторых кабалах этого периода147. Тот ли это самый «Фетча»? В пользу этого предположения говорят два обстоятельства. Первое: и тот и другой пишут свое имя с добавлением «Амбросимов/Абросимов сын». В данном случае это важно, поскольку остальные писцы из этого рода подписываются «Абросимовы/Обросимовы», иногда последние поколения (например, Петр или Гаврила Власовы дети) употребляют формулу «сын Обросимовых». Второе обстоятельство касается способа написания имени. Употребление формы «Фетча», возможно указывает на то, что писец был еще отроком, тогда как последующее «Федька», так же как и «Жданко», «Евдокимко» и прочее употреблялось людьми зрелого возраста, но находящимися в подчинении. Если это так и Федор начал свою службу в писцах в очень ранние годы, то он мог дожить, оставаясь при этом работоспособным до конца XVI столетия. Возможно тогда и изменение написания фамилии «Амбросимов» на «Абросимов» связано с объективными обстоятельствами: изменение написания ряда слов в языке. Правда, учитывая «исчезновение» Фетчи в 1560-е 145 ОР РНБ. Ф. Зинченко. Д. 8, 30, 116;

СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 14. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 191, 193. 147 Там же. Д. 184, 192, 198.

годы, обстоятельства, приведшие к изменению написания фамилии, могли иметь и личный характер. Наибольшее число написанных и сохранившихся до наших дней кабал принадлежит авторству писца Евдокима (Овдокимко, Овдокимец) Обросимова. За период своей деятельности с 1603 по 1623 год он оставил 18 денежных кабал148. Подписывался он, называя себя земским дьячком. В 1603-1606 гг. он пишет кабалы в паре с Иваном Дмитриевым сыном Сумориным, который выступает послухом в актах, составленных Евдокимом Обросимовым, и наоборот, Евдоким является послухом в кабалах, написанных Иваном Дмитриевым сыном. Другим обычным напарником Евдокима был Родион Осипов сын Сахаров, который назван послухом и в кабалах еще одного писца из семейства Обросимовых, Игната Жданова сына Обросимова. Подобная практика работы в паре становится обычной в XVII веке, заменив собой выбор в послухи кого-нибудь из крестьян. Эта тенденция ярко проявляется в деятельности писцов кабал, являвшихся слугами монастыря и выступавшими в качестве его агентов, проводников его политики, и позволяющих себе все более формализовать процедуру фиксации выдачи ссуды. Степень формализации усиливается к середине столетия, когда при сохранении в тексте кабал сочетания « а на то послуси», предполагающем нескольких свидетелей, в действительности указан только один, да и тот – писец-напарник. К числу кабал, написанных Евдокимом Обросимовым, относится кабала на бывшего казначея монастыря Трифона, вынужденного дать ее на себя в 1616 году в качестве штрафа за СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 340, 341, 342, 370/1-2, 398, 425, 430, 431;

ОР РНБ. Ф. Зинченко. Д. 162, 166, 170, 174, 191, 199, 223, 238;

РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 116.

растрату казенных денег. Во время его казначейства149 литовские «лихие» люди ограбили монастырь, причинив ущерб, оцененный в 175 рублей 6 алтын, 3 деньги, которые Трифон должен был теперь возвращать в рассрочку по 20 рублей в год150. Сами писцы также могли оказаться в числе должников. Евдоким Обросимов занял в 1620 году у старца монастыря 18 алтын с 2 деньгами, написав сам на себя кабалу151. Третий писец Обросимов, Влас, появляется в кабалах сначала в качестве послуха в 1624 году152, а затем и сам пишет кабалы, будучи земским дьячком в 1627-1661 гг153. В кабале 1628 г. он, правда, называет себя крестьянином села Коровничье. Монастырским крестьянином назван и один из его сыновей, повидимому младший, Петр Власов сын Обросимовых в своей поручной записи по крестьянам монастыря 1674/75 года и в челобитной, поданой им игумену с жалобой на кражу у него денег и вещей в 1679 году154. У Власа Обросимова было по крайней мере еще два сына: Василий, фигурирующий в качестве послуха в кабале 1636 г.155, и Гаврила, сам составивший две кабалы в 1653-54 гг156. Последний не называет себя земским дьячком, возможно, потому что это место для него еще не освободил его отец, продолжавший тогда же служить писцом монастыря. Слуга Василий Власов (вполне вероятно, речь идет именно об этом Василии, из рода Обросимовых) Трифон назван казначеем в кабалах 1608-1614 гг.: СП ИИ. Там же. Д. 381, 392, 398;

ОР РНБ. Там же. Д. 203, 206. Казна Спасо-Прилуцкого монастыря действительно была разграблена в 1613 г. поляками и литовцами, а в начале 1614 года пострадал от пришедших его защищать людей «царевича Арслана». 150 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 116. 151 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 425. 152 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 438. 153 Там же. Д. 451, 456, 532, 568, 573, 698, 721, 739. 154 Там же. Д. 883, 952. 155 Там же. Д. 511. 156 СП ИИ.Ф. 271. Оп. 1. Д. 620, 644.

назван в списке участников «схода» об установлении нового сбора денег на монастырские нужды для постройки храма в 1680 году157. В первой половине XVII века Обросимовы выполняли разнообразные поручения монастыря. Семен (Семейка) Обросимов начинал в 1610-14 гг. так же писцом кабал, одновременно мог выступать и в качестве послуха158. В 1628-37 гг. он получил статус казенного дьячка и занимался преимущественно тем, что подписывал на кабалах платежи, которые монастырь периодически собирал с застарелых должников. Особенно большое количество таких платежей было подписано им в 1636 - 37 гг. Вероятнее всего, монастырь провел в это время некую ревизию, взыскав часть долгов. Сразу после этого была составлена опись оставшихся кабал с перечислением остатков долгов159. Однако уже в 1644 году Семен (Симон) Обросимов, являясь стряпчим вологодского архиепископа, выполняет его поручения в Москве160. По времени это изменение места службы и хозяина совпадает с переменами, произошедшими с его братом, Жданом, чья судьба является примером тех сложных отношений, которые складывались иногда между монастырскими властями и его слугами. Ждан был, вероятно, вторым по старшинству из братьев Обросимовых после Федора. Начало его службы можно отнести к 1590-м годам, поскольку от этого периода осталась первая из написанных им и дошедших до нас хлебная кабала 1598 года161. Он Описание Собрания Свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. 1599-1734. Вып. 4. Вологда, 1901. С. 49. 158 ОР РНБ. Ф. Зинченко. Д. 188, 206. 159 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 2. Д. 156. Книга записи денежных кабал казначея старца Филарета. 1638 – 1639 гг. 160 ГАВО. Ф. 1260. Коллекция столбцов XVI-XVIII вв. архиерейского дома. Оп. 1. Т. 1. Д. 410. 161 ОР РНБ. Ф. Зинченко. Д. 136.

продолжает службу писца и в 1607-08 гг.162. В 1622 году он отмечен в числе слуг, получающих регулярное жалование от монастыря163. Но уже через десять лет мирное развитие его карьеры прекращается. Получив в очередной раз жалование за 1633 год в октябре месяце (т.е. практически в начале года по сентябрьскому стилю) он сбежал и нанялся в «детские» к архиепископу вологодскому Варлааму. Ущерб в размере 1 рубля был взыскан на его брате «Евстюшке» (возможно, имеется в виду Евдоким Обросимов). Монастырские власти настаивали на возвращении и наказании неблагодарного слуги, обвиняя его также и в плохом обращении с крестьянами, отчего те бежали, нанося тем самым ущерб монастырскому хозяйству. В результате Ждан был отдан обратно в монастырь «во крестьянство»164. Однако вскоре Ждан добивается того, чтобы его вновь взяли в монастырские слуги. Каким образом ему это удалось, мы не знаем. Поскольку его братья, Влас Обросимов, а возможно, и Семен в эти годы находились в числе действующих писцов и, судя по характеру их деятельности, были на хорошем счету, Ждан мог использовать свои родственные связи. У Ждана Обросимова к этому времени был сын Игнат, писавший кабалы и бывший земским дьячком в 1634-36 гг.165, то есть как раз в период скандала, связанного с побегом его отца. Не исключено, что сын также способствовал вместе со своими дядьями тому, чтобы вернуть Ждану утраченный статус монастырского слуги. В то же время, как видно, проблемы, возникавшие у монастырских властей с Жданом Обросимовым, 162 Там же. Д. 177;

СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 381. Огризко З.А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря XVI-XVII веков // Труды ГИМ. Вып. 27. М., 1955. С. 15. 164 Огризко З.А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря XVI-XVII веков // Труды ГИМ. Вып. 27. М., 1955. С. 15.

никак не отражались на служебном положении его родственников и они не теряли доверия келаря или настоятеля. Во всяком случае, в 1639 году Жданко получает прощение. Ему был возвращен статус слуги166, и он выполняет поручения монастыря в московском подворье. Уже в 1642 году на него подал жалобу келарю монастыря Левкию монастырский крестьянин Завьял Стефанов о том, что Ждан, возвращаясь из Москвы, велел везти себя на его подводе. В дороге Завьял приболел, а Ждан выгнал его с подводы, заставив нанять другую. По дороге от Ярославля Ждана ограбили, взяв лошадь, сани, хомут. В результате, в 1643 г. Ждан опять сбежал. Судя по черновику его челобитной царю Михаилу Федоровичу, датированному 3 декабря 1643 года, на того самого старца Левкия, монастырь опять требовал выдачи Ждана «во крестьянство», апеллируя к тому факту, что он, Ждан, таковым уже являлся167. Дело тянулось уже «по четвертой недели», как пишет сам Ждан. Поскольку мы располагаем именно черновиком челобитной, то можем проследить, каким образом Ждан пытается построить свою защиту, старательно обходя «острые углы». Правка, сделанная рукой Ждана в сохранившемся черновике челобитной, дает возможность проследить, каким образом Ждан пытается построить свою защиту, старательно обходя «острые углы». С самого начала он указывает, что является не служкой и не крестьянином (предмет дела), а сыном боярским, очевидно имея в виду свою службу у архиепископа. В соответствии с заданной ролью, уже написав текст, Ждан добавляет в нескольких местах, при 165 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 500, 501, 505, 513. Огризко З.А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря … С. 15. 167 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 113.

обращении к государю фразу «холоп твои», надписав ее над строкой. Первоначальный вариант текста достаточно резок для такого документа как челобитная. Возможно, поняв это, и желая смягчить тон, Ждан после просьбы «учинить» царский указ по своему делу, добавляет «по своему государеву желанию», и исправляет формулировку обвинения, сделанного в отношении него старцем Левкием. Фразу «отдан де я ему келарю во крестьяня, а игумен з братею в челобитнои не написаны и мне не исцы», он зачеркивает и вписывает только «во крестьянстве». В доказательство своей правоты Ждан настаивал на том, что «за Прилуцким монастырем во крестьянстве не живал» и, в писцовых книгах в качестве крестьянина «не писан». Первоначально автор написал также «и во крестьяня не отдан», но затем вычеркнул эту часть (поскольку он все же был отдан в крестьяне), добавив вместо нее указание, что был только служкой монастыря. Таким образом, Ждана нельзя упрекнуть во лжи, он предпочитает умалчивать лишь о неудобных для себя обстоятельствах дела. Тогда же Ждан со своей стороны выдвигает обвинения против келаря Левкия, воего врага. Ждан, вероятно уговорил неких монастырских старцев, изгнанных, по словам самого Левкия, «за воровство» из монастыря, подать совместную челобитную патриарху Иосифу. Левкия обвиняли в том, что он не только прогнал старцев, но и фактически отстранил от власти игумена монастыря, а также без соборного решения ради своего «тщеславия» построил на московском подворье храм. Келарь пытался отмести от сея все обвинения в своей челобитной Михаилу Федоровичу168. Тяжба продолжалась и в 1644, когда Ждан лично ездил в Москву, бил челом на келаря и «оглашал» его «непотребными речами» по свидетельству слуги Ермолая Яковлева169. Именно в это время его младший брат Семен (Симон) Обросимов тоже перешел на службу в стряпчие к вологодскому архиепископу и находился в Москве170. Возможно, братья действовали вместе, поскольку и сам Ждан находился в дьячках у вологодского владыки Маркела: о его «тиунстве» сообщает приказной князь Григорий Дябринский в отписке архиепископу осенью 1645 года171. Тем не менее, несмотря проявленное им искусство опытного челобитчика, Ждан проиграл дело: по «государеву указу» Жданко был «отдан в монастырь», но остался в слугах. Ничего не известно только о дальнейшей судьбе его брата, Семена Обросимова. А сам Жданко, несмотря на все произошедшее, не только не потерял доверия монастырских властей, но неизменно оказывался на ответственных поручениях. В 1647-48 гг. он вновь занимается монастырскими делами в Москве, имея уже статус стряпчего: на его имя написаны несколько кабал172, по которым на монастырский расход для оплаты соляных пошлин были заняты деньги у Ивана Савельевича Худякова173. Затем, в конце 1650 г. монастырские власти «отпустили слугу Ждана Обросимова для монастырского своево дела в Каргополь для спорных пожень»174. Ждан, Выполнение вопреки ответственных сложным поручений с свидетельствовало о том, что начинавший с небольшой должности дьячка-писца отношениям СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 547. Огризко З.А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря… С. 16. 170 ГАВО. Ф. 1260. Коллекция столбцов … Оп. 1. Т. 1. Д. 410. 171 ГАВО. Ф. 1260. Коллекция столбцов … Оп. 1. Т. 1. Д. 479. 172 ОР РНБ. Ф. Зинченко. Д. 392. Сст. 3-4, 6. 173 См.: Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVIпервой четверти XVIII в. Т. 1. М., 1998. С. 122,126, 258, 285. 174 Огризко З. А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря… С. 16.

монастырскими властями, или, наоборот, благодаря им, смог существенно повысить свое положение в иерархии слуг монастыря. Важную роль в этих отношениях играли его связи внутри монастыря, где он мог опираться на своих родственников, и за его пределами, когда он использовал близкое знакомство с вологодским архиепископом Маркелом. К нему он обращался в случае возникновения очередных «трений» с властями монастыря. В частности, так он поступил и около 1653 года, подав челобитную с обвинениями в адрес архимандрита Серапиона и келаря Сергия в том, что они "вымучили» у него кабалу без займа им денег175. К денежным аферам архимандрита Серапиона и келаря Сергия внимание вологодского архиепископа было привлечено еще раз, благодаря коллективной челобитной из монастыря (был ли в этом замешан Жданко, не известно), в результате чего выяснилось присвоение Серапионом и Сергием казенных денег, что и привело к смене монастырских властей в 1653 году176. В конце своей бурной жизни, в 1654 году, он вместе с сыном Стенькою и племянником Петрушкою, сыном Власа Обросимова, жил в селе Выпрягово, где обычно поселялись детеныши и слуги монастыря, во дворе бобыля Гаврилы Иванова, который «сошел к Костроме»177. У Ждана Обросимова кроме уже названного сына Стеньки (Степана), был еще сын Игнат, писавший кабалы и бывший земским дьячком в 1634-36 гг.178, то есть как раз в период скандала, связанного с первым побегом его отца. Что касается Степана 175 ГАВО. Ф. 1260. Коллекция столбцов…. Оп. 1. Т. 1. Д. 1129. Там же. Д. 1130 177 Огризко З.А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря … С. 16. 178 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 500, 501, 505, 513.

Жданова сына, то помимо авторства кабалы 1657179 года, он, видимо пойдя по стопам отца, оказался в центре разбирательства 1576 года. На него и старца Варлама, известного в частности тем, что он был старцем холмогорской службы монастыря180, была подана челобитная со стороны площадного подьячего Антона Чицына. В ответной челобитной указывался ложный характер обвинений, правда, не ясно, каких именно181. Степан, во всяком случае, остается в слугах монастыря и в январе 1697 года проводит ревизию дел церковных старост церкви Николая Чудотворца в подмонастырском ключе182. Сын Степана и внук Ждана Обросимова Матвей из семейства Обросимовых, называющий себя Матвеем Степановым сыном Ждановым, также служил монастырю, выполняя ответственные поручения. В 1686 году именно он составлял кабалы «по приказу государеи своих властеи и по велению всеи братьи» на занимаемые для монастырских нужд деньги183. В июне – ноябре 1697 года тот же Матвей Степанов, служит на монастырском подворье в Москве, также повторяя в этом деда, в качестве стряпчего. От этого периода его деятельности осталось несколько расписок на занятые им деньги. В июне он занимает 25 рублей на срок до ноября у подьячего Приказа Большой Казны Тараса Ивановича Сукманова, а в ноябре ту же сумму до 1 февраля 1698 года у монаха Чудова монастыря Корнилия Сибиряка для различных монастырских нужд184. Кредиторы Матвея, в свою очередь использовали связи со стряпчим вологодского монастыря, чтобы попросить «поставить» им к 179 Там же. Д. 704. РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 244. 181 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 243. 182 Описание Собрания Свитков… Вып. 4. Вологда, 1901. С. 57. 183 См. С. 78-79 настоящей работы.

