WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Василенко Юлия Александровна ПАРАЛЛЕЛИЗМ ИЗМЕНЕНИЙ ДЕРМАТОГЛИФИКИ, ЭНДОКРИННОГО И ...»

-- [ Страница 2 ] --

Суть метода заключается в следующем: по команде экспериментатора испытуемый начинает про себя счет секунд (от 1 до 60). Цифру 60 испытуемый произносит вслух. С помощью секундомера фиксируется истинное время. Для надежности ИМ определяют 2-3 раза. Средний показатель заносится в протокол. 2.2.6. Методы статистической обработки результатов исследования 2.2.6.1. Формулы, индексы для обработки дерматоглифов Как было сказано выше, признаки дерматоглифики записываются формулами, однако они громоздки и непригодны для обработки материала. Для удобства созданы суммарные характеристики, индексы, графики. Формулы главных ладонных линий показывают начало, направления и окончания линий ABCD в том или ином ладонном поле. В групповых исследованиях пальцевых отпечатков используется количественное значение узоров, так называемый гребневой счет.

Рис. 4. Схема подсчета гребешков от дельты до центра узора (модификация по Cummins, Midlo, 1961) Подсчет гребешком проводится следующим образом. Линейкой соединяется центр узора с одной из дельт, карандашом проводится прямая линия и подсчитывается количество гребешков, отрезков гребешков и точек, которые касаются этой линии. В подсчет не входят ни гребень, ни центр узора. Поскольку дуги не имеют дельт, то при подсчете количества гребешков обозначается знаком 0. В завитке гребешки подсчитываются с той стороны, где их больше, если центр смещен, если нет, о подсчет ведется от двух дельт. Форма записи гребневого счета может указывать на тип узора. Так, гребневой счет ульнарных петель записывается как 15 – 0, 18 – 0 и т. д. Для радиальных петель, наоборот, цифра ставится справа 0 – 15, 0 – 18, 0 – 12 и т. д. Запись завитков имеет вид 13 – 15, 15 – 18 (здесь отмечен подсчет от двух дельт), запись дуг 0 – 0. Гребневой счет дает количественную оценку узорного размера. Сумма количественных значений всех пальцев обеих рук выражает количественное значение данного индивида. В среднем количественное значение пальца равно 15-20 гребешкам. Количественное значение – объективный признак. Оно не изменяется с возрастом, и в этом его преимущество перед прямым измерением между дельтой и центром узора. Важным качественным признаком является величина atd, образуемого при соединении линиями пальцевых трирадиусов а и d и осевого трирадиуса t. Анализ материала производится путем количественного подсчета и вычисления процента встречаемости того или иного признака дерматоглифики. Для получения достоверности полученных величин можно применять формулу m (P ) = ± P (100 P ), n где Р – процент признака, m(Р) – его ошибка. Степень достоверности определяется с помощью критерия t= N 1 P1 + N 2 P2 N P + N 2 P2 N 1 + N 2 100 1 1, N1 + N 2 N1 + N 2 N1 N где Р1 и Р2 – проценты встречаемости данного признака, а N1 и N2 – число пальцев или ладоней в исследуемых группах.

Подсчет количества пальцевых узоров на концевой фаланге, а также между пальцевыми трирадиусами производится по формуле =± a n ;

m=± n M ±m, где М – средняя величина. 2.2.6.2. Статистическая обработка результатов исследования Результаты экспериментов подвергались вариационно-статистической обработке в соответствии с принципами, изложенными в работах Бейли H. (1962), Каминского Л.С. (1964) и Лакина Г.Ф. (1990). Вариационные ряды, полученные в эксперименте, характеризовали по следующим показателям: средняя арифметическая величина (М);

квадратическое отклонение ();

ошибка средней арифметической величины или средняя квадратическая ошибка (m). Вычисляя показатель существенной разности (t) и учитывая число измерений по таблице t - распределения Стьюдента, определяли вероятность различий (Р). Различие считалось статистически достоверным, начиная со значений Р < 0,05. В этом случае правильность вывода о существовании различий величин может быть подвержена более, чем в 95% случаев. Границы доверительного интервала определяли по формуле М+mt, где t по таблице распределения Стьюдента соответствовало заданному уровню вероятности Р = 0,05 при нашем числе наблюдений (n+n-2). Это давало возможность утверждать, что вероятность выхода истинного значения средней арифметической величины за пределы этих границ не превышает 5%. Результаты экспериментов подвергались вариационно-статистической обработке на компьютере с использованием статистического пакета анализа данных в Microsoft Excel - 2000.

Глава 3.

ОСОБЕННОСТИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ, СТАТУСА, ПОПУЛЯЦИИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО И ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЭНДОКРИННОГО РИСУНКА НАГРУЗКОЙ В ПРОЖИВАЮЩЕГО В РАЙОНАХ С ВЫСОКОЙ АНТРОПОГЕННОЙ Как уже говорилось, кожные узоры наследственно обусловлены, но тип узора, его форма, направление определяются не только наследственным фактором. В формировании типа узоров, особенно на ладонях, многие исследователи сложному предстоит большое комплексу выяснить. значение придают пренатальным факторов влияниям, иннервации, изучению внутриутробных Настоящее кровоснабжению, водной насыщенности эпидермиса и другим, которые еще исследование посвящено хронического влияния химических факторов окружающей среды на функциональное состояние центральной нервной системы, формирование психического статуса и дерматоглифического рисунка и возможное участие в этом анаболических (тестостерон, эстрадиол) и катаболических (кортизол) стероидных гормонов. 3.1. Особенности функционирования центральной нервной системы у подростков, проживающих в химически загрязненных районах. Центральная нервная система (ЦНС) играет ведущую роль в процессах адаптации организма к изменяющимся условиям окружающей среды. Результаты исследования функционального состояния ЦНС подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях, представлены в таблицах 5-6.

Таблица 5 Показатели реакции опережения и реакции запаздывания на движущийся объект, у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, мс Контроль Возраст Попадания Пропуски 12 13 14 16 12 13 14 16 2,43±0,23 3,44±0,21 4,98±0,19 4,00±0,31 Реакция опережения 0,40±0,13 5,18±0,35 2,78±0,19 2,59±0,14 2,49±0,14 5,32±0,41 2,68±0,27 3,16±0,37 2,21±0,15 0,49±0,16 0±0 Мальчики Реакция запаздывания -1,84±0,08 -1,62±0,18 -2,32±0,15 -0,84±0,25 -2,32±0,12 -2,12±0,12 -2,32±0,17 -0,83±0,13 Попадания 2,0±0,26 2,16±0,24*** 2,95±0,44* Девочки 1,72±0,0,24 0,44±0,08 4,24±0,32 4,02±0,25 5,10±0,18 0,46±0,08 0,52±0,09 0 ±0 1,95±0,12 1,82±0,28*** 1,61±0,27*** 3,5±0,32*** 0,60±0,08 0,64±0,10 0,57±0,11 0,43±0,32 4,84±0,42 3,18±0,24 3,95±0,39 -2,38±0,40 -2,38±0,18 -2,51±0,21 Пропуски 0,90±0,23 0,86±0,22* 0,26±0,12* Реакция опережения 4,02±0,29* 2,93±0,29 3,11±0,22 3,03±0,26*** Реакция запаздывания -2,47±0,15** -2,87±0,20*** -1,90±0,18 -1,91±0,34* Опыт 0,43±0, 3,25±0,18*** 0,35±0,18*** 3,37±0,26*** -2,32±0,21*** Примечание:* - Р<0,05;

** - Р<0,01;

*** - Р<0,001.

Таблица 6. Время зрительно-моторной реакции (ВЗМР) у подростков, проживающих в химически загрязнённом районе Возраст ВЗМР, мс Контроль 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 266,3±18,3 264,5±9,5 291,1±8,6 209,8±7, Девочки (n = 117) Кол-во ошибок на дифференцировку Опыт 354,6±23,0 386,5±27,4 335,6±18,3 258,8±11,2 366,6±21,5 352,7±14,6 300,1±9,7 290,6±13,6 Р <0, Контроль 1,33±0,23 1,44±0,24 1,24±0,21 1,24±0,27 2,06±0,31 2,14±0,42 0,52±0,37 0,90±0, Опыт 1,90±0,18 2,19±0,31 1,65±0,24 1,45±0,20 7,33±0,89 3,05±0,51 2,22±0,32 0,99±0, Р1 <0,05 <0,05 >0,05 >0, <0, Мальчики (n = 95) <0,001 <0,05 <0, <0, 290,0±20,7 292,1±12,1 282,1±7,6 231,6±23, <0,01 >0,05 <0, <0,05 <0,001 >0, Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной группами. У подростков, проживающих в условиях химического загрязнения среды, достоверно снижена точность выполнения как простой, так и сложной сенсомоторных реакций, о чем свидетельствуют снижение количества попаданий и повышение количества пропусков в реакции на «Движущийся объект» (табл. 5) и увеличение количества ошибок на дифференцировку в тесте «Цветовые раздражители» (табл. 6), достоверно выраженные у девочек, проживающих в загрязненном районе, по сравнению с контрольной группой, в возрасте 12-14 лет (Р<0,05-0,001) и у мальчиков в возрасте 12, 13 и 16 лет (Р<0,05). Более того, увеличение количества ошибок на дифференцировку в тесте «Цветовые раздражители» свидетельствует о нарушении процессов внутреннего торможения. При этом достоверно значимо удлиняется время зрительно-моторной реакции (Р<0,05-0,001). В совокупности полученные данные допустимо расценивать как показатель снижения функциональной лабильности центральной нервной системы и способности к дифференцировке. Функциональное состояние ЦНС в значительной мере обусловливает психолого-эмоциональное состояние. Поэтому нами с помощью тестовых методик определены уровни тревожности и уровень невротизации и психопатизации у подростков, проживающих в химически загрязненном районе. 3.2. Особенности психического статуса подростков, проживающих в районах с высокой антропогенной нагрузкой Аномальная изменчивость ЦНС сопряжена с личностной и поведенческой изменчивостью, регистрируемой в экспериментально-психологических исследованиях. У подростков, проживающих в химически загрязненном районе, обнаружен более высокий уровень невротизации (табл. 7). Наиболее значимые негативные сдвиги выявлены у мальчиков 12-13 лет (Р<0,01) по сравнению с таковыми в контрольной группе. Повышенный уровень невротизации среди девочек был отмечен в 12, 14, 16 лет (Р<0,05). У подростков, отягощенных антропогенной нагрузкой, наблюдалось повышение уровня психопатизации (табл. 7), особенно у мальчиков 12-14 лет (Р<0,05) и у девочек 12 и 14 лет (Р<0,05). Таким образом, у подростков опытной группы наблюдается устойчивая тенденция дрейфу к от негативному диапазона конституционально-психотипологическому психологической нормы – акцентуации к диапазону пограничной аномальной личности. В структуре аномальной личностной изменчивости преобладает тенденция к изменчивости по вектору здоровье – болезнь, когда начинают преобладать расстройства невротического уровня, препятствующие полноценной социальной адаптации.

Таблица Уровень невротизации и психопатизации у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, баллы Невротизация Район «чистый» Возраст 12 (89) 13 (104) 14 (86) 16 (68) 12 (89) 13 (108) 14 (82) 16 (58) 32,184±4,48 30,04±4,45 45,74±3,44 34,84±4,44 28,34±3,31 26,38±3,34 36,48±4,11 37,67±5,24 14,01±3,54 17,40±4,54 29,91±3,56 25,00±4,82 21,78±3,09 23,80±3,69 17,69±3,82 14,25±4,13 <0,01 <0,05 <0,01 >0,05 <0,05 >0,05 <0,01 <0,001 Мальчики 5,18±1,45 -1,01±0,32 5,40±1,75 0,61±0,48 -2,29±0,84 -3,64±1,47 4,56±1,53 1,13±0,70 Девочки 6,98±1,14 4,32±1,90 6,86±1,22 7,76±2,41 -1,82±0,05 -4,50±1,05 4,16±2,40 -2,35±1,05 <0,001 <0,01 >0,05 0,05 >0,05 >0,05 <0,05 <0,05 2,22±0,20 2,16±0,19 2,03±0,21 2,11±0,23 2,05±0,21 2,35±0,22 2,03±0,33 1,17±0,20 3,42±0,17 2,15±0,17 2,32±0,18 1,63±0,27 3,44±0,48 1,44±0,19 1,29±0,63 1,35±0,18 <0,01 >0,05 >0,05 >0,05 <0,05 <0,01 >0,05 >0,05 «грязный» Р «чистый» «грязный» Р «чистый» «грязный» Р Психопатизация Ложь Примечание: Р – достоверность различий средних величин между опытной и контрольной группой;

в скобках – количество обследуемых.

Показателем индивидуальной чувствительности к стрессу и склонности ощущать большинство жизненных ситуаций как угрожающие является уровень тревожности. Очень высокая тревожность является субъективным проявлением психологического неблагополучия. Анализ повышение результатов уровня исследования уровня у тревожности подростков выявил лет, общей тревожности 12- проживающих в химически загрязненном районе по сравнению с контролем (Р<0,05) (рис. 5).

Балл 50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 0 12 "чистый" район Мальчики Балл Девочки 60 50 40 30 20 10 13 14 16 химически загрязненный район "чистый" район лет химически загрязненный район Рис. 5. Уровень общей тревожности у подростков, проживающих в химически загрязненном районе. Вместе с тем, среди подростков опытной группы 22% имели низкий уровень тревожности. Подобная нечувствительность к неблагополучию носит компенсаторный, защитный характер и препятствует полноценному формированию личности. Эмоциональное неблагополучие в этом случае сохраняется ценой неадекватного отношения к действительности. При этом у большинства подростков опытной группы регистрировали повышенный уровень школьной тревожности (табл. 8) и неадекватный (повышенный или пониженный) уровень самооценочной тревожности (табл. 9).

Таблица 8. Показатели школьной тревожности у подростков, проживающих в химически загрязненных районах, баллы Возраст 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет Экологически благоприятный район 12,54±1,01 12,87±0,76 11,83±0,97 9,92±1,23 15,21±1,09 14,61±0,84 10,89±1,10 10,45±0,98 Экологически неблагоприятный район Мальчики 18,64±1,91 17,07±0,93 8,07±0,45 7,67±0,97 Девочки 20,32±2,0 11,43±0,76 8,83±0,91 8,93±0,71 Р <0,05 <0,001 <0,001 >0,05 <0,05 <0,01 >0,1 >0, Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной группами. Таблица 9. Показатели самооценочной тревожности у подростков, проживающих в химически загрязненных районах, баллы Возраст 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 17 лет 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 17 лет Экологически благоприятный район 9,3±0,7 9,43±0,49 9,78±0,81 8,24±1,14 12,82±0,64 12,1±1,1 14,17±0,97 10,17±0,65 10,58±0,96 16,87±0,68 Экологически неблагоприятный район Мальчики 12,3±1,5 13,43±0,75 6,87±0,54 6,67±0,71 6,73±0,85 Девочки 18,0±1,6 9,1±0,80 6,67±0,78 8,5±0,85 9,95±0,48 Р >0,05 <0,001 <0,05 >0,05 <0,001 <0,01 <0,001 <0,001 >0,05 <0, Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной группами.

