WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ГОЛОВАНЬ ЛЮБОВЬ АЛЕКСЕЕВНА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧАСТИЯ

ГРАЖДАН В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный консультант: Некрасов Евгений Ефимович, доктор юридических наук, профессор Научный консультант: Труфанов Михаил Егорович, кандидат юридических наук, доцент Ставрополь – 2005 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение…………………………………………………………………………3 Глава 1. Понятие политического участия граждан в осуществлении государственной власти…………………………...17 1.1. 1.2. Взгляды на формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти…………………………………………………..17 Эволюция форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти………………………………………………….35 Формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти………………………………………………….. 1.3.

Глава 2. Становление и тенденции развития современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти……95 2.1. Становление современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти…………………………………………………..95 Реализация конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти на территории Южного федерального округа………………...139 Тенденции развития и совершенствования российского конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти………………….. 2.2.

2.3.

Заключение…………………………………………………………………….170 Библиографический список использованных источников……………...176 Приложение…………………………………………………………………… ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Круг вопросов, возникающих в связи и по поводу участия граждан в осуществлении государственной власти, всегда являлся объектом пристального внимания представителей как отечественной, так и зарубежной юридической науки. На современном этапе интерес к этим проблемам не только не угас, но и усилился. Вызвано это переоценкой политико-правовых ценностей, трансформацией правовой и политической систем, происходящих в последние годы в большинстве стран мира. Россия не стала в этом смысле исключением. Исторические особенности развития российского государства обусловили острое и длительное протекание обозначенных процессов. В ходе политического реформирования, осуществляющегося с начала 90-х годов прошлого века, были произведены коренные преобразования во всех основополагающих сферах жизни общества – правовой, экономической, политической, социальной и других. Однако непоследовательность в проведении реформ, отсутствие тщательно проработанной стратегии стали причиной того, что переходный период затянулся в России на долгие годы. Ситуация осложняется и такими негативными факторами, являющимися следствием вышеизложенных обстоятельств, как правовое отчуждение, политическая апатия граждан, низкий уровень правовой культуры. Преодоление указанных отрицательных явлений возможно только при условии эффективного взаимодействия государства и гражданского общества, граждан и власти, отношения между которыми должны строиться на основе взаимной ответственности. На этом акцентировал внимание в своем Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации, подчеркивая, что «только народ через институты демократического государства и гражданского общества вправе и в состоянии гарантировать незыблемость нравственных и политических основ развития страны», а также говоря о необходимости критического подхода к оценке состояния демократии в России, политической системы как инструмента реального народовластия1. Одним из Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства) от 26 мая 2004 г. // Российская газета, 27 мая 2004 г. № 109 (3486), - с. 3-4.

важнейших критериев такой оценки выступает политическое участие граждан в осуществлении государственной власти, его формы и их законодательная регламентация в современных условиях. В силу изложенного, в настоящее время необходимо создание условий для расширения сферы политического участия граждан в осуществлении государственной власти, совершенствования правовых механизмов, обеспечивающих его реализацию. В свете изложенного, становится очевидной необходимость полного и всестороннего исследования теоретических и конституционно-правовых основ политического участия граждан в осуществлении государственной власти, его форм, и особенностей конституционно-правового регулирования в России на современном этапе. Тем более что понятие «политическое участие граждан» современной основательно, юридической хотя наукой разработано участие недостаточно в глубоко и политическое граждан осуществлении государственной власти как политико-правовое явление имело место на самых ранних этапах развития государства. В этой связи, следует отметить, что изучение исторического опыта становления и развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти, а также воззрений мыслителей прошлого и современности является важнейшим фактором для формирования концептуальных положений о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти и формах его осуществления, рассматриваемых с точки зрения юридической науки. Теоретическое осмысление - первоначальный этап, который необходимо пройти перед тем, как приступить к решению другой задачи – обеспечения эффективного конституционно-правового регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Представляется, что сделать это возможно путем совершенствования имеющегося конституционного законодательства, регламентирующего политическое участие граждан в осуществлении государственной власти с учетом новейших научных разработок доктрины политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Вместе с тем, следует отметить, что политическое участие граждан в осуществлении государственной власти, его формы, особенности законодательного регулирования в каждом конкретном государстве имеют свою специфику. В этой связи в диссертационном исследовании представляется целесообразным изучение предпосылок становления в России современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти, сложившейся в настоящее время практики его реализации и тенденций развития. Поскольку Россия – федеративное государство, особую актуальность имеет анализ практики реализации конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти в субъектах РФ (на примере субъектов РФ, находящихся на территории Южного федерального округа). Это позволит выявить коллизии и пробелы законодательного регулирования, разработать практические рекомендации по совершенствованию законодательства в этой сфере и, в конечном счете, сформировать нормативную базу, обеспечивающую оптимальные условия для политического участия граждан в осуществлении государственной власти в России. Указанными факторами обусловлена целесообразность и необходимость проводимого исследования. В целом же, представляется, что положения и выводы, сформулированные в диссертации, станут посильным вкладом в становление в России правового государства и развитого гражданского общества. Степень научной разработанности темы. Теоретические основы политического участия граждан в осуществлении государственной власти отечественной юридической наукой разрабатывались, в основном, в советский период. Фундаментальные исследования рассматриваемых проблем в последние годы не проводились. Что касается развития российского законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти, то специальных исследований, охватывающих рассматриваемый в рамках диссертации временной период, не проводилось, так же, как не анализировалась практика применения его в субъектах РФ, находящихся на территории Южного федерального округа.

В общецивилизационном контексте на формирование современных взглядов на политическое участие граждан в осуществлении государственной власти, практику и формы его правореализации оказали заметное влияние труды выдающихся мыслителей прошлого Аристотеля, Демокрита, Плутарха, Фукидида, Макиавелли Н., Гоббса Т., Локка Дж., Руссо Ж.-Ж., Канта И., Гегеля Г.Ф., Токвиля А. де, Алексеева Н.Н., Ильина И.А., Ленина В.И., Маркса К., Чичерина Б.Н., Победоносцева К.П., Трубецкого Е.Н., а также видных современных авторов – Богодаровой Н.А., Веденеева Ю.А., Громыко А.Л., Гуревич А.Я., Данилова С.Ю., Денежкина А., Золотухиной Н.М., Игнатенко А.В., Исаева И.А., Ковлера А.И., Корнева В.Н., Кошеленко Г.А., Кудинова О.А., Мальцева Г.В., Мамута Л.С., Маринович Л.П., Нерсесянца В.С., Полухина Р.О., Розина В.М., Смирнова В.В., Тихонравова Ю.В., Хабермаса Ю., Ясперса К. Из иностранных авторов особо отметить хотелось бы Зидентопа Л., Токвиля А. де, Острома В., Шайо А. Что касается теоретической разработки юридического определения понятия политического участия граждан в осуществлении государственной власти, его форм и подходов к их классификации, то в отечественной юридической науке интерес к этому кругу вопросов был достаточно высок в советский период. Свой вклад в теоретико-правовую разработку отдельных вопросов политического участия граждан в осуществлении государственной власти внесли Варламова Н.В., Григорян Л.А., Гулиев В.Е., Кабышев В.Т., Ковлер А.И., Манов Г.Н., Матузов Н.И., Рожко И.Н., Рудинский Ф.М., Смирнов В.В., Топорнин Б.Н., Цвик М.В. Особое значение имела работа Ковлера А.И. и Смирнова В.В. «Демократия и участие в политике: критические очерки истории и теории»2, в которой наряду с рассмотрением особенностей осуществления политического участия в различные исторические периоды авторы дают определение понятия политического участия с позиций теории права и государства, а также закладывают основы для дальнейшей Ковлер А.И. и Смирнов В.В. Демократия и участие в политике: критические очерки истории и теории. – М.: Издательство «Наука», 1986. - 192 с.

разработки классификации форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти. На современном этапе актуальные вопросы политического участия граждан в осуществлении государственной власти затрагивают в своих трудах Баглай М.В., Бобылев А.И., Дмитриев Ю.А., Елчев В.А., Зарицкий А.В., Затонский В.А., Зеленко Б.И., Иванников И.А., Кальной И.И., Керимов А.Д., Керимов Д.А., Князева С.Д., Колесников А.В., Колюшин Е.И., Комарова В.В., Краснов М.А., Левакин И.В., Лысова Е.В., Любашиц В.Я., Мальцев В.А., Мартышин О.В., Марченко М.Н., Нудненко Л.А., Орлова О.В., Пылин В.В., Тепляшин И.В., Торшенко А.А., Чиркин В.Е. Генезис российского законодательства о формах политического участия граждан в процессе становления российской государственности не подвергался специальному исследованию. Вместе с тем, изучение работ авторитетных авторов, историков и теоретиков права и государства, позволяет составить в достаточной степени четкое представление о тенденциях и закономерностях развития российского законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Исходя из того, что современное российское законодательство о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти создавалось под влиянием правовых традиций, заложенных как в дореволюционный, так и в советский период, закономерным явилось обращение к трудам таких известных ученых, как Алексеев Ю.Г., Беляев И.Д., Владимирский– Буданов М.Ф., Григорьев В., Еремян В.В., Ерошкин Н.П., Иванченко А.В., Катц Л., Кизеветтер А.А., Кудинов О.А., Малиновский И., Маньков А.Г., Нерсесянц В.С., Роговин Л.М., Сергеевич В., Смыкалин А.С., Титов Ю.П., Чистякова О.И., Шапсугов Д.Ю. Что касается советского периода, то здесь теоретическую основу составили научные труды Гневко В.А., Городецкого Е.Н., Данилова И.С., Евдокимова В.Б., Златопольского Д.Л., Иванченко А.В., Коржихиной Т.П., Котока В.Ф., Лучина В.О., Мазурова А.В., Перевалова В.Д., Румянцева О.Г., Селезнева Г.Н., Соболева В.С., Фарбера И.Е., Чеберяка П.А., Чудакова М.Ф., Шутько Д.В., Эбзеева Б.С., Ямпольской Ц.А. и других. Для выявления и характеристики специфических особенностей российского конституционного законодательства о формах политического участия граждан на современном этапе немаловажное значение имели работы таких представителей юридической науки, как Алехичева Л., Боброва Н.А., Борисов И.Б., Васильев В.И., Веденеев Ю.А., Вешняков А.А., Воробьев Н.И., Гошуляк В.В., Затонский В.А., Исаев И.А., Ищенко С.А., Краснов М.А., Лапаева В.В., Лукашева Е.А., Лучин В.О., Малько А.В., Мириджанян Д.М., Нудненко Л.А., Руденко В.Н., Соколова И., Торшин А., Хабриева Т.Я., Чертков А.Н., Чиркин В.Е., Шарандин Ю.А., Шаров А.В. и др. Проведенные указанными авторами исследования стали основой для дальнейшего теоретико-правового осмысления различных аспектов политического участия граждан в осуществлении государственной власти, определения стратегии развития конституционного законодательства в этой сфере. Вместе с тем, отсутствие работ, полно и всесторонне исследующих теоретические основы политического участия граждан в осуществлении государственной власти, а также практику его конституционно-правового регулирования с учетом опыта субъектов РФ, находящихся на территории Южного федерального округа свидетельствует об актуальности темы проводимого диссертационного исследования. Объектом исследования настоящей работы является конституционноправовое регулирование политического участия граждан в осуществлении государственной власти в Российской Федерации. Предметом диссертационного исследования является конституционное законодательство Российской Федерации о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Цель исследования состоит в глубоком и всестороннем исследовании проблем конституционно-правового регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти, что предполагает:

- выявление теорий, концепций, заложивших основы правового понимания форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти;

- изучение особенностей политического участия граждан в осуществлении государственной власти на различных этапах развития государственности;

и формулирование выводов о факторах, оказавших влияние на эволюцию форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти;

- теоретико-правовой анализ понятия и форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти;

- выявление предпосылок, основных этапов и особенностей становления современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти;

- определение тенденций развития и совершенствования конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Задачи исследования, вытекающие из поставленной цели, могут быть сформулированы следующим образом: 1. Исследовать взгляды на формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти. 2. Проследить эволюцию форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти в процессе становления государства. 3. Сформулировать понятие политического участия граждан в осуществлении государственной власти, определить перечень его форм и предложить критерии их классификации. 4. Проанализировать динамику развития конституционного законодательства России 5. о формах и политического обобщить участия граждан реализации в осуществлении государственной власти. Изучить практику конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти на территории субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа.

6.

