WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Бурым Юрий Владимирович СЕЗОННАЯ ДИНАМИКА ЛАНДШАФТОВ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ 25.00.23 — физическая география и биогеография, география почв и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Структура сезонов Зима, наряду с летом, является наиболее длительным сезоном года, так как на долю соответствующих групп состояний в годовом спектре приходится 23%, к тому же в календарные месяцы отмечаются также бесснежные состояния холодного периода. Несмотря на доминирование в это время нивальных состояний, только в январе стекс, связанный с фазой традиционной зимы, также является доминирующим (65%), тогда как в декабре его доля составляет 48%, а в феврале — 35%. Что касается стексов, связанных с фазами типичной и суровой зимы, то первый является структурным в январе и феврале, а второй носит исключительно циркуляционный характер. Субнивальный стекс является структурным во все зимние месяцы, хотя в ноябре он отмечается эпизодически. Криотермальные состояния являются структурными лишь в декабре и феврале, когда их доля составляет 13-16%, переходя в категорию циркуляционных в январе. Бесснежные состояния холодного периода являются циркуляционными в первую половину зимы, тогда как в феврале на их долю приходится 13%. Таким образом, наибольшую роль снежный покров приобретает лишь в январе, тогда как в остальные месяцы он не отличается устойчивостью. Затоки холодного воздуха чаще отмечаются в феврале, при этом увеличивается встречаемость либо криотермальных криогенных стексов, либо стексов, связанных с фазой типичной зимы. Весна, начинающаяся с бесснежных состояний холодного периода в марте, лишь в середине третьей декады этого месяца переходит в активную фазу создания фитогенной структуры, которая длится до конца первой декады апреля. Тем не менее, основной группой стексов весеннего периода являются мезотермальные, так как на их долю приходится 7% в годовом спектре. Мезотермальные гумидный и семигумидный стексы усложнения фитогенной структуры характеризуются равной долей в годовом спектре — по 3%, однако первый характерен как в апреле, так и в марте, тогда как второй в мае носит циркуляционный характер. Аналогичный семиаридный стекс отмечается лишь в апреле, когда его встречаемость достигает 13%. Весна заканчивается в середине первой декады мая преимущественно мезотермальным гумидным стексом. Лето является наиболее длительным сезоном, встречаемость соответствующих состояний достигает 40%. Отличительной чертой летнего сезона является то, что ни в один из летних месяцев ни одна из групп состояний не является доминирующей, то есть отмечается значительное разнообразие стексов преимущественно по условиям увлажнения. На этом фоне основным летним стексом является макротермальный гумидный летней стабилизации фитогенной структуры, на долю которого в годовом спектре приходится 12%. Первая половина лета протекает при преобладании гумидных состояний, доля которых составляет в мае-июне 39-48%, которые в июле сменяются семигумидными (42%), в августе вновь увеличивается доля гумидных (35%), а в сентябре — семигумидных (32%). Что касается семиаридных состояний, то они более характерны во вторую половину лета, когда на них приходится около 30%. Аридные состояния ни в один из месяцев не являются структурными. Что касается стексов, то по мере ухудшения условий увлажнения происходит увеличение доли мегатермальных условий: в группе гумидных стексов на долю макротермальных стексов приходится 12%, мегатеральных — 3%, в группе семигумидных — 9 и 5%, в группе семиаридных — 5 и 4% соответственно. В целом для лета более характерны макротермальные условия (27%). Еще одной характерной особенностью летнего сезона является отсутствие во все летние месяцы не только доминирующего стекса, но даже доминирующей группы состояний, то есть наблюдается большая пестрота, как термических условий, так и условий увлажнения. Осень начинается в конце третьей декады сентября, когда устанавливаются мезотермальные условия, при этом активная ее фаза заканчива ется в первой декаде ноября, когда ПТК переходят в бесснежные состояния холодного периода, продолжающиеся до начала декабря. Упрощение фитогенной структуры протекает чаще в гумидных условиях;

хотя семигумидные стексы также являются структурными, но их доля почти вдвое меньше первых. Мезотермальные семиаридные стексы упрощения фитогенной структуры носят циркуляционный характер. Примерно в середине октября устанавливаются микротермальные условия, и в ПТК начинаются процессы разрушения фитогенной структуры, а микротермальный гумидный стекс является основным осенним, так как на его долю приходится 6% в годовом спектре. Структура месяцев Январь характеризуется доминированием нивальных состояний, доля которых составляет 90%, а на долю типичного зимнего стекса — криотермального нивального приходится 65%. Структурными также являются стекс, связанный с фазой типичной зимы и субнивальный, на долю которых приходится 13 и 10% соответственно. Циркуляционный характер носят криотермальные и бесснежные состояния холодного периода, а также стекс, связанный с фазой суровой зимы. То есть из 6 стексов лишь 3 являются структурными. Февраль, как и январь, характеризуется господством нивальных состояний — 71%, при этом ни один из стексов, относящихся к данной группе состояний, не является доминирующим. Преобладает криотермальный нивальный стекс, на долю которого приходится 35%, встречаемость стекса, связанного с фазой типичной зимы, достигает 19%, а субнивальный и криотермальный криогенный стексы представлены одинаково — по 16%. Наименее часто отмечаются бесснежные состояния холодного периода — 13%. Таким образом, в феврале отмечаются 3 группы состояния и 5 стексов, при этом все они являются структурными. Март характеризуется тем же набором групп состояний, что и февраль, однако соотношение групп и стексов меняется. Незначительно доми нируют бесснежные состояния холодного периода, на долю которых приходится 52%. Встречаемость нивальных стексов составляет 26%, но при этом субнивальные стексы являются структурными, а криотермальные нивальные — циркуляционными, как и криотермальные криогенные. Доля микротермального гумидного стекса весеннего создания фитогенной структуры достигает 19%. То есть из 5 стексов лишь 3 являются структурными. Апрель является типичным весенним месяцем, поскольку все стексы относятся к одной группе состояний. Доля микротермальных гумидных стексов достигает 23%, затем они переходят в мезотермальные. В данной термической градации преобладают семигумидные стексы усложнение фитогенной структуры, доля которых составляет 39%, тогда как доля гумидных и семиаридных стексов достигает 26 и 13% соответственно. То есть, все 4 стекса являются структурными, в результате чего ни один из них не является доминирующим. Май по набору состояний является летним месяцем, поскольку на долю весенних состояний приходится всего лишь 13%. Чаще всего заключительная фаза усложнения фитогенной структуры протекает в гумидных условиях, и крайне редко — в семигумидных. Далее ПТК переходят в летние состояния стабилизации фитогенной структуры, при этом могут встречаться все разновидности стексов по условиям увлажнения, что приводит к отсутствию доминирующей группы состояний. Преобладают гумидные состояния — 39%, они представленные макротермальным стексом стабилизации фитогенной структуры. Несколько меньшую встречаемость имеют семигумидные состояния — 32%, но если макротермальный стекс является структурным, то мегатермальный — циркуляционным, как и аналогичный аридный. Доля семиаридных состояний достигает 13%, они также представлены исключительно макротермальным стексом. То есть из 7 встречающихся стексов 3 являются циркуляционными.

Летние состояния данного месяца протекают преимущественно в макротермальных условиях: наибольшую встречаемость имеют семигумидные стексы (26%), далее следуют семиаридные стексы (23%), а аридные носят циркуляционный характер. В отдельные годы отмечаются мегатермальные стексы, которые связаны с затоками тропического воздуха. С учетом этих состояний, на долю семиаридных стексов приходится также 26%, то есть лето начинается в условиях недостаточного увлажнения. Что касается условий увлажнения, то более широко представлены состояния с некоторым дефицитом влаги. Июнь является исключительно летним месяцем, во время которого отмечается 7 стексов, 3 из которых являются циркуляционными. Преобладающей является группа гумидных состояний, на долю которой приходится 48%, при этом мегатермальный стекс носит преимущественно циркуляционный характер. Доля семигумидных состояний составляет 35% с преобладанием макротермальных стексов на мегатермальными. В группе семиаридных стексов наоборот, доля мегатермальных стексов больше, чем макротермальных — 10 и 3% соответственно. Циркуляционными являются лишь аридные состояния. В целом в июне чаще отмечаются макротермальные стексы, чем мегатермальные, а условия увлажнения ближе к достаточным. Июль характеризуется 6 стексами, среди которых 4 являются структурными, при этом аридные полностью выпадают. В целом мегатермальные стексы начинают преобладать над макротермальными, а условия увлажнения изменяются в сторону увеличения доли стексов с недостаточным увлажнением. Преобладающей является группа семигумидных состояний, на долю которой приходится 42%. Среди этих состояний макротермальные стексы носят исключительно циркуляционных характер. Встречаемость гумидных и семиаридных состояний идентична: по 29%, но если среди семиаридных стексов макротермальные являются циркуляционными, то оба гумидных стекса относятся к структурным с некоторым преобладанием макротермальных. В августе отмечаются 7 стексов, среди которых лишь аридные носят преимущественно циркуляционный характер. Как и в июле мегатермальные стексы доминируют. Преобладающей группой являются гумидные состояния, на долю которых приходится 35%. Лишь немного меньше встречаемость семиаридных состояний — 32%. В обеих группах мегатермальные стексы представлены шире, чем макротермальные. Встречаемость семигумидных состояний 26%, но в этой группе, наоборот, шире представлены макротермальные стексы. Сентябрь завершает летний сезон, хотя осенние состояния являются преимущественно циркуляционными. Отмечаются 5 стексов, среди которых 2 являются циркуляционными. Как и в предыдущие летние месяцы ни одна из групп состояний не является доминирующей, а семигумидные, гумидные и семиаридные состояния имеют близкую встречаемость — около 30%. Мегатермальные условия носят циркуляционный характер и приводят к формированию аридных стексов. Циркуляционный характер носят также и переходные состояния, представленные мезотермальным гумидным стексом упрощения фитогенной структуры. Октябрь характеризуются 4 стексами, относящимися к группе осенних. Первая фаза осени протекает в мезотермальных условиях. В этой термической градации чаще отмечаются гумидные стексы упрощения фитогенной структуры, доля которых составляет 32%, вдвое реже отмечаются семигумидные стексы, а семиаридные носят преимущественно циркуляционный характер. Далее начинается фаза разрушения фитогенной структуры, которая является преобладающей в данном месяце (45%) и заканчивается в ноябре. В целом процесс упрощения и разрушения фитогенной структуры протекает при условиях увлажнения, близких к достаточным. Ноябрь характеризуется 4 группами состояний, но структурными являются лишь стексы, связанные с осенним периодом. Микротермальный гумидный стекс разрушения фитогенной структуры, встречаемость которого составляет 29%, переходит в нанотермальный гумидный стекс стабилизации постфитогенной структуры, являющийся доминирующим (55%). Несмотря на то, что на долю нивальных состояний приходится 12%, криотермальный нивальный стекс и субнивальный являются циркуляционными, как и криотермальный криогенный. В декабре доля типичных зимних состояний достигает 94%. доминирующей являются группа нивальных состояний, однако встречаемость криотермального нивального стекса составляет лишь 48%, то есть он является преобладающим. Довольно высока встречаемость субнивального стекса — 32%. Структурным является также криотермальный криогенный стекс, на долю которого приходится 13%. Что касается бесснежных состояний холодного периода, то они носят преимущественно циркуляционный характер. Таким образом, данный ПТК характеризуется довольно сложной временной структурой. Несмотря на преобладание во временной структуре нивальных состояний и их доминирование на протяжении календарной зимы, в это время лишь в январе выявляется доминирующий стекс (криотермальный стекс стабилизации нивальной структуры). В остальные зимние месяцы отмечается довольно частая смена, как групп состояний, так и конкретных стексов. Близкая картина наблюдается и в переходные сезоны, когда сложно выделить доминирующий стекс. Что касается лета, то на его протяжении ни одна из групп состояний не является доминирующей. Сезонную динамику ландшафтов северной части распространения степных ландшафтов, рассчитанную на основе данных опорной метеостанции «Арзгир», иллюстрирует таблица 3.5. Зональные ПТК — полынно-типчаково-ковыльные степи на каштановых почвах. Нивальные состояния являются преобладающей группой, на их долю в годовом спектре приходится 22%. Они встречаются на протяжении 5 месяцев — с ноября по март, но доминирует данная группа в календарные зимние сроки. Основная часть этой группы состояний представлена криотермальным стексом стабилизации нивальной структуры, отмечающимся при температурах от 0 до -5° (12%);

