WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ВОЙТЕНКО ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА ХОЛОКОСТ НА ЮГЕ РОССИИ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1943 гг.) Специальность 07.00.02 – ...»

-- [ Страница 2 ] --

второе призвано было решить судьбу нескольких народов Центральной и Восточной Европы (главным образом славянских, а также и некоторых народов германского происхождения), населявших территорию, которая должна была стать составной частью германского «жизненного пространства». Первое было почти полностью осуществлено, тогда как второе прошло стадию планирования, включавшую точный подсчет связанных с этим расходов, и достигло стадии практиковавшейся в опытном порядке селекции, тогда как полномасштабное переселение было предусмотрено только на послевоенный период. Поэтому 71 во втором случае исход войны являлся решающим фактором в вопросе о том, будет ли - и если да, то в какой мере - реализован план расширения колонизации. Уничтожение евреев как метод осуществления геноцида, примененный без всяких нравственных тормозов, уже само по себе ужасно. Если же принять во внимание планы экспансии «третьего рейха» на Восток и все расчеты по уничтожению огромных масс людей, то придется признать, что, если бы война приняла иное течение, решение судьбы еврейского народа в Европе могло бы стать началом страшных бед для всего населения Центральной и Восточной Европы, что и нашло свое выражение в различных вариантах «Генерального плана Ост». Это было бы, так сказать, окончательное решение проблемы Центральной Европы. Порабощение народов Советского Союза, по замыслам нацистов, было лишь этапом на пути к «онемечиванию» всей Европы. Гитлер намеревался создать «коричневую империю», которая должна была раскинуться на гигантском пространстве от Ледовитого океана до Средиземного моря и от берегов Атлантики до Урала. Структура этой империи в планах Гитлера выглядела следующим образом: ядро — Великогермания, т. е. собственно Германия, а также Центральная, Северная и большая часть Восточной Европы, Периферия — вассальные государства и колонии: на западе — урезанная Франция, Испания и Португалия, на юге — Италия, на востоке — русское «колониальное пространство» с сетью немецких поселений. Все вместе это должно было составить так называемую «крепость Европа», иными словами, сильное автаркическое военное образование. Гитлер считал, что «крепость Европа» будет превосходить по своей мощи все колонии и доминионы, входившие в состав Британской империи, США плюс азиатское «геополитическое пространство», которое намеревалась создать милитаристская Япония. В дальнейшем и это «пространство» предполагалось подчинить Германии и ее фюреру.

72 Мы знаем теперь, что вся эта страшная фантасмагория рассеялась как дым. Благодаря героическому подвигу советского народа обезумевшим гитлеровцам не удалось перекроить мир по своему хотению.

1.3. Создание фабрик смерти для «окончательного решения расового вопроса» Если попытаться перечислить преступления, совершенные нацистами в годы второй мировой войны, то они составили бы не одну сотню наименований, а по степени тяжести намного превосходили преступления германского милитаризма в первой мировой воине. Гитлеровская Германия развернула против народов тотальную войну, в ходе которой совершались такие тяжкие преступления, за которые суровые наказания предусматривались всех не только международным но и правом и законодательством современных государств, уголовным законодательством самой Германии, принятым до 1933 года и остававшимся в силе вплоть до поражения фашизма, что опровергает ссылки адвокатов фашистских преступников на принцип «закон обратной силы не имеет». С приходом к власти партии национал-социалистов во главе с Адольфом Гитлером в 1933 году начинаются преследования, дискриминация политических противников, Свидетелей Иеговы евреев, цыган, гомосексуалистов. Кровавый облик нацизма наиболее ярко выражался в системе многочисленных лагерей, ставших братской могилой миллионов узников из самой Германии и многих стран мира. Нацистская система лагерей развивалась Эти с течением стали времени, одним из а не была результатом заранее геноцида продуманного плана. лагеря главных инструментов гитлеровцев. Лагеря были также местами, где уничтожались различные категории людей на оккупированных гитлеровцами территориях. Они стали одним из основных средств проведения человеконенавистнической 73 политики. Гитлер говорил Раушнингу: «Мы должны развить технику обезлюживания. единиц»138. Характерно, что при разработке программы физического истребления неарийских народов гитлеровцы перенимали колониальный опыт британского империализма. Однажды в кругу высших чинов СС Гиммлер заявил: «Мы учимся не только в теории, но и на практике у англичан в Индии. Мы можем научиться тому, как должен поступать германец в одиночку или вдвоем на территории: с населением в 100 тысяч человек для того, чтобы господствовать над ними». Еще и поныне среди обывателей Западной Германии можно услышать фразу: «Не мы изобрели концлагеря. Англичане строили их еще во время бурской войны»139. Концлагеря, которые официально предназначались для превентивного заключения, появились вместе с приходом к власти Гитлера. Это были так называемые «дикие лагеря». Большинство таких лагерей находилось в Берлине, несколько меньше в Саксонии и Тюрингии, а именно лагеря Лихтенберг, Заксенбург, Хоэнштейн, Гильдиц и другие. «Дикие» лагеря размещались где попало: в бывших казармах, казематах, заброшенных фабричных зданиях, полуразрушенных пустующих замках. Наиболее страшной репутацией пользовались берлинские концлагеря Колумбиа-Хаус и лагерь Генерал-Папанштрассе. В каждый из них запирали обычно около тысячи узников. Общее, что они имели с лагерями-гигантами последующих времен, заключалось в том, что из них мало кто выходил живым. Примерно в то же время, что и «дикие» лагеря, появились и «лагеря юстиции» в Ольденбургских болотах - Папенбург, Эстервеген. В них, наряду со штурмовиками, а позже – эсэсовцами, хозяйничали и чиновники министерства внутренних дел. Официально в этих лагерях должны были содержаться уголовники, но в них попадали и политические заключенные, обвиняемые в государственной измене и в измене родине. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых 74 4 февраля 1933 г. постановлением, подписанным президентом Гинденбургом, «Об охране народа и государства» были отменены конституционные гарантии прав граждан. Еще ранее 4 февраля 1933 г. постановлением «О защите немецкого народа»140 была предусмотрена возможность проведения арестов полицией (без всякого судебного контроля) продолжительностью до трех месяцев. Это мероприятие не считалось мерой уголовно-правового характера. Оно было направлено на изоляцию «враждебных государству элементов», осуществляемую террористическими методами, при полном игнорировании ранее действовавших положений законности. Наполнение лагерей заключенными осуществлялось без всякой их вины и без суда по произволу карательных органов, главным образом в порядке так называемого «превентивного заключения». 28 февраля, после поджога рейхстага, был сделан радикальный шаг: с этого момента демократические права были отменены. С этого дня разрешалось арестовывать на неограниченный срок (без суда) лиц именовавшихся «врагами нации и государства»141. Обычно приказ о превентивном заключении гласил: «На основании статьи I декрета имперского президента «Об охране народа и государства» от 28 февраля 1933г. вы подвергаетесь превентивному заключению в интересах общественной безопасности и порядка. Причины: подозрение в деятельности, направленной против государства»142. Так называемое превентивное заключение, которое практически могло быть бессрочным, стало важным элементом правовой системы Германии. Суть «превентивного заключения» недвусмысленно выразила фашистская газета «Фелькишер Беобахтер», которая 21 марта 1933 года сообщала: «В среду около Дахау был создан первый концентрационный лагерь, рассчитанный на 5 тысяч человек. В него будут помещены все коммунистические и, если будет необходимо, социал-демократические функционеры и рейхсбаннеры, которые представляют опасность для государства, поскольку заключать их в тюрьмы на длительное время в 75 обычном судебном порядке невозможно, дабы не обременять этим государственный аппарат. Чтобы они не составляли угрозу обществу, предполагается не предоставлять им свободу»143. Численность помещенных в лагеря в порядке «превентивного заключения» в первый месяц существования третьего рейха точно не установлена. Однако установлено, что только в Пруссии в марте и апреле 1933 года было интернировано более 25000 человек, а в Дюссельдорфе в течение двух месяцев (после пожара рейхстага) было зарегистрировано 3818 лиц, находившихся «в превентивном заключении»144. Огромное количество арестованных и опасение, что их число будет возрастать, привело нацистского чиновника в министерстве внутренних дел Баварии Адольфа Вагнера к мысли о создании особых мест для массы арестованных – вне обычных мест заключения, полиции и МВД. Его первыми обитателями стали коммунисты. Когда все тюрьмы страны были заполнены арестованными, концлагеря стали учреждаться и в других местах. В конце июня 1933 года по пост коменданта Дахау был назначен Эсэсовец Теодор Айке, сформулировавший принципы режима в лагерях. В середине 30-х годов в связи с уменьшением числа арестов количество лагерей сократили до семи. Однако, после 1939 года в связи с возобновлением массовых арестов количество лагерей было увеличено путем учреждения так называемых «вспомогательных лагерей» или «внешних бригад», административно подчинявшихся лагерям. Так во время войны к Дахау прикрепили 15 трудовых лагерей. У Заксенхаузена лагеря, основанного в 1936 году и рассчитанного на 20000 узников, имелось 15 вспомогательных лагерей, в которых во время войны содержались примерно35 тыс. заключенных. К Бухенвальду было приписано 70-80 лагерей145. В 1936- 1937 гг. сравнительно небольшие лагеря, такие, как Эстервеген, Лихтенбург и другие, были ликвидированы и построены новые, такие, как Заксенхаузен (1936г.), Бухенвальд (1937 г.) и Равенсбрук (1939 г.). Если до 76 1936 года в лагеря направлялись исключительно политические противники нацистского режима или считавшиеся таковыми, то с 1936 года в лагеря стали поступать и другие категории заключенных: профессиональные преступники, нищие, бродяги, так называемые асоциальные элементы. После «Хрустальной ночи» и еврейских погромов в лагеря массами стали направлять евреев. Кроме того, в лагерях интернировались цыгане, члены религиозных сект, Свидетели Иеговы, а также гомосексуалисты. В отдельных случаях в лагеря направлялись и осужденные эсэсовцы. Все заключенные должны были носить на одежде номер и треугольник: политические заключенные красный, профессиональные преступники — зеленый, члены религиозных сект - лиловый, асоциальные элементы - коричневый (позднее — черный), гомосексуалисты - розовый, заключенные евреи - желтый. Декрет 28 февраля 1933 г., как уже отмечалось, был принят сразу после провокационного поджога нацистами рейхстага и служил маскировке усиливавшегося террора против коммунистов, социал-демократов, деятелей профсоюзов и других лиц, принадлежавших к прогрессивным организациям. Существовало несколько видов лагерей: лагеря для перевоспитания, лагеря для интернирования, трудовые лагеря, каторжные лагеря, лагеря для «больных», экспериментальные (где проводились опыты над заключенными), после начала войны возникли лагеря для пленных, для заложников. Однако на деле все концлагеря были «фабриками смерти», главным назначением которых являлось уничтожение содержащихся в них заключенных. Специалисты насчитывают свыше 60 видов лагерей, согласно классификации названий, данных им немцами. Фактически была развязана война против собственных граждан. Тысячи и тысячи людей были захвачены не на полях битвы, а арестованы в своих жилищах, на работе, оторваны от семьи, лишены свободы. И все это осуществлялось без установления вины арестованных, без судебных приговоров, без возможности обжалования, без надежды на спасение, а лишь 77 по усмотрению гестапо, возродившего и расширившего использование террористических методов фашистских организаций, действовавших в период Веймарской республики. Тогда же, в 1933, были построены и три главных концлагеря, действовавших до конца войны: Дахау, близ Мюнхена, Бухенвальд, возле Веймара и Заксенхаузен, возле Берлина. Первыми узниками в них оказались коммунисты и евреи. Однако очень скоро узниками лагерей стали социалдемократы, католики, протестанты и многие другие146. Трудно представить себе карту гитлеровской Германии и оккупированной ею Европы без тысяч лагерей различного назначения. Таблица Общее количество гитлеровских лагерей, их филиалов, тюрем, гетто в оккупированных странах Европы и в самой Германии. Концентрационные лагеря и лагеря уничтожения Их филиалы Трудовые лагеря Переселенческие и транзитные лагеря Тюрьмы Гетто Лагеря для военнопленных Лагеря военно-строительной организации Тодт Всего же, включая многочисленные лагеря для военнопленных, было создано 14 033 лагеря. Наибольшее число из них, кроме самой Германии, размещалось в Польше (1671), Чехословакии (615), Советском Союзе (359), Австрии (135) и Франции (132)147. Кроме мест заключения, созданных гитлеровцами, целая система лагерей и других мест заключения для политических противников существовала в странах - сателлитах Германии 1082 7205 371 2071 506 2663 80 78 Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, Болгарии, а также в созданных марионеточными правительствами Независимом Словакии и Виши. В шести концлагерях, созданных к началу второй мировой войны, содержалось 21 тыс. заключенных. Если до войны эти лагеря предназначались для изоляции противников фашистского режима в Чехии, Австрии и в самой Германии, то в годы войны они стали орудием массового уничтожения представителей «неполноценных» народов из всех оккупированных стран Европы. Но к концу войны в концлагерях немцы все еще составляли 10% всех узников. За годы войны на территории Германии и оккупированных стран были построены сотни новых мест заключения, некоторые из них были настоящими фабриками смерти, в которых царил бесчеловечный режим и массовое уничтожение заключенных, были концлагеря Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд, Маутхаузен, Равенсбрюк, Штутгоф, Освенцим, Майданек и другие. С каждым годом их количество росло — от 10 концлагерей с 25 филиалами в августе 1941 года до 20 лагерей и 165 филиалов в апреле 1944 года. В конце 1944 года число лагерей сократилось до 13 из-за продвижения войск союзников и Советской Армии, но число трудовых филиалов, разбросанных по всей Германии, выросло до 500148. На август 1942 года в концлагерях содержалось 115 тыс. узников, через год — уже 224 тыс., в августе 1944 года — 524 тыс. и в январе 1945 года — 714 тыс. узников. С 1933 по 1945 годы через ворота этих лагерей прошли 1600 тыс. человек, из них 1180 тыс. были казнены, отравлены газом, умерли от голода, непомерного труда и террора надзирателей149. Концентрационные лагеря в третьем рейхе вначале подчинялись специальному отделению криминальной полиции. После образования гестапо (государственной тайной полиции) 30 апреля 1933 г. — в Пруссии и 20 апреля 1934 г. — во всех других землях Германии были ликвидированы так называемые «дикие лагеря». Государстве Хорватии, 79 Вновь организованные уже в централизованном порядке лагеря стали подчиняться гестапо. В июле 1934 года Гиммлер создал ведомство инспекторов концлагерей в Берлине, а главное – отряды «Мертвая голова», которые распоряжались жизнями сперва сотен тысяч, а потом и миллионов людей. Комендант лагеря Дахау Эйке был назначен инспектором всех концентрационных лагерей. Позднее, с 16 марта 1942 г., они находились в ведении главного хозяйственного административного управления главного имперского управления безопасности. Жестокий фанатичный нацист и умелый организатор, Айке установил единый образец концентрационного лагеря, четко определил их местоположение и до ноября 1939 года ведал инспекцией лагерей. Хозяйственное управление концентрационных лагерей было поручено генерал-лейтенанту Освальду Полю, включая финансирование и снабжение частей СС «Мертвая голова», выполнявших функции лагерной охраны. Была создана комбинация концентрационного и рабочего лагерей, основанная на эксплуатации инспекторов управлению. Во главе лагеря был поставлен комендант из числа штаб-офицеров со своим штабом и другими чинами администрации, в том числе политическим отделом (лагерное гестапо). Охрану несли специальные формирования СС — соединение «Мертвая голова». Эта внешняя охрана не была подчинена администрации лагеря. С марта 1942 по апрель 1945 года в охране и штабах лагерей служили около 45 000 эсэсовцев, причем их число увеличивалось за счет прикомандированных из других родов войск. Внутри лагеря к начальникам относились: «рапортфюреры», ответственные за общий порядок, «арбайтсфюреры», руководившие работами и «блокфюреры» — начальники над заключенными по отдельным баракам. Кроме того, труда и так заключенных называемая с целью извлечения «Д» прибыли и самофинансирования лагеря. После начала войны в 1939 году ведомство группа (концлагеря) стали координировать свои действия с Главным ведомством по экономике и 80 назначались, главным образом из числа уголовников, старосты, так называемые «капо»150. Охрана обычно менялась, но часть эсэсовцев в лагере образовала постоянные команды. Действующий в лагере персонал должен был «воспитываться» для соответствующего обращения с «недочеловеками», к которым относились заключенные. В охране концлагерей принимали участие и предатели Родины, перешедшие на сторону противника. Так, попав в разное время в плен, Аккерман и Шенмайер - в 1941 г., Ихно-Ивахненко, Нуртдинов, Галактионов-Флоренко, Попов, Денисенко и Пащенко - в первой половине 1942 г., а Олюнин в начале августа 1942 г., подсудимые прошли обучение в специальной школе войск СС «Травники», после чего были направлены для службы в Радомскую команду СС в качестве вахманов /охранников/151. Война ознаменовалась огромным расширением сети концлагерей, а также созданием лагерей смерти, где ликвидация узников шла непрерывно и ускоренным темпом. К лагерям, находившимся в самой Германии, прибавились лагеря, создаваемые на оккупированной территории. В годы войны появились «рабочие лагеря», где заключенные жили не более трех-шести месяцев. Там проводился приказ об «умерщвлении работой». Одним из таких лагерей был концлагерь Дора (филиал концентрационного лагеря Бухенвальд). В течение ряда лет сквозь гору был пробит полукилометровый туннель с несколькими десятками перпендикулярных выработок. В самый короткий срок здесь должны были быть выполнены работы по расширению существующих штолен и превращения их в производственные цехи, пригодные для изготовления реактивного оружия. Заключенные работали по 14-18 часов в сутки в ужасных условиях. Жили они тоже под землей. Большинству вступающим под своды подземелья «4-В» теперь уже не суждено было увидеть солнечный свет. Для «жилых» помещений были отведены три штольни в юго-восточной части подземелья.

