WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ДАВЫДОВ Денис Геннадьевич СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИМИДЖА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Диссертация на соискание ученой степени ...»

-- [ Страница 2 ] --

денное Дж. Келли понятие «конструкт» во многом совпадает с пониманием орудия психической деятельности по Л.С. Выготскому. По мнению Т. Шибутани, « …человеческие представления о реальности есть в основном социальный процесс. Это не означает, будто нет реального мира вне нас, но то, что знают о нем люди, есть продукт участия в группе. То, что люди обычно называют “реальностью”, есть рабочая ориентация, относительно которой существует высокая степень согласия1». Следовательно, создание человеком образа Вооруженных Сил не является делом одного индивида. Оно идет путем соотнесения личной системы усвоенных значений и системы смыслов субъекта с подобными системами других индивидов. Объективность социального восприятия состоит не в его соответствии некой независимой от субъектов реальности (такой “объективной” социальной реальности не существует вовсе), а во взаимном соответствии усвоенных индивидами значений, согласованности их личностных смыслов. Здесь проявляется то, что С. Московичи называет социальным конформизмом: за разумную истину люди принимают то, что в действительности является общим консенсусом2. Яркое выражение видения общественной природы сознания получило в трудах Л.С. Рубинштейна и А.Н. Леонтьева. В школе Выготского - Леонтьева разрабатывалась идея о значениях, как “образующих” человеческое сознание. По А.Н. Леонтьеву, сознание «...может быть сведено к функционированию усвоенных извне значений, которые, развертываясь, управляют внешней и внутренней деятельностью субъекта»3. Как единица общественного сознания, значение, наряду с развитыми понятийными формами (научным знанием), содержит и житейские представления, социальные стереотипы, суеверия и предрассудки. А.Н. Леонтьев вводит понятие пятого квазиизмерения как системы значений, смыслового поля, в котором человеку открывается объектив 1 Шибутани Т. Социальная психология. –Ростов-на-Дону, 1999. С. 106 - 107. См.: Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. –М., 1996. С.43. 3 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. -М. 1983. Т.2. С.176 – 177.

ный мир1. Эта идея, созвучная представлению о когнитивном пространстве, имеет существенное значение для рассмотрения проблемы имиджа Вооруженных Сил России. Согласно концепции С. Московичи, люди формируют общую реальность, разделяя представления об окружающем мире. Социальные представления о каком либо явлении, являются способом обыденного познания действительности2. К ним относится сплав любых форм убеждений, идеологических взглядов, знаний, включая науку. Причем, представления социальны по происхождению, они не есть отрывочное мнение отдельного индивида, но именно представления члена социальной группы. Более того, социальные представления являются «разделяемыми» не в том смысле, что их разделяет большинство, а в том, что они «формируют умственную жизнь индивида» включенного в группу. «Социальные представления скорее формируются через взаимные влияния, через имплицитные переговоры, по ходу которых люди обязывают себя к особым символическим моделям, образцам и разделяемым ценностям»3. «Натурализовавшись», социальные представления становятся не только системой объяснения явлений окружающей действительности, но и конституирующим фактором социальной реальности4. Применяя подход, выражаемый С.Московичи, можно утверждать, что образ Вооруженных Сил является необходимой частью реального существования нашего общества, а не просто его реальным отражением. С. Московичи вводит понятие идентификационной матрицы. Она связывает поступающую информацию с определенными социальными категориями, наделяя объект представления соответствующими значением и смыслом5. Идентификационные матрицы имеют социальную соотнесенность, зависят от См. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. -М.: 1983. Т.2. С. 253. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд// Психологический журнал. -1995. -№ 1 С. 35. 3 Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд// Психологический журнал. 1995. -№ 2 С. 10-11 4 Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. –М., 1987. С. 62. 5 Там же. С. 66.

2 социальной рефлексии данной группы1. Важным является то, что посредством системы смыслов, придаваемых представлением, группа обнажает свои контуры и обнаруживает свою идентичность2. Иными словами, социальная идентичность во многом определяет содержание идентификационной матрицы. Этот взгляд подтверждает обоснованность предположения о влиянии преобладающего характера идентичности современной молодежи на формирование образа армии. Построение образа ВС РФ как части общей картины мира возможно лишь при условии коммуникации между людьми, обмена значениями наблюдаемых явлений. «Духовный опыт народа – носителя данного языка веками порождает определенную картину мира, консенсус по поводу которой выражен в совершенно определенных словесных формах3». Решающая роль в формировании образов социальных объектов отводится таким психическим орудиям, как символы, особенно лингвистические. «Сознание отражает себя в слове, как солнце в малой капле воды4» - отмечал Л.С. Выготский. По М.М. Бахтину, сознание «…слагается и осуществляется в знаковом материале, созданном в процессе социального общения организованного коллектива5». Различное видение мира находит свое выражение в системе употребляемого языка и наоборот. Эта идея, восходящая к В. фон Гумбольдту, оформилась на стыке культурной антропологии, сравнительно-исторической этнографии и сравнительно-исторического языкознания. Сходные мысли высказывали многие известные психологи. Как утверждал Г. Олпорт, природа языка состоит в классификации и распределении по категориям слитного гула информации, с Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. –М., 1987. С. 67. 2 Там же. С. 44. 3 Андреева Г.М. Психология социального познания. - М., 1997. С. 170. 4 Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. –М., 1982. Т. 2. С. 361. 5 Бахтин М.М. Собр. соч.: В 7 т. –М., 1996.

которым мы ежесекундно сталкиваемся. Слова "расфасовывают" мир и предполагают набор действий1. Крайним выражением такой точки зрения является разработанная Э. Сепиром – Б. Уорфом «гипотеза лингвистической относительности»: воспринимаемый и осмысливаемый человеком мир в значительной степени бессознательно строится на основе языковых норм. Человек видит, слышит и воспринимает так или иначе те или другие явления главным образом потому, что языковые нормы общества предполагают данную форму выражения. Группы людей, говорящих на разных языках, по-разному воспринимают и постигают мир, и наоборот, сходная картина мира возможна при сходстве языков. Несмотря на значительную критику данной гипотезы, приведшую к ее более мягкой трактовке, следует признать, что структуры языка, организуя человеческое восприятие и опыт, в значительной мере связаны со структурами общественного сознания. Эту точку зрения разделяют многие современные психологи. Язык, утверждает А.М. Лобок, является «инструментом знаково-смыслового упорядочивания реальности»2. Сходную позицию занимают представители дискурсивной психологии. Дискурс определяет наш взгляд на мир. Различные сферы человеческой дискурсами3. Если значения, представленные в языке, являются элементами, формирующими сознание, то сама структура этих значений, релевантная языковым структурам, может оставаться неосознаваемой. "Природа текстовой деятельности не столько абстрактно-логическая (рациональная), как порой полагают, сколько интуитивная (чувственно-образная), независимо от характера текста и активности определяются функционирующими в обществе См. Аронсон Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление. -СПб, 2003. -С. 91. 2 Лобок А.М. Психология мифа: Дис. …докт. психол. наук. –М., 1998. С. 5. 3 См.: Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса / Под ред. Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой. –СПб., 2000.

от формы воплощения замысла автором" – считает Т.М. Дридзе1. Люди могут осознавать, что именно думают по тому или иному поводу, но не осознавать, на какие закономерности опирается мышление, какие структуры определяют содержание наших мыслей. Это явление Ж. Пиаже называл когнитивным бессознательным2. Как отмечает Е.В. Улыбина, специфика массовой психологии заключается в проявлении наиболее глубоких, архаичных и общих для всех качеств, а ее функционирование близко законам функционирования бессознательного3. Здесь понятие бессознательного шире феномена, бывшего предметом анализа у З. Фрейда. Оно рассматривается не как самостоятельная психологическая реальность, противостоящая сознанию, а как его нижележащие уровни, характеризующиеся меньшей расчлененностью и рефлексивностью4. Следовательно, имидж формируется с участием такого класса бессознательных явлений, который А.Г. Асмоловым назван надиндивидуальными неосознаваемыми явлениями. Они имеют социальное происхождение и представляют собой усвоенные субъектом (как членом той или иной группы) образцы типичного для данной общности поведения и познания, влияние которых на деятельность не осознается субъектом и не контролируется им5. Представление, что имидж есть «… социально-психологическое явление, отражающее влияние на него не только сознательного, но и бессознательного компонентов психики различных социальных групп…»6, разделяется сегодня многими исследователями. Из этого следует, что имидж Вооруженных Сил строится в соответствии с языковыми нормами конкретной группы, причем в значительной степени бессознательно.

1 Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. -М. 1980. –С. 50 Пиаже Ж. Аффективное бессознательное и когнитивное бессознательное // Вопросы психологии. 1996. № 6. С. 126. 3 См.: Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 13. 4 См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С.8. 5 См.: Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. –М., Воронеж, 1996. С. 385. 6 Федоркина А.П., Ромашкина Р.Ф. Проблемы имиджа в контексте социального психоанализа // Имидж госслужбы. –М., 1996. С. 84.

Идея о бессознательных когнитивных структурах в общественном сознании продуктивно сочетается со взглядами К.Г. Юнга. При исследовании общественного сознания современные авторы часто опираются на его теорию архетипов коллективного бессознательного. Так, в работе А.И. Донцова и О.Е. Басканского выдвинуто положение о наличии в процессе человеческого познания прототипических схем понимания и объяснения, показана возможность выявить их содержание, структуру, назначение и функции1. Влияние бессознательных компонентов психики на социально-психологический стереотип предметно исследовано В.В. Дъяковой с позиции социального психоанализа. Стереотип, разновидностью которого, по ее мнению, является имидж, представляет собой содержание, которое заполняет архетипическую структуру. Социальнопсихологические стереотипы есть эталоны, обобщения, несущие в себе совокупный общественный опыт. Носителями этого опыта являются семантические структуры естественного языка2. Сказанное позволяет утверждать, что за поверхностным слоем обыденного сознания российской молодежи скрываются конструкты, задающие основу процесса восприятия ВС РФ. Эти конструкты, являясь нерефлексируемыми, структурируют получаемую индивидами информацию подобно архетипам К.Г. Юнга или когнитивному бессознательному Ж. Пиаже. Они представлены системой значений, присутствующей в массовом сознании. Закономерности их проявления достаточно устойчивы, и их существование и выявление возможно благодаря языку, выражающему семантическое пространство группового сознания. Важность изучения таких закономерностей отмечается в исследованиях зависимости эффективности социально-психологического воздействия в сфере массовой коммуникации в ее соответствия категориям группового семантичеСм.: Донцов А.И., Басканский О.Е. Схемы понимания и объяснения физической реальности // Вопросы философии. -1998. -№ 11. С. 89. 2 См.: Дьякова В.В. Стереотипы восприятия государственных служащих в современном российском обществе: Автореф. дис. канд. психол. наук. –М., 1996. С. 13-15.

ского пространства целевой аудитории1. Подобное изучение возможно с помощью соответствующих средств математической обработки (многомерное шкалирование, кластерный анализ и др.) в виде разнообразных геометрических моделей – субъективных семантических пространств2. Направлением, которое позволяет решить задачу реконструкции содержательной сферы обыденного, житейского сознания и описания образа ВС РФ в системе категорий, отличных от понятийных, является психосемантика. Предметом психосемантики служат генезис, строение и функционирование индивидуальной системы значений, опосредующих процессы восприятия, мышления и т.д.3 Значения существуют только в системе значений и раскрываются только через эту систему. В психосемантике осуществляется поиск значений, семантически связанных с исследуемым понятием и фиксирование этих связей в форме матрицы семантических расстояний, семантических полей и пространств. Математически построение семантического пространства является переходом от базиса большей размерности (набора отдельных признаков) к базису меньшей размерности – имплицитным факторам, отражающим категориальную структуру сознания. При геометрическом представлении семантического пространства эти категории-факторы выступают координатными осями некого n-мерного пространства4. Это позволит перейти к более емкому описанию имиджа ВС РФ с помощью небольшого набора таких конструктов. Значения, отраженные в факторах восприятия, общественны по своей природе и выступают как единицы общественного сознания. Кроме того, методы математической обработки (многомерное шкалирование, кластерный и факторный анализ), используемые в психосемантике и применяемые к большим количествам индивидуальных наблюдений, «затушевывают» собственно индиСм., например: Агапова И.Ю. Социально-психологическое воздействие рекламного сообщения на целевую аудиторию: Автореф. дис. канд. психол. наук. –М., 1999. 2 Краткий психологический словарь/Ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. -Ростов-наДону, 1999. С.227. 3 См.: Там же. С. 302. 4 См: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С. 79.

видуальные различия, «поднимая» как раз то, что в общем свойственно данной группе испытуемых. Психосемантика, таким образом, нацелена не столько на изучение индивидуальных систем значений, сколько на сферы коллективного сознания. Это и обусловливает ее успешное применение при изучении образов, стереотипов и других социально-психологических явлений1. Выявление закономерностей формирования имиджа ВС РФ может быть произведено путем анализа его особенностей. Исходя из того, что особенность – это характерное, отличительное свойство чего-нибудь2, качество явления, которое отличает его от других явлений3, особенности имиджа ВС РФ в молодежной среде следует исследовать в двух планах: 1) сравнение имиджа ВС РФ, сформированного у разных групп молодежи. Выражая философское понимание категории «особенное»4, особенности, в таком случае, выступают категорией объединяющей и опосредующей индивидуальное восприятие отдельных молодых людей и восприятие ВС РФ всей молодежью в целом;

2) сравнение вклада характеристик восприятия ВС РФ в формирование имиджа. В этом случае, категория «особенности» опосредует восприятие по отдельным характеристикам и целостность образа восприятия. Интеграция обоих подходов дает понимание социально-психологических особенностей имиджа ВС РФ в молодежной среде как устойчивых различий в восприятии Вооруженных Сил между группами молодежи, обусловленных как дифференцированным влиянием воспринимаемых характеристик ВС РФ, так и психологическими характеристиками молодежи. Таким образом, анализ теоретических положений позволяет предложить модель формирования имиджа ВС РФ в молодежной среде (см. рис. 8). Использование категорий, которыми пользуется человек, строя образ окружающего См., например, Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. –М., 1990. С. 149. 2 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. –М., 1978. –С. 422. 3 См.: Толковый словарь русского языка /Под. ред. Д.В. Дмитриева. –М., 2003. –С. 437. 4 См.: Большая советская энциклопедия. -3 изд. –М., 1974. Т. 18. С. 575.