на долю стексов, отражающих фазу типичной зимы приходится 3%, а фаза суровой зимы связана с циркуляционными условиями. Довольно велика доля субнивального стекса — 6%, при этом он отсутствует в феврале. Таблица 3.5 Группы состояний и стексы ПТК полынно-типчаково-ковыльных степей на каштановых почвах 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Год H 94 55 32 0 0 0 0 0 0 0 23 61 151 152 153 254 61 13 6 13 26 26 3 0 6 0 0 26 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 10 0 0 13 39 0 0 23 12 3 1 GS 522 0 0 0 0 35 19 0 10 23 0 6 6 6 0 0 0 19 19 10 6 0 0 7 U414 424 434 444 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 19 0 0 0 0 0 0 0 0 2 2 1 1 S 532 0 0 0 0 26 6 0 3 32 0 0 0 6 Z 45 16 0 0 0 35 19 16 U+ 313 413 423 0 0 0 0 0 0 16 0 6 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 4 2 2 G 512 0 0 0 0 23 32 6 10 13 0 0 0 7 K A 542 2 1 0 0 0 0 0 0 151 151 0 3 0 0 3 13 0 0 0 3 10 0 423 522 522 622 622 0 0 0 0 0 0 314 211 Семигумидные состояния в годовом спектре составляют 15% и отмечаются с мая по сентябрь. Максимально представлены они в июле (55%), в остальные месяцы их доля колеблется от 23 до 39%. Для данной группы стексов в мае, июне и сентябре характерны макротермальные условия. В июле абсолютно господствуют мегатермальные условия, в августе на их долю приходится 29%. Переходные (демисезонные) состояния имеют суммарную встречаемость 23%, из которых на долю весенних стексов приходится 10%, а осенних — 13%. В целом данные группы стексов полностью соответствуют традиционным календарным срокам, однако абсолютно они господствуют лишь один месяц: весенние — в апреле, осенние — в октябре. Осенние состояния упрощения и разрушения фитогенной структуры начинаются при мезотермальных условиях. Встречаемость гумидных стексов при этом составляет 6% в сентябре и 19% в октябре;

семигумидных — 6 и 19% соответственно;

семиаридных — по 10%, а аридные условия крайне редко отмечаются в октябре (6%). Семигумидные состояния в сентябре и аридные в октябре являются циркуляционными. Далее мезотермальные стексы замещаются микротермальными гумидными, на долю которых в октябре приходится 45%, а в ноябре — 35%. Весенние состояния создания фитогенной структуры начинаются при микротермальных гумидных условиях в марте месяце, когда на их долю приходится лишь 16%. В апреле происходит дальнейшее увеличение температуры воздуха и данный стекс, встречаемость которого составляет 35%, переходит либо в мезотермальный гумидный (19%), либо в семигумидный (16%), либо в семиаридный (29%). То есть, в целом для весеннего сезона данного ландшафта характерным является недостаток увлажнения. Семиаридные состояния имеют встречаемость 12% и могут отмечаться с мая по сентябрь. Их доля довольно стабильна в эти месяцы и колеблется незначительно — 23% в июне, 26% в мае и 29% — 32% в июле сентябре. В мае на долю макротермальных стексов приходится 26%, далее происходит их смена мегатермальными, которые преобладают в июнеавгусте (в июле абсолютно). Бесснежные состояния холодного периода представлены в годовом спектре долей в 10%. Они обычно завершают или предваряют демисезонные состояния, поэтому в марте и ноябре на их долю приходится около 45%. В конце зимы они более типичны (26% в феврале), нежели в конце осени, когда являются циркуляционными (6%). Гумидные состояния имеют встречаемость 10% и отмечаются с мая по сентябрь. Наиболее широко они представлены в июне (48%), в остальные месяцы их доля в спектре летних состояний колеблется довольно незначительно — от 13% в июле и сентябре до 19% в августе. Для данной группы состояний более типичны макротермальные стексы, на долю которых приходится 32% в июне. Мегатермальные стексы отмечаются с июля по сентябрь, при этом в августе они носят циркуляционный характер. Криотермальные состояния имеют встречаемость 5% и максимальную длительность 4 месяца — с декабря по март. Наиболее часто они отмечаются в декабре и феврале — 32% и 19% соответственно. В марте и январе они носят циркуляционный характер. Аридные состояния связаны в основном с циркуляционными процессами, и их доля, по сравнению с другими группами, минимальна — 3%, хотя максимальная длительность может достигать 4 месяцев. Интересно то, что они вообще не встречаются в июне, но их доля стабильна в августе и сентябре (по 13%). Макротермальные условия более характерны в мае, августе и сентябре, тогда как в июле и августе — мегатермальные. Таким образом, характерной особенностью временной структуры данного ландшафта является некоторая поляризация групп состояний: на одну из 8 групп — нивальные, приходится более 20%, тогда как остальные представлены сравнительно небольшой долей в годовом спектре. Интерес но отметить также и то обстоятельство, что практически все стексы (за исключением 444) являются структурными. В период активной вегетации данного ландшафта характерны семигумидные условия, на долю которых приходится 19%, далее следуют семиаридные — 16%, гумидные — 14%, семигумидные — 19% и аридные — 3%, при этом отмечается их значительная вариабельность. Структура сезонов Зима представлена нивальными и криотермальными состояниями. На долю нивальных в декабре приходится 61%, в январе — 94%, в феврале — 55%. Примерно 1 раз в 4 года зима начинается в ноябре, а 1 раз в 3 года заканчивается в марте, хотя эти месяцы характеризуются преобладанием демисезонных и бесснежных состояний холодного периода. Основной стекс зимнего сезона — криотермальный нивальный зимней стабилизации структуры, доминирует лишь январе (61%), доля нивальных состояний в феврале превышает 50%, при этом в равной пропорции представлены стексы, соответствующие фазам традиционной и типичной зимы. Состояния, связанные с фазой суровой зимы носят циркуляционный характер. Криотермальные стексы наиболее широко представлены в декабре, когда на их долю приходится 32%, а также в феврале (19%). Отличительной чертой зимнего сезона в данном ландшафте можно считать довольно длительный период с нестабильным снежным покровом, что приводит к довольно глубокому промерзанию почвенного профиля и наличию периода «зимней засухи» (по Вальтеру, 1978). Весна характеризуется несколько большим, по сравнению с зимой, набором состояний, связанными как с температурными градациями, так и с условиями увлажнения. Типичным весенним месяцем является апрель, когда никаких других стексов, кроме создания и/или усложнения структуры не отмечается. В первую фазу этот процесс отмечается при температурах 5-10° (35%). По мере повышения температуры до +15° изменяется доля состояний, протекающих при разных условиях увлажнения. Так, на долю гу мидных стексов приходится 19%, на долю семигумидных — 16%, а на долю семиаридных — 29%. Данные состояния далее продолжаются и в мае, когда примерно в начале второй декады начинается лето. При этом соотношение стексов меняется: максимально представлены гумидные стексы (6%) и семигумидные (3%), тогда как семиаридные состояния носят циркуляционный характер (1%). Лето начинается примерно со второй декады мая, когда встречаемость типичных летних состояний составляет 74%, и заканчивается в сентябре (74% летних состояний). То есть оно длится с конца первой декады мая до начала третьей декады сентября. Для этого сезона характерными являются 8 структурных стексов, которые отличаются друг от друга, как температурными условиями, так и условиями увлажнения. В целом для данного ландшафта в летний сезон наиболее характерными являются семигумидными состояния (34%), далее следуют семиаридные (27%), гумидные (21%), и аридные (6%). То есть лето в данном ландшафте протекает в целом в условиях недостаточного увлажнения. Осень начинается в конце второй — начале третьей декады сентября, когда температуры снижаются ниже +15° и длится до начала третьей декады ноября, когда температуры опускаются ниже +5°. Далее устанавливаются бесснежные состояния холодного периода. В этот период отмечается довольно значительное разнообразие состояний, связанное с вариацией условий увлажнения. С учетом бесснежных состояний холодного периода осень характеризуется 6 структурными стексами. Максимальное их разнообразие связано с мезотермальными условиями: доля гумидных состояний составляет 29%, семигумидных — 25%, семиаридных — 20%, а аридных — 6%, то есть их следует отнести к циркуляционным. Основным стексом осеннего сезона является микротермальный гумидный упрощения структуры, доля которого в данный сезон превышает все отмеченные стексы. То есть осень характеризуется довольно быстрым падением темпера туры от 15 до 10°, довольно длительным периодом с температурами от 10 до 0°. Структура месяцев Январь характеризуется доминированием нивальных состояний, на долю которых приходится 94%. В целом для данного месяца характерны 5 стексов, 3 из которых отмечаются довольно стабильно. Доля нивальных стексов, связанных с фазой традиционной зимы, составляет 61%, далее следуют субнивальные стексы и стексы, характерные для фазы типичной зимы. Криотермальные стексы и стексы, связанные с фазой суровой зимы являются циркуляционными. Февраль, как и январь, характеризуется господством нивальных состояний, при этом, если нивальные состояния при температурах ниже -10° являются циркуляционными, то доля стексов, протекающих в интервале температур от -10 до -5 и от -5 до 0° является одинаковой. Еще одной отличительной характеристикой января является высокая встречаемость бесснежных состояний холодного периода (26%) и криотермальных стексов — 19%. Интересно отметить также и то обстоятельство, что субнивальные стексы в данный месяц полностью отсутствуют. В целом февраль можно охарактеризовать как месяц, на протяжении которого отмечается 5 стексов, 4 из которых являются структурными. Март характеризуется преобладанием бесснежных состояний холодного периода, встречаемость которых составляет 45%. Далее следуют субнивальные стексы, а собственно нивальные и криотермальные носят циркуляционный характер. Доля собственно весенних стексов — микротермальных гумидных весеннего усложнения фитогенной структуры, составляет лишь 16%. Апрель можно охарактеризовать как типично весенний месяц, поскольку все стексы связаны с процессом создания и усложнения фитогенной структуры. На долю микротеральных гумидных стексов приходится 35%, то есть они длятся примерно до начала второй декады месяца. Мезо термальные стексы отличаются условиями увлажнения: преобладают семиаридные стексы (29%), доля гумидных и семигумидных близка (19% и 16% соответственно). Май с точки зрения набора стексов является летним месяцем, поскольку на долю типичных летних состояний приходится 68%, то есть лето в данном ландшафте начинается со второй декады месяца. Весна заканчивается мезотермальными стексами, среди которых доминируют гумидные и семигумидные;

