WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«На правах рукописи ГРИЦЕНКО ГАЛИНА ДМИТРИЕВНА ПРАВО КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ (ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ) Специальность 09.00.13 — Религиоведение, философская антропология, философия ...»

-- [ Страница 6 ] --

смешение внешней стороны явления (формы) и его объективной сущностносодержательной характеристики (содержание). Но самое главное, что подобное толкование правового менталитета является результатом смешения российской и западной систем ценностей. Еще с середины 60-х годов прошлого века в культурологии получило широкое распространение утверждение, что концепции и понятия, разработанные в рамках одной культуры для описания поведения людей, могут оказаться неадекватными для описания поведения в другой культуре1. Как известно, в западноевропейской культуре свобода осмысливается через категорию «право» («возможность»). Она понимается, прежде всего, как неотъемлемое право автономной личности самостоятельно определять, что для нее является полезным, выгодным, справедливым. Западное общество шло от разгула стихии индивидуальных устремлений к выработке различных форм ее ограничения — законов, исполнение которых мыслится как социальная справедливость и социальное равенство. Например, Чарльз Кули писал, что «свободу» необходимо понимать как «возможность достижения прав», как аспект индивидуального прогресса, выражающегося в виде противоречия между тем, что человек есть, и тем, чем он мог бы быть2. Герберт Аптекер подчеркивает, что логическим следствием подобного понимания свободы являются сосредоточенность западного человека на индивидуализме, привычка к лидерству и восприятие прав как особые, детально разработанные ограничения власти»3. В сознании русского человека, как мы уже говорили, свобода предстает как возможность жить в суверенном государстве, не обремененного См.: Berry J. M. On Cross — cultural compatibility Research // International Journal of Psychology.– 1969.– V. 4.– P.119-128;

Frijda N., Jahoda G. On the Scope and Methods of Cross — cultural Research // International Journal of Psychology.– 1966.– V. 1.– P. 109-127. 2 См.: Cooley C. H. Human Nature and the Social Order (Revised Edition).– New York, 1922.– P. 424-425. 3 Aptheker H. The Nature of Democracy Freedom and Revolution.– New York, 1975.– P. 48, 53-54.

иноземным насилием. Это означает, по мнению Н.Я. Данилевского, что свобода выступает в форме ответственности-долга, а право приобретает форму права-долга, ответственное исполнение которого каждым членом общества и есть в русском понимании справедливость как черта правовой ментальности1. Право через понятие справедливости связано в русском сознании с понятием правды как нравственной ценностью. Так, И. Киреевский утверждал: «… само слово «право» было у нас неизвестно в западном его смысле, но означало только справедливость, правду»2. К. Аксаков противопоставлял «вексельную «внешнюю Западной правду», Европы «буржуазно-мещанскую» «внутренней правде – честность» справедливости Руси»3. Таким образом, исходя из положения, что российский менталитет существенно отличается от правового менталитета западноевропейской общества, мы можем говорить о достаточно развитом уровне правового менталитета русского народа. Поддержание правопорядка в российском обществе основывалось на соблюдении норм обычного права, основными идеями которых, как и на Западе, были идеи свободы, справедливости, но с иным, как было показано, социокультурным контекстом. И если русский человек по каким-то обстоятельствам действует по другим канонам, он, как правило, испытывает психологический дискомфорт. В этом отношении, на наш взгляд, показательной является ситуация, описанная Н.А. Бердяевым: «Русский купец старого режима, который нажился нечистыми путями и сделался миллионером, склонен был считать это грехом, замаливал этот грех и мечтал в светлые минуты о другой жизни, например, о странничестве или См.: Данилевский Н. Я. Россия и Европа / Сост. С. А. Вайгачев.– М., 1991.– С. 483, 487. 2 Киреевский И. Полн. собр. соч. Т. 1.– М., 1911.– С 115. 3 Аксаков К. С. О русском воззрении // Русская идея / Сост. М. А. Маслин.– М., 1992.– С. 114.

монашестве»1. Такого покаяния, по всей видимости, не встретишь в западной культуре. Анализировать западноевропейской российский традиции, правовой считаем менталитет, исходя из нецелесообразно, поскольку исторический путь развития российского правового менталитета в большей степени повторяет восточный путь развития правовой системы, где взаимные обязательства права лежат внутри отношений. В то же время, как уже отмечалось, источником обязательств в западной системе правопорядка являются внешние факторы. Понимание права как внутренне согласованного образа жизни, основанного на выполнении гражданского долга, трудно совместимо с государственной институционализацией права по западноевропейскому образцу, в центр которого ставятся автономные права и свободы человека. В отличие и даже в противоположность этой черте европейского менталитета российский правовой менталитет складывался и сложился на иных принципах. Личность, характерная для российского менталитета,— это личность с ярко выраженными психологическими чертами. «Преклоняясь перед велениями своего внутреннего нравственного закона и сознавая уклонение от этого закона как потерю своего лица и своего человеческого достоинства … русские,— писал Н. Трубецкой,— … воспринимают мир как миропорядок, в котором все имеет свое определенное … место, связанное с долгом и обязанностью. Когда человек такого психологического типа повинуется непосредственному начальнику, он повинуется не ему лично, а ему как части известной «божественно» установленной иерархической лестницы …Таким образом, человек рассматриваемого типа все время сознает себя частью известной иерархической системы и подчиняется, в конечном счете, не человеку, но Богу («Земле»)»2. Здесь человек не 1 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма.– М., 1990.– С.119. Трубецкой Н. Наследие Чингисхана // Вестн. Моск. госуд. ун-та.– Серия «Социально-политические исследования».– 1991.– № 4.– С. 40.

воспринимается в отрыве от «всего мира», «соборного» целого. Служению общественному делу должны быть посвящены все его силы. Из этого служения вытекают и им оправдываются права человека. Более того, подчеркивается недопустимость автономии личности или даже ее уравнивание с обществом. Основа российского мироустройства — не борьба за свои права, не самодовлеющая личность, а взаимопомощь и солидарность людей. Теперь попробуем подойти к этой проблеме с другой стороны. Зная, каково содержание российской правовой ментальности, постараемся определить, что представляют собой правовые идеи как сущностный элемент «российского права» в контексте российской духовной культуры, какие специфические социокультурные закономерности нашли отражение в «российском праве», определить культурную идентификацию «российского права», а также попытаемся обосновать нецелесообразность отождествления феномена российского права с действующим позитивным национальным законодательством. Обоснование права в таком контексте предполагает его культурноисторическую интерпретацию. Естественно-правовая доктрина, позитивистские теории права, марксизм в европейско-рационалистическом значении не могут в достаточной мере истолковать содержание русской правовой идеи. Русское право, на что уже неоднократно указывалось, не есть форма государственного правопорядка в России. Сущность русского права также не может быть исчерпана ни классовой, ни некоей естественной справедливостью. Русское право – это своеобразный феномен культурноисторической традиции регулирования общественных отношений, поддержания правопорядка. Подтверждением такого мнения могут быть отдельные моменты судебной реформы второй половине XIX века в России, которые связанны с созданием институтов, соответствовавших народному правовому менталитету, в частности, учреждение института мировых судей в 1864 г. Он был образован с учетом основных принципов обычного права, которое попрежнему составляла основу правосознания большинства российского народа. Институт мировых судей пользовался большим доверием у населения, поскольку менее всего был подчинен государственной власти, был выборным, имел упрощенную процедуру работы и невысокие судебные пошлины1. Этот институт отражал своеобразие российской культурноисторической традиции регулирования общественных отношений. Государство ликвидировало мировые суды в ходе контрреформ в 1889 г., но было вынуждено их восстановить в 1912 г. Возрождение мировых судов происходит и сейчас. Так, были приняты Федеральные Законы «О мировых судьях в Российской Федерации» (1998 г.) и «Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации» (2000 г.). Однако их восстановление произошло совершенно на иной основе – на принципах позитивного права. В частности, введено требование о высшем юридическом образовании и профессиональном стаже, отдано предпочтение назначению судей и др. Все это ведет к тому, что они воспринимаются как дополнительные механизмы государственной судебной машины, также далекой от нужд народных масс, как и другие элементы государственной власти. Мы можем утверждать, что если мировые суды 1864 г. учитывали и отражали специфику российского права, то мировые судьи конца 90-х годов ХХ века – яркое проявление позитивного права в интерпретации российского государства. Тесная связь российского права с моральными представлениями предполагает рассмотрение феномена русского права как явления, которое поддается исследованию не столько рационалистическим методом причинноследственного понимания, объяснения, за сколько рамки путем интуитивно-сущностного и даже выходящего формально-логического См. подробнее: Сафронова С. А. Правовое наследие и аккультурация в условиях правового прогресса общества: Дис … канд. юрид. наук.– Н. Новгород, 2000.– С. 88-90.

диалектико-позитивистского обобщения. Совершенно справедливо именно на таком подходе к изучению российского права настаивает В.Н. Синюков1. Феномен русского права тяготеет к иной юридической пластике, нежели классическая римская юриспруденция. И в этом основная трудность отечественной юриспруденции, поскольку в силу ряда исторических причин в правосознание российских юристов глубоко проникли римские правовые традиции и образ мышления. Как ни парадоксально, но отечественные ученые более способны понять европейское право и европейскую правовую культуру, нежели свое собственное право. По социальной природе, функциональным связям с обществом российское право значительно отличается от западных аналогов. Оно значительно менее других правовых систем имеет «государственную» природу становления и развития. Это не конструктивный и разумный свод правил искусственного, государственнополитического происхождения, а скорее способ духовного, в определенной степени интуитивного жизнепонимания и жизнестроительства. Поскольку в основе российской правовой ментальности лежат институты обычного права, имеющие ярко выраженную нравственноэтическую, социально-профессиональную, а нередко и религиозную окрашенность, то и российское право состоит в основном из таких институтов, жизнедеятельность которых даже в эпохи самого мощного контроля политической власти минимальным образом затрагивалась нормоустроительной деятельностью государства. Будучи самостоятельной формой духовного освоения мира, особым видом духовной культуры народа, право тесно связано с общим ритмом российской многонациональной жизни. Вне этого ритма российское право не может быть адекватно понято. Именно духовность, как базовая черта правовой ментальности россиян, определяет уникальную способность российского права синтезировать и вмещать правовой опыт рядом живущих См.: Синюков В. Н. Российская правовая система: введение в общую теорию.– Саратов, 1994.– С. 216.

народов и общественных укладов. Русское право — открытая система, устремленная к соборному (коллективному) единству и духовной гармонии. И это стало возможно еще и потому, что основой такой правовой системы являлось обычное право. Поскольку если позитивное право в разных государственных образованиях отличается не только по форме выражения, но и по социальному содержанию, то обычное право, о чем свидетельствуют культурно-антропологические данные, при всем его многообразии, имеет универсальные качества: взаимные обязательства сторон, преобладание внутренних санкций, восприятие свободы в рамках коллективистских, а не индивидуалистических начал. Издавна было подмечено, что, осваивая новое пространство, русский человек «предлагал гармонию, относился к душе другого народа как к тайне, и находил в этом источник уважения. И поэтому народы, которые попадали под воздействие русского этнокультурного поля, сохранялись в нем, не вступая в противоречие». Эту особенность русского человека, например, Д.А. Хомяков характеризует как «привычку воспринимать других людей как братьев независимо от национальной принадлежности»1. Ф.М. Достоевский называет ее способностью обладать «всемирной отзывчивостью и полнейшим перевоплощением в гении чужих наций», способностью вмещать «в себя идею всечеловеческого единения, братской любви, трезвого взгляда, прощающего враждебность, различающего и извиняющего несходное, снимающего противоречия»2. Многие мыслители подчеркивают «переимчивость» русского человека, сметливость и «взаимокормление» как способность его творчески использовать опыт других наций3.

См.: Гусев В. А. Д. А. Хомяков: интерпретация девиза: «Православие. Самодержавие. Народность» // Социально-политический журнал.– 1992.– № 10.– С. 85. 2 Достоевский Ф. М. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже речи о Пушкине // Русская идея / Сост. М. А. Маслин.– М., 1992.– С. 132. 3 См.: Белинский В. Г. Россия до Петра Великого // Русская идея / Сост. М. А. Маслин.– М., 1992.– С. 79;

Питирим Сорокин о русской нации. Россия и Доброжелательность русского человека в общении с другими народами отмечали и государственные деятели западных держав. Показательно наблюдение, сделанное О. фон Бисмарком: «Англичане ведут себя в Азии менее цивилизованно, чем русские;

они слишком презрительно относятся к коренному населению и держатся на расстоянии от него... Русские же, напротив, привлекают к себе народы, которые они включают в свою империю, знакомятся с их жизнью и сливаются с ними»1. «Россия, бесспорно, обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила силой, — как бы соглашается с Бисмарком лорд Керзон. — Русский братается в полном смысле слова. Он совершенно свободен от того преднамеренного превосходства и мрачного высокомерия, которые в большей степени воспламеняют злобу, чем сама жестокость. Он не уклоняется от социального и семейного общения с чужими и низшими расами»2. Будучи основанным на обычном праве, российский правовой менталитет обусловливает и следующую особенность российского права. Она состоит в том, что сущность российского права очень трудно идентифицируется с внешней юридической формой, которая мало чем отличается от формы романо-германского права. Тем более, что большая часть российского права долгое время существовала в форме обычного права, и лишь незначительная его часть нашла свое закрепление в источниках позитивного права. Именно этим объясняется скупость, определенный технический примитивизм и простота юридических средств российское право. Безусловно, это затрудняет понимание и оценку развитости отечественного права, тем более, если оно анализирует с точки зрения западного «законничества», и порождает много недоразумений на этот счет, Америка / Сост. Е. С. Троицкий.– М., 1992.– С. 99;

Розанов В. В. Сочинение / Сост. А. Л. Налепин, Т. В. Померанская.– М., 1990.– С. 328. 1 Цит. по: Троицкий Е. Соборная сила многонациональной России.– М., 1995.– С. 10. 2 Цит. по: Корочанцев В. Чтоб Родины величие постичь.– М., 1986.– С. 12.

в частности, появление утверждения о якобы «технической» отсталости российского права,. Однако «юридизм» русского права, его «техничность» не в рациональном конструктивизме, а в особой социокультурной наполненности права. Юридизм русского права обусловлен синтезом таких черт правовой российской ментальности как духовность и государственность, которая имеет форму права-долга, права-ответственности, и состоит это юридизм, прежде всего, в направленности на установление духовно-гармоничных человеческих взаимоотношений на основе отказа от ярко выраженного индивидуализма (индивидуального эгоизма). Русское право — это неотъемлемый элемент всего жизненного мира русских, их социокультурной реальности. Формы русского духа — художнические, религиозные, правовые, этико-философские, моральные и другие — теснейшим образом взаимосвязаны, подчас их просто невозможно разъединить и понять в ином культурном контексте. Одним из возможных способов изучения тончайших элементов духовного жизнеуклада российского общества является исследование иконографических образов русского художественного творчества, поскольку на протяжении весьма долгого периода духовная жизнь России, включая ее правовые элементы, проходила почти исключительно в рамках религиозной традиции. Так, некоторые авторы считают, что исходным элементом правового феномена в России выступала идея храма как мировоззренческо-правового образа разрешения проблемы общего и индивидуального. Русский религиозный философ Е.Н. Трубецкой отмечает: «...именно храм понимается как то начало, которое должно господствовать в мире... которое противополагается факту всеобщей войны и всеобщей кровавой смуты»1. В определенной степени с таким духовно-правовым образом можно согласиться, поскольку православный храм действительно олицетворял собой единение людей, находящихся в нем, где каждый чувствует себя частью целого. Кроме того, Трубецкой Е. Н. Умозрение в красках.– М., 1916.– С. 8.