мира, взаимосвязано. Идентичность молодых людей влияет на восприятие ими ВС РФ. В этой связи, наибольшее значение для формирования имиджа ВС РФ имеют общественный уровень идентичности и военная идентичность. Сдвиг самоопределения молодых людей от личностного полюса к полюсу социальной идентификации является предпосылкой улучшения имиджа ВС РФ. Раскрытие закономерностей формирования имиджа Вооруженных Сил видится возможным в методологических рамках конструктивизма. В соответствии с данным подходом, восприятие ВС РФ опосредуется молодыми людьми через определенные структуры, образ армии «конструируется» наличными психическими орудиями – категориями. Психосемантический подход, предполагающий анализ системы значений, выраженных в языке коллективного субъекта, позволяет реконструировать эти категории в виде факторов восприятия, построить семантическое пространство восприятия Вооруженных Сил РФ. Это даст возможность перейти к более емкому описанию имиджа ВС РФ с помощью небольшого набора категорий-факторов, построить его типологию.

Фактор (категория) восприятия Имидж ВС РФ Фактор (категория) восприятия Фактор (категория) восприятия Рис. 8. Модель формирования имиджа ВС РФ в молодежной среде.

Будучи «продуктом определенной целенаправленной деятельности», имидж становится объектом оценки1. Практическая работа по коррекции имиджа ВС РФ невозможна без определения критериев такой оценки. В совреСм.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис. …докт. психол. наук. –М., 2003. С. 100.

менной литературе, посвященной имиджу, как правило, говорится о необходимости достижения «положительного» имиджа. Чаще всего, под положительным имиджем понимается образ, который вызывает положительные эмоции, доверие, аттракцию. Вместе с тем существует и вполне обоснованная точка зрения, что прежде чем оценить имидж, необходимо сначала определить задачу, которая перед ним ставилась. Именно в этом смысле Ж.-П. Бодуан определяет положительный имидж как образ организации, способствующий улучшению ее деятельности1, т.е. результативности. Кроме того, соотношение «стоимости» имиджа (совокупности затраченных на его создание усилий, времени, денег и т.д.) и полученного результата приводит к оценке имиджа как удачного или неудачного2. Представляется необходимым разграничение понятий «положительный» и «результативный» имидж. С точки зрения социокультурной нормы имидж может быть «положительным» - соответствующим идеалу военной организации, закрепленному в обыденном сознании средствами идеологии, науки, искусства и фольклора или «отрицательным» - противоречащим такому идеалу в основных чертах. В контексте целей, с которыми создавался образ, имидж может быть «результативным» - сформированным в соответствии с целями и позволяющим решать задачи, в расчете на которые он формировался3 или «нерезультативным» - если реальный образ Вооруженных Сил существенно отличается от запланированного, и мешает осуществлению стоящих перед ВС РФ задач. Чаще всего, целью формирования имиджа выступают создание привлекательности, доверия. Поэтому, формируя свой имидж, обычно стремятся к положительному восприятию своих войск, к созданию хорошего, близкого к См.: Бодуан Ж.-П. Управление имиджем компании. Паблик рилейшенз: предмет и мастерство. –М. 2001. С. 80-82. 2 См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис. …докт. психол. наук. –М., 2003. С. 106. 3 Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшенз». –СПб, 2003. С. 98.

идеалу образа. Конечно, создавая в ходе информационно-психологического противоборства образ противника, поступают наоборот1. Не всегда результативный имидж совпадает с положительным. Существуют примеры целенаправленного формирования «плохого» образа своих войск. В годы второй мировой воины войска СС, имевшие особые форму, звания, символику и наименования частей, не позволявшие их путать с вермахтом2, вполне осознанно поддерживали мнение о себе как жестоких и безжалостных. Отличаясь крайним фанатизмом и жестокостью как на фронте, так и на оккупированных территориях, части СС целенаправленно формировали свой зловещий образ, стремясь, таким образом, парализовать волю к сопротивлению населения и войск антигитлеровской коалиции. Этот же имидж войск СС во многом способствовал и сохранению их боеспособности в заключительном периоде войны – зная, как они воспринимаются, солдаты и офицеры СС редко сдавались в плен, сопротивляясь до последнего. Чеченские боевики тоже не забывали о своем имидже, четко ориентированном на конкретные аудитории. Для правозащитников на Западе – один, для российского населения – другой: пытки и демонстративное глумление над трупами российских солдат. Подконтрольные сепаратистам СМИ обеспечили широкую аудиторию такого имиджа. Имидж далеко не положительный, но достаточно результативный. Под воздействием этого имиджа российские солдаты дезертировали, увозились матерями из региона Северного Кавказа, в части российского общества сформировалась атмосфера страха, стремление прекратить конфликт ценой любых уступок террористам. Теоретический анализ дает основание предполагать, что представления молодежи о ВС РФ опосредуют ее групповое поведение и являются детерми См. Давыдов Д.Г. Имидж вооруженных сил в современном военном противоборстве // Связи с общественностью как интегрированное научное знание периода открытого информационного общества: Материалы конференции. –М, 2004. С. 136-137. 2 См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: Энциклопедия/ Глав. ред. М.М. Козлов. – М., 1985. С. 679.

нантами многих социально психологических явлений1 (например, поступления на военную службу или уклонения от нее). Исходя из концепции С. Московичи, социальные представления молодежи о ВС РФ, помимо активного репрезентирования, имеют ориентирующий, направляющий характер. Иными словами, имидж армии во многом определяет поведение молодежи по отношению к ВС РФ. Исходя из сущности имиджа и его функций, следует принять в качестве критерия его оценки результативность, то есть соответствие имиджа ВС РФ целям его формирования. В качестве такой общей цели можно выделить формирование психологических образований (мнения, отношения, социальной установки), направляющих поведение аудитории имиджа в благоприятную для ВС РФ сторону. Конкретные цели создания имиджа должны формулироваться с учетом определенной аудитории. Для молодежи такой конкретной целью является положительная установка на военную службу, а показателем результативности имиджа - выраженность такой установки, готовность проходить военную службу и (или) поддерживать эту готовность у окружающих. Таким образом, имидж ВС РФ в молодежной среде наряду с воспринимаемыми характеристиками Вооруженных Сил России, отражает и идентичность молодых людей, как их позицию в социальном пространстве по отношению к ВС РФ, и установки поведения по отношению к ВС РФ. Следовательно, указанные стороны имиджа могут быть представлены как структура имиджа ВС РФ, проявляющаяся в динамике его формирования (см. рис. 9).

Диспозиционный компонент Знаковосодержательный компонент Поведенческий компонент Цель формирования имиджа Рис. 9. Динамическая структура имиджа ВС РФ. См.: Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии: Учебное пособие. –М., 1987. –С. 43.

Уровнями такой динамической структуры имиджа являются: Диспозиционный уровень, отражающий место ВС РФ в образе мира молодого человека. В нем находит выражение социальная и военная идентичность молодежи. Это своеобразный ответ на вопрос «где Я и где армия», позиция, занимаемая человеком в социальном пространстве относительно ВС РФ («Наши», «Близкие мне»). Этот уровень включает в себя смысловые диспозиции1 как форму латентной фиксации отношения субъекта к ВС РФ и социальной реальности в целом, определяемого ролью последних в жизнедеятельности человека. Знаково-содержательный уровень, отражающий основные когнитивные и эмоциональные характеристики ВС РФ, воспринимаемые молодыми людьми. Эти характеристики проявляются как функционирование личностных смыслов (в индивидуальном сознании) и значений (в групповом сознании молодежи). Уровень представляет собой основное содержание образа Вооруженных Сил, его семантическое наполнение. Поведенческий уровень, выражающий регулирующее воздействие имиджа. Мнение о том, что имидж создает социально-психологическую установку, определяющую поведение человека по отношению к объекту, разделяется многими исследователями2. Сущность данного уровня заключается в создании имиджем предпосылок конкретного поведения молодежи по отношению к ВС РФ. Построенная теоретическая модель имиджа ВС РФ позволяет перейти к экспериментальному исследованию процесса его формирования. Выводы по I главе: 1. Имидж ВС РФ есть устойчивый эмоционально окрашенный образ, сложившийся в обыденном сознании молодежи в результате целенаправленного смещения ракурса восприятия на социально значимые стороны Вооруженных См.: Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. –М., 2003. С. 205. 2 См., например: Лебедев-Любимов А.Н. Психология рекламы. –СПб, 2004. С. 124.

Сил России. Имидж ВС РФ выполняет ряд психологических функций: мотивации к принадлежности к Вооруженным Силам, психологической защиты и поддержания высокой самооценки, воздействия и др. Процесс формирования имиджа Вооруженных Сил России представляет собой восприятие молодыми людьми Вооруженных Сил России, обусловленное как их психической активностью, так и целенаправленным воздействием информации об определенных характеристиках ВС РФ. 2. Структура имиджа ВС РФ может быть рассмотрена в двух планах. Элементами функциональной структуры имиджа ВС РФ являются: Объектный компонент, выражающий реальные характеристики объекта имиджа (ВС РФ), могущие быть воспринятыми аудиторией;

Субъектный компонент, представляющий особенности субъекта восприятия (российской молодежи), которые оказывают влияние на формирование имиджа;

Целевой компонент, отражающий цели формирования имиджа и направленность на те параметры восприятия ВС РФ, коррекция которых изменит поведение аудитории в благоприятную (с т.з. субъекта коррекции) сторону. Динамическая структура имиджа включает следующие уровни: Диспозиционный, выражающий форму фиксации отношения субъекта к ВС РФ и социальной реальности в целом;

Знаковосодержательный, отражающий основные когнитивные и эмоциональные характеристики ВС РФ, воспринимаемые молодыми людьми и Поведенческий, представляющий регулирующее воздействие имиджа. 3. Одной из основных психологических задач, решаемых молодежью, является становление идентичности. При этом, формирование молодежью имиджа ВС РФ оказывается связанным со становлением общественной и военной идентичности. Современный кризис социальной идентичности молодежи во многом предопределяет неэффективный имидж ВС РФ в молодежной среде. 4. Исследование особенностей имиджа в молодежной среде предполагает выявление устойчивых различий в восприятии Вооруженных Сил между группами молодежи, обусловленных как дифференцированным влиянием вос принимаемых характеристик ВС РФ, так и психологическими характеристиками молодежи, и прежде всего, влиянием идентичности. В целях изучения имиджа ВС РФ в молодежной среде, должна быть реконструирована категориальная структура обыденного сознания, раскрыта система значений, представленная в языке субъекта восприятия имиджа. Решение такой задачи представляется возможным при использовании методов психосемантики. 5. Одним из условий эффективной работы по коррекции имиджа ВС РФ является разработка и фиксация в нормативных документах целевого образа («желаемого имиджа») Вооруженных Сил, что обеспечит координацию деятельности органов военного управления, воспитательной работы и СМИ. 6. Критерием оценки имиджа ВС РФ является его соответствие целям создания. В качестве общей цели можно выделить формирование психологических образований (мнения, отношения, социальной установки), направляющих поведение аудитории имиджа в благоприятную для ВС РФ сторону. Для молодежи конкретным критерием эффективности имиджа служит выраженность положительной установки на военную службу.

Глава II. ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РОССИИ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ МОЛОДЕЖИ 2.1. Исследование содержания образа Вооруженных Сил с помощью психосемантического эксперимента Результаты теоретического анализа и обоснование положений о сущности и структуре имиджа Вооруженных Сил в рамках известных методологических подходов позволили разработать методический замысел соответствующей опытно-экспериментальной работы. Исходя из гипотезы о зависимости имиджа Вооруженных Сил России от особенностей идентичности молодых людей и построенной теоретической модели имиджа, основными задачами эмпирического исследования определены:

- выявление состояния имиджа ВС РФ путем реконструкции их образа в семантическом пространстве коллективного субъекта восприятия – молодежи;

- построение типологии имиджа ВС РФ;

- определение особенностей идентичности молодых людей;

- установление зависимости имиджа ВС РФ от вида идентичности, присущего российской молодежи;

- выявление связи имиджа ВС РФ с отношением молодых людей к военной службе. Решение указанных задач предполагает реализацию соответствующих исследовательских процедур и определяет последовательность их проведения. Выбор конкретных методов и средств экспериментального исследования (см. таблицу 1) опирался на представление о динамической структуре имиджа ВС РФ, содержание которой раскрыто в п.3 гл.1.

Таблица 1 Исследовательские процедуры, использованные в ходе экспериментальной работы Компоненты динамической структуры имиджа Используемые исследовательские процедуры Диспозиционный - Тест 20 утверждений «Кто Я?» Знаковосодержательный - Ассоциативный эксперимент - Техника репертуарных решеток - Методика семантического шкалирования Поведенческий - Опросник установок на военную службу Поскольку имидж – это, прежде всего, эмоционально окрашенный образ, то в качестве первого этапа исследования определено раскрытие знаковосмыслового (семантического) компонента имиджа ВС РФ. Исследовательским критерием в данном случае является структура семантического пространства восприятия ВС РФ, а показателями – факторы такого семантического пространства. Как показал теоретический анализ сущности имиджа Вооруженных Сил России, наиболее функциональными для его изучения являются психосемантические методы. Теоретико-методологические основы психосемантики, методики и возможности практического исследования массового сознания показаны в работах В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелева и др1. С целью выявления особенностей формирования имиджа ВС РФ в молодежной среде проведен психосемантический эксперимент, провоцирующий участников на проявление различий в восприятии, как между собой, так и между наблюдаемыми характеристиками Вооруженных Сил России. В ходе эмпирического исследования создавались экспериментальные ситуации, заключаюСм.: Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. –М. 1998.;

Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. –М., 1983., Петренко В.Ф. и др. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и нетерпимости. –М., 2000.;

Кряж И. В. Психосемантическое исследование обыденных экологических представлений // Вопросы психологии. 1998. № 1. С. 65—75., Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания. Смоленск, 1997.;

Закиров А.Н. Психосемантический анализ обыденного сознания: Дис.... канд. психол. наук. М., 1994.

щиеся в предъявлении испытуемым различных заданий и вызывающие их вербальные реакции, имеющие неосознанный стереотипный характер, превратившиеся в «…навык, в стандарт восприятия и поведения1". Для решения поставленных задач использовались следующие методы:

- ассоциативный эксперимент;

- модифицированная техника репертуарных решеток;

- методика семантического шкалирования (модифицированный вариант частного семантического дифференциала);

В качестве исходной исследовательской процедуры использован ассоциативный эксперимент, позволяющий установить состав групп, входящих в семантическую систему Вооруженные Силы России. Выделение таких групп необходимо для разработки инструментария на следующих этапах исследования. Изучение ассоциаций восходит к древности и связано с именами Аристотеля и Т. Гоббса. Впервые ассоциативный тест был использован Ф. Гальтоном и К. Юнгом. Этот подход получил дальнейшее развитие в исследованиях А.Р. Лурии, Дж. Брунера, Р. Лазаруса. Исследованием психологической природы процессов, лежащих в основе ассоциаций, занимались А.А. Леонтьев, А.А. Брудный, Б.А. Ермолаев, В.Ф. Петренко, А.П. Клименко. Тест используется в психолингвистике, социальной психологии и психосемантических исследованиях. Возможность применения метода свободных ассоциаций для исследования имиджа отмечена Е.Б. Перелыгиной2. Объектом исследования в ассоциативном эксперименте являются системы слов, а предметом – психологические закономерности их проявления. Ассоциативный эксперимент позволяет на основе формальной обработки данных3 сделать выводы относительно закономерностей «…семантического родства слов (или, вернее, субъективного переживания испытуемым степени их семан1 Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. –М. 1980. С. 137. См.: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 163. 3 См.: Леонтьев А.А. Психологическая структура значения // Семантическая структура слова. –М., 1971. С. 13.