Сформулировать конкретные предложения, рекомендации по совершенствованию конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Методологической основой диссертации являются широко используемые современной наукой методы познания общественных явлений и процессов. Из числа методов, являющихся универсальными, в основном использовался метод материалистической диалектики, что обусловило обращение также и к историческому методу. В ходе проводимого исследования применялись также общенаучные методы: анализ, синтез, системный подход, функциональный подход. Особое значение для формулирования обоснованных выводов, достижения поставленных в диссертационном исследовании целей имело использование таких частноправовых методов, как формально-юридический и сравнительно-правовой, в рамках которого применялись синхронно-сравнительный подход и диахронносравнительный подход. Теоретической основой исследования стали научные труды отечественных и зарубежных авторов, исследовавших проблемы политического участия граждан в осуществлении государственной власти с позиций теории государства и права, истории государства и права, философии права. В ходе работы над диссертацией автором была предпринята попытка изучения и осмысления научных работ как мыслителей прошлых лет, так и ученых современности. Нормативно-правовую базу диссертационного исследования составили законодательные акты различного уровня, начиная с тех, которые современная юридическая наука относит к памятникам отечественного права, и заканчивая недавно принятыми на федеральном и региональном уровне. Научная новизна диссертационного исследования. В диссертации впервые проводится комплексное исследование вопросов конституционно-правового регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти. При этом уделяется значительное внимание теоретическим основам политического участия граждан в осуществлении государственной власти. На основе исследования взглядов на политическое участие граждан, подходов к его определению предлагается понимать политическое участие граждан в осуществлении государственной власти как протекающий в разнообразных правовых формах процесс, опосредующий взаимосвязь гражданского общества и государства, в ходе которого граждане, реализуя принадлежащие им политические права, принимают участие в управлении делами государства, выражая свои интересы, становясь причастными к властным отношениям, вызывая обязательное, законодательно определенное реагирование со стороны государства. Элементами классификация новизны обладает и предложенная граждан в в диссертации осуществлении форм политического участия государственной власти. Обосновывается авторский взгляд на предпосылки и особенности становления современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти в Российской Федерации. По мнению автора, современное конституционное законодательство формировалось с учетом практики законодательного регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти как в период до 1917 года, так и в советский период. Учитывая, что по своему государственному устройству Россия является федеративным государством, исследуются особенности реализации конституционного законодательства в субъектах Российской Федерации (на примере Южного федерального округа). Дается оценки состояния современного конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти, формулируются предложения по его совершенствованию. Предлагается авторский проект Закона Ставропольского края «Об общественной палате Ставропольского края». На защиту выносятся следующие основные положения: 1. В результате исследования правовых взглядов мыслителей прошлого и современности, внесших, по мнению диссертанта, весомый вклад в развитие представлений о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти, обосновываются следующие тезисы:

- наибольшее внимание теоретической разработке проблем политического участия граждан в осуществлении государственной власти было уделено в период, когда, государственный режим благоприятствовал политическому участию граждан в осуществлении государственной власти;

несмотря на критическое отношение некоторых мыслителей к политическому участию граждан в осуществлении государственной власти, оно рассматривается практически всеми авторами как данность. 2. Автором предложено собственное видение основных этапов эволюции форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти, а также обосновано положение о том, что независимо от государственного режима, политическое участие граждан в осуществлении государственной власти имело место (пусть даже формально) в тех или иных формах. 3. На основе изучения подходов к определению понятия политического участия граждан в осуществлении государственной власти автор формулирует собственное, а также указывает на сопричастность понятия «политическое участие» и таких понятий, как «политика», «политическое влияние», «политическая власть», «государственная власть». Считая политическое участие одним из важнейших аспектов современной демократии, сферой жизнедеятельности гражданского общества, диссертант предлагает рассматривать реализацию политического участия граждан в контексте осуществления политических прав, которые в основном являются коллективными. В силу этого, по мнению диссертанта, субъектом политического участия выступают граждане как члены гражданского общества и все правовые формы их самоорганизации. Исходя из того, что политическое участие обладая граждан присущими в осуществлении последнему государственной власти является имеет разновидностью политического участия как такового, диссертант отмечает, что оно, сущностными характеристиками, специфику, которая позволяет его дифференцировать. Такой особенностью является воздействие, оказываемое на органы государственной власти в процессе реализации политического участия граждан в осуществлении государственной власти – оно всегда является решающим, т.е. обязывающим государство в лице его органов к совершению определенных, законодательно регламентированных действий. 4. Исследовав имеющиеся подходы к классификации форм политического участия граждан, диссертант предлагает собственную классификацию форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти, которая может быть осуществлена следующим образом:

- по способу осуществления формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти можно подразделить на непосредственные формы (участие в выборах, референдумах) и представительные формы (осуществление политического участия через выборных представителей, из которых формируется законодательный (представительный) орган). - по уровню осуществления формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти можно классифицировать на осуществляемые на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации. - по интенсивности и последовательности можно выделить регулярные (участие в выборах) и иррегулярные (участие в референдуме) формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти. - по отношению к действующему законодательству формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти можно подразделить на прямо предусмотренные Конституцией (участие в выборах, референдумах) и выводимые из ее положений, но регламентированные иными нормативноправовыми актами (например, участие в отзыве депутата). - по соотношению между собой формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти можно классифицировать на самостоятельные (участие в выборах, участие в референдуме), либо производные от других форм (например, участвовать в отзыве депутата становится возможным только после того, как он приобретет этот статус в результате осуществления гражданами политического участия в форме участия в выборах).

Приведенные критерии являются наиболее значимыми, хотя и не исчерпывающими. 5. На основе исследования предпосылок становления современного конституционного законодательства Российской Федерации о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти, диссертант обосновывает мнение о том, что оно формировалось под влиянием традиций правового регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти, заложенных в дореволюционный период, а также с учетом опыта конституционно-правового регулирования в советский период, и, наконец, под влиянием стандартов, устанавливаемых международными нормативно-правовыми актами. 6. Анализ и обобщение практики реализации конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти на территории Южного федерального округа, позволили диссертанту установить причинно-следственную связь между несовершенством конституционно-правового регулирования данных правоотношений и многочисленными злоупотреблениями в этой сфере. 7. По мнению диссертанта, положительные результаты могут быть достигнуты при наличии единой стратегии развития конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации. Так, принятие Федерального закона «Об Общественной палате Российской Федерации» логически предполагает принятие аналогичных законов в субъектах Федерации. В этой связи диссертант представляет собственный проект Закона Ставропольского края «Об Общественной палате Ставропольского края». 8. В целях более эффективного конституционно-правового регулирования политического участия граждан в осуществлении государственной власти российскому законодателю предлагается строить свою деятельность на основе принципов прогнозирования, долгосрочного планирования и ориентированности разработки и подготовки нормативных правовых актов на научной основе с учетом жизненных интересов и потребностей населения. В частности немаловажное значение имеют теоретические разработки, которые касаются непротиворечивое целое. Повышению качества упорядочения правовых актов, приведения их с помощью системного сцепления в единое конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти во многом способствует и обязательный порядок проведения научного анализа и независимой комплексной научной экспертизы всех проектов законодательных актов, вносимых на рассмотрение законодательного органа;

использование в законодательном процессе системы мониторинга, глубокого анализа всех качественных и количественных показателей его результативности, а также создание широкой системы информирования всех участников законодательного процесса об эффективности действия принятых по их инициативе законов. 9. Комплекс мер, направленных на совершенствование конституционного законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти, с положительным результатом может быть реализован конкретно в федеральных округах (например, Южном федеральном округе). Диссертант предлагает разработать общую для всех субъектов РФ, находящихся в пределах ЮФО, Программу развития законодательства о формах политического участия граждан в осуществлении государственной власти. В рамках этой программы предусмотреть комплекс мер, направленных на: 1) развитие законодательства субъектов РФ, находящихся в пределах ЮФО, путем выявления круга вопросов, по которым необходимое правовое регулирование отсутствует и последующей подготовки соответствующих проектов законов о тех или иных формах политического участия граждан;

2) совершенствование уже имеющихся законодательных норм, регулирующих осуществление политического участия граждан в целях приведения его в соответствие с федеральным законодательством, устранения юридических неточностей, пробелов и других ошибок законодательной техники.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. В целом, направленность проведенного исследования на выявление и поиск путей разрешения актуальных вопросов, связанных с теоретико-правовой разработкой и правовым регулированием в российском законодательстве форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти должна стимулировать интерес к обозначенным проблемам со стороны представителей отечественной юридической науки. Проведение дальнейших исследований в этой сфере будет способствовать совершенствованию механизма политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Последнее обстоятельство является важнейшим условием повышения правовой культуры граждан, преодоления отчуждения между обществом и государством, и, в конечном счете, формирования в России правового государства и развитого гражданского общества. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в научной деятельности, а также в качестве дополнительного материала в процессе преподавания теории государства и права, истории государства и права, конституционного (государственного) права, истории политических и правовых учений. Сделанные в исследовании выводы и обобщения относительно практики законодательного регулирования форм политического участия на различных этапах развития российского государства позволят федеральному и региональному законодателю более четко определять стратегию дальнейшего развития законодательства, предпринять необходимые меры для его совершенствования. Апробация результатов исследования осуществлена посредством выступления автора с докладами и сообщениями на научно-практических семинарах и конференциях, круглых столах и заседаниях кафедры. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в опубликованных статьях и тезисах научных конференций общим объемом пл. Подготовка и последующее обсуждение диссертации состоялись на совместном заседании кафедры государственно-правовых дисциплин и кафедры истории и теории государства и права Северо-Кавказского государственного технического университета.

Структура диссертационной работы определена, исходя из поставленных целей и задач. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованных нормативно-правовых источников и литературы, а также приложения.

Глава I. Понятие политического участия граждан в осуществлении государственной власти 1.1. Взгляды на формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти Необходимость исследования различных воззрений и позиций по вопросам, связанным с политическим участием граждан в осуществлении государственной власти обусловлена тем непреходящим значением, которое оно имеет для понимания процесса формирования и утверждения общечеловеческих политикоправовых ценностей. В развитие представлений о природе государства и права, о надлежащем общественном и государственном устройстве, о правах и свободах человека, формах и принципах взаимоотношений личности и власти, политическом участии граждан в осуществлении государственной власти большой вклад внесли античные философы. В своих трудах Демокрит, Платон, Аристотель уделяют значительное внимание данным вопросам. Сама возможность политического участия в осуществлении государственной власти, его степень в этот период развития общества и государства в первую очередь увязывались с формой государственного устройства. возможности Вопрос для о форме государственного участия граждан устройства в вызывал многочисленные дискуссии среди античных авторов. Наиболее широкие политического осуществлении государственной власти предоставляла именно демократия, хотя и она не была свободна от недостатков, которые отмечались мыслителями античности. По мнению Демокрита, «бедность в демократии настолько же предпочтительнее так называемого благополучия [граждан] при царях, насколько свобода лучше рабства»3. Вместе с тем, надо признать, что это единственное из известных явное высказывание Демокрита в пользу демократии. Высказываясь за свободное полисное общение и отвергая бесправие и рабство граждан, Демокрит в то же время довольно определенно высказывается за «правление лучших» и с этих позиций Цит. по: Антология мировой политической мысли в пяти томах. Т. 1. Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. М., 1997. – с. 82.

критикует недостатки демократической формы правления4. Аристотель выразил свое мнение достаточно конкретно: «Начать следует, прежде всего, с установления того принципа, который служит точкой отправления при настоящем рассуждении, а именно: неизбежно, чтобы все граждане принимали участие либо во всем, касающемся жизни государства, либо ни в чем, либо в одних делах принимали участие, в других – нет. Чтобы граждане не принимали участия ни в чем, это, очевидно, невозможно, так как государство представляет собой некое общение, а следовательно, прежде всего является необходимость занимать сообща определенное место…Но в каком объеме можно допустить для граждан приобщение к государственной жизни?»5 Таким образом, он акцентирует внимание на необходимости активной деятельности человека. Достойной свободного человека он считает жизнь практическую, т.е. наполненную политической деятельностью, или теоретическую, наполненную деятельностью познавательной. С точки зрения Аристотеля, однако, демократия не являлась «правильным» видом государственного устройства, он считал ее «наиболее умеренным из отклоняющихся видов»6. Признавая политию лучшим видом государственного устройства, Аристотель считает, что управление должно быть сосредоточено в руках наилучших, которыми могут быть «кто-либо один из общей массы, либо целый род, либо вся народная масса», при условии, что они «будут иметь превосходство в добродетели»7. Следовательно, управлять может и народ, при условии обладания определенными качествами. В целом же следует сделать вывод, что независимо от того, в чьих руках, в конечном счете, будет сосредоточено управление, Аристотель однозначно высказывается за необходимость политического участия граждан в осуществлении государственной власти. В средние века какое-либо упоминание о возможности политического участия широких масс населения в осуществлении государственной власти в трудах философов найти достаточно сложно. В этот период возникла и сформировалась 4 Нерсесянц В.С. Политические учения древней Греции. – М., 1979. – с. 81. Аристотель. Политика. II, 1, 2. /В кн.: Аристотель. Политика. Афинская полития. – М., Мысль, 1997. – с.58. 6 Аристотель. Политика. IV, 2, 1-2. Там же. – с. 132. 7 Аристотель. Политика. III, 12, 1. Там же. – с. 129.

