WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования Российской Федерации Ставропольский государственный университет

На правах рукописи

Гоноченко Олег Алексеевич УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ СЕКСУАЛЬНОГО

СОВРАЩЕНИЯ И СЕКСУАЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ 12. 00. 08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук

научный руководитель: доктор юридических наук, доцент Блинников В. А. Ставрополь, 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение....................................................................................3 Глава I. Теоретические и историко-правовые аспекты изучения проблем уголовно-правовой охраны права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации............................17 § 1. Развитие отечественного уголовного законодательства об ответственности за сексуальное совращение и сексуальную эксплуатацию несовершеннолетнего.........................................17 § 2. Право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения сексуальной эксплуатации как объект уголовноправовой охраны.......................................................................52 Глава II. Ответственность за нарушение права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации по действующему Российскому законодательству.............................................79 § 1. Ответственность за сексуальное совращение несовершеннолетних...................................................................79 § 2. Ответственность за распространение порнографических предметов или материалов несовершеннолетним...................115 § 3. Ответственность за содействие занятию проституцией и эксплуатацию проституции несовершеннолетних...................140 Заключение............................................................................169 Библиография........................................................................ 3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена крайне тревожной ситуацией, возникшей в России в связи с соблюдением прав ребенка. Несмотря на то, что в направлении предприняты детей, обеспечения весьма прав детей в последнее время значительные шаги (ратифицированы права детей, приняты основные международные документы, посвященные защите законодательно закреплены гарантированные Конвенцией о правах ребенка, федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ», «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», разработана и реализуется федеральная программа «Дети России», в ряде субъектов федерации учреждены посты уполномоченного по правам ребенка и т. д.), положение с реальным соблюдением прав ребенка оставляет желать лучшего. Ярким свидетельством грубого попрания прав и законных интересов детей являются совершенные против них преступные посягательства. Официальная статистика демонстрирует, что в общей структуре преступности преступления против несовершеннолетних, предусмотренные главой 20 УК РФ и статьями 134, 135 УК РФ, составляют всего порядка двух процентов. Однако незначительная доля этих преступлений не может служить фактором успокоения, в виду высокой Как социальной опасности соответствующих преступлений.

известно, несовершеннолетние – носитель генофонда нации, ее потенций;

их нравственным и физическим здоровьем напрямую определяются возможности прогрессивного развития общества. В силу чего охрана детей является отражением естественной 4 функции самосохранения общества;

задачей настолько важной, что необходимость ее выполнения закреплена в Конституции России (ст. 38). Соблюдение прав детей в повседневной практике отражает не только состояние законности и правопорядка в государстве, оно свидетельствует также о нравственных приоритетах общества, уровне его нравственного развития. Современная ситуация показывает, что в России на фоне проводимых политической демократизации нравственных преобразовании и и иных в социально-экономической, жизни общества, Особую ее наблюдается падение тревогу сферах и гуманизации принципов ориентиров.

вызывает тот факт, что эти серьезные сдвиги отмечены в сознании и стереотипах сексуального поведения. Удовлетворение потребностей способами, практика, тенденция есть с все чаще жертвами на фоне деформированных осуществляется преступных сокращения регистрации бизнесом», что сексуальных противоправными все чаще посягательств регистрации фактов является становятся несовершеннолетние. При этом, как показывает собственно совершения отражением сексуальных преступлений против несовершеннолетних, заметна роста преступлений, связанных с проституцией и порнографией, то «сексуальным «коммерциализации» детской сексуальности и втягиванием ее в орбиту профессиональной и организованной преступности. Такое положение дел не может не вызывать тревогу криминологов и ювенологов. Конвенция ООН о правах ребенка четко зафиксировала право ребенка на защиту от сексуального совращения и всех форм сексуальной эксплуатации. Это требует 5 от государства и общественных структур приложения максимум усилий к его соблюдению, относится к обеспечению и научной криминологической законодательства. Важным шагом в деле соблюдения права ребенка на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации стало изменение и дополнение УК РФ законом от 08. 12. 2003 г., включившим ряд принципиально новых положений на этот счет;

однако еще не проанализированных отечественной правовой наукой. Невысокая результативность мер борьбы с преступлениями, нарушающими право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации, заставляет ученых и практиков вновь и вновь анализировать имеющийся научный потенциал, положительный опыт решения проблемы, возвращаться к истории уголовноправовой оценки соответствующих деяний, к опыту зарубежных стран, совершенствовать старые и искать новые формы работы по их предупреждению. Степень правовой сексуальной научной с разработки проблемы уголовнои к борьбы сексуальным совращением не в последнюю очередь это качества, согласованности, уголовного обоснованности эксплуатацией несовершеннолетних, сожалению, нельзя признать достаточной. В отечественной науке, пожалуй, лишь концепции П. И. Люблинского (1925) и А. Н. Игнатова (1969, 1974) включали в предмет борьбы с преступлениями против половой нравственности не только нормы о собственно половых преступлениях, но и о преступлениях, сопутствующих и содействующих сексуальной эксплуатации взрослых и несовершеннолетних. Однако работы 6 данных исследователей были выполнены в период действия уголовного законодательства РСФСР 20-х и 60-х годов, а потому объективно не учитывают ни обновления УК РФ, ни изменившихся социальных условий;

кроме того, в них проблемы защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации, хотя и занимают достойное место, тем не менее, не являются предметом самостоятельного анализа. В современной доктрине уголовного права нет исследований, в которых проводился бы анализ всего комплекса норм нового уголовного законодательства, ориентированных на борьбу с совращением и эксплуатацией несовершеннолетних. Однако печати. Так, Н. отдельные проблемы против И. сегменты обозначенной и темы, безусловно, получили освещение на страницах юридической конструирования В. С. квалификации в центре К. К. преступлений внимания несовершеннолетних были Трофимова, Савельевой, Сперанского, И. Н. Туктаровой, Ю. Е. Пудовочкина, В. Ф. Белова, В. М. Волошина, А. И. Милевского и др. Вопросам противодействия сексуальным преступлениям против несовершеннолетних были посвящены работы А. Н. Игнатова, Я. М. Яковлева, А. П. Дьяченко, М. А. Коневой, Д. Е. Васильченко,Г. П. Краснюк, Г. А. Егошиной и др. Изучение уголовно-правовых и иных средств борьбы с проституцией и порнографией проводилось В. В. Бабошиным, С. Н. Красулей, Н. И. Кузнецовой, Н. А. Авериной, О. А. Булгаковой и др. Указанные работы содержат богатый в познавательном отношении материал. Они сыграли заметную роль в процессе реформирования моделируя ряд российского предложений уголовного по его законодательства, совершенствованию.

Однако, в них, 7 во-первых, отсутствует как понимание права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной требующего эксплуатации всесторонней самостоятельного во-вторых, не объекта, создана охраны, целостная концепция уголовно-правового обеспечения этого права;

в-третьих, отсутствует анализ последних (декабрь 2003 г.) изменений уголовного законодательства. Это позволяет говорить о наличии определенного пробела в теоретическом анализе проблемы и актуализирует выбор темы диссертационного исследования. Объект диссертационного исследования определялся нами, исходя, из имеющихся пробелов в научном осмыслении избранного направления исследования. В качестве него мы обозначили ту группу общественных отношений, которые возникают в связи с созданием и реализацией уголовноправовых норм, обеспечивающих право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной вызывает эксплуатации, правовое регулирование которых существенные теоретические и практические проблемы. Предмет диссертационного исследования представляет собой совокупность уголовно-правовых норм действующего российского законодательства, ориентированных на защиту несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации (ст. 1271, 134, 135, 240, 241, 242, 2421 УК РФ), соответствующие им аналоги в истории отечественного права (в том числе положения статей 151, 152 УК РФ в редакции до 08. 12. 2003 г.), практика их применения и юридическая литература по проблемам их толкования и совершенствования.

Нормативной исследования национального выступают 8 основой предписания В диссертационного международного нами о ООН и частности, были законодательства. положения проанализированы Конвенции правах ребенка (1989 г.), Второго Факультативного протокола к этой Конвенции (2000 г.), Конвенции относительно рабства (1926 г.), Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституцией третьими лицами (1950 г.), Конвенции о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими (1923 г.), Конвенции МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда (1999 г.), Рекомендацией Комитета министров совета Европы и государствам - членам относительно эксплуатации секса в целях наживы, порнографии, проституции, (1991 г.) и торговли др. детьми несовершеннолетними Национальное законодательство представлено предписаниями Конституции РФ (1993 г.), Уголовного Кодекса России (1996 г.), Закона «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» (1998 г.) и др. Обеспечивая историко-правовые аспекты темы, нами были привлечены для изучения: Русская Правда, Судебники XIV – XV в., Соборное Уложение, Воинские Артикулы, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, Уголовное Уложение, УК РСФСР. Теоретическая исследования включает в основа себя диссертационного совокупность достижений отечественной правовой мысли по концептуальным проблемам ювенального и уголовного права. В частности, по вопросам понимания прав ребенка в международном и национальном праве, проблемам сексуального воспитания 9 несовершеннолетних и сексологии нами были изучены работы Н. Б. Егоровой, Э. Б. Мельниковой, А. М. Нечаевой, Л. Ю. Голышевой, И. С. Кона, С. И. Голода, Ю. М. Орлова и др. В основе авторского понимания теории состава преступления и теории уголовной ответственности – работы классиков и современников отечественного уголовного права: А. И. Бойцова, Р. Р. Галиакбарова, Л. Д, Гаухмана, Л. В. Иногамовой-Хегай, И. И. Карпеца, М. И. Ковалева, А. П. Козлова, Н. И. Коржанского, Г. Г. Криволапова, Л. Л. Кругликова, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, Т. А. Лесниевски-Костаревой, А. А. Лохвицкого, В. В. Лунеева, А. В. Наумова, Б. С. Никифорова, Н. И. Пикурова, А. И. Рарога, Н. С. Таганцева, А. А. Тер-Акопова, А. Н. Трайнина, М. Д. Шаргородского и др. Основой изучения непосредственно составов преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних и общественной нравственности послужили труды А. Н. Игнатова, А. П. Дьяченко, Я. М. Яковлева, Ю. Е. Пудовочкина, М. А. Селезнева, Г. П. Краснюк, Г. А. Егошиной, М. А. Ефимова, О. А. Булгаковой и др. Эмпирическую основу диссертационного исследования составили материалы проведенного автором социологического опроса, в котором приняли участие 80 практикующих юристов и 70 научных работников, опубликованные статистические данные о состоянии преступности в Российской Федерации, данные Управления Судебного Департамента при Верховном Суде РФ по Ставропольскому краю о количестве изучаемых преступлений в регионе и числе осужденных за их совершение лиц. Были также изучены материалы 130 уголовных дел, рассмотренных судами г.

10 Ставрополя основа по обвинению в анализируемых преступлениях. Методологическая исследования определяется диссертационного требованиями, Универсальным явлений современными предъявляемыми к научным исследованиям. предъявляющая к процессу изучения методом любого научного исследования является диалектика, правовых требования объективности, всесторонности, комплексности и конкретности истины. В качестве теории среднего уровня был применен системный подход, позволяющий рассмотреть нормы об охране сексуальной безопасности несовершеннолетних в качестве определенной системы правовых предписаний, взаимосвязанных и подчиненных решению одной задачи;

а также рассмотреть проблемы соотношения международного и национального законодательства в анализируемой области. Основными частнонаучными методами, использованными в работе, являются: догматический, позволяющий раскрыть реальное содержание нормативных предписаний;

социологический, дающий возможность оценить адекватность нормативных предписаний потребностям общества;

историкоправовой, предполагающий рассмотрение одного и того же правового института в его исторической динамике в рамках одной правовой системы. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе современных методов научного познания социально-правовых предложения по законодательства в явлений оптимизации части разработать российского обеспечения приемлемые уголовного им права 11 несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации. Достижение поставленной цели обусловило постановку и решение следующих основных задач: 1. обосновать ценность права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации в качестве объекта уголовно-правовой охраны;

2. определить систему уголовно-правовых норм о защите права несовершеннолетнего на защиту от совращения и сексуальной эксплуатации, исходя из международно-правового понимания содержания данного права;

3. проследить относительно несовершеннолетних 4. дать эволюцию и нормативных предписаний в защиты сексуальной общественной неприкосновенности нравственности отечественном уголовном законодательстве;

толкование действующего российского законодательства об ответственности за половые преступления против несовершеннолетних, преступления, направленные на содействие эксплуатации связанные проституции с несовершеннолетних, и оборотом преступления, изготовлением по в порнографических предметов и материалов;

5. разработать отечественного ответственности за предложения усовершенствованию части на регламентации сексуальное и законодательства посягательства нравственное развитие несовершеннолетних Указанными целями и задачами определяется структура диссертационного исследования, которое состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

12 Основные положения, выносимые на защиту, могут быть сформулированы следующим образом: 1. Либерализация сексуальной морали, наблюдаемая на всем протяжении российской (и мировой) истории, практически не влияет на установление запретов в сфере защиты детей от сексуального временем совращения и сексуальной степень в эксплуатации: со изменяется только уголовно-правового сексуальных детей от вмешательства 2.