81 Страшную картину представляли собой эти жилища – склепы заживо погребенных людей. Несколько недель здесь не было совершенно ничего. Тысячи узников спали на голом сыром каменном грунте, накрывшись тонким одеялом и положив под голову деревянные башмаки или кусок породы. Позже, в начале декабря, в «жилых» штольнях были установлены пятиэтажные деревянные нары в виде отдельных клеток-боксов на 45-90 человек. Вблизи «жилых» помещений производились основные буровзрывные работы. Общей вентиляции не было. Именно сюда гнали воздух вентиляторы. Теперь большая часть узников дышала отравленным воздухом все 24 часа. Особенно трудно приходилось рабочим у забоев. Эти люди были обречены. Через 10-15 дней у них возникали заболевания легких, внезапные приступы судорожного кашля. Через 305 дней все кончалось. В страшных мучениях человек умирал. Обычная смертность в лагере осенью, а затем и зимой 1943-1944 года составляла 70-80 человек в сутки. Но бывали дни и даже периоды, когда это число достигало 150 и даже 200 человек. Несмотря на высокую смертность, медпункт и блоки для больных были постоянно переполнены тяжелобольными и дистрофиками. Прибывающие узники слишком быстро превращались в трупы152. Суд народов в Нюрнберге, а также ряд других судебных процессов подтвердили бесчеловечную эксплуатацию заключенных в гитлеровских концентрационных лагерях. После европейских нападения стран, на Польшу и Советский число Союз, оккупации в усиления террора заключенных концентрационных лагерях резко увеличилось за счет иностранцев. Кроме того, попирая нормы международного права, гитлеровцы стали направлять в концентрационные лагеря военнопленных, в том числе большое число советских. Больше всего концлагерей было создано в 1941 году.

82 Наполнение лагерей осуществлялось через местные отделения гестапо и криминальной полиции. 2 января 1941 г. рейхсфюрер СС и шеф немецкой полиции Г. Гиммлер санкционировал разделение основных лагерей по различным ступеням. К первой ступени отнесены были: Дахау, Заксенхаузен, Аушвиц I, куда помещались менее опасные и «поддающиеся исправлению» арестованные. Ступень 1-а была предназначена для условно годных к работе заключенных. В лагерях ступени II (Бухенвальд, Флоссенбург, Нойенгамме, Аушвиц II) должны были содержаться лица, представляющие повышенную опасность, но «поддающиеся исправлению». В лагеря ступени III направлялись наиболее опасные и неподдающиеся исправлению арестанты. К таковым относился лагерь Маутхаузен. Подобная дифференциация лагерей была весьма условна. Помещение в лагеря уголовных преступников было дополнительной мерой, осложнявшей существование находившихся там политических заключенных, а также лиц, признанных гитлеровцами опасными, но в действительности не совершавших никаких преступлений. Использование заключенных на различных работах широкое распространение получило во время войны, когда появились трудности в результате огромных потерь фашистской Германии на восточном фронте. Это привело и к изменениям в статусе концентрационных лагерей. Так, 30 апреля 1942г. шеф хозяйственно-административного управления (которому стали подчиняться лагеря) обергруппенфюрер и генерал войск СС О. Поль обратился с письмом к Гитлеру. Он писал, что война коренным образом изменяет использование заключенных. Соображения безопасности, профилактики и исправления не стоят больше на первом плане, выдвигается мобилизация рабочей силы заключенных для военных целей, в первую очередь для производства вооружений и восстановления разрушенного. Исходя из этого проводились соответствующие мероприятия, изменяющие организацию концентрационных лагерей, подчиняя ее решению хозяйственных задач. Однако эти изменения не влекли каких-либо послаблений в режиме, а наоборот, осложняли существование заключенных 83 из-за невыносимых условий труда, приводящих к физическому уничтожению людей. Лагеря в нацистской Германии носили разные наименования и имели различные назначения, однако их система не была твердо определенной. Так, например, основные лагеря могли становиться филиалами и наоборот. Являясь средством изолирования и уничтожения людей, представляющих, по мнению нацистских главарей, опасность для рейха, лагеря выполняли еще две задачи в системе нацистского господства. Во-первых, они были учреждениями, в которых служебному персоналу прививались такие качества, как жестокость, равнодушие к судьбам «недочеловеков», твердость при выполнении программы человекоистребления. Эти качества эсэсовцам нужны были для осуществления планов агрессии против народов Европы. Во-вторых, лагеря служили поставщиками рабов, используемых на предприятиях, изготавливающих вооружение. В систему нацистских лагерей входили также строительные команды, выделяемые для ликвидации последствий налетов авиации. Рабочие воспитательные лагеря, созданные Гиммлером 12 декабря 1941 г., служили для размещения в них рабочих с Востока и их бесчеловечной эксплуатации. Таких лагерей насчитывалось 106 и 18 филиалов. Кроме того, 105 лагерей аналогичного характера имелось непосредственно использования при рабочей разнообразных силы на фирмах нацистских для более полного и промышленных сельскохозяйственных предприятиях. Около г. Трира в 1938 году был создан лагерь для заключенных, которые использовались в военно-строительной организации Тодт, занимавшейся сооружениями автострад. С 1940 года им был подчинен инспектору концентрационных лагерей153. До сих пор с абсолютной точностью не выявлены все концентрационные лагеря, их филиалы и другие многочисленные места заключения, существовавшие в нацистском третьем рейхе. Условия содержания во всех нацистских лагерях были одинаково бесчеловечными. В 84 человекоистреблении не последнюю роль играл голод. Смертность была колоссальная. В концентрационных лагерях действовали правила, устанавливаемые инспектором. Они содержали подробную регламентацию, за деяния заключенных, самые разнообразные запреты и предусматривали варварские наказания за их нарушение. Так, запрещалось задерживаться «на утреннем подъеме», без основательной причины обращаться к врачу или администрации, посещать чужие помещения, собирать подписи под жалобами и т. п. Строгому аресту и палочным ударам подлежали лица, позволяющие себе делать «невежливые или насмешливые замечания» по адресу должностных лиц охраны и не оказывающие им знаков почтения и уважения. При нападении на пост или охрану, за отказ повиноваться или выходить на работу, выход из колонны во время следования на работу, произнесение речей применялся расстрел на месте или повешение. Охрана имела право стрелять в лиц, собирающихся в группы, или открывающих окна во время тревоги. Подобные «правила», являясь инициальным административным актом, сочетали регламентацию варварских наказаний за их нарушение с мерами откровенного террора, господствовавшего в многочисленных гитлеровских концентрационных лагерях. Лагеря уничтожения явились следствием соединения системы лагерей и политики убийств. Евреи были не первыми жертвами такой политики третьего рейха: методические убийства начались еще в 1939 году. В «Майн кампф» Гитлер упомянул о необходимости избавиться от сумасшедших, калек, лиц, страдающих от наследственных болезней, чтобы предотвратить появление на свет неполноценных детей, портящих расу. В начале 1939 г. роддомам рейха было приказано посылать отчет о наличии больных среди новорожденных, на основании этих отчетов началось уничтожение таких новорожденных, называющихся «эвтаназия» и «умерщвление из милосердия». Тысячи германских детей были убиты. Через некоторое время было решено расширить акцию, включив в нее взрослых 85 душевнобольных. К исполнению этого плана приступили летом 1939 года. Было создано спецбюро при рейхсконцелярии Гитлера в Берлине. В соответствии с названием улицы, где находилось здание (ул. Тиргартен, 4), план носил название Т-4. Аппарат отвечавший за эвтаназию, расширялся, в него включили специалистов-медиков и администраторов. Особая комиссия обсуждала пути умерщвления людей таким способом, чтобы не жертвы, ни их семьи не догадались об ожидавшей их участи. После изучения разных способов уничтожения людей, пришли к мысли, что оптимальный способ убийства – использование газов, в особенности газа – цианида, именовавшимся Циклоном-Б. Первая газовая камера была испробована в конце 1939 года в Хадамаре, земля Гессен. Всего в рамках этого плана было убито от 80 до 100 тысяч немцев (не все были неизлечимы). Известия об этом просочились и стали известны немецкому населению уже в 1940 году. С лета 1940 года начали действовать некоторые организации, пытавшиеся прекратить операцию Т-4. Недовольство пробудилось в государственных конторах и даже среди нацистов. Наконец к августе 1941 года германская католическая церковь выразила публичный протест. Общественная реакция подействовала на Гитлера и его сотрудников, и операция прекратилась почти повсеместно. В дальнейшем с помощью газа уничтожались заключенные концентрационных лагерей. Для этого были специально построены газовые камеры и крематории. Самыми большими «лагерями смерти» были Освенцим, Треблинка, Майданек, Бухенвальд, Челмно. Лагерь Освенцим имел большое отделение — Моновиц, где заключенные работали для концерна по производству буны. Это отделение организовалось непосредственно при участии руководителей концерна. Для помещения в это отделение трудоспособные заключенные отбирались органами СС и им они были полностью подчинены. Эсэсовцами осуществлялось питание и охрана работавших для концерна. Моновице 86 находился на расстоянии около 7 км от главного лагеря. Его строительство было закончено зимой 1941-1942 гг. При утрате трудоспособности или нарушении дисциплины заключенных немедленно отсылали в главный лагерь или отделение лагеря Биркенау, где они оканчивали жизнь в крематориях. Смертность от нечеловеческих условий существования достигала 80%. Люди болели тифом, дизентерией, кожными заболеваниями, воспалением легких. В лазаретах они могли содержаться лишь 14 суток, после чего подлежали «селекции» (отбору) для уничтожения «как бесполезные и обременительные элементы». Неподалеку от Берлина, на участке старого пивоваренного завода, нацисты устроили концентрационный лагерь «Ориниенбург». В нем погибли многие деятели сопротивления фашизму, в том числе поэт Эрих Мюзам. Лагерь существовал до 1935 года, а в 1936 году на его месте был создан новый концентрационный лагерь Заксенхаузен. Его строили в то время, когда в Берлине проводились Олимпийские игры 1936 года, служившие ширмой для преступной деятельности нацистов. Заксенхаузен именовался «шуцлагерем», на его воротах была помещена надпись о том, им работа приносит освобождение. Это было до цинизма обманное порождение палачей, рассчитанное на преодоление сопротивления. Первоначально в лагере предполагалось разместить 10000 заключенных, но позднее их число достигло 60000 человек. Этот лагерь был своеобразной школой, где проходили выучку эсэсовские палачи — блокфюреры, рапортфюреры, коменданты, которые затем использовались в лагерях, сотнями создававшихся в Германии, а затем и на временно оккупированных территориях. Около Заксенхаузена с 1936 года находилась «Инспекция концентрационных лагерей», переименованная весной 1942 года в «ведомственную группу Д» экономического и хозяйственного управления СС. Из находившихся в Заксенхаузене более 200 000 заключенных погибло более 100 000154.

87 В 1942 году для сжигания трупов за чертой лагеря были выстроены крематории с четырьмя печами. Кроме того, в лагере имелся специальный ров для расстрелов. Только в один день, 9 ноября 1940 года, эсэсовцами были расстреляны 33 польских патриота;

3 мая 1942 года - 81 голландский заложник, в феврале 1944 года - 19 люксембургских полицейских. Здесь же находилась виселица с садистским приспособлением: ноги жертвы закреплялись в особом ящике, который их крепко держал так, что человека не вешали, а жесточайшим образом растягивали. В 1941 году в лагере были вырыты три подвала для складывания трупов. Для больных было выделено 9 бараков, в которых больные размещались на трехъярусных нарах. Медицинского обслуживания не существовало, смертность была колоссальная. Так, в период с сентября по декабрь 1942 года умерло 1 229 больных. Паталогоанатомическое отделение лагеря снабжало университеты и медицинские учреждения черепами, скелетами, из срезанной с мертвецов кожи составлялись коллекции татуировок. Эсэсовцы в лагере Заксенхаузен, как и в других подобных учреждениях, были изобретательны по части применения пыток и наказаний. Широко применялись: подвешивание к столбу, телесные наказания, штрафная рота, лишение питания на несколько дней, ходьба в обуви неподходящего размера, тюремный барак и другие. От лагеря была отделена особая тюрьма с 80 одиночными камерами. В них содержались в строгой изоляции и ужасных условиях различные государственные деятели, участники рабочего движения, духовные лица, в частности пастор Нимёллер. Сама жизнь заключенных в бараках была пыткой, в помещение, рассчитанное на 146 узников, набивали до 500 человек. На заключенных опробовали новые образцы ручных гранат, а также средства против сыпного тифа, туберкулеза, эпидемической этих желтухи, предварительно Проводились и заражая другие испытуемых микробами болезней.