новая идеология, выразившаяся в появлении новой мировой религии – христианства и в сопутствующих ей философских построениях. В силу этого, вся средневековая философия пронизана призывами к смирению с социальным злом, терпению и покорности, прощению обид. Такой подход отнюдь не способствовал политической и социальной активности. Среди выдающихся философов того времени, в трудах которых в значительной степени были разработаны вопросы государства, права, закона, следует упомянуть Фому Аквинского. Признавая вслед за Аристотелем, что по природе своей человек есть «животное общительное и политическое», которому свойственно стремление объединиться и жить в государстве, он, вместе с тем, говорит о неравенстве различных сословий общественного целого. Большинство составляющих его человеческих единиц обязано заниматься только физическим трудом, а привилегированное меньшинство призвано к умственному труду и управлению этим большинством8. Косвенное упоминание о праве граждан на участие в управлении государством встречается лишь во времена Ренессанса. В своем политическом трактате "Защитник мира", явившемся ярким явлением в истории политических и правовых учений, Марсилий Падуанский сформулировал смелые по тем временам идеи. Описывая происхождение и природу государства, он исходил из соответствующих аристотелевских идей о том, светская политическая власть и представляющее ее государство возникли в процессе постепенного усложнения форм человеческого общежития. Кроме того, Марсилий Падуанский отстаивал тезис о том, что настоящий источник всякой власти – народ. От него исходит как власть светская, так и духовная. Только он один – носитель суверенитета и верховный законодатель. Правда, под народом Марсилий Падуанский разумел отнюдь не все население государства, а лишь лучшую, достойнейшую его часть9. Оставалась при этом дискуссионной проблема: кому принадлежит закон – народу, который доверяет его исполнение монарху, или властелину, является ли исполнение власти только функцией монарха или подлинной прерогативой, кому, в конце Агамов А.А., Горшков В.А. История древней и средневековой философии. Книга третья. Ставрополь, Издательство Ставропольского университета, 1994. – с. 227. 9 История политических и правовых учений. /Под общей редакцией В.С. Нерсесянца. М., 1996. – с 121.

концов, реально принадлежит власть, является ли ее передача только уступкой, и при том временной, или она окончательна и безраздельная власть остается в руках самодержца10. Марсилий Падуанский признавал за народом право издавать юридические законы. Эти законы, издаваемые выбираемыми народом наиболее заслуженными людьми, обязательны как для самого народа, так и для законодателя. В своем учении Марсилий Падуанский одним из первых дифференцировал законодательную и исполнительную власть. Важное место в своей теории он отводил выборности, считая ее основополагающим принципом формирования органов государства и подбора должностных лиц. Избираться, по мнению автора «Защитника мира», должен был и монарх. Эти прогрессивные для того времени взгляды, по нашему мнению, бесспорно, явились важной вехой в формировании представлений о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти, его формах и принципах. Рассмотренные воззрения оказали существенное влияние на становление и развитие в последующие эпохи представлений о демократическом политическом строе общества. В трудах философов Нового времени начинает отчетливо прослеживаться идея о том, что народ является источником всякой власти, что, собственно говоря, и обусловливает его право на участие в управлении делами государства во всем многообразии его форм. Так, Томас Гоббс в своем главном труде «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» предпринял попытку разработки новой теории государственного суверенитета. Томаса Гоббса нельзя назвать сторонником демократии и народовластия как ее основного смысла, однако на основании его взглядов в дальнейшем получили развитие демократические идеи. Краеугольным камнем концепции Гоббса является введенное им понятие «общественный договор». С точки зрения философа, учреждая государство, люди жертвуют своими естественными правами, и с момента учреждения только Политология: Энциклопедический словарь. /Общ. ред. и сост.: Ю.И. Аверьянов. – М., Издательство Московского коммерческого университета, 1993. – с. 93.

государство считается единственным полномочным лицом, решающим проблему сохранения общества, его стабильности и спокойствия11. Верховная власть, по мнению Гоббса, должна быть неделима и находиться в руках суверена (государства). Он пишет: «Различие государств заключается в различии суверена, или лица, являющегося представителем всех и каждого из массы людей». И далее продолжает: «Если представителем является один человек, тогда государство представляет собой монархию;

если – собрание всех, кто хочет участвовать, тогда это демократия или народоправство;

а если верховная власть принадлежит собранию лишь части горожан, тогда это аристократия. Других видов государства не может быть…»12 (курсив наш – Г.Л.). Верховной власти принадлежит также право издавать законы, но делает она это по воле граждан. Гоббс говорит об этом очень четко: «Закон издается верховной властью, а все, что делается этой властью, делается на основании полномочий и ответственности каждого из ее подданных, а то, что соответствует воле всякого человека, никто не может считать несправедливым»13. В отличие от Гоббса, Джон Локк четко определяет предмет «общественного договора». С одной стороны, общество, предоставляя право государству на законодательную, исполнительную и судебную власть, оставляет за собой первичные (неотчуждаемые) права на жизнь, собственность и свободу совести. С другой стороны, государство обязуется соблюдать и защищать «закон природы», а члены общества – повиноваться политической власти14. Такая конструкция публичного права делает возможным контроль со стороны общества за деятельностью государства и при нарушении им условий договора предоставляет право на сопротивление властям. Указанным правом Джон Локк фиксирует неотчуждаемость верховной власти от народа. При этом договор между обществом и государством имеет силу при условии его поддержки большинством. Локк указывает, что «…то, что приводит в действие какое-либо сообщество, есть лишь Царьков И.И. Формула Левиафана (политико-правовая концепция Томаса Гоббса) // Право и политика. №9, 2003. – с. 38. 12 Гоббс Т. Левиафан. М.: Мысль, 2001. – с. 128. 13 Гоббс Т. Указ. соч. – с. 238. 14 Царьков И.И. Против Левиафана (политико-правовая концепция Джона Локка) // Право и политика. №9, 2003. – с.20.

согласие составляющих его лиц, а поскольку то, что является единым целым, должно двигаться в одном направлении, необходимо, чтобы целое двигалось туда, куда его влечет большая сила, которую составляет согласие большинства…»15. При этом Локк считает, что не всякое большинство имеет право на верховную власть, а только определенным образом организованное. Право большинства на верховную власть является предметом дискуссий, по сей день, и некоторыми ученымиправоведами ставится под сомнение16. Являясь основоположником теории разделения властей, Локк, уделяя особое внимание законодательной власти, пишет: «Только народ может устанавливать форму государства, делая это посредством создания законодательной власти и назначая тех, в чьих руках она будет находиться»17. Таким образом, Локк создает предпосылки для разработки в дальнейшем теории народного суверенитета, проявление которого невозможно без наличия соответствующих форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Тем не менее, ни Гоббс, ни Локк не рассматривают возможность конкретного участия граждан в осуществлении государственной власти. Только позднее, в XVIII веке, французские философы-просветители разработали вопросы участия народа в управлении государством достаточно конкретно. Их обоснования и выводы и сейчас используются для аргументации позитивности развития политического участия граждан в осуществлении государственной власти в современных государствах, в том числе и в России. Среди них, прежде всего, следует назвать Ш.-Л. Монтескье, который указывал на то, что право издавать законы в государстве принадлежит народу. По его версии, народ должен сам делать все, что он в состоянии хорошо выполнить и лишь оставшуюся часть своей власти препоручить своим уполномоченным. То есть представительная демократия, как производная от демократии непосредственной, отходит на второй план. Монтескье не считает демократию наиболее предпочтительным вариантом, 15 Локк Дж. Соч. в 3 т. – М., 1988. Т. 3. – с. 318. См., например, Нестеренко А.В. Демократия: проблема субъекта. //Общественные науки и современность. № 4 - 2002. с.53-54;

Керимов А.Д. Изъяны демократии и возможные пути их преодоления. // Право и политика. № 4, 2002. – с. 37. 17 Локк Дж. Тот же. Т.3. – с.345.

однако совершенно справедливо отмечает, что основными для демократии являются законы, определяющие право голосования, а также контроля над избранными уполномоченными (должностными лицами государства). Таким образом, Монтескье говорит не только о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти как таковом, но и его формах. Особого внимания заслуживают взгляды Ж.-Ж. Руссо. Несмотря на критику, которой подверглась его концепция из-за своей противоречивости, а в некоторых моментах – слабости, вклад Руссо в разработку проблем народного суверенитета и политического участия несомненен. Руссо продолжает развивать в своем учении теорию общественного договора. По его мнению, общая воля, лежащая в основе общественного договора, находит свое воплощение в суверене и его актах (законах). «Я утверждаю, следовательно, что суверенитет, который есть только осуществление общей воли, не может никогда отчуждаться и что суверен есть ничто иное, как коллективное существо, может быть представляем только самим собою. Передаваться может власть, но никак не воля»18 - констатирует Руссо. При этом общую волю Руссо отличает от воли всех: общая воля имеет в виду общие интересы, а воля всех – интересы частные и представляет собой лишь сумму изъявлений индивидуальных воль частных лиц19. Для получения общей воли, считает Руссо, необходимо, чтобы каждый гражданин высказал только свое собственное мнение. Избранники народа, по мысли Руссо, не могут быть его представителями, они лишь его доверенные и не могут сами ничего окончательно решать. Анализируя концепцию Руссо, А. Шайо отмечает, что «Руссо видел источник закона в некоем мистическом фантоме, именуемом «всеобщей волей», и связал народное представительство с законодательной функцией, заложив тем самым основу своего ошибочного учения о верховенстве законодательства, выражающего народную волю… Меньшинство просто не смогло признать всеобщую волю, и входящему в меньшинство гражданину нужно быть благодарным за то, что ему навязывают волю большинства и тем самым 18 Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре: Трактаты. – М.: ТЕРРА, 2000. – с. 216. Нерсесянц В.С. Философия права. – М.: Издательство НОРМА, 2003. – с. 480.

освобождают от его собственных ошибок»20. С критикой представлений Руссо о народном суверенитете выступил и Бенджамин Констан. Он считал, что для Руссо было практически безразлично, как выражается всеобщая воля. Народу не обязательно осуществлять власть, так как народ не в состоянии постоянно определять и формировать суверенитет. Поскольку народ и государство сливаются у Руссо воедино, он даже не считает необходимым провести грань между индивидами, составляющими народ, и государством;

более того, иногда он прямо выступает против такого разделения – во имя формирования единой цели. Суверенитет народа нельзя передать, представительство не имеет места. Руссо поставил себя в неразрешимую ситуацию, ибо для того, чтобы люди могли принять закон, соответствующий всеобщей воле, они должны быть такими, какими они могут быть, только следуя закону. В качестве выхода из тупиковой ситуации он предлагает самый неудачный сценический трюк: закон провозглашает посланный проведением государственный муж. Осуществить народный суверенитет может кто угодно, даже одна единственная личность21. Отмеченные недостатки концепции Руссо не умаляют его заслуг в разработке проблем народного суверенитета и форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти. В конце XVIII в. свою теорию, исходившую из идеи народного суверенитета, обосновал И. Кант. Понятие о совокупном владении, положенное в основу частного права, расширяется И.Кантом до понятия соединенной воли всех лиц, образующих народ, организованный в гражданское общество под руководством государства. Только всеобщая воля народа может быть источником всех законов в правовом государстве22. Определяющее значение он придавал разграничению законодательной и исполнительной властей. Применительно к законодателю Кант формулирует следующий ограничительный принцип его деятельности: то, чего народ не может решить относительно самого себя, того и законодатель не может Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венг. – М.: Юристъ, 2001. – с. 58. 21 Constant B. Political Writings. Cambridge, 1988. P. 175. / Цит. по: Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венг. – М.: Юристъ, 2001. – с. 58-59. 22 Громыко А.Л. Политические режимы (история и теория вопроса):

- М.: 1995. – с. 30.

решить относительно народа23. Таким образом, несомненно, с точки зрения Канта, что политическое участие, во-первых, осуществляется совокупностью граждан, организованных в рамках гражданского общества, во-вторых, политическое участие объектом своего воздействия имеет именно законодательство. Нельзя обойти вниманием и концепцию Г.В.Ф. Гегеля. В философии права Гегеля античная мысль о полисном правлении (о полисе-государстве как высшей и совершенной форме общения) синтезируется с доктриной «господства права»;

результатом этого синтеза и является гегелевская концепция правового государства24. Гегель критически относится к идее народного суверенитета и выступает с обоснованием суверенитета наследственного конституционного монарха. Он пишет, что «о народном суверенитете можно говорить в том смысле, что народ вообще является по отношению к внешнему миру самостоятельным и составляет собственное государство…» «Можно говорить также и о внутреннем суверенитете, принадлежащем народу, если вообще говорить о целом…, совершенно также, как выше… было показано, что государству присущ суверенитет», - продолжает автор. «Но в новейшее время», - отмечает Гегель, - «о народном суверенитете обычно стали говорить как о противоположном существующему в монархе суверенитете, - в таком противопоставлении представление о народном суверенитете принадлежит к разряду тех путанных мыслей, в основе которых лежит пустое представление о народе». Завершая свою мысль, Гегель констатирует, что «народ, взятый без своего монарха и необходимо и непосредственно связанного именно с ним расчленения целого, есть бесформенная масса, которая уже не есть государство и не обладает больше ни одним из определений, наличных только в сформированном внутри себя целом, не обладает суверенитетом, правительством, судами, сословиями и чем бы то ни было»25. Являясь сторонником монархии, Гегель, вместе с тем, считает праздным вопрос «какая форма правления лучше – монархия или демократия», и делает вывод о том, что «…государственное устройство определенного народа вообще зависит 23 от Нерсесянц В.С. История идей правой государственности. М., 1993. – с. 11. Нерсесянц В.С. «Философия права» Гегеля: история и современность. / В книге: Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., Мысль, 1990. – с. 24. 25 Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., Мысль, 1990. – с. 320-321.