установленному сроку возврата денег знаменитые вологодские рыжики и ягоду морошку, дав деньги вперед на расходы185. Писцы Обросимовы являются авторами кабал разных видов, поскольку, являясь по своему статусу монастырскими слугами, направлялись монастырскими властями в разные части монастырских владений для выполнения конкретной работы. Тем не менее, некоторую «специализацию» и смену писцов выявить можно. Так, именно Евдокимом Обросимовым в период его службы монастырским дьячком были написаны так называемые «лошадиные» кабалы, составляющие особую группу в числе заемных с казенной ссудой. После него в 1630-е годы такие кабалы писал дьячек Лазарко Спиридонов, затем Богдан Сидоров, после чего подобная «специализация» исчезает, и количество имен писцов, которым поручали писать такие кабалы значительно увеличивается. «Лошадиные» кабалы образуют большой массив внутри всего комплекса кабальных записей Спасо-Прилуцкого монастыря. Они встречаются уже в XVI столетии, но в особый вид выделяются именно с начала XVII в. За 1601-1660 гг. их дошло 47: 1600-е годы4 кабалы 1610-е 1620-е 1630-е 1640-е 1650-е 1660-е 1 5 15 4 18 Эти кабалы имеют формуляр обычной заемной кабалы: полный, расширенный или упрощенный. Но внизу рукой писца 184 ГАВО. Ф. 1260. Коллекция столбцов … Оп. 1. Т. 1. Д. 1340, 1350. Сст. 1,3. Там же. Д. 1349, Д. 1350. Сст. 2.

сделаны пометы: «кабала лошадиная», «дана лошадь», «ся кабала взята за лошадь», «в тех денгах дана лошадь», «по сеи кабале взяти денги за лошадь», «взята ссуда с конюшеннаго двора лошадь меринок карь под сею кабалу». То есть фактически происходила аренда лошади, оцененной в определенную сумму. Поскольку деньги крестьяне вносили не сразу, на них писали заемную кабалу с условием деньги выплатить к указанному сроку186. Когда следовало вернуть саму лошадь из таких актов не ясно, но можно предположить, что лошадь возвращали к тому же сроку, что и деньги. Подобная практика известна и в других монастырях, в частности, Антониево-Сийском187. Часто для крестьянина оказывалось невозможным выплатить всю сумму к одному сроку, и монастырские власти соглашались на рассрочку долга188. Следует подчеркнуть, что монастырь рассматривал эти кабалы именно как долговые расписки на деньги, а не договор о найме лошади, и в таком качестве вел учет долгов. Так, в Книге денежных кабал 16381639 гг. отмечены кабалы Семена, Ивана Сидоровых детей Бурдуковского ключа, деревни Болотова 1632 года (!) в 1,5 рублях189. Эта кабала дошла до нас и относится она именно к числу Так, в челобитной конца XVII в. один из крестьян указывает, что он «имал … монастырскую казенную лошадь в кабалу ценою тритцать пять алтын» (См.: Крестьянские челобитные XVII в. М., 1994. № 163. [1693 – 1696 гг] Крестьянина Спасо-Прилуцкого м-ря д. Токарева Оларевского ключа Вологодского у. Яков Орефьев сын Бастрыга архимандриту Сергию, келарю Питириму и всей братии на монастырского казначея Иова, требующего с него денег по уже уплаченной кабале за казенную лошадь). 187 Р.Н. Образцов. Из истории закрепощения крестьян на Севере (по материалам Антонево-Сийского монастыря) // Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л., 1967. С. 333-346. 188 СП ИИ. Ф. 271. Оп. Д. 438, 452, 494, 498, 502, 730, 739. 189 Книга денежных кабал казначея старца Филарета. 1638 - 1639 гг. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 2. Д. 156. Л. 4 Об.

«лошадиных»190. Однако первоначальный долг был 2 рубля, а в 1636 году, по-видимому, накануне составления Книги, часть долга была все же взыскана и в Книге указан только остаток, причем никакого упоминания о лошади нет. Отмеченные на обороте платежи, как и сам факт сохранения кабалы в казне, свидетельствуют, что, несмотря на все попытки любым способом вернуть долг, этого сделать не удалось. Так, в двух кабалах отмечено, что часть долга крестьянин вернул соломой, которую зачли ему за 60 алтын191. Другой должник отдал три сажени дров за 20 алтын192. Размер ссуды не превышает одного рубля в начале века (25 алтын, 30 алтын), но постепенно возрастает и в 1650-е гг. колеблется от двух рублей до четырех. Анализ сроков выдачи таких кабал и указанных в них сроков уплаты денег за найм лошади показывает, что такие сделки заключались преимущественно в течение года, исключая летние месяцы. Наибольшее их количество приходится на периоды с марта по начало мая и октябрь-ноябрь. Срок найма истекал осенью: наиболее часто фигурируют 1 сентября (Семенов день), 1 октября (Покров день) и 15 ноября (начало Филиппова поста). Лошадь брали обычно на год (осенний найм) или 6-9 месяцев (весной). В последней трети XVII в. среди крестьян монастыря получает более широкое распространение практика уплаты долга в рассрочку, которая раньше была скорее характерна для посадских людей. За исключением одной кабалы 1671 г.193, в которой деньги занимают СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 479. В Книге также значатся другие кабалы на крестьян, в т. ч. «лошадиные»: Д. 452, 465, 480, 492, 498, 514. 191 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 492. 192 Там же. Д. 639. 193 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 852.

вологжане, остальные актов По такого рода составлены относятся на к монастырских крестьян194.

формуляру они расширенному типу, некоторые из них имеют клаузулу о послухах, другие ее лишены. Полученная таким образом ссуда невелика, от 1 до 4 рублей, а предоставляемая рассрочка обычно ограничивается двумя – тремя сроками, в общей сложности не более чем на 1,5 года. Так, например, 1673 г. крестьянин Филипп Иванов Медведев занял 4 рубля казенных денег 3 сентября, а вернуть долг обязался в три приема: по рублю на Николин день осенний (6 декабря) того же года, на Пасху следующего, 1674 г., и оставшиеся 2 рубля – до 1 сентября 1674 г195. В отличие от крестьян посадские люди, занимавшие более крупные суммы, получали рассрочку на длительный срок. В частности, Матвей Ульянов Шестоперов с сыном Михаилом, занявшие 16 рублей у монастыря, должны были расплатиться за 8 лет, ежегодно возвращая по 2 рубля196. Причем, убытки, в том числе и проценты, должники платили только в том случае, если по истечении 8 лет долг не будет полностью возвращен, то есть и здесь имеет место беспроцентный кредит. Число дошедших заемных кабал на денежную ссуду, датированных концом XVII в., незначительно. Возможно, монастырь действительно постепенно утрачивал роль своеобразного «банка» для своих крестьян и горожан Вологды. Сохранившиеся челобитные монастырских крестьян этого времени свидетельствуют о том, что теперь власти монастыря выступали скорее в качестве судебной силы в делах по кабалам. Причем, кредитующей стороной названы 194 Там же. Д. 739, 852, 856, 1181, 1216, 1227. Там же. Д. 856. 196 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 828.

те же крестьяне монастыря. Так, например, крестьянин д. Токарево Степан Исаков обратился к архимандриту Сергию и «всеи братии» с челобитной на крестьян другой деревни, занявших у него деньги по кабалам на общую сумму более двух рублей, о том, что срок «минул многое время, а оне не платят и по се число». А потому «велите, государи, им, заимщиком, те мои кабалныя денги заплатить»197. За неуплату долга власти монастыря могли присудить передать во владение кредитора имущество и даже двор с постройками и огородом, как это произошло с крестьянином Иваном Мизиным. Впрочем, этому крестьянину удалось примириться со своим кредитором и, договорившись «полюбовно», они вместе обратились к аркхимандриту с просьбой о возвращении двора и имущества198. В конце XVII в. монастырь, точнее казначей, занимавшийся этими вопросами, уже прибегал к таким мерам воздействия на нерадивых должников, как тюремное заключение. Крестьяне тогда обращались с жалобой к архимандриту с просьбами посрочить уплату долга или указывая на то, что долг в действительности был заплачен и «кабалу … выдали»199.

Крестьянские челобитные XVII в. М., 1994. №161. С. 133 - 134.[1693 – 1699гг.] – Крестьянин Спасо-Прилуцкого м-ря д. Токарева Оларевского ключа Вологодского у. Стапан Исаков архимандриту Сергию, келарю Питириму и всей братии о неуплате ему монастырскими крестьянами денег по заемным кабалам;

См. также челобитные № 162, 166. 198 Там же. № 167. С. 137 – 138. [1694/95 – 1699 гг.] – Крестьяне СпасоПрилуцкого м-ря Кондратий Софонов и Иван Мизин архимандриту Сергию, келарю Питириму и всей братии о полюбовном решении дела по иску Кондратия Софонова. 199 Там же. № 163. С. 134 – 135.

Заемные кабалы с отработкой долга В группе кабал с отработкой, выявленной в числе актов XVI века, теперь не встречаются те, которые предполагают за деньги или рост «пашню пахать». Для XVII века характерны скорее такие кабалы, в которых за ссуду должник обязуется выполнить какуюлибо работу. Преобладают среди них кабалы с требованием насечь дров (варианты: надрать драниц, заготовить жерди). Это небольшая группа, всего 13 кабал, причем, кроме одной, 1620 года200, остальные относятся к 1650-1560-м гг201. Несколько таких кабал202 составлены не монастырскими дьячками, а писцами Соли Вычегодской. Их формуляры имеют некоторые отличия, поскольку составлены в иной традиции. По сравнению с формуляром остальных кабал этого вида они имеют ряд отличий. Прежде всего, условие поставить «за те денги» дрова включено в состав основного текста акта и следует сразу за клаузулой о займе денег. Сроки поставки дров несколько отличаются от сроков по остальным кабалам данной группы. В кабале 1620 года срок поставки дров - «до Филипова заговинья» (15 ноября), а во второй кабале, 1661 г., срок оговорен следующим образом: « и привести дрова до 170 году зимою». Последнее отличие заключается в том, что эти акты содержат обычную для большей части кабал монастыря клаузулу «а хто из монастыря за сею кабалою станет…», тогда как остальные ее не имеют. В Соли Вычегодской у монастыря были варницы, и старцы, занимавшиеся делами этого промысла, могли нуждаться в найме 200 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 130. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 612, 688, 693, 694, 704, 722-725, 739, 758, 805. 202 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 130;

СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 738.

свободных рук для строительных, ремонтных и промысловых работ. При отсутствии «своих» крестьян, монастырь использовал практику найма людей «со стороны». Обычно такими становились свободные люди, возможен был также и найм людей, в данный момент связанных обязательствами с другими владельцами. Так, в данном случае, поставить дрова за выданную ссуду берется половник Данилы Ивановича Строганова. Следует, впрочем, оговориться, что сами Строгановы находились в числе тех семейств, которые поддерживали тесные отношения с властями Спасо-Прилуцкого монастыря, сами занимали монастырские деньги еще с XVI века, и, возможно, являлись его вкладчиками. Кабала 1670 г.203 была написана в Вологоде, но также не монастырским писцом, а «устюжанином», она имеет упрощенную схему формуляра. Деньги занимал монастырский крестьянин у старца соляной службы монастыря, расположенной в Вологде. Четкого срока выполнения работы, заключавшейся в поставке «скал» на монастырский «вешняк» нет, указано лишь, что «скалы» должны быть отданы «как спросят» без задержки. К рассмотренным кабалам примыкает кабала 1659 г.204, также составленная «у Соли Вычеготцкой». За шестьдесят алтын тотьмянин Григорий Фомин сын Мещерин берется «скласть» кладку «под цыренное место» в монастырской варнице. Ссуда была получена также в марте (18-го числа). И также срок указан не в клаузуле о займе, а в следующей за ней, которая содержит договор о выполнении работы. В целом формуляр идентичен формуляру рассмотренной кабалы 1620 года. Кабалы этого вида продолжают писать и в последующие годы, особенно в 1640-1650-е. Причем в эти 203 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 805 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 707.

годы заемная кабала с отработкой предшествовала или сопровождалась порядной записью на работу в монастырской варнице205. Отработать долг также можно было, нанявшись «в судовой ход» на монастырские дощаники206. Запреты, которые писец включил в этот текст, достаточно ярко обрисовывают обыденные поведенческие практики таких «наймитов»: «и старца и слуг во всем судовом ходу слушать и не отговаривать и зернию и карты не играть». В иную группу следует выделить кабалы, в которых заготовка дров за выданную ссуду возложена на монастырских крестьян. Восемь из девяти кабал 1650-х гг., составлены в период с октября по начало декабря, а сроки в них, напротив, весенне-летние: Троица, Спасов день, Петров день, то есть с мая-июня по август207. Известно, что как раз в период второй половины 1650-х гг. в монастыре развернулось бурное строительство. Возводились каменные стены, колокольня. Появление целой группы подобных кабал было явно связано с этими работами, тем более что в некоторых актах есть указание на эти работы: «и поставить под Горбатым полем у кирпичново дела»208. В основу формуляра семи кабал этого вида была положена схема расширенного формуляра209, но без клаузулы «а хто за сею кабалою из монастыря станет…». Три оставшиеся написаны по упрощенному типу210. Это именно те кабалы, которые писал уже 205 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 159 и 166, 217 и 218, 220 и 221. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 611. 207 Там же. Д. 612, 693, 694, 704, 722-725. Одна кабала 1656 г. (Д. 688) датирована мартом, но срок в ней – Троица. 208 Там же. Д. 723, 724, 725. 209 Там же. Д. 612, 704, 722-725, 759. 210 Там же. Д. 688, 693, 694.

названный Воин Михайлов сын Киселев, и в данном случае отступление от обычного расширенного формуляра можно объяснить, как отмечалось выше, особенностями писания кабал именно этим автором. Условие о заготовке дров или драниц за деньги в этих кабалах приписано после основного текста акта. Исключением является один акт (автор – Воин Михайлов сын Киселев), но сам автор назвал его не кабалой, а «памятью»211. Поскольку это «память», в ней нет ни указания на послухов, ни рукоприкладства их или заимщика212. Кроме того, в этих актах указано сразу несколько должников, что нетипично для заемных кабал этого периода. В совокупности с тем, что эти кабалы, даже написанные по формуляру расширенного типа, не имеют клаузулы «а хто за сею кабалою из монастыря станет, старец или слуга, тот мне и истец», можно говорить о том, что здесь кабалами оформлено крестьянское «изделье». Об этом же, в частности, свидетельствует тот факт, что в сделанных на обороте кабал записях о возврате долга писец вел счет не деньгам, а количеству поставленных дров. Кабалы Спасо-Прилуцкого монастыря, возможно, отражают тот период, монастырские власти переставали реально платить крестьянам за работу деньги, рассматривая ее как непременную обязанность. Но процесс превращения оплачиваемого «изделья» в безвозмездную «барщину» находился еще в самом начале, и СП ИИ. Ф. 271. ОП. 1. Д. 693. В архиве акт имеет название «кабала заемная», что, по-видимому, не верно. 212 По Уложению 1649 г. память не обязательно удостоверялась послухами, но рукоприкладство заимщика было необходимо для того, чтобы данный документ мог быть рассмотрен в случае судебного дела. См.: Соборное уложение 1649 г. Л., 1987. X, 247.

