WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«Министерство здравоохранения Российской Федерации Федеральное государственное учреждение науки Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт На правах рукописи Грядских Диана Анатольевна ...»

-- [ Страница 2 ] --

Значение рН иммуноглобулинов Чувствительность композиционных чумных магноиммуносорбентов Метод синтеза КМИС Чувствительность м.к/мл БХА 9,0 ГХА АХА БХА 7,0 ГХА АХА БХА 5,5 7,0 ГХА АХА FeKC 102 103 102 102 104 102 102 103 102 БХА – бензохинонхитозаноаэросилогель ГХА – глутаральхитозаноаэросилогель АХА – альдегидохитозаноаэросилогель FeKC – железокремнеземный элементсодержащий сорбент Исследуемые диагностические тест-системы специфичны, поскольку при учете результатов ИФА показания оптической плотности опытных образцов (с гомологичными микроорганизмами) в 1,5 раза превышали показания контрольных (с гетерологичными микроорганизмами). Проведены экспериментальные исследования по иммобилизации чумных иммуноглобулинов на композиционных 50С, в 22+40С, таблице 370С 12, и 550С. свидетельствуют, магносорбентах что при температуре Результаты исследований, максимальная представленные адсорбционная емкость композиционных магносорбентом наблюдается при температуре 50С и 220. Повышение температуры до 550 в процессе иммобилизации иммуноглобулинов приводит к снижению уровня специфической активности и чувствительности композиционных сорбентов, применяемых в ИФА. Таким образом, в соответствии с экспериментальными данными, оптимальными и факторами, являются которые обеспечивают время получение иммуносорбентов, обладающих высоким уровнем специфической активности чувствительности, следующие: иммобилизации специфических иммуноглобулинов 1,5 часа при значении рН раствора белка 6–8 и температуры от 5 до 220С. Таблица 12. чувствительности Зависимость количества иммобилизованного белка, хитозанкремнеземных композиционных магноиммуносорбентов от температуры при иммобилизации лиганда Наименование иммуноглобулинов Температура иммобил. белка, 0С 5 22 Чумные 37 55 65 26 1,5 1,5 Количество иммобилизованного белка, % 68 65 Время иммобилизации, ч 1,5 1,5 Чувствительность м.к/мл 102 102 102 На основе хитозанкремнеземных сорбентов, активированных имеющие бензохиноном и окислением с помощью перхлората натрия, разработаны эффективные преимущества композиционные по уровню магноиммуносорбенты, чувствительности и специфичности, технологичности получения перед глутаральдегидным методом получения активированных сорбционных материалов. В данном случае проявились недостатки этого метода, связанные с тем, что глутарового альдегида практически не существует в мономерном виде (P. Monson, 1978), и это приводит к неконтролируемости процесса активирования поверхности сорбента, а также к нестандартности в синтезе активированного магносорбента по количеству альдегидных групп. Магноиммуносорбенты, получаемые бензохиноновым методом и окислением, при хранении (40С) сохраняли стабильность свойств в течение одного года (срок наблюдения). Вышеизложенные научные разработки легли в основу заявки на изобретение № 2003136322/15 «Способ получения иммуносорбента», на которую получено положительное решение формальной экспертизы ФИПС о т 13.01.04г.

ГЛАВА 4. Использование магнитоуправляемых иммобилизованных систем для глубинного культивирования вакцинного штамма чумного микроба 4.1. Глубинное культивирование чумного микроба, иммобилизованного на магнитные носители Исследования особенностей глубинного аппаратного культивирования иммобилизованных в магнитные носители бактериальных клеток весьма актуальны, поскольку позволяют использовать преимущества иммобилизации и магнитного манипулирования продуцентом биотехнологического процесса. Однако применение магниточувствительных биологических систем для управления культивирования микроорганизмов недостаточно изучено. Одной из попыток использования магносорбента с иммобилизованными микробными клетками для глубинного культивирования были исследования И.В. Владимцевой (2002) на модели вакцинного штамма Y. pestis EV. Метод глубинного аппаратного культивирования для данного микроорганизма достаточно хорошо изучен и имеет важное практическое значение, т.к. Y. pestis EV применяется в качестве продуцента при производстве живой чумной вакцины с 1943г. В своих экспериментах автор (И.В. Владимцева, 2002) использовала 15 микрогранулированных носителей различной химической природы, иммобилизуя живые микробные клетки внутрь микрогранул во время их синтеза. Из всех исследованных носителей наиболее пригодными оказались альгинатные, в связи с тем, что у остальных отмечались недостатки: низкая механическая прочность, возможность микробной утилизации, токсическое действие компонентов синтеза на живые микроорганизмы, трудоемкость и сложность при изготовлении. Целью настоящих исследований явилось изучение возможности и эффективности использования композиционного магноиммуносорбента для глубинного культивирования вакцинного штамма Y. pestis EV. Выбор композиционного сорбента для этих целей не случаен и базируется на ряде его положительных свойств: использование нетоксичных отечественных компо нентов технологии, простота изготовления, механическая и химическая прочности, высокая сорбционная емкость, химическая инертность. Кроме этого, органокремнеземный сорбент обладает свойством прочно ковалентно связываться со специфическими иммуноглобулинами, которые, в свою очередь, вступая в реакцию с антигеном (микробной клеткой), образуют прочное соединение из антигена и антитела, называемое иммунным комплексом. Еще одним преимуществом такого сорбента является то, что все иммобилизированные микробные клетки находятся на поверхности иммуносорбента, имея свободный доступ к питательной среде, и интенсивно размножаются. В то время, как микробные клетки, иммобилизированные в другие виды сорбентов механическим включением внутрь микрогранул и находящиеся у их поверхности, имеют ограниченный доступ к питательной среде. Клетки же, находящиеся внутри сорбента, лишены возможности контакта с питательной средой и, следовательно, не участвуют в накоплении микробной биомассы (рисунок 8). Компонентами синтеза магноиммуносорбента явились микрогранулированный хитозанкремнеземный магносорбент (глава 3) и иммуноглобулины G, выделенные из гипериммунной чумной кроличьей сыворотки крови. Для получения гипериммунной сыворотки использовали водно-солевой экстракт, извлеченный из биомассы Y. pestis EV, выращенной на агаре Хоттингера при (27±10С) в течение 48 часов. Этот выбор обоснован тем, что данные ряда исследователей показывают, что такие экстракты обладают наиболее сложным макромолекулярным составом, и в них обнаруживаются в тех или иных количествах все выявленные у чумного микроба антигены (Н.А. Бельская, В.С. Митина, В.И. Вейнблат, 1970;

Н.А. Бельская, В.С. Митина, В.И. Вейнблат, 1972;

В.И. Вейнблат, В.В. Каминский, Л.С. Орлова, 1972;

В.И. Вейнблат, 1974;

В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, С.М. Дальвадян,1983;

М.М. Титенко, В.И. Вейнблат, 1985;

E.E. Baker, H. Sommer, L.E Foster, 1952).

Способ гипериммунизации заключался в следующем: кроликампродуцентам вводили по 0,6мл 3% водно-спиртового раствора феракрила в подушечки задних лап. На 5-7 день водорастворимый антиген возбудителя чумы (0,2 мг) смешивали с 1,2мл 1% водно-спиртового раствора феракрила и по 0,6мл вводили в подколенные лимфатические узлы. Через три дня такую же смесь вводили внутримышечно трехкратно с промежутками в 4 дня. На 30 день от животных получали по 4мл иммунной сыворотки, добавляли половинные дозы антигена в каждую сыворотку. Полученный комплекс антигенантитело (Аг-Ат) вводили четырехкратно по 1мл с промежутками в 3-4 дня внутривенно тому же животному, от которого получена иммунная сыворотка. Специфическая активность полученных сывороток в РНИФ достигала 1:393,84±64,32 – 1:1772±252,28, а в РИД - не ниже 1:28,8±2,5. Проверка специфичности полученных сывороток на гетерологичных штаммах различных микроорганизмов показала, что перекрестные реакции в РНИФ отсутствуют со всеми взятыми штаммами (Y. enterocolitica, Y. pseudotuberculosis, E. coli.). Из гипериммунной сыворотки выделяли фракцию IgG преципитацией каприловой кислоты (В.И. Вейнблат, 1974). При таком способе в преципитате содержится до 70% иммуноглобулинов класса G. Метод выделения иммуноглобулинов заключался в следующем (рисунок 8): к 40 мл сыворотки добавляли 64мл 0,06М раствора ацетатного буфера и 0,28мл каприловой кислоты, интенсивно перемешивали на магнитной мешалке, инкубируя 30 минут. Центрифугировали при 6000g в течение 40 минут, фильтровали, осадок удаляли, а супернатант представлял собой IgG. Доводили pH до 7,2 и помещали на диализ против 0,1М раствора фосфатно-солевого буфера. Концентрация белка после диализа составляла 5-7мг/мл, поэтому проводили концентрирование, помещая диализные мешки с иммуноглобулинами в ПЭГ-6000. Магносорбент получали по методу, изложенному в разделе 3.3.

Сыворотка крови Ацетатный буфер, рН 6, Смешивание и инкубация 30 мин при 240С Каприловая кислота Центрифугирование при 6000 g, 45 мин Супернатант Осадок удалить Фильтрация-Ig G Диализ Контроль иммуноглобулинов Рисунок 8. Схема получения иммуноглобулинов с помощью каприловой кислоты Все манипуляции по приготовлению КМИС осуществляли в стерильных условиях. Иммуноглобулины G стерилизовали методом ультрафильтрации на установке «Millipor» (США) или «Владистарт» (Россия). Для получения иммобилизованных на магнитном носителе бактериальных клеток использовали производственную культуру вакцинного штамма Y.pestis EV,находящуюся в R-форме (колонии шероховатые с зернистым центром коричневого цвета и кружевной зоной по периферии), обладающую морфологическими, культуральными и биохимическими свойствами глицеринонегативной разновидности чумного микроба, стойко удерживающую свой биохимический тип. Культуру Y. pestis EV засевали в бульон Хоттин гера рН (7,1±1) и инкубировали при температуре (27±10С) в течение 48 часов. После просмотра мазков, окрашенных по Граму, на отсутствие посторонней микрофлоры во флаконы с выросшей культурой вносили магноиммуносорбент, при этом концентрация микроорганизмов была не ниже 1х109м.кл./мл среды. В течение 40±5 минут контакта микробных клеток с магнитным носителем происходила прочная иммобилизация чумного микроба на поверхности магнитоуправляемого хитозанкремнеземного иммуносорбента на основе реакции «антиген-антитело». После чего магноиммуносорбент с фиксированными микробными клетками вносили в лабораторный ферментер (LKB, Швеция), представленный на рисунке 9, и использовали в качестве инокулята при глубинном аппаратном культивировании вакцинного штамма возбудителя чумы.

Рисунок 9. Лабораторный ферментер (LKB, Швеция) Для создания постоянного электромагнитного поля, необходимого для удерживания магноиммуносорбента с иммобилизованными микробными клетками, использовали соленоид, представляющий 15 витков катушки (рисунок 10 ). Соленоид помещали в сосуд ферментера, полностью погружая его в среду культивирования, которой служил питательный бульон. Питание соленоида осуществляли постоянным током при напряжении 4-5В от выпрямителя ВС-26, соединенного реостатом. Параметры напряженности электромагнитного поля в центре ферментера во время культивирования были 60 Эрстед, возле обмотки катушки – около 230 Эрстед, при этом взаимодействие электромагнитного поля на бактериальные клетки нивелировалось, благодаря перемешиванию культуральной среды.

Ф С ВС - Р Обозначения: Ф – ферментер С – соленоид ВС-26 – выпрямитель Р – реостат Рисунок 10. Блок-схема системы для глубинного культивирования чумного микроба Глубинное культивирование Y.pestis EV проводили согласно регламента производства (РП) № 702-97. Для выращивания микробной взвеси в ферментере в качестве питательной среды использовали бульон Хоттингера рН (7,1±0,1), инкубирование проводили при температуре (27±10С). Через 3-6 часов после начала культивирования в питательную среду добавляли стериль ный 40% раствор глюкозы, используемый для подкормки капельным методом. Критерием интенсивности введения глюкозы служил показатель реакции среды (рН), который должен находится в пределе 6,8-7,6. За цикл выращивания вводили (15±3)г глюкозы в сухой массе на 1литр бульона. Выращивание прекращали в начале стационарной фазы роста микробной популяции, на что косвенно указывали следующие показатели: максимальное неизменяющееся количество бактерий в течение 2-3 часов роста;

уменьшение скорости потребления глюкозы при неизменяющейся или даже возрастающей концентрации микробов. Контролем служило глубинное культивирование Y.pestis EV по методике периодического выращивания в ферментере без применения иммобилизованного сорбента. Для определения фазы роста в процессе культивирования каждые три часа отбирали стерильно пробы и 0,1мл взвеси высевали на пластинке агара Хоттингера рН (7,2±0,1). После трех суток инкубации подсчитывали количество выросших колоний по формуле: B n = 3,3lq ———, b где b – количество бактерий в начале;

В – количество бактерий в конце определенного промежутка времени, а также период генерации – q: t q = ———, где t – время роста культуры;

n – число поколений. n Анализируя динамику накопления биомассы производственного штамма Y.pestis EV в процессе глубинного культивирования с использованием магнитоуправляемых иммобилизованных систем, можно отметить, что при первом выращивании lag-фаза в среднем длилась 8-9 часов, после чего наступала экспоненциальная фаза, во время которой отмечались интенсивный рост и размножение клеток. Через 18-20 часов наступала стационарная фаза роста, в начале которой производили слив культуральной жидкости, оставляя соленоид в рабочем состоянии. В сосуд заливали свежую порцию бульона Хоттингера и проводили повторное выращивание биомассы, не внося дополнительное количество инокулята. Так повторяли пять раз. Анализ динамики роста при повторных выращиваниях иммобилизованных клеток вакцинного штамма чумного микроба показал, что lag-фаза практически отсутствовала, а стационарная фаза роста наступала через (15±1) часа. При этом «урожай» биомассы при первом и повторных глубинных культивированиях был фактически одинаковым и составлял в среднем 7х1010м.к./мл среды. По сравнению с контролем (без иммобилизованного инокулята) количество биомассы увеличивалось на 40±5% (рисунок 11). Описанные эксперименты были проведены на пяти сериях ферментативного бульона Хоттингера.

Рисунок 11.

