WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА И ПРАВА На правах рукописи Гайнетдинов Айрат Назипович КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН ОТ ...»

-- [ Страница 3 ] --

гражданина, равно как и их защита государством, признаются неотъемлемой частью конституционного строя226. Конституция Российской Федерации, объявив Россию демократическим правовым государством, провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. Реализация этих положений обеспечивается гарантированностью государственной, в том числе и судебной, защиты прав и свобод человека и гражданина. Каждому предоставлено право защищать свои интересы всеми не запрещенными законом способами, обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты227. Приведенные положения свидетельствуют о том, что Российская Федерация не только признаёт основные права и свободы человека, но и считает защиту прав и свобод своих граждан одной из основных функций государства, что и позволяет характеризовать его как демократическое и правовое, поскольку общепризнанно, что права и свободы индивида - обязательный системообразующий признак правового государства228. Являясь носителем государственной власти в сфере уголовного, гражданского и иных видов судопроизводства, суд осуществляет функцию защиты прав и свобод личности, как одну из важнейших государственных функций. Понятия государственной и судебной защиты не идентичны, так как защита прав и свобод личности - функция государственной власти в целом, аналогичные полномочия осуществляются и другими звеньями государственной власти в соответствии с компетенцией каждого из них, однако судеб Грудцына Л.Ю. Судебная защита прав и свобод личности: теоретический аспект // Законодательство и экономика – М., - 2003. №8. С. 37. 227 Конституция 1993 г., Ст. 45;

46. 228 Лучин В.О. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации. М., 2002. С. 64.;

Прусаков Ю.М. Конституция РФ (научно-практический комментарий). Ростов-на-Дону, Изд. Дом "МарТ", 2001. С. 123.

ной защите прав и свобод человека и гражданина отводится в обществе особая роль. Особая роль судебной власти заключается в том, что она призвана стоять, во-первых, между двумя другими ветвями государственной власти, сдерживая и уравновешивая их в обоюдном стремлении к абсолютизации, и, вовторых, между ними и человеком. В противостоянии человека и власти в любом её проявлении (государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица, чиновника, принятого властью закона или иного нормативного или правоприменительного акта) судебная власть призвана играть роль независимого и беспристрастного арбитра. Именно в этой абсолютной независимости и беспристрастности суда заключается его роль гаранта свободы и интересов личности. Та часть государственной защиты прав и свобод личности, которая осуществляется судебной властью, и получила название судебной защиты229. Повышение роли правосудия, в том числе и как средства защиты прав и свобод человека и гражданина против произвола власти, включая её правоохранительные органы, - важнейшее условие самоограничения власти. Полномочия власти "легитимны лишь в пределах соблюдения прав человека. Нарушение общепризнанных стандартов в этой области служит основанием для изменения статуса самой власти"230. Поэтому в демократическом правовом государстве власть заинтересована в учреждении институтов, ограничивающих её возможности по отношению к личности. Именно такую роль в современных российских условиях призвана играть судебная система. Защита прав и свобод граждан - не единственная функция государства, заинтересованного также в своей целостности, неприкосновенности и суверенитете, в экономическом процветании и политической стабильности. Обусловленная асимметричной структурой общества, роль государства как социально-политического арбитра заключается в предоставлении определенных гарантий одним и установлении ограничений другим. Поэтому и судебная 229 Акопов Л.В. Контроль в управлении государством. Ростов-на-Дону, 2002. С. 220-237. Пермяков Ю. Лекции по философии права. - Самара, 1995. С. 42.

власть всей своей деятельностью, в том числе применением к виновным наказания, осуществляет защиту основ конституционного строя и безопасности государства от преступных посягательств, что не дает оснований для противопоставления судебной защиты прав и свобод личности защите основ государственного строя и безопасности государства. Как справедливо отмечается в науке, современная российская государственность подчинена человеку. Государство не имеет собственных целей - его деятельность заключается в том, чтобы обеспечить благо индивида. Народ как совокупность индивидуумов является единственным источником власти, исходя от народа, власть к народу же возвращается. Представление об обществе как о своеобразном социальном организме, сочетающем индивидуальное и коллективное начала, позволило ученым обосновать идею о взаимном единстве и обусловленности индивидуального и социального231, о наличии прямой зависимости уровня развития личности от уровня развития общества и наоборот. При таком подходе провозглашенный Конституцией РФ приоритет интересов личности представляется не противоречащим интересам общества, а совпадающим с ними. Защищая интересы отдельного человека, государственная власть защищает интересы общества, что не препятствует защите интересов общества от тех его членов, которые нарушают принятые в обществе правила поведения. Организуя борьбу с правонарушениями, государство защищает не только общественные интересы, как таковые, но и интересы одних членов общества от других. Ограничение свободы личности является прерогативой, главным образом, законодательной власти, устанавливающей определенные пределы возможного осуществления прав и свобод. В случае нарушения установленных властью ограничений, создающего опасность для других охраняемых законом интересов, возникает необходимость применения установленных законом санкций. Таким образом, применяемые судебной властью меры ответст Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд. - М., 1997. С. 88-110;

Теоретические проблемы современного российского конституционализма (Научно-практический семинар) // Государство и право. - 1999. - №4.С. 113-118.

венности за правонарушения к одной личности являются мерами защиты прав и свобод других личностей. Кроме того, судебная власть защищает права и свободы человека и в процессе применения указанной ответственности, поскольку эта процедура сама по себе таит угрозу нарушения прав человека. Осуществляя свое исключительное полномочие по разрешению правового конфликта, суд в процессе рассмотрения и разрешения по существу конкретного уголовного или гражданского дела восстанавливает нарушенное благо одной из конфликтующих сторон и защищает от возможного необоснованного нарушения или ограничения благо другой стороны. Оставаясь беспристрастным и объективным арбитром, суд обеспечивает реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам независимо от того, какую роль они играют в правовом конфликте. Воплощением защиты охраняемого законом блага одного или другого служит решение или приговор суда. Являясь важнейшим актом судебной власти, судебное решение (судебный приговор) означает признание прав пострадавшей стороны нарушенными и их восстановление или констатацию отсутствия такого нарушения, ограждение второй стороны от необоснованного ущемления прав. Таким образом, судебная власть восстанавливает нарушенное право, обеспечивает возмещение причиненного вреда, ограждение прав и свобод от необоснованного нарушения или ограничения. По справедливому утверждению Б. Топорнина, в условиях правового государства осуществление судом функции защиты прав и свобод личности "будет обоснованно и логично доминировать во всей его деятельности"232. Осуществляемую в сфере действия права судебную защиту правомерно рассматривать как один из видов правовой защиты личности. Теория правовой защиты человека - относительно новое направление в юридической науке, подвергнутое наиболее обстоятельному анализу в диссертации А.В. Стремухова. Рассмотрение судебной защиты прав и свобод личности как вида правовой защиты обогащает учение о судебной защите, ибо позволяет Топорнин Б. Суд и разделение властей // Вестник Верховного Суда СССР. - 1991. №6. С. 26.

применить к ней характеристики более общего социального и юридического явления. Исходя из разработанного в теории права понятия правовой защиты человека как элемента "осуществления прав человека, содержание которого составляет деятельность государства, общественных объединений и самого лица по созданию юридических условий, способствующих недопущению остановки процесса реализации прав, а в случае таковой - её восстановлению", судебную защиту можно рассматривать как деятельность суда и входящих в систему юстиции органов и самого лица по предупреждению нарушений и необоснованных ограничений прав и свобод и в случае таковых - их восстановлению. Судебная защита - одно из необходимейших условий правовой защищенности личности, характеризующейся предоставлением лицу широких конституционных прав и наличием эффективного механизма их правовой защиты233. Уровень судебной защиты прав граждан рассматривается как основной показатель места судебной власти в обществе, показатель демократичности самого общества234. Не будет преувеличением утверждение, что отсутствие реального права на судебную защиту ограничивает степень свободы личности, низводит конституционные права человека и гражданина до уровня простой декларации. Значение судебной защиты для повышения уровня правовой защищенности личности трудно переоценить, а в ряде случаев судебная защита является единственным средством правовой защиты человека, например, реабилитация незаконно осужденного или привлеченного к судебной ответственности лица, установление отцовства, признание без вести пропавшим или объявление умершим. Характер судебной защиты позволяет считать её универсальным, а потому наиболее эффективным способом защиты нарушенных прав и свобод личности. Основной чертой судебной защиты является её неограниченность или, по определению В.П. Кашепова235, всеобщность, проявляющаяся в сле Стремухов А.В. Правовая защита человека: Теоретический аспект. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Спб., 1997. С. 13. 234 Лившиц Р.З. Теория права. - М., 1994. С. 174. 235 Судебная защита прав и свобод граждан / Под ред. В.П. Кашепова. - М., 1999. С. 6-7.

дующем:

- во-первых, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц. Полагаем возможным согласиться с высказанным в науке мнением о том, что правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. Этот аспект, однако, не входит в предмет настоящего исследования. Конституция РФ применительно к субъекту, права и свободы которого обеспечиваются судебной защитой, употребляет термин "каждый", что подчеркивает неперсонифицированность судебной защиты, отсутствие каких-либо формализованных ограничений на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. При этом право на судебную защиту гарантируется не только гражданам РФ, но также иностранцам и не имеющим гражданства лицам. Указание Конституцией на защиту прав человека и гражданина отражает стремление восстановить те общечеловеческие ценности, которые не зависят от принадлежности к государству236, но являются естественными, принадлежащими человеку от рождения. Государственная защита этих прав и свобод состоит в невмешательстве государства в их свободную реализацию и ограждении от иного постороннего вмешательства. Независимость частной жизни от любого незаконного вмешательства, создавая условия для развития и самореализации личности, становится нравственной основой многих уголовно-правовых и иных запретов и предметом судебной защиты. Судебная защита распространяется на обвиняемых, защищающихся от необоснованного или чрезмерно тяжкого обвинения, потерпевших и гражданских истцов, которые защищают нарушенные преступлением права и интересы, гражданских ответчиков, чьи имущественные интересы могут быть нарушены необоснованным приговором, свидетелей и других граждан, привлеченных к участию в деле, в том числе для содействия правосудию. - во-вторых, судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, принадлежащие индивиду, как в силу прямого указания КонституЛукашева Е.А. Права человека и правовое государство // Общая теория прав человека / Рук. авт колл. Е.А. Лукашева. - М., 1996. С. 31-34.

ции РФ и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления237, но не противоречащие закону. Право на судебную защиту, как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим вне зависимости от наличия соответствующей процедуры его реализации, в связи с чем Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", указал, что суды обязаны применять непосредственно нормы Конституции РФ, когда, исходя из смысла и содержания конституционной нормы, для ее применения вообще не требуется дополнительной законодательной регламентации. Именно это положение должно исключить "…в высшей степени циничное отношение к Конституции, убеждение, что она может быть как угодно хороша, но никакого отношения к реальной жизни не имеет"238. Отсюда следует, что "…действующая Конституция Российской Федерации не торжественная декларация, а полноценный нормативно-правовой акт, статьями которого судам надлежит руководствоваться в необходимых случаях при рассмотрении конкретных дел"239. Кроме того, права личности как непосредственно действующие рассматриваются в теории права в связи с положениями Конституции РФ о ее прямом действии и высшей юридической силе (статьи 15, 16). В случае возникновения коллизий между Конституцией и законом в соответствии с указанными положениями действуют нормы Конституции240. То есть согласно этим положениям, суд, установив, что надлежащий применению закон либо иной нормативно-правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации, либо в совмест Судебная защита прав и свобод граждан / Под ред. В.П. Кашепова. - М., 1999. С. 87. Санстейн К.Р. Отрицательные качества положительных прав // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 1993. № 1. (2) С. 45. 239 Лебедев В.М. Прямое действие Конституции Российской Федерации и роль судов // Теория государства и права. 1996. № 4. С.34. 240 См.: Эбзеев Б., Радченко В. Прямое действие Конституции Российской Федерации и конкретизация ее норм // Российская юстиция. 1994. № 7. С. 7-8.

ном ведении Российской Федерации и ее субъекта, должен при рассмотрении дела принять решение в соответствии с федеральным законом. Помимо этого, защита прав личности – специальная обязанность Конституционного Суда как органа конституционного контроля. Согласно статьи 3 Закона Российской Федерации "О Конституционном Суде Российской Федерации"241, гражданин может непосредственно обращаться в этот орган без защиты своих прав. Правозащитную функцию Конституционного Суда подтверждает его повседневная практика по рассмотрению индивидуальных жалоб на нарушения прав человека. Большинство дел, которые рассмотрел этот Суд в период своей деятельности с момента принятия закона “О Конституционном Суде” 1994 года по 2004 год, касались защиты закрепленных в Конституции прав человека. Особая роль Конституционного Суда в системе судебной защиты прав человека, видится также и в том, что он имеет исключительную прерогативу в толковании Конституции, и его решения по этому вопросу обязательны для всех органов законодательной, исполнительной и судебной властей. Осуществляя указанную функцию, Конституционный Суд способствует дальнейшему развитию и углублению содержания норм, фокусирующих права и свободы граждан. Практически все постановления Конституционного Суда, независимо от характера рассмотренного дела, в той или иной степени касаются защиты прав и свобод человека. При этом, во многих постановлениях Суд опирается на положения общепризнанных норм международного права в сфере прав человека. Рассматривая соответствующие жалобы граждан, Конституционный Суд выражает свое отношение и к правоприменительной практике, и к сложившимся в ней обыкновениям, что способствует осуществлению контроля за соблюдением прав и свобод органами управления и правосудия. Причем, решения судебных органов позволяют не только удовлетворять законные интересы истца, но и утверждать правовые начала государственности, справедливость, режим демократической законности и правопо Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 13. Ст. 1447.