Таблица 10. Показатели межличностной тревожности, у подростков, проживающих в химически загрязненных районах, баллы Экологически благоприятный район 9,2±0,9 10,00±0,71 10,48±0,70 8,47±0,68 12,7±1,0 14,44±0,84 12,39±0,91 10,46±0,87 Экологически неблагоприятный район Мальчики 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 12 лет 13 лет 14 лет 16 лет 12,6±1,6 14,43±0,82 7,33±0,58 6,39±0,91 Девочки 16,0±1,4 11,27±0,67 7,06±0,71 9,97±0,62 >0,05 <0,01 <0,001 >0,05 0,05 <0,001 <0,001 >0,05 Р Возраст Примечание: Р1-достоверность различий между опытной и контрольной группами. Показатели уровня межличностной тревожности (табл. 10) у девочек 12 лет и у мальчиков 12-13 лет в опытной группе выше, чем в контрольной (Р<0,05). С 13 лет у девочек и с 14 лет у мальчиков опытной группы наблюдали снижение уровня межличностной тревожности по сравнению со школьниками контрольной группы. Количество высокотревожных мальчиков в опытной группе больше, чем девочек. Повышенный и пониженный уровень тревожности сочетаются с изменением личностных качеств подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, судя по результатам теста «Адекватность самооценки». С целью выявления особенностей формирования характерных типологических свойств личности в условиях воздействия неблагоприятных антропогенных факторов нами были выделены в группы и проанализированы с учетом достоверности различий средних величин личностные качества, определяющие поведение в обществе и социальную адаптацию. С учетом данных, полученных в ходе предыдущего теста, были построены пентаграммы, отражающие повышенный уровень тревожности (рис. 6-7). Согласно полученным данным, у мальчиков-подростков опытной группы значительно завышена, по сравнению с детьми контрольной группы, оценка таких качеств как неуверенность, нелюдимость, честность и занижена оценка выявило такого качества как боязливость (рис. 6). Сопоставление самооценок у среднестатистических данных самооценки (С) и экспертной оценки (ЭО) существенное преобладание в неадекватности подростков, личностных проживающих качеств как условиях химического боязливость, загрязнения нелюдимость, окружающей среды, по сравнению с детьми контрольной группы, таких замкнутость, неуверенность, честность. У девочек-подростков самооценка боязливости и честности более адекватна, чем у мальчиков (рис. 7). Значительно завышенная самооценка честности у мальчиков, которые больше шалят и хулиганят, скорее всего, обусловлена страхом наказания за неадекватное или антисоциальное поведение. Низкую самооценку у подростков опытной группы, в отличие от контрольной, имеют качества, обусловливающие высокую эмпатийность личности: отзывчивость, снисходительность, откровенность у мальчиков и общительность, откровенность, снисходительность у девочек (рис. 8). Экспертная оценка обнаруживает достоверные отличия (Р < 0,05) в оценке таких характерологических качеств личности подростка, как доброта и справедливость у мальчиков, общительность и откровенность у девочек.

Самооценка у мальчиков 5+ 2,5 2 1,5 18+ * 1 0,5 13 17+ * * 16 Неадекватность самооценки у мальчиков 5+* 1 0,8 0,6 18+* 0,4 0,2 0 13 17+* 16-* 6+ 12+5 517-0 9-* 15 благоприятный район химически загрязненный Рис. 6. Оценка качеств личности, характеризующих повышенную тревожность у подростков, проживающих в химически загрязненном районе Примечание: 5+ - замкнутость;

13- - боязливость;

16- - неуверенность;

17+ - нелюдимость;

18+ - честность;

*- P< 0,05.

Самооценка у девочек С 2,5 2 1, С 1 0,5 С13* С С Неадекватность самооценки у девочек 1,5 С16* С 0,5 С13* С17* С5* 6+ 12+5 50 9-* 1715 благоприятный район химически загрязненный Рис. 7. Оценка качеств личности, характеризующих повышенную тревожность у подростков, проживающих в химически загрязненном районе Примечание: С5+ - замкнутость;

С13- - боязливость;

С16- - неуверенность;

С17+ - нелюдимость;

С18+ - честность;

*- P< 0, Сходная картина получена при анализе самооценок и экспертных оценок альтернативных качеств личности, детерминирующих низкую эмпатийность: нелюдимость, замкнутость, черствость, злость (рис. 9). У детей, проживающих в химически загрязненном районе, более выражено, по сравнению с детьми контрольной группы проявление таких качеств, как нелюдимость и замкнутость. По интегральному показателю различия в величине АСО между мальчиками и девочками не выявлены (Р > 0,5), что совпадает с данными, полученными В.С.Чудновским (1991). Таким образом, повышенный и пониженный уровень тревожности сочетаются с изменением личностных качеств подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, судя по результатам теста «Адекватность самооценки». Среди них преобладают низкоэмпатийные личности. В большинстве своем, дети из экологически неблагоприятного района более замкнуты, мало общительны, пассивны или, наоборот, агрессивны, часто вступают в конфликты. Это нарушает социальную адаптацию подростков, поскольку повышенный уровень тревожности и неадекватность самооценки, по мнению В.С.Чудновского (1991), детерминируют появление делинквентных форм поведения. Следовательно, в условиях естественного эксперимента подтверждена высокая вероятность фенотипической изменчивости конституциональнотипологических и личностных особенностей подростков, детерминированная нейротоксическим эффектом эколого-химических факторов среды обитания. В целом, полученные в данные указывают на формирование дрейфа у среде конституционально-психотипологического подростков, проживающих обитания, что сопровождается адаптационных систем организма. негативного неблагоприятной экологической снижением функциональных резервов Самооценка у мальчиков 6+ 3 2,5 2 12+ 1,5 1 0,5 0 5 Самооценка у девочек 6+ 3 2,5 2 12+ 1,5 1 0,5 0 5 17 9-* 17-* 9 15 15-* Экспертная оценка у мальчиков 6+* 3 2,5 2 12+* 1,5 1 0,5 0 5 Экспертная оценка у девочек 6+ 3 2,5 2 12+ 1,5 1 0,5 0 5-* 17-* 9 17-* 9 156+ 12+5 517-0 9-* 15 15 благоприятный район химически загрязненный Рис.

8. Оценка качеств личности, характеризующих высокую эмпатийность подростков, проживающих в химически загрязненных районах Примечание: 6+ - доброта;

5- - откровенность;

9- - отзывчивость;

15- снисходительность;

17- общительность;

12+ - справедливость;

* - P< 0,05.

Самооценка у мальчиков 9+ 1 0,8 0,6 5+ 0,4 0,2 0 17+ Самооценка у девочек 9+ 1 0,8 0,6 5+ 0,4 0,2 0 17+ 8 6 8 6 Экспертная оценка у мальчиков 9+* 1,4 1,2 1 0,8 0,6 5+ 0,4 0,2 0 17+* Экспертная оценка у девочек 9+ 1,2 1 0,8 0,6 5+ 0,4 0,2 0 17+* 8-* 6 8-* 6 6+ 12+5 517-0 9-* 15 благоприятный район химически загрязненный Рис. 9. Оценка личностных качеств, характеризующих низкую эмпатийность подростков, проживающих в химически загрязненных районах Примечание: 9+ - черствость;

17+ - нелюдимость;

6- - злость;

8- пассивность;

5+ - замкнутость;

* - P< 0, 3.3. Индивидуальная минута как критерий адаптации к антропогенным факторам среды Одним из информативных, генетически детерминированных показателей эндогенной ритмической организации функций организма и степени адаптации является определение длительности индивидуальной минуты (ИМ) (Моисеева Н.И., 1991;

Губарева Л.И., 2001;

Halberg F., 1969). Кроме того, величина ИМ сильно варьирует у одного и того же человека с изменением общего состояния, и как большинство других показателей, имеет четко отражающих выраженный функциональное состояние организма, циркадианный ритм (Н.И.Моисеева, В.М.Сысуев,1981;

Н.И.Моисева,1991, Губарева Л.И., 1994, 2001;

Л.И.Губарева, А.А.Колесникова,1995). Согласно результатам исследования, у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, длительность ИМ в 12 лет была достоверно ниже (Р<0,05), в 13, 14 лет достоверно выше (Р<0,05) показателей для данного возраста у школьников контрольной группы и приближалась к значению, соответствующему 16-летним школьникам (табл. 11). Полученные данные указывают на нарушение эндогенной организации ритмов и косвенно – на снижение функциональных резервов адаптационных систем организма подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях. Анализ прироста изучаемых показателей у детей, проживающих в химически неблагоприятном районе по сравнению с детьми контрольной группы, с учетом пола обнаружил следующее: у мальчиков 13 лет прирост ИМ составил 33,2%, у девочек – 18,7%. Более высокий прирост показателей ИМ у мальчиков, по сравнению с девочками, в ответ на химическое загрязнение окружающей среды может свидетельствовать о более высокой активации адаптивных систем у мальчиков. Следовательно, полученные данные допустимо расценивать как свидетельство более высокой Таблица 11. Длительность индивидуальной минуты (ИМ) у подростков 12 лет, проживающих в экологически неблагоприятном районе Обследуемые Группы «Чистый» (n=168) ИМ, с Химически загрязненный (n=124) 12 лет 44,6±1,2 44,4±1,6 >0,5 13 лет Мальчики Девочки Р2 47,2±0,6 41,3±2,2 <0,01 56,0±2,1 55,0±2,2 >0,5 14 лет Мальчики Девочки Р2 44,8±1,1 45,6±1,6 >0,5 55,9±1,8 56,9±2,1 >0,5 16 лет Мальчики Девочки Р2 55,1±1,0 56,9±1,9 >0,5 61,8±2,2 61,9±1,9 >0,5 <0,01 <0,05 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 Р Мальчики Девочки Р 47,9±1,2 46,3±2,1 >0, <0,05 >0, Примечание: Р1 - достоверность различий средних величин контрольной и опытной групп;

Р2 - достоверность межполовых различий.

экосенситивности организма мальчиков пубертатного возраста по сравнению с девочками.

Более того, учитывая тот факт, что длительность ИМ генетически детерминирована, допустимо полагать, что отклонения в воспроизведении ИМ обусловлены нарушениями в реализации генотипа. Важную роль в этом играют кортикостероидные гормоны, имеющие рецепторы в ядерном аппарате клетки. 3.4. Особенности эндокринного статуса подростков, проживающих в экологически неблагоприятных условиях. Согласно полученным данным, уже в раннем онтогенезе, у детей 6 лет, проживающих в условиях химического загрязнения среды, отмечали повышение функциональной активности ГГАКС, судя по уровню кортизола (К) в слюне, по сравнению с детьми, проживающими в экоблагополучном районе (рис. 10). Наиболее выраженные изменения обнаружены у подростков 12-14 лет (Р<0,05-0,001). Следует отметить, что у девочек из химически чистого района уровень кортизола в 12-13 лет выше, чем у мальчиков, что является отражением опережающего развития гипоталамо-гипофизарно-адренокартикальной системы у девочек, по сравнению с мальчиками в данной возрастной группе. В отличие от этого в химически загрязненном районе половых отличий не обнаружено. Прирост кортизола у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, по отношению к таковому показателю у подростков, проживающих в экоблагополучном районе, в критический период пубертата – 12 лет составил 21,4 % у мальчиков и 14,7 % у девочек. Более высокий прирост катаболического стероида - кортизола у мальчиков, по сравнению с девочками, в ответ на химическое загрязнение окружающей среды может свидетельствовать о более высокой активации адаптивных систем у мальчиков. Следовательно, полученные данные допустимо расценивать как Мальчики 30 25 * * мкг/л 15 10 5 0 6 12 чистый 13 "грязный" 14 * лет Девочки 25 * мкг/л 15 10 5 0 6 12 чистый 13 "грязный" 14 * * * лет Рис. 10. Возрастная динамика уровня кортизола в слюне у детей и подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды * - Р < 0,05.

* свидетельство более высокой экосенситивности организма мальчиков пубертатного возраста по сравнению с организмом девочек. В реакцию адаптации включается не только пучковая, но и сетчатая зона коры надпочечников, на что указывает увеличение уровня эстрадиола (Э) в слюне и снижение соотношения Т/Э у детей 6 лет, проживающих в химически загрязненном районе (табл. 12). К 12-ти годам у девочек опытной группы наблюдается повышение содержания Э и Т в слюне и отношения Т/Э. У мальчиков 12 лет, проживающих в химически загрязненном районе, содержание Т в слюне, по сравнению с мальчиками контрольной группы, снижается (Р<0,05). К 13 годам регистрировали повышение уровня Т и у мальчиков, и у девочек. Отношение Т/Э обнаруживало более значимые изменения у девочек. Высокий уровень половых гормонов можно объяснить негативным влиянием химического загрязнения окружающей среды на адаптационные системы, как говорилось выше, что приводит к активированию не только пучковой зоны коры надпочечников, но и сетчатой, продуцирующей анаболические стероиды, что особенно важно для растущего организма. В целом у подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, резервные возможности адаптационных систем, и, в первую очередь, гипоталамо-гипофизарно-адренокартикальной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной, у мальчиков ниже, чем у девочек. Кроме того, у подростков опытной группы имеет место нарушение баланса катаболических и анаболических стероидов, необходимого для поддержания устойчивого уровня адаптации и правильного хода реализации генетической программы.