Кривые роста популяции Y.pestis EV при глубинном культивировании 1. Выращивание без МИС – инокулята (контроль) 2. Первичное выращивание с МИС-инокулятом 3. Повторное выращивание с МИС-инокулятом Методические приемы аппаратного культивирования Y.pestis EV с применением МИС-инокулята изложены в методических рекомендациях «Глубинное культивирование вакцинного штамма чумного микроба с ис пользованием магнитоуправляемых иммобилизованных систем», одобренных Ученым Советом института (протокол № от _ 2004г.) и утвержденных директором СтавНИПЧИ. Выращенную вакцину подвергали лиофилизации на установке для сублимационной сушки ТГ-5. Вакцинную взвесь разливали в ампулы ШПВ-6 по 2 мл и помещали в низкотемпературный холодильник НС 700/50 «Frigera», (ЧССР), имеющей температуру в рабочей камере минус 400С, выдерживали при этой температуре не менее 5 часов. Доведя температуру в камере высушивания до минус 700С, начинали лиофилизацию по достижению в сушильной камере аппарата остаточного давления 13,3Па. В процессе лиофилизации осуществляли почасовой контроль и регистрацию основных параметров (вакуум, температура конденсатора, полок, высушиваемого материала, охлаждающей жидкости). Через 8-12 часов, когда температура препарата достигала 50С, включали подогрев и досушивали препарат до температуры (28±1)0С, выдерживая при этой температуре 3-4 часа (рисунок 12).

Рисунок 12. График режима сублимационного высушивания чумной вакцины Температура материала Температура подогрева Температура конденсатора Вакуум в системе Время лиофилизации 24-36 часов. Ампулы с вакциной запаивали на газокислородной горелке и хранили при температуре 4-60С. 4.2. Изучение свойств вакцины чумной живой сухой, выращенной с помощью иммобилизованного инокулята Изучение свойств вакцинного штамма Y.pestis EV, выращенного в условиях глубинного аппаратного культивирования при использовании иммобилизованного на магнитном сорбенте инокулята, проводили в соответствии с фармакопейной статьей 42-3877-99. Для этого из каждой серии отбирали по три ампулы вакцины. При посеве на чашку Петри с агаром или в бульон Хоттингера рН (7,1±0,1) при (27±1)0С через 48 часов отмечался типичный рост штамма чумного микроба в R-форме на агаре, в бульоне - агглютинативный с образованием на дне рыхлого осадка, без помутнения бульона. В мазках, окрашенных по Граму и Гинсу (для выявления капсулы): из агаровой культуры - короткие грамотрицательные полиморфные палочки овальной формы;

из бульонной – биполярноокрашенные, располагающиеся цепочками палочки;

инкубированные при температуре (37±1)0С образуют капсулу (рисунок 13).

Рисунок 13. Чумной микроб: А – окраска по Граму;

Б – окраска по Гинсу (1 – чумной микроб;

2 – капсула чумного микроба) Штамм не ферментировал сахарозу, лактозу, рамнозу, глицерин в течение шести суток, лизировался бактериофагами диагностическими чумными Л-413 С и Покровской: на газоне культуры в чашке Петри, засеянном фагом бактериологической петлей (1х105-1х106 корпускул в 1мл) – четкое стерильное пятно. При определении выживаемости микробов использовали культуральный метод согласно ТУ 42.14.214 – 81. Ампулу с вакциной вскрывали, сухую культуру растворяли забуференным физиологическим (ЗФР) раствором до первоначального объема. Полученную взвесь десятикратно титровали по 0,5мл в 4,5мл ЗФР. Из разведений 10-7 и 10-8 засевали по 0,1мл на три чашки Петри с дрожжевым агаром. После инкубации в течение 2-4 суток при 27±10С подсчитывали колонии. Для каждого образца вычисляли процент живых микробов к числу засеянных, которых рассчитывали, исходя из показателя оптической концентрации. Последнюю определяли по ОСО мутности (ОСО 42-28-59-85-П), 10 единиц которого эквивалентно 1х109м.к. чумного микроба. После определения процента живых микробов в трех образцах рассчитывали среднюю арифметическую, которую принимали за показатели жизнеспособности в данной серии вакцины. Результаты изучения жизнеспособности (опытных и контрольных образцов) свидетельствуют, что при глубинном культивировании в электромагнитном поле с использованием иммобилизованного инокулята на магнитном носителе процент живых микробных клеток достигает не менее (55,4±5,8)%, в то время, как в контрольных образцах этот показатель – не более (30±5)%. Показатель термостабильности (срок, в течение которого в препарате сохраняется 50% живых микробных клеток по отношению к первоначальному числу) при температуре хранения вакцины (37±1)0С был в пределах 8-9 суток, что соответствует ФС, согласно которой термостабильность вакцины должна быть не менее 7 суток. Определение проводили в течение 14 суток хранения.

Показатель термостабильности рассчитывали по формуле: 0.3х14 t = ——–——, lgAo - lgAn ных клеток в 1мл;

где: t – показатель термостабильности в сутках;

lgAo – логарифм первоначального числа микробlgAn - логарифм числа живых микробных клеток в 1мл через 14 суток хранения вакцины при температуре (37±1)0С;

0,3 – постоянная величина;

14 – срок хранения вакцины при температуре (37±1)0С в сутках. Потерю в массе при высушивании определяли по ФС 42-3877-99. Для этого 0,15-0,2 г препарата помещали в бокс и сушили в вакуум-сушильном шкафу при температуре 600С в течение трех часов. Расчет показателя в процентах производили по разности веса навески до и после высушивания по формуле:

(B – C) х 100 А = ————————, где: А – потеря в массе;

В – вес навески до В сушки;

С – вес навески после сушки.

Данные по изучению свойств чумной вакцины, выращенной методом глубинного культивирования, представлены в таблице 13. Таблица 13. Характеристика чумной вакцины EV, выращенной при глубинном культивировании Серия 1–первичное щивание с инокулятом 3-повторное щивание с инокулятом Контрольное инокулята выра28,9 ± 2,6 1,9 9,4 щивание без МИСвыраМИС57,3 ± 3,9 2,1 10,5 выраМИС54,0 ± 4,4 2,3 10,0 Количество живых микробных клеток,% Потеря в массе при высушивании, % Термостабильность, сутки Иммуногенность вакцины проверяли на белых нелинейных мышах массой (19±1) г и оценивали по величине ЕД50. Для иммунизации использо вали культуру вакцинного штамма EV, полученную при первичном и повторном глубинном культивировании. Микробную взвесь, равную по концентрации 10 единицам ОСО мутности, готовили в 0,9% растворе хлорида натрия и вводили белым мышам в дозах 8х102, 4х103, 2х104 и 1х105 живых микробных клеток по 0,2 мл подкожно. На каждую дозу брали по 6 животных. Подкожное заражение для животных, привитых вакциной, составило 200 ДСL (Dosis certa Letalis=LD100) вирулентного штамма Y. pestis 461, 1 ДСLкоторого не превышала 100 микробных клеток. Для контроля 5 неиммунизированных животных заражали 1 ДСL. Наблюдение за зараженными животными вели в течение 20 суток. Контрольные животные погибали от чумы в течение первых 10 суток после заражения. Павших животных вскрывали, органы и ткани подвергали бактериологическому исследованию, высевая их методом отпечатков на чашках с агаром Хоттингера рН (7,0±0,1) с метилвиолетом в концентрации 0,05 г на 1 л и сернистокислым натрием в концентрации 0,2 г на 1 л. Иммуногенность по показателю ЕД50 вычисляли методом Кербера в модификации И.П. Ашмарина и А.А.Воробьева (1962), используя формулу: LgED50= lg Dn – ( Li – 0,5) Dn- максимальная иммунизирующая доза, взятая в опыт;

– логарифм кратности используемых разведений;

- сумма Li – отношение числа выживших после заражения животных к числу взятых в опыт на данную дозу;

0,5 – постоянный коэффициент. Результат проверки иммуногенности по показателю ЕД50 в опытах на белых мышах (от 9465 до 20188 живых микробных клеток) не превышали регламентные нормы: 40000 м.к. для белых мышей. Таким образом, проведенные экспериментальные исследования по использованию композиционного хитозанкремнеземного иммуносорбента с магнитными свойствами с иммобилизованными на нем микробами Y.pestis EV при глубинном аппаратном культивировании показали преимущества, связанные с возможностью многократного использования посевного материала, сокращением времени выращивания биомассы при повторном культивировании, повышением жизнеспособности микробных клеток вакцинного штамма чумного микроба. Придание иммуносорбенту магнитных свойств позволяет надежно удерживать его с инокулятом на соленоиде за счет ЭПП, при этом свойства чумной вакцины, выращенной таким способом, полностью соответствуют требованиям НД (фармакопейной статьи 3877-99), что свидетельствует о возможности и перспективности использования этого метода при производстве живой чумной вакцины. 4.3 Получение капсульного антигена (Ф1) чумного микроба Большинство коммерческих и экспериментальных диагностических препаратов для различных вариантов экспрессных методов (флуоресцирующих антител, иммуноферментного и радиоиммунного анализов, хемилюминесценции, реакции непрямой гемагглютинации и др.) сконструированы на основе поли– и моноклональных антител к капсульному антигену чумного микроба (Ф1), а также на основе самой фракции (Т.М. Тараненко, С.М. Дальвадянц, Т.П. Боровикова, И.Ф. Ковалев, В.С. Дернова, 1972;

В.И. Вейнблат, С.М. Дальвадянц, М.С. Веренков, 1983;

М.М. Титенко, В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, А.С. Васенин, 1983;

В.И. Вейнблат, М.М. Титенко, М.С. Веренков, 1985;

Г.П. Апарин, Е.П. Голубинский, 1989). Общепринят препаративный метод получения капсульного антигена, разработанный E.E.Baker, H.S.Sommer, L.E.Foster et al (1951). Как известно, по этому методу чумные микробы выращивают на плотной питательной среде и высушивают ацетоном, экстрагируют водным раствором хлористого натрия. Очищенный препарат капсульного антигена получают в виде двух фракций (IА и I В) путем многократного переосаждения вещества сульфатом аммония. В исследованиях, представленных в работах (В.И. Вейнблат, С.М.

Дальвадянц, М.С. Веренков, 1983;

В.И. Вейнблат, М.М. Титенко, М.С. Веренков, 1985), было показано, что метод Е. Бейкера не лишен определенных недостатков. Среди них наиболее существенными являются сравнительно небольшой конечный выход очищенных препаратов с единицы питательной среды, распад исходной молекулы капсульного антигена, отличающихся между собой физико-химическими свойствами и иммунобиологической активностью, загрязнение отдельных фрагментов капсульного антигена агаром питательной среды и т.д. Чтобы нивелировать эти недостатки, мы проводили выращивание биомассы на жидкой питательной среде (бульон Хоттингера рН (7,1±0,1) с добавлением солей марганца и железа, стимулирующих рост клеток чумного микроба при 370С) с использованием иммобилизованного на МИС инокулята (чумных микробов штамма ЕV, выращенных при 280С). Выращивание проводили в ферментере. Среду в процессе роста бактерий аэрировали стерильным воздухом, периодически обогащали глюкозой, поддерживая рН в пределах (7,1±0,1) добавлением бикарбоната натрия. Культивирование чумных микробов начинали при 280С, постепенно повышая температуру в течение 10–16 часов до 370С, и затем продолжали выращивание при этой температуре еще в течение 24–26 часов. Выращивание Y.pestis ЕV в таких условиях повышает выход капсульного антигена в культуральную жидкость (В.И. Вейнблат, М.М. Титенко, М.С. Веренков, 1985). После завершения процесса выращивания культуральную жидкость и микробную массу разделяли центрифугированием. Оба продукта использовали для выделения капсульного антигена. Ведущей областью применения препарата, полученного по методу Бейкера, является изучение структуры и функций капсульного антигена, второстепенной – конструирование профилактических и диагностических препаратов (В.И. Вейнблат, С.М. Дальвадянц, М.С. Веренков, 1983). При выделении Ф1 из культуральной жидкости (методом изоэлектрической преципитации) получают более гетерогенный белок, однако он практически свободен от нуклеиновых кислот и полисаха рида, а его выход намного превышает вышеуказанный метод, что связано с максимальным выделением антигена в осадок. Ведущая область применения такого препарата – конструирование химических вакцин и диагностикумов (Т.М. Тараненко, С.М. Дальвадянц, Т.П. Боровикова, И.Ф. Ковалев, В.С. Дернова, 1972;

М.М. Титенко, В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, А.С. Васенин, 1983). Фракцию 1 чумного микроба выделяли из биомассы по методу Е.Е.Вaker et al. с той разницей, что мы отказались от получения ацетонового порошка. Осадок клеток после центрифугирования экстрагировали 2,5% раствором NaCl с добавлением тиомеросала (1:10000 для стерилизации). В дальнейшем проводили переосаждение капсульного вещества сульфатом аммония (рисунок 14). Выход препарата составлял 8±2 мг/л питательной среды. Капсульный антиген из культуральной жидкости изолировали методом изоэлектрической преципитации (М.М. Титенко, В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, А.С. Васенин, 1983).

Выращивание биомассы Y.pestis на бульоне Хоттингера с добавлением солей марганца и железа при 370С Центрифугирование 20000 g при 40С Супернатант (получение Ф1 из культуральной жидкости) Экстракция осадка 2,5% раствором NaCl 1:20 (с добавлением тиомерсала (1:10000) при перемешивании 24 часа) Центрифугирование 4000 g 45±5 мин Супернатант I (V1) Экстракция осадка 2,5% раствором NaCl 1:5 при перемешивании 24 часа 6 7 Супернатант II (V2) Центрифугирование 20000g 45 мин Осадок отбрасывают V1+V2= V3 Осаждение балластных белков (NH4)2SO4 до25% насыщения V3 (соль добавляют медленно в течение 30 мин. на мешалке (V4) Формирование осадка при температуре 40C 24 ч Центрифугирование 20000 g 45±5 мин 11 Супернатант (V4) Осаждение Ф1 (NH4)2SO4 до 30% насыщения V4 (соль добавляют медленно в течение 30 мин на мешалке) Осадок отбрасывают 14 Формирование осадка при температуре 40C 24 ч Центрифугирование 20000 g 45±5 мин 16 Осадок. Растворе ние в дН2О V4 V5 Шестикратное повторение манипуляций 9– Супернатант отбрасывают Диализ против водопроводной воды 2 сут, дист. Н2О – 3 суток Лиофилизация препарата Ф Концентрирование до 15–20 мг/мл Рисунок 14. Схема получения капсульного антигена Y.pestis из микробных клеток Преципитацию капсульного антигена проводили при рН 4,1–4,3. Выход препарата Ф1составлял 70±10 мг/л питательной среды, что на порядок превышает таковой при получении капсульного антигена первым способом. На рисунке 15 приведена схема получения капсульного антигена Y.pestis из культуральной жидкости изоэлектрической преципитацией.