тического родства)1». Ассоциативная техника отражает как когнитивные структуры, стоящие за языковыми значениями, так и индивидуальные особенности испытуемых, их личностные смыслы. Последующая статистическая обработка устраняет влияние индивидуальных особенностей, выделяя аспекты, общие для всей группы испытуемых. Дополнительным преимуществом ассоциативного эксперимента является его простота, удобство применения, возможность работать с большой группой испытуемых одновременно, выделять некоторые неосознаваемые компоненты значения2. Общая схема ассоциативного эксперимента представляет собой предъявление испытуемому слова-стимула, на которое он отвечает первыми пришедшими на ум словами. По характеру ассоциаций можно восстановить семантический состав слова-стимула: множество ассоциаций, даваемых на слово, содержит ряд признаков, аналогичных содержащимся в данном слове. Для проведения ассоциативного эксперимента был модифицирован вариант методики исследований процессов массовой коммуникации, разработанный Н.Н. Богомоловой на основе теста «Двадцати утверждений самоотношения» М.Куна и Т. Мак-Партленда3. Испытуемым предлагалось заполнить специальный бланк (см. приложение 1), отвечая на вопрос: «Вооруженные Силы России – какие они?». В ходе свободного ассоциативного эксперимента испытуемый не ограничивался в выборе возможных ассоциаций рамками некоторого грамматического класса. С целью уменьшить сознательно вносимые искажения время на ответы ограничивалось до 5 минут. Эксперимент проводился в группах по 10-20 человек. Участие в эксперименте для испытуемых представлялось как часть комплексного исследования способностей. После установления контакта с группой, раздавались бланки для ответов и зачитывалась инструкция. Испытуемые работали индивидуально, обсуждение не допускалось. После выполнения основного задания заполнялась 1 Словарь ассоциативных норм русского языка / Под. ред А.А. Леонтьева. –М, 1977. С. 8. См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учебное пособие. –Смоленск, 1997. С. 76. 3 См.: Богомолова Н.Н. Социальная психология радио, печати и телевидения. -М. 1991. С. 61.

небольшая анкета, в которой указывали некоторые сведения о себе и источники информации о Вооруженных Силах России (приложение 2). В исследовании, проводимом в феврале-марте 2004 года, приняли участие: гражданская молодежь в возрасте от 15 до 23 лет, проживающая в трех регионах Российской Федерации (Москва, Московская и Ленинградская области) – 92 чел., военнослужащие по призыву, призванные из разных регионов Российской Федерации (прослужившие 1,5 года – 19 чел., молодое пополнение, прибывшее в часть из военкоматов в день обследования или накануне - 13 чел.), и курсанты 2 курса Военного университета - 20 чел. Всего, таким образом, было получено 144 заполненных анкеты, содержащих 1277 реакций (слов и словосочетаний) на словосочетание-стимул «Вооруженные Силы России». Полученные данные обрабатывались с помощью пакета статистических программ SPSS 12.0 for Windows. При вводе данных объединялись разные формы одного и того же слова (офицер – офицеры;

военные - военный, оружие – вооружение, физподготовка – физо и т.д.) в том случае, если они не проявлялись совместно ни у одного испытуемого. Учет порядка появления слова в наборе не производился в связи с неясностью психологических механизмов детерминирующих порядок появления ассоциаций.1 Прежде всего, произведено ранжирование названных слов в порядке частоты их употребления. В результате получен 561 вариант слов-реакций, различающихся по частоте проявления. Ассоциации, проявившиеся только у 1 или 2 человек, носящие случайный характер и обусловленные индивидуальными особенностями испытуемых, дальнейшей обработке не подвергались. При последующем анализе использовались ассоциативные реакции, проявившиеся не менее 3-х раз. Общее число таких слов-реакций составляет 101, а их суммарная доля в наборе полученных ассоциаций превышает 62% (см. приложение 3). Достаточно большое количество повторяющихся слов-реакций свидетельствует об определенной устойчивости восприятия ВС РФ молодежью.

См. подробнее: Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. –СПб., 2000. С.365.

Частотный и логико-индуктивный анализ1 полученных данных позволил выделить 7 смысловых групп (см. таблицу 2). Первую, наиболее многочисленную группу составили внешние атрибуты - то, что легко можно представить визуально. Главным образом, это слова означающие оружие и военную технику, элементы военной формы одежды, фрагменты воинского быта. Вторая группа выражает деятельностный компонент образа ВС РФ, их функции и назначение (защита, война, бой, подготовка и т.д.). Третья группа характеризует отношение между Вооруженными Силами и гражданами (служба, 2 года, долг, принуждение, обязанность, дембель). Опасность, боль, смерть – составляют четвертую группу, отражающую смысловую связь ВС РФ с этими явлениями. Восприятие регламентированности жизни (пятая группа) проявляется в ассоциациях приказ, устав, генерал, офицер, режим и т.д. Две оставшиеся группы качеств и состояний, соотносящихся в сознании молодежи с ВС РФ, включают позитивные (надежность, строгие, нужные, смелость, порядок, организованные и т.д.) и негативные (бедные, глупые, необеспеченные, недисциплинированные, неорганизованные и т.д.) синтагматические и парадигматические ассоциации. Таблица 2 Смысловые группы понятий, выделенных в результате частотного анализа результатов ассоциативного эксперимента Группы понятий Внешние атрибуты Деятельность, функции и назначение Взаимосвязь с гражданами Опасность, боль, смерть Регламентация Негативные качества Позитивные качества Доля от общего числа (%) 34,6 28,7 6,6 10,7 9,3 12,7 26, См.: Клименко А.П. Существительные со значением времени в современном русском языке (Опыт психолингвистического описания одной семантической микросистемы): Автореф. дис. канд. филол. наук. –Минск, 1965. С. 183.

Представленный в приложении 3 набор ассоциаций является ассоциативной нормой1 понятия «Вооруженные Силы России» и может быть использован для определения семантического поля восприятия молодежью ВС РФ. Он является ключом к тем сторонам ВС РФ, которые наиболее рельефно выступают в сознании современной молодежи. Так понятия оружия, силы и мощи, войны, солдатской службы и дедовщины, Родины и защиты являются одними из главных и устойчивых символов ВС РФ в сознании современной молодежи. С помощью частотного анализа выделены наиболее близкие понятия в семантическом поле «Вооруженные Силы России», определены смысловые или тематические группы этих понятий, результаты ассоциативного эксперимента представлены в виде, пригодном для дальнейшей статистической обработки. Вместе с тем, полученные данные имеют описательный характер, отражая содержание образа ВС РФ, но не раскрывая закономерности его строения. Е.Ю. Артемьева отмечала: "субъективный опыт, подобно образу мира, не может не иметь поуровневой организации2". Такие системы она называла семантиками. Для определения того, как группируются полученные понятия в реальном сознании молодежи и какие механизмы лежат в основе подобной группировки, использованы метод тезауруса и кластерный анализ. Тезаурус определяется как открытая и подвижная система значений, хранящаяся в памяти индивида и организованная по принципу: от общего к частному внутри определенной сферы употребления.3 В.Ф. Петренко рассматривает тезаурус как сеть ключевых понятий, объединенных связками, фиксирующими содержательные (семантические) связи4. Такое понимание тезауруса близко «фигуративной» конструкции в концепции социальных представлений5. Тезаурус описывает содержание языкового сознания и предстает в виде фильтра, См.: Залевская А.А. Слово в лексиконе человека: психолингвистическое исследование. – Воронеж, 1990. С.11. 2 Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. -М., 1999.С. 18. 3 См. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология / Под ред. А.А. Леонтьева. –М., 1980. С.128. 4 См. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –М., 1997. С.69. 5 См.: Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии: Учебное пособие. –М., 1987. С. 60.

через который «пропускается» всякая поступающая к индивиду смысловая информация, выраженная в знаковой форме. Поскольку тезаурус носителя языка формируется его коммуникативным окружением, можно говорить о тезаурусе ВС РФ, свойственном молодежи. Метод тезауруса выделяет семантические связи значений слов на основе их статистических зависимостей. Такой дистрибутивно-статистический анализ позволяет свести содержание текста (материалов ассоциативного эксперимента) к одному дереву, а его графическое представление дает удобную форму рассмотрения смысловой структуры ассоциаций1. Для измерения контекстной связи понятий, произведена оценка их сочетаемости. Для этого выявлена вероятность совместного появления в ассоциативном описании одним испытуемым ВС РФ наиболее распространенных ассоциаций (f7), отраженная в матрице расстояний (в качестве расстояния использована дистанционная мера Ланса и Уильямса). Фрагмент матрицы расстояний слов-ассоциаций представлен в приложении 4. На основании этой матрицы построен тезаурус понятий, ассоциирующихся с Вооруженными Силами России, представленный в виде графа близости (см. рис. 10). С учетом неевклидовой природы субъективного пространства2, граф близости построен с указанием всех ветвей заданной длинны. Для отображения взаимосвязей выбраны величины расстояния между ассоциациями не превышающие 0,71 и попадающие в 10 процентиль (встречающиеся не более в 10% случаев самой тесной связи). Образ ВС РФ в молодежном сознании, исходя из рис. 10, раскрывается черед сетку понятий, связанных между собой. Особый интерес представляет взаимосвязь в образе ВС РФ понятий, отражающих назначение и функциональные аспекты армии с элементами жизнедеятельности, связанными с положением военнослужащего (солдата).

См. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –М., 1997. С. 69. См. подробнее, Крылов Ю.В. Геометрическое представление данных в психологических исследованиях. –М., 1990. С. 97.

2 Форма 0, Родина 0, Оружие 0,66 0, 0, Солдат 0, 0,69 0, 0, 0, Строй 0, 0,65 Подготовка Мощь 0, Сила 0, 0,52 0,

Защита 0,69 0, Армия 0,68 0, Служба Зеленый Мужество Война 0,71 0, 0, Казарма 0,69 0, Танк Дембель Автомат Рис. 10. Тезаурус понятий, ассоциирующихся с Вооруженными Силами России (цифрами обозначен коэффициент расстояний между понятиями).

Следующим методом обработки полученных результатов явился кластерный анализ. На основании меры сходства между объектами, словаассоциации объединялись на различных уровнях семантической близости в достаточно большие кластеры. Это позволило уменьшить исходное число исследуемых переменных и организовать полученное множество ассоциаций в наглядные структуры. В качестве переменных в иерархическом кластерном анализе использовались повторяющиеся ассоциации (f3, всего 101 словосочетание), представленные в дихотомическом виде. Выбранный метод объединения кластеров – связь между группами, – обеспечил расчет сходства между переменными, исходя из всех теоретически возможных пар наблюдений. При выборе метода расчета сходства учитывалась важность частоты фактов совместного выбора ассоциаций и относительная незначительность для целей исследования частоты совместного не выбора. В соответствии с этим, для расчетов сходства бинарных переменных применена мера Кульчинского 1. Результатом кластерного анализа явилось разделение совокупности полученных ассоциаций на 18 кластеров, обладающих внутренней связанностью, каждый из которых отражает определенную сторону восприятия молодыми людьми ВС РФ (см. приложение 5). Оптимальное количество кластеров определено на основании анализа коэффициентов в таблице агломерации и анализе графических результатов кластерного анализа. Интерпретация кластеров проводилась на основании содержания вошедших в него слов-реакций и структуры «деревьев» кластеризации, с учетом тематической заданности ассоциаций рамками Вооруженных Сил России. Инварианты содержания понятий, образовавших кластеры, выражены в их наименовании (см. таблицу 3). Доля ассоциаций, составивших каждый конкретный кластер, отражает значимость данной группы понятий в сознании молодых людей. Доля испытуемых, выразивших ассоциативные реакции, вошедшие в кластер, свидетельствует о степени распространенности подобных представлений среди молодых людей. Таблица 3 Кластеры, полученные в ходе анализа результатов ассоциативного эксперимента Наименование кластера «Атрибуты» «Сила» «Принуждение» «Социальная значимость» «Бессмысленность» «Мужественность» «Служба» «Требовательность» «Патриоты» «Аморфность» «Военнослужащие» «Героизм» «Необеспеченность» «Нормативная регуляция» «Единство» «Отсталость» «Физические нагрузки» «Оборона» Доля от повторяющихся ассоциаций (%) 38,9 9,5 6,2 5,5 3,8 3,5 6,1 3,3 3,1 5,5 3,8 1,7 1,8 3,5 1,8 1,4 1,3 0,13 Доля от всех испытуемых (%) 72,2 36,1 25 20,8 15,3 12,5 19,4 11,1 13,9 16,7 14,5 7,6 8,3 13,2 6,9 5,6 5,5 Таким образом, ассоциативный эксперимент позволил получить ассоциативные нормы для «Вооруженных Силы России», определить набор основных понятий, ставших символами ВС РФ в сознании молодежи. Выявлена определенная устойчивость и структурная заданность восприятия ВС РФ молодыми людьми. На основании частотного и последующих логико-дедуктивного и кластерного анализа выделены смысловые блоки в восприятии ВС РФ и реконструировано семантическое содержание образа Вооруженных Сил в коллективном сознании молодежи. В итоге, имидж предстает как сложное образование, функционирующее в коллективном сознании как система образов и представлений, взаимосвязанных между собой. При этом, отдельные понятия, выделенные в результате ассоциативного эксперимента (Родина, мощь, государство, дом и т.д.) представляют собой понятия из других смысловых систем. Это указывает на связь имиджа ВС РФ с другими семантическими системами. Результатом кластерного анализа явилось разделение совокупности полученных ассоциаций на кластеры, каждый из которых отражает определенную сторону восприятия молодыми людьми ВС РФ. Исходные ассоциации представлены в компактной, структурированной форме, удобной для анализа и дальнейшей интерпретации. Наличие многоплановой иерархически организованной структуры ассоциативного материала говорит о существовании различных уровней в восприятии Вооруженных Сил. Наряду с безоценочными атрибутами ВС РФ выделяются категории, имеющие явный аксеологический компонент, как негативный, так и позитивный. Важное место в структуре образа ВС РФ принадлежит таким категориям как сила-слабость, принуждение, необходимость – бессмысленность, опасность, Родина, жесткость-аморфность, современность-отсталость, необеспеченность, регламентация жизни. Анализ материалов ассоциативных опытов позволил не только установить состав семантических групп, входящих в семантическую систему Вооруженные Силы России, но и некоторые особенности их взаимосвязи. Это дает возможность сделать вывод об особенностях восприятия ВС РФ молодежью. Полученные слова-ассоциации и их классификация использованы для разработки инструментария на следующих этапах исследования.