семиаридные стексы носят исключительно циркуляционный характер. Летние состояния данного месяца протекают преимущественно в макротермальных условиях: наибольшую встречаемость имеют семигумидные стексы (26%), далее следуют семиаридные стексы (23%), а аридные носят циркуляционный характер. В отдельные годы отмечаются мегатермальные стексы, которые связаны с затоками тропического воздуха. С учетом этих состояний, на долю семиаридных стексов приходится также 26%, то есть лето начинается в условиях недостаточного увлажнения. Июнь является типичным летним месяцем, во время которого отмечается 6 стексов. Встречаемость макротермальных стексов составляет 57%, при этом на долю гумидных стексов приходится 32%, а семигумидных — 6%. Встречаемость мегатермальных стексов составляет 43%, среди них гумидные и семиаридные не представлены. Июль характеризуется 5 стексами, основная часть которых является мегатермальными, на долю макротермальных состояний приходится лишь 6%. Несколько отличаются стексы с точки зрения условий увлажнения: на долю гумидных стексов приходится 12%, семигумидных — 55%, семиаридных — 29%, аридные стексы являются циркуляционными (3%). То есть в июле преобладают семигумидные и семиаридные состояния, которые протекают при мегатермальных условиях. Август характеризуется максимальным разнообразием летних стексов — 8. С точки зрения температурных условий на долю макротермаль ных состояний приходится 26%, а мегатермальных соответственно 74%. Что касается условий увлажнения картина следующая: на долю гумидных стексов приходится 19%, семигумидных — 39%, семиаридных — 29%, аридных — 13%. То есть в целом отмечается дефицит влаги, при этом аридные стексы являются структурными. Интересно отметить, что семиаридные и аридные стексы редко отмечаются при макротермальных условиях. Сентябрь характеризуется 7 стексами, которые относятся как к летним, так и к осенним. На долю первых приходится 81%, вторых — 19%, то есть лето продолжается примерно до 3 декады сентября. Все летние состояния протекают при макротермальных условиях. Максимально представлены семиаридные стексы (32%), далее следуют семигумидные (23%), аридные (13%) и гумидные (13%), то есть преобладают условия недостаточного увлажнения. Осенние состояния представлены 3 макротермальными стексами, из которых на долю гумидных и семиаридных стексов приходится по 10%, а семигумидных — 6%. Октябрь характеризуются 5 стексами, полностью относящимися к осенним. На долю макротермальных состояний приходится 65%. В целом преобладают гумидные условия, на долю которых приходится также примерно 65%. Интересно то обстоятельство, что аридные состояния являются структурными, на их долю приходится 6%, то есть процесс упрощения и разрушения структуры происходит при недостатке влаги. Ноябрь характеризуется лишь 3 группами состояний. Преобладающим является нанотермальный гумидный стекс стабилизации постфитогенной структуры — 42%, он завершает осенний сезон, на долю состояний которого приходится 35%. На долю нивальных состояний приходится 23% при близкой доле субнивальных и нивальных стексов (13 и 10% соответственно). Декабрь является зимним месяцем, поскольку на долю типичных сезонных состояний приходится 94%. Преобладают нивальные стексы, свя занные с фазой традиционной зимы (39%), далее следуют криотермальные (32%) и субнивальные (23%). Бесснежные состояния холодного периода носят циркуляционный характер. Таким образом, данный ландшафт характеризуется довольно сложной временной структурой. Несмотря на широкую представленность нивальных состояний, они, как летние, отличаются большой дробностью, поэтому трудно выделить доминирующий стекс в оба эти сезона. Переходные сезоны также довольно интересны: весна характеризуется быстрым нарастанием температуры, а осень — ее довольно резким спадом. В результате на уровне среднемноголетней динамики весной выпадают микротермальные стексы, а осенью — мезотемальные. 3.3. Сезонная динамика полупустынных ландшафтов Предкавказья В пределах провинции полупустынных ландшафтов получили распространение травянистые ПТК, которые представлены разными вариантами, как сухих степей, так и собственно полупустынь. При характеристике сезонной динамики провинции полупустынных ландшафтов Ставропольского края использовались данные метеостанций «Рощино», «Буденновск», «Дивное». Ниже подробно рассмотрена сезонная динамика типичных полупустынь, по данным метеостанции «Рощино». Данные по сезонной динамике стексов, рассчитанных на основе оставшихся метеостанций, приведены в Приложении. Сезонную динамику ПТК полупустынных ландшафтов, рассчитанную на основе данных опорной метеостанции «Рощино», иллюстрирует таблица 3.6. Зональные ПТК — полынно-злаковые и злаково-полынные опустыненые степи на светло-каштановых почвах, часто в комплексе с солонцами и солончаками.

Таблица 3.6 Группы состояний и стексы ПТК полынно-злаковых и злаково-полынных опустыненых степей на светло-каштановых почвах H 151 152 153 1 55 10 6 2 32 23 0 3 10 0 0 4 0 0 0 5 0 0 0 6 0 0 0 7 0 0 0 8 0 0 0 9 0 0 0 10 0 0 0 11 10 0 0 12 Год 74 42 3 0 29 12 3 1 GS 522 0 0 0 0 35 23 10 6 35 0 0 0 9 S 532 0 0 0 0 35 6 0 13 32 0 10 6 3 0 0 0 10 23 32 6 0 0 7 U414 424 434 444 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 26 0 0 0 0 0 0 0 32 16 32 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 19 0 0 0 0 0 0 0 0 2 2 3 1 U+ 313 413 423 0 0 0 0 0 0 26 0 6 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 5 2 3 Z G 512 0 0 0 0 16 26 6 3 3 0 0 0 5 K A 542 1 0 0 0 0 0 0 151 151 0 0 3 0 0 10 0 0 3 13 10 0 413 522 522 622 632 0 0 0 0 0 0 314 211 Нивальные состояния являются наиболее представленными в годовом спектре — 23%. Они отмечаются, помимо зимы, также в ноябре и марте, при этом на их долю в указанные месяцы приходится 16 и 26%. В течение зимы данная группа состояний является доминирующей, поскольку на нее приходится 74-84%. Наиболее характерным является криотермальный стекс зимней стабилизации нивальной структуры, на долю которого в годовом спектре приходится 12%. Он доминирует в январе и является преобладающим в зимние месяцы. На долю субнивальных состояний приходится 7% в годовом спектре, однако он ни в один из месяцев не является даже преобладающим. Стексы, связанные с фазами типичной и суровой зимы представлены довольно узко, при этом последние носят исключительно циркуляционный характер. Семигумидные состояния отмечаются с мая по сентябрь, а их доля в годовом спектре составляет 15%. Несмотря на то, что это типичные летние состояния, ни в один из этих месяцев они не являются доминирующими, хотя в мае-июле их встречаемость составляет 39%, а в августе и в сентябре немногим ниже 30%. Данная группа отмечается как при макротермальных условиях, так и при мегатермальных. Первые наиболее часто представлены в мае-июне, вторые — в июле и августе. Семиаридные состояния, по сравнению с семигумидными, более лабильны, и, несмотря на меньшую представленность в годовом спектре (14%), их доля в летний период довольно существенно изменяется. Так, минимально они представлены в июне (16%), а максимально — в августе (52%), то есть в данном месяце это господствующая группа. Также как и в случае семигумидных состояний, макротермальные условия более характерны в мае-июне, а мегатермальные — в июле и августе. Переходные состояния абсолютно господствуют лишь в разгар весеннего и осеннего сезонов, но осень длится несколько больше весны — доля соответствующих стексов составляет 14 и 11%. Как осенью, так и весной основная часть стексов приходится на мезотермальные, тогда как на долю микротермальных приходится 5-6%. Как весной, так и осенью отмечаются довольно значительные колебания условий увлажнения. В разгар весны на гумидные условия приходится 48%, а осенью лишь 39%, то есть преобладают состояния, обусловленные недостатком влаги.