Таблица 12 Уровень половых гормонов у школьников, проживающих в химически загрязненном районе Контроль Возраст Опыт Мальчики Т/Э 2,93±0,31 4,28±0,29 25,73±4,38 19,86±2,84 18,33±1,33 2,33±0,14 3,85±0,40 8,21±0,66 2,88±0,78 5,13±0,68 Т, нМ/л 1,62±0,10 4,00±0,65 22,29±0,78 14,64±1,09 24,14±0,97 1,37±0,09 2,34±0,19 9,84±0,37 4,23±0,52 14,66±0,93 Р1 >0,5 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 >0,05 <0,002 <0,001 <0,001 <0,001 Э, пМ/л 804,3±45,8 632,3±23,6 649,86±33,83 723,52±26,86 769,89±27,05 771,9±57,1 556,0±30,5 996,49±27,86 943,13±28,67 1030,33±36,19 Р1 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 >0,1 <0,001 <0,001 <0,001 >0,05 Т/Э 2,10±0,11 4,28±0,29 35,46±0,90 21,45±2,23 Р1 <0,05 >0,05 <0,05 >0, Т, нМ/л 6 12 13 14 16 6 12 13 14 16 1,80±0,25 1,34±0,05 9,25±1,23 9,85±1,26 13,93±0,62 1,76±0,20 1,22±0,15 2,58±0,27 1,66±0,23 5,34±0, Э, пМ/л 598,7±28,6 299,0±18,1 384,07±39,38 507,03±33,89 774,11±43,29 712,9±54,6 329,0±32,2 416,54±28,06 582,79±42,81 1044,48±44, 31,88±2,04 <0,001 2,15±0,33 4,02±0,25 9,84±0,35 4,69±0,65 >0,5 >0,5 <0,01 >0, Девочки 14,50±1,09 <0, Примечание: Р1 достоверность различий опытной и контрольной групп 3.5. Дерматоглифический рисунок подростков, проживающих в химически загрязненных районах Сравнительный анализ дерматоглифов подростков, проживающих в химически загрязненном районе, выявил как качественные, так и количественные изменения пальцевых и ладонных узоров. К качественным отличиям ладонного рисунка относится более частая встречаемость симиальной линии (4-х пальцевая борозда). Так, в контрольной группе обследуемых нами подростков симиальная линия обнаружена у 1,01% девочек и 3,09% мальчиков, что соответствует норме встречаемости по данным И.С. Гусевой (1986). У детей, проживающих в химически загрязненном районе, симиальная линия встречается у 11,86 % девочек и у 11,07 % мальчиков, то есть в 11,8 раз чаще у девочек и в 3,6 раз чаще у мальчиков контрольной группы. Важным качественным признаком является величина atd, образуемого при соединении линиями пальцевых трирадиусов а и d и осевого трирадиуса t. В наших исследованиях величина atd у детей контрольной группы составляет у мальчиков 44,31° ± 0,41° на левой руке и 43,87° ± 0,38° на правой руке, у девочек – соответственно 44,44° ± 0,37° и 43,91° ± 0,40°. В опытной группе величина atd у мальчиков составляет 44,60° ± 0,44° на левой руке и 44,08° ± 0,41° на правой руке, у девочек – соответственно 45,46° ± 0,42° и 45,02° ± 0,41° (табл. 13). В условиях химического загрязнения окружающей среды обнаружена большая частота встречаемости высокого расположения atd (величина > 57°) (отпечаток на рис. 11). Так, у мальчиков, проживающих в химически загрязненном районе, высокое расположение atd встречается у 5,09 % на левой руке и у 8,47 % на правой руке, у девочек, соответственно, у 13,47% и 7,46%, в то время как в контрольной группе высокое расположение atd встречается у мальчиков в 3,09% случаев на левой руке и в 4,12% на правой Рис. 11. Отпечаток ладони и пальцев подростка 14 лет, проживающего в химически загрязненном районе (Вася К.) Таблица 13. Величина atd у подростков 14-15 лет, проживающих в химически загрязненном районе «Чистый» Химически загрязненный P1 Правая рука P Левая рука Правая рука Левая рука Мальчики Девочки >0, n = 97 n = 59 44,31 ± 0,41 43,87 ± 0,38 44,60 ± 0,44 >0,5 44,08 ± 0,41 >0,5 n = 99 >0,5 >0,05 n = 67 >0,05 43,44 ± 0,37 43,91 ± 0,40 45,46 ± 0,42 <0,01 45,02 ± 0,41 >0, P Примечание:

P2 - достоверность межполовых различий;

P1 - достоверность различий средних величин контрольной и опытной групп;

руке, у девочек в 6,06% и 2,02% случаев, соответственно. Высокое расположение atd и симиальная линия являются признаками, типичными для детей олигофренов (Sarah B., Holt S., 1973). По данным министерства здравоохранения Ставропольского края процент умственно отсталых детей и детей с нервно-психическими заболеваниями в г. Невинномысске и прилегающем Кочубеевском районе выше, чем в среднем по краю. Поскольку дерматоглифический рисунок генетически детерминирован, а кожа и центральная нервная система образуются из одного и того же зародышевого листка – эктодермы, допустимо полагать, что увеличение в химически загрязненных районах числа детей с умственной отсталостью может быть обусловлено деструктивными изменениями генотипа на ранних этапах эмбрионального развития. К качественным отличиям дерматоглифического рисунка относятся также расположение ладонных линий и частота встречаемости пальцевых узоров.

Редкими признаками односторонней локализации, свидетельствующими о выраженности хромосомного дисбаланса, менделирующих мутаций или тератогенного эффекта, по данным Werteleske (1993), Opitz (2000), являются: • продольное направление главных ладонных линий (окончание в поле 1, 2);

• окончание главной ладонной линии А в поле 5 или 11;

• окончание главной ладонной линии В в поле 3, 8, 9;

• окончание главной ладонной линии С в поле 5, 6, 8, 10, 11;

• окончание главной ладонной линии D в поле 5, 8, 10. На рис. 12 (девочки) и рис. 13 (мальчики) представлены среднестатистические ладони детей, проживающих в экологически чистом районе и химически загрязненном. Согласно полученным данным, у детей, проживающих в экологически неблагоприятном районе, имеет место более низкое (продольное) расположение линии А (окончание в поле 1) на обеих руках у девочек и на одной из рук у мальчиков (табл. 14 - 17). Причем, у девочек 12-13 лет, проживающих в химически загрязненном районе, встречаемость завиткового узора на гипотенере, образованного линией А в 3-ем поле, в 2,4 раза чаще на левой руке, в 1,5 раза - на правой, по сравнению с таковым показателем у девочек контрольной группы. По данным S. Holt (1975) такой рисунок наблюдается у больных с синдромом Prader-Willi. У подростков опытной группы наблюдается частая встречаемость редуцированной линии С или полное ее отсутствие на обеих руках как у девочек (в 1,8 – 2,0 раз чаще на левой руке и в 1,4 – 2,3 - на правой), так и у мальчиков (в 1,9 – 2,7 раз чаще на левой и в 1,7 раза - на правой руке по сравнению с подростками контрольной группы) (табл. 14 - 17). Качественным отличием ладонного рисунка у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, является окончание ладонной линии D в поле 5" и в поле 8 на левой руке у мальчиков и в поле 8 на правой руке у девочек (табл. 14 - 17).

12-13 лет Девочки А Б Мальчики А Б Рис. 12. Среднестатистические окончания главных ладонных линий и пальцевых узоров: А – детей, проживающих в химически чистом районе;

Б – детей, проживающих в химически загрязненном районе.

14-15 лет Девочки А Мальчики Б А Б Рис. 13. Среднестатистические окончания главных ладонных линий и пальцевых узоров: А – детей, проживающих в химически чистом районе;

Б – детей, проживающих в химически загрязненном районе.

Таблица 14. Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет (мальчики), проживающих в химически загрязненном районе (опыт) Поле D Лев.

Поле 11 Поле 10 Поле 9 Поле 8 Поле 7 Поле 6 Поле 5 Поле 5 Поле 4 Поле 3 Поле 3h Поле 2 Поле 1 Поле 0+X C Прав. Лев.

Контроль n = Прав. Лев.

B Прав. Лев.

A Прав. Лев.

D Прав. Лев.

C Опыт n = Прав. Лев.

B Прав. Лев.

A Прав.

27,84 59,79 8,24 8,24 1,03 43,99 16,49 35,07 59,79 2,06 2,06 6,18 1,03 18,56 9,28 46,39 17,52 29,89 47,42 1,03 5,15 7,22 9,28 1,03 9,27 7,22 42,27 22,68 3,09 5,15 20,61 7,22 31,96 63,92 17,52 16,49 21,65 2,06 6,18 5,15 19,59 8,24 9,28 6, 33,89 54,23 1,69 22,03 8,47 6,78 20,34 27,12 27,12 47,46 3,39 3,39 5,08 20,34 10,17 33,89 23,73 42,37 47,46 3,39 18,64 8,47 13,56 5,08 22,03 23,73 5,08 15,25 11,86 22,03 38,98 16,94 32,20 28,81 10,17 5,08 6,78 27,12 22,03 15,25 1,69 6, Таблица 15. Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет (девочки), проживающих в химически загрязненном районе (опыт) Поле D Лев.

Поле 11 Поле 10 Поле 9 Поле 8 Поле 7 Поле 6 Поле 5 Поле 5 Поле 4 Поле 3 Поле 3h Поле 2 Поле 1 Поле 0+X C Прав. Лев.

Контроль n = Прав. Лев.

B Прав. Лев.

A Прав. Лев.

D Прав. Лев.

C 55,22 13,43 13,43 29,90 4,48 13,43 20,89 2,99 11, Опыт n = Прав. Лев.

B Прав. Лев.

A Прав.

30,30 8,08 33,33 4,04 24, 40,40 4,04 12,12 4,04 15,15 25,25 43,43 1,01 10,10 4,04 22,22 35,35 15,15 28,28 35,35 5,05 10,10 8,08 12,12 17,17 15,15 40,40 25,25 1,01 3,03 2,02 1,01 22,22 21,21 36,36 43,43 1,01 19,19 30,30 23,23 10,10 5,05 5,05 15,15 15,15 11,11 1,01 3, 28,36 19,40 29,90 1,49 20, 1,49 2,99 52, 2, 10,45 25,37 5,97 19,40 11,94 40,29 11, 2,99 2,99 52,24 8,96 23,88 8,96 28,36 43,28 17,91 32,84 22,39 10,45 11,94 7,46 19,40 5, 34, 14, Таблица 16. Окончание главных ладонных линий у подростков 14-15 лет (мальчики), проживающих в химически загрязненном районе (опыт) Поле D Лев.

Поле 11 Поле 10 Поле 9 Поле 8 Поле 7 Поле 6 Поле 5 Поле 5 Поле 4 Поле 3 Поле 3h Поле 2 Поле 1 Поле 0+X Контроль n = 94 C B Прав. Лев. Прав. Лев. Прав. Лев.

A Прав. Лев.

D Прав. Лев.

Опыт n = 67 C B Прав. Лев. Прав. Лев.

A Прав.

40,46 6,38 31,91 2,13 19, 60,64 3,19 6,38 4,26 17,02 41,48 48,94 7,45 2,13 2,13 4,26 13,84 27,66 17,02 43,62 54,26 5,32 2,13 6,38 6,38 1,06 7,45 6,38 26,59 18,08 4,26 22,34 9,57 35,10 55,32 19,15 20,21 20,21 8,51 12,77 6,38 1,06 15,96 18,08 12,77 4, 11,11 59,26 1,85 31,48 9,26 7,40 35,18 24,07 22,22 44,44 3,70 5,55 7,40 16,67 1,85 27,78 22,22 12,96 51,85 3,70 5,55 31,48 9,26 1,85 14,81 1,85 33,33 25,93 20,37 5,55 12,96 38,89 9,26 22,22 29,63 25,93 1,85 18,52 5,55 29,63 29,63 18,52 7, Таблица17. Окончание главных ладонных линий у подростков 12-13 лет (девочки), проживающих в химически загрязненном районе (опыт) Поле D Лев.

Поле 11 Поле 10 Поле 9 Поле 8 Поле 7 Поле 6 Поле 5 Поле 5 Поле 4 Поле 3 Поле 3h Поле 2 Поле 1 Поле 0+X C Прав. Лев.

Контроль n = Прав. Лев.

B Прав. Лев.

A Прав. Лев.

D Прав. Лев.

C Опыт n = 35 B Лев. Прав. Лев.

A Прав.

Прав.

32,50 56,25 15,00 13,75 5,00 38,75 25,00 32,50 56,25 1,25 1,25 12,5 3,75 37,50 22,50 1,25 1,25 7,50 3,75 1, 32,50 15,00 40,00 12, 5,00 40,00 13,75 21,25 1,25 7,5 32,50 26,25 13,75 10,00 16, 25,71 57,15 11,43 2,86 2,86 2,86 31,43 11,43 20,00 37,14 8,57 2,86 2,86 31,43 20,00 17,15 5,71 25,71 57,75 2,86 8,57 11,43 2,86 3,75 25,71 17,15 42,85 22,86 41,25 17,15 14,29 17,15 25,71 42,50 14,29 31,43 3,75 34,29 31,43 6,25 8,57 5,71 2,50 34,29 28,57 25,71 2, 19,25 12, Относительно высокий процент встречаемости подростков с односторонней локализацией линии D в поле 5", 8 и продольным направлением главных ладонных линий в химически загрязненных районах в отсутствие выраженного тератогенного эффекта, позволяет предполагать возможность деструкции генотипа и/или нарушения реализации генетической программы. На рисунках 12, 13 изображены преобладающие пальцевые узоры у детей контрольной и опытной групп. Соотношения встречаемости пальцевых узоров представлены на рис. 14 и в табл. 18, 19. Как видно из данных, представленных на рисунках 12, 13, 14 и таблицах 18, 19, в обеих группах основным рисунком является петля. Причем в контрольной группе имеют место гендерные различия пальцевого рисунка. Особенно выраженные отличия отмечены по 2,3,4-ому пальцам левой руки (завитковый узор у мальчиков встречается, соответственно, в 1,3, 1,6, 1,4 раза чаще, чем у девочек) и по 1,3,4-ому пальцах правой руки (завитковый узор у мальчиков на 1-ом пальце встречается чаще в 1,4 раза, чем у девочек, на 3-ем - в 2,3 раза, а на 4-ом – в 1,6 раза чаще). Полученные данные близки к данным других авторов (Гладкова Т.Д., 1966;

Гусева И.С., 1986). Имеющиеся незначительные отличия обусловлены, по всей видимости, климатогеографическими различиями. Разница между встречаемостью ульнарных петель (U) у подростков контрольной и опытной групп незначительна (рис. 14, табл. 18, 19). Однако в опытной группе процент встречаемости ульнарных петель больше. У девочек опытной группы в пальцевых узорах преобладает петлевой рисунок на всех пальцах обеих рук. Химическое загрязнение окружающей среды приводит к более высокой частоте встречаемости относительно редкого пальцевого узора – радиальной петли (R). У девочек опытной группы частота встречаемости радиальных петель выше на 2-ых пальцах обеих рук (в 1,2 раза – на левой руке и в 1,7 раз 14-15 лет W % W 80 60 40 50 40 30 20 10 1 2 3 4 % 1 2 3 4 левая рука правая рука A 30 25 20 15 10 5 1 2 3 4 A % 25 20 15 10 5 1 2 3 4 % левая рука правая рука U % U 100 80 60 40 % 100 80 60 40 20 1 2 3 4 1 2 3 4 левая рука правая рука R % R % 25 20 15 10 5 1 2 3 4 35 30 25 20 15 10 5 1 левая рука правая рука —— мальчики «чистого» района мальчики загрязненного района – –– – девочки «чистого» района девочки загрязненного района Рис. 14. Дерматоглифический рисунок на пальцах рук у подростков, проживающих в химически загрязненном районе Примечание: W – завиток;

А - дуга;

U – ульнарная петля;

R – радиальная петля;

1,2,3,4,5 – пальцы.