храм как правовой образ может использоваться как доказательство того, что российское право в большей степени, чем западное опирается на духовные механизмы регуляции поведения и не исчерпывается позитивистской юриспруденцией. Рассмотрение идеи храма как мировоззренческо-правового образа дает возможность нам дополнить этот образ идеей соборности, которая предполагает единение людей на основе общих высших ценностей. Вот как раскрывает содержание связи соборности и церковного храма С. Франк, много внимания уделявший проблеме соборности в природе русского человека: «Соборное целое, частью которого чувствует себя личность … само есть живая личность … в пределах этого есть некое сверхвременное единство, единый соборный организм Богочеловека, единый великий вселенский Человек … В этом смысле соборность совпадает с «церковью» в самом глубоком и общем смысле этого понятия»1. Следует особо выделит мысль о том, что принципы соборности формировала не столько церковь, сколько социокультурная практика России. Многие исследователи полагают, и с нашей точки зрения справедливо, что соборность закладывает основы для более гармоничного разрешения проблемы Человек – Общество. Соборность предполагает, по мнению Е. Троицкого, святое право человека на развитие своих творческих возможностей, на свое суждение и миропонимание при сохранении «всей теплоты и нужности людского общения, взаимопомощи, консолидационных … связей»2. Но наиболее емкое и точное понятию соборности дано А.Ф. Лосевым, это не только «общественность, социальность, человечность и общечеловечность», здесь имеется в виду «социальность как глубочайшее основание всей действительности, как интимнейшая потребность каждой отдельной личности, как то, в жертву Франк С. Л. Религиозно-исторический смысл русской революции // Русская идея. – М., 1992.– С. 334. 2 Троицкий Е. Соборная сила многонациональной России.– М., 1995.– С. 25.

чему должно быть принесено решительно все»1. Итак, своеобразное социальное устройство российского общества (соборность как общинный коллективизм, сложившийся в процессе соседской взаимопомощи в малозаселенной стране со сложными природноклиматическими условиями) действительно предполагает иное, чем на Западе, правовое сознание и иные механизмы правового поведения русских, и это не требует значительной дифференциации юридической формы. Примером, подтверждающим данный тезис, могут быть неудачные попытки «исправить» основные «пороки» советско-российской правовой системы исключительно через западную конструктивизацию и технизацию правового материала. Юридический техницизм и рационализм законодательства привели лишь к нарастанию хаоса в жизненно важных структурах правопорядка. В настоящее время все больше и больше говорят о правовом беспределе. В то же время то, в чем видели основные пороки советского права, а именно – морализаторство и лозунговость — оказалось проявлением, скорее всего, фундаментального для русского права духовного начала. Именно поэтому можно полностью согласиться с оценкой В.Н. Синюкова, которую он дал советскому праву: «Понятие «советское право» в большей степени соответствует сущности российского права (конечно, без тех перегибов, которые имели место в жизни), чем принцип разделения властей, чем приватизация, чем автономность личности». Право для русского человека не может быть тем, что безразлично или противоположно его мировоззрению, его жизнепониманию. Ценность права не связана напрямую с утверждением формальной законности, но обусловлена совпадением, тождественностью со смыслом жизнеустройства русских. И если право перестает быть формой жизненного уклада людей, они могут легко отказаться от такого «права». И тогда мы начинаем говорить о «правовом» нигилизме русского народа. Однако, как уже указывалось, отрицается не само по себе право как таковое, Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура.– М., 1991.– С. 509.

а позитивное право, в котором преобладает формальный юридический позитивизм, справедливо право как абстрактная формальная мера. Совершенно замечает В.Н. Синюков, что такой «нигилизм» — вполне нормальное для российской правовой культуры явление, вовсе не свидетельствующее «о низком уровне правосознания», «слабости юридических традиций». Скорее наоборот: ситуация массового нормативного, юридического нигилизма предполагает весьма права»1. В связи с этим, по всей видимости, необходимо было не заменять советско-российское право рациональными, технико-юридическими институтами, а находить адекватную юридическую и социокультурную форму выражения российского права в новых условиях. Российское право, в как силу уже своего подчеркивалось, духовного сочетание стертостью в отличие не от западноевропейского Для него начала обладает образов правовой, религиозной чертами. А высокое морально-правовое сознание общества, жестко верифицирующего культурную и социальную адекватность писаного нормативной жесткостью писаного права, а является более гибкой системой. характерно право одновременное различных границ нормативности, которая не исчерпывается их отдельными вариантами. Российское нормативных характеризуется оно политической, социальной, систем, нравственно-этической, обладает сверхправовыми следовательно, отличительной особенностью российского права, как и правовой ментальности является единство правового и политического, правового и религиозного, правового и нравственного начал. В российском праве, таким образом, находят проявления не столько собственно понимании) юридические аспекты, (в западноевропейском, социокультурные.

рационалистическом Культурологически сколько Синюков В. Н. Российская правовая система: введение в общую теорию.– Саратов, 1994.– С. 223, 224, 226-227.

понимаемое право позволяет увидеть и еще одну особенность российского права. Духовность как черта российской правовой ментальности в сложных природно-климатических и внешнеполитических условиях характеризуется устремленностью к некой идеальной цели, в результате чего само право и даже законодательство могут получить вид социально-этической или социально-экономической программы. Право приобретает описательный характер и используется главным образом для провозглашения определенного социального результата или цели. Причем это характерно в определенной степени и для дореволюционного, и для советского законодательства, и для некоторых законов современного периода. Преобладание социокультурного в содержании права дает возможность утверждать, что главное социальное назначение отечественного права не столько в том, чтобы предоставить «максимальную» свободу личности, чтобы в центр поставить автономную личность, сколько в гармоничном сосуществовании индивида с «миром» (и природным, и социальным), в их единении. В связи с этим можно предположить, что те идеи, которые для западной правовой системы являются классическими (например, теория разделения властей, принцип индивидуальной автономности, приоритет прав и свобод личности, положение: разрешено все, что не запрещено законом, и др.), для российской поэтому в правовой России в действительности наблюдается могут быть и неприемлемыми без серьезной адаптации к ее своеобразию. Возможно, именно очередь политический кризис, органов, проявляющийся, например, в дублировании властных структур, что в свою выражается разобщенности государственных злоупотреблении властью, путанице управленческих решений. Социокультурная обусловленность права ориентировала русского человека на признание в качестве ценности не положительное (позитивное) право или сами по себе государственные законы, а право как нравственный Закон (обычное право). Исходя из этого, можно предположить, что русский народ обладал глубоким правосознанием, и чем «ближе» он был к нравственному Закону, тем устойчивее и крепче было его правосознание. Подобное рассуждение позволяет заявить, что если в основе высокого уровня правосознания западноевропейского человека лежало признание позитивного права как социальной ценности, то правосознание российского человека было, образно говоря, не столько высоким по уровню формализации, сколько глубоким по содержанию, ибо имело в своей основе духовные, глубинные ценности, более прочные и фундаментальные, чем просто знания позитивного закона. Итак, анализ российской правовой ментальности и российского права позволил выявить наиболее значимые черты последнего. К ним можно отнести следующие: — российское право в большей степени существует в форме обычного права;

— в его содержании преобладают и внутренние обязательства, аспекты выражающие нравственно-этические духовно-культурные человеческого бытия;

— российское право тяготеет к «простым», «реалистическим», даже где-то «примитивным» формам выражения и изложения своей сути, что существенно отличает его от классических технико-организационных правовых систем западных стран;

— российское право осваивается, познается, главным образом, путем непосредственного вхождения в суть и смысл жизни российского общества, а не через усвоение некоей рациональной схемы поведения и внешнего приказа авторитета;

— юридический нигилизм как черта правового российского менталитета характеризует отношение людей только к государственнопозитивному праву;

— российское право не тождественно российскому законодательству, которое в большей степени формируется в соответствии с западноевропейской правовой традицией.

Такая характеристика российского права предполагает более детальное, системное исследование права как социокультурного феномена, освоение духовного смысла национального права, что означает всестороннее изучение правовых идей, а следовательно, постижение специфики отечественного правового менталитета. В то же время отечественное право переживает концептуальный, теоретико-методологический раскол в результате активного использования западной правовой традиции. Европейский рационализм постоянно наталкивается на иманентную устремленность российского права к высокому духовному началу, к иррациональному смыслу. Позитивистской традиции пока не удается обрести духовно-нравственную опору в российском менталитете. Однако «прививка» западных политико-правовых доктрин и социальных теорий «общества потребления» способствует изменению правового, прежде всего научно-теоретического, сознания российского общества, вносит раскол в правовой менталитет, что может довести его до высшей точки напряжения. Для иллюстрации состояния современного правового менталитета целесообразно использовать результаты социологических, психологических, лингвистических и психолингвистических исследований последних лет, предметом которых были базовые ценности жителей России, их жизненные цели, нормы допустимого поведения, содержание основных политических, социально-экономических критериев, которыми оперирует общественное сознание. Прежде чем анализировать и сопоставлять данные исследований необходимо сделать некоторые уточнения научного и практического значения. Во-первых, отечественных существует сравнительно небольшое количество касающихся экспериментальных исследований, отдельных аспектов российского менталитета1. Конечно, этому есть объяснения стоимостью как объективного характера, и связанного с высокой исследований, так субъективного содержания. понятия Субъективизм обусловлен, с одной стороны, пока еще нерешенными фундаментальными теоретико-методологическими проблемами менталитета, и с другой — недостаточной разработанностью адекватных исследуемому феномену методических процедур. Например, все еще остается без обоснованного ответа ключевой вопрос об объективности критериев отбора понятий, составивших начальный список, из которого потом путем применения различных методик выделяются основные человеческие ценности. Также подавляющее большинство имеющихся методов не позволяет решить проблему соотношения и связи индивидуальных и надиндивидуальных ценностей и отделения их от тех ценностей, которые наиболее активно используются средствами массовой информации, политиками, идейными и духовными лидерами. Во-вторых, специфичность базовых ценностей, жизненных целей россиян или их универсальность для всех представителей рода человеческого могут определить лишь масштабные кросс-культурные исследования, которые также сталкиваются с серьезными трудностями. Например, с точки зрения одного из руководителей российскофранцузского проекта «Демократическое сознание в Западной и Восточной Европе» К.А Абульхановой, исследовать характер изменений российского сознания путем сравнения сознания россиян с сознанием западноевропейцев, как эталона высшего уровня развития демократического сознания, См.: Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под. ред. К. А. Абульхановой, А. В. Брушлинского, М. И. Воловиковой.— М., 1997;

Иванов В. Н., Назаров М. М. Политическая ментальность: опыт и перспективы исследования // Социально-политический журнал.– 1998.– № 2.– С. 42-58;

Ментальность россиян (Специфика сознания больших групп населения России) / Под общ. ред. И. Г. Дубова.– М., 1997.

неправомерно. Во-первых, потому, что менталитет западноевропейских стран, по мнению крупнейшего французского социального психолога С. Московичи, не есть высший уровень развития по отношению к российскому, и, следовательно, нельзя рассматривать российский менталитет как задворки западноевропейского1, демократическим хотя Западная а Европа является традиционно на путь обществом, Россия только вступает демократических преобразований. Во-вторых, как справедливо считает К.А Абульханова, развитие демократии как сознательно-волевого социальнополитического процесса нельзя смешивать с развитием сознания в условиях демократических преобразований, которое зависят от конкретной объективно складывающейся социально-культурной реальности2, и поэтому нецелесообразно сравнивать ценности и архетипы людей одной культуры с содержанием тех же феноменов представителей других культур. В-третьих, возникают проблемы при интерпретации результатов исследований социальных ценностей жителей России, которые проводились в разные периоды и разделены значительными промежутками времени. Ведь в условиях существенных социально-политических и экономических изменений со временем многие смысловые характеристики используемых терминов претерпевают определенные изменения. Прав Ю.А. Левада, утверждающий, что перемены и катаклизмы последнего времени вынуждают значительную часть населения не только иначе оценивать, но и иначе понимать значение ряда важных ценностей социальной и политической реальности, что вынуждает разработчиков постоянно уточнять, заменять некоторые формулировки и блоки вопросов3. См.: Московичи С. Социальные представления: исторический взгляд // Психологический журнал.– 1995.– №1– С. 3-18;

– №2.– С. 3-14. 2 См.: Абульханова К. А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под. ред. К. А. Абульхановой, А. В. Брушлинского, М. И. Воловиковой.– М., 1997.– С. 7-37. 3 См.: Левада Ю. А. Десять лет перемен в сознании человека // Общественные науки и современность.– 1999– № 5.– С. 28.

В-четвертых, все исследования, как правило, направлены на констатацию степени распространенности тех или иных феноменов, характеризующих внешнюю сторону менталитета. Однако его сущностные черты не могут быть полностью отождествлены с реальными чертами общественного сознания по признаку их массовой распространенности, зависящей зачастую от целого ряда преходящих исторических обстоятельств. Но массовое распространение некоторых черт может служить показателем реальной угрозы исчезновения этноса в результате трансформации его менталитета. Именно поэтому следует четко различать внешнюю сторону явлений, представляющую зачастую противоречивую картину, и их объективное содержание, сущность. Итак, анализ результатов всероссийских исследований «Наши ценности сегодня» (1990 и 1994 гг.)1 и «Советский человек» (1989 и 1999 гг.)2, эмпирического исследования ментальности (1996г.),3 а также других социологических, этнологических, психологических и политических исследований4, проведенных в период с 1989 по 1999 год, выявил существенные особенности динамики общественного сознания российских людей в сложных условиях социальных переломов и кризисов переходной См.: Лапин Н. И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социологические исследования.– 1996.– № 5.– С. 3-19;

Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред.: Н. И. Лапин, Л. А. Беляева.– М., 1996. 2 См.: Левада Ю. А. Десять лет перемен в сознании человека // Общественные науки и современность.– 1999.– № 5.– С. 28. 3 См.: Ментальность россиян (Специфика сознания больших групп населения России) / Под общ. ред. И. Г. Дубова.– М., 1997.– С. 116, 133, 134. 4 См.: Елистратов В. С. «Сниженный язык» и «национальный характер» // Вопросы философии.– 1998.– № 10.– С. 55-63;

Здравомыслов А. Г. Этнополитические процессы и динамика национального самосознания россиян // Социологические исследования.– 1996.– № 12.– С. 23-32;

Кабыща А. В., Тульчинский М. Р. Сравнительный анализ социологической литературы на русском и английском языках // Социологические исследования.– 1996.– № 3.– С. 111-121;

Рукавишников В. О. Политическая культура постсоветской России // Социально-политический журнал.– 1998.– № 1.– С. 43-53;

и др.

эпохи. С одной стороны, результаты исследования фиксируют значительные расхождения между реальной ментальностью1 населения современной России и российским менталитетом как системой стереотипов мышления, поведения и деятельности, способной обеспечить выживание российского суперэтноса в природно-географических и геополитических условиях, существенным образом не изменившихся со времен формирования менталитета. Так, ряд исследований не подтверждают представления о том, что реальная ментальность характеризуется духовностью, наоборот, они указывают на доминирование материальных ценностей («простых радостей бытия») над духовными2. Можно предположить, что дальнейшее усиление такого расхождения может привести к тому, что российский суперэтнос, самобытная российская цивилизация постепенно исчезнут с лица Земли. С другой стороны, результаты упомянутых исследований дают основания надеяться, что кризис ценностного сознания вовсе не означает крушение всех прежних ценностей россиян. Так, участники всероссийского исследования «Наши ценности сегодня» Н. И. Лапин, А. Г. Здравомыслов, С. В. Туманов, В. А. Ядов приходят к заключению, что, несмотря на потрясения, через которые прошел каждый житель России в первой половине 1990-х годов, принципиальное отношение к традиционным ценностным суждениям осталось почти неизменным. Например, по результатам этого исследования наиболее распространенными оказались три ценности: «законность» (но не в общеюридическом, а в конкретном человеческом смысле, как жизненная Под реальной ментальностью общества в данный исторический момент нередко понимается некий конгломерат различных стереотипов, не являющийся системой и включающий встречающиеся с разной степенью массовой распространенности элементы различных менталитетов, а также внешних влияний на общество, различных явлений в самом обществе. 2 См.: Лапин Н. И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социологические исследования.– 1996.– № 5.– С. 10;

Левада Ю. А. Десять лет перемен в сознании человека // Общественные науки и современность.– 1999.– № 5.– С. 39;

Ментальность россиян (Специфика сознания больших групп населения России) / Под общ. ред. И. Г. Дубова.– М., 1997.– С. 116, 133, 134, и др.