Бесснежные состояния холодного периода отмечаются с ноября по март, и, отличие от других ландшафтов, представлены также в календарные зимние месяцы, хотя носят в это время циркуляционный характер. Их максимум приходится на март и ноябрь, однако ни в один из этих месяцев они не доминируют. Доля данной группы в годовом спектре составляет 9%. Гумидные состояния имеют встречаемость в годовом спектре 8% и отмечаются на всего протяжении летнего периода. В это время их доля существенно меняется: от 13-16% в мае и августе до 39% в июне, тогда как в сентябре они являются циркуляционными. Данная группа представлена 2 структурными стексами, отличающимися термическими условиями. Как и в случае семигумидных и семиаридных стексов, макротермальные условия более характерны для первой половины лета, а мегатермальные — для второй. Криотермальные состояния составляют в годовом спектре 4% и отмечаются исключительно в зимние месяцы. Несмотря на небольшую долю в годовом спектре, их присутствие в зимнее время носят скорее обязательных характер, чем случайный (циркуляционный). Аридные состояния имеют минимальную встречаемость в годовом спектре — 3%, однако циркуляционный характер носят в июне, когда на их долю приходится 6%;

в остальные месяцы на их долю приходится соответственно 10-13%. За редким исключением данные состояния характеризуются мегатермальными условиями. В целом с точки зрения условий увлажнения, стексы ранжируют следующим образом: семигумидные — 20%, семиаридные — 18%, гумидные — 11%, аридные — 4%, то есть отмечается преобладание условий недостаточного увлажнения. Структура сезонов Зима в данном ландшафте отмечается в календарные сроки и представлена как типичными состояниями (нивальными и криотермальными), так и бесснежными состояниями холодного периода. Основной группой состояний является нивальная, которая доминирует во все зимние месяцы. На долю криотермальных состояний приходится по 13% в январе и феврале и 23% в декабре. На долю бесснежных состояний холодного периода приходится от 3% в декабре и январе до 13% в феврале, то есть данная группа в конце зимы является структурной. Нивальные состояния представлены 4 стексами. Наиболее типичным является криотермальный стекс стабилизации нивальной структуры, однако доминирующим он является лишь в январе, а в остальные месяцы лишь преобладает. Субнивальный стекс наиболее широко представлен в декабре, когда на его долю приходится 29%, в остальные месяцы его доля ниже. Стексы, связанные с фазой типичной зимы, более типичны в феврале, когда на их долю приходится 23%, тогда как в декабре они являются циркуляционными. Фаза суровой зимы в данном ландшафте может отмечаться лишь январе, но она носит исключительно циркуляционный характер. Криотермальные состояния в данном ландшафте связаны исключительно с зимой, и в другие сезоны не отмечаются. Во все месяцы они относятся к группе структурных стексов. Весна начинается в конце первой декады марта и длится до начала мая. В это время происходит смена нанотермальных стексов микро- и мезотермальными. Разгар весны отмечается в апреле, когда абсолютно господствуют состояния создания и усложнения фитогенной структуры, завершающиеся в самом начале мая. Доля микротермальных условий весеннего периода в годовом спектре достигает 5%, тогда как мезотермальных — 7%. Что касается условий увлажнения, то на долю гумидных стексов приходится 7%, семигумидных — 3%, а семиаридных — 2%, но заключительная фаза весны протекает при некотором дефиците влаги. Аридные состояния в этот сезон отсутствуют. Лето начинается в середине первой декады мая (90% летних состояний) и длится до середины третьей декады сентября (81%). В целом на лет ние состояния в данном ландшафте приходится 40% спектра, то есть это наиболее длительный сезон, который характеризуется значительным разнообразием стексов (не менее 8). Наиболее широко представлены семигумидные и семиаридные группы состояний, менее широко — гумидные и довольно редко — аридные. То есть лето в данных ландшафтах протекает в условиях недостаточного увлажнения. Что касается температурных условий, то в первую половину лета преобладают макротермальные стексы, а во вторую — мегатермальные. Осень начинается во второй декаде сентября, когда температуры опускаются ниже +15°, а активная фаза упрощения и разрушения фитогенной структуры длится до середины ноября, когда температура воздуха опускается ниже +5°, и устанавливаются бесснежные состояния холодного периода. Эти стексы далее отмечаются и в зимний период, поэтому имеются сложности их отнесения к тому или иному сезону. Осенью, в первую фазу, как и летом, преобладают семигумидные и семиаридные состояния. Далее они сменяются микротермальными гумидными стексами. Структура месяцев Январь характеризуется 3 группами состояний: нивальными, криотермальными и бесснежными холодного периода. Первые две группы являются типичными зимними состояниями, протекающими при температурах ниже 0°, третья группа связана с циркуляционными процессами. Нивальные стексы в январе доминируют: их доля составляет в общей сложности 84%. Доминирующим является стекс, связанный с фазой традиционной зимы (55%). Стекс, характерный для фазы типичной зимы также является структурным, поскольку на его долю приходится 10%, тогда как стекс, связанный с фазой суровой зимы, отмечается лишь в январе и является циркуляционным. На долю субнивального стекса приходится в январе 13%, как и на долю криотермального, что позволяет относить их к структурным.

Февраль, как январь, характеризуется тем же набором групп состояний, отличаясь от него их соотношением. Так, на долю типичных зимних состояний приходится 87%, тогда как на долю бесснежных состояний холодного периода приходится 13%. В этом месяце не отмечается таких температурных контрастов, как в январе, однако увеличивается доля нивальных стексов, связанных с фазой типичной зимы (23%), а также субнивальных (19%). Доля криотермальных криогенных стексов и нанотермальных стексов стабилизации постфитогенной структуры составляет 13%. То есть все 5 стексов являются структурными, при этом выявляются не столько доминирующие, сколько преобладающие стексы. Март характеризуется большой пестротой состояний: отмечаются нивальные (26%), бесснежные холодного периода (48%) и типичные весенние (26%). Последние две группы можно отнести к весенним. Что касается нивальных стексов, то среди них преобладает субнивальный. Апрель характеризуется наличием только одной группы состояний, которая, однако, протекает в разных термических режимах и условиях увлажнения. Микротермальные гумидные стексы создания и усложнения фитогенной структуры имеют встречаемость 32%, а в совокупности с мезотермальными (413) — 48%. На долю мезотермальных семигумидных состояний приходится 32%, а семиаридных — 19%. То есть для этого месяца характерно преобладание мезотермальных условий и увлажнение, приближающееся к достаточному. Май характеризуется доминирование типичных летних состояний. Доля завершающих весну стексов составляет 10%. Преобладают макротермальные условия, доля которых составляет 86%, мегатермальные стексы носят исключительно циркуляционный характер (3%). В ПТК в целом ощущается недостаток влаги, так как доля гумидных стексов составляет 16%, тогда как семигумидных и семиаридных — по 35%. Общее число встречающихся стексов — 6, из которых 5 являются структурными.

Июнь характеризуется 8 стексами, 6 из которых следует отнести к структурным. Отмечается небольшое преобладание макротермальных условий (58% стексов). Что касается увлажнения, то оно довольно разнообразно: гумидные условия отмечаются в 39%, семигумидные — 39%, семиаридные — 16%, а аридные являются циркуляционными (3%) и отмечаются только при циркуляционных затоках хорошо прогретого воздуха (мегатермальные стексы). То есть, июнь, как и май, можно отнести к периоду с увлажнением, близким к достаточному. Июль характеризуется 6 структурными стексами. Преобладают мегатермальные условия, к которым относится 84% стексов. Характер увлажнения, по сравнению с июнем, также меняется. Доля гумидных стексов составляет 19%, семигумидных — 39%, семиаридных — 26% и аридных — 13%. То есть дефицит влаги является наиболее существенным фактором, определяющим процессы, протекающие в ПТК. С учетом преобладания температур воздуха выше +22°, процессы биофункционирования замедляются. Август характеризуется 7 стексами, 6 из которых являются структурными, а макротермальный гумидный летней стабилизации фитогенной структуры (512) — циркуляционным. Термические условия преимущественно мегатермальные (81% стексов). Встречаемость стексов с точки зрения условий увлажнения следующая: гумидные — 13%, семигумидные — 25%, семиаридные — 49%, аридные — 10%, то есть отмечается явный дефицит влаги в ПТК. Сентябрь является в большей степени летним месяцем, поскольку встречаемость соответствующих состояний составляет 80%. В целом наблюдается 7 стексов, 5 из которых являются структурными. Макротермальные стексы завершают летний сезон. Преобладают засушливые условия: встречаемость аридных стексов составляет 10%, семиаридных — 32%, семигумидных — 35% при почти полном отсутствии гумидных (3%). Осенние (мезотермальные) стексы протекают при большем увлажнении:

