WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ДАВЫДОВ Денис Геннадьевич СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИМИДЖА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ Диссертация на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

19.00.05 - социальная психология

Научный консультант: УТЛИК Эрнст Платонович, доктор психологических наук, профессор.

МОСКВА - 2005 СОДЕРЖАНИЕ Введение..................................................................................................................... 3 Глава I. Имидж Вооруженных Сил России в молодежной среде как объект социально-психологического исследования........................................ 16 1.1. Проблема корпоративного имиджа в современной психологии.......... 16 1.2. Социально-психологические характеристики молодежи как субъекта имиджа....................................................................................................... 36 1.3. Подходы к исследованию особенностей имиджа Вооруженных Сил России......................................................................................................... 59 Глава II. Вооруженные Силы России в обыденном сознании молодежи........... 80 2.1. Исследование содержания образа Вооруженных Сил с помощью психосемантического эксперимента....................................................... 80 2.2. Факторная структура семантического пространства восприятия и типология имиджа ВС РФ........................................................................ 95 2.3. Взаимосвязь имиджа ВС РФ с идентичностью молодежи и ее установками на военную службу............................................................ 112 Глава III. Социально-психологическая модель коррекции имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации в молодежной среде........................ 132 3.1. Определение характеристик эффективного имиджа ВС РФ в молодежной среде..................................................................................... 132 3.2. Механизмы формирования и направления коррекции имиджа ВС РФ в сознании молодежи................................................................................ 145 3.3. Содержание социально-психологической модели коррекции имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации............................................ 161 Заключение................................................................................................................ 178 Библиографический список..................................................................................... 184 Приложения............................................................................................................... ВВЕДЕНИЕ Одним из условий успешного осуществления реформы ВС РФ является формирование привлекательного облика армии и флота России, повышение их престижа. Как показывает многовековой опыт, отношение общества к Вооруженным Силам во многом определяет морально-психологическое состояние военнослужащих, а значит, и боеготовность войск, эффективность решения поставленных перед ними задач. Восприятие Вооруженных Сил, как элемента Российского государства, так или иначе затрагивающего интересы всех россиян, влияет на стабильность общества и настроения людей1. Следовательно, имидж ВС РФ, как целенаправленно формируемый в обыденном сознании образ, является важным элементом безопасности России. Понимание войны как социально-психологического явления, предполагает изучение влияния образов своих войск и войск противника на исход военного противоборства2. Научные исследования свидетельствуют о значительной роли имиджа вооруженных сил в военных конфликтах. Стратегическое информационно-психологическое противоборство «второго поколения» включает в себя систему глобальных мероприятий по «управлению впечатлением» (Perception Management)3. Среди прочего, этот вид противоборства направлен на разрушение сложившихся у населения противника и третьих стран образов государственных органов и вооруженных сил противоборствующей стороны, См., например: Россия: стратегия достоинства. Имидж и реальность страны, информационные технологии и кризисные ситуации/ Под ред. С.Е. Кургиняна, А.П. Ситникова. –М., 2001;

Банников К.Л. Антропология экстремальных групп (Доминантные отношения среди военнослужащих срочной службы Российской Армии). -М., 2002. С. 242. 2 См.: Караяни А.Г. Психология и война// Психология войны. –Сборник материалов конференции. –М., 2002. С. 19. 3 См.: Гриняев С. Взгляды военных экспертов США на ведение информационного противоборства//Зарубежное военное обозрение. № 8. 2001;

с. 10-12;

Гахов А. Психологические аспекты применения авиации в современных условиях// Зарубежное военное обозрение. 2004. № 11. С. 34.

на формирование недоверия к ним1. Соответственно ставится и вопрос о защите собственного населения и личного состава вооруженных сил от подобных воздействий со стороны противника. В вооруженных силах США, Великобритании, Германии, Франции и других стран создана разветвленная система связей с общественностью, главной задачей которой является создание положительного имиджа данного государственного института2. Все развитые страны, комплектующие вооруженные силы на добровольной основе, проводят интенсивную рекламу военной службы, эффективность которой обеспечивается широкомасштабными научными исследованиями. Таким образом, среди мировых держав становится отчетливым понимание роли имиджа вооруженных сил в современном военном противоборстве. Стратегии формирования имиджа сегодня все чаще направляются на молодежь. Молодежь закономерно рассматривается как резерв для пополнения личного состава Вооруженных Сил и, соответственно, как одна из целевых групп для технологий формирования имиджа армии3. Более 85% военнослужащих относится к молодежи4. Поэтому восприятие армии молодыми людьми является важным оборонным ресурсом нашего государства. Конец XX века в России ознаменовался ростом негативного отношения к Вооруженным Силам, падением престижа военной службы5. Недоверие к ар См., например, Шаравов И.В. Психологическое воздействие на войска и население зарубежных стран. –М., 2000.С. 102;

Тюрин Д. Сафонов В. Психологические операции ВС США в Афганистане//Зарубежное военное обозрение № 3. 2002. с. 7-11. 2 См.: Шаравов И.В. Психологическое воздействие на войска и население зарубежных стран. –М., 2000. С. 93. 3 См.: Прудников Л.А. Политические технологии как фактор формирования имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис… канд. полит. наук. –М., 2004. С. 74. 4 См.: Певень Л.В. Готовность к военной службе: проблемы формирования оборонного сознания российской молодежи//Социс, 1997, № 5. С. 26. 5 Завальнюк В.В. Военно-профессиональная ориентация молодежи на кадровую службу в армии (на примере курсантов военных вузов г. Москвы). –Дис… канд. социол. наук. –М., 2002. С.3.

мии выражает все большее число молодых людей1. По данным всероссийского опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение», 46% молодых людей считает положение в Российской армии «плохим и очень плохим»2. Несмотря на предпринимаемые государством и обществом меры, число молодых людей уклоняющихся от призыва на военную службу, остается весьма высоким. Так, по данным ГОМУ ГШ ВС РФ, осенью 2004 года на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, не явились 21 тыс. граждан. Это является одной из существенных причин недостаточного укомплектования войск рядовым и сержантским составом3. Кроме того, для значительной части молодых людей, сам призыв в армию является психической травмой4. Следовательно, непривлекательный имидж военной организации страны во многом предопределяет трудности с комплектованием по призыву и по контракту, низкую мотивацию к службе всех категорий военнослужащих, отсутствие широкой общественной поддержки действий федеральных войск по наведению конституционного порядка, незащищенность личного состава от негативного информационнопсихологического воздействия. Переход на комплектование частей и соединений военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, не снимает необходимость коррекции имиджа ВС РФ. Более того, не исключены и негативные последствия такого перехода для имиджа ВС РФ (как это было, например, на первом этапе аналогичных преобразований в США)5. Государственное и военное руководство России озабочено тем, как воспринимаются Вооруженные Силы населением России и особенно молодежью. Все чаще в выступлениях руководителей, политиков и ученых звучит мысль о Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации: 2002 год. –М, 2003. С.113. 2 См.: Результаты опроса Фонда «Общественное мнение» от 13 февраля 2005 года (1500 респондентов) // www.fom.ru, 17.02.2005. 3 См.: Интервью с начальником Главного организационно-мобилизационного управления ГШ ВС РФ генерал-полковником В.В.Смирновым // www.mil.ru, 15.12.2004. 4 См.: Петер С.Л. Развитие Я-образа военнослужащего по призыву: Автореф. дис… канд. психол. наук. –М. 2001. С.2. 5 См., например: Останкович А.Е. Социально-психологические предпосылки и условия перехода ВС США на контрактную систему комплектования: Дис. канд. психол. наук. –М., 1994.

необходимости изменения имиджа ВС РФ1. «Ведь вполне очевидно, что от их образа, формируемого общественным мнением, во многом зависит отношение наших сограждан к тому, что в настоящее время происходит в армии и на флоте», - отмечает Министр обороны России С.Б. Иванов2. Наряду с усилиями по повышению боеготовности, устранению преступности в армейской среде, укреплению правового статуса военнослужащих, принимаются меры по улучшению информационного обеспечения, рекламы военной службы, созданию системы связей с общественностью. Очевидно, что деятельность по коррекции имиджа ВС РФ невозможна без изучения его современного состояния, выявления социально-психологических особенностей, детерминант и закономерностей его формирования. Несмотря на представленность термина «имидж» в современной отечественной науке, построение психологической теории имиджа остается нерешенной задачей. В диссертационных исследованиях и научных публикациях отражаются отдельные аспекты данного явления. Е.Б. Перелыгиной, предложившей концепцию имиджа как феномена интерсубъективного взаимодействия, теоретическая модель имиджа построена применительно к персональному имиджу3. Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин, наиболее предметно исследовавшие корпоративный имидж, рассматривают его в рамках деятельности по связям с общественностью4. Отсутствие единого подхода в понимании сущности, структуры и функций корпоративного имиджа в современной науке затрудняет определение методологических ориентиров в его изучении. В многочисленной, так наСм., например: Бусловский В.Н. Привлечение граждан к прохождению военной службы по контракту: основные направления военно-информационной работы // www.mil.ru., 25.01.2005;

Резолюция, принятая участниками круглого стола «Имидж армии – имидж безопасности России» // www.academim.org, 4.03.2005. 2 Иванов С. Армия новой эпохи: Выступление министра обороны РФ Сергея Иванова на сборе руководящего состава Вооруженных сил Российской Федерации «Основные итоги подготовки Вооруженных Сил РФ в 2004 учебном году, перспективы их строительства и развития на период до 2016 года// Красная звезда. -2004, 19 ноября. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис… докт. психол. наук. –М., 2003. 4 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб., 2003.

зываемой «практической» литературе господствуют, как правило, интуитивистские подходы к описанию этого явления, опирающиеся на западный опыт в области маркетинга, рекламы и public relations. В отечественной военной науке и практике происходит осознание важности деятельности по коррекции имиджа ВС РФ, причем не только как инструмента поддержки основной деятельности по обеспечению безопасности страны, но и как одной из главных составляющих этой деятельности. Интенсивно исследуются различные аспекты оптимизации отношений армии и общества1, военно-профессиональной ориентации и подготовки молодежи к службе в Вооруженных Силах2. Все чаще имидж ВС РФ рассматривается как один из факторов ориентации допризывной молодежи на военную службу3, формирования мотивационной готовности к службе военнослужащих4. Вопросы ценностей военной службы и повышения ее престижа ставит В.А. Петрикас5. Вопросы совершенствования индивидуального имиджа военного руководителя рассматривают Л.В. Аминова и А.Г. Лебедев6, А.В. Саватеев7. Предпринимают попыт См. Бровко С.А. Военно-гражданские отношения: содержание, типология и особенности в России: Дис....канд. филос. наук. -М., 1997;

Ужанов А.Е. Система «Public relations» (связей с общественностью) в Вооруженных Силах: сущность, проблемы функционирования, пути формирования: Дис....канд. социол. наук. -М., 1998. 2 См.: Алешин В.В. Социально-психологические аспекты формирования военнопрофессиональной ориентированности учащихся: Дис. …канд. психол. наук. –М., 1991;

Киреев О.П. Психологические условия эффективной ориентации молодежи на офицерские профессии: Дис. …канд. психол. наук. –М., 1999;

Лоскутов В.Н. Психологическая подготовка молодежи к службе в Вооруженных Силах РФ: Дис. …докт. психол. наук. –М., 1995. Мурачев А.П. Военно-профессиональная ориентация молодежи в системе формирования готовности к службе военнослужащих по контракту (социологический анализ): Дис… канд. соц. наук. –М., 1997;

Пилипонский А.Г. Общественное мнение и его роль в формировании готовности советской молодежи к защите завоеваний социализма: Дис... канд. философ. наук. - М.: ВПА, 1986;

Белоконь М.А. Развитие системы подготовки молодежи к военной службе в России: История и современность // Армия и общество. -1999, № 2, с. 102-113. 3 См.: Сухарев Н.А. Ориентация учащейся молодежи на военную профессию в современных условиях. Дис.. канд. пед. наук. -Тольяти, 2002. С. 78. 4 Мотивационная готовность молодых офицеров к военной службе. –М., 2004. С. 17. 5 См.: Петрикас В. А. Социальная ценность воинской службы для современной российской молодежи: Дис. …канд. социол. наук. –М., 1998. 6 См.: Аминова Л.В. Лебедев А.Г. Имидж офицера. –Тверь, 2000. 7 См.: Саватеев А. В. Психологические условия совершенствования имиджа командира курсантского подразделения: Дис. … канд. психол. наук. –М., 2001.

ки решения проблем восприятия государственных служащих в массовом сознании современного российского общества В.В. Дъякова, Е.А. Орлова, А.А. Семик1. Создание имиджа Вооруженных Сил России, как одно из направлений рекламы армии, выделяет С.П. Вачаев2. Однако, несмотря на теоретическую и практическую значимость, имидж ВС РФ до сих пор не стал предметом целенаправленного изучения в психологической науке. Анализ научных трудов показывает, что имидж Вооруженных Сил как социального института изучен недостаточно, не выявлены его структура, социально-психологические особенности и детерминанты формирования. Социологические исследования не позволяют вскрыть глубинную основу отношения молодежи к военной службе. Психологическая характеристика современного состояния имиджа ВС РФ подменяется публицистическими описаниями, выполненными на основе личного опыта и субъективного мнения авторов. Все это не позволяет определить эффективные пути коррекции имиджа. Таким образом, проблему имиджа ВС РФ можно отнести к «… одной из психологических проблем военного строительства, развития Вооруженных Сил как особого государственного института3». Изучение социальнопсихологических особенностей имиджа Вооруженных Сил России актуально как для развития социально-психологического знания, так и для принятия практических мер по коррекции восприятия российской молодежью Вооруженных Сил, повышению эффективности рекламы военной службы, развитию системы связей с общественностью, повышению мотивации к военной службе, защиты от информационно-психологического воздействия противника.

См.: Дьякова В.В. Стереотипы восприятия государственных служащих в современном российском обществе: Автореф. дис. …канд. психол. наук. –М., 1996;

Орлова Е.А. Формирование позитивного имиджа государственного деятеля: социально-психологический аспект.: Дис… канд. психол. наук. –М., 1997;

Семик А.А. Психологическая характеристика имиджа сотрудника органов внутренних дел.: Дис. …канд. психол. наук. –Рязань, 1999. 2 См.: Вачаев С.П. Реклама в военной газете: Учебное пособие - М.: ГА ВС, 1994. С.5 3 См.: Помогайбин В.Н. Военно-психологические исследования: методологические основы. – М., 2001. –С. 294.

