WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Уральский Государственный Университет им. А.М. Горького

На правах рукописи

Галюк Алёна Дмитриевна Особенности представлений молодежи о жизненном успехе в современной России Специальность 22.00.06 –

«Социология культуры, духовной жизни» Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Е.В. Грунт Екатеринбург – 2004 Содержание Введение ………………………………………………………………………3-12 Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения представлений молодежи о жизненном успехе…………………............13-67 § 1. Жизненный успех как социальный феномен…………………………..13-42 § 2. Противоречия системы ценностей, детерминирующей представления молодежи о жизненном успехе …………….................................................43-67 Глава 2. Основные характеристики жизненного успеха в сознании молодежи в современной России………………………………..……….68-114 § 1. Объективные и субъективные факторы формирования представлений молодежи о жизненном успехе.……………………………………………..68-98 § 2. Типология представлений молодежи о жизненном успехе ………. 99-114 Заключение ……………………………………………………………….115-120 Библиография ……………………………………………………………121-138 Приложение Введение Актуальность темы исследования. Трансформации базисных структур российского общества, динамизм обновления среды обитания неизбежно приводит к изменению механизмов жизнедеятельности личности. Старые модели, по которым ранее действовал человек, не работают в новой среде, следовательно, возникает необходимость приспособления к новым моделям поведения, что, в конечном счете, требует обновления взглядов, мнений, ценностей личности. Таким образом, преобразования в культуре закономерно отражаются на таком социокультурном феномене как жизненный успех. Актуальным становится изучение сущностных характеристик жизненного успеха, выявление содержания, противоречий формирования и тенденций изменения представлений об успехе у различных социальных групп. Жизненный успех является сложным, многомерным явлением. Сложность характером. Во – первых, можно говорить о противоречии субъективного и объективного в успехе. С одной стороны, успех субъективен, так как соотносится с личностными критериями успешности – неуспешности, с индивидуализацией своей личности в социальной среде. С другой стороны, успех объективен, так как обусловлен социальными стереотипами успешности, стремлением не быть изолированным от окружения, стремлением быть признанным в социальной группе, самоутвердиться в ней. Во – вторых, жизненный успех, с одной стороны, является результатом жизнедеятельности личности, выстроенной в логике последовательных достижений, с другой стороны, отправным пунктом, целью, направляющей личность на ее жизненном пути. изучения успеха обусловлена его противоречивым В – третьих, существует противоречие между жизненными притязаниями и реальными возможностями для их реализации. Это обусловлено, с одной стороны, нестабильностью социальной среды, с другой – неготовностью, неумением личности к проектированию своей жизни. Все это делает актуальной проблему жизненного успеха, а если быть точнее, проблему содержания представлений, изучению которой и посвящена данная диссертационная работа. Проблема жизненного успеха важна для всех социальных групп. Следовательно, актуально и изучение представлений различных групп об успехе в условиях современной России. Однако особый интерес для нас представляет молодежь. Интерес к данной группе традиционно обостряется в кризисные периоды развития объектом общества. и Нестабильность среды ведет к трансформации обладающая образом, механизмов социализации молодого поколения. Молодежь является важным субъектом социальных преобразований, мобильностью, инновационностью, инициативностью. Таким изучая представления о жизненном успехе у молодежи, мы изучаем и качественные характеристики данной социальной группы. Исследование затронутой в настоящей работе проблематики актуально не только с научной точки зрения, но и с позиции практического использования результатов. Анализ представлений молодежи о жизненном успехе в современной России, сущностных характеристик успеха в сознании различных категорий молодежи, факторов формирования представлений необходим для разработки учебных программ и технологий в средней и высшей школе. Таким образом, теоретическая неразработанность проблемы и ее практическая значимость говорят об актуальности и новизне темы исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Феномен жизненного успеха до настоящего времени еще не стал предметом целенаправленного научного анализа в отечественной социологии. Работы, в которых осуществлялись попытки изучения успеха, малочисленны. В большинстве исследований рассматриваются отдельные аспекты и элементы данного феномена. Таким образом, концепция жизненного успеха требует дальнейших теоретических и эмпирических исследований. Изучение научной литературы, относящейся к теме исследования, позволило выделить несколько подходов к анализу жизненного успеха. Социологический подход. К нему относятся работы В.И. Бакштановского, М. Вебера, Г.Л. Тульчинского, Ю.А. Согомонова, Ю.В. Согомонова, В.А. Чурилова, в которых рассматривается сущность, структура успеха, специфика успеха молодежи. Работы, посвященные проблемам самоутверждения личности (Е.П. Никитина, Н.Е. Харламенковой). Также к данному подходу следует отнести работы, предметом исследований в которых являются факторы формирования жизненного успеха (У. Бек, П. Бергер, Т. Веблен, Э. Гидденс, Т. Лукман, Дж. Мид, А. Щюц). Психологический подход (Дж. Аткинсон, О.Н. Арестова, Л.В. Бороздина, А.В. Глухарева, Л.М. Головина, У. Джеймс, Т. Дембо, К. Левин, О.Н. Родина, Г.В. Турецкая, Х. Хекхаузен, Ф. Хоппе, М. Хорнер). Эти исследователи делают акцент на изучении психологической сущности успеха – уровне притязаний, мотивации достижения / избежания успеха, их детерминации и влияния на поведение индивида. Культурно – антропологический подход. К данному подходу следует отнести работы Р. Бенедикт, Ф. Боаса, К. Гирца, Б. Малиновского, В. Тернера, Д. Шнейдера. В центре анализа находится культурная детерминация достижения успеха, социокультурные модели достижения успеха. Жизненный успех, таким образом, это жизненная стратегия личности, выстроенная в логике следования культурным образцам и идеалам.

Философский подход (Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Е.В. Грунт, Р. Декарт, И. Кант, Л.Н. Коган, С. Кьеркегор, Т.Мор, Ф. Ницше, Ж.-Ж. Руссо). Жизненный успех рассматривается как решение проблемы смысла жизни и смысл жизни как выражение представлений об успехе. К отдельной группе работ следует отнести исследования, посвященные изучению молодежи как социально – демографической группы. Ее сущностные характеристики рассмотрены в работах И. Андреевой, Д. Аусубеля, Р. Бенедикт, В.М. Быкова, Ю.Р. Вишневского, С.Н. Воробьева, Н. Голубковой, Ю.А. Зубок, С.Н. Иконниковой, Л.Н. Когана, И.С. Кона, В.Т. Лисовского, М. Мид, Л. Новиковой, Б.С. Павлова, В.Г. Попова, О.А. Раковской, З.В. Сикевич, М.Х. Титмы, Ф.Р. Филиппова, С. Хола, В.И. Чупрова, В.Т. Шапко, Э. Шпрангера, С. Эйзенштадта и др. в отдельную группу работ мы выделили исследования, посвященные проблеме ценностей: природы ценностей, сущностных характеристик, функций, классификаций ценностей;

проблеме трансформации ценностей в современной России. Здесь следует отметить работы С.Ф. Анисимова, В. Брожика, В.А. Василенко, В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз, Г.Я. Головиных, А.В. Гулыги, В.Д. Диденко, О.Г. Дробницкого, Д.А. Леонтьева, Б.В. Орлова и Н.К. Эйнгорн, Т. Парсонса, Г. Риккерта, Я.А. Розина, У. Томаса и Ф. Знанецкого, В.П. Тугаринова. Признавая значение отмеченных выше работ по жизненному успеху, стоит отметить, что в отечественной социологии изучение представлений молодежи о жизненном успехе необходимо продолжать, выявляя новые факторы формирования, противоречия и тенденции развития. Используя названные научные труды, мы предлагаем один из возможных подходов к решению поставленной проблемы. Таким образом, актуальность темы исследования и необходимость ее изучения в отечественной социологии определили цель и задачи диссертации.

Цель диссертационной работы характеристик жизненном успехе в современной России.

состоит в изучении основных и противоречий развития представлений молодежи о Достижение поставленной цели осуществлялось через постановку и решение следующих исследовательских задач: 1. 2. Уточнить понятие «жизненный успех». Выявить основные сущностные характеристики жизненного успеха в представлениях молодежи и особенности их проявления в нескольких подгруппах изучаемого объекта. 3. Исследовать влияние основных объективных и субъективных факторов На основании теоретического и эмпирического исследования на представления молодежи о жизненном успехе. 4. разработать типологию представлений молодежи о жизненном успехе. Объектом исследования выступила молодежь г. Екатеринбурга в возрасте от 16 до 30 лет. Предметом исследования явились представления различных групп молодежи о жизненном успехе. Теоретико-методологическая основа исследования. Теоретической основой работы являются труды современных отечественных и зарубежных психологов, культур-антропологов, философов, социологов, посвященных проблемам культуры, жизненного успеха, молодежи. Выявление сущности и структуры жизненного успеха потребовало обращения к идеям современных отечественных и зарубежных исследователей (М. Вебера, Е.П. Никитина, А.Ю. Согомонова, Ю.В. Согомонова, Н.Е. Харламенковой). В анализе молодежи теоретической основой явились идеи и концепции современных отечественных и зарубежных ювенологов (Д. Аусубель, Е.С. Баразгова, Р. Бенедикт, Ю.Р.Вишневский, С.Н. Иконникова, Л.Н. Коган, И.С. Кон, В.Т. Лисовский, М. Мид, В. Т. Шапко, С. Эйзенштадт).

Методологическую психологического, подходов. Системный жизненного анализ основу диссертации составили принципы социологического и системного анализа, сравнительно – исторического, культурно – антропологического, раскрыть философского феномена позволил целостность его успеха, выявить взаимосвязи между структурными компонентами, рассмотреть жизненный успех молодежи как часть культуры общества в целом. Сравнительно – исторический подход позволил выявить изменения в представлениях о жизненном успехе у молодежи, определить противоречия и тенденции их развития и трансформации. Психологический подход позволил рассмотреть успех в его взаимосвязи с жизненными притязаниями личности, мотивацией достижения успеха / избежания неудачи. Культурно – антропологический подход позволил изучить ценностную составляющую жизненного успеха. Философский подход позволил раскрыть взаимосвязь успеха с целью жизни, смыслом жизни личности. Применение общесоциологической методологии и социологических методов позволило проанализировать эмпирические данные (факторный анализ, типологизация). Эмпирическую базу диссертационного исследования составили материалы социологического исследования, проведенного автором в период 2003 – 2004 гг. в г. Екатеринбурге. Методами сбора первичной информации выступали: анкетный опрос, глубинное интервью. Выборочная совокупность анкетного опроса: 509 человек – молодых людей г. Екатеринбурга. Способ организации последующим выборки: выборка по многоступенчатая учебно – квотная, и пропорциональная половозрастному составу генеральной совокупности, с выравниванием – образовательным профессионально – трудовым группам (квотные признаки – пол, возраст, место учебы, учебно – образовательная, профессиональная группа). Выборочная совокупность для глубинного интервью: 18 человек (6 школьников, 6 студентов и 6 представителей работающей молодежи);

выборка – целевая. Помимо данных, полученных в ходе решения поставленных задач, в работе использовались данные исследований других социологов (Ю.Р. Вишневского, Л.Я. Рубиной, В.Т. Шапко). Научная новизна исследования. 1. Определено социологическое содержание понятия «жизненный успех» понимаемое как самоутверждение личности в конкретной среде посредством целедостижения в результате влияния социальной заданности и имеющихся от природы задатков к различным видам деятельности. 2. Выявлена иерархия жизненных ценностей, определяющих представления молодежи о жизненном успехе. Ведущими ценностями являются семья, материальное благополучие. 3. Выявлены особенности представлений различных групп молодежи о жизненном успехе, они характеризуются:

- у учащейся молодежи: превалированием критерия наличия хороших друзей, предпочтением способа поддержки друзей при достижении успеха;

- у студенческой молодежи: доминированием критерия удовлетворенности в интимной жизни, любви, предпочтением способов – образование, упорный труд, работа при достижении успеха;

- у работающей молодежи: превалированием критериев наличия счастливой семьи, детей, наличия высокого заработка, предпочтением таких способов достижения успеха в жизни как образование, упорный труд, работа. 4. Выявлены основные противоречия в представлениях молодежи о жизненном успехе: противоречие между персонификацией и деперсонификацией личных достижений;

противоречие между ориентацией на собственные усилия и ориентацией на помощь извне.

5.

Выявлены основные объективные и субъективные факторы, влияющие в на формирование представлений молодежи о жизненном успехе современной России.