бесчеловечные «медицинские эксперименты». Заключенные в лагере по направлению его администрации широко эксплуатировались различными 88 промышленными концернами;

доходы СС от «сдачи узников внаем» ежемесячно составляли около 50 млн. марок. Несмотря на жесточайший террор, заключенные в лагере образовывали подпольные организации сопротивления. При приближении Советской Армии 21 апреля 1945г. более 30 000 заключенных были согнаны в маршевые колонны и направлены к побережью Балтийского моря для того, чтобы погрузить их на суда, а потом утопить. Но «марш смерти» был прерван наступающими частями Советской Армии, освободившими узников. В самом лагере оставалось около 3000 больных, в том числе 1400 женщин155. Концентрационный лагерь Нойенгамме около Гамбурга возник как отделение лагеря Заксенхаузен, имея 100 заключенных. Через два года там уже их было 4800. Лагерь стал самостоятельным. В нем до 1945 года содержалось 106 000 человек 28 национальностей. Как паук, лагерь Нойенгамме раскинул свои сети по стране, имея 70 отделений. Заключенных стали использовать на строительных работах и работах по углублению канала, идущего от Эльбы, а позднее — на многих предприятиях военной промышленности. Хотя Нойенгамме не относился к лагерям уничтожения, подобно Освенциму и Маутхаузену, однако существовавшие там невыносимые условия содержания заключенных привели к гибели около 55 000 человек156. Таким образом, осуществлялось нацистское злодейство, люди уничтожались посредством изнурительного труда. Кроме того, заключенных расстреливали, умерщвляли инъекциями, вешали, морили голодом, подвергали всяческим издевательствам. Маутхаузен являлся крупнейшим гитлеровским лагерем уничтожения в Австрии. Его строительство началось в марте 1939 года. До мая 1945 года в нем содержалось около 335000 заключенных. В этом лагере гитлеровцами было замучено 122767 человек157. Приведенные выше цифры не охватывают лиц, доставленных в лагерь и сразу же уничтоженных. В этот лагерь направлялись заключенные с 89 сопроводительными документами, в которых указывалось: «возвращение нежелательно», что было равносильно смертному приговору. Такие формулировки относились главным образом к австрийским антифашистам, коммунистам и другим лицам, представляющим опасность для нацистов. В лагере применялись разнообразные средства уничтожения людей: газовые камеры и бункеры для голодания, цепи, перетаскивание камней в каменоломне с места на место. Имелась так называемая «команда для собирания малины» — туда направлялись больные туберкулезом и вне лагеря расстреливались «при попытке к бегству». Существовал специальный барак для «особого обращения», который издевательски именовался «лагерем выздоравливающих». Помещенные туда люди кончали свой жизненный путь в крематории. В лагере был организован публичный дом с проститутками из Берлина и Гамбурга, посещение которого разрешалось администрацией только уголовным преступникам. Лагерь Маутхаузен имел в разных местах 18 отделений с количеством заключенных до 20 000 человек. Специальным и распространенным методом уничтожения людей в этих отделениях было замораживание: людей оставляли на холоде без одежды, поливали холодной водой, зарывали в снег и т. п. В Маутхаузене были замучены сотни видных борцов с фашизмом. При освобождении лагеря были обнаружены тысячи трупов, а многие из освобожденных узников вскоре умерли от ранее перенесенных лишений. В лагере действовал подпольный комитет сопротивления, в котором принимали участие видные антифашисты, продолжавшие и за колючей проволокой бороться с фашизмом. Концентрационные лагеря в гитлеровской Германии имели различные назначения. Так, отделение лагеря Бухенвальд «Дора», сооруженное в тоннелях горы Конштейн для использования заключенных на работах по изготовлению самолетов-снарядов «Фау», предназначалось для уничтожения миллионов людей. Условия работы в лагере «Дора» при секретном производстве ракетного оружия были самыми тяжелыми: отсутствие дневного света, недостаточность воздуха, плохое питание, все это приводило 90 к массовой гибели людей. Причем медицинская помощь пострадавшим на производстве не оказывалась, а трупы погибших не убирались из тоннелей в течение многих дней. В Нижней Силезии находился лагерь Гросс-Розен. Со 2 августа 1940г. он был рабочим филиалом лагеря Заксенхаузен, а с 1 мая 1941 г. до 5 мая 1945г. являлся самостоятельным концентрационным лагерем. Заключенные работали в 104 филиалах этого лагеря, главным образом на разработках гранита для нужд немецких фирм. Через этот лагерь прошло 180000 заключенных, из которых около 100000 человек погибло158. Концентрационный лагерь Треблинка в Польше расположен был недалеко от реки Буг на песчаном плато. Он был окружен зеленым забором, железнодорожная станция была небольшая, со стандартными надписями, обычно имеющимися на подобных станциях. Весь лагерь внешне выглядел как сельскохозяйственное предприятие. В качестве места уничтожения людей лагерь Треблинка начал действовать в июле 1942 года, когда были готовы первые газовые камеры. Они имели пропускную способность от 300 до 500 человек в сутки. В сентябре 1942 года лагерь уже полностью функционировал;

в действии были 10 газовых камер и при каждой камере по пять «душевых» отделений. В одной камере можно было умерщвлять в течение 40 минут более 100 человек, то есть в 10 камерах – тысячу. Таким образом, осенью 1942 года в Треблинке погибало до 15000 человек ежедневно. Для уничтожения в Треблинку доставлялись главным образом евреи из различных гетто. Для умерщвления людей путем отравления использовали не газ «Циклон-Б», как в Освенциме, а отработанные газы от моторов танков, негодных для прямого употребления. При прибытии транспорта с людьми из различных государств Европы в этом лагере не проводился отбор («селекция»), не производилось клеймение. Поезда подавались обычно сразу к «дезинфекционным» помещениям газовых камер, где и происходило удушение. Трупы сжигались, а пепел смешивался с песком, и никаких следов от жертв не оставалось.

91 Ужасные условия содержания в лагере Треблинка дополнялись издевательствами над заключенными. Так, унтерштурмфюрер Курт Франц, комендант Франц Штайнгель придумывали «маскарады», составляли оркестр, игравший во время экзекуций и т. п. В августе 1943 года в этом лагере вспыхнуло восстание. 250 заключенных бежали, но почти все были пойманы и расстреляны. В конце 1943 года лагерь был ликвидирован. На его месте была посеяна трава и сооружены сельскохозяйственные постройки. После освобождения Польши там был, воздвигнут памятник жертвам. Лагерь Штутгоф был основан как лагерь уничтожения еще 2 сентября 1939 года. В 1939 году после захвата немцами Варшавы в нем содержались многие деятели польской культуры, а также граждане из 25 стран Европы. Лагерь имел 60 филиалов. Через него прошло свыше 120000 заключенных, и около 85000 человек было убито. Узники Штутгофа умирали от дизентерии, сыпного тифа, флегмоны и других болезней, распространявшихся из-за плохого качества воды в этих местах. Заключенных убивали на лесоповале, топили в грязи, забивали палками, впрыскивали фенол. Погибших сжигали в печах крематория, которые имели большую пропускную способность. В январе 1945 года гитлеровцы приготовили места для уничтожения следов, сжигания захороненных трупов. Остальных заключенных эвакуировали в 9 лагерейфилиалов. Сама эвакуация представляла собой также акцию по уничтожению людей, так как проходила зимой в нечеловеческих условиях. Одним из крупнейших лагерей на территории Польши был Майданек. В июне 1941 года во время посещения Гиммлером района Люблина им было дано указание командующему СС и начальнику полиции дискрита в Люблине Одило Глобочнику о строительстве концентрационного лагеря. В этот лагерь предусматривалось помещать от 20 до 50 тыс. заключенных. С командующими войсками было согласовано направление в лагерь советских военнопленных в количестве до 150 тыс. человек159.

92 Собственно лагерь занимал около 30 гектар. На полях стояли 22 барака и хозяйственные постройки. Это был лагерь, в котором помещались мужчины, женщины, дети. Он был обнесен колючей проволокой, через которую был пропущен электрический ток. На 18 сторожевых башнях находилась вооруженная охрана. Лагерь имел 7 газовых камер, 2 крематория и место для сжигания трупов на поле. Сперва этот лагерь имел наименование «лагерь для военнопленных Люблин», позднее – «концентрационный лагерь войск СС Майданек», а с февраля 1943г. этот лагерь назывался «концентрационный лагерь Люблин». Наименование Майданек произошло от находящегося недалеко от Люблина местечка Татарский майдан (татарский рынок). Лагерь непрерывно расширялся, и количество находящихся там заключенных увеличивалось. В начале сентября 1941 года там находилось около 5 тыс. советских военнопленных. Большинство из них погибло в результате плохих жизненных условий. К концу года вместо военнопленных появилась группа заключенных из Германии, кроме того, поступали большие транспорты с лицами еврейской национальности из различных стран. К 1943 году число заключенных, находящихся в лагере, составило от 18 до 22 тыс. человек. Там же находилось также около 20 тыс. заложников из польских областей, главным образом участников сопротивления гитлеровскому господству в Польше, и людей, захваченных в результате многочисленных облав, производимых гестаповцами в этой захваченной фашистской Германией стране. В лагере Майданек находились заключенные более чем 50 наций. Смертность среди заключенных вызывалась разнообразными причинами и применением разнообразных средств, с помощью которых нацисты уничтожали людей. Применялись бесчеловечные наказания, имелся специальный блок, называемый «роялем» («клавир»), где применялись телесные наказания плетьми от 25 до 100 ударов. Кроме того, заключенных привязывали к деревьям, опускали в бассейны с водой, ставили между стенками, по которым пропускали электрический ток. Огромное количество человеческих жизней уносили 93 разнообразные болезни, которые косили заключенных, находившихся в состоянии сильного истощения. Различного рода флегмоны, туберкулез, дизентерия, тиф и другие болезни свирепствовали в лагере. На процессе в Нюрнберге Советско-польская чрезвычайная комиссия по расследованию нацистских преступлений в документе СССР-29 в 3-й части представила документальные данные о применении пыток в этом лагере уничтожения. Условия содержания в лагере вызывали тяжелые заболевания. В бараках, рассчитанных на 250 заключенных, находилось от 500 до 800 человек, и эти помещения буквально были набиты людьми. В них устраивались трехъярусные нары. Вместо матрасов выдавалась солома. Размещение, одежда, питание, работа, бесчеловечные наказания, различные провокации - все это было направлено на создание условий, вызывающих огромную смертность, было рассчитано на уничтожение заключенных. Нацисты использовали труд заключенных, главным образом в различных отраслях военного производства. Для организации работ заключенных существовал особый административный аппарат и такого же рода административный аппарат в главном имперском управлении безопасности. В Майданеке действовал соответствующий отдел 3-А. Всего в лагере было около 300 рабочих команд, используемых непосредственно для различного рода фирм, занимавшихся главным образом производством средств вооружения. Кроме тяжелых условий работы, использование рабочей силы заключенных сопровождалось издевательствами над ними, жестокими расправами над теми, кто по своему физическому состоянию не мог выполнять задание. Зачастую рабочие команды, действовавшие вне территории лагеря, возвращались, неся с собой трупы заключенных, умерших прямо на работе. Кроме уничтожения людей посредством изнурительной работы, в лагере для этого практиковались и другие средства для этого. Вначале это были массовые расстрелы. Так, в декабре 1941 года было расстреляно около 2 тыс. советских военнопленных. Большая акция по уничтожению людей 94 была предпринята 3 ноября 1943г. Ее жертвами стали около 18 тыс. человек. Для того чтобы заглушить крики и стоны уничтожаемых людей, в лагере включались громкоговорители, передававшие различные бравурные марши. Было лишено жизни большое количество польских заключенных, которые направлялись в лагерь Майданек из других лагерей. Даже перед самым освобождением туда для указанной цели было привезено 800 арестантов из Люблинской, так называемой замковой тюрьмы. Начиная с 1942 года уничтожение эсэсовцами людей в Майданеке в газовых камерах осуществлялось с помощью ядовитого газа «Циклон-Б»160. За период с 1942 по 1944 год было поставлено 7711 кг этого газа. Это ядовитое вещество поставляла в лагерь германская фирма «Теш и Стабенов». Она именовалась международной фирмой по борьбе с насекомыми, а в действительности ее продукция использовалась для уничтожения людей. Акции по уничтожению учащались с каждым днем, особенно с мая по август 1943 года, тогда, когда стали поступать железнодорожные составы с евреями, вывозимыми из Польши, а также из собственно германского рейха. Польско-советская преступления существование в лагере лагеря, чрезвычайная Майданек, организованного комиссия, что по приказу расследовавшая четырехлетнее гитлеровского установила, правительства, привело к уничтожению около 1,5 млн. человек путем массовых расстрелов и удушения в газовых камерах. Среди них находились советские военнопленные, военнопленные бывшей польской армии и люди других национальностей: французы, итальянцы, бельгийцы, голландцы, чехи, сербы, греки, большое число евреев. Майданек служил сборным лагерем для несовершеннолетних заключенных, направляемых из областей Советского Союза и Люблинской области в Польше. Туда направлялись дети различных национальностей, оставшиеся без родителей. Они рассматривались как совершеннолетние уже с 13-летнего возраста. Огромное количество этих несчастных подростков было там уничтожено.

95 В связи с приближением советских войск 29 марта 1944г. началась эвакуация заключенных, которые направлялись в лагерь Гросс-Розен, женщины - в лагерь Равенсбрюк. Позднее около 7 тыс. заключенных были отправлены в Нацвеллер, а страдавшие болезнями направлялись в Освенцим в газовые камеры. Из них остались в живых лишь 85 человек, которые использовались на особых работах. В лагере Майданек заключенные не только использовались для работы, но и служили средством обогащения фашистов. У них изымались различные вещи: одежда, обувь, ценные бумаги, золото. В лагере были сооружены специальные бараки, в которых хранилось это имущество, в том числе имущество уничтоженных людей. Руководители, администрация лагеря вели точный счет полученных таким путем американских долларов, рублей, франков и английских фунтов. Составлялись подробные описи изъятых драгоценностей и ценных бумаг. В период с осени 1943 до апреля 1944 года из лагеря Майданек в городские склады Люблина поступило 14 ящиков с золотом, ювелирными изделиями и другими ценностями. В соответствии с сохранившимися квитанциями, из лагеря Майданек в июле 1943 года поступило 3900 дамских и 2250 мужских пальто, 700 штук верхней одежды и 1450 костюмов, которые были переданы в склады Люблина. Заведующий складами одежды в лагере Майданек эсэсовец Герман Фогель, давая показания на процессе в Люблине, сообщил, что в 1944 году из этого лагеря в рейх было направлено 18 вагонов с одеждой и обувью. Ценными материалами считались также человеческие волосы. С сентября 1943 по июнь 1944 года из лагеря Майданек было направлено в одну из фирм города Кюстрина 430 кг человеческих волос161. Приближение советских войск сопровождалось освобождением концентрационных лагерей. 24 июля 1944г. в Майданеке восстали заключенные и стали обезоруживать персонал лагеря. В занятом Советской Армией лагере были обнаружены еще не остывшие печи крематориев и газовые камеры, наглядно свидетельствовавшие о тех средствах уничтожения людей, которые там применялись.

96 С 1933 по 1945 год только в основных концентрационных лагерях фашистской Германии содержалось 1 600 000 заключенных и из них 1180000 были убиты. Всего же нацистами содержалось в заключении, в том числе в лагерях уничтожения, 18 000 000 человек, из которых 11 000 000 погибли162. Во всех концентрационных лагерях фашистской Германии царили террор, издевательства над людьми, унижение их человеческого достоинства, пытки и прямое физическое уничтожение. Картина концлагеря с колючей проволокой, воротами, на которых высились зловещие слова «Труд делает свободным» или «Каждому свое», и крематорием, над которым днем и ночью клубился пепельным облаком смрадный дым, стала символом гитлеровской Германии.