Таблица 18. Процент встречаемости пальцевых узоров у подростков 12-13 лет, проживающих в химически загрязненном районе Тип узора III IV «Чистый» V III IV V III IV «Грязный» V III IV V U R W A U R W A U R W A n = n = 57,73 32,99 69,07 56,70 89,69 46,39 1,04 1,03 39,18 36,08 23,71 43,30 9,27 52,58 2,06 15,46 6,25 1,04 n = 99 59,60 2,02 34,30 4,04 58,67 1,53 36,74 3,06 40,40 17,18 31,31 11,11 36,73 17,35 33,16 12,25 73,73 67,67 87,88 62,62 2,02 1,01 13,13 27,27 7,07 33,33 11,11 5,05 5,05 3,06 n = 196 71,43 62,24 88,78 1,53 18,88 35,20 8,16 8,16 2,26 3,06 54,59 1,02 42,86 1, 22,68 20,62 39,18 16,49 33,33 13,13 39,39 14,14 28,06 16,84 39,79 15, 61,86 6,19 26,80 5, 39,18 82,48 66,10 2,06 3,09 1,69 55,67 13,40 27,12 3,09 5, 33,89 74,58 62,72 91,52 50,85 15,25 25,42 18,64 37,29 5,08 47,46 25,42 6,78 3,39 1,69 n = 67 80,59 52,24 1,49 13,43 40,29 4,48 7,46 n = 30,51 69,49 45,76 76,27 22,03 25,42 22,03 50,85 16,94 22,03 6,78 3,39 6,78 35,82 83,58 53,73 80,59 14,93 1,49 32,84 8,96 41,79 11,94 16,41 7,46 2,99 7, 86,87 69,69 85,86 65,67 37,31 70,15 62,68 1,01 4,04 17,91 1,49 5,05 28,28 6,06 26,86 28,36 17,91 32,84 7,07 2,02 4,04 7,46 16,41 11,94 4,48 74,49 3,58 15,81 6,12 54,59 1,02 41,84 2,55 84,18 3,57 10,21 2,04 65,87 0,79 26,98 6,35 35,71 16,67 26,98 20, 72,22 62,70 85,71 51,58 33,33 76,19 50,00 78,57 0,79 0,79 18,25 0,79 0,79 18,26 34,92 9,52 43,65 39,68 15,08 46,03 14,28 9,52 2,38 3,97 4,76 19,04 7,14 3,17 7, Таблица 19. Процент встречаемости пальцевых узоров у подростков 14-15 лет, проживающих в химически загрязненном районе Тип узора U R W A U R W A U R W A III IV «Чистый» V n = 94 III IV V III IV «Грязный» V n = 54 III IV V 60,64 36,17 62,77 54,26 89,36 41,49 13,83 1,06 36,17 37,24 24,47 42,55 9,58 57,45 3,19 12,76 12,76 3,19 1,06 n = 80 52,50 37,50 16,25 37,50 32,50 10,00 13,75 56,89 36,78 14,94 36,78 35,06 6,33 13,22 77,50 67,50 87,50 56,25 3,75 15,00 30,00 10,00 42,50 3,75 2,50 2,50 1,25 n = 174 69,54 60,35 88,51 48,28 1,72 0,57 20,12 36,78 22,97 50,58 8,61 2,87 1,72 0, 14,89 24,47 41,49 19,15 30,00 13,75 42,50 13,75 21,84 19,54 41,95 16, 63,83 2,13 28,72 5,32 81,25 1,25 12,50 5,00 71,84 1,72 21,27 5, 42,56 85,10 75,93 40,74 74,07 59,26 90,74 50,00 14,81 1,06 11,11 31,48 53,19 13,84 18,52 31,48 14,81 37,04 9,26 50,00 31,48 3,19 1,06 5,55 16,66 11,11 3,70 22,22 n = 35 65,00 1,25 32,50 1,25 52,87 1,15 43,69 2, 57,41 44,44 85,19 1,85 29,63 51,85 12,96 11,11 3,70 1, 92,50 51,43 34,29 54,28 65,71 94,29 57,15 34,29 82,86 62,86 85,71 1,25 20,00 2,86 22,86 5,00 37,14 22,86 14,29 22,86 2,86 40,00 25,71 5,71 34,29 8,57 1,25 11,43 22,86 28,57 11,43 2,86 2,86 17,15 11,43 2,86 5,71 n = 89 88,51 66,29 38,20 66,29 61,80 92,14 52,81 22,47 0,57 14,61 1,12 20,09 22,97 25,84 20,09 14,61 31,46 6,74 46,07 29,21 1,15 7,87 19,10 17,98 6,74 1,12 1,12 20,22 67,42 55,06 85,39 1,12 20,22 41,57 11,24 11,24 3,37 3, – на правой руке). У мальчиков опытной группы частота встречаемости радиальных петель на 2-ом пальце выше только на правой руке (в 1,3 раза) (рис.14, табл. 18, 19). Обращает на себя внимание тот факт, что химическое загрязнение окружающей среды привело к более выраженному снижению процента встречаемости завитков (W) на 1-ом пальце левой руки у мальчиковподростков по сравнению с девочками (в 2 раза) и нивелированию половых различий по данному признаку. В целом количество завитков у подростков опытной группы меньше, чем у подростков контрольной. У мальчиков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, качественным 14, табл. 18, 19). В химически загрязненном районе в 1,5-4,0 раза выше частота встречаемости дугового узора (А), по сравнению с детьми контрольной группы (рис. 12, 13, 14, табл. 18, 19). Наиболее часто дуговой узор встречается у мальчиков опытной группы на 1-ом, 2-ом пальцах левой и на 2ом и 5-ом пальцах правой руки, у девочек – на 1-ом, 2-ом пальцах левой руки и на 1-ом, 5-ом пальцах правой руки. По данным Werteleske (1993), Opitz (2000), редкими признаками бимануальной локализации, свидетельствующим о выраженности хромосомного дисбаланса, менделирующих мутаций или тератогенного эффекта являются: 8-10 дуг на кончиках пальцев;

10 завитков на кончиках пальцев;

3 и более радиальных петель на пальцах;

2 и более дуги на 1-х, 4-х и 5-х пальцах;

конкурирующие узоры: завиток и дуга. Анализ дерматоглифического рисунка показал, что в популяции подростков, проживающих в химически загрязненном районе, из пяти редких признаков бимануальной локализации встречаются два: 2 дуги на 4-х и 5-х пальцах – у 2,2% и конкурирующие узоры (завиток и дуга) – у 14,5% отличием дерматоглифического рисунка является преобладание завиткового узора (W) на 4-ом пальце обеих рук (рис. 12, 13, подростков. В экологически благоприятном районе такие сочетания пальцевых узоров либо отсутствуют (2 дуги на 4-х и 5-х пальцах), либо редки (конкурирующие узоры завиток и дуга) – 5,6%. Причем, в эконеблагополучном районе частота встречаемости редких признаков бимануальной локализации у мальчиков в 2 раза выше, чем у девочек. Из вышеизложенного следует, что у мальчиков и девочек контрольной группы имеют место выраженные половые различия: преобладание завиткового – сложного узора у мальчиков на 2-ом пальце левой и 1-ом, 4-ом правой рук, а в опытной группе они менее выражены. В отличие от контрольной группы частота встречаемости завиткового узора на 2-ом пальце левой руки не имеет различий у мальчиков и девочек. На правой руке у мальчиков завитковый узор встречается реже, чем в контрольной группе, и незначительно превышает частоту встречаемости его у девочек. Следует отметить, что у мальчиков-подростков из экологически неблагоприятного района редкие признаки бимануальной локализации встречаются чаще, чем у девочек, что показывает более выраженное негативное воздействие химического загрязнения окружающей среды на мужской организм. Особенно следует отметить высокую частоту встречаемости дугового узора у детей опытной группы, выявленную и другими исследователями (Бутов В.С., Бутова О.А., 2000). Из качественных показателей наиболее значимым является величина гребневого счета (рис. 15). В настоящем исследовании установлено, что у детей контрольной группы число гребешков в сложных узорах (завиток, петли) колеблется от 7 до 49, и величина тотального гребневого счета варьирует от 40 до 341 гребней, составляя в среднем 180,50 ± 3,38 гребней у мальчиков и 159,9 ± 25,37 - у девочек. Достоверных различий величины гребневого счета на правой и левой руках в контрольной группе не выявлено (Р > 0,5-0,05). Анализ половых различий показал, что у девочек контрольной группы величина гребневого счета на правой руке достоверно ниже (Р<0,05), Мальчики гребневой счет 190 180 170 160 150 140 130 120 110 100 90 80 70 60 Девочки 1 2 3 экологически чистый районе эколгически загрязненый загрязненный Рис. 15. Величина гребневого счета у детей (14-15 лет) проживающих загрязненном районе Примечание: 1, 4 - тотальный гребневой счет;

2, 5 - левая рука;

3, 6 - правая рука;

* - Р <0,05. чем у мальчиков. Полученные результаты совпадают с данными других авторов (Гусева И.С., 1986). У детей, проживающих в химически загрязненном районе, число гребешков в сложных узорах варьирует от 3 до 39 гребней, величина тотального гребневого счета колеблется от 3 до 284 гребней, составляя в среднем у мальчиков 163,93 ± 3,53 гребней, у девочек 144,88 ± 4,59. Достоверно выраженные изменения тотального гребневого счета в опытной группе, по сравнению с контрольной, наблюдали как у девочек, так и у мальчиков (рис. 15). Причем на левой руке у девочек опытной группы величина гребневого счета снижалась на 19,9 % по сравнению с контрольной группой, на правой руке – на 1,6 %, а у мальчиков на 9,5 % и 10,6 %, соответственно. Это приводило к нивелированию половых различий гребневого счета у подростков, проживающих в химически загрязненном районе. Таким образом, у детей опытной группы наблюдалось снижение величины тотального гребневого счета. Нивелирование половых различий гребневого счета у подростков, проживающих в химически загрязненном районе, - факт, который может свидетельствовать в пользу того, что у мальчиков генотип менее устойчив к действию неблагоприятных факторов среды по сравнению с девочками. 3.6. Корреляционные отношения между показателями дерматоглифики, психического и эндокринного статуса, функциональным состоянием ЦНС Корреляционный анализ показал, что изменения дерматоглифического рисунка коррелируют с уровнем кортизола (r = -0,34 -0,80), тестостерона (тесная положительная связь с формированием сложных узоров – W, гребневого счета на левой руке и тесная отрицательная – с формированием простых узоров - А), эстрадиола (тесная отрицательная связь с высоким расположением atd и продольным расположением линии А на левой руке) в слюне и соотношением Т/Э (положительно с формированием сложных узоров – W и величины гребневого счета на левой руке и отрицательно с формированием дуг на левой руке) (табл. 20). Тесные и выраженные связи показатели дерматоглифики обнаруживают с величиной ИМ (r = ±0,30-0,70), уровнем психопатизации (r = ±0,31-0,69), показателями функционального состояния центральной нервной системы – ВЗМР, количеством ошибок, реакцией опережения и запаздывания (r = ±0,33-0,76), показателями уровня тревожности (r = ±0,30-0,70).

Таблица 20. Коэффициенты корреляции между психофизиологическими и дерматоглифическими показателями ГСтот.

ВЗМР ДТ Попад. Проп. РДОоп РДОзап Неврот. Психопат. УТобщ УТшк. УТсам. УТмежл. Кортизол Т Э Т/Э ИМ W10 А10 atdл. atdпр. -0,24 -0,04 -0,30 -0,11 -0,14 0,01 0,05 0,40 -0,17 -0,11 -0,31 -0,32 -0,34 0,31 -0,15 0,38 0,23 0,92 -0,56 -0,46 -0,15 -0,42 -0, ГСл.

-0,15 -0,15 -0,21 -0,01 -0,09 -0,09 0,23 0,37 -0,18 -0,20 -0,01 -0,31 -0,70 0,50 -0,39 0,67 0,17 0,92 -0,55 -0,35 -0,43 -0,07 -0, ГСпр.

-0,54 0,18 -0,35 -0,53 -0,05 0,39 -0,10 0,44 -0,14 -0,03 -0,05 -0,30 0,13 -0,07 0,01 0,11 0,21 0,88 -0,51 -0,36 -0,26 -0,22 -0, W -0,06 -0,29 -0,56 0,19 -0,11 -0,16 0,08 0,31 -0,23 -0,17 -0,11 -0,37 -0,48 0,56 -0,11 0,52 0,53 1 -0,45 0,68 0,58 -0,68 -0, Wл.

-0,29 -0,38 -0,33 -0,55 -0,01 0,05 0,25 0,24 -0,19 -0,25 -0,02 -0,29 -0,80 0,77 -0,20 0,70 0,24 0,92 -0,85 -0,47 -0,51 -0,29 -0, Wпр.

0,28 0 -0,70 0 -0,20 -0,34 -0,08 0,37 -0,23 -0,09 -0,15 -0,39 0,18 -0,04 0,03 0,13 0,50 0,89 -0,35 -0,38 -0,27 -0,30 -0, А 0,12 -0,33 0,29 -0,08 0,58 0,28 -0,24 -0,43 -0,18 -0,19 -0,31 -0,08 0,13 -0,37 -0,25 -0,19 0,21 -0,45 1 0,24 0,06 0,25 0, Ал.

0,07 -0,53 -0,58 0,27 0,58 0,28 -0,37 -0,37 -0,17 -0,01 -0,37 -0,10 0,47 -0,57 -0,27 -0,31 0,38 -0,85 0,96 0,01 0,22 0,10 0, Апр.

-0,27 0,05 -0,19 0,53 0,47 0,19 0,05 -0,44 -0,15 -0,35 -0,10 -0,01 -0,42 0,32 -0,07 0,13 -0,30 -0,35 0,93 -0,17 -0,02 0,33 0, atdл.