Объектом исследования выступает имидж Вооруженных Сил России, а предметом исследования – социально-психологические особенности имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации среди российской молодежи. Цель исследования – установить социально-психологические особенности имиджа ВС РФ и механизмы его формирования в молодежной среде, обосновать теоретические подходы к его коррекции. Задачи исследования: 1. Уточнить понятие имиджа ВС РФ как социально-психологического явления, определить его структуру, критерии оценки и роль психологических характеристик молодежи в его формировании. 2. Выявить социально-психологические особенности и механизмы формирования имиджа ВС РФ в современной молодежной среде. 3. Обосновать основные направления и социально-психологическую модель коррекции имиджа ВС РФ. Гипотеза исследования: 1) Имидж ВС РФ в молодежной среде является результатом их целенаправленно организованного восприятия, которое обусловлено специфическими познавательными конструктами (факторами восприятия), неявно присутствующими в обыденном сознании и определяющими индивидуальные и типологические особенности имиджа. Типы имиджа проявляются в установках молодежи по отношении к военной службе. 2) Социально-психологические особенности имиджа ВС РФ порождаются факторами восприятия, которые отражают идентичность молодежи. Формирование молодыми людьми благоприятного имиджа возможно в случае одновременной выраженности общественной и военной идентичности. 3) Социально-психологические механизмы формирования имиджа ВС РФ молодыми людьми служат основой для построения модели его коррекции, которая помимо указанных механизмов включает также целевой образ и взаимодействие образов обыденного сознания.

Методологическими и научно-теоретическими основами исследования служат концепция социально-культурной детерминации психических явлений Л.С. Выготского, В.С. Агеева, Л.Г. Асмолова, концепция образа и сознания А.Н. Леонтьева, теория социальных представлений С. Московичи, конструктивистский категориальной подход (Дж. Брунер, сознания Дж. Келли), в представления о структуре психосемантике (Ч. Осгуд, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев), теория идентичности Э. Эриксона, теории социальной идентичности и самокатегоризации Г. Тэджфела и Дж. Тернера. Научная новизна и теоретическая значимость исследования: 1. Предложено понимание имиджа ВС РФ как целенаправленно формируемого образа, создаваемого в результате взаимодействия трех субъектов: коллективного субъекта восприятия - молодежной аудитории;

субъекта самопрезентирования – Вооруженных Сил России;

и субъекта коррекции - органов, влияющих на восприятие армии в необходимом направлении. 2. Определена структура имиджа ВС РФ, включающая: диспозиционный уровень, отражающий место армии в образе мира молодого человека;

знаковосодержательный уровень, включающий основные характеристики Вооруженных Сил, воспринимаемые молодыми людьми;

поведенческий уровень, выражающий наличие предрасположенности к тому или иному виду поведения по отношению к ВС РФ. 3. Раскрыты социально-психологические особенности имиджа ВС РФ, среди которых ключевое место занимают зависимость имиджа от идентичности молодых людей, факторы восприятия ВС РФ, типы имиджа и его влияние на отношение к военной службе. Идентичность молодежи представлена как многомерное явление на общественном, групповом и личностном уровнях. Каждый из перечисленных уровней содержит аспект военной идентичности. 4. Обоснован критерий оценки имиджа ВС РФ, в качестве которого выступает его способность обеспечивать положительное отношение молодежи к военной службе. Установлено, что наиболее благоприятными типами имиджа ВС РФ являются «Сочувствующий» и «Ситуативно-приемлемый». 5. Выявлены социально-психологические механизмы формирования имиджа Вооруженных Сил в среде российской молодежи: «Идентификация с военнослужащим», «Военно-социальная идентификация», «Сравнение с идеалом». Раскрыты основные направления его коррекции: оптимизация массовой коммуникации, изменение социально-психологических характеристик аудитории, изменение имиджевых характеристик ВС РФ. На этой основе построена модель социально-психологической коррекции имиджа ВС РФ, представляющая взаимодействие образов обыденного сознания молодежи, на которое направлено корректирующее воздействие с учетом социально-психологических механизмов. На защиту выносятся следующие положения: 1. Имидж ВС РФ в молодежной среде представляет собой устойчивый эмоционально окрашенный образ, формирующийся в обыденном сознании молодежи посредством целенаправленной активизации восприятия социально и личностно значимых характеристик Вооруженных Сил, и оказывающий влияние на отношение к ним молодых людей. 2. Социально-психологические особенности имиджа ВС РФ в молодежной среде представляют собой различия в восприятии Вооруженных Сил между группами молодежи, обусловленные как дифференцированным влиянием воспринимаемых характеристик ВС РФ, так и социально-психологическими характеристиками молодежи. Данные особенности проявляются на соответствующих уровнях структуры имиджа:

- на диспозиционном уровне – зависимость имиджа от идентичности молодых людей. Формирование результативного имиджа связано, прежде всего, с одновременным развитием общественной и военной составляющих идентичности;

- на знаково-содержательном уровне – факторы восприятия и типы имиджа ВС РФ. Факторы восприятия, посредством которых молодыми людьми формируется образ ВС РФ, включают: «Оценку состояния», «Социальную значимость», «Личностную близость», «Тяжесть службы» и «Романтикуобыденность». Типы имиджа, выделенные в молодежной среде на основе общности оценок по факторам восприятия, определяются как: «Негативный», «Отстраненный», «Сочувствующий» и «Ситуативно-приемлемый»;

- на поведенческом уровне – зависимость отношения молодых людей к военной службе от типа имиджа ВС РФ. Положительное отношение к военной службе соответствует «Сочувствующему» и «Ситуативно-приемлемому» типу имиджа ВС РФ, отрицательное – «Негативному». 3. Критерием оценки имиджа ВС РФ выступает его соответствие цели, с которой он создавался. Применительно к молодежной среде таким критерием является обеспечение положительного отношения молодежи к военной службе. 4. Основными механизмами формирования имиджа ВС РФ, проявляющимися в его особенностях, выступают: «Идентификация с военнослужащим», представляющая собой восприятие армии с позиции военнослужащего;

«Военно-социальная идентификация», отражающая восприятие ВС РФ в контексте внешних угроз для российского общества, исходящих от других общностей, и роли армии в сдерживании этих угроз;

«Сравнение с идеалом», включающее в себя оценку соответствия реальных ВС РФ их идеалу. 5. направлено Социально-психологическая модель коррекции имиджа ВС РФ воздействие субъекта коррекции с учетом социальновключает взаимосвязь образов обыденного сознания молодежи, на которое психологических механизмов формирования имиджа. Направлениями коррекции являются: оптимизация массовой коммуникации, изменение социальнопсихологических характеристик аудитории, изменение имиджевых характеристик Вооруженных Сил России.

Практическая значимость исследования: 1. Результаты исследования могут быть использованы органами государственного и военного управления при формировании и реализации государственной молодежной политики в области патриотического воспитания молодежи, в ходе совершенствования военного строительства России. 2. Построенное семантическое пространство восприятия ВС РФ, разработанные типология и социально-психологическая модель коррекции имиджа позволяют повысить результативность деятельности по комплектованию войск, формированию психологической готовности молодых людей к военной службе и предупреждению уклонений от нее. Представленные рекомендации целесообразно использовать в интересах психологического противоборства, совершенствования рекламы военной службы, информационного обеспечения деятельности ВС РФ и системы связей с общественностью. 3. Разработанная психосемантическая модель исследования имиджа, включающая релевантный диагностический инструментарий, позволяет оценить состояние имиджа ВС РФ, выявить их имиджевые характеристики и построить целевой образ, на достижение которого следует направить усилия по коррекции имиджа. 4. Основные положения исследования могут быть использованы в ввузах при подготовке психологов, военных журналистов, специалистов профессионально-психологического отбора и культурно-досуговой работы. Данные, полученные в диссертации, целесообразно учесть в ходе преподавания дисциплин «Военная психология», «Психология военного управления», «Возрастная психология», «Социальная психология», «Психология журналистики». Исследование проводилось с использованием методов ассоциативного эксперимента, теста репертуарных решеток (Дж. Келли), модифицированной методики семантического шкалирования, теста М. Куна-Маркпатленда («Кто я?»), специально созданного опросника установок по отношению к военной службе. В ходе решения задач исследования использовались данные монито ринга, проводимого Социологическим центром ВС РФ в рамках выполнения Федеральной целевой программы «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004 – 2007 годы» и вторичный анализ результатов социологических исследований. Для обработки неформализованных данных использовался контент-анализ. При математико-статистической обработке данных с помощью пакета статистических программ SPSS 12.0 for Windows применялись дисперсионный, кластерный и факторный виды анализа. Достоверность полученных данных обеспечивается научнометодологической обоснованностью программы исследования, репрезентативностью выборки, соблюдением методических принципов и правил проведения исследования, реализацией многоступенчатого подхода к разработке репрезентативных методик исследования, разнообразием применяемых исследовательских процедур и их взаимодополняемостью, оценкой статистической значимости выводов, соотнесением с результатами исследований других авторов. Исследование проводилось с 2002 по 2005 годы в 6 субъектах Российской Федерации и состояло из нескольких взаимосвязанных этапов. Первый этап (2002-2003 гг.) включал в себя: изучение, обработку и систематизацию общей и специальной научной литературы об исследованиях, посвященных проблемам корпоративного имиджа, социального познания и восприятия Вооруженных Сил;

разработку концепции диссертационного исследования, его цели, задач, объекта, предмета и рабочей гипотезы;

уточнение методического замысла, подборку инструментария исследования, проведение исследовательской работы. Второй этап (2003-2004 гг.) заключался в последовательном и целенаправленном проведении эмпирических исследований, в ходе которых было обследовано более 600 человек в возрасте от 15 до 24 лет, проживающих в различных регионах Российской Федерации.

Третий этап (2004-2005 гг.) состоял из обобщения, систематизации и обработки результатов диссертационного исследования;

оформления результатов опытно-экспериментальной работы, формулировки теоретических выводов и практических рекомендаций;

обоснования путей совершенствования имиджа ВС РФ. На данном этапе использовались методы обобщения, систематизации и интерпретации результатов исследования, апробации полученных научных данных. Апробация результатов исследования. Основные положения работы обсуждались на заседаниях кафедры психологии Военного университета (2003, 2004, 2005), кафедры имиджелогии Института связей с общественностью Международного университета бизнеса и управления (2005), представлялись на 1ом Всероссийском научном семинаре Лиги Профессиональных Имиджмейкеров (2003), Всероссийской научно-практической конференции «Связи с общественностью как интегрированное научное знание периода открытого информационного общества» (2004), Международных симпозиумах, проводимых Академией имиджелогии «Имиджелогия-2004» и «Имиджелогия-2005», круглом столе «Имидж армии – имидж безопасности России» (2005). Материалы диссертационного исследования использованы в НИР «Реклама военной службы в деятельности военных учреждений культуры» (2004, шифр «Реклама и армия»), в процессе проведения занятий с курсантами по дисциплине «Социальная психология». Общий объем публикаций по теме работы – 4 п.л. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 223 источника, и 19 приложений. Глава I. Имидж Вооруженных Сил России в молодежной среде как объект социальнопсихологического исследования. Глава II. Вооруженные Силы России в обыденном сознании молодежи. Глава III. Социально-психологическая модель коррекции имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации в молодежной среде. Общий объем диссертации 194 страницы.

Работа иллюстрирована 26 рисунками и 28 таблицами.

Глава I. ИМИДЖ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 1.1. Проблема корпоративного имиджа в современной психологии В общественном сознании все более закрепляется представление об имидже как об определенной ценности, от которой зависит успешность деятельности любой организации. Это понятие активно используется в средствах массовой информации, в системе маркетинга, рекламы и связей с общественностью. Имидж относят к таким социальным реальностям, как человек, группа людей или организация (например, имидж артиста, членов правительства, страны) и результатам их деятельности (взглядам, теориям и т.д.). Понятие имиджа имеет ряд близких по значению слов: мнение, рейтинг, репутация, образ, отношение, известность, слава, популярность, престиж, авторитет и т.п.1 Проблема имиджа в западных странах (главным образом в США) становится актуальной с 1950-х годов. В 60-х годах XX столетия в Америке и Европе отмечен рост числа исторических, социологических, философских и психологических исследований имиджа. В отечественной науке до конца 80-х годов, близкие по направленности исследования проводились в рамках психологии пропаганды, массовых коммуникаций, социального познания. Большой размах получило изучение индивидуального и общественного сознания. В целом, отечественная научная мысль имеет значительную базу для плодотворного исследования не новой для нас, но ставшей актуальной проблематики имиджа. Несмотря на представленность термина «имидж» в современной отечественной науке (к началу 2005 года защищено более 50 диссертаций по имиджеСм.: Утлик Э.П. Практическая психология имиджа//Вестник университета. Социология и управление персоналом. –М., ГУУ. 1999. № 1.

вой тематике), построение психологических теорий имиджа остается не решенной до конца задачей. В диссертационных исследованиях и научных публикациях отражаются отдельные аспекты данного явления. Е.Б. Перелыгиной, предложившей концепцию имиджа как феномена интерсубъективного взаимодействия, теоретическая модель имиджа построена применительно к персональному имиджу1. Е.Н. Богданов, В.Г. Зазыкин, наиболее предметно исследовавшие корпоративный имидж, рассматривают его в рамках деятельности по организации связей с общественностью2. В многочисленной, так называемой «практической» литературе господствуют, интуитивистские подходы к описанию этого явления, опирающиеся на западный опыт в области маркетинга, рекламы и public relations. Отсутствием единого трактования сущности имиджа обусловлена необходимость выявить наиболее распространенные аспекты употребления этого понятия. Имидж (image) – английское слово, произошедшее от латинского – imago - изображение, подобие. В современном английском языке слово image имеет множество значений и оттенков. Среди них следует выделить не только традиционно отмечаемые – «образ», «изображение», но и такие значения, как «олицетворение», «представление» (о чем-либо), «репутация», «престиж». Современные английские словари трактуют имидж и как общее впечатление, «публикуемое» личностью, организацией, товаром и т.д.3 Важно отметить и такое словосочетание, используемое в англоязычной литературе, как «imagebulding» - в смысле «создание репутации», «лица» фирмы. Эти значения больше соответствуют пониманию имиджа, которое сложилось в современной науке.