97 ГЛАВА II. ХОЛОКОСТ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ ЮГА РОССИИ 2.1. Нацистский геноцид в Ростовской области 22 июня 1941 года нацистская Германия без объявления войны вторглась на территорию Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, в ходе которой немецко-фашистские захватчики, основываясь на идеологии национал-социализма, осуществляли свою страшную политику уничтожения на нашей земле. Эти чудовищные деяния совершались с одинаковой жестокостью на всей оккупированной территории страны. Уничтожение жертв холокоста на территории Юга России и Северного Кавказа началось летом 1942 года. В этом принимали активное участие подразделения айнзатцгруппы «D», а также полевой жандармерии, войска СС и местные полицейские формирования, действовавшие в тыловых районах группы армий «Юг». По хронологии эта часть России была последней захвачена нацистами. В начале второго года войны были также частично оккупированы Калмыцкая АССР, Воронежская и Сталинградская (Волгоградская) области. Летом 1942 года фашистское командование сосредоточило большое количество своих войск на юго-западном направлении. В конце июля – в сентябре 1942 г. враг полностью захватил два края – Краснодарский и Ставропольский, а также Ростовскую область (часть ее, включая Таганрог, оставалась под контролем гитлеровцев еще с осени 1941 г.;

другая (включая Ростов) – после непродолжительной оккупации была освобождена Красной Армией в ноябре 1941 г.). Еще в январе 1942 года Гитлер заявил своему окружению: «…Я намереваюсь пока в центре фронта не проводить наступательных операций. Моей целью будет наступление на Юге. Я решил, как только улучшится 98 погода, предпринять удар в направлении Кавказа. Это направление важнейшее»163. Для немецкого командования Юг России значил очень много. Это зерно и другие сельскохозяйственные продукты для вермахта и самой Германии, это грозненская нефть, вольфрам и молибден Тырнауза. Это морские порты Черного моря, дорога в Закавказье и выход к Волге. План захвата Кавказа в летнюю кампанию 1942 года под кодовым названием «Эдельвейс», утвержденный Гитлером 22 июля 1942 г., предполагал уничтожение советских войск в районе Ростова, захват Северного Кавказа, затем в обход Главного Кавказского хребта танковой армией – в Закавказье, а специально подготовленными соединениями – через перевалы в тыл советских войск, затем начать вторжение на Ближний и Средний Восток. В результате осуществления этого плана и был оккупирован Ставропольский край164. В Ростовской области буквально с первых дней оккупации нацисты ускоренными темпами проводили политику «окончательного решения еврейского вопроса». Ростовская область занимает особое место в истории геноцида евреев в СССР: здесь состоялся один из первых массовых расстрелов еврейского населения. Это Петрушина балка под Таганрогом, а также крупнейшая на территории нынешней России братская могила жертв холокоста – Змиевская балка. Ростовская область в период Великой Отечественной войны подвергалась 2 раза временной оккупации немцами: с октября до ноября 1941 г. и с июля 1942 г. до середины февраля 1943 г. (г. Таганрог, Анастасиевский и Федоровский районы были оккупированы с октября 1941 г. и освобождены в августе 1943 г.). Только один район (Вешенский) не был оккупирован, но находился в зоне военных действий165. В 1939 г. население Ростовской области, по данным всесоюзной переписи, составляло 2 892 580 человек, включая 33 024 еврея (1,1%), в Ростове-на-Дону - 27 039 евреев из 510 212 человек всего населения или 99 5,3%. Летом 1941 г. количество евреев значительно увеличилось, возможно, до 50 - 60 тыс. человек за счет беженцев из западных областей СССР. В сентябре-октябре 1941 г. была организована эвакуация на поездах и баржах 100-150 тыс. человек (неорганизованно уехало 50-100 тыс. чел.), среди которых евреи составляли около 5-7%, т.е. было эвакуировано 7-10 тыс. евреев. Примерно столько же евреев бежало неорганизованно166. 21 ноября 1941 г. немецкие войска на неделю захватили город Ростовна-Дону, но из-за кратковременности этой первой оккупации они не успели организовать массовое уничтожение евреев. По имеющимся свидетельствам очевидцев немецкие власти успели только издать приказ о регистрации евреев, но саму регистрацию не смогли осуществить167. С первых же дней, согласно акту от 30 ноября 1941 г., подписанному местными жителями одного из городских районов, оккупанты начали издеваться над евреями: «Их искали по домам, погребам, на улицах. Только в доме на 36-й линии около детского сада убили 60 жителей – евреев, а всего в нашем районе – несколько сот, в основном женщин, детей, стариков. Перед расстрелом над многими издевались, избивали, выбивали зубы, многих убивали прикладом, размозжив головы. Прямо на улице валялись куски черепов этих людей»168. Основываясь на этих данных, можно предположить, что в период первой оккупации города здесь погибло более 1000 евреев. Другой свидетель показал, что 28 ноября в районе Нахичевани (ныне – один из районов Ростова) была расстреляна группа из 30 евреев169. Город Таганрог был занят немецкими войсками под командованием генерал-полковника фон Клейста. 26 октября 1941 г. Таганрог стал первым городом Ростовской области, где развернулось массовое уничтожение еврейского населения. Как показывают жители Таганрога в своих заявлениях, немецкое командование по прибытии в Таганрог - в лице командующего южной группой немецких войск генерал-полковника фон 100 Клейста, военного коменданта г. Таганрога майора Альберти, начальника зондеркоманды СС-10А – полковника Кристмана и предателей Родины, немецких ставленников в лице начальника городской полиции – Кирсанова, помощника начальника полиции – Стоянова, сотрудника городской полиции – Жужнева и начальника немецкого отряда городской полиции Петрова приступило населением170. Среди жителей Таганрога евреи составляли не более одного процента населения. В разное время численность евреев в городе составляла:

- до 1890 г. – около 800 человек;

- к 1926 г. - 2633, т.е. около 3% от всего населения;

- к октябрю 1941 г. – около 7000 человек (за счет беженцев);

- на август 1943 года – 8 человек (данные немецкой переписи)171. Подавляющая часть не смогла эвакуироваться из Таганрога. Уже 26 октября 1941 г. немецкие власти начали уничтожение евреев Таганрога на Петрушиной косе («Балка смерти») на западной окраине города. Это был, вероятно, первый массовый расстрел еврейского населения на территории современной России. Специальным приказом немецкое командование под угрозой расстрела предложило всем лицам еврейской национальности ношение нарукавных повязок с желтой шестиконечной звездой. Цвет шестиконечных звезд на повязках в других населенных пунктах Ростовской области был разным. Так, в ст. Мешковская Мигулинского района сразу после захвата немцами района немцы надели на всех евреев белые повязки с синей шестиконечной звездой172. 26 октября 1941 г. по приказу коменданта г. Таганрога майора Альберти, и от имени еврейского комитета все евреи должны были явиться с ценными вещами и продуктами на Владимирскую площадь в помещение школы № 26. Вход на площадь был воспрещен под угрозой расстрела. Кто не рассмотрел объявления и нечаянно попал на площадь, тот получал к проведению расправы над беззащитным мирным 101 прикладом в спину. После проведения обыска, изъятия ценных вещей и продуктов часть евреев на автомашинах, а остальных пешком отправили на Петрушину косу, где всех и расстреляли, а трупы зарыли в яме у юговосточной косы балки. Там же в этой яме было расстреляно и закопано значительное число евреев, уклонившихся от явки на сборный пункт173. Наглость немецко-фашистских оккупантов дошла до того, что расстрелы производились днем и ночью, жителей поселка у Петрушиной косы и военнопленных заставляли зарывать в ямы неповинно погибших жертв. Немецкое военное командование официально именовало Петрушину косу «Балкой смерти». К Петрушиной балке зондеркомандой СС – 10а под командованием оберштурмбанфюрера Кристмана было вывезено на машинах и угнано пешком, а затем убито не менее 1800 евреев. Причем один из свидетелей, рабочий кожзавода Михайлов, насчитал несколько колонн обреченных, не менее 7000-8000 человек174. Местные исследователи приводят данные о том, что всего там было уничтожено свыше 10 тыс. человек, из них 6,5 тыс. евреев (по другим данным 8000), в том числе около 1500 детей175. Таким образом, на территории Ростовской области в 1941 г. было уничтожено от 2800 до 7500 евреев. В декабре 1941 г. плановая эвакуация всех, кроме больных в госпиталях, была закончена. По воспоминаниям М.А. Вдовина в газете «Приазовский край» (30.10.1997 г.), после заявления маршала Буденного, командовавшего фронтом, о том, что он не допустит больше сдачи города, городской комендант Борщ отдал 14 февраля 1942 г. приказ о запрете выезда из города жителей без пропуска комендатуры. Последний выдавался только тем, кто отработал норму на строительстве оборонительных сооружений, независимо от возраста и состояния здоровья, наличия малолетних детей и требующих ухода иждивенцев.

102 Несмотря на такой запрет, много евреев - как коренных жителей, так и эвакуированных в Ростов - всеми правдами и неправдами покидали город. Но немало евреев не поверило сведениям о той смертельной опасности, какую несла с собой немецкая оккупация. Отчасти причиной было естественное недоверие к сообщениям советского правительства, отчасти - воспоминания стариков об оккупации города немецкими войсками в 1918 г. Поэтому и по другим причинам в городе осталось большое число евреев, преимущественно старых, больных, женщин и детей. По оценке немецкого командования, к ноябрю 1941 г. в Ростове-на-Дону находилось 200-300 тыс. жителей, среди которых было до 50 тыс. евреев176. Вероятно, к августу 1942 г. число последних уменьшилось до 30-35 тыс. человек. Второй раз немецкие войска захватили Ростов-на-Дону 24 июля 1942 г. По воспоминаниям очевидцев в первые дни оккупации жизнь внешне мало чем отличалась от будничной. Также светило солнце и не евреи стали приспосабливаться к «новым порядкам» жизни, а евреи прятаться. Отличительная черта оккупации: немцы, их техника и полицейские (предатели) на дорогах и тротуарах. На заборах – приказы и объявления со свастикой, а на сельских дорогах часто встречаются беженцы и среди них много евреев… Они легко узнаваемы по характерному внешнему виду и разговору. Редко встречаются одинокие, чаще пожилые люди, женщины, дети… Известны случаи, когда русские матери ради спасения своих детей (их отцы евреи) крестили их во время оккупации Таганрога и записывали на свое имя. Отношение соседей к евреям изменилось к худшему. Они стали избегать встречи с ними, а «друзья» детства дразнили – «юде капут»177. Оккупированная территория Ростовской области подчинялась командованию армейской группы «Юг». Управление ею осуществлялось ортскомендатурами в городах и фельдкомендатурами в сельских районах.

103 Нацисты уничтожали Советы, ликвидировали советское территориально-административное деление. Вместо районов появились волости. Была образована гражданская администрация на дореволюционный лад (городские и сельские управы). Параллельно с ними действовали органы СС, ни от кого фактически не зависящие. Им подчинялась служба безопасности, а также весь огромный полицейский аппарат, состоящий из органов разного рода и назначения: гестапо (государственная тайная полиция), полиция безопасности, охранная полиция, полиция порядка и жандармерия. Задача всех этих органов подавления и террора была одна: уничтожение преданных советской власти людей, лишение населения гражданских прав и превращение его в рабов178. Следует заметить, что между тремя видами немецкой оккупационной власти – военной, гражданской и полицейской – не было принципиальной разницы. Существовали лишь некоторые функциональные оттенки. Все они представляли собой неразрывно связанные части единого террористического аппарата, главные усилия которого направлялись на то, чтобы ограбить оккупированные оккупантам. Тотчас после занятия города 23 июля 1942г. комендант города генерал Киттель издал приказ об обязательной регистрации всего еврейского населения до 10 августа. В объявлении говорилось, что евреи могут спокойно проживать в городе, так как «германское командование стоит на страже их безопасности»179. Однако, по данным немецкого командования, этот приказ выполнило всего 2 тыс. евреев. 5-6 августа 1942 г. пленные красноармейцы были посланы рыть большие ямы (размером 5х7 м и глубиной 3 м) и рвы близ поселка 2-я Змиевка на северо-западной окраине города, в балке Змиевской на правом берегу р. Темерник, за зоопарком и Ботаническим садом. После этого к 8 августа 300 военнопленных было расстреляно в вырытых ими рвах и ямах180. территории и подавить сопротивление населения 104 В Центральных областях России организации юденратов был посвящен подробный пункт под заголовком «Еврейский совет» из «Объявления» военных властей группы армий «Центр» от 1 ноября 1941 г.: «В каждой общине должно быть представительство евреев под названием еврейский совет. Еврейский совет должен состоять в общинах до 10 000 жителей из 12, а в общинах свыше 10 000 жителей из 24 евреев, исходящих из населения. Еврейский совет выбирается из членов общины. На место выбывшего члена еврейского совета немедленно выбирают нового. Еврейский совет выбирает из своих рядов старшину и одного заместителя. Старшина еврейского совета обязан немедленно заявить состав еврейского совета местной комендатуре. Еврейский совет обязан через старшину или его заместителя принять приказы служебных мест немецкой власти и полиции. Он отвечает за своевременное выполнение их в полном объеме. Всем указаниям, в связи с исполнением немецких приказов, все евреи и еврейки должны повиноваться. Данные указания должны быть даны письменно, по представлении и разрешении немецкого служебного места. Старшина, его заместитель и другие члены еврейского совета отвечают своей личностью за все происшествия, противодействующие военной власти, немецкой полиции или иным немецким служебным местам, в среде еврейской общины»181. Отметим, что на практике на территории России юденраты никогда не были столь многочисленны, как указано в данном приказе. Они не только не достигали указанной численности, но нередко состояли лишь из 2-3 человек или даже одного старосты. Основной функцией старост было проведение регистрации евреев и подготовка списков по возрасту, полу, трудоспособности, составу семей. На юге России едва ли не главной обязанностью старост (многие провели в этом качестве всего несколько дней 105 или недель) стало подписание «Обращения» к еврейскому населению о сборе для регистрации и последующем переселении. Обычно нацисты сами назначали старост из числа известных в городе людей. Чаще всего ими были представители интеллигенции: врачи, адвокаты, учителя, артисты. В Ростове-на-Дону был создан «еврейский совет старейшин» (юденрат), который состоял из одного человека – старосты доктора Лурье, бывшего директора Дома санитарного просвещения. В издававшейся управлением бургомистра города Тикерпу газете «Голос Ростова» 9 августа было опубликовано воззвание некоего совета еврейских старейшин во главе с доктором Лурье от имени шефа зондеркоманды СС 10-а д-ра Герца к еврейскому населению города. «Воззвание к еврейскому населению г. Ростова. В последние дни имелись случаи актов насилия по отношению к еврейскому населению со стороны жителей не-евреев. Предотвращение таких случаев и в будущем не может быть гарантировано, пока еврейское население будет разбросано по территории всего города. Германские полицейские органы, которые по мере возможности соответственно противодействовали этим насилиям, не видят, однако, иной возможности предотвращения таких случаев, как концентрация всех еще находящихся в Ростове евреев в отдельном районе города. Все евреи г. Ростова будут поэтому во вторник 11 августа1942 г. переведены в особый район, где они будут ограждены от враждебных актов. Для проведения в жизнь этого мероприятия все евреи, обоих полов и всех возрастов, а также и лица из смешанных браков евреев с не-евреями должны явиться во вторник 11 августа 1942г. к 8 часам утра на соответствующие сборные пункты. Сборными пунктами для различных городских районов являются: № 1. Название района Кировский р-н. Адреса пунктов ул. Пушкинская 137-139.