К объективным факторам, влияющим на представления молодежи о жизненном успехе, относятся: доминирующие виды деятельности: учебно – образовательная (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная (для работающей молодежи), уровень материального благополучия, заданные референтные группы – группы, принадлежность к которым не обусловлена личным выбором молодого человека: семья, учебно – образовательная группа (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная группа (для работающей молодежи), гендерные возможности. Среди объективных факторов, влияющих на представления молодежи о способах достижения жизненного успеха можно выделить: уровень материального благополучия, уровень образования, протекцию влиятельных родственников, знакомых, удачное стечение обстоятельств, гендерные возможности. К субъективным факторам, влияющим на представления молодежи о жизненном успехе, относятся: различные по содержанию мнения и оценки по поводу успеха у представителей различных социальных групп, в рамках которых происходит самоутверждение личности;

выбираемые референтные группы. Среди субъективных факторов, влияющих на представления молодежи о способах достижения жизненного успеха можно выделить: личный опыт в достижении успеха. 6. Теоретическое и эмпирическое исследование проблемы позволило разработать типологию представлений молодежи о жизненном успехе. В основании первой типологии лежат такие признаки как: субъективная оценка успешности жизни, степень реализации намеченных целей задач. В соответствии с этим, выделены три типа молодежи: «самореализовавшийся рационалист», «частично реализовавшийся идеалист», «несамореализовавшийся иррационалист». В основании второй типологии лежат такие признаки как: соотношение активности и пассивности в достижении способов успеха, субъективная оценка эффективности выделено различных три типа: достижения успеха. Согласно этому «конструктивист», «адаптивист», «конформист». Научно – практическая значимость работы. Выводы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы:

- для дальнейшей разработки теоретических и практических основ концепции жизненного успеха молодежи и решения методологических проблем ее конкретно – социологического исследования;

- для систематизации понятийного аппарата социологического анализа жизненного успеха молодежи, разработки типологии;

- для получения эмпирической информации о представлениях молодежи о жизненном успехе и прогнозирования на этой основе тенденций их развития;

- при разработке и чтении курсов и спецкурсов «Социология культуры», «Социология духовной жизни», «Социология молодежи», «Социология жизненного успеха» для студентов социологических и культурологических специальностей. Апробация работы. Результаты диссертационного исследования обсуждались на шестой международной научно – практической конференции «Социально – гуманитарное образование в средней и высшей школе: перспективы модернизации» (Екатеринбург, 2002), всероссийской научно – практической конференции, посвященной памяти В.Т. Лисовского, «Образование и молодежная политика в современной России» (Санкт – Петербург, 2002), всероссийской научно – практической конференции «Россия и регионы: новая парадигма развития» (Челябинск, 2002), пятой международной летней школе «Коммуникативные стратегии культуры: событие и его интерпретация в нарративе» (Новосибирск, 2002), научно – практической конференции, посвященной памяти Л.Н. Когана, «Социология в российской провинции: тенденции и перспективы развития» (Екатеринбург, 2003), двадцатой международной научно – практической конференции «Россия и регионы: социальные ориентиры политического и экономического развития» (Челябинск, 2003), всероссийской научной конференции «XIV Уральские социологические чтения» (Тюмень, 2003), на втором всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003), научно – практической конференции, посвященной памяти Л.Н. Когана, «Политическая культура и политические процессы в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования» (Екатеринбург, 2004), двадцать первой международной научно – практической конференции «Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, бизнеса и власти» (Челябинск, 2004). Основные положения диссертации были обсуждены на заседании кафедр теории и истории социологии и прикладной социологии факультета политологи и социологии Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения представлений молодежи о жизненном успехе. § 1. Жизненный успех как социальный феномен. Жизненный успех – феномен сложный, многогранный. Основная трудность при изучении успеха состоит в выявлении его сущностных характеристик. Проблема жизненного успеха носит дискуссионный характер, о чем свидетельствует множество подходов и концепций к исследованию личностных целедостижений. Кроме того, категория «успех» зачастую используется наряду с такими понятиями как самоутверждение, самореализация, цель, смысл жизни, признание, культурный идеал, стандарт и др. Поэтому науке сложно определить содержание данного понятия. Многообразие концепций успеха можно классифицировать по следующим подходам – это социологический, психологический, культурно – антропологический, философский подходы. В них сочетается особенное, характеризующее каждый подход, и, вместе с тем, общее, характеризующее одновременно все подходы. Большая роль в формировании теоретико – методологической базы современных исследований феномена успеха принадлежит психологической науке. Она по праву может считаться одной из первых наук, включивших в свое исследовательское поле диаду успех – неудача. Основой для изучения феномена успеха в психологии является положение о том, что каждому человеку среди прочих потребностей присуща потребность в достижениях, побуждающая его стремиться к наилучшему выполнению деятельности. Это означает, что появление и развитие потребности в достижениях соотносится с собственными возможностями, а ожидаемый результат деятельности с образом «Я» и самооценкой. В психологии, анализируя соотношение самооценки и успеха, традиционно обращаются к формуле У. Джеймса1. Он рассматривает самооценку как величину, прямо пропорциональную успеху и обратно пропорциональную притязаниям. Это соотношение можно выразить в виде формулы: Самооценка = успех притязания Мы полагаем, что не стоит преувеличивать концептуальное значение формулы У. Джеймса: соотношение основных категорий в ней дано довольно упрощенно. Однако ученый зафиксировал важный, на наш взгляд, момент: оценка человеком степени успешности – неуспешности своей жизни взаимосвязана с теми притязаниями, которые он предъявляет к себе. Таким образом, уровень притязаний является основной категорией, с помощью которой раскрывается феномен успеха в психологии. Данная категория была предложена школой немецкого психолога К. Левина2. Причиной ее появления можно считать исследования Т. Дембо, проведенные в конце 20 – х гг. ХХ века по провоцированию гнева у испытуемых. Предлагая им сложные или неразрешимые задачи, она установила, что, если поставленная цель слишком трудна для индивида, он намечает некоторую более легкую задачу, представляющую собой приближение к исходной цели, которую индивид достигает, переходя от этапа к этапу. Эту промежуточную цель Т. Дембо назвала «уровнем притязаний»3. Немногим позже, Ф. Хоппе, продолжая исследования Т. Дембо, обращается к изучению психологической сущности успеха – неуспеха, и их влияния на поведение человека. Ученый делает вывод о том, что оценка Джеймс У. Научные основы психологии. – СПб., 1902. – с. 143 Lewin K., Dembo T., Festinger L., Sears P. Level of aspiration. In J.McV.Hunt (Ed), Personality and behavior disorders. Vol. I. N.Y., 1944. – P. 333-378;

Левин К. Динамическая психология: Избранные труды. – М.: Смысл, 2001;

Левин К. Теория поля в социальных науках. – СПБ.: Сенсор, 2000 3 Дембо Т. Гнев как динамическая проблема. / В кн. Левин К. Динамическая психология: Избранные труды. – М.: Смысл, индивидом степени успешности – неуспешности своих действий зависит не только от конкретного результата, но и от избранного уровня притязаний1. В начале 40–х гг. К. Левин и его коллеги выделяют несколько аспектов изучения уровня притязаний. Однако мы считаем важным остановиться на двух из них. Во – первых, исследования психологов показали, что формирование уровня притязаний индивида связано с постановкой и трансформацией целей достижения. Достижение цели означает, что осуществляется переход из настоящего – актуального состояния в более удовлетворительное конечное – нормативное состояние. Если индивид достигает намеченной цели или превышает ее, то действие расценивается как успех, если не достигает – неудача. Во – вторых, исследования уровня притязаний обнаружили его сложную детерминацию. достижения, (прошлый По продолжительности настрой) и во времени выделяются детерминанты По положению уровень ситуационные детерминанты (характеристики задания, удаленность ситуации эмоциональный опыт, и групповые, устойчивые факторы). культурные детерминанты относительно человека выделяются объективные детерминанты (требования «извне») субъективные (определенный когнитивного развития, в том числе психические звенья, опосредующие реакции человека). Таким образом, постановка цели достижения и непосредственно само достижение является результатом взаимодействия двух разновидностей факторов – объективных и субъективных. Об этом также свидетельствуют и результаты исследований Дж. Аткинсона2. Обращаясь к исследованию мотивации индивида, он делает вывод о том, что основой формирования и достижения цели являются Бороздина Л.В. Исследование уровня притязаний. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1986 2 Atkinson J.W. An Introduction to Motivation. – N.Y., мотивы достижения успеха и избежания неудачи (т.е. индивидуальные факторы), которые в соединении с ситуационными факторами (т.е. объективными факторами) создают две разнонаправленные тенденции: • Мотивацию достижения успеха – стремление выполнять действия, ведущие, по мнению индивида, к достижениям. • Мотивацию избежания неудачи – сопротивление выполнению действий, способных, по мнению индивида, привести к неудаче. В первом случае индивид ставит перед собой реальные цели средней трудности, во втором – слишком трудные или слишком легкие. Оба ориентира выступают двумя полюсами, между которыми реализуется человеческое поведение, и разные люди в различных ситуациях тяготеют к этим полюсам. Те же выводы делает Х. Хекхаузен (исследования середины 60 – х гг.). Он подчеркивает, что «происхождение мотивации достижения заключается не в проявлении чего – то заложенного от рождения, а рассматривается как ступень когнитивного развития, которая позволяет возникнуть структуре рамок соотнесения личности с окружающей средой»1. Таким образом, проблема мотивации достижения успеха и избежания неудачи становится превалирующей в психологических исследованиях феномена успеха вплоть до 70 – х гг. В 70 – 80 гг. эта проблема получает новый аспект анализа. Здесь можно говорить о дискуссии в американской психологии по поводу избежания успеха как специфической психологической установки, которую можно обозначить как страх успеха. М. Хорнер, ученица Дж. Аткинсона, занимаясь исследованиями различий в мотивации достижения у мужчин и женщин, акцентирует внимание на феномене страха успеха у деловых женщин2. Эти Хекхаузен Х. Психология мотивации достижения. – СПб.: Речь, 2001. – с. 178 2 Турецкая Г.В. Страх успеха: психологическое исследование феномена. // Психологический журнал. – 1998. - №1. – с. 37- исследования позволили ввести еще одну индивидуальную детерминанту достижения успеха – фактор пола. Несколько позже ученые выдвигают гипотезу о том, что концепция страха успеха ложная в своем основании: в современном обществе не существует ни мотивации, ни тем более страха успеха. Суть дела заключается в избрании субъектом той или иной стратегии достижения – соревновательной или сотрудничающей. Логическим следствием этого можно считать появление в американской психологии большого количества исследований, имеющих преимущественно практическую значимость. Эти исследования, так или иначе, сводятся к разработке универсального алгоритма достижения успеха: работы Ф. Дэвиса, Д. Карнеги, С. Н. Паркинсона, Р. Фишера и У. Юри, Н. Хилла1 и др. Поскольку эти разработки мало соотносятся с формированием теоретической и методологической базы исследования успеха, постольку мы не будем подробно на них останавливаться. В отечественной психологической науке проблематика успеха – неудачи в основном разрабатывалась в 80 – 90 гг. ХХ в. Отечественные исследования психологического аспекта феномена успеха можно классифицировать по нескольким направлениям. Первый аспект – это исследование уровня притязаний (Л.В. Бороздина)2. Второй аспект – это исследование объективных и субъективных факторов успеха (О.Н. Родина, Дэвис Ф. Создай себе имидж: Как всем своим видом излучать успех. – Минск: Попурри, 1998;

Карнеги Д. Язык успеха. – М.: ЭКСПО – Пресс, 2001;

Паркинсон С. Н. Законы Паркинсона. – М.: АСТ, 2002;

Тайна успеха. Путь к согласию или переговоры без поражения. / Под ред. Р. Фишера, У. Юри – Минск: Парадокс, 1995;

Хилл Н. Закон успеха. Думай и богатей. – Екатеринбург: Литур, 2000 2 Бороздина Л.В. Исследование уровня притязаний. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, Л.М. Головина)1.

Третий аспект касается изучения типов мотивации в ситуации успеха – неудачи (О.Н. Арестова, А.В. Глухарева)2. Четвертый – это изучение страха успеха деловых женщин (Г.В. Турецкая)3. Однако, отечественные исследователи – психологи в своих работах, так или иначе, опираются на методологические и методические принципы анализа успеха, разработанные их немецкими и американскими коллегами. Подводя итоги психологическому направлению в исследовании феномена успеха, можно сделать следующие выводы. Во – первых, следует признать значимость разработанного зарубежными психологами категориального аппарата относительно феномена успеха, в частности, категорий «уровень притязаний», «мотивация достижения». Введение этих категорий выявило целеполагающий характер достижения успеха. Во – вторых, особого внимания заслуживает выделение психологами субъективных и объективных факторов достижения успеха. Первые рассматриваются в основном как когнитивное развитие индивида, вторые как факторы конкретной ситуации достижения, при этом, фактически не рассматривается влияние культуры и референтной группы на достижения успеха. Учитывая важность, значение этого подхода, мы можем сделать вывод о том, что исследование успеха имеет скорее инструментальное значение для психологов. Для них, успех – это состояние, воздействующее на регуляцию и результативность деятельности индивида. Поэтому в центре внимания Родина О.Н. О понятии «успешность» трудовой деятельности. // Вестник Моск. Ун-та. – сер. 14, психология. – 1996. - №3;

Головина Л.М. Изучение процесса целеобразования. // В кн. Психологические исследования интеллектуальной деятельности. – М., 1979 2 Арестова О.Н., Глухарева А.В. Индивидуальные особенности поведения в ситуации хронического неуспеха при работе с компьютером. // Вестник Моск. Ун-та. – сер. 14, психология. – 1996. - №1 3 Турецкая Г.В. Страх успеха: психологическое исследование феномена. // Психологический журнал. – 1998. - №1. - с.37- оказывается успех не как таковой, а стили поведения, к которым приводит успех или неудача. Таким образом, успех не наделяется индивидуальными значениями, следовательно, данный подход не позволяет анализировать построение стратегии достижения как отражения взаимодействия социокультурных факторов и личностных смыслов. К рассмотрению культурной обусловленности стремления человека к достижениям, построению жизненной стратегии в логике следования культурным образцам обращен культурно – антропологический подход. Наше внимание к его анализу обусловлено тем фактом, что исследователи, придерживаясь общего для них положения о взаимодействии и взаимообусловленности человека и культуры, разрабатывают различные методологии анализа этого взаимодействия. Функционалистская теория представлена английским культурным антропологом Б. Малиновским1. Обращаясь к разработке модели культуры (на этнографическом материале с Тробриандовых островов), он вводит понятие институции – элементы, на которые можно разделить культуру. Введение этого понятия, по мнению ученого, решает две методологические задачи: указывает на интегральный характер культуры и на то, что каждая культура обладает своим специфическим составом институций. По нашему мнению, данная категория решает еще и третью методологическую задачу – анализ культурной обусловленности целенаправленного поведения человека. Сущность состоит в следующем. Человеку присущи потребности различных уровней – биологические и социальные. Функцию реализации человеческих потребностей выполняет культура в целом, и ее элементы, институции, в частности. Поскольку институция представляет собой группу людей, обладающую собственной системой ценностей и норм, которые делают Малиновский Б. Научная теория культуры. – М.: ОГИ, 1999;

Сонгинайте К.С. Социальная антропология Бронислава Малиновского. // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. - №2. – с. 36- возможным ее организацию, и определяют цель ее действий, постольку средством удовлетворения потребностей и является целевой характер человеческой деятельности. Таким образом, в функционалистской теории культурно – антропологического подхода подчеркивается, как и в психологическом подходе, что целенаправленное поведение человека – это результат взаимодействия объективных факторов (в данной теории – культурных) и субъективных факторов (обусловлены природой человека). Абсолютизация культурных факторов формирования и действия человека находит свое выражение в теории культурного детерминизма. Здесь особый интерес для нас представляют исследовательские наработки школы американского антрополога, этнолога, лингвиста, Ф. Боаса1. Он является сторонником крайнего культурного детерминизма и приверженцем концепции «чистого листа» в науке о человеке. По мнению Ф. Боаса, в человеке нет каких – либо врожденных качеств и способностей, наоборот, все они, включая качества, способствующие достижению успеха, потребность в достижениях, представления об успехе, формируются под воздействием культурной среды. Этой же стратегии придерживаются и его ученицы Р. Бенедикт2 и М. Мид3. Для подтверждения своих научных гипотез они обратились к исследованию примитивных обществ. Так, Р. Бенедикт, работая с этнографическим материалом, собранным в Америке и Меланезии, определяет культуру как модель мысли и действия. На наш взгляд, особого внимания заслуживает ее концепция «идеального человека» (сформулированная на исследовании племени Zuni). Идеал человека – это стандарт его поведения, в котором воплощены ценности и нормы культуры. В каждой культуре имеются свои средства выражения человека, эти средства одновременно освобождают и ограничивают человека.