Для построения семантического пространства восприятия ВС РФ молодежью необходимо определить исходный набор шкал-признаков, релевантных как испытуемым, так и воспринимаемой реальности. Методом, дающим возможность реконструировать систему смысловых единиц, лежащих в основе построения образа Вооруженных Сил, является предложенный Дж. Келли Репертуарный тест ролевого конструкта (Реп-тест). Наиболее распространенным вариантом этого метода является техника репертуарной решетки (ТРР). Несмотря на индивидуальную ориентированность, метод достаточно гибок и может быть «настроен» на реконструкцию самых разнообразных областей субъективного опыта человека, в том числе восприятия больших социальных групп1. Исходя из целей использования ТРР, применен способ вызванных конструктов. Использование вызванных конструктов, хотя и несколько затрудняет обработку данных (по сравнению с заданными конструктами), тем не менее, позволяет вскрыть множество индивидуальных смысловых расчленений, избежать навязывания заданных исследователям категорий. Наиболее удобным для проведения исследования с помощью ТРР представляется способ триад (предполагающий выбор испытуемым из трех элементов двух наиболее сходных и определение, чем они отличаются от третьего), позволяющий получить оценочную решетку. Репрезентативность и стабильность вызываемых при помощи триад конструктов подтверждена в ряде исследований2. При выборе элементов (определяющих столбцы решетки) учитывалось, что они должны соответствовать подсистеме конструктов, относящейся к вооруженным силам. С учетом вышеизложенного, нами проведена модификация ТРР в соответствии с целями данного исследования (см. приложение 6). В качестве элементов выступали различные организации, сравниваемые с Вооруженными См.: Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. –М., 1987. С. 44. См.: Похилько В.И., Федотова Е.О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности // Вопросы психологии. -1984 -№ 3.

Силами России. По аналогии с классами элементов Дж. Келли1, внесены следующие группы элементов, релевантных исследуемой проблеме: класс исторических состояний (ВС РФ сегодня, Армия и Флот России до 1917г., ВС СССР в Великой Отечественной войне), класс национальной принадлежности (ВС ФРГ (Бундесвер), ВС США), класс ведомственной принадлежности (Милиция (МВД РФ), МЧС РФ, ФСБ РФ) и класс долженствования (Идеальные ВС РФ, ВС РФ в будущем). Общее количество элементов составило 10, что обеспечивает надежность связей между конструктами2. На данном этапе исследования приняли участие 43 человека обоих полов в возрасте 16-25 лет, учащиеся школ и профессионально-технических училищ, проживающие в Москве, Московской и Ленинградской областях. Испытуемые сравнивали элементы, сгруппированные в триады, и выбирали два из них, наиболее сходных между собой, отмечая их на бланке для ответов и записывая в соответствующей графе в чем заключается их сходство. В графе «Различие» испытуемые отмечали то, чем, по их мнению, отличается третий элемент от двух сходных между собой. Затем, испытуемые определяли, какие еще из элементов обладают качеством, отмеченным в графе «Сходство» и также отмечали их на бланке. Всего, таким образом, были получены 282 биполярных конструкта, с помощью которых испытуемые воспринимали вооруженные силы в различных эпохах, государствах и «силовые ведомства». На основании отмеченного испытуемыми сходства объектов была построена матрица близости между элементами, представленными испытуемым для оценки. В качестве меры связи использовалась мера Кульчинского 1. На основе данной матрицы проведен кластерный анализ. Полученные результаты (см. рис. 11) позволяют сделать вывод о наличии в сознании молодежи трех групп оцениваемых объектов.

См.: Похилько В.И., Федотова Е.О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности // Вопросы психологии. -1984 -№ 3. С. 62. 2 См.: Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. –СПб., 2000. С.329.

Рис. 11. Дендрограмма, полученная в результате кластерного анализа матрицы сходства между элементами репертуарной решетки.

В первую группу, названную «Зарубежный идеал» вошли ВС США, ВС ФРГ, Идеальные ВС РФ и ВС РФ в будущем. Испытуемые не просто выделяют отдельную группу вооруженных сил иностранных государств, но и видят в них идеал для развития Вооруженных Сил России. Перспектива для ВС РФ, с точки зрения молодежи, связана не с восстановлением исторических традиций Российской и Советской Армии, а с уподоблением иностранным армиям. Повидимому, привлекательность «заграничного», всегда наличествующая в российском общественном сознании, вполне разделяется современной молодежью. Вторую группу объектов составили силовые структуры Российского государства, что говорит о представленности в сознании молодежи конструкта «Наши». Вместе с тем, следует отметить и некоторую обособленность ВС РФ от других российских силовых структур. В третью отдельную группу, названную «Прошлое», вошли Вооруженные Силы СССР в Великой Отечественной войне и Армия и Флот России до 1917 года. Это еще раз подчеркивает отсутствие в сознании молодых людей связи между современными ВС РФ, их будущим и историческими образами вооруженных сил нашей страны. Полученные биполярные конструкты представляют собой индивидуальные категории, соотносимые с личностным смыслом, имеющимся у конкретных испытуемых. Для выделения инвариантных конструктов, отражающих особенности восприятия вооруженных сил всей группой испытуемых, проведен контент-анализ полученных индивидуальных категорий, результаты которого представлены в приложении 7. Наиболее часто для оценки испытуемыми использовались конструкты, приведенные в таблице 4. Таблица 4 Конструкты, используемые молодежью для описания вооруженных сил 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. вооруженные - разоруженные организованные - беспорядочные подготовленные - неподготовленные технически оснащенные - технически неоснащенные необходимые - ненужные обеспеченные - необеспеченные добровольные - принудительные развивающиеся - не развивающиеся отношение к службе хорошее - отношение к службе плохое Таким образом, семантический эксперимент, проведенный с помощью методов ассоциативного эксперимента и техники репертуарных решеток, позволил выявить неосознанные стереотипные реакции на речевые стимулы. Создан "ассоциативный профиль ВС РФ" характерный для российской молодежи, что позволяет судить о свойственных молодежи стереотипах мышления в отношении ВС РФ, сложившихся в ее коммуникативном опыте. Выявленные группы ассоциаций являются элементами содержания имиджа ВС РФ. Достоверность категорий восприятия, полученных с помощью ассоциативного эксперимента и техники репертуарных решеток, подтверждается их совпадением с тематическими группами, выделенными в ходе лингвистического анализа русского военного жаргона1. Полученные в результате ассоциативного эксперимента и техники репертуарных решеток категории, опосредующие восприятие испытуемыми ВС РФ, использованы для создания методики семантического шкалирования.

См.: Лазаревич С.В. Лексика и фразеология русского военного жаргона (семантикословообразовательный анализ): Автореф. дис. канд. психол. наук. –Н.Новгород, 2000. С.10.

2.2. Факторная структура семантического пространства восприятия и типология имиджа ВС РФ Выявление современного состояния имиджа ВС РФ в молодежной среде, и основных социально-психологических особенностей его формирования предполагает построение семантического пространства восприятия ВС РФ. Под семантическим пространством понимается определенным образом сгруппированная система признаков, объектной и социальной действительности. В основе построения семантических пространств лежат статистические процедуры (факторный анализ, многомерное шкалирование, кластерный анализ), позволяющие сгруппировать ряд отдельных признаков описания в более емкие категориифакторы1. Каждый такой фактор является имплицитным смысловым конструктом, и представляет собой «… устойчивую категориальную шкалу, представленную в психике субъекта на уровне глубинных структур образа мира, выражающую значимость для субъекта определенной характеристики (параметра) объектов и явлений действительности (или отдельного их класса), и выполняющую функцию дифференциации и оценки объектов и явлений по тому параметру, следствием которой являются приписывание им соответствующего жизненного смысла»2. С целью построения семантического пространства восприятия ВС РФ разработан вариант методики семантического шкалирования. Он основан на методе семантического дифференциала, предложенного Ч. Осгудом. Семантический дифференциал позволяет оценивать коннотативное значение, наиболее близким понятием к которому в отечественной психологической традиции является понятие личностного смысла3.

См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С. 98. См.: Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. –М., 2003. С. 217. 3 См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. –М., 1975. С. 152.

2 Отмечается, что семантический дифференциал ориентирован на социальные установки, стереотипы и другие эмоционально насыщенные, слабо структурированные и мало осознаваемые формы обобщения1. Результатами применения семантического дифференциала являются групповые семантические пространства. Следовательно, имеется возможность исследования с помощью семантического дифференциала форм массового сознания при построении семантических пространств для отдельных популяций - групп людей, объединенных по определенному признаку (полу, возрасту и т.д.)2. В отличие от универсального семантического дифференциала, где лексика отбирается случайным образом из самых различных семантических областей, при исследовании имиджа ВС РФ целесообразно применить частный семантический дифференциал, который строится на основе узкого понятийного класса3. Это позволяет проводить более тонкий семантический анализ, а получаемые факторные структуры интерпретировать как категориальную сетку данного понятийного класса – «вооруженные силы»4. Семантическое шкалирование позволило оценить не столько само понятие, сколько восприятие испытуемыми стоящей за ним реальности, поскольку ответы испытуемого "...оказываются весьма относительно связанными со значением слова в том смысле, в каком его принято толковать в семантике. Слово как бы погружается испытуемым в некий глубинный контекст;

на глазах экспериментатора происходит осмысление и оценка стоящего за ним представления в воображении информанта5». Помимо Вооруженных Сил России, объектами для оценивания являлись также ВС СССР в Великой Отечественной войне (1941-1945гг.), и Идеальные ВС для России.

См.: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997.С. 79. См.: там же. С. 85. 3 См.: там же. С. 101. 4 См. также: Трувцев Д.В. Психосемантическое моделирование мотивационного пространства ментальности на основе метафорических языковых конструктов: Дис... канд. психол. Барнаул, 2002. С.90. 5 Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. -М. 1980. С. 135.

Понятно, что семантические пространства являются адекватной моделью психологической реальности только в том случае, когда сама система шкал образована релевантными признаками, причем не только исследуемой реальности, но и испытуемым. Такие шкалы были получены с помощью ассоциативного эксперимента и техники репертуарных решеток (см. п.2.1). Для категорий, выделенных в ассоциативном эксперименте, противоположный полюс был подобран исходя из содержания категории и антонимии русского языка1. Кроме категорий, полученных на основе результатов ассоциативного эксперимента и техники репертуарных решеток, в экспериментальный набор вошли часть шкал классического семантического дифференциала Ч. Осгуда и семантического дифференциала проведенного В.Ф. Петренко на материале русской лексики2. Основная схема экспериментальной ситуации заключается в том, что испытуемый должен разместить (прошкалировать) тестируемый объект (понятие «Вооруженные Силы России») по градуированным шкалам, задаваемым антонимичными прилагательными типа «сильные—слабые», «далекие—близкие» и т.д., в соответствии со своей субъективной оценкой значения этого слова (см. приложение 8). Шкалирование по отдельной шкале состояло в том, что испытуемый, оценивая ВС РФ, размещал его между двумя полюсами шкалы, содержащей 7 делений (см. приложение 9). Таким образом, понятию ВС РФ фактически приписывалось значение оцениваемого признака по семибальной шкале. В процедуре семантического шкалирования приняло участие 412 человек обоего пола в возрасте от 15 до 21 года из Москвы, Московской, Тюменской, Псковской, Ленинградской и Пензенской областей), проживающих в больших и малых городах, поселках городского типа и сельской местности. По основным социально-демографическим характеристикам (возрасту, полу, месту проживания и образованию) выборка соответствует генеральной совокупности 1 См.: Львов М.Р. Словарь антонимов русского языка. –М., 1988. См: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С. 113- – молодежи России соответствующего возраста1 и является репрезентативной (величина фактической ошибки не превышает 5%)2. Обработка данных включала оценку первичных статистик, сравнение различий в выраженности признака, факторный и кластерный анализ. Прежде всего, был произведен анализ выраженности исходных признаков при восприятии молодыми людьми ВС РФ. Полученные данные представлены в виде семантического профиля ВС РФ (приложение 10). Рассмотрение наиболее значимых признаков, характеризующих современный имидж ВС РФ в молодежной среде (см. рис. 12), позволяет сделать вывод о преобладании положительных характеристик над негативными. На следующем этапе для выявления небольшого числа латентных конструктов, определяющих восприятие ВС РФ, использована статистическая процедура факторного анализа3.

0 необходимые наши мужественные смелые строгие патриотичные большие вооруженные коллективизм необеспеченные некомфортные не престижные несчастные 1 2 3 4 5 Рис. 12. Наиболее значимые характеристики имиджа ВС РФ (средние значения по шкалам в интервале от 0 до 6).

Данный вид статистического анализа дает возможность получить не только содержательное, но и количественное описание образа. Благодаря этоСм. Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. -М.: Госкомстат России. 2003;

www. perepis2002.ru. -14.02.2004. 2 См. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. описание, объяснение, понимание социологической реальности. –М., 2003. С. 119. 3 См.: Митина О.В., Михайловская И.Б. Факторный анализ для психологов. –М., 2001. С.5.