0,36 0,37 -0,23 -0,11 -0,30 -0,35 0,39 -0,44 -0,33 -0,27 -0,34 -0,32 0,07 -0,23 -0,51 -0,02 -0,30 -0,48 1 0,80 -0,38 -0, atdпр. Лин.Ал. Лин.Апр 0,53 -0,06 -0,26 0,39 -0,47 -0,66 0,20 -0,69 -0,09 -0,05 -0,11 -0,08 0,01 -0,04 -0,21 -0,08 -0,70 -0,53 0,16 -0,43 0,53 0,27 -0,70 -0,31 0,43 0,28 0,04 0,15 0,09 0,11 -0,79 0,65 -0,61 0,77 0,21 -0,68 0,54 -0,19 -0,11 0,53 -0,11 -0,69 -0,08 0,03 0,70 0,42 0,61 0,70 -0,37 0,43 -0,09 0,28 -0,64 -0, Примечание: ВЗМР – время зрительно-моторной реакции, мс;

ДТ – дифференцировочное торможение (количество ошибок);

Попад. – количество попаданий в тесте «Реакция на движущийся объект» (РДО);

Проп. – количество пропусков в тесте РДО;

РДОоп – реакция опережения, мс;

РДОзап – реакция запаздывания, мс;

Неврот. – невротизация;

Психопат. – психопатизация;

УТобщ – уровень общей тревожности;

УТшк – уровень школьной тревожности;

УТсам – уровень самооценочной тревожности;

УТмежл – уровень межличностной тревожности;

Т – тестостерон;

Э – эстрадиол;

Т/Э – отношение тестостерона к эстрадиолу;

ИМ – индивидуальная минута;

W10 – количество завитков на десяти пальцах;

А10 – количество дуг на десяти пальцах;

л. – левая рука;

пр. - правая рука;

atd. – высокое расположение угла atd;

ГСтот – тотальный гребневой счет;

ГСл и ГСпр. - гребневой счет на пяти пальцах левой и правой руки;

А10 - количество дуг на десяти пальцах;

Лин.Ал.- продольное расположение линии А.

Лин.Ал. Лин.Апр 1 -0,08 0, 1 0,83 Анализ корреляционных отношений между показателями дерматоглифики показал, что количество завитков отрицательно коррелирует с величиной atd (r = -0,53), количеством дуг (r = -0,85, левая рука) и продольным расположением линии А (r = -0,68), положительно - с величиной гребневого счета (r = 0,92);

продольное расположение линии А на левой руке отрицательно коррелирует с количеством завитков, тотальным гребневым счетом и высоким расположением atd (табл. 20). При этом большинство изменений обнаружено на левой руке. Более высокая экосенситивность выявлена у мальчиков. Полученные данные имеют не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку дерматоглифические признаки могут выступать в качестве ранних маркеров психофизиологических нарушений. В свою очередь, раннее выявление нарушений будет способствовать их своевременной коррекции.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ Химическое загрязнение окружающей среды, несмотря на внедрение безотходных технологий, остается по-прежнему высоким. Причина тому высокий коэффициент кумуляции и низкая скорость выведения из организма многих химических соединений, особенно тяжелых металлов (C.Elinder, 1982). Это привело к накоплению их в питьевой воде, дикорастущих растениях, хлебных злаках и продовольственных продуктах (Р.С.Гильденскиольд и др., 1992;

М.Г.Миролюбов, 1998;

H.Galal-Gorchev, 1993;

L.Bilczuk et al, 1995;

H.Chan et al, 1995;

R.Dabeka, A.McKenzie, 1995) и как результат - повышенному поступлению в организм тех групп населения, которые др., 1996). Бесконтрольное загрязнение окружающей среды представляет собой новую угрозу человечеству. При этом важно отметить, что отрицательные факторы антропогенного воздействия способствуют снижению резервов здоровья на индивидуальном и популяционном уровнях, нарастанию степени психофизиологического напряжения, росту специфической патологии, появлению новых форм экологических болезней (Вельтищев Ю.Е., Фокеева В.В., 1996;

Гичев Ю.П., 2002). По данным большинства исследователей, центральная нервная система (ЦНС) наряду с иммунной и эндокринной системами раньше других реагируют на неблагоприятные изменения в биосфере функциональными расстройствами, проявляющимися нарушением сомато-эндокринного и психо-вегетативного обеспечения адаптационных возможностей организма, в значительной степени отражающих уровень здоровья человека (Белоокая Т.В., 1993;

Гичев Ю.П., 1996;

Копытенкова О.И.,1997;

Дмитриева Н.В., Глазачев О.С., 2000;

Brouwer A., Alhborg U.G., Van-den-Berg M. et al., 1995;

непосредственно не контактируют с ними в условиях производственной среды (В.Ю.Ярушкин, 1992;

H.Noda et al., 1993;

Фан Чен и Myers G.J., Davidson P.W., Shamlaye C.F., 1998). При длительном воздействии достаточно высоких концентраций антропогенного загрязнения существенно возрастает риск формирования экозависимого патологического процесса, имеющего четкую органную специфику (Вельтищев Ю.Е., Фокеева В.В., 1996). Комплексное исследование, проведенное нами в условиях естественного эксперимента, показало, что химически неблагоприятная среда обитания обладает выраженным нейротоксическим эффектом, оказывает деструктивное воздействие на психические и личностные особенности подростков 12-16 лет. Напряжение центральных звеньев регуляции у подростков, проживающих в экологически неблагоприятных районах, приводит к изменению функциональной лабильности и нарушению эндогенной организации ритмов и процессов внутреннего торможения в центральной нервной системе, снижению когнитивных способностей, повышению или понижению уровня общей, самооценочной и межличностной тревожности, изменению эмоционального статуса. У детей и подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, установлено стойкое повышение функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной систем, нарушение баланса половых стероидов, судя по уровню кортизола, тестостерона (Т), эстрадиола (Э) и отношения Т/Э и, как следствие - снижение функциональных резервов адаптационных систем. Степень выраженности дезадаптаций зависит от периода онтогенеза и пола ребенка. Хроническое воздействие химических факторов среды приводит к появлению как качественно, так количественно новых признаков в ладонном рисунке: симиальная линия, продольное расположение линии А, редукция или полное отсутствие линии С на обеих руках, односторонняя локализация окончания линии D в полях 5", 8;

высокое расположение atd. У девочек качественным отличием, по сравнению с мальчиками, является высокая частота встречаемости петлевого узора, образуемого линией А на левой руке. Качественными и количественными отличиями пальцевых узоров у детей, проживающих в химически загрязненном районе, являются: преобладание петлевого и дугового узоров, бимануальная локализация двух дуг на 4-, 5-ом пальцах, конкурирующих узоров – дуг и завитков;

кроме того, у мальчиков качественным отличием является высокая частота встречаемости радиальных петель и дуг на 2-ом пальце правой руки, у девочек – радиальных петель на 2-ом пальце левой руки и дуг на правой руке, а также достоверно выраженное снижение величины гребневого счета, особенно на левой руке. Наиболее выраженные отличия дерматоглифов наблюдаются у мальчиков, что свидетельствует о более высокой экосенситивности мужского организма. Известно, что кожные узоры наследственно обусловлены, но тип узора, его форма, направление определяются не только наследственным фактором. В формировании типа узоров, особенно на ладонях, многие исследователи большое значение придают пренатальным влияниям, сложному комплексу внутриутробных факторов и другим, которые еще предстоит выяснить. Хорошо известно, что ряд химических загрязнителей обладают мутагенным эффектом. Кроме того, в последние два десятилетия появились работы, указывающие на участие в деструкции генотипа стрессорных гормонов (Маркель А.Л., Бородин П.М., 1988). В связи с этим представляло интерес изучение корреляционных зависимостей между уровнем глюкокортикоидов, половых стероидов, баланс которых при хроническом стрессе явно нарушен (Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., 1997;

Губарева Л.И. и др., 2000;

Губарева Л.И., 2001;

Gubareva L.et al., 1997, 1998, 2000, 2001) и показателями дерматоглифического рисунка у детей, проживающих в регионах с высокой степенью химического загрязнения. Согласно полученным нами данным уровень кортизола отрицательно (r = -0,34-0,80), а тестостерон (r = 0,77) и отношение Т/Э (r = 0,70) положительно коррелируют с формированием сложных узоров – W, указывающих на высокую адаптосособность и когнитивные способности (Евдокимова и др., 1998;

Богданов Н.Н., 2002, наши данные) и величины гребневого счета на левой руке. Уровень эстрадиола обнаруживает тесную отрицательную связь с высоким расположением atd и продольным расположением линии А на левой руке, указывающих на снижение умственных способностей (Holt S., 1975, наши данные). Полученные данные указывает на функциональную значимость поддержания гормонального баланса для реализации генетической программы. Возможно, гипоталамус, интегрируя афферентные входы разной модальности, по мере увеличения интенсивности и/или длительности антропогенного воздействия, вовлекает в реакцию адаптации ряд других систем организма, выполняя таким образом функцию координатора. Длительная активация ГГАКС в условиях хронического влияния факторов среды, по-видимому, приводит к значительному снижению их резервных возможностей и как результат - снижению адаптации к адекватным физическим и психоэмоциональным нагрузкам. В результате нарастает уровень тревожности и неадекватность самооценки, которые детерминируют социальную дезадаптацию. В пользу этого свидетельствуют тесные и выраженные связи показателей дерматоглифики с величиной ИМ (r = ±0,300,70), являющейся эндогенным критерием организации ритмостаза и адаптивных возможностей организма (Моисеева Н.И., 1991;

Губарева Л.И., 2001), уровнем психопатизации (r = ±0,310,69), показателями функционального состояния центральной нервной системы – ВЗМР, количеством ошибок, реакцией опережения и запаздывания (r = ±0,330,76), показателями уровня тревожности (r = ±0,300,70). В свою очередь, эмоциональные переживания представляют собой важный компонент адаптивного поведения человека в различных формах его взаимодействия с окружающей средой. При этом важно отметить, что во всех случаях эмоциональные переживания и соответствующие им поведенческие проявления возникают в результате субъективной оценки человеком внешних требований и своих внутренних ресурсов. Понятно, что наиболее выраженные эмоциональные реакции, как правило, возникают в критические моменты разбалансированности в динамическом процессе взаимодействия человека и среды. Тревожность как черта личности, характеризует эмоциональную сферу человека. ситуаций Уровень как тревожности – это показатель индивидуальной является чувствительности к стрессу и склонности ощущать большинство жизненных угрожающие. Очень высокая тревожность субъективным проявлением психологического неблагополучия. В настоящем исследовании установлено, что химическое загрязнение окружающей среды приводит к повышению уровня общей тревожности у большинства подростков 12-13 лет. Вместе с тем, 22% подростков опытной группы имели низкий уровень тревожности. Подобная нечувствительность к неблагополучию, по мнению Е.И.Рогова (1995), носит компенсаторный, защитный характер и препятствует полноценному формированию личности. Эмоциональное неблагополучие в этом случае сохраняется ценой неадекватного отношения к действительности. Повышенный и пониженный уровень тревожности сочетаются с изменением личностных качеств подростков, (рис. 6-7). проживающих Среди них в условиях химического загрязнения личности. В окружающей среды, судя по результатам теста «Адекватность самооценки» преобладают низкоэмпатийные большинстве своем, дети из экологически неблагоприятного района более замкнуты, мало общительны, пассивны или, наоборот, агрессивны, часто вступают в конфликты. Это нарушает их социальную адаптацию. Уровень тревожности отражает вегетативные реакции на различные жизненные ситуации, функциональное состояние ЦНС, неврозоподобные и психосоматические нарушения. В пользу этого свидетельствует выявленные нами выраженные, тесные и функциональные корреляционные связи уровня общей тревожности с величиной ИМ (r=0,500,60), реакцией опережения и запаздывания в тесте «Движущийся объект» (r=0,710,79 у мальчиков), ВЗМР и количеством ошибок на дифференцировку в тесте «Цветовые раздражители» (r=-0,74) и (r=0,75 у мальчиков и r=0,94 у девочек). Это свидетельствует в пользу предположений E.Levit (1971), считающего, что в основе повышения уровня тревожности лежат избыточная активность корковых центров и ослабление тормозных механизмов. Анализ корреляционных отношений между длительностью ИМ и уровнем тревожности показал, что в подростковом возрасте повышенный уровень тревожности обнаруживает выраженную положительную связь с величиной ИМ (r=0,50-0,60). Это вполне закономерно, поскольку физиологическая величина ИМ в данном возрасте ниже, чем у взрослых. В случае же очень высокого уровня тревожности величина ИМ укорачивается ниже физиологической нормы, что указывает на значительное снижение адаптационных возможностей (Н.И.Моисеева, 1991;

Л.И.Губарева, А.А.Колесникова, 1995). Таким образом, определение длительности ИМ может быть использовано не только для определения степени адаптации, но и для определения состояния психического здоровья. Между уровнем кортизола и длительностью ИМ выявлена тесная корреляционная связь (r= 0,75-0,86), что также указывает на высокую критериальную и прогностическую ценность последней. В основе формирования папиллярного рельефа лежит совокупность таких явлений, как эпидермально-дермальная дифференцировка, движение и рост клеточных комплексов, поэтому при нарушениях в любом из них возможны отклонения в признаках дерматоглифики. Это в значительной мере объясняет выявленные и нами тесные связи между показателями эстрадиол) и дерматоглифики анаболическими (тестостерон, катаболическими как правило, (кортизол) стероидами.

Эти изменения сводятся к отклонениям от нормы признака в различных участках гребешковой кожи и, к образованию группы ассоциаций с различными реализации морфогенетическими причинно-следственными связями. Средовые воздействия могут фенокопировать весь путь ассоциативной связи "аномалии - дерматоглифика". Причинный фактор иногда "запускает" ассоциативную связь либо перед, либо одновременно с закладкой и формированием гребешковой кожи, что может повлечь за собой явления двоякого рода: непосредственное влияние на морфогенное поле гребешковой кожи;

изменение трофики кожи, интенсивности роста. Диапазон связей зависит от времени проникновения в организм зародыша патогенного начала. В пользу этого свидетельствует тот факт, что наибольшие изменения дерматоглифического рисунка по ряду признаков были выявлены у подростков 14-15 лет, родившихся в 198 -198 года, то есть у тех детей, внутриутробное развитие которых проходило в условиях более мощного загрязнения окружающей среды (Справка райсэс, 1991) и матери которых более длительное время подвергались воздействию неблагоприятных химических факторов среды. Более того, хорошо известно, также, что ряд химических загрязнителей, таких как соли тяжелых металлов, нитраты, нитриты, формальдегид, ДДТ и некоторые пестициды и гербициды обладают мутагенным эффектом, что могло привести к деструкции генотипа. Наиболее редким типом пальцевых узоров у большинства народов является дуга. Европеоидную и негроидную расы отличает частая встречаемость петлевогот узора, а монголоидную – завиткового узора. Имеются различия и по распределению узоров на разных пальцах. Дуговой узор чаще обнаруживается на 2-ом и реже на 3-ем пальцах, петлевой на 5-ом и 3-ем, завитки – на 1-ом и 4-ом пальцах рук. Такое распределение узора, по мнению И.С. Гусевой (1986), Т.М. Никитиной (1998), устанавливалось в результате эволюции манипуляторных и орудийных действий, когда отбирался оптимально тактильно-рецепторный Основные виды аппарат вместе сего поверхностной структурой. орудийных действий выполняются при концевом 5-ом пальце и 3-ем пальце с ульнарным наклоном, именно на этих пальцах чаще всего встречаются петли;

наиболее сложные скользящие, вращательные и охватывающие движения связаны в основном с действиями 1-ом и 4-ом пальцев, на них чаще формируются сложные узоры – завитки;

наиболее однородное поле контакта с поверхностью орудий выявляется на 2-ом и отчасти на 3-ем пальцах – чаще здесь встречаются дуги. Руки человека иногда настолько выразительны, что и беглый взгляд на них позволяет составить достаточно верное представление об их обладателе. Не зря считают, что стремление спрятать руки, скажем, за спину говорит либо о скрытности натуры вообще, либо, по меньшей мере, о нежелании именно в этот момент обнаружить перед окружающими свои чувства (Богданов Н.Н., 2002). Наши исследования показывают, что в ряде случаев руки лучше не прятать, а как можно раньше показывать специалистам по дерматоглифике. Статистика свидетельствует, что те, у кого среди пальцевых узоров преобладают дуги, отличаются сугубо конкретным мышлением, им трудно приспосабливаться к изменениям окружающей обстановки и прислушиваться к мнению других людей. Они правдивы, откровенны, не любят закулисных интриг, легко "режут прямо в лицо правду-матку". Для них могут быть трудны длительные поездки в транспорте, и они нередко плохо переносят жару, многие стараются избегать алкоголя, не вызывающего у них приятного расслабления. У таких людей могут наблюдаться нежелательные реакции на лекарства, в особенности на те, что воздействуют на психику - транквилизаторы, антиаллергические препараты. Вообще, можно говорить, что здоровье у этих людей в достаточной мере хрупкое, и именно потому, наверное, их в нашем обществе немного (Богданов Н.Н., 2002).