государства регулирование норм о отношений в обществе. Полноценная система и защите сексуального сексуальных совращения посягательств, сексуальной содействия эксплуатации, проституции и включавшая предписания относительно запрета собственно эксплуатации проституции несовершеннолетних возникла в России в середине XIX столетия, как ответ на вызванную развитием капитализма пауперизацию определенной части населения и втягивание несовершеннолетних в индустрию сексуальных развлечений. 3. В настоящее время в УК РФ общественные отношения, гарантирующие несовершеннолетнего от совращения и эксплуатации, не являются самостоятельным объектом уголовноправовой охраны. В силу комплексного характера самих этих отношений, часть из них охраняется в качестве основного объекта, другая часть При – в качестве при дополнительного или факультативного. этом совершении развратных действий и полового сношения с лицом, не достигшим 16 летнего возраста, основным видовым объектом выступает та часть отношений, которая обеспечивают защиту несовершеннолетнего от сексуального совращения;

при обороте порнографических 13 предметов или материалов с участием несовершеннолетних основным объектом выступают отношения, обеспечивающие защиту несовершеннолетнего от сексуальной эксплуатации. В преступлениях, предусмотренных ст. 1271, 240, 241 УК, основным объектом выступают или а норм, отношения, соблюдение отношения, обеспечивающие общепринятых свободу личности нравственных гарантирующие защиту несовершеннолетнего от сексуальной эксплуатации, выступают в качестве дополнительного объекта. 4. Совершенствование норм о половых преступлениях против несовершеннолетних может предполагать: включение их в главу 20 УК в соответствии с истинным содержанием основного объекта посягательства;

приведение в соответствие названия и содержания статьи 134 УК;

повышение возраста потерпевшего в ст. 134 УК до 18 лет с одновременной трансформацией ст. 135 УК данного состава преступления по типу материального;

ограничение понимания развратных действий в исключительно бесконтактными за действиями;

преступления, дифференциацию ответственности предусмотренные ст. 134, 135 УК РФ, в случае их совершения родителем, педагогом или иным лицом, на котором лежат обязанности 5. по воспитанию, надзору нормы о или содержанию несовершеннолетнего. Совершенствование противодействии распространению порнографических предметов или материалов может предполагать: расширение сферы применения данной статьи за счет криминализации изготовления и оборота не только порнографических, но и иных непристойных предметов или материалов;

дифференциацию ответственности за 14 распространение этих предметов среди несовершеннолетних;

криминализацию непристойных изготовления, или независимо хранения, с от цели;

перемещения изображением предметов материалов несовершеннолетних материалов;

криминализацию порнографических рекламирования деятельности по изготовления непристойных криминализацию перевозки изображений с несовершеннолетними независимо от факта пересечения границы. 6. Характеристика на позволяет уголовно-правовых несовершеннолетних что в целом всемерной норм, от они ориентированных проституции, соответствуют защиту утверждать, задаче поставленной охраны несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации. Редакции действующих статей 1271, 240, 241 УК РФ не вызывают серьезных нареканий. Мы можем предложить законодателю для обсуждения лишь несколько предложений по совершенствованию уголовного законодательства в этой части: 1) в ч. 1 ст. 240 УК перед словом «вовлечение» вставить слово «систематическое»;

2) в ч. 3 ст. 240, в ч. 2, 3 ст. 241 исключить слово «заведомо». Изложенные целом же, положения что в раскрывают работа конкретное восполняет борьбы с содержание новизны диссертационного исследования. В отметим, пробел предлагаемая изучении определенный проблем преступлениями против несовершеннолетних и преступлениями против общественной нравственности. Она является первым исследованием, в котором на монографическом уровне: 1) обоснована ценность такого объекта уголовно-правовой охраны, как право несовершеннолетнего на защиту от сексуального 15 совращения и сексуальной эксплуатации;

2) проанализировано существенно обновленное в декабре 2003 года отечественное уголовное законодательство на предмет адекватности отражения международных требований относительно защиты прав несовершеннолетних;

3) создана авторская модель системы уголовно-правовой защиту от эксплуатации. Теоретическая ценность диссертационного исследования заключается в том, что его идеи и результаты могут расцениваться в качестве нового направления в уголовноправовых адекватности безопасности теоретическим исследованиях, Российского детства. предполагающего уголовного Диссертация концепции выявление законодательства может служить охраны права несовершеннолетнего и на сексуального совращения сексуальной основным международным принципам и задачам обеспечения обоснованием уголовно-правовой охраны права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации, поскольку в ней через призму учения об объекте преступления раскрыто содержание одного из важнейших прав несовершеннолетних;

определен круг уголовно-правовых определено потребностям нравственности;

квалификации ориентиры законодательства в неприкосновенности норм, направленных стандартам обеспечения и вопросы на и его охрану;

соответствие мировым части решены российского уголовного социальным сексуальной общественной намечены уголовного несовершеннолетних уголовно-правовой соответствующих преступлений;

российского совершенствования законодательства.

Практическая результатов в 16 значимость законодательной российского диссертационного деятельности по в исследования определяется возможностью использования его совершенствованию посягательств Особенной на уголовного и права, правоприменительной практике при квалификации преступных несовершеннолетних уголовного курсов права общественную при чтении охрана нравственность, в учебном процессе при преподавании курса части России, специализированных «Уголовно-правовая несовершеннолетних», «Уголовно-правовая охрана общественной нравственности», в дальнейших научных исследованиях проблем обеспечения безопасности детства. Значимость диссертации, права выводов и предложений, их сделанных в подтверждается апробацией. университета, Они на неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры уголовного Ставропольского в СГУ государственного научных и проводимых научно-практических конференциях, отражены в опубликованных работах автора.

17 Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО НА ЗАЩИТУ ОТ СЕКСУАЛЬНОГО СОВРАЩЕНИЯ И СЕКСУАЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ § 1. Развитие отечественного уголовного законодательства об ответственности за сексуальное совращение и сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних Исследование историко-правовых аспектов проблемы защиты детей от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации является необходимым условием уяснения уровня развития современного законодательства в данной области и его возможных дальнейших мы перспектив. Как и большинство изучаемых исследователей, охарактеризуем состояние уголовно-правовых норм в хронологической последовательности возникновения русских памятников права. В Древней Руси регуляция норм общественных как писанного, связей так и осуществлялась при помощи неписаного обычного права. При этом следует весьма четко проводить грань между языческой и христианской Русью, особенно в том, что касается культуры и традиций сексуального поведения. Если дохристианская Русь, как и большинство традиционных языческих обществ, рассматривала сексуальность и сексуальные взаимоотношения в качестве проявления священного начала, исключавшего аскетическое и пуританское отношение к сексу, то ее последующее крещение десакрализировало сексуальность и лишило ее священного смысла. Церковь оправдывала сексуальность лишь постольку, 18 поскольку она служила продолжению рода и то при условии легализации сексуальности в брачном союзе мужа и жены, создаваемого исключительно ради прокреации. Не углубляясь в анализ церковных догматов ранней в части их отношения к сексуальной жизни,1 заметим, что вслед за ними в светском законодательстве в качестве о Руси В неосвященный частности, церковью князя сексуальный союз мужчины и женщины также рассматривался правонарушения. церковных Устав Владимира судах, определявший судебную юрисдикцию церкви, (в Синодальной редакции) относил к числу дел, квалифицируемых как церковные преступления, «смилное» (ст. 9), понимаемое современными исследователями как не освященная церковью совместная жизнь мужчины и женщины.2 Христианская церковь весьма активно регулировала взаимоотношения полов и внутрисемейные отношения. Это было возможным, как в силу укрепления авторитета церкви в общественном сознании, так и благодаря организации церковной юрисдикции. К церковной юрисдикции, в частности, относились дела о нарушении запрета половых отношений в кругу близких родственников – «в племени и в сватьстве поимуться» (ст. 9 Устава князя Владимира о церковных судах).3 Этот запрет был вызван стремлением исключить половые влечения сына к матери, брата к сестре и т. д. Соблюдение запрета способствовало сохранению мирных отношений в семье. Устав не содержал перечня наказаний за эти преступления;

в византийском же праве в случае кровосмешения между 1 Соответствующий материал см.: Тэннэхил Р. Секс в истории / Пер. с англ. А. И. Блейз. М., 1995. С. 126 – 150. 2 Собрание законодательства X – XX веков. В 9 т. Т. 1 Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. С. 149, 155. 3 Собрание законодательства X – XX веков. В 9 т. Т. 1 Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. С. 149.

19 родителями и детьми виновные подлежали смертной казни. Однако, известно, что русское уголовное право X – XIV веков не знало этого вида наказания, а общая церковная дисциплина поддерживалась, в основном денежными пенями и церковными наказаниями. Подтверждением этому служат нормы Устава князя Ярослава о церковных судах, статьи 15 - 28 которого предусматривали ответственность за нарушение запрета половых отношений между родственниками. Так, ст. 15 гласила: «Аже ближнии род поиметься, епископу 80 гривен, а их разлучити, а опитемию да примут».4 Наказание весьма суровое. Для сравнения скажем, что по Русской Правде пеня за убийство свободного человека составляла 40 гривен (ст. 1). Епитимия же «весьма часто практиковалась в виде отдачи в монастырь под начал, то есть под духовное руководство «старца добраго крепкожительного» или таковой же старицы, смотря по полу наказуемого лица, или в виде отдачи «на смирение», то есть с употреблением на все монастырские работы и с содержанием в монастырской хлебне на цепи и в кандалах».5 В Уставе в казуистичной манере предусматривалась ответственность за сожительство свекра со снохою (ст. 22), приемного родителя с падчерицей (ст. 23), усыновленного с мачехой (ст. 24), отца с дочерью (ст. 28). Анализируемые на нормы возраст не содержали участников конкретного указания кровосмесительной связи, из нее также не следует однозначно, что ребенок в случае инцеста является потерпевшим. Мы может сказать, что ее установление вообще не было продиктовано заботой об интересах подрастающего поколения. В основе 4 Собрание законодательства X – XX веков. В 9 т. Т. 1 Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. С. 190, 197. 5 Горчаков М.И. Церковное право. Краткий курс лекций. СПб., 1909. С. 218.

данного предписания 20 лежали глубинные интересы самосохранения человеческого рода. Однако, как бы то ни было, запрещение инцеста исподволь защищало и интересы лиц, не достигших совершеннолетия. Рассматривались церковью и дела об изнасиловании.6 В ст. 2 Устава князя Ярослава была установлена ответственность за умыкание девушки или насилие над ней, которая дифференцировалась в зависимости от социального положения потерпевшей: «Аще кто умчит девку или насилить, аще боярская дочи будет, за сором еи 5 гривен злата а митрополиту 5 гривен золота;

аще будет меньших бояр, гривна золота еи, а митрополиту гривна золота;

а добрых людеи будеть, за сором рубль, а митрополиту рубль;

на умыцех по 60 митрополиту, а князь их казнить».7 Наличие этой статьи наряду со статьями 3 и 4 Устава, предусматривавшими ответственность за изнасилование или избиение женщины, является отражением дифференциации ответственности за половые преступления в зависимости от возраста потерпевшей, ее семейного статуса, а, следовательно, и социально-половой зрелости и роли. Нормы дополнялись внебрачные о традиционных связи. сексуальных относительно Так ст. 5 преступлениях запретов на Ярослава предписаниями половые Устава определяла помещение в «дом церковный» для незамужней женщины или вдовы, постоянным занятием которых был «блуд», а ст. 30 карала достаточно высокими штрафными санкциями 6 Представляется неверным утверждение Л. А. Андреевой, что «впервые об уголовной ответственности за изнасилование говорилось в Соборном Уложении 1649 года». См.: Андреева Л. А. Квалификация изнасилования. Учебное пособие. СПб., 1999. С. 5. 7 Собрание законодательства X – XX веков. В 9 т. Т. 1 Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. С. 189.

21 оскорбление женщины в форме публичного обзывания ее «блядию» - женщиной легкого поведения.8 Заметим, что, строго регламентируя сексуальную жизнь, древнерусское право не содержало каких-либо особых предписаний относительно ответственности за проституцию или ее эксплуатацию, что не означает, однако, отсутствия в те времена данного явления как такового. «В России, пережившей набеги викингов, тевтонцев, почти трехсотлетнее татаромонгольское иго, женщины тысячами подвергались насилию, угонялись в неволю, продавались в рабство. С другой стороны, рабыни были и у русичей».9 Во все периоды русской истории, подобно бродячим ремесленникам, шли по дорогам женщины, оставшиеся в силу тех или иных причин без семьи и крова. Они занимались проституцией на ярмарках, которые случались в городах и больших поселках, прибивались к войскам. Вопрос же об ответственности за проституцию, содействие ей и ее эксплуатацию решался, по-видимому, на основе имевшихся предписаний. Как справедливо отмечает П. И. Люблинский, «в эпоху, когда всякое и внебрачное каралось половое сношение как особый как было вид форма греховным делом законом преступления, сводничество рассматривалось соучастия в преступлении. Поэтому и ответственность сводника зависела от того, к какого рода половому акту он склонял лицо. Он мог оказаться соучастником в кровосмешении, прелюбодеянии, изнасиловании, развращении малолетних, конкубинате и пр.». 8 Собрание законодательства X – XX веков. В 9 т. Т. 1 Законодательство Древней Руси /Отв. ред. В. Л. Янин. М., 1984. С. 200. 9 Дьяченко А. П., Стрельников Н. А., Шлык С. В. Эксплуатация проституции в России. М., 1999. С. 17. 10 Люблинский П. И. Преступления в области половых отношений. М. – Л., 1925. С. 185. (соучастие было институтом, известным Русской Правде).

22 Проведенный анализ позволяет заключить, что в сфере борьбы с половыми преступлениями древнерусское право: вопервых, относило их к церковной юрисдикции;

во-вторых, рассматривало деяний, их с позиций христианского отношения к сексуальности;

в-третьих, четко определяло круг преступных включающий внебрачные сексуальные связи, изнасилование, сожительство между родственниками. «Как бы ни были сомнительны редакции Устава Ярослава, - отмечает М. Ф. Владимирский-Буданов, - но старейшие из них, несомненно, относятся к эпохе Русской Правды, а потому содержание их может и должно выражать действительное состояние уголовного права того времени».11 Что же касается специфики создания и применения правовых сексуального норм для защиты и несовершеннолетних эксплуатации, от то совращения сексуальной древнерусское законодательство обнаруживает определенный пробел в этой части, который, впрочем, вполне объясним и закономерен. Как писал родоначальник современной истории детства французский историк Ф. Ариес, интерес к детству и само современное понятие детства практически отсутствовали в культуре европейского средневековья. «Это не значит, что детьми вообще пренебрегали и не заботились о них. Понятие детства не следует смешивать с любовью к детям: оно означает осознание специфической природы детства, того, что отличает ребенка от взрослого, даже и молодого. В средние века такого осознания не было. Поэтому, как только ребенок мог обходиться без постоянной заботы своей матери, няньки или кормилицы, он Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 323.