106 2. 3. 4. 5. 6. Андреевский р-н. Ленинский Железнодорожный р-ны. Октябрьский р-н. Пролетарский Сталинский р-ны. Ордженикидзевский р-н. и Просвещенская ул. № 23/73, ул. Семашко 20 линия № 14, ул. Мурлычевской ул. Станиславского № 188 и ул. Социалистическая 90 (шк. № 42) ул. Энгельса № Все евреи должны иметь при себе свои документы и сдать на сборных пунктах ключи занятых до сих пор ими квартир. К ключам должен быть проволокой или шнурком приделан картонный ярлык, носящий имя, фамилию и точный адрес собственника квартиры. Евреям рекомендуется взять с собой свои ценности и наличные деньги;

по желанию можно взять необходимый для устройства на новом местожительстве ручной багаж. О доставке остальных, оставшихся на квартире вещей будут даны дополнительные указания. За Еврейский совет старейшин доктор Лурье. SS. SONDERKOMMANDO 10-a. AUTRUT AN DIE. JUDISCHE BEVLKERUNG IN ROSTOW.»182 Как видим, в Ростове нацисты использовали доверие населения к призыву своих представителей, чтобы облегчить регистрацию и сбор всех евреев для казни. К тем, кто не явился к месту сбора, были направлены машины с полицейскими. Документ составлен таким образом, что все происходящее должно было выглядеть как забота «новых властей» о еврейской общине. Видимо, чтобы не вызывать преждевременных подозрений у евреев в истинных целях акции, регистрация велась по трем спискам: в один записывали трудоспособных евреев, особо отмечая врачей и ученых;

в 107 другой - нетрудоспособных;

в третий - имеющих в составе семьи не евреев или крещеных евреев. Регистрацию проводили специально выделенные немцами евреи, которые заносили в список характеризующие данные регистрируемого: ФИО, год рождения, национальность, место работы, должность и домашний адрес183. Отличительной особенностью геноцида еврейского населения в Ростовской области является то, что регистрации и, следовательно, дальнейшему уничтожению подлежали не только евреи, но и лица из смешанных браков евреев с не евреями. Так, например, в Ставропольском крае лица, у которых один из родителей еврей, а другой русский, украинец или другой национальности, а также граждане смешанного происхождения «переселению» не подлежали184. Почему же евреи не пытались спастись, а добровольно приходили в пункты сбора, на верную гибель? Этому несколько причин. Прежде всего, у населения не было выбора: территория оккупирована немцами, и никакой возможности покинуть её нет. После первой оккупации все силы были брошены на строительство оборонных сооружений, и предполагалось, что во второй раз город не сдадут, населению запретили покидать его территорию. Тем более, что в большинстве своём это были женщины, старики и дети – те, кто не мог спастись самостоятельно. Также роковую роль сыграла память о знакомстве с немцами ещё в период гражданской войны. Отношение тех немцев к гражданскому населению породило иллюзию, что и гитлеровские нацисты будут такими же цивилизованными и гуманными. С утра 11 августа толпы евреев пошли на сборные пункты. На подходе к местам сбора немецкие офицеры были крайне любезны: улыбались, помогали женщинам донести поклажу, трепали по щечкам детей и т.п. За воротами все резко менялось. Грозные командные окрики, грубые толчки в спину…185 Вещи, деньги, ценности отбирали сразу.

108 Когда сбор был закончен, гестаповцы начали посадку явившихся в грузовые автомашины, сопровождая этот акт избиениями и грубой бранью. Мужчин строили в колонны, женщин, детей, стариков сажали в грузовикидушегубки. Свидетельница Голова Ольга Викторовна дала следующие показания: «… 9 августа днем появился новый приказ о явке всего еврейского населения на районные сборные пункты к 8 часам 11 августа. В назначенный день евреи стали приходить целыми семьями и поодиночке. Были здесь и старые, и молодые, и дети, и подростки, всего собралось около 1500 человек. Особенно много было пожилых и совсем престарелых. Многие были с грудными детьми. Люди были взволнованы, повсюду слышались возгласы: «Неужели нас убьют?», «Куда нас?» и т.п. Среди сидящих евреев расхаживали русские предатели – полицейские и успокаивали тех, кто обращался к ним с вопросом: «Граждане, не волнуйтесь, с вами ничего плохого не сделают. Вы поедете за город, в отведенное вам место и будете там жить и работать». Часов в 12 дня стали подъезжать крытые грузовые машины, куда немцы начали посадку евреев. Оставшихся людей, примерно 200 человек, немцы построили и пешком погнали по направлению Рабочего городка. Позже в городе разнесся слух, что этих ни в чем неповинных людей немецкие изверги расстреляли за городом»186. Уничтожение еврейского населения Ростова производилось в пос. 2-я Змиевка, жителей которого обязали покинуть на время свои дома (некоторые из них спрятались и стали свидетелями казни евреев). Здесь полицейские бывшие советские граждане - в качестве подручных немецких руководителей расстреливали взрослых (часть была уничтожена в душегубках, вмещавших по 50 чел.), которых предварительно заставляли раздеться догола. Жители, проживающие на железнодорожном разъезде Темерник, рассказывали, что для расстрела жителей г. Ростова-на-Дону до железнодорожного переезда подвозили в открытых автомашинах, а были случаи, когда на переезде пересаживали их в закрытые черные автомашины и 109 везли к песчано-каменному карьеру, а когда около карьера открывали кузова автомашин, то оттуда выходил дым и люди из машин не выходили, их выбрасывали прямо в котлован карьера187. Детей отравляли, смазывая им губы сильнодействующим ядом. В его применении участвовали и изобретший его д-р Г. Герц, исполнявший обязанности шефа зондеркоманды СС 10-а188. Свидетели впоследствии показали, что еще через 2-3 дня после расстрелов слышали стоны заживо погребенных людей в Змиевской балке. Нацисты расстрелянных граждан бросали в котлован и в течение длительного времени не закапывали землей, трупы разлагались и издавали невыносимое зловоние, тем самым создали невозможность нахождения жителей во 2-ом Змиевском поселке. Староста поселка обратился к бургомистру города с просьбой разрешить зарыть трупы расстрелянных. Бургомистр ему ответил, что у немцев такой приказ: «Кто закапывает трупы, должен быть сам там же расстрелян». Это подтверждают жители: когда немцы приводили военнопленных закапывать трупы или рыть ямы, то их по окончании работ в лагерь военнопленных не возвращали, а расстреливали там же189. Уничтожение евреев производилось в котлованах песчано-каменного карьера (в трех рвах более 15 тыс. трупов) у северо-восточной окраины поселка, на окраине рощи питомника Ботанического сада (в 13-ти ямах более 10 тыс. трупов) восточнее поселка, а также на западной окраине рощи питомника (в 4-х ямах более 2 тыс. трупов) южнее поселка190. В первый же день было уничтожено более 13 тысяч евреев. Остальные были расстреляны ночью и на следующий день. Некоторые евреи, поняв смысл проводившейся акции, кончали жизнь самоубийством. Научный сотрудник сельскохозяйственного института Федор Ческис вскрыл себе вены, истек кровь, но не умер. Жена на ручной тележке возила его по больницам, но напрасно. Немецкий патруль остановил их. Ческиса казнили, жену, по национальности русскую, посадили в тюрьму.

110 На Дону одна женщина бросила в реку трех своих детей, и сама бросилась в воду;

вытащили ее и одного мальчика, двое детей утонули. Старики, муж и жена, забаррикадировались в своей квартире. Немцы взломали дверь, раскидали нагроможденную мебель и увели стариков. На углу Буденновского проспекта и Сенной улицы жила женщина – зубной врач – с дочкой и внуком, которому было одиннадцать месяцев. Узнав о немецком приказе, она решила утопиться с дочкой и внуком. Дочь и внук утонули, а бабушку добрые люди спасли. Обезумевшая, она прибежала в больницу, где прежде работала, к врачу Орловой, умоляя впрыснуть ей морфий, так как за ней гонятся. Действительно, те же «добрые люди», узнав, кого они спасли, позвали немцев. Гестаповцы увели ее из кабинета врача на казнь. Екатерине Леонтьевне Итиной было восемьдесят два года. Она жила у двух бывших монахинь, которые любили ее и заботились о ней. Она сказала: «Я никуда не пойду, пусть придут и убьют меня». Немцы заявили, что если она не пойдет, они заберут и монахинь. Тогда старуха пошла на пункт. Пошли на смерть два старейших врача Ростова: доктор Ингал и доктор Тиктин. Женщина-врач Гаркави считалась лучшим специалистом по туберкулезу. Её муж, по национальности русский, не захотел расстаться с женой, они вместе пошли на казнь. Жители Ростова, проходившие часто по Малому проспекту, знали старуху Марию Абрамовну Гринберг. Она всегда сидела у окна, здоровалась со знакомыми, потчевала детей сладостями. Все ее любили. Дети Марии Абрамовны успели уехать, за исключением одной дочери, доктора Гринберг, которая не захотела бросать престарелую мать. Дочь пошла на пункт. Старушка не могла ходить и осталась дома. Она не понимала, почему дочь ушла на весь день. Старушка просила соседей: «Позвольте мне посидеть у вас, пока за мной придет машина». Говоря это, она не понимала, зачем придет машина. [Она не понимала, почему соседи ее выпроваживают. Она говорила: «Я вас не узнаю, вы такие хорошие люди и не хотите меня приютить на один вечер…» Вечером ее увезли]191.

111 В последующие дни полицейские с помощью бывших соседей ловили евреев, не явившихся на верную гибель, и уничтожали их. Все же некоторым из них удалось выбраться из города, но лишь очень немногие спались. В Змиевской балке во время оккупации расстреливали также подпольщиков, душевнобольных, частично - военнопленных и др., среди которых были представители разных национальностей, но нет никаких сомнений, что среди погубленных здесь людей преобладали евреи. Евреев Ростова-на-Дону расстреливали и морили в душегубках не только в Змиевской балке, но и в районе Ростсельмаша, у Зеленого кольца. Сценарий убийств во всех случаях был схожим. Женщин, стариков и детей заталкивали в грузовики, привозили к какому-нибудь бараку, заставляли раздеться, оставить в бараке багаж и, подогнав прикладами к краю рва, расстреливали в упор. После этого высматривали еще живых и добивали их. За тем, чтобы конвейер смерти работал бесперебойно, наблюдали немецкие офицеры Герц и Раабе. Одежду получше, ценности, домашний скарб отбирали для своих семей. Среди расстрелянных бывший заведующий глазным отделением 2-ой Советской больницы доцент Киршман, врач-терапевт Ингал, юрист Луцкий Исаак Григорьевич, семья Зельцер из 4-х человек, заместитель директора завода им. Ворошилова Буняков Яков Ефимович и его жена Ольга Семеновна, сотрудница инфекционной больницы Шифрина Татьяна, работник завода «Эмаль-посуда» Яруян и его жена, медсестра Симонович Ольга Львовна, доцент Цовиков Евсей Наумович и его жена Анна Ильинична, сын Александр 8 лет и мать 70 лет, доктор Ревшевская Е.А., токарь Анна Павловская 35 лет, бывший заместитель директора треста зеленых насаждений Бык Яков Михайлович и другие192. В Змиевской балке была расстреляна также выдающаяся женщинапсихоаналитик, ученица К. Юнга и З. Фрейда - Сабина Шпильрейн. В ноябре 1941 г., во время первой оккупации Ростова-на-Дону немецкими войсками, Сабина имела возможность эвакуироваться – но не сделала этого. Она была 112 уверена, что Германия – страна высокой философии и передовых научных идей – не способна породить такое психическое уродство, как готовность истреблять себе подобных без причины и повода. В июле 1942 г. во время боев за город дом, где жила в то время семья Шпильрейн, сгорел, и она перебралась в один из пустующих домов оказавшийся по соседству с одним из печально известных «сборных пунктов для еврейского населения». 11 августа 1942 г. Сабина Шпильрейн и обе ее дочери были расстреляны193. Точное число уничтоженных в Ростове-на-Дону людей за время оккупации так и не было установлено. Неизвестно, сохранились ли книги регистрации евреев перед их уничтожением. Не найдены и окончательные донесения шефов зондеркоманды СС 10-а, гестапо и СД, либо айнзацгруппы «D» об акции в Ростове-на-Дону. Известно, что такие донесения после каждой акции аккуратно посылались в Берлин. По данным ЧГК, с 23 июля 1942 г. по 13 февраля 1943 г. здесь было расстреляно 15-18 тыс. евреев, включая членов их семей другой национальности (они надеялись, что их «переселят» вместе с близкими). Местные краеведы называют большую цифру погибших в Змиевской балке – не менее 27 тыс. евреев–ростовчан194. Ни в одном другом городе России не было уничтожено такое большое количество евреев, сопоставимое с числом жертв Бабьего Яра, Дробицкого Яра и других печально знаменитых мест195. В то же время, ещё накануне трагедии, немцы фактически объявили о ней. Вышел первый номер оккупационной газеты «Голос Ростова», который содержал развернутый меморандум нацистских властей по уничтожению евреев. Там же прозвучала фраза о том, что «наконец-таки в городе можно будет вздохнуть спокойно. Воздух очистился от евреев». Также в немецких газетах печатались объявления о том, что комендатура распределяет освободившиеся квартиры, имущество, одежду и обувь. Причина появления свободных квартир и разной утвари слишком очевидна, поэтому можно с уверенностью сказать: гражданское и военное 113 руководство СССР ещё до освобождения Ростова знало о массовых расстрелах евреев. «На улицах города вывешивалась газета «Голос Ростова» со статьями «Жиды и русская литература», «Жиды и русская музыка»»196. Виновниками преступного уничтожения евреев в Ростове-на-Дону являлись генерал-майор Киттель - комендант города, оберштурмфюрер СС д-р Г. Герц - исполнявший обязанности шефа зондеркоманды СС 10-а, начальник айнзацгруппы «D» генерал СС В. Биркамп;

шефы тайной полиции «ГФП» Якобс и Шмидт, переводчик этой полиции А. Заславский;

начальник Управления вспомогательной полиции В.А. Еремин, шеф гестапо Ростовской тюрьмы Швюэр, бургомистр города Тикерпу, начальник Ростовской тюрьмы Дахно, комендант тюрьмы оберштурмфюрер СС А. Линдер, его помощник Мирза, следователи городской вспомогательной полиции Иванов, С.П. Ильяшев, Леонов и др197. Еврейское население Ростовской области подвергалось преследованию и уничтожению на всей ее территории. В. г. Шахты приказ военного коменданта Кремера о явке всех евреев с самыми ценными вещами в здание управления полиции по ул. Шевченко, 56 был расклеен по городу в августе 1942 года. Когда у здания полиции собралось около 100 еврейских семей, все вещи у них отобрали, а людей, в том числе женщин с грудными детьми, беременных, престарелых и инвалидов, вывели за город и расстреляли у песчаного карьера. Немецкие оккупанты над стволом шахты им. Красина в г. Шахты, где проводились массовые расстрелы, соорудили специальный станок, который состоял из 3-х отделений. Среднее отделение представляло собой конусообразную площадку, узкой частью обращенной к стволу. Жертвы заводились по одному на эту площадку и очередями из автоматов расстреливались, а трупы тут же падали в ствол шахты. Зачастую раненые и дети сбрасывались в ствол шахты с этой площадки живыми. Обреченных на расстрел перед казнью раздевали, снимали с них всю теплую одежду, а потом по одному на глазах у остальных расстреливали, причем это ими делалось и 114 зимой в лютые морозы, когда в ожидании очереди расстрела приговоренные к смерти коченели от стужи198. За 7 месяцев хозяйничанья нацистов в городе все еврейское население было полностью истреблено, а имущество разграблено фашистами и их пособниками. В г. Азове с августа 1942 г. немцами и их пособниками в карьере кирпичного завода было расстреляно 147 человек. На евреев устраивали настоящую охоту. Только один полицейский Штепа А.Н. захватил 18 евреев. Через несколько дней их всех расстреляли, включая женщин и детей199. По документам ЧГК мы можем проследить следующую хронологию уничтожения евреев в других населенных пунктах области в 1942г.: Июль – 101 эвакуированный (с. Балабановка Миллеровского р-на)200. Август – около 20 в г. Азов и 300 («100 семей») в Шахтах. Сентябрь – около 70 в с. Александровка Азовского р-на (в том числе свыше 50 в колхозах «Ленинский путь» и «Красный набат»);

около 150 человек (48 семей) местных и эвакуированных – в ст. Мичетинская;

248 – в г. Морозовске (по другим данным около 110);

10 евреев в Новочеркасске201;

около 15-20 – «все евреи» Сальска и района (до войны их было около 100)202. Октябрь – 3 ребенка из детского дома в Новочеркасске203. Итого – свыше 900 жертв в 7 населенных пунктах. Также в 1942 г. были убиты несколько десятков евреев в райцентре Веселый204;

31 еврей погиб в ст. Егорлыцкой;

9 – пос. Гукова;

около 15 – пос. Зерноград;

54 – в станице Орловской и ее окрестностях (х. Романов и Островянский, колхозы «Путь красного партизана», «Красное знамя», «Орджоникидзе», «Красный пахарь»)205;

11 – в с. Летник;

15 - станица Семикоракорская;

Общее число жертв в этих 13 населенных пунктах составило около 175 человек. В райцентре станицы Кагальницкой гитлеровцы в течение месяца удерживали в сарае 38 еврейских семей в количестве «не менее 200 человек».

