WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный университет им. А. М. Горького

На правах рукописи

Гайсина Анастасия Викторовна СИСТЕМА ЗАЩИТЫ

ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность: 23.00.02. Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук

Научный консультант: проф., д. и. н. Миронов Д. А.

Екатеринбург - 2004 2 Содержание. Введение_3 Глава 1. Политико-правовые традиции и механизмы защиты прав человека стран Западной Европы10 1. 1. Права человека в западноевропейской политической традиции_10 1. 2. Неправительственные организации в системе защиты прав человека_36 1. 3. Институт омбудсмена в странах Западной Европы: структура и функции_46 Глава 2. Политико - правовые традиции и система защиты прав человека в России59 2. 1. Правовые традиции в российской политической культуре_59 2. 2. Судебные реформы в истории России78 2. 3. Особенности развития неправительственных правозащитных организаций в России_92 2. 4. Становление института Уполномоченного по правам человека в центре и регионах (на примере Свердловской области)112 Заключение138 Приложение 1145 Приложение 2150 Библиографический список Введение. Актуальность темы исследования. Права и свободы человека являются мощным пластом общечеловеческой культуры, выступают как ценностный ориентир, эталон и инструмент цивилизованного взаимодействия между людьми и государством. В современном мире, у нас и за рубежом, тема прав человека является весьма дискуссионной: горячо обсуждаются вопросы, связанные с пониманием прав и свобод человека, механизмов их реализации, субъектов и объектов данной сферы. Вопрос о правах человека не является надуманным. Через анализ сферы прав человека можно многое узнать о степени развитости гражданского общества, правового государства, о месте и роли индивида в системе общественных отношений. Процесс политико-экономической трансформации России на рубеже XXXXI в. в. обуславливает повышенный интерес к проблемам, связанным со взаимоотношениями власти и индивида. Характеристика этих отношений непосредственно связана с пониманием прав и свобод человека, без уважения которых не может существовать демократическая политическая система. Проводимые в России реформы не достигнут своей цели, если следствием их не станет изменение статуса личности. В российской Конституции зафиксирован достаточно широкий спектр прав и свобод человека и гражданина. Однако их формальное провозглашение не имеет ценности без наличия эффективного правового механизма обеспечения и защиты прав. Поэтому для современного гуманитарного знания, в первую очередь для такой практически ориентированной науки как политология, особенно актуальным является анализ национальных условий развития и эффективного функционирования механизмов защиты прав человека. Вместе с тем существует реальная система реализации и защиты прав, которая, в свою очередь, подразделяется на специфические механизмы, связанные между собой и позволяющие системе эффективно работать. Автор выделяет три основные механизма (подсистемы) системы защиты прав человека: судебный, институт омбудсмена, и неправительственные правозащитные организации. Изучение системы защиты прав человека имеет культурный, политический и юридический аспекты. Судебная подсистема является старейшим механизмом правозащитной системы. Но ее нельзя изучать в отдельности от органов внутренних дел, прокуратуры, исполнения наказания, которые тесно взаимосвязаны и работают, дополняя друг друга. Эти институты, в свою очередь, играют несколько иную роль в защите прав человека, нежели неправительственные организации и омбудсмен. Правоохранительная система представляет собой классическую “государственную” защиту прав человека, которая стала первым правовым регулятором взаимоотношений между индивидами, властью и гражданином. Конечно, характер правоохранительной системы может сказать о многом, но только лишь по ее наличию нельзя судить о характере политического режима. Этого нельзя сказать об институте омбудсмена и неправительственных организациях. Уже само по себе наличие указанных структур говорит о начавшейся демократизации общества и политической системы. Поэтому основное внимание в работе будет уделено новым для России явлениям: институту омбудсмена и неправительственным правозащитным организациям. Институт омбудсмена, также как и судебная система является институтом “государственной” защиты прав человека, тем не менее, он воплощает собой признание необходимости контроля за самим государством, являясь “признаком” демократической политической системы. Именно институт омбудсмена фиксирует нарушения прав человека всеми ветвями власти, тем самым “контролируя качество” взаимоотношений власти и индивида. Неправительственные правозащитные организации, являясь структурами гражданского общества, свидетельствуют о развитости последнего. Изучение современного состояния “третьего сектора” может помочь спрогнозировать возможность коэволюционного развития демократических институтов и гражданского общества в современной и России. Кроме того, оценка взаимоотношений государства неправительственных организаций характеризует степень значимости и влиятельности гражданского общества. Появление и развитие правозащитных механизмов на Западе неразрывно связано с формированием правового государства и политико-правовых традиций западноевропейского общества. Другими словами, условием эффективной защиты прав человека является: с одной стороны - наличие развитой политической и правовой культуры, с другой права посредством специальных механизмов. Проблема состоит в том, что Россия не прошла путь коэволюции демократического режима и политической культуры. Это приводит к тому, что между развивающимся политическим режимом и культурой возможно возникновение противоречия, которое, в свою очередь, приведет к неэффективности политической системы. В частности, правозащитная система не может развиваться без гражданского контроля, без инициативной, ответственной личности. Степень научной разработанности проблемы. Теоретической основой политологического исследования механизмов защиты прав человека явились труды зарубежных и отечественных политологов, социологов, культурологов, правоведов, философов. Рассуждения о проблемах прав человека, правового государства, политико-правовой культуры идут с незапамятных времен. Большое влияние на создание концепции прав человека оказали: Аристотель, Цицерон, Марк Аврелий Антонин, Дж. Локк, Т. Гоббс, И. Кант и другие великие ученые, без изучения трудов которых было бы невозможно понимание эволюции права в западных странах и становление правозащитных механизмов. Исследования - правового государства, дающего юридическую возможность гражданам защищать свои зарубежных ученых помогли автору обобщить опыт защиты прав человека в Европе и проанализировать модели правозащитных механизмов. Исследованию философских, исторических и культурологических аспектов прав человека посвящены труды русских ученых: Бердяева Н., Герцена И., Соловьева В. и др.;

работы, основанные на эмпирических исследованиях современной российской политической и правовой культуры: Ахиезера А., Алексеевой Л., Алексеевой Т. А., Абрамова В. Ф., Башкировой Е. И., Володина А. Б., Гордона Л. А., Дилигенского Г. Г., Круглова А., Клямкина И. М., Капустина Б. Г., Левина И. Б., Лапо-Данилевского А., Лугвина С. Б., Новикова Б., Певцовой Е. А., Пантина И. К., Серегина Н. С., Чиркина В. Е., Шульгина Н. Н., Шестопал Е. Б. Изучению вопроса о введении новой формы контроля за соблюдением прав человека и гражданина в России и анализу института омбудсмена в странах Европы и Америки посвящены многочисленные труды Бойцовой В. В., Васильевой Т. А., Колесовой Н. С., Ледях И. Л., Лукашевой Л. А., Никифоровой М. А., известного правозащитника Новицки М., Хаманевой Н. Ю. и ряда других авторов. Сунгуров А. Ю. посвятил многие из своих работ анализу защиты прав человека и гражданина неправительственными организациями, региональными омбудсменами и изучению становления гражданского общества в России. Кроме того, важную роль в изучении диссертантом российских неправительственных правозащитных организаций сыграли работы Матвеевой Е. А. и Шинелевой Л. Т. Исследование заявленной темы привело автора к необходимости детального изучения юридической литературы;

законодательных актов, на основе которых действуют указанные правозащитные механизмы;

документов содержащих информацию по теме исследования, таких как Отчеты регионального Уполномоченного по правам человека, Сборники документов, разработанных аппаратом Уполномоченного по правам человека Свердловской области;

а так же изданий, выпускаемых некоммерческими правозащитными организациями. Обзор литературы позволяет сделать вывод о том, что механизмы защиты прав человека в России в ракурсе, рассмотренном диссертантом, еще не были освещены отечественными и зарубежными исследователями. Все перечисленные работы касались лишь отдельных аспектов исследуемой темы. Объектом исследования выступает становление системы защиты прав человека в современной России. Предметом исследования являются механизмы защиты прав человека в современной России (неправительственные правозащитные организации, институт омбудсмена, суд), и их роль в становлении демократической правозащитной системы. Цель предпринимаемого исследования состоит в анализе системы защиты прав человека, как комплексного феномена, и определении перспектив ее развития в России. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

- исследование основных теоретико-методологических концепций прав человека, изучение истории их возникновения в рамках западной политикоправовой традиции;

определение понятия “правозащитная система”;

анализ функционирования неправительственных организаций в правозащитной системе;

- определение условий эффективного функционирования института омбудсмена, выявление его характерных черт, описание модели указанного института;

- исследование правовых традиций российской политической культуры и их роли в становлении системы защиты прав человека;

- анализ судебных реформ России;

- характеристика состояния “третьего сектора” и специфики его формирования в современной России;

- исследование процесса становления института Уполномоченного по правам человека в России. Теоретико-методологические основы диссертационной работы определяются сложностью объекта и предмета исследования. В работе использован системный и междисциплинарный анализ, позволяющий обеспечить комплексность политологического изучения данного явления. В диссертации используются следующие методы: системный (рассмотрение механизмов защиты прав человека в качестве системы);

структурно-функциональный (анализ функций и структуры институтов защиты прав человека);

культурно-исторический (изучение правовых традиций в рамках политической культуры);

сравнительный (анализ системы защиты прав человека в России происходит на основе сравнения ее с западноевропейской правозащитной системой, принимаемой автором за “классическую” модель). Научная новизна и теоретическая значимость исследования. В диссертации впервые проведен комплексный анализ механизмов защиты прав человека, выявлены условия осуществления эффективной работы правозащитной системы. Кроме того, в работе предложена структура правозащитной системы, которая включает в себя не только правозащитные механизмы, но и социальную самозащиту прав, обозначенную как социальное системное качество, которое основано на развитой политической и правовой культуре. Положения, выносимые на защиту, состоят в следующем:

- В работе обосновывается необходимость введения определения социального системного качества, как “самозащита прав и свобод человека”.

- В странах Западной Европы формирование концепции прав человека представляет собой коэволюцию политико-правовой культуры и механизмов защиты прав человека. - Если на Западе формирование системы защиты прав человека стало результатом развития культуры и правового государства, то в России изменения в политической и правовой культуре общества становятся следствием проведения реформ. - Эффективной формой взаимодействия власти и неправительственных организаций является “гражданский диалог” и “социальный заказ”. - В России механизмы конструктивного взаимодействия власти и неправительственных организаций еще не отлажены. Основная часть общества проявляет низкую способность к самоорганизации и не воспринимает неправительственные организации как реальный механизм защиты своих прав. Тем не менее, НКО набирают все большую силу в реализации и защите прав человека. Именно они, по роду своей деятельности, представляют собой социальное системное качество - самозащиту. - Специфика развития института Уполномоченного по правам человека Свердловской области дает основания для разделения процесса становления института на два периода. Первый период (1997 г. - 2001 г.) - “организационноаналитический”;

второй (с 2001 г. по настоящий момент) - “функциональный”. Практическая ценность исследования заключается в том, что положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы неправительственными правозащитными организациями в целях саморазвития, а значит, развития структур гражданского общества;

в целях повышения эффективности деятельности российского института омбудсмена;

совершенствования системы образования, которая, в свою очередь, имеет огромный потенциал для повышения гражданской, правовой культуры российского общества.

Глава 1. Политико-правовые традиции и механизмы защиты прав человека стран Западной Европы. 1. 1. Права человека в западноевропейской политической традиции. Рассуждения Основоположниками о правах и человека идут с незапамятных прав человека времен. стали разработчиками теории выдающиеся представители западноевропейской правовой мысли, рассуждения которых привели к выводу о том, что права человека - это системообразующая категория, государства. В монографии “Гражданское образование” даются противоречивые определения прав человека: “права человека - это обеспечиваемая и узаконенная возможность совершать правомерные действия” и “права человека это то, что соответствует природе человека и что разрешено законом”.1 Этими определениями можно охарактеризовать суть двух основных правовых доктрин - позитивизм и доктрина естественного права, соответственно первое можно обозначить как разрешительное право: делать только то, что разрешено законом и, второе - запретительное право: не делать того, что запрещено. На становление концепции прав человека решающее влияние оказала естественноправовая доктрина, утвердившая приоритет прав человека и определившая новые параметры взаимоотношений между индивидом и властью. Естественные права явились результатом синтеза философии естественного закона и формирования культуры ответственности, это выражено в известной формуле: “нет прав без обязанностей”. Философия школы естественного права, сформировавшаяся к концу 17- нач. 18в., способствовала процессу понимания человеком, что он является обладателем разума, составляющая основу гражданского общества и правового Гражданское образование. Лугвин С. Б. и др. Ч.1. Гомель, 1999. С. 9.

способного творить и изменять собственный мир. Философия естественного закона внесла свой особый вклад в развитие того типа мышления, при котором человек стремится занять по отношению к государству, праву, другому индивиду моральную позицию. Поиски норм справедливости и права были предприняты еще пифагорейцами (VI - V вв. до н. э.). Ими была сформулирована концепция естественных прав человека, которая в последующие эпохи не меняла своего смысла: “справедливое состоит в воздаянии другому равным”.2 Демокрит расценивал справедливость в политике через соответствие природе: “То, что считается справедливым, не есть справедливое: несправедливо же то, что противно природе”.3 Для естественноправовой теории Демокрита характерно представление государстве как о чем-то искусственном и вторичном. Идея естественного равенства и свободы всех людей впервые была высказана софистами (V-IV вв. до н. э.). Основополагающий естественноправовой принцип софистов был сформулирован Платоном: “Мера всех вещей - человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют”.4 Начало понятийно-теоретического исследования природы полиса положено Сократом (469-399 гг. до н. э.). По его мнению, путь достижения свободы для человека и для государства лежит через соблюдение всеми разумных и справедливых законов полиса. Рационалистические идеи Сократа были развиты его учеником Платоном (427-347 гг. до н. э.). Справедливость Платон рассматривает через определенное равенство. Различает два вида равенства: “геометрическое” (по Платону - самое истинное и наилучшее равенство - равенство по достоинству и См.: Аристотель. Этика. М., 2002. Материалисты древней Греции. М., 1955. С. 152. 4 Платон. Теэтет. 152а. М., 1936. С. 32.