рядка242. При этом необходимо учитывать, что "каким бы уязвимым не был механизм правосудия, лучшего института защиты прав человечество еще не изобрело"243. Судебная процедура позволяет лично участвовать в защите прав. Именно в суде человек и государство общаются друг с другом на равных, и никакой другой институт не способен дать человеку такую возможность. Поэтому отсутствие прямых указаний в законе не может служить основанием для отказа в праве на обжалование в суд любых действий и решений, в том числе органов расследования и прокуроров. Учитывая это, Конституционный Суд РФ принял целый ряд постановлений о неконституционности законов, в которых отсутствует указание на возможность обращения в суд. Несмотря на то, что четкое разграничение между правами и свободами провести трудно, в литературе справедливо отмечено, что примененный в Конституции РФ термин "свобода" призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретно его результата (свобода совести, свобода вероисповедания, свобода мысли и др.), тогда как термин "право" определяет конкретные действия человека244 (например, право получать квалифицированную юридическую помощь). Идентичные по своей юридической природе права и свободы обусловливают и единство системы их гарантий, поэтому и те, и другие в равной мере обеспечиваются правосудием. Предметом судебной защиты являются не только материальные, но и процессуальные права. Являясь способом обеспечения правового статуса личности и гарантией конституционных прав граждан245, процессуальные права сами включаются в правовой статус и нуждаются в защите в случае их Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. Волгоград. ВЮИ МВД России, 1997. С. 85;

Жуйков В.М. Права человека и власть закона (вопросы судебной защиты). – М., 1995. 243 Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран.–М., 1998. С. 386. 244 Лукашева Е.А. Права человека и правовое государство // Общая теория прав человека / Рук. авт колл. Е.А. Лукашева. - М., 1996. С. 31-34. 245 Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Дис. … д-ра юрид. наук в форме научного доклада, выполняющая также функцию автореферата. - М., 1996: С. 29-30.

нарушения или ущемления постольку, поскольку нарушение процессуальных прав ограничивает для лица возможности защиты прав материальных. Следует признать, что защите подлежат и права граждан, сопровождающие выполнение налагаемых на них государством обязанностей и мер ответственности. Таковыми являются право на разумность и пропорциональность применяемой за правонарушение ответственности, достойные человека условия отбывания наказания и пр. - в-третьих, в полном соответствии с Пактом о гражданских и политических правах, обязывающим государство обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве, Конституционный Суд РФ в ряде постановлений указал на возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов, включая органы, осуществляющие уголовное преследование, и судебные органы. Права, нарушенные судом, не могут быть исключены из числа объектов судебной защиты. Правовая позиция Конституционного Суда, заключающаяся в утверждении, что право на судебную защиту предполагает право на охрану прав и законных интересов не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда246, имеет принципиальное значение. Незаконный и необоснованный судебный акт означает отказ в судебной защите. - в-четвертых, судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению ни при каких условиях247, поскольку ограничение этого права ни при каких обстоятельствах не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией Российской Федера Постановление Конституционного Суда РФ от 28 мая 1999 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 266 и пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях // Вестник Конституционного Суда РФ.-1999. №5. 247 Конституция 1993 г., Ст. 56 ч.3.;

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.11.95 по делу о проверке Конституционности части пятой статьи 209 УПК РСФСР ции целей - защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства248. Другой не менее существенной особенностью судебной защиты является её высокая эффективность, обусловленная независимостью суда от всяких органов и влияний и наличием особой процедуры и особых принципов его деятельности. "Независимость суда, отсутствие у судей какой бы то ни было ведомственной заинтересованности, широкая гласность обсуждения, устное и непосредственное исследование всех доказательств - общепризнанные достоинства судебной процедуры249. Гражданин и орган власти или управления (должностное лицо) получают равные процессуальные возможности доказывать правильность своих утверждений и оспаривать доводы противоположной стороны. Не робкий спор униженного просителя с всесильным хозяином служебного кабинета, а открытое состязание равноправных участников судебного разбирательства". Обязательность исполнения судебного акта, имеющего силу закона, а также наличие правовых механизмов его принудительного исполнения повышают эффективность судебной защиты. Правоприменительная деятельность суда носит авторитарный характер, но именно поэтому акты судебной власти способны обеспечить защиту нарушенных или оспоренных прав250. Изложенное позволяет рассматривать судебную защиту как универсальный правовой механизм, обеспечивающий реализацию человеком его прав и свобод и их эффективное восстановление. Судебная защита является не только эффективным способом защиты нарушенных прав и свобод, но и служит гарантией их реализации. Установление принципа "общей клаузулы", т.е. принципиальной возможности обратиться в суд с жалобой на любое нарушение прав и свобод, означает возможПостановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 1993 года, от 3 мая 1995 года, от 29 апреля 1999 года и др. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1994. - №1;

1995. - №2-3;

1998. - №4. 249 Савицкий В. Российские суды получили реальную возможность контролировать исполнительную власть // Судебный контроль и права человека : Материалы Российско-Британского семинара. 12-13 сентября 1994 г. - М., 1996. С. 55. 250 Савельева Т.А. Судебная власть в гражданском процессе: Учеб. пособие - Саратов, 1997. С. ность судебной защиты от незаконно ограничивающих права личности действий самих государственных органов и их должностных лиц и в случае отказа в принятии отнесенных к их компетенции мер по охране, защите и восстановлению ущемленного права. Так, законом предусмотрена возможность для заинтересованного лица обратиться в суд в случае отказа органа исполнительной власти в удовлетворении жалобы на незаконное применение меры административной ответственности, отказа органа расследования возбудить уголовное дело или продолжить его расследование. Наличие такой принципиальной возможности гарантирует надлежащее исполнение другими властными структурами их обязанностей по защите прав и свобод личности, способствует повышению уровня правовой защищенности личности, обеспечивает её свободу. Гарантированность судебной защиты прав и свобод выполняет роль фактора, гармонизирующего общественные отношения. Принципиальная возможность для каждого гражданина обратиться за защитой в суд есть средство охраны его прав не только от уже реальных, но и от возможных нарушений. В связи с этим судебная защита в науке рассматривается как правоотношение между государством, с одной стороны, и личностью - с другой, в котором принципиальному праву личности на соблюдение и защиту его прав и свобод корреспондирует принципиальная же обязанность государства предоставить ему эту защиту. Этот аспект судебной защиты имеет материальный характер, так как права личности обеспечиваются нормами материального права и предусмотренными им способами251. Поскольку функция судебной защиты объективируется лишь в процессе взаимодействия личности и органов судебной власти и лишь посредством совершения судом (судьей) определенных действий, судебная защита может рассматриваться и как система процессуальных правоотношений, в которых реализуется право лица на судебную защиту. Возникновение указанных правоотношений предполагает личную инициативу гражданина, однако вне обя Гражданский Кодекс РСФСР. Ст. 11- занностей суда право на судебную защиту не реализуется. В этом смысле судебная защита - это система действий судебных органов по рассмотрению и разрешению судебного дела и исполнению решения. В качестве судебной защиты может рассматриваться как отдельное судебное действие - постановление приговора, принятие мер обеспечения иска, применение или отмена меры пресечения, вынесение частного определения, так и в целом деятельность суда по уголовному или гражданскому делу, а также деятельность всей судебной системы. Выполняя различные процессуальные действия - исследуя доказательства, выслушивая показания и объяснения сторон, вынося решение, разрешая заявленные сторонами ходатайства, суд (судья) защищает права участников судебного разбирательства и обеспечивает им право на личное участие в правосудии, на использование предоставленных для этого полномочий. Право на судебную защиту не исчерпывается правом на обращение в суд и включает в себя право на личное участие в отстаивании своих прав и свобод, право требования от суда предоставления защиты, а также право на получение юридической помощи для реализации указанных прав. Право на защиту в связи с этим может рассматриваться как совокупность правомочий, обеспечивающих лицу возможность добиваться восстановления в правах. Возможность личного участия в отстаивании своих интересов - одна из гарантий эффективности судебной защиты и способ её реализации, а лишение права на личное участие в защите собственного права рассматривается как ограничение права на судебную защиту252. Осуществляемую судом деятельность по восстановлению нарушенных преступлением или иным правонарушением прав и свобод человека и гражданина и предупреждению этих нарушений принято называть правосудием253, в связи с чем некоторыми авторами допускается отождествление праПостановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений частей первой и пятой статьи 295 УПК РСФСР // Законность. - 1999. - №4.;

Постановление Конституционного суда РФ от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР // Российская газета. - 1998. - 24 декабря. 253 Бибило В.Н. Социально-правовые основы правосудия по уголовным делам : Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1995. С. 12, восудия и судебной защиты254. Определенные основания для этого дает сама Конституция Российской Федерации. Правосудие и судебная защита тесно связаны, судебная защита реализуется в правосудии, а правосудие, на наш взгляд, есть способ осуществления судебной защиты, форма её реализации, однако правосудие судебной защитой не исчерпывается. По-нашему мнению судебную защиту необходимо рассматривать как институт, включающий совокупность вышеприведенных правовых норм. Только в совокупности указанные нормы и создают гарантию судебной защиты прав и свобод граждан. Не имея доступа к правосудию, лицо не может реализовать свое право на судебную защиту, а указание на обеспеченность его прав правосудием придает смысл обращению лица в суд за защитой нарушенных прав. Рассмотрение судебной защиты как межотраслевого института российского права позволяет внести и обосновать предложение об унификации отраслевого законодательства, посвященного судебной защите. Единая цель судебной защиты диктует единство правовых средств и способов защиты прав и свобод личности независимо от формы судопроизводства. Вряд ли имеют разумные оправдания существующие сегодня различия в сроках обжалования судебного решения в уголовном и гражданском процессах, в объеме предоставленных для защиты нарушенного права процессуальных возможностей и процедуре наделения участника судебного процесса определенным статусом и т. д. В связи с этим совершенствование отдельных судебных процедур и отраслей судопроизводства должно вестись в одном направлении с учетом концепции судебной защиты как единой функции судебной власти, реализуемой в уголовном, гражданском, административном и конституционном судопроизводствах. К сожалению, реальная защищенность граждан зависит не только от количества и качества юридических норм, работы правоохранительных органов и негосударственных организаций. Резкий рост экономических и насильФилиппов П.А. Проблемы теории судебной защиты: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Л., 1988. С. 22.;

Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учеб. пособие - М., 1999. С. 115.

ственных правонарушений, ослабление государственной власти по ряду объективных и субъективных причин значительно ослабили реальную защищенность прав граждан. Сейчас их недостаточно защищают суды, милиция, органы исполнительной власти часто не принимают необходимых мер по их жалобам. Юридические механизмы правозащитной деятельности по экономическим, организационным и иным причинам в полной мере не используются. Чтобы фактически усилить защиту прав граждан, предстоит сделать еще очень много. Более энергичные граждане обращаются за защитой своих прав в суд и нередко эту защиту получают если не в первой, то во второй или надзорной инстанции. Необходимо отметить что, что вслед за советской традицией непризнания административной юстиции эта ветвь судебной власти до сих пор целостным образом не "отстроена", так как Конституция, упомянув в ч. 2 ст. 118 об административном судопроизводстве, не предусмотрела для него специального институционного обеспечения, лишь в последнее время принимаются меры к законодательному урегулированию процедуры и в органах администрации, однако делается это также весьма неторопливо255. Одним из «перспективных» направлений повышения защищенности прав и свобод граждан является самозащита гражданских прав самими гражданами. Это форма защиты включена в перечень возможных форм впервые, поэтому есть целесообразность рассмотреть данную форму защиты более подробно в следующем параграфе. § 2. Право граждан на самозащиту личных прав и свобод Современные демократические реформы в России во многом связаны с изменением положения человека в обществе, его взаимосвязи с государством. В отличие от советской административно-командной системы, где были первичны интересы государства и общества, теперь иерархия ценностей иная: гражданин – общество – государство. Согласно ст. 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. Их признание, Страшун Б.А. Десять лет конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2003. №11. С. 11.