1 Боас Ф. История антропологии. // Этнографическое обозрение. – 2002. – №6 Benedict R. Patterns of Culture. – Boston, 1934 3 Мид М. Культура и мир детства. Избранные произведения. – М.: Наука, Следовательно, средством определения границ самовыражения и является идеал. Таким образом, мы можем отметить, что объективным фактором в теории культурного детерминизма является идеал достижений, который представляет собой стандарт жизненного успеха, установленный в той или иной культуре. Он состоит из двух компонентов, каждый из которых выполняет определенную функцию. Первый компонент идеала достижений – это идеал самого успеха, успешного человека – выполняет функцию усвоения человеком ценностей культуры. Второй компонент – это механизмы достижения успеха, принятые в культуре – выполняет функцию усвоения человеком нормативно – ролевого поведения. Поскольку разные культуры обладают разным набором характеристик, постольку существуют и различные стандарты поведения, которые могут выступать основанием для типологии культур. М. Мид, продолжая исследования Р. Бенедикт, предприняла попытку классификации примитивных культур, разделив их на три типа: сотрудничающие, соперничающие и индивидуалистические. В сотрудничающих культурах положение человека не зависит от его притязаний и амбиций, инициативы и достижений. Идеал человека в таких культурах – это человек никогда не провоцирующий схватку. В соперничающих и индивидуалистических культурах чувство социальной безопасности рождается у человека лишь после того, как он убеждается в своем актуальном превосходстве над другими членами своего сообщества. При этом М. Мид допускает, что межгрупповое соперничество может успешно сочетаться с принципом сотрудничества внутри одной группы. Таким образом, она поставила важную, на наш взгляд, проблему выделенности / невыделенности человека в социокультурной среде. Успех, с одной стороны, - это следование культурным образцам достижения, стремление к групповому, или даже общественному идеалу успешного человека, с другой – это стремление индивидуализировать себя в своем окружении. Кроме того, анализ соперничающих и индивидуалистических культур позволяет разработать типологию личности, с точки зрения ее ориентации на достижения. На примере примитивного общества (манус) М. Мид выделяет три типа: • Агрессивный, властвующий тип, характеризует пожилых и богатых людей, добившихся определенных жизненных благ. • Уверенный в себе, но с менее выраженной агрессивностью, характеризует людей, еще не добившихся прочного положения в обществе, но уже взявших хороший старт. • Мягкий, неагрессивный, слабый тип, характеризует неудачников, плохо начавших свой жизненный путь, либо мало одаренных природой. На наш взгляд, такая классификация выглядит достаточно упрощено, поскольку типизирует людей скорее по их психическим характеристикам, таким, например, как агрессия или уверенность в себе. Ориентация на достижения является в сущности производной от них. Однако эвристичность подхода М. Мид состоит в том, что каждый личностный тип это ничто иное, как культурный характер, совокупность закономерностей психической жизни, обусловленных культурой. Обращаясь к анализу формирования культурного характера, иначе говоря, к процессу социализации детей она продолжает развивать теорию идеала Р. Бенедикт. Идеалом достижения для человека является культура в целом, и «значимые другие» в частности (семья, группа). В целом, можно отметить, что полевые исследования и Р. Бенедикт, и М. Мид позволили придти к выводам о сложной структуре, и даже, иерархии социокультурных детерминант, определяющих стремление человека к успеху. Особого внимания заслуживает интерпретативная теория в культурной антропологии. Основой этой теории явился структурализм с его вниманием к знаковым системам. Данная теория представлена в работах К. Гирца, Д. Шнейдера, В. Тернера1. Они переносят центр тяжести с анализа структуры культуры к анализу смыслов в культуре. Эта теория базируется на методологии понимания. Различным культурам присущ свой характерный тип рациональности, и поэтому исследователь должен культурные «войти» в семантические поля иной культуры, наблюдать ее изнутри, чтобы, проинтерпретировав переинтерпретировав значения, обеспечить возможность ее понимания. Таким образом, центральной категорией анализа в данной теории является категория «смысл», введение которой позволяет решить, на наш взгляд, две задачи. Первая касается специфики рассмотрения феномена успеха в контексте культуры. А именно, культура может быть представлена как совокупность социокультурных смыслов, усвоение которых способствует интеграции личности в социум. Соответственно, объективные факторы в данной теории представляют собой смыслы культуры. Смысл – это надындивидуальный конструкт, который может охарактеризовать сразу всех людей, существующих внутри одной культуры. Следовательно, эти смыслы воплощены в успехе, как явлении культуры, а достижение успеха предполагает их воспроизводство. Вторая задача касается признания того факта, что интерпретативная теория меняет форму традиционного знания, в основе которого лежит оппозиция «Я-Другой», цивилизованные культуры – примитивные культуры, успешные культуры – неуспешные культуры. Эта оппозиция сменяется альтернативностью культурных форм и моделей достижения.

Geerz C. The interpretation of cultures. – N.Y. Basic Books, 1973;

Рубел П., Чегринец М. Исследовательские стратегии в современной американской культурной антропологии: от «описания» к «письму». // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. - №2. – с. 85- Подводя итоги в целом культурно – антропологическому подходу в рассмотрении проблематики успеха, мы считаем важным сделать следующие выводы. Во – первых, основными категориями, посредством которых познается феномен успеха, являются «идеал достижений», «социокультурная модель достижения». Более того, модели достижения являются для культуролога – антрополога основанием для типологии культур, и даже, культурно – исторических типов человека. Во – вторых, рассмотрение антропологическом подходе различных теорий в культурно – сделать вывод о влиянии позволяет объективных и субъективных факторов на достижение успеха. Однако, антропологи концентрируют внимание в основном на объективных факторах, под которыми понимаются культурные факторы и реже социальные факторы («значимые другие» в концепции М. Мид). В – третьих, безусловным недостатком этого подхода является отсутствие репрезентативности получаемых (методом полевых исследований) данных. А методология конструирования антропологического текста в интерпретативной теории сравнима скорее с искусством, нежели с наукой. Весьма продуктивным является и философский подход к анализу жизненного успеха. Определяя его специфику, следует подчеркнуть, что понятие успеха остается практически вне поля внимания философов. Однако, по мере оформления и становления «смысложизненной» проблематики в философии, все более явной становится ограниченность такой позиции. Анализ смысла жизни, жизненного пути не может обходить вниманием проблему жизненного успеха как социальной и личностной значимости человеческих поступков и жизнедеятельности в целом. В.А. Ядов отмечает, что, если отвлечься от потребностей, объединяющих человека с животным миром, то остается одна, хотя и по – своему интегральная потребность: быть сопричастным тому, что придает смысл моему существованию1. Подобно тому, как слово обретает смысл только в контексте, смысл жизни тоже обретается, осознается в контексте жизни. По мнению К. Ясперса, человек становится тем, что он есть, благодаря делу, которое он делает своим2. Поэтому, смысл и назначение человека обретаются в ходе деятельности по изменению себя, изменению своей жизненной среды. Мы полагаем, что сущность философского подхода к проблеме в самом общем виде заключается в рассмотрении успеха как решения проблемы смысла жизни и смысла жизни как выражения представлений об успехе. Во – первых, обратимся к рассмотрению успеха как решения проблемы смысла жизни. Как показало исследование предыдущих подходов, жизненный успех предполагает постановку цели (иерархии целей) и получение результата достижения цели (целей). В то же время, анализ «смысложизненной» проблематики в философии не может обходить вниманием исследование таких ключевых понятий как «цель жизни» и «смысл жизни». Следует отметить, что эти понятия являются однопорядковыми, поскольку смысл жизни, безусловно, предполагает целеполагание, однако, их нельзя считать тождественными. Объяснение различия этих понятий лежит в самом определении смысла жизни. Л.Н. Коган пишет: «Смысл жизни – это философская категория, отражающая долговременную, устойчивую, ставшую внутренним убеждением личности, имеющую общественную и личную ценность задачу, реализующуюся в ее социальной деятельности»3. Поэтому, мы полагаем, что основное различие состоит в следующем: цель является средством осуществления смысла жизни, смысл жизни, в этом ключе, является сверхцелью. Таким образом, и успех, и смысл жизни предполагают:

Этика успеха: Выпуск 11 специальный: Российская идея успеха: экспертиза и консультация. – М., Тюмень: Центр прикладной этики, 1997 2 Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Республика, 1994 3 Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека. – М.: Мысль, • целеполагание, а, значит, и конструирование образа «Я». • динамику достижения – не достижения цели. • развитие личности. Однако, поскольку достижение успеха связано с постановкой более частных задач, нежели при осуществлении смысла жизни, постольку жизненный успех легче достигаем. Поэтому, мы считаем, что сущность успеха как решения проблемы смысла жизни заключается в рассмотрении его как операционализации смысложизненных задач, то есть в качестве своеобразной методологической программы личности по осуществлению смысла своей жизни. Таким образом, череда последовательных «успехов» и является основанием для оценки себя, своей жизни с точки зрения осуществления своего назначения, смысла в истории общества, цивилизации. Во – вторых, обратимся к рассмотрению смысла жизни как выражения представлений об успехе. В истории западно их по – европейской философии сформировалось социологи парадигмам. или множество концепций смысла нескольким жизни. Философы, классифицируют основаниям Наибольший интерес для нас представляет классификация методологических парадигм смысла жизни, предложенная Е.В. Грунт1. Интерес к этой классификации обусловлен тем, что каждая парадигма исследования смысла жизни может быть рассмотрена, на наш взгляд, одновременно и как методологическая парадигма исследования феномена успеха, следовательно, является выражением представлений об успехе. Первая парадигма: смысл жизни – вне жизни. Жизненной целью человека в контексте этой парадигмы является служение Богу (А. Блаженный, Ф. Аквинский, Р. Декарт, Б. Спиноза, С. Кьеркегор), служение высшим идеалам гуманизма (Т. Мор), служение Отечеству, обществу, семье, Грунт Е.В. Проблема смысла жизни в истории западно – европейской философии (от античности до конца XIX века). – Челябинск: ЧИРПО, природе (Ф. Бэкон). Значит, мы можем говорить о том, что выбор и реализация целей предопределены воздействием преимущественно объективных факторов. С позиции данной парадигмы, жизненный успех – это результат достижения объективных (заданных извне) целей. Поэтому успех человека лежит вне его жизни, поскольку он связан не с индивидуальным конструированием («жизнетворчеством»), а с социальным воспроизводством. Таким образом, жизненный успех детерминирован воздействием на него объективных факторов: 1) социокультурная детерминация представлений человека об успехе;

2) достижения, Следовательно, социокультурная детерминация самого процесса череды – предначертанных это ритуал, событий. успеха воспроизводящий последовательной достижение общественную модель достижения. Но здесь возникает проблема свободы человека: насколько человек свободен в формировании своей жизни, если его жизненный путь уже предопределен? Более того, если стремление к успеху – это стремление к идеалу, то цель достижения – быть таким как принято – стать типичным представителем своего социума? Вторая парадигма: смысл жизни – в самой жизни. Обращаясь к исследованию самой жизни человека как основы осуществления его смысла жизни, философы отмечают соединение в человеке двух миров: природы и разума (П. Гассенди, Т. Гоббс), природы и общества (Ж.-Ж. Руссо), естественного и божественного, природы и духа (Ф. Шеллинг). На стыке этих двух миров философы говорят о таких целях жизни человека, как: 1) чувствовать и наслаждаться;

2) действовать;

3) страдать и быть пассивным. Отсюда, смысл жизни человека – результат осуществления цели (жизнь как цель), обусловленный объективными и субъективными факторами. В рамках этой парадигмы, жизненный успех – это результат достижения объективных (заданных обществом, социумом) целей и, вместе с тем, субъективных (заданных человеком) целей. В противоположность первой парадигме (успех – вне жизни), успех в контексте второй парадигмы лежит в самой жизни, а именно выступает как ее итог. Поскольку (как мы ранее подчеркнули) жизнь человека – соединение индивидуального и социального, постольку и в успехе сочетается свобода (создание, творение своей жизни) и необходимость (создание «Я» ограничено социальными стандартами, нормами, ценностями). Третья парадигма: смысл жизни в самореализации. Главной жизненной целью в контексте этой парадигмы является создание самого себя (Сократ, И. Кант), саморазвитие и самосовершенствование (И. Фихте, Л. Фейербах, Ф. Ницше) – т.е. человек является самоцелью. В противоположность предыдущим двум парадигмам, смысл жизни состоит не в результате деятельности человека, а в процессе его жизнедеятельности – процессе самореализации. В рамках этой парадигмы, жизненный успех включает в себя не только результат достижения цели, но, что особенно важно, процесс достижения цели, обусловленный одновременно и субъективными и объективными факторами. Это позволяет рассматривать успех как последовательное изменение «Я» - поиск себя, и как следствие, самоутверждение себя – процесс «жизнетворчества». Таким образом, жизненный успех – это успех личности. Обратимся к основным выводам, которые касаются рассмотрения феномена жизненного успеха в контексте философского подхода. Во – первых, основные категории, через которые раскрывается феномен успеха в философии – это «цель жизни», «смысл жизни» личности. Во – вторых, философский подход, равно как и акцентирует внимание на исследовании предыдущие два, характера целеполагающего деятельности человека, а именно деятельности по обретению смысла своей жизни. Рассмотрение методологических парадигм смысла жизни позволяет выделить два подхода к исследованию жизненного успеха в контексте философии: 1) успех – результат деятельности человека, 2) успех – процесс и результат деятельности человека.