2 добродетелям, каждому то, что соразмерно его природе) и “арифметическое равенство” (равенство меры, веса и числа). Положения Платона в дальнейшем были развиты в учении Аристотеля (384-322 гг. до н. э.), выделившего справедливость уравнивающую и распределяющую. Уравнивающая справедливость тождественна “арифметическому равенству” Платона. Распределяющая справедливость - это проявление справедливости при распределении того, что может быть распределено между членами общества (власть, почести и т. п.). Права же Аристотель трактует как политическую справедливость: “Те люди имеют права, для которых существует закон, определяющий их отношения”.5 Аристотель выделил область мышления и рассуждений, относящуюся к судопроизводству. Великий философ приступил к описанию и формированию ее, правда, пока в этическом плане. “Однако Аристотель весьма близко подошел к сущности права: утверждая, что справедливость связана с исполнением законов и все законное в известном смысле справедливо, он задает место для права, очерчивает его смысловой каркас. Тем не менее, последнего шага - сформулировать идею права - Аристотель сделать так и не смог”.6 Именно в Риме складывается идея права: под ней понимается гарантированная для человека властью и законом справедливость. Тем не менее, идея римского права перемещает акценты: “с этических поисков в плоскость управления и организации (справедливость - прерогатива власти), от тонких, но достаточно определенных рассуждений в области этики к более грубым, но точно измеренным и гарантированным действиям властных субъектов и подчиненных им судов”.7 Столкнувшись, очевидно, с несправедливыми решениями судей, которые действовали “по Аристотелю”, римские граждане - люди свободные и не Аристотель. Этика. М.2002.С.91. Розин В. М. Генезис права. М. 2001. С. 58. 7 Там же. С. 60.

5 чуждые власти и, в то же время заинтересованные в поддержке общины (римского народа), начали, минуя суд обращаться прямо к властям (преторам). Анализ важнейших институтов римского права говорит о том, что мера справедливости задавалась властью: “то есть именно властным субъектам в первую очередь гарантировалась справедливость, а мера справедливости задавалась подтверждением опять же властями тех или иных властных отношений. Например, обладая абсолютной властью в семье, отец семейства получает по римским законам соответствующие права”8. Может показаться, что римское право отступает от идеи справедливости, подменяя ее идеей гарантированного властью порядка. Но, идея справедливости сохраняется в римском праве. “Когда властные отношения кристаллизуются и складываются устойчивые экономические и социальные отношения, идея справедливости уходит на второй план, а ее содержание частично снимается в идее гарантированного властью порядка. Получается, что право как бы пульсирует: то на первый план выходит идея справедливости, то идея гарантированного властью порядка”.9 Естественный закон, систематизированный Аристотелем, получил свое дальнейшее развитие у греческих стоиков. Цицерон (106 -43 гг. до н. э.) придал учению последних ту форму, в которой оно было известно в Европе вплоть до 19 века. По мнению Цицерона, “закон… есть заложенный в природе высший разум, велящий нам совершать то, что следует совершать, и запрещающий противоположное. Этот же разум, когда он укрепился в мыслях человека и усовершенствовался, и есть закон”. При этом “высший закон, будучи общим для всех веков, возник раньше, чем какое-либо государство вообще было основано”;

“он – нечто извечное, правящее всем миром благодаря мудрости своих повелителей и запретов”. Там же. С.62. Там же. С. 64. 10 Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. Хрестоматия по политологии. Вл.2000. С. 81.

8 Склонность к любви к ближнему и к отечеству, желание служить им, благородство, чувство долга – эти доблести, по Цицерону, коренятся в естественном законе. Он осознается человеком как долг, благодаря совершенству его разума, который, в свою очередь есть часть космического разума: “первая связь между человеком и божеством – в разуме”.11 Теоретики школы естественного права утверждали, что естественный моральный закон, существующий во вселенной, осознается людьми благодаря их умственной способности, он очевиден и понятен всем разумным созданиям. Человек знает, а не просто чувствует, что хорошо и что плохо.12 Такое отношение к праву позволило сформулировать некий идеал: чем ближе право к своей естественной цели, а именно - обеспечение свободы каждого, путем введения правил для всех, тем меньше в нем предписаний и тем очевидней смысл запретов. В идеале право должно позволять все, чего специально не запрещает, а запреты должны быть такими, что незнание их никому не может послужить моральным оправданием негативного поступка: “что не запрещено - разрешено;

незнание закона - не есть оправдание”. Эта формула служит основой “естественно-правового” законодательства. По природе, учили стоики, все люди равны. Марк Аврелий (в 161-180 гг. римский император) хвалил политию “с законом, равным для всех, где признаются равенство и равное право на речь”, а также единодержавие, “которое всего более почитает свободу подданных”.13 Существенный вклад в развитие юридических представлений о правах человека и государстве внесли римские юристы Модестин, Павел, Юлиан. Под воздействием идей справедливости появилось резкое отличие старого строгого римского права и права справедливого. Трактовка справедливости как необходимого свойства самого права и конституирующего момента его понятия Там же С. 82 Лебедева Т. П. Роль школы естественного права в формировании западной политико-правовой традиции.//Полис.1998, № 6.С.35. 13 Аврелий Марк Антонин. Размышления. СПб., 1993. С.6.

11 означала, что все нормы, противоречащие требованиям принципа естественноправовой справедливости, не имеют юридической силы. Великая Хартия вольностей 1215 г. предписывала английским королям давать обещание, что “мы никому не откажем в праве или правосудии и ни для кого не отсрочим их”, и что “ни один свободный человек не будет взят, помещен в тюрьму или лишен права владеть имуществом... и мы не накажем его и не пошлем наказать его кроме как по законному решению”.14 Общее право к тому времени разработало концепцию справедливой процедуры, согласно которой суды принимают решения, только уведомив заинтересованные стороны и дав им возможность высказаться, и только тогда, когда сами судьи свободны от всякого пристрастия и предрассудков. В Средние века Фома Аквинский (1225-1274) доказывал, что положительное право государства должно быть совместимо с естественным моральным законом, который учит, что есть добро, а что – зло. Иначе говоря, если конкретный государственный закон несовместим с естественным моральным законом, то “он будет не законом, а извращением закона”. Из его позиции следует, что каждое моральное предписание должно стать объектом законотворчества государства: критерий здесь составляют интересы общего блага.15 Исходя из естественных прав, понятие “обязанности” в большей степени относится к государственной власти, которая должна творить закон в соответствии с законом природы, как “законом справедливости”, который гласит: право - это то, на что я могу рассчитывать потому, что на это могут рассчитывать и другие. Из предшествующей иудаистской и античной мысли христианство восприняло “золотое правило” справедливого поведения каждого человека:

Цит. По: Стецовский Ю. И. Судебная власть. М. 1999. С. 130. См.: Лебедева Т. П. Роль школы естественного права в формировании западной политико-правовой традиции.//Полис.1998, № 6. С.38.

14 “Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы сними;

ибо в этом закон и пророки” (Мф., 7, 12). Эта норма регулирует поведение людей и воплощает принцип равенства, содержащийся и в Новом Завете: “Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы;

и какою мерой мерите, такою и вам будут мерить” (Мф., 7, 1-2). Тем не менее, практическое применение эти принципы нашли в несколько извращенной форме. Например, каноническое право, возникшее в средние века, считало справедливым способ распределения наследства, когда церкви выделялась законная доля. “Правовой источник эпохи Карла Великого содержит жалобы на то, что угрозами вечного Суда и обещаниями блаженства церковь отбирает собственность у больных и бедных и лишает наследства их законных наследников, с так что они из-за Западной бедности Европы, становятся развивался преступниками”.16 Наряду каноническим правом “партикуляризм”, т. е. отсутствие единого права всей страны. Судебные функции в различных странах были распределены между монархом, вассалами, церковью, феодальными судами, и соответственно они же распоряжались правами человека. Идея естественных прав была отвергнута. Ученые гуманисты 15-17 в. в. считали это время “сумерками” европейской истории. Кроме того, в средние века в период абсолютизма появился инквизиционный процесс. Он пришел на смену состязательности и явился прямой ее противоположностью. В инквизиционном процессе нет сторон, обвиняемый практически не имеет прав, потерпевший является лишь жалобщиком. Функции обвинения, защиты и следствия сосредоточены в руках судьи. На всем протяжении следствия для получения показаний применялись пытки. Обвиняемый не мог отказаться от дачи показаний, даже после отмены пыток в конце ХVIII в.

Розин В. М. Генезис права. М. 2001. С. 75.

Позднее инквизиционная система уголовного процесса была уничтожена Великой Французской революцией, а в других странах Западной Европы просуществовала до революции 1848 г. На смену инквизиционному пришел смешанный процесс, который стал комбинацией инквизиционного предварительного следствия и состязательного судебного рассмотрения. Однако при этом не произошло механического соединения разнородных элементов, а выработалась единая процессуальная система, основной принцип которой - состязательность, хотя и с сохранением некоторых инквизиционных элементов. Для смешанного процесса характерным является положение обвиняемого в качестве стороны, пользующейся правом на защиту не только в суде, но и до суда.17 Важным этапом в формировании прав человека в Новое время стала концепция общественного договора как источника происхождения и правовой основы деятельности государства (Гроций Г., Спиноза Б.) Западная социальность создавалась на основе правил договорной (ковенантной) теологии, или системы ковенантов.18 Взаимодействие индивидов в таком обществе предполагает предварительное взращивание таких качеств, как саморефлексия и способность к личностному обновлению, которые начинали работать в направлении либерализации. На наш взгляд, именно система ковенантов сыграла огромную роль в становлении политико-правовой культуры западного общества, ведь договор предполагает не только взаимные права, обязанности, ответственность, но и активное участие в осуществлении условий договора. Теория договорного происхождения государства, господствующая в политической мысли Запада в течение нескольких веков культивировала в гражданах убеждение в том, что именно люди учреждают государства, чья главная функция – гарантия безопасности людей. Категории самостоятельности См.: Стецовский Ю. И. Судебная власть. М. 1999.С. 138. Грунт З. А., Кертман Г. Л., Павлова Т. В., Патрушев С. В., Хлопин А. Д. Российская повседневность и политическая культура: проблемы обновления.// Полис 1996, №4.

17 и ответственности на протяжении своего исторического развития глубоко укоренились в сознании и поведении людей, сделались общепризнанными, став реально действующими регуляторами деятельности индивидов. Исторический опыт Запада показывает, что именно “снизу”, от граждан исходило требование менять действительность в соответствии с этими идеалами. Разработка либеральной доктрины естественных неотчуждаемых прав и свобод человека на основе идей господства права, правовой организации государственной жизни, разделения властей и верховенства закона была продолжена Д. Локком (1632-1704). Естественный договор по Локку гласит: “каждый, подчиняя себя всем, не подчиняет себя никому в отдельности, так как нет ни одного члена ассоциации, в отношении которого остальные не приобретали бы тех же прав, которые они уступили ему по отношению к себе, то каждый приобретает эквивалент того, что теряет”.19 Здесь берет свое начало идеальная система права - “это законодательное обеспечение гуманизма, как идеи самоценности личности. Система принципов, которыми обязывают всех (социум) ради свободы каждого (личности)”. каждый принадлежащий к роду человеческому. Выраженный Локком правовой принцип индивидуальной свободы сформулирован несколько иначе предшествующего: “Разрешено все, что не запрещено законом”. Локк считает, что этот принцип применим лишь к индивиду, но не к носителям власти, в отношении которых должен действовать другой правовой принцип: “Запрещено все, что не разрешено законом”.21 Теоретические представления о естественных неотчуждаемых правах человека, увязанные с учением о разделении властей (как, например, у Локка, Монтескье, Эта система обуславливает существование естественных прав, которыми обладает Джефферсона и др.), сыграли важную роль в процессе Локк Дж. Избранные философские произведения в 2-х томах. Т. 2. М. 1960, С. 120 Круглов А. Право, правосознание, правовое государство.// Здравый смысл. 1998, №7. 21 Локк Дж. Избранные философские произведения. Т.2. М., 1960, С.34.

формирования конституционализма и заметно повлияли на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Глубокая философская разработка проблем прав и свобод человека с либерально-гуманистических позиций связана с именем И. Канта (1724-1804). Основной идеей этики Канта является свобода человека, его свободная воля, которая определяет смысл моральной независимости и автономии личности, ее способность и право самой устанавливать нормы должного и следовать им без внешнего принуждения и давления. Эта мысль отчетливо присутствует в категорическом императиве, гласящем: “Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом”.22 И. Кант подверг критике идеи естественного права, развивая учение о моральной свободе и независимости человека, которое оказало большое влияние на правоведение многих стран. Найденные выдающимися представителями естественно-правового мышления Нового времени правила и заповеди, не были чистой теорией, они коренным образом изменяли практику государственно-правовой жизни. Школа естественного права постепенно формировала такой политико-правовой менталитет граждан, для которого неотъемлемыми ценностями становились права и свободы граждан, ограниченная роль государства в обществе. Время возникновения позитивизма определяется второй половиной XIX в. Хотя еще Аристотель политическое право делил на естественное и волеустановленное (т. е. позитивное право). Позитивизм резко выступал против доктрины естественного права (А. Маркель, Д. Остин, К. Бергбом и др.). Свою главную задачу он видел в систематизации действующего права. Источником права и прав человека признавалось государство, которое стоит над обществом и формирует общеобязательные законы.