гумидные и семигумидные стексы составляют 10% и 6% соответственно, семиаридные носят циркуляционный характер. Октябрь является типичным осенним месяцем — абсолютно господствуют процессы упрощения и разрушения фитогенной структуры. В термическом отношении преобладают мезотермальные условия — 71%. Условия увлажнение более контрастны: на долю гумидных стексов приходится 39%, семигумидных — 23%, семиаридных — 32%, аридных — 6%, то есть опять же ощущается некоторый дефицит влаги. Ноябрь завершает осенний период и характеризуется довольно контрастными термическими условиями. Так, доля состояний, завершающих годовой цикл развития растительности составляет 48%, бесснежные состояния холодного периода (по термическим условия данного месяца, безусловно, являющиеся осенними) имеют встречаемость 35%, то есть более 80% состояний ноября являются осенними. На долю типичных зимних состояний — нивальных, приходится 16%, при этом субнивальные стексы являются циркуляционными. Таким образом, из 4 стексов 3 являются структурными. Декабрь представлен 3 группами стексов, но бесснежные состояния холодного периода носят исключительно циркуляционный характер, поскольку их доля составляет 3%. Такой же характер носит стекс, связанный с фазой типичной зимы. Остальные стексы относятся к структурным, но ни один из них не является доминирующим. При господстве криотермальных нивальных стексов (42%), широко представлены как субнивальный (29%), так и криотермальный криогенный стекс (23%). 3.4. Сезонная динамика предгорных степных и лесостепных ландшафтов Большого Кавказа При характеристике сезонной динамики ландшафтов провинции предгорных степных и лесостепных ландшафтов Ставропольского края использовались данные метеостанций «Невинномысск». Встречаемость групп состояний и конкретных стексов ПТК данных ландшафтов иллюстрирует таблица 3.7. Зональные ПТК — разнотравно-дерновинно-злаковые степи на черноземах обыкновенных. Таблица 3.7 Группы состояний и стексы ПТК разнотравно-дерновинно-злаковых степей на черноземах обыкновенных 123 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Год H 81 87 29 0 00000 0 13 97 151 152 153 254 65 13 3 0 55 13 0 19 6 0 0 23 0 0 0 0 0 0 0 0 48 0 0 33 6 0 0 0 0 81 6 0 0 0 0 23 13 0 0 0 0 42 13 0 0 0 0 32 0 0 0 0 0 3 0 0 10 74 0 0 23 17 2 0 G 512 0 0 0 0 19 0 0 0 32 58 48 87 35 55 32 0 0 0 0 0 19 U+ 313 413 0 0 0 0 19 100 0 0 0 0 0 0 0 6 16 3 0 0 0 0 16 10 3 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0 4 8 U414 424 434 444 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 26 100 0 0 0 0 2 2 1 0 Z 0 13 0 10 0 13 23 0 0 23 3 13 0 26 0 16 GS 522 0 0 0 0 13 10 35 26 26 0 0 0 0 7 S 532 0 0 0 0 3 19 19 16 0 0 0 3 K A 542 0 0 0 0 0 0 3 0 0 0 0 0 0 Нивальные состояния являются наиболее широко представленными в сезонной структуре данных ландшафтов, так как их доля достигает 26%. Они могут отмечаться на протяжении 5 месяцев, с ноября по март, но никогда не продолжаются более 4. На протяжении всех календарных зимних месяцев их доля не опускается ниже 80%, а в смежные месяцы доходит до 30%. Основная часть данной группы состояний представлена криотермальным нивальным стексом зимней стабилизации структуры, доля которого в годовом спектре составляет 17%, при этом в календарные зимние месяцы он является доминирующим. Широко представлен также субнивальный стекс, годовая встречаемость которого составляет 7%, хотя в январе он не отмечается. К структурным относится также стекс, связанный с фазой типичной зимы, так как его доля в январе и феврале составляет 13%. Исключительно циркуляционным является стекс, связанный с фазой суровой зимы. Гумидные состояния являются наиболее часто встречающимися среди летних, на их долю в годовом спектре приходится 22%. Они представлены 2 стексами, отличающимися термическими условиями: доля макротермальных составляет 19%, мегатермальных — 3%. Максимальная длительность этих стексов 5 месяцев, с мая по сентябрь. Доминируют эти состояния в июне, когда на их долю приходится 87%, тогда как в остальные месяцы они являются преобладающими, поскольку их доля колеблется от 32 до 55%. Переходные (демисезонные) состояния отмечаются на протяжении соответствующих календарных месяцев, однако весна длится несколько дольше, чем осень. На долю весенних состояний в годовом спектре приходится 13%. Они начинаются в марте, когда устанавливается микротермальный гумидный стекс создания фитогенной структуры, продолжающийся также и в апреле. В годовом спектре его доля составляет 4%. Однако доминирующим весенним стексом является мезотермальный гумидный весеннего усложнения фитогенной структуры: его доля в годовом спектре составляет 8%, и в апреле он является доминирующим. В случае сокращения осадков он может смениться мезотермальным семигумидным стексом, доля кото рого в годовом спектре составляет 1%, а в мае он носит циркуляционный характер. С точки зрения термических условий весной преобладают мезотермальные стексы. Условия увлажнения весной можно оценить как гумидные, так как доля соответствующих состояний достигает 12%. Осень, как и весна, длится на протяжении 3 месяцев, однако на долю типичных осенних состояний в сентябре приходится всего лишь 26%, а в ноябре — 23%. Отличительной особенностью данной группы является наличие всех возможных стексов по условиям увлажнения. В первую фазу осени, при которой основными являются мезотермальные стексы. Гумидные и, отчасти, семигумидные стексы являются структурными, тогда как остальные носят циркуляционный характер. Следующая фаза осени наиболее длительная и монотонная, поскольку на долю микротермального гумидного стекса в годовом спектре приходится 8%, и он является господствующим в октябре. В целом осенью происходит довольно быстрый переход от мезотермальных условий к микротермальным, которые затем длятся довольно долго. Что касается условий увлажнения, то, несмотря на широкое участие всех стексов, в целом преобладают условия достаточного увлажнения, так как на долю гумидных стексов приходится 10%. Бесснежные состояния холодного периода отмечаются с ноября по март, но полностью выпадают в январе. Их доля в годовом спектре достигает 10%, в ноябре они являются доминирующими, а в марте — преобладающими. В остальные месяцы они связаны с циркуляционными процессами. Семигумидные состояния входят в группу летних состояний, а на их долю в годовом спектре приходится 9%. Они отмечаются с мая по сентябрь, при этом в первую фазу лета их встречаемость составляет 10-15%, а во вторую — 25-35%. Преобладают макротермальные условия, на долю которых приходится 7% в годовом спектре, мегатермальные условия более характерны в июле месяцы, в августе они носят циркуляционный характер.

Семиаридные состояния, также как и семигумидные, относятся к состояниям летнего сезона, но они имеют меньшую долю в годовом спектре (5%) и меньшую длительность — с июня по сентябрь. В июне они носят исключительно циркуляционный характер, а в остальные месяцы их доля стабильна и приближается к 20%. Они представлены двумя стексами: несколько преобладают макротермальные условия, однако в августе абсолютно господствуют мегатермальные. Криотермальные и аридные группы состояния наименее узко представлены в годовом спектре: на долю первых приходится 2%, вторых — 1%. Криотермальные стексы могут отмечаться с января по март, при этом их доля в январе достигает 19%, то есть их участие во временной структуре данных ландшафтов довольно существенно. В остальные месяцы они являются циркуляционными. Аридные стексы отмечаются лишь в июле, когда их доля достигает 10%, что также, несмотря на крайне низкую долю в годовом спектре, позволяет их отнести к структурным. То есть, летняя засуха, несмотря на ее краткость, является одним из этапов годового цикла данного ландшафта, но термические условия могут несколько отличаться: чаще встречаются мегатермальные стексы. В целом в данном ландшафте в период активной вегетации условия увлажнения ранжируются следующим образом: гумидные — 31% (летние — 21%), семигумидные — 12% (летние — 9%), семиаридные — 6%, аридные — 1%, то есть в целом преобладают условия увлажнения, близкие к достаточным. Интересно отметить их некоторый временной сдвиг с весны на осень. Структура сезонов Зима в данном ландшафте доминирует в календарные сроки, при этом доля типичных состояний во все месяцы составляет не менее 90% при абсолютном господстве в январе. В смежные месяцы встречаемость зимних состояний колеблется от 13% в ноябре до 32% в марте.

Основной группой зимних состояний является нивальная. Доля типичного стекса этой группы — криотермального нивального зимней стабилизации — составляет 17% в годовом спектре, при этом во все зимние месяцы он является доминирующим, а в смежные месяцы — циркуляционным. Субнивальный стекс, на долю которого приходится 7% в годовом спектре, наоборот, более характерен для начальной и конечной стадии зимы, тогда как в январе он полностью отсутствует. Структурным является также стекс, связанный с фазой типичной зимы, поскольку на его долю в январе и феврале приходится 13%. Исключительно в связи с циркуляционными условиями отмечается фаза суровой зимы. Типичным зимним стексом также является криотермальный криогенный, хотя к структурным он относится лишь в январе. Бесснежные состояния холодного периода, как и субнивальные, отмечаются преимущественно в смежные с зимой месяцы, а в календарные сроки носят циркуляционный характер. Таким образом, зимние условия можно охарактеризовать как относительно благоприятные для перезимовки биоты. Однако пространственное распределение снежного покрова носит сложный характер. Кроме того, положение в зоне ветрового коридора приводит к процессам перевевания и переотложения снега, с чем, очевидно, и связано наличие разнообразных в физиономическом отношении ПТК: лесных, кустарниковых и травянистых. Весна начинается во второй половине марта и длится до середины мая. В начальную фазу, в марте доля бесснежных состояний холодного периода достигает 48%. Собственно весенние состояния создания и усложнения фитогенной структуры также начинаются в марте и продолжаются в апреле. Доля микротермального гумидного стекса создания фитогенной структуры составляет 4% в годовом спектре. Далее данный стекс сменяется мезотермальными, среди которых доминирует гумидный — его доля в годовом спектре составляет 8%, а в апреле он доминирует. Мезотермаль ный семигумидный стекс усложнения фитогенной структуры отмечается реже — 1% в годовом спектре, при этом в апреле он является структурным, а в мае — циркуляционным. В целом весной преобладают гумидные условия. Лето является самым продолжительным сезоном и характеризуется наибольшим разнообразием групп состояний. Преобладают гумидные условия, на долю которых приходится 22% в годовом спектре состояний. Тем не менее, данная группа состояний является господствующей лишь в июне, когда на нее приходится 87%. Во все летние месяцы доля макротермальных стексов этой группы существенно выше доли мегатермальных (19 и 3% соответственно). В июне доминирующим стексом является макротермальный гумидный, а в августе и сентябре он является преобладающим. Вторая по встречаемости группа состояний — семигумидные, отмечается в те же месяцы, что и гумидные;

среди них также преобладают макротермальные стексы, тогда как мегатермальные структурными являются в июле и циркуляционными в августе. Семиаридные состояния при годовой встречаемости 5% в мае носят циркуляционный характер;

в этой группе отмечается примерное равное соотношение между макро - и мегатермальными стексами. Аридные состояния представлены лишь в июле, но относятся к группе структурных, так как их доля составляет 10% с преобладанием мегатермальных стексов. В целом для лета характерен некоторый дефицит влаги, который сказывается на процессах биологического функционирования. Осень начинается в третьей декаде сентября, а активная ее фаза длится до 1 декады ноября, когда протекают процессы упрощения и разрушения фитогенной структуры. Далее ПТК переходят в бесснежные состояния холодного периода, на долю которых в ноябре приходится 65%. Типичным осенним месяцем является октябрь, в течение которого не отмечается никаких других групп состояний. Наиболее характерным осенним стексом является микротермальный гумидный осеннего упрощения и разрушения фитогенной структуры, на долю которого в годовом спектре приходится 8%, при этом в октябре он преобладает. Периоды с некоторым дефицитом влаги в данных ландшафтах довольно короткие: встречаемость семигумидных и семиаридных условий не превышает 3%, то есть осень протекает в условиях достаточного увлажнения. Таким образом, временная структура данного ландшафта характеризуется преобладанием состояний летнего сезона, во время которого отмечаются значительные колебания увлажнения, довольно мягкой зимой и быстрым переходом от лета к зиме и от зимы к лету. Структура месяцев Январь является месяцем с абсолютным господством типичных зимних состояний — нивальных и криотермальных, объединяющих 4 стекса, при этом 3 из них являются структурными. Доминирующим является криотермальный стекс зимней стабилизации нивальной структуры. Довольно высока доля криотермального криогенного стекса (19%), а также стекса, связанного с фазой типичной зимы (13%). Циркуляционным является стекс, характерный для фазы суровой зимы. Январь, таким образом, является наиболее суровым зимним месяцем, так как вообще не представлены субнивальные и нанотермальные гумидные стексы зимней стабилизации постфитогенной структуры. Февраль также является типичным зимним месяцем, но при этом увеличивается разнообразие групп состояний и набор стексов. К структурным относятся только стексы нивальной группы состояний, тогда как криотермальные криогенные и нанотермальные гумидные зимней стабилизации постфитогенной структуры являются циркуляционными. Среди нивальных преобладает стекс, связанный с фазой традиционной зимы — криотермальный нивальный (55%), далее следует субнивальный (19%) и стекс, связанный с фазой типичной зимы (13%). Но в целом процессы, связанные с трансформацией снежной толщи в феврале получают более широкое развитие, чем в январе.