традиция писать на эти работы кабалы сохранялась, хотя реальных денег уже, возможно, крестьяне и не получали213. Впрочем, отработкой мог быть покрыт в представлении монастырских властей и долг за лошадь. Так, вслед за обязательством поставить монастырю дрова вместе с несколькими крестьянами по три сажени на человека, два брата вынуждены были дать на себя кабалу еще на 4 сажени дров за аренду понадобившейся им, вероятно как раз для этих работ214, лошади. Один из таких актов ценен тем, что характер записей об отработке долга позволяет увидеть обычный процесс фиксации возврата долга. Дата проставлена только для первого «платежа»: 19 июня 1659 года «у Василья Карпова взято полтретьи сажени, донять сажень». Эта запись перечеркнута при последующем добавлении: «полсажени донято». В свою очередь, когда Василий выполнил всю работу, была перечеркнута и эта отметка и дописано: «сажень». Общее количество дров, которое Василий Карпов должен был поставить монастырю, составляло 3,5 сажени. Первоначально он заготовил 2,5 сажени, затем дважды по 0,5 сажени. Поскольку запись получилась не вполне ясной, последний писец счел необходимым приписать для ясности сбоку: «у Василья все взято»215. К числу дворцовых кабал, то есть кабал, по которым нанимались на службу в монастырские «детеныши» можно отнести кабалу бобыля Потапа Федорова сына Пономарева, поступавшего в Однако писцы четко вели расчет денег. Произведенные подсчеты на примере кабал 1659 года показали, что монастырская сажень дров оценивалась в 10 алтын, хотя в одном случае писцы явно «округлили» счет: на 7 человек следовало заготовить в общей сложности 30 саженей дров на сумму 9 руб. 30 алт. Т. е. 1 сажень здесь стоит не 10, а 11 алт. 214 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 724 и 725 соответственно. В Д. 725: «а те дрова за лошадь».

монастырскую швальню в ученичество за долг в десять рублей на десять лет и последующую службу. Однако и здесь данные условия обозначены в обширной приписке к основному тексту акта, имеющему формуляр заемной кабалы расширенного типа216. Таким образом, основными тенденциями развития формуляра денежных кабал в 1601 -1660 гг. стали следующие. Прежде всего, происходит сокращение кабал с частной ссудой и исчезновение ростовых кабал. В этот период идет дальнейшая унификация формуляра кабал. Преобладающей схемой становится формуляр расширенного вида. Со второй половины XVII в. из формуляра исчезает само слово «рост». Теперь на его месте в соответствующих клаузулах пишут «убытки», не расшифровывая, как делали это раньше («довотчиков езд», «хоженое», «скунное»). Кроме того, в удостоверительную часть акта вводится указание на лицо, являвшееся заказчиком составления кабалы («кабалу писал… по велению…»). Кабала заверяется не только подписями послухов, но и должника или его духовника. Среди заемных кабал на казенную ссуду появляется новая группа кабал, оформлявших ссуду на аренду лошади. Вполне возможно, что реальных денег монастырь при этом и не выдавал, только фиксируя сумму, в которую была оценена аренда при помощи кабалы на крестьянина, не имеющего возможности сразу расплатиться. Напротив, в числе кабал с отработкой исчезает, правда это происходит еще в 1580-х гг., вид кабал, по которым должник обязан был работать в монастырской вотчине «пашня пахать».

215 Там же. Д. 704. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 468.

Одновременно происходит «выпадение» осеннего Юрьева дня из числа дней выдачи ссуды в монастыре. Новым видом кабал с отработкой, количество которых возрастает в 1650-е гг., становятся кабалы, по которым должники крестьяне монастыря обязуются вернуть долг, поставив определенное количество бревен или теса. При общей тенденции к обязательному удостоверению сделки подписью послухов, эти кабалы могут не иметь не только его, но даже и указания имени свидетеля. Вполне вероятен тот факт, что такими кабалами монастырь оформлял крестьянское «изделье», отличавшееся от позднейшей «барщины» тем, что за него первоначально платили деньги. Оплата работ могла производиться «вперед», потому и требовалась кабала, обязывавшая работу выполнить. Данная практика первоначально была взята из кабал на частную ссуду или найма монастырем людей со стороны для каких-либо работ. Позднее деньги крестьянам могли уже и не платить, и клаузула о выдаче ссуды становится анахронизмом. Соответственно, отпадает и необходимость в послухах и их рукоприкладстве.

Глава 3. Хлебные кабалы второй половины XVI – XVII в. Хлебная ссуда занимала важное место в хозяйственной практике Спасо-Прилуцкого монастыря уже с середины XVI в. Развитие этой практики позволяют проследить сохранившиеся кабалы на занятый у монастыря хлеб. До конца XVI – начала XVII в. они, по-видимому, были основными документами, фиксировавшими выдачу хлеба из монастырской житницы в долг. Хлебные книги появляются только на рубеже XVI-XVII вв., но их основным назначением была запись общего прихода и расхода хлеба: покупка, продажа, сбор оброчного хлеба, учет хлеба, выращенного на монастырской запашке, выдача хлеба на «обиход» старцам в монастырских ключах. В результате, такие книги если и содержат указания о выдаче или возврате ссуды, то это либо общее количество выданного хлеба, либо записи единичных случаев возврата ссуды. В XVII в. при передаче житницы от одного старца к другому или по указу властей монастыря время от времени в ключах производили переписи имеющихся кабал. Сохранились некоторые из этих переписей, которые составлены на обороте других документов217, иногда других переписей. По ним происходило взимание долгов, о чем свидетельствуют многочисленные пометы об уплате долга, сделанные почерком, отличающимся от почерка составителя списка218.

СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 744. 1661 г. Роспись заемного хлеба села Ивановского. 218 Там же.

Основными видами хлеба, которые монастырь давал на ссуду, были овес и рожь, в некоторых случаях крестьяне монастыря занимали ячмень, однако его объемы незначительны. Для XVI в. была более характерна ссуда овса, тогда как примерно с 1590-х гг. количество заемной ржи и овса будут составлять пропорцию близкую к 1:2. Причем, если ранее одной кабалой оформлялся займ двух видов хлеба (обычно это овес и рожь), то впоследствии к концу XVI и в XVII в. на ссуду каждого вида хлеба составляли отдельную кабалу219. Общее количество хлебных кабал и распределение объема ссуды по десятилетиям представлено в таблице 10. Таблица 10. Ссуда хлеба Спасо-Прилуцким монастырем во второй половине XVI – XVII в.а Ячмень, Овес, в Рожь, в В% Годы Кабал В % В% В% четверт четв. в четв. ях 1541 – 1550 1 0,3 6 0,6 0 0 0 1551 – 1560 41 10,6 110,5 10,4 38 7,4 1 19 1561 – 1570 24 6,2 28 2,6 19,5 3,8 0 1571 – 1580 7 1,8 33,5 3,1 4,5 0,9 0 1581 – 1590 41 10,6 79,5 7,5 50 9,7 1 19 1591 – 1600 115 29,6 448,5 42,1 239,3 46,3 0 1601 – 1610 114 29,4 279,5 26,2 127,5 24,7 0 1611 – 1620 10 2,5 20 1,9 7 1,3 0 1621 – 1630 11 2,8 21 2,0 11 2,1 0 1631 – 1640 8 2,1 20,5 1,9 10 1,9 2,8 52,5 1641 – 1650 6 1,5 15 1,4 8,5 1,6 0,5 9,5 1651 – 1660 9 2,3 3 0,3 1,5 0,3 0 1661 – 1670 1 0,3 0,5 0,0 0 0 0 1671 – 1700 0 0 0 0 0 0 0 Всего 388 100 1065,5 100 516,8 100,0 5,3 Таблица составлена по: СП ИИ. Ф. 271. Спасо-Прилуцкий монастырь. Оп. 1 Д. 8, 13 - 43, 45, 47 - 52, 54, 57, 59, 60, 68, 69, 73, 77 - 86, 88, 89, 92, 96-98, 219 a Ячмень по-прежнему занимали вместе с овсом или рожью.

104, 107, 108, 112, 119, 121, 122, 131, 132, 139, 140, 136, 137, 138, 135, 143, 142, 141, 145, 146, 150, 152, 153 - 157, 159, 162, 163, 164, 169, 171, - 182, 184, 185, 188, 189, 192 - 196, 198, 201 - 205, 207, 209, 210, 212, 215, 216, 218, 219, 221 237, 243, 244, 246 - 250, 253 - 261, 263 – 282, 285 – 334, 336, 338, 343 – 354, 356, 359, 361 – 364, 366, 371 – 376, 378 – 382, 384, 385, 388, 389, 395, 400, 405 – 407, 413, 417, 436, 443, 445, 448, 458, 459, 461, 463, 472, 473, 477, 488, 481, 482, 490, 491, 557, 579, 587, 598, 607, 625, 628, 642, 732, 768, 807;

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 60, 79, 107, 113, 115, 124, 136 – 139, 141, 145, 150, 151, 157, 236, 357, 370, 398, 448;

РГАДА. Ф. 1429. Спасо-Прилуцкий монастырь. Оп. 1. Д. 7, 8, 12, 31, 38, 44 - 46, 52, 54, 60, 66, 67, 69, 70, 73 – 83, 86, 90, 101, 144, 195.

Наиболее ранняя кабала на хлеб относится к 1543 году. Из таблицы 10 видно, что в развитии хлебной ссуды в СпасоПрилуцком монастыре было 4 периода, от которых дошло наибольшее число кабал: 1550-е и 1580-е гг., за которые сохранилось по 41 кабале, а затем 1590-е и 1600-е гг., от которых дошло 114 и 115 кабал соответственно. В 50-е годы XVI в. происходило активное формирование монастырской вотчины. Этот процесс нашел свое отражение не только в актах, касающихся приобретения земельных владений, но и в кабалах. Так, в пометах на хлебных кабалах этого десятилетия указаны места проживания должников, свидетельствующие о начальном этапе заселения территории: «Грикшин починок», «келарев починок»220. Брали крестьяне в долг, вероятно, семенной хлеб, поскольку большая часть этих кабал датирована апрелем – маем или августом, временем, когда начинали готовиться к посеву яровых и озимых хлебов, то есть овса и ржи. Причем, по кабалам крестьяне в этот число период кабал занимали этого преимущественно а овес. и Наибольшее десятилетия, значит непогашенной ссуды, относится к 1555-1557 гг., и все кабалы имеют помету «умре», сделанную почерком конца XVI – начала XVII в. Возможно, долги не были возвращены по причине смерти должников в период голода 1557-1558 гг., случившегося в Вологде и окрестностях221. Затем, в 1560-е гг., происходит постепенное уменьшение количества дошедших до нас хлебных кабал, что контрастирует с одновременным увеличением в то же самое время непогашенной ссуды денег. Особенно характерно резкое сокращение дошедших до нас кабал на хлебную ссуду в 1570-х гг., периода распространения в Спасо-Прилуцком монастыре денежных кабал с отработкой ссуды в вотчине монастыря. Новое увеличение кабал, оставшихся непогашенными, происходит в конце XVI - начале XVII в. В 1580-е гг. остался невозвращенным, прежде всего, семенной и оброчный хлеб 1588 г. По-видимому, год был неурожайным, на что указывает и тот факт, что цены на хлеб в монастыре несколько повысились222, потому значительная часть занятого хлеба не была собрана монастырем, более того, пришлось оформлять кабалы на задолженность по выплате крестьянами оброка. Из таблицы 10 видно также, что хлебных кабал, относящихся к 1590-м гг., сохранилось практически столько же, сколько и за период начала XVII в. Следует отметить, что основная масса кабал последнего десятилетия XVI в. относится к периоду 1598-1600 гг. Это хлеб, взятый крестьянами на семена, о чем есть непосредственные указания в текстах кабал. В голодные годы крестьяне, обращаясь к монастырю за ссудой, брали именно хлеб, а не деньги: первая денежная кабала, относящаяся к XVII в., Упомянутый, в частности Грикшин починок, назван к тому же льготным, то есть только начинавшим застраиваться. 221 См. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления в русских летописях XI – XVII вв. Л., 1983. С.196.

датирована 1603 г. Значительная доля того хлеба, ссуда которого осталась невозвращенной, приходится на семенной и оброчный овес или рожь. Во-первых, это кабалы, датированные весной 1601 г., можно сказать, что они стали результатом первого неурожая, поскольку крестьяне не смогли погасить семенную ссуду этого года. В ноябре-декабре, когда в монастыре происходил сбор оброка, крестьяне оказались также не в состоянии его уплатить, и поэтому на образовавшийся долг были составлены кабалы223. Затем происходит новое обращение за ссудой семенного хлеба весной и летом 1602 г. Некоторое количество кабал голодных лет были выданы и в тех случаях, когда крестьяне брали хлеб «на ежю». Возможно, таких кабал было значительно больше, но как раз эта ссуда могла быть возвращена, тогда как задолженность оброчного и семенного хлеба монастырь, по сути, простил крестьянам. Причем, это коснулось и семенного хлеба, выданного монастырем непосредственно перед началом кризиса. В дальнейшем происходит постепенное сокращение хлебных кабал вплоть до их полного исчезновения. К настоящему времени из архива Спасо-Прилуцкого монастыря не выявлено ни одной кабалы на хлеб, которая относилась бы к периоду 1670-1690-х гг. Возможно, в начале 1660-х гг. монастырские власти провели некую ревизию, заключавшуюся в сборе долгов с крестьян монастыря. В частности, Овес оценивается в кабалах в 50 денег и более, рожь – в полтину, тогда как в предыдущие несколько лет овес стоил 30-40 денег, рожь обычно 72 деньги. 223 Если кабал за оба периода сохранилось практически равное число, количество и процентное соотношение занятого хлеба отличается. В 1601-1610х гг. и овса и ржи было занято почти в 2 раза меньше, чем в 1590-е гг. Произошло это преимущественно потому, что в 1590-е годы осталась непогашенной ссуда семенного хлеба, а за 1600-е – оброчного. В СпасоПрилуцком монастыре, как показали подсчеты по кабалам и хлебым книгам житника Якима Толкачева 1601 года, на полплуга брали семенного хлеба 8 чтв. овса и 4 чтв. ржи, а оброк платили в среднем, поскольку по ключам норма оброка была не одинаковой, по 2 чтв. овса и 1,25 чтв. ржи.

сохранились росписи заемного хлеба по селам, относящиеся к 1661 г. Так в составленной в 1661 г. росписи заемного хлеба села Ивановского всего было учтено ссудного хлеба: ржи 97,25 четвертей, овса 167,5 четвертей. На полях этого списка другими почерками сделаны пометы, свидетельствующие о том, что долги были погашены224. Кроме того, после перечисления всех имеющихся долгов, тем же почерком, что и основной текст, следует приписка. В ней речь идет о том, что в предыдущем варианте росписи была подклеена кабала на некоего Ваську Исакова, и теперь следует «сыскать, какои он, Васка хлеб брал и сколко четвертеи числом», а сыскав, «доправить без пощады неноровя»225. Эта роспись датирована 20 сентября 1660/61 г., но ей предшествовала память о сборе заемного хлеба с крестьян этого села, адресованная слуге монастыря, также с росписью имеющихся долгов226. Крестьянам было роздано 69 четей 2 пол-осмины овса и 17 четвертей ржи, овес был собран весь, а ржи получился недобор в 2 четверти. Пометы о сборе хлеба сделаны почерком, отличающимся от почерка основного текста. В этой росписи нет указания о том, что ссуда была кабальная, а цифры не совпадают с росписью, датированной 20 сентября. 1660/61 г. датирована и другая роспись, на этот раз предназначенная для взыскания долгов с крестьян Богородского ключа227, причем отмечено, когда крестьянин являлся должником по «вопчей», а когда – по «особой» кабале. В ней перечислен также и хлеб, розданный «на семена», и, как следует из СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 744. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 744. Л. 5. 226 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 743. 4 сентября 1661 г. Память слуге Степану Богатскому о сборе заемного хлеба с крестьян с. Ивановского с росписью, что на ком взять.

225 текста, данный вид ссуды в этот период учитывался уже в неких «книгах», которые, очевидно, составлялись старцами-житниками по своим ключам228. Вероятно, те же «книги» имеются в виду и в уже названной росписи долгов крестьян села Ивановского при указании общего количества занятого хлеба: «по книгам и кабалам»229. Чем была вызвана подобная ревизия, мы не знаем, но на обороте росписи долгов крестьян Богородского ключа есть любопытная челобитная служки монастыря Куземки Нефедова, который известен также и как писец кабал, архимандриту монастыря230. Суть дела сводилась к тому, что Куземка, будучи послан вместе с другими слугами собирать оброк с крестьян (село не указано), не смог найти этих слуг и вынужден был поехать один. По приезде в село он столкнулся с сопротивлением крестьян, которые отказались давать оброчный хлеб: «А у них в миру об нашем оброчном хлебе крык да шум болшой и сойма немалая, дать хлеба не хотят». Судя по смутным указаниям челобитчика, причина заключалась в пересмотре властями нормы оброка: слуга просит дать указ «по чем збирать с выти». Возможно, и пересмотр оброчных норм, и попытки властей монастыря взыскать долги с крестьян были частью какой-то общей монастырской «реформы», изменявшей монастыря. Важно отметить и тот факт, что после 1661 г. хлебных кабал не сохранилось, но практика выдачи хлеба, в том числе и семенного СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 735. 1660/61. Запись хлеба, розданного на семена крестьянам деревень ключа Борогодского села. Роспись была составлена на обороте других документов. 228 В этой части росписи есть пометы о возврате хлеба: «по сеи росписе рожь взята и в книгах хирено». Там же. Л. 2. 229 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 744. Л. 5. 230 Там же. Д. 735. Л. 6. Об.