Кант И. Соч.Т. 4. Ч.1.С.260.

Подход к вопросу о соотношении естественного права и закона И.

Бентама (1748-1832) по-своему предвосхитил юридико-позитивистскую школу права. Бентам не признавал и отвергал права и свободы человека, т. к. они не совместимы с какой бы то ни было конституцией и, по сути, олицетворяют анархию. Те, кто различает право и закон, придают праву антизаконный смысл, считал И. Бентам. Тем не менее, он был сторонником демократизации и республиканского устройства государства. Бентам призывал политиков оценивать законы "по их последствиям" и, по необходимости, изменять их. Разрыв позитивизма с естественноправовыми ценностями позволил широко использовать его тоталитарным режимам. Тоталитаризм решительно отвергает учение о естественных правах и всегда выступает “благодетелем” по отношению к народу, получающему свои права по милости всесильного государства. Кроме естественноправового и позитивистского подхода к определению прав человека нельзя не упомянуть основанного марксистскую на принципах доктрину. подлинного Сформировавшись в XIX в., марксизм объявил своей главной целью установление демократизма. Тем не менее, в трактовке марксизма демократия - явление сугубо классовое, истинная демократия - есть диктатура пролетариата. “Научное понятие диктатуры, - подчеркивал В. И. Ленин, - означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть”.23 В таком государстве человек становится средством достижения целей, стоящих перед государством, он всецело подчинен политической власти, не знающей над собой силы закона. Это является выражением системоцентристского подхода: государство - первично;

человек - объект государственного воздействия, его нового строя, Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С.383.

поведение жестко регламентируется, направляется, контролируется государством. Нельзя не учитывать, что марксизм руководствовался благородными целями, но методы достижения этих целей превратили его в тоталитарный режим и исключили его из правовой практики демократических государств. В современном мире практика государств, признающих естественноправовую доктрину происхождения прав человека, отнюдь не отвергает его позитивного оформления. И естественноправовая доктрина, и позитивистский подход в современном мире не выступают как антиподы. Неким синтезом идей естественного права и позитивизма следует считать понятие прав и свобод человека. Термин “право” определяет конкретные действия человека (позитивизм), термин “свобода” подчеркивает более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного его результата. Т. о. свобода расширяет границы права. Права и свободы человека представляют собой принципы, нормы взаимоотношений между людьми и государством, обеспечивающие индивиду возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав обычно называют свободами) или получать определенные блага (это собственно права). С развитием концепции прав человека сформировалось множество типологий прав:

- Фундаментальные и иные права. Первые принадлежат человеку вообще, независимо от гражданства и конституций: это право на жизнь, достоинство, свободу совести, веру, иные же права производны от фундаментальных. От фундаментального (основного) права отпочковываются значительное количество других прав, они соотносятся как общее и частное. - Негативные и позитивные права. - Исходя из сферы применения: гражданские, экономические социальные, культурные и др. - Коллективные права и индивидуальные.

Наиболее широким понятием, включающим в себя сферы применения прав, периоды возникновения, причины появления, является понятие “поколений прав человека”. Первое поколение прав включает в себя традиционные либеральные ценности, сформировавшиеся в процессе осуществления буржуазных революций. Это личные (гражданские) и политические права - свобода мысли, совести, религии, участие во власти, право на жизнь и безопасность, на беспристрастный суд и т. п. Сформированная до нашего времени позиция многих философов о том, что абсолютной ценностью является “минимальное государство”, созданное для защиты людей, и не вмешивающееся в процессы естественного развития общества, претерпевают в настоящее время существенные изменения. Современное западное общество не отказывается от ценностей 18 в., но им придается новое истолкование, они наполняются новым содержанием. В отличие от прежних установок либерального индивидуализма в современных конституциях звучат иные идеи. Вместо положения о безусловном примате личности по отношению к обществу и государству, о священной и неприкосновенной частной собственности, невмешательстве государства (“ночного сторожа”) говорится о возможности государственного регулирования (планирования), социально ориентированной функциях экономике, социальном роли государстве, трудящихся общественных в обществе. частной собственности, “Осуществляется переход от институциональных конституций прошлого к социальным конституциям настоящего... Современные концепции развития общества, государства и права, причем концепции, выраженные в законодательной форме, преодолевают крайности индивидуалистического либерализма и пороки “авторитарного социализма””24.

Чиркин В. Е. Общечеловеческие ценности и современное государство.// Государство и право. 2002, №2. С.7 8.

По мнению западных исследователей, практика “свободного рынка” превращает гражданина в потребителя, а это ведет к снижению его ответственности за состояние общества. Рынок утверждает “право сильного”, подрывая нравственные нормы, а частная собственность отгораживает друг от друга граждан и объединения людей. Абсолютизация частной собственности привела к обострению социального конфликта между тонким слоем состоятельных людей и массами, уровень обеспеченности которых крайне низок. Оказалось, что частная собственность не играет той роли “ объединителя” гражданского общества, которая ей издавна приписывалась. Э. Дюркгейм и М. Вебер еще в начале 20 в. предупреждали о грядущей социальной опасности, связанной с ростом рационализированной, секуляризированной и материалистической среды.25 Идеология либерализма, безусловно, сыграла большую роль в становлении гражданского общества и концепции прав человека. “Вся история европейской цивилизации Нового и Новейшего времени может быть интерпретирована как опасное путешествие между Сциллой естественного состояния войны всех против всех, которое не знает никаких моральных ограничений, и Харибдой государственного тоталитаризма, который замыкает роль на себя до такой степени, что считает моральным все, что служит его целям и интересам”. 26 Вследствие вышесказанного появилось понятие “социального государства”, которое включает в себя: движение к утверждению в обществе социальной справедливости, ослабление социального неравенства путем развития системы социального партнерства, защиты граждан и повышения роли государства в системе планирования и регулирования социальноэкономических процессов.

См.: Серегин Н. С., Шульгин Н. Н. Гражданское общество, правовое государство и право. //Государство и право. 2002, №1. С.21. Там же. С. Современные концепции отношений общества и государства, с одной стороны отвергают неуправляемую рыночную экономику и анархию, как социальный порядок, а, с другой, - предусматривают создание таких институтов, которые гарантируют гармоничное развитие, саморегулирование общества. Сегодня общий вектор политики западноевропейских стран изменился по направлению к этатизму. Он представляет собой государственный интервенционизм, выражающий интересы большинства социальных групп. Это означает конец свободного рынка в либеральном классическом его понимании. В связи с эволюцией ценностей окончательно сформировалось второе поколение прав: право на труд, свободный выбор работы, право на социальное обеспечение, право на участие в культурной жизни общества. Они не отрицают либеральных прав, а лишь ограждают человека от негативных последствий свободного рынка. Социально-экономические права охватывают нормы, касающиеся положения человека в сфере труда и быта, занятости, благосостояния, социальной защищенности и имеющие целью создание условий, при которых люди могут быть “свободны от страха и нужды”.27 Концепция прав человека во всех своих разделах сочетает элементы директивности, обязательности и рекомендательности, недаром Всеобщая декларация прав человека призывает считать выраженные в ней права задачей, “к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства”. Однако осуществление социально-экономических прав требует явно большего времени и несравнимо больше материальных ресурсов, нежели обеспечение базовых свобод. Закономерно, что в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах обозначена обязанность для подписавших его Гордон Л. А. Социально-экономические права человека: содержание, особенности, значение для России.// ОНС. 1997, №3. С. 5.

стран, постепенно и в пределах имеющихся ресурсов, осуществлять цели указанного пакта. Меньшая универсальность и четкость социально-экономических прав, их во многом рекомендательный, условный (зависящий от ресурсов) характер означает своего рода вторичность, производность этих прав сравнительно с гражданско-политическими правами. Именно последние составляют фундамент естественных человека.28 Система социально-экономических прав создает условия для коллективных действий, социального партнерства и уменьшает вероятность чрезмерного огосударствления. В свою очередь, ускорение социальноэкономических прав в массовом сознании может стать основой для освоения гражданско-политических прав. Существует и третье поколение прав человека - коллективные права, означающие международный порядок, при котором могут осуществляться права человека первого и второго поколений. Коллективные права основаны на солидарности, это так называемые “права солидарности” - право на развитие, на мир, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, а также право на коммуникацию, связанное с концепцией нового международного информационного порядка.29 Конституции многих стран гарантируют защиту прав граждан независимо от их пола, расы, национального языка, происхождения, имущественного и должностного положения. Важным пунктом в изучении прав человека является разграничение понятий прав человека и гражданина. Речь чаще всего идет об официальном признании и легитимности прав гражданина, и отрицании другого - прав человека. прав человека, присущих самой политической природе 28 Там же. С.5. См.: Права человека. Под. ред. Лукашевой Е. А. М.2001.С.140.

Ключевой категорией здесь выступает гражданство. “Гражданство является для индивида юридическим основанием пользоваться правами и свободами и выполнять установленные законом обязанности, т. е. основанием правового статуса”.30 Обязанность - это объективно необходимое, должное поведение человека. Государство в системе обязанностей указывает целесообразный, социально полезный и необходимый вариант поведения. Для различия прав человека и гражданина в Конституции РФ используются различные формулировки. Там, где речь идет о правах человека, говорится: “каждый имеет право”, “каждый может”, “каждому гарантируется” и т. п. Наряду с этим в ст. 31, 32, 33, 36 сформулированы права, принадлежащие только гражданам РФ. Это преимущественно политические права. Отличие прав человека и гражданина в том, что каждый гражданин человек, но не каждый человек - гражданин. Права гражданина существуют здесь и сейчас, а права человека носят всеобщий и универсальный характер. “Права человека - это неотъемлемое свойство личности. Они составляют духовно-нравственную основу прав гражданина”.31 Русский философ В. Соловьев писал: “Быть гражданином есть само по себе лишь положительное право и как таковое может быть отнято без внутреннего противоречия. Но быть человеком есть не условное право, а свойство по существу не отчуждаемое, и только оно одно, будучи принято за первооснову всяких прав, может сообщить принципиальную неприкосновенность”.32 Права задекларированы в Конституции как ориентиры действенных возможностей - возможности реализации гражданской активности. “Правовое государство -...это инобытие гражданского общества”.33 Права человека - это Там же. С.92. Гусев А. Д. О правах человека и гражданина // Социально-гуманитарные знания. 2000, № 3. С.82. 32 Соловьев В. Собр. соч. Изд. 2-е Спб.1897-1900 т. 9., С.176. 33 Серегин Н. С., Шульгин Н. Н. Гражданское общество, правовое государство и право // Государство и право. 2002, №1. С.24.

30 явление, имеющее не только юридические, но и нравственные, социокультурные характеристики и, соответственно их реализация зависит не только от четко отлаженных государственных механизмов и процедур. Свобода, писал английский юрист Лернед Хэнд, живет в душах людей, а когда она там умирает, ее не спасут ни конституции, ни законы, ни суды. Права человека носят универсальный моральный характер, они принадлежат человеку - носителю соответствующей политической и правовой культуры. Как известно, права человека в современном мире явление не универсальное, оно связано со сферой общественных отношений, охватываемых понятием цивилизации. Именно европейская цивилизация породила высокую гуманистическую культуру, в ней появились представления о ценности индивида, о значимости права, и основанного на нем порядка. Оболонский А. выделил два типа отношений личности и власти: системоцентризм, где индивид либо вообще отсутствует, либо рассматривается как нечто вспомогательное, способное принести большую или меньшую пользу в достижении надличностных целей, и персоноцентризм, где индивид является высшей точкой, “мерилом всех вещей”.34 С помощью этой классификации можно охарактеризовать различные типы цивилизаций. Персоноцентристской, по всей вероятности, является европейская цивилизация. В значительной мере это объясняется неразрывной связью цивилизации и религии. Как справедливо отмечают многие исследователи религии, она представляет собой основу и фон всякой цивилизации. Ценность религии известный социолог Макс Вебер видит в “артикуляции самых глубоких мотивов индивидуальных человеческих действий”35. Общество, как утверждал Вебер, нуждается в религии, ибо последняя социальный факт и строительный материал любого общества. Среди 34 См.: Оболонский А. В. Драма российской политической истории: система против личности. М. 1994. С.9. Вебер М. Избранные произведения. Протестантская этика и дух капитализма. М. 1990. С. 51.

социальных функций церкви, Вебер считает главной консолидирующую и интегрирующую. Эти функции способны сплачивать общество, не допускать социальных конфликтов и революционных потрясений. Естественный закон стал положением западной христианской веры благодаря изменениям, которые произошли в теологии в результате папской революции 11-13 вв. В этот период пути западного и восточного христианства постепенно расходятся, формулируется дуализм католической и православной культур. Благодаря влиянию Аристотеля западное христианство, в отличие от православия, основывалось на аналитическом разделении разума и веры, на убеждении в том, что разумом можно доказать то, что было проникнуто верой через божественное откровение.36 Для схоластов путь к познанию Бога лежал через вовлечение, а не через обожествление. Девиз средневековых схоластов: “вера стремится к пониманию”. Понять означало проникнуть интеллектом, знать причины, уметь доказать. Христианин, по мнению схоластов, должен пытаться понять содержание своей веры и связь между ее постулатами. “Еще Монтескье сказал в “Духе законов”, что англичане превзошли все народы мира в трех весьма существенных вещах – в набожности, торговле и свободе. Не связаны ли успехи англичан в области приобретательства, а также их приверженность к демократическим институтам... с тем рекордом благочестия, о котором говорит Монтескье?”37 - задается вопросом М. Вебер в своем исследовании протестантизма. В идее, созданной Реформацией заключалась оценка, согласно которой “выполнение долга в рамках мирской профессии рассматривается как наивысшая задача нравственной жизни человека”. С точки зрения Лютера “монашеский образ жизни не только бессмысленен для оправдания перед Богом, но и являет собой порождение эгоизма и холодного равнодушия, Лебедева Т. П. Роль школы естественного права в формировании западной политико-правовой традиции. //Полис. 1998, №6.С.41. 37 Вебер М. Избранные произведения. Протестантская этика и дух капитализма. Москва. 1990, С. 69.