характера и развитости его самосознания»26. Безусловно, высказывания Гегеля не говорят о нем как о стороннике массового политического участия граждан в осуществлении государственной власти, но ставя государственное устройство в зависимость от характера и развитости самосознания народа, он, таким образом, заставляет прийти к выводу о том, что от указанного фактора зависит и степень политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Огромное влияние на формирование представлений о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти оказала работа Алексиса де Токвиля «О демократии в Америке» (1835 г.).. В ней Токвиль на примере Америки попытался исследовать практику политического участия граждан в осуществлении государственной власти в конкретном государстве. Он не призывает копировать образцы американской демократии, однако считает, что в США политическое участие граждан в осуществлении государственной власти в различных его формах воплощено в жизнь наиболее полно. «Народ участвует в составлении законов, выбирая законодателей;

участвует он и в претворении этих законов в жизнь – путем избрания представителей исполнительной власти. Можно сказать, что народ сам управляет страной, и ибо права, предоставленные правительству, чувствует весьма свою незначительны ограничены;

правительство постоянно изначальную связь с народом и повинуется той силе, которая создала его. Народ властвует в мире американской политики, словно Господь Бог во Вселенной»27, пишет Токвиль. Он признает, что «нелегко привлечь народ к управлению, еще труднее позволить ему накопить опыт и воспитать у него те чувства, которых ему недостает, чтобы делать это хорошо». Вместе с тем, Токвиль твердо убежден, что «если нам не удастся постепенно ввести и укрепить демократические институты, и если мы откажемся от мысли о необходимости привить всем гражданам идеи и чувства, которые сначала подготовят их к свободе, а затем позволят ею пользоваться, то никто не будет свободен – ни буржуазия, ни аристократия, ни богатые, ни бедные. Все в равной мере попадут под гнет тирании». И если со 26 Гегель Г.В.Ф. Указ. соч. – с. 315. Токвиль, Алексис де. Указ. соч. – с. 63.

временем не будет установлена «мирная власть большинства, то, считает Токвиль, «все мы рано или поздно окажемся под неограниченной властью одного человека»28. На рубеже XIX-XX вв. началось возрождение естественного права. Этот процесс затронул многие страны Европы и Россию. Господствовавший почти на всем протяжении XIX столетия юридический позитивизм оказался мало пригодным для объяснения кризисных явлений, получивших развитие в демократических странах Запада. Классический либерализм Нового времени сменяется неолиберализмом, возникшим в ответ на практику вмешательства государства в экономику, ужесточение внутриполитического режима, милитаризацию общества и подготовку к захватническим войнам. Естественное право, возродившееся на базе новейших философских школ (неокантианство, неогегельянство, неотомизм, экзистенциализм, фрейдизм и др.), смогло дать сильный импульс для дальнейшего развития либерального правосознания29. В России сторонниками «возрожденного» естественного права являлись П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, Е.Н. Трубецкой, В.М. Гессен, Н.И. Палиенко и др. Согласно их воззрениям, не государственное веление, не общественная воля должны выступать в качестве критерия правовой нормы, но идея личности. «Воля народовластия, - писал П.И. Новгородцев, - сама по себе не может быть нормой, ибо она является лишь возможностью желаний, достоинство которых определяется целью, а не их распространенностью… А в общественных отношениях такой нормой может служить лишь то начало, которое является нравственной основой человеческого общения, то есть начало личности»30. Е.Н. Трубецкой различает два типа демократизма и, соответственно, два противоположных понятия демократии. «Из них одно утверждает народовластие на праве силы;

с этой точки зрения народ не ограничен в своем властвовании никакими нравственными началами: беспредельная власть должна принадлежать народу не потому, что народ – сила. Такое понимание несовместимо со свободою: с точки зрения права силы не может Токвиль, Алексис де. Указ. соч. – с. 237. Жуков В.Н. Школа «возрожденного» естественного права в России: между законом и благодатью. //Право и политика. №4, 2001. – с. 123. 30 Цит. по: Тихонравов Ю.В. Основы философии права. Учебное пособие. – М., Вестник, 1997. – с. 385.

29 быть речи о каких бы то ни было неприкосновенных, незыблемых правах личности» - пишет Е.Н. Трубецкой. Далее он делает вывод о том, что понимаемая таким образом демократия вырождается в массовый деспотизм, поскольку в таких условиях жизнь, свобода, имущество личности зависят от прихоти большинства. Трубецкой Е.Н. являлся сторонником другого понимания демократии, которое «кладет в основу народовластия незыблемые нравственные начала, и, прежде всего – признание человеческого достоинства, безусловной ценности человеческой личности как таковой». «Только при таком понимании демократии, - констатирует Трубецкой Е.Н., - дело свободы стоит на твердом основании, ибо оно одно исключает возможность низведения личности на степень средства и гарантирует ее свободу независимо от того, является ли она представительницей большинства или меньшинства в обществе»31. К началу ХХ века в правовой науке России сложилось несколько направлений. Наиболее значительными из них были: либеральное, консервативное и социалистическое32. Центральной идеей либеральных конституционных теорий в России в ХIХ – нач. ХХ вв. была идея народного представительства33. Так, Б.Н. Чичерин говорит о высшем значении общих представительных собраний. Он характеризует их следующим образом: «Они призываются к обсуждению и решению государственных дел. В них выражается политическое право в тесном смысле, то есть участие граждан в общей или верховной власти государства. …Голос меньшинства здесь имеет одинаковую силу с голосом большинства». Б.Н. Чичерин высказывается за решающее значение выборных собраний, критикуя совещательные собрания. По его мнению, «необходимо определить законом ведомство собрания, очертить круг его действий, обозначить его права. Оно становится на вершине государства, и при том не как орудие правительства, а как Трубецкой Е.Н. Всеобщее, прямое, тайное и равное. 1906 г. / В книге: Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX-XX вв. /Отв. ред. А.А. Вешняков. – М., Издательство «Весь мир», 2003. – с. 466-467. 32 Корнев В.Н., Полухин Р.О. Вопросы взаимоотношения государства, права и общества в консервативной правовой мысли начала ХХ века. // Право и политика. № 9, 2003. – с. 137. 33 Кудинов О.А. Российские ученые ХIХ – начала ХХ вв. о народном представительстве. //Право и политика. №9, 2003. – с. 143.

выражение воли народной, которой оно является представителем»34. Вместе с тем, автор говорит о том, что народное представительство не является непременным условием всякого государственного порядка, а «установится только там, где оно требуется общим благом, где оно отвечает настоящим нуждам государства, где оно способно действовать в согласии с другими элементами, где оно содействует достижению известных целей»35. Что касается консервативного направления, то ярким его представителем является К.П. Победоносцев. Он с острой критикой выступал против народовластия как в теории, так и в его практическом воплощении. «Одно из самых лживых политических начал», - писал К.П. Победоносцев, - «есть начало народовластия, та, к сожалению, утвердившаяся со времени французской революции идея, что всякая власть исходит от народа и имеет основание в воле народной. Отсюда истекает теория парламентаризма, которая до сих пор вводит в заблуждение массу так называемой интеллигенции – и проникла, к несчастию, в русские безумные головы. Она продолжает еще держаться в умах с упорством узкого фанатизма, хотя ложь ее с каждым днем изобличается все явственнее перед целым миром»36. По мнению К.П. Победоносцева, вследствие исторического развития общества «отдельные племена сливаются в целый народ или группируются в разноязычии под одним государственным знаменем, наконец, разрастается без конца государственная территория». В силу этого «непосредственное народоправление» становится невозможным37. Представительное же народовластие К.П. Победоносцев называет «парламентским лицедейством» и «великой политической ложью». Основанием для подобного утверждения, по его мысли, является искажение теории парламентаризма на практике. Победоносцев отмечает, что «по теории парламентаризма, должно господствовать разумное большинство;

на практике господствуют пять-шесть предводителей партии: они, сменяясь, овладевают Б.Н. Чичерин. О народном представительстве. /В книге: Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX-XX вв. /Отв. ред. А.А. Вешняков. – М., Издательство «Весь мир», 2003. – с.98. 35 Б.Н. Чичерин. Указ. соч. - с. 109. 36 К.П. Победоносцев. Статьи из «Московского сборника». Великая ложь нашего времени. / В книге: Политические институты, избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX-XX вв. /Отв. ред. А.А. Вешняков. – М., Издательство «Весь мир», 2003. – с. 312. 37 К.П. Победоносцев. Указ. соч. Там же. – с.312-313.

властью. …По теории, народные представители имеют ввиду единственно народное благо;

на практике они под предлогом народного блага и насчет него, имеют ввиду преимущественно личное благо свое и друзей своих. …По теории избиратель подает голос за своего кандидата потому, что знает его и доверяет ему;

на практике – избиратель дает голос за человека, которого по большей части совсем не знает, но о котором натвержено ему речами и криками заинтересованной партии»38 и т.д. Очевидно, что многие из отмеченных Победоносцевым негативных сторон практики парламентаризма сохраняются и в настоящее время. Среди представителей социалистического направления можно назвать Чернова В., Мартова Ю., Плеханова Г.В. и многих других. Однако большую часть ХХ века отечественная политико-правовая мысль находилась под влиянием идеологии, называемой марксизм-ленинизм. В.И.Ленин возглавлял радикальное крыло социал-демократии, принявшее в качестве главного постулата своей идеологии идею «диктатуры пролетариата» - единственно возможной формы государства в переходный период. В теории большевизма преемственность государственных форм отрицается: провозглашается отказ от старой политической и правовой культуры, парламентаризма и разделения властей. Критикуется буржуазная демократия. Считается, что демократия эксплуататорского общества – демократия для меньшинства. Всеобщее избирательное право, институты разделения властей и конституционного контроля – только идеологические ширмы, не выявляющие воли большинства народа, но отвлекающие его от революционной борьбы. Парламентаризму большевики стали противопоставлять власть советов, в системе которой не было разделения властей39. В основу теории большевизма, как уже отмечалось, были положены учения К. Маркса и В.И. Ленина. Каким же образом они понимали демократию, народовластие? Так, К. Маркс писал о том, что «демократия есть разрешенная загадка всех форм государственного строя», и, кроме того, «в демократии государственный строй, закон, само государство, поскольку оно представляет собой определенный политический строй, есть только К.П. Победоносцев. Указ. соч. Там же. – с. 317. Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России ХI-XX вв. – М.: Юристъ, 1995. – с. 313.

39 самоопределение народа и определенное его содержание»40. По его мнению, «то положение, когда народом управляют, должно быть заменено самоуправлением народа»41. Взгляды В.И. Ленина более радикальны. По его мнению, «демократия есть господство большинства»42. Ленин формулирует идею о том, что «рабочий класс не может вести борьбу за свое освобождение, не добиваясь влияния на государственные дела, на управление государством, на издание законов… Поэтому самым насущным требованием рабочих и первой задачей влияния рабочего класса на государственные дела должно быть достижение политической свободы, т.е. прямого, обеспеченного законами (конституцией) участия всех граждан в управлении государством, обеспечение за всеми гражданами права свободно собираться, обсуждать свои дела, влиять на государственные дела союзами и печатью»43. (курсив наш – Г.Л.). Такие идеи определяли развитие отечественной политико-правовой мысли вплоть до последнего десятилетия ХХ века. Взгляды советских ученых-правоведов были в достаточной степени рассмотрены в рамках проводимого исследования, поэтому, на наш взгляд, нет необходимости останавливаться на них здесь. Идеи, основанные на принципах, далеких как от марксистских, так и от либеральных и монархических идеалов, исповедовали теоретики «евразийской» модели государства. Одним из основоположников данного направления политикоправовой мысли стал Н.Н. Алексеев, разработавший собственную концепцию государства. Не останавливаясь детально на положениях концепции, отметим только те, которые выражают взгляды мыслителя на политическое участие граждан в осуществлении государственной власти. Алексеев говорит о целесообразности привлечения к управлению самих управляемых. При этом он констатирует, что «не существует, конечно, никакого всеобщего «права на управление», как учит об этом современная демократия;

но существует всеобщая обязанность участвовать в К. Маркс. К критике гегелевской философии права. / Цит. по: Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В.И. О демократии. – М.: Политиздат, 1988. – с. 11. 41 К. Маркс. Изменения и дополнения во втором издании брошюры И.Моста «Капитал и труд». / Цит. по: Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В.И. О демократии. – М.: Политиздат, 1988. – с. 23. 42 В.И. Ленин. Вся власть Советам! / Цит. по: Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В.И. О демократии. – М.: Политиздат, 1988. – с. 13. 43 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.2, с. 106-107.