Март характеризуется 4 группами состояний, объединяющих 5 стексов, при этом 3 из них являются структурными. Тем не менее, ни одна из этих групп не является доминирующей. Преобладают бесснежные состояния холодного периода, на долю которых приходится 48%. Довольно широко представлены также нивальные стексы — 29%, при этом традиционной зимний стекс является циркуляционным, также как и криотермальный криогенный, а к структурным относится субнивальный стекс, так как его доля составляет 23%. На долю собственно весенних состояний приходится лишь 19%, они представлены микротермальным гумидным стексом создания фитогенной структуры. В этой связи март следует отнести к месяцу биологического покоя. Апрель является абсолютно типичным весенним месяцем. В это время заканчивается процесс создания фитогенной структуры, связанный с микротермальным гумидным стексом, и начинается ее усложнение. Доминирует мезотермальный гумидный стекс, на долю которого приходится 58%, при уменьшении осадков он может переходить в семигумидный, встречаемость которого 10%. То есть, в целом преобладают довольно монотонные гумидные условия, а все 3 стекса относятся к структурным. Май по доминирующим состояниям относится к летнему месяцу, поскольку на их долю приходится 61%. Последняя фаза весны протекает преимущественно в гумидных условиях: доля мезотермального гумидного стекса составляет 33%, а семигумидного —6%. Первая фаза лета протекает в условиях достаточного увлажнения, так как на долю макротермального гумидного стекса летней стабилизации фитогенной структуры приходится 48%, и он является преобладающим. Тем не менее, аналогичный семигумидный стекс также относится к структурным, поскольку его встречаемость составляет 13%. То есть, из 4 стексов 3 являются структурными. Июнь характеризуется 4 стексами, 2 из которых связаны преимущественно с циркуляционными процессами. Господствующим является макротермальный гумидный стекс летней стабилизации фитогенной структу ры, на долю которого приходится 81%. С учетом аналогичных мегатермальных стексов, которые являются преимущественно циркуляционными, доля гумидных состояний стексов в июне достигает 87%. Семигумидные состояния, представленные макротермальным стексом, относятся к структурным (10%), тогда как семиаридные носят исключительно циркуляционный характер. Июль характеризуется большим разнообразием стексов: из 7 отмечающихся стексов 5 следует отнести к структурным. Отмечается разнообразие как термических условий, так и условий увлажнения. Доля макротермальных состояний составляет 45%, а мегатермальных — 55%. Что касается условий увлажнения, то картина следующая. Доля гумидных состояний составляет 41%, макротермальный гумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры является преобладающим, но и его мегатермальный аналог входит в группу структурных. Доля семигумидных состояний достигает 26% при близком соотношении макротермальных и мегатермальных условий. Доля семиаридных состояний составляет 19% при абсолютном господстве мегатермальных условий. Аридные состояния относятся к структурным, тогда как термические условия, при которых они протекают, нестабильны, тем не менее, мегатермальные условия отмечаются чаще, чем макротермальные. В целом можно отметить, что в данном месяце влага становится лимитирующим фактором для процессов биологического функционирования, протекающих в ПТК. Август характеризуется полным отсутствием аридных состояний, а другие летние состояния представлены 6 стексами, 4 из которых являются структурными. Преобладают макротермальные стексы, на долю которых приходится 78%. По условиям увлажнения стексы ранжируются следующим образом: гумидные — 55%, при этом макротермальный гумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры, на долю которого приходится 42%, является преобладающим;

семигумидные — 26%;

семиарид ные — 16%. В последних двух группах макротермальные стексы являются структурными, а мегатермальные — циркуляционными. Сентябрь по преобладающим группам состояний является еще летним месяцем, поскольку на их долю приходится 74%. Они представлены исключительно макротермальными условиями, при этом гумидные стексы преобладают над семигумидными (32 и 26% соответственно), а на долю семиаридных стексов приходится 16%. Примерно в середине третьей декады сентября происходит снижение температуры и устанавливаются осенние мезотермальные стексы, опять же с преобладанием гумидных стексов, тогда как другие стексы связаны с циркуляционными процессами. В целом отмечается 6 стексов, 4 из которых относятся к структурным, многолетний стекс опять же не совпадает с преобладающим. Октябрь характеризуется 5 стексами, 3 из которых относятся к структурным. Для первой половины месяца типичны мезотермальные условия с увлажнением, близким к достаточному (долю гумидных и семигумидных стексов составляет соответственно 16 и 10%), семиаридные и аридные условия связаны лишь с циркуляционными факторами. На долю микротермальных гумидных стексов разрушения фитогенной структуры приходится 68%, то есть они являются доминирующими. Ноябрь завершает процессы упрощения и разрушения фитогенной структуры. Микротермальный гумидный стекс, на долю которого приходится 23%, сменяется бесснежными состояниями холодного периода, встречаемость которых достигает 65%, то есть они являются доминирующими. На долю нивальных состояний приходится 13%, при этом субнивальные стексы относятся к структурным, а криотермальные нивальные — к циркуляционным. Из 4 стексов, таким образом, 3 являются структурными. Декабрь по набору стексов относится к зимнему сезону: почти абсолютно господствуют нивальные стексы, на долю которых приходится 97%. Среди них доминирующим стексом является криотермальный нивальный зимней стабилизации структуры, встречаемость которого составляет 74%. Структурным также является субнивальный стекс, а бесснежные состояния холодного периода носят исключительно циркуляционный характер. 3.5. Сезонная динамика среднегорных ландшафтов лесостепей и остепненных лугов Большого Кавказа Встречаемость групп состояний и конкретных стексов ПТК среднегорных ландшафтов лесостепей и остепненных лугов, рассчитанную на основе данных опорной метеостанции «Кисловодск», иллюстрирует таблица 3.8. Зональные ПТК — луговая степь среди лесостепи на типичных выщелоченных предгорных и горных черноземах. Нивальные состояния наиболее широко представлены в годовом спектре — 25%. Они, как и в остальных ландшафтах Ставропольского края, отмечаются на протяжении 5 месяцев — с ноября по март, при этом на протяжении 4 месяцев являются доминирующими. Характерным является криотермальный стекс зимней стабилизации нивальной структуры, доля которого в годовом спектре составляет 13%. Он доминирует в декабре, являясь в остальные зимние месяцы преобладающим. Довольно широко представлен субнивальный стекс — 10% в годовом спектре, при этом в марте он является доминирующим. Структурным также является стекс, связанный с фазой типичной зимы, тогда как стекс, характерный для фазы суровой зимы, является исключительно циркуляционным. Переходные (демисезонные) состояния отмечаются на протяжении соответствующих календарных месяцев, однако осень длится несколько дольше, чем весна. Доля весенних состояний в годовом спектре достигает 18%. Они начинаются в апреле, при этом микротермальный гумидный стекс создания фитогенной структуры является доминирующим и отмечается исключительно в данном месяце. Структурным также является мезотермальный гумидный стекс усложнения фитогенной структуры, а циркуляционным — семиаридный. Заключительная фаза весны связана с мезотермальным гумидным стексом усложнения фитогенной структуры, который почти абсолютно господствует в мае (94%), и завершает весну в июне. В целом для весны характерны хорошо выраженные условия достаточного увлажнения. Таблица 3.8 Группы состояний и стексы ПТК луговой степи среди лесостепи на типичных выщелоченных предгорных и горных черноземах H 151 152 153 123 65 65 45 6 3 10 35 13 0 16 13 0 0 4 0 0 0 5 0 0 0 6 0 0 0 7 0 0 0 8 0 0 0 9 0 0 0 0 58 29 6 10 0 0 0 0 3 6 6 11 12 Год 29 74 10 0 0 19 0 0 0 23 58 3 0 13 13 2 0 U414 424 434 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 68 26 0 0 0 0 0 94 0 0 0 0 0 19 0 68 0 0 0 0 0 0 100 100 0 0 0 5 3 1 U+ 313 413 0 0 0 0 0 0 100 100 0 0 0 62 0 0 0 58 0 0 0 0 0 0 0 0 6 12 G 512 0 0 0 0 0 0 0 68 68 61 0 0 0 0 15 K 35 29 Z 0 6 0 19 0 10 0 20 3 13 GS 522 0 0 0 0 0 10 19 23 0 0 0 0 0 4 S 532 0 0 0 0 0 13 0 0 0 0 2 Осень, как и весна, длится на протяжении 3 месяцев, при этом на протяжении сентября и октября типичные осенние состояния абсолютно господствуют, а в ноябре на их долю приходится 23%. В сентябре доминирующим стексом является мезотермальный гумидный упрощения фито генной структуры (58%), тогда как в октябре его следует относить к циркуляционному. Встречаемость мезотермального семигумидного стекса достигает 29%, а семиаридный носит преимущественно циркуляционный характер. Все перечисленные стексы в октябре носят эпизодический характер, а доминирующим является микротермальный гумидный, доля которого составляет 84%. Данный стекс является также структурным в ноябре, тогда как в декабре носит исключительно циркуляционный характер. Гумидные состояния имеют долю в годовом спектре 16%, отмечаются исключительно в календарные месяцы и являются все это время доминирующими. Макротермальный гумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры является структурным, тогда как его мегатермальный аналог — циркуляционным. Доля криотермальных состояний достигает в данных ландшафтах максимума среди всех остальных ландшафтов Ставропольского края — 8% в годовом спектре. Данный стекс является структурным во все зимние месяцы, тогда как в ноябре и марте он обусловлен исключительно циркуляционными факторами. Бесснежные состояния холодного периода отмечаются с ноября по март, полностью выпадая в январе. Однако в ноябре они являются преобладающими, в марте встречаются почти вдвое реже, чем нивальные. В остальные месяцы они носят циркуляционный характер. Семигумидные состояния наблюдаются в календарные летние месяцы, а их доля в годовом спектре составляет 4%. Их участие возрастает с 10% в июне до 23% в августе. Макротермальный семигумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры является структурным в июле и августе, а в июне и августе носит исключительно циркуляционный характер. Семиаридные состояния представлены в годовом спектре наименьшей долей — 3%, тем не менее, они отмечаются во все летние месяцы, но в июне носят исключительно циркуляционный характер.