некоторые принципы хозяйственного уклада в долг продолжала развиваться, что следует из челобитных крестьян, относящихся к концу XVII – началу XVIII в. Так, в одной из челобитных крестьянин Оларевской волости Назар Логинов просит архимандрита монастыря «посрочить» уплату взятой в долг231 одной четверти ржи, поскольку «ныне… заплатить тое ржи стало нечем. А держат меня, сироту, за решеткои с неделю времени, и помираю голодною смертью»232. Другой крестьянин, Иван Антонов из деревни Бураково Домшинского ключа, взял 4 четверти ржи, потому что «шол на пусто». То есть, здесь имела место ссуда семенного хлеба. Половину долга он смог вернуть вовремя, а еще на две четверти просит «дать сроку до осени»233. Власти монастыря и ранее время от времени старались все же заставить крестьян вернуть долги по давним кабалам. Если это не удавалось сделать, долги, числившиеся за крестьянами того или иного ключа, могли быть взысканы с посельского старца этого ключа, как, например, это произошло с неким старцем, написавшим затем челобитную с жалобой на келаря Левкия, который «волочит и убытчит» его, требуя возврата долгов по кабалам на хлеб крестьян Сергиевского ключа, сбежавших якобы из-за притеснений со стороны челобитчика.234 В отличие от денежной ссуды, хлебная ссуда всегда была казенной, монастырской235. Такой характер ссуды отмечен в самих В этой и следующей челобитной не указано, была ли ссуда оформлена кабалой. В первом случае, поскольку должник попал в долговую тюрьму, вероятно, кабала была составлена и использована затем для взыскания долга в принудительном порядке. 232 Крестьянские челобитные XVII в. М., 1994. № 176. Челобитная датирована временем архимандритства Авраамия 1699-1707 гг. 233 Там же. № 177. Датировка та же. 234 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 527. 235 Среди выявленных и исследованных кабал только в трех случаях ссуда носила частный характер, причем первая из этих кабал является одновременно и кабалах: хлеб назван «монастырским», а в кабалах 1550-х, реже 1560-х и далее еще и «казенным». Возможно, в это время хлеб действительно выдавали из казны, точнее из житницы при казне монастыря. Старцы, у которых непосредственно занимали хлеб крестьяне, часто названы просто «спасскими житниками». В этот период монастырская вотчина только формируется, и запасы хлеба вполне могли полностью храниться в общей центральной житнице. Впоследствии хлеб выдавали либо старцы-житники либо, реже, посельничьи (посельские) старцы в селах, являвшихся центрами ключей, административных единиц, на которые делилась вотчина монастыря. Получателями такой ссуды являлись крестьяне того же ключа из разных деревень. В текстах кабал, как правило, нет непосредственного указания на подобную практику. Однако сопоставление имен житников, выдававших хлеб в определенные годы, и названий ключей или деревень, из которых происходили крестьяне – должники этих лет, позволяет делать такой вывод.236 В исключительных случаях хлеб и в более позднее время мог быть выдан из житницы, находившейся при казне монастыря. В приходно-расходных хлебных книгах XVII в. такая житница уже названа житным двором, которым заведовал особый житник, а хлеб, полученный крестьянами с житного двора, именовали «казенным». Старец, возглавлявший этот двор, занимался не столько непосредственной выдачей ссуды крестьянам, сколько вел дела монастыря в данной сфере. К нему поступала вся информация о расходовании хлеба в монастырских селах (ссуда крестьянам по самой ранней в комплексе (1543 г.), а вторая и третья относятся к 1620-м и 1650-м годам. 236 Похожая практика существовала и в других монастырях, в частности в Кирилло-Белозерском. См. об этом: Дмитриева З.В. С. Вытные и описные книги Кирилло-Белозерского монастыря XVI-XVII вв. СПб., 2003. С. 33-36.

кабалам, выдача семенного хлеба, расход хлеба самими посельскими старцами). Он же учитывал и поступление хлеба: покупку, сбор урожая с монастырской пашни по ключам, а также сбор оброчного и возвращение заемного хлеба. Таким образом, ситуации, когда этот старец должен был заниматься выдачей хлебной ссуды, были своего рода особыми случаями. Подобным «особым случаем» стал голод рубежа веков, когда основная масса хлеба была получена крестьянами монастыря из такой житницы, и в этих кабалах фигурирует имя одного старцажитника, Якима Толкачева. При этом на ряде кабал в качестве приписки внизу или непосредственно в тексте содержится указание на то, что хлеб был выдан по указанию игумена или келаря и «всей братии». У Спасо-Прилуцкого монастыря могли занимать хлеб не только крестьяне его же вотчины, хотя именно они являлись основными получателями такой ссуды. Сохранились кабалы, в которых должником оказывался сам вологодский владыка. Так, на имя архиепископа Ионы в апреле 1589 г. занимали хлеб его люди: казначей Михаил, дьяк Федор Ефремов и сын боярский Андрей Савин. Размер ссуды, полученной им, составил 20 четвертей овса, причем это был семенной овес, а вернуть ссуду предполагалось к 6 декабря того же года (Николин день осенний)237. Кто выдавал хлеб в данном случае, мы не знаем, а в качестве представителя монастыря выступали, прежде всего, келарь и казначей со «всей братии». Такие вопросы, как ссуда крупной партии зерна архиепископскому дому или вопрос о вспомоществовании крестьянам в голодные годы из резервов монастыря, по-видимому, принимались на соборе, состоявшем из 8-10 человек, включая архимандрита и келаря.

Большого разнообразия в сроках выдачи и возврата хлеба нет: овес обычно занимали в апреле-июне (чаще в Николин или Юрьев день весенний, то есть 23 апреля или 9 мая), рожь – с августа по ноябрь. Чаще всего хлеб следовало вернуть к началу следующего года - 1 сентября, когда происходил учет посеянного, собранного, розданного и возвращенного хлеба. Кроме того, могли возвращать хлеб на Покров (1 октября), Николу осеннего (6 декабря), Рождество (25 декабря). Овес, который крестьяне занимали весной, шел на посев, так же как и рожь, занятая в конце лета – начале осени. Первоначально на кабалах нет никаких помет о том, на какие цели предназначалась ссуда. Затем писцы будут делать такого рода пометы или указывать это в самом тексте кабал, что характерно для конца XVI века и позднее. Займы, сделанные в период около Филиппова дня (15 ноября) и после него, в декабре и даже в январе, были связаны с другим явлением монастырской хозяйственной жизни, платой оброка. Это подтверждается и данными хлебных книг монастыря, которые составлял главный житник, ведавший учетом хлебных запасов монастыря, расходом и приходом хлеба238. В период со второй декады ноября и вплоть до конца декабря шел сбор оброка. Основную часть хлеба привозил из монастырских ключей специальный старец, причем, иногда ему приходилось ездить за остатком оброка в ключи по второму разу. Те крестьяне, которые, РГАДА. Ф. 1429. Спасо-Прилуцкий монастырь. Оп. 1. Д. 38. См. например, СП ИИ. Ф. 271. Оп. 2. Д. 21. 1601, апреля 1 – 1602, августа 17. Приходно-расходные хлебные книги житника старца Иакима Толкачева.;

Д. 25. 1603, сентября 1 – 1604, июля 5. Приходно-расходная книга житника старца Ионы;

Д. 35. 1606, сентября 1 – 1607, августа 19. Приходно-расходные хлебные книги житника Житного двора старца Кирилла.

очевидно, не успевали сдать оброк в селах, должны были привезти его сами239. Практика составления кабал на невыплаченный оброчный хлеб известна, в частности, для Кирилло-Белозерского монастыря240. На ряде кабал Спасо-Прилуцкого монастыря есть пометы: «кабала в оброчном хлебе» или просто «оброчная». И это как раз те кабалы, которые составлены в указанные месяцы. Характерен пример голодных лет 1601-1603: в этот период фактически исчезают займы семенного хлеба, происходившие в мае-июне241 и августе-сентябре, и напротив, большая часть хлеба была занята крестьянами в сентябре – январе, причем многие из этих кабал имеют помету «оброчная». Другой характерной чертой таких кабал является то, что, как правило, в них указаны оба основных вида хлеба, овес и рожь, а иногда также ячмень или крупа. Соотношение оброчного хлеба ржи и овса колеблется от 1:2,5 до 3:5, в то же время соотношение семенного хлеба чаще всего составляло 1:2, редко 1:2,5. До осени 1555 г. обычно нет упоминания о том, давал ли монастырь хлеб «с наспом» или без него, но впоследствии ссуда хлеба была без взимания «наспа», то есть процента, при условии возврата долгов до указанного в кабале срока. Если хлеб возвращался «по сроце», то должник отдавал уже не сам хлеб, а деньги за него по указанной заранее в кабале цене. Хотя СП ИИ. Ф. 271. Оп. 2. Д. 21. 1601, апреля 1 – 1602, августа 17. Приходно – расходные хлебные книги житника старца Иакима Толкачева. Л. 8 об. – 9 об., 11 об., 15 об.;

Д. 25. 1603, сентября 1 – 1604, июля 5. Приходно – расходная книга старца Ионы. Л. 10. 240 Дмитриева З.В. С. Вытные и описные книги… С. 40 – 41. 241 Вместо этого некоторые крестьяне занимают посевной овес еще в декабре, о чем также есть записи в книгах Якима Толкачева (СП ИИ. Ф. 271. Оп. 2. Д. 21. Л. 18 – 19. Об.) встречаются кабалы, по которым должнику следовало в таком случае вернуть хлеб с «наспом» «на две третяя». В кабалах 1570-х гг. уже указан и процент на деньги, которые платил заемщик за хлеб при несвоевременном возврате долга. Обычно это 20 %, «на пять шестой», иногда сам процент даже не называют, а пишут как о том, что всем хорошо известно и обычно: «как в людях ходит». Денежная неустойка, которую должники обязаны были уплатить в случае возврата долга после определенного кабалой срока, может быть рассмотрена в качестве цены на монастырский ссудный хлеб. Данные об этих ценах сведены в таблицу 11. В тех случаях, когда мы имеем различную цену на хлеб, занятый в один и тот же месяц, в таблице указан также и день займа. В примечаниях оговорено, когда это возможно установить по текстам и пометам в актах, в какой житнице и какими крестьянами была получена ссуда. Цены приведены за так называемую «старую монастырскую четверть»242. В таблице также приведены для сравнения цены на овес и рожь на Вологодском рынке в XVI в., но эти данные, собранные А. Г. Маньковым, есть также не за все годы. Таблица 11. Цены на хлеб в кабалах Спасо-Прилуцкого монастыря, в деньгах за 1 четвертьа. Год Месяц, день Цен а овса 20 40 Цена овса на рынке b Цен а ржи Цена Примечания ржи на рынке b 1555 Ноябрь 1568 Май 40 (1556) 40 (1556) Как полагал Ю. С. Васильев, она равнялась 4 пудам. См.: Васильев Ю. С. Четверть и меры сыпучих тел на Севере России XVI-XVII вв. // Александр Ильич Копанев: Сборник статей и воспоминаний. СПб., 1992. С. 188 - 189.

1568 Август 1570 Август 1571 Апрель 1581 Апрель 1581 Май 1581 Август 1583 1584 1584 1584 1585 Май Февраль Март Декабрь Май 30 60 40 40 120 30 36 30, 40 40 40 42 22 13 38 13 (1578) 60 80 25 (1578) 50 50 72 72 72 62 (1582) 62 70 50 72 Этот и следующий займы сделаны из одной житницы, одним человеком 36 33 90 71 82 Оброчный хлеб Оброчный хлеб Занято из житницы в Домшине Занято из казенной житницы Занято из казенной житницы Занято из казенной житницы Занято из казенной житницы Занято в Домшинской житнице 1585 Июнь 1585 Июль 1586 Май, Май, 21 Апрель Март Апрель, 29 1588 Апрель, 30 1588 Май 1588 Июль 1586 1587 1588 48 40 72 60 50 50 80 100 100 16 60 60 100 100 82 1588 Октябрь 30 1588 Октябрь 40 1589 1590 1590 1590 Май 60 Январь 30 Февраль 30 Февраль Оброчная, выделкой круп с 1590 Апрель 1591 Январь 1591 Май 40 1591 Декабрь, 12 1591 Декабрь, 17-18 1592 1592 1592 1593 1593 1593 1593 1593 1594 1594 1594 1594 1595 1595 1595 1596 1596 1596 1596 1597 1598 1598 1598 1598 1598 1598 1598 1599 1599 1599 Январь Февраль Май Февраль Май Июнь Ноябрь Ноябрь Январь Май Июнь Июль Январь Февраль Декабрь Апрель Ноябрь Декабрь Декабрь Май Январь Апрель Апрель Май Август Сентябр ь, 1 Сентябр ь, 25 Март Апрель, 8 Апрель, 100 72 100 60 100 Занято в житнице Лоптуновского ключа Занято в житнице Лоптуновского ключа 30 30 40 30 24 30 30 15 12 30 42 72 60 72 60 В Сергиеве В Домшине 60 60 30 30 60 50 50 С выделкой оброчная 31 60 За сделанную крупу 60 60 50 60 круп, 40 80 60 Сергиевский ключ Лоптуновский ключ 35 Сергиевский ключ Лоптуновский ключ 30 120 16 1599 Апрель, 22, 23 1599 Май 1599 Август 30 30 Бурдуковский и Сергивский ключи Крестьяне околомонастырского ключа заняли из казенной житницы Богородские крестьяне заняли из казенной житницы 42 50 40 60 В Сергиеве В Домшине В казенной житнице В казенной житнице В казенной житнице 40 60 100 200 200 Занял вологодский староста из казенной житницы 60 100 60 Занял дьякон старца и братии у В Домшине В казенной житнице В казенной житнице В казенной житнице 1599 Август 1600 Январь 1600 Апрель 1600 Август, 15 1600 Август, 24 1600 Сентябр ь, 1 1601 Март 1601 Апрель, 22 1601 Апрель, 23 1601 Май 1601 Май 1601 Июль 1601 Ноябрь 1602 Сентябр ь 1602 Октябрь 1602 Ноябрь 1603 Май 30 30 30 20 40 30 20 50 120 50 1605 Октябрь 1621 Апрель 48 1655 Июль a Таблица составлена по: СП ИИ. Ф. 271. Спасо-Прилуцкий монастырь. Оп. 1 Д. 8, 13 - 43, 45, 47 - 52, 54, 57, 59, 60, 68, 69, 73, 77 - 86, 88, 89, 92, 96-98, 104, 107, 108, 112, 119, 121, 122, 131, 132, 139, 140, 136, 137, 138, 135, 143, 142, 141, 145, 146, 150, 152, 153 - 157, 159, 162, 163, 164, 169, 171, - 182, 184, 185, 188, 189, 192 - 196, 198, 201 - 205, 207, 209, 210, 212, 215, 216, 218, 219, 221 237, 243, 244, 246 - 250, 253 - 261, 263 – 282, 285 – 334, 336, 338, 343 – 354, 356, 359, 361 – 364, 366, 371 – 376, 378 – 382, 384, 385, 388, 389, 395, 400, 405 – 407, 413, 417, 436, 443, 445, 448, 458, 459, 461, 463, 472, 473, 477, 488, 481, 482, 490, 491, 557, 579, 587, 598, 607, 625, 628, 642, 732, 768;

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 60, 79, 107, 113, 115, 124, 136 – 139, 141, 145, 150, 151, 157, 236, 357, 370, 398, 448;

РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Спасо-Прилуцкий монастырь. Д. 7, 8, 12, 31, 38, 44 - 46, 52, 54, 60, 66, 67, 69, 70, 73 – 83, 86, 90, 101, 144, 195. b Данные о рыночных ценах на хлеб приведены для Вологды без учета колебаний по месяцам. Источник: Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века. М.;

Л., 1951. Таблица 1. С. 104 – 111.