государственных делах, - обязанность социального служения. Выполнение этой обязанности требует активности от каждого управляемого, которая должна найти в государстве правильное приложение». В случае, если такое приложение не найдено, возникает чувство раздражения, которое может повлечь неблагоприятные политические последствия. В качестве аргументов в пользу участия управляемых в жизни государства Алексеев приводит то обстоятельство, что «следить за динамикой общественной жизни, не отставать от нее можно только в том случае, когда сами изменчивые интересы и потребности могут непосредственно отражаться в управлении государством», а, кроме того, целесообразность привлечения управляемых к участию в управлении состоит в том, что «таким образом совершается особый отбор лиц, обладающих политическими способностями и политическими навыками»44. Таким образом, можно сделать вывод о том, что Алексеев Н.Н. считал необходимым политическое участие граждан в осуществлении государственной власти и приводил убедительные доводы в обоснование своей позиции. Развитие зарубежной политико-правовой мысли на рубеже XIX-XX вв. сопровождалось появлением концепций, которые впоследствии послужили основой для формирования целых направлений и школ политико-правовой мысли. М. Вебер формулирует положения концепции, получившей впоследствии название «теория массового общества», В. Парето и Г. Моска представляют реалистическое направление, которое полностью отвергает концепцию народного суверенитета, правления по воле народа и выдвигает концепцию правящей элиты. Положения концепций Парето и Моска в дальнейшем нашли развитие в трудах Р. Михельса, Ф. Хантера, Р. Миллса. Более подробно хотелось бы остановиться на рассмотрении взглядов Г. Моски. По его утверждению, власть может быть от народа, для народа, но не может быть властью самого народа. Поэтому мифы о народном представительстве и суверенитете на деле маскируют существование и деятельность властвующего «политического класса». Идеи народовластия, демократии, считает он, являются миражом и утопией, в погоне за которыми Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. – М., «Аграф», 1998. – с. 595-596.

«некомпетентные массы» становятся объектом политических манипуляций у «демагогов» и используются ими для захвата власти и установления своей диктатуры45. «В исторический отрезок времени между Полибием и Монтескье», пишет Моска, - «многие авторы совершенствовали классификацию Аристотеля, введя в нее понятие «смешанная форма правления». Позднее современная демократическая теория, основоположником которой был Руссо, исходила из утверждения, что в любом государстве большинство граждан могут и действительно должны участвовать в политической жизни, а доктрина народного суверенитета все еще властвует над умами многих людей, несмотря на то, что современные общественные науки все больше и больше доказывают: принципы демократии, монархии и аристократии действуют одновременно во всем политическом организме». «Мы не перестанем опровергать эту демократическую теорию, поскольку именно в этом и заключается задача данной работы»46, подытоживает Моска. Приблизительно в этот же период времени в произведении «Смысл и назначение истории» излагает свои взгляды К. Ясперс. В нем он уделяет внимание сущностным характеристикам политической свободы, к которым относит, в том числе, и притязание человека «на значимость своих взглядов и своей воли», которую представляет ему демократия. «Свобода возможна только при демократии, то есть при возможном для всех участии в изъявлении воли. Каждый человек в зависимости от уровня его политической зрелости и убедительности его взглядов может рассчитывать на признание»47, - отмечает Ясперс. Вместе с тем, по мнению Ясперса, «политическая свобода есть демократия, но она выступает в исторически данных формах и градациях. Она исключает господство массы (охлократию), которая всегда выступает в союзе с тиранией»48. Ясперс подчеркивает, что «в решительные моменты всегда остаются необходимыми выборы, в которых Коркмазов А.Ю. Политика и политические отношения в истории и теориях общества. Издательство Ставропольского университета. Ставрополь, 1993. – с. 80. 46 Цит. по: Антология мировой политической мысли в пяти томах. Т. 2. Зарубежная политическая мысль ХХ в. М., 1997. – с. 120. 47 Ясперс К. Смысл и назначение истории. Пер. с нем. 2-е изд. М., Республика, 1994. – с. 174. 48 Ясперс К. Указ. соч. – с. 175.

участвует все население данной страны»49. При этом он предостерегает от «формальной демократии», в связи с чем говорит о необходимости приобщить людей к знанию, научить их критически мыслить, чтобы «в ходе выборов сознательно и обдуманно принимать наилучшее решение». Другой путь – «практическое самовоспитание народа посредством участия большинства в решении конкретных задач»50. И, наконец, по мнению Ясперса, важна и организация самой избирательной кампании. Из современных зарубежных мыслителей, посвятивших свои труды исследованию проблем политического участия граждан в осуществлении государственной власти, хотелось бы отметить Ю. Хабермаса. Важно подчеркнуть основную идею философа: в современных обществах демократия как политический порядок не может опираться на субстанционально единую, как бы заранее сформированную «волю народа». Если идея коллективного самоопределения вообще еще сохраняет свой практический смысл, то демократическая самоорганизация должна мыслиться как процесс – как процедура формирования мнений и воли народа. Легитимно не то решение, которое выражает якобы уже сформированную волю народа (по формуле некоторых политиков: «Я знаю, чего хочет народ»), но то, в обсуждении которого приняло участие наибольшее количество граждан. Политическая коммуникация сама должна рационально формировать волю её участников, а не просто отражать их политические пристрастия51. Как отмечает Денежкин А., «дискурсивная демократия в концепции Хабермаса оказывается не просто властью мнений «народа», понятого как некоторая натуральная величина, но скорее возможностью власти разума, воплощенного в структурах общения граждан, обмена мнений»52. По мнению Хабермаса, противоречия заложены в самом понятии народного суверенитета. «Народ, от которого и должна исходить государственноорганизованная власть, не есть субъект, наделенный волей и сознанием», - считает 49 Там же. Ясперс К. Указ. соч. – с. 181. 51 Денежкин А. «Фактичность и значимость» Ю. Хабермаса: новые исследования по теории права и демократического правового государства. /В книге: Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. М., 1995. – с. 195. 52 Денежкин А. Там же. – с. 197.

автор. «Он выступает только через плюральность действий, а как народ он, в принципе, не наделен ни способностью принимать решения, ни способностью действовать». Что касается демократизации, то, с точки зрения Хабермаса, она «разворачивается не в преодолении подлинно политического сопротивления, но в противостоянии императивам тонко дифференцированных экономической и управленческой систем»53. Далее Хабермас высказывает мнение о том, что смысл демократических процедур правового государства в том и состоит, чтобы институционализировать коммуникативные формы, необходимые для разумного формирования воли», «более сложная проблема заключается, однако, в том, каким образом уже институционализированные формы образования мнений и воли сами могут быть автономизированы»54. Относительно же суверенитета Хабермас делает вывод о том, что «растворившись в коммуникативном процессе, суверенитет обретает власть, заставляет считаться с собой, когда он становится дискурсом общественности, инициированным ее автономными образованиями»55. Представляется, что положения концепции Хабермаса являются актуальными в свете реалий сегодняшнего дня, и, на наш взгляд, нуждаются в более глубоком осмыслении, особенно в контексте проводимого исследования. Следует отметить, что приведенные концепции, взгляды, мнения, философов, юристов, политологов, обоснованные ими в различные исторические периоды, не исчерпывают всего многообразия идей, высказанных о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти на протяжении истории человечества. Нами рассмотрены лишь те из них, которые, на наш взгляд, отразили основные тенденции развития общества и стали определяющими для дальнейшего развития представлений о политическом участии граждан в осуществлении государственной власти. При этом исследовались воззрения не только тех мыслителей, которые безоговорочно являются сторонниками широкого политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Были также приведены и проанализированы противоположные взгляды, с тем, чтобы 53 Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. М., 1995. – с. 65. Хабермас Ю. Указ. Соч. – с. 71. 55 Хабермас Ю. Указ. Соч. – с. 74.

исследование было всесторонним, и, кроме того, это дало возможность окончательно убедиться, что даже самые яростные противники демократии не высказываются против политического участия граждан в осуществлении государственной власти, осуществляемого в различной степени, в тех или иных формах. 1.2. Эволюция форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти На сегодняшний день одной из важнейших задач является становление демократии в России, которое немыслимо без наличия эффективного механизма осуществления политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Решение этой нелегкой задачи не представляется возможным без учета исторического опыта не только самой России, но и всего человечества. При этом слепое копирование существующих образцов - верный залог неудачи56. Также важно учитывать то обстоятельство, что «…для лучшего использования опыта прошлого демократия должна достичь определенного уровня цивилизации и просвещения»57. То есть, обращение к историческому наследию, истокам политического участия граждан в осуществлении государственной власти как явления, само по себе не возымеет положительного значения, если обществом не будет достигнута та стадия развития, на которой оно будет способно в полной мере осознать и оценить этот бесценный опыт. В связи с изложенным, целесообразно рассмотреть возникновение и проследить динамику развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной на разных этапах развития государства. Следует отметить, что поскольку политический характер общности могут приобретать и в процессе складывания предгосударственных структур, (этот факт подтверждают исследования историков, этнографов и археологов), истоки политического участия прослеживаются уже на этой стадии.

Маринович Л.П., Кошеленко Г.А. Становление афинской демократии. /Античная демократия в свидетельствах современников. /Изд. подгот. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. – М.: Ладомир, 1996. – с.5. 57 Токвиль А. де. Демократия в Америке. Пер с фр. М., Прогресс, 1992. – с. 180.

Каким же образом проявлялись начала «политического участия» в первобытных обществах? С переходом от первобытного стада к раннеродовой общине роль рода как социальной общности стала преобладающей. Начала властных отношений были основаны на авторитете предводителя рода. Предводительница, а позже – предводитель рода – избирались на родовом совете, который представлял собой собрание (сходку) взрослых родичей. Род управлялся на принципах «первобытной демократии», на данном этапе особый разряд управляющих ещё отсутствует, т.е. субъект и объект власти здесь совпадали. Таким образом, социальная власть распространялась только в рамках рода, выражала его волю и базировалась на кровных связях. В позднеродовой общине организационная структура управления жизнью общности была более сложной. Она включала в себя род, фратрию и племя. Начала народовластия по-прежнему были основой организации управления общиной: свобода высказывания на родовом и племенном собрании;

участие в нем всех взрослых сородичей или соплеменников мужчин и часто женщин;

выборы предводителей из числа наиболее уважаемых членов общины, их сменяемость58. Именно эти черты первобытной демократии позволяют считать, что на этой стадии были заложены основы для становления и развития более совершенных форм политического участия, сложившихся на более поздних этапах исторического развития человечества. Как отмечал Мальцев Г.В., «уже в древности определилась элементарная и очень важная черта общественного самоуправления, которая состоит в том, что источники власти и центры принятия властных решений находятся в самом коллективе, а не вне его. В хозяйственном и социальном отношении вполне самостоятельный коллектив, ограниченный по необходимости в продуктивных внешних связях и в поддержке со стороны, должен был осуществлять весь круг функций и обязанностей, которые опираются на феномен власти. К ним принадлежат в первую очередь функции принятия и реализации Ковлер А.И. и Смирнов В.В. Демократия и участие в политике: Критические очерки истории и теории. – М.: Издательство «Наука», 1986. - с. 26.

решений, контроля за их исполнением, определения возможности участвовать в общественных делах и ответственности за них59. Рамки настоящей работы не позволяют в деталях рассмотреть трансформацию органов родового строя в процессе социальной дифференциации первобытного общества, становления военной демократии и последующий переход к вождистско-иерархическому управлению. Выделим лишь основное. На этапе становления военной демократии общинная организация переросла границы рода и стала племенной. Несмотря на усиление власти военачальников, рядовые общинники по-прежнему широко участвовали во всех сферах жизни общины. Постоянными органами управления являлись народное собрание, совет и вождьвоеначальник. В период «поздней» военной демократии наблюдается повышение роли собрания, однако в нем уже участвуют не все взрослые общинники, а только воины. Несмотря на значимость народного собрания, в жизни племени приоритетную роль играли племенная знать и вождь. Наблюдается постепенная сакрализация власти вождя, с помощью которой племенная знать рассчитывала укрепить свои позиции. Таким образом, перерастание военно-демократического управления в вождистско-иерархическое сопровождалось дальнейшим отстранением рядовых общинников от управления общиной. Появляются признаки становления государства: отделение от общества публичной власти, располагающей особым аппаратом принуждения, территориальное деление населения, институционализация обычаев и правил поведения, трансформация их в нормы права. Однако государство возникло не сразу. Ряд ученых считает, что возникновению государства предшествовала особая стадия развития общества и форма его организации, которая получила название «протогосударство» или «чифдом»60. На наш взгляд, следует согласиться с мнением Ковлера А.И., предупреждавшего о великом искусе «упрощенно толковать процесс эволюции самоуправления из догосударственной в государственную эпоху как некое поглощение государством институтов общинно-родового самоуправления с Мальцев Г.В. Очерк теории обычая и обычного права. / Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. Научное издание. – Ростов-на-Дону: Издательство СКАГС, 1999. с. 90. 60 См., например, Общая теория права и государства. Учебник.,/ под ред. В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000. с. 57.

