WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный университет им. А. М. Горького На правах рукописи Гайсина Анастасия Викторовна СИСТЕМА ЗАЩИТЫ ...»

-- [ Страница 2 ] --

- судебная система носила карательный характер и не стала реальным инструментом решения споров в законном порядке. Начиная с 1960-х, диссиденты и правозащитники начали требовать соблюдения социалистических законов, внеся тем самым лепту в гибель советской системы и трансформацию российского общества вообще. В своей знаменитой лекции “Вопросы к немецкому характеру” Э. Фромм отмечал: “Утверждают, что для каждой нации можно засвидетельствовать типичную “матрицу характера”... Каждый народ в зависимости от различных исторических условий развивает различные черты характера, которые, конечно, не являются вечными, но все же могут сохраняться на протяжении многих поколений вследствие действия и взаимодействия различных факторов. При этом полагают, что эта относительно постоянная матрица характера является См.: Симон Г. Мертвый хватает живого. Основы политической культуры России. //ОНС 1996 №6 C. нейтральной в ценностном отношении и при определенных условиях порождает положительные качества, а при других обстоятельствах отрицательные”.94 Периоды коренных преобразований, как правило, сопровождаются существенными изменениями в массовом сознании, замещением одних ценностных доминант другими. Сегодня уже не вызывает сомнений, что радикальное изменения в экономике, политике, системе государственного управления нуждаются в ценностном обосновании, что система ценностей, формирующая основы мировоззрения людей, может выступать и как фактор, ускоряющий развитие, и как трудно преодолимый барьер на пути такого развития. Сдвиги в мировоззрении населения служат значимым показателем общественного переустройства в целом. Анализ трансформации общественного сознания поможет понять причины успехов и неудач, происходящих в России институциональных преобразований и оценить эффективность модернизации российского общества.95 По данным, полученным в результате крупномасштабного опроса взрослого населения России, проведенного на рубеже столетий фондом “Общественное мнение” по заказу Российского фонда правовых реформ по вопросу отношения к закону и праву, фиксируется, что около 48,7% россиян признают значимость закона, высказываются о необходимости повышения его роли как регулятора общественных отношений. Около 43,4% респондентов уверены, что жизнь в нашей стране не имеет ничего общего с законом, и не считают, что знание законов помогают поступать правильно. Для этой группы респондентов закон все еще воспринимается как сверху навязанная, давящая сила, как общее правило власти (для народа, но не самой власти).96 В сознании постсоветского человека причудливо переплетаются правовой Цит. по: Fromm E. 1989. Fragen zum deutschen Charakter. - Fromm E. Gesamtausgabe. Bd. V. Politik und Gesellschaftskritik. Munhen. р. 5 95 Башкирова Е. И. Трансформация ценностей российского общества.// Полис,2000. № 6. 96 Там же.

нигилизм и правовой фетишизм: первый имеет место, когда речь идет о требованиях закона к человеку, второй, когда дело касается требований человека к закону. Относительно популярна такая ценность, как равенство перед законом, равенство прав. Но, мысль о “правах человека” еще не обрела в сознании людей конкретных очертаний: пока это - не больше, чем отвлеченный юридическиидеологический символ “хорошей жизни”. В большинстве массовых групп рейтинг “прав человека” выше рейтинга “законности”.97 Таким образом, движение от идеи законности к идее права началось, но оно наталкивается на сохраняющуюся нерасчлененность интересов атомизированного индивида и государства. При этом первый, не склонен высоко ценить те социальные гарантии, которые предоставляет ему второе, надеясь, очевидно, что обеспеченный ему минимум у него уже не отнимут, а на большее он и не рассчитывает. Политические права или гарантии свободы (свободы труда, выбора убеждений и поведения, невмешательства государства в частную жизнь) россиянин не ценит, и не только потому, что не испытывает в них недостатка, но и потому, что не знает, какие свои непосредственные интересы и каким образом он может с помощью всего этого отстаивать. Т. е. политико-правовая культура не обосновывает появления правозащитных механизмов. Все упомянутые в Конституции РФ социально-экономические гарантии 70-90% опрошенных считают первостепенными, тогда как многие гражданскополитические права относят к первостепенным значительно меньшая часть респондентов.98 Таким образом, не исключено, что в России социальноэкономические права человека станут “спусковым механизмом” и ускорителем массового распространения идеологии прав человека и правосознания в целом. Проанализируем данные, полученные в рамках проекта “Исследование 97 Клямкин И. М. Советское и западное: возможен ли синтез// Полис. 1994 №4. Гордон Л. А. Социально-экономические права человека: содержание, особенности, значение для России. ОНС 1997 №3.

мировых ценностей”, полученные в 1995-1999 гг.99 Исследования последних лет позволяют утверждать, что базовые демократические ценности и институты не имеют достаточно широкой поддержки россиян. При этом анализ результатов опроса выявляет своеобразие в восприятии населением нашей страны демократии и ее институтов. На уровне абстракции, когда речь идет о демократии и гражданском обществе вообще, многие выражают позитивное отношение к этим институтам. Однако при оценке конкретных процедур и правил демократии, их эффективности в нынешних российских условиях согласие с демократическими ценностями резко падает. Иными словами, сегодня демократические ценности, признаваемые в принципе, почти не воспринимаются массовым сознанием в качестве реального инструмента решения стоящих перед обществом проблем и, в частности, защиты прав человека. Если судить по результатам исследования, в России возникает катастрофическая ситуация с соблюдением прав человека: лишь 0,7 % респондентов считают, что в стране полностью соблюдаются права личности, и еще около 15 % согласны с тем, что они “соблюдаются в некоторой степени”.100 При этом лишь 0,7 % опрошенных входят в политические партии и общественные организации, только 0,3 % ведут в них активную работу. Интересное исследование было проведено кафедрой политологии Тюменского государственного университета в январе 2003 г., выборка составила 1800 респондентов. На вопрос: “Что Вы предпримете в случае нарушения Ваших прав и свобод?” - прозвучали ответы: 35% обратятся в суд;

24% будут действовать через знакомых;

21% обратятся в СМИ;

20% - к своему депутату;

13% - к руководству;

9% - в профсоюз;

1,7% - в политическую партию;

0,6% - будут действовать через общественную организацию;

и 28,6% См.: доклад “Политическое сознание россиян: традиции, настоящее, будущее. Этапы развития демократии в обществе.”http://www.romir.ru/socpolit/socio/03_2000/doklad.htm 100 Башкирова Е. И. Трансформация ценностей российского общества. // Полис. 2000, № 6.

(!) - ничего не будут предпринимать, т. к. это бесполезно. Поведение этих 28,6% было охарактеризовано исследователями как “пассивная адаптация к неправовой свободе”. Граждане России проявляют крайне низкую способность к общественной самоорганизации, потенциал социальной активности в обществе катастрофически мал. Отсутствие позитивных сдвигов в экономике вызывает все большее разочарование граждан в сложившейся политической системе. Велико недоверие граждан ко всем важнейшим государственным, политическим и общественным институтам. В нынешней ситуации далеко не все рассчитывают на собственные силы в преодолении экономических трудностей. Значительная часть населения испытывает потребность в государственном патернализме, полагая, что государство должно гарантировать удовлетворение основных потребностей людей. После десятилетия реформ общество поделилось на несколько групп с характерной для них реакцией на сегодняшнюю действительность. Одним присуща психологическая установка на терпение, довольно обычная для традиционной русской ментальности. Для них характерны состояние тревожности, нередко безнадежности или смутной надежды на какие-то положительные изменения в будущем, а также выраженная ностальгия по прошлому, глубоко укоренившийся государственно-патерналистский синдром и чувство социальной беспомощности.101 Другой тип реакции на постсоветскую ситуацию можно назвать активной адаптацией. Наиболее показательный признак склонности к данному типу – энергичный поиск возможностей выживания, или даже успеха, открытых новыми социально-экономическими условиями. Третий тип реакции может быть определен как ориентация на максимальный экономический и социальный успех. Усиление индивидуализма – очевидное последствие всех названных См.: Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения.// ВЦИОМ. 1997, №4.

типов реакции. В большей степени это относится ко второму и третьему типу, но и “терпеливые” и пассивные все больше приспосабливаются к ситуации, рассчитывая исключительно на собственные силы. Высшей ценностью для постсоветских индивидуалистов выступает свобода. В то же время нужно отметить, что эта свобода имеет мало общего с либерализмом западного общества. Скорее, она несет на себе печать традиционной русской “воли”. В западной культуре свобода – не только ценность, но и институциональный феномен, принцип организации социального порядка, который предполагает обязанности индивида по отношению к социуму. Свобода по-русски лишена институционального содержания и не представляет собой нормативного социального отношения. Освобождение понималось как индивидуальное бегство от существующего порядка. В отношении закона и теперь мало что изменилось, это подтверждают социологические опросы.102 Мы обнаруживаем здесь антиномию, характерную для постсоветской ментальности: ей присуще стремление сохранить одновременно и свободу, и не совместимые с ней формы безопасности, социальной защищенности. Человеку хотелось бы жить в условиях законного порядка, но такой порядок не является для него собственным делом: закон – вещь необходимая, но навязанная свыше, внешняя по отношению к индивиду, но не осознаваемая им в качестве личной нормы. Его выполняют скорее по принуждению, чем по доброй воле. Происходит идентификация власти закона с диктатурой. Вместе с тем было бы упрощением характеризовать состояние общественного сознания в современной России, основываясь только на описанных феноменах. Существует еще одна форма индивидуализма. Его носители полагают, что государство должно оставить граждан в покое, делать все, что возможно в рамках закона, не запрещать, не командовать. Высказываясь за “равенство шансов”, они выражают готовность жертвовать См.: Капустин Б. Г., Клямкин И. М. Либеральные ценности в сознании россиян.//Полис. 1994, №1,2.

частью доходов, чтобы поддержать своих неудачливых сограждан. Данная система установок включает признание социальной ответственности индивида. Эту группу можно определить как тяготеющую к социальному либерализму. Данный тип ментальности наблюдался у людей, чье благосостояние и карьера зависели от ответственного отношения к выполняемой работе, от знаний и способностей, вознаграждаемых организацией, в том числе от способности к сотрудничеству с коллегами, партнерами и клиентами.103 Другая важная тенденция представлена группами и ассоциациями, такими как: общества потребителей, экологические объединения, а также правозащитные движения. Конечно, эти тенденции проявляются сегодня в группах, составляющих незначительные социальные меньшинства. Однако, как показывает исторический опыт, именно активные меньшинства закладывают основу крупных культурных общественных и политических изменений. Процесс общественной трансформации оказывает сильное влияние на массовое сознание россиян. Изменение форм собственности, развитие частной инициативы, идеологический плюрализм, становление демократических правозащитных институтов, выборность органов власти обусловили сдвиги в системе ценностных ориентаций населения. Таким образом, не смотря на “традиционные” отношения власти и человека, складывающиеся веками, в России всегда существовала небольшая часть общества, занимающая прогрессивные позиции. Кроме того, сама власть чаще всего инициировала проведение либерально-демократических реформ, последствия которых заставляли общественное мнение меняться, а человека адаптироваться к новым социально-политическим условиям.

Дилигенский Г. Г. Индивидуализм старый и новый. Личность в постсоветском социуме.//Полис.1999, №3.

2. 2. Судебные реформы в истории России. Судебная система представляет собой первый и самый укорененный механизм защиты прав человека в правовом государстве. В связи с этим было бы интересно проследить историю судебных реформ России, которые имели значение не только для развития правоохранительной системы, но и оказали большое влияние на становление общественных отношений. Российская судебная система своими корнями тянулась к романогерманской правовой семье, занимая в ней, однако, довольно обособленное положение: принятие в Х веке христианства в его восточноевропейском варианте сопровождалось заимствованием у Византии многих правовых традиций и норм. Первый свод законов древней Руси - “Русская Правда” (“Краткая правда” 1054 г.) представляет собой законодательные акты раннефеодального государства, определяемые частной собственностью. Судебный процесс того времени во многом восходил к обычаям родоплеменной демократии: протекал гласно, начинался только по инициативе истца, имел состязательный характер, обе стороны процесса находились в равном положении. На ряду со свидетельскими показаниями и вещественными доказательствами имели место и архаичные доказательства в виде жребия или испытания огнем и железом (ордалии). В период Русской Правды большинство дел, особенно такие, которые карались “потоком и разграблением”, стали рассматриваться князем и его доверенными лицами. Причем имущество осужденного переходило к князю, а не к общине. Князья использовали судебные полномочия как средства пополнения собственной казны, так как уголовные штрафы взимались в их пользу. Управляющие княжеским имуществом тиуны служили судьями, а сам термин “тиун” постепенно приобрел дополнительное значение - судья. От фрагментарного судебного процесса, закрепленного в Русской Правде с последующими дополнениями властвующих князей, судопроизводство переходит к процессу инквизиционному, в котором частные начала подменяются публичными, а символические способы обнаружения истины уступают место пыточным. Новый этап в развитии судебно-правовой системы начинается в послемонгольский период. Победы московских князей в междоусобной борьбе требовали законодательного оформления. Судебник 1497 года ликвидировал суверенитеты великих и удельных князей других земель, распространив юрисдикцию великого князя московского Русского на территорию государства. единого Судебник государственного образования систематизировал законодательную базу, основу которой составили указы великого князя, жалованные грамоты и нормы судебной практики. В судебнике 1550 года просматривается идея о воле монарха, как главном источнике законотворчества. Соответственно, к преступлениям особой тяжести отнесено неповиновение царской власти, “крамолы”. появляется Социальную понятие окраску антигосударственного преступления приобрела система наказаний, ставшая более изощренной в первую очередь для низших слоев. Однако согласно новым законам кара могла теперь постигнуть даже высших должностных лиц и чиновников, посмевших “запустить руку” в государеву казну или уличенных во взяточничестве (“посуле”). С другой стороны, Судебник 1550 г. зафиксировал создание основ местного аппарата государственной власти на основах децентрализации и самоуправления, наделенного судебными функциями. Судебное разбирательство возлагалось на земских старост (должность выборная). Следующей важной вехой в развитии права и судопроизводства стало Соборное Уложение 1649 года. Уложение окончательно оформило право собственности дворянства на крестьян, сделав их крепостными. Особое внимание Уложение уделяло статусу монарха, преступления против личности которого, были отнесены к тягчайшим государственным преступлениям. Наряду с ними выделялись “скоп и заговор”, т. е. непосредственное преступление против государственной власти, государственная измена и оскорбление государственной чести “непристойными” речами, за эти преступления полагалась мучительная смерть. “Извет” (донос) вменялся в обязанность населению. Система наказаний подверглась дальнейшему ужесточению и стала еще более изощренной. Судебная система ко времени принятия Уложения превратилась в громоздкую и плохо управляемую машину. Беспорядочно возникавшие “приказы” сосредоточивали в своих руках судебные функции, дублируя действия специальных судебных инстанций. К 1722 г. Петр обновил неповоротливые приказы, заменив их коллегиями. При Петре I подвергся реформированию и местный судебный аппарат, причем впервые ставилась цель отделить суд от администрации. Тем не менее, процесс огосударствления правосудия завершается во времена Петра I, предписавшего в 1697 г.: “Суду и очным ставкам не быть, а ведать все дела розыском”.104 Местный судебный для аппарат подвергся очередному важного серьезному переустройству в 1775 г., после обнародования подписанного Екатериной II “Учреждения управления губерний” законодательного памятника, знаменующего очередную победу децентрализаторских тенденций и вводящего основы местного самоуправления. Были созданы три судебных звена. Низшее и среднее формировались по сословному принципу (отдельно для дворян, крестьян и городского населения). Юстиция продолжает зависеть от администрации, т. к. решения судебных палат утверждают губернаторы. Не последнюю роль играет помещичий суд, которым пользуется подавляющее число российского населения - крепостные крестьяне. По сути, эта система сохранилась неизменной, и после составления в 1832 г. Свода законов Российской Империи. В судопроизводстве господствует канцелярская тайна и формальная теория доказательств. Осудить человека можно было только при наличии Пашин С. Краткий очерк судебных реформ и революций в России// http://www.strana-oz.ru 20.09.2004. С. 1.