Анализ приведенных в таблице 11 цен позволяет выявить ряд интересных закономерностей. Прежде всего, цены на овес были подвержены большим колебаниям, чем цены на рожь. Вместе с тем, и те и другие в целом за весь период от середины XVI до середины XVII в. практически не изменились, и средняя цена овса равнялась 5-8 алтынам (30-48 денег), а ржи 10 алтынам или полтине (60-100 денег). Но и овес, и рожь имели сезонные колебания в цене: наиболее низкие цены монастырь устанавливал на семенной хлеб, взятый в самом начале посевных работ, то есть, для овса это мартапрель, для ржи – июль-начало августа. Для кабал 1580-1600-х гг. мы можем по тексту актов установить также, из какой житницы был взят хлеб, и сопоставить цены на него. Выясняется, что цена зависела и от места займа. Так, например, овес, занятый в апреле 1588 г.243 с разницей в один день (29 и 30 апреля) имел разную цену: тот, который крестьяне получили в Домшине из сельской житницы, стоил 10 алтын (60 денег), тогда как хлеб, выданный из казенной житницы оценивался в 50 денег. В целом, если проследить эту тенденцию, получается, что домшинская ссуда была самой дорогостоящей, а получение хлеба из В этот период, с 1587 года в Вологде был отмечен рост цен на хлеб. См.: Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века. М.;

Л. 1951. С. 32-35.

казенной житницы оказывалось наиболее выгодным, поскольку цена на хлеб здесь была наименьшей. Однако, как уже было оговорено, широкая выдача подобной ссуды имела место только в периоды голодных лет. Впрочем, и здесь были свои нюансы. Вероятно, при определении цены заемного хлеба играло роль и место жительство должника. В частности, в 1599 году из казенной житницы взяли на ссуду рожь в августе месяце крестьяне Околомонастырского и Богородского ключей. Первым цена была установлена в 80 денег, а вторым – в 60. Примечательно, что число хлебных наблюдениям А.Г. Манькова, на хлебных кабал, оставшихся рынках Вологды непогашенными, увеличивается именно в те годы, когда, по наблюдался подъем цен в связи с недородом хлеба или общим хозяйственным кризисом в государстве: это периоды 1556-58, 156971, 1587-88, и, наконец, рубежа XVI-XVII вв. В то же время цены на заемный монастырский хлеб, по-видимому, зависели в большей степени от внутренних факторов, тех или иных обстоятельств займа, нежели от ценообразования на хлебных рынках244. Внутренние факторы оказывали влияние и на развитие формуляра кабал, эволюцию которого нам предстоит проследить. Формуляр хлебных кабал 1550-х гг. имеет упрощенную схему: 1. Начальный протокол, соединенный с основным текстом акта: 1.1. Интитуляция: «Се яз такой-то» (пока еще отсутствуют названия деревень, из которых происходят должники, не называют они себя и монастырскими крестьянами, как и в денежных кабалах того же периода) 1.2. Обязательство 1: «занял есми» См. об этом: Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века. М.;

Л. 1951. С. 32-33.

1.3. Инскрипция: «у такого-то старца» (кроме имени старца здесь отмечен его статус - житник, строитель) 1.4. Обязательство 2: 1.4.1. указание количества занятого хлеба и его вида (рожь, овес, ячмень) «столько-то четеи овса (ржи, реже ячменя) монастырского казенново хлеба» 1.4.2. дата займа хлеба «такого-то месяца, в такой-то день» 1.4.3. обязательство вернуть ссуду к определенному сроку «да до сроку до такого-то» 2. Санкция: 2.1. клаузула об оплате неустойки: «а не поставлю яз овес (рожь) на такой-то день и мне дати за овес/рожь по столько-то» (количество денег, то есть цена данного хлеба) 2.2. Если должников несколько: «а кои нас в лицех люб, на том хлеб и/или денги» 3. Удостоверительная часть: 3.1. указание имен послухов «А на то послуси: такие-то» 3.2. указание имени автора «А кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: «лета такого-то» (указан только год) В нескольких кабалах после клаузулы, в которой указана неустойка (цена хлеба в случае его возврата после того, как срок займа истечет), следует в очень краткой форме указание роста на деньги: «а рост на пять шестой», «а поляжет по сроце и на пять шестой»245. Но в целом это пока не стало типичным явлением. Пометы на кабалах этого времени свидетельствуют о том, что часть долгов все же была возвращена в монастырь. Эти пометы не содержат даты, что делает невозможным определить, была ли ссуда СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 13, 15.

возвращена вовремя или намного позднее сроков. Тем не менее, во всех случаях долг крестьяне платили хлебом. Другой тип помет на кабалах 1550-х гг. содержит указание на место жительства крестьян–должников, поскольку в интитуляции еще не даны названия деревень, починков и прочих мест проживания заимщиков. Исходя из этих помет и того, что некоторые старцы, выдававшие хлеб и менявшиеся раз в год-два, именуются «строителями»246, можно сказать, что в этот период, по-видимому, идет не только заселение, но и формирование управления первых ключей вотчины – Великорицкого, позднее Домшинского и Бурдуковского. К концу этого десятилетия в некоторых кабалах уже можно встретить более полный характер интитуляции, включающий не только имена должников, но и их социальный статус и место проживания («крестьяне великорицкие»;

«с Липовика Большого», «с Никитина» и т. п.). Кабалы 1550-х гг. составлены обычно на 2-3-х должников, но никаких данных о том, сколько занимал каждый из них, нет. Так же, как и в пометах о возврате долга, часто отсутствует указание доли расплатившегося должника, писали просто: «выть свою заплатил». Рукоприкладство послухов или заимщика на этих кабалах отсутствует. В сравнении с денежными кабалами, рукоприкладство не стало правилом даже для поздних хлебных кабал, хотя количество актов, имеющих его, постепенно увеличивается к 1590-м гг. В период массового обращения крестьян в монастырь за хлебной ссудой или с просьбой отсрочить уплату оброка кабалы В данном случае речь идет не о должности «строителя» для всего монастыря, являвшегося обычно вторым лицом в монастырском управлении, а о более низкой по статусу должности - управителей только отдельных частей вотчины, поскольку упоминаются эти «строители» вместе с названием какого-либо ключа. Старцы-строители в 1552 г. - Пахомий, 1553 – Тихон, 1555 – Максим.

составлялись почти всегда с обязательным рукоприкладством. А затем вновь пишут кабалы, не скрепляя их подписями послухов или должника, даже, несмотря на требование Соборного уложения 1649 г., распространявшегося как на денежные, так и на хлебные заемные кабалы247. Кабалы 1560-х годов в основном имеют формуляр расширенного вида: 1. Начальный протокол, соединенный с основным текстом акта: 1.1. Интитуляция: «Се яз такой-то» (иногда указывается место, откуда должник происходит) 1.2. Обязательство 1: «занял есми» 1.3. Инскрипция: «у прилуцкаго старца житника» (иногда, у казначея) 1.4. Обязательство 2: 1.4.1. указание вида и количества занятого хлеба «столько-то четвертей овса/ржи монастырского хлеба доброво (иногда указано – семенного)» 1.4.2. дата займа денег «такого-то месяца и дня» 1.4.3. указание срока займа «да до такого-то дня» 1.4.4. указание на неростовый характер ссуды «без насоп» 2. Санкция: 2.1. клаузула об оплате неустойки: «а не поставим мы хлеба на срок, ино нам дати по столько-то алтын за четверть» 2.2. «А где ся кабала застанет, тут по неи и правеж» 2.3. «А кои нас заимщиков в лицех…» (если должников несколько) 3. Удостоверительная часть: 3.1. Указание имен послухов «А на то послуси: такие-то» Соборное Уложение 1649: Текст и комментарии. Л., 1987. Гл. X.

3.2. Указание имени автора «А кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: дата составления акта «лета такого-то» Здесь в формуляр добавлена клаузула о возможности взыскания долга в процессе суда за пределами монастыря. Возможно, это было связано с последствиями голодного 1557/58 года, в результате которого крестьяне покидали монастырские земли, а долги остались невыплаченными. Вторым изменением стало появление уточнения о качестве занятого хлеба, выраженного словом «добрый». Тем самым монастырские власти стремились не допускать случаев, когда крестьяне пытались возвращать долг «зяблым» и «худым» хлебом, цена которого была меньше. Скорее всего, появление такой формулы было связано с неурожаем 1557-1558 гг.248, поскольку одна из первых кабал, имеющих подобное указание на «добрый» хлеб в ее полном варианте, относится к 1557 году. И в ней сказано: «а не поставим мы ржы и овса на Семен день или рожь и овес худ, ино нам ему дати за рожь и за овес полтина»249. Наконец, третье изменение состояло в том, что теперь обязательно указывают на неростовый характер ссуды: хлеб до установленного срока возвращается «без наспы». Аналогичное явление наблюдалось в тот же период и в развитии формуляра денежных кабал250. Следующим этапом в развитии формуляра хлебной кабалы в Спасо-Прилуцком монастыре стали 1570-е годы. В отличие от денежных, хлебных кабал за это десятилетие немного. Причем большая часть написана по упрощенному формуляру. Но и Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления… С. 190-191. 249 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 8. 250 См. С. 65 настоящей работы.

упрощенный и менее распространенный в эти годы расширенный формуляр включает теперь в свой состав новую клаузулу о росте на деньги, которые платит должник вместо хлеба в том случае, если долг возвращен после срока. Сама клаузула имеет такой же вид, как и в денежных кабалах, откуда она и могла быть заимствована: «а полягут денги по сроце и рост нам ему давати на пять шестои, как в людех ходит», т. е. 20%. Обычно получателями хлебной ссуды становились мужчины, но иногда в долг брали также и женщины. Так, в 1571 году в одной кабале251 с Тимофеем Фоминым значится имя крестьянки монастыря Ефросиньи Игнатьевой, занявшей 5 четвертей овса 23 апреля, вероятно на посев. Из помет на кабале выясняется, что Ефросинья получила ссуду только при условии поручительства за нее Мити Скобечинского, а возвращать долг пришлось ее мужу Андрею, причем под давлением монастыря, поскольку в другой помете сказано, что «с Уфросиньи имал Меса» («имали», то есть, взимали долги старцы-житники или специально отправляемые с поручением монастырских властей собрать долги со злостных неплательщиков слуги монастыря). Сколько прошло времени с момента ссуды до ее принудительного возвращения, мы не можем определить, так как в данный период подобные записи не имеют даты. Во всяком случае, за то же время второй заимщик, Тимофей, успел умереть, о чем свидетельствует та же вторая помета. Ефросинья, с другой стороны, в кабале не названа чьей-то женой, как это было обычно принято делать для замужней женщины. Почему ей пришлось лично обратиться за ссудой к монастырю, не ясно. Она могла впоследствии выйти замуж, и тогда муж вынужден был оплатить ее долги252.

251 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 98. В приписке о возврате им долга Ефросинья названа Досадой.

Казус Ефросиньи находится в одном ряду с теми ситуациями, в которых лицо, желающее получить ссуду (денежную или хлебную), но не являющееся с точки зрения кредитора достаточно надежным как исполнитель обязательств, должно найти себе поручителя, причем в самом акте, фиксировавшем сделку, его истинная роль может быть не указана253. В кабалах 1580-х гг. продолжает преобладать упрощенный вид формуляра, только с 1588-го до конца десятилетия были составлены кабалы, имеющие схему формуляра расширенного вида. Массовая выдача ссуды происходила в 1588 – 1591 гг., в значительной мере это был оброчный хлеб, который крестьяне не смогли заплатить, что было связано с очередным кризисом254. На оброк крестьяне должны были не только поставить рожь и овес, но и сделать «круп и ядрец»255. Такие кабалы датированы февралем 1590 г. В этот период появляются дополнения в тексте клаузул о займе хлеба. Хлеб называют добрым, сухим, в ряде случаев, семенным (иногда следует указание площади посева, например, «на полплуга»). В кабалах 1590-го г. качество ржи определено таким образом: «сухие, добрые, без костери», овес и рожь «добрые, ядреные». Пометы становятся более подробными, что свидетельствует о развитии хозяйственной и канцелярской практики в монастыре. Писцы отмечают уже не только названия мест, где живут должники, но и уточняют характер займа: кабала «симяная», «оброшная», «против головника», «головная».

См. ситуацию скрытой поруки в денежных кабалах, в случае займа денег лицами, не являвшимися для кредитора в той или иной мере «своими»: иностранец для вологодского монастыря, монастырские слуги для купцов в Москве. Об этом см. С. 65 настоящей работы. 254 Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления… С. 196. 255 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 175, 176.

В.М. Панеях в статье о кабалах Спасо-Прилуцкого монастыря высказал предположение о том, что термин «головное» употреблялся в тех случаях, когда имело место оформление крестьянского поряда, сопровождаемого займом денег или хлеба256. Следует отметить, что этот термин употреблялся писцами не только по отношению к новопорядным крестьянам, но и тем, которые уже являлись монастырскими, но могли перейти на другой участок земли. Большинство денежных кабал с отработкой долга на монастырской пашне имеют такую помету. В окладных книгах монастыря за крестьянами также записаны «головные» деньги и семена. Из некоторых записей следует, что эти семена или деньги крестьянин мог передавать другому крестьянину, поряжающемуся на его бывший участок земли, а сам он получал вместе с новой землей и новую «головную» ссуду257. В то же время, при сравнении данных по одним и тем же деревням для 1598 и 1599 гг., приходим к заключению о том, что «головная» ссуда просто переписывалась в тех случаях, когда речь шла об одних и тех же крестьянах, не перешедших на новые земли258. Вероятно, первоначально именно В.М. Панеях. К вопросу о так называемых деревенских служилых кабалах Спасо-Прилуцкого монастыря // Проблемы источниковедения. Т. 5., М.;

Л., 1956. С. 228-229. 257 См..: «А порядились оне в Дружинину выть с старыми головными денгами» С. 387;

«Иван Иванов, пашни четь плуга, симян головных полполтины, вышел из деревни с Пареницына старыми симяны». 1598 г., ноября 6. Окладная оброчная книга крестьян Сергиевского ключа // Вотчинные хозяйственные книги XVI в. Ч. 2. М.;

Л., 1979. С. 375;

«Деревня Дор. В. Мокий Семенов, пашни четь плуга, симян 3 чети без четвертки ржи, да 5 чети овса с осминою, да денег головных рубль. Да тот же Мокий жил в деревне на Кожевникове и на Кожевникове землю свою отдал Тренке и дал ему Тренке головных четь ржи да 2 чети овса. И осталось на нем на Мокие деревни Кожевникова рубль денег да четь овса» 1598 г., ноября 4. Окладная оброчная книга крестьян Домшинского ключа // Вотчинные хозяйственные книги…С. 370-371. 258 Василей Иванов, например, из Сергиевского села записан в книгах 1598 и 1599 г. с теми же головными семенами (4 чети ржи и 8 четей овса) и головными 30 алтынами. Размер его пашни не изменился и составлял 3 чети плуга. Там же. С. 372 и 394.

займ, точнее способность погасить получаемую ссуду, определяли употребление термина «головное»259. В 1590-1600-х гг. в нескольких случаях кабалы написаны по схеме полного формуляра, причем, он имеет наиболее развернутую из всех встречающихся вариантов, как среди хлебных кабал, так и среди денежных, схему: 1. Начальный протокол, соединенный с основным текстом акта: 1.1. Интитуляция: «Се яз такой-то, крестьянин Спасскаго Прилуцкаго монастыря такой-то деревни такого-то ключа» 1.2. Обязательство 1: «занял есми» 1.3. Инскрипция: «у житника старца такого-то» 1.4. Обязательство 2: 1.4.1. указание количества занятого хлеба «монастырского хлеба столько-то четеи овса доброго, сухого» 1.4.2. дата займа хлеба «такого-то месяца, в такой-то день» 1.4.3. указание срока «да до сроку до такого-то» 1.4.4. указание на неростовый характер ссуды хлеба «без насоп» 2. Санкция: 2.1. клаузула об оплате неустойки: «а не поставлю яз овес на срок ино за четь за всякую за овес по столько-то (цена хлеба)» 2.2. рост на деньги: «а поляжет вперед по сроци и на денги рост давати как в людех ходит на пять шестои» 2.3. «И не отиматися нам, заимщиком от сея кабалы никак, никоторыми делы, и государя жаловалными грамотами, ни княжецкими, владычными» ни боярскими, ни митрополичьими, ни В.М. Панеях сопоставил данный термин с выражнием «выдать головой до искупа». См.: В.М. Панеях. К вопросу…. С. 229.