115 Над ними издевались и использовали на самых тяжелых физических работах, а затем расстреляли206. Всего же в области по официальным советским документам было уничтожено в 24 населенных пунктах от 19 тыс. до 26800 евреев. Сведения других источников позволяют нам несколько уточнить число жертв. Так, не менее нескольких десятков жертв холокоста было уничтожено в г. Каменск-Шахтинский (до войны здесь проживало около 200 евреев). В Морозовске и его окрестностях было уничтожено 400 евреев. Около 40 детей, эвакуированных с Украины, были умерщвлены здесь ядом. На вопрос ребенка, за что их будут убивать, полицейский ответил: «Вас расстреливать не будут, всем только губки смажут медом». Любопытный и по-своему уникальный документ сохранился в материалах политотдела 28-ой армии. В качестве материала для бесед и докладов распространялся следующий текст: «На пути от Ростова, который был освобожден нами 14 февраля 1943г., в ряде городов и сел мы были свидетелями зверств гитлеровских оккупантов: угон населения в Германию, грабежи, насилия. Особенно зверствовали фашистские войска по отношению к еврейскому населению. Еще осенью 1941г. на пути наступления немецких войск не оставалось ни одного еврея – все они безжалостно уничтожались… Местные жители показывали нам многие десятки могил, где были захоронены расстрелянные еврей»207. По данным ростовского краеведа Е. Мовшовича, евреев расстреливали в Сальске, пос. Зерновом, Литвиновке, Пролетарском, Мечетинской, Кагальницкой, Ремонтном и других населенных пунктах. Здесь погибло не менее 2000 жертв холокоста. Таким образом, с учетом неполных данных ЧГК, можно предположить, что в Ростовской области нацистами и их пособниками были уничтожено не менее 22 тыс. евреев.

116 На территории Ростовской области подвергалась уничтожению еще одна категория жертв холокоста – цыгане. Причина расстрела евреев, как говорят немцы, в том, что они зачинщики войны, т.е. виноваты. А про цыган говорили, что они партизаны. По рассказу жителя Весеновского сельсовета, в поселке не было никаких партизан, но цыгане расстреляны до одного человека. Однажды каким-то образом одна девочка цыганка бежала от расстрела километров за 20 до парома. Около Лакадемовского сельсовета и её нагнали немцы и расстреляли на месте208. В колхозе «Победа социализма» Николаевского района 3 января 1943г. немецкими палачами была расстреляна группа цыган в количестве 38 человек, из них 29 человек - мужчины, 3 человека – женщины, 5 человек подростков в возрасте от 8 до 13 лет и 1 - ребенок 6 месяцев209. Таким образом, как и евреи, цыгане подвергались тотальному преследованию и уничтожению на территории области. Одновременно с уничтожением граждан еврейской национальности на оккупированной территории Ростовской области началось тотальное истребление душевнобольных, находящихся на излечении в больницах области. Уничтожением больных занималась зондеркоманда СС 10-а во главе с Герцем, который осмотр лично, представившись а врачом, затем проводил их предварительный уничтожением. Положение многих психиатрических больниц, колоний после прихода немцев было катастрофическим. Так, в Таганроге немецкое командование не отпускало продуктов питания для больных, а в Новочеркасской психиатрической больнице 100 граммов хлеба и немного свеклы – вот весь суточный прожиточный минимум210. Больные от недоедания гибли. Процедура уничтожения больных в разных местах области была одинакова. В один из дней в больницу приезжала комиссия, которая производила осмотр душевнобольных. Вот как, по воспоминаниям Евстафьевой Анны Ивановны, оставленной заместителем главного врача душевнобольных, руководил 117 больницы, происходило уничтожение душевнобольных в Ростовской психиатрической больнице: «Действительно, на следующий день пришла комиссия, состоявшая из нескольких фашистов, среди которых я заметила двух врачей: одного, как мне сказали, «главврача» и другого, молодого, которого я раньше видела в фельдкомендатуре. «Главврач» беседовал в отделениях с больными, довольно фамильярно хлопал их по плечу. Он хорошо владел русским языком, хотя и сильно акцентировал. «Главврач» дал мне распоряжение безотказно принимать всех больных, так как в связи с их неправильным поведением больные могут быть расстреляны на улице. Кроме того, он приказал мне составить список больных, за которыми обещал заехать на следующий день»211. По воспоминаниям Волощенко Прасковьи Андреевны, работавшей санитаркой в Ростовской психиатрической больнице: «3 августа, примерно в 2 или 3 часа дня, в больницу прибыл вооруженный отряд фашистов, который окружил здание больницы. Весь обслуживающий персонал, в том числе и меня, немцы согнали в кабинет главного врача и поставили охрану. Через переводчика гестаповцы приказали нам никуда не выходить, угрожая немедленной расправой. Из согнанного в одну комнату обслуживающего персонала один из фашистов, тыкая пальцем, указал на нескольку человек, в том числе и на меня и приказал нам выводить из палат во двор больных и грузить их в машину для отправки в другое место. Выйдя во двор с одним из больных я увидела, что в подъезде ворот стояла машина темного цвета, очень запыленная, с большим железным крытым кузовом. Стояла автомашина кабиной, в которой сидел шофер, на улицу, а задней частью кузова - во двор. Когда я подошла к машине, толстая двухстворчатая железная дверь кузова была открыта. Пространство от машины до стен подъезда, с обеих сторон, было обтянуто одеялами, чтобы проходившие по улице жители не 118 могли видеть, что делается в подъезде. Рядом с машиной стояло несколько вооруженных немцев, солдат. Подойдя с больным к машине, один из солдат приказал мне на ломаном русском языке лезть в машину и принимать туда больных, которых будут приводить другие санитарки. Я плохо понимала, что он говорит, и не могла сообразить, что он от меня хочет, тогда солдат поспешно с силой втолкнул меня в кузов автомашины. Внутри машины стены и потолок совершенно закрытого со всех сторон кузова были обиты железом, окон в стенах не было. Кузов был пустой – никаких сидений или скамей в нем не было. Пол кузова был сделан из решеток, снизу свет в машину не попадал. Над дверью, в самом верху было наглухо вставлено узкое небольшого размера стеклышко. В кузове, где я стояла, было жарко и чувствовался какой-то едкий запах. Подводимые к автомашине больные были одеты только в нижнее белье, обувки на них не было, шли босиком. Среди больных, главным образом мужчин, было лежачих больше, но так как солдаты торопили нас с погрузкой больных в машину и все время подталкивали ударами в спину, то не разрешали нам сходить за носилками, а приказали носилочных больных выносить в простынях. В автомашину были погружены мужчины и женщины. В машине больные вели себя беспокойно, некоторые из них, бывшие в полном сознании, подняли крик, что их везут убивать. После того, как в машину были погружены все больные, гитлеровцы не поверили и пошли проверять по палатам, не остался ли кто-либо из больных. Вдруг дверь машины начала закрываться, а стоявшие вблизи машины два офицера и разговаривающие между собой начали смеяться и указывать на меня пальцами. Один из солдат махнул мне рукой, а другой отрицательно покачал головой. Я сообразила, что первый солдат сделал мне знак, чтобы я вышла из машины.

119 Я едва успела выскочить из кузова, как дверь с шумом захлопнулась, прихватив и оторвав полу моего халата. В машине тяжело было дышать, было жарко, пахло нехорошо и когда я выскочила на свежий воздух, то потеряла сознание. Санитарки подхватили меня, отвели в палату, сестра сделала укол и я пришла в сознание. После увоза больных оставшиеся в больнице гитлеровцы приказали нам убрать помещение, а после уборки идти на биржу труда. Мы не верили слухам, что фашисты увезли больных уничтожать. Во время уборки, которая происходила под наблюдением немецких солдат, обслуживающий персонал под тем или иным предлогом пытался выяснить у немцев, что будут делать с увезенными больными. Некоторые солдаты, самодовольно усмехаясь, говорили через переводчика: «Там им будет лучше», а переводчик, присутствующий при уборке и наблюдавший за нами, заявил по-русски – лучше сразу умереть, чем мучаться годами. Тогда мы поняли, что больных повезли убивать и начали плакать. А немцы – солдаты и переводчик начали смеяться. В этот же день, к вечеру, в больницу прибыли грузовики и гитлеровцы начали ограбление больницы: они вывозили инвентарь, оборудование и продукты»212. Таким образом, из Ростовской психиатрической больницы было изъято, а затем уничтожено в «душегубке» 72 человека213. Уничтожение душевнобольных производилось и путем расстрела. Так, в психиатрической колонии Ростовского горздравотдела в ст. Ольгинской примерно 40-45 человек были расстреляны оккупантами. В отделении для душевнобольных в г. Таганроге при 5-ой городской больнице расстрел проводился во дворе больницы, в щелях, куда больных пригоняли раздетыми (в больничном белье), группами по 1-3 человека, которых и расстреливали из автоматов на глазах у другой группы больных. Здесь было убито 34 больных214. Таблица 120 Количество уничтоженных душевнобольных, находящихся на излечении в психиатрических заведениях на момент оккупации Ростовской области Населенный пункт, больница Ростовская психиатрическая больница Ст. Ольгинская,пПсихиатрическая колония 5-ой городской больнице с. Дмитриадовка, колония для душевнобольных г. Новочеркасск, психиатрическая больница 38 человек 95 человек, из них 10 человек очередь г. Миллерово, психколония. Итого 110 человек больных 389-394 человека евреев в было первую уничтожено Количество убитых 72 человека 40-45 человек г. Таганрог, отделение для душевнобольных при 34 человека Таким образом, на оккупированной территории Ростовской области были полностью истреблены (расстреляны или удушены в «душегубках») лица, находящиеся на излечении в психиатрических больницах на момент оккупации. Следовательно, можно сделать вывод о том, что на временно оккупированной территории Ростовской области подвергались преследованию и уничтожению практически все категории жертв холокоста, имеющиеся в области. Хотя доля евреев среди населения области составляла до войны всего 1,1%, среди погибших мирных жителей области в 1941 - 1943 гг., число которых по современным данным составляет 46 тыс. чел.215, евреи составляют не менее 38,5 - 40 тыс. или около 85%. Одной из черт проявления холокоста на территории Советского Союза, в том числе и на временно оккупированной территории Ростовской области, 121 стало уничтожение мирного населения, прежде всего евреев, открыто, на улицах. Такое не допускалось на оккупированной территории западной Европы. Там евреев сгоняли в гетто, отправляли в концлагеря, но не убивали прямо посреди города. В Ростовской области уничтожение мирного населения проводилось более открыто, чем на Ставрополье. Возможно это связано с тем, что территория области предназначалась для заселения немецкими колонистами и проживающее здесь население планировалось использовать уничтожаться. Уничтожению в Ростовской области подлежали не только евреи, но и лица из смешанных браков евреев с не евреями. На территории Ростовской области подвергалась уничтожению еще одна категория жертв холокоста – цыгане. Обращает на себя внимание тот факт, что эвакуированных среди жертв холокоста здесь было гораздо меньше, чем в Ставропольской и Краснодарском краях. Лишь в Ростове был создан Еврейский комитет. Ни в одном из городов не создавалось гетто. только в качестве рабов, которые будут постепенно 2.2. Преследование евреев и других жертв холокоста в Краснодарском крае Сосредоточив на юге нашей страны крупные силы, гитлеровцы рвались на Кубань. Гитлер недаром назвал Кубань крупнейшей в мире кладовой зерна. Но не только хлеб прельщал немецких оккупантов. На Кубани – развитое, мощное животноводство. На просторах ее полей произрастают ценнейшие культуры: хлопок, рис, кукуруза, подсолнечник, клещевина, соя и многие другие. Сады и виноградники Кубани дают обильные урожаи. Южная часть Краснодарского края богата лесом, чаем, орехом, субтропическими культурами – апельсинами, лимонами, мандаринами. Но и это еще не все. На 122 Кубани, омываемой Черным и Азовскими морями, изобилие рыбы ценнейших пород. Кубань богата дичью, пушным зверем. В планах немецких стратегов важное значение придавалось захвату крупных топливно-энергетических и продовольственных ресурсов Кубани. Как говорил Гитлер в одной из своих бесед, «…Кавказ играет роль в наших расчетах в силу своей особой значительной роли крупного источника нефти. Если мы хотим получить оттуда нефть, мы должны взять Кавказ под самый строгий надзор…»216. К лету 1942 года на долю Северного Кавказа и Закавказья приходилось 86,5% общесоюзной добычи нефти, 65% природного газа, 56,6% марганцовой руды217. Главным сырьевым природным богатством СевероКавказского региона была, конечно, нефть. Майкопское и Грозненское нефтяные месторождения входили в число ведущих в стране по запасам и качеству нефти. В предвоенные годы нефтяная промышленность ЧеченоИнгушетии занимала второе место, а Кубани – третье место в Советском Союзе после Баку218. Северный Кавказ являлся для страны не только важным экономическим районом. К концу 30-х годов он превратился во всесоюзную здравницу, обладающую всемирно известными уникальными природными бальнеологическими и климатическими условиями, которые использовались для лечения советских граждан. На базе санаторно-курортных учреждений городов Кавказских Минеральных Вод и Сочи с лета 1941 года была развернута мощная госпитальная база, располагавшая лучшими в стране возможностями для лечения раненых и больных воинов Красной Армии. В первые месяцы войны в Краснодарском крае было создано 145 госпиталей. Основная их масса располагалась в Сочи, Туапсе, Геленджике, Лазаревской, Адлере. Крупнейшей госпитальной базой стал Сочи. В 1942 году здесь лечилось несколько сотен тысяч раненых и больных воинов, 71% которых вернули в строй. Раненые прибывали из Одессы, Севастополя, позже из г. Новороссийска, с Северного Кавказа и из других регионов. В 123 Сочи располагалась четверть всех созданных госпиталей Северного Кавказа219. После захвата немцами Ростова-на-Дону под непрерывными ударами немецких войск остатки армий разбитого Южного фронта быстро отходили за Дон. Но и здесь они не успевали привести себя в порядок и организовать прочную оборону. К тому же в предыдущих боях были потеряны все танки и артиллерия. Если в составе немецкой группы армий «А» к 25 июля насчитывалось более 1130 танков и 4540 орудий и миномётов, то в войсках Южного фронта танков осталось всего 17, а орудий — 169. В артиллерийских частях 37-й армии вообще не осталось ни одного орудия220. Отступление советских войск по территории Кубани шло столь стремительно, что штаб Северо-Кавказского фронта всего за семь дней - со 2 по 9 августа был вынужден четыре раза менять места своего базирования. Вначале он находился в Краснодаре, а затем – в Ново-Кубанском, Белореченской и Хадыженском. Еще позже штаб фронта перебрался в село Георгиевское и, наконец, остановился в районе Туапсе221. 1 августа немецкими войсками был оккупирован Белоглинский район;