пренебрегающего мирскими обязанностями человека.

Мирская же деятельность, напротив, характеризуется им как проявление христианской любви к ближнему… Выполнение мирских обязанностей служит, при любых обстоятельствах средством быть угодным Богу”.38 На наш взгляд, именно “рационалистическим” подходом к теологии объясним тот факт, что католицизм, в отличие от православия, был относительно прагматичным, реагировал на изменяющийся мир, мог переосмыслить некоторые свои постулаты. Тем самым, католицизм положил начало процессу достижения свободы личности. “Если Восток всецело отдался сохранению начатков Царства Божия, - отмечал русский философ В. Соловьев, то Запад, по своему практическому характеру, прежде всего, поставил заботу о средствах по достижению Царства Божия на земле”.39 В православии уверенность в спасении может быть обретена постепенным накоплением отдельных достойных деяний, кроме того, здесь всегда присутствует возможность покаяться. В западном же христианстве спасение является следствием систематического самоконтроля, который постоянно ставит верующего перед альтернативой: избран или отвергнут? Именно это превращало жизнь верующего в последовательный метод, не случайно носителей пуританских идей называли “методистами”, это привело к освобождению человека от иррациональных инстинктов и подчинению его жизни некоему планомерному стремлению, а его действий – постоянному самоконтролю. Когда идея построения общества во славу Божию отошла на задний план, а затем и вовсе исчезла из числа артикулируемых целей, она сохранилась в генотипе культуры - в “привычке” к созданию местных общин, равно как и других добровольных ассоциаций и организаций.40 Произошла инкорпорация Там же. С. 97-98. Соловьев В. С. Философская публицистика. – Соловьев В. С. Сочинения. Т.1, М., 1989. С. 114-115. 40 См.: Грунт З. А., Кертман Г. Л., Павлова Т. В., Патрушев С. В., Хлопин А. Д. Российская повседневность и политическая культура: проблемы обновления.// Полис. 1996, №4.

38 религиозных ценностей в гражданское общество.

Представление об индивидуальной свободе, ограничено обязательством подчиняться правилам религиозных, гражданских групп, признанных общественным мнением. Т. о. свобода создавать ассоциации - это свобода делать то, чего желает Господь. Протестантская концепция способности индивида по Божьей милости изменять природу и усилием воли создавать новые общественные отношения явилось ключом к обновлению экономических отношений. Пуританизм противопоставлял индивидуалистические импульсы рационального легального предпринимательства, основанного на личных качествах, на инициативе пользовавшемуся государственными привилегиями капитализму.41 Мы видим, что западное общество из почти теократического становится обществом гражданским, в котором человек не “получает” и не “берет”, а осознанно “обретает” свои права, благодаря взращиванию чувства ответственности и склонности к самоорганизации и самодеятельности. Естественно-правовое мышление Нового времени воздействовало на Американскую и Французскую революцию и привело к возникновению идеала современного общества – демократического конституционно-правового государства, где определены границы свободы человека, которые никому не позволено переступать, а также позволило появиться таким демократическим механизмам защиты прав человека, как неправительственные организации и институт омбудсмена. Традиционный путь защиты прав лежит через судебную систему, человек также может защищать свои права внесудебно, всеми возможными способами, не запрещенными законом, может организовывать пикеты, митинги, может обратиться в СМИ, к депутату, вплоть до Европейского Страсбургского Суда по правам человека. Человек, защищающий свои права, действует в правозащитной системе. “Система, - утверждает, к примеру, один из основоположников современной – Вебер М. Избранные произведения. Протестантская этика и дух капитализма. Москва. 1990.

“общей теории систем”, Л. Берталанафи, - есть комплекс элементов, находящихся во взаимодействии”42. В результате взаимодействия элементов (в данном случае это, например, судебная система, институт омбудсмена и неправительственные правозащитные организации), система приобретает новые системные интегративные качества, не свойственные ее компонентам. Правозащитная система в результате своей деятельности влияет на свои отдельные элементы, которые нередко теряют прежние свойства, присущие им до вхождения в целостную систему, также количественным и качественным преобразованиям подвергаются сохраняемые ими свойства. “Извлеченная из целостного организма часть теряет специфику живого и превращается в мертвый продукт”43. Как известно из истории появления института омбудсмена, он был создан для ограничения самоуправства чиновников, а в настоящее время одна из его функций это - “контроль качества” судебной системы. Отсюда вытекает, что категория целостности системы весьма близка к категории качества. Итак, система защиты прав человека определяется наличием компонентов, связей между ними, структуры, функции, а также наличием целесообразности. Цель выступает во многих социальных системах, особенно в организациях, как один из важных системообразующих факторов. Цель - это будущее состояние социальной системы, это и конечный результат, продукт, ради получения которого система создается.44 Не вызывает сомнения тот факт, что целью исследуемой системы является всесторонняя защита прав человека. Но цель требует средств, действий по ее достижению. “Действия же системы, ее компонентов для достижения цели, действия с применением определенных средств есть не что иное, как функции системы и ее компонентов”.45 “Функцией, - пишет Кремянский В. И.,- называют чаще всего Цит. по: Bertalanaffy L. Problems of Life. N. Y. 1960. P.148 Афанасьев В. Г. Системность и общество. М. 1980. С.27. 44 Там же. С. 132. 45 Там же. С. 35.

42 вид активной и притом направленной или вообще целенаправленной деятельности биологических или социальных и технических систем и их частей”46. Любая функция подчинена цели, работает на цель, а цель осуществима только тогда, когда для ее реализации есть объективные возможности. Для объяснения и обоснования функций необходимо знание об истории системы, ее зарождения, становления и развития, знание о “среде” системы социальной и культурной. Место системы в обществе определяется ее соответствием требованиям времени и внешней Среды. Внешняя среда может ускорять или замедлять течение процессов в системе, придавать им различные оттенки, формы. “Следует учитывать зависимость свойств системы как от внутренних факторов - состава и структуры, так и от процессов, происходящих в окружающих ее условиях”47. Компонентом системы является любая часть системы, вступающая в определенные отношения с другими частями. Обычно в качестве компонентов выступают подсистемы и элементы. В данной работе рассматриваются три подсистемы системы защиты институт прав человека: и судебная (или правоохранительная), омбудсмена неправительственные правозащитные организации. “Подсистема - это такая часть системы, которая сама образована из компонентов”.48 Иное дело элемент. В рамках социальной системы таким нерасчлененным элементом является человек. Рассуждения о правах человека не обходятся без упоминаний о политической и правовой культуры. Хотелось бы конкретизировать те аспекты культуры, которые относятся к функционированию индивида в правозащитной системе. Индивид предстает здесь носителем социального системного качества, которое можно выразить через определение самозащиты.

Кремянский В. И. Синтез знания и проблема управления. М. 1978. С.149. Афанасьев В. Г. Системность и общество. М. 1980. С.159. 48 Там же. С. 46 Закрепленные в конституциях и иных законодательных актах, права и свободы человека имеют декларативный характер. Потому и права, что не обязанности: человек имеет право воспользоваться или не воспользоваться ими. Если человек не использует свои права, или просто не знает о них, следовательно, необходимость в правозащитных механизмах для него отпадает. Другими словами, личность является необходимым дополнением, двигателем правозащитной системы. Отношения между человеком и системой защиты прав человека можно определить через понятие социальной самозащиты прав и свобод. Способность к самозащите прав берет свое начало в политико-правовой культуре общества. В работе выделены характерные черты политико-правовой культуры, возникшие в процессе коэволюции культуры и политической системы западноевропейских стран. Прежде чем обратиться к анализу определения “самозащита прав”, необходимо отметить, что все указанные явления (самозащита;

права и свободы;

личность, человек, гражданин) могут выступать объектами изучения разных наук: психологии, социологии, политологии, юриспруденции, политологии, естественных наук. Самозащита тесно связана с понятием социализации личности процесс, в ходе которого человек приобретает качества, опыт, необходимые для жизнедеятельности в обществе. В процессе социализации личности огромную роль играют факторы национальной культуры. В ходе воспитания в системе образования формируются черты, свойства, привычки, отвечающие нормам и требованиям действующей в рамках данной культуры системы ценностей и традиций. Отметим, что социализация личности может происходить как в условиях стихийного воздействия на личность различных обстоятельств жизни в обществе, так и в условиях целенаправленного ее воспитания. Говоря о политико-правовой культуре социальной самозащиты, важным является разграничить понятия “человек” и “личность”.

Личность обладает таким уровнем психики, который делает ее способным управлять своим поведением и психологическим развитием. “Индивидом (человеком) рождаются, а личностью становятся”. Личность характеризуется: активностью, самостоятельностью субъекта, преобразующей функцией психики по отношению к внешнему миру и к самому себе. Именно эти свойства нужны человеку для эффективного взаимодействия с окружающим миром вообще, и с политической системой, в частности. Ведь права человека - это и есть особый вид взаимодействия между человеком и властью. Гражданин - правовая связь человека с государством, предполагающая взаимные права и обязанности (чаще всего это различные политические права, принадлежащие только гражданам, в отличие от прав человека, принадлежащих каждому). Определение принадлежит классу социальных явлений. Здесь человек выступает членом общества, где выступает в качестве гражданина, обладателя качеств (ответственность, долг, патриотизм, коллективизм, гуманизм). Наличие тех или иных качеств позволяет судить о его гражданственности. Гражданственность является важной характеристикой в защите прав, она предостерегает человека от “злоупотребления” правами, является неким “естественным законом”, регулирующим отношения между людьми и властью. Итак, самозащита прав и свобод человека (гражданина) представляет собой самостоятельно отрегулированную, исходящую от себя и направленную от себя оборону, посредством использования правозащитной системы или ее элементов (суд, институт омбудсмена, неправительственные правозащитные организации), в случае несоблюдения принципов и норм взаимоотношений между субъектом защиты и государством, обеспечивающих субъекту возможность действовать по своему усмотрению (свободы) или получать определенные блага (права).

Самозащита прав человека и гражданина может проходить как в рамках существующего законодательства, так и вне его. Также основанием для классификации является положение личности при демократическом и недемократическом политических режимах. Конституционная: самозащита нарушенных прав и свобод человека и гражданина в рамках Конституции, посредством легальных правозащитных механизмов. Неконституционная: самозащита нарушенных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в международных правозащитных документах, но не отраженных в Конституции государства, нарушившего права и свободы. Самозащита посредством международных механизмов защиты прав человека. Кроме двух вышеуказанных самозащиты. типов, можно прав выделить здесь третий тип

Защита проходит «негативный” насильственными, радикальными методами, связанными с человеческими жертвами (терроризм). Изучение истории возникновения и развития концепции прав человека, приводит к выводу о том, что западноевропейские политико-правовые традиции и появление правозащитных институтов обусловливали друг друга. Но коэволюционый путь, пройденный обществом и правозащитной системой, был далеко не однозначным. судебный процесс, который под Становлению демократической общественно-политических судебной системы предшествовал инквизиционный, а затем смешанный давлением преобразований стал гласным и справедливым. Результатом развития системы государственного управления и укрепления позиций гражданского общества стало появление института омбудсмена и неправительственных организаций.

1. 2. Неправительственные организации в системе защиты прав человека. Общественные, теория справедливо добровольно связывает создаваемые роль организации и союзы с традиционно относятся к институтам гражданского общества. Политическая общественных организаций обеспечением социальной безопасности, снятием социальной напряженности и другими функциями, которые непосредственно связаны с признанием, соблюдением и защитой прав человека. В категорию неправительственных организаций в целом включаются самые различные общественные организации - от небольших групп неформалов до крупных общественных объединений и движений. Эти организации возникают не по инициативе власти, а по инициативе общественности. Главная особенность общественных организаций это самоорганизация. В практическом плане это обозначает, что организация создается по инициативе отдельных граждан или групп, а не правительственных или государственных органов. Как правило, неправительственные организации (далее – НПО) не являются массовыми, а их программные (уставные) цели ограничиваются кругом конкретных проблем.49 Некоторые исследователи под гражданским обществом понимают только “сообщество НГО”, т. е. совокупность общественных негосударственных организаций.

На наш взгляд, такое определение гражданского общества негосударственных организаций является показателем является несколько зауженным но, несомненно, то, что степень развитости общественных развитости гражданского общества. Известный ученый Ю. Хабермас заметил, что западные теоретики в настоящее время придают большое значение феномену общественных объединений в качестве “институционального 49 См.: Матвеева Т. Д. Неправительственные организации в механизмах защиты прав человека. М.,1997. - С.16. См.: Cohen Y. Interpreting the notion of Civil Society Toward a Global Society. Providence. Oxford, 1995, Р.38.