Наибольшими познавательными возможностями обладает, на наш взгляд, второй подход к успеху, поскольку именно он дает возможность исследовать успех как самореализацию, самоутверждение человека. Недостатком философского подхода, на наш взгляд, может считаться «абстрактность» категорий анализа феномена успеха. В частности, понятие «смысл жизни» относится к мировоззренческим аспектам жизнедеятельности человека, поэтому его сложно замерить эмпирически. Таким образом, положение о целенаправленном характере жизненного успеха – основной вывод, сформулированный в исследованиях психологов, антропологов, философов – является основой социологического подхода. В этом ключе, все целенаправленные действия рассматриваются как действия, ориентированные на успех, а сама категория «успех» означает успешное осуществление целей (используется скорее инструментально, нежели терминально). Любая деятельность человека целенаправленна, то есть предполагает достижение определенного положительного результата. Однако, возникает вопрос, всякое ли достижение цели можно рассматривать как успех? Поэтому, специфика исследования феномена жизненного успеха в социологии заключается в том, что рассматриваются не только праксеологические аспекты деятельности человека, не только эффективные и результативные действия, но и, прежде всего, ценности человека, в соответствии с которыми он ставит и достигает цели. Взаимосвязь цели действия и ценности действия личности представлена в работе М. Вебера1. Разрабатывая теорию социального действия, он выделяет четыре типа действия: целерациональное, ценностнорациональное, традиционное и аффективное. Однако нас интересуют первые два, поскольку именно они, по мнению ученого, являются предметом социологии. Целерациональное действие ориентировано на цель, средства и «побочные Вебер М. Основные социологические понятия. // В кн. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – с. 628- результаты», тогда как ценностнорациональное действие базируется на сознательной ориентации или вере человека в нравственные или религиозные идеалы. М. Вебер подчеркивает, что абсолютная целерациональность лишь пограничный случай, чаще всего она находится в различных отношениях с ценностнорациональной ориентацией. Поэтому достижение успеха связано с постановкой не любых целей, а лишь тех, которые имеют какое – либо значение для личности, какую – либо ценность. Следовательно, цели и ценности личности находятся в отношениях взаимообусловленности, поскольку ценность (ценности) детерминирует цель (субординацию целей), вместе с тем, цель является механизмом достижения ценности. В индивидуальном сознании ценности представляют собой иерархическую структуру, например, ценность материального благополучия, самореализация, признание обществом или «значимыми другими» и т.д. Поэтому жизненный успех – это достижение первого, второго и третьего. Мы считаем, что использование категорий «цель действия», «ценность действия» при исследовании феномена жизненного успеха позволяет выделить несколько преимуществ социологического подхода перед рассмотренными ранее. Во – первых, социологический подход позволяет изучить субъективное и объективное, свободу и необходимость в жизненном успехе. С одной стороны, успех субъективен, поскольку связан с индивидуальным С формированием своей личности, стремлением быть не таким как все.

другой стороны, успех объективен, поскольку связан с воспроизводством установленных идеалов того или иного общества, той или иной социальной группы, стремлением стать таким как все, чтобы не быть изолированным от социального окружения. Во – вторых, поскольку ценности – цели предполагают причинно – следственную связь, постольку обе эти категории дают возможность существования причинного объяснения в социологии, а, именно, дают возможность исследования взаимосвязи представлений личности об успехе и способах, механизмах его достижения. Поэтому в нашем исследовании мы будем рассматривать успех личности не только лишь как результат достижения цели. Это положение базируется на концепции «достижительской культуры» А.Ю. Согомонова1. Культура достижения может быть определена как «система символического и сопровождения тех социальных действий, которые экспрессивного ориентированы на достижение успеха». При таком подходе интерес в сфере культуры достижения направлен на исследование не буквально всех целенаправленных действий, а на исследование только тех действий, которые оцениваются как успешные, то есть отвечающие идеалам социальных достижений конкретного общества. Поэтому, рассматривая успех в рамках культуры достижения, автор определяет его как «совокупный конструкт идеологии достижения и набора стратегий достижений». компонентами успеха являются «достижительная В этом ключе, набор мотивация», стратегий и тактик достижения, собственно результативный успех. Однако мы считаем, что в нашем исследовании адекватнее использовать не категорию «культура достижения», а категорию «целедостижение», поскольку именно она позволяет исследовать не только результат достижения, но и весь процесс достижения успеха, следовательно, объяснить причины, по которым личность достигла именно такого результата, а не иного, избрала именно такие способы достижения, а не иные, и вообще, трактует жизненный успех именно так, а не иначе. В соответствии с этим, целедостижение предполагает: 1) структуру и иерархию целей достижения, рационально спланированную, либо интуитивно ощущаемую личностью;

2) осознанное, либо неосознанное принятие и использование способов достижения;

3) получение результата достижения – успеха.

Согомонов А.Ю. Достижительская культура: теоретическое введение. // Социологические чтения: Вып. 2. – М.: Изд-во ИС РАН, Таким образом, целедостижение – это последовательный переход от анализа жизненной ситуации (т.е. от анализа своих представлений об успехе в целом и успехе «Я») к деятельности по ее изменению (т.е. к использованию способов, «каналов», «правил» выражения «Я» в обществе). Таким В образом, мы рассматриваем смысле, целедостижение феномена как основу самоутверждения личности. самом общем сущность человеческого самоутверждения состоит в утверждении себя в объективном мире, предполагающем положительную оценку социальным окружением. В соответствии с этим, следует отметить две основные характеристики самоутверждающегося человека (Е.П. Никитин, Н.Е. Харламенкова)1. Первая характеристика – это вертикаль самоутверждения или ценностная лестница. Суть состоит в том, что человек стремится подняться на более высокую ступень ценностной лестницы, т.е. достигнуть тех ценностей (обладать ими), которые представляют наибольшую значимость для него. Содержание данных ценностей задает группа. Поэтому жизненный успех определяется, прежде всего, группой, личность. к которой принадлежит, либо – это стремится область принадлежать Вторая характеристика самоутверждения: каждый конкретный акт самоутверждения осуществляется в определенной, специфической области жизни человека. Следовательно, эти две характеристики показывают направленность самоутверждения личности, а если быть точнее, те цели, посредством реализации которых личность намерена себя утвердить в группе. Степень целенаправленности ложится в основу классификации личностных самоутверждений. Речь идет о классификации Е.П. Никитина и Н.Е. Харламенковой, которые выделяют три типа самоутверждений2:

Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е. самоутверждения. – СПб.: Алетейя, 2000. 2 Там же. – с. 72- Феномен человеческого 1. Самоцельное самоутверждение: как видно из названия, самоутверждение является целью, которую личность собирается достичь. Однако постановка цели не связана с установкой на выбор средств, с помощью которых эта цель может быть достигнута. 2. Целенаправленное самоутверждение: в этом типе самоутверждение личности является целью достижения и, в противоположность первому типу, предполагает выбор средств и области реализации цели. Поэтому главная цель фактически распадается на несколько более частных целей – возникает система целей. 3. Нецеленаправленное самоутверждение: в этом случае самоутверждение вообще не является целью человека. Однако он получает некий результат, который положительно оценивается им или другими людьми. Поэтому самоутверждение является здесь неким «дополнительным результатом» деятельности человека. Следовательно, обобщая вышесказанное, самоутверждение личности в социальной группе имеет как целенаправленный, так и случайный характер. В соответствии с этим целедостижение имеет две формы. Можно говорить о существовании: 1) рационального целедостижения – согласованности, взаимосвязи, взаимообусловленности целей достижения и способов их осуществления – осознанный характер достижения;

2) иррационального целедостижения – рассогласованности целей и способов их реализации – переживаемый характер достижения. Таким образом, социальная сущность успеха в жизни, на наш взгляд, это осознанное или неосознанное принятие личностью социальной группы (групп), в которой она намерена себя утвердить. Группа задает, во – первых, представления личности об успехе, т.е., как ранее мы отметили, те ценности (их структуру и иерархию), в соответствии с которыми происходит целедостижение.

Во – вторых, группа задает представления о способах достижения успеха, т.е. стандарты поведения, на основе которых выстраивается целедостижение. Ценности и стандарты поведения – это «своеобразный культурный код, индикатор», позволяющий зафиксировать: 1) степень согласованности установок отдельной личности и группы в целом;

2) уровень адекватности отображения установок группы в сознании отдельного человека. Таким образом, согласованность и адекватность установок относительно успеха служит основой для социальной оценки – признания или осуждения – достижений личности. С другой склонностями стороны, жизненный успех детерминирован природной – к имеющимися различным от природы задатками и личности видам деятельности. Успех предрасположенностью определяется активностью личности по достижению того, что более всего соответствует ее природе и сопротивление тому, что противоречит ей. Самоутверждение личности в социальной группе носит преимущественно односторонний характер, т.е. достигается в какой-либо одной сфере ее жизнедеятельности. Выбор личностью сферы, в которой она намерена себя утвердить, обусловлен тем, где природные задатки и способности выражены сильнее. Мы выходим еще на одну ключевую проблему в рассмотрении жизненного успеха (поднималась в исследованиях психологов, антропологов, философов) – это влияние субъективных и объективных факторов на целедостижения личности. Соотношение объективных и субъективных факторов, определяющих целедостижение личности, можно проследить в различных социологических концепциях, разработанных в западной науке.

Рассмотрим концепцию успеха как демонстративного потребления, которая была разработана Т. Вебленом1. Он выделяет в истории цивилизации особый общественный класс, для которого, по его мнению, занятие трудовой деятельностью является социально и этически табуированной сферой. Этот класс сформировал свои идеологии достижения и «правила игры» - норму денежного соперничества и социальные установки на денежный успех, денежный стандарт уровня жизни, денежные каноны вкуса и моды – демонстративное потребление. Таким образом, главный и, пожалуй, единственный фактор, определяющий не только выбор способов достижения успеха, но и все мировоззрение личности, по Т. Веблену, - это материальный фактор (объективный). Рассмотрим концепцию успеха как рационального выбора, разработанную Д. Фридманом и М. Хетчером2. Предметом изучения в данной теории являются действующие субъекты, а именно цели, в соответствии с которыми субъекты выстраивают свои действия. Важным выводом в этой концепции, но нашему мнению, является вывод о том, что формирование целей субъекта предопределено его предпочтениями. Поэтому социальное действие исследователи рассматривают как достижение целей, ограниченное, с одной стороны, иерархией предпочтений субъекта, с другой стороны, социальными институтами, поскольку они навязывают правила, законы, предписания, следовательно, «правила игры». Таким образом, это социальное действие и можно рассматривать, по нашему мнению, действием, ориентированным на достижение успеха, подвержено влиянию субъективных факторов (индивидуальные ценности) и объективных факторов (социальные институты).

1 Веблен Т. Теория праздного класса. – М.: Прогресс, 1984 Ритцер Дж. Современные социологические теории: 5-е изд. – СПб.: Питер, 2002. – с. 318- Рассмотрим постулат успеха в теории обмена Дж. Хоманса1. Он выдвигает следующий постулат: чем чаще какое – либо действие человека приводит к получению вознаграждения, тем более вероятно, что человек вновь поступит так же, следовательно, этот постулат утверждает, что действие личности, ориентированное на получение успеха, состоит из трех фаз: действие, вознаграждение за результат действия, повторение первоначального действия или действия аналогичного ему. Именно так решается проблема влияния социальной среды на достижение успеха, однако, объективные факторы – факторы среды – сводятся только лишь к поощрениям или наказаниям. Поэтому, на наш взгляд, постулат успеха Хоманса, работает больше в психологии, нежели в социологии. Рассмотрим успех с позиции теории рисков (Э. Гидденс, У. Бек)2. В основе этой теории лежит положение о том, что современность есть переход от классического индустриального общества к обществу риска. Модернизация, глобализация, технология порождают новое общество, а значит, и новую среду, в которой главным вопросом является вопрос о рисках и их предотвращении. Следовательно, можно говорить о новой социальной среде, о новой социальной структуре, а также о новых «правилах продвижения» в этой структуре, механизмах достижения успеха. Поэтому успешный человек в обществе риска – это человек, усвоивший новые модели поведения, а, значит, умеющий управлять рисками. Таким образом, в этой теории можно выделить такой основной объективный фактор, влияющий на целедостижение, как риски общества. Основой символической концепции успеха является теория символического интеракционизма, а именно положение о том, что Там же. – с. 321-328 Гидденс Э. Ускорение общества: Очерк теории структурации. – М.: Академический проект, 2003;

Бек У. Общество риска: на пути к другому модерну. – М.: Прогресс – Традиция, 2000;

Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма – ответы на глобализацию. – М.: Пресс – Традиция, 2 взаимодействие между людьми осуществляется посредством обмена Главным символами, выработанными в ходе общественной жизни1.

вопросом здесь является вопрос об интерпретации человеком этих символов. Следовательно, в рамках этой теории можно выделить такие ключевые категории анализа как символ (определенный социальный код) и значение этого символа (индивидуальное значение в рамках одного кода, являющееся результатом интерпретации человеком этого кода). Таким образом, целедостижение – это продукт взаимодействия субъективных факторов (индивидуальных значений успеха) и объективных факторов (символов успеха). Методологической основой субъективистской концепции является феноменологическое направление в гуманитарных науках: философия Э.Гуссерля2, социология повседневной жизни А. Шюца, П. Бергера и Т. Лукмана3 и др. Фундаментальной предпосылкой этого направления является то, что «любая предметность, любое положение дел является или может явиться в сознании в качестве определенной смысловой конфигурации». Исследователи делают вывод о том, что социальная реальность – это феномен сознания множества субъектов: мир таков, каким он является в сознании личности. Поэтому реальность есть нечто иное, как совокупность ее индивидуальных смысловых конструкций, которые образуются в сознании человека по мере поступления жизненного опыта. См.: Мид Дж. От жеста к символу. / В кн. Американская социологическая мысль. / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994;

Мид Дж. Интернализованные другие и самость. // Там же. 2 Гуссерль Э. Феноменология. // Логос. – 1991. - №1. – с. 12-21 3 Шюц А. Структура повседневного мышления. // Социс. – 1988. – №2;

Шюц А. Формирование понятия и теории в общественных науках. // В кн. Американская социологическая мысль. / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994;

Бергер П. Приглашение в социологию: Гуманистическая перспектива. – М.: Аспект Пресс, 1996;

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. – М.: Медиум, 1995.