2 августа - Новопокровский и Ильинский;

3 августа - Калниболотский, Крыловский, Кавказский;

4 августа - город Кропоткин, Ленинградский, Успенский и Штейнгартовский районы;

5 августа - Архангельский, Выселковский, Крыловский);

Каневский, 6 августа Новоминской, Брюховецкий, Староминской, Роговской, Павловский, (ныне Тимашевский, Новолеушковский, Красногвардейский, Сталинский сельский Кореновский, Гулькевичский, Курганинский, Щербиновский районы края. Одновременно с ударом на Краснодар фашистские войска продолжали наступать на Армавирско-Майкопском направлении. 7 августа были заняты город Армавир, Гражданский, Советский, (ныне Динской) Лиманский, Тихорецкий, Лабинский, Новокубанский, Пластуновский Кошехабльский, районы;

8 августа Шовгеновский, Мостовской, Черноерковский, Кагановичский (ныне Красноармейский), Новотатаровский, 124 Темиргоевский, Тбилисский, Усть-Лабинский, Ивановский, Марьянский районы222. 10 августа наши войска оставили Майкоп и Белореченскую. К середине месяца наступление немецко-фашистских войск было остановлено на рубеже поселка Хадыженского, станицы Самурской, южнее станиц Ключевой и Ставропольской. Подступы к горным проходам, ведущим на черноморское побережье, были перекрыты. Ожесточенные бои развернулись за столицу Кубани. Авиация противника совершала частые налеты на Краснодар, а в начале августа он стал подвергаться и артиллерийскому обстрелу. Возникали многочисленные пожары. 6-8 августа 1942 г. передовые части 17-й немецкой армии вышли к Краснодарскому оборонительному обводу, а к 10 августа заняли северовосточную окраину города. Дивизии 58-й армии Северо-Кавказского фронта не смогли удержать Краснодар и в ночь с 11 на 12 августа отошли на левый берег реки Кубань223. Захват Краснодара позволил войскам противника развить наступление в двух направлениях: через ст. Крымскую - на Новороссийск и через ст. Саратовскую и Горячий Ключ - на Туапсе. Противник рассчитывал, что отступление наших войск от краевого центра перерастет в бегство до самого побережья. Но этого не произошло. Наступавшие немецкие части были втянуты в десятки боев на развилках дорог, у населенных пунктов, на склонах высот. 17 августа был создан Новороссийский оборонительный район. После ожесточенных боев советские войска 11 сентября 1942 года оставили большую часть города и закрепились на юго-восточной окраине. С конца сентября противник вынужден был прекратить наступление и перейти к обороне. Во второй половине августа большая часть края была оккупирована немецкими захватчиками, за исключением Адлерского, Геленджикского, Шапсугского (с мая 1945- Лазаревский) районов, городов Сочи, Геленджика, Туапсе.

125 В августе на территории края начинаются Армавирско-Майкопская, Новороссийская и Туапсинская оборонительные операции войск СевероКавказского фронта (с 1 сентября 1942г. Черноморская группа войск Закавказского фронта). Они не позволили противнику прорваться в Закавказье. С первых же месяцев войны Краснодарский край стал принимать и размещать эвакуированное население и предприятия, в основном с территории Украины, Белоруссии, Молдавской ССР и в Крыму. В Справке Краснодарского Крайисполкома о размещении в крае эвакуированного населения по состоянию на 1 октября 1941 года говорится, что в Краснодарском крае было принято и размещено 218 169 человек, согласно спискам, в том числе мужчин – 74 026, женщин – 144 143. Из общего числа детей до семилетнего возраста – 12 960 и до 15-тилетнего – 13 056224. Партийные комитеты, исполкомы, собесы, военкоматы, хозяйства и просто рядовые жители края должны были безотлагательно решать проблему жилья, быта, устройства и помощи для десятков тысяч людей, обездоленных войной. К январю 1942 года край принял 226 тысяч граждан, эвакуированных из прифронтовой полосы. Из них, после того как в ноябре 1941 года боевые действия приблизились непосредственно к границам Кубани, 175 тысяч выехали в глубокий тыл. Остальные остались в крае. Из этих пятидесяти тысяч человек почти половина была дети: 10 373 – школьного возраста и 11 207 – дошкольного. Кроме того, в крае разместились 24 эвакуированных детских дома (3155 человек), 12 домов малютки (953 человека), Одесский университет с преподавательским составом и студентами, Крымский мединститут. Весной 1942 года на Кубань пошли эшелоны с жителями блокадного Ленинграда. Только в апреле 1942 года в крае было размещено более 36 тыс. эвакуированных ленинградцев, в том числе 10 тысяч детей225. По мере 126 приближения линии фронта к Краснодарскому краю количество эвакуированных и беженцев значительно увеличилось. Времени на проведение всех эвакуационных мероприятий было катастрофически мало. В подходе к этому вопросу руководители районов Северного Кавказа руководствовались не какими-то собственными приоритетами, а лишь выполняли директивные указания Москвы. Еще в самом начале войны, 27 июня 1941 г., ЦК ВКП(б) и СНК СССР в совместном постановлении определили очередность эвакуации из прифронтовых районов самых важных категорий и групп материальных ресурсов. В этом документе, который рассылался в союзные республики, области и края, находившиеся под угрозой вторжения немецких войск, на первом месте по важности стоял следующий пункт: «В первую очередь эвакуации подлежат: важнейшие промышленные ценности (оборудование — важнейшие станки и машины), ценные сырьевые ресурсы и продовольствие (цветные металлы, горючее, хлеб) и другие ценности, имеющие государственное значение»226. И только во вторую очередь эвакуации подлежали различные категории населения. При этом они четко подразделялись на три группы: «квалифицированные рабочие, инженеры и служащие вместе с эвакуированными с фронта предприятиями;

население, в первую очередь, молодежь, годная для военной службы;

ответственные советские и партийные работники»227. О других категориях населения – рабочих, колхозниках, представителях интеллигенции, пенсионерах, детях и т.д. в этом документе нет ни слова. Крайком ВКП(б) и крайисполком только 17 июля 1942 года представили в комиссию по эвакуации при ГКО (Государственный комитет обороны) записку с просьбой разрешить эвакуацию первой очереди (АзовоЧерноморское побережье и северная часть края) сроком до 1 августа 1942 г.;

22 июля была представлена записка об эвакуации второй очереди 127 (центральная часть края) со сроком до 10 августа 1942.г. и третьей очереди (юго-восточная часть края) со сроком до 20 августа 1942 г. Рассмотрение вопросов эвакуации края затянулось, и почти все постановления Комиссии по эвакуации при ГКО были приняты с 28 июля по 4 августа с.г. и крайкомом партии получены только 3-7 августа, т.е. тогда, когда важнейшие железнодорожные узлы: Тихорецкая, Кавказский и Армавирский находились под непосредственной бомбардировкой вражеской авиации, когда жизнь этих узлов была полностью парализована из-за отсутствия прикрытия с воздуха. Вагонный парк в результате сосредоточился на линиях Кавказская-Новороссийск и Армавир-Туапсе, примерно, в количестве 6 500 вагонов228. Таким образом, эвакуация населения из Краснодарского края началась с большим опозданием. 4 августа, когда принималось это решение, ожесточенные бои шли уже на подступах к Краснодару, а северные и северозападные районы края были оккупированы. Точно известно, что к началу сентября 1942 г. из Краснодарского края было эвакуировано свыше 100 тысяч человек229. Эвакуированные были, главным образом, членами семей командного состава Красной Армии, партийного и советского актива края, квалифицированные рабочие, специалисты и служащие, работники НКВД. Помимо этого, десятки тысяч людей выезжали и уходили самостоятельно разными путями от надвигавшегося фронта. Точное их количество вряд ли можно было тогда подсчитать. Значительную часть всех эвакуированных составляли евреи. Численность еврейского населения Кубани по материалам переписей 1926 и 1939 годов составляла: 1926 г. – 5613 человек, 1939 г. – 7351 человек, которые в массе своей проживали в городах. Наиболее крупными центрами сосредоточения евреев были города Краснодар (31 % всех евреев округа) и Новороссийск (34 %)230.

128 По состоянию на 15 августа 1941 г. из прифронтовой полосы на Кубань прибыло свыше 218 тысяч беженцев, спасавшихся от немецкой армии. Евреев среди них было 160 тысяч человек или 73% от общего числа эвакуированных231. Летом 1942 г. из восточных областей Украины, из Крыма и Ростовской области на Северный Кавказ прибыли еще сотни тысяч эвакуированных граждан. Еврейские семьи были напуганы уже ставшими известными зверствами гитлеровцев, их бесчеловечной политикой поголовного уничтожения еврейского населения. Поэтому они проявляли наибольшую активность в ходе проведения эвакуации, стремясь любым способом и как можно скорее уехать дальше на восток. По свидетельству очевидцев стихийная эвакуация населения началась за несколько недель до официально утвержденной. И первыми забеспокоились еврейские семьи эвакуированные в краевой центр из Украины. Одним из вожделенных пунктов безопасности для евреев был город Красноводск Казахской ССР. Туда можно было попасть только морем - на паромах и пароходах через Каспий. О некоторых деталях такой морской эвакуации в августе 1942 г. свидетельствовал анонимный автор в таганрогской оккупационной газете «Новое слово»: «...я был в Махачкале. Евреи узнали о крахе (поражении советских войск под Ростовом-на-Дону в конце июля 1942 г.) раньше всех и массами устремились со всего Северного Кавказа в Махачкалу... Евреев начали вывозить пароходами. Очередь к пристани тянулась на 8-10 км, а в момент взятия Ставрополя, говорят, достигала 30 км...»232. Подводя итоги, отметим, прежде всего, что эвакуация с территории Северного Кавказа городского и сельского населения проходила летом 1942 г. неорганизованно и в условиях острого дефицита времени и транспорта. Как известно, Сталин не давал в годы войны разрешения на заблаговременное ее проведение во избежание роста панического настроения в отступавших частях Красной Армии и среди местного населения. Отсюда и многие издержки, и недочеты в проведении эвакуационных мероприятий.

129 При осуществлении эвакуации вывозу в тыловые районы страны подлежали в первую очередь не жители городов и сельских населенных пунктов, а промышленное оборудование, сырье и общественный скот. Такие приоритеты наглядно характеризуют отношение политического руководства Советского Союза к своим гражданам. И на фронте, и в тылу народ не жалели, исходя из твердого убеждения, что людские ресурсы в стране неисчерпаемы. Из-за грубых просчетов в определении начала сроков эвакуации населения местные органы власти не смогли решить проблему по своевременному вывозу с территории Северного Кавказа в глубокий тыл еврейского населения. Хотя к лету 1942 г. уже было известно о той политике геноцида, которую проводили гитлеровцы по отношению к евреям. Следствием такого равнодушного отношения местных органов власти к этому вопросу стала гибель десятков тысяч евреев, уничтоженных в городах, станицах и селах Северо-Кавказского региона. Неорганизованно и с большими жертвами прошел процесс вывоза в тыл детских учреждений. Это были ранее эвакуированные на Северный Кавказ из других районов страны, а также местные детские дома с тысячами воспитанников. Можно сказать, что такое безответственное отношение партийных и советских органов власти к судьбе детей явилось самым ярким показателем полной их неспособности эффективно действовать в чрезвычайных условиях военного времени. Обобщая все изложенные факты, можно утверждать, что руководители органов власти Краснодарского края не сумели в должной мере справиться с задачей эвакуации в тыловые районы СССР различных категорий местного населения. Это приходится признать с большим сожалением и недоумением, так как уже имелся богатый опыт эвакуации населения из западных районов страны летом и осенью 1941 г. Но, как показала история проведения эвакуационного процесса в регионе, этот опыт не был востребован и не научил местных руководителей делать соответствующие выводы. Впрочем, 130 еще большую беспомощность в определении реальных сроков начала вывоза людей из прифронтовых районов, которым угрожал враг, продемонстрировала центральная власть и, в первую очередь, Сталин, от которого зависело тогда решение любого вопроса. С первых дней оккупации немецко-фашистские захватчики приступили к организации в крае административных органов: военного управления, комендатуры, жандармерии и гражданского самоуправления. 10 августа в Краснодаре человек и из состоялось числа городское собрание «общественности», созванное немецким полевым комендантом. На нем присутствовало коллегии Комендант, 25-30 антисоветски педагогического с порядком настроенных института. в представителей местной интеллигенции, главным образом работников адвокатов преподавателей собравшихся ознакомив управления оккупированных областях, предложил выдвинуть кандидатуру на пост бургомистра города (не моложе 25 лет, не коммунист и не еврей). Адвокат А.Г. Важливцев предложил кандидатуру своего коллеги - М.А. Воронкова (который на данном собрании отсутствовал);

и на следующий был день «общественность» бургомистром233. Вскоре были созданы городская и четыре подчиненные ей районные управы. В ведении горуправы находились управления: полиции, юстиции, финансов, промышленности, отделы жилищный, регистрационный, личного состава, редакция и издательство газеты «Кубань» и т. д. Составной частью городской оккупационной структуры управления, хотя и действовавшей чаще всего самостоятельно, являлись полицейские органы, карательные учреждения и служба безопасности. Согласно указу Гитлера от 17 мая 1941 г. она была сосредоточена в руках Гиммлера как рейхсфюрера СС и начальника полиции Германии. Должность начальника СС и полиции рейхскомиссариата «Кавказ» занял обергруппенфюрер Корзерман234. На него были возложены обязанности по охране в собралась вторично, Воронков утвержден 131 оккупированных районах Северного Кавказа всех важных военных и гражданских объектов, наблюдение за населением городов и сел, ликвидация враждебных Германии лиц: коммунистов, партизан и подпольщиков, работников НКВД, евреев. В проведении всех этих акций Корзерман опирался на разветвленный и многочисленный репрессивно-карательный аппарат. Городские управы в лице бургомистров могли давать распорядительные указания только городской вспомогательной полиции, да и то лишь по узкому кругу вопросов. Ее руководители и рядовые сотрудники-полицейские («полицаи») были советскими гражданами, перешедшими на службу к немцам. Начальник полиции занимал важное место в структуре всех органов управления в городе. Скажем, в Прикумске единственным заместителем городского головы был именно начальник полиции города235. Следует подчеркнуть одну характерную особенность в структурном построении и ведомственной подчиненности различных учреждений оккупационного режима на Северном Кавказе. Здесь полицейские службы, как уже отмечалось, чаще всего подчинялись бургомистрам городов. В то же время в других оккупированных районах СССР ситуация была другой. М.И. Семиряга видел ее так: «В городах полицейское управление обычно не входило в состав управ были и выполняло указания непосредственно всех акций по комендантов»236. Полицейские постоянными участниками уничтожению приговоренных к смерти граждан. Гитлеровцы привлекали их для конвоирования арестованных и оцепления мест казни. Нередко гестаповцы требовали, чтобы полицейские вместе с ними принимали непосредственное участие в расстрелах советских граждан. Это была своего рода проверка на готовность сотрудников полиции выполнить любое приказание оккупантов. После таких экзекуций полицейские становились палачами, и обратно к своим у них дороги уже не было.