См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис… докт. психол. наук. –М., 2003. 2 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб., 2003. 3 См.: Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English / Ed.: J. Crowther. -OUP, 1995.

Анализ более 20 определений имиджа в современной научной литературе1, позволил выделить несколько основных подходов к пониманию сущности имиджа. Перевод слова image как изображение, вероятно, послужил основанием для интуитивного понимания имиджа как наглядного, зрительно выраженного явления2. Признавая важность зрительного образа объекта имиджа, следует учесть и то, что социальные и социально-психологические характеристики объекта имиджа не визуальны. Поэтому представляется недостаточным при определении имиджа опираться лишь на визуальные характеристики. Другой взгляд на сущность имиджа состоит в акцентировании его символического характера3. Роль символизации в ходе формирования имиджа несомненна, однако, если смотреть с позиции того же символического интеракционизма, все социальное поведение человека заключается в производстве и оперировании символами. Картины мира организуются с помощью символов и «человеческие существа живут одновременно в двух средах – естественном окружении… и окружении символическом»4. Очевидно, что констатации лишь символической природы имиджа для его определения недостаточно. Отнесение имиджа к феномену влияния исторически является одним из первых подходов к его пониманию5. В данном контексте имидж представлен как способ психологического воздействия на мотивацию поведения, как механизм управления массовым и индивидуальным сознанием6. Ряд отечественных исследователей рассматривают имидж как «влияние, подчинение воли одного человека воле другого»7, другие представляют его как социальное программи См.: Давыдов Д.Г. Имидж в контексте психологической теории // Имиджелогия: тенденции и перспективы развития. –М., 2003. 2 См.: Шепель В.М. Имиджелогия. Секреты личного обаяния. - М., 1994. - С.142 - 143. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 43. 4 Шибутани Т. Социальная психология. –Ростов н/Д., 1999. С. 120. 5 См.: Лебедев-Любимов А.Н. Психология рекламы. –СПб, 2004. С. 123-125. 6 См.: Феофанов О. США: реклама и общество. – М., 1974. С.209;

Веретенникова И.В. Влияние имиджа человека на деловые отношения в организации.: Дис. … канд. психол. наук. –М., 2001. С. 37. 7 Имидж лидера/Под. ред. Е. Абашкиной–М., 1996.

рование духовной жизни и поведения субъектов1. Несомненно, «влиятельный» характер имиджа следует учесть при определении его сущности, избегая, однако, сведения этой сущности к собственно влиянию или авторитету. Следует отметить, что большинство исследователей определяют имидж через понятие психического образа, формирующегося в массовом сознании. Понятие “образ” используется в психологии для описания отражения объективного мира. По мнению А.Н. Леонтьева, “...проблема восприятия должна быть поставлена и разрабатываться как проблема психологии образа мира”2. Как результат психических познавательных процессов, “выступающий либо в сенсорной, либо в идеализированной форме”3, образ является одним из базовых понятий и в общей и в социальной психологии. Отражаемые явления и предметы входят в содержание образа. Образ не есть моментальный снимок действительности. Это, по мнению Н.Д. Заваловой, Б.Ф. Ломова, В.А. Пономаренко, — сложный, динамичный, “развертывающийся во времени процесс, в ходе которого отражение становится все более и более адекватным отражаемому предмету”4. При этом отмечается активность образа: процесс построения и функционирования образа может быть рассмотрен как особый вид деятельности5. Появление в научном лексиконе термина «имидж» связано не столько с англоязычной экспансией, сколько с тем, что имидж - это не просто психический образ, а образ, обладающий определенными особенностями, которые обычно не афишируются6. Как научные понятия, образ и имидж не тождественны (см. рис. 1). Нетождественность понятий «имиджа» и «образа» исходит из их представленности на разных уровнях научного знания. В психологии См.: Федоров И.А. Индивидуальный имидж как сторона духовной жизни общества. Дис. … докт. социол. наук. –Тамбов, 1998. 2 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. В 2 томах. т.2. -М.: 1983, С. 252. 3 См.: Ярошевский М.Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. -М.: 1981. С. 139. 4 См.: Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности. М., 1986. С. 10. 5 См. Смирнов С.Д. Принцип активности в построении и функционировании психического образа: Автореф. дис… докт. психол. наук. –М. 1988. С. 36. 6 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб., 2003. С. 36.

понятие «образ» является одной из базисных категорий1, не сводимой и не выводимой из других понятий и обусловливающей, в числе других базисных категорий, построение специальных теорий. Такой конкретной теорией является теория имиджа. Понятие «образ», следовательно, является родовым понятием по отношению к имиджу и способствует раскрытию его сущности как психологического явления2.

Образ Имидж Рис. 1. Соотношение объема понятий «образ» и «имидж».

Как представляется, такой подход наиболее продуктивен для исследования имиджа. В рамках данного подхода имидж как образ характеризуется двумя основополагающими признаками: эмоциональной окрашенностью и устойчивостью. Устойчивость имиджа отличает его от более динамичных общественного мнения и настроения. Для его формирования и изменения необходимо большее время и более существенная информация. Такая устойчивость приводит подчас к аналогиям между имиджем и социальным стереотипом3. Однако такое представление требует уточнения. В психологии под социальным стереотипом принято понимать упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какой либо социальной группы или общности, с легкостью распро См.: Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. –М., 1999. См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис… докт. психол. наук. –М., 2003. С. 93. 3 См.: Дьякова В.В. Стереотипы восприятия государственных служащих в современном российском обществе. С.12.

страняемый на всех ее представителей1. Стереотип формируется на основе социального опыта и позволяет «экономить» внимание и мышление при восприятии социальной действительности. Имидж отличается от стереотипа тем, что он индивидуализирован, т.е. по сущности своей является образом данного конкретного объекта. Стереотип же «обобщает» некоторый класс сходных объектов, заставляя воспринимать их идентично, как наделенных набором одинаковых характеристик. Конечно, возможен вариант, когда имидж будет целиком определяться существующим стереотипом. Пожалуй, это не лучший вариант имиджа, ведь в таком случае скрытыми остаются индивидуальные особенности объекта. Вместе с тем, многие авторы указывают, что эффективный имидж должен опираться на имеющиеся стереотипы как на когнитивную основу, но не совпадать с ними2. Некоторые исследователи обращают особое внимание на «иллюзорность имиджа», отмечая разрыв между имиджем и реальностью3. Однако, противопоставление некой «объективной» реальности и «иллюзорного» имиджа ничего не дает для выявления его сущности. Более адекватным предмету рассмотрения представляется подход, который предложен С. Московичи в концепции социальных представлений: "... то, что человеческие сообщества думают о своем собственном бытии, те значения, которые они приписывают своим институтам, те образы, которыми они наделяют себя самих, являются необходимой частью их реального существования, а не просто его реальным отражением4". Как и любой психический образ, имидж есть, с одной стороны, более или менее адекватное, но всегда неполное и субъективное отражение;

с другой стороны имидж часть социально-психологической реальности. Социальная реальность См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. – М., 1990. С. 135. 2 См., например: Саватеев А.В. Психологические условия совершенствования имиджа командира курсантского подразделения: Дис. … канд. психол. наук. –М. 2001. С. 21. 3 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб, 2003. С. 40. 4 Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд// Психологический журнал № 1, 1995. С. 6.

конструируется людьми, «истинна» эта реальность в сознании человека (группы) или «искажена» - зависит от степени совпадения этой индивидуальной (групповой) реальности с общепринятыми представлениями. Имидж в этом смысле не может быть «истинным» или «ложным», он образуется в результате смещения ракурса восприятия на те или иные стороны объекта. Имидж, в таком случае, всегда «искажен» относительно образов, создаваемых иными людьми и группами. Поэтому можно говорить лишь о большей или меньшей согласованности имиджа, имеющегося в сознании одной аудитории, с образами данного объекта, сложившимися у другой аудитории. Иными словами, имидж всегда реален – само его наличие есть факт реальности. Имидж всегда «иллюзорен», так как он есть субъективная реальность, созданная субъектом. В некоторых подходах сущность имиджа сводится к мнению, представлению, установке1. Многие авторы указывают на близкие ему понятия репутации, престижа, зачастую не утруждая себя уточнениями, имеются ли различия между указанными понятиями, или это разные наименования одного по сути явления2. Рассматривая этот вопрос, Е.Н. Богданов и В.Г. Зазыкин замечают, что понятия престижа, репутации и имиджа не тождественны потому, что имидж есть манипулятивный, привлекательный образ, воздействующий на сознание и поведение человека через эмоциональную сферу. В этом его отличие от репутации и престижа – категорий рассудочных, основанных на осознанном выборе, рациональном и аргументированном сравнении3. Трудно согласиться с См., например, Вдовин Ю.Н. Престиж военной службы (философско-политический анализ): Автореф. дис. канд. философ. наук. –М., 1992;

Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: цели, стратегии, тактики / Имиджелогия-2004: состояние, направления, проблемы: Материалы Второго международного симпозиума по имиджелогии / Под ред. Е.А. Петровой -М., 2004. С.37-38. 2 См., например, Возжеников А.В. Комплектование вооруженных сил на контрактной основе: современные проблемы и перспективы // Современное состояние военно-гражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России: Материалы международной конференции. –М., 2005. С. 254. 3 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб, 2003. С. 39.

тем, что престиж является рассудочной категорией. А вот указание на манипулятивность имиджа следует рассмотреть подробнее. Для понимания сущности имиджа чрезвычайно важен вопрос о том, является ли имидж только формируемым, целенаправленно заданным образом или он может быть как «искусственным», так и «естественным», стихийно образованным. Мнения исследователей по данному вопросу разделяются. Экспертный опрос, проведенный О.А. Малакановой, показал, что 64% специалистов в области массовой коммуникации выражают мнение, что имидж существует всегда, независимо от того, занимаются им или нет, и лишь 23% экспертов считают, что имидж целенаправленно формируется.1 Уточнить мнение указанного большинства требуют ситуации использования понятия «имидж». И в обыденной речи, и в публицистике, и в научной литературе данное понятие употребляется почти исключительно в контексте формирования, планируемого воздействия и целенаправленного создания. Так, Е.Б. Перелыгина указывает, что «… имидж есть создаваемый образ, т.е. образ, возникающий в результате определенной деятельности, работы2». Еще четче это формулируют Е.Н. Богданов и В.Г. Зазыкин: «…имидж – это не что иное, как специально сконструированный психический образ, создаваемый со вполне определенными целями…3». Такой целью часто называется психологическое воздействие на людей, их поведение4. Именно в этой целенаправленности, «сконструированности» и состоит основная специфика имиджа как образа5. Вероятно большинство экспертов в исследовании О.А. Малакановой, понимая под имиджем образ, имплицитно переносят на имидж и такую важную сторону См.: Малаканова О.А. Имидж политического института как предмет социологического исследования.: Дис. … канд. социол. наук. –Самара, 1999. С. 35. 2 Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 57. 3 Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб, 2003. С.8. 4 См., например, Амирова Л.В., Лебедев А.Г. Имидж офицера. –Тверь, 2000. С. 36;

Сухина О.Ю. Имидж организации как способ воздействия на социальное поведение: Дис.. канд. социол. наук. –М., 2003. С. 28. 5 См.: Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. –М., 2003. С. 411.

образа, как существование его вне зависимости от того, осознает ли сам объект восприятия существование этого образа. Т.е., образ объекта возникает всегда, когда появляется субъект, воспринимающий данный объект. Имидж же, как феномен возникает тогда, когда некто не просто осознает, что объект кем-либо воспринимается, но и ставит перед собой задачу корректировать это восприятие. В такой пристрастности социального объекта (ВС РФ) по отношению к воспринимающему субъекту, проявляется одна из специфических черт, качественно отличающих социальную перцепцию от восприятия неодушевленных предметов1. Следовательно, можно предположить, что понятие «имидж» носит функциональный характер. Это позволяет выделить наиболее важные особенности имиджа как разновидности психического образа. Понятие «имидж» имеет смысл употреблять тогда, когда, во-первых, появляется представление о том, что объект воспринимается аудиторией и происходит осознание самого факта восприятия;

во-вторых, проявляется целенаправленность в формировании образа объекта. Иными словами, образ объекта может существовать «естественно», а понятие имидж возникает тогда, когда возникает задача коррекции этого образа в групповом или индивидуальном сознании. Сама же сознательная деятельность по коррекции имиджа не всегда становится предметом рефлексии – интуитивно ориентируясь на групповые ценности и идеалы, субъект не обязательно включает ее в предмет своего сознания. Одним из основных методов создания имиджа ВС РФ является позиционирование как «…построение образа и направление восприятия в необходимое русло с помощью понятных и благоприятных (с точки зрения населения) категорий»2. Целью позиционирования становится приближение к положительным См. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. – Ростов-на-Дону, 1999. С. 257. 2 Прудников Л.А. Политические технологии как фактор формирования имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис. …канд. полит. наук. –М., 2004. С. 86.

ожиданиям общественности и дистанцирование от отрицательных, иначе говоря, изменение ракурса восприятия Вооруженных Сил населением. Вышеизложенное приводит к пониманию процесса формирования имиджа ВС РФ как носящего субъект-субъектный характер1. При этом возможно выделение трех субъектов имиджа (см. рис. 2). Во-первых, активность психики людей, составляющих аудиторию имиджа, обусловливает строительство образа объекта, активно «вычерпывая», по выражению А.Н. Леонтьева2, характеристики образа из окружающей действительности. Аудитория в таком случае является коллективным субъектом восприятия. Во-вторых, сам объект восприятия (ВС РФ) активно сообщает, презентирует свои качества окружению, и в этом смысле он предстает как субъект самопрезентирования. Третьим субъектом субъектом коррекции становится человек или группа людей (руководство ВС РФ, уполномоченные им органы), чья целенаправленная деятельность состоит в организации восприятия объекта имиджа определенным образом.