1 2 Выращивание биомассы Y.pestis на бульоне Хоттингера с добавлением солей марганца и железа при 370С Центрифугирование 20000g при 40С Осадок клеток (получение Ф1 по Е.Е.Baker) Супернатант. Добавление 1–2н HCl до рН 4,1–4,3. Экспозиция 1,5±0,5 2 часа Центрифугирование 20000g при 40С Супернатант отбрасывают 5 Растворение осадка в д. Н2О. Нейтрализация 0,1н NaOH Добавление (NH4)2SO4 до 25% насыщения. Экспозиция при комнт.t020±2 часа Центрифугирование 8000g 45±5 мин при 40С Осадок отбрасывают Добавление (NH4)2SO4 до 40% насыщения. Экспозиция 24 часа при комнт. t0 Центрифугирование 8000g 45±5 мин при 40С Супернатант отбрасывают 9 10 Растворение осадка в д Н2О (доводят рН до 4,9–5,0 0,1н HCl) Центрифугирование 8000g 45±5 мин при 40С Осадок отбрасывают Осаждение Ф1 при рН 4,1–4,3. Центрифугирование 8000g на холоду Растворение осадка в дН2О при подщелачивании 0,1н NaOH до 7,0–7,2. Манипуляции 12–13 повторяют трижды Растворение осадка в д Н2О при рН 7,0–7,4. Концентрирование до 20–30 мг/мл Супернатант отбрасывают Рисунок 15. Схема получения капсульного антигена Y.pestis из культуральной жидкости изоэлектрической преципитацией Против фракции 1, изолированной из микробной биомассы Y.pestis EV и культуральной жидкости, были получены гипериммунные кроличьи сыворотки. По специфической активности и гомогенности, оцененные в реакции преципитации по Оухтерлони, они были практически идентичны (рисунок 16).

Рисунок 16. Реакция иммунодиффузии в агаровом геле 1 – Ф1(1), полученная из биомассы Y.pestis EV по Е.Е. Baker et al. 2 – Ф1(2), полученная из культуральной жидкости при выращивании Y.pestis EV 3 – антисыворотка против Ф1(1) 4 – антисыворотка против Ф1(2) 5-9 – разведение антисывороток от 1:2 до 1:32 Таким образом, при глубинном культивировании вакцинного штамма чумного микроба для получения капсульного антигена Ф1 появляется возможность использовать как микробную биомассу, так и качества. культуральную жидкость, что значительно увеличивает выход целевого продукта высокого ГЛАВА 5. Иммуноферментные тест–системы для диагностики чумы и индикации ее возбудителя В настоящее время метод иммуноферментного анализа завоевал прочные благодаря позиции ряду в клинической диагностике, Так, эпидемиологических обладая высокой исследованиях, биотехнологии, потеснив другие серологические методы, существенных преимуществ. чувствительностью и специфичностью, ИФА позволяет анализировать одновременно большое число проб, использовать полностью или частично автоматизированные системы или проводить анализ оборудования;

метод не практически без требует очистки для обогащения проб, прост в выполнении. Известны два вида ИФА: гомогенный и твердофазный (гетерогенный). При гомогенном ИФА реакция взаимодействия антигенантитело и ее детекция осуществляется в гомогенном растворе и учитывается по изменению активности фермента–маркера антигена. Отсутствие стадии разделения свободного и связанного с антителами антигена значительно сокращает время анализа, составляющего 2–20 минут. На основе гомогенного ИФА разработаны диагностические системы экспресс–анализа биологически активных соединений, нашедшие широкое применение в химической применения. Методы серологически твердофазного активных ИФА основаны на использовании на компонентов, иммобилизованных токсикологии, фармакологии и эндокринологии. В инфекционной диагностике гомогенный анализ до сих пор не получил нерастворимых носителях, что обеспечивает их быстрое и эффективное разделение. Чувствительность и специфичность ИФА обусловлена не только степенью чистоты и активности используемых ингредиентов, но и свойствами твердой фазы, которая должна сохранять иммунологические свойства и стабильность активностью в иммобилизованном неспецифически состоянии, обладать минимальной связывать компоненты анализируемой системы и быть удобной при разделении фаз. Наиболее широкое применение получили микроплаты с 96 лунками из оптически прозрачного полистирола, позволяющие производить весь цикл анализа от стадии иммобилизации до измерения активности фермента в каждой из лунок. С полистиролом могут быть связаны сорбционно как антитела, так и антигены различной природы. Однако наряду с достоинствами, твердофазная система имеет ряд проблем. Микроплаты, выпускаемые зарубежными и отечественными фирмами, обладают различными сорбционными свойствами, что существенно влияет на достоверность и воспроизводимость получаемых результатов (К.Л. Шаханина, А.А. Соколенко, И.П. Павлова и др., 1987;

Л.Ф. Зыкин, А.Т. Яковлев, 1993). Количество антител (антигенов), используемое возможностями для образования фазы. иммунного Недостаточная комплекса, ограничено антител твердой концентрация (антигенов) ограничивает чувствительность ИФА. Качество адсорбции зависит от температуры, рН, ионной силы, времени инкубации. Процесс сорбции обратим и, следовательно, иммуносорбенты, полученные сорбционным путем, не подлежат длительному хранению (срок хранения 20 дней на холоде при герметизации) (О.А. Калинина, И.В.Емельянова, М.А. Лактионова, 1997). В связи с этим, постоянно проводится поиск инертных носителей (отдельные ячейки, бусы, кюветы, нейлон, активированная бромцианом фильтровальная В бумага, годы нитроцеллюлозные с целью мембраны и т.п.), на и поверхности которых протекают все процессы реакции ИФА. последние повышения чувствительности специфичности лабораторных методов, а также для создания новых диагностических препаратов стали применять иммуносорбционные методы на основе иммобилизированных антигенов и антител. Дополнительные удобства и значительные преимущества перед общепринятыми методами появились с началом использования сорбентов с магнитными свойствами, которые, в частности, нашли применение в качестве твердой фазы при осуществлении прямого и непрямого вариантов иммуноферментного метода при выявлении микроорганизмов, (В.И. их антигенов 1986;

А.М. и специфических А.М. иммуноглобулинов Покровский, Сухоруков, Пономарева, 1987;

К.Л. Шаханина, А.А. Соколенко, И.П. Павлова и др., 1987;

Л.И. Ванеева, И.Ю. Гридина, О.Н. Пантелеева и др., 1989;

В.И. Ефременко, 1995;

И.С. Тюменцева, 1996;

М.Н. Касторная, 2003). Синтезированный матрицы при нами хитозанкремнеземный антительной и магносорбент, чумной активированный перхлоратом натрия (глава 3), был использован в качестве конструировании антигенной диагностических тест–систем для иммуноферментного анализа (рисунок 17 ). При этом лигандами служили иммуноглобулины G, выделенные из гипериммунной чумной кроличьей сыворотки, и Ф1 чумного микроба, изолированная из культуральной жидкости изоэлектрической преципитацией (глава 4).

Рисунок 17. Схема постановки ИФА и использованием МИС: А – для обнаружения антител;

Б – для обнаружения антигена 1 – антиген;

2 – специфическое антитело (АТ);

3- антивидовое АТ-фермент 4 – специфическое АТ-фермент Для получения чумных были иммуноферментных использованы коньюгатов и из магноиммуносорбента ПЭГ–6000.

иммуноглобулины антифракционной гипериммунной сыворотки, выделенные с помощью В основу коньюгирования пероксидазы хрена с антителами положен метод предварительного окисления фермента до альдегидной формы перйодатом натрия (P.K. Nakane, A. Kawaoi, 1974). Навеску пероксидазы хрена (5мг) растворяли в 1 мл раствора натрия углекислого кислого в концентрации 0,1 М и добавляли 0,25 мл 0,32% раствора формалина. К растворимой пероксидазе добавляли 0,04М раствор перйодата натрия из расчета 1 мл на 5 мг пероксидазы, инкубировали при легком помешивании в темноте 20 мин. Затем к 5 мг пероксидазы приливали 1,0 мл раствора этиленгликоля в концентрации 0,16М и после инкубации в темноте при легком помешивании в течение 1 часа раствор диализовали против карбонатного буфера в концентрации 0,01 М (9,65±0,05) ед. рН в течение 18– 20 часов при (4±2)0С с двухкратной сменой буфера. К активной пероксидазе добавляли 1 мл раствора иммуноглобулинов в карбонатном буфере с концентрацией 0,01М (9,65±0,05) ед. рН с содержанием белка 10 мг/мл и инкубировали 2 часа при слабом помешивании в темноте. Далее к смеси добавляли 5 мг натрия боргидрида, инкубировали 2 ч при температуре (4±2)0С и диализовали против фосфатного буфера в концентрации 0,1М 7,2– 4,4ед. рН в течение 18–20 часов при температуре (4±2)0С. Очистку коньюгата от несвязавшегося фермента осуществляли методом гель–фильтрации с использованием сефадекса G–100 на установке LКВ–2137 (Швеция). В качестве элюата использовали 0,1М фосфатный буфер 7,2–7,4 ед рН. Фракции собирали в объеме 30 мл и исследовали светопоглащение каждой из них при длинах волн 280 нм и 430 нм. Фракции, имеющие RZ (соотношение экстинций при длинах волн 430–280нм), равное 0,4–0,6, объединяли. В соответствии и с вышеуказанной хрена, мы схемой получили конъюгации 5 серий иммуноглобулинов пероксидазы иммуноферментных конъюгатов. Рабочий титр и специфическую активность конъюгатов определяли по методике авторов М.Clark и A.Adams в «сэндвич»–варианте ИФА. При постановке ИФА использовали стандартные планшеты для иммунологических реакций. Для первого покрытия микроплат применяли иммуноглобулины из антифракционной чумной сыворотки. В лунки вносили по 100 мкл иммуноглобулинов, разведенных фосфатным буфером с рН 7,2–7,4 до концентрации белка 100 мкг/мл. Стабилизацию планшетов производили при температуре (37±1)0С в течение трех часов. Несорбированные иммуноглобулины удаляли, в лунки вносили по 100 мкл 1% бычьего сывороточного альбумина и выдерживали 1 ч при температуре (37±1)0С. Затем в первую лунку вносили антиген (Ф1) в концентрации 0,05 мг/мл и титровали в шахматном порядке на фосфатном буфере с рН 7,2– 7,4, содержащем 0,05% Твин 20 и 0,1% бычьего сывороточного альбумина, 12–я лунка не содержала антигена и являлась контрольной. После часовой инкубации при температуре (37±1)0С несвязавшийся антиген удаляли, микропласты отмывали 4–5 раз 0,05% раствором твина–20 на фосфатном буфере и подсушивали. Далее в течение 1 часа при температуре (37±1)0С проводили инкубацию с антителами, меченными пероксидазой хрена, от 1:100 до 1:800. Коньюгат вносили в лунку в объеме 100 мкл и инкубировали при (37±1)0С 1 час. После 4–5 кратной промывки планшет производили определенные присутствия антигена. В качестве субстрат–индикаторной цитратного буфера рН смеси применяли раствор, содержащий 10 мл (5±0,05), 5мг ортофенилендиамина и 0,05% перекиси водорода. Субстрат–индикаторную смесь добавляли по 100 мкл во все лунки и инкубировали при комнатной температуре без доступа света в течение 10 минут. Для остановки реакции использовали 2 М раствор серной кислоты, который вносили в лунки в объеме 50 мкл. Результаты реакции учитывали визуально или на вертикальном денситометре «Multiskan» и считали положительным, если оптическая плотность (ОП) исследуемого образца в 2 и более раза превосходила среднее значение ОП отрицательных контролей.

Рабочий титр иммунопероксидазных чумных конъюгатов составил 1:200– 1:400. Все серии конъюгатов давали отрицательные результаты с водорастворимыми антигенами из гетерологичных штаммов Y.enterocolitica, E.coli, Y.pseudotuberсulosis,что свидетельствовало о их специфичности. При изготовлении магноиммуносорбента лигандом служили IgG, выделенные (глава 3). Все манипуляции с магноиммуносорбентом в наших экспериментах производились с применением ряда технических устройств, разработанных сотрудниками Ставропольского и Волгоградского научно–исследовательских противочумных институтов. Данные технические средства обеспечивают фиксацию магносорбентов, их сепарацию, перенос, эффективное перемешивание в заданном режиме (В.И. Ефременко, 1996). Устройства размещены в компактной укладке, транспортируемой ручным способом и позволяющей осуществлять работу с ней как в лабораторных, так и в полевых условиях. В состав укладки входят магнитные ловушки различных конструкций для забора проб из объектов внешней среды, контейнеры для транспортировки магнитных сорбентов с фиксированными на их поверхности микроорганизмами, их антигенами, устройство для переноса магносорбентов с магнитной поверхности ловушки, устройство для отделения магносорбентов от жидкой фазы. Для повышения эффективности исследований с применением магноиммуносорбента пробы пропускали через специальную проточную ловушку с фиксированным чумным КМИС, используя проточную систему (рисунок 18). Исследуемая проба из верхней колбы самотеком проходила через магнитную ловушку. Скорость протекания, регулировалась зажимом. из антифракционных чумных иммунных сывороток, иммобилизацию которых на магносорбент осуществляли, как описано выше Рисунок 18. Исследование твердых проб с использованием проточной магнитной ловушки с КМИС Обозначения: а- установка: 1– колба с суспензией пробы;

2–сетчатый фильтр на конце стеклянной трубки;

3–ватный фильтр;

4–зажим;

5–проточная магнитная ловушка с МИС;

6–соединительные трубки;

7–колба для приема пробы;

б–проточная магнитная ловушка: 1–фиксатор магнитной пробки;

2–пробка с постоянным магнитом;

3– проточный контейнер.