“совершенной” улики, которая “исключает всякую возможность доказания невиновности подсудимого”, а оправдать - при абсолютном отсутствии улик. После того, как в 1801 г. из розыскного процесса изъяли пытку, судопроизводство оказалось неэффективным и малорезультативным: удавалось, так или иначе, решить дела примерно 12% обвиняемых.105 Судебная система была медлительна и коррумпирована. Суд был орудием в руках власти. Глубокая, всесторонняя судебная реформа сделалась общим требованием либералов. Но при проведении реформ, создавая новые учреждения, российская власть уравновешивала авторитарным режимом. 19 марта 1856 г. в манифесте об окончании Крымской войны Александр II провозгласил: “Да правда и милость царствуют в судах”. К 20 ноября 1864 г. был подготовлен и утвержден пакет соответствующих документов. Современники отмечали, что результатом нововведений было утверждение внутри самодержавного государства “судебной республики”. Наиболее ярким и памятным достижением Александра II было учреждение равного для всех сословий суда с участием присяжных заседателей. Была создана прокуратура как часть судебного ведомства, введен институт присяжных поверенных (адвокатура). Судьи стали несменяемы и формально независимы. Уездными земскими собраниями и городскими думами избирались мировые судьи. По мнению Поповой А. Л.: “Одним из важных изменений, вызванных судебной реформой 1864 года, был рост уважения к закону, что в свою очередь способствовало гуманизации общественных отношений”.106 Традиционная для России иерархичность, слепое подчинение старшим по возрасту и званию присутствовали как в межличностных, так и в общественнополитических отношениях. По словам Победоносцева К. П., государственная Там же. С. 2 Попова А. Л. Судебная реформа 1864 года и развитие гражданского общества во второй половине ХIХ века.//Полис. 2002, №3. С. 89.

105 либеральные реформы служба из службы Отечеству переросла в службу лично начальнику.107 Дореформенная судебная система не давала возможностей противостоять произволу властьимущих, что порождало неверие в возможность обрести защиту со стороны государства. К тому времени смертная казнь в России официально не применялась более ста лет. Но это не имело большого значения, т. к. рукоприкладство было распространено повсеместно и наказание в виде телесных истязаний все равно приводило, как правило, к смерти. Поэтому ограничение применения телесных наказаний в эпоху “Великих реформ” приводило к росту самосознания населения. Введение гласного судопроизводства привело к тому, что “неприглядные явления, запрятанные в темных углах, оказывались под всеобщим обозрением”.108 Авторитет новых, открытых обществу судов возрастал все сильней благодаря отрицанию сословных различий: теперь и крестьянин мог подать в суд на барина. Со временем крестьяне учились отстаивать свою точку зрения, защищать свое право. Таким образом, судебная реформа стиранию способствовала формированию гражданского правосознания, сословных границ. Тем не менее, в России продолжали существовать и нарастать другие тенденции. Большая часть правящих кругов не приняла демократического пути развития общества и, как следствие, произошло ограничение полномочий судов. Со своей стороны, в обществе все нарастал политический террор, как реакция на произвол властей. Кроме того, все более грубые формы приобретал самосуд. Складывалась парадоксальная ситуация: реформы продвигались, в основном, усилиями либерально настроенной интеллигенции, а крестьяне, в См.: Победоносцев К. П., Граф Панин В. Н.//Голоса из России. Сборники Герцен А. И. и Огарева Н. П. М. 1976. Вып. 3. Кн. 7. С. 77. 108 Попова А. Л. Судебная реформа 1864 года и развитие гражданского общества во второй половине ХIХ века.//Полис. 2002, №3. С.93.

интересах которых проводились реформы, “по старинке” ходили к барину (“Барин придет - барин нас рассудит”). Во второй половине 70-х годов начались контрреформы, затронувшие суд присяжных заседателей и мировые судебные учреждения. Компетенция суда присяжных была ограничена с соответствующим расширением полномочий судебных палат с участием сословных представителей. 14 августа 1881 г. было утверждено “Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия”, согласно которому в местностях, объявленных на положении усиленной или чрезвычайной охраны, генерал-губернатор или министр внутренних дел были вправе передать любое дело военному суду для рассмотрения в закрытом заседании. Обер-прокурор К. П. Победоносцев в 1885 г. призвал Александра III “пресечь деморализацию, которую распространяет в обществе публичность всех судебных инстанций, возведенная в абсолютный закон поборниками отвлеченных начал судебной реформы”, отказаться от состязательности процесса, упразднить суд присяжных, учреждение которого, по его мнению, оказалось совершенно излишним, совсем не сообразным с условиями нашего быта”.109 Александр III не решился на такую радикальную ломку судебной системы, однако компетенция суда присяжных была значительно урезана. Мировые судьи были упразднены в 37 губерниях и работали лишь в Петербурге, Москве, Одессе. Из исторического экскурса в область судебных реформ до нач. ХХ в. можно сделать следующие выводы:

- в российской судебной истории преобладает инквизиционный процесс;

- главным условием проведения реформы является воля политической власти;

- либеральные реформы “уравновешиваются” контрреформами;

Русские философы. Антология. С. 5-26. М. 1994.

- прежняя бюрократия продолжает занимать влиятельные посты и при случае может повлиять на исход реформы, превратив ее в контрреформу;

- единоличной власти царя недостаточно, чтобы провести преобразования единовременно и повсеместно;

- воля царя выше закона, наряду с правовыми судебными учреждениями действуют авторитарные механизмы. Временное правительство упразднило институт земских начальников и суд с сословными представителями и объявило о выборах мировых судей. На основе мировых судов создавались местные суды в составе трех членов: мирового судьи, представителя армии и представителя рабочих. Решения местных судов должны были быть окончательными, их апелляционного пересмотра не предполагалось, однако, при назначении более строгого наказания, нежели семь дней лишения свободы, допускалась кассационная жалоба на съезд местных судей. Кроме того, учреждались революционные трибуналы для рассмотрения дел о контрреволюционных преступлениях, мародерстве, хищениях, саботаже и злоупотреблениях торговцев, промышленников, чиновников. В 1918 г. окружные суды были упразднены, т. к. процесс оказался слишком громоздким и стеснительным для большевиков, а старые специалисты, судьи действовали в духе буржуазного права. 30 ноября учреждается народный суд, где судьям было запрещено ссылаться на законы свергнутых правительств. Новые формы наполнились адекватным им человеческим материалом, низкий уровень правовой культуры которого выдавался за достоинство и воспроизводился системой подготовки юридических кадров. Вообще для периода революционных реформ характерны следующие особенности:

- появились новые формы судебного процесса, которые позволили проявиться судейство;

- новые формы юстиции, напоминающие одноименные институты прежнего режима, вновь созданы для удержания власти и господства нового режима (член коллегии Наркомюста М. Ю. Козловский: “Суды не более и не менее как органы власти, как органы диктатуры. Забудьте иллюзии о независимости судов. Надо раз навсегда сказать, что это такие же органы нашей работы, как орган ВСНХ. Это исполнительные органы власти пролетариата”.110) Судебная реформа 1922 г. закрепила сверхцентрализованную судебную систему, которую мало удалось преобразовать до недавнего времени, заложила отношения, воспроизводящиеся в практике и сознании людей до сих пор. Постановлением ВЦИК 11 ноября 1923 г. утверждается положение о судоустройстве РСФСР. На 70 лет закрепляются составы суда, рассматривающие все дела без исключения: постоянный народный судья и два народных заседателя или постоянный народный судья. Реформа продолжает в кадровом вопросе революционную линию: начинается очередная чистка, формируется классовый критерий отбора и расстановки кадров. В целом советское правосудие обладало следующими чертами:

- судьи зависимы от партийной бюрократии и являются ее частью, суды все чаще становятся инструментом террора, репрессии усиливаются процессуальными средствами (с 1 января по 15 марта работники суда и прокуратуры Центрально-Черноземной области осудили: 51 человека - за террор, 117 - за контрреволюционную агитацию, 1544 -за убой скота, 2115 - за невыполнение плана посевной, 753 - за халатность);

угнетенному законы ранее прежней революционному власти и правосознанию, самочинное игнорирующему поощряющего Цит. по: Буков В. Суд и общество в советской России: у истоков тоталитаризма. М., 1992. С. 119.

- малограмотные судьи не соблюдают остатки процессуальных гарантий, отраженные в советских законах, доказательства виновности подсудимого появляются в ходе пыток, узаконенных 10 января 1939 г. ЦК ВКП(б);

- тенденции кадрового наполнения судейского корпуса остаются прежними: растет число партийных судей и женщин;

в учебных заведениях студентам преподают социалистическое право. “Перестройка” затронула небольшую часть сферы судоустройства: 1 декабря 1988 г. Конституция СССР дополнена новыми правилами выборов судей. В 1989 г. появляются многочисленные нормативные акты, касающиеся судейского статуса. В 1991 г. последним Съездом народных депутатов была принята Декларация прав человека. Декларация была воспринята как конституционный акт о правах человека. В ней отмечается, что каждый имеет право без всяких ограничений обжаловать в суде любые действия государственных органов и должностных лиц, включая санкцию прокурора об аресте. Таким образом, суд впервые получил возможность защищать человека от государства. С тех пор количество дел по жалобам граждан на действия органов государственной власти возросло в 30 с лишним раз. Примерно 90% жалоб судами удовлетворяются111. Одним из достижений судебной реформы является то, что человек получил возможность обращаться в суд для защиты своих прав. Важнейшей предпосылкой судебной реформы в России было признание суверенитета РФ, объявление ее демократическим правовым государством, функционирование которого основано на принципе разделения властей. Полтора десятилетия судебной реформы в России существенно изменили облик судебной системы. Учрежден Конституционный Суд РФ, преобразованы административные органы - государственные арбитражи - в арбитражные суды, введены мировые суды, развивается институт мировой юстиции, с 1 января 2003 г. суды присяжных действуют в большей части субъектов РФ.

Жуйков В. Несовершенство, искупаемое неисполнением// http://www.strana-oz.ru. 21.09.2004. С. Граждане получили право обжаловать действия чиновников, и даже нормативные акты. К концу прошлого десятилетия в обычные, арбитражные и военные суды было подано внушительное число жалоб по поводу неправомерных действий официальных было удовлетворено.112 Прокуратура РФ сохранила общий надзор и практически все полномочия в области надзора за судебной деятельностью. В России, в отличие от многих европейских стран и США, прокурор вправе обращаться с исками в защиту частных интересов, хотя в последнее время появилась тенденция сокращения такой возможности;

прокуратура вправе оспаривать в вышестоящем суде оправдательные и мягкие, на ее взгляд приговоры. Надзорные представления прокуроров не могут с 2002 г. приноситься по основаниям, ухудшающим участь оправданного или осужденного. Адвокатура обогатилась новыми организационными формами;

начали широко создаваться адвокатские фирмы, кабинеты. Были учреждены “параллельные” коллегии адвокатов. Сейчас и те, и другие сведены в единую в каждом регионе адвокатскую палату. Тем не менее, и в сфере адвокатуры существую проблемы, характерные не только для России. Ведущие адвокаты вполне обоснованно отвергают практику назначения государственных защитников, при которой бедные члены общества получают худшие услуги, чем состоятельные. Вместе с тем трудно ожидать, что компетентные “карьерные” адвокаты согласятся уделять часть своего времени на оказание юридических услуг без достаточного вознаграждения. В начале 2002 г. более чем на треть по сравнению с 2000 г. уменьшилось количество заключенных. Данный феномен, однако, объясняется не либерализацией уголовно-процессуального законодательства, т. к. перемены начались еще до вступления его в действие. Роль сыграли три фактора: вопервых, соответствующие заявления высшего политического руководства, к лиц, при этом большинство исков Питер Г. Соломон. Судебная реформа: движение сквозь вакуум// http://www.strana-oz.ru. 20.09.2004. С. 1.