Субъект восприятия Субъект коррекции Имидж Субъект самопрезентирования Рис. 2 Субъекты формирования имиджа.

При определении сущности имиджа ВС РФ важно избежать ошибки, на которую указывает Э.П. Утлик. Суть этой ошибки в уподоблении имиджа другим, «натурным» свойствам объекта3. У ряда авторов создается впечатление, что имидж - это еще одно свойство объекта, которое появилось после работы См., например: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 197. См.: Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. -М., 1983. С. 255. 3 См.: Утлик Э.П. Практическая психология имиджа//Вестник университета. Серия №1. Социология и управление персоналом. –М.: ГУУ. 1999. № 1.

2 имиджмейкера1. По этой причине некоторые исследователи, первоначально определяя имидж как образ, затем говорят о «восприятии имиджа»2. Но имидж и есть результат восприятия – образ. Как образ, он не принадлежит объекту восприятия, а формируется в сознании субъектов восприятия. Принадлежность имиджа субъекту восприятия («аудитории») требует определения: не только чей имидж, но и у кого. Следовательно, более правильным будет выражение не «ВС РФ имеют имидж», а «у данной конкретной аудитории сформирован имидж ВС РФ». Деятельность по коррекции имиджа предполагает наличие соответствующей мотивации3. Первый источник мотивации связан с решением внутренних психологических проблем, с самовыражением. Это потребность в повышении психологического статуса военнослужащих и степени удовлетворенности принадлежностью к ВС РФ за счет высокого статуса самих Вооруженных Сил. Второй источник основан на представлении об имидже как средстве социальнопсихологического влияния. Для ВС РФ - это потребность в решении таких проблем, как привлечение кандидатов на контрактную службу, облегчение призыва, формирование поддержки деятельности Вооруженных Сил со стороны общественности. Противоречие между собственным образом и «Я в глазах других», как важная предпосылка имиджевой деятельности, впервые отмечено И. Гофманом4. Деятельность субъекта по созданию имиджа мотивируется несовпадением представлений о том, как ВС РФ должны восприниматься окружающими («желаемый имидж») и как они реально воспринимаются. Выявление этого См. например: Веретенникова И.В. Влияние имиджа человека на деловые отношения в организации.: Дис. …канд. психол. наук. –М., 2001. С. 19;

Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 78. 2 См. например: Белоусова И.Э. Этнопсихологические факторы эффективности политического имиджа: Дис. …канд. психол. наук. –М., 2000. С. 16. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 72. 4 См.: Абельс Х. Интеракция, идентификация, презентация: Введение в интерпретативную социологию. –М., 1999. С. 206.

расхождения предшествует деятельности по формированию имиджа1. Моделирование перспективы преодоления основополагающего противоречия предполагает рассмотреть в качестве важного условия формирования имиджа ВС РФ наличие у субъекта коррекции «желаемого имиджа» (проектируемого или целевого образа) и рефлексивного образа. Одной из причин неэффективной работы по коррекции имиджа ВС РФ является то, что «сейчас отсутствует четкая, понятная грамотная информационная концепция образа новой российской армии»2. Во многом это связано с отсутствием единого органа, отвечающего за целенаправленное формирование образа ВС РФ. В настоящее время происходит институализация субъекта коррекции имиджа ВС РФ3. При этом, деятельность соответствующих структур МО РФ с одной стороны, должна быть интегрирована в единую государственную систему формирования имиджа страны4, с другой, осуществляться неразрывно с формированием внутреннего имиджа и организационной культуры ВС РФ. При решении отдельных задач коррекции имиджа, возможно использование общественных, научных и коммерческих организаций, работающих в сфере массовых коммуникаций (научные исследования, консалтинговые услуги, связи с общественностью, реклама, СМИ и т.д.). Однако, построение концепции имиджа ВС РФ, стратегическое руководство по ее воплощению не должно быть делегировано внешним организациям5, а осуществляться единым органом при непосредственном участии высшего руководства ВС РФ.

См.: Панасюк А.Ю. Формирование имиджа: цели, стратегии, тактики// Имиджелогия-2004: состояние, направления, проблемы. Материалы Второго международного симпозиума по имиджелогии/Под ред. Е.А. Петровой -М., 2004, с. 41. 2 См.: Перемибеда П.А. Модернизация Российской армии в контексте военно-гражданских отношений: массовые установки и ожидания россиян // Современное состояние военногражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России: Материалы международной конференции. –М., 2005. 3 См.: Парфенов В.Г. Связи с общественностью в управлении военной организацией: проблемы институализации. –М., 2002. 4 См.: Галумнов Э.А. Международный имидж России: стратегии формирования. –М., 2003. С. 383. 5 См.: Даунинг Г. Репутация фирмы: создание, управление и оценка эффективности. –М., 2003. С. 293.

Цель имиджевого воздействия - «желаемый имидж» не должен соответствовать реальному состоянию ВС РФ. Необходимо использовать «повышающий потенциал» имиджа1, способствующий раскрытию возможностей ВС РФ. Так, В.М. Шепель акцентирует внимание не только на прагматичности имиджа - его способности решать конкретные задачи, сколько на имидже как способе самовыражения2. Имидж ВС РФ, с т.з. данного подхода, - есть возможность представить обществу свои лучшие характеристики. Исходя из этого, А.Г. Дугин предлагает, прежде всего, изменить не саму армию, а образ армии. Создав «…совершенно новый образ нашей армии, армии с принципиально новой функцией, с новой социальной ролью и с новым уровнем самосознания, уже тем самым мы повлияем и на законодателей, которые принимают решения, и на гражданское общество, и на военное руководство»3. Имидж отражает социальные ожидания общества, его определенных групп, которые обусловлены их насущными потребностями и интересами4. В процессе формирования имиджа активную роль играет готовность аудитории так или иначе воспринимать объект. В структуре этой готовности определенное место принадлежит «идеальному образу», т.е. представлениям о том, каким должен быть данный объект. Поэтому, другим важным компонентом в динамике формирования имиджа является идеал. Согласно концепции социальных представлений С. Московичи, идеал занимает важное место в структуре социальных представлений5. Этот идеал включает серию индикаторов, которые призваны улавливать степень отклонения наличного явления от образца. Следовательно, для оценки реального состояния ВС РФ в сознании аудитории См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис. …докт. психол. наук. –М., 2003. С. 119. 2 См.: Коммуникационный менеджмент. Учебное пособие / Под. Ред. В.М. Шепеля. -М., 2004. С. 70 3 Российская армия, политика и общество// Красная звезда. -2002. -29 октября. С. 2. 4 См.: Имидж госслужбы: Сборник научных трудов. –М., 1996. С. 7. 5 См.: Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии: Учебное пособие. –М., 1987. –С. 68.

используется идеал, имеющий культурно-обусловленный характер и отражающийся в литературе, произведениях искусства, явлениях обыденного сознания. Таким образом, динамику формирования имиджа можно представить как взаимосвязь образов ВС РФ, имеющихся у субъекта восприятия и субъекта коррекции (см. рис. 3). Формирование имиджа субъектом восприятия происходит во взаимосвязи с образом идеальных ВС РФ. На этот процесс оказывает влияние целенаправленная деятельность субъекта коррекции. Источником такой деятельности является противоречие – представление о несоответствии того, как должны восприниматься Вооруженные Силы и как они действительно воспринимаются молодежью.

Молодежь России Идеал (какие должны быть ВС РФ) Субъект коррекции Целевой образ (как должны восприниматься) ПРОТИВОРЕЧИЕ Имидж (какие есть ВС РФ с т.з. молодежи) Репродуктивный образ (как воспринимаются) Рис. 3. Взаимосвязь образов ВС РФ у субъектов восприятия и коррекции имиджа.

Выявление двух источников мотивации деятельности по коррекции имиджа позволяет выделить две группы психологических функций имиджа ВС РФ. Внутренние функции отражают направленность имиджа на внутреннюю среду, на самооценку военнослужащих и их отношение к военной службе: мотивация принадлежности к Вооруженным Силам;

психологическая защита и поддержание высокой самооценки. Здесь проявляется взаимосвязь внутреннего и внешнего видов имиджа1: так изменение восприятия обществом Вооруженных Сил быстро отражается на отношении военнослужащих к себе и к службе.

См. подробнее: Сухина О.Ю. Имидж организации как способ воздействия на социальное поведение: Дис. …канд. социол. наук. –М., 2003. С. 118.

Помимо прагматического значения (укрепление дисциплины, усиление мотивации службы, улучшение психологического климата и т.д.), эта группа функций имеет и гуманистическую составляющую. Достаточно вспомнить, что негативное отношение общества в середине 90-х годов прошлого века, наложившееся на острые материальные проблемы, вызвало кризис смысла военной службы и жизненного пути военнослужащих. Не случайно всплеск числа самоубийств в армии1 совпал с периодом наиболее негативной оценки ВС РФ населением и СМИ. Эффективный имидж военной организации несомненно будет служить средством психологической защиты от разнообразных жизненных трудностей, включая и трудности военной службы. Внешние функции имиджа ВС РФ включают: информирование – предоставления информации окружающему социуму, удовлетворения естественной потребности людей в обладании знанием об окружающем мире;

воздействие изменения отношения и поведения окружающих, направленных на Вооруженные Силы (увеличение числа кандидатов для прохождения службы по контракту, предупреждение уклонений от военной службы, улучшение взаимодействия с гражданами и общественными организациями и т.д.);

согласование – формирования общей картины окружающего мира для граждан страны, снятия неопределенности, приводящей к рассогласованию и негативным переживаниям2. Здесь также проявляется гуманистический потенциал имиджа. Образ армии является одной из «несущих конструкций» общественного сознания3. Благоприятный имидж Вооруженных Сил, являющихся элементом Российского государства, так или иначе затрагивающим интересы всех россиян, оказывает влияние на стабильность общества и настроения людей, уменьшая чувство тревоги и социального пессимизма.

См.: Директива МО РФ Д-18 от 31 июля 1996 г. «О мерах по предотвращению самоубийств в Вооруженных Силах РФ». 2 См. Прудников Л.А. Политические технологии как фактор формирования имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис. …канд. полит. наук. –М., 2004. С. 30. 3 См.: Банников К. Л. Антропология экстремальных групп (Доминантные отношения среди военнослужащих срочной службы Российской Армии). М., 2002. С. 242.

Опираясь на предложенную Г.М. Андреевой схему социальных перцептивных процессов1, типологию имиджа организаций, которую дают Е.Н. Богданов и В.Г. Зазыкин2, Е.Б. Перелыгина3 и другие авторы, корпоративный имидж следует разделять по критерию субъекта восприятия на внешний, сформированный у граждан, не входящих в личный состав ВС РФ и внутренний, аудиторию которого представляют сами военнослужащие и гражданский персонал ВС РФ. Эти два вида имиджа связаны между собой4, однако, их взаимозависимость не является строгой. Внешний имидж определяется особенностями восприятия людей, не являющихся военнослужащими, той части деятельности ВС РФ, которая доступна их познанию. Внутренний имидж тесно связан с социально-психологическими особенностями военнослужащих и во многом определяется их непосредственной профессиональной деятельностью. Ввиду этого, внутренний и внешний имидж могут иметь существенные различия. Эффективный внешний имидж, однако, должен иметь высокую степень согласованности с внутренним5. Проблема внутреннего имиджа в современной психологии находит свое разрешение в исследованиях различных социальнопсихологических явлений в коллективе6, корпоративной (организационной) культуры7 и др. Важным для понимания имиджа Вооруженных Сил представляется вопрос о его структуре, тем более что в ряде исследований совершенствование См.: Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений. –М., 2002. С. 118. 2 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб, 2003. С.41-42. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Психология имиджа. –М., 2002. С. 202. 4 См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис… докт. психол. наук. –М., 2003. С. 323. 5 См.: Там же. С. 328. 6 См., например: Каширин В.П. Характеристика социально-психологических явлений в воинских коллективах полка (корабля) / Социальная и военная психология. –М., 1990. 7 См. например, Полосин А.В. Социально-психологические условия совершенствования организационной культуры современного российского предприятия: Дис… канд. психол. наук.М., 2004.

имиджа рассматривается как проблема создания его оптимальной структуры1. Предложенные рядом авторов модели корпоративного имиджа2 отражают скорее не структуру данного явления, а его содержание, то есть упорядоченную совокупность элементов и процессов3, составляющих объект восприятия. Раскрытие тех сторон Вооруженных Сил, которые отражены, «схвачены» общественным сознанием соответствует описательному уровню современной теории имиджа. Структура имиджа, выступающая как единство устойчивых связей между его элементами4, соответствует структуре социальной психики, а точнее - обыденного сознания, в поле которого и формируется имидж. Обыденное сознание – это совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основывающихся на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, к которой они принадлежат5. Это гетерогенная сфера, соединяющая в себе черты предсознательного и мифологического, детского и массового сознания с элементами научного знания и рефлексивного сознания. Содержательным уровнем обыденного сознания, по мнению Е.В. Улыбиной, являются социальные представления, составляющие предмет исследования С. Московичи6. Одно из возможных направлений исследований структуры имиджа представлено И.В. Веретенниковой, которая выделяет два уровня функционирования имиджа – осознаваемый, связанный преимущественно со значениями, и неосознаваемый, который можно соотнести с проявлением смысловых иерар См., например: Пискунова Т.Н. Условия и факторы формирования позитивного имиджа образовательного учреждения: Дис. …канд. психол. наук. –М., 1998. 2 См.: Богданов Е.Н., Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». –СПб., 2003. С.44-45. 3 См.: Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. –М., 1991. С. 414. 4 См.: Там же. С. 437. 5 См.: Краткий психологический словарь/Ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. Ростов-на-Дону, 1999. С. 231. 6 См.: Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 86.