соблюдение и защита вменены в обязанность государства. Вместе с тем, в новых условиях возрастает и роль самого человека в деле обеспечения и защиты своих прав, свобод и законных интересов. Как известно, перед Россией в настоящее время стоит цель формирования правового государства. Одним из условий её достижения является создание эффективной системы защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Не случайно на первом плане оказались проблемы гарантий прав и свобод. Во многих случаях государство в состоянии своими силами, при помощи компетентных органов выполнить данную задачу. Однако, часто возникают ситуации, в которых наибольший эффект в защите прав и свобод достигается посредством действий самого заинтересованного лица. Причём, эти действия зачастую являются весьма результативными. В России право индивида на самозащиту не подвергалось целенаправленному нормативно-правовому регулированию. До конца XX века оно осуществлялось опосредованно и регламентировалось частично через необходимую оборону от противоправных действий в момент их совершения, через право на объединение, право на собрания, право на обращения (жалобы), право на забастовки. Данные вопросы регулировались одновременно конституционным, административным, трудовым и др. законодательством. Право на самозащиту - одно из древнейших правовых институтов. Ещё среди юристов и философов античного мира сложилось представление о вечности этого права, корни которого они, также как и мы сегодня, искали в естественных и неотъемлемых правах человека. Право на самозащиту многими философами древности признавалось в форме необходимой обороны, т.е. с возможностью нанесения вреда нападающему, вплоть до причинения смерти. Эту мысль красноречиво выразил Цицерон в своей речи по делу Милона. "В известных случаях имеется законное основание для убийства, - говорил он, - а таких случаев много, и в одном из них убийство не только законно, но даже необходимо, а именно в случае, когда силой оказывают сопро тивление насилию… существует вот какой не неписанный, но естественный закон, который мы не заучили, не получили по наследству, не вычитали, но взяли из самой природы, из неё почерпнули, из неё извлекли;

он не приобретён, а прирождён;

мы не обучены ему, а им проникнуты: если нашей жизни угрожают какие-либо козни, насилие, оружие разбойников или недругов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия и не велят себя ждать, если тому, кто захочет ожидать их помощи, придётся пострадать от беззакония раньше, чем покарать по закону"256. Подтверждение естественности и необходимости самозащиты можно найти и в трудах Ш.Л. Монтескье. "Жизнь государства, - пишет он, - подобна жизни человека. Люди имеют право убивать в случае естественной самообороны... в случае естественной самообороны я имею право убить, потому что моя жизнь принадлежит мне, так же как жизнь того, кто на меня нападает, принадлежит ему... человек может осуществлять право самообороны лишь в краткие моменты такого положения, когда он погиб бы, если бы стал дожидаться, пока ему помогут законы..."257. Гегель отмечал, что праву принадлежит господство над неправом, неправо само по себе ничтожно, то есть по самому существу своему требует отпора, подавления258. Поскольку Гегель не ограничивает субъектов защиты законного права, то можно предположить, что в его формулу укладывается утверждение: если кто-то посягает на законное право человека, то он должен ждать отпора как со стороны того на кого нападает (защищающегося), так и со стороны правоохранительных органов. Изначально вся деятельность человека естественно полностью и неограниченно направлена на выживание, самосохранение и самозащиту. Однако, после объединения с другими людьми, его поведение обрастает определёнными рамками, т.е. общество начинает устанавливать правила самозащиты, с тем, чтобы самосохранение одного не причиняло вред другим представите 256 Цицерон М.Т. Речи. В 2-х т. Т. II. Годы 62-43 до н.э. - М., 1993.- С. 223-224. Монтескье Ш.Л. О духе законов. - М., 1999.- С. 122-123. 258 Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990.- С. 184.

лям социума. Общество устанавливает пределы самозащиты (самообороны), как физической, так и психической. Ещё одной особенностью социализации человека является то, что появляется ещё одно поле для самозащиты и самосохранения – социальное благополучие индивида. Объектом такого вида самозащиты является интересы человека, его имущество, его семья, род. Самозащита сообщества гарантирует каждому отдельному человеку некоторую степень спокойствия и благополучия, однако полностью заменить личную самозащиту не может, поскольку интересы отдельных членов сообщества могут не совпадать, а иногда и противоречить друг другу. Самозащита не может иметь место только в том случае, если государство в полной мере не нарушает права и свободы лиц, охраняет порядок и спокойствие в обществе, а это фактически невозможно сделать ни на начальном этапе развития государства, ни даже сегодня. Реализация конституционного права на самозащиту может рассматриваться как процесс и как конечный его результат, выраженный в реальном пользовании и обладании субъектом личной безопасностью. При этом право является материализованным, а его реализация означает устранение негативных условий, которые мешают или могут помешать эффективной реализации заложенных в праве правомочий259. Механизм реализации права на самозащиту можно определить по аналогии с механизмом правовой защиты, как динамичную систему правовых форм, средств и мер, а также их совокупностей, действие и взаимодействие которых направленно на предотвращение нарушений прав человека или их восстановление в случае нарушения260. Ещё раз следует подчеркнуть, что самозащита используется для гарантирования других прав и свобод, т.е. за самозащитой, как правило, следует реализация другого субъективного права. Самозащита, как допускаемая законом или договором деятельность управомоченного лица, направленная на обеспечение неприкосновенности Мархгейм М.В., Смоленский М.Б., Яценко И.С. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов. СПб., Юридический центр Пресс, 2003. С. 226-232. 260 Стремоухов А.В. Человек и его правовая защита: Теоретические проблемы. - СПб., 1996.- С.43.

права, пресечение нарушений и ликвидацию последствий такого нарушения, на данный момент справедливо стала признаваться самостоятельной формой защиты гражданских прав261. Хотя в ст. 12 Гражданского кодекса - самозащита определяется как способ защиты гражданских прав. Право на самозащиту может быть реализовано человеком через следующие три основные формы:

- обратиться в суд с иском;

- подать в установленном порядке заявление или жалобу в компетентный орган или должностному лицу;

- самостоятельно своими действиями защитить своё субъективное право. Такой комплексный характер реализации исследуемого права свидетельствует о том, что это не способ (конкретный правовой инструмент), а форма негосударственной защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Таким образом, нам видится более правильным, что следует различать формы защиты прав и свобод, одна из которых самозащита. Содержание процесса самозащиты прав может проявляться в объективной действительности по разному, поэтому следует выделять формы реализации права на самозащиту прав и свобод, каждая из которых имеет свои способы реализации. Формы реализации права человека на самозащиту можно выделить по различным основаниям. Согласно, действующему российскому законодательству в зависимости от количества субъектов, которые участвуют в процессе самостоятельной защиты прав, свобод и законных интересов, можно выделить две формы реализации права на самозащиту: индивидуальная и коллективная. Индивидуальная форма применяется, когда человек самостоятельно реализует своё право на самозащиту, без объединения с другими лицами, у Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право. - 1998.- № 5.- С.23.

которых такой же предмет защиты (например, заработную плату не платят всем на предприятии, а в суд с иском за защитой своего права на оплату труда обращается только один работник). Коллективная форма самозащиты - это самостоятельная защита своих прав сразу несколькими объединившимися для наиболее эффективного воздействия “заинтересованными” лицами, обладателями одинакового или общего субъективного права, которое они не могут реализовать в силу какихлибо причин. Наиболее спорным вопросом относительно форм самозащиты, является вопрос о возможности осуществления самозащиты только самостоятельно или с правом обращения к иным лицам или компетентным органам. Некоторые специалисты отмечают, что самозащита заключается в возможности осуществлять в одностороннем порядке действия по самостоятельной защите (охране) своих прав, свобод и законных интересов, т.е. только лицом, права которого нарушены без обращения в компетентные органы262. Однако, с данным положением трудно согласиться. Как отмечается в литературе, «теперь многое стало платным, услуги, да и сама жизнь, носят так называемый заявительный характер, т.е., если тебе нужно, так сам и ходи, проси, покупай, обращайся к чиновникам». Таким образом, при нарушении прав человека или угрозе их нарушения компетентные органы не всегда могут помочь не потому, что «не хотят», а зачастую это связано с тем, что они просто не знают об этом. Человек если не может в силу каких-то объективных или субъективных причин самостоятельно предупредить, предотвратить, оградить, восстановить свои нарушенные или нарушаемые права, свободы и законные интересы должен (или может, потому что это его право, а не обязанность) обратиться за помощью в компетентные органы, организации или к соответствующим должностным лицам. Такое поведение человека есть форма самозащиты сво Куделина А.В. Самозащита в форме восстановления утраченного владения недвижимостью в праве Англии и США: Дисс.... канд. юрид. наук. - М., 1997.- С.1;

Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Уч. пособие. - М., 2002.- С.154.

их прав, свобод и законных интересов путём обращения государственным, муниципальным, общественным и иным органам и организациям. Итак, по порядку реализации права человека на самозащиту можно выделить следующие формы: 1) без обращения в компетентные органы и организации;

и 2) с обращением в компетентные органы и организации (самозащита в широком смысле). Самостоятельно защищать свои права, свободы и законные интересы без обращения в компетентные органы и организации можно, например, такими способами как забастовка, демонстрации, пикетирования, реализация свободы передвижения и выбора места жительства, отказ подозреваемого, обвиняемого от дачи свидетельских показаний против себя и своих близких, необходимая оборона, крайняя необходимость и т.п. Кроме того, существуют и неправовые способы самозащиты прав, которые реализуются в данной форме, например, голодовки, перекрытие магистралей, отказ разговаривать и т.д. Самозащита в форме обращения за помощью в компетентные органы и организации реализуется через следующие способы: обращения за защитой в судебные органы власти, включая Конституционный суд РФ;

обращения (письма) к Президенту РФ;

обращения в исполнительные органы государственной власти различных инстанций;

обращения в муниципальные органы власти;

обращения в общественные организации, в том числе правозащитные;

создание общественных объединений и вступление в них, в том числе в профсоюзные организации;

обращение к Уполномоченному по правам человека РФ и субъектов РФ;

обращение за защитой в международные организации, когда исчерпаны все внутригосударственные механизмы. Самозащита без обращения в компетентные органы, организации и к соответствующим должностным лицам реализуется, как правило, сразу при возникновении необходимости в защите, т.е. когда, во-первых, человек считает, что ситуация такова, что он может с ней справиться сам;

во-вторых, нет возможности обратиться за помощью из-за недостатка времени;

в-третьих, человек не знает к кому ему обратиться, поэтому защищает себя сам. Самозащита без обращения в компетентные органы может иметь место и тогда, когда человек другую форму самозащиты уже использовал и она, так сказать, «не помогла». Полагаем, защищать свои права, свободы, законные интересы, используя механизм обращения в компетентные органы, организации и к соответствующим должностным лицам, более эффективно, так как в таком случае для защиты возможно использование принудительной силы власти (государственной, муниципальной, международной). Обычный человек для защиты своих прав, свобод, законных интересов использовать принуждение не вправе. На основании исследования права на самозащиту, его содержания и осуществления, следует сделать вывод, что право на самозащиту может быть реализовано в частной и публичной форме. Частная форма реализации права на самозащиту – это совокупность способов (мер) и средств для самостоятельной защиты человеком своих прав, свобод и законных интересов, лично без участия общественных и государственных формирований. Публичная форма реализации права человека на самозащиту – это совокупность способов (мер) и средств для самостоятельной открытой защиты своих прав, свобод и законных интересов через публичные (общественные) институты. Обе эти формы могут быть как правовыми (т.е. в соответствии требованиями норм права), так и неправовыми (т.е. вообще не урегулированными правовыми нормами, но не противоречащими им). К частно-правовой форме реализации права на самозащиту можно отнести следующие правомочия: право не свидетельствовать против себя и своих близких, свобода передвижения и выбора места жительства и др. В частно-неправовой форме право на самозащиту реализуется через неограниченное количество способов, мер, так как главное требование – их не противоречие требованиям правовых норм, оставляет возможность человеческой фантазии в выборе, придумывании способов самозащиты своих прав (особенно на стадии предупреждения). К публично-правовой форме реализации права на самозащиту следует отнести следующие субъективные права, которые могут быть использованы как способы самостоятельной защиты своих прав, свобод и законных интересов: право обращений, право на объединение, право собраний и мирных публичных мероприятий, право на забастовки. К неправовым формам реализации права человека на самозащиту можно отнести, уже неоднократно упоминавшиеся способы: объявление голодовки, перекрытие дорог (магистралей), «работу по инструкции» и т.п. Данная форма постоянно обновляется, так как её способы обусловлены также как и частно-неправовая форма, человеческой фантазией и требованием – «не быть запрещёнными законом». Для реализации права на самозащиту человек вправе использовать все способы, не запрещённые законом. Способ самозащиты прав и свобод личности - это правомерное действие, система действий или бездействие, осуществляемое человеком самостоятельно для охраны от посягательств, нарушений или для восстановления уже нарушенных прав, свобод или законных интересов. Все способы самозащиты условно можно разделить на три группы:

- во-первых, способы, которые могут быть использованы только в индивидуальной форме (последнее слово подсудимого, право не свидетельствовать против себя и своих близких, необходимая оборона);