которым российские суды всегда были чутки;

во-вторых, низкая экономическая способность содержать людей в неволе;

в-третьих, появление мировых судов. “Мировые судьи, не успевшие до конца сродниться с прежними судебными структурами и смириться с обыкновениями и требованиями федерального судебного руководства, ближе населению;

они выносят более здравые и гуманные судебные решения, ориентируясь не на устоявшуюся практику, а, прежде всего на местную обстановку”.113 И все же на пути формирования сильных и независимых судов в России по-прежнему стоит множество препятствий. В результате секвестирования бюджета федеральное правительство не выполнило свои финансовые обязательства, а это привело к тому, что в 1997-98 г. г. председатели судов были вынуждены добиваться дополнительного финансирования от местных и региональных органов власти и даже от частных спонсоров, что расширило круг их зависимости. Судебные власти, особенно в конституционной и коммерческой сферах - зачастую оказывались не в состоянии добиться исполнения своих решений. К тому же значительная часть населения высказывает свое недоверие судам, считая их слабыми и коррумпированными. Значительным шагом в решении этой проблемы стало принятие федеральной целевой программы “Развитие судебной системы России” на 20022006 г.г. Принятие Федеральной программы развития судебной системы, ввод в действие новых процессуальных кодексов, уголовного и гражданского - все это вместе позволяет надеяться, что в недалеком будущем суды в России станут более эффективными. Многие положения нового УПК носят революционный характер: введение судов присяжных (доля оправдательных приговоров в их практике в несколько раз выше, чем в обычных судах);

предварительное заключение под стражу допускается только по решению суда (на практике это привело к резкому снижению числа лиц, которым избрана эта мера пресечения);

УПК Пашин С. Краткий очерк судебных реформ и революций в России// http://www.strana-oz.ru. 22.09.2004. С. 14.

запрещает имевшую в России широкое распространение практику отправки на доследование рассыпавшихся в суде дел, теперь прокурор более тщательно просматривают материалы следствия и чаще возвращают их, если они плохо подготовлены, в результате количество дел, доходящих до суда, уменьшилось. Несмотря на явные улучшения работы судов, общественное мнение их по-прежнему недооценивает. Согласно социологическим опросам, отношение россиян к судам остается двойственным и скептическим, а порой и явно негативным: общество сомневается в их беспристрастности и эффективности. Если население полагает, что российские судьи коррумпированы и служат в основном богатым, то об авторитете судов говорить не приходится. По сведениям ВЦИОМ за 2001 г. среди граждан России с уровнем дохода выше среднего 80% верили в то, что их права могут быть защищены судом, только 20% людей с низким уровнем дохода и образования разделяли такое мнение.114 В этой связи совершенно необходимо повышать реальный уровень справедливости, доступности и эффективности судов, с другой - активнее информировать население об улучшениях, происходящих в этой области. Очень часто граждане России не знают, что может сделать для них суд. Опрос, проведенный в 1997 г., показал, что лишь 20% верят в возможность удовлетворения жалобы, поданной на действия государственного чиновника, между тем, как реальный коэффициент положительных исходов таких дел 80%. Для того чтобы создать в России справедливые, эффективные и авторитетные суды, необходимо добиться изменений в социальной и культурной сферах. Очевидно, что судебная реформа не сможет получить полного развития, пока не будет укреплена роль закона во всех остальных ветвях власти, и пока не будут созданы элементы правового государства. Один из таких элементов эффективная иерархия прав. Это означает, что законы и нормативные акты, исходящие от разных уровней власти, не должны противоречить друг другу.

Питер Г. Соломон Судебная реформа: движение сквозь вакуум// http://www.strana-oz.ru. С. 4. 22.09.2004.

Еще один ключевой аспект правового государства - это сознательное соблюдение государственными чиновниками принципов правового рационализма. Суды едва ли могут функционировать вне общей политикоправовой культуры, которая господствует в обществе и во власти. Пока государственный аппарат не начнет функционировать по правилам (т. е. пока он не станет типом бюрократии “по Веберу”) органы управления будут оставаться коррумпированными в глазах общества. В феврале- марте 2002 г. под эгидой Российского фонда правовых реформ и Всемирного банка силами зарубежных экспертов и российских экспертовпрактиков было проведено “Диагностическое исследование судебной системы России”.115116 Наряду с различными организационными недостатками судебной системы России, выделяются следующие:

- Некоторые положения нового УПК предоставляют излишне широкие и недостаточно правомерные возможности для задержания подозреваемых лиц. - “Личная безопасность, адекватная зарплата, рабочее помещение и условия труда” названы факторами, определяющими независимость судей. В то время как существуют прецеденты предоставления судьям жилья местными властями и т. п. - Председатели судов и руководители коллегий наделены чрезвычайными властно-распорядительными независимости судей. - Эксперты особое внимание обращают на необходимость добиваться равенства процессуальных возможностей и состязательного судопроизводства. Для этого следует сделать максимально доступной бесплатную помощь адвоката и бесплатное юридическое представительство в суде (например, организация “юридических клиник” студентами-юристами).

полномочиями, что препятствует полной Диагностическое исследование судебной системы России// http://www.strana-oz.ru. 22.09.2004.

- Экспертами отмечен чрезвычайно низкий уровень оправдательных приговоров, выносимых в российских судах без участия присяжных заседателей. Такие приговоры составляют менее 1%. В заключении подведем итоги. Судебная власть представляет собой старейший механизм регулирования отношений между властью и обществом. Довольно часто в истории России суд был инструментом управления государственной власти. Сверхцентрализованная индивида от произвола власти. Характер судебной власти России складывался под влиянием реформ, проводимых либерально настроенной властью, и последующих контрреформ. Нередко, само общество, в интересах которого проводились реформы, оказывало сопротивление нововведениям. Тем не менее, практика, после внедрения демократических правил как показывает судопроизводства инквизиционная судебная система не могла обладать доверием общества и служить гарантом защиты авторитет суда возрастает, что, в свою очередь, влечет за собой повышение правовой культуры населения. Справедливый суд является одним из важнейших условий существования правового государства, функционирования системы защиты прав человека и формирования правовой культуры общества. Именно поэтому, сегодня при проведении судебной реформы необходимо объективное информирование общества о работе суда и прецедентах защищенного права.

2. 3. Особенности развития неправительственных правозащитных организаций в России. Содержащийся в Главе 2 Конституции РФ перечень прав, который в рамках своей юрисдикции должно обеспечивать государство, в полной мере соответствуют международным стандартам в сфере защиты прав человека. Аналитики отмечают, что демократические конституции многих западных стран В не предоставляют ходе своим гражданам такого в широкого целом объема удалось конституционных прав, который закреплен в Конституции РФ. законодательного реформирования сконструировать отвечающую мировым стандартам “российскую модель” конституционной защиты прав человека, но для ее воплощения в жизнь необходимы соответствующие механизмы, посредством которых защита прав человека может быть реализована. Ключевыми компонентами этих механизмов являются органы исполнительной, судебной власти, а также национальные учреждения защиты прав человека. Однако, как справедливо отмечают отечественные исследователи прав человека, многие из предусмотренных Конституцией способов, механизмов и процедур защиты прав человека, еще работают крайне слабо. Их совершенствование- необходимое условие реформирования правовой государственности.117 Одним из важных компонентов инфраструктуры защиты прав человека являются неправительственные организации (в первой главе мы обозначили их НКО или, более узко - НППО). Такие организации частично или полностью посвятившие себя проблемам защиты прав человека, действуют в мире на протяжении более 100 лет. Основными условиями эффективности их деятельности является независимость от власти, демократические принципы См.: Лукашева Е. А. Права человека и формирование правового государства в условиях реформирования политического и экономического строя России. // Центральная и Восточная Европа. Проблемы прав человека и демократии. Москва, 1995.

организации и четко определенная программа действий, удаленная от политической власти. На волне демократических преобразований, с появлением новых форм волеизъявления народа, на сцену общественной жизни вышло огромное количество качественно новых объединений граждан, никак не похожих на массовые организации прошлого. В развитии НКО в России можно выделить три этапа. Первый - впечатляющий по масштабам кон. 19в., характеризовался появлением в России большим числом общественных организаций. Из обзора деятельности организаций можно выделить три основных направления развития общества: «формирование независимой личности, содействие профессионализму и культивирование гражданского долга».118 Второй - советский период характеризовался отсутствием независимых правозащитных организаций, но в то же время были распространены так называемые “клубы по интересам”. Этот период можно назвать диссидентским – период тоталитарного режима, при котором создание независимых правозащитных организаций преследовалось. В этот период возникают такие организации (собственно НППО), в центре внимания которых находились требования свободы религии, права на эмиграцию, свободы слова и печати, права на культурное и национальное самоопределение. Организациям этого периода был присущ явно выраженный политический характер, т. к. реализацию правозащитных идей эти организации связывали с неизбежностью смены политического строя. Заслуги российского правозащитного движения этого периода виделись, прежде всего, в сломе тоталитарного режима. Характерной особенностью существующих нелегальных организаций была зависимость от международных правозащитных структур, которые воздействовали на их формирование и деятельность. См.: Бредли Джозеф Общественные организации и развитие гражданского общества в дореволюционной России.//ОНС, 1994. №5 119 Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. М., 1992.

Третий – легальный период деятельности. Его начало было положено принятием Хельсинкского заключительного акта и ознаменовалось выходом из подполья ранее запрещенных организаций. Кроме того, в конце 80-х и начале 90-х годов в России начался процесс создания новых НППО, нацеленных на содействие развитию демократических институтов, соблюдению международных стандартов прав человека. Принятие Конституции всенародным голосованием 12 декабря 1993 года стало особым импульсом для развития правозащитного движения. Целый ряд НППО посвятили себя решению конкретной задачи – содействие гражданам в реализации их конституционных прав и свобод, усовершенствование законов, формирование правового статуса государства. Разделив самозащиту на конституционную и неконституционную, охарактеризуем Первый выделенные этап был этапы развития началом “третьего развития сектора” НКО и правозащитных организаций. отмечен вообще. Правозащитные организации еще не выделились самодостаточным субъектом защиты прав и свобод. Второй же период - советский, можно с уверенностью отнести к неконституционной защите прав человека. В соответствии с определением, третий - легальный период деятельности НППО относится к конституционной самозащите прав и свобод. По направлениям деятельности правозащитные организации в России сегодня в основном разделились на две основные категории. Это – общеправозащитные организации, которые осуществляют деятельность по всему спектру правозащитных проблем и профильные организации, которые осуществляют деятельность по конкретному направлению категории прав. К первой группе относятся ниже перечисленные организации. Московская Хельсинкская группа (МХГ) старейшая из ныне действующих российская правозащитная организация.

1 августа 1975 г. завершилось проходившее в Хельсинки Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Руководители СССР, подписав Заключительный акт Совещания, приняли на себя обязательство придерживаться международных стандартов в области прав человека. 12 мая 1976 года по инициативе известного физика и правозащитника Ю. Орлова бала создана МХГ с целью осуществления контроля за выполнением советским правительством гуманитарных статей Хельсинкских соглашений. В начале 1980-х годов была создана международная Хельсинкская Федерация. С первых дней своего существования МХГ подверглась преследованиям со стороны властей. Одни ее члены были арестованы и приговорены к заключению и ссылке, другие принуждены к эмиграции. В 1982 году МХГ была вынуждена заявить о самороспуске ввиду непрекращающейся кампании репрессий. 28 июля 1989 правозащитники провозгласили восстановление МХГ. В 1996 году на юбилейной конференции, посвященной 20-летию создания группы, было объявлено о принятии новой стратегии деятельности. Главным приоритетом в работе МХГ стало всестороннее обслуживание и поддержка региональных НПО и инициатив в области прав человека. На сегодняшний день МХГ многопрофильной организацией и, в первую очередь, служит ресурсным центром для сотен им региональных неправительственных организаций, оказывая организационную, информационную, образовательную и другую поддержку. МХГ - одна из крупнейших сетевых (инфраструктурных) неправительственных организаций в России. Все программы и проекты МХГ осуществляются для, или в сотрудничестве деятельности с МХГ региональными являются: НПО. Основными прав направлениями правовое мониторинг человека, просвещение, правовые программы, поддержка гражданских коалиций.120 Правозащитный центр “Мемориал”, деятельность которого посвящена http://www.mhg.ru/history. 15.10.2004.

широкому кругу наиболее острых проблем нарушения прав человека. Это: защита прав национальных меньшинств;

нарушения прав человека в ходе вооруженных конфликтов немеждународного характера, нарушение прав в сфере уголовного правосудия и т. п. Московский научно-исследовательский центр по правам человека. Его основная цель – содействие российским правозащитным организациям. Санкт-Петербургский правозащитный центр, который наблюдает за нарушением процессуальных прав и профессионально-этических норм в гражданском судопроизводстве. Фонд “За гражданское общество”. Цель Фонда – оказание организационной, технической и финансовой поддержки неправительственным организациям.121 Организации общеправозащитной направленности ведут свою деятельность в большинстве регионов нашей страны, в том числе они широко распространены и в Свердловской области. Серьезную работу в сфере защиты прав человека ведут такие организации как Российская ассоциация международного права, Московская организация международного права, Российская ассоциация содействия ООН. Состоящие в рядах этих организаций ученые вносят значительный вклад в теоретическую разработку проблем защиты прав человека, ведут просветительскую работу среди самих правозащитников. Большинство НППО “профильного” типа носят локальный характер. Появление многих из них становится своего рода реакцией на целый ряд острых проблем в сфере защиты прав человека, с которыми сталкивается российское общество. Под лозунгом защиты прав призывников, предотвращая вовлечение российских вооруженных сил в несвойственные им конфликты, появились в России общественные организации солдатских матерей. В настоящее время они См.: Матвеева Т. Д. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М., 1998.