принадлежит древнерусском к обществу обществе 23 взрослых».12 достаточно Положение хорошо детей в в изучено отечественной исторической и правовой литературе.13 Общий вывод, который делается учеными, состоит в том, что в период средневековья (как впрочем, и в новое время) ребенок не воспринимался в качестве особого объекта сосредоточения усилий государства и общества, требующего к себе повышенного внимания, заботы и охраны. Да и сам возраст «ребенка» был в рассматриваемый период весьма невысоким. Анализ правил христианской нормативных церкви, актов а также положений сделать ряда вывод, светских что с позволяет достижением брачного возраста и вступлением в брак, то есть с 12 – 15 лет человек считался взрослым, совершеннолетним. Учитывая это, становится вполне понятным тот факт, что на начальном этапе существования русского государства и права мы обнаруживаем лишь зарождение некоторого, не всегда В силу осознанного, логики на интереса властей права к проблеме этот ответственности за преступления против несовершеннолетних. развития отдельные уголовного формы интерес появлялся в большей степени в виде создания правовых запретов поведения, объективно причинявшие вред несовершеннолетним. При этом, формулируя запрет, законодатель не признавал ребенка самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны, а нормы, его защищавшие, как правило, в качестве основного социального назначения Цит. по Кон И. С. Ребенок и общество (историко-этнографическая перспектива). М., 1988. С. 7. 13 См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII - нач. XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В 2 т. Т. 1. СПб., 1999;

Пудовочкин Ю. Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты. М., 2001;

Голышева Л. Ю. Правовое положение детей в России: исторический аспект. Диссертация... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002.

24 имели охрану иных интересов и ценностей. Значительная часть интересов имевшейся несовершеннолетних охраны. Это иерархичности оставалась являлось общественных за рамками отношений, уголовно-правовой свидетельством социальных благ и интересов, которая проявлялась «в отнесении или неотнесении социальных интересов к сфере, охраняемой уголовным правом, в определении преимущественного места среди всех уголовно-правовых норм нормам, обеспечивающим защиту наиболее важных отношений этой сферы, в увеличении строгости наказаний, назначаемых за посягательства на такие отношения».14 Такое положение дел в сфере уголовно-правовой охраны сексуальной последующие неприкосновенности века российской лиц, истории. не достигших Нормативные совершеннолетия, оставалось практически неизменным и в предписания княжеских уставов, Кормчей книги продолжали действовать вплоть до XVII века и во многом определяли политику государства в анализируемой сфере социальных отношений. Важную роль в регулировании общественных отношений в Русском государстве сыграли постановления Церковного Собора 1551 года, вошедшие в историю как Стоглав. В 33 и 36 главах Стоглава содержались предписания относительно взаимоотношений полов. Так, глава 33 «О содомском грехе» определяла отлучение от церкви в качестве наказания на «скверное беззаконие», которым является гомосексуализм, и напоминала, что он влечет за собой гнев божий «ратию», «тлетворные ветры», «смертная язва», «великие пожары». В главе Мальцев В.В. Введение в уголовное право. Волгоград, 2000. С. 47.

25 36 «О наказании чад своих» епископам строго предписывалось пресекать нестандартные формы сексуального общения и допускать традиционные исключительно в рамках брачного союза: «А которые ваши дети духовные не возмогут чистоты хранити, и они бы женилися и браком сочталися и жили бы с своими женами по закону. А содомские бы скверные дела в православных крестьянех мужеложство и скотоложство и рукоблудие и всякие нечистота священническим поучением и наказанием».15 Эти положения, не являясь собственно уголовноправовыми предписаниями, играли существенную роль в укреплении половой морали и полового порядка. Дальнейшее развитие норм об ответственности за половые преступления и преступления против несовершеннолетних связано с изданием Уложения царя Алексея Михайловича – (Соборного Уложения) 1649 года.16 Анализ текста Уложения свидетельствует о достаточно серьезной озабоченности государства общественной нравственностью и стабильностью семьи, что согласовывалось, в первую очередь с христианским вероучением и с целями внутренней политики государства. Содержание статей Соборного Уложения показывает, что и в середине XVII века в России оставался преимущественно неизменным сложившийся в Церковных Уставах древнерусских князей взгляд на проблему уголовно-правовой из церковной защиты детей. и Значение переводе же их Уложения в сферу состояло в изъятии дел о преступлениях родителей против детей юрисдикции государственного судопроизводства. Этот факт, явившийся 15 См.: Российское законодательство X – XX веков. В 9 т. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А. Д. Горский. М., 1985. С. 296, 299. 16 Соборное Уложение 1649 года. Текст. Комментарий. Л., 1987.

26 результатом сложных взаимоотношений церкви и государства, обладал большим политическим значением, свидетельствуя не только о мощи государственных структур, но и о стремлении наднациональной, надсословной, надконфессиональной силы, которой являлось государство, взять под свое покровительство вопросы регулирования ответственности за преступления в семейно-бытовой сфере, а, следовательно, выступал показателем значимости этих вопросов в общественной жизни России XVII века.17 В тоже время Соборное Уложение, впервые осуществив систематизацию преступлений по признакам объекта посягательства, в группе преступлений против религии и церкви не только повторило известные со времен Русской Правды противозаконное защиты сожительство По и изнасилование, М. Ф. но и предусмотрело некоторые новые предписания относительно нравственности. оценке ВладимирскгоБуданова, в светских законодательных памятниках Московского периода отражен довольно верный взгляд на преступления этого рода;

наказуемой В безнравственностью частности, Уложение признана выделило в общественная. самостоятельный состав преступления и запретило сводничество (ст. 25 Главы XXII). Сводничество и содержание притонов разврата стало весьма распространенным явлением еще во времена Ивана Грозного. проституции В XVII веке о широком следующий распространении свидетельствует факт: «Когда некий капитан был осужден на смертную казнь за преступную связь со своей восьмилетней дочерью, то Воевода Пудовочкин Ю. Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты. М., 2001. С. 52 – 53. 18 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 323.

27 упрекал его в таких выражениях: «Зачем ты не удовлетворил своей похоти на других? Ведь ты мог иметь столько блудниц и непотребных копеек?».19 Эпоха Петра I, характеризовавшаяся ломкой традиций московского государства и зарождением новой европеизированной российской культуры, ознаменовалась не только усилением борьбы с половыми преступлениями, но и определенным позитивным поворотом в отношении к детям, поворотом со стороны, прежде всего, государства. Сохранение социального статуса ребенка не требовало специального относительно пересмотра их защиты. уголовно-правовых Источником положений права уголовного женщин, сколько заплатил бы алтынов и оставалось Уложение Алексея Михайловича. В тоже время законотворческая деятельность Петра I привела к появлению некоторых уголовно-правовых норм, закрепленных в Воинском (1716) и Морском (1720) артикулах, среди которых были нормы и о защите половой неприкосновенности и нравственности несовершеннолетних. Так, Воинский Артикул 166, артикул 119 Морского Устава устанавливали наказание, «ежели кто отрока осквернит» «жестоко на теле наказать», предусматривая возможность усиления ответственности в случае «осквернения» с насилием, которое каралось смертной казнью либо вечной ссылкой на галеры.20 Воинский Артикул 167 формулировал состав изнасилования: «ежели кто женский пол, старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дружеской земле 19 Цит. по: Дьяченко А. П., Стрельников Н. А., Шлык С. В. Эксплуатация проституции в России. М., 1999. С. 18. 20 Полное Собрание Законов Российской Империи. Первое собрание. СПб., 1830. Т. 5. Ст. 3006, Т. 6. Ст. 3485.

28 изнасилствует, и освидетелствуется, и оному Глову отсечь, или вечно на галеру послать, по силе дела»;

а в артикуле 168 – состав похищения «честной жены, вдовы или девицы», сопряженного с изнасилованием, который карался смертной казнью. Наравне с изнасилованием карался «насильный увоз жен и девок для развратных целей», близкий по составу со сводничеством. Последнее должно было быть умышленным и каралось торговой казнью и ссылкой «в дальние городы».21 Артикул 173 формулировал состав кровосмешения: «блуд, ежели двое из ближних свойственников (которым по правам в супружество вступить невозможно для свойства) телесно смешаютца, и правда в восходящей и нисходящей линии смертию казнен бывает». Эти нормы не были бездейственны. Нам известны прецеденты высшей судебной инстанции по этому поводу. Так, имеется Сенатский Указ «Об учинении смерти» путем отсечения головы Катерины военнослужащему растление За и Просковеи.22 Григорию своих Лебядинцову преступление за – «насильственное малолетних падчериц аналогичное «насильное растление малолетней девки» Улиты, дочери солдата Ямбургского полка Луки Зуева, крестьянину Степанову Сенат предписал следующее наказание: «сказав смерть, положить на плаху и, подняв с плахи, бить кнутом, и вырезав ноздри, сослать в Оренбург в вечную работу».23 Дополнением преступлений предписаний нормы относительно охраняющие половых служили общественную 21 См.: Развитие русского права второй половины XVII – XVIII в. в. / Отв. ред. Е. А. Скрипилев. М., 1992. С. 193 – 194. 22 Полное Собрание Законов Российской Империи. Первое собрание. СПб., 1830. Т. 9. Ст. 7040. 23 Полное Собрание Законов Российской Империи. Первое собрание. СПб., 1830. Т. 10. Ст. 7882.

29 нравственность. Так артикул 175 гласил: «Никакие блудницы при полках терпимы быть не будут, но ежели оные найдутца, имеют оные без разсмотрения особ, чрез профоса раздеты и явно выгнаны быть». Его содержание может быть расценено как одна из правовых мер борьбы с проституцией в войсках, которая вполне могла быть применена и в условиях гражданского общества. К оздоровлению нравственности был направлен и артикул 177, устанавливавший запрет «позорных речей и блядских песен». Развитие отечественного законодательства в IX – XVIII столетия, как было показано выше, привело к появлению уголовно-правовых актов и отдельных норм, имевших зачастую бессистемный сложностью практики возникшая в на и их разрозненный практического фоне становления характер. применения, Обусловленная потребность законе, уголовно едином универсальном уголовном отечественной правовой науки, была удовлетворена в процессе длительной и кропотливой работы возглавляемой бароном Розенкампфом, а затем графом М.Н. Сперанским, комиссии по составлению Свода Свода Том законов законов, XV Российской империи. Итогом деятельности тысяч черту комиссии стало издание, наряду с прочими, в 1832 году тома XV объединившего законов свыше не полутора подвел уголовных законов, принятых в России начиная с 1649 года. Свода только предшествующему дальнейшей этапу эволюции. развития русского уголовного осуществив законодательства, но и во многом определил ориентиры его Впервые институционализацию правовых норм, он объединил их в главы 30 и разделы, определяя при этом принадлежность, значение норм и объекты уголовно-правовой охраны. Том XV Свода законов не создал каких-либо новых норм, призванных охранять интересы подрастающего поколения и общественную накопленные рубрикам. случайным. перехода нравственность;

столетиями на это, он не лишь по стоит сгруппировал определенным принижать и предписания Несмотря недооценивать его значение. Появление такого закона не было Демонстрируя о – работу изменений философского в «скачке» закона он количественных качественные, свидетельствовал иной уровень значительном уровень отечественного обоснованного уголовного законодательства, переходе его на принципиально теоретически кодифицированного государственных нормативно-правового на проблеме акта, в рамках которого было признано необходимым сосредоточить внимание структур защиты интересов подрастающего поколения в сфере половых отношений. Начавшиеся в декабре 1836 года работы по пересмотру Т. XV Свода законов издания 1832 года, возглавляемые графом Сперанским, а затем графом Блудовым, завершились утверждением в 1845 году Уложения о наказаниях уголовных и исправительных,24 которое вошло в Свод законов издания 1857 года в качестве первой книги Т. XV. Этот закон, неоднократно корректировавшийся на всем протяжении XIX – начала ХХ века (в 1866, 1885, 1895, 1906, 1912 годах), составлял основу уголовного законодательства империи вплоть до событий 1917 года. Наряду с ним в России существовали и некоторые иные Первоначальная редакция закона приводится по изданию: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1845;

все последующие реакции – по изданию: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года. Издано Н.С. Таганцевым. Изд. 17, пересм. и доп. СПб., 1913.

законы, содержавшие мировыми двух 31 уголовно-правовые судьями дадим (1864)25, краткую нормы.

Из них наибольшее значение имел, несомненно, Устав о наказаниях, налагаемых на этих регулировавший характеристику определялись и вопросы ответственности за уголовные проступки. Основываясь законах, рассматриваемой группы преступлений. Трансформации половины XIX столетия, законодательства утверждением Особенной изменением социального отношения к детству в России второй гуманистических части демократических начал в обществе. Эти факты во многом детерминировали закона. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных во всех своих редакциях сохранило заложенную в Т. XV Свода законов 1832 года издания структуру Особенной части, которая охраняла интересы воспитания несовершеннолетних как в специально так и в иных нормах, выделенных главах о преступлениях против семьи и против юношества, предусматривавших ответственность за преступления против детей. Оценивая значение возраста потерпевшего в уголовном праве, А. Лохвицкий писал, что «возраст жертвы преступления играет довольно видную роль в различии степеней преступления, а следственно и в различии наказаний. Даже более: некоторые деяния считаются преступлениями только потому, что они направлены на малолетнего;

направленные на взрослого они не наказуемы».26 Следует заметить, что в эту изменение уголовного Текст закона приводится по изданию: Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Издание 1885 года. С доп. по прод. 1906 и 1908 г., с прилож. мотивов и извлечений из решений кассационных департаментов Сената. Издано Н.С. Таганцевым. Изд. 18, доп. СПб., 1909. 26 Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1867. С. 189.