хических систем1. Необходимость направить усилия при изучении имиджа ВС РФ не только на поверхностные слои сознания высказывалась неоднократно2. Учитывая, что имидж есть феномен коллективный, областью внимания при исследовании имиджа ВС РФ может служить как коллективное сознание, так и область коллективных неосознаваемых явлений. Представление о функциональном характере понятия имидж, позволяет вскрыть соответствующую структуру имиджа. Рассматривая структуру имиджа в двух планах – программные элементы имиджа и внешние имиджеобразующие символы, - Е.Б. Перелыгина делает подход к его функциональной структуре3. Компонентами такой функциональной структуры имиджа, по нашему мнению, являются: • Объектный компонент, выражающий реальные характеристики объекта имиджа (ВС РФ) могущие быть воспринятыми аудиторией;

• Субъектный компонент, представляющий особенности субъекта восприятия (российской молодежи), которые оказывают влияние на формирование имиджа;

• Целевой компонент, отражающий цели формирования имиджа и направленность на те параметры восприятия ВС РФ, коррекция которых изменит поведение аудитории в благоприятную (с точки зрения субъекта коррекции) сторону. Анализ подходов к определению сущности, функций и структуры имиджа дает возможность определить имидж ВС РФ как устойчивый эмоционально окрашенный образ, формирующийся в обыденном сознании молодежи посредством целенаправленной активизации восприятия социально и личностно зна См.: Веретенникова И.В. Влияние имиджа человека на деловые отношения в организации.: Дис. … канд. психол. наук. –М., 2001. С. 4. 2 См., например, Наумова Н.Ф., Сычева В.С. Общественное мнение о социальных проблемах армии России. //Социс. –1993. -№ 12. с. 73-82 С. 78. 3 См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис. …докт. психол. наук. –М., 2003. С. 198.

чимых характеристик Вооруженных Сил и оказывающий влияние на отношение к ним молодых людей. Сущность имиджа ВС РФ позволяет подойти к пониманию процесса его формирования. Слово «формирование» в русском языке имеет два основных значения: придание чему-либо формы, определенного типа и составление, образование1. В психологии понятие формирование используется в обоих значениях. Понимание тройственности субъекта формирования имиджа позволяет рассматривать этот процесс с трех сторон: 1) коррекция – целенаправленная деятельность органов государственного и военного управления, которая, опираясь на ожидания аудитории, презентирует наиболее важные и привлекательные характеристики объекта, влияя тем самым на отношение и поведение молодых людей;

2) самопрезентирование - активность военнослужащих и Вооруженных Сил РФ в целом в решении стоящих перед ними задач;

3) восприятие психологические процессы, происходящие в массовом сознании аудитории имиджа - молодежи. Первые две стороны процесса формирования могут быть подвергнуты изучению не только в рамках психологии, но и других наук. Первоочередным, на наш взгляд, является изучение социально-психологических особенностей создания имиджа внутри молодежной среды, закономерностей того, как молодежь формирует образ Вооруженных Сил. Выявленные закономерности затем могут быть использованы для оптимизации деятельности двух остальных субъектов имиджа. Следовательно, под формированием имиджа Вооруженных Сил России следует понимать восприятие молодыми людьми Вооруженных Сил, обусловленное как их психической активностью, так и целенаправленным воздействием информации об определенных характеристиках ВС РФ. Такие характеристики называются имиджевыми. Таким образом, анализ подходов в современной науке к проблеме имиджа, позволяет уточнить понятие этого явления, определить социальнопсихологические функции и мотивы деятельности по его коррекции. Имидж Словарь русского языка. Т. IV.. Изд. 2. –М., 1884. С. 557.

Вооруженных Сил Российской Федерации - одно из средств решения внешних (формирование общественной поддержки ВС РФ, привлекательности военной службы и т.д.) и внутренних (привитие гордости за службу в ВС РФ у военнослужащих, формирование мотивации к продолжению службы) проблем военной организации России. Для реализации этих возможностей необходимо выявление структуры и конкретного содержания имиджа ВС РФ в молодежной среде и закономерностей его формирования. Особенностью имиджа как социально-психологического явления выступает тройственный характер его субъектности. Реализация этого подхода требует рассматривать молодежную аудиторию не только как объект воздействия, но и как субъект восприятия Вооруженных Сил России. Отсюда вытекает необходимость изучения социально-психологических характеристик молодежной аудитории, влияющих на создание образа ВС РФ. Осмысление сущности имиджа позволяет выдвинуть еще одно требование: ВС РФ должны стать полноценным субъектом коррекции своего имиджа. Это предполагает, прежде всего, создание рефлексивного образа – как сегодня армия воспринимается молодежью, и «желаемого имиджа» Вооруженных Сил четкого понимания того, как они должны восприниматься. Необходимо определение органов, чьей функцией станет мониторинг имиджа ВС РФ у целевых аудиторий, разработка концепции коррекции имиджа (включающей «желаемый имидж» и представления о путях его формирования). Причем, эта деятельность должна осуществляться при непосредственном участии высшего руководства государства и ВС РФ и быть направлена не только на оптимизацию массовой коммуникации. Как субъект коррекции имиджа, Вооруженные Силы РФ должны иметь возможность не только оптимизировать предъявляемую обществу информацию о себе, но и выстраивать свою повседневную деятельность так, чтобы достичь общественного доверия и поддержки.

1.2. Социально-психологические характеристики молодежи как субъекта имиджа ВС РФ Мир воспринимается людьми через призму своих особенностей и условий собственной жизни. Молодежь имеет свою специфику познания окружающей действительности, отличающую ее от детей и взрослых1. Следовательно, особенности имиджа ВС РФ будут в значительной степени определяться социально-психологическими характеристиками молодежной аудитории. Психология молодежи получила наиболее полное освещение в возрастной психологии юношества. К проблемам юношеского возраста в отечественной психологии обращались ведущие психологи и социальные педагоги: Л.С. Выготский, Д.И. Фельдштейн, С.Л. Рубинштейн, B.C. Мухина, Д.Б. Эльконин, И.С. Кон, Л.И. Божович, А.В. Мудрик, И.Ю. Кулагина, И.М. Ильинский и др. Теоретические модели юношеского возраста представлены во всех направлениях западной психологии, включая подходы Э. Шпранглера, Ш. Бюлер, С. Холла, К. Левина, Р. Бенедикт, М. Мид, Ж. Пиаже, Б. Заззо, Э. Эриксона и др. Как социально-психологическое явление, молодежь значительно реже становится предметом изучения. Хотя психология молодежи как научное направление возникла в начале XX века и эмпирические исследования проблем молодежи были проведены до первой мировой войны2, сегодня испытывается недостаток фундаментальных работ, особенно в отечественной психологии. В большинстве психологических словарей отсутствует определение молодежи. Незначительно число психологов среди исследователей молодежи3.

1 См. Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 2000. С.165. См., например, Холл С. Инстинкты и чувства в юношеском возрасте. - СПб., 1913. -190 с. 3 См.: Кто изучает проблемы молодежи? Российские исследователи и научные организации: Справочник. -М., 1997. С.3.

Слово «молодежь» (Youth -англ., Jugent -нем.) в разговорном языке имеет самые различные значения. И в законодательстве и в общественном мнении грани определения молодежи размыты. Среди исследователей также нет однозначного мнения, что такое молодежь: функция, возрастная стадия или социальная группа? Ряд социологов и психологов отмечают «произвол и неуверенность» в определении этого понятия. Зачастую ставится знак равенства между понятием «молодежь» и «юношество». Не достигнуто единодушия в определении критериев принадлежности к молодежи. Исходя из анализа научной литературы по данной теме, можно выделить наиболее типичные подходы к определению молодежи на основании различных критериев (возрастной, медико-антропологический, юридический, психофизиологический, социально-психологический, конфликтологический, профориентационный и др.). Возрастные определения молодежи наиболее распространены. Однако, многие исследователи указывают на отсутствие научного основания и примитивность таких определений1. Поэтому, большинство ученых отказываются от установления жестких возрастных границ при определении молодежи. Здесь, как и во многих других случаях, можно говорить лишь о принадлежности к категории «молодежь» в большей или меньшей степени. Развитие личности не является функцией возраста потому, что оно детерминировано не биологически. Возраст следует использовать как один из критериев в сочетании с другими критериями. Общепринятой становится точка зрения, согласно которой молодежный возраст начинается с изменением объективных условий жизни, общественного положения. Сущность самого понятия «молодежь», таким образом, приобретает социальную природу2. Следовательно, при определении понятия «молодежь» важно учитывать социальные критерии, не ограничивая его рассмотрением антропологического и возрастного содержания. Поэтому, большинство совре1 См., например, Критика буржуазных теорий молодежи. –М., 1982. См., например, Кон И.С. Социологическая психология. –М., 1999. С. 125.

менных исследователей в основу определения молодежи кладут несколько критериев. Наиболее полно интегративный подход к пониманию молодежи реализован в современных социально-психологических концепциях. И.С. Кон предлагает такое многомерное определение молодежи: это «… социальнодемографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и, обусловленных тем и другим, социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социальнопсихологические особенности имеют историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации»1. Исходя из наиболее распространенных подходов в психологических исследованиях, а также на основе сопоставления возрастной структуры со структурой занятости, брачной и образовательной структурами населения России2, условные возрастные границы молодежного возраста следует определить в пределах от 15 до 24 лет. Важной характеристикой молодых людей является восприятие себя именно как «молодых», как обладающих статусом и особенностями молодежи, в отличие от детей и взрослых. Для юноши осознание принадлежности к молодежи осуществляется через осознание факта некоторой психологической общности с другими членами данной социальной группы. Именно это самовосприятие позволяет говорить о молодежи как о социальной группе. Организация воспитания и обучения молодежи по возрастному принципу усиливает эту возрастную гомогенность, способствуя выработке специфического «молодежного» самосознания и стиля жизни.

1 Кон И.С. Молодежь// Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 16. М., 1974 С. 478. См.: Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. -М., 2003;

www.perepis2002.ru, 25.03.2004.

Следовательно, молодежь, как реальная социальная группа, обладает тремя основными признаками коллективной субъектности, выделенными А.Л.Журавлевым: взаимосвязанностью, совместной активностью и групповой саморефлексивностью1. Исходя из представления о молодежи как субъекте социальной деятельности, можно утверждать, что общность содержания деятельности молодежи (переход из мира детей в мир взрослых, частный случай – учеба) порождает и общность ее психологических характеристик (ее групповое сознание). Таким образом, особенности молодежи определяются ее промежуточным социальным положением, психологическими характеристиками данного возрастного периода, типом общественного устройства, культурой и свойственными данному обществу закономерностями социализации, несовпадением различных видов зрелости - физической, умственной, сексуальной, гражданской и трудовой. Практически всеми исследователями молодежи вслед за Э. Шпрангером2 отмечается, что главным психологическим итогом перехода от детства к взрослости является развитие самосознания, вторичное открытие своего «Я». При этом, ключевая роль в развитии самосознания принадлежит социальной среде. По Л.С. Выготскому, самосознание и есть интериоризированное, перенесенное внутрь социальное сознание. Поэтому и характер самосознания существенно зависит от типа общественных отношений3. Сама структура самосознания личности, отмечает B.C. Мухина, «…строится внутри порождающей ее системы - той человеческой общности, к которой принадлежит эта личность»4. Развивающаяся рефлексия находит свое выражение в мировоззренческих поисках юности - проблеме смысла жизни. Задавая себе вопрос о смысле жизПсихология индивидуального и группового субъекта/ Под ред. А.В. Брушлинского. –М., 2002. С.64. 2 Шпрангер Э. Два вида психологии. // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Л. Гальперина, А.Н. Ждан. — М., 1980. С. 286-300. 3 См. Кон И.С. Социологическая психология. –М.;

Воронеж, 1999. С. 163-164. 4 Мухина B.C. Возрастная психология. - М., 1997. С. 58.

ни, юноша пытается «разом осмыслить и собственное существование и перспективы развития общества»1. В этом проявляется отмеченная Л.С. Выготским «доминанта дали» - установка юноши на обширные, большие масштабы, которые для него более субъективно приемлемы, чем текущие, сегодняшние. Развитие самосознания характеризуется становлением новой субъективной реальности, а именно идентичности. Социально-психологическое содержание этого периода жизни определяется той ситуацией множественных социальных выборов, в которой оказывается молодой человек. Широко известную концепцию идентичности разработал Э. Эриксон. В отечественной психологии проблема развития личности как принятия системы идентификаций с именем, этносом, полом, возрастом и пр. рассматривается в работах И.С. Кона, В.С. Мухиной и др. Юношеский возраст, по Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений2. И. С. Кон отмечает, что, сталкиваясь с широким кругом общественных отношений, юноша страстно желает «найти себя» - раскрыть свои реальные, до сих пор не выявленные возможности, выбрать из громадного множества видов деятельности те, которые максимально соответствуют его индивидуальности. Свобода выбора в современном обществе делает эту задачу весьма трудной. Психологическая трудность процесса идентификации является оборотной стороной свободы выбора. «К тому же – пишет И.С. Кон – самоопределение есть одновременно и самоограничение»3. Кризис идентичности отдельного человека нельзя отделить от современных ему исторических кризисов. Уязвимость юношей для стрессов, сопровождающих резкие социальные, политические и технологические изменения, следует рассматривать как фактор, который также может серьезно мешать разви 1 См.: Кон И.С. Социологическая психология. –М., Воронеж, 1999. С. 167. См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. –М., 1996. 3 См. Кон И.С. Социологическая психология. –М., Воронеж, 1999. С. 166.

тию идентичности. Подобные изменения, как указывают исследователи молодежи1, способствуют возникновению чувства неопределенности, тревоги. Кризис идентичности в масштабе социальной общности можно определить как особую ситуацию сознания, когда большинство социальных категорий, посредством которых человек определяет себя и свое место в обществе, кажутся утратившими свои границы и свою ценность2. Такой кризис идентичности, очевидно, характерен для современной российской молодежи. В период социальной неустойчивости разрушаются «Мы-концепции», а вместе с ними, личностные и социальные идентификации3. Резкая смена ценностей в российском обществе, углубив закономерный юношеский кризис идентичности, вызвала кризис жизненного самоопределения молодежи как социальной группы. Нестабильность идентификации, связанной с большими социальными группами, ориентация на более «узкую» социальную идентичность является, по мнению Е.Н. Даниловой и В.А. Ядова, нормой современного общества4. В исследованиях также отмечается кризис гражданской идентичности у современных юношей-призывников, неразвитость гражданского сознания у будущих защитников Отечества5. Закономерным проявлением кризиса идентичности является «ролевой» или «психосоциальный мораторий». В этот период человек «может поэкспериментировать» с социальными ролями, «примерить» их, не выбирая окончатель См., например: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности: Дис. …докт. психол. наук. – Ярославль, 2003. С. 213.;

Цельмина М.В. Психологические условия развития идентичности личности: Дис. …канд. психол. наук. –Новосибирск, 2003. С. 10. 2 См. Андреева Г.М. Социальное познание: проблемы и перспективы. –М., Воронеж, 1999. С. 372. 3 См.: Ковалева Н.В. Жизненное самоопределение молодежи в условиях социальной нестабильности (социально-психологический аспект): Дис. …канд. психол. наук. –М., 1997. С.11. 4 См., Данилова Е.Н., Ядов В.А. Неустойчивая социальная идентичность становится нормой // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методического семинара. –Краснодар, 2004. С. 9. 5 См.: Пайгунова Ю.В. Этничность в структуре самосознания юноши-призывника (На материале исследования призывной молодежи Татарстана): Дис. …канд. психол. наук. –Казань, 2000. С. 96-97.