- во-вторых, способы, которые могут быть использованы только в коллективной форме (митинги, шествия, демонстрации, забастовки);

- в-третьих, способы, которые могут быть использованы и в индивидуальной, и в коллективной форме (обращения, пикетирование). Большинство субъективных прав, которые используются как способы самозащиты, являются межотраслевыми правовыми явлениями, так как регу лируются сразу в нескольких отраслях права. Например, право на обращения, право на мирные публичные мероприятия, право на собрания, право на последнее слово подсудимого, право не свидетельствовать против себя и своих близких и т.д. В качестве способов самостоятельной защиты своих прав, свобод и законных интересов реализуются такие виды обращений как заявление и жалоба, именно поэтому особое внимание будет уделено именно данным формам обращений. Разница между жалобой и обращением сводится к тому, что жалоба подаётся в суд и вышестоящие государственные органы и органы местного самоуправления на действия (бездействие) нижестоящих органов, а заявление – это обращение в те же самые органы и организации, которые нарушили или нарушают права и свободы человека. Право обращаться лично, направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные и местные органы власти, согласно ст. 33 Конституции РФ, имеют граждане РФ. Однако, иностранные граждане и лица без гражданства, согласно отраслевому (гражданскому, административному, уголовному), имеют право на подачу жалобы, иска для защиты и восстановления своих нарушенных прав. Такое положение законодательства не противоречит Конституции РФ, так как перечисленные в Конституции РФ основные права и свободы не должны толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 55). В настоящее время гражданин может воспользоваться несколькими формами обращений для защиты своих прав, прибегнуть к помощи различных органов и организаций – судебных, административных, органов прокуратуры, уполномоченного по правам человека, общественных объединений, в том числе профсоюзов и др. Таким образом, все обращения в зависимости от субъекта, к которому они направлены можно разделить на:

- обращения во внутригосударственные органы (судебные, исполнительные, законодательные, президентские);

- в муниципальные органы (административные и представительные), в общественные объединения (в том числе, в СМИ);

- в международные организации. Из данной систематизации выпадают обращения к Уполномоченному по правам человека и в прокуратуру, так как они не входят в систему разделения властей, которая закреплена действующим российским законодательством. Административный порядок обжалования как способ публичноправовой формы самозащиты, как правило, является первым «шагом» человека при самостоятельной защите своих нарушенных прав, свобод и законных интересов. При неудачном использовании данного способа, человек может использовать следующий этап обжалования. Наряду с административным порядком рассмотрения жалоб на неправомерные действия (решения) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих, существует судебный порядок обжалования таких действий. Судебный порядок обжалования предусмотрен в ч. 1 ст. 46 Конституции РФ и в отраслевом законодательстве России. Право на жалобу в судебном порядке, согласно Федерального конституционного закона «О судебной системе в РФ» 1996 г.263, может быть реализовано во всех звеньях судебной системы, начиная от мирового судьи, суда общей юрисдикции и, заканчивая Конституционным Судом РФ. В соответствии со ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»264 гражданин, чьи права и свободы нарушаются законом, применённым или подлежащим применению в конкретном деле, вправе обратиться с жалобой в Конституционный Суд РФ. Законодательно урегулированы сроки обращения гражданина в суд с жалобой: три месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав;

один месяц со дня получения гражданином письменного уведомле263 Собрание законодательства РФ. - 1997.- № 1.- Ст.1;

2001. № 51.- Ст.4825. Собрание законодательства РФ. - 1994.- № 13.- Ст.1447.

ния об отказе вышестоящего органа, объединения, должностного лица в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен на неё письменный ответ. По результатам рассмотрения жалобы суд выносит решение об удовлетворении требования или отказе в удовлетворении жалобы. Установив обоснованность жалобы, суд признаёт обжалуемое действие (решение) незаконным, обязывает удовлетворить требование гражданина, отменяет применённые к нему меры ответственности либо иным путём восстанавливает его нарушенные права и свободы265. Помимо государственных и местных органов власти, которые получают обращения граждан о нарушении их прав и свобод, гражданин вправе направить своё сообщение о нарушении его прав, свобод и законных интересов в общественные инстанции. Обращения в общественные организации и объединения включает возможность публично-правовой самозащиты своих прав, свобод и законных интересов посредством СМИ (нередко особо действенным способом самозащиты гражданами своих прав и свобод оказывается обращение в редакции газет, журналов, радио и на телевидение), профсоюзов, внутригосударственных правозащитных организаций, а также через международные правозащитные организации. Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. В силу правопреемства СССР в отношении Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических права 1966 г.266, Российская Федерация признала компетенцию Комитета ООН по правам человека принимать и рассматривать сообщения от лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации и считающих себя жертвами нарушений со стороны Российского государства Иванов В.Н. Как защитить свои права и законные интересы. - М., 2000.- С.3-159;

Правила подачи жалоб. Нормативы и образцы. - М., 2002.- С.3-127;

Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. - М., 2000.- С.5-340. 266 Международные акты о правах человека: Сборник документов. - М., 2002.- С.68-74.

каких-либо прав, зафиксированных в названном Международном пакте о гражданских и политических правах. Процедура рассмотрения жалобы Комитетом сводится к тому, что он доводит до сведения соответствующего государства требования жалобщика. Государство, соответственно, должно в шестимесячный срок представить комитету письменные объяснения, разъясняющие этот вопрос и извещающие о принятых мерах, если таковые имели место. Также Комитет сообщает свои соображения государству-участнику и лицу, подавшему жалобу, но эти соображения носят рекомендательный характер. Вступление России в Совет Европы, подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и её ратификация вместе с Протоколами267 открыли отдельным лицам, группам граждан, неправительственным организациям возможность обращаться с индивидуальными жалобами о защите нарушенных прав и свобод, закреплённых в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в Европейскую комиссию по правам человека и в Европейский Суд по правам человека (г. Страсбург). Одним из обязательных условий рассмотрения такого рода жалоб служит исчерпание всех национальных средств правовой защиты. В Трудовом кодексе РФ впервые отмечена такая форма защиты прав трудящегося как самозащита. Самозащите работниками трудовых прав посвящена глава 58 Кодекса. Однако в законе не даётся понятие «самозащита», и используется термин «формы самозащиты» для раскрытия фактически её способов. Ст. 379 Трудового кодекса называется «формы самозащиты», а в ст. 380 оговаривается, что преследование работников за использование ими допустимых законодательством способов самозащиты трудовых прав запрещается. Таким образом, законодатель использует определение «форма» и «способ» как тождественные. Для предупреждения конфликтных ситуаций при использовании права на самозащиту, считаем более верным, использо Международные акты о правах человека: Сборник документов. - М., 2002.-С.576-600.

вать термин «способы самозащиты трудовых прав», так как сама по себе самозащита является формой защиты прав и свобод человека. В качестве способа самозащиты трудовых прав работников указывается в ст. 379 Кодекса право работника отказаться от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, а также право отказаться от выполнения работы, которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. На время отказа от указанной работы за работником сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством. Тот факт, что отказ от выполнения работы не является конституционным способом реализации права на самозащиту, а также требования к объёму работы, не позволяют более подробно остановится на характеристике способов самозащиты трудовых прав работников. Иные способы самозащиты в Кодексе прямо не отмечены. Отсутствует оговорка «и иные способы самозащиты» при их перечислении. При изложении понятия и порядка использования права на забастовку не отмечено, что оно может быть использовано как коллективный способ самозащиты индивидуальных и коллективных прав трудящихся. Данные обстоятельства могут негативно сказываться на осуществлении права человека на самозащиту, а также снижать общий положительный эффект при её реализации. Конституцией России (ст. 51) предусмотрено ещё одно субъективное право, которое может быть использовано для самозащиты своих прав, свобод и законных интересов – право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Данное положение внесено в текст Конституции РФ на основе части третьей ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая гласит: «Каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения … не быть принуждённым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» и ст. 36 Декларации прав и свобод человека и гражданина в РФ.

Содержание ст. 51 Конституции РФ значительно шире содержания вышеназванных статей, т.к. международно-правовой источник права имеет в виду сферу общественных отношений, возникающих при производстве по уголовному делу, и распространяет свою силу только на обвиняемых в совершении преступления. Конституционная норма распространяется также на свидетелей и потерпевших, и освобождает от обязанности давать показания не только против самого себя, но и своего супруга и близких родственников. Правила ч. 1 ст. 51 распространяются на производство не только по уголовным делам, но и по делам об административных правонарушениях и по гражданским делам. Данное положение определяется разъяснениями, данными судам постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»268. Согласно пункту 18 этого постановления при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Право не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников иначе ещё в литературе называется «гарантия от самообвинения»269, право на молчание270. Гарантия от самообвинения есть способ самозащиты своих прав, свобод и законных интересов. Она реализуется посредством молчания, т.е. несообщение сведений компетентным органам, которые известны лицу в целях ограждения себя и своих близких от их искажённой интерпретации, которая может привести к нарушению или ограничению прав, свобод и интересов данного лица. Целью установленной ст. 51 Конституции является также запрет любой формы принуждения и получения недобровольных показаний. Показания должны быть исключены из числа доказательств, если они получены под угрозой привлечения к уголовной и иной от268 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996.- № 2.- С. 1. Россия на рубеже веков: укрепление государственности. - Калининград, 2001.- С.213. 270 Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: Нормы и действительность. - М., 2000.- С.111.

ветственности, в результате не разъяснения человеку его прав и подобных мер самозащиты. Добровольные показания – допустимы, а их достоверность должен проверять и оценивать суд. Однако нельзя обойти вниманием такие способы самозащиты, предусмотренные административным и уголовным законодательством, как необходимая оборона и крайняя необходимость. Право защищать свои права и свободы включает в себя как приведённые и рассмотренные выше интеллектуальные способы, так и разрешённые законом физические. Именно к последним и относится право на необходимую оборону и крайнюю необходимость. Согласно Кодекса об административных правонарушениях РФ 2001 года крайняя необходимость предусматривается как обстоятельство, исключающее противоправность. Не является административным правонарушением причинение лицом вреда, охраняемым законом интересам, в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причинённый вред является менее значительным, чем предотвращённый вред (ст. 2.7 КоАП РФ). Уголовно-правовой институт крайней необходимости подразумевает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости (ст. 39 УК РФ). Отличие самозащиты от крайней необходимости заключается в том, что крайняя необходимость является способом самозащиты, т.е. предполагает возможность при самостоятельной защите своих прав, свобод и законных интересов в крайней ситуации причинять вред третьим лицам, а не только нападающему (нарушителю) как при необходимой обороне. Согласно новой редакции ст. 37 УК РФ271, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Достаточно часто в специальной литературе термин «необходимая оборона» употребляется как тождественный понятию «самозащита». Подчеркнём, что это не одно и тоже:

- во-первых, необходимая оборона предполагает возможность защищать не только свои права и свободы, но и права, свободы и законные интересы других лиц, общества и государства;

- во-вторых, необходимая оборона предполагает защиту от общественно опасного посягательства, сопряжённого с насилием или угрозой такого насилия. Хотя, в ч. 2 ст. 37 УК РФ, установлено, что возможна правомерная защита от посягательства, не сопряжённого с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства;

- в-третьих, необходимая оборона – это сопротивление преступнику, то есть лицу, действие (бездействие) которого подпадает под действие уголовного кодекса России. Таким образом, необходимая оборона есть способ самозащиты человека от общественно опасного посягательства с правом причинения вреда посягающему.

ФЗ «О внесении изменения в ст. 37 УК РФ» от 14 марта 2002 г. // Российская газета. - 2002.- 19 марта. - С.

6.

Самозащита, во-первых, возможна только самим лицом, чьи права, свободы и законные интересы нуждаются в защите, а также законными представителями данного лица;

- во-вторых, защищаться можно не только от преступного поведения, но и от противоправного и объективно противоправного поведения;

- в-третьих, она может реализовываться и без причинения вреда нарушителю или третьим лицам. Таким образом, понятия "самозащита", "необходимая оборона", «крайняя необходимость» не являются тождествами, и не соотносятся между собой как целое и часть, так как каждое из них несколько выходит по содержанию за границы другого. Соотношение содержания данных юридических категорий можно представить в виде пересекающихся диаграмм. Помимо форм и способов самозащиты прав человека, можно выделить её средства. Понятие "средства" используется в юридической литературе в нескольких значениях: как синоним терминам "правовое воздействие", "способ" или "мера". Относительно понятия "средств самозащиты", мы будем его использовать в смысле "инструменты", т.е. орудия (предметы, совокупность приспособлений) для осуществления какой-нибудь деятельности. Средства самозащиты прав, свобод и законных интересов можно условно разделить в зависимости от того какую функцию они выполняют на предохраняющие, пресекающие, обороняющие и восстановительные;

в зависимости от урегулированности в законодательстве - на правовые и неправовые;

в зависимости от механизма пресекательного воздействия – физические и психологические272. Физические средства воздействия на правонарушителя можно разделить на меры простого физического воздействия (использование приёмов рукопашного боя, собак), меры физического воздействия, осуществляемые с помощью технических средств («подручные» предметы: палки, Бахрах Д.Н. Меры административного пресечения. - М., 1996.- С.23-24.