соответствующими процессами в правовой сфере». «Напротив, данные истории, этнографии, археологии дают основание считать, что происходило поэтапное «огосударствление» как институтов самоуправления, так и нормативной системы в смысле их дальнейшего развития на собственной основе…»61 - отмечает автор. Новая социальная организация стала нуждаться в общественной силе, которая способна решать общие дела или мобилизовать население на их решение. Обозначенная потребность и породила государство, публичную власть. В условиях распада родового строя другого механизма обеспечения потребности решения общих дел, кроме ставшего властью государства, не было. По мнению Спиридонова Л.И., государство не могло не стать силой, стоящей над населением. Общество перестало быть однородным, и поэтому совпадение государства с ним исключило бы возможность решать общие для всех дела. Публичная власть превратилась бы в орудие групповых интересов, извращая изначальный смысл государства62. Таким образом, на данном этапе круг субъектов осуществления политического участия сужается, непосредственные формы политического участия уже не играют решающей роли в жизнедеятельности общества. Следующий важный этап истории развития политического участия граждан в осуществлении государственной власти, совершенствования его форм связан с Древней Грецией. В этом античном государстве сложился строй, позволяющий широкое политическое участие граждан в осуществлении государственной власти. Демократию этого периода историки и теоретики права именуют «афинской» или «полисной». Рассматривая особенности политического участия граждан в осуществлении государственной власти в Афинах, следует помнить о его полисной основе. Территория, управлявшаяся при самом широком участии населения, получила название полиса63. Греческий полис это город и государство одновременно, причем полис состоял не только из городского поселения, но и из прилегающих к нему земледельческих поселений (хоры) данного городаКовлер А.И. Антропология права. Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА. 2002. с. 187. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. М., 1995. с. 19. 63 Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие./под ред. Ю.А. Веденеева., Н.А. Богодаровой. - Калуга-Москва: Калужский областной фонд возрождения историко-культурных и духовных традиций «Символ», при участии ИД «Калуга», 1997. – с.17.

62 государства. Город с его городской площадью и рынком (agora) — местом народных собраний, с его храмами, общественными учреждениями и мастерскими ремесленников, был центром экономической, политической и культурной жизни полисов. Гражданин полиса мыслил государство, «отечество» и свои функции в нем не абстрактно. Он чувствовал себя не каким-то ничего не значащим придатком в системе целого, но вполне ценной и самозначащей личностью64. По мнению некоторых авторов, в плане политическом полис представлял собой простую и вместе с тем весьма действенную форму государственности, республику, которая естественным образом венчала здание сословно-корпоративного гражданства и высший свой смысл находила в непрестанном поддержании и воспроизведении полисного строя жизни. Суверенная гражданская городская община, - основанная на рабстве иноплеменников, - так можно было бы определить кратким образом древнегреческий полис65. Институты политической системы Древней Греции имели особую развитость и законченность форм, что связано с многовековой эволюцией древнегреческой государственности. Поэтому и формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти были достаточно разнообразны и эффективны. Афинская демократия, в условиях которой стало возможным широкое политическое участие граждан в осуществлении государственной власти, берет свое начало в эпохе военной демократии «гомеровского» периода. войны, после которой наступили ее кризис и деградация. В период, когда еще сохранялась преемственность институтов военной демократии, эгейские народности имели сходную организацию управления: совет (булэ) как постоянный орган власти, состоящий из старейшин рода;

народное собрание (агора);

военачальник (басилей)66. Однако следует отметить ограниченный характер раннегреческой демократии, поскольку сохранялись только формальные признаки былой военной демократии. При социальной пассивности 64 Ее расцвет захватывает промежуток времени от реформ Солона и Клисфена до Пелопонесской Кессиди Ф.Х. От мифа к логосу (Становление греческой философии). М., «Мысль», 1972. – с. 18-19. Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. / Под ред. Г.Л. Курбатова, Э.Д. Фролова, И.Я. Фроянова. – Ленинград, Издательство Ленинградского университета, 1986. – с. 98. 66 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 104-105.

рядовых граждан это способствовало установлению режима тирании (VII-VI вв. до н. э.), хотя в некоторых древнегреческих полисах существовала и другая форма правления – тимократия, при которой власть принадлежала самым богатым и авторитетным гражданам полиса. В сложившейся в Афинах обстановке обострения социального кризиса угроза гражданской войны становилась все более реальной. Необходимо было принимать срочные меры. Поэтому Солон, избранный первым архонтом, выступил с инициативой ряда реформ. В результате политических реформ Солона беднота была допущена к участию не только в народном собрании, но и в суде присяжных – гелиэе. Тем самым была расширена социальная основа афинской демократии. Однако при всей своей прогрессивности, реформы Солона не были радикальными, поскольку Солон сторонником социального компромисса и умеренных реформ. В отличие от реформ Солона, реформы Клисфена имели далеко идущие последствия. С его правлением произошел подъем афинской демократии, ее институционализация. Было упразднено деление граждан по родовому признаку;

претерпели изменения органы управления. В трактовке Аристотеля смысл проведенной Клисфеном реформы гражданства сводился к следующему: «Он хотел смешать их, чтобы большее число людей получило возможность участия в делах государства»67 (курсив наш – Г.Л.). Проводимые Клисфеном реформы способствовали расширению политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Клисфен был последовательным сторонником народных, демократических начал государственного устройства. Против непомерного возвышения личности был направлен также учрежденный Клисфеном предупредительный «суд черепков» - остракизм. Посредством остракизма афинская гражданская община оберегала себя от нежелательных последствий чрезмерного успеха той или иной аристократической личности. Последовательным устранением политиков, чье влияние грозило превзойти допустимую при демократии норму, Аристотель. Аф. пол., VIII, 21, 2. /В книге: Античная демократия в свидетельствах современников. /Изд. подгот. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. – М.: Ладомир, 1996. – с. 46.

община и утверждала свое суверенное право, свое значение воплощенного государственного начала68. Все же сложившийся в этот период в Афинах политический режим не являлся полностью демократическим. Возможностью участвовать в Народном собрании, в Совете пятисот и в суде обладали формально все простые свободные граждане. На практике же воспользоваться такой возможностью могли только зажиточные афиняне. Кроме того, в решении многих вопросов в сфере политики и законодательства ареопаг, выражавший интересы аристократии, стоял выше Совета пятисот. Наивысшей точки своего развития афинская демократия достигла при Перикле. (Хотя, как отмечает Плутарх, «…взгляды на политику Перикла очень расходятся. Фукидид характеризует государственное устройство при Перикле как некоторого рода аристократию, говоря, что на словах это была демократия, а на деле власть принадлежала первому гражданину;

другие же и при этом многочисленные писатели говорят, что он первый направил помыслы народа на клерухии, феорикон и раздачу платы, народ усвоил эти дурные привычки и стал, таким образом, вследствие этих мероприятий привередливым и распущенным, хотя прежде был скромным и трудолюбивым»69). Именно в период его деятельности понятие «народовластие» наполнилось реальным содержанием, политические права и свободы граждан соблюдались наиболее полно. Проведенные Периклом реформы были направлены на придание которое с более теперь жестко рационального обладало ярко характера уже существовавшим демократическим институтам. Таковыми являлись: Народное собрание (экклесия), выраженными процедурой законодательными функциями регламентированной выработки решений;

Совет пятисот (булэ), выполнявший исполнительные функции;

суд (гелиэя), соответственно, судебные. Рассмотрим подробнее каждый из указанных институтов для более четкого понимания механизма политического участия граждан в осуществлении государственной власти.

Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. / Под ред. Г.Л. Курбатова, Э.Д. Фролова, И.Я. Фроянова. – Ленинград, Издательство Ленинградского университета, 1986. – с. 94. Плутарх. Избранное. В 2 т. Т. 1. – М., ТЕРРА, 1996. – с. 101.

Наиболее древним институтом афинской демократии является Народное собрание (экклесия), поскольку оно трансформировалось из органа родовой демократии в государственный орган. В Народном собрании могли принимать участие все полноправные граждане афинского государства, достигшие 20-летнего возраста. Имущественное положение и знатность в расчет не принимались. Иностранцам запрещалось присутствовать на заседаниях Народного собрания под угрозой сурового наказания. Народное собрание, как уже отмечалось, выполняло законодательные функции. Обращает на себя внимание четкая регламентация процедуры проведения Народного собрания и тщательная проработка законопроектов, выносимых на обсуждение. Кроме законодательных, народное собрание выполняло и исполнительны функции, такие, как прием иностранных послов;

назначение представителей Афин за пределами Аттики;

объявление войны и заключение мира, союзов;

контроль за финансовым положением и т.д. Таким образом, обширный круг полномочий Народного собрания, регулярное проведение его заседаний позволяют говорить о нем как о важнейшей форме политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Как отмечают Маринович Л.П., Кошеленко Г.А., «строго говоря, Народное собрание (экклесия) было не политическим институтом, а совокупностью граждан, которым принадлежала вся полнота верховной законодательной, исполнительной и даже судебной власти»70. Однако, несмотря на то, что значимость и влияние Народного собрания возрастали, посещаемость его со временем стала снижаться. Главным образом это было вызвано утратой гражданами интереса к собранию, на котором главные роли стали играть ораторы из знати и демагоги. В этой связи для обеспечения кворума было установлено вознаграждение за посещение Народного собрания. Особо важное значение, как отмечают А. И. Ковлер и В.В. Смирнов71, имел Совет пятисот (булэ) – высший постоянно действующий орган власти, своего рода правительственная власть Афин, посредник между народным собранием и Маринович Л.П., Кошеленко Г.А. Указ. соч. – с. 19. См.: Ковлер А.И. Смирнов В.В. Демократия и участие в политике: Критические очерки истории и теории. – М.: Издательство «Наука», 1986. - с. 71.

71 управленческим аппаратом государства. К компетенции этого органа относились выработка проектов решений для Народного собрания, управление текущими делами и исполнение принятых Народным собранием решений. Теоретически, Совет пятисот был самым демократичным, равное поскольку участие в представители осуществлении территориальных единиц принимали государственной власти. Формально каждый полноправный гражданин мог быть избран при помощи жребия членом Совета пятисот. Однако на практике из жеребьевки зачастую исключались малоимущие граждане под предлогом обременительности этой должности. К тому же для широких слоев демоса этот орган был малопривлекателен из-за отсутствия достаточных стимулов для участия в его работе. Поэтому со временем Совет пятисот, в который избиралось все больше представителей имущих слоев, стал приобретать все более реальную власть. Данная тенденция ярко проявилась в том, что Народному собранию стали направляться для голосования готовые решения по многим жизненно важным вопросам. Высшую судебную власть в Афинах представляла гелиэя – народный суд. К компетенции гелиэи относилось рассмотрение дел должностных лиц и апелляций граждан. Участие в законотворческом процессе обусловливало ее значимость в политической жизни общества. Существование массового народного суда, каковым являлась гелиэя, для решения сложнейших юридических вопросов, объясняется заинтересованность демократического режима в вовлечении максимально возможного числа граждан в действительное управление страной. Гелиэя была единственным органом, имеющим право наложить вето на законопроекты Народного собрания и потребовать их пересмотра72. Несмотря на то, что члены гелиэи были зачастую некомпетентны в судебных вопросах, гелиэя стала прообразом подлинно народного суда, где граждане реально участвовали в осуществлении правосудия. В Афинах существовало значительное количество магистратур. Во избежание сосредоточения власти в руках одного магистра, в основу организации См.: Аристотель. Аф. пол., VIII, гл. 63-69. /Античная демократия в свидетельствах современников. /Изд. подгот. Л.П. Маринович, Г.А. Кошеленко. – М.: Ладомир, 1996. – с. 47.

магистратур были положены следующие принципы: коллегиальность, выборность, подотчетность народному собранию и совету, краткосрочность пребывания магистра в должности. В целом структура управления в Афинах была организована таким образом, что постоянно значительная часть граждан в разных формах была вовлечена в управление делами полиса. Еще одним властным институтом в Афинах являлся ареопаг. Останавливаться подробно на характеристике этого органа не позволяют рамки настоящей работы. Кроме того, указанный орган не воплощал в себе начала народовластия, поскольку состоял в основном из представителей аристократии, в силу чего в период расцвета демократии его функции свелись к сохранению традиций. В противовес ареопагу была создана коллегия десяти стратегов, избиравшихся народным собранием из числа знатных и богатых афинян, поддерживавших демократию. Подводя итог, следует отметить следующее. Политическая система, существовавшая в Афинах, может быть определена с помощью термина «прямая демократия». В силу неоднозначной расстановки политических сил формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти отличались своеобразием. Подавляющее большинство свободных граждан афинского государства имели возможность участвовать в политической жизни посредством участия в собраниях по демам и в системе местного самоуправления, а также в Совете пятисот, гелиэе, Народном собрании, коллегии стратегов. Опыт организации и функционирования властных институтов имел огромное значение для дальнейшего развития традиций демократии и политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Римская демократия, как и афинская, по своему историческому типу являлась рабовладельческой, однако имеющиеся между ними различия позволяют говорить о преемственности лишь с оговорками. Начало демократического движения в Риме знаменовало проявление народных трибунов. Магистратуры плебейских трибунов были созданы в 494 г. до н. э. Трибуны стали полномочными защитниками плебса, имеющими право налагать вето на распоряжения консулов и должностных лиц, издаваемых последними в отношении плебеев. Таким образом, сословие плебеев становится организованной политической силой, имеющей собственное народное собрание и представителей, выражающих ее интересы. Важной вехой в истории развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти стал 449 г. до н. э. В этом году консулы Валерий и Гораций провели закон, согласно которому решения плебейских собраний (плебисциты), проводимые по трибам, имели силу общегосударственного закона. Боязнь утраты контроля над законодательной деятельностью заставляла патрициев участвовать в собраниях по трибам. Так, демократизировался институт народных собраний, получивших впоследствии название трибутных комиций73. Со временем происходит укрепление правового статуса трибунов, расширение их политических прав. Это выразилось в неприкосновенности личности и жилища трибунов, в запрете перебивать трибунов при произнесении речей, а главное – прерогатива права вето, которым трибуны моги приостановить распоряжения консулов, решения сената, законопроекты, голосование в комициях. Основанием для наложения вето могли быть как собственная инициатива трибуна, так и ходатайство гражданина. Выполняя требование народа, трибун мог добиться ареста любого чиновника, вплоть до консула, добившись высшей меры наказания – казни. Однако патрициями проведенные и служилой социальные и политические образовал реформы с ними были новое выигрышны лишь для зажиточного слоя плебса, который, сблизившись с аристократией, аристократическое сословие – нобилитет. Вследствие того, что выполнение выборных должностей не вознаграждалось, высшие государственные должности занимал в основном нобилитет. Таким образом, стала все очевиднее проявляться тенденция превращения римской республики в олигархическую, утрачивали свой демократический характер народные собрания, сенат, магистратуры. Все ключевые должности в органах управления занял римский нобилитет, что позволяло контролировать исход любых Ковлер А.И. и Смирнов В.В. Указ. соч., - с. 81.