му возможен переход от большого количество признаков к более емким категориям, какими являются выделенные факторы. Происходит «сжимание» данных, шкалы группируются в факторы, которые, сами будучи не осознанными, определяют восприятие. Содержание фактора можно рассматривать как инвариант содержания входящих в него признаков. Семантическое пространство восприятия ВС РФ в таком случае будет геометрически представлено n-мерным пространством, в котором осями являются n выделенных факторов. На основании данных, представляющих собой 7-бальные оценки по 50 шкалам понятия «Вооруженные Силы России» построена корреляционная матрица, отражающая взаимосвязи шкал. Данная матрица подвергнута факторизации методом главных компонент и последующему вращению 5 факторов методом Варимакс. Решение о выделении именно такого количества факторов принято на основании анализа собственных значений корреляционной матрицы, превышающих единицу, критерия следа и критерия интерпретируемости и инвариантности. Матрица, отображающая результаты вращения приведена в приложении 11. Параллельная факторизация исходных данных, расщепленных по признакам пола, возраста, образования и региона показала сходные результаты и подтвердила принятое решение. Полученные факторы отражают пять измерений семантического пространства, и были интерпретированы исходя из наименований шкал, имеющих больший вес по данному фактору. Ведущий фактор, объясняющий 31,5% дисперсии получил наименование «Оценка состояния». Он оказался сходен с традиционно выделяемым фактором «Оценка». Однако, здесь наибольший вклад осуществляют не эмоциональные, а объективные (с точки зрения респондентов) характеристики ВС РФ, их подготовленность и эффективность (см. таблицу 5). Кроме того, в этот фактор вошли шкалы, обычно выделяющиеся в факторах «Сила» и «Активность». Объяснением этого служит большая слитность познавательных компонентов с эмоциональными, свойственная социальной перцепции, по сравнению с воспри ятием в общепсихологическом смысле1. В нерасчлененности фактора отражаются и особенности молодежи: резкость и бескомпромиссность суждений, стремление к максимализму, абстрактной критике. Выделение данного фактора свидетельствует о преимущественно недифференцированной оценке Вооруженных Сил России молодежью по типу «совпадает – не совпадает с идеалом». Таблица 5 Шкалы, составившие фактор восприятия «Оценка состояния» Наименование шкалы обеспеченные - необеспеченные технически оснащенные - технически неоснащенные современные - отсталые подготовленные - неподготовленные организованные - неорганизованные престижные - не престижные стабильные - нестабильные здоровые - болезненные ответственные - безответственные сильные - слабые чистые - грязные развивающиеся - не развивающиеся комфортные - некомфортные вызывающие доверие - не вызывающие доверие надежные - ненадежные ФакторНаименование шкалы ный вес 0,789 вызывающие гордость - вызывающие стыд 0,776 умные - глупые 0,770 0,752 0,737 0,732 0,732 0,728 0,719 0,712 0,702 0,696 0,693 0,674 0,673 упорядоченные - хаотичные дисциплинированные - недисциплинированные быстрые - медленные счастливые - несчастные вооруженные - разоруженные принудительные –добровольные комфортные - некомфортные уважающие личность – подавляющие личность красивые - безобразные справедливые - несправедливые сплоченные - разобщенные смелые - робкие коллективизм - индивидуализм Факторный вес 0,671 0,662 0,659 0,646 0,644 0,642 0,639 - 0,606 0,693 0,545 0,525 0,517 0,516 0,516 0, Второй фактор, объясняющий 18% дисперсии признаков, интерпретирован как «Социальная значимость». Данный фактор задает восприятие необходимости существования Вооруженных Сил России со стороны социальной общности, к которой принадлежат испытуемые (см. таблицу 6).

См. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. – Ростов-на-Дону, 1999. С. 257.

Таблица 6 Шкалы, составившие фактор восприятия «Социальная значимость» Наименование шкалы патриотичные - непатриотичные наши - чужие необходимые – не нужные мужественные - не мужественные активные - пассивные оптимистичные - пессимистичные Факторный вес 0,604 0,568 0,561 0,489 0,484 0, Суть этого ракурса восприятия можно передать как «нужные нам, нашему обществу». С этим связана возможность достижения задач стоящих перед армией (активность, мужественность, оптимистичность). С учетом основного назначения ВС РФ (отражение внешней агрессии), сочетание «наши» и «необходимые» может объясняться актуализацией в сознании молодежи фундаментальной оппозиции «Мы-Они», характеризующей общественное сознание. Третий фактор, объясняющий 9,3% дисперсии получил название «Тяжесть службы». В него вошли шкалы, отражающие суровость службы, некомфортное самочувствие военнослужащего (см. таблицу 7). Таблица 7 Шкалы, составившие фактор восприятия «Тяжесть службы» Наименование шкалы строгие - ласковые грубые - нежные жестокие - заботливые сложные - простые тяжелые - легкие опасные - неопасные веселые - грустные скрытые - откровенные Факторный вес 0,697 0,683 0,638 0,585 0,583 0,490 - 0,422 0, Подобный фактор («Комфорт») был выделен В.Ф. Петренко на материале русской лексики1. В данном случае большинство шкал составлены признаками, характеризующими межличностные взаимоотношения - это своего рода оценка психологического климата вокруг военнослужащего. Воспринимая Вооружен См: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С. 113.

ные Силы, испытуемые оценивают их с позиции человека в форме. Воссоздавая те ощущения, которые испытывает, по мнению молодых людей, военнослужащий, они неосознанно ставят себя на его место, идентифицируются с ним. Можно предположить, что данный фактор является проявлением одного из специфических механизмов формирования имиджа ВС РФ. Четвертый фактор, включающий 4 шкалы, но, тем не менее, четко очерченный, получил наименование «Личностная близость». Фактор лежит в основе 6,7% дисперсии признаков и отражает степень близости испытуемым Вооруженных Сил России (см. таблицу 8). Здесь идет речь не столько о близости как знакомстве с армией, сколько о переживаемом чувстве, об эмоциональном приятии. В отличие от второго фактора, выражающего общность с ВС РФ в рамках широкого социального контекста, здесь выражается близость к Вооруженным Силам конкретного испытуемого, их личностное принятие («мои») или отвержение. Таблица 8 Шкалы, составившие фактор восприятия «Личностная близость» Наименование шкалы знакомые - незнакомые близкие - далекие веселые - грустные красивые - безобразные Факторный вес 0,769 0,725 0,392 0, Последний, биполярный пятый фактор, объясняющий 4,4% дисперсии, получил наименование «Романтика – обыденность». Наряду с признаками, отражающими отличие от обычной, мирной жизни (см. таблицу 9), фактор связан с восприятием молодости, оптимизмом и опасностью (т.е. героичностью). Размер (большие) так же связан с необычностью, выходом за рамки повседневного опыта молодых людей.

Таблица 9 Шкалы, составившие фактор восприятия «Романтика-обыденность» Наименование шкалы боевые - мирные обыденные - необычные молодые - зрелые большие - маленькие оптимистичные - пессимистичные необходимые – не нужные опасные - неопасные Факторный вес 0,538 - 0,464 0,456 0,403 0,379 - 0,329 0, Подобный фактор, названный «Обычность», был получен в исследовании П. Бентлера и А. Лавойе1. Значимая связь с признаком «оптимистичные» свидетельствует о положительном эмоциональном компоненте фактора. Признак «не нужные», по-видимому, отражает смысловое отношение современной молодежи к романтике как чему-то лишнему. Таким образом, методика семантического шкалирования с последующим факторным анализом позволила реконструировать образ ВС РФ в сознании молодежи - построить математическую модель субъективного пространства. Математическая модель есть математическое пространство, т.е. абстрактное множество элементов (называемых точками пространства) с заданными отношениями между элементами. При этом точки математического пространства соответствуют элементам реального субъективного пространства, т.е. образам восприятия, представлениям, понятиям, а отношения между точками пространства соответствуют реальным субъективным отношениям между элементами субъективного пространства2. Выделенные факторы представляют собой 5мерное семантическое пространство восприятия ВС РФ современной молодежью. Исходя из сущности проведенной статистической обработки, данные факторы описывают наиболее заметные различия между испытуемыми по восприятию тех или иных характеристик ВС РФ. Следовательно, такие различия См: Петренко В.Ф. Основы психосемантики. –Смоленск, 1997. С. 112. См. подробнее, Крылов В.Ю. Геометрическое представление данных в психологических исследованиях. -М, 1990. С.23.

2 являются одним и проявлений особенностей имиджа ВС РФ в молодежной среде. Психосемантический эксперимент продемонстрировал, что, воспринимая Вооруженные Силы РФ, молодые люди формируют их образ, прежде всего, в направлении недифференцированной оценки, соединяющей в себе три традиционных осгудовских измерения («Оценка», «Сила», «Активность»). Вместе с тем, построено семантическое пространство большей размерности, выделены частные факторы восприятия, характеризующие особенности образа ВС РФ в сознании молодежи. Анализ первичных статистик шкал, по которым испытуемые оценивали ВС РФ, показал, что их восприятие отличается заметной вариативностью (стандартное отклонение по семибальным шкалам колеблется в интервале от 1,24 до 1,91). Следовательно, существует заметное разнообразие индивидуальных особенностей восприятия ВС РФ (см. приложение 12). Выделение типов такого восприятия необходимо как с исследовательской целью, так и с практической для решения задачи сегментирования молодежной аудитории при организации деятельности по целенаправленному созданию имиджа ВС РФ. Индивидуальные особенности каждого испытуемого описываются их оценками по 5 факторам восприятия Вооруженных Сил РФ. Соответственно, типология имиджа ВС РФ может быть построена на основе группировки испытуемых по выделенным факторам восприятия. Для этой цели применен кластерный анализ испытуемых методом к-средних, с использованием факторных оценок 410 испытуемых. В ходе обработки данных испытуемые объединялись на основании близости между собой по факторам восприятия в достаточно большие кластеры. Оптимальное количество кластеров определено на основе предварительного иерархического кластерного анализа и уточнено на основе значимости различия конечных кластерных центров и по критерию интерпретируемости кластеров.

Результатом кластерного анализа явилось разделение совокупности испытуемых на 4 кластера. Таким образом, используя сходство между испытуемыми, кластерный анализ позволил исходное число индивидуальных особенностей восприятия ВС РФ организовать в группы наиболее сходных между собой. Испытуемые каждой группы имеют сходные особенности восприятия и характеризуются определенным типом имиджа ВС РФ. Выявление особенностей восприятия каждой группы путем сравнения средних значений по каждому из выделенных факторов, дает возможность описать типы имиджа. Так, как распределение значений испытуемых по выделенным факторам подчиняется нормальному закону (значения асимметрии не превышают - 0, 377, значения эксцесса – 0,472;

проверка осуществлялась с помощью теста КолмогороваСмирнова, при этом, отличия от нормального распределения не достоверны, p=0,48), для доказательства значимости отличия средних значений в группе от остальной выборки использовался параметрический t-критерий Съюдента. В первую группу вошли 105 человек (26% от выборки). Среди них большинство мужчин. Свойственный им тип имиджа ВС РФ характеризуют (см. таблицу 10) отрицание необходимости для общества Вооруженных Сил РФ, негативная оценка их состояния, акцент восприятия на тяжести службы, отсутствии романтики военной службы. Данный тип имиджа может быть определен как «Негативный» имидж. Таблица 10 Особенности имиджа ВС РФ, свойственного первой группе молодежи («Негативный» имидж), по сравнению с остальной частью выборки Фактор восприятия ВС РФ Оценка состояния Социальная значимость Тяжесть службы Личностная близость Романтика - обыденность Среднее значение группы по факторам восприятия -0,662 -0,996 0,487 0,044 -0,310 Оценка различия средних значений группы и остальной части выборки Значение t-критерия Значимость Съюдента -7,490 p<0,01 -13,286 p<0,01 5,059 p<0,01 0,343 p>0,05 -3,177 p<0, Вторую группу составили 96 человек (23%). Образ ВС РФ в сознании данной группы (см. таблицу 11) можно характеризовать как «Отстраненный». Положительно оценивая ВС РФ как эффективные и подготовленные, в определенной степени необходимые обществу, испытуемые выделяются среди других групп восприятием тяжести службы и отсутствием личностной близости. Позиция, занимаемая молодыми людьми этой группы («Армия – не для нас») приводит к безразличной оценке состояния ВС РФ («И так сойдет»). Неприятие армии в данном типе имиджа сочетается с ощущением неприятности для человека, дискомфортом военной службы. Таблица 11 Особенности имиджа ВС РФ, свойственного второй группе молодежи («Отстраненный» имидж), по сравнению с остальной частью выборки Фактор восприятия ВС РФ Оценка состояния Социальная значимость Тяжесть службы Личностная близость Романтика -обыденность Среднее значение группы по факторам восприятия 0,731 0,318 0,735 -0,663 0,127 Оценка различия средних значений группы и остальной части выборки Значение t-критерия Значимость Съюдента 7,883 p<0,01 3,054 p<0,01 7,674 p<0,01 -7,272 p<0,01 1,360 p>0, Третью группу составили 91 человек (22%). Анализ средних значений факторных оценок испытуемых данной группы позволяет назвать соответствующий ей тип имиджа «Сочувствующим». Прежде всего, обращает внимание отношение членов данной группы к ВС РФ как необходимым для страны, понимание их социальной значимости (см. таблицу 12). Таблица 12 Особенности имиджа ВС РФ, свойственного третей группе молодежи («Сочувствующий» имидж), по сравнению с остальной частью выборки Фактор восприятия ВС РФ Оценка состояния Социальная значимость Тяжесть службы Личностная близость Романтика -обыденность Среднее значение группы по факторам восприятия -0,756 0,967 -0,036 0,514 0,577 Оценка различия средних значений группы и остальной части выборки Значение t-критерия Значимость Съюдента -7,851 p<0,01 10,636 p<0,01 -0,588 p>0,05 5,024 p<0,01 6,015 p<0, Молодые люди этой группы имеют максимальные нагрузки по фактору «Близость», что означает личностную близость испытуемым Вооруженных Сил, согласование с системой личных ценностей. Об этом свидетельствует и значимость такого компонента как романтика. Близость ВС РФ к ценностной системе личности, осознание социальной значимости сочетаются с отрицательной оценкой их состояния. Понимание необходимости Вооруженных Сил приводит, таким образом, к осознанию молодыми людьми нереализованности их надежд относительно современной армии. Такое восприятие ВС РФ можно охарактеризовать как переживание за судьбу «нашей» армии, желание чтобы она была более подготовлена и эффективна. Формирование такого имиджа во многом связано с наличием личного опыта службы (48% испытуемых в этой группе имеют такой опыт). Полученные данные показывают, что у значительной части молодых людей наряду с восприятием Вооруженных Сил России как «своих» и «необходимых», сформирована их негативная оценка. Это несколько противоречит принятому в социальной психологии положению о том, что «… человеку всегда свойственно сохранять позитивный образ своей группы1». Действительно, социальные группы и членство в них связаны с сопутствующей им положительной или отрицательной оценкой, существующей в обществе. Следовательно, социальная идентичность может быть положительной или отрицательной. Согласно модели социальной идентификации Г. Тэджфела и Дж. Тернера, через групповое членство человек реализует базальную потребность в самоуважении и поэтому склонен стремиться принадлежать к хорошей группе. А если принадлежность уже задана, то – считать свою группу хорошей, самой лучшей. Оценка собственной группы индивидом определяется через социальное сравнение ценностно-значимых качеств и характеристик. Сравнение, результатом которого становиться положительное отличие своей группы от чужой, порож Андреева Г.М. Социальная психология. –М., 2002. –С. 304.