Рисунок 19. Схема проведения иммуноферментного анализа во флаконах типа «пенициллиновых» с использованием КМИС Меняя местами колбы, можно многократно пропускать через ловушку исследуемую пробу, достигая максимального концентрирования инфекта на КМИС. После чего систему промывали 5–10 объемами (от исследуемой пробы) 0,9% раствором хлористого натрия, тем самым, обеспечивая отмывание магноиммуносорбента от контаминирующей микрофлоры и загрязнений. Эксперименты проводили с обеззараженными клетками вакцинного штамма Y.pestis EV, а также с использованием вирулентных штаммов чумного микроба и в модельных опытах на садовой почве, контаминированной исследуемым возбудителем. Из культур Y. рestis, выращенных при температуре 370С, готовили по 500 мл суспензии с содержанием 1х101;

1х102;

2х102;

5х102;

8х103 м.к. в этом объеме пробы, в которые вносили по 1 мл суспензии из гетерологичных штаммов (Y.pseudotuberculosis I–VI серотипов, Y.enterocolitica, E.coli) в концентрации 1х109 м.к./мл. После пропускания проб через описанную систему, в результате которого осуществлялось селективное концентрирование патогена на магноиммуносорбенте, проводили иммуноферментный анализ. Во флаконы помещали 200 мкм исследуемой взвеси магноиммуносорбента. Контролем служили КМИС, не контактировавшие с пробой. Затем в опытные и контрольные флаконы вносили по 200 мкл иммунопероксидазного коньюгата, изготовленного нами, в его рабочем разведении, инкубировали 1 час при комнатной температуре, отмывали 3–4 раза 0,9% раствором хлорида натрия с твин–20, используя постоянный магнит. После этого вносили свежеприготовленный субстратный раствор. Реакцию останавливали внесением во флаконы стоп–реагента (рисунок 19). Учет результатов проводили визуально через 1–5 минут. При положительном результате происходило оранжево–коричневое окрашивание, при отрицательном – раствор ингредиентов реакции оставался бесцветным. Для учета результатов на колориметрическом анализаторе содержимое флаконов после остановки реакции переносили в микропланшеты и снимали показания прибора при 492 нм. Положительным считали пробы, показатели цвета которых в 1,5 и более раз превышали контрольные. На основе проведенных чумного исследований установлено, что чувствительность пробе. Специфичность перекрестных препаратов с позволяла проводить анализы без реакций исследованными гетерологичными магноиммуносорбентного диагностикума, оцененная в ИФА, во всех проведенных опытах была не менее 1х102 м.к. в микроорганизмами. Аналогичные результаты получены и с пробами почвы. Кроме антительного магноиммуносорбентного хитозанкремнеземного сорбента был изготовлен антигенный КМИС, лигандом для получения которого служила Ф1 чумного микроба. Данный КМИС применяли для обнаружения специфических антител в экспериментальных сыворотках от лабораторных животных, флаконы вносили по магноиммуносорбент, не зараженных чумой. Для проведения ИФА во 10% взвеси КМИС. Контролем служил контактировавший с сыворотками. В опытные 200 мкл флаконы вносили по 100 мкл испытуемых сывороток в разведениях от 1:100 до 1:3200. Выдерживали при температуре при 370 С в течение 1 часа. Сорбент отмывали 3–4 раза фосфатным буфером с твином, удерживая его постоянным магнитом. Затем в опытные и контрольные флаконы вносили по 200 мкл рабочего разведения антивидового пероксидазного конъюгата, в который на 1 мл добавляли 10 мг БСА, выдерживали при температуре 370С 30 минут. Промывали, как описано выше, но не менее 5–6 раз, используя постоянный магнит. После чего во флаконы вносили по 200 мкл хромогенной смеси. Как только надосадочная жидкость слегка желтела, ее в количестве 200 мкл переносили в лунки планшета и останавливали реакцию 50 мкл стопреагента. Аналогичную операцию проводили с контролем. Для учета результатов производили измерения оптической плотности на приборе «Мультискан» при длине волны 492 нм. Ответ считали положительным при превышении оптической плотности опытного раствора над контрольным в 1,5 и более раза. Таким применения образом, нами показана принципиальная с возможность магнитными хитозанкремнеземных иммуносорбентов свойствами для диагностики чумы и индикации ее возбудителя в экспрессном иммуноанализе (ИФА).

Выводы 1. Проведены полимера исследования хитозана, по синтезу композиционных структурные магносорбентов методом формирования пористой структуры кремнезема в присутствии имеющих стандартные характеристики – удельную поверхность в пределах 68-82 м /г, объем пор 1,21,5м/г. При этом достигнут результат количественного регулирования магнитных свойств сорбентов с изменением величины удельной намагниченности насыщения от 4,3 до 17,4 МН, А х м/кг, достигаемые увеличением содержания магнитной составляющей в составе магносорбентов. 2. Впервые разработана технология получения пористых магносорбентов из кремнеземного материала аэросила - А-380, хитозана и оксалата железа. Изучены их структурные характеристики, химический состав в сопоставлении с данными ИК-спектроскопии и спектроскопии диффузного отражения. Синтезированы элементосодержащие кремнеземные сорбенты методом 3. молекулярного наслаивания и деструкционно-эпитаксиального осаждения для координационной иммобилизации белковых лигандов. Проведены исследования по разработке технологии получения магноиммуносорбентов иммобилизацией на поверхности композиционных хитозанкремнеземных носителей чумных иммуноглобулинов и капсульного антигена чумного микроба (Ф1) методами окисления и бензохиноновым. 4. Использование хитозанкремнеземного композиционного иммуносорбента с магнитными свойствами с иммобилизованными на нем живыми микробными клетками Y. pestis EV в качестве инокулята при глубинном культивировании позволило существенно сократить время выращивания чумной вакцины (до 15 часов) при значительном увеличении выхода биомассы (на 40±5%) и повышении жизнеспособности микробных клеток (с 30% до 55%), при этом инокулят можно использовать многократно. Выращенная таким методом чумная вакцина соответствует всем требованиям нормативной документации.

5.

Увеличение биомассы Y. pestis EV при глубинном культивировании с использованием магноиммуносорбентного инокулята существенно повышает выход капсульного антигена Ф1 за счет возможности его извлечения как из биомассы, так и из культуральной жидкости. 6. На основе хитозанкремнеземного магносорбента сконструированы высокочувствительные специфичные диагностические чумные тест-системы (антительная и антигенная) для иммуноферментного анализа. Установлено, что основным фактором повышения их чувствительности являются иммунохимические свойства магноиммуносорбента, определяемые качеством носителя, способом иммобилизации белкового лиганда.

Заключение С 90-х годов прошлого столетия начался подъем заболеваемости чумой в мире, который продолжается и в настоящее время. Наличие обширных природных очагов на территории многих государств мира, в том числе и России, социально-экономические различия этих стран и, как следствие, различие арсеналов методов профилактики и диагностики этой инфекции и борьбы с ней, возможность антропонозного выноса чумы на неэнзоотичные территории и тому подобные факторы не позволяют надеяться на полное искоренение чумы в природе в ближайшее время (Г.Г Онищенко, А.М. Кокушкин, О.В. Кедрова и др., 1998;

Г.Г. Онищенко, Б.Л. Черкасский, Ю.М. Федоров и др., 1998;

Г.Г. Онищенко, 2002). После событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке в одном ряду с возбудителями оспы, сибирской язвы, вирусами Эбола и Марбурга в списке наиболее вероятных и опасных агентов биотерроризма отмечен чумной микроб. Именно поэтому вопросам специфической защиты и экспрессным методам диагностики (индикации) этой инфекции уделяется столь пристальное внимание. Одним из приоритетных научных направлений современной биотехнологии является разработка технологий на основе использования иммобилизованных форм биологических объектов, в первую очередь микроорганизмов и их метаболитов. Несмотря на большое количество работ, посвященных явлению иммобилизации, в настоящее время реализована лишь часть потенциальных возможностей данного направления. Придание носителям открыло биомолекул новые и клеток свойства применения магнитоуправляемости перспективы иммобилизованных микробиологических систем (В.И. Ефременко, 1996;

И.С. Тюменцева, 1996;

Е.Н. Афанасьев, 2000). Анализ литературных данных по синтезу биотехнологических сорбентов свидетельствует о том, что в данном направлении существует множество проблем, связанных с выбором сорбционных материалов, поиском селективных лигандов, разработкой методов фиксирования лигандов на поверхности матриц. Решение вышеуказанных проблем возможно на основе целенаправленных исследований по разработке сорбентов, обладающих в высокой специфичностью к определяемым а также биологически активным веществам и микроорганизмам, отличающихся стабильностью обеспечивающих условиях оптимизацию присоединения в процессах лигандов, сорбции и десорбции (А.В. Брыкалов, 1993;

В.Б. Алесковский, 2002). В настоящее время для практических целей медицины, биотехнологии важное значение приобретают композиционные сорбенты, содержащие в качестве основного компонента кремнезем. Данные сорбенты могут быть с успехом использованы при конструировании твердофазных тест-систем для диагностики особо опасных инфекций, что является актуальным решением проблемы для медицины и ветеринарии (И.В. Жарникова, И.С. Тюменцева, А.В. Брыкалов, 1995). Современные технологии синтеза органокремнеземных сорбентов включают четыре направления. Первое – основано на сорбции или хемосорбции полимеров из растворов на поверхности сорбентов, имеющих определенные структурные характеристики;

второе – включает синтезы сорбентов, заключающиеся в радикальной или ионной полимеризации мономеров в присутствии кремнезема;

третье направление – для получения объемно-модифицированных композиционных сорбентов предусматривает поликонденсацию технологические кремнийорганических аспекты получения соединений. композиционных Способ и сорбентов, основанные на формировании пористой структуры кремнеземной матрицы в присутствии полимеров (декстран, поливиниловый спирт) формируют четвертое направление по конструированию органокремнеземных сорбентов. Многочисленные публикации авторов (М.Т. Брык, 1981;

Г.В. Кудрявцев, С.М. Староверов, 1989;

В.Б. Алесковский, А.Я Юффа, 1989;

А.В. Брыкалов, 1993;

В.Б. Алесковский, 2002) содержат информацию по достоинствам и недостаткам каждого из направлений синтеза сорбента. Целью начального этапа исследований по диссертационной работе являлось получение ферромагнитных сорбентов, обладающих заданным составом, адсорбционными и магнитными свойствами, используемыми для проведения твердофазного иммуноанализа микроорганизмов на основе методов ИФА. Одной из ключевых задач являлось для применение глубинного магнитоуправляемых сорбционных материалов культивирования вакцинного штамма чумного микроба. Синтез магносорбентов с высокой сорбционной емкостью проведен методом формирования пористой структуры носителя в присутствии полимера хитозана. В качестве кремнеземного компонента использован высокодисперсный непористый кремнезем - аэросил А-380. В технологии получения сорбента применялся полисахарид хитозан, представляющий собой полностью дезацетилированный продукт - поли [(1-4)- 2 амино-2дезокси--Д-глюкозы]. В строении хитозана выделяют два участка: упорядоченные участки, образованные противоположно заряженными звеньями полиэлектролитной системы, и участки, чередующиеся с дефектами. Наличие в хитозане двух гидроксильных и первичной аминогруппы расширяет возможности его модификации (Т.И. Тюпенко, 2001). Технология получения хитозанкремнеземных магносорбентов включала восемь стадий. Стадии технологии 1-5 характеризуют процесс получения композиционного магносоорбента, а последующие стадии 6-8 – отражают этапы модифицирования поверхности сорбента функциональными группами: методом окисления, бензохиноновым, а также процессы иммобилизации антигена или антител с последующей стабилизацией КМИС. Технологии синтеза магноиммуносорбента подробно представлены в главе 3 диссертации.

В качестве магнитного компонента при синтезе применялся магнетит (Fe3O4), а также разработан способ получения магносорбента путем введения на стадии получения гидрогеля оксалата железа (II). Структура композиционных сорбентов представлена корпускулярной системой, которая состоит из частиц кремнезема, покрытых полимером хитозана. Размер корпускул определяет величину удельной поверхности, а плотность их упаковки – объем и радиус пор. Механизм образования пористых хитозанкремнеземных магносорбентов можно представить, как сложный процесс, сопровождающийся формированием корпускулярной структуры кремнеземного остова из непористых частиц аэросила А-380, и включением в него органического полимера хитозана и магнетита. При сравнительном анализе данных этих двух методов следует отметить, что с использованием в качестве компонента для синтеза сорбентов оксалата железа получаемые магносорбенты имеют несколько меньшую удельную поверхность и большее значение объема пор. Это объясняется, по-видимому, разрыхляющим и активирующим влиянием газообразных продуктов, выделяющихся при разложении оксалата железа, с образованием FeO, далее Fe2O3 и магнетита. Синтезированные нами хитозанкремнеземные магносорбенты имели следующие стандартные структурные характеристики – удельную поверхность в пределах 68-82 м2/ г, объем пор 1,2-1,5 м3/ г. При этом достигнут результат количественного регулирования магнитных свойств сорбентов с изменением величины удельной намагниченности насыщения от 4,3 до 17,4 МН, А х м2/кг, достигаемые увеличением содержания магнитной составляющей в составе магносорбентов. Разработана технология получения элементсодержащих кремнеземных сорбентов на основе аэросила А-380 методом деструкционнодля эпитаксиального осаждения (ДЭО), ранее используемого модифицирования силикагеля такими химическими элементами, как медь, цинк, кобальт, магний, марганец (В.Б. Алесковский, 2001).