стержня гражданского общества”.51 За полтора века до Хабермаса А. Токвиль указал на значение общественных что наряду с объединений: учреждениями “Американцы местного всех возрастов и любых склонностей постоянно участвуют в каких-либо обществах”. Он также считал, самоуправления общественные организации защищают граждан, как от центрального правительства, так и от эксцессов преследования частного интереса: “Я полагаю, что отдельные граждане, объединившись, могут создать учреждения, обладающие благосостоянием, влиянием и силой подобно объединению по признаку аристократического политические, происхождения. Объединение, или провозглашающее даже научные и коммерческие, производственные литературные цели, являются мощным фактором, которым нельзя безнаказанно пренебречь и который выполняет важную роль в противовес произволу правительства и как гарант общих свобод в стране”.52 Добровольные объединения граждан возникают, как правило, в тех сферах, где государство дискредитировало себя своими действиями, или показало свою неспособность решать насущные проблемы. Появление НПО, как правило, являет собой общественную реакцию на ту или иную обострившуюся проблему. Любые организации граждан, объединенные общностью проблем или интересов, представляют собой наиболее естественную форму их самоорганизации, возникающую спонтанно, подобно прорастающей траве (отсюда и часто используемый, порой без перевода, англоязычный термин “grass roots” – корни травы).53 Именно в таких ассоциациях большинство людей приобретает навыки активистской политической культуры участия, Цит. по: Хабермас Ю. Дальнейшие размышления по поводу общественной сферы. Хабермас и общественная сфера. Кембридж, Массачусетс, 1992, С. 453. Токвиль А. Демократия в Америке. М. 1992, С. 78. Сунгуров А. Ю. Организации – посредники в структуре гражданского общества. Некоторые проблемы политической модернизации России. // Полис. 1999, № 6. С. 39.

52 необходимой для существования гражданского общества и консолидированной демократии. Таким образом, под неправительственными (негосударственными) организациями мы понимаем совокупность всех организаций, сформированных гражданами, которые носят некоммерческий характер (в соответствии с этим их еще называют НКО, т. е. некоммерческие организации), их бюджет состоит в основном из взносов членов организаций, пожертвований и др. НКО ведут свою деятельность на добровольческих началах. Их основной принцип, который обязательно закрепляется в Уставе организации – это независимость, как от правительства, так и от других групп, стремящихся к политической власти. Итак, мы выделили “третий сектор”, или НКО (“первым” и “вторым” сектором называют совокупности, соответственно, государственных институтов и деловых частных организаций и предприятий), - совокупность некоммерческих и притом неправительственных организаций, в котором видится ядро гражданского общества. Далее, представляется логичным дифференцировать “третий сектор”, классифицировать входящие в его состав НКО, подразделяя их на классы по признаку их “фокусных групп”.54 Первым выделим класс тех НКО, чьи фокусные группы составляют сами их члены. Такие организации, в свою очередь можно разбить на два подкласса: а) “НКО взаимопомощи”, объединяющее людей по принципу общей беды или проблемы: это, прежде всего организации инвалидов, родители больных детей и т. д.;

к этому же подклассу можно отнести и объединение людей по демографическому, в том числе и по гендерному признаку;

б) “НКО клубного типа”, включающие разнообразные группы самосовершенствования, клубы по интересам и пр. Эти два подкласса разделяет степень остроты и болезненности проблем. Ко второму классу можно отнести организации, нацеленные на решение Там же. С. 35-36.

проблем, непосредственно не связанных с жизненными интересами их членов. Здесь также рассматриваются два класса: а) “НКО социальной направленности” (или благотворительные), определенных ориентированные категорий на решение человеческих, престарелых, гуманитарно-социальных проблем. Одна их часть занимается комплексом проблем населения (например: многодетных), другая – конкретными типами проблем (например: бездомности или СПИДа). Их различие, порой оказывающееся условным. б) “НКО экологической направленности”, если под “экологической деятельностью” понимать защиту окружающей среды в широком смысле, то есть деятельность по охране не только природы, но и памятников культуры и т. д. К третьему классу можно отнести правозащитные организации, имея в виду, как правозащитные организации традиционного типа, так и возникающие в последнее время группы гражданского контроля, осуществляющие надзор за деятельностью исполнительной власти, в частности ее карательных структур. Четвертый класс состоит из возникающих и постепенно утверждающихся в общественной жизни “инфраструктурных НКО”. Их миссия – содействие деятельности других НКО в самом широком смысле. Из анализа различий между выделенными четырьмя классами НКО по степени “профессионализации” их функций вытекает, что и по степени “гражданственности” своей деятельности они определенным образом различаются между собой. НКО третьего класса, или правозащитные организации, могут быть охарактеризованы как наиболее “гражданственные”, ибо их миссия состоит именно в защите права как такового, в контроле за соблюдением законов самими властными структурами. Их мы будем обозначать как некоммерческие неправительственные правозащитные организации, т. е. НППО. В истории формирования эффективной модели НКО сыграло большую роль принятие различие международных документов, регулирующих деятельность НКО. Наиболее характерные для демократического общества черты независимых организаций, были обобщены в целом ряде универсальных международных норм. Прежде всего - это закрепление в таких международноправовых документах, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, которые узаконили право каждого человека на свободу ассоциаций и “право создавать союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов”.55 Именно этот элемент, право. Международные стандарты предполагают включение НППО в международные механизмы защиты прав человека, наделяя их возможностью влиять на процесс принятия международных норм и затем контролировать их воплощение в жизнь. Вышеуказанные документы в полной мере относятся как к региональным, локальным, так и к международным НКО. Это положение отражено в последующих международных документах (например, резолюция ЭКОСОС 1996/3125). Проект Международного договора о международных неправительственных организациях отмечает в качестве основного признака такой организации – отсутствие получения прибыли. Так же одним из наиболее важных критериев, разработанных подготовленных для НКО Союзом международных желающих ассоциаций, является свободный доступ в организацию талантливых и профессионально личностей, искренне способствовать их развитию.56 Возникновение НКО, целью которых является защита прав человека, отражает объективную реальность. Исторический опыт продемонстрировал, что даже в странах с глубокими демократическими традициями власть не может обеспечить своим гражданам полный объем предназначенных человеку Всемирная конференция по правам человека ООН в Нью-Йорке. Основные международные документы 1993. Москва, 1994. 56 См.: Beigbeder Y. The role and status of International human volonteers organization. L. 1991.

отражающий правовую природу НКО, особенно важен для деятельности правозащитных организаций, по своей сути реализующих это от рождения прав. Если для государства защита прав человека – это глобальные программы, обещания, то для НППО – это судьба каждого незащищенного человека, конкретный случай нарушения прав человека. Если для государственного чиновника – это конституционная обязанность, то для правозащитника – это работа добровольная, которая осуществляется на общественных началах. Нельзя не согласиться с мнением тех ученых, которые расценивают НППО как выдающееся явление ХХ века, отражающее усиление демократических преобразований в мире, отражающие усиление процесса демократизации в отдельных странах, а так же в присоединении таких участников международных отношений, как народы, меньшинства и отдельные индивиды. Создаваемые в демократических государствах НППО выполняют ряд общих функций: выражение запросов граждан;

поощрение свободы выражения мнения;

мобилизация общественности на участие в демократических процессах;

предупреждение (на ранних этапах) о насущных проблемах как национального, так и международного характера;

выполнение роли “моста” между отдельными лицами и властью. Чаще всего деятельность выражается в представлении и защите интересов слоев, наиболее уязвимых с точки зрения нарушения прав. НППО особенностями многообразием. Правозащитные организации отражают существующие во всех странах потребности в организациях, позволяющих неформально, оперативно, эффективно и без больших затрат содействовать защите прав человека. Они стимулируют и контролируют деятельность государства в этой сфере. Для правозащитных организаций большинства стран наиболее важной функцией является контроль (мониторинг) над действиями государства в сфере решают проблемы, с связанные с местными и условиями, языковым культуры, этническим, религиозным прав человека путем оценки, а также распространения информации о состоянии соблюдения прав человека и нарушений в этой сфере. По мнению НППО без подобного мониторинга правительство не будет ощущать перед населением ответственность за состояние соблюдения прав человека в соответствии с международными стандартами. Мониторинг позволяет выявить “проблемные места” в законодательстве, допускающие массовые нарушения прав человека. Несмотря на специфику НППО в разных странах, существует реальная возможность создания некой единой для демократических государств модели эффективной правозащитной организации. Основной моделью может служить разработанная лучшими представителями философской и правовой мысли идея о необходимости именно в демократическом обществе, где создается видимое равенство, и “независимые граждане слабы и почти ни на что не способны поодиночке, и никто из них не может обязать окружающих оказать ему содействие, объединиться во имя защиты своих интересов и добровольно помогать друг другу”. Автор этих слов, известный французский государственный деятель Алексис де Токвиль, подчеркивал непременную взаимосвязь между ассоциациями и равенством, утверждал, что “самой демократической страной в мире является та из стран, где люди достигли наивысшего совершенства в искусстве сообща добиваться цели, отвечающей их общим желаниям и чаще других применять этот … метод коллективного действия”.57 Правозащитные организации – это те организации, которые призваны служить обездоленным или игнорируемым группам населения, содействовать реализации их прав, добиваться социальных изменений и быть на службе у общества. “Третий сектор” представляет собой ту часть общества, которую, без сомнения можно назвать гражданской, количество и качество НКО характеризует степень развития гражданского общества. НКО в целом способствуют национальному развитию, обеспечению единства общества и Токвиль А. Демократия в Америке. М. 1992. С. 57.

укреплению стабильности и безопасности страны. Их деятельность нацелена на то, чтобы управление на всех уровнях стало прозрачным и доступным для контроля, чтобы дать возможность гражданам через общественные организации, широко участвовать в демократических процессах и развитии прав человека. НППО - это группа, а группа, как единое целое, обладает определенными характеристиками. “Группа реальная социальная общность людей. Регулятором поведения группы выступают общие цели, интересы, мнения, традиции, обычаи, единые формы понимания и реагирования на общественные события”.58 НППО являются ядром гражданского общества. Правозащитные организации состоят из человека-гражданина-личности, носителя политикоправовой культуры, в которой формируется способность к самозащите прав. Европейская практика имеет богатый опыт деятельности неправительственных организаций. В странах Европейского Союза создана целая система взаимодействия между неправительственными организациями и государствами. Важную роль в развитии диалога государственных структур с неправительственными организациями играет Международный совет по социальному благосостоянию (МССБ). В 2004 г. МССБ социальной политики. НКО всегда играли важную роль в развитии сферы социальных услуг в Западной Европе. Социальные услуги здесь никогда не были только государственной задачей. В последнее время все чаще в прессе упоминается так называемая европейская социальная модель. Два главных принципа это «модели - консенсус и включение социальных партнеров, а разработку отметил 76-летие своего существования. Его основные задачи состоят в улучшении качества Психологический словарь-справочник. Дьяченко М. И., Кандыбович Л. Л. М. 2001. - С. 89.

политики и ее осуществление».59 Очень интересен опыт реализации в Германии права каждого гражданина на участие в решении социальных задач. Он основывается на гибком использовании общественных организаций, занимающихся социальными проектами. Социальные проекты - главный инструмент их функционирования и стимул дальнейшего существования, т. к. государство финансирует проекты, социальную значимость которых необходимо доказывать. В отношениях официальных структур и НКО можно выделить две основные модели. Первая - модель “инструментальной” политики. Она осуществляется в основном через национальные или региональные неправительственные организации, действующие в качестве помощников и провайдеров услуг - например, в проектах по борьбе со СПИДом. Вторая модель модель политики “влияния”. Она касается в основном неправительственных организаций, действующих на общеевропейском уровне и лоббирующих или поддерживающих те или иные инициативы. «Следует отметить, что в европейской социальной политике “гражданский диалог” рассматривается как важнейший канал взаимосвязи между официальными организациями и партнерами из НКО, который, в свою очередь, дополняет политический диалог с государствами - членами ЕС. Определение “гражданский диалог” касается системы отношений между структурами Европейского сообщества и представителями гражданского общества».60 Для проведения гражданского диалога создана специальная организация департамент по социальным вопросам Комиссии европейских сообществ (КЕС). КЕС опирается на соответствующую правовую базу, в первую очередь на Декларацию №23 о Маастрихтском договоре. Декларация содержит положение о поддержке кооперации с неправительственными организациями.

59 Шинелева Л. Т. Общественные неправительственные организации и власть. М. 2002.-С. 151. Там же. С. 163.

Но ведение гражданского диалога осложняется множеством нерешенных проблем, в том числе финансовых и организационных. Например, с какими организациями должно иметь дело КЕС? Должен ли гражданский диалог быть более формализованным? Насколько организации являются выразителями определенных групп граждан? Достаточно ли демократично они организованы? и т. п. Сейчас растет понимание важности НКО как партнеров в строительстве новой Европы, особенно в деле поддержки европейской социальной модели в ЕС. Это подтверждают принятые Европейской комиссией и Европарламентом в 1998 году на Форуме социальной политики обязательства по развитию гражданского диалога. Подведем некоторые итоги. Некоммерческие организации представляют собой ядро гражданского общества. Их основными признаками является самоорганизация и независимость от власти. Некоммерческий сектор удален от власти, но в нем можно выделить особо, правозащитные организации, как наиболее гражданственные. НППО по роду своей деятельности вынуждены взаимодействовать с властью, т. к. права человека - это сфера взаимоотношений между властью и индивидом. Развитие теории прав человека и гражданского общества свидетельствует о том, что позиция о взаимоотношениях государства и общества со временем менялась: от антагонизма до появления модели эффективного сотрудничества. Эффективность политики государства в отношении прав и свобод человека напрямую зависит от умения наладить конструктивный диалог власти и НППО, в котором последние являются “рупором” общества. Модель эффективного взаимодействия власти и НППО включает в себя “гражданский диалог”, как важнейший канал связи между официальными организациями и представителями гражданского общества, и “социальный заказ”, который имеют возможность получить те организации, которые предлагают наиболее оптимальный вариант решения возникшей проблемы.