2.4. «И где ся кабала застанет, на котором городе или в которои волости, под которым судом ни буди, тут по сеи кабале и правеж» 2.5. «А учнемся мы, заимщики, за приставом платитись или за судимою грамотою, и что ся учинит убытка старцу такому-то в нашеи неросплате, и нам, заимщиком, те убытки поднимати своими денгами все сполна» 2.6. Если должников несколько: «а кои нас в лицех люб, на том хлеб или за хлеб денги и убытки все сполна» 2.7. «А хто за сею кабалою станет манастырскои старец или слуга, тот и истец» 3. Удостоверительная часть: 3.1. Указание имен послухов «А на то послуси: такие-то» 3.2. Указание имени автора «А кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: «лета такого-то» Такой формуляр имеют всего пять кабал, все написаны одним и тем же писцом, Неустройкой Ивановым, 23 апреля 1600 г.260 Но тот же писец в 1592 году составил кабалу, имеющую расширенный формуляр. Теперь же происходит включение в формуляр клаузулы «а не отниматись от сеи кабалы», в которой как в некоторых самых ранних денежных кабалах перечисляются жалованные грамоты и другие возможные льготы, полученные от разных крупных землевладельцев. Другие писцы использовали в те же годы расширенный формуляр, который, с небольшими вариациями, сводился к следующей схеме: 1. Начальный протокол, соединенный с основным текстом акта:

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 263, 271, 272, 273, 274.

1.1. Интитуляция:

«Се яз такой-то, крестьянин Спасскаго Прилуцкаго монастыря такой-то деревни такого-то ключа» 1.2. Обязательство 1: «занял есми» 1.3. Инскрипция: «у житника старца такого-то» 1.4. Обязательство 2: 1.4.1. указание количества занятого хлеба и его вида (рожь, овес, ячмень) «монастырского хлеба столько-то четеи овса/ржи доброго, сухого (для ржи – без костери)» 1.4.2. дата займа хлеба «такого-то месяца, в такой-то день» 1.4.3. указание срока «да до сроку до такого-то» 1.4.4. указание на неростовый характер ссуды хлеба «без насоп» 2. Санкция: 2.1. клаузула об оплате неустойки: «а не поставлю яз овес на срок ино за четь за всякую за овес по столько-то (цена хлеба)» 2.2. рост на деньги: «а поляжет вперед по сроци и на денги рост давати как в людех ходит на пять шестои» 2.3. «А где ся кабала застанет, на котором городе или в которои волости, под которым судом ни буди, тут по сеи кабале под суд даватися (варианты: «и правеж», «суд и управа»)» 2.4. Если должников несколько: «а кои нас в лицех люб, на том хлеб или за хлеб денги и убытки все сполна» 3. Удостоверительная часть: 3.1. Указание имен послухов «А на то послуси: такие-то» 3.2. Указание имени автора «А кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: «лета такого-то (как правило, указан только год)» Расширенный формуляр преобладает в кабалах 1590-х годов, хотя используется и упрощенный вид. Основные изменения и того и другого видов формуляров коснулись интитуляции.

Теперь недостаточно указать имя заимщика, писцы называют также деревню, в которой он живет, иногда и ключ. Кроме того, обязательно указано, что заимщик является монастырским крестьянином. Если кабала написана церковным дьячком, то чаще всего мы будем знать полное имя должника, включая его прозвище. Та же тенденция конкретизации характерна и для клаузулы, в которой названо имя писца. В 1590-е гг. писцы уже часто пишут свою должность, которую имеют на монастырской службе: казенный дьячек, земский дьячек, церковный дьячек. Есть группы денежных и хлебных кабал, составленных одним писцом. Кроме уже названного Неустройки Иванова, это - дьячки Иванец Дмитриев сын Суморин, Федор Обросимов, Богдан Иванов сын Бруснишный, церковный дьячек Степан Зиновьев сын Попов, Иван Архипов. Некоторые из писцов имели «постоянное место службы», то есть писали кабалы только на крестьян одного монастырского ключа. Все тот же Неустройко Иванов, в частности, на протяжении 1590-1600-х гг. составлял хлебные и денежные кабалы только в Сергиевском ключе. Другие, например, Богдашка Иванов сын Бруснишный, в начале 1590-х писал в Лоптуновском, а к 1600-м гг. уже в Великорицком ключе. Некоторые дьячки, которые писали хлебные кабалы, практически никогда не составляли кабалы на денежную ссуду и наоборот. Это не мешало им, впрочем, являться послухами в тех и других сделках261. Пометы на кабалах 1590-х гг. о возврате хлеба в ряде случаев имеют дату. Оказывается, что долги возвращались по-прежнему О практике работы «в паре» монастырских дьячков см. С. 66 настоящей работы. Следует отметить, что распространенным явлением стала на рубеже веков в Спасо-Прилуцком монастыре ситуация, когда дьячок, обычно пишущий денежные кабалы, был свидетелем в хлебных и наоборот.

хлебом, причем с большим опозданием, но, тем не менее, без «наспа». В XVII веке преобладающим видом стал расширенный формуляр. Он существовал в двух вариантах, отличавшихся набором клаузул во второй части текста. Первый вариант включал клаузулу о том, что должник не будет отказываться от уплаты долга, ссылаясь на какие-либо документы, освобождающие его от этого. Во втором варианте эта клаузула не использовалась, но зато имелась формула о том, что в качестве истца по кабале может выступать как старец, так и монастырский слуга, имеющий соответствующие полномочия. Общей клаузулой в обоих вариантах этой части формуляра (Санкции) была клаузула о возможности взыскания в судебном порядке не только в Вологде, но и в другом городе или волости. Приведем далее для сравнения оба варианта расширенного формуляра, которые использовались в Спасо-Прилуцком монастыре в 1610-1660-х гг. Вариант 1 1. Начальный соединенный текстом акта: 1.1. Интитуляция: «Се с Вариант 2 протокол, 1. Начальный основным соединенный текстом акта: яз 1.1. Интитуляция: «Се яз с протокол, основным такой-то, крестьянин Спасскаго такой-то, крестьянин Спасскаго Прилуцкаго монастыря такой-то Прилуцкаго монастыря такой-то деревни такого-то ключа» 1.2. есми» 1.3. старца такого-то» деревни такого-то ключа» Обязательство 1: «занял Инскрипция: «у житника есми» Инскрипция: «у житника 1.3. старца такого-то» Обязательство 1: «занял 1.2.

1.4. 1.4.1.

Обязательство 2:

1.4.

Обязательство 2: Указание количества Указание количества 1.4.1.

занятого хлеба и его вида (рожь, занятого хлеба и его вида (рожь, овес, ячмень) «монастырского овес, ячмень) «монастырского хлеба столько-то четеи овса/ржи хлеба столько-то четеи овса/ржи доброго, сухого (для ржи – без доброго, сухого (для ржи – без костери) не зяблые (вариант: костери) не зяблые (вариант: «без охулы»)» 1.4.2. день» 1.4.3. 1.4.4. неростовый 2. Санкция: 2.1. Клаузула об до сроку до такого-то» указание характер дата займа «без охулы»)» хлеба 1.4.2. день» указание срока «да 1.4.3. на 1.4.4. ссуды неростовый 2. Санкция: оплате 2.1. Клаузула об оплате указание срока «да указание характер на ссуды до сроку до такого-то» дата займа хлеба «такого-то месяца, в такой-то «такого-то месяца, в такой-то хлеба «без насоп» хлеба «без насоп» неустойки: «А не поставлю яз неустойки: «А не поставлю яз овес на срок ино за четь за овес на срок ино за четь за всякую за овес по столько-то всякую за овес по столько-то (цена хлеба)» 2.2. Рост на деньги: (цена хлеба)» «А 2.2. Рост на деньги: «А поляжет вперед по сроци и на поляжет вперед по сроци и на денги рост давати, как в людех денги рост давати, как в людех ходит на пять шестои» 2.3. сея «А не отниматися мне от кабалы отнюдь ничем ходит на пять шестои» никоторые делы» 2.4. «А где ся кабала застанет, 2.3. «А где ся кабала застанет, на котором городе или в которои на котором городе или в которои волости, под которым судом ни волости, под которым судом ни буди, тут по сеи кабале под суд буди, тут по сеи кабале под суд даватися (варианты: «и правеж», даватися (варианты: «и правеж», «суд и управа») и заемнои хлеб «суд и управа») заемныи хлеб платить («с росты и с убытки», платить весь сполна» «весь сполна»)» 2.4. «А хто за сею кабалою Прилуцкого манастыря станет, старец или слуга, тот и истец» 3. Удостоверительная часть: 3.1. 3.2. «А на то послуси: такие-то» кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: такого-то, месяц, день» 3. Удостоверительная часть: Указание имен послухов Указание имени автора «А протокол: «лета «А на то послуси: такие-то» кабалу писал такой-то» «лета 4. Конечный такого-то, месяц, день» Указание имен послухов 3.1. Указание имени автора «А 3.2.

Кроме того, существовал и самый простой вариант формуляра этого вида, в котором была только клаузула о суде в различных городах и волостях. Использование того или иного варианта формуляра определялось, по-видимому, конкретными ситуациями, в которых заключались сделки, поскольку разные писцы в разное время могли писать кабалы, имеющие формуляры разного вида. Начиная с 1620-х годов, кабалы имеют точную дату, включающую не только год, но также месяц и день. Кабалы составляются, как правило, на одного заимщика, коллективные займы в эти годы уже не распространены.

В кабалах 1630-1640-х гг. исчезает клаузула о денежной неустойке и росте на деньги. В результате расширенный формуляр приобрел такой вид: 1. Начальный протокол, соединенный с основным текстом акта: 1.1. Интитуляция: «Се яз такой-то, крестьянин Спасскаго Прилуцкаго монастыря такой-то деревни такого-то ключа» 1.2. Обязательство 1: «занял есми» 1.3. Инскрипция: «у житника старца такого-то» 1.4. Обязательство 2: 1.4.1. указание количества занятого хлеба и его вида (рожь, овес, ячмень) «монастырского хлеба столько-то четеи овса/ржи доброго, сухого (для ржи – без костери) не зяблые (вариант: «без охулы»)» 1.4.2. дата займа хлеба «такого-то месяца, в такой-то день» 1.4.3. указание срока «да до сроку до такого-то» 1.4.4. указание на неростовый характер ссуды хлеба «до сроку хлеб без насыпи» 2. Санкция: 2.1. клаузула об оплате неустойки: «а по сроце на хлеб насыпь давать такую-то» 2.2. клаузула о судебном порядке взыскания долгов «А где ся кабала застанет, на котором городе или в которои волости, под которым судом ни буди, тут по сеи кабале под суд даватися и заемнои хлеб платить весь сполна» 3. Удостоверительная часть: 3.1. Указание имен послухов «А на то послуси: такие-то» 3.2. Указание имени автора «А кабалу писал такой-то» 4. Конечный протокол: «лета такого-то, месяц, день» «Насыпь», «присп» или «рост» на хлеб могли составлять или «на пять шестая», или «на две третья» четь, то есть от 20 до 50%. Несколько кабал 1630-х годов отражают процесс нового заселения вотчины монастыря, опустевшей за период первой четверти XVII века. Кабалы на новопорядных крестьян, являвшихся чужаками не только в монастырских владениях, но и в вологодской округе, составлены с особой тщательностью и подробностями, обычно опускавшимися как всем «своим» известное и не нуждающееся в письменном изложении. Надо отметить, что это было вообще характерно для тех случаев (так же, как и при составлении денежных кабал), когда стороны не были, что называется, хорошо знакомы и не вполне доверяли друг другу. Писцы использовали расширенный формуляр второго подвида, бытовавший в эти годы. Из текста одной из таких кабал262 мы узнаем, что некто Иван Андреев сын и Савва Викулов сын новопорядные крестьяне – «лготчики», были «корелянами» (выходцами из карельских погостов Олонецкого уезда). Заняли они «на зсуду» «головные семена», причем и рожь и овес и ячмень сразу. Далее идет, пожалуй, самое подробное перечисление качеств занятого хлеба: «сухово, ядреного, чистого, увияного симянново, рожь бес костери, безо всякие охулы». Ссуда была им выдана из главной монастырской житницы (житного двора по книгам монастыря), находившейся фактически в составе казны, о чем дважды упоминается в акте: «монастырского казенного хлеба» занято столько-то и возвратить его следует в «Спасову казну в монастырскую житницу». Хлеб был, как обычно, выдан без «наспа», о денежной неустойке в эти годы уже не говорят, поэтому в случае возврата ссуды «по сроце» на хлеб придется давать «наспы» 50%. Причем, если обычно писцы ограничивались краткой формой записи размера «наспа», то есть «на две третьяя», так как понятно было, что имеется в виду, то для «новеньких» было записано полностью: «на две третьяя четверть». Последним этапом развития этой части формуляра стала вторая половина 1650-х гг. Как и в денежных кабалах, после 1654 г. исчезает слово «рост». Вместо него пишут о возврате хлеба «до сроку без убытков», а после срока - «хлеб и убытки платить»263. В нескольких кабалах 1650-х гг. встречается клаузула о переходе долга к наследникам имущества умершего должника: «А случит быть заимщикам смерть, хто за наши животы приметцо, на том по сеи кабале заемнои хлеб и убытки»264. Такая практика существовала и ранее, но не оговаривалась в актах. В этот период, с 1620-х гг., монастырь постепенно переходит на новые, введенные государством меры веса. Отсюда в тексте кабал появляется указание того, в какую меру был занят хлеб: «в монастырскую малую», «в их монастырскую болшую», «городовую таможенную». Крестьяне Иван Никифоров, Первой Епифанов и Никифор Иванов из деревни Болотова заняли хлеб в 1632 г. у бурдуковского житника «в болшую меру бурдуковскую»265. Ю. С. Васильев полагал, что вологодская таможенная мера была в два раза больше старой, принятой в монастыре московской. Он же считает, что московская была равна 4 пудам, а отсюда вологодская была восьмипудовой266. То есть, «малая монастырская» мера была 262 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 491. См. например, СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 768. 264 Там же. 265 СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 481. 266 Васильев Ю.С. Четверть и меры сыпучих тел на Севере России XVI-XVII вв.//Александр Ильич Копанев: Сб. статей и воспоминаний. СПб., 1992. С. 188 189.

московской четырехпудовой, а появившаяся новая «большая» восьмипудовой. Хлеб, который занимали вологодские посадские люди или землевладельцы, отмерялся в «таможенную городовую» меру. В нескольких кабалах 1650-х годов в качестве определения объема полученной ссуды употреблен термин «мера» безо всяких пояснений. В одной из таких кабал названа, что в принципе уже было анахронизмом, цена хлеба: мера ржи оценена в 10 алтын (60 денег)267. На основании имеющихся данных о средней цене ржи (см. таблицу 12) можно предположить, что в этом случае мера ржи была равна старой четверти, т. е. половине новой. В конце XVII века ссуда хлеба крестьянам, вероятно, перестала оформляться кабалами. Займы хлеба в монастыре могли делать другие лица, посадские люди, священники, мелкие землевладельцы, могли занимать для монастырских нужд у третьих лиц слуги Спасо-Прилуцкого монастыря. Число таких кабал постепенно возрастает во второй четверти XVII века. А с 1670-х гг. подобные займы оформлялись актами иной разновидности, а именно: заемными памятями и отписями. Формуляры таких актов очень простые, никаких санкций за просроченный платеж в них не содержится. Значительная ссуда, выданная в голодные 1601-1603 и предшествовавшие им 1598-1600 гг., так и осталась непогашенной. Большинство кабал не имеют никаких упоминаний хотя бы о части возвращенного долга. Монастырю пришлось пойти на расход резервного запаса хлеба, каковым, скорее всего, являлся хлеб из житницы при казне («казенный хлеб»). Ссуда, которая все же была возвращена крестьянами, насколько можно судить по позднейшим пометам на кабалах, возвращалась обычно значительно позднее указанного срока, но, тем не менее, без уплаты денежной неустойки и без полагавшихся процентов в виде наспа или роста на деньги. Можно было бы говорить о неростовщическом характере хлебной ссуды в Спасо-Прилуцком монастыре, если бы не существовало явного противоречия с процессом эволюции формуляра хлебной кабалы. На протяжении всей второй половины XVI века в нем продолжает развиваться именно та часть, в которой названы денежная неустойка, рост на эти деньги, возможность взыскания долгов в хлебном и денежном эквиваленте и судебные издержки. И только с 1620-х гг. начинается обратный процесс: сначала из формуляра исчезает клаузула, в которой указана денежная неустойка за просроченный платеж и рост на эти деньги, а после и само слово «рост» или «насп», и речь идет о возмещении «убытков сполна» нерадивым должником268. Формуляр, оставаясь по своей схеме расширенным, снова как бы «сжимается», делается лаконичным, что было характерно для кабал середины XVI в., правда, тогда господствовала схема упрощенного формуляра.