Возможно поэтому пальцевых типичная узоров.

дуга Чаще наиболее всего редкий из на распространенных встречается указательном и среднем пальцах левой руки. Обладатель единственного завитка на большом пальце правой руки может изводить окружающих длительными рассуждениями по самым разнообразным вопросам (то, что специалисты называют резонерством). В стрессовых условиях, когда необходимо быстро принять важное решение, или даже просто при эмоциональном разговоре на повышенных тонах он может совершенно терять ориентировку и совершать поступки, казалось бы, никак не соответствующие его опыту и уровню интеллекта. Узоры типа дуг, петель и завитков на ладони очень редки. Люди, обладающие ими, представляют собой определенную загадку. Чаще, чем другие, они встречаются среди пациентов невропсихиатрических клиник (Богданов Н.Н., 2002). Кожные узоры на ладонях и пальцах усложняются по мере удаления от Европы к востоку и к югу (Г.Л. Хить, Н.А..Долинова, 1990). За этими особенностями волярного рельефа и, следовательно, нервной системы А.Н. Чистикин (1997) увидел принципы, определившие пути создания европейской цивилизации - одной из самых мощных в мире. Он предположил, что ими определяются и экстравертность европейской цивилизации с ее научно-техническим прогрессом, и интравертность, свойственная народам Индии, Японии и Китая. Упрощение узоров, согласно полученным нами данным, допустимо рассматривать как регресс популяции. Действительно, загрязнение окружающей среды отходами химического производства приводит к достоверному увеличению процента встречаемости дугового узора, симиальной линии, а также высокого расположения atd (величина > 57°). Высокое расположение atd и симиальная линия являются признаками, типичными для детей олигофренов (Sarah B., Holt S., 1973). По данным Т.Н. Бархатовой (1978 г.) для детей, проживающих в экологически загрязненных районах, характерно отставание в умственном развитии. По нашим данным процент умственно отсталых детей и детей с нервнопсихическими заболеваниями в Кочубеевском районе выше, чем в среднем по краю. Таким образом, загрязнение окружающей среды химическими веществами в концентрациях, превышающих ПДК приводит, по всей видимости, к деструкции генотипа, что находит выражение в изменениях ладонного рисунка кожи. Поскольку кожа и центральная нервная система образуются из одного и того же зародышевого листка – эктодермы, допустимо полагать, что увеличение в химически загрязненных районах числа детей с умственной отсталостью может быть также обусловлено деструктивными изменениями генотипа. Учитывая тот факт, что уровень личностной и реактивной тревожности (согласно выявление нашим данным) генетически с помощью формированию психофенотипа и детерминирован, раннее показателей риска его дерматоглифических профилактики и состояний будет способствовать формирования неврозоподобных нарушения Это своевременной психокоррекции (реакций).

психопатических обусловливает высокую актуальность проведенного исследования и его практическую значимость.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Резюмируя вышеизложенное, можно заключить, что загрязнение окружающей среды отходами химических производств приводит к раннему повышению уровня стрессорных гормонов, изменению баланса анаболических и катаболических стероидов, андрогенов и эстрогенов и, как следствие, нарушению растущего психического организма развития, изменению к условиям качественных проживания, и к количественных признаков дерматоглифического рисунка, способности адаптироваться психоэмоциональным и информационным нагрузкам. Динамика сдвигов выявленных нами нарушений зависит от пола и периода онтогенеза. Более выраженные изменения наблюдаются у мальчиков. Выявленные изменения могут негативно сказаться на процессах репродукции и социальной адаптации. Поскольку дерматоглифический рисунок генетически детерминирован, а кожа и центральная нервная система образуются из одного и того же зародышевого листка – эктодермы, допустимо полагать, что увеличение в химически загрязненных районах числа детей с нарушениями психики и умственной изменениями программы. Полученные данные имеют не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку дерматоглифические признаки могут выступать в качестве ранних маркеров психофизиологических нарушений. В свою очередь, раннее выявление нарушений будет способствовать их своевременной коррекции. отсталостью генотипа может и/или быть обусловлено деструктивными генетической нарушением реализации ВЫВОДЫ 1. Химически неблагоприятная среда обитания обладает выраженным нейроток-сическим эффектом, оказывает деструктивное воздействие на психические и личностные особенности подростков 12-16 лет. Напряжение центральных звеньев регуляции у подростков, проживающих в экологически неблагоприятных районах, приводит к изменению функциональной лабильности и нарушению эндогенной организации ритмов и процессов внутреннего торможения в центральной нервной системе, снижению когнитивных способностей, повышению или понижению уровня общей, самооценочной и межличностной тревожности, изменению эмоционального статуса, что, по всей видимости, детерминирует делинквентные формы поведения, негативно сказывается на социальной адаптации и обусловливает необходимость разработки и использования адекватных личностноориентированных методов коррекции. 2. У детей и подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды, установлено стойкое повышение функциональной активности гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной систем, нарушение баланса половых стероидов, судя по уровню кортизола, тестостерона (Т), эстрадиола (Э) и отношения Т/Э и, как следствие - снижение функциональных резервов адаптационных систем. Степень выраженности дезадаптаций зависит от периода онтогенеза и пола ребенка. 3. Хроническое воздействие химических факторов среды приводит к появлению как качественно, так количественно новых признаков в ладонном рисунке: симиальная линия, продольное расположение линии А, редукция или полное отсутствие линии С на обеих руках, односторонняя локализация окончания линии D в полях 5", 8;

высокое расположение atd. У девочек качественным отличием, по сравнению с мальчиками, является высокая частота встречаемости петлевого узора, образуемого линией А на левой руке.

4. Качественными и количественными отличиями пальцевых узоров у детей, проживающих в химически загрязненном районе, являются: преобладание петлевого и дугового узоров, бимануальная локализация двух дуг на 4-, 5-ом пальцах, конкурирующих узоров – дуг и завитков;

кроме того, у мальчиков качественным отличием является высокая частота встречаемости радиальных петель и дуг на 2-ом пальце правой руки, у девочек – радиальных петель на 2-ом пальце левой руки и дуг на правой руке, а также достоверно выраженное снижение величины гребневого счета, особенно на левой руке. Наиболее выраженные отличия дерматоглифов наблюдаются у мальчиков, что свидетельствует о более высокой экосенситивности мужского организма. 5. Выявленные изменения дерматоглифического рисунка коррелируют с повышением уровня тревожности и психопатизации, ВЗМР, количеством ошибок на дифференцировку, реакцией опережения и запаздывания, уровнем кортизола, эстрадиола и тестостерона в слюне, нарушением соотношения Т/Э, длительностью ИМ. загрязненных районах, в Изменение качественных и количественных совокупности с нарушением эндогенной признаков дерматоглифического рисунка у детей, проживающих в химически организации ритмов, функции центральной нервной системы, гормонального статуса позволяет предполагать наличие у них деструктивных изменений генотипа или/и нарушений реализации генетической программы. 6. Комплексный подход к проведению исследований и оценке его результатов позволил выявить легко доступные маркеры адаптации: длительность индивидуальной минуты, уровень тревожности, уровень невротизации могут и психопатизации, в других адекватность в качестве самооценки, показателей дерматоглифические показатели. Выявленные нами маркеры дезадаптации использоваться регионах экологического неблагополучия и формирования групп риска возникновения экообусловленной патологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1.

Агаджанян Н.А., Торшин В.И. Экология человека. – М.: Крук, 1994. – 254 с. 2. Абрамова Т.Ф., Никитина Т.М., Изаак С.И., Кочеткова Н.И. Асимметрия признаков пальцевой дерматоглифики, физический потенциал и физические качества человека // Морфология. - 2000. – Т. 118, № 5. - С.56-59. 3. Алексеева Г.М. Двигательная активность в формировании физического состояния девочек в различных экологических условиях: Автореф. дис... канд. мед. наук. - Рязань, 1997. - 15 с. 4. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональных систем.И.А., Моисеева Т.Ф. Возможность выявления М.: Наука, 1980.- 197 с. 5. Аполлонова специфических и патологических особенностей и состояний человека по отпечаткам его пальцев // Экспертная практика и новые методы исследования. - М., 1997. – Вып. 1-2. - С.18-20. 6. Арский Ю.М., Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Кондратьев К.Я., Котляков В.М., Лосев К.С. Экологические проблемы: Что происходит, кто виноват и что делать? - М: МНЭПУ. - 1997. - 330 c. 7. Арутюнян прогнозирования и А.Г. Пальцевые в дерматоглифы как средство в отбора спорте. Генетические маркеры антропогенетике и медицине // Тез. 4-го Всесоюзного симпозиума 28-30 июня 1988 г. – Хмельницкий, 1988. – С. 140-141. 8. Аршавский И.А., Очерки по возрастной физиологии.- М.: Медицина, 1967.- 389 с. 9. Ахвердова О.А. Экологическая среда и пограничная подростковая психиатрия // Клинические и организационные вопросы пограничной психиатрии. – М., 1994. – С.274-277.

10. Ахвердова О.А., Боев И.В., Гюлушанян К.С., Кобрянова И.В., Терещенко Э.В., Луковка Я.В. Экологическая психология. Деструктивное воздействие химических факторов органического происхождения на коституционально-психотипологическую структуру личности подростка. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – Вып. 1. - 68 с. 11. 12. 13. Баевский Р.М. Прогнозирование состояний на грани нормы и Бадалян Л.О. Невропатология. – М.: Академия, 2003. – 368 с. Бархатова Т.П. Репродуктивная функция и развитие детей у патологии. – М.: Медицина, 1979.- 298 с.

женщин с заболеваниями щитовидной железы и надпочечников: Автореф. дисс. … докт. мед. наук. – М., 1978. – 23 с. 14. природной 15. № 8. 16. 17. Беларуси 18. 19. 20. Бейли Н. Статистические методы в биологии / Пер. с англ. Белоокая в Т.В. Динамика состояния здоровья // населения Проблемы В.П.Смилги.- М.: Иностранная литература, 1962.- 260 с. современной экологической ситуации Батурин В.А., Карагальцев В.И., Нелупенко Л.В., Никитин среды Ставрополья как причина биогеоценотической А.В., Строченко Э.Г., Уразаев Н.А., Чухлебова Н.С. Загрязнение патологии // Вестник ветеринарии. – 1998,- №8 (2/98).- С.10-14. Бахур А.Т., Канарейкин К.Ф., Майвелов Л.С. Неврологический аспект медицинской экологии // Клиническая медицина, 1991. - Т. 68. биокультурной адаптации человека. – Минск, 1993. – С. 11-15. Богданов Н.Н. Дерматоглифика пишущих левой рукой // Вопр. Богданов Н.Н. Дерматоглифика серийных убийц // Вопр. Богданов Н.Н. Заметки о дерматоглифике // Человек. – 2002, психол. – 1997, - №2. – С.76-87. психол. – 1998, - №4. – С.61-63. №5. – С.129-144.

21. 22.

Богданов Н.Н.

Постижение индивидуальности // ООО Вопросы психологии – М., 2001. Богданов Н.Н., Горбачевская Н.Л., Солониченко В.Г. и др. Особенности электрической активности мозга девочек 6-8 лет с разным дерматоглифическим рисунком кисти // Докл. РАН. – 1994. – Т. 338, №3. – С.420-424. 23. Богданов Н.Н., Солониченко В.Г. Синдром Вильямса – модель генетически детерминированного правополушарного доминирования // Физиол. журн. Им. И.М. Сеченова. – 1995, №8. – С.81-84. 24. 25. Богданов Н.Н., Абрамова Т.Ф. Так нас природа сотворила // Боев И.В., Ахвердова О.А., Проблемы психологического и здоровья // Современные проблемы психотерапии, Природа. – 1998. – №6. – С.60-77. психического пограничной психиатрии и медицинской (клинической) психологии. – Ставрополь, 2000. – С.62-70. 26. Бутова О.А., Лисова И.М. Дерматотип и соматотип подростков Ставрополья // Здоровый город – здоровые дети: Матер. Межрегион. научно-практ. конф. – Ставрополь, 2000. – С. 553-557. 27. С. 44-49. 28. Василенко Ю.А., Толмачева Н.А. Уровень кортикостероидных гормонов и показатели дерматоглифики у детей, проживающих в экологически неблагоприятных районах // Окружающая среда и человек: Матер. и тез. студенческой конф. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. Вып. 7. – С. 105. 29. Васильев В.Н. Здоровье и стресс. – М.: Знание, 1991 – 160 с. Бутов В.С., Бутова О.А. Ценностные основания здоровья // Здоровье и болезнь как состояния человека. - Ставрополь: СГМА, 2000. – 30. 31. 32. 33.

Великорецкая М.Д. Значение дерматоглифики в клинической Вельтищев Ю.Е., Фокеева В.В. Экология и здоровье детей. Венедиктов Д.Д., 1994а Волоскова Н.Н. Систематический анализ проблемы практике // Педиатрия. – 1986, №6. – С.38-43. Химическая экопатология. – М.: Медицина, 1996. – 57 с.