1. 3. Институт омбудсмена в странах Западной Европы: структура и функции. Британская Энциклопедия г.) так характеризует институт ( омбудсмена: “Омбудсмен – это независимое публичное должностное лицо, которое расследует жалобы граждан на должностных лиц правительственных органов. Значительную или часть грубое о его работы занимают жалобы лиц на несправедливость участии в обращение должностных полиции, После прокуроров или судей в таких делах, как жилищные, о взимании налогов, об выборах, выплате благотворительных пособий. расследования жалобы омбудсмен может отклонить ее с обоснованием своих действий. Либо он может искать способы привлечении к ответственности”.61 Правовой институт омбудсмена принадлежит в равной мере государству и гражданскому обществу, поскольку он разрешает конфликты государственных и индивидуальных интересов. Как социальный институт гражданского общества, омбудсмен восстанавливает “баланс сил” государства и общества в области защиты прав и свобод человека. Его посредническая миссия находит отражение в титулах, присваиваемых омбудсмену в различных странах: Народный защитник, Публичный защитник, Посредник. Он оказывает помощь гражданам, побуждая различные институты государства выполнять обязанности в отношении членов гражданского общества. Дублирующая “сеть безопасности” в виде омбудсмена “улавливает” ошибки и вскрывает несправедливости управления, оставшиеся вне поля зрения иных правоохранительных органов. В отличие от других институтов защиты гражданских прав и свобод омбудсмен может руководствоваться не только правовыми нормами, но и исправления ситуации путем убеждения, придания дела гласности или, что редко, рекомендации о Что такое омбудсмен// http:www.prpc.ru/publ/ombudsman.shtml 21.10.2003.

правовыми принципами, действовать исходя из моральных соображений и идеалов справедливости. Гражданскому обществу свойственен естественноправовой тип правопонимания, опирающийся на моральную природу юридических норм. Омбудсмен защищает и те права, которые не получили конституционного или законодательного закрепления, в том числе, право на справедливое законы. Для омбудсмена не существует внешних, заранее заданных приоритетов: он полагается на собственный практический опыт деятельности в качестве защитника гражданских прав и свобод и демонстрирует саморегулирующие возможности гражданского общества. Сила института заключается в том, что он представляет собой социальную власть общества. Даже лингвистическое значение термина “омбудсмен” (власть, авторитет) отражает общую тенденцию усиления влияния гражданского общества на государственный организм. Омбудсмен не обладает реальной властью, но его моральная власть (по крайней мере, в тех странах, где данный институт действительно является одной из влиятельнейших структур) играет роль сдерживающего фактора. Значение омбудсмена может быть оценено в рамках отношений “гражданин – администрация”. Дополняя существующую систему гарантий правовой защиты, этот институт позволяет гражданам выразить свое отношение к административным актам и процедурам. Институт является доступным, недорогим и необременительным способом регулирования споров между государственными органами, должностными лицами и гражданами. Служба привлекательна для социально и политически незащищенных членов общества, которые могут положиться на ее помощь. Деятельность омбудсмена индивидуализирована, что повышает ее влияние и авторитет. Служба не угрожает административной системе, поскольку у нее отсутствуют полномочия по принятию юридически обязательных решений. Это управление, полагая, что законы гражданского общества по значению, содержанию и влиянию зачастую “перевешивают” позитивные облегчает восприятие рекомендаций омбудсмена государственными служащими. Административные структуры чаще всего не препятствуют расследованиям омбудсмена, так как упрочению аппарату. Омбудсмен получил законодательное и общественное признание в странах с разнообразными формами правления: в конституционных монархиях, президентских и парламентских республиках. Он успешно функционирует в государствах, принадлежащих к различным правовым семьям. Наиболее четко и грамотно оформленные институты омбудсменов в Скандинавии заслуживают особого внимания. Все прочие страны приспосабливают их опыт более или менее удачно, но “скандинавская модель” остается классической для всего мира. Уже в 16 веке королевская власть в Швеции создала институт Главного Сенешаля, основной задачей которого являлось наблюдение за деятельностью администрации и отправлением правосудия в стране. О результатах его работы докладывалось королю, который и принимал необходимые решения. В 1719 году была создана должность канцлера юстиции. Чиновник, занимавший ее, мог не только докладывать королю о злоупотреблениях в системе правосудия и администрации, но и самостоятельно привлечь к суду обвиняемых им чиновников. В 1809 году была введена первая шведская конституция, власть короля была существенно ограничена – парламент (Риксдаг) получил право избрать собственного уполномоченного для контроля деятельности королевской администрации, юстиции и даже государственной церкви. Так был введен институт омбудсмена юстиции, действующий в стране и по сей день. Позднее, канцлер юстиции превратился в структуру, действующую параллельно омбудсмену, но подчиненную непосредственно королю. В 1915 году была создана должность военного омбудсмена. В 1967 году публичного доверия это способствует, в конечном счете, к администрации, нейтрализации настороженного отношения членов гражданского общества к управленческому было образовано 3 должности омбудсменов юстиции с разной сферой компетенции. В 1975 году – должность омбудсмена, играющего вспомогательную роль.62 До 1919 года в Финляндии не было омбудсмена юстиции, как в соседней Швеции. Но был создан пост канцлера юстиции, который выполнял схожие с омбудсменом функции, оставаясь чиновником царского права. После провозглашения в Финляндии независимости с 17 июля 1919 г. в стране был введен пост омбудсмена, функции которого фактически дублировались канцлером юстиции. Канцлер назначался пожизненно, а омбудсмен назначался Риксдагом на один год. После реформы 1933 г. произошло разграничение полномочий канцлера и омбудсмена, и увеличение срока полномочий омбудсмена до 3 лет. 63 Но по-настоящему широкое развитие во всем мире институт получил после второй мировой войны. В 1954 году в ходе конституционной реформы в Дании был создан институт омбудсмена, значительно отличающийся от шведской модели. Он и стал той базовой моделью, на которой были созданы аналогичные институты во многих странах мира. Достаточно сказать, что на V Всемирной конференции омбудсменов и аналогичных институтов в октябре 1992 г., проходившей в Вене, приняли участие представители 55 стран всех континентов. Всего же более 90 стран мира имеют свой институт омбудсмена. Упомянутого достаточно, чтобы засвидетельствовать эффективность, “востребованность” и своеобразную “экспансию” института омбудсмена во всем мире, которая может только приветствоваться. Очень важно сразу подчеркнуть, что институт омбудсмена нигде не подменяет, не заменяет и не включается в судебную систему, в связи с чем, он успешно развивается и функционирует в странах со стабильными и высоко 62 Лебедкин О. В. Институт омбудсмена в странах Западной Европы и Скандинавии. Ек. 1998 г. С.6. Там же. – С. 8.

развитыми традициями судебной защиты прав человека. В некоторых странах (в Финляндии, например) омбудсмен может вторгаться и в сферу деятельности суда, но в целом это, скорее, исключение, чем правило. Поэтому институт омбудсмена следует рассматривать как дополнительное, а не альтернативное средство правовой защиты в системе иных государственных механизмов, направленных на осуществление этой деятельности. В большинстве стран омбудсмен в суммарном отношении действует через парламент, которому он ежегодно представляет доклад о своей деятельности, о полученных жалобах граждан, то есть, представляет информацию о “конфликтных зонах”, о необходимости и возможных способах реформирования государственного аппарата. Деятельность омбудсмена вообще протекает максимально гласно, в тесном контакте со средствами массовой информации и общественностью.

Работа омбудсмена – фактор взаимопонимания, гуманизации отношений гражданина и государственного аппарата, коррекция и школа работы государственных чиновников в их отношениях с населением. В этом контексте, а, также учитывая существующее в некоторых странах право законодательной инициативы омбудсмена, и следует рассматривать его “реформаторскую” гражданами. Выше уже говорилось о многовариантности, разнообразии национальных моделей омбудсменов. Это же в полной мере относится и к процедуре избрания. Наиболее распространенным и, так сказать, “классическим” способом является назначение омбудсмена парламентом (легислатурой). Во многих странах этот факт подчеркивается даже в официальном наименовании должности: Парламентский Омбудсмен в Финляндии, Фолькетинг ЕТС Омбудсмен в Дании, парламентский Уполномоченный в Великобритании и т.д. Срок полномочий, как правило, равен сроку полномочий парламента и функцию. Это один из элементов эволюции государственного аппарата к качественно иному состоянию взаимоотношений с составляет 4-6 лет. Это, вероятно, оптимальный срок. Интересен в этом отношении опыт Финляндии: первоначально омбудсмен избирался только на 1 год. С 1933 года срок был продлен до 3 лет и только в 1957 году был установлен пятилетний срок. В некоторых странах процедура назначения несколько иная и приближает институт омбудсмена к исполнительной власти. Например, в Новой Зеландии омбудсмен назначается генерал-губернатором по рекомендации парламента. Из европейских стран наиболее близка к исполнительной власти модель, принятая во Франции: Медиатор (посредник) назначается сроком на шесть лет решением Совета Министров.64 Во всех африканских странах, кроме Судана, омбудсмены назначаются исполнительной властью либо главой государства. Национальные законы об омбудсменах в большинстве стран не содержат каких-либо специальных требований к лицу, назначаемому на этот пост. Вместе с тем, пребывание в должности связано в большинстве стран с целым рядом ограничений: омбудсмен не может являться членом парламента (кроме Польши)65, не вправе состоять на какой-либо иной службе, заниматься коммерческой или другой трудовой деятельностью и т.д. Практически во всех странах установлены ограничения на политическую деятельность омбудсмена. Высокий парламентский и общественный статус омбудсмена обеспечивается системой иммунитетов и гарантий, аналогичных депутатским. Ограничения и иммунитеты распространяются также на часть штата Бюро (Офиса) омбудсмена. Законодательство обеспечивает об омбудсмене нормами специально их подчеркивает и соответствующими независимость, включая финансовую и политическую. Никто не имеет права давать омбудсмену какие Mark Kesselman, Christopher S. Allen, David Ost, Joel Krieger, Stephen Hellman, Georg Ross. European politics in transition. Boston : Houghton Mifflin Company, 1997. Third edition. P.-340. 65 Левантовска Ева. Как начиналась работа Уполномоченного по гражданским правам. Проектная группа по правам человека. 1996 г.

либо рекомендации по расследованию конкретных жалоб. Омбудсмены только в целом подотчетны парламентам, исключением из этого правила являются омбудсмены, назначаемые исполнительной властью. Довольно строго оговариваются законами основания досрочного освобождения омбудсменов от должности: отставка по собственной воле, неспособность далее выполнять свои обязанности, совершение преступления. Юрисдикция омбудсмена в разных странах имеет свои особенности. Иногда довольно значительные. У первых омбудсменов Швеции и Финляндии сфера контрольной деятельности распространялась не только на администрацию исполнительной власти, но и на суды, тюремную и военную администрацию и т.д. В большинстве стран в настоящее время юрисдикция омбудсмена распространяется на деятельность центральной администрации, государственных ведомств и учреждений и их должностных лиц. В сферу контрольной деятельности омбудсменов во многих странах входят действия членов правительства (Дания, Финляндия, провинции Канады), прокуратура. Следует особо подчеркнуть, что речь идет об очень мобильном, развивающемся институте и в целом ряде стран сфера компетенции омбудсмена распространена также на деятельность местной администрации (Великобритания, Франция, Новая Зеландия). Распространяется практика создания специализированных институтов омбудсменов: по контролю за военными ведомствами (Норвегия), за пенитенциарной системой (Канада, США), по защите прав потребителей (с 1971 года – в Швеции). Один омбудсмен, учитывая то, что он работает с каждой конкретной жалобой, не в состоянии защитить права человека по всей территории страны. В связи с этим появляются так называемые отраслевые омбудсмены. Во многих странах (Великобритания, Испания и др.) деятельность “главного” – общегосударственного – омбудсмена, в обязанности которого входит контроль за деятельностью центральной администрации дополняется работой региональных омбудсменов, контролирующих администрацию местную или региональной. В большинстве случаев основанием для вмешательства омбудсмена является индивидуальная жалоба. Предметом жалобы могут быть решения и действия органов и должностных лиц, на деятельность которых распространяется юрисдикция омбудсмена, нарушающих права и свободы граждан. Эти нарушения понимаются достаточно широко: сюда входят волокита, “дурное обращение и грубость”, “несправедливость, допущенная в отношении гражданина” и даже, как в Великобритании, трудно формализуемое понятие “плохое управление”. Однако в любом случае основанием для реагирования является нарушение прав граждан. Жалоба может быть подана также третьими лицами и частными корпорациями. Национальные законы содержат некоторые формальные требования к жалобам, но, как правило, очень незначительные. Не принимаются к рассмотрению анонимные жалобы – это общее правило. В большинстве стран мира жалоба подается в письменной форме и не облагается государственной пошлиной. Кроме того, например, в Швеции закреплено, что стоимость всего производства по рассмотрению обращений возмещает государство. В Португалии эта процедура в целом не формальная и не требует (в связи с высокой неграмотностью населения) письменной формы. Институт омбудсмена в США отличается рядом особенностей, например тем, что 90% всех жалоб омбудсмены решают по телефону. Иными словами, вся процедура упрощена и неформальна. В то же время, установлены и требования к самой жалобе. В ряде стран обращение к омбудсмену обусловлено исчерпанием всех иных средств защиты. Не принимаются к рассмотрению жалобы по делам, в отношении которых уже состоялось или ожидается решение суда. Часто законом устанавливаются также предельные сроки (1–2 года) с момента нарушения прав и свобод, в течение которых может быть подана жалоба. Следует особо отметить, что подача жалобы, даже подпадающая под юрисдикцию омбудсмена и отвечающая формальным требованиям, не влечет автоматически возбуждения производства по делу. Омбудсмен оценивает жалобу и принимает окончательное решение о производстве самостоятельно. Это решение не подлежит обжалованию. Особая процедура подачи жалобы установлена в Великобритании, где принят так называемый “парламентский фильтр” и подача жалобы возможна только через членов парламента, что, естественно, снижает количество поступающих жалоб и позволяет концентрировать деятельность омбудсмена на наиболее распространенных и значимых нарушениях прав человека. Омбудсмены по общему правилу не рассматривают жалобы на действия частных лиц, общественных и иных негосударственных объединений и корпораций. В большинстве стран одним из оснований возбуждения расследования омбудсменом может быть также обращение парламентских комиссий либо отдельных депутатов (провинции в Канаде, Испания и др.). Наконец, в большинстве стран омбудсмен вправе возбудить производство по собственной инициативе. Практически во всех странах омбудсмены имеют прямой контакт с гражданами. Исключением являются Франция и Великобритания, где жалобы подаются только через членов парламента. на Это жалобы и так называемый в его “парламентский фильтр”. 66 Формы полномочиях. реагирования Общим омбудсмена право отражены получать является требовать любые необходимые документы и данные, относящиеся к жалобе, право опрашивать под присягой должностных лиц и граждан, право поручать проведение отдельных действий иным государственным контрольным и надзорным См.: Administrativa Justice: Report of the Comitee of the Justice. - All souls review of Administrative low in the UK. Oxford, 1998.