Для синтеза элементсодержащих кремнеземных сорбентов к 4 г аэросила А-380 добавляли 100 мл 0,15 М растворов соответствующих для каждого отдельного синтеза солей СuSO4, MgSO4, CoSO4, MnSO4, FeCI2 в 0,25 М растворе водного аммиака. Суспензию выдерживали в течение 24 часов при 2300С. Далее сорбент отмывали дистиллированной водой до нейтральной реакции в промывных водах, высушивали при температуре 951100С в течение 2 часов. Затем сорбент измельчали и методом рассева выделяли фракцию с размером частиц 80-120 мкм. Количественный как медь, магний, химический марганец, анализ кобальт, и полученных процесс сорбентов образования подтвердил образование поликремневых солей химических элементов, таких модифицированных кремнеземов согласуется с механизмом, предложенным в работе (В.Б. Алесковского, 2001). При определении концентрации Бренстедовских кислотных центров и констант равновесия Кср для образцов сорбентов, полученных методом формирования пористой структуры кремнезема в присутствии полимеров декстрана и хитозана, методом а также элементсодержащих сорбентов, осаждения, синтезированных деструкционно-эпитаксиального показано, что композиционные органокремнеземные сорбенты, по сравнению с исходным аэросилом А-380, имеют меньшие значения концентрации протодонорных кислотных центров В0 и констант равновесия. Данную закономерность можно объяснить тем, что при синтезе органокремнеземных сорбентов в процессе формирования корпускулярной структуры полимеры декстран и хитозан частично экранируют кремнеземной общей массы матрицы. При синтезе Бренстедовские центры сорбентов, наблюдается композиционных сорбента, содержащих Fe2O3, вводимый до массового количества 15% относительно получаемого композиционного усиление кислотных свойств поверхностных центров модифицированных кремнеземов. Кроме того, введение в состав композиционного сорбента Fe2O3 приводит к уменьшению на 25-30% удельной поверхности сорбентов, что, вероятно, обусловлено стабилизирующим действием оксида железа (II), проявляющимся в противодействии процессу, связанному с укрупнением корпускулярных частиц в структуре модифицированного кремнезема. Синтез элементсодержащих кремнеземных сорбентов методом деструкционно-эпитаксиального осаждения, в отличие от общеизвестных методов синтеза твердых веществ, протекает не путем хаотичного междуатомного и межмолекулярного взаимодействия, а путем переноса и закрепления на заранее подготовленной поверхности каждый раз только одних, избранных структурных единиц. Данным методом по оригинальному синтезу получены магносорбенты, обладающие магнитными свойствами. Таким образом, в результате проведенных исследований получен набор композиционных сорбентов с оптимизированным составом и структурными характеристиками, микроструктура изучены поверхности, их спектральные свойства, характеристики, что позволяет кислотные целенаправленно использовать сорбционные материалы для последующего получения на их основе специфичных иммуносорбентов. Химическое модифицирование дисперсных твердых тел представляет собой процесс изменения химического состава поверхностного слоя в заданном направлении. С целью дальнейшего активирования композиционных сорбентов функциональными группами нами разработаны три варианта модифицирования носителей: бензохиноновый, окислением и с применением глутарового альдегида. Одним из важнейших условий получения магноиммуносорбентов с высоким уровнем емкости, специфичности и чувствительности является выбор эффективных методов иммобилизации лигандов. Иммобилизацию иммуноглобулинов на поверхности магносорбентов проводили следующим образом: к 0,2 мл 10% взвеси магносорбента приливали 1 мл иммуноглобулинов чумных, варьируя количество белка от 0,5 до 10 мг/мл, ковалентное связывание проводили в течение 1-24 часов, при температуре 50С;

22+40С и 380С. В соответствии с экспериментальными данными, оптимальными факторами, обладающих которые высоким обеспечивают уровнем получение специфической время иммуносорбентов, активности и иммобилизации чувствительности, являются следующие:

специфических иммуноглобулинов 1,5 часа при значении рН раствора белка 6-8 и температуры от 5 до 220С. На основе хитозанкремнеземных сорбентов, активированных бензохиноном и окислением перхлоратом натрия, разработаны эффективные композиционные магноиммуносорбенты, имеющие преимущества по уровню чувствительности и специфичности, технологичности получения перед глутаральдегидным методом получения активированных сорбционных материалов. В данном случае проявились недостатки этого метода, связанные с тем, что глутарового альдегида практически не существует в мономерном виде (P. Monson, 1978), и это приводит к неконтролируемости процесса активирования поверхности сорбента, а также к нестандартности в синтезе активированного магносорбента по количеству альдегидных групп. Магноиммунносорбенты, получаемые бензохиноновым методом и окислением, при хранении (40С) сохраняли стабильность свойств в течение одного года (срок наблюдения). Одним из современных направлений научных исследований в области биотехнологии является использование иммобилизованных клеток. Иммобилизация биообъекта способствует увеличению продуктивности и производительности биотехнологического процесса, стабилизации свойств продуцента, А.В.Олескин, возможности В.Д.Самуилов, использования 1987;

и быстрого удаления микробиологической системы из зоны культивирования (Н.С. Егоров, А.П.Синицын, Е.И.Райкина, В.Н. Лозинский и др., 1994;

И.В. Владимцева, 2002;

J.Naihu, 1987). Магнитное манипулирование микроорганизмами – продуцентами, фиксиро ванными на магнитных носителях, весьма перспективно, однако до настоящего времени разработке этих технологий уделялось мало внимания. Это и определило характер следующего направления наших исследований: изучение возможности и эффективности использования хитозанкремнеземного магноиммуносорбента для глубинного культивирования вакцинного штамма крови, Y.pestis полученной ЕV. при Лигандом для получения животных МИС служили иммуноглобулины G, выделенные из гипериммунной кроличьей сыворотки иммунизации водорастворимыми антигенами, изолированными из биомассы Y.pestis EV, выращенной при (27±1)0С. Для получения иммобилизованных на магнитном носителе бактериальных клеток использовали производственную культуру вакцинного штамма Y.pestis EV. После контакта микробных клеток с магнитным носителем происходила прочная иммобилизация чумного микроба на поверхности магнитоуправляемого хитозанкремнеземного иммуносорбента на основе реакции «антиген-антитело». Магноиммуносорбент с фиксированными микробными клетками вносили в лабораторный ферментер (LКВ, Швеция) и использовали в качестве инокулята, который удерживали на соленоиде путем создания электромагнитного поля. Для выращивания микробной взвеси в ферментере в качестве питательной среды использовали бульон Хоттингера рН (7,1±0,1), инкубирование проводили при температуре (27±1)0С дискретным добавлением глюкозы согласно РП №702-97. Контролем служило глубинное культивирование Y.pestis EV по методике периодического выращивания в ферментере без иммобилизованного сорбента. Анализируя штамма Y.pestis динамику EV в накопления процессе биомассы производственного культивирования с глубинного использованием магнитоуправляемых иммобилизованных систем, можно отметить, что при первом выращивании lag-фаза в среднем длилась 8-9 часов, после чего наступала экспоненциальная фаза, во время которой отмечались интенсивный рост и размножение клеток. Через 18-20 часов наступала стационарная фаза роста, в начале которой производили слив культуральной жидкости, оставляя соленоид в рабочем состоянии. В сосуд заливали свежую порцию бульона Хоттингера и проводили повторное выращивание биомассы, не внося дополнительное количество инокулята. Так повторяли пять раз. Анализ динамики роста повторных выращиваниях иммобилизованных клеток вакцинного штамма чумного микроба показал, что lag-фаза практически отсутствовала, а стационарная фаза роста наступала через (15±1) часа. При этом «урожай» биомассы при первом и повторных глубинных культивированиях был фактически одинаковым и составил в среднем 7х1010 м.к./мл среды. По были сравнению проведены с контролем на пяти (без иммобилизованного инокулята) количество биомассы увеличивалось на 40±5%.Описанные эксперименты сериях ферментативного бульона Хоттингера. Изучение свойств вакцинного штамма Y.pestis EV, выращенного в условиях глубинного аппаратного культивирования при использовании иммобилизованного на магнитном сорбенте инокулята, проводили в соответствии с ФС 42-3877-99. Морфологические, тинкториальные, биохимические свойства, иммуногенность, термостабильность вакцины соответствовали НД. Результаты изучения жизнеспособности (опытных и контрольных образцов) в свидетельствуют, что поле с при глубинном культивировании электромагнитном использованием иммобилизованного инокулята на магнитном носителе процент живых микробных клеток достигает не менее (55,4±5,8)%, в то время, как в контрольных образцах этот показатель – не более (30±5)%. Вышеизложенное дает основание высказаться в пользу перспективности использования этого способа глубинного культивирования при производстве живой чумной вакцины.

Кроме того, при глубинном культивировании чумного микроба появляется возможность использовать как микробную биомассу, так и культуральную жидкость для получения его капсульного антигена (Ф1), что значительно увеличивает выход целевого продукта высокого качества, который является основой при конструировании различных чумных иммунобиологических препаратов. Методы твердофазного ИФА основаны на использовании серологически активных компонентов, иммобилизованных на нерастворимых носителях, что обеспечивает их быстрое и эффективное разделение. Чувствительность и специфичность ИФА обусловлена не только степенью чистоты и активности используемых ингредиентов, но и свойствами твердой фазы, которая должна сохранять иммунологические свойства и стабильность в иммобилизованном состоянии, обладать минимальной активностью, неспецифически связывать компоненты анализируемой системы. Проведенные эксперименты показали, что хитозанкремнеземный магносорбент полностью отвечает перечисленным требованиям. Синтезированный нами композиционный магносорбент, активированный перхлоратом натрия, был использован в качестве матрицы при конструировании антительной и антигенной чумной диагностических тестсистем для иммуноферментного анализа. При этом лигандами служили иммуноглобулины G выделенные из гипериммунной чумной кроличьей сыворотки, и Ф1 чумного микроба, изолированная из культуральной жидкости изоэлектрической преципитацией. Чувствительность чумного антительного магноиммуносорбентного диагностикума,оцененная в ИФА, всех изготовленных серий была не менее 1х102 м.к. в пробе. Специфичность препаратов позволяла проводить анализы без перекрестных реакций с исследованными гетерологичными микроорганизмами. Изготовленный нами антигенный КМИС обладал высокой чувствительностью при выявлении специфических антител.

Список использованных источников 1. Айлер, Ю.П. Планирование эксперимента при поиске оптимальных условий / Ю.П. Айлер, Е.В. Макарова. - М.: 1976.-146с. 2. Айлер, Р. Химия кремнезема / Р. Айлер. - М.: Мир, 1982.127с. 3. А.С. №1425910 А61К 39/02. Способ получения туляремийного антигена / Н.Ф. Василенко, И.В. Кронгауз, О.Н. Лопатин, Т.И. Башлова, И.В. Жарникова.–1988. 4. Албулов, А.И. Применение хитозана в ветеринарии для лечения и профилактики желудочно-кишечных заболеваний молодняка сельскохозяйственных животных / А.И. Албулов, А.Я. Самуйленко, Н.Э. Нифатьев // Матералы V конференции «Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана». – М,1999.- С. 115-117. 5. Алесковский, В.Б. Стехиометрия и синтез твердых соединений / В.Б. Алесковский - Л: Высшая школа, 1976.-2 18с. 6. Алесковский, В. Б. Химия твердых веществ / В.Б. Алесковский. - М.: Высшая школа, 1978.-350с. 7. Алесковский, В.Б. Модифицирование поверхности неорганическими соединениями / В.Б. Алесковский, А.Я. Юффа // Журн. Всес. хим. об-ва им. Д.И.Менделеева. -1989-№3. - С.317-324. 8. Алесковский, В.Б. Химия высокоорганизованных веществ // Химия высокоорганизованных веществ и научные основы биотехнологии: Автореф. Докл. III Междунар. Конф. /СПбГУ.–СанктПетербург, 2001, – С.7–13 9.Анапова, Е.В. Обнаружение возбудителя туляремии у больных с помощью реакции иммунофлуоресценции / Е.В. Анапова, Л.С. Каменова, И.С. Мещерякова //ЖМЭИ.–1989.–№4.–С.46–49.

10. Апарин, Г.П. Микробиология чумы / Г.П. Апарин, Е.П. Голубинский // Руководство.- Иркутск.- 1989.- 90с. 11. Афанасьев, Е.Н. Научно-методические аспекты экспресс диагностики возбудителей особо опасных зоонозных инфекций (чума, бруцеллез, сибирская язва) // Автореф. Дис…. докт. мед. наук / Е.Н. Афанасьев Ставрополь 2000, –с.450. 12.Бактериологический метод определения концентрирующей способности магнитных иммуносорбентов / С.Д. Гавенский, В.И. Ефременко, И.М. Климова, В.Г. Пушкарь, В.Ю. Перов // Сб. науч.работ.– Волгоград, 1989. – Выш.4, – С.23–27. 13. Бебрис, Н.К. - Получение чистого макропористого кремнезема аэросила - адсорбента для газовой хроматографии / Н.К. Бебрис, А.В. Киселев, Ю.С. Никитин // Коллоид. журн.-1967.-Т.29, №3. – С. 326-332. 14.Бельская, Н.А. Микрометод фракционирования и индентификации белков бактерий / Н.А. Бельская, В.С. Митина, В.И. Вейнблат // Материалы Северо-Кавказской биохим. конф.- Махачкала, 1970.- С. 270-271. 15.Бельская, Н.А. Микрометод фракционирования и индентификации белков бактерий / Н.А. Бельская, В.С. Митина, В.И. Вейнблат // Лаб. дело.- 1972.- №10.- С. 514-516. 16. Березкин, В.Г. Твердые носители в газовой хроматографии / В.Г. Березкин, В.Г. Пахомов, К.И. Сакодинский. - М.: Химия, 1975. - 210с. 17.Богатский, А.В. Иммобилизация протеиназы Е и П на поверхности аминорганокремнезема / А.В. Богатский, Т.И. Давиденко, А.В. Чуенко // Укр. биохим. журн.-1979.-Т. 51., №4.-С. 315-318.

18. Богданов, В.Д. Структурообразователи в технологии рыбных продуктов / В.Д. Богданов.-М:. ВНИЭРХ, 2001.- сер.3.-высш.3.С.11-20. 19. Бойцова, Т.М. Обоснование и разработка ресурсосберегающих технологий рыбнофарма и пищевых продуктов на его основе //

Автореферат дис. … д-ра техн. наук / Т.М. Бойцова.- Владивосток, 2002.-24с. 20. Брей, В.В. Теоретическая и экспериментальная химия / В.В. Брей. – М:. 1982. -Т.18, №1.-С.122-125. 21. Брык, М.Т. Полимеризация на твердой поверхности неорганических веществ / М.Т. Брык - Киев: Наукова Думка. - 1981. 271с. 22. Брыкалов, А.В. Сорбенты, на основе кремнеземов и активированных углей в биотехнологии и медицине / А.В. Брыкалов // Мат. конф. химиков Сев. Кавказа. - Нальчик, 1991.-С. 185-186. 23. Брыкалов, А.В. Получение биопрепаратов на основе методов - аффинной сорбции и иммобилизации // Дис.... д-ра хим. наук / А.В. Брыкалов. -1993,СПб. - 330с. 24. Брыкалов, А.В. Метод получения магнитоиммуносорбентов для диагностических тест-систем / А.В. Брыкалов, И.В. Жарникова, И.С. Тюменцева // Сб. стр. 58 науч.- метод, конф. СГМИ. Ставрополь, 1995.- С. 19-20. 25. Брыкалов, А.В. Новые композиционные носители для иммобилизации ферментов / А.В. Брыкалов, О.В. Воробьева // Современные достижения биотехнологии: Материалы Всерос. конф. Ставрополь. 1996.- С.279. 26. Брыкалов, А.В. Разработка твердофазной для тест-системы диагностики хеликобактер пилори / А.В. Брыкалов, О.В. Во робьева, В.Д. Пасечников // Современные достижения биотехнологии: Материалы Всерос. конф.- Ставрополь, 1996.-С.274. 27. Быков, И.П. Состояние и перспективы развития производства хитина, хитозана и продуктов на их основе из панциря ракообразных / И.П. Быков.- М., 1999.- С. 15-18. 28. Владимцева, И.В. Использование магнитных сорбентов в медицине и биотехнологии / И.В. Владимцева, А.А. Степин // Молекулярная биология и медицина: Тез.докл.научн.конф.–Ленинград, 1990.–С.32. 29. Варламов, В.П. Место российской науки в мировом хитозановом буме / В.П. Варламов.- М., 1999.- С. 7-8 30. Вейнблат, В.И. Иммуноэлектрофорез антигенов чумного микроба / В.И. Вейнблат, В.В. Каминский, Л.С. Орлова // Проблемы особо опасных инфекций.- Саратов, 1972.- Вып.4(26).- С. 196-200. 31. Вейнблат,В.И. Антигены Y.pestis (биохимические и иммунологические аспекты) // Дис. … д-ра мед. наук /В.И. Вейнблат.Саратов,1974.-324с. 32. Вейнблат В.И. К вопросу разработки и стандартизации препаративных методов получения очищенных антигенов возбудителя чумы / В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, С.М. Дальвадянц // Биохим. Парафизиол. и микробиология особо опасных инфекций.- Саратов,1983.- С. 38-42. 33. Вейнблат В.И.. Методы получения и очистки капсульного антигена и эндотоксина возбудителя чумы / В.И. Вейнблат, С.М. Дальвадянц, М.С.Веренков // Лабор. дело, 1983. №12.- С. 37-39 34.Вершилова, П.А., Эпидемиология бруцеллеза / П.А. Вершилова, А.А. Голубева // Бруцеллез.–М.: Медицина, 1972.–С.319– 347.