существуют в разных городах России. Комитет солдатских матерей России (Лауреат альтернативной Нобелевской премии), оказывающий помощь призывникам и военнослужащим, существует во многих городах России. Фонд “Право матери” – занимается защитой прав родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России и СНГ. Ассоциация защиты прав инвалидов преследует цель защиты прав инвалидов и помощи в их социальной адаптации. Независимая психиатрическая ассоциация России призвана препятствовать нарушениям прав человека в области психиатрии. Значительное место в деятельности организации занимает независимая психиатрическая экспертиза и контрольная деятельность в отношении соблюдения прав человека и Закона о психиатрической помощи. Общество “Право на жизнь и гражданское достоинство” образовано с целью активного противодействия применению смертной казни на территории распавшегося СССР и другим нарушениям права на жизнь. В своей деятельности Общество руководствуется статьями 3 и 5 Всеобщей декларации прав человека: “Каждый имеет право на жизнь…”, “Никто не должен подвергаться пыткам, жестокому или унижающему его достоинство обращению или наказанию”. Группа “Движение без границ” возникла в защиту прав граждан, которым необоснованно отказывают в праве на выезд на основании секретности, нарушая Конституцию, государственный закон о секретности и другие законодательные акты. В России в настоящее время действует целый ряд организаций, которые были созданы при тоталитарном режиме, но на волне демократических преобразований кардинально изменили свою деятельность, убрали из своих программ политические мотивы, изменили формы и методы своей деятельности, направив ее в русло защиты прав человека. Наиболее значительной в этой категории НППО является созданный в первые годы Советской власти Комитет советских женщин (преобразованный в Союз женщин России), который вносит значительный вклад в решение вопросов прав женщин. Среди них – Всероссийский женский Союз, Всероссийский общественный союз, “Движение женщин за здоровье нации”, Общественное объединение “Женщины и конверсия”, Российский центр “Будущее женщины”. Особое место в программах этих организаций занимает оказание помощи женщинам в условиях рынка, содействие безработным женщинам, социальной адаптации в условиях кризиса, защита права женщины на здоровье. В последнее время все более распространяются организации по борьбе с насилием в семье. Создаются приюты, готовые принять женщин и детей, пострадавших от насилия. До недавнего времени эта проблема носила латентный характер и представляла собой норму, закрепленную в традициях взаимоотношений в семье. Целый ряд российских НППО посвятили себя защите прав ребенка. Многие из них также представляют собой воссозданные ранее существовавшие в России детские объединенные организации, а есть и заново созданные, качественно новые. Среди них НППО, осуществляющие общественное попечительство над домами ребенка, детскими домами, интернатами и специальными учебно-воспитательными учреждениями;

оказывающие помощь детям, осиротевшим в результате межнациональных конфликтов, стихийных бедствий и несчастных случаев;

создающих системы усыновления детей-сирот и детей-инвалидов. Сегодня негосударственные организации в России становятся влиятельной силой: по разным данным в России насчитывается от 350 000 до 500 000 организаций, “из которых порядка 70 000 работают активно, и в орбиту их деятельности вовлечено около 1 млн. людей - тех самых самодеятельных и ответственных личностей.»122 По имеющимся статистическим данным на Кулик А. Н. “Гражданский форум”: состоялся ли диалог власти и общества?//Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С.149.

01.06.99 г., обработанных на базе НПО, организации, работающие в области образования, науки и культуры, составляют 34,8%;

гуманитарные и благотворительные - 15,8%;

профессиональные - 16,5%;

женские - 13,2%;

правозащитные - 5,2%;

экологические - 3,1%;

гражданской дипломатии 3,3%;

молодежные - 3,2%;

религиозные - 2%;

прочие - 2,9%.123 Характерной особенностью нынешнего этапа развития правозащитного движения в России является то, что на ее территории, согласно российскому законодательству, действует целый ряд зарубежных правозащитных организаций или их филиалов. Действующим на территории России зарубежным НППО нередко поручается формировать правозащитное движение, создавать сеть правозащитных НПО, стимулировать создание правозащитного движения в отдельных районах России, определять цели и формы работы правозащитных организаций. Целый ряд правозащитных проектов в России реализуется при непосредственной поддержке Демократической программы ТАСИС (финансируется Европейским Союзом), а также за счет благотворительных грантов Швейцарского правительства, полученных при участии Ассоциации “Дорога свободы”. При непосредственном участии правительства Швейцарии осуществляется проект Московского центра по правам человека “Общественная приемная”. В рамках проекта работает бесплатная юридическая консультация с участием профессиональных адвокатов. Независимая психиатрическая ассоциация получает финансовую поддержку от Европейского фонда по правам человека в рамках программы ТАСИС. Осуществление фондом “Право матери” проектов “Нарушение прав человека в российской армии” и “Юридическая защита прав родителей погибших солдат” и др. финансируется такими зарубежными организациями, См.: Никовская Л. И. Некоторые размышления по проблемам Гражданского форума.//Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С. 181.

такими как Ассоциация “Дорога свободы”, юридический Консорциум “Правовое государство”, Институт “Открытое общество” и др. Проект информационного центра “Права заключенных”, нацеленный на информированность общества о положении в пенитенциарных учреждениях, о международных обязательствах России в области соблюдения прав человека, знание заключенными и их родственниками своих прав, на 70 % финансируется Европейским фондом по правам человека. 124 В условиях практического отсутствия в России национальных источников финансирования правозащитных НПО весьма распространенной стала практика получения ими финансовой поддержки со стороны зарубежных фондов, не жалеющих средств для “развития демократии” в России, в странах СНГ и в Восточной Европе. Многие из фондов, за счет которых развиваются правозащитные НПО, финансируются отдельными правительствами. Устанавливая долговременные контакты с правозащитными НПО, они оказывают опосредованное влияние зарубежных государств на деятельность российских НППО. Таким образом, партнерские отношения нередко превращаются в подчинение одной из сторон, а сами фонды неформальными руководителями многих НПО, и в том числе правозащитных. Без их ведома, не может быть реализован ни один пункт тех программ, на которые выделяются деньги. Ими утверждаются планы и методики проведения мероприятий, осуществляется набор исполняющих проекты кадров. НПО перегружены необходимостью подготовки для своих грантодателей ежемесячных, промежуточных и годовых “описательных” отчетов, в которых должна содержаться полная информация по каждой статье использования выделенных на осуществление проектов средств. Матвеева Т. Д. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М., 1998. С. 45.

См.: Смирнов А. Российские правозащитники в Америке. Международный исследовательский центр по правам человека. // Ежемесячный информационный бюллетень. 1995, № 8 май. – С. 4.

Здесь возникает проблема, отдаляющая перспективу включения российских НПО в международную структуру действительно независимых НПО. Ведь одно из важнейших условий эффективной деятельности НКО является полная независимость не только от своих правительств, но и от зарубежных. По словам Кулика А. М.: “значительная часть нашего гражданского общества сформировалась при поддержке международных и иностранных, в основном американских правительственных и неправительственных программ”. В заключении он отмечает, что “вряд ли стоит ставить в вину НКО, что значительная часть их, особенно правозащитные НКО, пользуется зарубежными грантами. В США, например, бюджет НКО складывается следующим образом: плата за услуги и консультации - 38%;

доход от вкладов и инвестиций - 5%;

правительственное финансирование - 26%;

частные пожертвования - 27%;

другое - 4%.”126 В России традиции отношений власти и независимых организаций носят иной характер, нежели в США. Поэтому правительственное финансирование в размерах 26%, по крайней мере, в глазах правозащитников, обозначало бы заключение некой “сделки” при которой НКО становятся зависимыми. Частные пожертвования также не являются традицией отношений между “третьим сектором” и финансовыми корпорациями (эта традиция утрачена). Состоятельные граждане еще не достигли того уровня понимания общественных процессов, при котором человек ощущает себя частью гражданского общества. Представляется, что многие проблемы нынешнего этапа развития НППО в России связаны со спецификой исторического развития страны в целом. В течение десятилетий тоталитарная система не давала развиваться этому институту гражданского общества. Сегодня в России действуют тысячи Кулик А. Н. “Гражданский форум”: состоялся ли диалог власти и общества?//Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С. 155, 161.

легальных правозащитных организаций, обладающих значительным реформаторским потенциалом. Однако их становление проходит в условиях отсутствия в России научной концепции НКО, а также четких, основанных на многолетнем опыте НППО мира, ориентира создания механизмов защиты прав человека, включающих сотрудничество с государственным сектором. В целом можно выделить ряд критериев, при помощи которых определяется характер взаимоотношений государства и НППО. К ним относятся:

- оценка существующим правительством роли НППО;

- позиция правительства относительно учреждения НППО;

- усилия правительства и его органов, нацеленные на содействие деятельности НППО (политические заявления, указы, экономическая поддержка, государственные фонды и т. п.) или попытка государства ограничить деятельность НППО;

- наличие прямых контактов государства или его органов с НППО, или предоставление контрактов;

- получение государством консультаций со стороны НППО;

статуса. Оптимальным вариантом функционирования правозащитных организаций в демократическом обществе является их органическое включение в продолжение политики государства в сфере защиты прав человека, воплощающие подчас ее недостатки или достраивающие государственные структуры, не получившие достаточного развития. Создаваемая государством на основе права и в рамках права через посредства НППО возможность участия населения в формировании и формулировании государственной политики, в том числе и в сфере защиты прав человека, сегодня трактуется как неизменный атрибут демократии. Нельзя не согласиться с той точкой зрения, что установление “консультативного статуса” НППО, которые сотрудничают с правительственными органами, и предоставление такого демократия там и только там осуществима, где степень реализации этой возможности достаточно высока. Позиция власти и доминирующих групп, которые не осознали этого, губительна для них самих. В 2001 году по инициативе власти было решено организовать “Гражданский Форум”, с целью “построения” в России гражданского общества. Первой реакцией лидеров реальных гражданских организаций было отторжение, а значит, привычное неучастие. Решение власти “предъявить миру гражданское общество России превратилось в чиновничье рвение “построения” “правильного” гражданского общества....Итогом ситуации могла стать реанимация привычной для России ситуации, когда власть противостояла бы обществу”.127 Одной из причин инициативы власти по созданию Гражданского форума, наряду с повышением рейтинга президента, высказывалась и другая. Форум “замышлялся в интересах властной верхушки. Во все времена российские правители, опираясь на бюрократию, в то же время тяготились ее могуществом, ее вязким сопротивлением проводимым преобразованиям, искали, чем бы ее влияние уравновесить”128. Подобным образом оценивая инициативу власти, многие правозащитники, тем не менее, предполагают, что, “возможно, этим мероприятием начинается уже не романтический, но осмысленный и терпеливый диалог между властью, осознающей пределы своих возможностей, и гражданским обществом, осознающим Позднее, фатальную обсуждая недостаточность формат Форума, идеалистического радикализма”. правозащитники отмечали, что формат был такой, какой предлагали они, а не власть. “То есть, не политическое шоу, а какая-то попытка наладить диалог власти и общества”.

Игрунов В. “Гражданский Форум: зачем он?”// сайте www.intellectuals.ru.С. 5. Холодковский Х. Г. Гражданское общество: смотр сил. //Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С. 171. 129 Игрунов В. “Гражданский Форум: зачем он?”// сайте www.intellectuals.ru. 30.10.2004. С. 7.

127 Гражданский форум является методикой организации гражданских активистов во многих странах мира. Гражданский форум является площадкой проведения “гражданского диалога”. А гражданский диалог является естественной средой демократической политики. Сегодня в России НКО представляют собой самую развитую, по сравнению с другими сегментами, структуру гражданского общества. Общество в лице НКО осознает необходимость конроля за властью. В этом смысле, на Западе гражданские структуры перехватили часть партийных функций по связи между государством и обществом. Партии, находясь в системе властных отношений, более зависимы, чем НКО. Еще одним важным результатом Гражданского форума можно считать то, что власть публично признала, что НКО являются реальным и влиятельным политическим актором. Для России вопрос о взаимоотношении правозащитных организаций с властью имеет свою специфику. Они определяются тем, что правозащитные организации вынуждены формировать новые отношения с государством, качественно отличающиеся при тоталитарном режиме, когда вопросы борьбы за права человека увязывались с борьбой за смену репрессивного политического режима, а основным методом работы был протест, антагонизм и оппозиция. Современная парадигма отношения НППО к власти должна строиться на качественно других принципах. В их основе – поддержка преобразований и деятельности государства по имплементации конституционных гарантий прав человека. «На практике ни одна из созданных в России на волне демократических преобразований НППО не в состоянии решать общественные задачи самостоятельно. С другой стороны, есть целый ряд проблем, которые государство не может решить без сотрудничества с НППО.»130 Именно в процессе их взаимодействия формируются необходимые механизмы Матвеева Е. А. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М., 1998. – С. 97.