органам, право дополнительно привлекать необходимых специалистов с оплатой из бюджета офиса омбудсмена и т.д. На основе этих полномочий омбудсмен проводит расследование по конкретным фактам, изложенным в жалобах, не будучи, однако, жестко связан предметом жалобы. В случае обнаружения информация, в действиях должностного по лица признаков уголовного является преступления омбудсмен передает дело в суд. Следует отметить, что собранная омбудсменом, общему правилу, конфиденциальной и не может быть использована как доказательство в суде. В случае нарушения прав граждан действиями административных органов или их должностных лиц, омбудсмен вправе выносить рекомендации относительно изменения административного решения либо возмещения ущерба, нанесенного гражданину. на Либо представляет более широкие рекомендации, направленные совершенствование, гуманизацию административной практики. Формой реагирования может быть также обращение (представление) в парламент (иногда в правительство, если речь идет о подзаконных актах) с предложением изменений, о восполнении целью в пробелов или внесением необходимых и имеющих совершенствование Конституционный законодательства суд, если правоприменительной практики. В ряде стран омбудсмен имеет право непосредственно существует. Еще раз подчеркнем, что в идеале ни одно решение омбудсмена не обладает обязательной юридической силой. С точки зрения правовой практики тоталитарного государства это может показаться слабостью института, но именно в этом его уникальность и эффективность в демократическом правовом государстве. Методы деятельности омбудсмена не являются властно-правовыми, их сила, повторим, в опоре и поддержке парламента, прессы, общественного мнения, институтов гражданского общества, что часто оказывается более обращаться таковой эффективным. Точнее всего место и смысл деятельности омбудсмена можно определить через его функции. В различных национальных моделях этого института функции также варьируются, но, безусловно, существует и некоторый “общий костяк”. В докладе австрийского профессора Виктора Пиккла67 на семинаре экспертов СБСЕ по демократическим институтам в Осло в ноябре 1991 года, кроме общей и очевидной функции рассмотрения жалоб, были выделены и определены следующие: Именно защита прав и свобод, содействие в восстановлении нарушенных прав. Омбудсмен занимается именно правами граждан, а не делами, лишь добиваясь рассмотрения этих дел в соответствии с законом. Функция контроля осуществляется не как деятельность специального контролирующего органа, а только в связи с конкретными жалобами граждан на нарушение их прав, даже в тех случаях, когда омбудсмен возбуждает производство по собственной инициативе. Его надзорная функция осуществляется не столько в ходе прямых проверок и инспекций, вызывающих определенное сопротивление любой исполнительной власти, а скорее в ходе систематической работы над конкретными жалобами, позволяющей более точно и системно выявлять те звенья государственного аппарата, в которых наиболее часто нарушаются установленные законом права и свободы граждан. Эта информация систематизируется, аналитически обрабатывается и доводится до сведения законодателей и общественности как в обращениях по конкретным вопросам, так и в ежегодных отчетах. Никакая пресса и никакая статистика правоохранительных органов и судов не дают столько достоверной информации о нарушениях прав граждан со стороны государства, как уже упомянутые ежегодные доклады. По словам датского парламентского комиссара С. Гурвица: “свои http://school-sector.relarn.ru/prava/school/classes/10/app4.htm 23.11.2003.

функции омбудсмен осуществляет не только в форме надзора, но и в форме контроля, т. е. его деятельность следует рассматривать как контрольно надзорную”. 68 Функция содействия и разрешения конфликтов человека и власти (“function of conflict-resolution”), акты омбудсмена не решают конфликт как таковой по существу, его решения не имеют обязательной, императивной силы. Это рекомендации соответствующим государственным органам и должностным лицам о том, как можно и следовало бы решить конфликт, это именно содействие в решении, а не обязательные для исполнения решения суда. Следующая функция омбудсмена связана со спецификой сферы и методов его деятельности;

влияние омбудсмена опирается не на его собственные властные полномочия, а на парламент, общественное мнение и личный авторитет. Омбудсмен не может заставить, приказать, он может только аргументировано убеждать. Несмотря на это обстоятельство, омбудсмены в разных странах наделены определенными гарантиями выполнения своих рекомендаций, содержащихся в представлении. Так, омбудсмен юстиции Швеции, французский медиатор и т. д. вправе Испании, наложить штраф на государственных Австралии служащих;

возбудить уголовная дисциплинарное производство. Кроме того, в этих же странах, а так же в Великобритании, предусмотрена ответственность за игнорирование, обструкцию деятельности омбудсмена. В научной литературе дискутируется вопрос о необходимости придания актам омбудсмена обязательного характера, что способствовало бы обеспечению большей эффективности его деятельности.69 Деятельность омбудсмена не может осуществляться им единолично. Во всех странах омбудсмен формирует и возглавляет бюро или офис, штат Цит. По: Hurwitz S. The activities of Ombudsman. -Copengagen, 1966, p. См.:Хаманева Н. Ю. Специфика правового статуса УПЧ в РФ и проблемы законодательного регулирования его деятельности.// Полис. 1999, № 5. С. 27.

которого он определяет, как правило, самостоятельно в пределах выделенного бюджета. Обычно офис омбудсмена состоит из нескольких специализированных отделов и штата следователей, а также необходимого технического персонала. Общая численность штата офисов колеблется от 5-6 человек (штат Айова, США) до 1780 человек в Нигерии, что зависит и от численности населения, и от числа жалоб, и от традиций страны. Нельзя сказать, что эффективность деятельности института напрямую зависела от количества человек в его штате, это скорее технический показатель, характеризующий обширность территории. Но, как правило, более эффективным является управление небольшим количеством людей, для этого во многих странах с большой территорией вводятся региональные институты омбудсменов, которые позволяют оперативно реагировать на каждую жалобу, повышая тем самым престиж института. В некоторых странах деятельность омбудсменов включает в себя еще целый ряд функций и полномочий, приближающих их к институту общего надзора, но в целом это скорее исключение, чем правило. Описанная модель является некоторым обобщением и усреднением. В каждой стране, учредившей указанный правозащитный механизм, существуют свои специфические национальные черты, при учете которых институт омбудсмена система, успешно функционирует. Тем не не менее, универсальными омбудсменом;

авторитет, условиями эффективной деятельности института являются: развитая судебная функции которой подменяются основанный на гласности и поддержке общественного мнения;

финансовая и политическая независимость;

возможность реформирования законодательства.

Глава 2. Политико-правовые традиции и система защиты прав человека в России. 2. 1. Правовые традиции в российской политической культуре. Успешное проведение реформы зависит от возможности укоренения соответствующих ценностей, возникновения и распространения определенных инноваций, их устойчивого закрепления. Реформа, система ее ценностей имеют в конечном итоге своей задачей повышение социальной эффективности. Важным для исхода реформы является то, вызовет ли она у людей комфортное или дискомфортное состояние как желаемое, а возможно, как негативное, пугающее, опасное изменение. Без анализа этой проблемы нельзя говорить об обоснованности любой реформы. Тем более, что ее эффективность, в нашем случае, напрямую зависит от системы ценностей, закрепленной в российском обществе. “Инновации существуют в любом обществе, но реформа может резко повысить их количество и масштаб. Суть реформы требует выявить очаги возможных инноваций в обществе, ростки новых ценностей”.

Здесь появляется очень важная теоретическая проблема: выявление в процессе демократизации таких позитивных инноваций, которые бы носили для большинства характер позитивных ценностей и не вызывали бы консервативных реакций. Рассуждая о правах человека, крупнейший европейский эксперт в этой области М. Новицки утверждает, что “права человека - это только то, что происходит между властью и единицей, это не проблемы соотношения между единицами: мной и моей женой, соседом, ребенком” “Права человека - это только когда с одной стороны власть, а с другой - человек, подчиненный этой власти”.

Ахиезер А. Ценности общества и возможности реформ в России.// ОНС 1994, №1 С. М. Новицки выделяет три способа организации отношений между властью и обществом и, соответственно, три типа мышления. Первый тип мышления: наши права - это подарок власти (власть хорошая, она подарила нам права). Второй тип появился в Европе 18 в. Это - общественный договор, который оптимален и для власти, и для людей. Третий тип появился в США 18 в., где люди приходят к выводу, что хорошо бы организовать государство. При этой системе у власти есть столько прав, сколько ей передали люди.71 В этой связи является необходимым проанализировать, как в России складывались отношения власти и единицы, власти и общества. Вплоть до 14 - 15 в.в., исключая период Киевской Руси, князья, племена враждовали между собой, “средством национально-культурной консолидации неизменно становилась сильная княжеская власть”. Христианская религия фактически закрепляла сословную социальную организацию, а также власть церкви, царя и государства. Рисуя образ идеального князя в 12-13 в., Даниил Заточник отмечает, что хорошее и мудрое правление основано на сочетании единодержавия и деятельности совета. Снимая ответственность за решения с князя, всю вину за отрицательные последствия мероприятий возлагает именно на совет, а не на правителя. “Князь не сам впадает во многие злые вещи, - утверждает Даниил, но злые думцы вводят”.72 Начиная с 16-17 в.в. русские мыслители (Ю. Крижанич, С. Полоцкий) убеждают царя думать о народе, “всеобщем благе и справедливости”. Полное отсутствие в России или исключительно слабые общественные институты обусловливали отождествление государства с царской властью, с персоной 71 См.: Новицки М. Власть и единица// http://www.hro.org/editions/karta/nr1718/marnov.htm С.1-2. Розин В. М. Генезис права. М. 2001. С87.

царя. Царь же воспринимается как самодержец, имеющий божественное происхождение. Российская история далеко не однозначна, в ней наличествует, разумеется, не одна лишь тоталитарноавтократическая традиция, исключающая любые отношения кроме вертикальных: подданный- власть. Определенный след в истории оставлен альтернативной, утилитарной традицией, восходящей, как считают исследователи (напр. в семинаре А. Ахиезера), к Петру I и русским писателям, которые любовно пестовали образ рационально мыслящего и действующего русского человека, сознающего ценность гражданской автономии и знающего как ею распорядиться.73 Петр I, разумеется, не мог порвать со старинными московскими традициями: в своих указах и других документах он ссылается на теории о православном царе, о православном государстве. Тем не менее, питая интерес к протестантской культуре, Петр Великий сам благоприятствовал распространению некоторых понятий о естественном праве. Он содействовал распространению некоторых идей Гоббса, соответствующих его политическим целям. Петровский период истории характеризуется своего рода прогрессом: отношения между государем и подданными подверглись некоторым изменениям. Русские люди интересовались учением “о договоре”, и, несмотря на самодержавный режим, некоторые из политиков пытались осуществить правовые идеи на практике. Но с разного рода непоследовательностями, которые дискредитировали саму теорию и тем легче вызвали решительное противодействие со стороны ее противников. См.: Туркатенко Е. В. Культурные коды России и современность. //Полис 1996 №4, с. 188-189.;

Ахиезер А. Ценности общества и возможности реформ в России.// ОНС 1994, №1. Лапо- Данилевский А. С. Идея государства и главнейшие моменты ее развития в России со времен смуты и до эпохи преобразований. //Полис 1994, №1. С. На протяжении всей истории России власть “по привычке” старалась подавить любые неудобные для нее новые образования, если ей это не удавалось, то власть сама выступала в роли реформатора, опять же силой внедряя различные новшества. Естественный ответ общества на подобные методы энергичное сопротивление любым нововведениям. Отсюда амбивалентность и двойственность российской культуры, что часто понимается как ее раскол. “Птенцы стабильный гнезда Петрова” составляли процесс в чрезвычайно России, тонкий слой ему европейски образованных реформаторов, который не мог гарантировать модернизационный поскольку противостояло абсолютное большинство российского общества. Петровские реформы в сфере прав не намного приблизили Россию к Западу, скорее, наоборот - они привели к государственной секуляризации. Петром были заложены основы полицейско-бюрократичского государства, которое небезуспешно пыталось лишить церковь, а заодно и общество любых независимых прав. пользы”. Именно Государство берет на себя “заботу” о духовном благе при Петре была ведена государственная система народа, стремится регулировать жизнь общества и каждого ради “общей доносительства и сыска со специальными ведомствами, созданная для борьбы с политическими противниками.75 Противоречивость социально-политической ситуации России 18 в. проявляется во взглядах общественных деятелей того периода, разрабатывавших идеи естественного права. Договор между царем и народом носит у Феофана Прокоповича односторонний характер: заключив с монархом общественный договор, народ не может его нарушить, даже если царь поступает не по договору. У Щербатова М. М. в утопии “Путешествие в Землю Офирскую”- государь - это высший чиновник государства. Тем не менее, законодательная, а также высшая судебная власть в государстве принадлежит См.: Политическая культура России. М. 90. C. 7-51.