Таким образом, в основе взаимодействия между людьми лежит обмен индивидуальными смысловыми конструкциями. Инструментом выражения индивидуальных смыслов является язык. Язык формирует лингвистически обозначенные поля и смысловые зоны Задача исследователя, придерживающегося этой концепции, заключается в объективировании субъективных смысловых связей. В соответствии с этим, методология анализа должна строиться на следующих принципах: 1) Принцип валидности: исследование смысловых конструкций должно строиться адекватно как каузально, так и по смыслу, следовательно, валидны 2) Принцип те результаты, которые правильно описывают является объект частью исследования. интерсубъективности: исследователь изучаемого мира. Он реконструирует сознание других в своем сознании. 3) Принцип понимания, интерпретации: поскольку все люди обладают индивидуальной системой значений, постольку исследователь должен понимать сознание другого. Однако, социологи отмечают, что полностью понимание другого невозможно (так как оно происходит в моем сознании). Следовательно, существуют два типа понимания: понимание самого себя и понимание другого. В соответствии с этим, жизненный успех мы должны исследовать таким, каким он является в сознании личности, а именно в виде его смысловых конструкций, связей. Совокупность индивидуальных смыслов успеха и может дать нам относительно целостную картину о феномене целедостижения в той или иной общности, в том или ином социуме. Таким образом, исследование целедостижения в рамках этой концепции сводится к исследованию субъективных факторов, его определяющих. Однако следует отметить, что все рассмотренные выше концепции объединяет один, хотя и важный, недостаток – внимание либо к субъективным, либо к объективным факторам целедостижения. Поэтому мы считаем необходимым предложить интегративную концепцию жизненного успеха, в рамках которой и будет проведено наше исследование. Ее введение и выбор продиктован тем фактом, что личность и социокультурная среда ее существования находятся в отношениях постоянной взаимосвязи и взаимообусловленности. Во – первых, интегративная концепция жизненного успеха позволяет нам изучить влияние объективных и субъективных факторов на феномен жизненного успеха в их единстве и взаимосвязи. Во – вторых, поскольку мы исследуем целедостижение, постольку факторы можно еще классифицировать на: • факторы, влияющие на представления личности о жизненном успехе (то есть, влияющие на процесс формирования цели достижения). • факторы, влияющие на представления личности о способах достижения успеха. Таким образом, к факторам, влияющим на представления личности об успехе мы относим: 1. Объективные факторы: 1.1 доминирующие виды деятельности: учебно – образовательная (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная (для работающей молодежи);

1.2 уровень материального благополучия;

1.3 заданные референтные группы – группы, принадлежность к которым не обусловлена личным выбором молодого человека: семья, учебно – образовательная группа (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная группа (для работающей молодежи);

1.4 гендерные возможности. 2. Субъективные факторы: 2.1 различные по содержанию мнения и оценки по поводу успеха у представителей различных социальных групп, в рамках которых происходит самоутверждение личности;

2.2 выбираемые референтные группы;

2.3 уровень принятия представлений референтной группы о жизненном успехе. К факторам, влияющим на представления личности о способах достижения успеха мы относим: 1. Объективные факторы: 1.1 уровень материального благополучия;

1.2 уровень образования;

1.3 протекцию;

1.4 гендерные возможности;

1.5 удачное замужество, женитьбу;

1.6 возможности психофизического здоровья;

1.7 реализацию задатков и способностей;

1.8 перспективную работу;

1.9 требования профессионализма – требования, предъявляемые к знаниям, умениям, навыкам человека с конкретной профессией;

1.10 материальные возможности – возможности достичь чего – либо посредством денег. 2. Субъективные факторы: 2.1 представления личности о наиболее приемлемых и возможных способах достижения успеха;

2.2 личный опыт в достижении успеха;

2.3 уровень проявления потребности в достижении успеха. Однако объективные факторы мы рассмотрели только лишь как факторы социальной среды. Безусловно, на представления личности о жизненном успехе и способах его достижения влияют и другие объективные факторы – факторы культурной среды (были рассмотрены нами в культурно – антропологическом подходе), экономической и политической среды (последние два не являются предметом нашего исследования, поэтому мы не будем на них останавливаться).

Следовательно, целедостижения личности обусловлены: 1) социальной заданностью – осознанным или неосознанным принятием ценностей социальной группы;

2) природной предрасположенностью – имеющимися от природы задатками к различным видам деятельности. Главное противоречие в жизненном успехе, таким образом, состоит противоречии социальной заданности и природной предрасположенности. Поэтому жизненный успех в нашем исследовании мы определяем как самоутверждение личности в конкретной среде посредством целедостижения, в результате влияния социальной заданности и имеющихся от природы задатков к различным видам деятельности. Подводя итоги социологическому подходу в рассмотрении жизненного успеха, можно сделать несколько выводов. Основными категориями, через которые раскрывается социологическая парадигма, являются «цель достижения», «ценность», «целедостижение», «самоутверждение», «жизненный успех». Выделенные нами социологические категории, определяют специфику данного подхода. Во – первых, в контексте социологического подхода мы рассматриваем не «абстрактный» успех, как, например, в психологическом подходе – успешное / неуспешное действие, в антропологическом подходе – успешная / неуспешная культура, а успех личности. Следовательно, жизненный успех является социальным феноменом, поскольку связан с самоутверждением личности в ее социальной среде. Во – вторых, актуальным становится рассмотрение влияния объективных и субъективных факторов на жизненный успех в их единстве и взаимосвязи. В – третьих, поскольку основой самоутверждения следует являются еще и целедостижения дифференцировать личности, постольку факторы на факторы, влияющие на представления личности о жизненном успехе (то есть, влияющие на процесс формирования цели достижения) и факторы, влияющие на представления личности о способах достижения успеха. И в – четвертых, социологический подход (равно как и психологический, антропологический, философский) которых различно решается охватывает несколько концепций, в соотношения объективных и проблема субъективных факторов, детерминирующих представления об успехе. Как ранее мы отметили, наше исследование будет проведено в контексте интегративной концепции жизненного успеха. Поскольку основной акцент в исследовании успеха мы делаем на самоутверждение личности в конкретной среде, постольку наибольший для нас интерес представляет такая социально – демографическая группа как молодежь. Это обусловлено традиционно тем, что именно общность молодых характеризует их стремление к самоутверждению в мире взрослых. Молодежь является объектом многочисленных социологических исследований. Интерес к этой группе вполне закономерен, поскольку молодежь является субъектом социальных трансформаций. Ее представления о жизненном успехе в современной России формируются в условиях обновления среды существования и, как результат, противоречивости системы ценностей, детерминирующих успех. К рассмотрению противоречий системы ценностей, детерминирующей представления молодежи о жизненном успехе мы обратимся во втором параграфе нашей работы.

§ 2. Противоречия системы ценностей, детерминирующей представления молодежи о жизненном успехе. Система ценностей пронизывает собой все формы общественного сознания;

она является одним из важнейших элементов системы детерминации человеческой деятельности. Говоря словами В. Брожика, представляющего направление символического интеракционизма в науке, «человек не только превращает вещи в «общественные иероглифы», т.е. делает их ценностями и затем использует, но и постоянно читает эти иероглифы, ибо ценностная предметность вещи является для человека зеркалом, в котором он видит самого себя и которое наполняет его чувством удовлетворения, вселяет надежду, радость или печаль, рождает волю и желание развивать это ценностную предметность в совершенно смысл определенном направлении… Стремление расшифровать «общественных иероглифов», которыми стали окружающие человека вещи, это не простое любопытство, а желание понять себя, проникнуть в тайну собственного бытия»1. Таким образом, как мы отметили в первом параграфе данной главы, феномен жизненного успеха не может быть рассмотрен в отрыве от такого понятия как «ценность». Соответственно, детерминированы представления иерархической личности структурой о жизненном успехе, жизненных ценностей личности, которая, в свою очередь, закономерно отражает господствующую в том или ином обществе систему ценностей как показателя развития культуры и общества. Изучение ценностей молодежи относительно жизненного успеха позволяет выявить степень ее адаптации к новым условиям, определить ее инновационный потенциал, детерминирующий состояние и развитие российского общества в будущем.

Брожик В. Марксистская теория оценки. – М., 1982. – с. Исследовательское поле проблемы ценности формируется на стыке нескольких гуманитарных наук: социологии, культурологии, аксиологии, философии и др. Существует множество концепций ценностей, ее типологий, ценность полифункциональна. Категория «ценность» зачастую используется наряду с такими понятиями как «эталон», «идеал», «благо», «норма» и др. Таким образом, в науке существует множество определений категории «ценность». Однако природа ценностей едина. Следовательно, наша задача состоит в вычленении универсальных признаков, сохраняющихся в любом виде ценностей. Для этого необходимо обратиться к нескольким методологическим подходам, существующим в науке, к проблеме определения природы ценности. Большая роль в формировании теоретико–методологической базы исследований ценностей принадлежит философскому подходу. В нем можно выделить несколько концепций ценности. Первую концепцию можно обозначить как «значимостную». К ней относятся такие исследования ценностей, в которых акцент делается на такую сущностную характеристику ценности как значимость. В соответствии с этим, ценность определяется как значимость объекта для удовлетворения потребностей субъекта. Значительный вклад в развитие данной концепции ценности и аксиологии в целом внес немецкий философ Г. Риккерт. Он пишет: «Правда, ценности для нас связаны всегда с оценками, но они именно связаны с ними, а потому-то их и нельзя отождествлять с действительными реальными оценками. Как таковая ценность относится к совершенно иной сфере понятий, чем действительная оценка, и представляет поэтому совершенно особую проблему …Проблема ценности есть проблема «значимости» (Geltung) ценности, и этот вопрос ни в коем случае не совпадает с вопросом о существовании акта оценки …Ценность может обладать значимостью даже и при отсутствии акта оценки, выражающего то или иное к ней отношение»1. Кроме того, здесь можно отметить работы Г.Я. Головиных, А.В. Гулыги, О.Г. Дробницкого, В.П. Тугаринова и др2. Однако значимость могут иметь, по замечанию В.П. Тугаринова, не только «полезности», но и «вредности», которыми являются войны, болезни, преступления. Таким образом, значение может быть как положительным, так и отрицательным. Отсюда делается вывод о том, что ценность – это всегда положительная значимость объекта. Часть исследователей, как В.А. Василенко, К.А. Шварцман, А.Ф. Шишкин придерживаются иной позиции в исследовании природы значимости в ценности. Они отмечают, что ценности могут иметь как положительное, так и отрицательное значение3. Так, например, категории красоты и безобразия, добра и зла и т.д., по мнению авторов, имеют одинаковую ценностную природу. Однако мы поддерживаем позицию А.В. Гулыги, В.П. Тугаринова, а также, позицию Б.В. Орлова и Н.К. Эйнгорн в том, что ценность имеет лишь положительное значение, именно поэтому она называется ценностью, потому что является ценным по отношению к субъекту4. Так, например, А.В. Гулыга пишет: «Ценностей со знаком минус не бывает… В теории ценностей все величины имеют знак плюс…В теории ценностей сама противоположность положительна… Положительной противоположностью красоты является не Риккерт Г. Философия жизни. – Киев, 1998. – с. 459 Головиных Г.Я. Ценностные ориентации и перестройка общественного сознания. / Философские науки. – 1989. - №6;

Гулыга А.В. Принципы эстетики. – М., 1987;

Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов. – М., 1967;

Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме. – Л., 1968 3 Василенко В.А. Ценность и ценностные отношения. / Проблема ценности в философии. – М., Л., 1966 4 Гулыга А.В. Принципы эстетики. – М., 1987;

Орлов Б.В, Эйнгорн Н.К. Духовные ценности: проблема отчуждения. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 1993;

Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме. – Л., безобразное, а другая красота, положительной противоположностью добра – другое добро»1. Таким образом, в данной концепции акцент делается на такую сущностную характеристику ценности как ее значимость для субъекта. Мы признаем познавательные возможности данной концепции при анализе природы ценности. Однако ее основной недостаток состоит в том, что в ней акцент делается преимущественно на потреблении ценности субъектом. Однако ценность связана не только с потреблением, но и производством, созиданием, преобразованием природы и опредмечиванием человеком своих сущностных сил. Вторая концепция ценности – «оценочная». К ней относятся такие исследования ценности, в которых акцент делается на оценку как специфическую форму существования ценности. Следовательно, ценность определяется как критерий и способы оценки значимости объекта, выраженные в нравственных принципах, нормах, идеалах, установках, целях. В этом направлении ценность исследуется в работах С.Ф. Анисимова, В. Брожика, В.Д. Диденко и др2. Мы согласны с учеными в том, что ценность – это определенная оценка предметов материальной и духовной культуры, однако не сводится только лишь к ней. «Оценочная» концепция, как и предыдущая, акцентирует внимание лишь на одной характеристике ценности. В данной концепции такой сущностной характеристикой ценности является оценка объекта. Наибольшими познавательными возможностями при изучении феномена ценности обладает, на наш взгляд, лишь та концепция, которая рассматривает ценность в единстве ее нескольких характеристик.