32 последнюю категорию попадали не только преступления против семьи и воспитания юношества, но и преступления иных глав, основной состав которых в качестве обязательного признака включал несовершеннолетие или малолетие потерпевшего. Таким образом, охрана интересов несовершеннолетних нормами Особенной части уголовного законодательства осуществлялась в трех направлениях: объектом криминализация интересы семьи криминализация дифференциация деяний, и деяний, имевших воспитания нарушавших за основным несовершеннолетних;

несовершеннолетних;

преступления какой-либо объект охраны в случае совершения их против ответственности против несовершеннолетних путем конструирования квалифицированных составов.27 В Особенной части Уложения 1845 года большой интерес представляют нормы главы о преступлениях против прав семейственных, злоупотребление могло устанавливающие родительской кроме ответственность за властью. прочего, в Злоупотребление развращении родительской властью в смысле Отдела 1 Главы 2 Раздела XI проявляться, нравственности детей и потворстве их разврату (ст. 2080), которое наказывалось тюремным заключением сроком от 3 до 6 месяцев. При этом ст. 2081 устанавливала важное правило, согласно которому родители, совершившие наряду со злоупотреблением своей властью какое-либо иное преступление, подлежащее более строгому наказанию, чем предусмотрено в ст. ст. 2078 – 2080, 2082, должны отвечать за содеянное по совокупности преступлений.

Пудовочкин Ю. Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты. М., 2001. С. 116.

Защищая детей от 33 сексуального совращения и эксплуатации, статья 1296 Уложения карала заключением на срок от 2 до 3 лет и лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ тех родителей, которые будут изобличены в сводничестве «для непотребства» своих детей. Данная статья находилась в главе «О преступлениях против факта общественной злоупотребления стороны нравственности родительскими деликта, а, и нарушении из и ограждающих оную постановлений». Однако это не исключало обязанностями следовательно, объективной направленности нормы на удержание родителей от поступков, способных причинить вред развитию детей. Под сводничеством здесь понимались и уговоры, и принуждение вплоть до продажи лица, находившегося интересы под властью виновного, для удовлетворения чужой половой страсти. Охраняя несовершеннолетних, уголовное законодательство XIX столетия стремилось дисциплинировать не только родителей и опекунов, но и всех иных лиц, которым общество вверило функции воспитания молодежи, в частности, педагогов и воспитателей. Так, ст. 1285 Уложения предусматривала возможность назначения наказания в виде тюремного заключения на срок от 3 до 6 месяцев с лишением специального лицам, права иметь надзор за за несовершеннолетним малолетним или имевшим надзор несовершеннолетним, а также любым другим лицам, которые находились при детях в услужении у их родителей, опекунов или родственников, склонности в случае если и они благоприятствовали к этих малолетних несовершеннолетних «непотребству» или другим порокам или же побуждали их к тому 34 «своими внушениями или обольщениями». Под непотребством в данном случае понимался определенный вид неодобряемого обществом сексуального поведения. Это понятие было общеупотребительным и не требовало особых комментариев. Категория же других пороков вызывала некоторые сложности и требовала, по мнению юристов, ограничительного толкования. А. Лохвицкий в этой связи указывал: «ложь, скупость, расточительность, гордость – все это пороки. Надобно полагать, что здесь идет дело о пороках только физического разврата».28 Такое понимание пороков объяснялось, в первую очередь, местоположением и объектом рассматриваемой нормы. Она была включена в группу преступлений «О соблазнительном и развратном нормального поведении, полового о противоестественных малолетних, пороках и сводничеств». Как видим, данная статья охраняла интересы развития устанавливая запрет не столько на совершение различного рода развратных действий и иных сексуальных посягательств, а на своего рода попустительство, небрежение обязанностями по воспитанию со стороны ответственных лиц. Необходимость такого запрета определялась составляет тем, что «развращение факт: лицо несовершеннолетнего такое еще слишком преступный неопытно, не знает часто последствий для умственного и физического здоровья от разврата».29 Неопытностью детерминировалась и еще беззащитностью одна несовершеннолетних норма об уголовно-правовая охране нравственности. Статья 1303 Уложения, включенная в отделение «О противных нравственности и благопристойности сочинениях, 28 изображениях, представлениях и речах», Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1867. С. 440. Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 1867. С. 440.

35 устанавливала ответственность в виде тюремного заключения сроком от 3 до 6 месяцев в случае, если учителя, наставники, опекуны будут распространять среди вверенных им под надзор в учебном заведении малолетних Эта норма и несовершеннолетних была специальным сочинения или изображения, «явно противные добрым нравам и благопристойности». предписанием относительно установленного ст. 1301 общего запрета на издание и распространение сочинений, имеющих целью развращение нравов. Отражая период стремление развития законодателя к казуальности отношений норм, и заводов изложения правового материала, Уложение о наказаниях в бурного капиталистических владельцев пополнилось рядом новых уголовно-правовых предусматривавших ответственность фабрик, а также мастеров за преступления против интересов несовершеннолетних. Так, Глава 14 Уложения «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» с 1885 года включала статью 1380, которая устанавливала ответственность мастера в случае если он «вместе с собою напоит в работный день подмастерья или ученика, или пойдет с ним в зазорный дом, или, усмотрев развратное их поведение, за оное не накажет их». Вид и размер наказания при этом зависел от наличия и количества фактов повторения преступления: в первый раз оно наказывалось штрафом в размере от 2 до 20 рублей, в второй – арестом сроком от 3 до 7 дней, а в третий – исключением из мастеров до тех пор, пока «ремесленная управа не засвидетельствует его исправления». Что касается непосредственно сексуальных посягательств на несовершеннолетних, то ответственность за него 36 устанавливалась в главе об оскорблении чести нормами о растлении, обольщении и мужеложстве. Обольщение, то есть вступление в сексуальные отношения не посредством силы, а через уговоры, обещания, подарки и другие ненасильственные способы, влекло ответственность в виде тюремного заключения сроком от 2 до 3 лет (ст. 2006), а если же обольщена была несовершеннолетняя девица своим опекуном или учителем или лицом, имеющим по званию своему или иным обстоятельствам «большую или меньшую степень власти над ней», то наказание увеличивалось. Потерпевшей от растления признавалась малолетняя девочка в возрасте до 14 лет, а в Закавказском крае – до 13 лет. Растление, сопровождаемое насилием, наказывалось лишением всех прав состояния, каторгой на срок от 10 до 12 лет и плетьми с наложением клейм, а не сопровождавшееся насилием – «по употреблению во зло ея невинности и неведения» - каторгой в крепостях от 8 до 10 лет или каторгой на заводах – от 4 до 8 лет. Если виновный был опекуном или родственником потерпевшей, то за это преступление предусматривалась каторга в крепости до 12 лет и наказание плетьми (ст. 1998 – 1999). Как отмечает П. И. Люблинский «последующая практика принуждена была несколько расширить постановления закона, признав, что до 10 лет вопрос о том, имело ли место растление или нет, при наличности полового сношения, признается не имеющим решающего значения, в возрасте же от 10 до 14 лет главнейшее внимание должно быть обращаемо опять-таки не на факт физического растления, а на употребляемые средства склонения к половому сношению». Люблинский П. И. Преступления в области половых отношений. М. – Л., 1925. С. 92.

37 Данная норма не защищала половую неприкосновенность мальчиков. Она охранялась самостоятельной возрастом статьей 996, содержавшей от 10 до 12 лет. Как видим, Уложение (1845) о наказаниях в истории уголовных и исправительных впервые российского квалифицированный потерпевшего («малолетним») состав мужеложства, караемый каторгой на срок уголовного права представило развернутую и обоснованную соответствующим уровнем развития уголовно-правовой теории систему правовых норм об ответственности за нарушение права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации. Она в основном сохранилась вплоть до начала XX века, когда началась работа по составлению Уголовного Уложения 1903 года. Следует учесть, что Уложение вводилось постепенно и полностью никогда не было реализовано. Из вступивших в силу в 1909 году правовых норм вопросам охраны несовершеннолетних было посвящено всего лишь несколько, это ст. ст. 524, 525, 529, предусматривавшие возможность усиления ответственности непотребства с в случае совершения сводничества и несовершеннолетними. Под сводничеством Уложение понимало содействие непотребству, под которым имелись в виду нормальные, «извращенные» формы полового сношения и развратные действия. Кроме того, законом специально каралось принятие в притон разврата женщины моложе 21 года и потворство непотребству несовершеннолетних со стороны родителей, опекунов или лиц, имеющих попечение о несовершеннолетнем. Впервые этим законом определялось и понятие сутенера, которым признавалось «лицо мужского пола, 38 виновное в извлечении себе в виде промысла, имущественной выгоды получением оной от промышляющей непотребством женщины, 527). Основной же потенциал уголовно-правовой охраны интересов несовершеннолетних оказался невостребованным в силу того, что соответствующие статьи Уложения (1903) не были введены в действие. Среди интересующих нас норм, не известных прежнему уголовному законодательству, отметим ст. 420, которая грозила родителям заключением в тюрьме и лишением родительской власти над несовершеннолетним в случае жестокого обращения с детьми, если «это деяние не составляет весьма тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения»;

за обращение несовершеннолетнего, не достигшего 17 лет, к нищенству и иному безнравственному занятию или за отдачу его для этой цели;

за принуждение к вступлению в брак. Интересна квалификации несовершеннолетних. также позиция нового Уложения в части на за сексуальных Была посягательств ответственность находящейся под его влиянием или в его зависимости, или пользуясь беспомощным ее положением» (ст.

установлена половое сношение (любодеяние) с малолетним, не достигшим 14 лет, причем независимо от пола малолетнего. Кроме того, устанавливалось наказание (несколько смягченное) и за половое сношение с девочкой от 14 до 16 лет без ее согласия или хотя и с согласия, но с употреблением во зло ее невинности. Эти нормы дополнялись предписаниями относительно наказуемости мужского гомосексуализма, которая дифференцировалась в 39 зависимости от возраста потерпевшего (до 14 лет и от 14 до 16 лет). Подводя итог анализу содержания норм уголовного права России XIX – начала ХХ века о защите интересов несовершеннолетних, следует отметить, что в этот период мы обнаруживаем их наивысшее развитие. Содержание правовых норм в части охраны интересов несовершеннолетних в целом соответствовало научным представлениям об идеале уголовноправовой рода защиты детства, образцом, отражало общеевропейскую дальнейшее тенденцию повышения качества этой защиты и стало своего классическим определившем направление развития ювенального уголовного права России. В подобной ситуации в 1917 году происходит резкая смена социально-политического развития российского курса общества, государства. став в Октябрьские мере события 1917 года не только прервали процесс поступательного какой-то подтверждением несостоятельности патерналистской первоосновы российского имперства, но и направили его в принципиально новое русло, провозгласив в качестве идеалов социального подобных устройства государственную собственность, страны, равенство сословий и полов, секуляризацию власти и быта. В условиях революционной модернизации предлагавшей решительный и бескомпромиссный отказ от всего, что было связано с монархическим прошлым, коренную перестройку претерпели и интересующие нас социальные институты семьи и права, в том числе в части охраны несовершеннолетних. Важными документами советской власти в этой области были Декрет от 04.03.1920 г. «О делах несовершеннолетних, 40 обвиняемых в общественно опасных действиях»31 и Инструкция Комиссиям по делам несовершеннолетних.32 Защищая интересы подрастающего правонарушений, поколения документы Так, в случае совершения ими одновременно ст. 5 ориентировали Декрета лиц в при деле об соответствующие органы и на борьбу с преступлениями против несовершеннолетних. установлении надлежащему лиц. Эта общая формулировка получила развитие в Инструкции, где особо оговаривалась обязанность комиссий привлекать к судебной ответственности взрослых за подстрекательство и склонение несовершеннолетних и малолетних к совершению общественно опасных деяний, за соучастие с ними в преступлении или за попустительство такового;

за склонение несовершеннолетних и малолетних к проституции, половым извращениям, за сводничество и т.п., за эксплуатацию труда несовершеннолетних и малолетних, за жестокое обращение с несовершеннолетними и малолетними. Согласно примечанию 1 к ст. 14 Инструкции в случае совершения указанных действий родителями суду предоставлялось право лишать их родительских прав в силу того, что они могут осуществляться «исключительно в интересах детей». несовершеннолетнего, согласно участия или преступного судебному взрослых Комиссия должна была сообщить органу следственному обнаруженных ею признаках преступного участия указанных Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1920. № 13. Ст. 86. 32 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1920. № 68. Ст. 308.

Однако, конкретные 41 признаки составов преступлений против детей и санкции за них ни в Декрете, ни в Инструкции определены не были. Отчасти этот пробел был восполнен в дальнейшем, в УК РСФСР. Следует отметить, что Особенная часть УК РСФСР 1922 года – первого советского уголовного закона, характеризовалась незначительной проработкой проблем охраны интересов детей. Объяснением этого может отчасти служить социальное предназначение первого советского уголовного кодекса, которое, по справедливому замечанию В. В. Борисова, состояло «в укреплении элементов, интересов проблеме правового в охране и порядка новой, Советского государства, в защите социалистической законности от общественно опасных социалистической завоеваний экономики, пролетарской в силу и рабочих крестьян, революции и социализма»33. Кодекс не уделял особого внимания уголовно-правовой штампов о охраны примате охраны личности, идеологических самостоятельным государственных интересы общественных интересов. Тем более, кодекс не мог определить объектом развития несовершеннолетних, поскольку законодателем не допускалась и мысль о том, что они могут быть нарушены в советской семье, советскими родителями, придерживающимися качественно новых и передовых, по сравнению с дореволюционными, средств и методов воспитания и заботы о детях;

исключалась и возможность учреждениях, нарушения поскольку интересов они детей в советских являлись проводниками Борисов В.В. УК РСФСР 1922 года и укрепление правопорядка в советском государстве. В сб.: Становление и развитие советского уголовного законодательства. Материалы межвузовской научной конференции / Отв. ред. Н.И. Коржанский. Волгоград, 1973. С. 4.