35. Веселова, И.А. Использование хитозана и его производных для иммобилизации ферментов / И.А. Веселова, Т.Н. Шеховцова, Г.А. Бадун // Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана: Материалы Пятой конференции – М.: 1999.–с.265–267. 36. Владимцева, И.В. Научно-методические аспекты приготовления и использования магнитоуправляемых иммобилизованных микробиологических систем // Дис.… д–ра биол. наук / И.В. Владимцева. – Ставрополь, 2002.–304с. 37. Воронков, М.Г. Кремний и жизнь / М.Г. Воронков, Р.И. Зельчан, Э.Я. Луковец - Рига: Зинотне, 1978.-587с. 38. Вудворд, Д. Иммобилизованные клетки и ферменты / Д. Вудворд М.: Мир, 1988.- 161с. 39. Гибридомы, синтезирующие моноклональные антитела к полисахаридному антигену возбудителя туляремии / Е.Г. Чернявская, П.Г. Свешников, Е.С. Северин, Н.Ф. Василенко // Особо опасные инфекционные заболевания: Сб. науч.работ.–Волгоград, 1990.– в. 4. – С.254–258. 40. Голубинский, Е.П. Обнаружение фракции 1 чумного микроба ферментным иммунологическим методом / Е.П. Голубинский, В.С. Рудник, М.П. Рудник // Проблемы изучения механизмов эпизоотии чумы: Тез. Докл. Всес. Конф.– Саратов, 1980–С.9. 41. Голубинский, Е.П. Применение иммуноферментного метода для обнаружения антигенов туляремийного микроба антител к ним у людей и эпизоотологическим обследованиям / Е.П. Голубинский, С.П. Меринов, Л.В. Меринова // Современные аспекты профилактики зоонозных инфекций. – Иркутск, 1984.–№2. –С.129. 42. Горовой, Л.Ф. Хитозансодержащие материалы, получаемые из грибной биомассы / Л.Ф. Горовой // Материалы пятой кон ференции перспективы в исследовании хитина и хитозана».- М.: Издат, 1999.- С. 130-133. 43. Грядских, Д.А. Композиционные сорбенты для иммобилизации микроорганизмов / Д.А. Грядских //Современные достижения биотехнологии: Мат.Всерос.конф. - Ставрополь, 2002, –с.68–69. 44. Грядских, Д.А. Магноиммуносорбенты для глубинного культивирования чумного микроба / Д.А. Грядских, И.С. Тюменцева, Е.Н. Афанасьев // Биотехнология 2003: Мат.Всерос. конф. - Сочи, 2003.–С.79. 45. Девдариани, З.Л. Научно-методические основы конструирования моноклональных иммуноглобулиновых реагентов с использованием гибридомной технологии // Дис. … д-ра мед. наук / З.Л. Девдариани.- Саратов,1993.- 52 с. 46. Домарадский, И.В. Чума: современное состояние, гипотезы, проблемы / И.В. Домарадский.- Саратов, 1993.- 129 с. 47. Дрантиев, Б.Б. Современное состояние и перспективы развития иммуноферментного анализа / Б.Б. Дрантиев, А.М. Егоров // Журнал.Всес.химич. об-во им.Д.И.Менделеева.–1982.–т.27, №4.С.82–89. 48. Егоров, Н.С. Биотехнология /Н.С. Егоров, А.В. Олескин, В.Д. Самуилов // Проблемы и перспективы биотехнологии.- М:. Высшая школа.- 1987.- 115 с. 49. Ефременко, В.И. Магнитосорбенты в микробиологических исследованиях. Применение магнитных сорбентов в ментном В95. 50. Ефременко, В.И. Магносорбенты в микробиологических исследованиях / В.И. Ефременко. – Ставрополь, 1996.–130с. и радиоиммунном анализах (обзор иммунофер/ литературы) В.И.Ефременко, И.С. Тюменцева // Деп. в ВИНИТИ 26.12.95, №344 51. Жакот, Р.А. Иммобилизация ферментов на силикатных носителях / Р.А. Жакот, А.С. Корсакевич // Успехи биолог, химии.1977.-Т. 18. - С.140-161. 52.Жарникова И.В. Использование композиционных иммуноферментов в реакции иммунофлуоресценции (РИФ) для экспресс– диагностики возбудителей ООИ / И.В. Жарникова, А.В. Брыкалов, И.С. Тюменцева // Акт вопросы профилактики чумы и других инфекционных заболеваний: Матер.науч.-практич.конф.посвященная 100-ю открытия возбудителя чумы.– Ставрополь, 1994.– С. 224–225 53. Жарникова, И.В. Разработка технологии композиционных магноиммуносорбентов и конструирование на их основе диагностических тест-систем для иммуноанализа возбудителей чумы и туляремии // Автореоф.Дис. …. канд.биолог. наук / И.В. Жарникова.Ставрополь, 1995.- 22С. 54. Жоголев, К.Д. Препараты на основе хитина и хитозана в медицине и рациональном питании / К.Д.Жоголев, В.Ю.Никитин, В.Н.Цыган. – МПб,2000.– 32с. 55. Журавлев, В.И. Опыт применения реакции энзиммеченных антител в практике эпизоотологического обследования природных очагов чумы / В.И. Журавлев, А.Т. Яковлев, В.С. Рыбкин // ЖМЭИ, 1983, №11.- С.116–117. 56. Зайцев, Т.Н. Математический анализ биологических данных /Г.Н.Зайцев. – М.: Наука, 1991.–184с. 57. Закревский, В.И. Иммуносорбенты их применение в иммунологии микроорганизмов / В.И. Закревский //ЖМЭИ.–1980.–№4.– С.9–15. 58. Звягинцев, Д.Г. Взаимодействие микроорганизмов с твердыми поверхностями / Д.Г. Звягинцев – М: Изд.МГУ, 1973–1976 с.

59. Зыкин, Л.Ф. Иммуноферментный анализ в лабораторной диагностике некоторых опасных инфекций. ИФА при чуме / Л.Ф. Зыкин, А.Т. Яковлев // Очерки по лабораторной диагностике особо опасных инфекций.- Саратов: Сарат. ун-та.- 1993.- С. 10-15. 60. Зыкин, Л.Ф. Очерки по лабораторной диагностике опасных инфекций / Л.Ф. Зыкин, А.Т. Яковлев. – Саратов, 1993.–109с.. 61. Изучение сорбционной способности полистирольных планшетов, используемых в иммуноферментном анализе / Л.И. Ванеева, И.Ю. Гридина, О.Н. Пантелеева и др., // ЖМЭИ.- №9.- 1989.С. 86-89. 62. Ильин, А.В. Ацетилирование низкомолекулярного водорастворимого хитозана /А.В.Ильин, В.П.Варламов//Новые достижения в исследовании хитина и хитозана: Материалы Международной конференции.- Москва,2001.- С.280-283. 63. Иммобилизованные клетки микроорганизмов / А.П. Синицын, Е.И. Райкина, В.Н Лозинский, С.Д. Спасов // М:. Изд-во МГУ, 1994.- 228с. 64. Использование инфракрасной спектроскопии для изучения химического состава чумного и псевдотуберкулезного микробов / Т.М. Тараненко, С.М. Дальвадянц, Т.П. Боровикова, И.Ф. Ковалев, В.С. Дернова // Пробл. особо опасн. инф., 1972.- Вып.1(23).- С. 3741. 65. Иммуноферментный анализ / Под ред. Г.Т Нго, Г.М. Ленхофор.–М:. 1988.–С.25–167. 66. Использование магнитоуправляемых иммобилизованных систем для глубинного культивирования / И.В. Владимцева, М.В. Самыгин, А.А. Степин, О.В. Колотова // №4.–с.74–78. Биотехнология, –2001, 67. Исследование структуры гидроксильного покрова пирогенного кремнезема методами ИК-спектроскопии и масс// спектрометрии /В.В.Брей, Н.И.Горлов, Э.Н.Король, В.В.Стрелко Теорет. и эксперим. химия. -1982, №1.-С. 122-125. 68. Исследование кислотных свойств силохрома с–120, модифицированного элемент оксидными слоями методом молекулярного наслаивания / А.В.Брыкалов, С.И.Кольцов, В.И.Ковальков и др. // Журн.физ.химии, – 1986. т.60. –№4.–С. 950–952. 69. Калинина, О.А. ИФА в серодиагностике сифилиса / О.А. Калинина, И.В. Емельянова, М.Ф. Лактионова // Современные вопросы дерматовенерологии: Сб. юбил. науч. тр. посвящ., 70-летию обл. кож.-вен.дисп. г. Курска.- Курск.- 1997.- С. 65-67. 70. Карнаухов, А.П. Глобулярная модель пористых тел корпускулярного строения / А.П. Карнаухов // Кинетика и катализ.1971. - т. 12, №4.- с. 1025-1033. 71. Карпенко, В.В. Обезболивание животных в эксперименте /В.В. Карпенко, В.И. Сачков // Метод. рек..- М., 1985.- 53с 72. Картель, Н.Т. Новые критерии оценки свойств сорбентов медицинского назначения / Н.Т. Картель, Е.Д. Молюк, М.Е. Чудновский // тез.IV республ. конф. по сорбентам мед. назначения– Донецк, 1988.–С.14–15. 73. Касторная, М.Н. Бруцеллез / М.Н. Касторная, Е.Н. Афанасьев, И.С. Тюменцева // Лабораторная диагностика.–Дет.в ВИНИТИ 21.08.00.№148–151. 74. Касторная, М.Н. Конструирование диагностических препаратов для экспрессных методов лабораторной диагностики бруцеллеза и детекция его возбудителей // Дис…. канд.биол.наук / М.Н. Касторная.- Ставрополь, 2003.–180с.

75. Киселев, А.В. Влияние температуры гидротермальной работки на об изменение пор и скелета промышленного силикагеля / А.В. Киселев, В.М. Лукьянович, Ю.С. Никитин. // Коллоид. журн.1969.-Т.31, №3. С.388-393. 76. Киселев, А.В. – Инфракрасные спектры поверхностных соединений. /А.В.Киселев, В.И.Лыгин.–М.: Наука, 1972.–459с. 77. Климова, В.А. Основные методы анализа органических соединений / В.А. Климова. – М:. Химия, 1971. –С.159–161. 78. Климова, И.М. Магнитный иммунофермент анализ антигенов Yersinia pestis / И.М. Климова, В.И. Ефременко, В.Г. Пушкарь // ЖМЭИ.– 1989. –№7. –С. 62–65. 79. Климова, И.М. Способ получения МИС: Патент №5040754 РФ, А в/к 39/385 с.12. № 11/00 //01, заявл.29.04.92. опубл.7.06.95. 80. Клячко–Гурвич, А.А. Методы определения удельной поверхности / А.А. Клячко–Гурвич. – М:. 1961, –№10.–с.1885. 81. Ковальков, В.И. Синтез протонодонорных групп на поверхности высоко дисперсного углерода / В.И. Ковальков, Е.П. Смирнов, С.И. Кольцов //Журн. общ. Химия, 1976. - Т. №9.- С.2151. 82. Коликов, В.М. Хроматография биополимеров на макропористых кремнеземах / В.М. Коликов, Б.В. Мчедлишвили. - Л.: Наука, 1988.- С.189. 83. Кольцов, С.И. Силикагель, химиздат, 1953.- С.94-98. 84. Кольцов, С.И. Изучение С.1384-1389. взаимодействия трихлорсилана с силикагелем / С.И. Кольцов // Журн. прикл. химии., 1965.- Т.38, №6.его строение и физикохимические свойства / С.И. Кольцов, В.Б. Алесковский. - Л.: Гос 85. Кольцов, С.И. Изучение стехиометрии продуктов реакции трихлорсилана с функциональными группами поликремнекислоты / С.И. Кольцов, Г.Н. Кузнецова, В.Б. Алесковский // Журн. прикл. химии. – 1967. – Т.47.№1. – С.70-72. 86. Кольцов, С.И. Изучение влияния носителей на свойства катализаторов / С.И. Кольцов, В.М. Смирнов, В.Б. Алесковский // Кинетика и катализ.-1970.-Т.11,№4.-С.1013-1021. 87. Кольцов, С.И. Изучение влияния носителя на свойства катализатора / С.И. Кольцов, В.М. Смирнов, В.Б. Алесковский // Кинетика и катализ. - 1973.- Т.14, №5.-С.1300-1303. 88. Красавцев, В.Е. Криль как сырьевая основа хитинового производства /В.Е. Красавцев // Материалы исследования хитина «хитозана».-М.,1999.- С. 35-37. 89. Кудрявцев, Г.В. Структура привитого слоя модифицированных кремнеземов / Г.В. Кудрявцев, С.М. Староверов // Журн. Всес. хим. об-ва им. Д.И.Менделеева. – 1989, №3- С.308-316. 90. Куфлина, С.А. Эвтаназия экспериментальных животных / С.А. Куфлина, Т.Н. Павлова // Метод. рек.по выведению животных из экспериментов.- М., 1985.- 9с. 91. Лабинская, А.С. Практикум по микробиологическим методам исследования / А.С. Лабинская. – М.: Медизд. 1963.–С.425–446. 92. Лившиц, В.С. Полимерные покрытия на раны и ожоги / В.С. Лившиц //Химикофармацетический журнал.- 1988, №7. – С. 790-798. 93. Лисичкин, Г.Д. Достижения и перспективы химического модифицирования поверхности минеральных веществ / Г.Д. Лисичкин // Журн. Всес. хим. об-ва им. Д.И.Менделеева.-1989.Т.34. №3.- С.291-297.