аномальной личностной изменчивости органического происхождения // Проблемы психофизиологии. – Ставрополь, 2003. – С. 95-110. 34. Волоцкой М.В. Географическая изменчивость пальцевых узоров // Краткие сообщения о научных работах НИИ ин-та и Музея антропологии МГУ. – 1941. – Вып.9. – С.23-24. 35. 36. Герасимов И.П. // Изв. АН СССР. Сер геогр. – 1975, №3. – С. Гигиеническая оценка сельскохозяйственных продуктов, выращенных с применением осадка хозяйственных бытовых сточных вод в качестве удобрений: Отчет о НИР (заключительный) МНИИГ им. Эрисмана, рук. Д.Д.Браун.- № гос. регистрации 78033766.- М., 1980.- 182 с. 37. Гильденскиольд Р.С., Новиков Ю.В., Хамидулин Р.С., Анискина Р.И., Винокур И.Л. Тяжелые металлы в окружающей среде и их влияние на организм // Гигиена и санитария, 1992, - № 5-6. - С.6-9. 38. 39. Гуминский А.А., Леонтьева Н.Н., Маринова К.В. Руководство к Гичев Ю.П. К вопросу классификации заболеваний человека для лабораторным занятиям по общей физиологии.- М.: Просвещение, 1990.- С.216-221 целей изучения влияния загрязнения окружающей среды на здоровье населения // Сибирский психиатрический журнал. – 1996, №1. – С. 36-41. 40. 41. Гладкова Т.Д. Кожные узоры кисти и стопы обезьяны и Гладкова Т.Д. Материалы по корреляции между кожными человека. - М.: Наука, 1966. – 151 с. узорами ладоней // Современная антропология. Труды МОИП. – 1964. – Т.14, №5. – С. 37-39.

42.

Гладкова Т.Д. Явления симметрии и асимметрии у человека в признаках дерматоглифики // Вопросы антропологии. – 1962. – Вып.10. – С. 45-48. 43. Глотов Н.В., Животовский Л.А., Хованов Н.В., Хромов Борисов Н.Н. Биометрия. – Л.: Лен Гу, 1982. – 258 с. 44. Голдовская Л.Ф., Перистый В.А., Плетнев М.Ю. // Экология человека, 2000, №3. – С. 70-72. 45. Губарева Л.И. Экологический стресс. – СПб.: Ланъ, Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001.- 448 с. 46. Губарева Л.И., Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., Губарева Е.В.

Особенности формирования дерматоглифического рисунка у детей с гормональным дисбалансом // Физиология развития детей и подростков. Междунар. конф.: Тез. докл. - М., 2000.- С.171. 47. Губарева Л.И., Василенко Ю.А., Толмачева Н.А., Губарева Е.В.

Адаптационные возможности детей и подростков, проживающих в условиях химического загрязнения городской и сельской местности // Экология человека: от прошлого к будущему: Тез. Всеросс. научн. конф. – М.: Изд-во МНЭПУ, 2000. – С.157. 48. Губарева Л.И. и др., Функция коры надпочеч-ников и симпато адреналовой системы у детей 6-ти лет, проживающих в регионах, загрязненных продуктами химических производств (тезисы) // Эндокринная система организма и вредные факторы окружающей среды: IV Всесоюзная конфе-ренция. Тез. докл. - Л., 1991. – 276 с. 49. Губарева Л.И., Држевецкая И.А., Солгалов Г.Д. Функция коры надпочечников у детей 6 лет, проживающих в регионе, загрязненном отхода-ми химического производства // Физиология человека. – 1994, № 4. - С.106-109. 50. Губарева Л.И. Зимова Л.Н., Жогина Л.А. Степень загрязнения атмосферного воздуха и влияние химических загрязнителей на физическое развитие и эндокринную систему детей 6 лет // Вестник Ставропольского государственного педагогического университета: – Ставрополь, 1995. - Вып. 2. - С.58-59. 51. Губарева Л.И., Држевецкая И.А., Каюмова С.С., Джандарова Т.И.и др. Экологическая оценка продуктов химических предприятий г. Ставрополя // Актуальные вопросы экологии и охраны природы Ставропольского края и сопредельных территорий. Матер. научно-практ. конф. - 1991.–168с. 52. – 112с 53. Губарева Л.И., Колесникова А.А., Индивидуальная минута как показатель адаптации организма // Нейроэндокринология – 95.: Тез. докл. IV Всероссийской конф. – СПб., 1995. – 149 с. 54. Гузеев В.В. и др., 1987;

Гузеев В.В., Коршунов Г.В., Коршунова Р.А., Ризо Л.С., Грищенко Т.П., Милованова Т.Н., Царева Н.М. Проявление синдрома адаптации у детей, проживающих в условиях техногенного загрязнения воздушной среды // Эндокринная система организма и вредные факторы внешней среды / Тез. докл. III Всесоюзн. конф.- Л.,1987.- С.56. 55. 56. 57. 58. Гусева И.С. Морфогенез и генетика гребешковой кожи Гусева И.С. Ассоциации дерматоглифических нарушений // Гусева И.С. Генетические проблемы в дерматоглифике. человека. Минск: Белорусь, 1986. – 158 с. Здравоохранение Беларуси. – 1979, №10. – С.68-69. Автореф. дисс. д-ра биол. наук. – Минск, 1982. – 38 с. Гусева И.С. Причинно-следственные связи в ассоциациях Губарева Л.И., Мизирева О.М., Чурилова Т.М. Экология человека: Практикум для вузов. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003.

дерматоглифических нарушений // Тез. IV съезда Беларусского о-ва генетиков и селекционеров. – Минск: Беларусь, 1981. – Ч.2. – 94 с. 59. Гусева И.С., Казей Н.С. Дерматоглифика при некоторых хромосомных аномалиях у человека // Вопр. антропологии. – 1970. – Вып.35.- С. 146-158. 60. Гусева И.С., Стамбровская В.М., Беззубик С.Д. К вопросу формирования папиллярных рисунков пальцев рук человека. – Арх. АГЭ, 1981. – №2. – С. 75-80. 61. Гюлушанян влияния К.С., Терещенко Э.В., Психологическая на формирование диагностика // экологических факторов конституционально-типологических особенностей личности подростка Современные проблемы психотерапии, пограничной психиатрии и медицинской (клинической) психологии. – Ставрополь, 2000. – С.170172. 62. 63. Давиденкова Е.Ф. Хромосомные болезни. – В кн.: Проблемы Дмитриев Д.А. Физиологическая оценка состояния медицинской генетики. – М.: Медицина, 1970. – 186 с. организма детей в зависимости от экологических условий // Экология человека.- 1991, №1. – С. 55-57. 64. 65. 66. 67. коры Дорожнова К.П. Роль социальных и биологических факторов Драгичина Држевецкая Э.Л. И.А. Профессиональные Эндокринная болезни система нервной растущего в развитии ребенка. – М.: Медицина, 1983. - 162 с. системы. – М., 1998. – 88 с. организма. М.: Высшая школа, 1987. – 207 с. Држевецкая И.А., Солгалов Г.Д., Губарева Л.И. Функция у детей 6 лет, проживающих // в регионе, отходами химического производства Физиология надпочечников загрязненном человека. – 1994, №4.- С.106-109 68. Жданова Л.А. Системная деятельность организма ребенка при адаптации к школьному обучению: Автореф. дисс. д-ра мед. наук. – М., 1990. – 30 с. 69. 70. Загорученко Е.А. Эмбриональное развитие и топографическая Зимова Л.Н., Жогина Л.А., Губарева Л.И. Степень загрязнения воздуха и влияние химических загрязнителей на Вестник гистология кожи человека: Автореф. дисс. д-ра мед. наук. – М., 1973. – 33 с. атмосферного физическое развитие и эндокринную систему детей 6 лет // Ставропольского 71. 72. Зубович государствнного В.К. педагогического влияния Ставрополь: СГУ, 1995.- Вып.2.- С.58-59. Гормональные на университета.организм новорожденного.- Минск: Беларусь, 1989.- 160 с. Иванова Е.М., Письменная Е.Е, Шибаева Л.М. Динамика экологической ситуации на Ставрополье // Вестник Ставропольского государственного университета.- Ставрополь: СГУ, 1996.- №6.- С.114-116. 73. 74. 75. 76. Ильин Е.П. Дифференциальная психифизиология. – СПБ.: Кадмий: экологические аспекты.- М.: Медицина, 1994.- 160 с. Калантаевская К.А. Морфология и физиология кожи человека. Калантаевская К.А. Эмбриология рисунка кожи у человека, его Питер, 2001. – 464 с.

– Киев: Здоровье, 1972. – 267 с. возрастные и патологические изменения. – Научн. изв. Казахской ССР. Алма-Ата. – 1953, №11. – С. 80-81. 77. Карчава Г.В. Санитарно-микробиологическая характеристика прибрежной морской полосы в курортной зоне // Гиг. и санит. – 1983, № 12.- С.56-58. 78. Кобозева Н.В., Рассохин А.В. Роль эндокринной системы плода в 79.

невынашиваемости Копытенкова и О.И.

беременности Региональные организации // Невынашивание и недонашивание беременности / Сб. науч. тр. - М., 1984. - С.101-106. особенности здоровья населения 80. 81. перспективы санитарно-гигиенического мониторинга. – СПб., 1997. – 148 с. Корте Ф. Экологическая химия: Пер. с нем. / Под ред. Ф.Корте. Кучма В.Р. Проблема мониторинга состояния здоровья – М.: Мир, 1997. – 396 с. детского населения в связи с факторами окружающей среды // Гигиена и санитария. – 1993, №11. – С. 4-7. 82. Кучма В.Р., Акинфиева Т.А., Панасюк н.Н., Гильденскиольд С.Р., Девяткова Г.Н., Панченко Л.А. Подходы к мониторингу состояния здоровья рабочих химических производств // Гигиена и санитария.- 1994, №4. – С. 24-26. 83. Кучма В.Р., Миннибаев Т.Ш., Башкирова Е.В., Нарышкина М.А., Кузнецова А.И. Динамические наблюдения за состоянием здоровья детей в городе с развитой химической промышленностью // Гигиена и санитария. - 1994, №2. – С. 37-40. 84. Кучма В.Р. Физиолого-гигиенические проблемы выполнения конвенции ООН о правах ребенка (К пятой годовщине присоединения к конвенции России) // Гигиена и санитария, 1996, № 2.- С.40-44. 85. – 287с. 86. 87. Лакин Г.Ф. Биометрия.- М.: Высшая школа, 1990.- 352 с. Ласукова И.Н. Особенности экологической ситуации на Лазановская И.Н., Орлов Д.С., Садовникова Л.К. Экология и охрана биосферы при химическом загрязнении. – М.: Высш. школа, 1998.

территории Владимирской области // Окружающая среда и человек: Мат. научн.-метод. конф.- Ставрополь, 1998.- Вып.7.- С.48-49.

88. 89.

Легостаева Е.Г. // Гигиена труда, 1990. - №9. – С. 53-54. Леви Л. Определение и концептуальные аспекты охраны здоровья в связи с работой // Психоэмоциональные факторы на работе и охрана здоровья / Под ред. Р.Калимо, М.А.Эль-Батави, К.Л.Купера. – Женева: ВОЗ, 1989. – С.18-22. 90. Лисова И.М. Адаптивные возможности и конституциональные организма студентов разных климатогеографических особенности 91.

регионов: Автореф. дис. кан. биол. наук. – Ставрополь, 2002. – 22 с. Лысенко Л.В. Коррекция нарушений психики у подростков, в условиях экологического неблагополучия, проживающих фитопрепаратом корня солодки // Эколого-физиологические проблемы адаптации: Тез. докл. XI международ. симпозиума. – М.., 2003. – С. 211. 92. Лысенко Л.В. Комбинированные методы специализированной психологической помощи подросткам, проживающим в экологически неблагоприятной среде: Автореф. дисс. … канд. психол. наук, 2003. – 22 с. 93. 94. Майстренко В.Н., Хамитов Р.З., Будников Г.К. ЭкологоМаркель А.Л., Бородин П.М. Стресс как фактор регуляции изменчивости аспекты // Онтогенетические регуляции и генетикостресса. нейроэндокринной аналитический мониторинг супертоксикантов. – М.: Химия, 1996. – 318 с. генетической эволюционные 95. 96.

Новосибирск: Наука, 1990. - С.148-159. Машковский М.Д. Лекарственные средства: В 2 т. – 13-е изд. – Миролюбов М.Г. Загрязнение среды и бесплодие животных // проблемы и достижения в области репродукции и Харьков: Торсинг, 1998. – Т.1 – 560 с. Актуальные биотехнологии / Сб. научн. тр. - Ставрополь, 1998.- С.105-108.

97. 98. 99.

Можаев Моисеева Моисеева Г.А., Н.И. Н.И., Сидоренко Время в Г.И. нас и Санитарное время вне состояние нас.среда Л.: и окружающей среды и здорового населения. – М.: Медицина, 1987. – 203 с. Лениздат,1991.- 156 с. Сысуев В.М. Временная биологические ритмы. – Л.: Наука, 1981. – 127 с. 100. Небел Б. Наука об окружающей среде: Как устроен мир: В 2 т.: Пер. с англ. – М.: Мир, 1993. – Т.2. – 336 с. 101. Никитина Т.М. Оценка двигательной одаренности с учетом особенностей пальцевой в видах дерматоглифики спорта, направленных спортсменов, на развитие специализирующихся выносливости, скоростно-силовых и координационных способностей: Автореф. дис. канд. пед. наук. - М., 1999. – 18 с. 102. Никитюк Б.А. Пальцевые дерматоглифы как маркеры темпов пренатального роста производных эктодермы // Генетические маркеры в антропогенетике и медицине: Тез. 4-го Всесоюзного симпозиума. – Хмельницкий, 1988. – С. 133-140. 103. Николаев Н.М. Экологическая ситуация в крае. Статистический сборник. - Ставрополь, 1991. - С. 7-12. 104. О состоянии здоровья населения Ставропольского края.Ставрополь, 1996.- 110 с. 105. Отрощенко Н.М., Талакин Ю.Н., Уманский В.Я., Сорокина С.Ф., Гриднева Н.В. Информационная характеристика адаптационной реакции симпато-адреналовой системы у детей при воздействии атмосферных загрязнений // Эндокринная система организма и вредные факторы внешней среды: Тез. докл. Всесоюзной конф.- Л., 1987.- С. 174. 106. Охрана окружающей среды в Ставропольском крае. Статистический сборник / Госкомстат РСФСР. Ставропольское краевое управление статистики.- Ставрополь, 1991.- 34 с. 107. Охрана окружающей среды в Ставропольском крае.

Статистический сборник / Госкомстат РСФСР. Ставропольское краевое управление статистики.- Ставрополь, 1992.- 34 с. 108. Охрана окружающей среды в Ставропольском крае.

Статистический сборник / Госкомстат РСФСР. Ставропольское краевое управление статистики.- Ставрополь, 1993.- 40 с. 109. Охрана окружающей среды в Ставропольском крае.