потребность в установлении государством такого порядка в обществе, который на деле обеспечивает безопасность индивида, равноправность его отношений с другими), «общение» (предполагающее взаимопомощь) и «семья» (основной целью которой является забота о детях и о стариках). В группу одобряемых суждений входят ценности, содержащие следующие ключевые слова: забота о ближних и слабых (5-6 места), взаимопомощь (7-13 места), спокойная совесть (11 место), равноправный диалог (15 место). В числе отрицаемых оказались: лишение жизни другого человека (29-32 места), жизнь для себя (26-44 места), материальное благополучие (40-42 места), свобода как смысл жизни (39 место) и другие ценности, характерные, как правило, для западноевропейской традиции1. По-видимому, возникновение индивидуалистической есть основания утверждать, что, несмотря на жизненных культуры, стремлений, свойственных интересов, «характеру ценностей рыночной ориентации», глубинные, сущностные черты российского менталитета пока еще продолжают демонстрировать свою устойчивость и жизнеспособность. И все же отечественный правовой менталитет не может сейчас рассматриваться как культурно-адекватное реальности и органичноцелостное явление: в него проникают противоположные тенденции, например, западноевропейский рационализм и индивидуализм. Не случайно центральное место в философской, психологической, культурологической, этической проблематике последних лет занимают вопросы о самой возможности о целенаправленного, стереотипов подобной и сознательно ценностей о осуществляемого российского изменения глубинных пределах менталитета, трансформации, последствиях утраты ментальных признаков российской суперэтнической общности. По справедливому замечанию Б.С. Гершунского, проблемы изменения генетического кода менталитета по своей значимости не уступают См.: Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред.: Н. И. Лапин, Л. А. Беляева.– М., 1996.– С. 77-80.

проблематике, связанной с изменениями биологически понимаемого генетического кода1. Российский правовой менталитет нуждается в срочном системном исследовании. Надо в большей степени открывать его черты и особенности, а не порицать как явление примитивное. Специфика российского правового менталитета проявляется в своеобразии освоения предметного и духовного мира. Оно способствует созданию условий для формирования таких форм жизни коллективов и индивидов, при которых происходит их адаптация друг к другу в мире, без взаимного отчуждения. Российский правовой менталитет, правовое сознание россиян объективно складывались в течение длительного исторического периода, проверялись, корректировались временем. Только на базе российской правовой ментальности и правосознания должны строиться правовая система, законодательство и правопорядок в России. Ведь правовое осознание одних и тех же фактов и явлений у разных народов не совпадает. И нет таких критериев, согласно которым правовое освоение действительности одним этносом может считаться истинным, прогрессивным, а другим – примитивным, неистинным, ошибочным. Легче всего видеть в правосознании и менталитете сплошные искажения и заблуждения, труднее глубоко и всесторонне исследовать природу российского правового менталитета, осознавая его вкачесвте духовно-психологической основы права. Важно знать состояние и основные тенденции развития правосознания народов России для более адекватного отражения идейно-теоретических основ российского права, иначе новых потрясений не миновать. Утверждая в современном российском праве «общечеловеческие» принципы «по-западноевропейски», мы тем самым обостряем проблему власти, политико-правового отчуждения в обществе. Неуклонно снижается порог самоуправляемости и саморегулирования российского общества как социального организма. Правовое регулирование осуществляется в основном через массу оторванных от жизни законодательных и исполнительных См.: Гершунский Б. С. Менталитет и образование.— М., 1996.– С. 69.

программ. Юридические институты рождают своих формальных двойников, границы между которыми для населения часто не понятны (например, мировые судьи и суды общей юрисдикции, суд присяжных и народные заседатели и т.п.). Девиз «Все, что не запрещено законом, — дозволено» проникает во всё новые сферы человеческих отношений, постепенно «выдавливая» нравственно-этические элементы ответственности правового менталитета России. Все это в российских условиях постепенно вытесняет социальную ответственность людей за происходящее. Российский человек в условиях реформирования законодательства по принципам западноевропейского права попадает в зависимость от того способа регулирования жизни, от той «юридической» формы правосознания, которые не соответствуют его жизнеустройству, уменьшая тем самым его подлинно правовые возможности некоторые к выживанию ученые1, и прогрессу. Как справедливо отмечают менталитет поддается трансформации, однако изменить можно лишь в ограниченных пределах частные формы стереотипов поведения и мышления при сохранении глубинных ментальных ценностей и опоре на их сущностные черты. Причем изменения эти возможны не способом искусственного или насильственного заимствования «подходящих» для той или иной цели образцов поведения, нередко чуждых, хотя, может быть, и прекрасных, а путем приведения черт менталитета в соответствие с его собственными основополагающими принципами. Только тогда заимствование плодотворно. Будущее отечественного права во многом зависит от способности нашей научной рефлексии к освоению духовного смысла национального правового менталитета и правосознания. Право — это не набор абсолютных ценностей, а социокультурный институт определенного общества. Если позитивное право не соответствует См., например: Касьянова К. О русском национальном характере.– М., 1994.– С. 103;

Солоневич И. Политические тезисы // Наш современник.– 1992.– № 12.– С. 158.

особенностям данной цивилизации и является лишь нормативным средством «блестящих» реформаторов, то оно может нанести немалый вред в своих даже самых гуманных определениях. Итогом представленного в данной главе исследования могут являться следующие выводы. Во-первых, право как социокультурное явление наиболее близко расположено к правовому сознанию и правовому менталитету, единой основой для которых выступают правовые идеи. Право «черпает» из правосознания те идейно-теоретические, рациональные свойства, которые соответствуют правовому менталитету как специфическому образу мира, заложенному социокультурной реальностью в сознание людей данного сообщества и являющемуся для них чем-то само собой разумеющимся. Во-вторых, российское право имеет глубокие исторические корни, которые опровергают достаточно распространенные утверждения о неразвитости правовой системы в России и о пренебрежительном отношении народа к праву как таковому. Российское право основывается на принципах, свойственных обычному праву, обладает мощным духовным стержнем, позволяющим удержать страну от развала даже тогда, когда официальное законодательство противоречит содержанию объективно сложившемуся национальному права. В-третьих, современное законодательство России создается главным образом по образцу позитивного западноевропейского права, в котором преобладают ярко выраженный индивидуализм, автономность личности и др., что не свойственно как фундаментальным принципам как организации российской социокультурной действительности, а следовательно, и правовой реальности таким, духовность, соборность взаимопомощь, российским коллективность, государственность как свободолюбие. В-четвертых, разрыв между позитивным законодательством и объективно складывающимся отечественным правом неизбежно ведет к распространению юридического нигилизма и росту преступлений. Необходима не простая замена одних правовых стереотипов другими, может быть, более «цивилизованными», а восстановление целостности российского правового бытия, его единства с многогранной отечественной культурой, с объективно существующей социокультурной действительностью. юридический Именно к такое которому восстановление привели раскроет общечеловеческую ценность российского права, поможет преодолеть тот нигилизм, многочисленные рецепиированные модели позитивного западноевропейского права.

Заключение Исследовав механизм объективации содержания права посредством развертывания его понятийного строя, исходя из логики самого права, и, тем самым, выйдя в поддающуюся эмпирической интерпретации и научному познанию правовую реальность, мы завершили определенный познавательный цикл. Поэтому, хотя проблема понимания права осталась далеко не исчерпанной данным исследованием, у нас есть полное основание подвести общие итоги. Несмотря на то, что теоретические выводы по каждому еще раз заострить внимание на наиболее значимых выводах нашей работы. Всесторонний и комплексный анализ основных направлений развития права в современную эпоху позволил обнаружить появление негативных тенденции в правовой эволюции. К ним прежде всего можно отнести то, что право оказывается бессильным в разрешении наиболее сложных и по своим последствиям наиболее значимых событий и конфликтов, что ведет к возрастанию авторитета власти и силы как самых эффективных способов решения возникающих проблем. К негативной тенденции правовой эволюции следует отнести и появление так называемой драмы права, которая имеет двоякое проявление. С одной стороны, – это, когда под предлогом защиты высших правовых принципов, в частности прав человека, нарушаются фундаментальные права человека: например, право на жизнь, право на безопасность, на суверенитет и др. Причем в мировом сообществе формируется убеждение в возможности такого «правового» пути разрешения конфликтов. С другой стороны, количественное возрастание правового массива, сопровождающееся его компьютеризацией, не делает правовое регулирование современного информационного общества эффективным и из поставленных вопросов были сделаны по ходу исследования, хотелось бы оптимальным. Значительная часть общественной жизни, которая нуждается в правовом регулировании, так и остается вне деятельности права. Рассмотренное состояние современного права указывают на его кризисное состояние, выход из которого, на наш взгляд, состоит в изменении подходов к формированию и развитию права. В то же время многообразие мировой правовой практики содержит и положительные примеры правового регулирования, в частности в ряде стран Востока. Чтобы аргументировано доказать сбои правового регулирования в одних социокультурных условиях и его успешность в других и обосновать многообразие правовой реальности, было предложено изменить методологические парадигмы изучению права и использовать философско-антропологический подход. Главным аргументом в пользу его избрания было убеждение, что это один из немногих подходов, в основу которого положен принцип о признании права другого быть другим и о необходимости понять логику такой «инакости». Только использование данного подхода позволит, по нашему мнению, конкретизировать и всесторонне обосновать основные направления эволюционного развития права в эпоху информационного общества, а также способы преодоления кризисных процессов в праве. Убедившись в ходе комплексного исследования российской правовой теории и практики в наличии кризиса правового регулирования, мы пришли к выводу, что понять особенности правового регулирования в российской социокультурной реальности, также можно с помощью философскоантропологического подхода. Этот вывод обусловлен тем, что кризис российской правовой действительности, с нашей точки зрения, проявляется в глубоком расколе между исторически сложившейся российской правовой реальностью и правовой политикой российского государства, в основу которого положена западная концепция правового либерализма. Тем более мы считаем, что западноевропейские теории права создавались для иной социокультурной реальности, чем та, которая сложилась в России. Кроме того, учитывая современные тенденции мировой научной мысли и прежде всего постклассицизм с его методологический плюрализмом, полагаем, что в качестве основного направления изучения права можно предложить философско-антропологический подход как методологический синтез разнообразных методов. Основой для такого синтеза, на наш взгляд, целесообразно использовать антропологический метод, обладающий наибольшим эвристическим потенциалом. Именно здесь намечены основные подходы к изучению права, которые предметно исследуются другими методами, предоставляя тем самым возможность для комплексного анализа социокультурных характеристик права. Результатом использования философско-антропологического подхода, стал взгляд на право как на органическое единство объективно существующих разных форм правовой реальности – правовых идей, норм права, правоотношений, основное содержание которого сконцентрировано в правовых идеях, являющихся неотъемлемой составной частью культурных ценностей общества. В ходе исследования права и разнообразных форм его проявлений было установлено, что правовая эволюция характеризуется определенной цикличностью, проявляющейся в существовании трех взаимосменяющих и взаимодополняющих друг друга исторических типов: обычное право – позитивное право – постпозитивное право. Причем в последней форме права, характерной для информационного общества, происходит возрождение наиболее значимых свойств обычного права, в частности, таких, как негосударственный характер происхождения и реализации права, внутренние санкции правовых отношений, преобладание в праве процесса (правовых коммуникаций) и расширение понятия «норма права». С целью более глубокого и всестороннего обоснования тезиса о том, что в правовых идеях отражено и закреплено своеобразие социокультурной реальности определенного общества, мы обратились к философскоантропологическому анализу правогенеза, в результате которого было доказано, что в основе процесса становления права лежат две равнозначные социокультурные переменные: человек и общество. В ходе взаимодействия человека как трансгрессивной личности и общества как целостной самоорганизующейся системы формируются различные формы социального контроля, направленного на поддержание социальной стабильности и порядка в обществе. На определенном этапе развития социокультурной реальности, а именно, когда трансгрессивная личность с ее стремлением к расширению своей антропосферы стала типичной, возникает необходимость в дополнительных официальных организационно-управленческих средствах контроля— в праве, которое, с одной стороны, ограничивает негативно ориентированные формы трансгрессивности (вводя позитивное обязывание и запреты), с другой — оберегает созидательную трансгрессивность (расширяя права и свободы человека). Анализируя взаимодействие человека как трансгрессивной личности и права как ответной реакции общества на трансгрессивность человека, нам удалось обосновать антропологическую сущность права и правовую (юридическую) сущность человека. Так, человек, адаптируясь к разнообразным социокультурным (природно-климатическим и культурносоциальным) условиям и ограничивая себя в целях сохранения общественной системы, приобретает свойства Homo juridicus, а право как результат адаптации человека к определенной среде и часть его объективированной деятельности обладает антропной сущностью. Привлечение культурно-антропологического нам и культурноправо как нормативного подходов позволило обосновать, что социокультурная переменная органическую входит в систему культурных ценностей общества в целом, и доказать, что сущность права, точнее правовых идей, тождественна моральным, этническим, религиозным и т.д. представлениям. Право как объективно существующее явление определенного сообщества характеризуется единством сущностных свойств с моралью, этикой, религией, национальными обычаями и, формируя позитивное право необходимо, следовательно, ориентироваться на специфику конкретной социокультурной реальности, ее базовые ценности. Обосновывая пути выхода из кризиса позитивного права, мы попытались доказать, что для исследования права как объективного социокультурного феномена и определения основных направлений правовой эволюции как самоорганизующегося процесса необходимо знать содержание правового сознания и правового менталитета. С нашей точки зрения, именно эти явления правовой реальности наиболее тесно взаимодействуют через правовые идеи с правом и могут рассматриваться как идейно-ценностная и духовно-психологическая менталитета основы права. можно Выявив и исследовав пути фундаментальные правовые идеи правосознания и особенно правового определенного народа, спрогнозировать прогрессивного развития национального права и, в частности, способы преодоления кризиса. Кроме вышеназванных выводов в заключительной части мы постараемся раскрыть также те полученные в ходе исследования результаты, которые могут иметь вполне определенное значение в научно-теоретическом и в практически-прикладном аспектах. Максимально четкое различение позитивистского и непозитивистского подходов к проблеме права является первым направлением всего исследования. Потребность в постановке такого вопроса обусловлена тем, что сегодня позитивистская правовая теория и юридическая практика переживает глубочайший кризис, обусловленный качественными изменениями в общественной жизни и способах познания социальной реальности. Эти изменения вызваны постепенным осознанием ограниченных возможностей в исследовании сложной и противоречивой современной социокультуроной реальности той методологии, которая долгое время господствовала в западноевропейской и советской традициях. Можно с достаточным основанием подходы к утверждать, предмету что позитивистский — праву и — непозитивистский исследования качественно различны: они не могут быть сведены один к другому или выведены один из другого, поскольку их методологические основания не совпадают и ни один из них не является частным случаем другого. Нельзя также считать, что позитивистское понимание предмета является более поверхностным, а непозитивистское — более глубоким, оно дает совершенно иное видение предмета. В качестве непозитивистского подхода может рассматриваться синтез философско-антропологический институционального, методов, как методологический антропологического, и иных культурно-антропологического, феноменологического, особенности исследующих антропосоциологического, психологического социокультурной реальности.