включения НППО в национальные структуры защиты прав человека. Наиболее показательным является сотрудничество в решении проблем беженцев и вынужденных переселенцев. В России целый ряд НППО уже занимается этими вопросами. В России существует более 100 переселенческих общин, которые, не будучи “классическими” НППО по формам своей деятельности, тем не менее, могут быть к ним отнесены. Они помогают переселенцам обрести нужные специальности, найти работу, и в целом наладить жизнь на новом месте. Однако представители НППО считают, что многие принятые на государственном уровне акты не реализуются, а существующая правовая база недостаточна для подключения “огромной силы НППО” к усилиям правительственных структур и представительных органов власти. Они справедливо требуют создания механизма, который сломал бы монополию государства в этих вопросах, и сделал бы их полноправными партнерами местных администраций и предприятий. При этом представители НППО подчеркивают свою финансовую самодостаточность и готовность вступать с местными властями в договорные отношения (требуя принятия закона о социальном заказе). Все более совершенным становится сотрудничество государства с правозащитными организациями в реализации конституционных прав женщин. Целый ряд НППО тесно сотрудничают с Администрацией президента РФ, различными министерствами. НППО все активнее привлекаются к осуществлению государственных проектов в таких сферах, как защита прав женщин на рынке труда, проблемы женской безработицы, социальная и правовая поддержка женщин. Очевидна тенденция все более активного вовлечения НППО в решение проблем детства, которая является одним из элементов гражданского общества. Своей деятельностью НППО содействует разработке и осуществлению государственных общероссийских, региональных и местных программ социального развития, воспитания, образования, здравоохранения, организации досуга и коммуникации детей. После проведения Форума решение проблем беспризорных детей было предложено поводить с опорой на правозащитные организации, “потому что они, по словам В. Матвиенко: это умеют делать гораздо лучше, чем мы”. На заседании правительства был поставлен вопрос об организации тендеров на выполнение социальных программ (на бюджетные деньги), в которых участвовали бы и государственные структуры и НПО. К разработке закона об альтернативной службе были привлечены шесть правозащитников. Мы остановились лишь на наиболее очевидных примерах налаживания конструктивного сотрудничества с государством. Между тем есть сферы, где государственные структуры недооценивают потенциальную роль НППО и еще не определили те направления, по которым могла бы осуществляться их совместная работа по имплементации конституционных гарантий прав человека. Так, отмечая очевидность совершенствования системы поддержки НППО, действующих в защиту меньшинств (в частности детских, женских, молодежных НППО), приходится констатировать, что этот процесс еще не распространяется на остальные категории НППО. Речь идет об НППО, которые занимаются проблемами индивидуальной этнических, и коллективной или защиты представителей национальных, языковых социальных меньшинств. Ведь именно эти проблемы характеризуются многогранностью форм их проявления и особой сложностью. По своей сути они являются глубинными и требуют оценки и участия представителей каждого из направлений меньшинств (кто, например, как не сами представители различных народов, лучше знает свои проблемы, и может подсказать наиболее оптимальные выработаны. пути их разрешения). Однако соответствующие формы включения таких НППО в механизмы защиты прав меньшинств еще не Расширяющаяся сеть НППО, их все большее вовлечение в решение важнейших проблем защиты прав человека доказывает необходимость проведения ряда мер, в частности:

- повышение эффективности способов координации во взаимодействии с исполнительными органами власти и управления, активизации их привлечения к реализации государственных программ на федеральном и региональном уровне, поддержка инициативы НППО;

- более широкое использование конкурсных методов отбора НППО в качестве партнеров государственных структур в осуществлении различных мероприятий, используя при этом систему грантов;

- совершенствование работы по созданию банка данных правозащитных НППО, их программ и проектов;

распространение позитивного опыта деятельности НППО на федеральном и региональном уровне;

- привлечение НППО и более активного использования их потенциалов для пропаганды прав человека и повышения у населения знаний о своих правах и механизмах их реализации;

- создание постоянной основы сотрудничества с НППО правового профиля проведении (Союз юристов, Российская анализа и Московская ассоциации международного права, информационный центр по правам человека и др.) в сравнительного законодательства, процессуальных кодексов, судебных систем, исполнительных и судебных институтов, а также при согласовании двух и многосторонних инициатив в сфере прав человека;

- выработки механизма привлечения НППО к подготовке периодических докладов для предоставления в конвенциональные органы относительно выполнения международных обязательств в сфере защиты прав человека;

- проведения мероприятий, нацеленных на оказание методической помощи НППО;

- более конкретного правового оформления привлечения иностранных инвестиций к сотрудничеству с международными партнерами;

131 - усовершенствование системы льготного налогообложения.132 Положение может быть коренным образом изменено лишь при условии взаимодействия между НППО и органами власти, выработанного с учетом основополагающего принципа НППО – презумпции их независимости. Государственная власть совместно с НПО должны искать оптимальные формы взаимодействия законодательных и сотрудничества Только в сфере политики и принятия будут актов. тогда создаваемые структуры эффективными и полезными. Формирующееся в России гражданское общество порождает немало трудностей в практической деятельности НППО и мало влияет на положение дел в стране. Как власть, так и общество в целом не определились в отношении к этому новому для России явлению. Первая причина всего этого состоит в новизне самого феномена российских НКО, если вести речь о действительно легально независимых, действующих допуская соответствующих общественных международным организациях. стандартам, Советское законодательство, деятельность общественных объединений, традиционно предполагало их функционирование в качестве субъектов единого, осуществляемого под руководством господствующей власти процесса. Хотя каждая отдельная организация могла решать конкретные задачи, вытекающие из ее устава, в целом их деятельность должна была соизмеряться с общим вкладом в достижения социально-политических, экономических, идеологических и иных целей, поставленных государством. Соответственно вырабатывались и нормативно-правовые основы общественных организаций, которые закрепили различные формы подчинения общественных организаций власти. Вторая состоит в недостатке теоретической разработки института НКО.

Матвеева Е. А. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М., 1998. См.: Указ Президента РФ от 13.06.96. № 864 “О необходимости государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации”.

131 Выработанная в условиях тоталитарного режима “теория общественных объединений не соответствует реалиям сегодняшнего дня. Они, как и другие государственно-правовые исследования того времени, не избежали чрезмерной идеологизации. Пронизанные классовым подходом, методологические ориентиры исследований вполне соответствовали требованиям тоталитарного режима, при котором общественные организации выполняли функцию придатка государственной машины. Однако они не позволили проследить историческую траекторию и раскрыть истинную сущность такого важнейшего компонента гражданского общества, каким являются независимые НКО. Ориентация на закрытость государства возвела искусственный барьер между “своими” и западными НППО, заведомо предопределив отрицание последних. Одномерность средств анализа и сосредоточенность на практике лишь советских общественных объединений не смогли проникнуть в истинную сущность этого традиционного атрибута демократического государства. Широко используемый в международных документах и западной библиографии термин “неправительственные организации” не воспринимался отечественной наукой, что также осложняло трактовку сущности НПО, их включения в международные механизмы защиты прав человека. Третья причина порождается эволюцией всего комплекса проблем защиты прав человека. Еще недавно, в начале нынешнего века, права человека регулировались только внутригосударственным правом. В наше время, как справедливо отмечал выдающийся российский ученый Г. И. Тункин, международное право, “взяв человека под свою защиту, признало, что вопросы правового положения населения, хотя и обеспечиваются государством, перестали быть сферой его исключительной компетенции”.133 Появление новых правозащитных механизмов - НППО, еще не воспринимается обществом как реальная возможность защиты и реализации Тункин Г. И. Международное право: наследство ХХ века. // Российский ежегодник международного права. С-Пб, 1994. – С. 18.

своих прав и интересов. На это есть своя причина. По словам Холодковского К. Г.: “На Западе население воспринимает НКО как объединения таких же рядовых граждан, которые находятся на одном уровне. У нас же из-за наших патерналистских традиций и непривычке к самоорганизации НКО воспринимаются как благодетели, их активисты как люди особенные, к ним отношение несколько снизу вверх...”134 Четвертая причина состоит в специфике формирования правозащитного движения в России, зародившегося в тоталитарном режиме и испытавшего на себе все сложности исторического развития страны в целом. Современный этап правозащитного движения также таит в себе немало трудностей. Он проходит в условиях неэффективного функционирования демократических институтов в целом и национальных правовой правозащитных реформы, механизмов в частности. например, Незавершенность становление (как, Уполномоченный по правам человека) или полное отсутствие важных инструментов в сфере защиты прав человека самым непосредственным образом отражается на деятельности еще неопытных правозащитных НПО. Вместе с тем, несмотря на свою незавершенность и противоречивость, независимые НППО России все более активно подключаются к деятельности механизмов имплементации конституционных гарантий прав человека, позитивно влияя на их развитие.135 Рассмотрев специфику развития “третьего сектора” и НППО подведем некоторые итоги. Ключевым моментом в деятельности НППО является их независимость от власти. Сегодня развитие “третьего сектора” ведется в основном усилиями западных НКО. Таким образом, НКО относительно независимы от российской власти, их появление не было результатом влияния “сверху”.

Холодковский Х. Г. Гражданское общество: смотр сил. //Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С. 171. 135 См.: Матвеева Е. А. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М., 1998.

Специфика взаимоотношений НКО и власти проявляется с одной стороны, в игнорировании правозащитниками контактов с властью, а с другой стороны, в сопротивлении “бюрократического материала”. Организация Гражданского форума стала первой попыткой завязать диалог между властью и обществом, а это - первый шаг к налаживанию сотрудничества. НППО являются ядром гражданского общества, но большинство людей в России не обнаруживают способности к самоорганизации. 70 000 организаций и 1 млн. человек ничтожно малое количество для огромной России. Тем не менее, число организаций с каждым годом увеличивается. Набирая все большую силу, НКО реально действуют в тех сферах, где государство дискредитировало себя неспособностью решать те или иные проблемы. Известный исследователь гражданского общества Дилигенский Г. Г. разделил гражданскую деятельность на проблемно-ориентированную и на структурно-преобразующую.136 охарактеризовать как В этой связи работу НКО в России можно Для того, что бы проблемно-ориентированную.

деятельность НКО стала структурно-преобразующей необходимы, прежде всего, изменения в политической культуре, индивида и власти. в культуре взаимоотношений Дилигенский Г. Г. Гражданская деятельность - это еще не гражданское общество.// Вестник фонда развития политического центризма.Россия в условиях трансформаций.Материалы. Выпуск №18-19. С.194.

2. 4. Становление института Уполномоченного по правам человека в центре и регионах (на примере Свердловской области). Одна из наиболее сложных задач современных политических реформ в России заключается в необходимости изменения взаимоотношений власти и отдельного человека. Традиционное для царской России отношение к власти как к “государевой”, отчуждение власти от человека, во много раз усилилась в советский период. В современной России, как на законодательном уровне, так и на уровне реальной политической практики произошли глубокие преобразования, направленные на “очеловечивание” власти. «Происходит постепенное превращение федеральных и властных региональных структур в подотчетные людям и действующие для их блага агентства».137 Вместе с тем, реальная практика еще далека от идеала. Старое самоощущение чиновников как “всевластных князьков” и отсутствие прежнего партийного контроля превратилось во вседозволенность, усугубляемую прогрессирующей коррупцией. В этих условиях очень важно развитие новых демократических институтов контроля деятельности чиновников, основанных не на традиционной для России защите “государственного интереса”, а, напротив, на защите прав человека.138 В Советском государстве основную массу обратных связей осуществляла коммунистическая партия, которую не без основания называли умом, честью и совестью Советского государства. Именно партия осуществляла контроль и являлась основным элементом в системе обратных связей государства. С началом реформ партия была выведена из государственного управления, таким образом, страна лишилась серьезного государственного института, А. Ю. Сунгуров. Институт Уполномоченного по правам человека: первые шаги в Свердловской области. // Правозащитник. 1999, № 3. – С. 23. 138 Оболонский А. В. Реформа российской государственной службы: концепция и стратегия. // Общественные науки и современность. 1998, № 3. – С.5-15.

обеспечивающего устойчивость функционирования всех его звеньев. Это, прежде всего, сказалось на правоохранительной системе, которая, с одной стороны, оказалась неэффективной в хозяйственной сфере, а с другой стороны получила всеобъемлющую власть в обществе.139 Создаваемый в России правозащитный институт “Уполномоченного по правам человека” должен выполнять роль обратной связи и поставить правоохранительную сферу под общественный контроль. Именно эту функцию институт омбудсмена выполняет при развитых демократических режимах. Начальный этап создания института Уполномоченного по правам человека в России и ее субъектах характерен рядом отрицательных факторов, к которым, прежде всего, следует отнести: карательную правоохранительную и пенитенциарную систему, унаследованную от тоталитарного государства;

- фактическое сохранение у власти старой элиты;

- неразвитость основных структур гражданского общества. Если исходить из посылки, что “правовое государство есть форма ограничения притязаний власти правами и свободами человека”, то следует признать приоритет прав и свобод человека по отношению к государству и этот приоритет является первичным признаком правового государства. Поэтому здесь очень важно очертить пределы, которыми обладает человек и не допустить их нарушения. Рассматривая с этих позиций Конституцию РФ, можно сказать, что она закрепляет достаточно широкий комплекс демократических прав и свобод человека и гражданина, который в полной мере соответствует всем имеющимся в этой области международно-правовым документам: Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г.;

Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и др.

См.: Сборник № 4. Документов, разработанных аппаратом Уполномоченного по правам человека Свердловской области по основным направлениям его деятельности (май 1999- декабрь 1999 г.) В связи с этим неотъемлемым принципом в деятельности государства его органов должно стать строгое неуклонное исполнение предписаний ст. 2 Конституции РФ о том, что “признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства”. Важную роль среди правовых механизмов и институтов, гарантирующих эффективную реализацию и защиту прав человека, играет Уполномоченный по правам человека. В нашей стране до недавнего времени не существовало подобного института. Никакие достижения омбудсменов в разных странах мира не могли убедить СССР в пользе этого института. Согласно традиционным советским представлениям, аппарат омбудсмена – это лишь внешне независимое учреждение в буржуазных государствах и его незначительная эффективность уже предопределена законом.140 Еще в 60-е годы ХХ столетия У. Геллхорн высказывал удивление, что “эффективная и действенная система прокурорского надзора, принятая в социалистических государствах, особенно в СССР, не встречает такого же энтузиазма”, как система шведского омбудсмена. Между тем, в многочисленных зарубежных исследованиях института омбудсмена стал общепризнанным факт осуществления прокурорами в порядке общего надзора функции, аналогичной функции Уполномоченного по правам человека. “Тщательный анализ приводит к выводу, что функцию, сходную с функцией советской прокуратуры по надзору за законностью в странах Запада осуществляют омбудсмены”.141 Осуждая “буржуазный” институт омбудсмена, советские чиновники упорно утверждали, что советский прокурор, наделенный полномочиями получать жалобы на действия чиновников, лучше справляется с ролью См.: Шемчушенко Ю. С., Мурашин Г. А. Институт омбудсмена в современном буржуазном государстве. // Советское государство и право. 1971, № 1. – С. 139, 143. 141 Цит. по: Цвегерт К., Путтефаркен Г. О возможности сравнения сходных правовых институтов в различных соц. системах. // Очерки сравнительного права. М., 1981.