Гулыга А.В. Принципы эстетики. – М., 1987. – с. 43-44 Анисимов С.Ф. Духовные ценности: производство и потребление. – М., 1988;

Брожик В. Марксистская теория оценки. – М., 1982;

Диденко В.Д. Искусство. Духовная культура. Философия. – Алма-Ата, Такой концепцией может считаться «интегративная», которая так или иначе представлена в работах Б.В. Орлова и Н.К. Эйнгорна, Я.А. Розина1. Ценность рассматривается учеными в двух ипостасях. Во – первых, ценность – это созданный, преобразованный человеком предмет материальной или духовной культуры, в котором опредмечены его сущностные силы. Это преобразование предмета есть самоутверждение человека в социальной среде. Во – вторых, поскольку ценность имеет природно – вещественное и социальное бытие, постольку это и утилитарное потребление вещественного тела предмета, и распредмечивание в нем объективированных социальных смыслов, социальных связей. Таким образом, именно социальное бытие ценности, «потребление» скрытых в ней социальных смыслов и значений и есть объект оценки социальной группой, обществом в целом. Мы согласны с мнением ученых в том, что природа ценности двуедина: это и созданный, и потребляемый человеком предмет. Следовательно, целом) предмет ценность с позиции или данной концепции в можно котором и определить как созданный субъектом (человеком, группой, обществом в материальной это и духовной культуры, опредмечены его сущностные силы, и который самоутверждает его в социальной и значений. Особый интерес представляет рассмотрение социологического подхода к определению категории «ценность». В нем под ценностью подразумевается, прежде всего, социальная ценность. среде;

утилитарное потребление предмета, распредмечивание субъектом объективированных в нем социальных смыслов Орлов Б.В, Эйнгорн Н.К. Духовные ценности: проблема отчуждения. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 1993;

Розин Я.А. К вопросу о природе ценностных явлений. // Философские науки. – 1989. - № В социологической науке социальная ценность рассматривается как элемент социальной системы, имеющий особое значение в индивидуальном и общественном сознании. Разделяемые индивидами и социальными группами ценности служат основой для оценки их поступков с точки зрения соотношения с общественной системой ценности. Значимый вклад в развитие социологического подхода к проблеме ценности внесли работы таких ученых как М. Вебера, Т. Парсонса, У. Томаса и Ф. Знанецкого1. Так, например, в исследованиях У. Томаса и Ф. Знанецкого социальная ценность группы, рассматривается посредством как «объективный группа культурный элемент и социальной жизни», детерминирующий правила поведения социальной которых сохраняет, регулирует распространяет соответствующий тип действия среди своих членов. Социологи пишут: «Под социальной ценностью мы понимаем любой факт, имеющий доступные членам некой социальной группы эмпирическое содержание и значение, исходя из которых он есть или может стать объектом деятельности … Социальная ценность, таким образом, противоположна естественной вещи, которая имеет содержание, но как часть природы не имеет значения для человеческой деятельности и считается «бесценностной», но когда естественная вещь приобретает значение, она становится за счет этого социальной ценностью2. Регулирующая функция ценностей реализуется посредством их влияния на формирование установок – Вебер М. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990;

Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем. / В кн. Американская социологическая мысль. / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994;

Парсонс Т. Функциональная теория изменения. / Там же. Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки. / Там же. 2 Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки. / В кн. Американская социологическая мысль. / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – с. 343- «субъективных характеристик членов социальной группы», определяющих реальную или возможную активность индивида в социальном мире1. Данные категории позволяют зафиксировать два уровня функционирования ценности. С одной стороны, она имеет личностное значение, опосредованное сознанием отдельного человека. С другой стороны, она имеет групповое значение – значение отдельной ценности, разделяемое всеми членами социальной группы одинаково. У. Томас и Ф. Знанецкий отмечают, что «если члены определенной группы идентичным образом реагируют на определенные ценности, то это происходит потому, что они были социально приучены делать именно так, потому, что традиционные правила поведения доминирующие в данной группе, навязывают ее члену определенные способы решения практических ситуаций, встречающихся в жизни»2. Таким образом, ориентация человека на определенные ценности детерминирована, с одной стороны, природной предрасположенностью, с другой стороны, социальной заданностью. В теории социальных систем Т. Парсонса понятие ценности является основополагающим. Ценности являются ядром социальной системы, за счет которых достигается ее равновесие. Равновесие, в свою очередь, реализуется посредством согласия как в малых, так и в больших социальных групп относительно ценностей. Ценности, таким образом, являются стандартом поведения группы. По его мнению, все ценности имеют социальное значение. Социолог отмечает, что «поскольку ценности являются скорее культурными, а не личностными характеристиками, постольку они оказываются 1 Там же. Там же. – с. общепринятыми»1. Т Парсонс, так же как У. Томас и Ф. Знанецкий подчеркивает влияние ценностей на действия индивида. Следовательно, в социологическом подходе к анализу ценностей акцент делается на следующем. Во – первых, ценность является компонентом социальной системы, регулирующим поведение человека и социальной группы (групп) в обществе. Во – вторых, ценность обладает значимостью для человека, социальной группы, общества – удовлетворяет их потребности и интересы. Таким образом, под социальной ценностью (далее ценностью) мы понимаем предмет материальной или духовной культуры, обладающий значимостью для личности, социальной группы, общества в целом и регулирующий их жизнедеятельность. Разделяемые личностью ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств достижения этих целей, оформляются в ценностные ориентации. ориентаций Совокупность образует сложившихся, рода ось устоявшихся сознания, ценностных обеспечивающую «своего устойчивость личности, преемственность определенного типа поведения и деятельности, выраженную в направленности потребностей и интересов»2. Следовательно, ценностные ориентации, как и ценности, являются важнейшими детерминантами деятельности человека, в том числе, являются детерминантами его целедостижений. Существенно обогащает наше представление о природе ценности рассмотрение различных ее классификаций, существующих в науке. В соответствии с делением культуры на материальную и духовную, ценности, в самом общем виде, можно дифференцировать на материальные и духовные. Парсонс Т. Функциональная теория изменения. / В кн. Американская социологическая мысль. / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – с. 456 2 Здравомыслов А.Г. Потребности, интересы, ценности. – М.: Политиздат, Однако различие материальных и духовных ценностей весьма условно, поскольку они не являются взаимоисключающимися понятиями. Так, например, большая часть ценностей духовной культуры имеет материальный носитель – картина, скульптура, книга и т.п. Специфика материальных ценностей состоит в том, что они имеют утилитарную функцию – удовлетворяют утилитарные потребности субъекта (ценность денег). Специфика же духовных ценностей заключается в том, что они выполняют человекотворчекую функцию – функцию воспитания и развития личности (ценность любви, добра, дружбы, самореализации и т.п.). Ценности можно классифицировать также на инструментальные и терминальные: ценности – средства и ценности цели. Еще одна классификация – классификация по временному критерию. В соответствии с этим, выделяются прошлые, настоящие и будущие ценности. Ретроспективные ценности непосредственно не удовлетворяют наши потребности. Однако они сохраняют свой статус в плане преемственности, накопления культурно – исторического опыта предшествующих поколений. Актуальные ценности обусловливают настоящее бытие, соответствуют достигнутому в настоящий период уровню развития культуры. Как пишут Б.В Орлов, Н.К. Эйнгорн: «Особенностью актуальных ценностей является и то, что ценность не сводится к фиксированию и утверждению достигнутого, ценность всегда эталонна, ориентирована на более совершенное, высшее, идеальное, причем эталонное извлекается из любого исторического времени. Поэтому актуальные ценности – это сложная диалектическая связь прошлого, настоящего и будущего, это напряженная работа по их диалектизации, гармонизации. Актуальная ценность – это постоянное творчество будущих ценностей, постоянный и напряженный поиск перспектив развития и совершенствования человека»1.

Орлов Б.В, Эйнгорн Н.К. Духовные ценности: проблема отчуждения. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 1993. – с. Кроме того, ценности классифицируются, в зависимости от сферы и вида деятельности, на экономические, политические, правовые, религиозные, научные, моральные, эстетические, художественные. Таким образом, система ценностей, как внутренний стержень культуры, детерминирована состоянием и развитием политики, экономики и других сфер общественной жизни. Изменение политической, экономической, социокультурной ситуации в нашей стране неизбежно приводит и к изменениям в системе ценностей. Система ценностей в современной России имеет противоречивый характер. Ее противоречивость обусловлена рядом обстоятельств. Во – первых, современный этап развития общества характеризуется динамизмом обновления среды обитания, быстрой сменой предметов материальной культуры. Речь идет о динамизме развития, как России, так и мира в целом. Однако мировоззрение человека, его ценности и стереотипы поведения не могут меняться с той же быстротой. Поэтому зачастую можно наблюдать такое явление, как дезадаптированность человека к измененным жизненным условиям – человек продолжает жить и работать по схемам, которые непригодны в новой обновленной среде. Этим, на наш взгляд, и вызвано существование в системе ценностей россиян так называемых «старых» и «новых» ценностей, ценностей советского и постсоветского общества. Во – вторых, современный этап развития российского общества характеризуется заимствованием западных ценностей и апробацией их на российской почве. И здесь можно говорить о противоречии российских ценностей, т.е. тех ценностей, которые закономерно вырабатывались в ходе развития российского государства, и западных ценностей, т.е. чуждых нашей культуре, противоречащих ей – индивидуализм, прагматизм, предприимчивость, рационализм.

Существование данных ценностей на Западе вполне естественно и отражает закономерности исторического развития религии, политики, экономики и культуры. Влияние религии, а именно, протестантизма, на формирование «духа капитализма» в Германии хорошо показано в работе М. Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». Социолог пишет: «Не бездействие и наслаждение, а лишь деятельность служит приумножению славы Господней согласно недвусмысленно выраженной воле Его. Следовательно, главным и самым тяжелым грехом является бесполезная трата времени. Жизнь человека чрезвычайно коротка и драгоценна и она должна быть использована для «подтверждения» своего призвания … время бесконечно дорого, ибо каждый потерянный час труда отнят у Бога, не отдан приумножению славы Его»1. Таким образом, ценности призвания, богатства, времени, предприимчивости, предписаны религией протестантизма, а жизнь в соответствии с ними является дорогой к спасению лишь немногих, к неравному распределению благ. Следовательно, индивидуализм в поведении человека, формировании им своей жизни, движении к успеху является социально одобряемым и необходимым механизмом самоутверждения личности в социальной группе на Западе. В православии, в отличие от протестантизма, идея спасения рассматривается несколько по – иному. Путем к спасению является не только и не столько труд, сколько покаяние. Это означает, что спасенным может быть каждый, кто покается за свои грехи. Поэтому в России, исходя из религиозных, политических, экономических особенностей ее формирования вполне закономерно существование таких ценностей, как коллективизм, патернализм. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. / В кн. Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – с. Мы не будем подробно рассматривать влияние религии на формирование системы ценностей в России и на Западе. Стоит сделать акцент на специфике политического, экономического и социального развития нашей страны в советский и постсоветский период, детерминирующего формирование ценностей относительно успеха. Советский период развития российского общества характеризовался доминированием государства над человеком, государство контролировало все сферы жизнедеятельности человека, вплоть, казалось бы, до такой приватной сферы как семья. Таким образом, система ценностей логически отражала существующие в стране приоритеты. Главная ценность советского периода – это государство: приоритет, престиж страны на мировой арене. Поэтому успехом в тот период являлся успех Страны Советов, успех в деле строительства коммунизма, а не успех в жизни конкретной личности. Специфика отношения к человеку состояла в том, что он рассматривался как средство развития советской страны, а не его цель. Следовательно, человек являлся лишь винтиком в системе. Он работал, прежде всего, на государство, на страну, на промышленность, а уже потом только на себя. Изменения происшедшие в 90-е гг. в сфере политики: смена политического режима с тоталитарного на демократический, гласность, плюрализм мнений, падение занавеса между Россией и Западом;

изменения в сфере экономики: становление рыночной экономики, рыночных отношений, конкуренции;

влияние Запада на все сферы жизни российского общества, изменения в культуре – все это повлекло за собой отчуждение человека от государства. Современный человек в достижении успеха преследует личную выгоду – работает только лишь на себя и ни в коей мере на государство. Советский период характеризовался относительной стабильностью развития всех сфер общественной жизни, соответственно, была стабильна и жизнь каждого отдельного человека.

Стабильность заключалась в уверенности в завтрашнем дне, в стабильности реализации жизненных планов, как краткосрочных, так и долгосрочных. Государство представляло определенные «гарантии» человеку: гарантия на получение образования, гарантия на трудоустройство, гарантия на получение квартиры и т.д. Таким образом, оно брало на себя ответственность за благополучие своих граждан. Поэтому советский период характеризовался доминированием в обществе таких ценностей как коллективизм, патернализм. Постсоветский период развития России, напротив, характеризуется, как ранее мы отметили, нестабильностью развития всех сфер жизни общества. Соответственно, нестабильна и жизнь отдельного человека. Он неуверен в завтрашнем дне, неуверен в реализации жизненных планов и проектов, и вообще, в целесообразности планирования, неуверен в будущем своих детей, неуверен, что завтра проснется живым. Государство не предоставляет никаких гарантий в настоящий период. Особенности экономического развития Советского Союза: существование плановой экономики, уравнительное распределение доходов, независящих от количества и качества, вложенных человеком усилий в выполнение плана, детерминировали существование в сознании отдельной группы людей таких ценностей как усредненность, безынициативность. Данная группа в достижении успеха руководствовалась такими стереотипам как «инициатива наказуема», «работа не волк, в лес не убежит», «приедет барин, барин нас рассудит», «пока рак на горе не свиснет». С другой стороны, социальные соревнования, награды, грамоты, существующие при социализме для морального стимулирования достижений личности, детерминировали существование в сознании другой группы людей таких ценностей как предприимчивость, практицизм, рационализм. Особенности экономического развития России в 90-е гг.: становление рыночной экономики, возникновение такого явления как конкуренция – стремление быстрее всех ухватить, урвать, успеть;

банкротство и ликвидация многих предприятия, сокращение кадров «выкинули» человека на «обочину жизни». Поэтому успешность или неуспешность его жизненного пути зависит отчасти от собственных усилий личности, от способности быстро адаптироваться к измененным обстоятельствам. Причем процветание человека в будущем зависит от количества и качества вложенных усилий уже сейчас. Таким образом, можно говорить о существовании таких ценностей в сознании отдельной группы людей как предприимчивость, личное благополучие, рационализм, инициативность, карьера и жизненный успех. Кроме того, одной из важнейших ценностей становится время. В достижении жизненного успеха данная группа людей руководствуется такими стереотипами как «время – деньги», «я должен состояться», «работать – состояться – доказать – утвердиться», «работаю на себя, при этом мне помогает Бог». Следовательно, в достижении жизненного успеха данная группа придерживается стратегии конструктивиста – созидание неординарного, нового, что позволило бы выделиться человеку в его среде – самоутвердиться. С другой стороны, можно говорить также о существовании группы людей с такими ценностями как коллективизм, безынициативность, иррационализм. Таким образом, в достижении жизненного успеха данная группа придерживается стратегии конформизма – принятия навязываемых форм поведения, стремление быть таким как все. И конформизм проявлялся во всем: начиная от однотипных предметов обихода и заканчивая «однотипным сознанием». Для того чтобы человеку быть успешным в советский период, необходимо было идти в ногу со временем. Для того чтобы человеку быть успешным сейчас, необходимо идти на шаг впереди, опережать толпу, а это достигается за счет ума – знаний, умений, навыков и знаний о том, как все это можно конструктивно применить. Успех, таким образом, зависит от способности диагностировать актуальные требования среды, от способности упорно и продуктивно работать, от способности создавать новое, инновационное. Таким образом, как отмечают В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз: «Конец двадцатого столетия стал в России временем не только трансформации базовых социальных институтов и новой социальной дифференциации, но и заметной эволюции российской ментальности. За предельно короткий исторический период, с 1985 г., в общественном сознании феномен «советского человека» трансформировался в многоликий портрет «россиянина»1. Сегодня коренная качественная ломка систем ценностей проявляется в кризисе – дестабилизации институтов социализации молодого поколения. Динамизм развития современного институтов общества нарушает – традиционное функционирование поколения к другому. Институты социализации в настоящий период переживают состояние аномии, способствующей не социализации, а десоциализации составляющий пространство риска в современный период. В своем исследовании мы понимаем под характеризующуюся прохождением этапа процессом вторичной завершения молодежью - социально – этапа и первичной ведущие и дифференцированную группу людей в возрасте от 16 до 30 лет, социализации, виды молодежи. Таким образом, существует конфликт молодежи и институтов социализации, социализации преемственность определенной системы знаний, убеждений, норм, ценностей от одного деятельности которой молодежи) и досуговая.