В процессе исследования последовательно проводилась идея, что применение философско-антропологического подхода создают новые возможности для познания феномена права в его содержательной полноте и практической значимости. При этом исследование так методологически понимаемого смыслового аппарата, во-первых, требует преодоления склонности считать рассматриваемые смысловые интерпретации как раз и навсегда заданные: это позволяет интерпретировать наряду с позитивным правом обычное и постпозитивное право как исторические типы права в целом;

во-вторых, требует отказа от установки на абсолютность разграничения объективного и субъективного моментов в исследовательской деятельности: что дает возможность рассматривать право как объективносубъективное явление, как «сущую идею», основы которой находятся в социокультурной реальности. В ходе анализа права и различных форм его проявлений в рамках философско-антропологического подхода была создана такая смысловая конструкция, которая позволила бы отойти от простой теоретической интерпретации эмпирических фактов и сконцентрироваться на установлении самой связи понятий: право — правосознание — правовой менталитет. Обращение к выработанной связи понятий позволяет обозревать правовую реальность как социокультурную, что недоступно позитивистскому познанию. Методологический синтез разных подходов, предложенный в диссертации, дает возможность проникнуть в сущность и природу правовой реальности более глубоко и посмотреть на нее под новым углом. В рамках данной проблемы было рассмотрено как единство диалектически противоположных, качественно различные логик мышления: логику политико-юридического мышления и логику правового мышления. Такая постановка вопроса способствует выработки средств для более адекватных оценок смысла и направленности идей, определяющих официальное теоретическое правосознание и содержание законодательства. Таким образом, на протяжении всего исследования присутствовала и неуклонно реализовывалась идея о необходимости выхода за пределы позитивизма и перехода к философско-антропологическому подходу как методологическому плюрализму при изучении права, прежде всего, его сущностно-содержательных характеристик. Вторым направлением исследования было изучение правовых идей как сущности и содержания права. В этом плане правовые идеи представлены в качестве универсального явления, способного ассоциироваться с социокультурной реальностью в целом. Тем самым создается предпосылка выразить феномен правовых идей в категориях философской антропологии и философии культуры. В данном аспекте правовые идеи предстают следующим образом. В правовых идеях сконцентрирована сущность социокультурного бытия человека, то есть первостепенный принцип политико-правовой организации общества. В правовых идеях выражена необходимость как проявление и объективных закономерностей целесообразности. общественного Кроме этого развития, они имеют и социокультурной конкретно-исторические характеристики, ведущие к вариативности форм существования права. Отражая действительность многообразной социокультурной реальности, правовые идеи обладают возможностью и перспективностью регулирования взаимодействий людей на основе ценностных установок, которые являются своеобразной формой выражения социально-духовного бытия человека и могут быть определены как область «объективно ценного». При этом правовые идеи необходимо рассматривать не только как систему способов выражения духовности, но и одновременно как элемент идеологической системы общества. И самое главное — философско-антропологическое и социокультурное обоснование правовых идей является пониманием их не только как момента социальной реальности, но и как формы внутреннего, духовного мира человека. Постановка вопроса о правовых идеях в предельном Третье идейно-теоретическом направление и духовно-культурном проблемы выражении права как становится, тем самым, постановкой вопроса о человеке как субъекте права. исследования социокультурного феномена было связано с конкретизацией роли и места правового существа в правогенезе и функционировании права. Будучи взятым в своем внутреннем содержании, право закономерно оказалось проявлением и закреплением творческого начала правового существа, реализованной его возможностью выразить себя в своей трансгрессивной цельности в рамках социокультурной реальности. По этой причине была выдвинута и последовательно раскрыта концептуальная идея, согласно которой социокультурная реальность (в том числе правосознание и правовой менталитет как часть этой реальности), правовое существо и право содержательно тождественны: человек и право могут рассматриваться как социокультурные переменные, находящиеся в отношениях своеобразного изоморфизма, позволяющего утверждать, что человек юридичен, а право антропоморфно. В силу этого социокультурную реальность как среду существования правового субъекта и как результата его адаптации следует рассматривать в качестве исходного пункта философского, культурноантропологического анализа проблемы права в целом. Четвертым направлением исследования явился поиск средств непосредственного практического применения полученных результатов. Проблема целенаправленного формирования и совершенствования права, реформирования правовой действительности, в том числе законодательства в явной форме не ставилась, хотя и предполагалась. Именно поэтому в научный оборот были введены понятия, позволяющие более глубоко осознать проблемы понимания права, определить пути трансформирования учений о праве, которые могут быть положены в основу преобразования законодательства. Тем самым создается предпосылка рассматривать методологический плюрализм как концептуальный стержень разнообразных исследований, связанных с изучением процессов, происходящих в правовой сфере. Обращение к принципу методологического плюрализма дает возможность исследовать право в его вариативном контексте не только с позиции философской антропологии и философии культуры, но и в рамках психологии, социологии, культурологии, лингвистики, правоведения. Такая постановка вопроса позволила предопределить выбор стержневых, основополагающих методов рассмотрения правовой реальности другими науками. Например, сформирована методологическая основа для углубления знаний в рамках психологии о духовно-психологической обусловленности правовых идей как элемента права правовым менталитетом. Обоснованы также методологические положения, определяющие в рамках культурологии приоритетные направления анализа взаимосвязи культуры и основных институтов духовной сферы: морали, религии, права. Определены методологические аспекты социологического рассмотрения содержания ценностных отношений субъектов права к реально существующему законодательству. На протяжении всего исследования проводится мысль о том, что результаты философского исследования оказывают влияние на практику опосредовано через идеи, через сферу общественного сознания. В этой связи была обоснована необходимость серьезной корректировки таких ключевых идеалов современной западноевропейской правовой теории, как правовое государство, верховенство закона, принцип разделения властей и других, с точки зрения их адаптации к специфической российской культурно-правовой реальности. В данном аспекте последовательно реализовывалась идея о соответствии уровня развития правосознания, правового менталитета, правовой культуры содержанию путей реформирования правовой системы общества, об отрицательных последствиях такого несоответствия. В частности, сделан вывод о том, что юридический нигилизм не есть порождение имманентных качеств правовой культуры российского общества, а является результатом неудачного наложения позитивного права на правовые традиции России. Таким образом, диссертант полагает достаточно обоснованным утверждение, что сформулированные и внедренные в исследование методологические установки и концептуальные идеи в целом реализованы, а стало быть, главная исследовательская цель достигнута. В то же время к результатам диссертационного исследования следует отнестись как к одной из интерпретаций сложной и важной для философского осмысления проблемы — понимания права. Одновременно оно может рассматриваться как выявление тех аспектов правовой реальности, которые требуют дальнейшего изучения. Это, прежде всего, рассмотрение особенностей правового менталитета российского общества. Важным направлением последующего исследования может быть раскрытие содержания эволюции права в России. Пристального внимания требуют проблемы правового соотношения Запад — Россия — Восток. И самое главное — это обоснование сущности права в современном обществе на основе привлечения теоретико-методологических результатов, полученных в рамках других наук.

Библиографический список использованной литературы 1. Абульханова К.А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под. ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой.— М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997.– С. 7-37. 2. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность.— М.: РЮИД, 2000.– 525 с. 3. Аксаков К. Записки о внутреннем состоянии России // Теория государства у славянофилов.– СПб., 1898.– С. 24-27;

4. Аксаков К.С. О русском воззрении // Русская идея / Сост. М.А. Маслин.– М.: Республика, 1992.– 494 с. 5. Алексеев Н.Н. Основы философии права.— СПб.: Лань, 1996.– 256 с. 6. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. — М.: Статут, 2001.– 243 с. 7. Алексеев С.С. Государство и право. — М.: Юридическая литература, 1994.– 192 с. 8. Алексеев С.С. Право на пороге нового тысячелетия: некоторые тенденции правового развития — надежда и драма современной эпохи. — М.: Статут, 2000.– 256 с. 9. Алексеев С.С. Теория права.— М.: Изд-во БЕК, 1993.– 224 с. 10. Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999.– 231 с. 11. Американская социология: перспективы, проблемы, методы.– М.: Прогресс, 1972. – 392 с. 12. Андросюк В.Г. Педагогика и психология в деятельности органов внутренних дел.– Киев: Знание, 1990. 13. Аннерс Э. История европейского права.– М.: Наука, 1996.– 395 с. 14. Анри М. Значение понятия бессознательного для познания человека // Современная наука: познание человека / Под ред. И.Н. Смирнова.– М.: Наука, 1988.– 202 с. 15. Ануфриев Е.А., Лесная Л.В. Российский менталитет как социальнополитический и духовный феномен // Социально-политический журнал.– 1997.– № 3.– С. 16-27;

– № 4.– С.28-44;

№ 5.– С.24-32;

№ 6.– 17-27. 16. Апарова Т.В. Прецедент в современном английском праве и судебное правотворчество // Труды Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства.– М.: НИИСЗ, 1976. Вып. 6. 17. Ардашев Н.А. Эвтаназия как метод искусственного прерывания жизни: правовые условия ее применения // Вестник Российской академии медицинских наук.– 1996.– № 2. 18. Арон Р. Этапы развития социологической мысли.– М. Прогресс Универс, 1993.– 606 с. 19. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. В 16 т. Т. IX.— М.: Политиздат, 1941.— 405 с. 20. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров.– М.;

Воронеж: Ин-т практич. Психологии: НПО «МОДЭК», 1996.– 767 с. 21. Асов А.И. Златая цепь. Мифы и легенды древних славян.– М.: Наука и религия, 1998.– 320 с. 22. Афанасьев В.Г. Научное управление обществом.– М.: Политиздат, 1973.– 456 с. 23. Афанасьев Ю.Н. Вчера и сегодня французской «Новой исторической науки» // Вопросы истории.— 1984.—№. 8. 24. Бабаев В.К. Нормы права как истинное суждение // Правоведение.– 1976.– №2.– С. 23-31.

25. Баберовский Й. Самодержавие и юстиция. Соотношение правовой государственности и отсталости на исходе Российской империи (18641914).– Frankfurt am Main: Vittorio Klostarmann, 1996.– 203 с. 26. Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение.– 2000.– № 1.– С. 37-40. 27. Байниязов Р.С. Проблемы правосознания в сов еменном российском обществе: Дис... канд. юрид. наук.— Саратов, 1999.– 163 с. 28. Байниязов Р.С. Философия правосознания: постайовка проблемы // Правоведение.—2001.—№ 5.— С.12-23. 29. Байтин М. И. О современном нормативном понимании права // Журнал российского права.— 1999.—.№ 1.— С. 95-101. 30. Байтин М.И. Понятие права и современность // Вопросы теории государства и права. Вып. 1 (10).– Саратов: Изд-во Саратовского госуд. акад. права, 1998. 31. Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков).— Саратов: Изд-во Саратовского госуд. акад. права, 2001.–413 с. 32. Баллер Э.А. Социальный прогресс и культурное наследие.– М.: Наука, 1987.– 158 с. 33. Баранов В.М., Поленина С.В. Система права, система законодательства и правовая система.— Нижний Новгород: ИЧд-во Нижегородской ВШ МВД РФ, 2000. 34. Бауман З. Социологическая теория постсовременности // Социологические очерки. Ежегодник. Вып. 1.— М., 1991.— С. 130-133. 35. Бачинин В.А. Антропосоциологические проблемы права: методология и эмпирия // Правоведение. — 2001.—№ 3.— С. 27-39. 36. Бачинин В.А. История философии и социологии права.— СПб.: Михайлов, 2001.– 334 с. 37. Бачинин В.А. Морально-правовая философия // Правоведение.— 2001.— № 3.– С. 231-230.

38. Белик А.А., Резник Ю.М. Социальная антропология (историкотеоретическое введение).— М.: Изд-во МГСУ «Союз», 1998. — 320 с. 39. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Русская идея / Сост. М.А. Маслин.– М.: Республика, 1992.– С. 70-79.–492 с. 40. Белканов Е.А. Структура и функции правосознания: Дис … канд. юрид. наук.– Екатеринбург, 1996.– С. 145. 41. Бельский К.Т. Формирование и развитие социалистического правосознания.– М.: Высшая школа, 1982.– 183 с. 42. Бенедиктов Н.А. Правкславие, исихазм и русский характер.– Нижний Новгород: Изд-во НИПКРО, 1993.– 46 с. 43. Бенедиктов Н.А., Макарычев С.П., Шаталин Е.Н. Русская идея. Очерк развития отечественной философии мысли.– Нижний Новгород: Изд-во ННГУ. 1993. – 130 с. 44. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: тракта по социологии знания.— М.: Моск. филос. фонд, 1995.— 322 с. 45. Бердяев Н.А. Душа России // Русская идея.– М.: ЗАО «Сварог и К», 1997.– 549 с. 46. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма.– М.: М. Сварог и К, 1997.– 416 с. 47. Бердяев Н.А. Русская идея // Вопросы философии.– 1990.– №№ 1, 2. 48. Бережнов А.Г. Теоретические проблемы правопонимания и формирования содержания права // Вестн. Моск. госуд. ун-та.— Серия 11.— Право.—1999.—№4.— С. 3-13. 49. Березовский Б.А. Генетическая трансформация России: экономика, политика, менталитет // Россия и современный мир.– 1998.– № 1 (18).– С. 41-48. 50. Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В.И. Даниленко.— М.: Nota Bene, 2000.— 574 с. 51. Берман Г.Дж. Вера и закон: примирение права и религии. — М.: Ad marginem, 1999.– 431 c.

52. Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования.– М.: Изд-во МГУ, 1994.– 590 с. 53. Бессмертный Ю.Л. «Анналы»: переломный этап? // Одиссей. Человек в истории.– М.: Ин-т «Открытое общество», 1991. 54. Бессмертный Ю.Л. Изменчивое видение прошлого: к изучению творческого пути Жоржа Дюби // Диалог со временем. Историки в меняющемся мире.– М., 1996.– С. 185-200. 55. Блок М. Апология истории.– М.: Наука, 1973. 56. Боботов С.В. Наполеон Бонапарт — реформатор и законодатель.— М.: Контракт, 1998.– 335 с. 57. Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право.— 1998.— № 2.– С. 18-26. 58. Богдановская И.Ю. Закон в английском праве.– М.: Наука, 1987.– 141. 59. Богдановская И.Ю. Прецедентное право.– М.: Наука ИФ «Наука – философия, право, социология и психология», 1993.– 235 с. 60. Боер В.М. Правовая информированность и формирование правовой культуры личности (вопросы теории): Автореф. дис... канд. юрид. наук.— СПб., 1993.– 21 с. 61. Бондарь Н.С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе.– Ростов н/Дону: Изд-во РГУ, 1996.– 239 с. 62. Бурлаков В.Н., Гомонов Н.Д. Патопсихологические особенности личности и механизм преступного поведения // Правоведение.— 2001.— № 3.— С.157-162. 63. Бэкон Ф. Великое восстановление наук // Бэкон Ф. Соч.: В 2 т. Т.1.— М.: Наука, 1971.– С. 507-509. 64. Вальверде К. Философская антропология / Пер. с исп.– М.: Христианин. Россия, 2000.– 411 с. 65. Васильев А.М. Правовые категории.– М.: Юридическая литература, 1976.– С. 228 66. Васильев В.Л. Психологическая культура прокурорско-следственной деятельности.– СПб.: Изд-во С-Петерб. юрид. ин-та Генеральной Прокуратуры РФ, 1998.– 59 с. 67. Венгеров А.Б. Синергетика, юридическая наука, право // Сов. государство и право.— 1986.— № 10;

68. Венгеров А.Б., Барабашева Н.С. Нормативная система и эффективность общественного производства.– М.: Изд-во МГУ, 1985. – 288 с. 69. Вернадский В.И. научная мысль как планетарное явление / Отв. Ред. А.А. Яншин.– М.: Мысль, 1991.– 271. 70. Вернадский В.И. Начало и вечность жизни / Сост., вступ. ст, коммент. М.С. Бастраковой, И.И. Молчанова, В.С. Неаполитанский.– М.: Советская Россия, 1989.– 704;

71. Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли / Пер. с фр.– М.: Прогресс, 1988.– 221 с. 72. Ветютнев Ю.Ю. Синергетика в праве // Государство и право.— 2002.— № 4.— С. 643-649. 73. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права.– Ростовн/Д.: Изд-во «Феникс», 1995.– 640 с. 74. Власенко Н.А. Законодательная технология. (Теория. Опыт. Правила).— Иркутск: Вост.-Сибир. книж. изд-во, 2001.– 144 с. 75. Власенко Н.А. Язык права.– Иркутск: Вост.-Сибир. книж. изд-во, 1997.– 173 с. 76. Воеводин Л.Д. Индивидуальное и коллективное в конституционном статусе личности // Вестн. Моск. госуд. ун-та.– Серия 11.– Право.– 1997.– № 5.– С. 19. 77. Володин А.Г. Традиционализм в экономическом, социальном и политическом развитии Индии (1947-1987).– М.: Юридическая литература, 1989.– С. 264. 78. Волчанская Е., Терещенко Л., Якушев М. Интернет и гласность.– М., 1999. 79. Второзаконие. Гл. 30. Ст. 4—5.– М.: Центр «Духовное просвещение», 1991.– 233 с. 80. Гавриленков И. Н. Исторический материализм и юридические науки.– М.: Политиздат, 1963.– С. 11. 81. Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель — налогоплательщик — государство (Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации).— М.: Изд. Дом ФБК – ПРЕСС, 1998.–592 с. 82. Гайворонская Я.В. К вопросу о понимании правовых и юридических норм // Правоведение.— 2001.—№ 3.– С. 39-45. 83. Гак Г. М. Учение об общественном сознании в свете теории познания.– М.: Политиздат, 1960. 84. Гегель Г Философия права.– М.: Мысль, 1990.– 524 с. 85. Герцен А.И. Собр. соч. В 30 т. Т. 30.– М.: Политиздат, 1956.– 389 с. 86. Гершунский Б.С. Менталитет и образование.– М.: Институт практической психологии, 1996.— 144 с. 87. Гетц Г.-В. Изучение ментальности: взгляд из Германии // Споры о главном: дискуссия о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы «Анналов» / Под ред. Ю.Л. Бессмертного.– М., 1993. 88. Гиперборейская вера русов: Сборник.– М.: Гранд ФАИР-ПРЕСС, 2001.– 397 с. 89. Горяинов Д.А. Проблема свободы в русской культуре // Философские науки.– 1997.– № 3, 4.– С. 143-147. 90. Государственное устройство и народ: диалог мировоззрений: Материалы Межд. симп. / Ред. Б.П. Шалындин.– Нижний Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 1997.– 158 с. 91. Граждане России: кем они себя ощущают и в каком обществе хотели бы жить? // НГ-сценарий.– 1998.– № 11.– С. 3-11. 92. Гражданский кодекс России: Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский.– М.: Исследовательский центр частного права, 1998. 93. Графский В. Г. Всеобщая история права и государства.— М.: Норма – Инфра М, 2000. – 730 с. 94. Графский В.Г. Интегральная (синтезированная) юриспруденция: актуальный и все еще незавершенный проект // Правоведение.— 2000.— № 3.—С. 49-63. 95. Гриб В.В. Проблемы формирования правосознания молодежи: опыт прошлого, реалии настоящего // Юрист. — 1998.— № 5.— С. 38-40. 96. Грошев А.В. Правосознание в системе оснований криминализации общественно опасных деяний // Российский юридический журнал.– 1997.– № 1.– С. 122-132. 97. Грязин И. Н. Внетеоретические формы отражения права.– Тарту: Издво ТГУ, 1990. 98. Грязин И. Н. Текст права: Опыт методологического анализа конкурирующих теорий.— Таллин: Ээсти раамат, 1983.— 187 с. 99. Губин В., Некрасова Е. Философская антропология.— М.: ПЕР СЭ, 2000.— 240 с. 100. 782 с. 101. 102. 103. 104. 105. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли // Международный Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы.– Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа «Анналов».– М.: Гуревич А.Я. Историческая наука и историческая антропология // Гуревич А.Я. Проблема ментальностей в современной альманах. Свод № 3 / Сост. Н.В. Гумилева.– М.: Прогресс, 1994.– 543 с. СПб.: ИД Кристалл: АСТ, 2002.– 572 с. Индрик, 1993.– 327 с. Вопросы философии.— 1988.— № 1.— С. 56-70. историографии // Всеобщая история: дискуссия, новые подходы. Вып. 1.– М.: Знание, 1989. 106. Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства.– М.: Знание, 1990. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь.– М.: Мысль, 1992.– 107.

Гусев В.А. Д.А. Хомяков: интерпретация девиза: «Православие.

Самодержавие. Народность» // Социально-политический журнал.– 1992.– № 10.– С. 81-90. 108. Гусейнов Л.Г. Международная ответственность государства за нарушение прав человека.— Киев: Ин-т гос-ва и права НАН Украины, 2000.–314 с. 109. 110. 111. 112. Давид Р.

Основные правовые системы современности.– М.:

Международные отношения, 1996.– 495 с. Давид Р., Жорре-Спинози К. Основные правовые системы Данилевский Н.Я. Россия и Европа / Сост. С.А. Вайгачев.– М.: Дедюлина М.А. Социоприродные и социокультурные основания современности.– М.: Наука, 1997. – 575 с. Древнее и современное. ГУП Чехов. полигр. комб., 2002.– 548 с. кратического менталитета: Дис... канд. филос. наук.– Ростов н/Дону, 1998.– 144 с. 113. 114. Демидов А.И. О методологической ситуации в правоведении // Демин И. Стихийно-космическое и стихийно-сознательное как Правоведение.— 2001.— № 4.— С.14-22. две модели цивилизации: русской и христианско-европейской // Россия и Европа: опыт соборного анализа.– М.: Наследие, 1992.– С. 373-377. 115. Демченко Т. И. К вопросу о мировоззренческой основе понимания правосознания // Правовая система России: история и современность (опыт правового регулирования).– Стааврополь: Изд-во СГУ, 2002.– С. 45-49. 116. 117. 118. Диденко Н.Г., Селиванов В.Н. Право и свобода // Правоведение.— 2001.— № 3.— С. 4-27. Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. Дмитриев Ю. А. Конституционное право человека в Российской ред.: Н.И. Лапин, Л.А. Беляева.– М.: Эдиториап УРСС, 1996.– 224 с. Федерации на осуществление эвтаназии // Право и политика.– 2000.– №.7. 119. 120. Добролюбие. Т 3.– М.: Центр «Духовное просвещение», 1900. Достоевский Ф.М. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже речи о Пушкине // Русская идея / Сост. М.А. Маслин.– М.: Республика, 1992.– С. 130-142. 121. 122. 123. 124. Дроздов В.А. Информация как объект исключительного права // Дубов И. Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Дурга Дас Басу. Основа конституционного права Индии.– М.: Дюби Ж. История ментальностей // История ментальностей. Дело и право.– 1996.– №.4.– С.29-36. Вопросы психологии.— 1993.— № 5.— С.24-31. Международные отношения, 1986.– 492 с. Историческая антропология. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах.– М.: РАН Институт всеобщей истории, Российский государственный гуманитарный университет, 1996. – 255 с. 125. 126. 127. 128. 176 с. 129. 130. 131. Елистратов В.С. «Сниженный язык» и «национальный характер» Еремин В.Н. Классификация права японскими юристами // Жалинская-Рерихт А.А. Закон ФГР о трансплантации органов.– // Вопросы философии.– 1998.– № 10.– С.55-63. Правоведение.— 1977.— № 1.— С. 31-41. М.: Спарк, 1997.– 76 с. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. — М.: Наука, Дюрягин И.Я. Право и управление. – М.: Юридическая Евдокимова Е.Г., Ромашов Р.А. Правовой режим законности: Евплова Н.Ю. Правосознание молодежи: теоретический и 1991.– 572 с. литература, 1981.– 168 с. теория и практика // Правоведение.– 2001.– № 5.– С. 261-272. социологический аспекты: Дис … канд. юрид. наук.– Самара, 2000.– 132. 133. 134.

Жданов А. Пора создавать долговые тюрьмы // Российская Жидков О.А. Верховный суд США: право и политика.– М.: Жидков О.А. Вступительное слово // Соединенные Штаты юстиция.– 1999.– № 12. Наука, 1985.– 221 с. Америки: Конституция и законодательные акты.— М. Пресс Универс, 1993.– 765с. 135. 136. 137. 138. Жидков О.А. История государства и права Древнего Востока.— Журкин В.В. Предисловие // Аннерс Э. История Европейского Законность в Российской Федерации / Ред. кол.: В.Н. Кудрявцев, Замятина Н.Ю. Зона освоения (фронтир) и ее образ в М.: Наука, 1965. права.– М.: Наука, 1995.– 395 с. Ю.А. Тихомиров, Н.М. Колосова.— М.: Спрак, 1998.– 213 с. американской и русской культурах // Общественные науки и современность.– 1998.– №. 5.– С. 82-89. 139. Здравомыслов А.Г. Этнополитические процессы и динамика самосознания россиян // Социологические национального 140. 141. 142.

исследования.– 1996.– №. 12.– С. 23-32;

Зотов В.И. Запад и Восток // Свободная мысль.– 1998.– № 6.– С. Зубков Е. О., Куприянов А. И. Ментальное измерение истории: Иванов В.В., Топоров В.Н. Древнее славянское право: архаичные 60-71;

поиски метода // Вопросы истории.– 1995.– № 7.– С. 153—160. мифологические основы и источники в свете языка // Формирование раннефеодальных славянских народности.– М.: Наука, 1981.– 439 с. 143. Иванов В.Н., Назаров М.М. Политическая ментальность: опыт и перспективы исследования // Социально-политический журнал.– 1998.– № 2.– С. 42-58;

144. Игнатенко Г.В. Конвенция о защите прав человека и основных свобод в российской правовой системе: реальность и перспективы // Московский журнал международного права.– 1997.– № 3. – С. 152-164. 145. 146. 147. 439 с. 148. Ильин И.А. О правосознании // Русская философия права: философия веры и нравственности (антология) / Сост. А.П. Апьбов, Д.В. Масленников, А.И. Числов, С.В. Филиппова.– СПб., 1997.– С. 391396. 149. 478 с. 150. 151. 269 с. 152. 153. 211 с. 154. 155. 156. Иоанн. Торжество православия (Очерки русского самосознания) История первобытного общества: эпоха классообразования / Под История ментальностей. Российский Историческая государственный антропология. гуманитарный // Наш современник.– 1993.– № № 4,5,6,8,9,12. ред. А.И. Першица и др.– М.: Изд-во Ереван. госуд. ун-та, 1988.– 369 с. Зарубежные исследования в обзорах и рефератах.– М.: РАН Институт всеобщей истории, Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся Интеллектуальная собственность: современные правовые общества // Полис.– 1997.– № 4. проблемы / Редкол. С.А. Чернышева.– М.: Ин-т гос-ва и права, 1998.– Имамов Э.З. К характеристике правосознания и права КНР // Сов. Инако Ц. Современное право Японии.– М.: Прогресс, 1981.– государство и право.– 1988.– № 4. Ильин И.А. Русская идея.– М.: Русский центр «Пересвет», 1992.– Игнатенко Г.В. Международно признанные права и свободы как Иларион. Слово о Законе и благодати // Русская идея. – М.: Ильенков Э.В. Философия и культура.– М.: Политиздат, 1991.– компоненты правового статуса личности // Правоведение.– 2001.– № 1. Республика, 1992.– С. 18-36.

университет, 1996. – 255 с. 157. 158. 159. История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы Кабышев В.Т. Российский конституционализм на рубеже антропосоциогенеза.– М.: Наука, 1986.– 412 с. тысячелетий // Правоведение.—2001.—№ 4. Кабыща А.В., Тульчинский М. Р. Сравнительный анализ социологической литературы на русском и английском языках // Социологические исследования.– 1996.– №. 3– С. 111-121. 160. Кайсаров А.С., Глинка Г.А., Рыбаков Б.А. Мифы древних славян. Велесова Книга / Сост. А.И. Баженова, В.И. Вардугин.– Саратов: «Надежда». 1993.– 320 с. 161. 162. 163. 164. 509 с. 165. 779 с. 166. 167. 168. 169. 170. Кассирер Э. Рассуждение о человеке: попытка создания Касьянова К. О русском национальном характере.– М., 1994. Кемпински А. Экзистенциальная психиатрия.– М.;

СПб.: философии человеческой культуры.– Тбилиси: Ганатлеба, 1983.–351 с. Кассирер Э. Избранное: Опыт о человеке.– М.: Гардарика, 1998.– Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. В 8 т. Т. 1.— Карамзин Н. М. История государства Российского. В 3 кн. 5-е изд.– Карлейль Т. Французская революция: история / Пер. с анг.— М.: Карташкин В. А. Международная защита прав человека // Общая М.: ЧОРО, 1994.–543 с. СПб.: Изд. И. Эйнерлинга, 1842. Кн. I. Т. 1.– 156 с. Мысль, 1991.– 575 с. теория прав человека / Отв. Ред. Е.А. Лукашева.— М.: Норма, 1996.– Совершенство Унив. кн., 1995.–316 с. Керимов Д.А. Методология права: предмет, функции, проблемы Керимов Д.А. Основы философии права.— М.: Юрид. философии права.– М.: Аванта, 2000.– 560 с.

литература, 1992.– 312 с. 171. 472 с. 172. 462с. 173. 174. Киреевский И.В. Разум на пути к Истине.– М.: Правило веры, Климов Е. Профессиональный менталитет и психоэкологическая 2002.– 661 с. гипотеза // Общественные науки и современность.– 1995.– № 6.– С. 140-149;

175. 430 с. 176. 177. 178. 179. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех Князьков Н. Метаисторические судьбы России и Европы // Ковалев В. Россия и Европа: Истина и Свобода // Россия и Европа: Ковалев М.И. Генетика человека и его права: юридические, книгах. Кн. 1.– М.: Мысль, 1995.– 572 с. Россия и Европа: опыт соборного анализа.– М., 1992.– С. 31-39. опыт соборного анализа.– М.: Наследие, 1992. – С. 299-313. социологические и медицинские аспекты // Государство и право.– 1994.– № 1. 180. 181. Ковалев М.И. Право на жизнь и на смерть // Государство и Ковалевская Ж.В., Манекин В.В. Проблема моделирования право.– 1992.– № 7. ментальности: методологический аспект // Методология современных гуманитарных исследований: человек и компьютер: Тезисы докладов на Международной научной конференции.– Донецк: Изд-во ДГУ, 1991.– С. 17-30. 182. Ковалевский М. М. Социология. Т. 1. Социология и конкретные науки об обществе.— СПб., 1910;

Ключевский В. О. Сочинения. В 9 т. Т. I.– M.: Мысль, 1987.– Киреевский И.В. Критика и эстетика.– М.: Искусство, 1998.– Керимов Д.А. Философские проблемы права.– М.: Мысль, 1972.– 183.