дает высокий престиж, отрицательное – низкий. Позитивная социальная идентичность в большей степени основана на благоприятных сравнениях ингруппы и релевантных аутгрупп1. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о дефаворитизме, свойственном значительной части молодежи - явлении, противоположном ингрупповому фаворитизму и являющимся неприемлемым с социальной точки зрения. «В конечном счете - замечает В.С. Агеев, - дефаворитизм всегда приводит к разрушению, исчезновению данной группы как некоторой социальной целостности. Правда, этот процесс может быть растянут во времени и, например, в случае больших социальных групп, растянут очень сильно. Но конечный социальный итог любого дефаворитизма однозначен – прекращение существования группы как таковой»2. Можно предположить, что подобный тип имиджа не будет устойчивым. Эти результаты не могут не тревожить, поскольку логичным выходом из ситуации отрицательной оценки ВС РФ, с которые субъект воспринимает как «наши» и «личностно близкие», состоит в разрушении этой идентификации. Четвертую группу молодежи составили 118 человек (29% от выборки испытуемых). Испытуемые этой группы оценивают положение военнослужащего как более привлекательное, а объективное состояние ВС РФ как достаточно хорошее (см. таблицу 13). Восприятие ВС РФ более связано с повседневностью, чем с необычностью и романтикой. Главным для этой группы молодых людей являются приемлемые условия службы. Следовательно, такой имидж Вооруженных Сил Российской Федерации можно назвать как «Ситуативноприемлемый».

См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. – М., 1990. С. 205. 2 Там же. С. 78.

Таблица 13 Особенности имиджа ВС РФ, свойственного четвертой группе молодежи («Ситуативно-приемлемый» имидж), по сравнению с остальной частью выборки Фактор восприятия ВС РФ Оценка состояния Социальная значимость Тяжесть службы Личностная близость Романтика -обыденность Среднее значение группы по факторам восприятия 0,576 -0,066 -0,919 0,146 -0,325 Оценка различия средних значений группы и остальной части выборки Значение t-критерия Значимость Съюдента 6,998 p<0,01 -0,927 p>0,05 -13,458 p<0,01 1,538 p<0,01 -3,622 p<0, Не смотря на положительную оценку состояния ВС РФ и условий военной службы, данный тип имиджа не может быть назван «положительным». Отсутствие понимания социальной значимости Вооруженных Сил РФ, невыраженная личностная близость свидетельствуют, вероятно, о привлекательности армии только как возможности достижения узких личностных целей. Соотношение различных типов имиджа ВС РФ представлено на рис. 13. Как видно из предложенной диаграммы, распространенность различных типов имиджа примерно одинакова.

29% 26% Негативный Отстраненный Сочувствующий 22% 23% Ситуативноприемлемый Рис. 13. Соотношение различных типов имиджа Вооруженных Сил России в молодежной среде.

Таким образом, проведенное исследование позволило реконструировать семантическое пространство восприятия ВС РФ. Наиболее оптимальным выражением такого пространства является 5-мерная структура, позволяющая описать образ ВС РФ с помощью пяти факторов. Данные факторы, являются своеобразными осями восприятия, смысловыми конструктами, используемыми молодыми людьми при восприятии ВС РФ. Первый, и наиболее значимый, выделенный фактор является недифференцированной оценочной категорией объективного состояния ВС РФ, сплавом традиционно выделяемых «Оценки», «Силы», «Активности». Остальные выделенные факторы характеризуют конкретные особенности восприятия ВС РФ. Они являются выражением специфических закономерностей восприятия – идентификацией с ролью военнослужащего и включения ВС РФ контекст сравнения «Мы-Они». Учет данных факторов при целенаправленном формировании имиджа дает возможность «вести разговор на языке молодежи», обеспечивая эффективность коммуникации. Выявление только 5 факторов восприятия свидетельствует о достаточно простой когнитивной модели ВС РФ в сознании молодежи. Причиной этого может быть наличие определенной «когнитивной напряженности» при восприятии армии молодежью1. Создавая упрощенную модель ВС РФ в своем сознании, молодые люди, вероятно, избегают противоречивости в оценке отдельных характеристик ВС РФ, их социальной значимости и влияния на общество. Выделенные факторы послужили основой для разделения испытуемых на группы, обладающие сходными особенностями восприятия ВС РФ. Такая классификация предоставила возможность описать 4 типа имиджа ВС РФ в молодежной среде. Эти типы являются обобщенными вариантами наиболее распространенных к молодежной среде ракурсов восприятия военной организации России. Уже сама интерпретация этих типов свидетельствует о влияние имиджа ВС РФ на поведение молодых людей в отношении военной службы.

См.: Малыш И.И. Психологические особенности процесса социального оценивания: Дис. …канд. психол. наук. –Л., 1989. С. 42.

Не подтвердилось предположение о линейном характере взаимосвязи между личностной близостью к ВС РФ и положительностью их общей оценки. Тип «Отстраненный», характеризующийся высокими значениями по фактору «Оценка состояния», одновременно имеет наиболее низкие значения по фактору «Личностная близость». И наоборот, «Сочувствующему» типу свойственна высокая степень личностной близости при низких значениях фактора оценки состояния. Вероятно, те, кому близки ВС РФ, применяют при их оценке большую требовательность, а те, для кого они являются абсолютно не значимыми, оценивают их поверхностно, не переживая за их состояние. Исследование не выявило типа имиджа ВС РФ, который можно было бы безоговорочно назвать «Положительным». Это указывает на проблемность восприятия молодежью ВС РФ и подтверждает актуальность коррекции их имиджа.

2.3. Взаимосвязь имиджа ВС РФ с идентичностью молодежи и ее установками на военную службу Наличие в молодежной среде нескольких типов имиджа, выявленное в предыдущем параграфе, позволяет поставить вопрос о детерминантах расхождений в формируемых молодыми людьми образах ВС РФ и о влиянии этих расхождений на поведенческие установки молодежи. Проведенный теоретический анализ, показал, с одной стороны, роль идентичности в формировании образа окружающего мира (включая и ВС РФ), с другой стороны, воздействие формируемого образа на готовность к определенному поведению. Такая зависимость, с учетом динамической структуры имиджа (см. гл.1), изображена на рис. 14. Данное теоретическое представление и легло в основу выдвинутой гипотезы исследования.

(динамическая структура) Диспозиционный компонент Знаковосодержательный компонент Поведенческий компонент Имидж ВС РФ Общественная идентичность Военная идентичность Отношение к военной службе:

- по призыву - по контракту Рис. 14. Отношения между идентичностью молодежи, имиджем ВС РФ и установками на военную службу.

Первоначальной эмпирической задачей, решаемой в данном разделе, явилось раскрытие влияния системы идентификаций молодых людей на формирующийся у них тип имиджа ВС РФ. Исходя из представления о структуре идентичности, имеющей три уровня выражения – личностный, групповой и общественный, каждому из которых свойствен военный аспект, - можно предположить о неодинаковом характере влияния этих векторов идентичности на процесс формирования имиджа ВС РФ. Предварительный анализ позволил предположить, что наибольшим значением для формирования имиджа Вооруженных Сил обладает такой уровень идентичности как общественный (результат идентификации с государством, народом, обществом). Особое влияние должна оказывать и военная идентичность (результат идентификации себя с защитником Отечества, будущим воином и т.д.). Поскольку идентичность является субъективным осознанием себя как члена той или иной общности, ее исследование предполагает обращение к сфере самосознания личности. Как отмечает Г.М. Андреева, «... большинство людей, когда они говорят и о себе, говорят о других в их жизни, о группах, к которым они принадлежат, о явлениях, которые особенно важны для их взглядов и понимания динамики социального окружения в целом»1. В целях исследования самосознания часто применяются различные самоотчеты. Применение нестандартизированных самоотчетов дает возможность полнее раскрыть идентичность испытуемых, не навязывая им позиции исследователя. Наиболее подходящая для данных целей методика - тест двадцати утверждений на самоотношение (или тест «Кто я?»), предложенная М. Куном и Т. Макпартлендом. Этот нестандартизированный опросник традиционно используется для исследования идентичности2, а так же имиджа3. Методика разработана в рамках теории «самооценки личности» М. Куна, исходящей из детерминации поведения тем, как индивид воспринимает и интерпретирует окружающую действительность, в том числе и себя4. Данное положение близко теоретико-методологической позиции нашего исследования, что и позволяет использовать указанную методику.

Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 1997. С. 181-182. См., например, Жичкина А.Е. Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста: Автореф. дис. канд. психол. наук. -М., 2001;

Пайгунова Ю.В. Этничность в структуре самосознания юноши-призывника (На материале исследования призывной молодежи Татарстана): Дис. …канд. психол. наук. Казань, 2000;

Социальная идентичность и изменения ценностного сознания в кризисном обществе: Методология и методика измерения социальной идентичности: Информационные материалы. –М., 1992. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 163. 4 См.: Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Современная социальная психология на Западе (теоретические направления). –М., 1978. –С. 190.

2 По своему характеру методика двадцати утверждений на самоотношение близка к ассоциативному эксперименту. Выполняя задание, испытуемые на бланке (см. приложение 13) в течении 12 минут давали 20 различных ответов на вопрос «Кто я?», в том порядке, в котором они спонтанно возникают, не заботясь о последовательности и логике. Полученные ответы обрабатывались при помощи контент-анализа. Категории для контент-анализа разрабатывались с учетом трех уровней идентичности - личностного, группового и общественного и их специфического аспекта — военной идентичности. Обычно делается предположение, что порядок называния категорий соответствует выраженности и значимости соответствующих категорий в структуре самоидентичности. Однако, это не является доказанным. Вполне возможны влияния со стороны стереотипов заполнения официальных анкет или со стороны защитных стратегий, при которых самое значимое отодвигается «на потом»1. В связи с этим, в ходе контент-аналитической обработки порядок следования категорий не учитывался. Категории идентичности определялись эмпирическим путем, с целью максимально широкого охвата особенностей процесса идентификации. Для обеспечения надежности информации, приняты следующие меры: а) Обоснование полноты объема выделяемых смысловых единиц. Первоначально выделяются все смысловые единицы из первого анализируемого бланка, далее из второго бланка - те же плюс дополнительные, ранее не встречавшиеся, из третьего документа - опять те же, что уже встречались в двух предыдущих, плюс дополнительные и т.д. После изучения очередных 20 текстов, в которых уже не попадалось ни одной новой единицы, ранее фиксированной в предыдущих ответах испытуемых, была принято решение, что "поле" смысловых единиц изучаемого массива исчерпано. В результате поэтапной классифиполучаемой контент-анализом, были См.: Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. –СПб., 2003. С. 365.

кации и обобщения была составлена схема, состоящая из четырех категорий и 18 подкатегорий. Кодировочная карточка приведена в приложении 14. б) Контроль обоснованности содержания выделенных смысловых единиц с помощью экспертов. В качестве экспертов выступали 10 человек, среди которых 4 человека (2 женщины и 2 мужчины) в возрасте старше 30 лет, имеющие высшее педагогическое или психологическое образование и стаж работы с молодежью — не менее 10 лет, и 6 человек (3 женщины и 3 мужчины) в возрасте от 20 до 25 лет, обучающиеся в вузе по специальности «психология». Все эксперты оценили себя как компетентные в данной области. Соответствие предложенных качественных единиц поставленным задачам подтверждено экспертами в ходе обсуждения. в) Устойчивость данных подтверждена при помощи параллельного кодирования одного текста разными кодировщиками на основе единых инструкции и кодировочной карточки. Указанные ранее эксперты произвели кодирование 20 случайно отобранных бланков теста «Кто Я?» (400 ответов испытуемых). Сравнение результатов кодирования по критерию каппа Коэна1 показало высокую согласованность решений разных экспертов (р<0,05). Опрос испытуемых с помощью методики двадцати утверждений на самоотношение происходил в ходе основного обследования, до заполнения бланков семантического шкалирования. Отмечено, что часть молодых людей не смогла в отведенное для обследование время сформулировать 20 ответов на вопрос «Кто Я?». Подобные затруднения, свидетельствующие о более неустойчивом характере социальной идентичности российской молодежи по сравнению молодежью европейских стран, получены в работах других исследователей2, что является одним из показателей кризиса идентичности современной российской молодежи.

См.: Бюль А., Цефель П. SPSS: искусство обработки информации. анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей. –СПб., 2002. С.201. 2 См.: Иванова Т.В. Социальная идентичность в различных социальных условиях// Вопросы психологии. -2004. -№ 4. С. 71.

Результаты ответов испытуемых, сформулировавших менее 5 ответов, к дальнейшей обработке не допускались. В связи с тем, что число ответов данных испытуемыми варьировало от 5 до 20, вычислялась доля того или иного вида идентичности, свойственного испытуемому, по формуле:

Ki = m 20 n где Ki – доля данного вида идентичности, m – количество идентификаций этого вида у испытуемого, n – общее количество идентификаций, данных испытуемым. Всего обработке методом контент-анализа подверглись 410 заполненных бланков теста двадцати утверждений на самоотношение Куна-Макпартленда. После выделения категорий и подкатегорий анализа произведен подсчет частоты их упоминаний. В качестве единицы счета использовалось одно высказывание (слово или словосочетание), даваемое испытуемым в ответ на вопрос «Кто я?». Затем рассчитывалась доля каждого вида идентичности среди общего числа ответов конкретного испытуемого. Полученные доли суммировались в соответствии с их отношением к таким векторам идентификации как личностная, групповая, общественная. В результате, каждый испытуемый получил оценки по индексам личностной, групповой, общественной и военной идентичности. Дополнительно отмечалось количество данных испытуемым ответов (от 5 до 20) и разнообразие идентификаций - количество категорий контент-анализа, соотнесенных с ответами испытуемых (от 1 до 18). Результаты анализа позволили оценить состояние идентичности современной российской молодежи. Несмотря на то, что неразрывная связь представлений о «Я» с представлениями об обществе традиционно отмечается как одна из характеристик российской ментальности1, полученные данные (см. рис. 15) позволяют уточнить это представление. Не подтверждается и мнение, что количество «социальных» ответов-самоопределений значительно превышает Абульханова-Славская К.А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подход // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. –М., 1997. С.23.

число «личностных» ответов1. По-видимому, современная российская молодежь проявляет иное состояние социальной идентичности, выражающее ее кризис2. У испытуемых отмечается преобладание личностной и подавление общественной идентичности, что совпадает с данными современных исследований3.

2% 7% Общественная 27% Групповая Личностная Военная 64% Рис. 15. Соотношение видов идентичности у современной российской молодежи.

Рассмотрим взаимосвязь идентичности молодежи и имиджа Вооруженных Сил России. Существование такой взаимосвязи должно быть отражено в различии видов идентичности, свойственной группам, имеющим различные типы имиджа ВС РФ. Действительно, сравнительный анализ полученных данных показывает (см. таблицу 14), что виды идентичности неравномерно представлены в группах молодежи, различающихся по типу имиджа Вооруженных Сил России.

См.: Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 2000. С. 95. См. также: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности: Дис… докт. психол. наук. – Ярославль, 2003. С. 12. 3 См.: Пайгунова Ю.В. Этничность в структуре самосознания юноши-призывника (На материале исследования призывной молодежи Татарстана): Дис. …канд. психол. наук. –Казань, 2000. С. 96-97;

Парамонова В.А. Политический символ как показатель кризиса социальной идентификации // Проблемы социальной идентификации: опыт социологического анализа: Сборник статей. –Волгоград, 2002. С. 27.