учебно – образовательная (для учащейся и студенческой молодежи), профессионально – трудовая (для работающей Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентаций в период социальных трансформаций (поколенный подход). // Социс. – 2002. – №1. – с. Таким образом, прохождение социализации – это ведущая характеристика такой социальной группы как молодежь, определяющая особый социальный статус, а если быть точнее, неопределенность социального статуса молодежи. Поэтому от того, какой ценностный фундамент будет заложен в сознании отдельного молодого человека, от того, какие профессиональные ориентиры социальная среда: социальные и система родители, образования, СМИ представит перед молодым человеком, и сможет ли он выбрать из них для себя наиболее ценные, зависит успешность его деятельности и, в конечном счете, успешность жизненного пути. Выделяя приоритетные для себя ориентиры, молодой человек определяет свои способности, потенциал, и возможности;

определяет «Я» реальное (тот, каким я сейчас есть) и «Я» идеальное (тот, каким я буду). Итогом, перехода «Я» реального в «Я» идеальное и является занятие жизненной позиции, формирование своей жизненной определенной стратегии, движение человека к успеху / неуспеху, самоутверждение в социальной группе. На современном этапе развития российского общества можно говорить о следующих особенностях формирования системы ценностей молодежи относительно жизненного успеха. Первой особенностью системы ценностей молодого поколения является то, что ее формирование происходит в условиях разрыва, конфликта поколений. Речь идет о кризисе воспитательной функции родительского поколения, проявляющемся в неспособности родителей подготовить своих детей к жизни в обновленной среде. Нарушение преемственности поколений обусловлено: • во – первых, тем, что родители зачастую являются носителями ценностей советского периода, не всегда способствующих достижению успеха в новой среде;

следовательно, родители зачастую неспособны передать молодежи ценности успеха в обновленной среде;

• во – вторых, с возрастом снижаются способности быстро адаптироваться к постоянным инновациям, следовательно, новое не усваивается взрослыми столь же быстро, как и молодежью. Возникает «историческое несоответствие старшего поколения изменившимся задачам нового времени»1. В итоге, в России сложилась уникальная ситуация: в социализацию вступают не только взрослые и молодежь, но старшее поколение. Как пишут социологи: «Сегодня «отцами» открывается знание того, насколько иррационально пропитано мифами и идеологическими миражами их сознание, насколько оно неадекватно современной жизни»2. Мы полагаем, что родительское поколение неоднородно и внутри него можно выделить несколько групп в зависимости от системы ценностей: • группа родителей, обладающая прежней системой ценностей, • группа родителей, которую характеризует противоречивость индивидуальной ценностной системы, • группа родителей, обладающая новой системой ценностей. Это позволяет сделать нам вывод о том, что старшее поколение неоднородно и по степени адаптированности к новой жизненной среде. Социологическое исследование В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз подтверждает сделанный нами вывод. По данным исследования социологов, 59% опрошенных родителей согласны с утверждением, что «быть яркой индивидуальностью лучше, чем Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие. Опыт многомерной реконструкции. / Современный социо-анализ. Сборник статей. – М., 1998. – с. 15 2 Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентаций в период социальных трансформаций (поколенный подход). // Социс.–2002.–№1.– с. быть как все» и 44% опрошенных говорят об установке на инициативность, предприимчивость, новаторство в сознании и в поведении1. Вместе с тем, социологи делают вывод о том, что общая система ценностей родителей не сформирована, о чем свидетельствует неоднозначность восприятия и трактовки отдельных ценностей. Так, например, старшее поколение руководствуется в своем поведении такими стереотипами, как «главное – это уважение к традициям, обычаям, нормам, принятыми большинством», «для человека важнее соотнесение своей личной жизни с жизнью своего поколения». Таким образом, родительское поколение в большей степени ориентировано на общественные ценности – ценности всего общества. Поэтому успех в их представлениях – это стремление быть таким как все;

родители ориентированы на стратегию конформизма в достижениях. Однако мы полагаем, что говорить об отсутствии преемственности молодыми людьми ценностей родительского поколения не совсем корректно. Скорее, следует говорить о нарушении механизмов преемственности ценностей. При взаимодействии поколений следует учитывать действие двух механизмов: преемственности и изменчивости. В стабильно развивающемся обществе механизм преемственности является основным механизмом формирования системы ценностей молодого поколения. Значительная часть ценностей родительского поколения в таком обществе не «устаревает». Данные ценности являются актуальными и по прошествии определенного периода времени. Таким образом, система ценностей стабильно развивающегося общества относительно устойчива. В нестабильно развивающемся обществе на первый план выходит механизм изменчивости. Формирование системы ценностей молодежи Там же. – с. 100- связано, прежде всего, с усвоением «новых» ценностей – ценностей актуальной среды, а не с воспроизводством родительских ценностей. Мы согласны с мнением В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз в том, что в настоящий период механизм воспроизводства ценностей перестает быть ведущим, уступая место адаптационным механизмам1. Вторая особенность системы ценностей молодого поколения состоит в том, что ее формирование происходит в условиях кризиса института образования, вызванного непоследовательной реформой. Во – первых, важнейшей задачей системы образования является формирование мировоззрения – системы социальных и нравственных убеждений молодого человека. Оно должно быть, с одной стороны, устойчивым, чтобы «не распадаться на части»;

с другой стороны, гибким – «корректироваться» в зависимости от требований постоянно обновляющейся среды. Во вторых, задачей системы образования является передача знаний, умений, навыков, опыта предшествующих поколений. Следовательно, система образования должна формировать определенный нормативный идеал. В реальности система образования России в большей степени реализовывает свою обучающую функцию, в меньшей степени воспитательную, человекотворческую, социализационную. Это обусловлено тем, что настоящий период отсутствует единая стратегия образования, отвечающая за формирование мировоззрения молодого человека. Критическое переосмысление прошлого привело к тому, что один и тот же поступок, одно и то же действие оценивается как позитивно, так и негативно.

Там же. – с. Следовательно, можно говорить о неустойчивости нравственных убеждений молодого человека, а значит, и противоречивости в его ценностных ориентациях на успех в жизни. Кроме того, противоречивость в ценностных ориентациях молодежи обусловлена дифференциацией, как в сфере общего, так и в сфере профессионального образования – неравным доступом к получению качественных образовательных услуг. Третья особенность системы ценностей молодого поколения состоит в том, что ее формирование происходит в условиях дегуманизации средств массовой информации. СМИ – это институт социализации, направленный на формирование нравственного, эстетического, ценностного мира молодого человека, основанное на культурном плюрализме. В стабильно развивающемся обществе средства массовой информации демонстрируют несколько существующих в обществе моделей достижения успеха. Все эти модели достижения успеха объединены устойчивым отношением к витальным ценностям: признанием ценности добра, правды и осуждением зла, насилия. В нестабильном обществе, которым является современное российское общество, СМИ транслируют молодежи противоречивые модели достижения успеха. Их противоречивость обусловлена неоднозначным отношением к ценностям: с одной стороны, говорят о ценности добра, красоты, правды, с другой стороны, о ценности зла, безобразия, лжи при достижении успеха в условиях современной России. В настоящий период средствами массовой информации демонстрируется, прежде всего, модель самоутверждения человека за счет подавления другого, в меньшей степени модель утверждения своего «Я» посредством личных усилий, направленных на созидание качественного нового предмета материальной или духовной культуры.

Поэтому является не удивительным существование в сознании молодого поколения таких стереотипов в достижении успеха в России, как: «идти по головам», «не всегда нужно стремиться к правде, иногда нужна ложь в достижении своей цели», «цель оправдывает средства», «красота не спасет мир», «добро не всегда побеждает зло», «побеждает сила», «наглость – второе счастье». Об изменении ценностей молодежи относительно жизненного успеха свидетельствует также и представления о кумирах. Если в советском обществе молодые люди в достижении успеха хотели быть похожими на космонавтов, геологов, литературных героев, то в современном обществе достижениях благородными. Таким образом, трансформация институтов социализации: нарушение преемственности поколений, непоследовательная реформа образования, дегуманизация средств массовой информации привили к расслоению молодежи. Молодежь можно дифференцировать на подгруппы в зависимости от ориентации на те или иные ценности в достижении успеха. Во – первых, можно выделить подгруппу молодежи, в сознании которой доминируют актуальные ценности – рационализм, индивидуализм, предприимчивость, инициатива. Во – вторых, можно выделить подгруппу молодежи с противоречивой системой ценностей. И в третьих, можно выделить подгруппу молодежи с такими ценностями как иррационализм, коллективизм, безынициативность. Однако что особенно тревожно, наблюдается неустойчивость витальной системы ценностей молодежи. Как ранее мы отметили, в системе ценностей на молодежь стремиться быть похожими в своих бизнесменов, героев отечественных и политиков, зарубежных фильмов и сериалов, поступки которых зачастую нельзя назвать молодого поколения существуют такие полярные ценности как добро и зло, свобода и зависимость, правда и ложь, красота и безобразие. Таким образом, главный вывод состоит в том, что молодежь неоднородна в своих представлениях о жизненном успехе. К тому же, ее можно дифференцировать на следующие подгруппы: • учащаяся молодежь (молодые люди, обучающиеся в старших классах (1011) общеобразовательной школы, школы – лицея, школы – гимназии и т.п.);

• студенческая молодежь (молодые люди, обучающиеся в вузе, колледже, т.е. с момента их зачисления до получения диплома о среднем специальном, высшем образовании);

• работающая молодежь (молодые люди, начавшие и продолжающие трудовую деятельность). Таким образом, с одной стороны, существует сходство представлений учащейся, студенческой и работающей молодежи о жизненном успехе, детерминированное схожими условиями формирования группы. С другой стороны, существует и специфика представлений учащейся, студенческой и работающей молодежи о жизненном успехе. обучение в старших затем классах обучение школы, в получение вузе Молодость общего охватывает достаточно продолжительный период жизни человека. Это его среднего образования, получение (колледже), профессионального образования, отчуждение от родительской семьи, создание собственной семьи, устройство на работу и многое другое. Каждый биологического, возраст характеризуется культурного определенным и социального уровнем развития психического, личности, а, значит, и особенностями представлений об успехе. Таким образом, изменение объективных и субъективных факторов влечет за собой и изменение системы ценностей молодежи относительно успеха в жизни на разных этапах молодости.

Изменение таких объективных факторов как доминирующего вида деятельности и возраста молодого человека определяет степень его социальной зрелости – самостоятельности в достижении жизненного успеха и ответственности за свои достижения или поражения. Следовательно, с возрастом развивается способность молодого человека к сопротивлению негативному – тому, что противоречит ее природе, и активности по достижению того, что ей соответствует. Изменение с возрастом таких субъективных факторов как потребностей и ценностных ориентаций детерминирует осознанное или неосознанное принятие референтных групп, с которыми молодой человек соизмеряет свои достижения. Изменение системы ценностей молодого человека обуславливает, в свою очередь, иерархию жизненных целей, соответствующих определенному этапу развития личности, реализация которых и будет успехом. В целом, следует выделить такую позитивную тенденцию в сознании и поведении учащейся, студенческой и работающей молодежи как ориентация на индивидуализм в достижении успеха. Молодежь в большей степени ориентирована не на общественные ценности (как родители), а на групповые ценности – ценности определенной референтной группы. Молодежь отличает, с одной стороны, протест по отношению к нормам, ценностям, установкам, моделям поведения взрослых, с другой стороны, внутригрупповой конформизм. Следовательно, молодое поколение придерживается в большей степени, нежели родительское поколение, стратегии конструктивизма. Как показывают исследования В.В. Гаврилюк и Н.А. Трикоз, современная молодежь руководствуется, прежде всего, такими стереотипами, как «главное – инициатива, предприимчивость и поиск нового», «выделяться среди других и быть яркой индивидуальностью значительно лучше, чем быть как все», «для человека, прежде всего, важна оценка своей личной жизни по своим собственным индивидуальным критериям»1. Таким образом, значительная часть молодежи ориентирована на индивидуализм в достижении жизненного успеха. Следовательно, молодежь способна самостоятельно конструировать свою жизнь. Молодое поколение содержит большой новаторский потенциал, способно к активным преобразованиям социальной среды. Подводя итоги, следует сделать несколько основных выводов. Во – первых, система ценностей молодежи является главной детерминантой его представлений о жизненном успехе. Во – вторых, категория «ценность» рассмотрена нами с позиции нескольких методологических подходов: философского, в рамках которого выделены «значимостная», «оценочная», «интегративная» концепции ценности;

социологического подходов. В исследовании ценностей мы придерживаемся социологического подхода, позволяющего рассмотреть ценность как предмет материальной или духовной культуры, обладающий в значимостью и для личности, их социальной группы, общества целом регулирующий жизнедеятельность. В – третьих, современный период развития российского общества характеризуется ценностей, коренной качественной трансформацией и системы детерминированной политическими экономическими преобразованиями в среде. Формирование системы ценностей молодежи, а равно как и ценностей относительно жизненного успеха, происходит в условиях конфликта с институтами социализации. В – четвертых, молодежь неоднородна по своему составу, что выражается не только в дифференциации представлений о жизненном успехе Там же. – с. 102- и способах его достижения, но и в расслоении на группы в зависимости от доминирования тех или иных ценностей в сознании молодежи. В – пятых, наблюдается современной России. В целом, можно говорить о таком положительном явлении в молодежной среде как способность не только адаптироваться к инновациям, но и создавать их. Во второй главе работы мы продолжим исследование ориентаций молодежи на жизненный успех по материалам проведенного нами социологического исследования;