государственной политики. 42 На качестве норм Особенной части, защищавших несовершеннолетних, отразились, на наш взгляд, и идеи о возможности полноценной охраны интересов государства, отдельных общества составов и личности без конструирования были весьма преступлений, которые популярны в советских кругах и нашли свое законодательное воплощение в ст. 10 УК РСФСР 1922 г., согласно которой допускалось применение уголовного закона по аналогии. В случае совершения лицом общественно опасного деяния, прямо непредусмотренного в статьях Особенной части УК, наказание и меры социальной защиты применялись согласно статьям УК, предусматривавших наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением правил Общей части Кодекса. Ориентиром для правоприменителя в этом случае должно было служить определение понятия преступления, под которым ст. 6 Кодекса понимала «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам Советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени»;

а залогом законности – революционная совесть и правосознание. Учитывая изложенное выше, становится понятным отказ законодателя от вычленения в структуре УК самостоятельной главы о преступлениях против несовершеннолетних, который сохранился вплоть до 1996 года. Тем не менее, говорить о том, что Особенная часть УК была совсем равнодушна к обеспечению сексуальной безопасности детей нельзя. Уголовный кодекс продолжил традицию охраны детей от сексуальных посягательств. Так, Глава V «Преступления против Пудовочкин Ю. Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты. М., 2001. С. 153.

43 жизни, здоровья, свободы и достоинства», содержала ст. 166, которая карала лишением свободы сроком не менее 3 лет со строгой изоляцией виновных в половом сношении с лицом, не достигшим половой зрелости, и ст. 167, где в качестве квалифицированного состава этого преступления значилось сношение, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах, наказываемое лишением свободы на срок не ниже 5 лет. В отдельной норме (ст. 168) предусматривалась ответственность за развращение малолетних или несовершеннолетних путем развратных действий с ними. Санкция за это преступления – не ниже 5 лет лишения свободы. УК РСФСР весьма подробно регламентировал ответственность за эксплуатацию проституции. В частности, ст. 170 устанавливала ответственность в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет за принуждение из корыстных или иных личных видов к занятию проституцией, совершенное посредством физического или психического воздействия. Такое же наказание могло следовать и за сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовку женщин для занятия проституцией (ч. 1 ст. 171). Вовлечение в проституцию лиц, не достигших совершеннолетия, или находящихся на печении виновного рассматривалось в качестве квалифицированного состава преступления и каралось лишением свободы на срок не ниже пяти лет (ст. 171, ч. 2). Рассмотренная система уголовно-правовых норм просуществовала неизменной до 1926 года, когда был принят второй УК РСФСР. 44 Вместе с тем, принципиальных изменений в нее новый кодекс не внес. Перечень преступлений, нарушающих интересы формирования личности несовершеннолетних, был в первоначальной идентичным редакции УК УК 1922 1926 года. года практически половых перечню Среди преступлений – это ст. 151, устанавливавшая ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости (изменились санкции: – основной на состав преступления ст. влек 152, наказание в виде лишении свободы на срок до трех лет, а квалифицированный повторявшая малолетних и срок до восьми лет);

относительно ст. 155, предписания развращения каравшая несовершеннолетних;

вовлечение в проституцию и содержание притонов разврата. Однако достаточно длительный период функционирования УК сопровождался многочисленными его изменениями и дополнениями. В 1928 году Кодекс был дополнен главой Х «О преступлениях, составляющих пережитки родового быта…»,36 в которой ст. 198 предусмотрела наказание до 2 лет лишения свободы за вступление в брак с лицом, не достигшим брачного возраста, а часть 2 этой же статьи установила, что вступление в брак с лицом, не достигшим половой зрелости, а равно понуждение к заключению такого брака должно влечь за собой меры ответственности такие же, как в случае совершения полового сношения с лицом, не достигшим половой зрелости. В 1935 году Кодекс дополнился статьей 1821, согласно которой наказывалось изготовление, распространение сочинений, и рекламирование порнографических печатных Уголовный Кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1956. 36 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства РСФСР. 1928. № 47. Ст. 356.

45 изданий, изображений и иных предметов, а также торговля ими или хранение с целью продажи или распространения их. Особое значение в деле охраны интересов несовершеннолетних имело дополнение УК в 1936 году ст. 732, в которой говорилось об ответственности за подстрекательство несовершеннолетних различных нищенством или привлечение а их к участию в преступлениях, и т.п.37 За также этого понуждение преступления несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, совершение устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже 5 лет. Местоположение этой нормы и санкция позволяют сделать вывод об особом отношении государства к деяниям подобного рода. Дело в том, что ст. 732 была помещена в главу «Иные «всякое преступления действие, против которое, не тем не порядка будучи менее с их управления». направлено приводит к Преступлением же против порядка управления закон признавал непосредственно к свержению Советской власти и рабочекрестьянского или народного власти правительства, хозяйства и законам санкции и нарушению правильной деятельности организации управления сопряжено или с сопротивлением деятельности, действиями, ниже») это органам препятствованием неповиновением Согласно иными не вызывающими ослабление силы и авторитета власти» (ст. 591). формуле («наказание преступление в соответствии со ст. 46 УК относилось к категории преступлений против основ строя и власти. 27 октября 1960 года Верховный Совет РСФСР утвердил новый Уголовный кодекс РСФСР. В нем получили дальнейшее Уголовный кодекс РСФСР. Официальный текст с изменениями на 15 января 1956 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1956. С. 45.

46 развитие многие законодательные решения, оформившиеся к середине ХХ столетия. главы УК РСФСР о 1960 года не знал самостоятельной преступлениях против несовершеннолетних;

нормы, защищавшие их права, были рассредоточены по нескольким главам, причем традиционно, несовершеннолетие потерпевшего учитывалось в них либо в качестве квалифицирующего признака, либо в качестве условия криминализации деяний. Так, Глава III «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» предусматривала возможность усиления (ст. 121), ответственности изнасилование виновных, (ст. 117, совершивших причем за ст. в 117 отношении лиц до 18 лет такие преступления, как мужеложство дифференцировала ответственность изнасилование несовершеннолетней и малолетней, допуская в последнем случае применение смертной казни), заражение венерической болезнью (ст. 115). Кодекс предусматривал и традиционные нормы об ответственности за посягательства на процесс нормального полового развития несовершеннолетних. Так, ст. 119 карала лишением свободы сроком до 3 лет половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, и устанавливала в ч. 2 возможность усиления ответственности до 6 лет лишения свободы за эти же действия, сопряженные с удовлетворением половой страсти в извращенных формах. Определяющим моментом для состава данного преступления являлся не возраст потерпевшего, а недостижение им половой зрелости, что было подтверждено еще в 1941 году уголовно-судебной коллегией 47 Верховного Суда СССР в определении по делу П.38 При этом половая зрелость предполагала такое физиологическое состояние организма, которое характеризовалось способностью полного выполнения состава половых функций. была его Важной характеристикой сторона, преступления субъективная характеристика которой в науке основывалась на разъяснении, содержавшемся в определении Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Козлова от 19.12.1968 г.,39 согласно которому при квалификации данного преступления всегда необходимо устанавливать сознавал ли виновный либо по обстоятельствам дела мог и должен был осознавать, что потерпевшая не достигла половой зрелости. Козлов был признан судом виновным в том, что совершил половой акт с ученицей Херсонской средней школы Ларисой У., не достигшей половой зрелости. Из материалов дела было видно, что потерпевшая никогда не старалась казаться старше своих лет и не прибавляла себе года. По заключению экспертовпсихиатров, Лариса У. склонности к фантазированию не обнаруживала, а ее психическое развитие соответствовало возрасту 13 – 14 лет. Поведение потерпевшей около пруда перед тем, как она согласилась поехать с Козловым кататься на автомашине свидетельствовало, по мнению суда, о ее детской непосредственности преступления и доверчивости. Из материалов дела усматривалось также, что Козлов еще до дня совершения несколько раз видел Ларису У. в обществе играющих малолетних детей. Сам Козлов заявил в суде, что о возрасте потерпевшей он не задумывался. По заключению См. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР (1938 – 1969 гг.) / Под общ. ред. С.В. Бородина. Изд. 2-е, доп. и перераб. М., 1971. С. 176. 39 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 3. С. 40 – 41.

судебно-медицинских 48 экспертов, потерпевшая по своему физическому развитию и внешнему облику соответствовала 14 – 15-летнему возрасту и половой зрелости не достигла. При наличии таких данных военный трибунал обоснованно пришел к выводу о том, что Козлов мог и должен был сознавать, что Лариса У. не достигла половой зрелости. Таким образом, в отношении характеристики потерпевшей у виновного допускалась различная степень осознания ее половой незрелости. Субъектом преступления признавалось любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Еще одной нормой, защищавшей сексуальную безопасность детей, была ст. 120 УК, предусматривавшая ответственность за развратные действия в отношении несовершеннолетнего. Один из первых комментариев УК РСФСР 1960 г. понимал под ними разнообразные способы удовлетворения половой страсти, не являющиеся половым сношением (раздражение половых органов потерпевших, совершение в их присутствии половых актов, обнажение половых органов перед ними и т.п.).40 К этой же группе можно отнести и преступления, зафиксированные в ст. 234 УК – заключение по местным обычаям соглашения о браке с лицом, не достигшим брачного возраста, которое каралось лишением свободы сроком до 2 лет. Часть 2 этой статьи особо предусматривала, что совершение при этом изнасилования или вступление в половую связь с лицом, не достигшим половой зрелости, влечет за собой ответственность по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Главным признаком развратных действий считалось отсутствие полового сношения:

«Развратные действия, совершенные с целью Уголовный Кодекс РСФСР. Научный комментарий. Особенная часть. Учебное пособие. / Под ред. М. И. Ковалева, Е. А. Фролова, М. А. Ефимова. Свердловск, 1962. С. 184.

49 удовлетворения половой страсти, при отсутствии умысла на половое сношение, не могут рассматриваться защиты детей как от изнасилование».41 Важные сексуальной предписания эксплуатации относительно и сексуального совращения содержались в Главе Х «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения». Статья 210, предусматривавшая ответственность в виде лишения свободы до 5 лет за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, в пьянство (с 1972 года), в занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми (до 1974 года и за склонение несовершеннолетних к употреблению наркотических веществ), а равно использование несовершеннолетних для целей паразитического существования, - была одной из наиболее часто встречаемых на практике и одной детства. из наиболее Вопросам, эффективных связанным с гарантий ее безопасности было применением, также в посвящено не одно постановление Пленума Верховного Суда, множество разъяснений содержалось конкретных судебных определениях. Впервые официальное толкование этой нормы было дано в Постановлении № 8 Пленума Верховного Суда СССР от 12. 09. 1969 года «О судебной практике по делам о вовлечении вовлечением на несовершеннолетних в занятие в преступную следовало или и иную антиобщественную деятельность».42 В соответствии с ним под проституцией понимать умышленные действия совершеннолетнего лица, направленные подготовку, подстрекательство привлечение Постановление Президиума Ростовского облсуда по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1969. № 10. С. 14. 42 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 5. С. 14 – 18.

несовершеннолетнего к 50 занятию проституцией.

Осознавая высокую степень общественной опасности подобных действий, Верховный Суд рекомендовал судам при назначении наказания за вовлечение несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность учитывать формы и способы вовлечения несовершеннолетних, степень отрицательного воздействия на правильное воспитание, нормальное развитие и здоровье несовершеннолетнего, а также наступившие вредные последствия, Важное прежнее поведение и возраст взрослого запрета и на несовершеннолетнего. предписание относительно эксплуатацию проституции, в том числе и несовершеннолетних, содержала ст. 226 УК, предусматривавшая ответственность за содержание притонов разврата и сводничество с корыстной целью. Таким образом, несмотря на отсутствие особой главы о преступлениях содержал против несовершеннолетних, норм, УК РСФСР на немалое количество ориентированных защиту их интересов в сфере сексуальных отношений. Эти нормы создавали весьма стройную и современную, даже с сегодняшних относительно позиций, запрета: систему, 1) включавшую сексуального предписания совращения несовершеннолетних (насильственного и ненасильственного);

2) сводничества и вовлечения несовершеннолетних в проституцию;

3) содержания притонов для занятия проституцией. Уголовный кодекс России 1996 года, воспринял лучшие традиции своих предшественников, однако изменение криминальной ситуации в стране обусловило и изменение соответствующих предписаний.