Таблица 14 Средние значения видов идентичности (в z-баллах) в группах молодежи с различным типом имиджа Типы имиджа Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативноприемлемый Общественная Групповая Личностная Военная идентичность идентичность идентичность идентичность 0,07 -0,06 0,22 -0,18 -0,08 -0.07 0,08 0,07 0,07 0,09 -0,22 0,03 -0,19 0,03 0,3 -0, Графически различия в идентичности у групп молодежи с разными типами имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации представлены на рис. 16. На основании рисунка можно сделать предварительный вывод, о том, что в группах молодежи с разными типами имиджа имеются существенные различия по видам идентичности.

0, 0, Общественная идентичность Групповая идентичность Личностная идентичность Военная идентичность 0, -0, -0, -0,3 Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативноприемлемый Рис. 16. Различия в идентичности у групп молодежи с разными типами имиджа ВС РФ.

Разница средних значений видов идентичности между различными аудиториями имиджа позволяет сформулировать гипотезы о статической значимости различий по каждому признаку: Н1 — существуют статистически значимые различия по выраженности видов идентичности между различными группами молодежи;

Н0 - статистически значимых различий видов идентичности между различными группами нет. Предварительная проверка на нормальность распределения показала значимые отличия от нормального распределения по параметрам общественной и военной идентичности (на основании теста Колмогорова-Смирнова, значимость различий на уровне p<0,01). Следовательно, к полученным данным возможно применить непараметрические статистические критерии. Для проверки указанных статистических гипотез произведен непараметрический Н-тест по Крускалу и Уоллису, который одновременно позволяет сравнить различия по выраженности признаков в нескольких независимых группах (аудиториях имиджа). В качестве тестируемых переменных выступали виды идентичности, группирующая переменная была представлена типами имиджа. Представленные результаты статистических тестов (см. таблицу 15) дают основание отвергнуть гипотезу Н0 и принять гипотезу о существенности различий (Н1) в отношении общественной и военной идентичности. В отношении групповой и личностной идентичности гипотеза Н1 не подтвердилась, принимается гипотеза об отсутствии различий (Н0). Таблица 15 Результаты проверки Н-тестом по Крускалу и Уоллису различия выраженности идентичности в группах с различным типом имиджа Общественная идентичность Значение Хи-квадрат Значимость различий (p) 7,888 0,048 Групповая идентичность 1.736 0,629 Военная Личностная идентичность идентичность 14,654 0,002 4,443 0, Таким образом, результаты эмпирического исследования подтверждают, предположение о том, что тип имиджа в значительной степени определяется выраженностью общественной и военной идентичности (см. рис. 17).

Типы имиджа Негатив ный 0, Отстраненный Сочу в ств у ющий Ситу ативно-приемлемый Общественна я 0, - 0, - 0, 0, 0, Вое нная Рис. 17. Зависимость типов имиджа от общественной и военной идентичности.

Для выявления особенностей идентификаций у групп молодых людей, имеющих различный тип имиджа, произведена проверка значимости отличий в идентификации между каждой группой и остальной частью выборки с использованием U-теста Манна-Уитни. В качестве тестируемых переменных выступали виды идентичности, а также такие параметры как количество идентификаций и их разнообразие, группирующая переменная была представлена конкретным типом имиджа и остальной выборкой. Для сравнения выраженности признака использовались средние ранги тестируемых переменных. Полученные результаты позволили сделать следующие выводы. Группа испытуемых, имеющих «Негативный» имидж ВС РФ, статистически значимо отличается в сторону низких значений от остальной выборки по такому параметру как военная идентичность (сравнение различий группы, имеющий «Негативный имидж» и остальной части выборки по критерию Манна-Уитни: U=8796,5 при р< 0,01). В группе имеющей «Отстраненный» имидж ВС РФ не выявлено значимых отличий от остальной выборки по видам идентичности. «Сочувствующий» тип имиджа ВС РФ свойственен группе отличающейся от остальной выборки выраженностью военной идентичности (U=7400 при р<0,01) общественной идентичности (U =7654 при р<0,05) и отсутствием выраженной личностной идентичности (U=7635 при р<0,05). Кроме того, в этой группе отмечается большее разнообразие видов идентичности: (U=7480,5 при р<0,05) и значительное количество идентификаций (U=7915 при р<0,05). Можно предположить, что процесс идентификации для этой группы молодежи более значим, а идентичность определена более четко, чем для остальных молодежных групп (см. рис. 18).

Типы имиджа 0, Негатив ный Отстраненный Сочу в ств у ющий Ситу атив но-приемлемый Общественна я 0, - 0, - 0, 0, 0, Личностна я Рис. 18. Зависимость типов имиджа от общественной и личностной идентичности.

В группе испытуемых с «Ситуативно-приемлемым» типом имиджа значимыми являются отличия от остальной выборки в виде более слабой выраженности общественной идентичности (U=9189 при р< 0,05). То есть, в группе молодых людей, рассматривающих ВС РФ как пригодные для службы, отсутствует выраженность военной и общественной идентичности. Этот вывод позволяет уточнить факт привлекательности военной службы по контракту для некоторой части (по данным исследователей - 29%1) российской молодежи. Возможно, что образ армии у этой группы молодежи не слишком хорош, а выбор в пользу военной службы обусловлен преимущественно практическими соображениями – служить в армии просто и выгодно.

По данным: Певень Л.В. Военная служба по контракту как условие повышения престижа военной службы в обществе // Современное состояние военно-гражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России: Материалы международной конференции. –М., 2005. С. 289.

Таким образом, экспериментальное исследование подтвердило предположение о зависимости имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации от выраженности социальной и военной идентичности. Установлено также, что выраженная личностная идентичность оказывает влияние на формирование некоторых типов имиджа ВС РФ. Выявленная взаимосвязь между типом имиджа ВС РФ и преимущественной идентификацией молодежи позволяет сделать вывод о подтверждении гипотезы исследования. Исходя из общей теоретико-методологической позиции данной работы, это позволяет утверждать о влиянии идентичности молодых людей на формирование ими имиджа Вооруженных Сил РФ. Основной социально-психологической особенностью такого формирования является выраженное влияние общественного и военного уровня идентичности. Преобладание личностной идентичности так же оказывает влияние на образ ВС РФ. При этом, такое влияние видов идентичности на восприятия ВС РФ не носит линейного характера, а обусловлено их комбинацией. Выявленная зависимость влияния идентичности на имидж ВС РФ может быть положена в основу теоретической модели коррекции имиджа Вооруженных Сил России в молодежной среде. Следующей эмпирической задачей, решаемой в данном разделе, явилось установление взаимосвязи между типом имиджа ВС РФ и установками на военную службу. Кроме подтверждения теоретических предположений о влиянии имиджа ВС РФ на поведение молодежи, решение этой задачи имеет практический интерес. С целью установления особенностей такого влияния и определения характеристик целевого образа необходимо сопоставить выраженность положительного и отрицательного отношения к военной службе у групп с разными типами имиджа ВС РФ. Установка (аттитюд) обычно определяется как благоприятная или неблагоприятная оценочная реакция на что-либо или на кого-либо, которая выражается в мнениях, чувствах и целенаправленном поведении1. Оценка мнений, См.: Майерс Д. Социальная психология. –СПб., 2000. С. 154.

измерение аттитюдов и интересов получило широкое развитие в сфере консультирования по вопросам выбора профессии, изучения потребителя и общественного мнения, прогнозирования межгрупповых отношений. С точки зрения диагностики удобно воспользоваться пониманием аттитюда как склонности одобрительно или неодобрительно реагировать на определенный класс социальных стимулов1. Исходя из задачи измерения установок на военную службу разработан опросник представляющий собой 2 шкалы аттитюдов лайкертовского типа: отношение к военной службе по призыву и отношение к военной службе по контракту (см. приложение 15). Шкалы опросника дают суммарные показатели, указывающие направление и силу аттитюда конкретного человека в одномерном континууме2 отношения к военной службе по призыву и по контракту. Каждая шкала представляет собой пункты - серии из вопроса и 5 ответовутверждений, первое из которых является либо откровенно одобрительным, либо откровенно неодобрительным. Каждое последующее утверждение менее одобрительное (неодобрительное). Последнее утверждение относится к противоположному полюсу относительно первого. В общем виде утверждения представлены в виде следующих категорий: крайне положительное отношение – положительное – нейтральное (смешанное) – отрицательное – крайне отрицательное отношение. Утверждения сформулированы как суждения о различных аспектах отношения молодежи к военной службе. Часть утверждений связана с контрактной службой, часть со службой по призыву, некоторые вопросы отражают отношение к службе вообще. Отдельные вопросы сформулированы наподобие шкалы социальной дистанции Богардуса3. С целью уменьшения влияния мотивационной желательности и других видов сознательных искажений, утСм.: Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. 7-е изд. –СПб., 2003. С. 442. См.: Бурлачук Л.Ф. Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. –СПб., 2000. С. 227. 3 См.: Бабич Н.С. Батыков И.В. Измерение социальной дистанции // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научнометодического семинара. –Краснодар, 2004. С. 66.

2 верждения не соотносятся с непосредственным испытуемым, а требуют оценить либо отношение окружающих (друзей, родственников), либо молодежи «вообще». Это позволяет проецировать испытуемому свое истинное отношение к военной службе в ответах «за других людей». Для подсчета показателей шкалы, вариантам ответов (утверждениям) приписываются условные баллы 5, 4, 3, 2 или 1 - от благоприятного до неблагоприятного. Суммирование этих условных баллов по пунктам шкалы дает показатель установки человека на военную службу по призыву или контракту, который следует интерпретировать исходя из эмпирически установленных норм. Кроме того, имеется возможность подсчета суммы баллов по всем утверждениям, составляющим опросник. Такая шкала получила наименование суммарной шкалы отношения к военной службе. При конструировании пунктов опросника применялась технология, сходная с процедурой разработки шкалы Терстоуна1. Группе экспертов (курсанты 3го курса психологического факультета Военного университета, 20 человек) индивидуально предъявлялось по 5 утверждений каждого пункта, расположенных в случайном порядке. Задачей экспертов было распределить (проранжировать) эти утверждения по порядку уменьшения благосклонности. Подсчет медианы каждого утверждения в каждом конкретном пункте позволил определить и отсеять нестабильные утверждения, а для оставшихся определить порядок их следования в каждом пункте шкалы. Отдельным заданием опросника является сравнение испытуемым ряда профессий с профессией военнослужащего, по критерию наибольшего интереса для молодых людей. Профессии представлены попарно: одна «гражданская» и одна – военнослужащий-контрактник. За каждый выбор испытуемым профессии военнослужащего-контрактника начисляется 0,5 условных балла.

См.: Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. описание, объяснение, понимание социологической реальности. –М., 2003.

Пилотажное исследование на выборке 60 человек позволило уточнить формулировки инструкции и заданий, исключить варианты ответов, обладающие низкой дискриминативностю (способностью дифференцировать обследуемых относительно "максимального" и "минимального" результата). В окончательный вариант методики вошли 11 заданий на выбор наиболее подходящего варианта ответа и 1 задание на сравнение 10 пар профессий. Теоретический размах по шкале установок к военной службе по призыву составляет 7-35 баллов, по шкале установок на военную службу по контракту - 6-35 баллов, по суммарной шкале отношения к военной службе составляет 11-60 баллов. С помощью данного опросника осуществлено обследование 410 испытуемых, ранее выполнивших семантическое шкалирование (см. гл.2). Обработка ответов, полученных от испытуемых, позволила получить по 3 индивидуальные оценки, свидетельствующие о выраженности установок на военную службу по призыву, военную службу по контракту и на военную службу в целом. Анализ первичных статистик показал, что данные распределены нормально (наибольшее значение асимметрии составило -0,375, эксцесса -0,202). Эмпирический размах составил для шкалы установок на службу по призыву – 23, для шкалы установок на военную службу по контракту – 20, для установок на военную службу в целом – 34. Полученные результаты переведены в z-баллы и использовались для сравнения групп молодежи с разными типами имиджа ВС РФ. В соответствии с предположением о влиянии имиджа ВС РФ на установки молодых людей на военную службу, сформулированы статистические гипотезы H1 о наличии статистически значимых различий в выраженности установок на военную службу между аудиториями разных типов имиджа и H0 – об отсутствии таких различий. Для проверки статистических гипотез о достоверности различий средних значений между каждой группой испытуемых с соответствующим типом имиджа и остальной частью выборки по шкалам опросника «Установки на военную службу» применен параметрический t-критерий Стьюдента. Выявлены значимые различия между группами молодежи по отношению к военной службе по призыву, отношению к военной службе по контракту и отношению к военной службе в целом (см. таблицы 16 - 18 ). Как следует из таблицы 16, группа молодежи, имеющая «Негативный» тип имиджа, проявляет соответствующие отрицательные установки на военную службу по призыву, а группы с «Отстраненным» и «СитуативноТаблица 16 Сравнение отношения к военной службе по призыву у молодежных групп с разными типами имиджа ВС РФ Отношение к военной службе по призыву Типы имиджа Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативно-привлекающий Среднее значение (в z-баллах) Достоверность различий между группой с соответствующим типом имиджа и остальной частью выборки Значимость Значение t-критерия Стьюдента привлекающим» типами к службе по призыву относятся положительно.

-0,73 0,34 0,04 0, t=8,778 t=3,262 t=0,277 t=4, p<0,01 p<0,01 p>0,05 p<0, В таблице 17 представлена отрицательная позиция группы молодых людей имеющих «Негативный» тип имиджа по отношению к военной службе по контракту и положительное отношение групп имеющих «Сочувствующий» и «Ситуативно-привлекающий» типы имиджа. Таблица 17 Сравнение отношения к военной службе по контракту у молодежных групп с разными типами имиджа ВС РФ Отношение к военной службе по контракту Типы имиджа Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативно-привлекающий Среднее значение (в z-баллах) Достоверность различий между группой с соответствующим типом имиджа и остальной частью выборки Значимость Значение t-критерия Стьюдента -0,63 0,07 0,3 0, t=7,601 t=0,477 t=2,777 t=3, p<0,01 p>0,05 p<0,01 p<0, Область незначимых различий выделена темным цветом.

Данные, представленные в таблице 18 свидетельствуют о заметной негативной позиции к военной службе в целом, свойственной группе молодых людей, имеющей «Негативный» имидж ВС РФ. Наиболее положительно к военной службе относится группа с «Ситуативно-привлекающим» типом имиджа. Таблица 18 Сравнение отношения к военной службе в целом у молодежных групп с разными типами имиджа ВС РФ Отношение к военной службе в целом Типы имиджа Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативно-привлекающий Среднее значение (в z-баллах) Достоверность различий между группой с соответствующим типом имиджа и остальной частью выборки Значимость Значение t-критерия Стьюдента -0,74 0,2 0,19 0, t=9,245 t=1,753 t=1,709 t=5, p<0,01 p>0,05 p>0,05 p<0, Различия в отношении к военной службе между группами молодежи с различными типами имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации представлены графически на рис. 19.