политических кампаний. В римских комициях голосовали в основном люмпены и безработные клиенты, иногда имело место умышленное лишение гражданина права на участие в комициях путем не внесения данных о нем в списки центурий и триб. Занесение в указанные списки являлось обязательным условием для участия в комициях. Следует также отметить, что в отличие от афинского, римское гражданство можно было приобрести посредством долгого выполнения всех обязанностей, возложенных на римлянина. Таким образом, гражданство, являвшееся важнейшим основанием политического участия граждан в осуществлении государственной власти, было более демократичным институтом, чем в Афинах. В отличие от Афин, где все должностные лица воплощали суверенитет народа и были подотчетны органам народовластия, в Риме должностное лицо не находилось в зависимости от воли народа, руководствуясь в своей деятельности всевозможными правилами и установлениями существовавшего права. Доступность должностей для римских граждан была условной. Это подтверждает и сама процедура избрания: кандидатура представлялась лицом, ранее занимавшим этот пост, или консулом, после чего утверждалась собранием. В случае избрания кандидата, который не поддерживался нобилитетом, собрание могло быть прервано председателем или же имя победившего не оглашалось. Все эти факторы свидетельствуют о все больших трудностях для выражения объективной народной воли, для реального участия народа во власти. Единственным средством влияния римского плебса на политику были стихийные выступления за свои права. Ситуация стала меняться, когда трибуном стал в 133 г. до н. э. избранный объединившейся оппозицией Тиберий Гракх. В этот период трибун, являвшийся ранее уполномоченным представителем плебейского сословия в высших магистратурах республики, становится предводителем демократического движения. Стала повышаться роль народных собраний как суверенного носителя власти. Статус трибунов также претерпел изменения: теперь народные собрания могли сместить трибуна, законодательно было закреплено переизбрание трибуна.

Реформы Тиберия Гракха продолжил Гай Гракх, избранный трибуном в 124 и 123 гг. до н. э. Этот период характеризуется непосредственным вмешательством Народного собрания в управление государством, ограничением власти Сената. Наблюдался подъем демократического движения в целом. При таком развитии событий возникала реальная опасность свержения олигархического правления. Однако разрозненность сторонников демократии, гибель лидеров демократического движения, реформы, проведенные реакционной оппозицией, а также отсутствие поддержки со стороны государственных политических институтов привели к кризису демократии. В немалой степени этому способствовала политическая коррупция, охватившая все римское общество. Подкуп избирателей осуществлялся в огромных масштабах. В таких условиях о реальном политическом участии граждан в осуществлении государственной власти, демократии говорить не приходится. В Риме возобладали диктаторские тенденции. Практика осуществления гражданами в различных формах политического участия в осуществлении государственной власти в Древней Греции и Древнем Риме оказала влияние на дальнейшее его развитие. Античные демократии – в большей степени афинская, в меньшей римская – при всей их очевидной «классовой ограниченности» впервые в мировой истории провозгласили народный суверенитет как политическую и идеологическую основу государственного строя и обеспечили в периоды своего рассвета массовое участие свободных граждан в управлении государством74. Однако, существует и другая точка зрения. Так, Игнатенко А.В. отмечает, что «во всем многообразии государственных форм рабовладельческого типа Римская республика занимает одно из важных мест как наиболее развитая республиканская форма и вместе с тем как одна из самых реакционных политических систем, в которой диктатура сравнительно небольшой кучки рабовладельцев на протяжении многих веков была искусно замаскирована элементами прямого полисного народовластия, полисной демократии»75.

Институты самоуправления: историко-правовое исследование. /Отв. ред. Л.С. Мамут. Российская академия наук, Институт государства и права. – М.: Наука, 1995. – с. 55. 75 Игнатенко А.В. От военной демократии к военной диктатуре: (историко-правовое исследование). Свердловск, Издательство Уральского университета, 1988. – с. 155.

После кризиса Римской империи Средневековый мир складывался в условиях столкновения познеантичного и варварского обществ, вследствие чего произошел синтез варварской и римской культур. В этих условиях формировались варварские королевства, причем темпы развития государств были различны: более быстро развивались Франкское королевство, Северная и Средняя Италия, Вестготское королевство, где сказалось влияние римских традиций. У англосаксов оно практически отсутствовало, поэтому процесс становления государства занял более длительный период времени. На данном этапе претерпели эволюцию такие государственные и общественные институты, как народные собрания, органы местного самоуправления и выборные ритуалы. Осуществление политического участия граждан в осуществлении государственной власти в этот период времени характеризуется общими тенденциями, и в то же время в каждом из варварских государств имеет свои особенности. В свете изложенного рассмотрим развитие форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти, выделяя общие закономерности и уделяя внимание существующим особенностям, характерным для конкретного государства. Если говорить о германцах, то до основания варварских королевств у них существовала организация управления, являвшаяся по своей сути «военной демократией». Органы власти были представлены народными собраниями, советом старейшин, военными вождями и королями с дружинами. Они не являлись еще государственными органами в полном смысле, а лишь приобретали отдельные их черты. Полноправные члены племени лично и непосредственно принимали участие в управлении, выступая носителями народовластия. Народное собрание, созывалось, как правило, для проведения выборов старейшин, военных вождей и королей, решения вопросов войны и мира и осуществления суда. Процедура волеизъявления у германцев сводилась к шумному ропоту и потрясанию оружием. Такой орган власти, как Совет старейшин, избирался народом на общем собрании. Власть короля была ограничена Народным собранием. В целом организация управления у древних германцев оставалась догосударственной. Публичная власть еще не сформировалась. Народ являлся высшим источником власти: он выбирал на общеплеменном собрании старейшин, военных вождей, королей и передавал им часть властных полномочий. Равноправие у германцев понималось как право принимать участие в народном собрании и изъявлять свою волю по различным вопросам – потрясая оружием76. Широко применялся принцип выборности вождей и королей. Однако прямое народоправство, характерное для германцев эпохи Тацита, в последующем постепенно утрачивается. Что касается Франкского государства, то с расширением его территории в управлении сохраняются лишь слабые следы былой родоплеменной организации. Народное собрание перестает существовать как верховный орган политической власти. Вместе с тем продолжают созываться сходы всех свободных воинов, составлявших всеобщее военное ополчение, для осмотра оружия. Указанные сборы, называвшиеся «мартовскими полями», не имели серьезного политического значения. Следует отметить, что в варварском обществе существовала грань между свободнорожденными и несвободными, и эту грань преодолеть было практически невозможно. Бывший свободный, превратившись в зависимого держателя, со временем исключался из системы публично-правовых связей, не посещал более народного собрания…77. Общегосударственные вопросы рассматривались на собраниях магнатов, в состав которых входили придворные сановники, королевские дружинники, представители областной администрации, епископы. В этот период времени использовался принцип выборности на одну из высших церковных должностей – должность епископа. В.М. Розин так характеризует роль церкви на данном этапе развития общества: «Церковь, как можно понять, представляет собой общество, с одной стороны, отстаивавшее свободу своих членов и более мелких сообществ, с другой – выстраивавшее отношения между ними на демократической средневековой основе (выборность всех основных должностей, обсуждение на Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. Калуга-Москва: Калужский областной фонд возрождения историко-культурных и духовных традиций «Символ», при участии ИД «Калуга», 1997. – с. 97 77 Гуревич А..Я. Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства. М., Искусство, 1990. – с. 35.

вселенских соборах, обсуждение на философско-теологическом уровне, сложная иерархическая, опирающаяся на право структура управления)»78. Во времена Карла Великого народные собрания продолжали созываться, однако в их деятельности участвует уже не все свободное население, а преимущественно знать. На обсуждение выносились проекты предлагаемых новых законов. В рассмотрении проектов принимали участие наиболее знатные из присутствующих, и только потом одобренный и принятый законопроект оглашался на широком собрании всех его участников. В случае одобрения закон вступал в законную силу. На местном уровне проводились собрания свободных людей в сотенных округах и сельских общинах. Здесь заметнее были следы порядков, существовавших при родоплеменном строе. Однако постепенно посещение собрания, являвшееся правом свободного человека, постепенно стало обременительной обязанностью. К тому же имела место замена выборных должностных лиц на назначаемых. Таким образом, происходило усиление государственной власти, что вело к устранению широких масс, занимавших пассивную позицию, от участия в делах государства. В англосаксонских государствах периода раннего средневековья также сохраняются черты «военной демократии», особенно на местном уровне. В сельских общинах наиболее важные вопросы решались на сельском сходе, на котором выбирался и староста, возглавлявший общину. На более высоком уровне проводились собрания сотен и графств. Первоначально эти собрания выражали коллективную волю населения данной территории. Однако со временем они из органов народной власти преобразуются в учреждения, контролируемые государственной местной властью. Следует отметить, что в раннем средневековье короли избирались на народном собрании и были ему подконтрольны. С усилением королевской власти отчетливо стала проявляться тенденция к замене выборной власти наследственной. Процедура избрания сохранялась, но уже имела формальный характер.

Розин В.М. Становление права в культуре Средних веков. //Право и политика. № 9, 2003. – с. 131.

Таким образом, раннее средневековье характеризуется постепенной эволюцией института народных собраний;

в течение долгого времени сохраняется значимость свободного населения, неотъемлемым правом которого было посещение военных, судебных собраний. Что касается выборов, то их элементы прослеживаются в общественной жизни, однако процедура избрания зачастую подразумевала лишь одобрение предложенной кандидатуры. Новый этап становления и развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти связан с возникновением средневековых городов в IX-XI вв. Средневековыми городами становились позднеантичные полисы, колонии и муниципии, а также создаваемые торгово-ремесленные поселения. Наиболее бурное развитие городов происходило в Италии, Южной Франции и Испании. Являясь самостоятельным явлением, город не терял связи с сельскими общинами, вследствие чего многие вопросы решались горожанами на народных собраниях на основе старых обычаев и традиций. Таким образом, в государствах средних веков усматриваются пережитки первобытной демократии. Особенно характерны в этом отношении городские республики Италии и Германии, жители которых продолжали сходиться для решения дел на народные собрания, носившие различные названия: aringha, parlamentum, commune consilium или placitum и т.д.79 Вместе с тем важную роль в жизни городов играли сеньоры – феодалы, на землях которых возникали торгово-ремесленные поселения. Им принадлежала вся власть над местными жителями, осуществляя которую они вершили суд, управляли, распоряжались финансами и назначали на должности – административные и фискальные. Налоги и сборы, вводимые феодалами, стали со временем существенным препятствием в развитии городов. В ответ на произвол феодалов во многих городах западной Европы возникает так называемое «коммунальное движение» (X-XIII вв.), в результате которого произошла институционализация городской общины, были учреждены выборные органы самоуправления. Антисеньориальная борьба происходила в зависимости от Ковалевский М.М. К истории всеобщего избирательного права. / В книге: Пифферун О. Европейские избирательные системы (парламентская, провинциальная и муниципальная). СПб., 1905. – с.338.

исторических условий, обычаев, в силу чего в одних городах автономия достигалась путем выкупа прав и свобод у сеньоров, в других – посредством вооруженного противостояния. Ранее других борьба с сеньорами развернулась в городах Северной и Средней Италии. В результате победы коммунального движения были сформированы институты самоуправления. Довольно часто коммуну возглавляли креденца – «совет доверенных», к компетенции которых относилось введение новых налогов, издание законов, распоряжение городским имуществом и т.п., и коллегия консулов, осуществлявших судопроизводство и исполнительную власть80. Следует отметить, что в формировании органов коммунальной власти участвовали не все жители итальянских городов. К выборам повсеместно не допускались беднейшие слои населения, многочисленные ограничения распространялись на мелкое купечество и ремесленников. Избирательными правами обладали, как правило, полноправные граждане – рыцари (капитаны), вальвассоры и богатейшее купечество, владевшее землей81. В целом же политические институты итальянских городов государств имели достаточно разработанную и постоянно обновляющуюся правовую основу. Кроме того, обеспечивалась эффективность всех органов управления посредством разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. Политическая жизнь строилась на демократических принципах равенства всех граждан перед законом, выборности и срочности полномочий должностных лиц, участия широких слоев населения в обсуждении кандидатур в различные магистратуры. В XIII-XV вв. в большинстве стран Европы устанавливается такая форма государственного устройства, как сословная монархия. В возникновении сословнопредставительных учреждений, выражавших общественно значимые интересы различных сословий, были заинтересованы и король, и рыцарство, и горожане. Так во второй половине XIII в. возникает английский парламент, в начале XIV в. – Генеральные штаты во Франции, в XIV- XV вв. - ландтаги и рейхстаг в Германии и Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. Калуга-Москва: Калужский областной фонд возрождения историко-культурных и духовных традиций «Символ», при участии ИД «Калуга», 1997. – с. 116. 81 Указ. соч. – с. 117.