В целом с точки зрения условий увлажнения, стексы ранжируют следующим образом: гумидные — 33%, семигумидные — 8%, семиаридные — 4%, то есть в данном ландшафте отмечается существенное преобладание гумидных условий над семигумидыми и семиаридными. Структура месяцев Январь характеризуется абсолютным господством типичных зимних состояний — нивальных и криотермальных, но при этом ни один из 5 встречающихся стексов не является доминирующим. Преобладает криотермальный стекс зимней стабилизации нивальной структуры (45%), максимальна по сравнению с другими ландшафтами встречаемость криотермального криогенного стекса (35%), структурным также является субнивальный стекс. Стексы, связанные с фазами типичной и суровой зимы, являются циркуляционными. В феврале, наряду с нивальными и криотермальными состояниями, появляются также бесснежные состояния холодного периода, носящие преимущественно эпизодичный характер. Как и в январе, доминирующий стекс отсутствует, а преобладающими является криотермальный нивальный (35%) и криотермальный криогенный (29%). Структурными являются также стекс, связанный с фазой типичной зимы и субнивальный, встречаемость которых составляет 13 и 16% соответственно. То есть, все отмечающиеся стексы являются структурными, поэтому февральские условия можно охарактеризовать как очень контрастные и в целом неблагоприятные для биоты. В марте доминируют нивальные состояния, доля которых достигает 65%, но доминирующим стексом является субнивальный (52%), хотя криотермальный нивальный также следует отнести к структурным (13%). Криотермальные состояния носят исключительно циркуляционный характер, а встречаемость бесснежных состояний холодного периода достигает 32%.

Апрель по набору состояний является абсолютно типичным весенним месяцем, когда основным процессом является создание фитогенной структуры, протекающее при микротермальных условиях. Ее усложнение проходит в гумидных условиях, а семигумидные стексы являются преимущественно циркуляционными. В мае отмечается почти абсолютное господство мезотермального гумидного стекса весеннего усложнения фитогенной структуры, на долю которого приходится 94%, тогда как аналогичный семигумидный стекс встречается эпизодически. В июне происходит завершение формирования фитогенной структуры, которое протекает исключительно в гумидных условиях, и переход ее в стадию стабилизации. Доминирующим в это время является макротермальный гумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры, встречаемость которого составляет 68%. Что касается семигумидной и семиаридной групп состояний, то первая является структурной, но собственно стексы, как и семиаридные носят циркуляционный характер. То есть, из 4 встречающихся стексов лишь 2 являются структурными. Июль характеризуется доминированием гумидных состояний, представленных в подавляющем большинстве случаев макротермальным гумидным стексом, встречаемость которого составляет 62%. Структурными являются также макротермальные семигумидные и семиаридные стексы, встречаемость которых составляет 19 и 10% соответственно. Мегатермальные стексы являются циркуляционными. То есть, из 5 отмечающихся стексов 3 относятся к структурным. Август характеризуется тем же набором групп состояний и примерно тем же их соотношением, что и в июле: доминируют макротермальные гумидные стексы (58%), далее следуют макротермальные семигумидные (19%) и семиаридные (16%). Как и в июле, мегатермальные стексы являются циркуляционными.

Сентябрь по преобладающей группе состояний относится к осеннему месяцу: при абсолютном господстве переходных состояний доминирующим стексом является мезотермальный гумидный осеннего упрощения фитогенной структуры, доля которого составляет 58%. Структурным является также аналогичный семигумидный стекс, встречаемость которого составляет 29%, тогда как мезотермальный семиаридный и микротермальный гумидный стексы носят исключительно циркуляционный характер. Октябрь, как и сентябрь, является исключительно осенним месяцем, при этом на долю микротермального гумидного стекса разрушения фитогенной структуры приходится 84%. В результате мезотермальные стексы являются преимущественно циркуляционными. Ноябрь характеризуется отсутствием доминирующей группы состояний, но преобладают бесснежные состояния холодного периода (45%). Соответствующему стексу предшествует микротермальный гумидный разрушения фитогенной структуры, доля которого составляет 23%. Далее в ПТК могут отмечаться нивальные состояния, являющиеся структурными, с преобладанием субнивального стекса. Криотермальные стексы носят циркуляционный характер. То есть, из 5 стексов 4 являются структурными. В декабре отмечается тот же набор состояний, что и в ноябре, но изменяется их соотношение. Так, доминирующей группой является нивальная, в которой на долю криотермального криогенного стекса приходится 58%, а субнивального — 13%. Структурным является также криотермальный криогенный стекс (19%), тогда как нанотермальный гумидный зимний стабилизации постфитогенной структуры и стекс, связанный с фазой типчной зимы, относятся к циркуляционным. Таким образом, временная структура ПТК данных ландшафтов характеризуется наличием явно выраженной группы гумидных состояний и соответствующего конкретного стекса летом;

более длительным, по сравнению с другими ландшафтами, переходного сезона и наиболее продолжительной зимой. При этом зимой относительно устойчивый снежный по кров отмечается лишь в декабре, тогда как в остальные месяцы типичные зимние стексы не являются доминирующими, а встречаемость криотермального криогенного стекса зачастую сопоставима с долей нивальных. Последние факторы, в сочетании с котловинностью, приводят к тому, что условия перезимовки биоты довольно неблагоприятные, поскольку отмечается довольно продолжительная зимняя засуха.

ГЛАВА 4. ОЦЕНКА СЕЗОННОЙ ДИНАМИКИ ЛАНДШАФТОВ ЛАНДШФАТОВ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В настоящее время, как уже отмечалось, подавляющее большинство территории Ставропольского края занята пахотными угодьями, где основной сельскохозяйственной культурой является озимая пшеница. Отличительной особенностью климата Ставропольского края является большая вариабельность температурных и условий увлажнения, что находит свое отражение в довольно сложной временной структуре ландшафтов. Резкие колебания погодных условий ограничивают жизнедеятельность многих видов животных и растений, создают сложности в организации сельскохозяйственного производства. Например, в весенний период возможны заморозки и суховеи, вызывающие повреждение или даже гибель растений;

в августе температуры могут подниматься выше 40° и сопровождаться суховеями;

сухая, тёплая и продолжительная осень ведет к снижению запасов почвенной влаги и может негативно сказываться на вегетации растений, в том числе озимой пшеницы, снижая её сопротивляемость экстремальным климатическим факторам (отрицательные температуры, гололёд и пр.). В этой связи анализ сезонной динамики ландшафтов, основанный на встречаемости групп состояний и стексов дает представление о неблагоприятных для сельскохозяйственных культур условиях (в первую очередь зимних и летних). Как и в случае естественной растительности, продуктивность озимой пшеницы, несмотря на достижения селекции, зачастую зависит, помимо других факторов (вредители, болезни и т.п.), от погодных условий периода зимнего покоя, а также весенних и летних перепадов гидротермического режима. В этой связи, такие группы состояний, как криотермальные, семиаридные и аридные необходимо относить к факторам, неблагоприятно влияющим на урожайность не только пшеницы, но также на урожайность трав на естественных и искусственных пастбищах. В связи с этим ниже будут рассмотрены основные группы состояний и стексы с точки зрения их встречаемости в ландшафтах Ставропольского края на протяжении отдельных месяцев. Отличительной особенностью сезонной динамики ландшафтов Ставропольского края является наличие большого числа групп состояний и стексов, а также отсутствие во многих ландшафтах в зимний и летний сезоны господствующих групп состояний и стексов. Поэтому, например, такие группы состояний, как криотермальные, семиаридные и аридные могут быть отнесены к неблагоприятным с точки зрения их влияния на урожайность озимой пшеницы. Криотермальные криогенные стексы зимой и весной приводят к повреждению всходов. Семиаридные и аридные состояния весной, во время которых возможны засухи, также неблагоприятно влияют на урожайность. Эти же состояния неблагоприятны для созревания урожая летом. Что касается конкретных стексов, то, очевидно, что наиболее неблагоприятными являются мегатермальные их варианты. Поэтому к стексам, негативно влияющим на урожайность сельскохозяйственных культур, мы относим: криотермальный криогенный (111);

нанотермальный гумидный стекс стабилизации постфитогенной структуры (211) — в зимние месяцы;

мезотермальный семиаридный весеннего усложнения фитогенной структуры (433);

мезотермальный аридный весеннего усложнения фитогенной структуры (443);

макротермальный семиаридный летней стабилизации фитогенной структуры (532);

макротермальный аридный летней стабилизации фитогенной структуры (542);

мезотермальный семиаридный осеннего упрощения фитогенной структуры (434);

мезотермальный аридный осеннего упрощения фитогенной структуры (444);

Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в январе иллюстрирует рис.4. Стексы 35 17,5 3,5 111 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.1. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в январе Наибольшая средняя встречаемость критермального криогенного стекса отмечается в среднегорных лесостепных и луговых ландшафтах (35%), далее следуют предгорные степи и лесостепи (19%), полупустыни (15%) и степи (9%). Что касается конкретных ландшафтов, то, например, в в луговой степи с лесными ПТК Ставропольской возвышенности данный стекс вообще не отмечается. В случае некоторого потепления данный стекс может переходить в нанотермальный гумидный стабилизации пост фитогенной структуры, но его встречаемость крайне мала. То есть, зимняя засуха в ландшафтах Ставропольского края в январе отмечается примерно от 1 раза каждые 3-4 года в среднегорных лугостепных и луговых ландшафтах до почти 1 раза каждые 8-10 лет в степных ландшафтах. Наиболее опасно это явление в степных и полупустынных ландшафтах. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в феврале иллюстрирует рис.4. Стексы 26 13 2,6 111 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.2. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в феврале Как и в январе, основную угрозу посевам сельхозкультур представляет критермальный криогенный стекс, встречаемость которого опять же максимальна в среднегорных лесостепных и луговых ландшафтах Большого Кавказа (29%), но далее следуют полупустынные ландшафты (16%), степные (13%), лесостепные (10%) и предгорные степные и лесостепные (6%). То есть, неблагоприятные условия в феврале отмечаются примерно раз в 8-10 лет в полупустынях и степях. Что касается предгорных степей и лесостепей, то в феврале действие этого фактора на биоту существенно снижается. Нанотермальные гумидные стексы стабилизации постфитогенной структуры в феврале связаны с начальной фазой весны, поэтому их не следует относить к неблагоприятным. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в марте иллюстрирует рис.4.3.

Стексы 6 3 0,6 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.3. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в марте Практически единственным неблагоприятным является криотермальный криогенный стекс, встречаемость которого изменяется от 3% в ПТК среднегорных лесостепных и луговых, предгорных степных и лесостепных, степных ландшафтов до 1% в полупустынных. То есть, данный стекс отмечается в марте не чаще 1 раза в 20-30 лет. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в апреле иллюстрирует рис.4.4.