0,6 0,4 0,2 0 -0,2 -0,4 -0,6 -0,8 Отношение к военной службе по призыву Отношение к военной службе по контракту Отношение к военной службе в целом Негативный Отстраненный Сочувствующий Ситуативноприемлемый Рис. 19. Различия в отношении к военной службе между группами молодых людей с разными типами имиджа ВС РФ.

Анализ приведенных данных позволяет сделать следующие выводы. Гипотезы H1 принимаются в отношении связи между «Негативным», «Ситуативно-приемлемым» типами имиджей ВС РФ и установками на военную службу как по призыву, так и по контракту, между «Отстраненным» типом имиджа и установками на военную службу по призыву, между «Сочувствующим» типом имиджа и установками на военную службу по контракту. В отношении связи между «Отстраненным» типом и установками на военную службу по контракту и на военную службу в целом, между «Сочувствующим» типом и установками на военную службу по призыву и на военную службу в целом, принимаются гипотезы H0. Таким образом, «Негативный» тип имиджа ВС РФ, подтверждая свое название, связан с отрицательным отношением к военной службе, как по призыву, так и по контракту (см. рис. 20). Молодежь, сформировавшая такой образ ВС РФ, самым негативным образом относится к службе в армии, считает ее слишком тяжелой. Молодые люди этой группы исключают возможность выбора профессии военного, службу по призыву считают ненужной, готовы на решительные меры, чтобы избежать ее или оказать помощь в уклонении от нее.

1, Тип имиджа ВС РФ Негатив ный Позитив но-отстраненный Прив лекающий Сочу в ств у ющий Служб а по призыву 0, 0, -0, -1,00 -1, -0, 0, 0, 1, Служба по контра кту Рис. 20. Взаимосвязь типа имиджа и установок на военную службу.

«Отстраненный» тип имиджа, свойственный 23% молодежи, влияет на формирование положительной установки к службе по призыву, при невыраженном отношении к военной службе в целом. Эти данные согласуются с результатами социологического мониторинга, показывающего, что около 23% молодых людей предпочли бы проходить военную службу по призыву, а не по контракту1. Молодежь, имеющая такой образ ВС РФ, не считает военную службу очень важной для страны и необходимой для них лично, однако уклоняться от нее или поддерживать уклонения не собираются. Отношение к профессии военного можно охарактеризовать как «это не мое». В условиях обязательности военной службы эти молодые люди считают, что лучше пройти ее по призыву. Для «Сочувствующего» типа имиджа ВС РФ свойственно сдержанное отношение к военной службе вообще и по призыву в частности. Такие установки обусловлены низкой общей оценкой Вооруженных Сил («неэффективные», «необеспеченные»), при одновременном понимании их социальной значимости и ощущении чувства личной близости к ним. Данный тип имиджа связан с формированием положительного отношения только к военной службе по контракту. «Ситуативно-приемлемый» тип имиджа, как и ожидалось, соответствует наибольшей выраженности привлекательности военной службы и лежит в основе положительных установок на военную службу, как по призыву, так и по контракту. По-видимому, молодые люди, имеющие именно такой тип имиджа, сегодня является потенциальными кандидатами на военную службу по контракту. Однако, такой тип имиджа не является идеальным, так как он не базируется на осознании социальной значимости ВС РФ и не включает в себя компонент личностной близости. Выводы по II главе: 1. Результаты семантического эксперимента позволили представить содержание имиджа ВС РФ в виде группы характеристик: Атрибуты, Сила, Принуждение, Социальная значимость, Бессмысленность, Мужественность, Служ См. подробнее Давыдов Д.Г., Грабовский И.В. Отношение российской молодежи к военной службе// Военно-социологические исследования: Сборник статей. -2004. -№ 3. С.44.

ба, Требовательность, Патриоты, Аморфность, Военнослужащие, Героизм, Необеспеченность, Нормативная регуляция, Единство, Отсталость, Физические нагрузки, Оборона. Данные характеристики отражают молодежные стереотипы мышления в отношении ВС РФ. 2. Семантическое пространство восприятия ВС РФ имеет 5-мерную факторную структуру, представленную факторами-конструктами: «Оценка состояния», «Социальная значимость», «Тяжесть службы», «Личностная близость», «Романтика-обыденность». Наибольшее значение при формировании молодыми людьми имиджа ВС РФ имеет конструкт «Оценка состояния», который фактически представляет собой недифференцированное сравнение реальных ВС РФ с идеалом. Остальные выделенные факторы характеризуют специфические закономерности восприятия ВС РФ – идентификацией с ролью военнослужащего и включения ВС РФ контекст сравнения «Мы - Они». 3. Выделенные факторы послужили основой для группировки молодых людей по сходству особенностей восприятия ВС РФ. Выявленные таким образом типы имиджа получили содержательную интерпретацию: «Негативный», «Отстраненный», «Сочувствующий», «Ситуативно-привлекающий». Эти типы являются обобщенными вариантами наиболее распространенных к молодежной среде ракурсов восприятия военной организации России. Исследование не выявило типа имиджа ВС РФ, который можно было бы назвать «Положительным». Это, в частности, объясняет проблемы в комплектовании войск, как по призыву, так и по контракту. 4. Наибольшее влияние на формирование имиджа оказывает общественный и военный аспекты идентичность молодых людей. Влияние идентичности на формирование имиджа ВС РФ обусловлено комбинацией ее различных уровней. 5. Наиболее отрицательное отношение к военной службе связано с «Негативным» типом имиджа ВС РФ. «Отстраненный» тип имиджа, влияет на формирование положительной установки к службе по призыву, а «Сочувствую щий» связан с формированием положительного отношения только к военной службе по контракту. «Ситуативно-привлекающий» тип имиджа, лежит в основе положительных установок на военную службу, как по призыву, так и по контракту. Молодые люди, которым свойственен «Сочувствующий» и «Ситуативно-привлекающий» типы имиджа являются наиболее вероятными кандидатами на военную службу по контракту и должны рассматриваться как целевая группа в рекламе военной службы. 6. В индивидуальном сознании молодых людей, воспринимающих Вооруженные Силы России, формируются образы, имеющие индивидуальные особенности. Группировка воспринимаемых характеристик на основании таких особенностей позволила получить факторы восприятия ВС РФ. Группировка испытуемых по схожести индивидуальных образов дала возможность построить типологию имиджа. Выделенные факторы восприятия и типы имиджа ВС РФ, установленное влияние общественной и военной идентичности молодежи на имидж армии, зависимость отношения к военной службе от типа имиджа ВС РФ отражают различия в восприятии Вооруженных Сил между группами молодых людей. Данные различия являются социально-психологическими особенностями имиджа ВС РФ в молодежной среде. Такие особенности проявляются на уровнях, соответствующих динамической структуре имиджа ВС РФ.

Глава III. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ КОРРЕКЦИИ ИМИДЖА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ 3.1. Определение характеристик эффективного имиджа ВС РФ в молодежной среде Эффективная деятельность по коррекции имиджа в молодежной среде должна быть организована на основе психологической структуры имиджа и динамики его формирования, исходить из конкретной цели имиджа в виде идеального представления результатов этой деятельности – целевого образа, учитывать механизмы формирования имиджа и включать направления работы по его коррекции. Моделирование процессов обыденного сознания молодежи, происходящих в ходе такой коррекции, является основной задачей данной главы. Представляется возможным осуществить подобное моделирование на основе теоретических положений о сущности и структуре имиджа ВС РФ, его эмпирически выявленных особенностях, с учетом методологических принципов субъектности, деятельностной детерминации, развития и системности. Целенаправленной деятельности по созданию или коррекции имиджа должно предшествовать выявление "проблемы имиджа": расхождения между идеальным и фактически существующим образом1. Поскольку имидж создается со вполне определенными целями, у субъекта коррекции возникает необходимость, во-первых, формирования целевого образа, описывающего каким должен быть результативный имидж и, во-вторых, определения того, какие параметры реального имиджа следует корректировать для достижения поставленной цели. Такая система имиджевых характеристик необходима для формирования психологической модели имиджа ВС РФ – структурированной См.: Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: цели, стратегии, тактики// Имиджелогия-2004: состояние, направления, проблемы. Материалы Второго международного симпозиума по имиджелогии/Под ред. Е.А. Петровой -М., 2004. С. 40-41.

определенным образом разнообразной информации об объекте имиджа, соответствующей «вычисленному» или разработанному с определенными целями имиджу1. Проведенное исследование позволило описать реальное состояние имиджа ВС РФ, однако не выявило в молодежном сознании типа имиджа ВС РФ, который можно было бы назвать «Положительным» (см. п.2 гл.2). Так как основной целью имиджа ВС РФ в молодежной среде является создание положительной установки к военной службе, необходимо выявить параметры имиджа, способствующего формированию такой установки. Можно предположить, что такой «Результативный» имидж будет характеризоваться высокими значениями по факторам «Оценка состояния», «Социальная значимость», «Личностная близость», достаточно высокими значениями фактора «Романтика – обыденность» и невыраженной оценкой фактора «Тяжесть службы». Для проверки этого предположения, в качестве критерия результативности имиджа выбрано наличие (отсутствие) положительных установок на военную службу. Эмпирическим индикатором служили соответствующие показатели по шкале установок на военную службу в целом. Выборка испытуемых разделена на 3 группы по отношению к военной службе в целом. Первую группу составили испытуемые, имеющие показатели установки на военную службу, превышающее среднее значение выборки не менее чем на стандартного отклонения (более М + ). Вторую группу составили испытуемые, имеющие средние значения по шкале установок на военную службу (М ± ). Эта группа в дальнейшем сравнении не участвовала. В третью группу вошли испытуемые, имеющие низкий уровень установок на военную службу (менее М - ). Первая и третья группы, имеющие противоположные значения по выраженности установок на военную службу в целом, сравнивались по средним значениям факторов восприятия ВС РФ. Результаты сравнения приведены в таблице 19.

См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшенз». –СПб., 2003. С. 195.

Достоверность различия средних значений определялась с помощью t-критерия Стьюдента. Таблица 19 Сравнение групп имеющих низкие и высокие оценки по шкале установок к военной службе по факторам восприятия ВС РФ Факторы восприятия Оценка состояния Среднее значение факторов в группе, отрицательно настроенной к службе (в z-баллах) Среднее значение факторов в группе, положительно настроенной к службе (в z-баллах) Достоверность различия Социальная значимость Тяжесть службы Личностная Романтикаблизость обыденность -0, -0, 0, -0, 0, 0,417 t= 8,140 p<0, 0,426 t=4,694 p<0, -0,164 t=-4,721 p<0, 0,189 t=3,273 p<0, 0,09 t=0,406 p>0, Таким образом, анализ взаимосвязи факторов восприятия ВС РФ и установок на военную службу позволил частично подтвердить гипотезу об особенностях теоретически возможного «Результативного» типа имиджа. Применение эмпирического показателя результативности имиджа – выраженности установки на военную службу, дает возможность представить характеристики такого типа имиджа следующим образом (см. рис. 21): высокие значения по факторам восприятия ВС РФ «Оценка состояния», «Социальная значимость», «Личностная близость», и невыраженная оценка фактора «Тяжесть службы». Фактор «Романтика – обыденность» не оказывает значимого воздействия на отношение к военной службе и не является значимой характеристикой «Результативного» типа имиджа. В ходе предыдущего исследования (см. п. 3 главы 2) подтверждена зависимость типа имиджа от выраженности общественной и военной идентичности. Исходя из установленной взаимосвязи типа идентичности и установок на военную службу, можно предположить, что указанные виды идентичности молодых людей влияют и на отношение к военной службе.

0,6 0,4 0,2 0 -0,2 -0,4 -0,6 -0, Оценка состояния Социальная значимость Тяжесть службы Личностная близость Романткаобыденность Отрицательное отношение к службе Положительное отношение к службе Рис. 21. Взаимосвязь факторов восприятия ВС РФ и установки к военной службе.

Для проверки этой гипотезы, произведено сравнение уровней военной и общественной идентичности в группах молодежи с различной установкой на военную службу (см. таблицу 20). В качестве критерия достоверности различий использован непараметрический критерий Манна-Уитни. Выявлено, что группы с высоким и низким значением установки на военную службу не различаются на статистически значимом уровне по выраженности военной идентичности и слабо различаются по выраженности общественной идентичности. Иными словами, и общественная и социальная идентичность практически не влияют на отношение молодых людей к военной службе. Возникает противоречие между установленным влиянием данных видов идентичности на типологию имиджа ВС РФ, связью типа имиджа и установок на военную службу и отсутствием связи между конкретным видом идентичности и выраженностью отношения к военной службе. Таблица 20 Оценка достоверности различий в уровне военной и общественной идентичности в группах молодежи с различной установкой на военную службу Общественная идентичность U=3768,000 p=0,039 Военная идентичность U=4479,500 p=0, Статистика U Манна-Уитни Значимость Для разрешения указанного противоречия, взаимосвязь военного и общественного аспектов идентичности с установками на военную службу была исследована методом дисперсионного анализа. Дисперсионный анализ позволил выявить не только роль каждой отдельной независимой переменной, но влияние, обусловленное взаимодействием нескольких независимых переменных на зависимую переменную1. В качестве такой зависимой переменной выступала установка на военную службу в целом. Независимыми переменными являлись военный и общественный аспекты идентичности. Результаты дисперсионного анализа приведены в таблице 21. Таблица 21 Оценка совместного влияния видов идентичности на установки к военной службе Источник вариативности Случайная вариативность Общественная идентичность Военная идентичность Сочетание общественной и военной идентичности Критерий Фишера (F) 0,311 1,055 0,803 1,969 Значимость p> 0,05 p> 0,05 p> 0,05 p<0, Как видно из таблицы, статистически значимым на уровне p<0,01 является влияние, обусловленное совместным воздействием независимых переменных. Дисперсионный анализ позволил уточнить представления о влиянии общественной и военной идентичности на отношение к военной службе: установка на военную службу оказывается выраженной именно в случае совместного проявления общественной и военной идентичности. Следовательно, важным фактором положительного отношения к военной службе является одновременное развитие у молодых людей общественной и военной идентичности. Таким образом, реконструкция «Результативного» типа имиджа, проведенная с учетом цели его создания - привлечение на военную службу молодых людей, позволяет определить особенности восприятия, на формирование которых должна быть направлена коррекционная работа. К таким особенностям См.: Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. –СПб., 2001. С.224.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.