Статистический сборник / Госкомстат РСФСР. Ставропольское краевое управление статистики.- Ставрополь, 1994.- 40 с. 110. Охрана окружающей среды в Ставропольском крае.

Статистический сборник / Госкомстат РСФСР. Ставропольское краевое управление статистики.- Ставрополь, 1995.- 40 с. 111. Платонов Г.Г. Совершенствование системы психиатрической помощи для решения проблемы региональной экологической психиатрии // Российский психиатр. журн. – 1997, №1. – С. 41-44. 112. Положий Б.С., Вернекина Н.С., Хруленко И.О. и др. Экологоэпидемиологические особенности распространения некоторых психических заболеваний в России // Клинические и организационные вопросы пограничной психиатрии. – М., 1994. – С. 252-254. 113. Пэттен Б.М. Эмбриология человека / Пер. с англ. – М.:

Медгиз, 1959. – 768 с. 114. Равич-Щебгро и.В., Марюкова Т.М., Григоренко Е.Л.

Психогенетика. – М.: Аспект пресс, 2000. – 448 с. 115. Рец Т.Н. Экологические проблемы Свердловской области // Окружающая среда и человек. Материалы научн.-метод. конференции. Ставрополь, 1998.- Вып.7.- С.51-52.

116. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании.- М.: Владос, 1995.- 382 с. 117. Сапронов Н.С. Фармакология гипофизарно-надпочечниковой системы. – СПб.: Специальная литература, 1998.- 336 с. 118. Сергиенко Л.П. К вопросу о ранней диагностике двигательных способностей детей на основе генетических маркеров // Генетические маркеры в антропогенетике и медицине: Тезисы симпозиума. – Хмельницкий, 1988. – С. 145-146. 119. Сетко Н.П., Томонова О.Б., Делов В.С. Влияние экзогенных серосодержащих химических веществ на женский организм // Гигиена и санитария, 1994, №6. – С. 14-17 120. Сидоренко 121. Скурлатов Г.И., Ю.И., Можаев Дука Е.А. Санитарное А. состояние в окружающей среды и здоровье населения.- М.: Медицина, 1987.- 128 с. Г.Г., Мизити Введение экологическую химию. – М.: Высш. школа, 1994. – 400 с. 122. Солониченко В.Г., Богданов Н.Н., Горбачевская Н.Л., Изнак А.Ф., Кожушко Л.Ф., Панкратова Е.А. Особенности ЭЭГ у девочек 6-8 лет с разным дерматоглифическим рисунком кисти // Доклады академии наук РАН, 1994, Т.338. - С. 420-424. 123. Стадницкий Г.В., Родионов А.И. Экология.- М.: Высшая шк., 1988.- 372 с. 124. Статистический отчет краевого управления здравоохранения и краевого комитета госсанэпиднадзора при администрации Ставропольского края (1991-1996);

125. Строченко И.Э. Особенности физиологии репродуктивного периода женщин в условиях хронического воздействия химических факторов среды низкой интенсивности. Пути повышения адаптации: Автореф. дисс… канд. мед. наук. - Ставрополь, 2004. – 22 с. 4-го Всесоюзного 126. Сухотина Н.К. Психическое здоровье детей, проживающих в регионах с различным уровнем антропогенного загрязнения. Сообщение 1 // Социальная и клиническая психиатрия. – 2001, №11. – Вып.2. – С. 19-23. 127. Таболин В.А., Лукина Л.И. Нейроэндокринная система плодплацента-мать // Функции надпочечников у плодов, новорожденных и грудных детей.- М.: Медицина, 1975.- С.71-84. 128. Терещенко Э.В., Кобряков И.В., Луковка Я.В. Актуальные проблемы окружающей среды на личностные особенности подростков // Современные проблемы психотерапии, пограничной психиатрии и медицинской (клинической) психологии. – Ставрополь, 2000. – С.293295. 129. Фан Юань Чэн, Лю Юу Цун, Цан Хунь Хуэй. Содержание свинца и кадмия в крови взрослых людей г.Чанша, КНР // Гигиена и санитария. - 1996, № 2.- С.39-40. 130. Усоев С.С. Дерматоглифика в клинике: (Морфогенетические аспекты, использование в диагностике хромосомных болезней и медикогенетическом прогнозировании): Автореф.дисс…. д-ра мед. наук. – М., 1980. – 32 с. 131. М.Фешбах, А.Френдли-младший, Экоцид в СССР. – М.: Наука, 1992. – 422 с. 132. Хить Г.Л. Дерматоглифика народов СССР. – М.: Наука, 1983. – 280 с. 133. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 2002 134. Чистикин А.Н. Методика и техника дерматоглифических исследований. – Тюмень, 1997. – 16 с. 135. Чистикин А.Н. Изменчивость структур кожного рельефа и реактивность организма: Автореф. дисс... д-ра мед. наук. – М., 1997. - 32с.

136. Чистикин А.Н. Особенности дерматоглифики при отдельных видах легочной патологии. – Тюмень, 1993. – 16 с. 137. Чистикин А.Н., Чистикина Т.А. Профессиональный отбор по признакам дерматоглифики / Науч. высш. шк. // Матер. итог. научно.практ. конф. – Тюмень. 1995. - С.71-72 138. Чудновский В.С. Основы общей и медицинской психологии.Ставрополь, 1991.- 65 с. 139. Шаляпина В.Г., Лазовская Л.Г., Солдатов А.С., Чемыртан Н.А. Внешние факторы среды в формировании критических периодов развития гипофиз-адреналовой системы в онтогенезе у крыс // Эндокринная система организма и вредные факторы внешней среды: Тез. II Всесоюзн. конф. - Л., 1983. - С.220. 140. Шаляпина В.Г. Эндокринология репродукции.- СПб: Наука, 1991.- 192 с. 141. Шарец Ю.Д. Дерматоглифика в медицине // Вестник Академии наук СССР. 1973, № 7. – С. 61-69. 142. Шварц их спортивной В.Б., Алексеева С.В. Опыт качественной маркеры и в количественной оценки признаков дерматоглифики у детей для прогноза перспективности. Генетические антропогенетике и медицине: Тез. 4-го Всесоюзного симпозиума 1988 г. – Хмельницкий, 1988. – С. 150-151. 143. Шепотько А.О., Дульский В.А., Сутурин А.Н. // Гигиена и санитария., 1993. - №8. – С. 70-75;

144. Экологическая химия: Пер. с нем. / Под ред. Ф.Корте. – М.: Мир, 1997. – 396 с. 145. Экологический паспорт г.Ставрополя.- Ставрополь, 1995.- 102 с. 146. Экологический паспорт г.Невинномысска. – Невинномысск, 1995. – 128 с.

147. Эльпинер Л.И., Васильев В.С.

Проблемы питьевого водоснабжения в США.- М.: Наука, 1983.- 168 с. 148. Янсон Э.Ю., Рудзит Г.П., Межарауп Г.П. / Менделевский съезд по общей и прикладной химии: Тез. докл. – Минск, 1993. – С 443-444. 149. Ярушкин В.Ю. Тяжелые металлы в биологической системе мать-новорожденный в условиях техногенной биогеохимической провинции // Гигиена и санитария. - 1992, № 5-6. - С.13-15. 150. Astrand P.O., Ryhming J. A. Nomogram for calculation of aerobic capacity (physical fitness) from pulse rate during submaximal work // J.Appl. Physiol., 1954. - V.7, - № 7.- P.218-223. 151. Baghurst P.A, Mc Michael A.Y., Tong S., Wigg N.R. // Epidemiology. – 1995. – V. 6, №2. - P. 104-109. 152. Baranovska I. // Ibid. -1995, №4. – P. 229-232;

153. Bilczuk L., Jastrebska J., Mach H., Ebertowska Z., Zwolinski J., Cygan L. Zawartosc kadmu w calodziennych racjach pokarmonowych dzieci wiejskich w wieku czkolnym // Roczniki Panstwowego Zakladu Higieni.1995.- 46, №1.- P.13-20. 154. Bonnevie K. Die ersten Entwicklungsstadien der Papillarmuster der menschlichen Fingerballen. – Nytt. mag. Naturvidenskabende (Oslo). 1927. – Bd.65. – P.19-56. 155. Brown M., Paskind H.A. Constitutional differences between deteriorated and nondeteriorated patient with epilepsy: dactylographic studies // J. Nervous Mental Desease. - 1940. – V. 92, № 4. – P. 579-604. 156. Brown M.S., Goldstein J.L. A proteolytic pathway that controls the cholesterol content of membranes, cells and blood. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1999. – P. 11041-11048. 157. Burns J.M., Baghurst P.A., Sawyer M.G. et al. Lifetime low-level exposure to environmental lead and children’s emotional and behavioural development at ages 11-13 years. The Port Pirie Cohort Study // Am. J. Epidemiology. – 1999. – V. 149, N B. – P. 193-197. 158. Bychowska M. Palmar dermatoglyphics in primates. – Folia morphol., 1930. – V.2. – P.15-54 159. Chan H.M., Kim C., Khoday K., Receveur O., Kuhnlien H.V. Assesment of dietary exposure to trace metals in Baffin Inuit food // Environmental Health Perspectives.- 1995.- V.103, № 7-8.- P.740 - 746. 160. Cummins H. Epidermal ridge configurations in developmental defects, with particular reference to the ontogenetic factors which condition ridge directions // Amer. J. Anat. - 1926. – V. 38. – P. 89-151 161. Dabeka R.W., McKenzie A.D. Survey of lead cadmium, fluoride, nickel and cobalt in food composites and estimation of dietary intakes of these elements by Canadians in 1986-1988 // Journal of AOAC International.- 1995.V.78.- № 4.- P.897-909. 162. Dogra R.K., Murphy R.C., Srivastava A.K., Gaur J.S., Shukla L.J., Varmani B.M. Cattle mortality in the Thane district, Jndia: a study of cause /effect relation-ships // Archives of Environment. Contamination & Toxicology.- 1996.- V.30, № 3.- P.292-297. 163. Elinder C.G. Cadmium and health: a survey // J. Environm. Stud. 1982.- V.19, № 3-4.- P.187-193. 164. Ferguson P., Lee J.A. Past and present sulfur pollution in the Southern Pennines // Atmospheric environm., 1983.- V.17, № 6.- P.11311137. 165. Galal-Gorchev H. Dietary intake, levels food and estimated intake of lead, cadmium and mercury (Review) // Food Additives & Contaminants.1993.- V.10, № 1.- P.115-128. 166. Gubareva L., Baturin V., Vasilenko J., Tolmachova N.

Hormonous disbalance at mentally retarded children, living in ecologically unfavourable regions // Pshychiatry in the three Ages of Man:

Abstract

Book. – Rome, Italy, 1997. – Р.19. 167. Gubareva L., Vasilenko J., Gubareva H. Endocrine determinants of the characterological peculiarities of teenagers personality // Psychopharmacology & Biological Narcology: Regional ISPNE Congress. Programme and Abstracts. – St. Petersburg, 2001.- Р. 21. 168. Gubareva L., Vasilenko J., Gubareva L. The peculiarities of psychotype and endocrine study of children living in ecologically unfavourable regions // Innovations in Psychiatry: Vth World congress: Abstracts. – London, 1998.– Р. 8. 169. Gubareva L., Vasilenko J., Tolmachova N., Lysenko L. Prognosis meaning of dermatoglifical pattern at the children living in the chemicaly polluted regions // Innovations in Psychiatry – 2000. Vth World congress: Abstracts. – London, 2000. – Р. 22. 170. Halberg F. (1969). Цит.: Моисеева Н.И., Сысуев В.Н. Временная среда и биологические ритмы. – Л.;

Наука, 1981. – С.127. 171. Hallen I.P., Yorhem L., Lagerkvist B.J., Oskarsson A. // Sci. Total Environ. – 1995. – V. 166, №1. – P. 149-155. 172. Holt S.B. Dermatoglyphics patterns // Genetical variation in human populations / G.A. Harrison (Ed.). – Oxford – London – New York – Paris: Pergamon press, 1961. – 417 p. 173. Holt S.B. The correlations between ridge-counts on different fingers estimated from a population sample // Ann. Human Genet. - 1959, № 4. – P. 448-467. 174. Joshi P.K., Maisami M., Cojle J.T. Prospektive study of intake procedures in a child psychiatry clinic // J. clin. Psychiatry. - 1986. – V. 47, № 3. – P. 111-113. 175. Koppel C., Fahron G. Toxicological and neuropsycholigical findings in patients presenting to an environmental toxicology service // J. of Toxicology - Clinical Toxicol.- 1995.- V.33, № 6.- P.625. 176. Midlo Ch. A comparative study of volar epidermal ridge configurations in primates. – Proc. Nat. Acad. Sci. USA. - 1938. – V. 4, № 3. – P. 78-84. 177. Noda H., Sugiyama S., Yamaguchi M., Tatsumi S., Sano Y. et al. Study on secular changes of cadmium concentration accumulated in main organs of Japanese // Nippon Hogaku Zasshi.- Japanese Journal of Legal Medicine.- 1993.- V.47, № 2.- P.153-159. 178. Opitz JM. The RSH syndrome: paradigmatic metabolic malformation syndrome? In: New MI, ed. Diagnosis and treatment of the unborn child. Reddick, FL: Idelson-Gnocchi, 1998. – P. 43-55. 179. Penrose L.S. Fingerprint pattern and sex chromosome. Lancet. 1967. – Р. 49. 180. Penrose L.S., Ohara P. T. The development of the epidermal ridges. – J. Med. Genet., 1973, № 3. – P. 201-208. 181. Porter, F.D. Phenotypic, biochemical, and neurophysiological characterization of a SLOS mouse model. Am. J. Hum. Genet, 2000. - 280 s. 182. Schauman B., Alter M. Dermatoglyphics in medical disordes. - N. Y., 1976. – 182. 183. Smith E.D. Water characteristics.- JWPCF, 1982. - V.55, № 6.P.541-554. 184. Wilde A.G. Analyse der Konkordanzen der Fingerbeerenmuster. I. Der dactyloskopische Ahnlichkeit ein- und zweieiiger Zwillinge. – Homo (13), Suppl, 1963. – 214 s. 185. Witsch-Baumgartner M, Ogorelkova M, Kraft HG, et al. Mutational spectrum and genotype-phenotype correlation in 84 patients with Smith-Lemli-Opitz syndrome. Am J Hum Genet 2000,66. – P. 402-412.

186. Wertelecki W: Dermatoglyphics. In:Human Malformations and Related Anomalies, vol II, Oxford Monographs on Medical Genetics, Oxford University Press, New York, 1993 No.27, p.999-1016 187. Zielonka E., Wodzien M. Blood cadmium and lead levels among school children in Cracow // Folia Medica Cracoviensia.- 1993.- V.34.- № 14.- P.85-96.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.