но1. Этот трудный выбор сопровождается сомнениями, критической переоценкой ценностей, и психологически связан с паузой в деятельности и в отношениях с другими людьми2. Мораторий, как период до окончательного самоопределения, характеризуется запаздыванием в принятии на себя взрослых обязанностей, беззаботность со стороны юности и снисходительности со стороны общества. В современном обществе в связи с отодвиганием срока наступления взрослости растягивается и срок психосоциального моратория. В 18 лет еще нет желания брать на себя взрослую ответственность, не побуждает к этому и общество. Это создает противоречие с законодательно зафиксированной обязанностью призыва на военную службу. Согласно концепции Д.Б. Эльконина, ведущим типом деятельности в этом возрасте становится общение со сверстниками. И.С. Кон отмечает, что «…ни на каком другом этапе человеческой жизни роль коллектива сверстников не бывает так велика, как в юности». Быть популярным среди сверстников, заслужить их одобрение – один из важнейших мотивов юношеского поведения3. Существуют и другие изменения в мотивационной сфере юноши. В содержании мотивов на первый план выступают те, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Мотивы представлены в виде иерархической структуры, характеризующейся «наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов»4. Мотивы действуют теперь не непосредственно, а возникают на основе сознательно поставленной цели. Исследователи современной российской молодежи отмечают усиление роли прагматических, утилитарных ценностей в мотивационном ядре личноСм.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ. -М., 1996. С. 168. См.: Кон И.С. Социологическая психология. –М.;

Воронеж, 1999. С. 168. 3 См.: Там же. С. 173-175. 4 Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии. -1979. -№ 4. - С. 23-24.

2 сти как следствие кризиса идентичности. Выявлена особая роль досуга в системе ценностных ориентаций. Рядом исследователей (А.Е. Созонтов, С.Г. Гунбина, Н.В. Ковалева) отмечается общее снижение мотивации, особенно мотивов самореализации, и повышение значимости мотивов жизнеобеспечения1, приоритет жизненных стратегий «иметь» (власть, богатство, наслаждения, репутацию, успех) и «не иметь и не быть» (ценности безопасности, семьи, порядка, традиций, честности, справедливости) 2. Среди наиболее значимых проблем молодежь большинства регионов России на первое место ставит деньги3. Приоритетными стали личные ценности. «Я», «моя свобода и безопасность», «моя семья» и «любимые мной люди» занимают первые позиции в системе ценностей современной молодежи. И только потом, государство и общественные ценности4. В этих условиях военно-корпоративные ценности, такие как, гордость за службу Отечеству, причастность к вооруженным защитникам национальных интересов страны, хороший коллектив и товарищи, возможность увидеть мир, получить профессию, закалиться физически и др., отходят на второй план5. Не удивительно, что 74% военнослужащих по призыву настроены "защищать свою семью" и лишь 25% - "независимость и свободу Родины"6.

См.: Гунбина С.Г. Динамика социальных представлений учащейся молодежи в условиях социально-экономического кризиса (на примере курсантов летного училища). Дис. … канд. психол. наук. –Самара, 2000. С. 142;

Журавлев В.В., Родионов В.А., Цепляев А.Н. Социальные ценности современной российской молодежи: состояние динамика, направленность. –М., 2002. С. 47. 2 См.: Созонтов А.Е. Основные жизненные стратегии современных российских студентов: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 2004. с. 15-16;

Меньшикова М.В. Социальнопсихологические факторы выбора товаров молодежной аудиторией. Дис....канд. психол. наук - М., 2002. С. 85. 3 См.: Атабиева Ж.А. Особенности изменения социокультурных ориентаций современной российской молодежи/ Молодежь России перед лицом глобальных вызовов на рубеже веков: Материалы Международной конференции. / Под ред. И.М. Ильинского. –М., 2001 С. 214. 4 См.: Ковалева Н.В. Жизненное самоопределение молодежи в условиях социальной нестабильности (социально-психологический аспект): Дис. …канд. психол. наук. –М., 1997. с.11. 5 См.: Возжеников А.В. Комплектование вооруженных сил на контрактной основе: современные проблемы и перспективы // Современное состояние военно-гражданских отношений и государственное управление сектором безопасности в России: Материалы международной конференции. –М., 2005. С. 250. 6 См.: Певень Л.В. Готовность к военной службе: проблемы формирования оборонного сознания российской молодежи//Социс. -1997. -№ 5. С. 25.

По-видимому, не существует одинаковой иерархии ценностей для всей российской молодежи. Это объясняет противоречивость данных, получаемых исследователями. Место ценностей в сознании молодежи зависит от образования, региона, уровня благосостояния и т.д. Неустойчивость ценностной структуры может быть объяснена и особенностями кризиса идентичности, свойственного современной молодежи. Кроме того, исследователи, выявляющие ценностные ориентации, обращаются преимущественно к поверхностным слоям сознания молодых людей. Результаты, таким образом, сильно зависят от стереотипов и «принятых» мнений и не отражают всех глубинных потребностей молодежи. Можно предположить, что иерархия ценностей, выявленная в исследованиях современной молодежи, не совпадает с характеристиками имиджа ВС РФ. Даже такая активная деятельность по созданию имиджа армии, как реклама, может предложить молодым людям сегодня лишь сложную профессию, разнообразную жизнь, ответственность и т.д. Но для большей части молодежной аудитории это не является значимым. В деятельности по созданию имиджа ВС РФ следует опираться на актуальные для молодежи потребности и ценности. Одной из потребностей молодежи является романтизм, отмеченный еще С. Холлом в его характеристике молодежного возраста как периода «бури и натиска». Л.С. Выготский называет это «доминантой романтики» - стремлением юноши к неизвестному, рискованному, к приключениям. «Романтизм и стремление к идеальному делает молодежь особенно отзывчивой на любые начинания, требующие напряжения сил, подвига, героизма»1. С одной стороны это создает благоприятные возможности для патриотического воспитания, формирования благоприятного имиджа ВС РФ. О романтизме, тяге молодежи к риску и героизму свидетельствует традиционно высокий конкурс в Рязанском институте ВДВ – по личным делам абитуриентов он составляет до 17 человек Кон И.С. Социологическая психология. –М.;

Воронеж, 1999. С. 171.

на место1. При этом, поступающие знают, что никаких особых преимуществ в материальном плане и качестве образования у офицера-десантника нет. Однако, с другой стороны, стремление к яркости и необычности может приводить к асоциальным поступкам, демонстрации «смелости» и «оригинальности». Кроме того, юношеский максимализм, завышеность оценок и притязаний мешают правильно оценить действительность, порождая пессимизм и апатию. Социальная активность юноши часто принимает форму абстрактной социальной критики, фиксации внимания на том, что не удовлетворяет, не соответствует его идеалу. Примером может служить резкость и безапелляционность суждений о службе в армии, о ВС РФ. Помимо гиперкритичности молодой человек проявляет склонность к спорам, теоретизированию, к построению гипотез и т.д., объясняемую развитием у молодежи способности к формальным операциям без опоры на конкретные свойства объекта2. Л.С. Выготский, характеризуя юношеский возраст, отмечал «доминанту усилия» - тягу к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые иногда проявляются в виде протеста против воспитательного авторитета и других негативных проявлениях. Неудовлетворенные поиски юности чаще всего проявляются как страстная тяга к передвижению. Эта тяга выражается или в генерализованном «существовании в движении» - «нестись сломя голову», или в реальном движении, таком как энергичная работа, азартные спортивные соревнования, танцы, путешествия и езда, участие в общественных движениях, если только они обращаются к потребности ощущать себя «движущимися». Общество, по мнению Э. Эриксона, чтобы запрячь молодость на службу своим историческим целям, идет молодежи навстречу и предлагает широкий выбор активности. Эту тягу к движению призваны удовлетворять индустриаль См. Мотивационная готовность офицеров к военной службе. –М., 2004. С. 28. См.: Пиаже Ж. Избранные психологические труды: Психология интеллекта. Генезис числа у ребенка. Логика и психология. - М., 1994.

ные достижения: автомобиль и кино1. Сегодня к этому можно добавить компьютерные игры и Интернет2. Однако они предлагают молодежи лишь иллюзию активного существования. Поэтому потребность в активном передвижении часто остается неосуществленной. Это объясняет молодежные «взрывы» - новые модные увлечения (танцы, протестное поведение и т.д.). Таким образом, ключевой социально-психологической характеристикой современной российской молодежи является кризис социальной идентичности, определяемый, с одной стороны, влиянием универсальной возрастной стадии психического развития, а с другой, следствием трансформации современного общественного сознания России. Понимание значимости становящейся идентичности молодых людей, ее влияния на социальное познание и поведение, диктует необходимость предметного рассмотрения этого явления. В современной науке широко распространен взгляд, что сознание людей в значительной степени определяется их включенностью в различные социальные группы. В обыденной жизни люди действуют повинуясь стремлению сохранить единство с группой. Ведущими характеристиками обыденного сознания, являются его нерациональный характер и социальная природа3. Данный подход наиболее полно выражает теория социальной идентичности. Все больше исследователей в отечественной и зарубежной психологии, вслед за Б.Ф. Поршневым и Г. Тэджфелом утверждают, что психологической основой объединения служит восприятие членами группы самих себя как «Мы»4. Б.Ф. Поршнев на основе анализа грамматики языков народов мира сделал вывод о том, что в истории человечества категория «Я» появляется позже категории «Мы», а «Мы» – позже категории «Они»5. Фундаментальный принцип выражен Б.Ф. Поршневым так: «всякое противопоставление объединяет, Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. -М., 1996. С. 256-257. См.: Жичкина А.Е. Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста: Автореф. дис... канд. психол. наук. -М., 2001. 3 См.: Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 94-95. 4 См., например: Тернер Дж. Социальное влияние. –СПб., 2003. С.223. 5 См.: Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. –М., 1979.

2 всякое объединение противопоставляет, мера противопоставления есть мера объединения»1. Образование «Мы» в отличие от «Они» является, таким образом, универсальным принципом психического оформления общности, включая и этнос2. «Только ощущение, что есть «они» рождает желание самоопределиться по отношению к «ним», обособиться от «них» в качестве «мы»3». Этот взгляд развивает Б.Д. Парыгин отмечая, что «...одной из коренных функций общности является функция средства закрепления групповых особенностей, функция средства обособления одной группы от другой, функция средства выражения и утверждения специфических групповых интересов и ценностных ориентаций»4. В отечественной литературе за последние 15 лет появилось много работ посвященных социальной идентичности (Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, Н.Л. Иванова, А.Л Свенцицкий, Г.У Солдатова, Т.Г. Стефаненко, О.А. Тихомандрицкая, В.А. Ядов и др.). Мир в сознании людей, таким образом, не однороден, он разделен границами группового членства. Как замечает Д. Майерс, социальное определение того, кем вы являетесь, подразумевает определение того, кем вы не являетесь5. Человек может идентифицировать себя одновременно с большим количеством групп. Множественная идентичность человека – одна из центральных идей символического интеракционизма. Идентификационный выбор имеет иерархическую структуру. Такой результат множественной системы социальных идентификаций, складывающейся из отдельных идентификаций и определяющейся принадлежностью человека к различным социальным категориям, в теории Г. Тэджфела и Дж. Тернера назван социальной идентичностью. В психологии под социальной идентичностью понимают идеальное отождествление индивидом себя с той или иной социальной общностью, сопровождающееся интерио Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М.: Наука, 1973. С. 14. 2 См. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. -СПб., 2001. С. 293. 3 Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. –М., 1979. С. 84. 4 Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. -М., 1971. С. 183. 5 См.: Майерс Д. Социальная психология. –СПб, 1999. С. 452.

ризацией идентифицирующего поведения1. Она представляет собой систему ключевых социальных конструктов личности2. Исследователи подчеркивают психосоциальную сущность идентичности. За пределами того, что подростки выносят из своего детства, развитие личной идентичности происходит под сильным влиянием тех социальных групп, с которыми они себя идентифицируют. Идентичность представляется как результат отождествления с определенными социальными группами, как принятие на себя системы социальных ролей. В структуре идентичности выделяют два взаимосвязанных аспекта – социальный и личностный. Их взаимосвязь проявляется в том, что личностная идентичность формируется на социальной базе и сохраняет с ней связь через использование языковых категорий, имеющих социально обусловленный характер3. Именно в выборе социальной группы с которой выражается готовность идентифицировать себя, видит фокус психологических проблем молодежи Г.М. Андреева4. «Для индивида, входящего в группу, осознание принадлежности к ней – социальная идентичность личности – осуществляется прежде всего через принятие этих характеристик, т.е. через осознание факта некоторой психологической общности с другими членами данной социальной группы, что и позволяет ему идентифицироваться с группой»5. Формирование идентичности, хотя и предполагает рефлексию, не является вполне осознаваемым процессом. Основанием для выделения в идентичности осознаваемого и неосознаваемого компонентов служат мнения многих исследователей6. «Внутри самого сознания – отмечает Е.В. Улыбина, - мы опери См.: Социальная идентичность и изменения ценностного сознания в кризисном обществе: Методология и методика измерения социальной идентичности: Информационные материалы. –М. 1992. С. 6. 2 См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности: Дис …докт. психол. наук. –Ярославль, 2003. С. 10. 3 См.: Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 158. 4 См.: Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 2000. С.269. 5 Андреева Г.М. Социальная психология. М., 2002. С. 142. 6 См. подробнее: Андреева Г.М. Психология социального познания. - М., 1997. С. 185-186.