94. Лисичкин, Г.Д. Достижения и перспективы химического модифицирования поверхности минеральных веществ / Г.Д. Лисичкин // Журн. Всес. хим. об-ва им. Д.И. Менднлеева.-1989.-Т. 34, №3.С.219-297. 95. Малыгин, А.А. О химическом составе продуктов взаимодействия хромсодержащего кремнезема с оксихлоридом ванадия / А.А. Малыгин // Журн. общ. химия. -1979.-№8-С.1686-1690. 96. Малыгин, А.А. Химическая сборка материалов с заданными свойствами / А.А. Малыгин. - Л.: Наука, 1986.- 49с. 97. Манолов, А.Д. Радиоиммунологический анализ при изучении персистенции чумного антигена в организме грызунов и у эктопаразитов природных очагов Сибири / А.Д. Манолов, Л.Ф. Зыкин, Е.П. Голубинский // ЖМЭИ.–1991.–№3.–С.44–47. 98. Мельник, И.В. Применение хитозана и его производных для концентрирования баксуспензий / И.В. Мельник, Н.Д. Скичко, Е.А. Шубина.-М., 1999.- С. 170-171. 99. Методы практической биохимии / Под ред. В.Уильямсона. - М.: Мир, 1978.-268с. 100. Мещерякова, И.С. Использование иммуноферментного метода Slisa выявлению возбудителей туляремии / И.С. Мещерякова, И.С. Умнова, К.А. Шаханина // Актуальные вопросы иммунодиагностики особо опасных инфекций – Ставрополь, 1986. – 4.1С.216–218. 101. Мирясова, Л.В. Метод культивирования коклюшных бактерий / Л.В. Мирясова // Лаб.дело. 1999, №10. – С.31–34. 102. Неймарк, Н.Е. Синтетические минеральные адсорбенты и носители катализаторов / Н.Е. Неймарк. – Киев: Наукова Думка, 1982. – 210 с.

103. Немцев, С.В. Промышленное производство хитозана из панциря карапакса охотоморских крабов / С.В. Немцев, В.С. Божко // Материалы исследования хитина «хитозана».- М., 1999.- С. 51-52. 104. Нечипоренко, А.П. Микроскептрофическое исследование титанооксидных слоев, синтезированных методом молекулярного наслаивания / А.П.Ненчипоренко, Г.К.Шевченко, С.И.Кольцов. //Журн.прил.химии.–1981.–т.54.–№1.–С.1260–1264. 105. О применении твердофазного иммуноферментного метода для определения туляремийного антигена /Н. Ф. Василенко, Л.И. Заревина, А.И. Мирошниченко, О.Н. Лопаткин, Г.И. Башкова // Актуальные вопросы диагностики особо опасных инфекций: Тез. Докл. Всес.- конф.- Ставрополь, 1988.- вып. 4.1. – С. 53-56. 106. Обнаружение антигенов бруцелл с помощью частиц коллоидных металлов в качестве маркеров специфических антител / Т.Ю. Загоскина, Е.Ю. Марков, А.И. Калиновский, Е.П.Голубинский // ЖМЭИ. – 2001.–№3.–С.65–69. 107. Оккерс, К. Пористый кремнезем / К. Оккерс // Строение и свойства адсорбентов и катализаторов. - М.: Мир, 1973. - С.233-284. 108. Онищенко, Г.Г. Эпидемическая обстановка в Российской Федерации и основные направления деятельности по ее стабилизации / Г.Г. Онищенко // Матер. к докладу – Главного государственного санитарного врача Российской Федерации на VIII Всероссийском съезде эпидемиологов, микробиологов и паразитологов (Москва 2628 марта 2002).- М.,2002. 109. Опыт производства комбикормов с хитозаном на Днепропетровском заводе рыбных кормов /Е.А. Гамызин, Т.И. Сазонова, Е.Д. Близнюк. И.В. Сушков // Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана: Материалы V конференции.- М, 1999.-С.124-125.

110. Павлов, В.В. Химические перегруппировки в поверхностном слое дисперсных кремнеземов / В.В. Павлов, В.А. Тертых, А.А. Чуйко. – 1976. - №4. – С.62-69. 111. Пак, В.Н. Природа кислотных центров поверхности титансодержащих кремнеземов / В.Н. Пак, С.И. Кольцов, В.Б. Алесковский // Теор. и эксперим. Химия. -1976.-№6.- С.839-843. 112. Парфит, Т, Адсорбция малых молекул / Т. Парфит, К. Рочестер – М.: Мир, 1986.–С.14–63. 113. Патент РФ №21652553. Способ лечения онкозаболеваний К.А. Трескунов, Б.А. Комаров. Приоритет от 20.01.98. 114. Патент РФ о заявке 97105499/25. Флокуляционный агент радионуклидов для дезактивации жидких радиоактивных отходов. //Бюл. 1998, №26. 115. Перспективы клинического применения иммуномодулирующих препаратов на основе хитозана / А.Д. Жоголев, К.Д.Жоголев, В.Ю.Никитин, В.Н.Цыган, // Медицинская иммунология.–2001. -3.–№2.–С.316–317. 116. Плаченов, Т.Г. Разработка конструкции поромеров для изучения структуры пористых тел методом вдавливания ртути. / Т.Г. Плаченов // Журн. прил. химии.–1965.–Т.28.–№3.–С.245–253. 117. Плиско, Е.А. Хитин и его 46.–Вып.8.–С.1970–1987. 118. Покровский, В.И. Иммуноферментный анализ: современное состояние и тенденции развития / В.И. Покровский // Медицинская генетика и иммунология.- М:. 1986.- С. 4-5. 119. Поляченко, В.М. Обнаружение антигенов Francisella tularensis ИФА / В.М. Поляченко, С.П. Меринов, Е.П. Голубинский // ЖМЭИ. – 1983.–№11.–С.114–115. химические превращения /Е.А.Плиско, Л.А.Нудьга, С.Н.Данилов //Успехи химии.–1977.–т.

120. Постнов, В.Н. Синтез неорганических матриц на основе силикагеля методом химической сборки / В.Н. Постнов // Сб. науч. тр. ЛГУ. - 1983.-С. 98-99. 121. Постнова, А.М. Исследование протонной кислотности титансодержащих силикагелей, полученных методом молекулярного наслаивания / А.М. Постнова, В.Н. Пак, С.И. Кольцов // Журн. физ. химии. -1981.-Т.35, №8.- С.2140-2141. 122. Практический курс химической и ферментативной кинетики: Учеб. пособие для химических специальностей ун-тов /И.В.Березин, А.А.Клесов.–М.: Из-во Моск.ун-та, 1976.–320с. 123. Препаративный метод выделения и очистки капсульного антигена чумного микроба при помощи изоэлектрической преципитации / М.М. Титенко, В.И. Вейнблат, М.С. Веренков, А.С. Васенин // Диагн. и профил. особо опасн. инфекий-.Саратов.- 1983.- С. 34-39. 124. Приказ №1179 от 10 октября 1983 г. Об утверждении нормативных затрат кормов для лабораторных животных в учреждениях здравоохранения.- Москва, 1983. 125. Пути совершенствования санитарно-эпидемиологической охраны территорий стран – участниц Содружества Независимых Государств // Проблемы сан-эпид. охраны территории стран Содружества Независимых Государств: Тез.докл. Междунар. науч.-практ. конф. (15-17 сентября,1998).- Саратов, 1998.- С. 3-6. 126. Рабинович, М.И. Применение хитозана фармакорректора содержания тяжелых металлов в организме животных на Южном Урале / М.И. Рабинович, А.Р. Таирова // Матералы V конференции «Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана».- М, 1999.С. 186-188.

127. Рогожин, С.В. Получение модифицированных кремнеземов для присоединения биологически активных соединений / С.В. Рогожин, В.Ю, Варламов, Д.Г. Вальковский // Изв. АН СССР / сер. хим. – 1975. - №8. – С.1718-1721. 128. Роуз, Э. Химическая микробиология / Э. Роуз. – М.: 1971.–С.45–60. 129. Рубин, А.Б. Биофизика 1. Теоретическая биофизика / А.Б. Рубин. – М.: Высш.школа, 1987.–319с. 130. Русин, Г.Г. Физико-химические методы анализа в агрохимии / Г.Г. Русин. – М.: Агропромиздат, 1990.–С.142–148. 131. Самойлова, Н.А. Хитозансодержащий гиполипидемический энтеросорбент /Н.А. Самойлова, В.Е. Рыженков, И.Я. Ямчков // Материалы V конференции «Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана».-М, 1999.- С. 191-193. 132. Самошин, Н.М. Исследование свойств иммобилизационной кислой протеазы / Н.М. Самошин, Л.Т. Мотина, Л.И. Ерещенко // Прикл.биохим. и микробиология. – 1978, №4.- С.554-557. 133. Санитарные правила СП 1.2.2011.–94. Безопасность работы с микроорганизмами I–II групп патогенности Госкомсанэпиднадзор России. – М.: 1994.-С.74–78. 134. Сафронов, Т.М. Хитозан как флокулянт нативного рыбного белка /Т.М. Сафронов, Т.М. Бойцова.- М., 1999.- С. 251-252. 135. Свидетельство на полезную модель 8608 РФ, №98107798. Раневое покрытие «Хитоксин» /Б.А. Никонов, С.Ф. Антонов, А.И. Кобальтов и др. //Бюл.1998.-№12. 136. Сенюк, О.Ф. Использование хитинового препарата «Микотон» в качестве радиопротектора / О.Ф. Сенюк, Л.Ф. Горовой, И.А. Трутнева // Материалы V конференции «Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана».- М, 1999.- С. 193-197.

137. Симонова, Л.В. Хитин и хитозан. / Л.В. Симонова, Л.К. Пашук // Косметика и медицина.- М,1998, №1. – С. 15-19. 138. Синицин, А.П. Зависимость стабильности иммобилизованной глюкоамилазы от способа иммобилизации / А.П. Синицин, А.И. Клибанов // Прикл. биохим. и микробиология.-1978.-№2.С.236-242. 139. Синтез и магнитные свойства наночастиц окислов железа в матрице поливинилового спирта / А.В.Волков, М.А.Москвина, А.Л.Волынский и др. //Химия высокоорганизованных веществ и научные основы нанотехнологии: Автореф. Докл. // Междунар.конф./ СПбГУ – СПб., 2001.–С.185–189. 140. Сорбенты на основе силикагеля в радиохимии / Б.Н.Ласкорин, В.В.Стрелко, Д.Н.Стражеско, В.Н.Денисов. -М.: Атомиздат, 1977.-304с. 141. Способ получения фракции – 1 чумного микроба и анализ эффективности отдельных этапов ее приготовления /Д.А. Будыка, А.И.Тинккер, Е.Л. Ракитина, Т.Н.Фунтикова, М.Н. Гончарова.Ставрополь, 1988.- 13с.- Деп.о ВИНИТИ 12.08.88. №6548-888. 142. Сравнительное изучение методов подготовки проб материала, содержащего бруцеллы, к проведению ПЦР–анализа /И.А Соколова, Г.И. Лямкаин, Я.Ф. Брюханов //Сборник науч. тр..- Саратов.2000.- Вып. 80. С. 148-151. 143. Стрелко, В.В. Классификация реакций с участием поверхности дисперсных кремнеземов и исследование процессов, замещения водорода, связанного с поверхностными атомами кремния / В.В. Стрелко, В.А. Каниболицкий // Коллоид. журн.-1971.-Т.ЗЗЮ, 5.- С. 750-756.

144. Сухоруков, А.М. Изучение сорбционных свойств полистироловых планшетов, используемых в иммуноферментном анализе / А.М. Сухоруков, А.М.Пономарева // ЖМЭИ.- 1987.- №9.- С. 1822. 145. Терещенко, В.Г. Применение фитохитодеза в кардиологической реанимации /В.Г. Терещенко // Материалы научной конференции «Фитотерапия и лазеротерапия в ХХI веке».- Черноголовка, 1999.- С.86-88. 146. Тертых, В.А. Исследование взаимодействия - амиинопропил и - цианэтилтриэтоксисиланов с поверхностью аэросилов методом ИК – спектроскопии / В.А. Тертых, А.А. Чуйко, И.Е. Неймарк // Теор. и эксперим. химия. – 1965. - №3. – С.400-405. 147. Тертых, В.А. Синтез и исследование поверхности аминоорганокремнеземов / В.А. Тертых, А.А. Агзамходжаев, А.А. Чуйко // Изв. АН СССР сер. химия. – 1968. №8. – С.1739-1743. 148. Тертых, В.А. Основные закономерности взаимодействия силанольных групп кремнезема с алкилхлорсиланами ряда CInSI(CH3)4-n(0-4) / В.А. Тертых, В.В. Павлов, К.И. Ткаченко // Теор. и экперим. химия. – 1975. – Т.11, №2. – С.174-181. 149. Тертых, В.А.. О размещении структурных гидроксильных групп на поверхности аэросила / В.А. Тертых, В.В. Павлов, К.И. Тканенко // Теор. и эксперим. химия.-1975.-Т.11, №3.- С.415-420. 150. Титенко, М.М. Получения капсульного антигена из культуральной жидкости изоэлектрической преципитацией // М.М. Титенко В.И. Вейнблат // Методическое пособие по биохимии, генетике и молекулярной биологии возбудителей чумы, и псевдотуберкулеза, Саратов.- 1985.- С. 8-9. 151. Тривен, М. Иммобилизованные ферменты / М. Тривен. – М:. Мир, 1983.– с.23.

152. Тюменцева, И.С. Усовершенствование производственной схемы иммунизации животных моно– и поликомпонентными антителами / И.С. Тюменцева, Е.В. Жданова, Е.Н. Афанасьев // Актуальные вопросы профилактики чумы и других инфекционных заболеваний: Матер.межгос.научн.практич.конф., посвящен. 100-летию открытия возбуд.чумы.–Ставрополь, 1994.–С. 237–238. 153. Тюменцева, И.С. Научно-методические основы конструирования и усовершенствования производства диагностических тестсистем для выявления возбудителей особо опасных и других инфекций // Автореф. Дис. … д-ра мед. наук /И.С. Тюменцева.- Саратов,1996.- 57С. 154. Тюменцева, И.С. К вопросу диагностики возбудителя бруцеллеза / И.С. Тюменцева, Е.Н.Афанасьев, М.Н. Касторная // Эрдем шиншилл бутэлл.- Уланбатор,1999.- №7.- С. 229-231. 155. Тюменцева, И.С. Синтез и исследования биосовместимых композиционных сорбентов для иммобилизации микроорганизмов / И.С. Тюменцева, Д.А. Грядских // Повестка дня на ХХI век: программа действий –экологическая безопасность и устойчивое развитие: Мат.докл. Междунар.конф. - Ставрополь, 2002.- С.191. 156. Тюпенко, Г.И. Электрофорез сульфата хитозана для устранения дефектов слизистой полости рта /Г.И. Тюпенко, И.Н. Горбачева, Е.Е. Скорикова // Материалы VI Международной конференции «Новые перспективы в исследовании хитина и хитозана».- М, 2001.- С. 238-241. 157. Тюпенко, Г.М. Электрофорез хитозана при лечении заболеваний пародонта /Г.М.Тюпенко, Е.Е.Скорикова, А.Б.Зезин // Новые достижения в исследовании хитина и хитозана: Матер. В Междунар.конференции.- Москва, 2001.–С.241–247.