Ковалевский М.М. Взаимоотношение свободы и общественной солидарности (глава из истории прогресса) // Интеллигенция в России.— М., 1910. 184. 185. 186. // 187. 188. Ковлер А.И. Антропология права.— Издательство НОРМА Ковлер А.И. Ценностные и стратегические перспективы (Издательская группа НОРМА — ИНФРА М), 2002. — 480 с. правового плюрализма // Человек и право.– М., 1999.– С.91-110. Ковлер А.И. Юридическая антропология как учебная дисциплина Homo Juridicus: Материалы конференции по юридической антропологии.— М., 1997.– С. 58—65. Кодаков И.В. Архетипы русской культуры // Общественные Кожевников В.П. Ментальность российской цивилизации: науки и современность.– 1999.– № 1.– С. 170-182. история и методология исследования: проблемный курс.– М.: Изд-во Гуманитарного ин-та, 1998.– 277 с. 189. 190. 191. 192. 193. Козлихин И.Ю. Позитивизм и естественное права // Государство Колдаев В.М. Конституционное право Японии.– М.: Юрид. ин-т Колдаев В.М. Конституция Соединенных Штатов Америки.– М.: Колдаева Н.П. К вопросу о роли идеологических факторов в Колесникава М.И., Борзунов В.Ф. Проблема славянства в русской и право.— 2000.—№ 3.— С.5-11 МИИТа, 2001.– 79 с. Ин-т защиты предпринимателя, 1999.– 131 с. правообразовании // Теория права: новые подходы.– М., 1995.– С.32-41. классической этносоциологии // Вестн. Моск. госуд. ун-та.– Серия 7.– Философия.– 1998.– № 3.– С. 91-103. 194. Комаров А.С. Предисловие // Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова.– М.: Межд. центр финансово-экономического развития, 1996.– 307 с. 195. Комаров А.С. Принципы УНИДРУА как источник регулирования международных коммерческих договоров // Экономическая жизнь – Юрист.– 2001.– № 4 (156). 196. 197. Комаров С.А. Общая теория государства и права.— 3-е изд., Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. М.В. перераб. и доп.— М.: Юрайт, 1997.– 416 с. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина и др.– М.: НОРМА ИНФРА М, 2002.– 819 с. 198. 199. 200. 201. 202. Конституционные и уголовно-правовые следствия // Право и Коркунов Н. М. Лекция по общей теории права. 9-е изд. — СПб.: Королев С.И. Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных Корочанцев В.А. Чтоб Родины величие постичь.– М.: Молодая Крашенинников П.В. Субъекты права собственности и иных политика.– 2000.– № 7.– С.94-102. Мартынов, 1907.– 360 с. авторов.– М.: Международные отношения, 1970. гвардия, 1986.– 189 с. вещных прав на жилые помещения //Гражданский кодекс России: Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский.– М.: Исследовательский центр частного права, 1998. 203. Крашенинникова Н.А. Брачно-семейное право Индии: современный и традиционный аспекты // Вестн. Моск. госуд. ун-та. Серия 11. Право.– 2000.– № 4.– С. 64-78. 204. 205. Кросс Р. Прецедент в английском праве / Пер. с анг.— М.: Крусс В.И. Личностные («соматические») права человека в Юридическая литература, 1985.– 238 с. конституционном и философско-правовом измерении: к постановке проблемы // Государство и право.– 2000.– № 10. 206. 207. Кудрявцев В.Н. О правопонимании и законности // Государство и Кудрявцев М.К. Кастовая система в Индии.– М. 1992;

право.— 1994.— № 3.—С. 3-8.

208.

Кукин А. Принципы УНИДРУА и процедура заключения международных коммерческих договоров // Законодательство и экономика.– 1999.– № 11.– С. 37-41. 209. Кулыгин В.В. От Пути Прави к Русской Правде: этапы правогенеза восточнославянского этноса // Правоведение.– 1999.– № 4.– С. 11-17. 210. 211. 212. 213. 214. 215. 325 с. 216. 217. 218. 219. 220. 221. 222. Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических Ланге Н. Исследование об уголовном праве Русской Правды.– Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада / Пер. с фр.– М.: Лебедев Н.М. Базовые ценности русских на рубеже XXI века // Лебон Г. Психология народа и масс.– СПб.: Макет, 1995.– 311 с. Левада Ю.А. Десять лет перемен в сознании человека // стереотипов // Психологический журнал.— 1986.— № 2.— С. 41-50. СПб., 1860.– С. 209. Социологические исследования.– 1996.– № 5.– С. 3-19. Прогресс-Академия, 1992.–372 с. Психологический журнал.— 2000.— Т. 21.— № 3.— С. 73-87. Культурный прогресс: философские проблемы.– М.: Наука, Культурология. XX век : Словарь.– Спб., 1997.– С.241. Куманин Е.В. Юридическая политика и правовая система Кун Т. Структура научных революций / Пер. с анг.— М.: АСТ, Куприянов А. Библейские корни правосознания россиян // Куценков А.А. Эволюция индийской касты.– М.: Наука, 1983.– 1984.– 326 с.

Китайской Народной Республики.– М., 1990;

2001.– 605 с. Российская юстиция. –1998.– № 1.– С. 59-62.

Общественные науки и современность.– 1999.– №. 5.– С. 28.-39.

223. 224. 225. 226. 227. 228. 229. 230. 231. 232. 233. 234. 235. 236. 1995. 237. 238.

Леви-Брюль Л. Первобытное мышление.– М., 1930.– С. 71, 302. Леви-Строс К. Первобытное мышление.— М., 1994.–347 с. Леви-Строс К. Печальные тропики.— М.: Мысль, 1984.–591 с. Леви-Строс К. Структурная антропология. — М.: Изд-во Левит. Гл. 25. Ст. 14;

Ст. 16;

Ст. 17.. Ст. 23 Гл. 25. Лившиц Р.З. Теория права.— М.: Изд-во БЕК, 1994.–224 с. Лосев А.Ф. Философия. Мифология, Культура.– М.: Политиздат, Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: основы этики. Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность.– Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности / Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства.– Л.: Макиндер Х.Дж. Географическая ось истории // Евразийское Малахов В. П. Философия права. В 2 ч.— М.: МВШМ, Ч.1. Малинова И.П. Философия права: от метафизики к ЭКСМО-ПРЕСС, 512 с.

1991.– 525 с. Характер русского народа.– М.: Политиздат, 1991.– 367 с. М.: Изд-во «Юридическая литература», 1973.– 344 с. Пер с фр.– М.: Прогресс Универс, 1993.–382 с. Изд-во ЛГУ, 1945.– 452 с. обозрение.– 1996.– №. 7.– С.27-31. 2001.–133 с.;

Ч. 2. 2002.– 97 с. герменевтике.— Екатеринбург: Изд-во Урал. госуд. юрид. академии, Малиновский Б. Религия и общество: Хрестоматия по социальной религии.— М., 1996.– 500 с. Мальцев Г. В. Происхождение и ранние формы государства и права. Проблема догосударственного права // Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В. С. Нерсесянца.— М.: НОРМА– ИНФРА М, 1999.– С. 27-135.

239. 240.

Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. — М.: Мальцев Г.В. Ранние формы права и государства // Проблемы Прометей, 1999.– 519 с. общей теории права и государства / Под общ ред. В.С. Нерсесянца. – М.: НОРМА–ИНФРА М, 1999.– С.75-101. 241. 89. 242. 243. 244. 245. 246. 12. 247. Марченко М.Н. Иудейское право как подсистема общей системы израильского права // Вест. Моск. госуд. ун-та.– Сер. 11.– Право.– 2001.– № 3.– С. 76-88. 248. 249. 250. Марченко М.Н. Основные источники иудейского права // Вест. Марченко М.Н. Основные принципы иудейского права // Вест. Матузов Н.И. Возможность и действительность в правовой сфере Моск. ун-та.– Серия 11.– Право.— 2001.— № 2.— С. 43-47. Моск. ун-та.– Серия 11.– Право. 2001.— № 1.— С. 63-74. // Вопросы теории государства и права: новые идеи и подходы: Межвуз. сб. науч. тр. Вып.2 (11) / Под ред. М.И. Байтина.— Саратов: Изд-во Саратовской госуд. академии права, 2000.– С. 3-16. 251. 252. Махлаев А.В. О русском национальном характере // СоциальноМеждународные акты о правах человека: Сб. документов.— М.: политический журнал.– 1996.–№ 4. – С. 244-251. Изд-во НОРМА, 2002.– 911 с. Маркарян Э.С. Очерки теории культуры.— Ереван, 1969. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука.— М.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18.– С. 272. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3.– С. 336—337. Мартышин О. В. Теория государства и права в постсоветское Мангейм К. Идеология и утопия. — М.: Мысль, 1976. Ч. 2. С. 88 Мысль, 1983.–284 с.

десятилетие: некоторые итоги // Право и политика.– 2000.– № 7.– С. 7 253. 254. 255.

Межуев В. Нации и государство // Россия на новом рубеже / Под Межуев В.М. О национальной идее // Вопросы философии.– Ментальность россиян (Специфика сознания больших групп ред. Н.Н. Моисеева, В.Б. Иорданского.– М.: Апрель-85, 1995.– 286 с. 1997.– № 12.– С. 8- 14. населения России) / Под общ. ред. И.Г. Дубова.– М.: Психол. ин-т, Имидж-контакт, 1997.– 477 с. 256. Мерло-Понти М. Человек и противостоящее ему // Человек и общество: проблемы человека на XVIII Всемирном философском конгрессе. Вып. 4. — М., 1992.—С. 32-34. 257. 258. 259. 260. Механизм реализации нормативно-правовых актов: Сб. науч. тр.– Миколенко Я. Ф. Право и формы его проявления // Советское Михайловская И.Б. Права человека в массовом сознании.— М.: Михайловская И.Б. Права человека и социально-политические Челябинск: Изд-во Челябинского госуд. ун-та, 1995.– 107 с. государство и право.– 1965.– № 7.– С. 49-55. Проект. группа по правам человека ИНТУ, 1995. – 53 с. процессы в посткоммунистической России.– М.: Проект. группа по правам человека ИНТУ, 1997.– 78 с. 261. Мишюнев Ф.И. Духовная жизнь молодых россиян: что впереди (взгляд социолога) // Вестн. Моск. госуд. ун-та.– Сер. 18.– Социология и политология. – 1999.–№ 3.– С. 64-71. 262. 263. Мозолин В.П. Личность, право, экономика современной Индии.– Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные М.: Юридич. литература, 1979. разломы: эколого-политический анализ // Вопросы философии.– 1995.– № 1.– С. 13-15. 264. 265. Молдабаев С.С. Субъект преступления в обычном праве казахов Молодежь – 97: надежды и разочарования.– М.: Изд-во Ин-та // Правоведение.— 2001.— № 5.— С. 179-188.

молодежи, 1997.– 302 с. 266. 267. Монтескье Ш. О духе законов // Монтескье Ш. Избранные Морева Л.М. Философская мысль в контексте русской духовной // Наука и ценности: проблемы интеграции произведения.— М.: Мысль, 1955.– 665 с. культуры естественнонаучного и общегуманитарного знания.– Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.– С. 45-56;

268. 269. 270. 271. 272. 273. Московичи С. Век толп. исторический трактат по психологии Московичи С. Социальные представления: исторический взгляд // Московичи С. Социальные представления: исторический взгляд // Мосс М. Общество. Обмен. Личность: Труды по социальной Мостовая И.В., Скорик А.П. Архетипы и ориентиры российской Мукашев М.Ш., Набиев В.В. Современное по состояние вопросам масс / Пер. с фр.– М.: Центр психологии и психотерапии, 1998.– 475 с. Психологический журнал.– 1995.– №1– С.3-18;

– №2.– С.3-14. Психологический журнал.– 1995.– №1– С.3-18;

– №2.– С.3-14. антропологии / Пер. с фр. — М.: Изд-во ЭКСМО–ПРЕСС, 1996.– 444 с. ментальности // Полис.– 1995.– № 5.– С. 67-72. законодательства Кыргызской республики трансплантации органов, тканей, эвтаназии и ряду других проблем // Государство и право. 1999. № 10. 274. Мэмфорд Л. Техника и природа человека // Новая технократическая волна на Западе: Сб. ст. / Под ред. П.С. Гуревича.— М.: Прогресс, 1986.— 450 с. 275. 113. 276. 277. Наука и ценности: проблемы интеграции естественнонаучного и Нерсесянц В.С. Единство и взаимосвязи предмета и метода общегуманитарного знания.– Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.–302 с. Нарочницкая Н. Россия и Европа: историософский и геополитический подход // Наш современник.– 1993.– № 12.– С. 94 юридического познания // Проблемы общей теории права и государства / Под ред. А.С. Нерсесянца.— М.: НОРМА– ИНФРА М, 1999.– С. 1014. 278. 279. 280. 281. 282. 283. 284. 285. 286. 287. Нерсесянц В. С. Философия права.— М.: ИНФРА М– НОРМА, Нерсесянц В.С. Право — математика свободы.— М.: Изд-во Нерсесянц В.С. Право и закон.— М.: Наука, 1983.– 366 с. Нерсесянц В.С. Социалистическое правовое государство: 1997.– 652 с. НОРМА, 1996;

проблемы и суждения.— М.: Наука, 1989. Нестеров Ф.Ф. Связь времен: опыт исторической публикации.– Никитин В.Б. О структуре правосознания // Человек и общество.– Новая технократическая волна на Западе: Сб. ст. / Под ред. П.С. Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис Носик В. Демократия как проблема мира // Вопросы философии.– Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. / М.: Молодая гвардия, 1987.– 237 с.. Л.: Изд-во ЛГУ, 1973. Гуревича.— М.: Прогресс, 1986.— 450 с. современного правосознания.– СПБ.: Лань, 2000.– 347 с. 1996.– № 7.– С. 82-89. Под ред. М.Н. Марченко. Т. 1. Теория государства. — М.: Зерцало, 1998. – 640 с. 288. 289. 290. 219с. 291. Овчинников В. Ветка сакуры. Корни дуба.– М.: Сов. писатель, Общая теория прав человека / Отв. ред Е.А. Лукашева.— М.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина.— М.: Изд-во Овчинников В. Ветка сакуры. — М.: Молодая гвардия, 1988.– НОРМА, 1996.– 520. МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1997.– 384 с.

1987. – 606 с. 292. Огородов Д.В. К вопросу о правовой охране информации // Интеллектуальная собственность: современные правовые проблемы / Редкол. С.А. Чернышева.– М.: Ин-т гос-ва и права, 1998.– 211 с. 293. 294. 295. 296. 297. 298. Ожегов С.И., Шведов Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 2Орзих М.Ф. Личность и право.– М.: Юрид. литература, 1975. Осипов Г.В. Россия: национальная идея и социальная стратегия // Основы политологии: краткий словарь терминов и понятий.– М.: Памятники русского права. Вып. 1 / Сост. А. А. Зимин.– М.: Юрид. Панфилова Н.Г. Общественное благо и принципы е изд., испр. и доп.– М.: РАН;

Российский фод культуры, 1994.– 928 с.

Вопросы философии.– 1997.– № 10.– С. 6-13. Политиздат, 1993. литература, 1952. государственности // Государственное устройство и народ: диалог мировоззрений.– Нижний Новгород, 1997. 299. 300. 301. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси.– М., 1968. Пермяков Ю.Е. Лекции по философии права.— Самара: Изд-во Першиц А.И. Нормативное сознание // История первобытного Самарс. госуд. ун-та, 1995.– 120 с. общества: эпоха классообразования / Под ред. А.И. Першица и др.– М.: Изд-во Ереван. госуд. ун-та, 1988.– 369 с. 302. 303. 304. 305. 306. Першиц А.И. Проблемы нормативной этнографии. // Исследования по общей этнографии.– М.: Наука, 1972.– 263 с. Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности: Петражицкий Л.И. Очерки философии права.– СПб., 1900. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX—XI Эмоциональная психология.— СПб., 1905.

нравственности. Т.1.— СПб., 1909.– 477 с.

веков.– М.: Ин-т славяноведения и балканистики, 1995.– 152 с. 307. 308. 309. 310. Пионтковский А. А. К вопросу об изучении общенародного права Питирим Сорокин о русской нации. Россия и Америка / Сост. Е.С. Погодин М. Исследования, замечания и лекции о русской истории. Познер Р. Цена обеспечения юридических прав // //Советское государство и право.– 1958.– № 1.– С. 21-26. Троицкий.– М., 1992. Т. III.– М., 1846. –360 с. Конституционное право. Восточноевропейское обозрение.— 1995.—№ 3.— С.43-51. 311. 312. 313. Политическая ментальность // Политическая социология / Отв. Политические науки: новые направления.— М., 1999. Политология: энциклопедический словарь / Ред. кол. Ю.И. ред. В.Н. Иванов, Г.Ю. Семигин.– М., 2000.– С. 85-103;

Аверьянов, А.П. Афанасьев и др. – М.: Изд-во Моск. коммерч. ун-та, Publishers,1993.– 431 с. 314. 315. 316. 317. Поляков А. В Правогенез // Правоведение.— 2001.— № 5.— С. Поляков А.В. Петербургская школа философии права и задачи Попов В.И. Правопонимание в советской юридической науке: Посконин В.В. Культурологическое правопонимание Толкотта 216-234. современного правоведения // Правоведение.— 2000.— № 2.— С. 5-23. Автореф. дис… канд. юрид. наук. – М., 2001.– 173 с. Парсонса: теоретико-методологический аспект: Дис …д-ра юрид. наук.– СПб., 1996.– 386 с. 318. норм 319. Потапов М. Г. Проблемы соотношения правовой и юридической // Труды Саратовского госуд. ун-та. Вып. 3. Сер.