камни, кирпичи, топоры и т.п.) и физическое воздействие с использованием огнестрельного оружия273. Выбор средств зависит от конкретного способа самозащиты. В зависимости от используемых средств право на самозащиту можно разделить: на самозащиту при помощи собственных интеллектуальных способностей и физических сил и на самозащиту при помощи внешних дополнительных средств (орудий, оружия, других людей, государства и его органов, плакатов, транспарантов, громкоговорителей и т.п.). В результате рассмотрения форм, способов и средств реализации права человека на самозащиту своих прав, свобод и законных интересов, можно сделать следующие выводы и предложения:

- в законодательстве России на данный момент нет чёткого разделения понятий "формы самозащиты", "способы самозащиты", "средства самозащиты", что затрудняет как процесс осуществления данного субъективного права, так и процесс его научного анализа. В связи с этим, предлагаем использовать понятия "формы самозащиты", "способы самозащиты" и "средства самозащиты" в качестве самостоятельных по значению терминов для характеристики особенностей и порядка осуществления исследуемого субъективного права человека;

- "формы самозащиты" понятие более широкое по значению, чем остальные. Оно включает в себя совокупность способов существования содержания. Можно выделить несколько критериев форм самозащиты. Например, по субъекту индивидуальные и коллективные формы самозащиты;

в зависимости от порядка осуществления права на самозащиту можно выделить самозащиту "своими силами" и самозащиту "с чьей-либо помощью" (самозащита в широком смысле);

в зависимости от того какие права защищаются можно выделить самозащиту гражданских прав, самозащиту трудовых прав, самозащиту уголовно-процессуальных прав и т.д.;

ещё один Мингес А. В. Специальные меры административного пресечения: применение огнестрельного оружия, физической силы и специальных средств представителями исполнительной власти государства. - Волгоград, - 1999.- С.15-16.

критерий позволяет выделить формы самозащиты в зависимости от того какие права защищаются в процессе осуществления самозащиты: частноправовая форма самозащиты (защищаются только права лица, который реализует исследуемое субъективное право) и публично-правовая форма самозащиты (в процессе самозащиты защищаются права и свободы не только данного лица, но и других людей, которые могут непосредственно не участвовать в данном процессе);

- способы самозащиты – это конкретные действия (бездействие) с помощью которых человек может самостоятельно защищать свои права, свободы и законные интересы. Способы самозащиты условно можно разделить на правовые и на неправовые. Правовые способы самозащиты – это действия (бездействие), урегулированные нормами права. Неправовые способы самозащиты – это действия (бездействие) прямо не предусмотренные в законодательстве страны, но не противоречащие ему. Правовые способы самозащиты представлены конкретными субъективными правами человека и гражданина. Субъективные права, которые могут быть использованы человеком для самостоятельной защиты своих прав, свобод и законных интересов можно условно разделить на основные, т.е. закреплённые в конституционном законодательстве и дополнительные, т.е. установленные в остальном отраслевом законодательстве. К конституционным способам самозащиты относятся следующие субъективные права: право на обращение, право на объединение, свобода собраний, право на мирные публичные мероприятия, право на забастовку, свобода передвижения, пребывания и выбора места жительства, право не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников. Дополнительных способов самозащиты достаточно много, например, в трудовом праве – это отказ от выполнения работы, не предусмотренной договором или опасной для жизни и здоровья;

в гражданском праве – это удержание вещи, как способ обеспечения обязательств, требование досрочного расторжения договора и т.д.;

в административном праве – это крайняя необходимость;

в уголовном праве – это необходимая оборона и крайняя необходимость;

- средства самозащиты – это конкретные инструменты (орудия, предметы, приспособления), которые могут быть использованы человеком для самозащиты своих прав, свобод и законных интересов. Средства самозащиты могут быть физическими и психологическими. Средства самозащиты, также как и способы самозащиты можно разделить на правовые и неправовые. К правовым средствам самозащиты относится оружие, так как его использование урегулировано специальным федеральным законом. Большинство средств самозащиты прямо не урегулированы законом и на них распространяются требования: 1) быть прямо не запрещёнными законом;

2) быть использованными в соответствии с общими требованиями законодательства. Интересным и неизученным в науке является вопрос о том, что подразумевают под защитой своих прав и свобод сам человек, каковы его представления о том, кто может и должен его защитить, а также насколько часто он прибегает к защите и обращается за защитой вообще. Социологические исследования показывают, что граждане РФ редко обращаются за защитой своих нарушенных прав, свобод и законных интересов. А если и используют право на самозащиту, то на данный момент, следует отметить, что граждане России чаще всего обращаются за защитой своих социально-экономических прав, а не гражданских и политических, что свидетельствует о сохранении патерналистских настроений, экономической несамостоятельности, зависимости большинства граждан и неразвитости политико-правовой культуры населения 274. Граждане предпочитают обращаться за защитой в администрации (к начальству), в средства массовой информации, в прокуратуру, в последнее время всё чаще, но всё же недостаточно (и этому есть причины) – в суд, крайне редко – в международные организации. Для того, чтобы привлечь Рогова Т.А. Исполнительная власть и права человека. // Права человека и культура мира на пороге третьего тысячелетия: Материалы международной конференции. - Самара, 1999.- С.44.

внимание к своим проблемам, связанным с нарушением прав, свобод или законных интересов граждане наиболее часто используют пассивное средство – право обращения (с жалобами, заявлениями, петициями). Активные публичные средства (такие как массовые шествия, демонстрации протеста, забастовки, пикеты и т.п.) используются неэнергично и в основном по случаю каких-либо «дат». В основном это происходит по двум причинам. Во-первых, не зная своих прав, они и не подозревают, что их можно отстаивать, таким образом, незнание (неграмотность) приводит к бездействию. Во-вторых, человек предпочитает «не связываться», предполагая (вполне справедливо), что, потратив массу сил, средств и времени, всё равно едва ли добьешься желаемого результата. Конечно, важную роль для обеспечения личной безопасности играют меры, принимаемые для этого государством: закрепление прав и свобод человека и их принципов в законодательстве страны в соответствии с естественными правами и свободами человека на уровне международных стандартов;

создание и обеспечение деятельности правоохранительных и правозащитных органов и организаций;

поддержка и пропаганда активной роли человека в деле обеспечения и защиты своих прав, свобод и законных интересов. Государство имеет ограниченное количество ресурсов на содержание и деятельность правоохранительных органов, обеспечить каждому гражданину отдельного сотрудника оно не может, да этого и не стоило бы делать, так как это привело бы к ограничению свободы и неприкосновенности частной жизни. Поэтому государство вынуждено поощрять и поддерживать самозащиту человека. Для того чтобы человек активно проявлял себя для охраны (защиты) своих прав и свобод не достаточно просто закрепить данную возможность в законодательстве. Необходимо разработать универсальный механизм, систему действий рекомендательного характера, который заинтересованное лицо могло бы использовать при возникновении соответствующей ситуации. Механизм реализации права на самозащиту должен носить рекомендательный характер для того, чтобы оставалась возможность его изменения, варьирования самим человеком в каждой конкретной ситуации. Пока законодательство России не содержит чёткого рекомендательного механизма реализации права на самозащиту. Правовые нормы, содержащие право человека на самозащиту имеются в конституционном, гражданском, трудовом, уголовном законодательстве. Российское законодательство содержит и субъективные права, которые могут быть реализованы в целях самозащиты, т.е. её способы, но механизм (система действий) в законодательстве не закреплён. Отсутствие данной регламентации, в общем, снижает эффективность реализации человеком его права на самозащиту. Естественное право на самозащиту, исторически после ограничения необходимой обороной и правом на обращение к власти за защитой, изначально было связано с желанием государственной власти контролировать и ограничивать деятельность человека в данной сфере. Возрождение права на самозащиту исторически происходит в условиях перехода от полицейского государства к демократическому обществу. Следовательно, характер нормативно правового обеспечения реализации права граждан на самозащиту является одной из характеристик уровня развития демократии в стране, в конечном счёте – типа сформировавшегося в ней государственного (политического) режима. Таким образом, эффективность самозащиты зависит не только от уровня разработки её механизма, но и от государственного (политического) режима. Самозащита практически не возможна в условиях авторитарного или тоталитарного (коммунистического, национал-социалистического, фашистского и т.д.) режимов. Таким образом, для эффективного осуществления права на самозащиту необходимы политические гарантии реализации, но не только они. Как уже отмечалось, экономические и духовные гарантии играют не чуть не меньшую роль в данном процессе. В условиях нестабильной политической ситуации, упадка экономики, потери социальных ориентиров и моральной деградации общества невозможно эффективно осуществлять право на самозащиту. Особое место занимает правовое воспитание человека в механизме обеспечения реализации исследуемого права. Знания являются необходимым условием самозащиты. Повышение уровня правовых знаний у населения косвенно способствует эффективному разрешению споров в досудебном порядке. Система правового воспитания человека должна начинаться со старших групп детского сада, начальной и средней школы, и заканчивая базовыми курсами по правам человека и их защите во всех средне-специальных и высших учебных заведениях. Необходимо регулярно проводить обучающие программы по защите прав, свобод и законных интересов в рамках средств массовой информации (различные телевизионные программы, публикации в газетах, журналах, радиопередачи и т.п.). Безусловно, активную роль по «правому всеобучу» должна отводиться и осуществлять органами государственной власти, т.к. на них лежит конституционная обязанность по охране и защите прав и свобод человека и гражданина. Правонарушение проще предотвратить, чем потом восстанавливать справедливость и нарушенные права, свободы, законные интересы. Правовое образование должно способствовать грамотности, правовой активности и защищённости человека. Ещё одной проблемой реализации права на самозащиту является менталитет российского человека. Приниженная зависимость гражданина России от государства, терпеливость её народа имеют геоисторические корни, а также современные причины. Как отмечается некоторыми специалистами "...россиян отличает удивительная терпимость, даже не терпимость, а переносимость, покладистость к действиям властей. Вместо того, чтобы сразу, немедля, организованно и корректно, выразить несогласие, россиянин стремится к привычному, к тому, что всё само собой разрешится, перемелется и нет смысла действовать. Но позже – когда терпение всё-таки кончается – события теряют логическую последовательность, без видимого переходного периода спонтанно взрываясь суперактивностью и мгновенно выпуская за долгие годы накопившийся пар в крестьянских восстаниях, поджогах, бунтах и революциях. Гражданская война – оборотная сторона долготерпе ния..."275. Изменение российского менталитета в сторону правовой активности, демократизации, повышения политико-правовой культуры населения – важнейшее направление просветительской работы всех прогрессивных государственных и общественных сил и структур. Только самоорганизация, цивилизованное гражданское общество может привести Россию к правовому государству, в котором права и свободы человека и гражданина станут действительно ценностью276. Таким образом, можно предложить следующие условия и способы повышения эффективности реализации права человека на самозащиту:

- правовое, конституционное государство с демократической формой правления (политические гарантии прав человека);

- разработка, реальное воплощение системы экономических гарантий прав, свобод человека. Повышение общего уровня доходов и благосостояния населения;

- разработка и воплощение мер повышения правовой культуры и правового воспитания человека, в том числе особых мер для лиц, представляющих административный аппарат (государственных и муниципальных служащих);

- нормативно-правовые акты, раскрывающие механизм и процедуры реализации права человека на самозащиту. На данный момент нет, не то, что единого закона, посвященного данному субъективному праву, но зачастую оно вообще не называется в системе правовой защиты человека. Возможно, можно было бы обойтись и без единого «кодекса» самозащиты, но тогда все основные отраслевые документы должны содержать нормы, раскрывающие порядок самостоятельной защиты человеком своих прав, свобод и законных интересов в данной отрасли права;

Китаев А.Ф. Права в России//Права человека и культура мира на пороге третьего тысячелетия: Материалы международной конференции. - Самара, 1999.- С. 45-46. 276 Рогова Т.А. Исполнительная власть и права человека // Права человека и культура мира на пороге третьего тысячелетия: Материалы международной конференции. - Самара, 1999. - С. 45.