руем различением двух родов явлений: 1) явлений, контролируемых сознанием и волей, и 2) явлений и связей, хотя и действующих в самом же сознании, но неявных по отношению к нему и им не контролируемых, и в этом смысле не контролируемых субъектом»1. В отличие от отечественной психологии, где наблюдается явный уклон в сторону сознательного, в зарубежной психологии бессознательное признается в качестве субъектной координаты2. В символическом интеракционизме осознаваемый и неосознаваемый уровни идентичности рассматриваются как логически и генетически связанные. Последний базируется на неосознанно принятых нормах, привычках, формах поведения и мышления, получаемых человеком от группы, к которой он принадлежит. Индивид, формируя свою идентичность, бессознательно опирается на юнговские архетипы, которые Эриксон называет «социальными прототипами»3. Его собственная активность при этом минимальна. Осознаваемая идентичность возникает при наличии рефлексии, когда человек начинает размышлять о себе, о своей жизни и выбираемых целях. По-видимому, следует учитывать роль как сознательных, так и бессознательных компонентов в процессе становления идентичности. Вместе с личностной идентичностью (осознаваемыми индивидуальными особенностями) социальная идентичность образует единую когнитивную систему – «Я-концепцию»4. Исходя из теории Г. Тэджфела, зная наиболее важное для индивида групповое членство или совокупность таких членств, можно предсказать его социальное поведение. Таким образом, единый процесс дифференциации/идентификации приводит к формированию социальной идентичности, которая в самом общем смысле есть результат процесса сравнения «своей» группы с другими. Социальная идентичность служит главным объяснительным Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 23. См.: Богданович Н. В. Субъект как категория отечественной психологии: Автореф…дис… канд. психол. наук. –М., 2004. С. 11. 3 Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ. -М., 1996. С. 68. 4 См.: Петер С.Л. Развитие Я-образа военнослужащего по призыву: Автореф. дис. канд. психол. наук. –М. 2001. С. 7.

принципом социального поведения, тем первичным звеном, следствием которого является влияние на групповые и межгрупповые процессы1. Категории «Я-концепции» организованы в иерархически классифицированную систему и существуют на разных уровнях абстрагирования. Исходя из этого, Тэджфелом и Тэрнером представлен биполярный континуум с несколькими уровнями самокатегоризации (высший – самокатегоризация как человеческого существа, обладающего общими чертами со всеми представителями человеческого рода, в отличии от других форм жизни и нежизни;

промежуточный – ингрупповая-аутгрупповая категоризация, основанная на сходстве или различии между людьми, определяемыми как члены конкретных социальных групп;

низший – личностная самокатегоризация, основанная на осознании себя как уникального индивида)2. Однако, вряд ли взаимоотношения между социальной и личностной идентичностью ограничиваются однонаправленным линейным соотношением3. Да и само принципиальное различие между личностной и социальной идентичностью многими авторами признается натянуты и произвольным. Так, Н.Л. Иванова отмечает, что все характеристики идентичности (в т.ч. и личностные) социально обусловлены4. В таком понимании личностная идентичность является разновидностью идентичности социальной. Возможность одновременного сосуществования личностного и социального уровней самокатегоризации высказал Дж. Стеферсон5. Р. Харре предложил схему «истинного» пространства психологии, образованного тремя осями: «индвидуальное-коллективное», «личностное-социальное», «публичноеСм. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. –М., 1990. С. 35. 2 См.: Там же. С. 209. 3 См. подробнее: Павленко В.И. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии// Идентичность: Хрестоматия / Сост. Л.Б. Шнейдер. –М, 2003. 4 См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности: Дис… докт. психол. наук. – Ярославль, 2003. С. 116. 5 См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. – М., 1990. С. 208.

личное»1. Выделение видов социальной идентичности, основанных на аналогии с теми социальными группами, членом которых воспринимает себя человек, является традиционным в социальной психологии2. Три уровня в структуре идентичности (общечеловеческий, групповой, индивидуальный) выделил В.Е. Сарансков3. С.Л. Петером идентификация военнослужащих по призыву определена также на трех уровнях: индивидуальном, социальном и общественно-профессиональном4. Три типа жизненного самоопределения современной молодежи (личностное, личностно-групповое и личностно-общественное) отмечены в исследовании Н.В. Ковалевой5. Таким образом, в ряде работ фактически предложена трехмерная схема идентичности. В ней социальная идентичность представлена в виде двух векторов. Основываясь на этом подходе, уровень самокатегоризации, связанный с широкими социальными общностями (народ, национальность и т.д.) назван «общественной идентичностью», а уровень, отражающий группы, с которыми индивид имеет непосредственное контактное взаимодействие, получил название «групповой идентичности». Третьим вектором является традиционно выделяемая «личностная или персональная идентичность» (см. рис. 4). Положение в этом трехмерном пространстве идентичности и представляет осознание себя молодыми людьми («Я-концепцию»). Здесь Я-концепция личности понимается как итоговый продукт самосознания и результат личностного самоопределения, Социальная идентичность и изменения ценностного сознания в кризисном обществе: Методология и методика измерения социальной идентичности: Информационные материалы. – М., 1992. С. 31 2 См.: Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности: Дис. …докт. психол. наук. – Ярославль, 2003. С. 108. 3 См.: Сарансков В.Е. Социальная идентификация офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации: современное состояние и пути оптимизации (социологический анализ): Дис. …канд. социол. наук. – М., 2003. С. 25. 4 Петер С.Л. Развитие Я-образа военнослужащего по призыву: Автореф. дис. канд. психол. наук. –М., 2001. С. 20. 5 См.: Ковалева Н.В. Жизненное самоопределение молодежи в условиях социальной нестабильности (социально-психологический аспект): Дис. …канд. психол. наук. –М., 1997. С.12.

представляющий образ мышления, поведения и действий по отношению к самому себе и внешним объектам1.

Личностная идентичность Я Групповая идентичность Общественная идентичность Рис. 4. «Я-концепция» в трехмерном пространстве идентичности.

Анализ особенностей молодежи как субъекта имиджа позволяет ввести измерение идентичности, важное с точки зрения формирования имиджа ВС РФ – военную идентичность. Впервые подобное понятие используется Э. Эриксоном, отмечавшим, что важным элементом в человеческой потребности в личной и коллективной идентичности является принадлежность к особому, отличному от других роду, который люди готовы «…защищать от других, иностранных, враждебных и уже, поэтому, как бы не вполне человеческих родов»2. Военная идентичность, передаваемая из поколения в поколение, по мнению Э. Эриксона, - составной элемент групповой идентичности многих европейцев. Как историческое сосредоточие многих более частных идентификаций, военная идентичность продолжает по-прежнему доминировать даже у тех, в ком в результате политических событий она не успела сформироваться3. Наличие такой идентичности подтверждают многие современные исследователи. «…Милитаризм - считает К.Л. Банников,- исторически свойствен гражданскому самосознанию»4. Л.А. Прудников обращает внимание на наличие такого См.: Петер С.Л. Развитие Я-образа военнослужащего по призыву: Автореф. дис… канд. психол. наук. –М. 2001. С. 8. 2 Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ. -М., 1996. С. 246-247. 3 Там же. С. 64. 4 Банников К. Л. Антропология экстремальных групп (Доминантные отношения среди военнослужащих срочной службы Российской Армии). М., 2002. С. 239.

феномена общественного сознания, как ценности военной службы, способствующего образованию позитивного имиджа Вооруженных Сил России и являющегося его показателем. При этом наличие указанных ценностей предполагает факт восприятия себя как будущего или настоящего защитника Родины, воина1. Представления о войне, вражде, противостоянии занимают важное место в картине мира человека и заложены в самых древних мифах и символах человечества2. Еще совсем недавно вполне мирные занятия принято было называть «битвой за урожай», «борьбой за чистоту» и т.д. Сегодня такие военные термины, как «стратегия», «тактика» перекочевали в области менеджмента и маркетинга. К «военным метафорам» вынуждены обратиться гражданские ученые и преподаватели, чтобы просто и понятно объяснить широкой публике важность своей деятельности3. Конструкты, отражающие военную идентичность, проявляются при исследовании восприятия местным населением мигрантов4. Исследования ВЦИОМ показывают, что самым значительным событием в истории России ее жители считают победу в Великой Отечественной войне, которая сегодня является важнейшим элементом коллективной идентичности5. Наличие не вполне осознаваемой военной идентичности у современной молодежи можно проиллюстрировать с помощью ряда примеров. Так, несмотря на антиармейскую ориентацию многих ведущих СМИ, армия не потеряла своего доверия. Даже в самых «недоброжелательных» годах армии абсолютно и в основном доверяло большинство населения (62% в 1990 и 66% в 1992 годах6).

См.: Прудников Л.А. Политические технологии как фактор формирования имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис… канд. полит. наук. –М., 2004. С. 89. 2 См.: Дугин А.Г. Философия политики. –М., 2004. С. 356. 3 См.: Поддьяков А.Н. Конфронтационность в образе мира у участников образовательного процесса // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. –М. -2004. -№1. С.16. 4 См.: Нос Н.М. Фиксация социальной идентичности в гипотетическом сценарии // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методического семинара. –Краснодар, 2004. С. 100. 5 См.: Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 г. –М., 2004. С. 24-25. 6 Данные приводятся по Наумова Н.Ф., Сычева В.С. Общественное мнение о социальных проблемах армии России. //Социс. -1993. -№ 12. С. 78.

Более 72% молодых людей уверены, что для России сейчас нужны Вооруженные Силы1. В рейтингах доверия молодежи к институтам власти, к государственным и общественным структурам армия занимает третье место (после Президента России и Церкви)2. Анализ ассоциаций, свойственных молодежной аудитории и отражающих когнитивные структуры, стоящие за языковыми значениями3, позволяет сделать предположение об отсутствии выраженного негативного компонента в глубинных основах образов Вооруженных Сил и военнослужащего у российской молодежи в такие «неблагоприятные» для ВС РФ годы, как 1992-1995. Негативная информационная среда, по-видимому, оказала влияние лишь на поверхностные слои сознания. В пилотажном исследовании, проведенном С.П. Мясоедовым, применялась проективная методика, основанная на ранжировании фотоизображений людей. Человек в военной форме по уровню доверия со стороны гражданской молодежи 15-25 лет занял первое место4. С учетом того, что эмоционально-ценностный механизм доверия – недоверия является ведущим для российской ментальности5, образ военнослужащего занимает отнюдь не самое последнее место в молодежном сознании. Исследования обыденного сознания россиян (преимущественно студентов) показывает, что одной из обязательных базисных категорий восприятия стран мира является военная мощь государства6. Распространенность детских военных игрушек неоднократно становилась предметом исследования зарубежЗавальнюк В.В. Военно-профессиональная ориентация молодежи на кадровую службу в армии (на примере курсантов военных вузов г. Москвы). –Дис. …канд. социол. наук. –М., 2002. С.52. 2 См.: Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации: 2002 год. –М, 2003. С. 113. 3 См., подробнее: Давыдов Д.Г. Имидж Вооруженных Сил Российской Федерации в молодежной среде как предмет социально-психологического исследования//Сборник научных статей адъюнктов. –М., ВУ. -2004. -№ 12. С. 78. 4 См: Давыдов Д.Г., Мясоедов С.П. Армии нужен «свой парень»// Военное образование. 2003. -5-11 июля. С. 4-5. 5 См: Абульханова К.А. Психология и сознание личности. –М., Воронеж, 1999. С. 159. 6 См. Петренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.В., Кравцова А.Р., Осипова В.С. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и нетерпимости. -М., 2002. С. 31.

ных авторов1. В идентификации рабочих, инженеров и предпринимателей отмечается такая категория как «я-воин»2. Выделение отдельного «армейского» класса в таком виде устного народного творчества, как анекдоты, присутствие в массовой российской музыкальной сфере «военных» песен отражает субъективную значимость этой темы для молодых людей. Наличие моды у современной молодежи на элементы военной формы одежды и снаряжения (стиль «милитари»), распространенность компьютерных «военных» игр, общенациональный характер празднования профессионального праздника военнослужащих 23 февраля, - также являются подтверждением существования военной идентичности. Формирование военной идентичности у современной молодежи во многом связано со свойственной ей потребностью в «техническом развитии». Описывая школьный возраст, Эриксон отмечает, что «... гордость человека за орудия, которые работают с материалами и животными, распространяется и на оружие». Таким образом, любовь к тому, что «хорошо работает», к созданиям рук человеческих, независимо то того, предназначены ли они для разрушения или созидания, «… потребность человека соединить технологическую гордость с чувством идентичности…» выходят вперед в течении юности3. «Технологический» компонент военной службы является одной из причин ее привлекательности для молодежи. Очевидно, что для создания привлекательного образа ВС РФ следует акцентировать технологичность, современность военной техники. То, что технологичность армии важна для массового сознания, подтверждает опыт СМИ на Западе. Там, при создании имиджа армии одним из акцентируемых моментов является хорошая вооруженность, технологичность вооруженных сил4.

См. например, Бютнер К. Жить с агрессивными детьми: Пер. с нем. –М., 1991. С.70. См.: Козлова Т.З. Самоидентификация некоторых социальных групп по тесту «Кто Я»// социальная идентификация личности-2 / Под ред. В.А. Ядова. Кн. 1. –М., 1994. С. 137-139. 3 См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ. -М., 1996. С. 246. 4 См., например, Почепцов Г.Г. Психологические войны. –М., К., 1999. С. 158.

Следовательно, можно предположить, что военная идентичность является составной частью идентичности молодежи, но преимущественно на неосознаваемом уровне. Это не уровень, рядоположный с ранее выделенными уровнями идентичности, а слой, представленный на личностном, групповом и общественном уровне (см. рис. 5). Объекты, с которыми идентифицируется в этом случае молодой человек, не имеющий реального опыта взаимодействия с Вооруженными Силами, представляют собой «символическое сообщество»1. Показателем развития военной идентичности может служить наличие в самоописаниях молодых людей присоединяющих Я-конструктов (социальных ролей), связанных с воинской деятельностью2 и функцией защиты Отечества.