Юриспруденция.— М., 1997.— С. 29-35. Права человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева.– М.: НОРМА НОРМА–ИНФРВА М, 2001.– 560 с.

320.

Права человека и политическое реформирование (юридические, этические, социально-психологические аспекты) / Отв. Ред. Е.А. Лукашева.— М.: ИГПАН, 1997. – 151 с. 321. 322. 323. 324. 325. 326. Правовое воспитание молодежи / Отв. ред. Н.И. Козюбра, В.В. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси: лекции по Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог Принципы европейского контрактного права // Журнал Оксамытный, П.М. Рабинович.– Киев: Наук. думка, 1985.– 319 с. Т. 1.– М., 1959.– С. 241, Т. II.– М., 1959.– С. 121, 129;

русской истории. Киевская Русь.– М.: Наука, 1993.– 632 с. человека с природой. — М.: Прогресс, 1986.– 431 с. международного частного права.– 1999.– № 1 (23).– 40-70. Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова.– М.: Междун. Центр финансово-экономического развития, 1996.– 307 с. 327. 328. Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории Психология и психоанализ характера: Хрестоматия по права и государства.— М.: Юрайт, 2001. – 346 с. психологии и типологии характеров / Под ред. Д.Я. Райгородского.– Самара: Изд. дом «БАХРАХ», 1997.– 640 с. 329. 330. 331. 332. 333..Пучков О.А. Теория государства и права: проблемы и Пушкарев Л.Н. Европейская история менталитета // Вопросы Пушкарев Л.Н. Что такое менталитет // Отечественная история.– Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук.— М., 1972. Развитие теории государства и права XXII съездом КПСС.– М.: перспективы // Правоведение.— 2001.– № 6.— С. 4-13. истории.– 1995.– № 8.– С.165-169. 1995.– № 3.– С. 154-160.

Политиздат, 1963.– 256 с.

334. 335. 336. 337. 338. 339. 340. 341. 341 с. 342. 367 с. 343. 344. 345.

Разумовский И.П. Детские и старческие болезни правовой теории Разумовский И.П. Октябрьская революция и методология права // Разумовский И.П. Понятие права у К. Маркса и Ф. Энгельса // Разумовский И.П. Философия и юридическая теория // Под Рейснер М.А. Право. (Наше право. Чужое право. Общее право.)– Рейснер М.А. Теория Л.И. Петражицкого, марксизм и социальная Розанов В.В. Сочинение / Сост. А.Л. Налепин, Т. В. Померанская.– Розин В.М. Культурология.— М.: ИНФРА М ФОРУМ, 2002.— Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное // Под знаменем марксизма.– 1925.– № 5, 6. Под знаменем марксизма.– 1927.– № 10, 11. Под знаменем марксизма.– 1923.– № 2, 3.– С. 93-95. знаменем марксизма.– 1926.– № 12. М.-Л., 1925. идеология.– СПб., 1908. М.: Изд-во Православ. Свято–Тихоновского Богосл. Ин-та, 2002.– 676 с.

правосознание в России ХХ века.: Дис... д-ра юрид. наук.– СПб, 1997.– Россия на новом рубеже / Под ред. Н.Н. Моисеева, В.Б. Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Российский менталитет: вопросы психологической теории и Иорданского.– М.: Апрель-85, 1995.– 286 с. Вопросы философии.– 1994.– № 10.– С. 27-52 с. практики / Под. ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой.— М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997.– С. 737.– 336 с. 346. 347. Российское государство и право на рубеже столетий // Российское государство и право на рубеже тысячелетий: Государство и право.— 1997.— №. 12— С. 3-11.

Материалы Всерос. науч. конфер.– М.: Изд-во ИГП РАН, 2000.– 204 с. 348. 349. Россия в условиях стратегической нестабильности: Материалы Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и «круглого стола» // Вопросы философии. –1995.– № 9.– С. 31-39. защита органами внутренних дел.— Волгоград: Волгоградский юрид. ин-т, 1997.– 188 с. 350. 351. 352. 133. 353. 354. 355. 356. Сабо И. Основы теории права.– М.: Прогресс, 1974.– 271 с. Савицкий А. Евразийство // Наш современник.– 1992.– №. 2.– Сажина Б.В. Административная юстиция Великобритании // Сов. Саидов А.Х. Сравнительное правоведение (основные правовые Рукавишников В.О. Политическая культура постсоветской России // Социально-политический журнал.– 1998.–.№.1.– С.43-53. Рулан Н. Юридическая антропология.— М.: Изд-во НОРМА, Руткевич А.М. К.Г. Юнг об архетипах коллективного 2000.–310 с. бессознательного // ВопрЮсы философии.— 1988.— № 1.— С. 124 С.142-149. государство и право.– 1983.– № 12. системы современности) / Под ред. В.А. Туманова.— М.: Юристъ, 2000.– 448 с. 357. 358. 359. 360. Сакаэ Вагацума, Тору Ариидзуми. Гражданское право Японии. Салтыкова И. В. Семейные суды в Японии // Сов. юстиция.— Сальников В.П. Правовая культура // Теория государства и права Сафронова С.А. Правовое наследие и аккультурация в условиях Кн. 1.— М., 1983. 1972.— № 17.— С. 22-30. / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько.– М., 1997. – 592 с. правового прогресса общества: Дис … канд. юрид. наук.– Н. Новгород, 2000.– 169 с.

361. 362. 363. 364. 1996. 365.

Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси: IX – первая половина Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава.– М.: Мысль, 1982. Свердлов М.Б. От Закона Русского к Русской Правде.– М.: Семитко А.П. Развитие правовой культуры как правовой X в. – М.: Мысль, 1980.

Мысль, 1988 прогресс.— Екатеринбург: Изд-во Уральской госуд. юрид. академии, Сенюткина О.Н. Российский менталитет и идея сильной государственной власти // Государственное устройство и народ: диалог мировоззрений: Материалы Международного симпозиума.– Нижний Новгород, 1997.– С. 82-85. 366. 367. 368. 369. 370. Сепир Р.Д. Соотношение объективного и субъективного в праве Сивоконь П.Е. Русский характер: истоки народного оптимизма Синха С.П. Юриспруденция. Философия права / Пер. с англ.— Синюков В. Н. Российская правовая система: введение в общую Синюков В.М. Российская правовая система и международное // Советское государство и право.– 1969.–№ 6.– С. 19-24. (Опыт философско-исторической характерологии).– М., 1995. М.: Академия, 1996. — 304 с. теорию.– Саратов: ГП «Полиграфист», 1994.– 494 с. права: современные проблемы взаимодействия // Государство и право.– 1996.– № 2.– С. 7-12. 371. 372. 373. Под. Синюков В.Н. Российская правовая система (Вопросы теории): Скэнлан Дж. П. Нужна ли России русская философия? // Вопросы Славская А.Н. Правовые представления российского общества // ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Дис…. д-ра юрид. наук.— Саратов, 1995.– С. 489 с. философии.– 1994.–.№ 1.–С. 59-67. Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Воловиковой.— М., 1997.– С. 75-92. 374. 375. 376. 377. 378. 379. 1991. 380. Соловьев Э.Ю. Правовой нигилизм и гуманистический смысл права // Квинтэссенция: философский альманах / Сост. В.И. Мудрагей, В.И. Усанов.– М.: Политиздат, 1990.– 446 с. 381. 382. 383. 384. 385. 386. Солоневич И. Политические тезисы // Наш современник.– 1992.– Сорокин В.В. Правовая система и переходное время // Сорокин П. Социологические теории современности. – М.: Сорокин П. Человек, цивилизация, общество.– М.: Наука, 1992. Сорокин П.А. Элементарный учебник общей теории права в Состояние законности в Российской Федерации (1993-1995 гг.) / № 12.– С.151-163. Правоведение.— 2002.— № 1.— С. 180-195. Наука, 1992. Советское государство и право.– 1979.– № 7.– С 72. Современная западная теоретическая социология: Рефер. сб. / Современная западная философия / Отв. Ред. Ф.К. оглы Современное право Китайской Народной Республики / Под общ. Современный словарь иностранных слов.– М.: АСТ, 1999.– 538 с. Соловьев В.С. Смысл любви: Избранные произведения.– М., Отв. Ред. Н.Л. Полякова. Вып. 3. — М.: ИНИОН, 1995.– 354 с. Исмаилов: Словарь.– М.: Высшая школа, 1991.– 307 с. Ред. Л.М. Гуданникова, Л. Кржижковского.– М.: Наука, 1985.– 206 с.

связи с теорией государства.— Ярославль, 1919. Подг. Ю.И. Скуратов.— М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1995.– 130 с. 387. 388. Спиридонов Л.И. Теория государства и права.— М.: Гардарика, Старовойтова Г.В. О предметной области этнопсихологии // 1995.– 304 с. Советская этнография. Вып. 3.– М., 1983.– С. 78-85.

389. 390.

Степанян.

Э.

Х.

Об относительной самостоятельности идеологии.– М.: Политиздат, 1961. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе / Изб. труды. В 3 т. Т. 1.– М.: Наука, 1991.– 297 с. 391. 392.

393.

Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционную марксистскую Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской Супатаев М. А. О понимании права // Юридическая процессе. / Изб. труды. В 3 т. Т. 2.– – М.: Наука,– 277 с. теорию права / Изб. соч. В 7 т. Т. 6.– М.: Наука, 1984.– 526 с. теории права.– Рига: Авотс, 1983.– 737с. 394. антропология: закон и жизнь: Сб. статей / Отв. Ред. Н.И Новикова, В.А Тишков.— М.: ИД «Стратегия», 2000. —С. 45-50.

395.

Суслов В.А. Герменевтика права // Правоведение.— 2001.— № Суслов В.А. Структура правосознания // Правоведение.– 1997.– Сырых В.М. Воистину ли нормы законов истинны? // 5.— С. 4-12. 396. 397. 398. 1902. 399. 572с. 400. 401. 402. Теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко.— М.: Теория государства и права на рубеже веков: проблемы и Теория государства и права: Часть 1. Теория государства / Под Зерцало, ТЕИС, 1996.– 476 с. перспективы // Правоведение.— 2000.— № 3.— С.240-245. общ. ред. А.Б. Венгерова.— М.: Юристъ, 1996. – 256 с. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. – М.: Политиздат, 1989.– № 2.– С. 85-89. Государство и право.– 1996.– № 7.– С. 21-29. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. I.– СПб., 403. 404. 405. 406. 407.

Теория права и государства / Под ред. Г.Н. Манова.— М.: Изд-во Тихомиров Ю.А. Действие закона.— М.: Известия, 1992.– 161 с. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения.– М., 1996. Тихомиров Ю.А. Юридические коллизии, власть и правопорядок Тишков В. А. Антропология права — начало и эволюция БЕК, 1995.– 336 с.

// Государство и право.– 1994.– № 1.– С. 3-15. дисциплины // Юридическая антропология: закон и жизнь: Сб. статей / Отв. Ред. Н.И Новикова, В.А Тишков.— М.: ИД «Стратегия», 2000. — С. 10-11. 408. 409. 410. Тишков В.А. Что есть Россия? (перспективы нациестроительства) Токвиль А. Демократия в Америке.– М.: Пресс Б.Г., 1994. – 559 с. Толковая Библия, или комментарий на все книги Святого Ездры и Неемии.– // Вопросы философии.– 1995.– № 2.– С. 2-8.

Писания Ветхого и Нового Завета: Т.II. Книги Стокгольм, 1987.– 275 с. 411. 412. 413. с. 414.

Топорный Б. Н. Европейское право. Гл. 1.— М., 1998. Троицкий Е. Соборная сила многонациональной России.– М., Трофимов Н. А. Мораль и право в их соотношении при 1995.– 36 с. социализме: Автореф. дис…. канд. юрид. наук.– Свердловск, 1963.– 18 Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках: Вопросы о смысле жизни в древнерусской религиозной живописи.– М.: СП «Интерпринт» Б.Г., 1990.– 44 с.. 415. 416. 417. Трубецкой Н. Наследие Чингисхана // Вестн. Моск. госуд. ун-та. Уолкер Р. Английская судебная система.– М., 1980. Фарбер И. Е. Правосознание как форма общественного Сер. Социально-политические исследования.– 1991.– № 4.– С. 38-47.

сознания.– М.: Юрид. литература, 1963.

418. 419. 420. 421. 422. 423.

Фарбер И.Е. К вопросу об объективном в праве // Правоведение.– Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. III.– М., Февр Л. Бои за историю.– М.: Международные отношения, 1991. Федосеева Г.Ю. Международное частное право.– М.:

1971.– № 5.– С. 101-111. 1871.– 947 с.

Профобразование, 2002.– 319 с. Федотов Г.П. Письма о русской культуре // Русская идея / Сост. М.А. Филд Д. История менталитета в зарубежной исторической Маслин.– М.: Республика, 1992.–С. 382– 388. литературе // Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.): Материалы Межд. конф. / Редкол.: В.П. Данилов, Л.В. Милов.– М., 1996.– С. 12-14. 424. 840 с. 425. 426. 1922. 427. 428. 607 с. 429. 340. 430. 431. Фрезер Д.Д. Золотая ветвь.— М., 1983. Фрезер Дж. Фольклор в Ветхом Завете.— М., 1985. Франк С.Л. Религиозно-исторический смысл русской революции // Русская идея / Сост. М.А. Маслин. – М.: Республика, 1992.– С. 326Франк С. Л. Духовные основы общества (Введение в социальную Франк С.Л. Непостижимое: онтологическое введение в философии.– М.: Республика, 1992.– 510 с. философию религии // Франк С.Л. Сочинения.— М.: Правда, 1990.— Фомина В. А. Общественное сознание и закономерности его Франк С. Л. Введение в философию в сжатом изложении.– Пг, развития.– М., 1960. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев и др. — М.: Советская энциклопедия, 1983.– 432. 433. 434.

Фрейденберг О.М.

Миф и литература древности.– М.:

«Восточная литература» РАН, 1998.– 798 с. Фридмэн Л. Введение в американское право.— М.: Прогресс Фролов И.В. «Любовь к ближнему» и социальное служение в Универс, 1993.– 284 с. православии // Русское православие: вехи истории.–Н. Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1998. – 303-309. 435. Фролов И.В. К проблеме изучения русских ценностей и святынь // Путь России: ценности и святыни. Приложение к альманаху «Вече».– СПб., 1998.– С. 303-309. 436. 437. 438. 439. Фуко М. Надзирать и наказывать: рождение тюрьмы.—– Киев М: Хайдеггер М. Бытие и время.— СПб.: Наука, 2002.— 450 с. Хайкин Я.3. Структура и взаимодействие моральной и правовой Хомяков А.С. По поводу статьи И.В. Киреевского «О характере Дух и литера Грунт Рефл-бук, 2002.– 282 с.

систем.– М.,1972.–412 с. просвещения Европы и о его отношении к просвещению России» // О Русь, волшебница суровая / Сост. Л.Е. Шапошников.– Н. Новгород: Волго-Вятское изд-во, 1991. – С. 64-135. 440. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского / Сост. В.Н. Садиков. —`М.;

Можайск: Можайская полиг. комб., 1996.– 528 с. 441. Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем.– М.: Международные отношения, 1998. Т. 1.– 269 с. 442. Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем.– М.: Международные отношения, 1998.– 222 с. 443. Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве.— М.: Науч.-изд. Центр «Ладомир», 1994.–470 с.

444. 445. 429 с. 446. 447. 448. 449.

Чебышев-Дмитриев А. О преступном действии по русскому Черданцев А.Ф. Теория государства и права.— М.: Юрайт, 2001.– Чесноков Д. И. Исторический материализм.– М.: Политиздат, Честнов И.Л. Диалогическая онтология права в ситуации Честнов И.Л. Общество и юриспруденция на исходе второго Честнов И.Л. Право как диалог: формирование новой онтологии допетровскому праву.– Казань, 1862.