- правовые нормы, посвящённые субъективным правам, которые могут быть использованы для самозащиты, следует уточнить целями их использования. § 3. Основные направления совершенствования конституционноправового механизма защиты прав и свобод граждан от неправомерных действий (бездействий) субъектов правоохранительной системы Проведённый всесторонний анализ конституционных гарантий защиты прав и свобод граждан позволяет сделать вывод о перспективности двух направлений в вопросах совершенствования конституционно-правового механизма защиты прав и свобод граждан от неправомерных действий (бездействий) субъектов правоохранительной системы. Первое, совершенствование конституционно-правового регулирования в обеспечении принципа верховенства законов во всех сферах жизни общества, усилении механизма поддержания правопорядка на основе развития народовластия. Это - необходимость разработки научной базы осуществления правовой реформы, призванной обеспечить функционирование административной юстиции. Второе направление, повышение уровня правового сознания служащих правоохранительных органов. Одна из важнейших проблем российского права – совершенствование административной юстиции, которая призвана обеспечивать законность в сфере управления. Развитие административной юстиции необходимо, так как:

- во-первых, связывается с рассмотрением существа права вообще;

- во-вторых, одной из сторон обязательно выступает орган исполнительной власти или должностное лицо;

- в третьих, при рассмотрении спора гражданину гарантируется положение стороны в процессе, т.е. обеспечивается равенство в процессуальном отношении, - в четвертых, рассмотрение спора ведется судебным органом. Для нормального функционирования закона, как правило, необходимы подзаконные акты, которые принимает исполнительная власть. Государственная власть реализует свою компетенцию при помощи актов управления. Органы государственной власти, органы управления и должностные лица зачастую издают акты, нарушающие права и свободы граждан. Поскольку при реализации исполнительной власти исполнительные органы (должностные лица) совершают различного рода действия (иными словами, осуществляют государственно-управленческую деятельность), то, соответственно, при этом имеет место процесс. В общем смысле процесс можно определить как совокупность последовательных действий, совершаемых для достижения определенного результата;

порядок осуществления какой-либо деятельности (например, законодательный процесс и т.п.). Известно, что в традиционном юридическом смысле понятие "процесс", как правило, отождествляется с деятельностью судебных органов по рассмотрению и разрешению конкретных уголовных, гражданских, трудовых и прочих дел (уголовный и гражданский процесс). Однако в подобном понимании процесс сводится лишь к правоохранительной деятельности, составляющей главное содержание функций правосудия. При рассмотрении подобных дел суд реагирует на отклонения от требований материального права, т.е. осуществляет судебную юрисдикцию, применяя санкции соответствующих правовых норм. Государственно-управленческая деятельность в основном сориентирована на решение задач позитивного характера, юрисдикция не является определяющим ее содержание признаком, а сама она не совпадает с судебнопроцессуальной деятельностью. Эти качества придают административному процессу свою индивидуальную окраску. С юридической точки зрения процесс имеет своим назначением реализацию норм материального права. Тогда деятельность по реализации материальных административно-правовых норм можно рассматривать в качестве административного процесса. Таким образом, административный процесс обеспечивает применение норм административного права в сфере государственного управления в целях достижения определенных юридических результатов (последствий), предполагаемых диспозицией нормы. Другими словами, административный процесс обеспечивает соблюдение соответствующих правил поведения, т.е. правоприменение, а занимаются этим субъекты исполнительной власти. Но надо помнить, что в равной мере субъекты исполнительной власти реализуют и санкции материальных административно-правовых норм. Следовательно, осуществляя государственно-управленческую деятельность, соответствующие исполнительные органы (должностные лица) совершают административно-процессуальные действия правоприменительного и правоохранительного характера, т.е. реализуют диспозиции и санкции административно-правовых норм. Поэтому очень важен обратный контроль – контроль за правовым обеспечением законов и подзаконных актов со стороны общества, граждан. Как известно, судебные иски граждан к начальникам, чиновников – к вышестоящим руководству совсем недавно были очень редки. В основном трудовые споры работников разрешались вышестоящими инстанциями в порядке подчиненности. Обычно исход дела зависел не от закона или подзаконного акта, а от соображений политической и административной целесообразности.277 Правовое регулирование этой проблемы нашло отражение Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»278 от 27.04.93 г., который устранил дискриминацию и закрепил право каждого без исключения человека на судебную защиту его прав и свобод. Несмотря на важность этой проблемы – изучение права граждан на судебную защиту их прав и свобод, сравнительно слабо разработана в российской правовой литературе.

Комаровский В.С., Тимофеева Л.Н. "Конфликты граждан с чиновниками" // Государство и право. 1997, №10, с. 6. 278 Ведомости Съезда народных депутатов и ВС РФ. 1993. №19. Ст. Хотя международные конвенции и соглашения в области прав человека признают право каждого человека "на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами"279, право человека на "справедливое судебное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе Закона"280 - в Российской Федерации эти нормы на практике реализуются, как известно, с большими затруднениями281. Прежде всего, следует сказать, что право граждан на судебную защиту их прав и свобод следует рассматривать как важный конституционный принцип, когда речь идет о конституционной обязанности государства гарантировать судебную защиту прав и свобод граждан. Данная норма – принципиальный фундамент, база для защищенности личности. Право граждан на судебную защиту их прав и свобод, как конституционный принцип правового регулирования, конкретизируется в ряде норм Конституции, которые могут быть сгруппированы по двум основным направлениям:

- во-первых, право на восстановление нарушенных прав;

право на возмещение ущерба следовало бы рассматривать в качестве материального аспекта конкретного права граждан на судебную защиту. - во-вторых, процессуальный аспект конкретного права граждан на судебную защиту выражается в праве граждан на обращение в судебные органы (право на иск), право на жалобу в суды общей юрисдикции, право на индивидуальную или коллективную жалобу в конституционный суд. В теории и практике различается право граждан на обращение за судебной защитой (процессуальный аспект) и право на судебную защиту (материальный аспект). Например, в совокупности ч. 1 ст. 15 и ст. 18 Конституции РФ о непосредственном действии конституционных норм, гражданин РФ имеет право на обращение за судебной защитой своего конституционного права, и суд 279 Всеобщая декларации прав человека от 10.12.1948 г., Ст. 8 // Российская газета 1995. 5 апреля. Европейская конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г., Ст. 6. // Бондарь Н.С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе. - Ростов-на-Дону, 1996. 281 Топорнин Б.Н. "Европейское право", М. 1997. С. обязан принять его заявление к рассмотрению, но желаемого результата гражданин может и не получить, если отсутствует соответствующий Федеральный Закон РФ. Следует выделить два направления, по которым административный процесс воплощается в повседневной государственно-управленческой деятельности, так как эти обстоятельства породили двоякий подход к характеристике процессуальной деятельности исполнительных органов (должностных лиц), обозначаемой в качестве административного процесса:

- во-первых, административный процесс иногда рассматривается широко, т.е. фактически как совокупность всех действий, совершаемых названными субъектами для реализации своей компетенции. Сама государственноуправленческая деятельность во всех ее многообразных проявлениях трактуется, таким образом, как административный процесс. - во-вторых, административный процесс понимается как деятельность полномочных исполнительных органов (должностных лиц) по реализации санкций материальных норм административного права. Таково узкое понимание административного процесса как правоохранительной, т.е. юрисдикционной деятельности. Это сближает его с судебно-процессуальной деятельностью. Действующее российское законодательство и подзаконные административно-правовые нормы не содержат юридической основы для того, чтобы можно было руководствоваться широким пониманием административного процесса. Речь может идти лишь о частичных вариантах регламентации тех или иных сторон повседневно осуществляемых управленческих действий, разнообразных по своему назначению, юридическому содержанию и последствиям. К тому же существующий нормативно-правовой материал крайне разрознен. В большинстве случаев отсутствуют единые правила совершения таких действий, а если они есть, то формулируются применительно к конкретным действиям конкретных органов, содержатся в разрозненных, не скоординированных правовых актах различного назначения и различной юриди ческой силы. Господствующим является ведомственный подход к формированию такого рода правил. Все это свидетельствует о том, что прочных оснований для широкого понимания административного процесса не имеется, а административнопроцессуальное законодательство в совершенном и универсальном виде отсутствует. Саму административно-процессуальную деятельность считаем необходимым рассматривать в двух аспектах в широком (правоприменительном) смысле и узком (правоохранительном): а) административно-юрисдикционная;

б) административно-процедурная. В первом случае мы имеем осуществление исполнительными органами (должностными лицами) функции правоохраны в порядке совершения юрисдикционных действий в их традиционном понимании. Во втором случае имеются в виду распорядительные действия исполнительных органов (должностных лиц) по осуществлению установленных административно-правовыми нормами различного рода административных процедур, не связанных с юрисдикцией. Это — реализация разрешительнолицензионных, регистрационных и т.п. функций и полномочий. Фактически при любом понимании административно-процессуальной деятельности действия, совершаемые исполнительными органами (должностными лицами), имеют своим результатом издание ненормативных, т.е. индивидуальных, правовых актов, с помощью которых административноправовые нормы применяются к конкретным обстоятельствам либо к лицам. Тем самым разрешаются разнообразные индивидуальные дела в сфере государственного управления. От характера таких дел зависит реализация либо диспозиции (процедуры), либо санкции (юрисдикция) соответствующей нормы материального административного права. Следовательно, основанием административно-процессуальной деятельности являются именно индивидуальные дела. Предписания правовых норм практически реализуются в индивидуальных действиях тех или иных органов по фактам индивидуального характера (например, по факту совершения административного правонарушения или дисциплинарного проступка, по факту выдачи разрешения на совершение определенного вида деятельности, по факту обжалования неправомерных действий должностных лиц и т.п.). Разрешение подобных индивидуальных дел и составляет основу административного процесса. Под индивидуальным административным делом следует понимать возникающий в сфере государственно-управленческой деятельности вопрос, связанный с применением административно-правовых норм и требующий в целях его разрешения распорядительных (оперативно-исполнительных) действий полномочных исполнительных органов (должностных лиц). Административно-процессуальная деятельность регламентируется процессуальными нормами административного права и реализуется в административно-процессуальных отношениях. Вне правовых норм административный процесс как явление юридической реальности не существует. Границы административно-процессуальной деятельности соответственно определяются таким образом, что в рамках административного процесса разрешаются не все индивидуальные дела, а только определенные, на которые распространяется установленный административно-процессуальными нормами процессуальный порядок. Значит, различного рода действия материальнотехнического и организационного характера, не облеченные в правовую форму, нет оснований относить к административному процессу. На основе изложенного административный процесс может быть представлен в качестве урегулированной административно-процессуальными нормами деятельности исполнительных органов (должностных лиц) по рассмотрению и разрешению различного рода индивидуальных административных дел, возникающих в сфере государственного управления, в порядке реализации задач и функций исполнительной власти. Административный процесс имеет несколько конкретных вариантов своего выражения в практической деятельности исполнительных органов (должностных лиц). В зависимости от характера индивидуальных дел формируется понятие административного производства. Административное производство — это нормативно урегулированный порядок совершения процессуальных действий, обеспечивающий законное и объективное рассмотрение и разрешение индивидуальных административных дел, объединенных общностью предмета. Например, порядок разбора жалоб граждан, порядок лицензирования, порядок применения мер административного принуждения и т.п. — все это виды административных производств. Следовательно, сам административный процесс представляет собой совокупность различающихся конкретными предметами административных производств. На основании вышеизложенного, можно сформулировать общие свойства административного процесса: а) участие одного или нескольких органов исполнительной власти, органов управления;

б) рассмотрение дел, относящихся к кругу полномочий управленческих органов и должностных лиц;

в) участие граждан и юридических лиц как инициаторов процесса;

г) наличие стадий процесса - подача иска, заявления, жалобы, сбор и оценка документальной информации, заслушивание сторон, принятие решений, обжалование решений, исполнение решений, д) юридическая формализация процесса и его стадий в специальных правовых актах. Возможны разновидности административного процесса, которые различаются по процедуре и характеру рассмотрения административных дел, по кругу процессуальных действий, по субъекту принятия решения, например: а) административно-иерархический процесс, когда дела рассматриваются в порядке подчиненности в упрощенном порядке внутри учреждения или системы управления;

б) административный процесс, осуществляемый специально уполномоченными или образованными органами (административными комиссиями и т.д.);

в) смешанный административный процесс, когда его элементы как бы входят в рамки другого процесса (бюджетного, налогового и т.д.);