51 Таким образом, проведенный анализ уголовно-правовых предписаний относительно борьбы с сексуальным совращением и сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних в Российском государстве на протяжении X – XX веков позволяет нам сформулировать некоторые общие выводы: 1. Полноценная система и норм о защите детей от сексуального совращения сексуальной эксплуатации, включавшая предписания относительно запрета собственно сексуальных посягательств (половых сношений, мужеложства, изнасилования проституции столетия. 2. В истории данной группы предписаний первоначально появляются нормы о запрете сексуальных отношений с детьми, причем на первых порах в основе криминализации этих отношений был не возраст ребенка, а степень его родства с виновным, что объяснялось естественным стремлением общества к самосохранению и генетической чистоте. 3. Возникновение проституции как социального феномена повлекло за собой и борьбу государства с нею, в том числе и уголовно-правовыми мерами, причем специфика России состоит в том, что в ней никогда не предусматривалась уголовная ответственность собственно за занятие проституцией, правовая борьба с ней велась посредством воздействия на такие явления как вербовка для занятий проституцией, сводничество, притоносодержание. Поскольку к моменту возникновения и распространения профессиональной проституции социальный статус ребенка в русском обществе существенным образом и развратных и действий), содержание содействия притонов) и (сводничество склонения к проституции возникла в России в середине XIX 52 изменился в лучшую сторону (ребенок из бесправного объекта родительской власти превратился в объект сосредоточения государственных усилий по улучшению его положения), то государство 4. Для всеми русского и силами уголовного стремилось права против возраст можно изъять считать несовершеннолетних из сферы коммерческого секса. традиционной дифференциацию ответственности за половые преступления таких виновного. 5. Либерализация сексуальной морали, наблюдаемая на всем протяжении российской (и мировой) истории, практически не влияет на установление запретов в сфере защиты детей от сексуального временем совращения и сексуальной возраст эксплуатации: со изменяется только признания человека преступления как нравственности, потерпевшего совершаемые в отношении несовершеннолетних, посредством признаков несовершеннолетнего и степень его родства или зависимости от совершеннолетним и «возраст согласия», отделяемый преступное ненасильственное половое сношение от непреступного. § 2. Право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения сексуальной эксплуатации как объект уголовно-правовой охраны Цивилизованное социальный относительно отношений, статус сообщество ребенка и людей осознало особый необходимость обеспечения документ, комплекса гарантий его безопасности во всех сферах жизнедеятельности недавно. Первый международный у него провозгласивший ребенка активным субъектом общественных признавший наличие 53 специфических прав, появился только в 1924 году. Именно в Женевской «нуждается декларации в прав ребенка охране и было официально включая установлено, что ввиду физической и умственной незрелости он специальной заботе, надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения». С этого момента ни один международно-правовой акт о правах человека не обходил вниманием проблему правовой и социальной защиты несовершеннолетних. Так, принятая в 1948 году Всеобщая Декларация прав человека закрепила в качестве бесспорных следующие положения: 1) «семья является единственной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства», 2) «материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь», а «все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой».43 Международный пакт об экономических, социальных и культурных установил, правах что (1966) подтвердил охраны эти и положения и «особые меры помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков независимо от какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку».44 Международный пакт о гражданских и политических правах (1966) также определил, что «каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, меры национального которые или социального в его происхождения, положении как имущественного положения или рождения имеет право на такие защиты, требуются 43 Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 2000. С. 41, 42. Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 2000. С. 47.

54 малолетнего со стороны его семьи, общества и государства».45 Аналогичные указания содержатся и в документах регионального характера, в частности, в ст. 17 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (1995).46 Развивая и детализируя положения приведенных документов, мировое сообщество приняло целый ряд актов, специально посвященных правам детей и их защите. Среди них особое место занимают Декларация прав ребенка ООН (1959)47 и Конвенция ООН о правах ребенка (1989).48 Декларация прав ребенка, при всей своей краткости, смогла акцентировать внимание мировой общественности на наиболее важных для развития ребенка правах. При этом она определила, что «ребенок для полного и гармоничного развития нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности». Положения Декларации стали основой Конвенции 1989 года, в которой государства-участники взяли на себя обязательства и духе политических идеалов, обеспечить прав, всем лицам, не достигшим восемнадцати лет, комплекс личных, социальных, экономических ребенка «в реализация в которых Уставе должна способствовать формированию и развитию личности провозглашенных Организации Объединенных Наций, и особенно в духе мира, достоинства, терпимости, свободы, равенства и солидарности».

45 46 47 Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 2000. С. 60. Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 2000. С. 715. Справочная правовая система. Консультант Плюс. Версия Проф. Международные акты о правах человека. Сб. документов. М., 2000. С. 306-323.

55 Эти правовые акты являются основой международного сотрудничества в области охраны прав несовершеннолетних, основная цель которого состоит в обеспечении лучшего будущего каждому ребенку. Их анализ позволяет утверждать, что сегодня в международно-правовом пространстве оформился важнейший универсальный принцип приоритетной защиты прав и интересов ребенка. Его содержание заключается в обязанности государств при проведении внутренней социальной (а значит, правовой и уголовно-правовой) политики обеспечить наилучшее соблюдение интересов ребенка. Этот принцип прямо закреплен в ст. 3 Конвенции о правах ребенка, согласно которой «во всех действиях в отношении они судами, органами, детей независимо или вопросами первоочередное интересов и от того, предпринимаются учреждениями, обеспечения, законодательными уделяется Признание ст. 15 государственными частными социального или внимание ребенка».

занимающимися административными обеспечению характера в наилучшему универсального общепризнанности составной нормы части служат данного принципа позволяет рассматривать его, на основании Конституции России, качестве российской правовой системы. Перечисленные основой международно-правовые российской формирования ювенальной уголовной политики. Исходным национальным актом при этом является Конституция РФ, в ст. 38 установившая, что семья и детство находятся под защитой государства. Это общее положение конкретизировано в ряде федеральных законов и иных актах, которые являются реализацией утвержденного Президентом РФ 56 Национального плана действий в интересах детей.49 Признавая общей целью государственной детей социальной преодоление политики детей по и улучшению негативных положения тенденций, нарастания стабилизацию положения создание реальных предпосылок дальнейшей положительной динамики процессов жизнеобеспечения детей, государство еще в середине 90-х годов определило в качестве одного из основных направлений своей деятельности – укрепление правовой защиты детства. Проблемные ситуации в этой сфере были связаны, в том за числе и с отсутствием на его ответственности честь и взрослых за с нарушение прав ребенка на неприкосновенность его личности, посягательства достоинство, распространением случаев жестокого обращения с детьми, отсутствием разработанных мер борьбы с детской проституцией, наркоманией и алкоголизмом и др. К сегодняшнему дню государству удалось добиться определенных успехов в деле решения обозначенных проблем. Так, в 1998 году принят важнейший в деле охраны детства документ – федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»50. В его преамбуле значится, что государство признает детство важным этапом жизни человека и исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания у них высоких нравственных Опираясь качеств, на этот патриотизма принцип, и гражданственности. Закон установил цели государственной политики в интересах детей, основные направления и организационные основы гарантий 49 Собрание законодательства РФ. 1995. № 38. Ст. 3669. Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.

прав ребенка. Закона. и В области 57 уголовно-правовой охраны прав несовершеннолетних особый интерес представляют ст. ст. 14 и Первая закрепляет наносящих социальной и расового, а и также и аудиообязанность вред в его том органов здоровью, числе от от от и государственной власти по защите ребенка от информации, пропаганды агитации, и классовой, социального, неравенства, продукции, насилие нравственному национальной, рекламы пропаганды религиозного печатной наркоманию, духовному развитию, нетерпимости, изделий, национального от алкогольной продукции табачных распространения видеопродукции, порнографию, поведение.

пропагандирующей жестокость, токсикоманию, антиобщественное Статья 15 Закона гарантирует защиту детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, под которыми среди прочих понимаются специальных отклонениями разработку реабилитации минимальными и в дети – жертвы насилия, дети, отбывающие дети с им наказание в виде лишения свободы, дети, находящиеся в учебно-воспитательных в поведении. проведение социальными учреждениях, Государство с гарантирует индивидуальных стандартами помощь в программ основных случае соответствии государственными показателей качества жизни детей, гуманное обращение и квалифицированную юридическую совершения преступления, привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении их прав, и компенсацию причиненного вреда. Однако сам по себе факт принятия того или иного закона не решает проблем, связанных с упорядочением соответствующих 58 общественных отношений.

В Российской Федерации реальное положение детей далеко от установленных Конвенцией 1989 года, Конституцией 1993 и Законов 1998, 1999 годов стандартов. И в первую очередь это касается галопирующей и практически несдерживаемой виктимизации детей и подростков. в Как справедливо российских и заметила условиях Э. Б. «для Мельникова, поляризацию разных слоев соизмерителя современных виктимизации детей и подростков главным следует признать экономического населения духовных и социального неравенства как Виктимизация коммерческую ценностей».51 идеологию, несовершеннолетних – не меньшее, а может быть и большее зло, нежели их криминализация поскольку, во-первых, поражает большее число детей, а во-вторых, труднее поддается ликвидации и профилактике. Не задаваясь целью дать всесторонний анализ положения детей всех в РФ,52 отметим, что международное отношений, сообщество, гарантируя ребенку признание и соблюдение его интересов во сферах общественных устанавливает определенные стандарты поведения и в сфере сексуальных отношений с несовершеннолетними. В России в же наблюдается защиты крайне неблагополучная от часть ситуация роста области несовершеннолетних значительная жертвами сексуального совращения и сексуальной эксплуатации. На фоне детской безнадзорности становится несовершеннолетних сексуальных Мельникова Э. Дети и подростки – жертвы негативных явлений. Основные аспекты виктимизации // Правозащитник. 2000. № 1. С. 97. 52 Соответствующие официальные данные периодически публикуются, см.: Ежегодный Государственный Доклад о положении детей в Российской Федерации. М., 2002 (а также 2001, 2000, 1999, 1998, 1997, 1996).

59 посягательств, а в силу того, что сутенерство и проституция не встречают общественного осуждения, значительная часть несовершеннолетних втягивается в эту деятельность.53 Анализ имеющихся в распоряжении криминологических данных дает основание утверждать, что общая тенденция преступности в рассматриваемой сфере такова, что количество осужденных за преступления против нравственности растет, количество осужденных за половые преступления падает. Эта тенденция является продолжением линии, начатой с начала 90 – х годов, для которой характерно увеличение доли преступления, связанных с сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних. Характеризуя состояние преступности, не стоит упускать из виду и чрезвычайную латентность рассматриваемых преступных посягательств, а также их высокую общественную опасность. Осознавая необходимость защиты физического и нравственного здоровья детей в сфере сексуальных отношений, государства – участники Конвенции ООН о правах ребенка, взяли на себя обязательства принимать все необходимые и законодательные, административные, социальные просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке (ст. 19). Они обязались защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения и применять все Ежегодный Государственный Доклад о положении детей в Российской Федерации. 1996. М., 1997. С. 52, 55.

60 необходимые меры для предотвращения: а) склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности;

б) использования в целях эксплуатации детей в проституции или в другой незаконной сексуальной практике;

в) использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах (ст. 34). Государства – участники также обязались защищать ребенка от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препятствием в получении образования либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию (ст. 32). В 2000 году Конвенция дополнилась вторым факультативным Протоколом, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии.54 В нем мировое сообщество значительными детской туризма, высказало и растущими и для крайнюю масштабами детской детей, обеспокоенность международной порнографии;

поскольку детьми, в и рамках она контрабандной перевозки детей для целей торговли детьми, проституции особенно опасной широко распространенной и продолжающейся практикой секснепосредственно детской стимулирует в торговлю и детскую других ряд проституцию и детскую порнографию;

растущей доступностью порнографии Интернете а правового развивающихся конкретных технологий;

также предложило рекомендаций организационного характера по предупреждению подобных явлений. В этом же Протоколе мировое сообщество дало четкие дефиниции торговли детьми, детской проституции и детской Текст документа см.: ГАРАНТ – Справочная правовая система. ГАРАНТ 5.1 или на официальном сайте ООН: www.un.org 61 порнографии. В ст. 2 Протокола определено: а) торговля детьми означает любой акт или сделку, посредством которых ребенок передается любым лицом или любой группой лиц другому лицу или группе лиц за вознаграждение или любое иное возмещение;

б) детская проституция означает использование ребенка в деятельности сексуального характера за вознаграждение или любую иную форму возмещения;

в) детская порнография означает любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов ребенка главным образом в сексуальных целях. Основное же значение Протокола состоит в том, что он обращает внимание законодателей присоединившихся к нему стран на необходимость криминализации определенного круга деяний: «Каждое государство - участник обеспечивает, чтобы, как минимум, следующие деяния и виды деятельности были в полной правом, или в мере охвачены от его криминальным того, или были ли или уголовным независимо эти преступления порядке:

совершены на национальном или транснациональном уровне индивидуальном организованном 1) предложение, передача или получение какими бы то ни было средствами ребенка с целью: a. b. c. сексуальной эксплуатации ребенка;

передачи органов ребенка за вознаграждение;

использования ребенка на принудительных работах;

2) неправомерное склонение, в качестве посредничества, к согласию на усыновление ребенка в нарушение применимых международно-правовых актов, касающихся усыновления;

3) 4) предложение, производство, 62 получение, передача распределение, или предоставление импорт, в ребенка для целей детской проституции;

распространение, или экспорт, предложение, продажа хранение вышеупомянутых целях детской порнографии. Указанные предписания концептуального значения дополняются иными документами, призванными содействовать защите детей от сексуальной эксплуатации. К таковым следует отнести Конвенцию ООН о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией искоренению проституции наихудших форм третьими детского лицами труда (1950), (1999) и Конвенцию МОТ о запрещении и немедленных мерах по некоторые другие. Анализ предписаний указанных нормативных актов дает основание констатировать наличие общепризнанного права несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации и безусловной обязанности государств защищать и охранять его. В силу высокой общественной опасности посягательств на общественные отношения, возникающие при реализации данного права, их правовые последствия устанавливаются в уголовном законодательстве, а сами эти отношения признаются объектом уголовно-правовой охраны, поскольку, как известно, таковыми становятся и те общественные отношения, в существовании заинтересовано.55 В российском уголовном праве содержится несколько норм, социальное предназначение которых состоит в предупреждении Филимонов В. Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003. С. 83.