158. Тютерев, С.Л. Научные основы использования химических активаторов болезнеустойчивости в защите растений от патогенов // Дис. … д-ра биол. наук / С.Л. Тютерев.- Пушкин, 2000.-СПб.-394с. 160. Умнова, Н.С. Приготовление иммунопероксидазных препаратов для диагностики особо опасных инфекций / Н.С. Умнова, И.П. Павлова, Г.В. Михеева // Актуальные вопросы иммунодиагностики особо опасных инфекций: Тез. Докл. Всесоюзной конф.– Ставрополь,1986.–4.2.–С.95–98. 161. Фрайфельдер, Я. Физическая химия. /Я.Фрайфельдер.–М.: Мир, 1980. – 418 с. 162. Характеристика препаратов капсульного антигена, выделенных из бульонной культуры штамма Y. pestis EV / В.И. Вейнблат, М.М. Титенко, М.С. Веренков и др., // ЖМЭИ.- 1985.- №4,- С. 19-24. 163. Хитозан peros от пищевой добавки – к лекарственному средству / Под ред. Р. Муцарелли.- Нижний Новгород: Олигофарм, 2001.- 370с. 164. Хлебников, В.С. Диагностические препараты на основе моноклональных антител для иммуноферментативных тест-систем и люминесцентно-серологического метода определения туляремийного микроба / В.С. Хлебников, Г.В. Гречко, С.С. Ветчинин // Состояние проблемы и перспективы развития диагностики бактериальных инфекций: Мат.раб.соавторов. – Оболенск, 1990.–С. 66–67. 165. Ходж, Ф. Органические реакции с использованием реагентов или субстратов, ковалентно закрепленных на функционализированных неорганических носителях / Ф. Ходж // Журн. Всес. обва им. Д.И.Менделеева. - 1989.- Т.34, №3.-С.ЗЗ 1-339.

166. Чувствительность и специфичность твердофазного иммуноферментного метода с использованием моноклональных антител для обнаружения фракции 1 чумного микроба / О.Н. Лопаткин, Н.Т. Лазарева, Л.И. Калмыкова, О.В. Малецкая // НИПЧИ, Ставрополь, 1985.–Деп.в ВИНИТИ. 19.08.85. –№4385. 167. Чуйко, А.А. Аминокремнеземы как химически активные сорбенты и наполнители полимерных материалов / А.А. Чуйко, В.А. Тертых, Г.Е. Павлик // Коллоид. журн. – 1965. – Т.27, №6. – С.903907. 168. Шаханина, К.Л. Выбор критериев пригодности твердофазных носителей на основе полистирола для проведения иммуноферментного анализа / К.Л. Шаханина, А.А. Соколенко, И.П. Павлова // ЖМЭИ.- №9.- 1987.-С. 8-11. 169. Эпидемиологическая обстановка по чуме в мире, СНГ и России: состояние, тенденции, прогноз / Г.Г. Онищенко, А.М. Кокушкин, О.И. Кедрова и др. // Проблемы сан-эпид. охраны территории стран Содружества Независимых Государств: Тез.докл. Междунар. науч.-практ. конф. (15-17 сентября,1998).- Саратов, 1998.- С. 54-56. 170. Янишпольский, В.В. Иммобилизация ферментов на активированных аминокремнеземах / В.В. Янишпольский, В.А. Тертых, А.А. Чуйко // Тез. 12 Укр. конф. по физ. химии.-Киев, 1977.- С.203. 171. Anaokar,.S.Solid-phase enzyme immunoassay for serum ferreting / S. Anaokar, P.J. Sorry, J.C. Standefer // Clin. Chem..-1979.V.25.-P.1426-1431. 172. Aphanasev, E.N. Tne problems of brucellosis /E.N.Aphanasev, I.S. Tyumenzeva, M.N. Kastornaya // ЭРДЭМ Шинжилгээний БYТЭЭЛ, 1999.- №7. - РЮ229Ю.

173. Austin, P.R. Chitin: New Facts of Research / P.R. Austin, C.I.Brine, I.E. Castle, I.P.Zikakis // Science.-1981.-212.- Р. 719. 174. Bascom, W.D. Hudrolisis of triethulethocsilans at the silica carbon tetrachloride interface / W.D. Bascom, R.V. Timols // I. Phus. chem.. – 1972.- V.76.- P.320 175. Boorsma D.M., Strefkert J.G. Peroxides on qlutaraldehyde for prospering peroxides conjugates / D. M. Boorma, J. G. Strefkert // J. immuonol. Methods.- 1979.- №30.- P. 245-255. 176. Brine, C.G. Utilization of chitin a cellulose derivative from crab and shrimp waste / C.G. Brine, P.R. Austin // Delaware university project Report,1974.-№19.- Р. 12. 177. Burwell R.L. Modified silica gels adsorbents and cater list //Chem. Techkol.-1974.-V.15, №1.-P.370-377. 178. Carlsson, E. Enzyme linked immunosorbent assay for immunological diagnosis of human tularemia / E. Carlsson, A. Lindberg // J. Clin. Microbiol. – 1979.- v.10, №5.- P. 615-621. 179. Cavanaught, D.C. Fortier M.K., Robinson D.M. Application of the ELISA technique to problem in the serologic diagnosis plaque / D.C. Cavanaught, M.K. Fortier, D.M. Robinson // Bull. Penam. Health. Org., 1979.-v.13, №4.- P. 399-402. 180.Chomel, B.V. Chanqibq trends in the epidemiology of human brucellosis in California from 1973 to 1992: a shift toward food borne transmission B.V. Chomel, E.E. De Bess, D.M Mabqiameie // J.Infect. Dis.-1994. – V.170 (5).-P.1216-1223. 181. Clark M.F. Characteristics of the micro plate method of enzyme-linked immunosorbent assay for the detection of plant virus / M. F. Clark, A.N. Adams //J.Qen. Virol. – 1977/-V.36, №3.- P.475-483. 182. Comparison of an enzyme linked immunosorben assay ELISA with a radioimmunoassay (RIA) for the measurement of ratiusulin / H. Webster, L.Bone Adrian, A. Katherine Webster, J.Terence Wilkin // J. Jmmunal. Method.- 1990.-v.134, 1.- P.25-100. 183. Dion, Le Doan. Research on Using Chitosan for Storage of Oranges in Vietnam / Le Doan Dien, Tran Quang Binh //Second Asia Pacific Chitin Symposium.- Bangkok, 1996.- P. 200-203. 184. Domard, A. Some Physicochemical and Structure Basis for Applicability of chitin and chitosan /A. Domard // Second Aside Pacific chitin Symposium.- Bangkok, 1966.- P. 1-12. 185. Ernst, E. Chitosan as treatment for body weight reduction. A meta-analysis / E. Ernst, M.H. Pittler // Perfusion.- 1998, №11.- З.- Р. 461-465. 186. Felit, O. Chitosan: A unique Polysaccharide for Drug Delivery / O. Felit, P. Buri, R. Gumy // Drug Development and Industrial pharmacy.- 1998, №24.-P. 979-993. 187. Filar, Y. Bulk and Solution Properties of chitin Specific enzyme-linked immunosorbent / Y. Filar, M.C. Winick, A. Freeman // I.Biotechnol. Biunq.- 1981, V.23.- Р.31-33. 188. Hertl, W. Mechanism of Gaseous Silo sane Reaction willies / W. Hertl // I.Rhus.Chem. – 1968. – V. 72. – P. 3993-3997. 189. Jirgensons, B. Organic Coloids / B. Jirgensons.- Austin: University of Texas. Princeton: Elsevier publishing company, 1958, 422 p. 190. Kato K., Hamguchi Y., Fukui H. Enzyme - linked immunoassay, 1. Novel method for synthesis of the insulin-D-glycosidase conjugate and its applicability for insulin assay // J.Biochem.-1975.-V.78.P.235-237. 191. Konig H.J., Voв H. Vertahren zur Herstelling con mechanisch stobilen enzymhaltigen Immobilisation. Pat. 282923. GDR, MKU 540.-P.12.-N 11/04 /Tschistowkaya/. Martin – Luther-Univer-sitet Halle – Wittenbery. – N3281731. – 1990.

192. Kumar, G. Enzymatic Grafting of a Natural Product to chitosan to confer water solubility under basis conditions / G. Kumar, P. Smith, G.F. Payne//Biotechnology and Bioengineering, 1999.- v.63, №2.P. 154-164. 193. Lim, L.Y. Effects of dry heft and saturated steam on the phased properties chitosan / L.Y. Lim, Khor, C.E. Ling // Journal Biomedical Materialists Research, 1999.- v. 48. №2.- P. 111-116. 194. Methods in enzymology / P.Z. Masson, C.Z. Cambiaso, D. Collet-Cassat,C.G. Magmisson et al //Academix Press Ing.New-York., USA.-1981.-V.74.-P.106-139. 195. Mayer, S.P. Chitosan as Prolog in the waste water treatment / S.P. Mayer // Agriculture, Food, Chemistry.- 1989, №5. 196. Monson, P. Optimization of glutaraedehude activation of a support for enzyme immobilization / P. Monson // I.Mol. Catal. – 1978.V.З, №5.-Р.371-384. 197. Naitu, J. Industrial applications of immobilized microbial cells / J. Naitu // World Biotech. Rept.,Proc. Conf.-London, New –York, 1987.-v.1,Pt.3.-P.93-101. 198. Nakane, P.K. Peroxidase-labelled antibody – a new method of conjugation /P.K. Nakane, A. Kawaoi // J.Histochem. Cytochem.-1974.V.22. №4-P.506-506. 199.Ouchterlony, P.1-9. 200. Oqawa K. X-Rjy diffraction study of sulfuric, nitric and halogen and salts of chitosan /K.Oqawa, 8. Ibukai // Carbohyar. Res.1987.-V.160.- P. 425-433. О. Antiqen-antiboqy reactions in qtb./ O.Onchterlony // Aktiv. For. Kemi. Mineral o Qeol.- 1949.-v.261.-№14. 201. Patent 4241176 (USA)-23/12. Avrameas S.M., Gutsdon J.L. Magnetic del suitable to immunoenzimatic determination Avrameas., J.L Gutsdon //In.CL. C 1201/66, CO7 G7/00 – 1980 202. Patent E.P. №460774. Manufacture of wound dressings from microfungal fibers / B. Sagan, P. Mamlyn, D. Wales.-1991. 203. Polson, A. The fractionation of protein mixtures hay linear polymers of bight molecular weight /A. Polson, O.M. Potgieter, I.E. Largier //Biochem. Biopsies. Acta.-1984.-V.82. 204. Qold, P. Demonstration of tumor-specific antigens in human colonic carcinoma by immunological / P. Qold, S.O. Freedmmam // I.Exp.Ved.-1965.V.121.- P.439. 205. Rees D.A., Morris E.A. In: The Polysaccharides. / D.A. Rees, E.A. Morris Academies Press, New- York and London, 1982.-v.1.-221p. 206. Robinson, P.I. Porous glass a solid support for immobilization of finite chromatography of inhumes, Biochim, et biochips / P.I. Robinson, P. Dunmill, M.D. Lillu // Acta. – 1971. – V. 242. – Р.659-661. 207. Soto-Peralta, N.V. Effects of Treatments on the clarity and colon of Apple Juice / N.V. Soto-Peralta // Journal of Food Science, 1989.- v. 54, №2.- З.- P. 495-496. 208. Stahe, S.P. Diagnosis of human brucellosis with ELISA / S.P. Stahe, A. Marmonior, M.I. Micoud //Lancet.-1982.V.11, N8299.-P.669. 209. Stavitsky,A.B. Haemagglutination and haemagglutination inhibition reactions with tannic acid – and vis-diazotired benzidinhroteiconjugated erythrocytes // IN: Immunological methods.- ED.Acrord J.F.- Oxford.- 1964. 210. Sting R., Ortmann G. Erfahrungen mitt einfachen ELISA – Test-systemes fur die Brucellose – Serologie bei Rind, Schaf und Ziege //Berlin. Und munch. Wochenschr.-2000.-Vol.113.-N1.P.22-28. / S.M 211. Studies on immunization against plague. The isolation and characterization of the Soluble antigen of Pasteur Ella pestis / E.E.Baker, Y. Sommer, L.E. Foster., et al //I.Immunl.- 1952.- v.68, №2.- P. 131-145. 212. Tabatabai, L.B. Specific enzyme-linked immunosorbent assay for detection of bovine antibody to Brucella abortus / L.B.Tabatabai, B.L. Deyoe //J.Clin. Microbiol.-1984.-V.20, №2.-P.209-213. 213. Wand H.Y. Hettwer D.I. Methods in enzymoloqu. / H.Y. Wand, D.I.Hettwer //.Biotehnol. Bioenq,1982.- V.24.—P.45-48. 214. Warburg, O. Isolierung and Krystallization des Garugsterments Enlase / O. Warburg, W.I. Christian // Biochem. J. – 1941.- v.310.P. 1120-1122. 215. Weller, T.H. Fluorescent antibody studies with agents of varicella and herpes zoster propagated in vitro / T.H. Weller, A.H. Coons // Proc. Soc. Exp. Biol.-1954.-. v.86. – P. 789-794. 216. Werblin, T.P. Studies on the control of antibody synthesis III. Changes is heterogeneity of antibody affinity during the congress of the immune response / T.P. Werblin, Tai Kim Young, G.W. Siskind //I.Immunoboqy.–1973.-v.24.-P.477. 217. Yackman, R. Light-scattering and infrared spectropha.tometric studies of chitin and chitin derivatives / R. Yackman, M. Goldberg // Carbohyd. Res.-№38.-1974.-P. 35-45. 218. Yamamoto A. Conformational behavior of chitosan in the acetate salt: A varies study /A.Yomamoto. I.Kawada, T. Yui K. Oqawa // Biopsies. Biotech. Biochem.–1997. V.61.-P.1230-1232.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.