независимого защитника прав человека. Правда, защита прав человека была не единственной задачей прокурора. Здесь мы сталкиваемся с принципиальным противоречием: прокурор, по определению, должен одновременно и защищать интересы государства и выступать как государственный обвинитель.142 Не удивительно, что эти две роли оказались несовместимыми, и постепенно на первый план вышли государственные интересы. На сегодняшний день, в постсоветской России существует множество причин обосновывающих введение института Уполномоченного по правам человека. Но, к сожалению, еще не сформированы условия стабильности и результативности реализации Уполномоченным своих прав и обязанностей, которыми являются: высокий уровень профессионализма государственных служащих и высокая правовая культура общества. Здесь надо отметить, что инициатива проведения реформ в России традиционно принадлежала власти, а не обществу. Международная правовая основа деятельности омбудсмена заложена Всеобщей декларацией прав человека, принятой ООН в 1948г. Правовая основа конституционной регламентации института омбудсмена в России была заложена Декларацией прав и свобод человека и гражданина РФ от 22 ноября 1991 г., которая провозгласила, что Парламентский Уполномоченный по правам человека назначается Верховным Советом РСФСР сроком на 5 лет, подотчетен ему и обладает такой же неприкосновенностью, как и народный депутат РСФСР. Возведение свидетельствует поста о УПЧ в ранг конституционного в 1993 г. и признании государством независимого деполитизированного органа, цель деятельности которого – гарантирование права и справедливости во взаимоотношениях гражданина и государственного аппарата. 25 декабря 1996 г. Государственная Дума приняла проект закона “Об Механизмы защиты прав человека. // Комитет адвокатов по правам человека. М., 1996. – С. 92.

Уполномоченном по правам человека в РФ”. 12 февраля 1997 г. закон был одобрен Советом Федерации и вступил в силу. В целом Закон соответствует международным стандартам, принятым в отношении института омбудсмена, но содержит и некоторые отличия. Например, Закон не устанавливает, как это сделано в ряде стран, квалификационного требования - наличия юридического образования. С одной стороны, это расширяет возможность вступления кандидата на должность Уполномоченного, но с другой стороны возможно снижение эффективности деятельности омбудсмена. Российский направлять депутата. Во всем мире омбудсмен имеет свободное усмотрение при решении вопроса, начинать производство по жалобе или нет. Российское законодательство предоставляет Уполномоченному четыре возможности: 1) принять жалобу к рассмотрению;

2) разъяснить заявителю средства, которые тот вправе использовать для защиты своих прав и свобод;

3) передать жалобу государственному органу, органу местного самоуправления или должностному лицу, к компетенции которого относится разрешение жалобы по существу;

4) отказать в принятии жалобы к рассмотрению, указав мотив. О принятии решения гражданин уведомляется в десятидневный срок. Важным фактором поддержания авторитета омбудсмена является тот факт, что отказ в принятии жалобы обжалованию не подлежит. Важным пунктом в Законе “Об УПЧ РФ” по соблюдению прав человека, на наш взгляд, является то, что подача жалобы Уполномоченному в субъекте Федерации не является основанием для отказа в принятии аналогичной жалобы к рассмотрению Уполномоченным РФ. Закон предполагает прямой также контакт и через граждан с Уполномоченным. Однако на наш взгляд, это не может служить запретом, жалобы Уполномоченному депутатов Государственной Думы, если гражданин хочет заручиться поддержкой Сфера деятельности УПЧ распространяется на все три ветви власти и органы местного самоуправления. Это влечет за собой большое количество обращений, что может отразиться на эффективности его работы. Автор присоединяется к мнению исследователей, которые полагают, что в большей степени внимание Уполномоченного необходимо сосредоточить на таком важном объекте правозащитной деятельности, как сфера исполнительной власти.143 Именно он должен развивать контрольную деятельность над правительством и всей администрацией. Вот почему важно в Законе определить границы его деятельности. Нынешний закон слишком широко определяет компетенцию УПЧ. Мировая практика показывает, что целесообразным является введение т. н. отраслевых омбудсменов (защита прав несовершеннолетних, осужденных и др.) Существенным недостатком в деятельности УПЧ является то, что Конституция РФ не наделила его правом законодательной инициативы. Омбудсмену следовало бы предоставить возможность оказывать влияние на правотворчество, инициировать реформы в сфере прав человека. Например, во Франции в основе принятия таких нормативных актов, как Закон “О мерах, направленных на улучшение отношений между органами управления и общественностью” 1978 г. и Закон “О мотивации административных актов” 1979 г., лежали законодательные предложения “посредника”. служила бы во благо гражданину. Для усиления гарантий деятельности опыта УПЧ, а также с учетом существующего позитивного других стран установлена Важнейшая задача омбудсмена - создание в стране такой нормативной базы, которая административная ответственность за воспрепятствование его деятельности. В этой связи внесены изменения и дополнения в КоАП РСФСР, но нет подобной См.: Хаманева Н. Ю. Специфика правового статуса Уполномоченного по правам человека в РФ и проблемы законодательного регулирования его деятельности.//Полис 1999. №5. 144 См.: Колесова Н. Несудебные формы обеспечения прав и свобод гражданина во Франции. - Сб. Конституция РФ и совершенствование механизмов защиты прав человека. М., 1994., с 172.

нормы в Кодексе об административных правонарушениях РФ. Российское законодательство более категорично, чем законодательство других стран рассматривает необходимость направления “представления” - это прямая обязанность Уполномоченного. На федеральном уровне судьба института оказалась непростой – после принятия соответствующего закона и отставки первого Уполномоченного – С. А. Ковалева эта должность оказалась незанятой, и лишь в конце мая 1998 г. на этот пост был избран О. О. Миронов, а в 2004 - В. Лукин. Согласно Федеральному закону, субъекты Федерации вправе на основе местного законодательства вводить должности региональных уполномоченных по правам человека, что не должно противоречить деятельности Федерального Уполномоченного. В Свердловской области идеи формирования правовой базы демократического государства были заложены при принятии основного закона – “Устава…” и получили развитие при создании Областного закона “Об Уполномоченном по правам человека Свердловской области”. На семь месяцев раньше федерального, в ноябре 1997 г., согласно соответствующему закону, был избран областной Уполномоченный В. В. Машков. Уполномоченный приступил к формированию аппарата на базе разработанной им Концепции. В период с ноября 1997 г. по март 1998 г. были созданы все условия, необходимые для начала работы и набран аппарат, приступивший к работе.145 16 мая 1998 г. Областная Дума Законодательного Собрания Свердловской области приняла областной закон “Об Уполномоченном по правам человека Свердловской области”. Наша область и еще несколько регионов ввели на своей территории институт Уполномоченного по правам человека или приняли законодательные акты, предусматривающие его создание. Все, чем обладал на тот момент Уполномоченный Свердловской Машков В. В. Отчет о деятельности УПЧ в 1998.

области, заключалось в разрешительных нормах Федерального законодательства по части создания этого института в субъекте Федерации. На региональном уровне – Уставом области, где предусмотрена должность Уполномоченного по правам человека, специальным областным законом, регламентирующим его деятельность и Кодексом об административных нарушениях, предусматривающим ответственность лиц за неисполнение предписаний Уполномоченного. Отсутствовали нормативно-правовые связи с Федеральными структурами, связи по вертикали и по горизонтали с аналогичными правозащитными региональными и Федеральными структурами, что сильно ограничивало дееспособность Уполномоченного по всей стране.146 региональными и федеральным уполномоченным. Закон Свердловской области пошел дальше федерального конституционного закона, в котором нет упоминания о представителе Уполномоченного РФ в регионах. В областном законе сказано, что “Уполномоченный по правам человека Свердловской области взаимодействует с Уполномоченным по правам человека РФ и его представителями в регионе”. Вообще, в государстве, где существует политическая децентрализация, возможны три варианта института омбудсмена: 1. Существование лишь одного омбудсмена, наделенного полномочиями в масштабах всего государства и обладающего правом осуществления надзора за всеми органами государственного управления, существующими в этом государстве. Этот вариант, в силу очевидных причин, не согласуется с самим принципом политической децентрализации. 2.

На сегодняшний день нет законодательного механизма взаимодействия между Существование нескольких омбудсменов, т.е. одного на Гоголев В. Е. Войдет ли в российский правовой стандарт институт УПЧ 22.06.99.// Сборник №4 Документов разработанный аппаратом УПЧ Свердловской области (май 99-декабрь 99) каждый субъект Федерации или автономное образование. В этом случае подача жалоб гражданами на органы государственного управления стала бы не возможной, вследствие чего эти органы остались бы вне надзора. Несовершенство такой системы очевидно. 3. Сосуществование государственного омбудсмена и омбудсменов субъектов. Согласно этому варианту ни один из органов управления не останется вне надзора. Третьему варианту соответствует опыт Испании, сделавшей огромный рывок к демократии и правам человека. Главным здесь является механизм, основанный на принципах отношений координации между и сотрудничества. и Для урегулирования федеральным региональными омбудсменами возможно заключение договоров. Их содержание можно обобщить следующим образом: 1) Жалобы, касающиеся органов государственного управления, принимаются к рассмотрению федеральным омбудсменом, поэтому, если подобные жалобы получает региональный омбудсмен, то он пересылает их федеральному. Последний, уполномоченному о в свою очередь, сообщает Со региональному своей стороны, результатах расследования.

федеральный омбудсмен также может обращаться к региональному за сотрудничеством, оставляя за собой право вынесения окончательного решения. 2) Жалобы, касающиеся органов автономного образования, рассматривает тот омбудсмен, который их получил. Федеральный омбудсмен, как и региональный, могут обращаться друг к другу за сотрудничеством. 3) Договоры предоставляют региональным омбудсменам возможность осуществления надзора за муниципалитетами и провинциями. Тем не менее, федеральный омбудсмен сохраняет за собой право надзора за теми сферами деятельности органов местного самоуправления, которые относятся к предметам ведения государства. См.: Хиль-Роблес А. Парламентский контроль за администрацией (институт омбудсмена). М.1999.

В соответствии с законодательством РФ и ее субъектов деятельность Уполномоченного дополняет ранее существовавшие средства защиты прав и свобод человека, что соответствует принципам деятельности этого института во всем мире. Тем не менее, при большой загруженности судов различных инстанций, законодатель не оставляет человеку шанса на альтернативную защиту его нарушенных прав. П. 3 ст. 10 Областного закона гласит, что Уполномоченный обязан возбудить производство по делу о нарушении прав и свобод человека только в том случае, если у заявителя нет иных правовых средств защиты, либо все иные правовые средства не дали результатов. На наш взгляд, стоит оговорить в законе более конкретно “иные правовые средства защиты, которые не дали результатов”. Например, человек, защищая нарушенные права, дошел до Областного Суда, где его иск остался не удовлетворен. В этом случае он имеет право обратиться к региональному Уполномоченному. К сожалению, закон Свердловской области “Об Уполномоченном по правам человека…”148 по некоторым пунктам противоречит федеральному законодательству, что приводит к дублированию функций или вообще к бездействию Уполномоченного. Так, РФ п. 1, ст. 6 Федерального на конституционного или действия закона “Об Уполномоченном по правам человека в РФ” указывает, что Уполномоченный рассматривает жалобы решения (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных служащих, если ранее заявитель обжаловал решения или действия (бездействия) в судебном порядке, но не согласен с решением по его жалобе. Более расплывчатая формулировка с последующими многочисленными оговорками содержится в ст.

Закона Свердловской области “Об Сборник нормативных документов и справочных материалов о деятельности УПЧ Свердловской области Ек. 1999.

Уполномоченном…”. Там указывается, что Уполномоченный рассматривает заявления и обращения по поводу нарушения прав человека, жалобы на действия (бездействия) или решения государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, нарушающие права и свободы человека. Однако в федеральном законодательстве уже есть упоминание о таких субъектах правоохранительной деятельности, которые выполняют эти функции. В соответствии со ст. 26 Федерального Закона о прокуратуре РФ, на прокуратуру возлагается надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами и и ведомствами, органами отношения рассмотрение представительными управления и др.149 Неточно действия судей в и Областном судов Законе быть определены приняты на и Уполномоченного и суда. В п. 2, ст. 10 Закона указано, что жалобы на могут Уполномоченного в процессе судопроизводства, либо отказа судом в приеме жалобы на действия и решения органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, нарушающих права и свободы человека. Данная формулировка позволяет вмешиваться Уполномоченному в ход судопроизводства, несмотря на прямой запрет Конституции и процессуального законодательства. Более Федерального того, ст. 6 “Обязательность закона “О судебных судебной постановлений” системе РФ” Конституционного исполнительными (законодательными) установлено, что вступившие в законную силу постановления суда являются обязательными для всех без исключения и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. Неисполнение постановления суда влечет за собой ответственность, предусмотренную Федеральным законом. Иначе и более обоснованно подходит к этому вопросу федеральное Региональный УПЧ: опыт, проблемы, перспективы. Материалы междунар. конференции 27-29 окт.1998г.Ек.