главному правительству, которое в решении законодательных вопросов выступает независимо от императора. Начиная с 18 в. в России складываются элементы капиталистических отношений, т. е. предпосылки иной культуры. Но основные социальные институты остаются без изменения и очень медленно эволюционируют. Традиционные отношения власти и подданных не были подвержены изменениям. Они позволяли государству вторгаться в повседневную жизнь граждан: “Не только свои дома россияне не считали своей крепостью, но и бороды развития не воспринимали как свое т. личное к. не достояние”.76 предполагали Подобные равенства взаимоотношения государства и общества не могли обосновать появления и правовых отношений, (правосубъектности). Важнейшим фактором формирования правового нигилизма, по словам Руденкина В. Н., является доминирование авторитарного государства над обществом. “В результате многовековой политики государственного патернализма в широких слоях российского общества сформировался феномен “авторитарного характера” со свойственной ему крайней противоречивостью установок по отношению к власти. С одной стороны, авторитарный человек относится к власти как к сакральной ценности... С другой стороны, он относится так не ко всякой власти, а лишь к сильной, авторитарной...”77 Кроме того, тяжкие природно-климатические условия заставляли крестьянина дорожить общиной, как нормой социальной организации. Сам тип русской ментальности отличался приматом “общественного” над “частным”. Индивидуальное хозяйство было неустойчивым к воздействию климатических факторов. В этих условиях помощь общины имела громадное значение, с ее разнообразными “помочами”, с ее вынужденной “уравниловкой” в виде перераспределения 76 тягла.

Одним из показательных проявлений Ахиезер А. С. Мифология насилия в советский период (возможность рецидива) //ОНС 1999, №2. С. 87. Руденкин В. Н. Традиция правового нигилизма в русской политической культкре.//Культура и традиции. Ек. 1995. С. 146-147.

коллективистских, общинных традиций была извечная “эмбриональность” частнособственнических устремлений крестьянства. В этой ситуации социальная мобильность, личная инициатива, права и свободы граждан крайне ограничены. При такой общественной системе прогресс замедлен, но корпоративность и коллективизм не только не являются предметом для критики, но и становятся для человека важнейшим фактором социальной защиты и выживания. Социально-экономическое положение большинства крестьян было бедственным, а чем беднее общество, тем сильнее развиты коллективизм и тяга к корпоративности. Для российской культуры ключевым словом является не личность как на Западе, а общество (община, “мир”). Этот тип культуры можно определить как примитивно-коллективистский.78 Из этого определения следует, что источники активности индивида (мотивации, инициативы) изначально находятся вне его. Преобладает однонаправленное движение от “общества” к индивиду. Отсюда пассивность, страдательность последнего он оказывается объектом общественных воздействий, продуктом развития общества и лишь в малой степени его субъектом. Индивид, не выделенный ни морально, ни политически, не поднявшийся до уровня саморефлексии, самоконтроля, самоограничения, оказывается не в состоянии контролировать ситуацию. Существенными характеристиками массового восприятия мира являются: личная несамостоятельность человека, растворение частных интересов в общих;

отрицание неотъемлемых прав личности (все права находятся у государства, символизирующего собой “интерес всего общества”);

насилие над меньшинством, которое “по определению” правым быть не может;

уравнительное этатистское сознание, подкрепленное позднее советской диктатурой одного класса. Маятниковые колебания политических целей царской власти проявляются и период царствования Екатерины II. “Складывается альянс Милов Л. Природно-климатический фактор и менталитет русского крестьянства.// ОНС 1995 №1 с. правящей и духовной элиты страны, возникают предпосылки для либеральноправового преобразования государства в форме конституционной монархии. Однако Крестьянская война положила конец официальному развитию либерализма в культурной политике Екатерины: началась борьба с инакомыслием в лице А. Радищева и Н. Новикова, был законсервирован конституционный и в значительной мере антикрепостнический проект Н. Папанина и Д. Фонвизина, были запрещены масонские организации, введена цензура".79 Еще один процесс характерен для кризиса российской культуры 18-19 в.в. - выход на политическую сцену общества, осознание кризиса культуры, выработка идей и программ реформирования социальной жизни и государства, первые попытки реализовать эти идеи и программы. Одними из первых здесь были Радищев и Пушкин (“Борис Годунов”, “История Пугачева”, шла работа над “Историей Петра”). Карамзин и Чаадаев, дистанцировавшись от царской власти, превыше всего ценили достоинство личности, ее право на свободу. Оживление интеллектуальной жизни в начале 1830-х, иногда определяемое как информационный взрыв, через десятилетие подготовило новый общественный подъем. Герцен А. И. назвал эти годы удивительным временем “наружного рабства и внутреннего освобождения”. Вовлечение массовых слоев населения в водоворот общественной жизни можно охарактеризовать как развитие социальной мобильности восходящего типа.80 Начиная с середины 19 в. в среде разночинцев и сочувствующей им интеллигенции “выкристаллизовываются установки на борьбу с самодержавием, уничтожение всего несправедливого, и напротив, создания, пусть даже силой, справедливого общества (что вполне соответствует российской традиции решения социальных конфликтов и проблем). Насилие 79 Розин В. М. Генезис права. М. 2001. С.100. Володин А. Г. Гражданское общество и модернизация в России. //Полис 2000 №3 с. получало в русской культуре - и “справа” и “слева”, и “сверху” и “снизу” культурное оправдание и метафизический смысл...”81 К 1861 году более 20 миллионов крестьян находились в крепостной зависимости. Исследование территориальной общины Тамбовской губернии до реформы 1861г. привело к выводу, что в ней “повсеместно царил дух несотрудничества, огульное насилие и равнодушие”, рассматриваемое сообщество “не было саморегулирующейся общностью, и для ограничения насилия применялось насилие”.82 В конце 1870-х оживилось либеральное движение. Социально психологической основой общественного подъема явилось массовое недовольство неспособностью самодержавия адаптировать свою политику к нуждам общества, становящегося все более открытым. Стремление к большей самостоятельности от патерналистской опеки все более находило поддержку в среде так называемой третьей силы - разросшейся к 1870-м под воздействием модернизации неоднородного слоя населения, включающего в себя сельских врачей, агрономов, волостное и уездное чиновничество. Впечатляющим по масштабам кон. 19в. было появление в России общественных организаций. Из обзора деятельности организаций можно выделить три основных направления развития общества: формирование независимой личности, содействие профессионализму и культивирование гражданского долга.83 Сама концепция, лежащая в основе деятельности общественных объединений, предполагает проявление индивидуальности и собственной свободной воли. Тысячи обществ и объединений, созданных двумя поколениями до революции, предлагали широкие возможности по ликвидации Розин В. М. Генезис права. М. 2001. С.106. Хок Л. С. Крепостное право и социальный контроль в России. М.1993. С.164 83 См.: Джозеф Бредли Общественные организации и развитие гражданского общества в дореволюционной России.// ОНС 1994 №5 с. 85.

81 застоя в общественной жизни, по “расширению кругозора” и “воспитанию гражданского чувства”. Деятельность объединений не только возбуждала чувство общественного долга и гражданственность, но и давала им новое содержание. Бюрократическое служение государству или иллюзорное служение “народу” более не входили в понятие “общественного долга”. Образованные русские люди получили возможность заниматься практической, наполненной смыслом деятельностью, направленной на структуры, стоящие между царем и народом. “Россия теперь окончательно стала на путь европейского развития, каковы бы ни были в ближайшее время возможные рецидивы. Крушение надежд не обязательно будет означать откровенную реставрацию”.84 Эти слова сказаны не сегодня. Они принадлежат Максу Веберу, который в феврале 1906г. подвел итог политических событий в России и выделил их основную тенденцию. Русское демократическое движение борется, по мнению Вебера, за очень сложную задачу, пытаясь соединить идеалы “правды” с идеями правового государства и прав человека. В России мораль всегда превыше права. Справедливость связана с миром отношений между людьми, а не юридическими нормами, хотя на деле справедливость является правовым принципом. Противопоставление и несоответствие в русском обыденном сознании свободы и закона хорошо известны и понятны Веберу.85 Как подтверждение этим словам в 1909 году вышел сборник статей “Вехи”. Став событием в истории общественно-политической мысли, сборник содержал в себе глубокий анализ политико-правовой культуры российского общества. В нем Кистяковский Б. А. с сожалением отмечал: “...русская интеллигенция никогда не уважала право, никогда не видела в нем ценности...

Цит. по: Вебер М. Хозяйство и общество. М., 1959 См.:Шпакова Р. П. Российское реформаторство глазами Макса Вебера. //Полис 1995. №2.

При таких условиях у нашей интеллигенции не могло создаться и прочного правосознания... Правосознание русской интеллигенции никогда не было охвачено всецело идеями прав личности и правового государства”.

По мнению Руденкина В. Н., “социальный утопизм и его следствие - правовой нигилизм - представляют собой именно системное качество русской культуры”.87 Социалистические идеи, ставшие популярными в то время, вполне отвечали патриархальным, православно-отеческим традициям российской культуры. Как отмечал Герцен: “...социализм предполагает построение общества по типу большой семьи, где большая часть населения находится на положении детей или младших членов семьи: они делают, что им велят, - их за это хвалят или ругают, в зависимости от того насколько хорошо выполнено порученное дело, а то, в чем они нуждаются, они получают независимо от характера этого дела и его выполнения - главные потребности их всегда должны быть удовлетворены, как и чем - это уже забота взрослых”.88 Анализируя особенности российской революции 1917 г. Н. Бердяев писал: “... Только большевизм оказался способным овладеть положением... Только он соответствовал массовым инстинктам и реальным соотношениям... Он воспользовался русскими традициями деспотического управления сверху вместо непривычной демократии, для которой не было навыков... Он воспользовался свойствами русской души, во всем противоположной секуляризованному буржуазному обществу...89 Советский строй не предполагал собой новый тип культуры;

в новых условиях произошло воспроизведение той же самой традиционной российской культуры. Российская политическая культура облегчила большевикам Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. -М. 1991. с. 122-149 Руденкин В. Н. Традиция правового нигилизма в русской политической культкре.//Культура и традиции. Ек. 1995. С. 149. 88 Герцен А. И. Избранные философские произведения. Т. 2. М. 1948. С. 141. 89 Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М. 1997. С. 346.

86 уничтожение частной собственности и отчуждение всего народного имущества в пользу государства. Революция 1917г. с идеями устранения государства и буржуазного права, гражданская война и последующий террор, длительный период беззакония и репрессий, отсутствие судебной защиты прав человека не могли не сказаться на политической культуре российского общества. В отличие от царского, большевистское “самодержавие” развило изощренную теорию и всеохватывающие предписания, с тем, чтобы держать общественную активность под контролем. Тоталитарная система сумела создать механизмы “псевдоучастия”, которые производили впечатление, что граждане имеют право голоса в решении политических вопросов. Уровень реальной вовлеченности людей в политику, даже на верхних этажах власти был крайне низок. Советский человек знал о политике столько, сколько нужно было для того, чтобы функционировать в качестве легко заменяемого “винтика”, характерной чертой советской политической культуры было индифферентное отношение людей к политике и низкий уровень ориентации на участие в политическом процессе. Зависимость человека от государства, партии, коллектива, стоящими над законом, осознание своей неспособности влиять на политические события, способствовало формированию такой черты, как конформизм.90 Неразвитость индивидуалистической кво. По словам Г. Г. Дилигенского: “Послесталинский “поздний” социализм это общество законченных индивидуалистов. мало похожий Но, на это своеобразный он не адаптационный индивидуализм, западный;

культуры, ориентация на коллектив порождали пассивность, нежелание брать на себя инициативу и пытаться изменить статус ориентирован на свободную жизнедеятельность человека, сочетается с социальной пассивностью и конформизмом, с низкой способностью к См.: Баталов Э. Советская политическая культура.// ОНС 1995 № 3 С. разумному самоограничению во имя групповых интересов. Когда в 1980 - 1990х маскировавшие его “коллективистские нормы были отброшены, он проявил себя с полной силой”. 91 Формула такого индивидуализма: “каждый за себя, только государство за всех” (П. Кропоткин). Чем ощутимее подобный индивидуализм, тем выше потребность в сильном государстве и лидере, способном ограничить своеволие своих граждан. Забегая немного вперед, надо отметить, что справедливость этого утверждения подтверждают данные современных опросов. 92 Только 26% россиян считает, что благополучие человека зависит от него самого, 64% связывают благополучие со степенью справедливости общественного устройства, 65% считают, что отношение власти к людям ухудшилось с советских времен. Т. о. политическая культура россиян относится к тому “идеальному типу”, которую Г. Алмонд и С. Верба назвали “подданической” (еще ее можно назвать культурой “наблюдателей”). Граждане России до сих пор рассматривают себя как объект (благотворного или наоборот) воздействия со стороны государства, чем как реальных участников политического и правозащитного процесса. В целом, в советский период российская политическая культура приобрела следующие черты:

- “псевдоучастие” общества в политике, безразличие к последней;

- зависимость от государства, отсутствие возможности и желания менять его по своему усмотрению, “наблюдение со стороны”;

- «адаптационный” индивидуализм, основой которого стал конформизм и гражданская пассивность;

Дилигенский Г. Г. Российские архетипы и современность. Под ред. Заславская Т. И. Куда идет Россия? Общее и особенное в современном развитии. М. 1997. с. 227 92 См.: Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. М. 2000;

Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996 №1.

устранение идей буржуазного права, репрессии привели к невозможности появления правовых традиций (в сталинское время не возможно было ссылаться на права и законы, они просто не действовали.)93 При этом советской России существовала своя концепция прав человека, которая включала в себя:

- отрицание идеи естественных и неотчуждаемых прав человека, права даровались человеку государством и зависели от целей внутренней политики государства;

- права рассматривались в единстве личных и общественных интересов, определялись экономическим строем;

- свобода личности обреталась только в единстве с обществом и государством, а не в обособлении от них;

- приоритет социальных прав над политическими и личными правами;

- отрицание частной собственности, как гарантии независимости от государства, наличия инициативы и ответственности;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.