г) административно-юрисдикционный процесс, когда установленные правила административного судопроизводства применяются специальными органами административной юстиции. Здесь тщательно урегулированы все стадии и процессуальные действия, совершаемые сторонами и участниками процесса, последовательность их совершения и строгая фиксация. Разрешение административно-правовых споров или же решение вопросов, возникающих в связи с необходимостью применения к физическим или юридическим лицам соответствующих мер административнопринудительного характера, предполагает установление определенного порядка, т.е. специальных правил. Соответственно, в механизме административно-правового регулирования должны быть выделены административно-процессуальные нормы, устанавливающие и обеспечивающие указанный порядок. Административно-процессуальные нормы регулируют правоприменительную деятельность, прежде всего исполнительных органов (должностных лиц), т.е. практическую реализацию ими в этих целях принадлежащих им юридически-властных полномочий распорядительного характера. Одновременно этими нормами регламентируется такого же рода деятельность судебных органов. Следовательно, административно-процессуальные нормы своим назначением имеют регламентацию осуществления в принудительном порядке юрисдикционных полномочий преимущественно исполнительных органов (должностных лиц). Существенное значение для содержания административнопроцессуальных норм имеет устанавливаемый ими механизм процессуальных гарантий для граждан как участников юрисдикционного производства. Тем самым создается юридическая форма охраны личности гражданина от нарушений его административно-правового статуса, система административно-правовых гарантий его прав и законных интересов. Гражданин может возбудить юрисдикционный процесс своими действиями (например, подачей жалобы), требовать от органов и лиц, уполномоченных разрешать данное дело, ознакомления с материалами дела, представлять доказательства, давать объяснения, заявлять различного рода ходатайства и т.п. Особенно широки процессуальные гарантии гражданина в законодательстве об административных правонарушениях. Аналогичного рода гарантии предусматриваются и для юридических лиц. Правовое регулирование юрисдикционной административнопроцессуальной деятельности придает ей юридический характер и создает основу для возникновения в рамках административного процесса особого вида правовых отношений - административно-процессуальных отношений. В них всегда представлена официальная сторона - субъект административноюрисдикционной деятельности, правомочный решать индивидуальные административные дела в одностороннем юридически-властном порядке. Главной их особенностью является то, что в их рамках обеспечивается одинаковый правовой уровень их участников, т.е. они относятся к административноправовым отношениям горизонтального типа. Но процессуальное равенство сторон имеет силу до определенного момента. Таковым является момент вынесения решения по данному индивидуальному делу. Однако и в дальнейшем физическое или юридическое лицо, если оно не согласно с принятым по его делу решением, вправе обжаловать его. Механизм правового регулирования административноюрисдикционной деятельности исполнительных органов (должностных лиц) в целом не представляет собой единой совокупности административнопроцессуальных норм и административно-процессуальных отношений. Фактически только юрисдикционные дела спорного характера да некоторые дела по применению принудительных мер процессуального обеспечения произ водства по административным правонарушениям имеют основательную регулирующую базу. Как уже упоминалось, это КоАП и Таможенный Кодекс. В этом же плане заслуживает внимания законодательство о судебном обжаловании неправомерных действий (решений) исполнительных органов (должностных лиц). Что же касается процессуального обеспечения юрисдикции по применению мер административного принуждения за рамками конкретных административно-правовых споров, то в этой области еще много проблем. Единое регулирование отсутствует. Наиболее отчетливо во всех процессуальных отношениях этого типа выражается право лица, по отношению к которому применяются те или иные административно-принудительные меры, подвергнуть сомнению их правомерность путем их обжалования. Но и оно возможно далеко не во всех случаях, поскольку отдельные меры административного принуждения вызываются объективными условиями (например, введение карантина, закрытие участков Государственной границы РФ, прекращение движения при возникновении угрозы общественной безопасности и т.п.). Тем не менее, определенные элементы правового регулирования в подобных ситуациях содержатся в ряде нормативно-правовых актов специального назначения или ведомственного характера (например, в законодательстве о милиции, о безопасности дорожного движения и т.п.). Таким образом, правовое регулирование административноюрисдикционной деятельности по рассмотрению и разрешению административно-правовых споров в принципе отвечает требованиям законности и обеспечения прав и интересов физических и юридических лиц. Правовое регулирование иных вариантов юрисдикционного производства пока не отвечает полностью такой задаче. Формирование правового государства, правовая реформа на основе верховенства Конституции РФ, приоритета закона во всех сферах жизни общества не оставили в стороне и административное право. Суть изменений, происходящих в этой сфере состоит в том, что ранее административное право представляло собой совокупность преимущественно подзаконных правовых актов, т.е. постановлений правительства, нормативных актов министерств и ведомств - приказов, инструкций, положений, уставов, наставлений, правил, которые нередко не только подменяли закон, но и дополняли, изменяли, а подчас и сводили его на нет. Сейчас основные вопросы функционирования исполнительной власти регулируются на основе законодательных актов и нормативных Указов Президента Российской Федерации. Это, в частности, означает, что резко возросла роль административного законодательства, ибо почти в каждом законе содержатся нормы административного права. Соответственно, сокращается сфера ведомственного нормотворчества. Приняты новый Кодекс РФ об административных правонарушениях, Арбитражно-процессуальный Кодекс, а также налоговый, бюджетный и некоторые другие кодексы, носящие преимущественно административноправовой характер. Все это наглядно подтверждает то, что было сказано ранее об административном праве и о его роли в жизни нашего общества. Конституция провозгласила, что Россия есть демократическое, правовое государство, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина есть обязанность государства. К сожалению, большая часть населения России обладает низкой правовой культурой, не знает своих прав и не может реально отстоять их в суде. Важно не только развитие и совершенствование института обжалований действий и решений, нарушающих права и свободы граждан, но и принятие некоторых конкретных правых мер в целях его развития. По-нашему мнению многие правовые проблемы и пробелы в действующем административном законодательстве можно устранить только при принятии административно-процессуального кодекса. При принятии административно-процессуального кодекса необходимо установление таких положений как: - подсудность дел административным судам;

- круга лиц, имеющих право обращения в административные суды;

- оснований обращения в суд;

- допустимость обжалования административного акта;

- виды административных исков, срок подачи административного иска;

- порядок рассмотрения исковых требований;

процессуальное положение сторон в деле;

- доказывание и доказательства по административным делам;

особенности решений по административно-правовым спорам;

- определение круга субъектов, обязанных обращаться в суд, если региональный правовой акт не соответствует федеральному (конституционному) законодательству;

- определение порядка реализации норм, устанавливающих ответственность высших должностных лиц (глав исполнительной власти) субъектов РФ. Касаясь вопроса повышения уровня правового сознания служащих правоохранительных органов необходимо отметить, что принципы и элементы правового сознания правоприменителя отражают объективные связи, возникающие в системе государственно-служебных отношений. Их можно уверенно назвать активным, динамическим началом, так как они обусловливают модель правоприменения. Все принципы и элементы правового сознания взаимосвязаны: соблюдение одних способствует реализации других и, напротив, нарушение какого-либо из принципов отрицательно сказывается на выполнении остальных. Осуществляемая работа правоохранительными органами является одной из наиболее ответственных и трудных. Она требует от лиц, ее выполняющих, максимального напряжения духовных и физических сил. Каждый факт правоприменения, осуществляемый работниками этих органов, - не просто оформление материала, а акт осуществления государственной власти. От уровня правового сознания служащих правоохранительных органов зависит, будет ли способно право как нормативно-ценностный регулятор занять высокое место в общественной жизни, если в данном обществе политическая, государственная власть заняла «авторитарно-доминирующие положения или, что еще хуже, - положение тотально всемогущей тиранической силы - словом, большой власти. То есть власти, намного превышающей естественные, социально оправданные потребности». Только при высоком уровне правового сознания возможна постоянная обратная связь между властью и обществом, на необходимость которой еще до нашей эры указывал великий мыслитель Китая Конфуций. По его мнению, эта связь базируется на трех составляющих:

- власть ни в коем случае не должна терять народного доверия;

- она несет ответственность за его благосостояние;

- подлинная власть отвечает за стабильность в государстве282. Все это, конечно же, непосредственно касается и служащих правоохранительных органов, которые выполняют основные государственно-властные полномочия. Нельзя допустить в правоприменении абстрактную и формальную юриспруденцию, расцвету которой, по мнению И.А. Ильина, способствует разлагающее правосознание283. Идея профессора Л.Д. Воеводина о том, что "права, свободы и обязанности граждан - ничто без гарантий, способных реализовать их", нам близка и понятна. Продолжая эту мысль, скажем, что основой этих гарантий, безусловно, является высокий уровень правового сознания правоприменителя284. Насколько правоприменитель обладает правовыми установками, настолько и его работа будет соответствовать положениям Конституции Российской Федерации по защите прав, свобод и законных интересов граждан. Вот почему правовое сознание в правоприменительной деятельности приобретает первостепенное значение. Именно оно является источником энергии, Переломов Л.С. Конфуций: жизнь, учение, судьба. - М.: Наука, 1993. С. 207-262. Ильин И.А. Путь к очевидности. - М.: Республика, 1993. - С.249. 284 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учебное пособие. - М.: Изд-во МГУ, 1997. - С. 36.

283 энтузиазма и гуманизма служащих, помогает им преодолеть трудности и невзгоды выбранной профессии. Служащего правоохранительных органов можно считать проводником идей, заложенных в законе. От того, насколько он гуманно, справедливо, в соответствии с законом относится к заявителю или другому лицу - участнику процесса правоприменения, как будет заботиться об обеспечении, осуществлении и восстановлении его прав, в значительной степени зависит и оценка деятельности правоприменителя, органа, в котором он работает, их нравственно-правовой авторитет. Правовое сознание правоприменителя обусловлено характером его профессиональной деятельности, социальным положением. Особенности этой деятельности, ее специфика, которые коренным образом затрагивают права, свободы и законные интересы граждан, настоятельно требуют отдельного исследования в - правовом аспекте. Деятельность служащих правоохранительных органов носит государственный характер. Являясь должностными лицами - представителями власти, они осуществляют властные полномочия на основании действующего законодательства. Их работа должна быть направлена на защиту законных интересов всего общества и каждого гражданина в отдельности. Это может стать возможным только в том случае, если правоприменение будет соответствовать принципам и нормам нравственности и права. Люди, решающие судьбы других, должны проявлять гуманность, честность, справедливость, выполнять требования закона, обладать развитым чувством ответственности за свои решения, действия и поступки. Правовые качества правоприменителей в некоторых случаях закреплены в законах. Так, закон о прокуратуре Российской Федерации устанавливает, что прокурорами могут быть назначены граждане, "обладающие необходимыми профессиональными и моральными качествами". В положениях, приказах правоохранительных органов закреплен перечень правовых требований к их сотрудникам. Традиционно россияне боялись не закона (который, как правило, не знали), а "начальства", главным образом местного, прежде всего, представителей правоохранительных органов. Отношение же самого "начальства" к конкретным требованиям нравственности и законов очень чутко улавливалось рядовыми гражданами как образец для подражания. Для служащих правоохранительных органов чрезвычайно важно, чтобы в процессе правоприменительной деятельности справедливость, добро, милосердие, сострадание вошли в "ядро" личности каждого, "стали не просто внешней нормой жизни, а внутренним импульсом и мотивом любого повседневного поступка"285. Очевидно, что изучение правового сознания правоприменителя вообще, а служащего правоохранительных органов в особенности, - крайне необходимая задача сегодняшнего дня. Рассматривая эффективность применения права, следует сказать и о таком условии, как поддержка населения правоохранительных органов в их правоприменительной практике. При социализме на этот фактор постоянно обращалось внимание, в настоящее время о нем незаслуженно стали забывать. Тем не менее, наше общество постепенно начинает понимать, что одни правоохранительные органы без широкого участия масс в борьбе с терроризмом, убийствами, вымогательством и другими особо опасными преступлениями не в состоянии справиться. Уже сейчас бездушие и безразличие людей, ложное понятие порядочности оборачивается для них же, их близких либо других людей большими бедами. В тех же случаях, когда население оказывает посильную помощь правоохранительным органам, в том числе информирует их о фактах подготовки либо совершения преступлений, о лицах, к ним причастным, в таких городах и поселках наблюдается заметный спад преступности, повышается уровень безопасности граждан. Поэтому основным условием эффективной правоприменительной деятельности является высокий уровень - правового сознания служащих правоохранительных орга Коган Л.Н. Зло [философское эссе]. - Екатеринбург: Уральский университет, 1992.-С. 105.

нов. Совершенствование, в целом, деятельности органов внутренних дел в сфере обеспечения прав и свобод личности требует четкого законодательного урегулирования, так как они оказывают непосредственное влияние на эффективность реализации этих прав и свобод. Многие выше обозначенные вопросы должна решить и решает судебно-правовая реформа, которая уже ни один год проводится в нашей стране. На наш взгляд, именно здесь предстоит трудная и кропотливая работа, так как подобное положение создает сложные ситуации в связи с наличием в ныне действующем законодательстве и в соответствующих проектах, противоречащих Конституции Российской Федерации правовых норм, регулирующих отношения индивида и органов, призванных защищать его права. Кроме того, соответствующие нормативные акты не всегда дают четкий ответ на вопрос о рамках соотношения предусмотренных законом мер принуждения и правоограничения с вредом, причиняемым при этом человеку и его правам. Общий принцип понятен: вред должен быть наименьший. Заслуживает внимания точка зрения М.Г. Какимжанова, который рассматривая вопрос касающийся задержания того или иного лица, полагает, что с точки зрения законоведения, в одной из последующих глав Закона "О милиции" было бы целесообразно раскрыть каждое из предусмотренных средств ограничения свободы и сопроводить его соответствующим текстом, ограничивающим применение этого средства и предусматривающим гарантии, которые должны быть предоставлены задержанным286. Действительно во многих странах, суды даже по формальным признакам не пропускают дела, если имеются только процедурные нарушения. Так, в США было введено так называемое "правило Миранды", в соответствии, с которым полицейский в момент задержания (а не позже!) обязан сообщить задержанному лицу перечень его прав. Этот перечень заслуживает цитирования: 1. Вы имеете право не давать показания.