законодательство.

Федеральный конституционный закон “Об Уполномоченном РФ”, и ст. 375 УПК, и ст. 322-1 ГПК РСФСР указали, что применительно к актам суда предметом обращения Уполномоченного может быть только вступивший в законную силу акт суда, а средством реагирования является обращение к соответствующим должностным лицам суда и прокуратуры, имеющим право на принесение протеста в порядке судебного надзора.150 В Законе нечетко прописаны юридические последствия неисполнения требований Уполномоченного. Сформулированные в ст. 35 императивные требования об обязанности соответствующих государственных или муниципальных органов и их должностных лиц в месячный срок рассмотреть содержащиеся в заключение Уполномоченного рекомендации, и о принятых мерах в письменной форме сообщить об этом Уполномоченному, фактически никак не подкреплены конкретными мерами ответственности за неисполнение этих требований. Отсутствие юридической ответственности за неисполнение требований УПЧ во всем мире считается нормой, при учете развитости правового государства и наличии авторитета омбудсмена в обществе. В России, на сегодня эти условия не сформированы, в связи с этим введение юридической ответственности за неисполнение требований Уполномоченного, возможно, было бы целесообразно. Получив в начале реформ большую степень свободы, чем необходимо для эффективной работы, правоохранительные структуры вовсе не спешат к самоограничению. Поэтому правомерно ожидать сопротивления становлению института омбудсмена в нашей стране, что и наблюдается уже при первых шагах. Так, недостаточная проработанность механизмов взаимодействия Уполномоченного и Прокуратуры Свердловской области, привела к тому, что Прокуратура на основе федерального закона пришла к выводу: “Обязанность по содействию Уполномоченному по правам человека Свердловской области в См.: Там же.

осуществлении его полномочий, на органы прокуратуры не возлагается. Областной Закон “Об Уполномоченном…” таких обязанностей на органы прокуратуры также не возлагает”.151 По оценкам ученых и специалистов, сегодня большой размах приобрела преступность и, как правило, организованная, внутри самой правоохранительной системы. Подтверждение этому мы можем найти в “Справке об обращениях граждан по работе органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, прокуратуры, юстиции, суда, внутренних дел, содержания под стражей и исполнения наказания” за I полугодие 2000г. (Приложение 1.) Количество обращений граждан на нарушения их конституционных прав органами прокуратуры, юстиции, суда, внутренних дел и исполнения наказания, в сравнении с 1999 г. возросло с 74,8 % до 77,8 % от общего количества обращений. Большинство обращений граждан связано с нарушениями прав человека в судебной системе. (Более подробную информацию по результатам изучения и обобщения жалоб, поступивших в адрес Уполномоченного, см. в Приложении 2.) Из общего количество обращений, жалобы на судебные органы составляют 37,7%. Судебная ветвь власти призвана защищать права и свободы человека, но в России она обладает особенностями, перечисленными ранее, которые ставят ее на первое место среди других органов государственной власти, по нарушениям прав человека. Специфика института омбудсмена в России заключается в том, что он вынужден исправлять недостатки, в основном, судебной системы, что не всегда оказывается возможным в силу юридических барьеров. Таким образом, элементы правозащитной системы, представленные государством (судебная система и УПЧ) дополняют друг друга. Но, См.: Сборник № 3. Документов, разработанных аппаратом Уполномоченного по правам человека Свердловской области по основным направлениям его деятельности (июль 1998 – апрель 1999).

законодательно взаимодействие этих двух институтов еще не отрегулировано. В связи с этим ожидается принятие Федерального закона “О федеральном регулировании компетенции Уполномоченного по правам человека субъекта РФ”. Это законодательная инициатива Астраханского областного Представительного собрания. Вот некоторые положения:

- знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу, а также с прекращенными производством делами и материалами, по которым отказано в возбуждении уголовных дел;

- обращаться в суд или прокуратуру с ходатайством о проверке вступившего в законную силу решения, приговора суда, определения или постановления суда, либо постановления судьи;

- излагать свои доводы должностному лицу, которое вправе приносить протесты, а также присутствовать при судебном рассмотрении дела в порядке надзора, и др.152 Кроме указанных, имеются в Законе Свердловской области и внутренние противоречия. П. 1 ст. 10 предусматривает, что Уполномоченный осуществляет прием граждан и рассматривает направленные жалобы, “заявления и обращения лиц, права и свободы которых были нарушены. Жалобы могут подаваться лицами или негосударственными организациями, уставной целью которых является защита прав человека, при условии согласия на это лица, права и свободы которого нарушены”. Но уже в п. 1 ст. 11 Закона дается другая формулировка: “Жалобу Уполномоченному… может подать любое лицо независимо от гражданства, права и охраняемые законом интересы которого, нарушены на территории Свердловской области.

Тезисы к выступлению по теме: “Российский омбудсмен: первоочередные проблемы, требующие решения на федеральном уровне”. (Астрахань – 05.10.2000 г.).// Сборник № 6. Документов, разработанных аппаратом Уполномоченного по правам человека Свердловской области по основным направлениям его деятельности (июль 2000 – декабрь 2000).

Если попытаться привести данные формулировки в соответствие между собой, то встает вопрос о разграничении предметов ведения между Уполномоченным РФ и Уполномоченным области, а, как нам известно, закон, регулирующий данную проблему, не принят. Для института омбудсмена характерно, что эта должность существует в рамках парламентаризма. Подотчетность парламенту не должна ограничивать его независимость, как важнейшую особенность правового статуса омбудсмена. В связи с этим, нельзя не заметить некоторую “размытость” концепции российского Федерального Конституционного закона “Об Уполномоченном в РФ” в части закрепления системы отчетности Уполномоченного. Ежегодный доклад об итогах своей деятельности российский омбудсмен направляет не только в Государственную Думу, но и президенту РФ, Совет Федерации, Правительство РФ, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд и Генеральному прокурору. По сравнению с Федеральным Конституционным законом, законы об уполномоченных в регионах устанавливают более четкие отношения между уполномоченными субъектов и назначавшими или избравшими их парламентами. Закон Свердловской области гласит, что ежегодный отчет Уполномоченного предоставляется в Законодательное Собрание области и заслушивается на совместном заседании палат. Копии направляются Губернатору и Председателю Правительства области. Некоторые исследователи отмечают, что принципу независимости омбудсмена, провозглашенному в ст.2 п.3 Областного закона, установленного ст.14 противоречит: 1.Обязанность Уполномоченного представлять отчет Законодательному Собранию, где регламентом предусмотрено принятие решения. 2.Фактическая подконтрольность и зависимость Уполномоченного от Губернатора и Правительства области, т. к. именно Губернатор выдвигает кандидатуру на должность УПЧ.

Первый Уполномоченный Свердловской области - Машков В. В. направил запрос в Уставной суд Свердловской области 25 августа 2000 г. “о соответствии Уставу Свердловской области п.п. 1 и 2 ст. 14 Закона Свердловской области от 14 июня 1996 года предоставления отчета”. Постановление Уставного Суда от 17 ноября 2000 г. гласит: “Федеральный закон об Уполномоченном в субъекте РФ не принят;

Федеральный Конституционный закон “Об Уполномоченном… в РФ” устанавливает компетенцию только федерального Уполномоченного и не регулирует вопросы взаимоотношений с органами государственной власти субъектов РФ. К тому же, законодатель не обязан следовать нормам федеральных законов и воспроизводить их”. К сожалению, политическая культура и недостаточно разработанная правовая база это еще не все проблемы, с которыми сталкивается зарождающийся институт омбудсмена Свердловской области. На первом этапе становления института УПЧ возникли проблемы, связанные с межличностными отношениями правозащитников, Уполномоченный, советской которые по негативно сказывались на был эффективности деятельности института. Во-первых, представителем мнению элиты. правозащитников, Во-вторых, политической правом выдвижения кандидатуры Уполномоченного обладает только Губернатор области совместно с Председателем Областного Суда. Этого права не имеют не только правозащитные организации области, но и сами депутаты. Возможно, эти и другие причины привели к “прохладным” отношениям правозащитных организаций и первого Уполномоченного. Отсутствие навыков сотрудничества в правозащитной сфере между властью и неправительственными организациями характеризуют начальный период деятельности института омбудсмена Свердловской области. В первом отчете Уполномоченного деятельности по защите прав человека уделено 40 % от всего объема, что вызывает определенные вопросы. Почти 30% объема отчета посвящены вопросам организации самого аппарата и его финансирования, это можно объяснить начальным периодом работы Уполномоченного, когда вопросы самоорганизации были действительно основными вопросами деятельности создаваемого института. Кроме того, следует отметить, что этот отчет достаточно полно отражает большую работу по организации самого института. Проделана существенная работа по установлению сотрудничества с институтами гражданского общества в области, хотя и не со всеми правозащитными организациями удалось наладить деловой контакт. Как следует из содержания отчета, Уполномоченным проделана большая работа также по жалобам и обращениям жителей области, анализу причин наиболее типичных нарушений прав человека. Рекомендации, подготовленные на основе такого анализа, в ряде случаев уже воплощается в жизнь. Это отражено и в других аналитических документах, разработанных Аппаратом Уполномоченного по правам человека позднее. В таких документах, как “Аналитическая записка по результатам изучения и обобщения жалоб, заявлений и обращений, поступивших в адрес Уполномоченного по правам человека Свердловской области в I полугодии 2000 г.” и “Справка об обращениях граждан по работе органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, прокуратуры, юстиции, суда, внутренних дел, содержания под стражей и исполнения наказания” проведен анализ жалоб, поступивших в адрес Уполномоченного: по типу обращения (устно, письменно по телефону);

по тематике обращений;

по районам, из которых поступали жалобы. Аналитический вид деятельности аппарата, которую осуществлял Аналитический отдел, является характерной чертой, которая отличает российский институт омбудсмена от западных коллег. Создание такого отдела целесообразно, т. к. в условиях становления демократического государства нужно максимально адаптировать вновь создаваемые органы к реальности.

Анализ жалоб по типу обращений является предпосылкой к созданию института отраслевых Уполномоченных. При создании института Уполномоченного по правам человека в 1997 году в его структуру вошли Территориальные представительства в управленческих округах, но по истечении времени, в 1998 г. они были ликвидированы. Власти на местах недостаточно серьезно отнеслись к созданию представительств, да и статус окружных Уполномоченных был не урегулирован, оплата труда Уполномоченного производилась из городского бюджета, т. е. фактически из рук власти, от действий которой призван защищать граждан указанный институт. После ликвидации, функции территориальных представительств были распределены между звеньями центрального аппарата. Каковы же реальные результаты института Уполномоченного по правам человека по защите нарушенных прав граждан, насколько удовлетворяются жалобы обратившихся к омбудсмену? Из “Справки об исполнении письменных обращений граждан” мы видим, что 69 % граждан обратившимся к Уполномоченному, направлен ответ о рассмотрении, разъяснении, указании мер защиты прав и компетенции Уполномоченного, то есть консультационные услуги. Консультационный вид деятельности омбудсмена – это только часть тех функций, которые должен осуществлять данный институт. Проанализировав 6 сборников “Документов, разработанных аппаратом Уполномоченного по правам человека Свердловской области по основным направления его деятельности”, можно сказать о том, что созданный институт омбудсмена занимается разработкой в основном анализом реализации существующего своих функций. законодательства, Что касается механизмов непосредственной защиты прав граждан, нарушаемых чиновниками, то до реализации этой функции в степени, достаточной для демократического государства, было еще далеко.

В конце мая 1999 г. в Екатеринбурге проходила Международная конференция участников американских программ научного обмена между Россией и США “На рубеже XX и XXI веков: состояние, проблемы, перспективы”.153 Исследователь правозащитной системы - А. Сунгуров провел среди участников конференции опрос, посвященный знанию ситуации с Уполномоченным по правам человека Свердловской области. Получено 22 заполненные анкеты. Все заполнившие – преподаватели высших учебных заведений, большинство из них кандидаты и доктора наук, то есть люди с достаточно широким кругозором и высоким образовательным уровнем. Средний возраст сдавших анкеты – 39 лет. На первый вопрос анкеты: “Знали ли Вы о существовании регионального института Уполномоченного по правам человека до этой анкеты?” – положительно ответили 14 человек, отрицательно – 8. Опубликованный отчет Уполномоченного не стал событием для этого сообщества, с ним были знакомы лишь юристы. Конечно, данная выборка не является репрезентативной. Но участвующие в опросе – люди компетентные, что уж говорить о гражданах, которые по роду своей деятельности не сталкиваются с деятельностью института Уполномоченного по правам человека, хотя этот институт предназначен для защиты их прав и интересов. Рассмотренная деятельность Уполномоченного по правам человека Свердловской области показывает всю сложность становления этого института в российских регионах. Самым главным достижением деятельности В. Машкова стало укрепление и развитие самого института регионального Уполномоченного. Многочисленные организационно-правовые материалы, разработанные в Екатеринбурге для аппарата Уполномоченного, будут, бесспорно, востребованы и в других регионах.

Сунгуров А. Ю. Институт Уполномоченного по правам человека: первые шаги в Свердловской области.//Правозащитник 1999. №3.