267 РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 195. Сравнение формуляра хлебных и денежных кабал Спасо-Прилуцкого монастыря с другими денежными кабалами данного периода показало, что аналогичное изменение в формуляре имело место не только в Спасо-Прилуцком монастыре. Ср. например: Усть-Киренга. 1666, июля 27 «…суд и правеж со всеми кабалными убытки…». АЮБ. Т. 2. СПб., 1864. №125. II.

Заключение Рассмотренный комплекс заемных кабал Спасо-Прилуцкого монастыря имеет сложную структуру. Различные виды кабал фиксировали многообразие финансовых отношений и явлений хозяйственной жизни монастыря, их развитие во второй половине XVI века. Основу этих отношений составлял денежный и хлебный кредит. Во второй половине XVI в. денежные и хлебные кабалы составляли, в зависимости от конкретных условий, по трем возможным типам формуляра: упрощенному, расширенному и полному. Однако кабалы была на хлебную ссуду, которая большим преимущественно казенной, отличаются единообразием схемы построения. В целом, кабалы с казенной ссудой, как денежной, так и хлебной, пишутся в XVI в. преимущественно по упрощенному формуляру, и лишь к концу столетия по расширенному. Употребление писцом полного формуляра происходит только при выдаче ссуды лицам, с монастырем не связанным. Частная ссуда оформлялась, как правило, кабалами с расширенным, реже с полным формуляром. Упрощенный тип допускался только в том случае, если обе стороны сделки хорошо знали друг друга или принадлежали к одной корпорации (в данном случае монастырю). Основными тенденциями развития формуляра во второй половине XVI в. стало постепенное увеличение количества клаузул санкции и их внутреннее разрастание;

уточнение указываемых данных о должнике в интитуляции. Процесс становления и развития монастырской канцелярии нашел свое отражение в удостоверительной части акта и конечном протоколе: писцы с 1580 1590-х гг. указывают свой профессиональный статус;

послухами обычно становятся писцы-дьячки того же монастыря, в результате чего кабалы в основном имеют рукоприкладство;

акты имеют полную дату (день, месяц, год);

на лицевой и оборотной сторонах актов проставляются различные пометы, относящие их к определенным видам по существу фиксированных в них отношений, отражающие учет кабал и кабальных долгов Казенная ссуда и денег и хлеба развивается от ростовой в 1550-х гг. к преимущественно неростовой. Выдача ссуды без роста крестьянам могла быть вариантом «подмоги», но отличалась от последней тем, что должна была быть возвращена («кабальные деньги» в монастырских хозяйственных книгах). Рост мог быть замаскирован. Судебник 1589 г. в Ст.3 Краткой редакции указывает: «Кабалы писать на крестьян вдвое» - то есть, рост сразу 100%269. В некоторых казенных неростовых кабалах также есть пометы «денги писаны вдвое», «приписи половина». Для рубежа XVI-XVII вв. характерно «двойное» наименование ряда актов: самоназвание и помета, сделанная рукой того же писца относят акт к разным разрядам. Второй особенностью таких актов стало смешение формуляров нескольких видов в один или включение необычных для формуляра данного вида клаузул. В этой связи представляют большой интерес денежные кабалы, отличающиеся от простых заемных тем, что должник обязуется погасить свой долг отработкой. Однако сами условия такой отработки могут быть различны, что нашло свое отражение в особенностях формуляра кабал данного вида.

Судебник 1589 г. Краткая редакция. Ст. 3 // Судебники XV-XVI веков. М.;

Л., 1952. С. 352.

С конца 1550-х гг., когда происходит заселение монастырской вотчины, особую роль играл Юрьев день осенний, в который преимущественно оформлялись кабалы с отработкой долга в течение года в монастырской вотчине на пашне. В их основе лежит формуляр обычной заемной кабалы, дополненный специфическими клаузулами об отработке долга. Этот тип явился предшественником порядной записи, документа, оформляющего отношения уже договорного характера, что отразилось в формуляре таких кабал позднего времени появлением термина «рядь». После 1581 г. кабалы с отработкой долга в монастырской вотчине исчезают, и в то же время увеличивается число порядных записей «спасо-прилуцкого типа», имеющих большое сходство, как это отмечали М.А. Дьяконов, В.Г. Гейман и В.М. Панеях, с упомянутыми кабалами. Причем, на некоторых таких порядных, по наблюдению этих исследователей, писцы ставили помету «кабала», тем самым, поясняя, что новый тип документа в действительности оформляет уже давно сложившиеся отношения. При этом, кабала сама по себе отнюдь не означала прикрепления должника к кредитору. Те, кто занимал деньги в Юрьев день, могли свободно покинуть кредитора через год, в Юрьев же день, погасив свои долги. Те, кто взял ссуду в иное время, были связаны также только установленным и зафиксированным в документе сроком. Иными словами, «кабала» - термин, обозначавший юридическую сущность возникающих отношений, т. е. такого займа, который влечет за собой для должника определенные жесткие обязательства по возврату долга, в данном случае его отработку. Такое понимание объясняет и широкое применение кабал в различных ситуациях: как расписки при покупке в рассрочку, для найма работника за долг частным лицом на сезон полевых работ, для найма «детенышей» - разнообразных работников в монастыре, для оформления кабалой аренды крестьянином лошади для полевых работ с условием заплатить деньги позднее. Вместе с тем, широта применения формуляра заемных кабал свидетельствует и о том, что на данном этапе реальная финансовая и хозяйственная практика отношений вышла далеко за рамки тех, что укладывались ранее в понятие «кабала». Произошло размывание самой сущности термина, что отразилось в двух явлениях - развитии отношений поряда, взявших на себя прежние функции сделки по кабале с отработкой при сохранении личной свободы, и трансформации самого термина в сочетании «служилая кабала» в значении именно личной зависимости. В XVII в. завершается процесс унификации формуляра заемных кабал Спасо-Прилуцкого монастыря: преобладающей схемой построения как денежных, так и хлебных кабал стал расширенный тип формуляра. Со второй половины XVII в. из формуляра исчезает само слово «рост», вместо него теперь писцы пишут «убытки». В удостоверительную часть акта вводится указание на лицо, по просьбе которого была написана кабала («кабалу писал… по велению…»). В последней трети XVII в. кабала заверяется не только подписями послухов, но и должника или его духовника. Данный процесс можно соотнести с теми, законодательными нормами, которые в XVII в. произвели определенный «переворот» в канцелярской практике, в том числе и в монастырской. В двадцатые годы несколько раз, не позднее 1622 г., в 1626 г. и в 1628/29 г. происходит подтверждение пятилетнего срока иска процентов по кабальным займам, а также нормы в 20%. Указом 25 июля 1646 года запрещалось искать проценты по так называемым «выданным» кабалам, то есть кабалам, переуступленным третьим лицам270. Соборным уложением 1649 г. было вовсе запрещено править рост271. То, что, по крайней мере, в конце XVII века монастырь прибегал к суровым мерам воздействия на злостных должников, явствует из приводившихся ранее челобитных крестьян архимандриту монастыря, с просьбами отсрочить уплату долга. Чаще всего проситель уже находился в тюрьме за свои долги. В целом, разрастание клаузул санкции и увеличение их числа, а затем и отмеченное сокращение формуляра аналогичны для хлебных и денежных кабал. По всей видимости, именно формуляр денежной кабалы оказывался более чутким как к внутренним, так и внешним факторам воздействия. В частности, происходило постепенное усвоение законодательных норм, регулировавших, или пытавшихся регулировать практику ссуды и ее оформление. В свою очередь, формуляр денежной кабалы оказывал значительное влияние на развитие схемы построения хлебных кабал. Большинство кабал и XVI и XVII в. не имеют никаких упоминаний хотя бы о части возвращенного долга. Значительная ссуда, выданная в голодные 1601-1603 и предшествовавшие им 1598-1600 гг., так и осталась непогашенной. Кабалы в СпасоПрилуцком монастыре играли роль дисциплинарного инструмента. Ссуда, оформленная таким образом, фактически имела своей целью поддержать хозяйство крестьянина в рабочем состоянии, и тем самым обеспечить функционирование всей системы монастырского хозяйства. Этим можно объяснить то, что количество непогашенных кабал возрастает преимущественно в голодные годы или накануне См. об этом: Законодательные акты Русского государства второй половины XVI – первой половины XVII в.: Тексты. Л., 1987. № 189.С. 151;

№ 315. С. 214. 271 Соборное уложение1649 г.: Текст и комментарии. Л., 1987. Гл. X. Ст. 255.;

Ст. 258.

голода. Но, с другой стороны, она воспринималась как система обязательств крестьянина перед монастырем, что нашло свое отражение в развитии формуляра хлебных и денежных кабал. Осуществляя учет кабал и долгов по ним, а также взыскание застарелых долгов, в том числе и с наследников крестьян, получивших когда-то денежную или хлебную ссуду, монастырь проявлял свою власть и крестьянской общиной. действенный инструмент управления Изменения в положении крестьянина, произошедшие после Соборного уложения 1649 г., привели к тому, что такой хозяйственный механизм как кабальная ссуда утрачивает свое значение. Вероятно, этим объясняется факт постепенного «исчезновения» кабал на казенную ссуду хлеба и денег в Спасо-Прилуцком монастыре к концу XVII в.

Таким образом, дипломатическое исследование комплекса кабал Спасо-Прилуцкого монастыря показало, что краткосрочная кабальная ссуда, а точнее тот способ, которым она оформлялась, играла роль механизма, с помощью которого монастырь решал проблему приобретения и удержания в своей власти крестьянина с целью обеспечить рабочей силой создаваемое хозяйство.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Денежные кабалы Стасо-Прилуцкого монастыря второй половины XVI в.

№ 1. Кабала заемная неростовая с расширенным формуляром. 1544, ноября 26. - Заемная кабала Федота Григорьева сына Петру Иванову сыну на 20 алтын денег. Се яз, Фодот Григориев сын, занял есми у Петра у Иванова сына двацать алтын денег московских ходячих от Юриева дни от осеняго да до заговенея до Великого без росту. А полягут денги по сроце, и мне ему рост давати на пять шестой. А от сея кабалы не отиматися ни манастырскими, ни слобоцкими, ни пустынскими, ни боярьскими, никакими грамотами жаловалними великого князя. А на то послуси: Василей Михайлов сын Перевозник да Михайло Тихов сын. А кабалу писал Гришка Фатиянов сын, лета 7050 третияго. ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 5. Подлинник. Сст. 1. 15x9,2.

№ 2. Кабала заемная неростовая с упрощенным формуляром. 1568, ноября 14. - Заемная кабала Карпа Степанова сына, Степана Захарьина сына, Степана Обрезнова сына, Треньки Дудина сына и Афонасия Федорова сына старцу Никифору на 3 рубля 7 1/2 алтына монастырских денег. Се яз, Карп Стефанов да яз, Стефан Захарьин сын, да яз, Стефан Обрезнов сын, да яз, Тренка Дудин сын, да яз, Пана Федоров сын с Вотеркова, занали есмя у старца у Никифора три рубли полосма алтына манастырскых денег от Филипова заговеина да до Семеня дни Летопроводца без росту. А полягут денги по сроце, и нам рост давати на пять шестои. А кои нас заимщиков в лицех, на том денги и рост. А на то послуси: Андреи Иванов сын да Микита Иванов сын. А кабалу писал Первуша Яковлев сын, лета 7077 - го. ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 41. Подлинник. Сст. 1. 15x11,212,3.

№ 3. Кабала заемная неростовая с полным формуляром 1595, декабря 2. - Заемная кабала Тихона Родионова сына спасскому черному попу Феодосию Авраамову сыну на 4 рубля денег московских ходячих.

Се яз, Тихан Родионов сын Троецкие трети Вожецкие волости из деревни Петровские хрестьянин, занял есми у Феодосья у Аврамьева сына Прилуцкого моностыря у спаского у черново попа четыре рубли денег московских ходечих от Офонасева дни зимнего да до Офонасева же дни зимнего 105 году до строку денги без росту. А полягут денги по строце, ино рост как идет в людех на петь шестои. А не отыматись мне заимщику от сеи кабалы никакими государыми жаловалными грамотами ни княжыми, ни боярскими, ни моностырскими, ни округою. Где меня заимщыка ся кабала застанет, тут мне и денги платить и росты. А учну яз платитца за приставом, ино что выдет от пристава и от приставные, то все мне заимщику платить своими денгами. А на то послуси: Куник Олексиев сын, 1-Богдан Микитин-1. А кабалу писал Тиханко сам на собя своею рукою, лета 7104 го. На обороте: 2-В послусех писан Богданко и руку приложыл-2. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 208. Подлинник. Сст. 1. 15x17,8. Реставрирована.

П о м е т к и. На лиц. стор. внизу: 208 (XX в., крш.). П р и м е ч а н и я : 1-1 Вписано над стр., пчр. писца. 2-2 Пчр. II.

№ 4. Кабала заемная ростовая с полным формуляром. 1549, сентября 1. - Заемная кабала Ивана Гаврилова сына Дубинина и Ивана Опары Фомина сына Василию Терентьеву сыну Оборинцеву на 1 рубль денег московских ходячих.

Се яз, Иван Гаврилов сын Дубинин, да яз, Иван Опара Фомин сын, заняли есмя у Василья у Терентиева сына у Оборинцава рубль денег московских от Семенова дни Летопровоца д[о Пе]трова1 дни, рост заплатили наперед. А поляжет кабала по с[ро]це2, ино рост на пять 3 шестои-3. А которои нас в лицах, на том денги и рост по сро[це]4. А не отматись нам от сее кабалы никоторыми грамотами жаловалными царя государя великого князя. А учнемся за приставом платити. Ино ездъ и скунное на заимщиках. А где ся кабала ни выляжет, тут по неи и правеж. А на то послух: Калина Васильев сын да Василеи Ушак Михаилов сын. А кабалу писал Ондрюша Дмитреев сын Попов, лета 7050 осмаго сентябрия 1 день. На обороте: 5-Денги занял, руку приложил-5. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 10. Подлинник. Сст. 1. 15,7x10,8. Правый край осыпался. Реставрирована.

П о м е т к и. На лиц. стор. внизу: 18 (XX в.) крш. Стерто;

10 (XX в.) крш. П р и м е ч а н и я : 1 В ркп. Выкрошилось, 3 зн. 2 Выкрошилось, 2 зн. Вписано над стр., пчр. писца. 4 Выкрошилось, 2 зн. 5-5 Пчр. II.

3- № 5. Кабала заемная ростовая с упрощенным формуляром. 1555, 14 ноября. - Заемная кабала Антифия Ларионова сына с сыном Родионом прилуцкому старцу Касьяну на 25 алтын монастырского казенного серебра.

Се яз, Онтуш Ларионов сын да со своим сыном с Родею, заняли есмя у спасского у прилуцкого у старца у Касьяна полтретьятцати алтын денег манастырского сребра казеннаго от Филиппова заговенья да до Семенова дни. Рост дати по расчету на пять шестои. По сроце рост па тому ж. Кои нас в лицех, на том денги и рост. На то послуси: Офоня Яковлев сын да Мукра Дорофеев сын. Кабалу писал Ермак Иванов сын, лета 7060 четвертаго.

1 [Онт]уш2 умре-1.

На обороте: Боравдев три чети ржы. ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 13. Подлинник. Сст. 1. 15,7x5,4.

Примечания: выцвела, 3 зн.

1- На лицевой стороне вверху, пчр.II. 2 Часть слова № 6. Кабала заемная ростовая с расширенным формуляром. 1595, сентября 14. - Заемная кабала Федора Емельянова сына Калашника спасскому священнику Феодосию на 1 рубль денег московских ходячих. Се яз, Федор Емельянов сын Колашник крестьянин Прилуцкаго монастыря, занял есми Спаса Прилуцкаго же монастыря у черново священика у Федосья рубль денег московских ходячих од Здвиженьева дни 104 - го году да до Здвиженева же дни в год 105 го году. А рост мне на денги давати на петь шестои по рощету как в людех ходит. А учну яз, заимщик по сеи кабале за приставом платиться, или за судимою грамотою и того ся убытка учинитцо священику Феодосью в моеи нерозплате, и мне убытки и волокиты поднимати все сполна. А где ся кабала застанет, тут по неи и правеж. А на то послуси: Ку пря Егоров сын да Василеи Якимов сын перевощиков, да Мешик Макарьин сын Преснец. А кабалу писал Иванец Дмитреев сын, лета 7104 - го году. На обороте: 1-Послух Васюк, руку приложыл-1.