укреплении которых общество 63 сексуального совращения и сексуальной эксплуатации лиц, не достигших совершеннолетия. Речь идет о таких преступлениях, как половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134), развратные действия (ст. 135), вовлечение несовершеннолетнего в проституцию (ст. 240), торговля несовершеннолетними в целях их эксплуатации (ст. 1271), организация занятия проституцией с использованием для занятия проституцией несовершеннолетних (ст. 241), изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 2421). Однако наука уголовного права не рассматривала их в качестве предмета самостоятельного анализа;

отдельные из этих посягательств рассматривались учеными при изучении половых преступлений, преступлений против несовершеннолетних или преступлений против общественной нравственности;

другие же введены в УК совсем недавно. В некоторых случаях объединение данных преступлений в одном исследовании обусловливалось авторским преступлений пониманием против половых преступлений Так, П. или И. несовершеннолетних.

Люблинский, А. Н. Игнатов, исследуя преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности, включали в предмет научного поиска на «проституцию разврату» (П. и И. преступления, Люблинский), содействующие «посягательства чужому основные принципы социалистической половой морали» (А. Н. Игнатов), включая в них вовлечение в проституцию и содержание притонов.56 Ю. Е. Пудовочкин, исследуя преступления против 56 Люблинский П. И. Половые преступления. М. – Л., 1925. С. 27;

Игнатов А. Н. Квалификация половых преступлений. М., 1974. С. 18.

несовершеннолетних, посягательства защиту данной от на 64 включил в них;

при этом их число сексуальные эти автор определяет и преступления как «нарушающие право несовершеннолетнего на сексуального совращения сексуальной половыми эксплуатации».57 Однако исследователь ограничил содержание группы преступлений только посягательствами, предусмотренными ст. 134 и 135 УК РФ;

деяния, связанные собственно с сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних, им не были включены в данную группу и соответственно не были рассмотрены. На наш взгляд, при решении исследовательской задачи определения адекватности содержания закона общественным потребностям в защите несовершеннолетних, вполне допустимо объединение в рамках одного исследования преступлений, отнесенных законодателем к различным группам, исходя из содержания их родового объекта.58 Как было показано, право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации охраняется нормами главы 17 «Преступления протии свободы, чести и достоинства личности», главы 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы», главы 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». В рамках этих глав Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по Российскому уголовному праву. СПб., 2002. С. 93, 209 и сл. 58 По нашему мнению, непосредственный объект – есть объект реально совершенного преступления, видовой объект – вид отношений, охраняемых нормой Особенной части УК, родовой объект – группа отношений, охраняемых главой Особенной части УК, общий объект – совокупность всех охраняемых УК отношений. В отличие от получившей в последнее время распространение точки зрения, мы не считаем, что появление разделов в структуре Особенной части привело к формированию нового типа (вида) объекта преступления. При этом в определении содержания непосредственного и видового объектов преступления мы придерживаемся теории, предложенной Н. И. Коржанским, согласно которой только объект отдельного, реально совершенного деяния может называться непосредственным, тогда как в статье УК закреплены признаки видового объекта. См.: Коржанский Н. И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976. С. 21 – 29.

65 каждому из означенных выше преступлений соответствует определенный видовой объект. Учитывая, что подробный анализ содержания укажем свободу, При в основного общем, воспитание этом мы что видового они объекта на и каждого из преступлений будет проведен нами во второй главе, здесь посягают общественные соблюдение отношения, обеспечивающие нормальное половое развитие, несовершеннолетних можем утверждать нравственных норм в обществе. (соответствующие развития доказательства будут приведены далее), что общественные отношения, обеспечивающие безопасность несовершеннолетнего, выступают в качестве родового объекта в преступлениях, предусмотренных ст. 134, 135, 2421 УК;

при этом при совершении развратных действий и полового сношения с лицом, не достигшим 16 летнего возраста, основным видовым объектом выступает та часть отношений, которая обеспечивают защиту несовершеннолетнего от сексуального совращения;

при обороте порнографических предметов или материалов с участием несовершеннолетних основным объектом выступают отношения, обеспечивающие защиту несовершеннолетнего от сексуальной эксплуатации. В преступлениях, предусмотренных ст. 1271, 240, 241 УК, основным объектом а выступают отношения, отношения, обеспечивающие свободу личности или соблюдение общепринятых нравственных норм, гарантирующие защиту несовершеннолетнего от сексуальной эксплуатации, выступают в качестве дополнительного объекта. Сказанное отношения, позволяет установить, что общественные от гарантирующие несовершеннолетнего совращения и эксплуатации, не являются самостоятельным объектом качестве 66 уголовно-правовой охраны. основного или в объекта, другая В силу – комплексного в качестве этих характера самих этих отношений, часть из них охраняется в часть дополнительного факультативного. сфере Реализация отношений позволяет всесторонне гарантировать безопасность несовершеннолетнего сексуальных отношений, обеспечить его право на защиту от совращения и эксплуатации. Содержание права на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации детей не имеет на сегодняшний день четко установленного данной содержания. в Д. Финкелхор, действий, рассуждая над проблемой, качестве нарушающих это право, условно выделяет: 1) сексуальную эксплуатацию детей, злоупотребление их беспомощностью для непосредственного удовлетворения собственных сексуальных потребностей подавление взрослого детской или в коммерческих будь то целях;

2) сексуальности, физическое калечение половых органов ребенка или очернение и подавление его нормальных сексуальных интересов;

3) эротизацию детей, то есть создание среды, которая может искусственно стимулировать детскую сексуальность в ущерб другим задачам развития.59 Однако, на наш взгляд, такое представление о круге действий, нарушающих право ребенка, зафиксированное в ст. 34 Конвенции ООН о правах ребенка, является чрезмерно широким. При таком подходе игнорируется различное содержание права на воспитание, на здоровье, защиту от насилия, и права на защиту от совращения и сексуальной эксплуатации. Действия, состоящие в подавлении детской 59 См.: Кон И. С. Совращение детей и сексуальное насилие // Педагогика. 1998. № 5. С. 58 – 59.

67 сексуальности, заключаются в посягательстве либо на здоровье детей, либо на отношения, возникающие в связи с их воспитанием, и собственно к посягательствам на интересы детей в сфере сексуальных отношений не имеют отношения. Как представляется, содержание права на защиту от сексуального устанавливать, совращения исходя из и эксплуатации следует предписаний упомянутой статьи Конвенции. Оно, как и всякое субъективное право, включает в себя возможность определенного состояния или поведения управомоченного лица. В рассматриваемом случае речь должна идти о состоянии половой неприкосновенности несовершеннолетнего, которая предполагает изъятие его до достижения определенного возраста из сферы сексуальных отношений с взрослыми людьми и исключение его из сферы сексуальной лиц индустрии.60 от Этому праву состоянию с несовершеннолетнего корреспондирует обязанность взрослых воздержаться сексуальных контактов несовершеннолетним до достижения им 16-летнего возраста, не совершать в отношении них развратных действий, не вовлекать их в проституцию и не извлекать выгоды из проституции несовершеннолетних представляется, неприкосновенности или их сексуальности. по поводу могут Как нам отношения половой возникать несовершеннолетних только между ними и взрослыми, совершеннолетними людьми. Во взаимоотношениях со сверстниками – несовершеннолетними, Понятием сексуальной индустрии мы обозначаем эксплуатацию сексуальных отношений (сводничество, сутенерство, организацию и содержание притонов) и производство товаров для сексуальных отношений или сексуального содержания.

68 последние не наделены правом на защиту от совращения и эксплуатации.61 Заметим, что содержание прав и обязанностей участников рассматриваемых отношений носит исторический характер и во многом зависит от уровня сексуальной свободы и состояния половой морали в обществе. Специальные сексологические исследования свидетельствуют о происшедших в последние десятилетия существенных сдвигах в сфере сексуальноэротических ценностей. В частности И. С. Кон к таковым относит: отделение сексуального поведения от репродуктивного, более раннее сексуальное созревание, более раннее начало половой жизни, социальное и моральное принятие добрачных сексуальных связей и сожительства, ослабление «двойного стандарта» сексуального поведения мужчин и женщин, сужение сферы запретного в культуре и рост общего интереса к эротике, рост терпимости к Это вариантным и и девиантным об половой следует формам в сексуальности.62 изменении основ свидетельствует принципов сегодня определенном морали содержания современном обществе. Считаем, что в качестве безусловных сексуальной и жизни признать: общения, из сферы добровольность общественной осознанность сексуального исключение непричинение собственным сексуальным поведением вреда нравственности, сексуального общения совершеннолетних лиц детей в возрасте до 16 лет,63 запрет на сексуальные контакты родителей и детей.

Современная законодательная позиция несколько иная, что следует из анализа состава развратных действий, допускающего 16 – летний возраст субъекта преступления. 62 Кон И. С. Подростковая сексуальность на пороге XXI века. Социально-психологический анализ. Дубна, 2001. С. 12 – 13. 63 Характеристика ребенка, исключенного из сексуальной жизни взрослых лиц, - спорный вопрос.

69 Соблюдение указанных принципов в процессе сексуального общения позволяет отграничивать приемлемое от осуждаемого;

устанавливает правового) отношений. О влиянии сексуальных отношений в раннем возрасте на последующее развитие личности сказано уже достаточно много, при этом зачастую в исследователи представляют детей – и потерпевших исходя рано из качестве безропотных, беззащитных о и определенные в рамки правового (уголовносексуальных вмешательства регулирование пассивных жертв сексуальных домогательств взрослых лиц, традиционных дети сами представлений провоцируют детской поощряют асексуальности. На самом деле, отмечает И. С. Кон, «некоторые развившиеся взрослых к сексуальным контактам, инициируя приятные им эротические игры, добиваясь соответствующих прикосновений и ласк. Иногда это делается бессознательно, а иногда, особенно подростками, и вполне сознательно, поскольку сближение дает им неограниченную власть над старшими».64 О достаточно раннем сексуальном развитии современных детей могут свидетельствовать данные сексологов о возрасте сексуального дебюта. Если в 1989 году согласно данным С. И. Голода только 11% мужчин и 1% женщин начали сексуальную жизнь моложе 16 лет;

то в 1993 году по свидетельству И. С. Кона 2% подростков начали сексуальную жизнь в возрасте до 14 лет, 13% - в возрасте 14 – 15 лет, 36% - в возрасте 16 – 17 лет;

в 1995 году по его же данным 50,5% юношей и 33,3% девушек имели сексуальный дебют в 16-летнем возрасте.65 Однако, как пишет 64 Кон И. С. Совращение детей и сексуальное насилие // Педагогика. 1998. № 5. С. 63. См.: Кон И. С. Подростковая сексуальность на пороге XXI века. Социальнопсихологический анализ. Дубна 2001. С. 42, 51.

70 И. С. Кон, 55% сексуально искушенных девушек и 41% юношей назвали оптимальным возрастом сексуального дебюта более старший возраст, чем тот, в котором они сами начали сексуальную жизнь.66 Кроме того, не стоит упускать из виду, что ранние сексуальные связи современных подростков – есть нечто вроде «получения аттестата тесной зрелости»,67 действие, зачастую связью с неожиданное, лишенное особого эмоционального фона и не подкрепленное социально-психологической партнером. А известно, что пережитые при первой близости впечатления навсегда сохраняются в памяти и сильно влияют на последующую сексуальную жизнь. «Половые связи без любви, только ради удовлетворения влечения, - пишет Ю. М. Орлов, всегда переживаются как травма».68 Конечно, в тех ситуациях, когда «ребенок даже не замечает, для каких целей используется его тело, тогда он остается в стороне от всяких вредных влияний.... Но бывают и такие случаи, когда ребенок подвергается громадной опасности».69 Посягательства на половое развитие детей грозят не только физическими последствиями, но и, в первую очередь, психологическими, социальными. Конкретизируя их, И. С. Кон отмечает, что «некоторые сексуально травмированные дети, став взрослыми, отчуждения отличаются от других, пониженным отвращением к самоуважением, прикосновениям, гипертрофированными чувствами вины и стыда, чувством склонностью к пьянству и наркомании, высоким процентом Кон И. С. Подростковая сексуальность на пороге XXI века. Социально-психологический анализ. Дубна 2001. С. 57. 67 Кон И. С. Подростковая сексуальность на пороге XXI века. Социально-психологический анализ. Дубна 2001. С. 20. 68 Орлов Ю. М. Половое развитие и половое воспитание. М., 1993. С. 153. 69 Молль А. Половая жизнь ребенка. Репринт. изд. 1909 года. СПб., 1999. С. 180.

самоубийств «ребенок, и 71 предрасположенностью сексуальному к виктимизации»;

70 нападению, сам подвергшийся становится опасен для других».71 Еще более негативными последствиями грозит сексуальное насилие над детьми. Оно выступает в качестве сильнейшего стрессора, вызывающего у большинства последствия. пострадавших Сексуальное долговременные психологические насилие «меняет взгляд жертвы на мир и окружающих людей, вторгаясь в систему ее убеждений и нивелируя ее базовые потребности в контроле собственной жизни, в осмысленности мира. В отличие от пострадавших от других экстремальных стрессоров, культурных жертвы проблем, сексуального которые насилия попадают в сложнейшее переплетение правовых, медицинских, социальных, зачастую служат причиной вторичной виктимизации и значительно отсрочивают, а порой и делают невозможным возврат к нормальной жизни».72 Сексуальные причиняют посягательства ущерб их на несовершеннолетних половому серьезный нормальному развитию. Сущность нормального полового развития вскрыта Ю. К. Сущенко, который указывал, что оно включает в себя: 1) правильное физическое развитие половой системы человека;

2) формирование его нравственных воззрений в области половых сношений и 3) условий, в которых протекает это развитие и формирование. Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие // Педагогика. 1998. № 5. С. 64. Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие // Педагогика. 1998. № 5. С. 65. 72 Кравцова О. А. О психологических последствиях сексуального насилия // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1999. № 2. С. 90. 73 Сущенко Ю.К. Ответственность за половые преступления против несовершеннолетних по советскому уголовному праву.