132 В августе 1942 г. из Ростова-на-Дону в Краснодар прибыла зондеркоманда СС 10-а. Ее штатные сотрудники выполняли контрразведывательную, но, главным образом, карательную работу на оккупированных землях Кубани. Они являлись кадровыми офицерами гестапо237. Начальником указанной зондеркоманды являлся шеф гестапо – немецкий полковник Кристман, а его непосредственными помощниками в деле истребления советских людей были немецкие офицеры: Раббе, Босс, Сарго, Сальге, Ган, Эрих Мейер, Пашен, Винц, Ганс Мюнстер, немецкие военные врачи тюрьмы и гестапо – Герц и Шустер, а также сотрудники гестапо – переводчики Якоб Эйнс и Шертерпан238. Кроме того, были завербованы гестапо и принимали участие во всех зверствах предатели: Тищенко В., Тучков Г., Речкалов И., Ластовина М., Пушкарев Н., Мисан Г., Напцок Ю., Парамонов И., Котомцев И., Павлов В., Кладов И.239. В течение полугода совместно с палачами-гестаповцами они истребляли женщин, стариков, детей, попавших в плен военнослужащих Красной Армии. После освобождения Краснодара советскими войсками в феврале 1943 г. сотрудники госбезопасности в короткий срок сумели разыскать и арестовать всех 11 полицейских-предателей. В июне 1943 г., когда еще шла битва за Кавказ, впервые с начала войны в Краснодаре прошел открытый судебный процесс над пособниками оккупантов. По приговору Военного трибунала восемь бывших полицаев были повешены, а трое получили по 20 лет тюремного заключения240. Ход суда широко освещался средствами массовой информации не только в СССР. Отклики этот процесс получил и в зарубежной печати, поэтому на международном Нюрнбергском процессе над главными судебного нацистскими дела были преступниками приобщены к материалы документам о Краснодарского преступлениях гитлеровских палачей и их пособников против человечества. Во всяком случае, изменив Родине и став полицейскими, они теперь страстно хотели укрепления «нового порядка» и связывали с немцами свою 133 дальнейшую судьбу. Такая категория полицейских всячески выслуживалась перед своими новыми хозяевами, старательно, даже с особым рвением, выполняя все приказы и распоряжения фашистских оккупационных властей. Именно из их числа выделялись палачи и садисты, не щадившие арестованных советских граждан, применявшие при пытках все изуверские методы дознания. В селе Ворошиловском на Кубани начальник местной полиции В.Коломийцев издевался над односельчанами, особенно семьями военнослужащих Красной Армии, лично участвовал в расправах над еврейским населением и партизанами241. Для уничтожения своих жертв на территории Краснодарского края карательными органами активно использовалась «душегубка». Уже в конце августа 1942 года размещавшаяся в Краснодаре зондеркоманда СС-10а применила здесь машину смерти – душегубку. С этого времени душегубка работала регулярно, по несколько раз в неделю, а с января 1943 года – по два-три раза в день242. Это был крытый 6-7-митонный грузовик темно-серого цвета с дизельным двигателем. Машина была обита внутри оцинкованным железом и снабжена в задней части кузова двустворчатой, герметически закрывающейся дверью. На полу кузова имелась решетка, под которой проходила труба с отверстиями, соединявшаяся с выхлопной трубой дизельмотора, отработанные газы которого, содержащие окись углерода высокой концентрации, поступали в кузов машины и вызывали быстрое отравление запертых там людей. При посадке в машины немцы раздевали свои жертвы, заявляя им, что везут в баню, а вещи остаются для дезинфекции. В машину загружалось до 60-80 человек, все вместе - мужчины, женщины, дети. Погрузкой обычно руководил заместитель шефа гестапо, он же начальник тюрьмы капитан Раббе. Простояв несколько минут во дворе гестапо, машина направлялась к противотанковому рву, расположенному за заводом измерительных 134 приборов. Ее сопровождал конвой полицейских из зондеркоманды СС 10-а. У противотанкового рва производилась разгрузка и закапывание трупов243. Обвиняемый Пушкарев полностью подтверждает показания других обвиняемых о «душегубках». Его показания особенно важны, так как он принимал непосредственное участие в погрузке арестованных в эти страшные машины. «Руководили погрузкой, — показывает Пушкарев, — Кристман, Раббе, Ган, доктор Герц и другие немецкие офицеры. Сначала в машины загоняли женщин, потом мужчин. При мне в машину бросили 11 детей, в том числе грудных. Стоял невообразимый плач и стон. Кто сопротивлялся, тех избивали до полусмерти и бросали в машину насильно. Затем запирали дверь и включали мотор»244. Отступая под ударами Красной армии, чтобы скрыть следы своих преступлений, немцы сожгли серую «душегубку». В конце июля - начале августа 1942 г. при вступлении немецких войск на территорию Краснодарского края германское военное командование издало целый ряд директивных документов, адресованных местному населению. В них разъяснялась цель пребывания вермахта на Кавказе — уничтожение большевизма, а также давались первые распоряжения относительно создания новой структуры власти. В этой связи любопытным по содержанию выглядит текст воззвания главнокомандующего германской армии к населению Кавказа, датированный началом августа 1942 г. В нем, в частности, войны говорится: «Все коммунистические органов власти, и еврейские не органы было. прекращают свою работу»245. На Северном Кавказе ни до войны, ни в ходе никаких еврейских естественно, Следовательно, имелись в виду партийные и советские работники, евреи по национальности, занимавшие различные руководящие посты в краях, автономных республиках и автономных областях Северного Кавказа. Но население тем самым подводилось к мысли о засилии евреев во всех структурах советской власти, что, якобы, негативно сказывалось на жизни местных народов.

135 Однако уровень многих подготовленных печатных материалов оказался невысок. По воспоминаниям советских военнопленных, первые немецкие листовки были настолько безграмотными, что их приходилось считать плодом какого-то недоразумения. Некоторые фронтовики высказывали даже такое предположение: «Это, дескать, кто-то из наших... попал в плен и пишет для немцев всякую чепуху. Немцы-то русского языка не знают...». Вот, например, полное содержание одной из листовок: «Бей жида-политрука морда просит кирпича»246. На оккупированной территории издавалась и другая печатная продукция: книги и брошюры, пропагандировавшие националсоциалистическое мировоззрение («Адольф Гитлер и дети», «Гитлеросвободитель», «Труд в Германии»), антисемитская литература («Еврейский вопрос», «Протоколы сионских мудрецов»), русско-немецкие словари, календари. Таким образом, вся эта литература была пропагандистского характера. Следуя установкам нацистской пропаганды, оккупанты неоднократно подчеркивали «еврейский характер» большевистской власти. Тщательно и ответственно подходили немецкие власти к такому важному вопросу, как регистрация населения в городах и в сельской местности. Обладая полной информацией обо всех жителях, оставшихся на оккупированных территориях, фашисты могли держать их под постоянным контролем, пресекая любые враждебные действия по отношению к «новому порядку». Регистрация помогала выявить грамотных специалистов, которые направлялись в учреждения, организации и на предприятия, работавшие в условиях оккупационного режима. Кроме того, зарегистрированное население являлось своеобразной базой данных для отбора граждан, отправляемых на работы в Германию. В Краснодарском крае в станице Пашковской всех жителей немецкие власти разделили на четыре категории. По сообщениям партизанской разведки: «Первая и вторая категории - рабочие, крестьяне и служащие без особых подозрений, допускающиеся в органы управления;

третья группа 136 советские работники, не участвовавшие во взрывах и репрессиях, могут, якобы, везде работать, но не могут быть допущены в органы управления;

четвертая группа - евреи и активные работники, которые, якобы, могут быть допущены только на черновые, тяжелые работы»247. В самом Краснодаре городская и районные управы по указанию оккупационных властей в декабре 1942 г. составили три списка жителей города. В списке № 1 регистрировали всех граждан, которые проживали в краевом центре с довоенного времени. Исключение составляли политически неблагонадежные элементы. В список № 2 включались все лица, поселившиеся в Краснодаре после 22 июня 1941 г. Список № 3 открыто нигде не оглашался. В него заносились все данные о гражданах, которые подлежали аресту и уничтожению карательными оккупационными структурами248. Более подробную информацию, касающуюся списка №3, можно почерпнуть из служебного наставления германской комендатуры от 12 августа 1942 г. Оно было адресовано старостам и городским головам той части Кабардино-Балкарии, которая к этому времени была оккупирована немецкими войсками. Служебное наставление «О порядке регистрации населения и выдачи удостоверений личности» детально регламентировало все действия местных гражданских властей в проведении этой работы. Список № 3 в данном наставлении проходит под грифом «Особый список». В нем говорится, что отдельно должны быть отмечены следующие категории лиц: «а) жиды, б) иностранцы, в) красноармейцы, г) партизаны, д) коммунисты, е) политически неблагонадежные, ж) уголовные преступники»249. Старосты и городские головы обязывались вести «Особый список» лично и хранить его в надежном месте. По первому требованию немецкого командования списки предъявлялись: «...военно-контрольным органам или же германской полиции и германской службе охраны (СД)»250. Отдельным списком старосты, городские головы и бургомистры фиксировали немецкое население. В таком списке, передаваемом военным 137 комендантам городов, указывалась подробно вся информация о немецких жителях: фамилия, место рождения и место жительства251. Первыми жертвами фашистов стали евреи. В Армавире, Краснодаре и Новороссийске были созданы Еврейские комитеты. Обозначение евреев шестиконечными звездами зафиксировано в Армавире (желтого цвета)252, ст. Лабинская (белого цвета)253 и ст. Ново-Деревянковская (белые повязки с красными звездами)254. Гетто, так же, как и в Ростовской области, не создавалось, и уничтожение евреев шло быстрыми темпами. Но иногда создавались так называемые временные гетто. Евреев собирали в один дом, где они жили некоторое время. Немцы их использовали как бесплатную рабочую силу на тяжелых работах. Но в дальнейшем все евреи были уничтожены. Количество еврейских жертв было весьма значительным. В первые дни оккупации в г. Краснодаре появились обращения ко всем евреям с подписью виолончелиста Вилика, который сам был евреем. В них были призывы ко всем евреям явиться с детьми и самыми ценными вещами для регистрации. Собравшихся во дворе гестапо евреев больше никто не видел. Профессора музыки Вилика Наума Исааковича немцы назначили старейшиной еврейской и караимской общин. 16 августа к Вилику явился гестаповец, предложил стать старейшиной среди евреев и провести их регистрацию. Вилик отказался. Но немец вежливо настаивал, добавив, что если Вилик не согласится сам, немецкое командование прикажет ему это сделать. Немец уверял, что евреев никто обижать не собирается, рассказывал, что в «Таганроге евреям также отвели отдельный квартал, и они там в полной безопасности живут и занимаются своим делом. Делается это во избежание какого-либо выпада со стороны немецких солдат по отношению к евреям, что является для немецкого командования весьма нежелательным...»255. Вилика терзали сомнения в правдивости обещаний фашистов. Он попытался покончить жизнь самоубийством, бросившись в колодец, но его спасли.

138 Утром 17 августа Вилику домой привезли пачку воззваний к еврейскому населению за подписью его самого, где евреи приглашались 19 и 20 августа на регистрацию. Расклеивать воззвания должны были только евреи. 21 августа всех евреев собрали на сборном пункте (ул. Базарная, 30)256. На сборном пункте за столами, стоявшими среди двора, сидели немецкие офицеры и проверяли пришедших по списку. Если обнаруживалось, что родители оставили ребенка дома или у соседей, офицеры немедленно посылали за ним машину и привозили его на сборный пункт. Затем каждые 15-20 минут к пункту начали подходить грузовые машины. Людям приказывали садиться, и машины отъезжали. А увозили их за рощу, и там целыми семьями расстреливали… К вечеру все было кончено. Так, в течение двух дней оккупанты уничтожили все еврейское население Краснодара - свыше 1000 человек. На следующий день гестаповцы с утра разъезжали по квартирам и «дополнительно» хватали тех, кто значился в списках зарегистрированных, но на сборный пункт не явился. С ними расправились на день позже. В ст. Ладожской немецкие изверги утопили в реке Кубань около 3000 евреев. Многим из них связывали руки и сбрасывали в реку живыми вместе с детьми257. Такую картину можно было наблюдать в каждом населенном пункте. В результате тотального преследования было практически полностью уничтожено еврейское население в Краснодарском крае. Массовый расстрел евреев Краснодарского края (в большинстве своем - эвакуированных) произошел в начале августа 1942г. в с. Белая Глина – погибло более 3000 человек. 17 августа 21 человек был расстрелян в совхозе «Тимашевец» Тимашевского района. Вскоре на х. Безлесный казнили 75 эвакуированных и в ст. Днепровской Тимашевского р-на – 75 евреев258. 5 евреев погибли в ст. Алексеевская259 и около 10 – в с. Новопавском Белоглинского р-на;

7 - в с. Первомайском Варниковского р-на;

150 – в ст. Гулькевич;

72 – в с. Джеганка Анапского р-на;

64 – в ст. Отрадной 139 Архангельского р-на260;

494 (из них 8 местных) – в ст. Ильинской261;

316 евреев – в ст. Тихорецкой;

в конце августа 36 эвакуированных евреев были убиты в ст. Кужорская Армавирского р-на262. В Краснодаре свыше 3000 евреев были убиты 21 августа 1942г. Одновременно были расстреляны все караимы. Уничтожению предшествовал сбор всех местных и эвакуированных евреев в «тупиковом переулке», где их содержали под охраной без пищи и воды. Тогда же начались расстрелы в ст. Усть-Лабинской, но большую часть евреев убили позднее. В конце августа – начале сентября полицейские привезли для уничтожения в ст. Сергиевскую 92 еврея263. Таким образом, в августе было уничтожено около 7400 евреев. В сентябре самый массовый расстрел евреев на территории края имел место в ст. Темиргоевской и ее окрестностях. Здесь, в районе кирпичного завода и совхоза им. Сталина, были уничтожены 3000 человек264. Евреев собрали в помещении полиции ст. Петропавловской по ул. Красная 19, где 16 сентября забрали одежду и продукты, а затем вывезли на расстрел. В этом же месяце продолжались расстрелы в городах края. Так, 539 евреев расстреляли в Армавире, где перед уничтожением их согнали в район кирпичного завода под предлогом «переселения в малозаселенные области». Среди убитых было немало врачей, а также 14 детей из детского дома265. 22 сентября (по другим данным 16 октября) были расстреляны более 1000 евреев Новороссийска266. Перед расстрелом их оцепили автоматчики, которые отобрали ценные вещи. Здесь же вместе с детьми-евреями расстреляли их русскую мать Валентину Розенберг «за то, что замужем за евреем». Около 200 евреев погибли в станицах Ново-Щербиновской (105 женщин, 55 детей в возрасте от 2-х до 14 лет, 55 мужчин)267, Абинской и Белореченской. Около 50 евреев расстреляли в Коктебельском районе и ст. Динская. Около 20 – в ст. Ярославской. Расстрелы проходили также в ст.

140 Михайловской (19);

в ст. Бесскорбная (15)268. 10 эвакуированных евреев расстреляли на х. Зубов Удобненского района. 16 сентября в ст. Удобной прошел первый расстрел, жертвами которого стали 19 евреев269. Всего в сентябре было убито свыше 5100 евреев. В октябре продолжился расстрел евреев в ст. Удобная: 369 человек погибли в районе совхоза им. Молотова270;

150 евреев уничтожили в ст. Григориполисской Новоалексеевского района;

около 100 – в ст. Дондуковская271 и Ленинградская272. Сорок евреев расстреляли в ст. НовоДеревянковская (они были арестованы ночью 24 октября, у них отняли ценные вещи)273;

11 человек (2 семьи и 6 детей из детского дома) – в ст. Шевченковской в Адыгее;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.