23 Послух Купря, руку приложыл-2. По сеи кабале уплатил Федор полтину денег казначию Еуфимью 107 - го декабря-3. ОР РНБ. 299. Зинченко. Д. 122. Подлинник. Сст. 1. 15x18,5.

П р и м е ч а н и я : 1Пчр. II. 2 Пчр. III. 3-3 Пчр. IV.

№ 7. Кабала “половничья” 1577, июля 29. - Кабала половничья Максима Софронова сына казначею Прилуцкого монастыря старцу Стахею на 1 рубль монастырских казенных денег. Се яз, Максим Софронов сынъ из Сергеевского ключа из деревни с Никитина, занял есми у Прилуцкого монастыря у казначея у старца у Стахеи рубль денег казенных монастырского серебра от Петрова дни и Павлова июля в 29 день до Петрова же дни и Павлова на год без роста. А за те мне денги половничати в Сегееве на Никитине в деревне. А порукою по мне по имался в денгах сусед мои с Никитина же Тереша Кузмин сынъ. А живучи мне за спасовым монастырем за игуменом Иакимом з братею в Сергеевском, двор по чинивати и хоромы ставити, и поля городити, и земля не запереложити, и дань государьская платити, и изделье монастырское всякое делати без ослушанния. А где ся кабала застанет, туто по неи и виноват. А на то послуси: Потоша Омельянов сынъ. А кабалу писал Афонасеи Иванов сынъ, казеннои дьячек, лета 7085 - го июля. На обороте: 1-Сергеевская с Микиткина половничья-1. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 110. Подлинник. Сст. 1. 14,7x28,3. Реставрирована.

П о м е т к и. На лиц. стор. вверху: 110 (XX в., крш.). П р и м е ч а н и я : 1-1 Пчрк. писца.

№ 8. Кабала “дворцовая” с поступлением в “детеныши” 1569, ноября 26. - Кабала Алексея Зыка Подосенова сына казначею Прилуцкого монастыря Даниилу на рубль с четвертью денег с обязательством жить в детях на монастырском дворце. Се яз, Олексии Зык Подосенов сын з Грикшина, занял есми у Прилуцкаго манастыря у казначия у Данила рубль с четвертию от Юрьева дни да до Юрьева же дни в год. А за рост мне Зыку жити на дворце в детех и всякое дело черное делать, что наредник укажет. А не учну яз, Зык жити на дворце или до строку не доживу, ино на мне денги и платье. А полягут денги по сроце, и мне жити за рост по тому же.

А на то послуси: Василеи Павлов сын да Зинов Володимеров сын. А кабалу писал казеннои дияк Семеика Стефанов сын Денисова, лета 7070 осмаго. На обороте: 1-Кабала дворцовая на Зыка-1. ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 47. Подлинник. Сст. 1. 15,5x9.

П р и м е ч а н и я : 1-1 Пчрк. писца.

№ 9. Кабала с условием за долг выполнить какую-либо работу 1555, октября 10. - Заемная кабала Елизария Досады Яковлева сына с сыном Ермолой Якову Васильеву сыну на 10 алтын денег. Се яз, Елизареи Досада Яковлев сынъ, да со своим сыном с Ермолою с Ве ли[ки]1е реки с Вепрева, занели есмя у Якова у Васильева сына десять алтын денег московских ходячих октября 10 день да до Петрова дни без росту. А за те денги нам ему дати три сажени дров. А по ставить нам дрова на срок на Петрово Заговинья у Спаса на Прилуце под мелницею. Да и на берег нам дрова выносити в сажени. А не поставим мы на тот срок дров всех на Петрово заговинье и нам ему дати пятнацеть алтын денег. А полягут денги по сроц[е]2, и нам ему давати рост на пять шестои по ростчету. А кои нас ему заимщиков в лицех люб, ино на том дрова или денги за дрова и рост по сроце на денги. А почнемся за приставом платитися после срока, и нам и скунное и езъд платити.

А на то послуси: Некрас Григорьев сын Орлов да Иван Остафьев сын с Великие реки с Сычева. Кабалу писал Матюша Деев сын, лета 7000 шездесят четвертаго.

3 Умре-3.

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 12. Подлинник. Сст. 1. 14,7x12. Ветхая.

П р и м е ч а н и я : 1Выкрошилось, 2 зн. лицевой стороне внизу, пчр. II.

Выкрошилось, 1 зн.

3- На № 10. Кабала с отработкой (подвид 1) 1554, ноября 26. - Заемная кабала Евтихия Незная Яковлева сына Забойникова с детьми Григорием, Василием, Антоманом и Абростима Истомы Мартвянова сына спасскому келарю Исайе на 2 рубля монастырских казенных денег. Се яз, Евтихий Незнай Яковлев сын Забоиникова с своим сыном з Григорьем1 да с Васильем, да с Онтоманом, да яз, Обросим Истома Мартьянов сын, заняли есмя у спассково у прилуцкаго келаря у Исаи два рубли манастырских денег казенных от Юрьева дни осенняго да до Юрьева дни осенняго. А за рост нам, Незнаю с детьми жить в их починке на Васильеве на Великой реки, пашня розпахать и огород розградить, и всякое дело пашенное пахать. А кои нас в лицех, на том пашня или денги. А на то послуси: Родион Фролов сын с Лоскомжи да Истома Иванов сынъ Рылов. А кабалу писал Володя Якимов сын, лета 7060 третьяго.

2 Умре-2. Лета 7076-го по сии кабале Григореи Третьяк сорок алтын за На обороте: Великорецкаа.

3 платил истины-3. ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 10. Подлинник. Сст. 1. 13,5x15.

П р и м е ч а н и я : 1 В ркп. Григорьев. 2-2 На лицевой стороне внизу, пчр. II. 3-3 Пчр. III.

№ 11. Кабала с отработкой (подвид 2) 1564, декабря 1. - Заемная кабала Игнатия Леонтиева сына со своими детьми Карилием и Иовом казначею Прилуцкого монастыря старцу Григорию на полтора рубля монастырских казенных денег от 1 декабря 1564 г. до Покрова дня 1565 г. с обязательством жить в монастырской деревне. Се яз, Игнаша Леонтиев сын да со своими детми Карильем да Иевом, заняли есмя у старца у казначея у Григорья Прилуцкаго манастыря полтора рубля казенных денег монастырьских ходячих декабря в 1 день на память святого пророка Наума да до Покрова святеи Богородици. А за те нам денги жити в их монастырскои деревне на Ризонцеве в Пелагинскои деревне на плуге, за рост пашня пахати, и огород городить, и служба всякая монастырская служить. А не учну яз, Игнаша з детми в деревне в монастырскои жить, ино на мне по сеи кабале полтора рубля денег. А на то послуси: Афонасеи Иванов сын Ярыгинскои да Митя Антуфиев сын из Домшинского ключя с Уимина.

А кабалу писал Семеика Семенов сын, лета 7073. На обороте: 1-Кабала головнаа на Игнашу-1. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 62. Подлинник. Сст. 1. 13,8x22,5. Реставрирована.

П о м е т к и. На лиц. стор. вверху: 62 (XX в., крш.). П ри м е ч а н и я : 1-1 Пчр. писца.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Денежные кабалы Спасо-Прилуцкого монастыря XVII в.

№ 1. Кабала заемная с расширенным формуляром на частную ссуду 1649, декабря 20. – Кабала английского гостя Томаса Воича келарю старцу Левкию на пятнадцать рублей келейных денег. Се яз, агленские земли гость Томас Рыцарев сын Воич, занял есми Спаса Прилуцкого монастыря у келаря старца Левкия пятнатцать рублев денег московских ходячих ево килеиных декабря в 20 день да до Велика дни Христова нынешняго стопятдесят восмаго году. До сроку без росту, а полягут денги по сроце, и мне, заимщику, на те денги рост давать на пять шестои как в людех ходит. А где меня, заимщика, ся кабала ни застанет на котором городе или под которым судом ни буди тут мне, заимщику, по сеи кабале везде под суд даватися и заемные денги с росты и с убытки платить все сполна. А на то послуси: Григореи Сидоров. А кабалу писал вологодцкои площаднои подъячеи Иларко Семенов сын Плотников, лета 7158-го. На обороте: 1-Dinhee zanall iy krokra prilozill. Thomas Wyche-1.

2 Послух Гришка и руку приложил-2.

СП ИИ РАН. Ф. 271. Оп. 1. Д. 591. Подлинник. Сст. 1. 15,2x21,5.

П о м е т к и. На лиц. стор. вверху: 592 (XX в., крш., зачерк.);

591 (XX в., крш.). П р и м е ч а н и я: 1-1 Пчр. II. 2-2 Пчр. III.

№ 2. Кабала заемная с расширенным формуляром на казенную ссуду 1646, октября 4. Заемная кабала крестьянинна Спасо_Прилуцкого монастыря с Усть Стрелицы Федота Семенова сына большому казначею старцу Варламу на пять рублей монастырских казенных денег. Се яз, Федот Семенов сын Спаса Прилуцкого монастыря крестьянин от Николы Чюдотворца с Усть Стрелицы реки, занял есми Спаса Прилуцкого монастыря у болшево казначея старца Варлама Наволоцково пять рублеи денег московских ходячих монастырьских казенных денег нынешнаго 155-го году октября в 4 день да до сроку до Великого мясново заговенья того же году без росту. А полягут денги по сроце и мне, заимщику, на денги рост платить на пять шестои по розщету. А где меня, заимщика, ся кабала ни застанет, на коем городе или в коих волостях и под которым судом ни буди, тут по кабале везде под суд даватися и заемные денги платити с росты и с убытки все сполна1. А на то послуси: Федор Алексеев с(ы)н Попов. А кабалу писал диячек Власко Обросимов 7155-го году. На обороте: 2-Послух Федко руку приложил-2. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 573. Подлинник. Сст. 1. 22x14,4.

П о м е т к и. На лицевой стороне слева вверху: 573 (XX в. крш.).

П р и м е ч а н и я : 1 В ркп. полна. 2-2 Пчр. II.

№ 3. Кабала заемная с упрощенным формуляром на частную ссуду 1648, мая 19. - Заемная кабала стряпчих Спасо-Прилуцкого монастыря Ждана Обросимова сына и Мирона Никитина купцу гостиной сотни Ивану Саввину сыну Худякову на одну тысячу сто пятьдесят четыре рубля девятнадцать алтын две деньги, занятых для уплаты соляной пошлины. Се яз, с Вологды Всемилостиваго Спаса Прилуцкого монастыря стряпчие Мирон Никитин да Ждан Обросимов сын, заняли есмя на Москве гостиные сотни у Ивана Савина сына Худякова тысечю стопятдесят четыре рубли девятнацеть алтын две деньги. А те нам деньги платить в государеву в Большую казну алтынная соляная пошлина нынешняго 157-го маия в 19 де(нь). А заплатить те деньги в Прилуцком монастыре государю келарю старцу Левкею, ково Иван с сею кабалою пришлет в монастырь. А кабалу писал того же Спаса Прилуцкого монастыря крестьянин Васка Михаилов сын лета 7157-го году маия в 19 день.

1 Я же Ждан Абросимов у Ивана взял2 на монастырьскои 3 розход пять рублев денег. Писано своя рукаю-1. На обороте:

4 К сеи кабале чернои поп Сергии вместо заимшщика Мирона по ево веленью руку приложил-3. Заимщик стряпчеи Ждан Абросимов руку приложил-4.

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 392. Подлинник. Сст. 4 из 10. 22x15.

П р и м е ч а н и я : 1-1 На лицевой стороне внизу, Пчр. II. 2 В ркп. взя. Пчр. III. 4-4 Пчр. II.

3- № 4. Кабала с отработкой дровами 1659, декабря 3. - Заемная кабала крестьян Спасо-Прилуцкого монастыря СтепанаФомина сына, Ильи Антонова сына и Аврама Кузьмина сына казначею старцу Никону на два рубля двадцать три алтына две деньги казенных монастырских денег. Се яз, Спасского Прилуцкого монастыря крестьяне Степан Фомин сын села Бурдукова, да яз, Илья Онтонов сын деревни Микулина, да яз, Аврам Кузмин сын деревни Лукунскои, заняли есмя того же Спасского Прилуцкого монастыря у купчины казначея старца Никона монастырьских казенных два рубли дватцать три алтына две денги прямых без приписи декабря в 3 день до строку до Петрова дни и Павлова нынешня го же 168-го году. До строку без убытков, а где нас, заимщиков, ся кабала застанет на коем городе и в коих волостях и под коим судом ни буди, тут нам заимщиком везде под суд да ватись и заемные денги платить и с убытки все сполна. А которои нас, заимщиков, будет в лицах на том и заемные денги и убытки все сполна. А кабалу писал монастырьскои диячек Куземка Нефедов, лета 7168-го декабря в 3 день.

1 А за те денги нам, заимщиком Степану и Илье, и Авраму, насечь дров девять сажень сосновых добрых и недуплеватых в монастырьскую сажень, и выделав те дрова, и препровадить и поставить под Горбатым полем у Кирпичново дела, и отмерить купчине казначею старцу Никону в манастырьскую сажень на строк на Петров день и Павлов нынешняго 168-го все сполна-1.

2 Аврам Козмин уплатил по 3 сажени-2.

На обороте: 3-168-го году июля в 2 день по сеи кабале уплатил без чети две сажени-3. СП ИИ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 723. Подлинник. Сст. 1. 41x16.

П о м е т к и. На лиц. стор. вверху: 723 (XX в., крш.). П р и м е ч а н и я : 1-1 На лицевой стороне внизу, пчр. писца. 2-2 Пчр. II. 3-3 Пчр. писца.

№ 5. Кабала заемная «лошадиная» 1603, мая 10. - Заемная кабала крестьянина Спасо-Прилуцкого монастыря д. Никитино казначею старцу Феодосию на двадцать пять алтын монастырских казенных денег. Се яз, Падера Филипьев сын из деревни с Никитина крестьянин Прилуцково монастыря занял есми у Спасского Прилуцково же монастыря у казначея у старца Феодосия дватцеть пять алтын денег без приписи московских ходячих монастырских казенных нынешнаго стодосят1 перваго году маия в 1 день да до сроку до Семенова дни Летопровода сто до втораго на десять году до сроку без росту, а не заплачю яз, заимщик, денег на тот срок и мне заимщику денги по сроце дати вдвое полтора рубли денег. А где меня заимщика ся кабала застанет на коем городе или в коеи волосте под которым судом ни буди, тут мне заимщику по сеи кабале под суд даватися и денги платити полтора рубли. А хто за сею кабалою станет исцом м(о)н(а)ст(ы)рских старец или слуга тот мне по сеи кабале и истец. А на то послуси: Иван Дмитреев сын, да Родион Осипов сын Сахаров. А кабалу пи сал земскои дьячек Овдокимец Абросимов сын, лета 7111-го.

2 А яз, Падера, взял в монастыре лошадь буру, и те денги за лошадь-2. На обороте: 3-Послух Иванец руку приложил-3.

3 Послух Родька руку приложил-3.

ОР РНБ. Ф. 299. Зинченко. Д. 162. Подлинник. Сст. 1. 18,5x15, П р и м е ч а н и я : 1 Так в ркп. 2-2 На лицевой стороне внизу, пчр. писца. Пчр. II. 4-4 Пчр. III.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 Хлебные кабалы Спасо-Прилуцкого монастыря №1 1555, ноября 15. – Заемная кабала Полуяна Карпова на 2 четверти монастырского овса, занятого у житника Пахомия. Се яз, Полуян Карпов сын с Обакумова, занял есми у спасково старца у Пахомия у житника две чети овса монастырьсково от Филипова заговеина до Семенова дни Летопровода без наспу. А поляжет овес по сроце, и мне дати за овес за две чети по гривне за четверть. А на то послуси: Семен Иванов сын Ярыгинскои. А кабалу писал Якуш Макарьев сын, лета 7064-го. На обороте: 1-Обакумовская-1. РГАДА. Ф. 1429. Оп. 1. Д. 7. Подлинник. Сст. 1. 8,2х14,3.

П о м е т к и. На лицевой стороне вверху: 1 (XX в., крш.). П р и м е ч а н и я : 1-1 Пчр. писца.

№2 1568, августа 12. – Заемная кабала Потоши Емельянова и Ананьи Подосенова на 2 четверти семенной ржи, занятых у казначея Спасо-Прилуцкого монастыря Данила.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.