Автореферат …дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1967. С. 7.

70 72 В результате же преступных сексуальных контактов с несовершеннолетними они «не только приучаются к раннему половому возбуждению, но и создается почва для их полного морального вырождения».74 Сексуальные преступления против несовершеннолетних, приобщая их к преждевременному вступлению в половую жизнь, несут в себе возможность социального оскудения личности несовершеннолетнего;

вред, причиняемый им, перестает быть вредом только для личности, а становится таковым и для общества в целом. «Половые посягательства угрожают здоровью ребенка, развращают и загрязняют его душу, вредят его воспитанию и искажают характер момент, тех когда социальных становится отношений, оружием среди которых ему приходится жить. Они причиняют ему несчастье не только в тот удовлетворения чужой половой страсти, но зачастую делают его несчастным и на все дальнейшие годы, так как раннее и извращенное знакомство с половой для в его жизнью развития жизнь создает серьезное препятствие для сосредоточения его неокрепших сил на более высоких и важных задачах».75 состоит «в Общественная нарушении опасность нормального преступного преждевременного включения несовершеннолетних сексуальную физического и психического развития несовершеннолетних, в их моральном развращении, в пробуждении у них раннего полового влечения, точки в развитии зрения, у них неправильного, о с нравственной представления половых отношениях, а иногда и отклонений от естественных норм половой жизни».76 «Как на особенную опасность необходимо 74 75 Молль А. Половая жизнь ребенка. Репринт. изд. 1909 года. СПб., 1999. С. 180 – 181. Люблинский П. И. Половые преступления. М. – Л., 1925. С. 89 – 90. Игнатов А. Н. квалификация половых преступлений. М., 1974. С. 209 – 210.

73 указать на те половые ненормальности, которые могут развиться у самих детей в результате общения с ненормальными в половом отношении взрослыми. Половые акты, произведенные над детьми еще в период недефференцированности их половых ощущений, рано возбуждают в них интерес к половой жизни и могут полу».77 Большая социальная опасность кроется и в последующей после совращения сексуальной эксплуатации несовершеннолетних. Отношение общества к проституции и сексуальной эксплуатации обусловлено, в первую очередь, его культурно-историческими особенностями. В России сложилось традиционно Объясняется негативное оно, помимо отношение прочего, к проституции. фактами. следующими в них самих развить серьезную, длительную ненормальность в виде половой склонности к собственному Связанная, по сути, с продажей собственного тела, проституция оказывает существенное деморализующее влияние на личность человека, воспитывает отношение к себе как к товару, вещи, что, безусловно, негативно сказывается на общественной и самооценке личности, порочит ее честь и достоинство. Одним из последствий проституции выступает усиление виктимизации человека: проститутки довольно часто становятся жертвами изнасилований, телесных повреждений. Проституция тесно связана с такими фоновыми явлениями преступности, как алкоголизм и наркомания. Она служит питательной средой для распространения венерических заболеваний и СПИДа. 77 Молль А. Половая жизнь ребенка. Репринт. изд. 1909 года. СПб., 1999. С. 182. Пудовочкин Ю. Е. Уголовно-правовая борьба с вовлечением несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий: проблемы квалификации и профилактики Ставрополь, 2000. С. 17 – 18.

74 Международное сообщество, создавая гарантии свободы и безопасности проституцию личности, и ее крайне негативно В оценивает оно эксплуатацию. частности, рассматривает любой институт или обычай, в силу которого ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или опекуном другому лицу, за вознаграждение или без такового, с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда в качестве института или обычая, сходного с рабством (см. ст. 1 Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством от 07. 09. 1956 г.79);

а использование, вербовку или предложение ребенка для занятия проституцией, для производства порнографической продукции или для порнографических представлений – в качестве «наихудшей формы детского труда» (см. ст. 3 Конвенции МОТ № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда от 17. 06. 1999 г.80). Эксплуатация наихудшей формы детского труда вредит не только самому несовершеннолетнему, занижая его самооценку и воспитывая в нем отношение к самому себе как к товару и вещи, она несовместима личности, в с достоинством и ценностью человека, и человеческой целом, угрожает благосостоянию семьи, общества, является показателем деградации общества в наличия нем рабовладельческой идеологии отражением крайне циничного взгляда на человека.

Текст Конвенции официально не опубликован, см.: ГАРАНТ – Справочная правовая система. ГАРАНТ 5.1. 80 РФ ратифицировала Конвенцию в 2003 году Законом РФ № 23 – ФЗ от 08. 02. 2003 г. (Собрание законодательства РФ. 2003. № 5. Ст. 506);

текст Конвенции см.: Бюллетень Министерства труда и социального развития РФ. 2003. № 5.

Как видим, 75 общественная опасность сексуального совращения и сексуальной эксплуатации несовершеннолетних достаточно велика. Она определяется тем, что в результате воздействия на несовершеннолетнего с целью склонения его к сексуальным действиям или к проституции либо в результате непосредственного совершения сексуальных действий, у последнего могут выработаться искаженные, деформированные представления об определенных социальных, нравственных, мировоззренческих ценностях и установках. Их усвоение в превращенном виде способно отрицательно сказаться на общем процессе социализации личности, привести к установлению социально-негативных либо к утрате имеющихся позитивных связей. В результате, структура общества подтачивается изнутри;

распад общественно значимых связей приводит к распаду общества как целого. Это означает, прежде всего, социальную деградацию, общественный регресс.81

Защита несовершеннолетних от опасного сексуального и безнравственного поведения взрослых лиц является важной составной частью охраны детства в целом. Понимая под правовой охраной детства совокупность социальноэкономических мер содействия рождению здорового ребенка, помощи несовершеннолетним детям в целях их благоприятного физического и духовного развития,82 мы можем констатировать, что защита детей от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации выступает в качестве одного из направлений охраны детства, важнейшим средством реализации которого Пудовочкин Ю. Е. Уголовно-правовая борьба с вовлечением несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий: проблемы квалификации и профилактики Ставрополь, 2000. С. 31. 82 Нечаева А. М. Правовая охрана детства в СССР / Отв. ред. В. П. Мозолин. М., 1987. С. 13.

выступает Наличие право, в и 76 в первую очередь, уголовное норм о законодательство. уголовном против законодательстве преступлениях несовершеннолетних является отражением целей государственной политики в интересах детей, которыми в соответствии со ст. 4 Закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 03. 07. 1998 г.83 являются восстановление нарушенных прав детей, содействие патриотизма физическому, и интеллектуальному, а психическому, реализации и духовному и нравственному развитию детей, воспитанию в них гражданственности, Конституции законодательству также личности ребенка в интересах общества и в соответствии с не противоречащими федеральному культуры. Все нормы о преступлениях против несовершеннолетних в УК РФ можно условно разделить на две группы: нормы, в которых несовершеннолетие потерпевшего, являясь одним из оснований криминализации деяния, выступает служит выступая в в качестве задаче качестве признака основного состава преступления, и нормы, в которых несовершеннолетие дифференциации потерпевшего ответственности, Российской Федерации традициями народов Российской Федерации, достижениями российской и мировой квалифицирующего признака состава преступления. Различие этих норм состоит в различной социальной направленности предусмотренных в них общественно опасных деяний: первые направлены непосредственно против интересов Российская газета. 1998. 5 августа.

77 несовершеннолетних, имеют их в качестве основного объекта, вторые – нет. Исходя посягательства, из характеристики законодатель основного объекта нормы о сосредоточил преступлениях против несовершеннолетних в главе 20 УК РФ. Понимая общественные отношения, обеспечивающие интересы несовершеннолетних и безопасность его развития в качестве объекта ненасильственных половых преступлений против них, мы поддерживаем позицию Ю. Е. Пудовочкина о необходимости перенесения составов преступлений, предусмотренных ст. 134, 135 УК РФ, в главу 20 УК.84 Общественные отношения, обеспечивающие физическое, духовное и социальное развитие несовершеннолетнего, и выступают в качестве родового объекта всех преступлений данной группы. Физическое развитие и и предполагает нормальный с точки зрения физиологии процесс формирования означает органов, тканей рост человека, ребенка, становление становление функционирование всех систем организма. Духовное развитие интеллектуальный Социальное утверждение убеждений. члена морально-нравственных развитие принципов, взглядов, собой через предоставляет или утверждение ребенка как самостоятельного и полноправного общества, предполагает самостоятельное посредников удовлетворение ребенком предоставленных ему прав, свобод и реализацию возложенных обязанностей. Эти три составляющие формирования уголовного обеспечивают личности и ребенка, полнокровный находятся объект под процесс охраной преступных закона составляют Пудовочкин Ю. Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по Российскому уголовному праву. СПб., 2002. С. 92.

78 посягательств на несовершеннолетних. С этих же позиций следует, на наш взгляд, оценить и местоположение ст. 2421. При таком подходе право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации будет защищено нормами глав о преступлениях против свободы личности, против общественной нравственности и главы о преступлениях против несовершеннолетних.

79 Глава II. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО НА ЗАЩИТУ ОТ СЕКСУАЛЬНОГО СОВРАЩЕНИЯ И СЕКСУАЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ § 1. Ответственность за сексуальное совращение несовершеннолетних К группе преступлений, нарушающих право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения, мы относим половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет (ст. 134 УК) и развратные действия (ст. 135 УК).85 Указанные преступления близки по своей социальной направленности, имеют, на наш взгляд, единый видовой объект, представляя различные варианты посягательства на него. Несмотря на длительный период существования подобных норм в законодательстве, объект соответствующих преступлений в научной литературе определяется весьма неоднозначно. Так, Н. Н. Изотов, А. Г. Кибальник, И. Г. Соломоненко пишут, что согласно ст. 134 УК уголовно-правовой охране подлежит половая неприкосновенность малолетнего лица.86 Есть юристы (Д. Е. Васильченко), считающие объектом данных Фактически распространение порнографических предметов или материалов также нарушает право несовершеннолетнего на защиту от сексуального совращения, однако в силу специфики данного состава преступления, затрагивающего как право на защиту от совращения, так и право на защиту от эксплуатации, а также того обстоятельства, что в действующем УК соответствующее право несовершеннолетнего при незаконном распространении порнографии признается лишь факультативным объектом, мы рассматриваем данное преступление в самостоятельном разделе работы. Заметим также, что совершение ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних может быть связано и с их сексуальной эксплуатацией, в случае, если они совершаются систематически в отношении ребенка, находящегося практически в сексуальном рабстве. Эта проблема будет рассмотрена нами в третьем параграфе настоящей главы. 86 Изотов Н. Н., Кибальник А. Г., Соломоненко И. Г. Уголовная ответственность за насильственные действия сексуального характера. Ставрополь, 2000. С. 36.

преступлений которые образом нравственным Р.

те и Е.

80 законные интересы с их нормальным пишет, что физическим Затона несовершеннолетних, половым, объектом моральнополовых их Аналогичным является связаны развитием. преступлений против несовершеннолетних нормальное половое развитие.88 Двойственную позицию занимает А. Е. Якубов, когда пишет: «Объектом рассматриваемого преступления является половая неприкосновенность и нормальное физическое, умственное и моральное развитие лиц, не достигших 14-летнего возраста».89 Аналогичного мнения придерживался Я. М. Яковлев, помещая половое сношение с лицом, не достигшим определенного возраста в группу преступлений против половой неприкосновенности и нормального полового воспитания детей и подростков.90 Иногда в качестве такового определяется сексуальная безопасность как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности в области сексуальных отношений».91 Кстати Г. П. Краснюк, высказавшая эту точку зрения, заявляя о своем несогласии мнению, с оно юристами, может признающими нарушено объектом и в данного преступления нормальное половое развитие, поскольку, по ее быть результате Васильченко Д. Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями, посягающими на нормальное половое и нравственное развитие малолетних. Автореферат дис.... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. С. 21. 88 Затона Р. Е. Уголовно-правовой и криминологический аспекты ответственности за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста. Диссертация... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 25. 89 Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 3. Учебник для вузов / Под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комисарова. М., 2002. С. 281. 90 Яковлев Я. М. Половые преступления. Душанбе, 1969. С. 76. 91 Краснюк Г.П. Ненасильственные сексуальные посягательства на лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста. Автореферат дис.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 13.

81 посягательства на взрослых лиц,92 уже на следующей странице работы говорит, что именно сексуальному развитию ребенка причиняется вред в результате совершения преступления, указанного в ст. 134 УК, что делает ее позицию уязвимой и непоследовательной. Как видим, разброс мнений относительно социальной сущности ненасильственных сексуальных посягательств на лиц, не достигших 16-летнего возраста, представляется весьма широким. На наш взгляд, те блага, интересы, отношения, которые признаются вполне юристами можно объектом анализируемых определив их преступлений, упорядочить, (самый иерархичность и соподчинение. Сексуальная безопасность широкий объект) представляет собой состояние защищенности жизненно важных благ личности в сфере сексуальных отношений, при этом к числу таких благ относятся и в половая до свобода, 16 лет. лиц которой Охрана наделены которой половой взрослые наделены лица, лица половая возрасте неприкосновенность, неприкосновенности малолетних устанавливается законодателем с тем, чтобы не допустить преждевременного форсирования, дезориентации их полового развития, имеющего и физическую, и нравственную составляющую, которое, в свою очередь, выступает в качестве одной из составляющих общего процесса развития личности. Таким образом, между половой неприкосновенностью и нормальным половым развитием нет каких-либо непроходимых граней. Первое выступает в качестве условия второго. Поэтому, когда мы говорим, что преступление Краснюк Г.П. Ненасильственные сексуальные посягательства на лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста. Автореферат дис.... канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 13.

82 посягает на половую неприкосновенность, мы имеем в виду, что в результате его совершения причиняется вред нормальному половому развитию;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.