рассмотрим основные характеристики жизненного успеха в сознании учащейся, студенческой и работающей молодежи, выделим факторы, детерминирующие представления молодежи о жизненном успехе, дадим типологию. такая тенденция как ориентация на индивидуализм в представлениях молодежи о жизненном успехе в Глава 2. Основные характеристики жизненного успеха в сознании молодежи в современной России § 1. Объективные и субъективные факторы формирования представлений молодежи о жизненном успехе. В первой главе работы мы показали, что жизненный успех молодежи – феномен сложный, многогранный. В этом параграфе мы обратимся к анализу основных объективных и субъективных факторов, детерминирующих представления молодежи о жизненном успехе и способах его достижения. К объективным факторам, влияющим на представления молодежи о жизненном успехе, относятся: доминирующие виды деятельности: учебно – образовательная (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная (для работающей молодежи), уровень материального благополучия, заданные референтные группы – группы, принадлежность к которым не обусловлена личным выбором молодого человека: семья, учебно – образовательная группа (для учащейся и студенческой молодежи), профессиональная группа (для работающей молодежи), гендерные возможности. Среди объективных факторов, влияющих на представления молодежи о способах достижения жизненного успеха можно выделить: уровень материального благополучия, уровень образования, протекцию влиятельных родственников, знакомых, удачное стечение обстоятельств, гендерные возможности. К субъективным факторам, влияющим на представления молодежи о жизненном успехе, относятся: различные по содержанию мнения и оценки по поводу успеха у представителей различных социальных групп, в рамках которых происходит самоутверждение личности;

выбираемые референтные группы. Среди субъективных факторов, влияющих на представления молодежи о способах достижения жизненного успеха можно выделить: личный опыт в достижении успеха. Обратимся к рассмотрению первой группы объективных факторов. Как мы уже отмечали, молодость – это достаточно продолжительный период жизни личности, за время которого происходит изменение формы доминирующей деятельности. Поскольку мы делаем акцент на учебно – образовательной и профессионально – трудовой формах деятельности, постольку важным является рассмотрение специфики представлений об успехе учащейся, студенческой и работающей молодежи. Проведенное нами исследование выявило общее в представлениях различных групп молодежи о жизненном успехе. Во – первых, основным критерием, определяющим успех в жизни молодежи, является наличие счастливой семьи, детей. Данный критерий стоит на первом месте во всех группах молодежи;

так, связывают успех в жизни с наличием семьи 62% школьников, 60% студентов и 81% работающей молодежи. Значение данного критерия для учащейся, студенческой и работающей молодежи обусловлено, на наш взгляд, спецификой восприятия семьи данной социально – демографической группой. Результаты глубинного интервью показали, что семья в сознании молодых имеет такие черты как: крепкая, дружная, хорошая, понимающая, любимая, веселая, счастливая, гармоничная. «Семья – это люди, которые могут всегда в чем-то помочь, с которыми можно всем поделиться» (Сергей, 16 лет);

«семья – это те, к кому приятно идти домой» (Ярослав, 18 лет). Следовательно, представления молодежи о семье как одном из значимых достижений обусловлены особенностями ценностью молодежного возраста – эмоциональностью быть понятым.

восприятия, межличностного общения, стремлением к признанию, одобрению значимыми другими, стремлением С другой стороны, доминирование данного критерия в сознании молодежи обусловлено тем, что семья воспринимается как «социальное убежище» от суетности современной жизни. Следовательно, семья является адаптационной нишей, благодаря которой обретается приемлемый для молодого человека образ жизни. Социологи отмечают, что на первый план выходит такой мотив вступления в брак и создания семьи как получение психологической, эмоциональной защиты в семье. На втором плане находятся мотивы рождения и воспитания детей, самореализации в детях. Таким образом, специфика представлений молодежи о достижениях в семейной сфере состоит в том, что успехом является: во – первых, гармония в отношениях между мужем и женой, во – вторых, рождение и воспитание детей. Кроме того, особенности представлений молодежи детерминированы тем, что данная группа находится на ранней стадии жизненного цикла. Поэтому жизнь воспринимается молодыми по идеальному стандарту: жизненный успех составляют как достижения в семейной сфере, так и достижения в профессиональной сфере. Таким образом, мы можем подчеркнуть, что традиционные семейные ценности занимают центральное место в иерархии ценностей современной молодежи. Семья рассматривается как главный критерий успеха, к которому другие критерии могут присоединяться с разной степенью частоты.

Таблица 1. Представления молодежи о жизненном успехе. (в %% от ответов) иметь счастливую семью, детей быть независимым, свободным признание окружающими, слава власть иметь разнообразный досуг наличие своего дела, бизнеса удовлетворенность в интимной жизни, любовь много путешествовать 5,26 10,00 7,05 высокий заработок 46,20 43,89 51,92 иметь хороших друзей 49,12 27,78 23,72 душевное равновесие, гармония 9,94 20,00 13,46 иметь интересную, любимую работу 26,90 35,56 30,13 стать мастером своего дела 15,20 10,56 12,82 иметь солидное положение в обществе 6,43 8,33 9,62 Другое 0,58 0,56 0,00 * Общее число ответов больше 100%, так как респонденты могли отмечать несколько вариантов ответа Учащаяся молодежь 61,99 22,22 10,53 3,51 7,60 19,88 11,11 Студенческая молодежь 60,00 22,22 7,22 5,00 8,33 16,11 20,00

Работающая молодежь 81,41 17,95 4,49 1,92 9,62 21,15 8, Во – вторых, другим, не менее важным, критерием успеха в жизни молодежи является наличие высокого заработка. Его значение более существенно в сравнении с другими критериями – наличием интересной, любимой работы и профессиональной самореализацией («стать мастером своего дела»). Последние два отмечаются у школьников, студентов и работающей молодежи приблизительно в 1,5 и в 2 раза, соответственно, реже, нежели критерий высокого заработка. Следовательно, представления молодежи о жизненном успехе детерминированы осознанным или неосознанным принятием группы с такими ценностями как деньги, личное благополучие. Такой группой являются бизнесмены, предприниматели, которые в сознании молодых ассоциируются с богатством, а не с профессионализмом. Таким образом, здесь речь идет о наличии в молодежной среде ориентации на прагматический успех, т.е. стремления обеспечить себе нормальное социальное положение за счет материального благополучия.

Более того, ориентация прагматического характера достаточно устойчива, поскольку ее наличие фиксируется в более ранних исследованиях. Сегодня успех в российском обществе ассоциируется не столько с профессиональной самореализацией, сколько с деловой предприимчивостью, умением успеть, ухватить. Замещение ценностей профессионального труда материальными ценностями является вполне закономерным процессом, и может рассматриваться, на наш взгляд, как реакция на экономический кризис, нестабильность жизни, продолжающуюся инфляцию. Таким образом, превращение денег из фактора сопутствующего успеху в фактор критериальный, определяющий наличие успеха, дало четкое различие между профессиональным и деловым успехом. Стабильно развивающееся общество выдвигает ценность профессионального успеха в число наиболее значимых социокультурных установок. В таком обществе профессиональный успех выступает не только критерием оценки достижений личности, но и основой ее самоидентификации. Деловой успех, который характерен для современного российского общества – успех в том конкретном деле, которым мы сегодня обеспечиваем достойную жизнь, независимо от того по своей ли профессии работаем. Молодежь нередко обвиняют в бездуховности, инфантилизме, социальной незрелости, но мы считаем, что такие обвинения не совсем оправданы. Мы согласны с мнением Ю.Р. Вишневского и В.Т. Шапко в том, что, стремление к материальному благополучию является отражением не только и не столько потребительских запросов молодых людей (в модной одежде, в различных предметах досуговой деятельности), сколько потребности в самосохранении и выживании1. На наш взгляд, прагматическая ориентация на успех не должна рассматриваться как достижение цели любыми способами в ущерб нормам Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Студент 90-х – социокультурная динамика. // Социс. – 2000. - №12. – с. морали, нравственности. По результатам нашего исследования, такие качества как наглость, хитрость, эгоизм рассматриваются молодежью как менее необходимые качества для достижения успеха в современном российском обществе. Напротив, на первый план у всех групп молодежи выходят такие качества, как целеустремленность, образованность, уверенность в себе, коммуникабельность, профессионализм и трудолюбие.

Таблица 2. Мнение молодежи о качествах, необходимых для достижения успеха в России. (в %% от ответов) Учащаяся Студенческая Работающая молодежь молодежь молодежь целеустремленность 15,96 14,91 16,85 коммуникабельность 7,74 13,42 10,92 образованность 15,48 12,39 15,77 наглость 3,99 3,78 2,83 трудолюбие 9,55 7,57 8,63 хитрость 4,96 3,21 2,43 честолюбие 1,33 1,72 1,48 предприимчивость 6,41 10,09 7,41 профессионализм 10,16 8,60 10,92 эгоизм 0,73 1,15 0,81 независимость 2,54 2,98 2,56 обаяние 5,68 4,59 2,02 уверенность в себе 13,30 14,22 14,96 честность 1,93 1,26 2,29 другое 0,24 0,11 0,13 * Общее число ответов больше 100%, так как респонденты могли отмечать несколько вариантов ответа Вместе с тем существуют и различия в представлениях об успехе между учащейся, студенческой и работающей молодежью. Школьников в большей степени, чем другие группы молодежи, характеризует потребность быть понятым и принятым в группе. Значение референтной группы, в частности, компании друзей в этом возрасте достаточно велико. Как подтверждают результаты эмпирического исследования, компания друзей является довольно значимым ориентиром в достижениях молодого человека. Более того, наличие хороших друзей рассматривается школьниками как существенный критерий успеха в жизни. Так считают 49% школьников, тогда как в группе студентов и работающей молодежи лишь 27,7% и 23,7 % соответственно. Значение данного критерия для учащихся вполне закономерно, так как им свойственно стремление подражать и принадлежать к, так называемой, «группе равных» (peer group) – неформальным молодежным объединениям, в которых реализуется потребность в общении, совместной досуговой деятельности1. Значение «группы равных» для школьников – равных не только по возрасту, но и по статусу, нормам, ценностям, моделям поведения – обусловлено несколькими причинами. Во – первых, молодежь во все времена характеризует протестное поведение по отношению к взрослым и одновременно конформное поведение внутри группы, что вызвано маргильностью статуса молодежи. Во – вторых, в условиях современной России семья, как ранее отмечалось, частично утрачивает свою роль в социализации молодого поколения в силу того, что зачастую оказывается неспособной подготовить молодых людей к самостоятельной жизни. Социализирующую роль на себя берет группа друзей, которая способствует взаимной адаптации сверстников. В компании друзей происходит экспериментирование с различными средствами внешнего самоутверждения – одеждой, манерами, жаргоном, специфическими увлечениями. В группе друзей складываются собственные нормы, ценности, модели поведения, в ней удается найти приемлемый стиль жизни и общения. Иначе говоря, в группе обретается идентичность. Следовательно, представления учащейся молодежи о жизненном успехе детерминированы осознанным или неосознанным принятием группы с такими ценностями как общение, друзья. Студентам свойственно стремление к самоутверждению, индивидуализации в группе, поиск и формирование основ для будущей См. например: Масленцева Н.Ю. Молодежная мода в одежде в условиях современной России (социологический анализ);

Дисс. канд. социол. наук. Екатеринбург, 2003. – с. успешной жизни. Такой основой может считаться сфера личной жизни. Довольно значимым критерием успеха в этой группе являются удовлетворенность в интимной жизни, любви. На долю этого критерия приходится 20% ответов студентов (для сравнения, в группе учащейся молодежи это 11%, в группе работающей молодежи – 9%). Значение данного критерия успеха закономерно для группы студентов, так как именно этот возраст характеризует потребность достижения гармонии в отношениях с противоположным полом. Следовательно, представления студенческой молодежи о жизненном успехе детерминированы осознанным или неосознанным принятием группы с такими ценностями как любовь, секс. Группу работающей молодежи характеризует процесс включения в трудовую деятельность, достижение материальной независимости, с одной стороны, и создание собственной семьи – с другой. Наше исследование показало, что такие критерии успеха, как наличие счастливой семьи, детей и высокого заработка (о которых мы говорили ранее) отмечаются чаще именно работающей молодежью по сравнению со школьниками и студентами (см. табл. № 1). Следовательно, представления работающей молодежи о жизненном успехе детерминированы осознанным или неосознанным принятием группы с такими ценностями как семья, брак, дети – с одной стороны, деньги, личное благополучие – с другой. Также следует выделить в группе объективных факторов влияние такого фактора как уровень материального благополучия молодого человека. В ходе исследования мы обнаружили, что для группы малообеспеченных молодых людей успехом является наличие высокого заработка, душевное равновесие, гармония. Молодые люди данной группы отмечают вышеназванные критерии успеха в два раза чаще, чем среднеобеспеченные и хорошо обеспеченные (см. табл. № 5 Приложения).

Доминирование этих критериев не является удивительным, по нашему мнению, поскольку связано со стремлением малообеспеченных молодых людей в удовлетворении базовых социальных потребностей (в еде, в жилье), когда речь идет, прежде всего, о выживании человека в условиях нестабильной России. Таким образом, достижение материального благополучия стоит в ряду приоритетных жизненных задач молодых людей данной группы, оставляя позади достижения в работе, например, профессиональную самореализацию. Группы среднеобеспеченных и хорошо обеспеченных молодых характеризует то, что наряду с критерием высокого заработка значение имеют такие критерии успеха как наличие своего дела, бизнеса, иметь интересную, любимую работу (см. табл. № 5 Приложения). Это связано, на поэтому и наш взгляд, с тем, что проблемы материального потребности другого уровня, в частности, Причем, характера в этих группах стоят не так остро как в группе малообеспеченных, существуют в потребность обеспечении профессионального статуса.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.