Общественная идентичность Групповая идентичность Военная идентичность Рис. 5. Соотношение слоя военной идентичности с уровнями общественной, групповой и личностной идентичности. Личностная идентичность Под военной идентичностью следует понимать более или менее осознанное самоопределение (самокатегоризация) молодых людей относительно Вооруженных Сил как социального института, роли военнослужащего и борца с врагом, обязанностей по защите Родины. Явно такая идентичность может выражаться в критические моменты для Отечества. В обычных условиях она проявляется, как правило, косвенно. Более того, на осознаваемом уровне у значительной части современной молодежи существует стремление игнорировать эту идентичность или даже бороться с ней. Анализ социологических исследований приводит к выводу: молодежью отрицательно воспринимаются не сами Вооруженные Силы, а перспектива служить в них. Отрицательные мнения о ВС РФ, 1 См. подробнее: Социальная идентификация личности / Ред. В.А. Ядов. –М., 1993. С. 16. См.: Петер С.Л. Развитие Я-образа военнослужащего по призыву: Автореф. дис… канд. психол. наук. –М., 2001. С. 9.

это как бы «психологическая защита» - нежелание служить должно найти оправдание. И это оправдание находится: «В такой армии служить не хочу!»1. Следовательно, противоречие – достаточно положительное восприятие при поведенческом (вербальном и фактическом) отвержении ВС, находит свое объяснение в неразвитости военной идентичности у молодежи. Юноши «не видят» себя в рамках ВС РФ, поэтому избегают военной службы, выбирая из массы реальных характеристик ВС РФ самые негативные и формируя в обоснование своего поведения образ «плохой» армии. Коррекция восприятия ВС РФ наталкивается на значительную трудность: если юноша по тем или иным причинам не хочет служить, и даже уклоняется от службы, будет сложно изменить образ ВС РФ в его сознании. Попытки такого изменения встретят сопротивление, так как изменение имеющегося образа и соответствующей установки вызвало бы диссонанс между ними, с одной стороны, и желаниями и поведением, с другой. Чем тверже человек придерживается того или иного образа действий, тем сильнее он будет сопротивляться информации, угрожающей этому образу действия2. То есть, образ Вооруженных Сил всегда будет негативным, так как в противном случае нет оснований для уклонения (избегания) военной службы. Возможность коррекции имиджа ВС РФ предоставляет, в таком случае, актуализация социальной и военной идентичности. Возможно, оценивая современную российскую молодежь как «непатриотичную», как «уклонистов» - органы государственной власти и военного управления, средства массовой информации тем самым, способствуют формированию негативной идентичности - подавлению идентификации с «военнослужащим», «защитником Родины». Излишнее публичное обсуждение проблемы непатриотичности и нежелания молодых людей выполнять конституционный долг, приводит к эффекту «самореализующегося пророчества».

См. подробнее: Давыдов Д.Г., Грабовский И.В. Отношение российской молодежи к военной службе// Военно-социологические исследования: Сборник статей. -2004. -№ 3. С. 43. 2 См.: Аронсон Э., Пратканис Э.Р. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление. –СПб., 2003. С. 59.

Таким образом, социально-психологические характеристики молодежи являются важным фактором формирования имиджа ВС РФ. Ключевым психологическим моментом молодежного возраста является формирование идентичности, включая и социальную идентичность. Общество может активно воздействовать на формирование социальной идентичности. Следует предположить связь кризиса социальной идентичности, свойственного современной молодежи и ухудшение имиджа ВС РФ в молодежной среде. В структуре идентичности молодых людей возможно выделить такой компонент, как военная идентичность. Рассмотрение процесса формирования имиджа в контексте развития общественной и военной идентичности дает возможность предложить пути его совершенствования. Представляется, что знание социально-психологических характеристик молодежи будет способствовать совершенствованию имиджа ВС РФ. С этой целью следует учитывать мотивы и потребности, свойственные современной российской молодежи. Прежде всего, необходимо отметить возможность создания представлений о Вооруженных Силах РФ, как предоставляющих возможность реализовать потребность молодежи в проявлении активности. Желательно акцентировать технологичность современной военной службы. Должен быть создан механизм, позволяющий молодым людям проявить выбор тех или иных параметров военной службы по призыву. С учетом удлинившегося ролевого моратория, не следует делать акцент на «взрослой жизни», а использовать потенциал этого моратория как времени резких поступков, веселых приключений, путешествий, самопожертвования.

1.3. Подходы к исследованию особенностей имиджа Вооруженных Сил России Теоретический анализ характеристик молодежи как субъекта формирования имиджа ВС РФ показывает ключевую роль в этом процессе социальной идентичности и позволяет предположить, что место, занимаемое индивидами в пространстве, образованном векторами общественной, группой, личностной и военной идентичности, связано с особенностями восприятия Вооруженных Сил РФ. Выдвижение этой гипотезы базируется на представлении о том, что «образ мира не складывается из образов отдельных явлений и предметов, а с самого начала развивается и функционирует как некоторое целое. Это значит, что любой образ есть не что иное, как элемент образа мира и сущность его не в нем самом, а в том месте, в той функции, которую он выполняет в целостном отражении реальности»1. Таким образом, завершающая свое становление «Яконцепция» и имидж ВС РФ являются взаимосвязанными элементами образа мира, складывающегося у молодого человека (см. рис. 6). Основная психологическая задача, которую решает человек в этом возрасте – формирование идентичности - не может не сказаться на восприятии им такого важнейшего института государства как Вооруженные Силы.

«Я» ВС РФ Рис. 6. «Я-концепция» и имидж ВС РФ как элементы образа мира человека.

Смирнов С.Д. Психология образа. –М., 1985. С. 144.

Выдвинутое предположение подтверждают данные о взаимосвязи между уклонениями от военной службы и несовпадением ценностных ориентаций личности с интересами общества, государства, армии1. Действительно, преимущественная актуализация личностного полюса идентичности и, соответственно, подавление социального (см. рис. 7а) приводит к отрицательному восприятию этноса, государства и одного из его важнейших атрибутов – Вооруженных Сил. Если же самокатегоризация, производимая молодежью, объединяет в одну группу и себя и военнослужащих ("Мы"), то имидж ВС РФ с большей вероятностью станет положительным (см. рис. 7б). Влияние на процесс социальной идентификации возможен за счет создания условий, в которых бы проявлялась гражданская идентичность. Для этих целей, очевидно, следует сменить контекст социального сравнения.

Россия ВС РФ Молодежь «Я» ВС РФ Россия Молодежь «Я» «Они» «Они» «Они» «Мы» «Они» «Они» «Они» а) б) Рис. 7. а) Актуализация личностной идентичности в противовес общественной. б) Актуализация общественной идентичности.

Самоопределяясь как граждане России, молодежь должна сравнивать себя с релевантными аутгруппами (граждане других стран). Так как любой акт дифференциации будет в значительной мере актом соперничества, цель подобной дифференциации – сохранение или достижение превосходства над аутгруппой в восприятии некоторых признаков. Механизмом, объясняющим подобное изменение восприятия, служит ингрупповой фаворитизм. Суть его заСм.: Беловодский В.А. Уклонение от военной службы как социально-психологическое явление: Автореф. дис. канд. психол. наук. –М., 1997. С.21.

ключается в тенденции каким-либо образом благоприятствовать членам собственной группы в противовес членам другой группы. Этот эффект может наблюдаться в процессах социального восприятия, например, при формировании мнений, убеждений, оценок, относящихся к своей группе1. Для успешного сравнения с другими группами нужны надежные отличительные черты «своей» группы2. Без подчеркивания таких черт идентификация затруднена. В ряде исследований показано, что самого факта разделения «общей участи» достаточно, чтобы в межгрупповой ситуации возникла стратегия ингруппового фаворитизма3. Независимо от результата деятельности в отношении «своих» членов группы демонстрируются взаимовыгодные и справедливые стратегии оценки. При этом, «участь» должна быть действительно общей: степень зависимости от группы (осознание того, что ухудшение положения группы приводит к ухудшению личного положения) следует поддерживать на высоком уровне. Чем выше степень зависимости индивида от группы, тем важнее становиться фактор группового членства взаимодействующих людей. С этой точки зрения имидж ВС РФ будет положительным, если молодежь воспринимает судьбу армии как свою собственную. Такая зависимость должна отражаться в виде представлений о том, что отсутствие или невысокое качество ВС РФ скажется на состоянии российского общества (в виде негативных последствий для государства, экономики, гражданских свобод и безопасности) и тем самым ухудшит положение самих молодых людей. Представления о влиянии идентичности на социальное восприятие и поведение согласуются с выявленными закономерностями влияния «Яконцепции» субъекта восприятия на имидж4. Это дает возможность предположить зависимость имиджа ВС РФ от степени актуализированности социальной См.: Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. – М., 1990. С. 39. 2 См.: Андреева Г.М. Психология социального познания. - М., 1997. С.186. 3 См.: Там же. С. 67-70. 4 См.: Перелыгина Е.Б. Имидж как феномен интерсубъективного взаимодействия: содержание и пути развития: Дис. …докт. психол. наук. –М., 2003. С. 294.

и военной идентичности молодежи. Однако, прежде чем приступить к формулировке экспериментальных гипотез, определяющих построение теоретической модели исследования имиджа ВС РФ, необходимо рассмотреть подходы к изучению образа мира, создаваемого людьми. Исследование имиджа предполагает обращение к закономерностям массового сознания. В настоящее время при возрастании интереса к массовой психологии существуют различные подходы к ее определению, абстрактность и размытость понимания. Многие исследователи, относя к массовому сознанию систему социальных представлений, ценностей, установок1, фактически подразумевают под ним обыденное сознание или общественную психологию. Под обыденным сознанием в психологии понимают совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основанных на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, коей они принадлежат2. Социально-психологические образования разделяются целыми социальными группами, классами, нациями и другими общностями людей, поэтому данная сфера сознания выступает как массовое сознание3. Исходя из этого, обыденное сознание следует рассматривать как проявление массового сознания и один из уровней общественного сознания. Обыденное сознание обладает следующими признаками: его содержанию свойственна внутренняя противоречивость, иррациональность;

оно имеет социальную природу, разделяется большой группой людей;

оно тесно связано с языковой картиной мира, опирается на актуальный дискурс4. Принятие традиционных в отечественной психологии положений о сознании как единстве объективного и субъективного5, и о субъективности об 1 Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 2000. С. 261. Словарь практического психолога/Сост. С.Ю. Головин. – Минск, 1998. С. 624. 3 Уледов А.К. Структура общественного сознания. Теоретико-социологическое исследование. –М., 1968. С. 318. 4 Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. –М., 2001. С. 104. 5 См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. -СПб., 2000. С. 15.

раза, включающем указание на активность субъекта1, приводит к пониманию того, что психика человека не просто «отражает» Вооруженные Силы, она строит, «конструирует» их образ. Такая точка зрения могла бы быть принята за субъективный идеализм. Однако, А.Н. Леонтьев уточняет это положение: «Мы действительно строим, но не Мир, а Образ, активно “вычерпывая” его... из объективной реальности. Процесс восприятия и есть процесс, средство этого “вычерпывания»2». На активности субъекта познания (аудитории восприятия) делает акцент современное когнитивное направление в социальной психологии. В идеях, идущих от Дж. Беркли, Д. Юма и И. Канта, Ф. Брентано и Э. Гуссерля, в представлениях Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, К. Юнга, К. Левина, Ч. Осгуда и Дж. Келли присутствует мысль об опосредовании познания людьми окружающего мира некоторыми структурами, мысль о «конструировании» человеком окружающей реальности наличными психическими орудиями – категориями. Человек имеет дело не с миром как таковым, а с "когнитивной картой" (Э.Ч. Толмен), "когнитивной схемой" (У. Найсер), "образом мира" (Е.Ю. Артемьева), "смысловым пространством" (Д.А. Леонтьев), ментальной картой (А.П. Супрун), социальными представлениями (С. Московичи), психосемантическим пространством (В.Ф. Петренко и А.Г. Шмелев). Следовательно, проблему формирования имиджа ВС РФ целесообразно исследовать с позиции конструктивизма как продуктивного подхода в современной социальной психологии. «Под «конструированием» здесь понимается приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связанные структуры с целью постижения ее смысла»3. Результатом этого является образ социального мира, предстающий пред человеком как определенная социальная реальность.

См.: Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. –М., 1975. С. 55;

Смирнов С.Д. Принцип активности в построении и функционировании психического образа: Автореф. дис… докт. психол. наук. –М., 1988. С. 37. 2 Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. В 2 томах. -М., 1983. С. 255. 3 Андреева Г.М. Психология социального познания. –М., 2000. С. 6.

Основополагающей для данного подхода является идея о том, что в познании главным фактором является не структура и специфика познаваемой субстанции, а специфика познающего субъекта. Как отмечал А.Р. Лурия в предисловии к книге Дж. Брунера «Психология познания. За пределами непосредственной информации», психической основой процесса создания субъективного образа объективного мира является «...длительный путь, который, наряду с активной деятельностью органов чувств, включает и активные действия человека, и его прежний опыт, и решающе важное участие языка, хранящего опыт поколений, и позволяющий выходить за пределы непосредственно получаемой информации»1. Категоризация, по Дж. Брунеру, выступает в роли общего способа работы людей с социальной информацией. При этом она служит основой для решения и соответствующей организации действий, направленных на объект восприятия: каждая категория есть значение, шаблон организованных предрасположений к действию. «Помогает» провести категоризацию гипотеза. Она направляет восприятие, во многом определяя, к какому классу будет отнесен воспринимаемый объект. Ожидание, как отмечает Г.М. Андреева, является фактором направленности внимания в социальных ситуациях2. Идеи категоризации находят свое выражение в конструктивном альтернативизме Дж. Келли3, в соответствии со взглядами которого не существует однозначно определенных вещей, событий и т. д. Следовательно, есть различные способы их истолкования, и любое событие можно рассматривать с разных сторон. Человек судит об окружающем мире с помощью понятийных схем, или моделей, которые он создает и затем пытается приспособить к объективной действительности, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Без таких систем человек не сможет осмыслить мир. Вве 1 Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации. -М., 1977. Андреева Г.М. Психология социального познания. - М., 1997. С. 112. 3 См.: Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. -СПб., 1997.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.