1964.– 310 с. постмодернизма // Правоведение.—2001.— № 3.— С. 45-52. тысячелетия.— СПб.: Юрид. факул. СПбИВЭСЭП, 1999. – 124 с. правовой реальности.– СПб.: С-Петерб. юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2002.– 103 с. 450. 451. 452. Чефранов Чиркин В.А. В.Е. Правовое сознание как и разновидность современное социального отражения.– Киев, 1976. Общечеловеческие ценности государство // Государство и право.— 2002.— № 2.— С. 5-11. Чичнева Е.А. Актуальные проблемы современного права, или новое правовое мышление (Взгляд философа) // Вестн. Моск. госуд. унта. Сер. 7. Философия.— 2001.— № 2.—С. 85-110. 453. Чупина Г.А., Суровцева Е.В. Современное цивилизационное мышление и российский менталитет // Социально-политический журнал.– 1994.– № 9, 10.– С. 22-35. 454. Шалындин Б.П. Российский менталитет и государственное // Государственное устройство и народ: диалог устройство мировоззрений: Материалы Межд. симп. / Ред. Б.П. Шалындин.– Нижний Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 1997.– С. 13-15. 455. Шацкий Е. Протолиберализм: Автономия личности и гражданское общество // Полис.– 1997.– № 5, 6.

456. 572 с. 457. 458. 459.

Швейцер А. Благоговение перед жизнью.— М.: Прогресс, 1992.– Шелер М. Ordo asmoris // Шелер М. Избранные произведения. — Шкуратов В. Историческая психология.– Ростов-на-Дону: Изд-во Шкуратов В.А. Историческая психология на перекрестках М.: Гнозис, 1994.– 413 с. РГУ, 1990.– 251 с. человекознания (глазами психолога) // Одиссей. Человек в истории.– М.: Ин-т «Открытое общество», 1991.– С. 103-114. 460. 461. Шпенглер О. Закат Европы. — М.: Мысль, 1998.– 592 с. Шпенглер О. Закат Европы: очерки морфологии мировой истории. В 2 т. Т. 2. Всемирно-исторические перспективы.– М.: Мысль, 1998.– 606 с. 462. 463. 464. 465. 237 с. 466. 467. 468. 469. 296 с. 470. Юридическая антропология: закон и жизнь: Сб. статей / Отв. Ред. Юнг К. Г. Аналитическая психология: глоссарий / Пер. с англ. и Юнг К.Г. Аналитическая психология: ее теория и практика. Юнг К.Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Юнг К.Г. Человек и его символы.– М.: Серебренные нити, 2002.– ред. В.В. Зеленского.– СПб., 1994.– С. 40. Тэвистокские лекции:.– М.: Рефл-бук Ваклер, 1998.– 295 с. Вопросы философии.— № 1.— С.133-135. Щербаков К. И. Века трояновы.– М.: Просвещение, 1995.– 158 с. Щукин В.Г. Христианский Восток и топика русской культуры // Элькинд П. С. Воспитательная роль советского прав // Вестник Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека: опыт Вопросы философии.–1995.– № 4.– С. 55-68. Ленинградского университета.– 1949.– № 11.– С. 41-50. практики Совета Европы.— М.: Международные отношения, 1997.– Н.И Новикова, В.А Тишков.— М.: ИД «Стратегия», 2000. 471. 472. 473. 271с. 474. с. 475. 476. 477. 478. 479. Ядов В. Я. Идеология как форма духовной деятельности Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина.– М.: Юрид. литература, Яковлев А.М. Конституционный строй: социальный и правовой Якушев М.В. «Интернет» и право // Законодательство.– 1997.– № Якушев М.В. Информационное общество и правовое общества.– Л.: Изд-во ЛГУ, 1961.– 191 с. 1990.– 189 с. аспекты // Вопросы философии.– 1995.– № 10. – С. 3-11. 1.– С. 68-77. регулирование: новые проблемы теории и практики // Информационное общество.– 1999.– №. 1.– С. 37-46. 480. 481. Ясперс К. Философская вера // Ясперс К. Смысл и назначение Ястребицкая А.Л. История культуры Лев Платонович Карсавин: у истории.— М., 1991.— С. 443-444. истоков исторической антропологии в России // Диалог со временем: историки в меняющемся мире.– М., 1996.– С.40-64. Явич Л.С. Право и социализм.– М.: Юрид. литература, 1982.– 175 Юридическая жизнь в Китае / Отв. Ред. И.В. Нечаева.– М.: Юрид. Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Явич Л.С. Общая теория права.– Л.: Юрид. литература, 1976.– литература, 1990.– 375 с. Киевского государства.– М.: Политиздат, 1949.– 145 с.

Библиографический список использованной литературы на иностранном языке:

482. 483. 484. 485. 486. 487. 488. 489.

Aptheker H. The Nature of Democracy Freedom and Revolution.– Barton R. F. The Kalingas. Their Institutions and Custom Law.– Benedict R. Race, science and politics.— New York, 1947. Berry J.M. On Cross — cultural compatibility Research // Boas F. Anthropology and Modern Life.— Westport (Conn.), 1928. Воbbio N. Teoria dell'ordinamento giuridico.— Torino, 1960. Burguire A. The Fate of the History of Mentalities in the Annales // Cohn B.S. History and Anthropology: The State of Play // New York, 1975. Chicago, 1945.

International Journal of Psychology.– 1969.– V. 4.– P.119-128;

Repr. 1984.

Comparative Studies in Society and History.– Vol. 24.– 1982.– P. 424-437. Comparative Studies in Society and History.– 1980.– Vol. 22.– № 2.– P. 198-221. 490. 491. 492. 493. Cooley C. H. Human Nature and the Social Order (Revised Edition).– Cranston W. Recent Developments in English Law and Practice // Culture Shock. A reader in modern cultural anthropology / Ed. by Ph. Curke P. Reflection on the Historical Revolution in France: The New York:, 1922.– P. 424-425. Droit et pratique commerce international.– 1986.– No 2. K. Bock. — New York, 1970. Annals School and the British Social History // Review.– 1978.– Vol. 1.– N 3, 4.– P. 147-156. 494. David R. Le droit compare: Droit d’hier, droit de demain.— Paris, 1982. 495. 496. 497. 1988. 498. 499. 500. 1999. 501. 502. 503. 504. 505. 506. 507. 508. 509. 510. 511. 512. Falk Z. Jewiah Family Law // International Encyclopedia of Folk Z. Jewish Law // Introduction to Legal Systems / Ed J. Derrett.— Frijda N., Jahoda G. On the Scope and Methods of Cross — cultural Geertz C. Dichte Beschreibung. Beitage zum Verteschen kultureller Glendon M. A. State, Law and Family // Family Law in Gluckman M. Politics, Law and Ritual in Tribal Society.— New Goldschmidt W. Sebei Law.— Berkeley an Los Angeles, 1967. Goodenough W. Cultural Anthropological and Linguistics Comparative Law.— London, 1983. L., 1983. Research // International Journal of Psychology.– 1966.– V. 1.– P. 109-127. Systeme.— Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1984.— S. 87. Transitionin the United States and Western Europe.– New York, 1977. York;

Toronto, 1965;

Dumont L. Religion, politics and history in India.– Paris, 1970. Englard I. Law and Religion in Israel // The American Journal of Evolution demographique recente en Europe // Conseil de 1'Europe. Del Giudice F., Mariani F. Diritto Canonico.— Napoli, 1997. Deutch M. Property Law // Shapira A., Dewitt-Arar K. (eds). Dictionary of Sociology and Related Sciences.– Totowa;

New Jersey, Introduction to the Law of Israel.– Tel Aviv, 1995.– P. 159—166.

Comparative Law.– 1987.– №1.– P. 190-207.

Language.— New York, 1964. Gouldiman М. Israel Nationality Law.– Ierusalem, 1970. Guehenno J. M. The End of the Nation State.— Ann Arbor, 1995. Habermas Cf. J. Faktizitaet und Gel tung.—Frankfurt/M., 1992. Hart H. Positivism and the Separation of Law and Morals // Harvard Law Review. 1958.– P. 593—629. 513. 514. 515. 516. 517. 518. 519. 520. Heidegger M. Sein und Zeit.— Tubingen, 1960. Henretta J. Social History as Lived and Written // American Historical Herve J., Lagier J. Les Transsexuelles.– Paris, 1992. Histoire de la famille. Vol. I—II.– Paris, 1986. Hoebel E. Adamson Anthropology: The Study of Man. 3-d end.— Hoebel Е. A. Man in Primitive World.— Cambridge, 1949. Hoebel Е. A. The Law of Primitive Man. A Study in Comparative Hohmann H. Modern Japanese Law: Legal History Concept of Law, Review.– 1979.– Vol. 84.– N 5.– P. 1293-1333.

New York, 1953.

Legal Dynamics.— Cambridge, Massachusetts, 1954. Public Law and Economic Law of Japan // Amer. J. Comparat. Law.– 1996.– Vol. 1. 521. 522. 523. 524. 525. 1968. 526. 527. 528. 529. Kncssеt Records. Fiist Kncsset. Second Session.– lerusalem, 1950. Kroeber A., Kluckhohn C. Culture. A critical review of concepts and Kroeber A., Kluckhohn C. Сritical concepts and Definition // Paper of Ladeur K.-H. The Theory of Autopoiesis as an Approach to a better Vol. 6. definitions.— Cambridge;

Massachusets, 1952. Prabody Museum of American Archeology and Ethnology, 1959. Huber E. Schweizerisches Civilgesetzbuch.– Erlauterungen zum Inglehart R. Culture Shift in Adanced Industrial Society.— Princeton Jan Hogbin Н. Experiments in Civilization. The Effects of European Kelsen H. Reine Rechtslehre.— Wien, 1960. Kiralfi A. English Law // An Introduction to Legal Systems.– London, Vorentwurf. 1992. (New York), 1990. Culture on a Native Community of the Solomon Islands.— New York, 1970.

Understanding of Postmodern Law.— San Domenico, 1999. 530. 531. 532. 1967. 533. 534. 535. 536. 537. 1926. 538. 539. Montaigne M. Oeuvres completes. V.1. — Paris, 1924. Nader L. The Anthropological Study of Law // The Ethnography of Llewellin R., Hoebel Е. A. The Cheyenne Way.— Norman, 1961. Luhmann N. Soziale Systeme. — Frankfurt, 1984. Luhmann N. The Autopoiesis of Social Systems.— London, 1986. Malinowski В. Argonauts of Western Pacific.— London, 1922. Malinowski В. Crime and Custom in Savage Society. — London, Ladeur K.H. Towards a New Theory of Supernationality — The Lequeur Th. La fabrique du sexe: Essai sur le corps et le genre en Levi-Strauss K. Les structures elemuntaires de la parente.— Paris, Viability of the Network-concept // European Law Journal. 1991. Occident.– Paris, 1992.

Law / Ed. by L. Nader (“American Anthropologist”. Part 1. Vol. 67. N 7).– Menascha, 1965. 540. 541. 542. 543. 544. 545. 546. Nelson L. Die Rechtswissenschaft ohne Recht. 2 Aufl. Gottingen — Newell W. Crime and Justice among the Iroquois Nations. — Noda Y. Introduction to Japanese law.– Tokyo, 1984. Ohmae K. The End of the Nation State. The Rise of regional Parker A. C. An Analitical History of the Seneca Indians.— New Parsons T. Essays in Sociological Theory. Pure and Applied. – New Parsons T. The Law and Social Control // Law and Sociology.– New Hamburg, 1949. Montreal, 1965.

Economics.— London, 1995. York, 1926.— Paris. 1965. York: Free Press;

London: Collier-Macmillan, 1966.–459 p. York: The Free Press of Glencoe, 1962.– P. 56-62.

547.

Parsons T. Structure of Social Action. A Study in Social Theory with Special Reference to a Group of Recent European Writers. Vol. 1-2.– New York: Free Press;

London: Collier – Macmillan, 1968. Vol. 1.– 470p.;

Vol. 2. – 775p.;

548. 549. 1992. 550. 551. 552. 553. 554. 555. 556. 557. 558. 559. 560. 561. 562. 563. 564. 565. Pospisil L. Kapauku Papuans аnd Their Law.— New Haven, 1964. Pospisil L. Legal Levels and Multiplicity of Legal Systems in Human Pospisil L. The Ethnology of Law.— Menio Park, 1978. Pour et centre le PACS. Supplement au «Monde». 1998. 10 octobre. Pousson-Petit J. Une illustration: la cas de transsexuallisme // De la Radcliff-Brown A. R. Primitive Law // Structure and Function in Relsen H. Genegal Theory of Law and State.— New York, 1961. Rocher D. Talcott Parsonsa et la sociologie americaine. – Paris, Rouget D. le guide de la protection internationale des droits de Rouland N. Aux confines du droit.— Paris, 1991. Rufeisen v. Minister of Interior, 16 (4). P.D. 2428 (1962). Samuel B. What is Social History? // History Today.– 1985.– Vol. Sapir E. Language.— New York, 1921. Shachar Y. History and Sources oflsracly Law // Shapira A., DewillShalit v. Minister of Interior, 23 (2).P.D.477(1969). Slaughter A.M. International Law in a World of Liberal States // Perestiani J. G. The Social Institutions of Kipsigis.— London, 1964. Plant R. Modern Political Theory.— Oxford (UK);

Cambridge (USA), Society // The Journal of Conflict Resolution.— 1967.— Vol. XI.— N 1.

bioethique au bio-droit.– Paris, 1994. Primitive Society.— London, 1952.

Presses univ. de France, 1972. – 238 p. l’homme.— Lyon, 2000.

35.– N 3.– P. 34-37.

Arar K.(cds.). Introduction to the Law of Israel.– Tel Aviv, 1995.

European Journal of International Law. 1995.– P. 278-279. 566. 567. 1967. 568. 569. 570. 571. 572. 573. 574. 575. 120. 576. Teubner G., Febbrajo A. State, Law and Economy as Autopoietic Systems: Ragulation and Autonomy in a New Perspective European Yearbook in the Sociology of Law.— Milan, 1992. 577. 578. 579. 580. 581. The Joint Family. Part of Hindu code // Mulla D. Principles of Hindu The State and Family: Autonomy and Intervention // Family, State Thery I. Famille: une crise de l'institution.– Paris, 1996. Toffler О. The Future of Law and Order // Ecounter.– Vol. 41.– July Webster's New Universal Unabridged Dictionary.– Paris, 851 Law.– Bombay, 1959. Appendix III. and Law. Vol. I.– Dartmouth, 1999. Stevens P. Modern Japanese Law as an Instrument of Comparison // Stromholm S. An Introduction to Swedish Law.– Stockholm, 1988. Tappan Paul W. The Sociology of Inheritance // Social Meaning of Tash J. The Pursuit of History: Aims, Methods and New Directions in Teubner G. Autopoietic Law: A New Approach to Law and Teubner G. Droit et reflexivite, ed Jurid.— Kleuver, 1995. Teubner G. How the Law thinks: Toward a Constructivist Teubner G. The two Faces of Janus: rethinking legal Pluralism // Law Amer. J. Comparat. Law.– 1971.– Vol. 3.– P. 119-121. Sorokin P. Social and Cultural Dynamics.– New York, 1937. Vol. 1. Srinivas M.N. Cast in Modern India and other essays.– Bombay, Legal Concepts.— New York, 1948. the Study of Modern History.– New York, 1984. Society.— Berlin;

New York, 1988.

Epistemology of Law // Law and Society Review. 1989.– P. 727-730. and Power: Critical and Socio-Legal Essays. — Liverpool, 1997.– P. 118 1973.– №1.– P. 13-23.

582. 583. 584. 1929. 585. 586. 587. 588. 589. 590.

Welsch W. Vernunft. Die zeitgenoessische Vernunftkritik und das Williams S. A Feminist Reassessment of Civil Society // Family, Wissler C. An introduction to the social antropology.— New York, Young J.L. Philosophy and the Brain.– New York, 1987. Ford S. The American Legal System. Its Dynamics and Limits.– St. Laries H., Holdcroft. Jurisprudence Text and Commentary.– L., 1991;

Harris J. Legal Philosophies.– New York, 1997. Morrison W. Jurisprudence, from the Greeks to Postmodernism.– Warld I. An Information to Critical Legal Theory.– New York, 1998.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.