Какимжанов М.Г. Соблюдение прав и свобод граждан в деятельности милиции: Дис. … канд. юрид. наук.- М.,1995. С. 140.

2. Все, что Вы скажете, может быть и будет использовано против Вас в суде. 3. Вы имеете право консультироваться с адвокатом, и он может присутствовать на Ваших допросах. 4. Если у Вас нет средств на оплату труда адвоката, то он, если Вы пожелаете, будет назначен до начала допросов. 5. Вы можете воспользоваться этими правами в любое время и не отвечать ни на какие вопросы и не делать никаких заявлений. Согласно Закона 1968 года, принятого в США, об отмене обвинительного приговора, если нарушено "правило Миранды", в случае, если полицейский не сообщит хотя бы одно из этих прав, это будет считаться грубейшим процессуальным нарушением, которое само по себе может привести к оправданию в суде287. Процедурная детализация обеспечения прав личности является характерной чертой правового государства, а также по сути показателем реальности представляемых прав. Ограничения, которые сотрудники органов внутренних дел могут применить в отношении граждан, должны подчиняться определенным условиям и наличию четко определенных обстоятельств. Кроме того, если имеет место ограничение основных свобод, то оно должно происходить под руководством и наблюдением какого-либо органа, несущего юридическую ответственность перед гражданами. Требует большей конкретизации и положение статьи 11 п. 31 закона "О милиции", в котором сотрудникам милиции представлено право использовать безвозмездно возможности средств массовой информации для установления обстоятельств преступлений, а также лиц, их совершивших, для розыска лиц, скрывшихся от дознания, следствия и суда, и лиц, без вести пропавших. Здесь, на наш взгляд, является спорным использование возможностей средств массовой информации безвозмездно, так как в настоящий период основные программы телевидения, радио и печати строятся на коммерческой Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. -М., 1996. С. 76.

основе288. Следует также рассмотреть в "критическом" ракурсе" такой вид деятельности органов внутренних дел, как индивидуальная профилактика. На сегодняшний день, круг вопросов, связанных с индивидуальной профилактикой тех или иных видов правонарушений, регулируется на уровне ведомственных нормативных актов, определяющих основания для проведения индивидуальной профилактики, а также методы и средства ее осуществления. Это не исключает субъективизма при определении круга лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений, способствует необоснованному расширению или сужению перечня. Этот вопрос особенно важен в исследуемом нами блоке вопросов, так как любая индивидуальная профилактическая работа достигает своей цели лишь путем воздействия на лиц, от которых можно ожидать совершения правонарушений и никак не связана с воздействием на внешнюю среду, где проходит жизнедеятельность профилактируемого. Однако "воздействие" – это есть не что иное, как "вторжение" или "посягательство" на права и законные интересы граждан, являющихся объектами профилактики. Современное отечественное законодательство принципиально не противоречит нормам международного права. Поэтому ныне существует возможность значительно усовершенствовать внутреннее нормативно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел, обеспечивающее основные права и свободы граждан путем учета положений международного права, прямого использования применяемых в этих нормах юридических формул в ведомственных нормативно-правовых актах. Но, несмотря на это, мы полагаем, что международно-правовые нормы и стандарты, к примеру затрагивающие взаимные обязанности и права органов внутренних дел и граждан, должны максимально полно воспроизводиться во внутреннем законодательстве. Только тогда можно быть уверенным в действительном законодательном обеспечении уважения прав человека как принципа деятельности Какимжанов М.Г. Соблюдение прав и свобод граждан в деятельности милиции: Дис. … канд. юрид. наук.- М.,1995. С. 143.

органов внутренних дел. В этой связи, в частности, целесообразно было бы в закон "О милиции" включить положения Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 3452 от 9 декабря 1975 г. Можно согласиться с мнением ряда ученых о том, что необходимо в ближайшее время принять закон, который бы регламентировал деятельность не конкретных подразделений органов внутренних дел, а в целом всю их систему289. На основании изложенного можно сделать общий вывод о том, что для совершенствования конституционно-правового механизма защиты прав и свобод граждан от неправомерных действий (бездействий) субъектов правоохранительной системы необходимо принятие административно-процессуального кодекса, а также реализация, с учетом реформирования российского общества, дополнительных мер по повышению уровня правового сознания служащих правоохранительных органов.

Головко А.Г. Взаимодействие органов внутренних дел с другими субъектами правоохранительной системы в сфере обеспечения прав и свобод граждан (вопросы теории): Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- Ростов-на-Дону, 1999.С.15;

Лизикова И.И. правовой статус работников правоохранительных органов (общетеоретические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1997. С.9;

Толкачев К.Б. Методологические и правовые основания реализации личных конституционных прав и свобод человека и гражданина и участие в ней органов внутренних дел: Монография. - СПб.,1997. С. 140 и др.

Заключение Действующая Конституция Российской Федерации, провозгласив впервые в истории нашего законодательства высшей ценностью человека его права и свободы, возложила на государство, его органы обязанность уважать, защищать и гарантировать неотъемлемые права личности. На наш взгляд, особое значение в этом отношении имеют вопросы обеспечения реальности этого провозглашенного принципа. Во многом именно поэтому проблема обеспечения прав и свобод человека и гражданина выдвигается сегодня на первый план. Права и свободы являются центральным элементом правового статуса личности, именно в правах и свободах сфокусирована сущность и особенности основ правового статуса личности. Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что гарантированность прав и свобод это и есть гарантированность правового статуса в целом. В современных условиях остро стоит проблема совершенствования правоохранительной деятельности государственных органов правоохранительного назначения, так как низкое качество организации служебной деятельности данных органов, недостаточный уровень функционирования как системы правоохранительных органов, так и всей правоохранительной системы государства негативно сказывается на основном объекте правоохранительной деятельности – гражданине, его правах и свободах. Правоохранительные органы занимают особое место в сфере обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Осуществляя правоохранительную, управленческую, государственную деятельность, которые, в конечном счете, обеспечивают права и свободы личности, интересы общества и государства, данные органы руководствуются определенными правилами, процедурами, установленными правовыми нормами. Поэтому гарантии обеспечения прав и свобод человека и гражданина в деятельности самих правоохранительных органах немыслимы без устранения причин способствующих на рушениям прав и свобод граждан самими должностными лицами правоохранительных органов в процессе правоприменительной практики. Правовые нормы, регулирующие основные направления деятельности правоохранительных органов, имеют различную юридическую силу в зависимости от субъекта, принявшего их. Так:

- Конституция Российской Федерации как акт, обладающий высшей юридической силой, закрепляет наиболее важные и общие принципы и положения, на которых основаны взаимоотношения государственных органов и должностных лиц между собой и с гражданами;

- законодательные акты, издаваемые высшими представительными органами, определяют место правоохранительных органов в системе государственного управления и регламентируют направления деятельности;

- ведомственные нормативные акты обеспечивать оптимальное функционирование системы правоохранительных органов и эффективное регулирование соответствующих областей общественных отношений посредством реализации законов и иных вышестоящих нормативных актов. К сожалению, многие акты, особенно те, которые непосредственно направлены на регулирование деятельности правоохранительных органов, весьма слабо известны сотрудникам, и это положение, разумеется, способствует грубым нарушениям принципа законности. Деятельность служащих правоохранительных органов носит государственный характер. Являясь должностными лицами - представителями власти, они осуществляют властные полномочия на основании действующего законодательства, и их основная работа направлена на защиту законных интересов как всего общества, так и каждого гражданина в отдельности. На сегодняшний день главенствующую роль в правоприменительной деятельности приобретает субъективный фактор правоприменителей, а если сказать более конкретно, то их правовое сознание. То есть условием эффективной правоприменительной деятельности является высокий уровень пра вового сознания служащих правоохранительных органов. Основное значение содержания правового сознания заключается в том, что оно определяет "юридическую судьбу", жизнеспособность, практическую организацию и реальное функционирование правоприменительной практики. Отсутствие должного уровня правового сознания может повлечь за собой произвол, бюрократизм, неорганизованность, беззаконие, несправедливость. Оно, естественно, формируется у человека, исходя из конкретного правового опыта, нравственной и правовой культуры в стране, и базируется на основных положениях этики и правовой системы с учетом достигнутого уровня развития законодательства. Царящая в настоящее время нравственная и правовая атмосфера в нашем государстве не позволяет праву занять достойное место в регулировании общественных отношений, а реализация прав, свобод и законных интересов граждан России зависит не столько от хорошего качества исходной нормы, сколько от правовой культуры лиц, применяющих закон, их правового сознания. Рассмотренные причины совершения противоправных поступков со стороны служащих правоохранительных органов в процессе правоприменительной практики по нашему мнению кроются в деформации правового сознания, и без учета которых в повседневной правоохранительной деятельности всякие попытки формирования высокого уровня правового сознания несостоятельны. Изложенные в работе причины и условия, способствующие деформации правового сознания служащих правоохранительных органов в ближайшее время, естественно, устранить либо значительно снизить их деструктивное влияние не представляется возможным. В связи с этим крайне необходимы научные разработки, посвященные сдерживающим факторам, которые уже в ближайшее время, влияя на сознание служащих, обеспечивали бы с их стороны правомерное поведение. В последнее время также отмечается неуклонная тенденция активизации поведения человека в общественной и государственной жизни. Государ ству необходимо создать условия, обеспечивающие каждому возможность проявлять себя в правовой и культурной жизни, занимать активную позицию не только в процессе использования предоставленных возможностей, но и в процессе их отстаивания. Для этого необходимо создать эффективный механизм реализации конституционного права человека на самозащиту. Право человека на самозащиту образует комплексный правовой институт. Правовой институт самозащиты относится к охранительным юридическим конституционным средствам гарантирования прав, свобод и обязанностей человека. Все правовые нормы данного института, так или иначе, направлены на предупреждение и пресечение нарушения, оборону от нарушения и восстановление нарушенных прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, в том числе и со стороны служащих правоохранительных органов в процессе правоприменительной практики. По нашему мнению одним из наиболее перспективных путей совершенствования конституционно-правового механизма защиты прав и свобод граждан от неправомерных действий субъектов правоохранительной системы, устранения правовых проблем и пробелов в действующем административном законодательстве является совершенствование административной юстиции. Действующее российское законодательство и подзаконные административно-правовые нормы не содержат единых правил совершения административно-правовых действий, а если они есть, то формулируются применительно к конкретным действиям конкретных органов, содержатся в разрозненных, не скоординированных правовых актах различного назначения и различной юридической силы. Господствующим является ведомственный подход к формированию такого рода правил. Все это свидетельствует о том, что административно-процессуальное законодательство в совершенном и универсальном виде отсутствует, поэтому для устранения данного пробела в российском законодательстве необходимо принятие административнопроцессуального кодекса. Многие вышеобозначенные проблемы должна решить, и решает судебно-правовая реформа, которая уже ни один год проводится в нашей стране. На наш взгляд, именно здесь предстоит трудная и кропотливая работа, так как подобное положение создает сложные ситуации в связи с наличием в ныне действующем законодательстве и в соответствующих проектах, противоречащих Конституции Российской Федерации правовых норм, регулирующих отношения индивида и органов, призванных защищать его права. Реализация выработанных автором предложений и рекомендаций будет способствовать устранению причин и условий нарушений прав и свобод граждан должностными лицами правоохранительных органов в процессе правоприменительной практики и обеспечению реализации конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина в деятельности органов внутренних дел в современных условиях. Это определяет не только теоретическую, но и практическую ценность настоящего исследования. Полагаем, что проведённая работа отчасти разрешает проблему юридической неисследованности причин и условий нарушений прав и свобод граждан должностными лицами правоохранительных органов в процессе правоприменительной практики. Вместе с тем, положения и выводы не претендуют на исчерпанность и бесспорность, однако они могут быть полезны в ходе научных разработок проблем правового положения личности в Российской Федерации. Увеличение количества и качества научных разработок осуществления защиты прав и свобод человека, в частности конституционноправового механизма защиты данных прав и свобод от неправомерных действий субъектов правоохранительной системы в современных условиях будет способствовать совершенствованию правового статуса личности в Российской Федерации. Надеемся, что проведенное исследование и сделанные в результате его выводы не останутся невостребованными и внесут свой вклад в развитие юридической науки.

Список использованной литературы I. Нормативные и иные юридические акты документы - международные 1. 2. 3. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года // РосДекларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года // Декларация основных принципов правосудия для жертв преступ сийская газета. 1995. 5 апреля. Международные акты о правах человека. Сборник документов - М. 2002. лений и злоупотреблений властью // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989.;

Международные акты о правах человека. Сборник документов - М. 2002. 4. 5. Декларации о праве на развитие // Международные акты о правах Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и оргачеловека: Сборник документов.- М., 2002. нов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы // Международные акты о правах человека: Сборник документов.- М., 2002. 6. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и её ратификация вместе с Протоколами. // Международные акты о правах человека. Сборник документов - М. 2002;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.