В.В. Машкову не удалось продолжить правозащитную деятельность на своем посту в связи с тем, что 15 февраля 2001 г. он ушел в отставку по состоянию здоровья. 24 мая 2001 года Палата Представителей Законодательного Собрания Свердловской области единогласно утвердила Мерзлякову Т. Г. Уполномоченным по правам человека. 4 июня 2001г. на совместном заседании палат в присутствии Губернатора и членов Правительства области Мерзлякова Т. Г. принесла присягу и вступила в должность. Первое, что сделала Т. Г. Мерзлякова, организовала встречу правозащитников с губернатором Росселем. Встреча продолжалась не 40 минут, как было запланировано, а 3 часа. А. Сунгуров, анализируя деятельность омбудсменов в России, связывает развитие этого института с расширением поля публичной политики. Под которой он понимает “не столько гласное обсуждение всяких проблем, сколько политику в смысле politics, программы, решения тех проблем, которые стоят перед обществом, которые должны приниматься и реализовываться при участии и под влиянием самих граждан”.154 Основной формулой своей деятельности Уполномоченный Свердловской области считает: “Доступность, доброжелательность, действенность”.155 В 2003 г. к Уполномоченному поступило свыше 8343 устных обращения и принято 3288 человек (для сравнения: в 2002г. - 3200 жалоб и обращений граждан на нарушение прав и свобод, что в 3 раза больше, чем в 2001г. и в 10 раз больше, чем в 2002 г.). Можно выделить следующие причины роста числа обращений граждан:

- действия (бездействия) должностных лиц, нередко допускающих волокиту, равнодушие, произвол, нарушающих права граждан (решение данной 154 Сунгуров А. (интервью в программе «Права человека»)// Радио Свобода:.www.svoboda.org\programs. О деятельности УПЧ в 2002г., Екатеринбург, 2003. с. проблемы - прямая обязанность омбудсмена);

- несовершенство законодательства, принятие нормативных актов, ухудшающих положение людей;

- низкий материальный уровень жизни людей;

- с одной стороны продолжающийся правовой нигилизм граждан (большинство заявителей не знают и не хотят знать существующего порядка рассмотрения тех или иных вопросов, не относящихся к юрисдикции омбудсмена), а с другой - растущая правовая грамотность, дающая возможность еще одним способом защитить нарушенные права. УПЧ РФ в 1999 г. отклонено более 60% жалоб, причина квалифицировалась как низкая правовая культура заявителей, не знавших форм и методов защиты своих прав. Лишь по 20% жалоб, принятых к производству, было достигнуто положительное решение в соответствии с ожиданиями заявителя. Большая часть обращений граждан по нарушению прав человека связано с действием (бездействием) судебных и правоохранительных органов Свердловской области (далее следуют жилищные проблемы и социальная незащищенность). Причины такого положения кроются, на наш взгляд, в следующем:

- отсутствие единой правоприменительной практики, мнения судов общей юрисдикции и арбитражных судов по одной и той же норме закона могут различаться;

- негибкость судебной системы, противоречие нормативных актов приводит к тому, что решения принимаются без учета конституционных норм и норм международного законодательства;

- недисциплинированность судов;

- недоступность квалифицированной юридической помощи и, как следствие, недостаточная правовая осведомленность граждан. Большое внимание в своем отчете Уполномоченный уделяет проблеме отсутствия бесплатной квалифицированной юридической помощи. Закон РФ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ” от 01.07.2002 г. сократил число лиц имеющих право на бесплатную юридическую помощь. Уполномоченный не может выступать в роли бесплатного адвоката, т. к. деятельность этих институтов различна по компетенции и юридическим возможностям. Согласно имеющейся договоренности со Свердловской областной коллегией адвокатов о взаимодействии и сотрудничестве в области защиты прав человека, ходатайства граждан о бесплатной юридической помощи, в том числе о выделении адвоката для участия в судебном процессе бесплатно, поддерживаются Уполномоченным и направляются для принятия решения руководству коллегии адвокатов. В большинстве случаев коллегия идет навстречу гражданам и положительно решает подобные ходатайства. Таким образом, со своей стороны Уполномоченный принимает меры для реализации гарантированного Конституцией права на квалифицированную юридическую помощь, тем не менее, это право во многом продолжает оставаться декларативным. Как видно из Отчета, деятельность Уполномоченного в 2002г. строилась по направлениям:

- правовое просвещение граждан;

- работа Уполномоченного по обращениям граждан о нарушении их прав на судебную защиту и справедливый суд;

инициация прокурорских проверок по решениям, действиям прав (бездействиям) органов внутренних дел;

восстановление трудового нарушенных законодательства, социально-экономических невыплата детских пособий, (нарушение жилищно-коммунальные проблемы). К Уполномоченному поступают жалобы, и не связанные с его компетенцией. Например, жалобы на недобросовестные действия агентств по трудоустройству. Уполномоченный в пределах свой компетенции может обратить внимание общественности и правоохранительных органов на проблему, но защита прав пострадавших не “от рук” государственных служащих лежит вне пределов его деятельности. Конечно, предполагается, что омбудсмен по роду своей деятельности должен “болеть” за права человека, защищать их всеми доступными способами. Именно в этом, по словам работников аппарата УПЧ, проявляется принцип доступности омбудсмена. Тот факт, что Уполномоченный, согласно закону может, по многим причинам отказать в принятии и рассмотрении той или иной жалобы, не останавливает Т. Г. Мерзлякову. Всего около 3-5% жалоб, по словам Гоголева В. Е., отклоняется Уполномоченным, в силу объективных причин: злоупотребление правами, отсутствие “состава преступления” и т. п. Это говорит о том, что решение о защите прав человека практически полностью зависит от личности омбудсмена, вопреки юридическим условностям. Со дня создания института УПЧ в Свердловской области до сегодняшнего дня произошли существенные изменения в отношении к этому органу защиты прав человека со стороны власти. Примером могут служить ответы из различных министерств, государственных фондов, судов. Здесь больше нет отписок, умолчаний на запросы Уполномоченного. Большая заслуга в этом принадлежит Уполномоченному, благодаря ее умению налаживать паритетные отношения с органами власти. Некоторые правоохранительные структуры уже заключили договора о сотрудничестве с УПЧ для устранения массовых нарушений прав человека в своей сфере. Отношения УПЧ с общественными организациями тоже трансформировались и оформились в следующие принципы:156 - готовность к диалогу и взаимодействию с любой организацией, даже при несовпадении декларируемых позиций;

Кириллов А. Уполномоченный по правам человека в Свердловской области и НКО. Комиссии и Уполномоченные по правам человека: опыт российских регионов. СПб., 2002. с. 157.

открытость и информационная единство прозрачность и в работе Уполномоченного;

принципиальное Уполномоченного общественных организаций в защите прав и свобод человека, следствием этого принципа является консолидация правозащитного движения. Одним из результатов сотрудничества стало возрождение представительств УПЧ в городах области. Они представляют большой интерес в силу своей организации. Союз правозащитных организаций Свердловской области, заключив договор о сотрудничестве с УПЧ, ведет прием граждан и в случае необходимости обращается за помощью к Уполномоченному. Таким образом, проблема финансирования решена, представительства не зависят от местной власти, т. к. финансирование идет за счет средств НППО. Это пример эффективного взаимодействия структур гражданского общества и государственного правозащитного механизма. Некоторым упущением в работе Уполномоченного следует считать отсутствие серьезной аналитической работы. Сейчас анализу жалоб, в сравнении с предыдущим периодом, уделяется мало влияния. Здесь необходимо отметить, что статистика помогает выявлять массовые нарушения прав человека, именно статистическая обработка информации явилась бы значительным подспорьем в разработке поправок к законам, которые УПЧ проводит через депутатов. В своей работе УПЧ сталкивается с отсутствием такого важного инструмента воздействия на органы государственной власти, как общественное мнение. Просуществовав несколько лет, омбудсмен пока не стал значимым инструментом влияния на общество. Но, все больше привлекая внимание СМИ, Уполномоченный делает восстановление нарушенных прав общественно-значимым событием. Благодаря возможностям СМИ омбудсмен имеет возможность контролировать выполнение своих рекомендаций, укрепляя свои позиции в обществе.

УПЧ отводит значительную роль СМИ: “Надо отдать должное СМИ области, которые помогли институту УПЧ стать силой, с которой считаются не только властные структуры, но и частный бизнес, кому публичные обличения в нарушении прав человека не добавляют успеха”. К традиционным методам и формам правозащитной деятельности в 2002 г. добавились новые. Были созданы два Общественных Совета при Уполномоченном - по защите детства и проблемам демографии. В мае 2002 г. УПЧ Свердловской области был принят в члены Европейского института омбудсмена, куда входят представители 43 стран. Это дает возможность Свердловской области самостоятельно, минуя УПЧ РФ, выходить на международный уровень и решать острые вопросы защиты прав человека. В 2003 г. расширялось и укреплялось взаимодействие и сотрудничество УПЧ с органами законодательной, исполнительной и судебной власти на федеральном уровне, вузами, учреждениями, НПО по защите прав и свобод граждан. Впервые в истории региональных УПЧ России, заключено международное соглашение с Омбудсменом Азербайджанской Республики. Плодотворной в 2003 г. была работа УПЧ Свердловской в Комиссии по правам человека при ООН.157 Остается в заключении добавить, что рейтинг прав человека, по оценкам экспертов Совета Европы, в Свердловской области один из самых высоких в стране.158 Подведем некоторые итоги. В становлении института Уполномоченного по правам человека в Свердловской области четко прослеживается два периода, отличающиеся друг от друга по своей специфике: I период - с 1997 г. по 2001 г.;

II - с 2001 по настоящий момент.

157 Доклад о деятельности УПЧ Свердловской области в 2003 г. См.: www.midural.ru\gov\PravaChel Первый аппарата;

период можно охарактеризовать законодательная как база организационнодеятельности аналитический. В это время была проведена серьезная работа по организации проанализирована Уполномоченного, выявлены ее слабые стороны;

проведен статистический анализ жалоб, поступающих к Уполномоченному. В связи с отсутствием отлаженных связей межу “третьим сектором” и властью, в сфере защиты прав человека, Уполномоченным предпринимались попытки наладить контакт с правозащитными отсутствием организациями. Кроме того, мнения, это как период важного отличался фактора поддержки общественного эффективной деятельности омбудсмена. Второй период характеризуется расширением и укреплением связей, как с органами государственной власти, так и с неправительственными правозащитными организациями. Возросло количество жалоб, поступающих к Уполномоченному. Причинами этому становится, с одной стороны - растущая популярность и авторитет института, а с другой стороны - низкая правовая грамотность населения в сфере защиты прав и свобод человека. В заключении хотелось бы отметить, что в деле защиты прав человека, личность омбудсмена играет особую роль, тем более, когда законодательство не создает четких рамок деятельности Уполномоченного.

Заключение. Изучение истории возникновения и развития концепции прав человека, приводит к выводу о том, что западноевропейские политико-правовые традиции и правозащитные институты прошли коэволюционный путь. Этот путь был далеко не однозначен. Развитие концепции прав человека велось различными по своей направленности правовыми школами, взгляды которых представлены основными права, доктринами: позитивизм, доктрина естественного марксистская доктрина. Отличие во взглядах указанных школ проявляется, прежде всего, при оценке взаимоотношений индивида и государства. В истории возникновения концепции прав человека выделяется три поколения прав, в которых отражена трансформация взглядов на то, какими правами и свободами может обладать человек, и какую роль в жизни общества должно играть государство. Сформированная в первом поколении прав позиция о том, что абсолютной ценностью является “минимальное государство”, претерпела позднее существенные изменения. В отличие от прежних установок либерального индивидуализма в первом поколении прав, во втором - появляется понятие “социального государства”. Концепции второго поколения прав отвергают неуправляемую рыночную экономику и предусматривают создание социальных институтов, гарантирующих обществу гармоничное развитие. Третье поколение прав означает международный порядок, т. е. новый виток развития прав. Прежде всего, здесь говорится о коллективных правах, основанных на солидарности.

Именно благодаря усилиям представителей различных правовых доктрин, к настоящему времени был сформирован достаточно полный “набор” основных прав и свобод человека. Права человека в современном мире явление не универсальное. Именно западноевропейская цивилизация породила культуру, в которой появилось представление о ценности индивида, о значимости права. Тип таких взаимоотношений власти и личности обозначен в работе как персоноцентристский. Западное общество из почти теократического становится обществом гражданским, в котором человек не “получает”, а сознательно “обретает” свои права, благодаря развитию чувства ответственности и склонности к самоорганизации и самодеятельности. Закрепленные в конституциях и иных законодательных актах, права и свободы словами, человека личность носят декларативный необходимым характер. Человек решает: воспользоваться ему или не воспользоваться правами и свободами. Другими является дополнением, двигателем правозащитной системы. В системе защиты прав человека индивид предстает носителем социального системного качества, которое помогает эффективно использовать возможности системы. Таким качеством является самозащита, формируемая в процессе социализации личности. В зависимости от целей и средств, выделяются виды самозащиты: конституционная, неконституционная, негативная. Основными элементами демократической правозащитной системы, рассмотренными в работе, являются: неправительственные правозащитные организации, суд и институт омбудсмена. Неправительственные организации возникают в тех сферах, где государство дискредитировало себя неспособностью решать возникающие проблемы. Кроме прочих, в структуру некоммерческих организаций входят неправительственные правозащитные организации (НППО). Именно они представляют собой структуру гражданского общества, с одной стороны, и часть демократической системы защиты прав человека, с другой. индивидов - носителей социального системного качества самозащиты. В отношениях власти и общества всегда существовало множество проблем. Сегодня власть в демократическом государстве, как минимум, признает факт существования «третьего сектора». Более того, неотъемлемым условием функционирования демократической политической системы является конструктивное сотрудничество власти и НКО в решении возникающих социальных проблем. Формула эффективного взаимодействия власти и «третьего сектора», в сфере защиты прав человека, включает в себя «гражданский диалог» и «социальный заказ». В отличие от НППО, институт омбудсмена представляет собой механизм государственной защиты прав человека. В то же время, омбудсмен призван “улавливать” несправедливости государственного управления. Институт “выгоден” демократическому государству, т. к. государственные структуры посредством выполнения рекомендаций омбудсмена упрочивают доверие к себе. Обязательными условиями эффективной деятельности института омбудсмена является: развитая судебная система, функции которой не подменяются омбудсменом;

авторитет, основанный на гласности и поддержке общественного мнения;

финансовая и политическая независимость;

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.