т.д. Таким образом, в рассматриваемый период развивалась представительная форма политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Наиболее прогрессивно развивался английский парламент, который в процессе эволюции приобрел обширные полномочия (в сфере законодательства, налогообложения, судопроизводства, работы с петициями, импичмента). Двухпалатное устройство английского парламента, должность спикера, депутатская неприкосновенность и некоторые другие структурные и организационные моменты деятельности стали образцом для парламентов многих, в том числе и современных стран. В то же время существовал имущественный ценз для избирателей. Для кандидатов в парламентарии также существовал ценз – ими могли быть только люди благородного происхождения (рыцари, сквайры). Несовершенство избирательных процедур зачастую приводило к фальсификации итогов выборов. Таким образом, несмотря на некоторые положительные тенденции, в целом феодализм создал в большинстве стран Европы могучий антидемократический политико-правовой потенциал, на преодоление которого европейское общество должно было затратить несколько сот лет82. В Английском и Французском королевствах новые общественные силы оказались в XVII-XVIII столетиях настолько зрелыми, чтобы с успехом противопоставить себя антидемократическому государству, преобразовать его и осуществить тем самым исторический прорыв к политической демократии, пусть сперва и верхушечной83. Значительное влияние на развитие политического участия граждан в осуществлении государственной власти в странах Европы оказала Великая французская революция. Не останавливаясь подробно на конкретных исторических фактах, отметим лишь те принципиально новые черты политического участия граждан в осуществлении государственной власти, которые присутствовали этом этапе его развития во Франции. Наибольшие изменения претерпели выборы 82 Данилов С.Ю. Правовые демократические государства: очерки истории. – М.: 1999. – с. 6. Данилов С.Ю. Указ. соч. – с. 7.

вследствие реформирования регламентирующего их избирательного законодательства. Так, впервые в истории реальная возможность непосредственно участвовать в выборах различных органов власти – от местных до государственных – была предоставлена значительной части населения страны. К концу XVIII в. многие избирательные правила и процедуры получили юридическое оформление. Изменился подход к статусу избирателя: в отличие от средних веков право на участие в выборах становится правом личности, а не сословия или части государства. В связи с этим для регистрации избирателей стали составляться списки. Выборы при этом оставались косвенными, т.е. депутаты и должностные лица избирались выборщиками, выбираемыми на первичном собрании избирателями. Сохранялись различные цензы – имущественный, оседлости и др. Среди правовых нововведений этих лет следует также отметить тайный способ голосования, более детальную регламентацию подсчета голосов, установление ответственности за нарушение выборных правил. Законодательство Великой французской революции имело огромное значение для формирования избирательных систем нового времени. Разработка в XVIII-XIX вв. новых законодательств, основанных на идеях естественного права, сделала необходимым преобразование самого общества, которое вынуждено было действовать в новых правовых и политических условиях. Теперь все общественные акции и действия опосредовались политической системой и правом. Если общественный деятель хотел воздействовать на сознание членов общества, он апеллировал не только к общественному мнению или реальной опасности, но и к праву, высказываниям лидеров партий, политической ситуации и прочее84. Несомненно, что данная тенденция оказала положительное воздействие на развитие политического участия граждан в осуществлении государственной власти в целом. Что касается его конкретных форм, следует отметить, что начале XIX века в европейских странах выборное право было по-прежнему ограничено различными цензами, вследствие чего большая часть населения была отстранена от участия в выборах. Ограничения права избирать и быть избранным устанавливалось Розин В.М. Эволюция права в культуре Нового времени. //Право и политика. № 1, 2003. – с. 7.

имущественным цензом;

по возрасту;

в связи с профессиональной деятельностью;

цензом оседлости;

в связи с уровнем образования, а также иногда и вероисповедания. И, наконец, повсеместно от выборов были отстранены женщины. Таким образом, на протяжении XIX века происходила борьба за расширение демократических прав и свобод. Стали осуществляться прогрессивные изменения в избирательном законодательстве. Прежде всего, в ряде стран Европы постепенно снижался или полностью упразднялся имущественный избирательный ценз. Вследствие устранения препятствий для участия в выборах всех социальных слоев общества значительно увеличилась численность электората. Что касается женщин, то право голоса им было предоставлено лишь в начале ХХ столетия. В XIX веке большинство европейских стран законодательно закрепило избрание парламентариев посредством прямых выборов;

принцип косвенных выборов сохранялся лишь в некоторых странах. Позитивно можно оценивать и образование избирательных округов в зависимости от численности населения. Именно в XIX веке происходит формирование основных избирательных систем, применяемых и в современной практике: мажоритарной и пропорциональной. Реформирование избирательного законодательства в это время привело и к снятию ряда ограничений пассивного избирательного права, более четко был определен статус кандидата, его полномочия. Подводя итог, можно констатировать, что формирование современных избирательных процедур во многом произошло в XIX веке. В основу существенно обновленного избирательного законодательства был положен принцип всеобщего, прямого, тайного и равного избирательного права, что стало важнейшей гарантией реализации прав и свобод человека и гражданина. Именно участие в выборах рассматривалось в качестве важнейшей формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти в этот период. Что касается ХХ столетия, то в качестве основных тенденций развития политического участия граждан в осуществлении государственной власти и его форм можно назвать расширение прав граждан на участие в управлении делами государства, их юридическое закрепление и создание более совершенного механизма реализации.

Кроме того, коренные политические изменения, произошедшие в Европе в конце 80-х-начале 90-х годов ХХ века, создали условия для выработки международных норм, определяющих основные параметры политических систем, в рамках которых только и могут обеспечиваться права и свободы личности. Было осознано, что для стабильности в новой Европе необходимо международно-правовое развитие гарантий избирательных прав граждан, принципов непосредственной и представительной демократии и распространение их действия на весь европейский континент, включая страны Восточной Европы, Прибалтики, СНГ, в том числе и Россию85. Подводя итог, хотелось бы отметить, что нами были рассмотрены важнейшие этапы складывания основ политического участия граждан в осуществлении государственной власти и определившие его дальнейшее развитие. При этом каждому этапу присущи специфические формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Мы попытались рассмотреть основные из них, обусловившие особенности того или иного этапа. Исследовать детально все многообразие форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти, вследствие ограниченности рамками проводимого исследования, не представилось возможным. Однако полагаем, нам все же удалось проследить основные, общие закономерности развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти и сформулировать следующие выводы. Политическое участие в той или иной форме, в различной степени, имело место на всех этапах развития общества. Естественно, в зависимости от политического режима, специфических особенностей развития конкретного государства варьировались его качественные и количественные показатели. В одних случаях политическое участие имело, в целом, декларативный характер, т.е. формально предоставлялись широкие возможности для его осуществления, а, фактически, реальных возможностей для этого не было. В других случаях, Вешняков А.А. Избирательные стандарты в международном праве и их реализация в законодательстве Российской Федерации. (Монографическое исследование). М.: Весь Мир, 1997. – с. 5.

наоборот, политическое участие не было массовым, но имелись эффективные механизмы для его осуществления. Учитывая изложенное, представляется вполне закономерной зависимость характера и степени политического участия от политического режима. Наиболее широкие возможности для осуществления политического участия предоставляет демократический политический режим, предполагающий участие большинства населения в формировании и осуществлении государственной власти посредством прямой и представительной демократии. Однако, на наш взгляд, не следует забывать, что в том или ином виде (хотя бы значительно ограниченном или же декларативном) политическое участие имеет место и при других разновидностях политического режима. Особенности становления и развития форм политического участия граждан в осуществлении государственной власти в России в данном параграфе не были затронуты, поскольку этому вопросу будет уделено внимание в дальнейшем. 1.3. Формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти Ввиду того, что не существует единого мнения по поводу теоретического понимания политического участия граждан в осуществлении государственной власти, прежде чем рассматривать формы политического участия граждан в осуществлении государственной власти, необходимо уделить внимание его понятию. Следует отметить, что, хотя в нашей работе исследуется политическое участие граждан в осуществлении государственной власти, ниже мы будем говорить о политическом участии, как родовом понятии, поскольку именно им оперируют большинство авторов. Затем сделаем выводы о понятии политического участия граждан в осуществлении государственной власти. Необходимо отметить, что политическое участие граждан относится к числу тех используемых юридической наукой понятий, которые являются общепризнанными, употребляемыми достаточно авторитетными учеными, но недостаточно теоретически разработанными. Наиболее часто при помощи понятия политического участия осуществляется раскрытие иных правовых понятий и описание ряда явлений правовой действительности. Научных работ, посвященных пониманию политического участия с точки зрения права, очень мало. Однако многочисленные вопросы, связанные с осуществлением политического участия граждан, стимулируют интерес к данной проблематике и обусловливают необходимость ее более тщательной и глубокой теоретической разработки. Многие мыслители затрагивали в своих концепциях вопросы политического участия и форм его осуществления, однако детальной теоретико-правовой разработки этого понятия не происходило довольно долгое время. В отечественной юридической науке много внимания политическому участию и отдельным вопросам его осуществления уделялось в советский период. Так, Керимов Д.А. указывал на взаимосвязь действенности политики и участия в ней массы людей, подчеркивая, что осуществление социальных преобразований предполагает участие не отдельных политиков, а масс, крупных социальных образований, народа в целом. «И чем большее количество членов общества непосредственно участвует в политике, тем успешнее, эффективнее, результативнее осуществляются социально-политические преобразования» - констатирует автор.86 Подобного мнения придерживалось большинство советских ученых, выражая его в своих трудах, что, однако, не означало наличие эффективного механизма, обеспечивающего осуществление политического участия во всем многообразии его форм. Тотальный контроль государства над всеми сферами общественной жизни делал политическое участие формальным. Советское общенародное государство рассматривалось как «основной инструмент осуществления власти в обществе, который «прямо, непосредственно, концентрированно реализует власть народа»87. Между тем, вопросы демократии и политического участия как ее главного аспекта теоретически были разработаны достаточно полно (конечно, в соответствии с господствовавшими на тот момент представлениями). Представляется, что в рамках проводимого исследования необходимо рассмотреть, с какими категориями советские ученые соотносили понятие «политическое участие», какие выделяли его 86 Керимов Д.А. Философские основания политико-правовых исследований. М., «Мысль», 1986. – с. 130. Топорнин Б.Н. Конституционные основы политической системы советского общества. М., 1978. – с.36.

сущностные характеристики, принципы осуществления, чем руководствовались, давая его дефиницию. Это поможет определить основные направления осуществляемой нами теоретико-правовой разработки понятия «политическое участие», на основе сравнительного анализа взглядов советских и современных ученых объективно подойти к формулированию собственных выводов по этому вопросу. Тем более, что сложившийся в советский период стереотипы осуществления политического участия в определенной степени сохраняют свое значение. Характеризуя имевшие место в советский период подходы к пониманию политического участия, необходимо отметить, что довольно распространенным было определения понятия «демократия» через понятие «участие», и это участие было, безусловно, политическим. При этом понятия «демократия» и «народовластие» отождествлялись большинством авторов88. Еще дальше в своих выводах о сущности советской демократии и политического участия как ее неотъемлемой части зашел Л.А. Григорян, отметив, что «социалистическая демократия, прежде всего и главным образом означает самое широкое участие трудящихся, народных масс в управлении обществом и государством. Это и означает народовластие. И потому же социалистическая демократия впервые в истории развития понятия «демократия» в полном соответствии с точным смыслом этого слова может определяться как народовластие и тем самым как народный суверенитет»89. Таким образом, Григорян Л.А. фактически поставил знак равенства между понятиями «демократия», «народовластие» и «народный суверенитет», констатируя, что основной их смысл – в массовом политическом участии трудящихся. Учитывая изложенное, можно также сделать вывод и о том, что в рассматриваемый период времени специфическим был субъект осуществления политического участия. В качестве такового выступал советский народ как особая социальная общность. Декларировалась принадлежность ему всей власти. В связи с этим, акцентировалось внимание на следующих немаловажных моментах. Во См., например: Марченко М.Н., Рожко И.Н. Демократия в СССР: факты и домыслы. – М., 1988. – с. 22;

Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия.: Теоретические проблемы субъективного права. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1972. – с. 263. 89 Григорян Л.А. Народовластие в СССР. М., 1972. – с. 101.

первых, «поскольку народ состоит из отдельных людей, власть народа предполагает привлечение каждого из них к участию в ее осуществлении»90;

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.