Стексы 29 14,5 2,9 433 443 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.4. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в апреле Неблагоприятными являются мезотермальные семиаридные и аридные стексы весеннего усложнения фитогенной структуры. Максимально они представлены в полупустынных и степных ландшафтах. При этом семиаридные стексы в полупустынных ландшафтах отмечаются примерно 1 раз в 5-6 лет, а в степных — 1 раз в 6-8 лет. Что касается аридных стексов, то они отмечались лишь 1 раз в 30 лет исключительно в полупустынных ландшафтах. Встречаемость семиаридных стексов в лесостепных ландшафтах невелика — 1 раз в 20-30 лет. В ПТК предгорных степных и лесостепных ландшфатов, а также среднегорных лесостепных и луговых данные состояния вообще не отмечаются. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в мае иллюстрирует рис.4.5.

Стексы 51 25,5 5,1 433 532 542 632 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.5. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в мае В ПТК среднегорных лесостепных и луговых, а также в предгорных степных и лесостепных ландшафтов неблагоприятных для развития биоты стексов не отмечается вообще. Основным стексом, который сказывается на урожайности сельскохозяйственных культур в это время года, является макротермальный семиаридный летней стабилизации фитогенной структуры. Его встречаемость максимальна в ПТК полупустынных ландшафтов (20%), далее следуют степные (13%) и лесостепные (9%). То есть, данный стекс отмечается 1 раз в 5 лет в полупустынях, 1 раз в 7-8 лет в степях и 1 раз 8-10 лет в лесостепях и может привести к снижению урожайности. Что касается макротермальных аридных стексов, то они регистрируются не чаще, чем 1 раз в 20-30 лет. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в июне иллюстрирует рис.4.6.

Стексы 22 11 2,2 532 542 632 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.6. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в июне В июне практически во всех ландшафтах Ставропольского края устанавливаются летние состояния, среди которых неблагоприятными являются семиаридные и, особенно, аридные. Эти состояния практически не отмечаются в ландшафтах Большого Кавказа. Что касается равнинных ландшафтов, то максимально семиаридные стексы представлены в ПТК полупустынных ландшафтов (16% семиаридных стексов), в степных несколько меньше (11%), и минимально в лесостепях (не более 5%). Аридные стексы в полупустынных и степных ландшафтах отмечаются 1 раз в 30 лет, а в лесостепных еще реже. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в июле иллюстрирует рис.4.7.

Стексы 51 25,5 5,1 532 542 632 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.7. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в июле В июле во всех ландшафтах Ставропольского края отмечаются летние состояния. Семиаридные и аридные стексы наблюдаются во всех ландшафтах. Максимальное распространение получает мегатермальный семиаридный стекс летней стабилизации фитогенной структуры, который встречается абсолютно во всех ландшафтах, при этом в ПТК полупустынных ландшафтов его доля достигает 29-48%;

в степных — 23-35%, в лесостепных — до 29%, в предгорных степях и лесостепях — 19%, а в среднегорных лесостепных и луговых — 3%. Доля аналогичного аридного стекса существенно ниже, а в ПТК среднегорных лесостепных и луговых он не отмечается вообще. Существенно ниже также доля макротермальных стексов. Некоторый недостаток влаги, таким образом, отмечается практически каждый второй год в полупустынных ландшафтах, каждый третий — в степных и лесостепных, и гораздо реже в остальных ландшафтах. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в августе иллюстрирует рис.4.8.

Стексы 62 31 6,2 532 542 632 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.8. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в августе Набор неблагоприятных для зерновых культур стексов такой же, как и в июле, но изменяется их встречаемость. Мегатермальный семиаридный стекс летней стабилизации фитогенной структуры регистрируется абсолютно во всех ландшафтах. В ПТК полупустынных ландшафтов его доля максимальна и стабильна — 35-39%;

в степных — 10-26%. В луговой степи с лесными ПТК лесостепных ландшафтов он не отмечается вообще, хотя в степных ПТК его доля доходит до 29%. В ПТК предгорных степей и лесостепей, а также в среднегорных лесостепях и лугах на долю данного стекса приходится 3-6%. Доля аналогичного аридного стекса также максимальна в ПТК полупустынных ландшафтов (8%), несколько ниже в степных (6%), а ПТК Большого Кавказа они не представлены вообще. Что касается макротермальных стексов, то их доля максимальна в лесостепях (16%), и близка в ПТК остальных ландшафтов: от 13% в ландшафтах Большого Кавказа до 9-10% в полупустынях и степях. Засушливые условия разной степени выраженности отмечаются в полупустынных ландшафтах, как и в июле, каждый второй год, в степных — каждый третий, в лесостепных — каждый третий-четвертый, и не чаще 1 раза в 5 лет в ПТК Большого Кавказа. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в сентябре иллюстрирует рис.4.9.

Стексы 51 25,5 5,1 532 542 434 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.9. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в сентябре В сентябре мегатермальные стексы не встречаются вообще, а наиболее широко представлены макротермальные. Семиаридный стекс не отмечается лишь в ПТК среднегорных лесостепей и лугов;

в остальных ландшафтах его доля изменяется от 29% в полупустынях до 15-16% в лесостепях. Летние аридные стексы не регистрируются в ПТК Большого Кавказа, а в равнинных ПТК их доля изменяется от 9% в полупустынях до 1% в лесостепях. Сходная картина отмечается для осенних полузасушливых и засушливых стексов. Примерно каждый третий-четвертый годы в полупус тынных и степных ландшафтах отмечаются неблагоприятные условия для накопления влаги в почве. В лесостепных ландшафтах аналогичная картина происходит примерно каждый пятый год, а в среднегорных — 1 раз в 15 лет. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в октябре иллюстрирует рис.4.10.

Стексы 38 19 3,8 434 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.10. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в октябре В октябре неблагоприятными являются мезотермальные стексы, которые отмечаются во всех ландшафтах Ставропольского края. Вероятность семиаридных стексов примерно вдвое выше, чем аридных. В ПТК полупустынных ландшафтов встречаемость семиаридных и аридных стексов составляет 17 и 6% соответственно;

в ПТК степных ландшафтов — 6 и 3%, в ПТК лесостепных ландшафтов — примерно по 3%, а в ПТК среднегорных лесостепных и луговых ландшафтов отмечаются исключительно семиаридные стексы (6%). То есть условия с дефицитом влаги осенью чаще всего наблюдаются в полупустынях (примерно 1 раз в 4 года) и степях (1 раз в 10 лет). Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в ноябре иллюстрирует рис.4.11.

Стексы 65 32,5 6,5 111 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.11. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в ноябре В ноябре неблагоприятные стексы отмечаются крайне редко. Основным стексом является криотермальный криогенный, встречаемость которого не чаще 1 раза в 10-15 лет во всех ландшафтах, при этом в полупустынных ПТК он не регистрируется вообще. Что касается нанотермального гумидного стекса зимней стабилизации постфитогенной структуры, то он не представляет столь существенной опасности для посевов озимой пшеницы. Встречаемость стексов в ландшафтах Ставропольского края в декабре иллюстрирует рис.4.12.

Стексы 38 19 3,8 111 Провинции Лесостепи байрачные Лесостепи типичные Полупустыни Предгорные степи и лсст Среднегорн. лесост и луга Степи Рис. 4.12. Встречаемость неблагоприятных стексов в ландшафтах Ставропольского края в декабре В декабре, как и в ноябре, основным неблагоприятным стексом является криотермальный криогенный. Его доля в полупустынях достигает 24%, в степях — 17%, в равнинных лесостепях — 7%, в предгорных лесостепях он не отмечается вообще, а в среднегорных лесостепных и луговых ПТК на него приходится 19%. То есть, 1 раз 5-6 лет в степных ПТК формируются неблагоприятные условия для перезимовки пшеницы. В лесостепных ПТК такие условия отмечаются 1 раз в 10-12 лет. Что касается нанотермального гумидного стекса зимней стабилизации постфитогенной структуры, то он представляет опасность с точки зрения суточных перепадов температур, когда в ночное время могут наблюдаться ее существенные понижения. Таким образом, в Ставропольском крае летний дефицит влаги (семиаридные и аридные стесы) и зимнее ее вымораживание (критермальные стексы) неблагоприятно сказываются на урожайности озимой пшеницы. Встречаемость этих стексов близка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное исследование позволило охарактеризовать структуру сезонов ландшафтов Ставропольского края (таблица 6) и сделать следующие выводы: 1. Доля зимних состояний в ландшафтах Ставропольского края колеблется от 27-28% в степных и полупустынных ландшафтах до 29-33% в лесостепных и среднегорных лесостепных и луговых ландшафтах. Типичными зимними состояниями являются нивальные. Их доля меняется от 24% в степях и полупустынях до 25-26% в предгорных степных лесостепных и среднегорных лесостепных и луговых. Внутриландшафтные вариации данной группы состояний более существенны. Так, в лесостепных ландшафтах их участие изменяется от 21% в сухих степях до 26% в типичных. Тем не менее, нивальные состояния являются обязательной группой во всех ландшафтах и отмечаются во все зимние месяцы. При этом фаза традиционной зимы с температурами от 0 до -5° также является обязательной, тогда как фаза типичной зимы отмечается гораздо реже, а доля соответствующих стексов составляет 3-4% во всех ландшафтах. Что касается фазы суровой зимы, то наиболее часто она отмечается лишь в полупустынных ландшафтах, хотя доля этих состояний не превышает 1% в годовом спектре. Среди степных ландшафтов такая же встречаемость данного стекса отмечается в восточной и юго-восточной части (Благодарный, Георгиевск). На долю криотермальных состояний в годовом спектре приходится 2% лесостепях, 4% в степях и полупустынях и 8% — в среднегорных лесостепях и лугах. При этом наибольшие колебания данная группа состояния испытывает в лесостепях: минимально криотермальные криогенные стексы представлены в луговой степи с лесными ПТК (не более 1%), максимально — в разнотравно-типчаково-ковыльных степях (4%).

Переходные (демисезонные) состояния, по сравнению с зимними, представлены несколько шире: их встречаемость колеблется от 33-34% в полупустынях и степях до 37% в лесостепях и до 44% в среднегорных лесостепных и луговых ландшафтах. Среди данной группы состояний особое место занимают бесснежные состояния холодного периода, которые в отдельные годы отмечаются также и в календарные зимние месяцы. Тем не менее, эта фаза весны и осени длится меньше, чем периоды создания (разрушения) и усложнения (упрощения) структуры. В целом для весеннего сезона характерен относительно короткий период создания структуры и более длительный период ее усложнения. Осенью ситуация обратная: процесс упрощения структуры занимает меньший временной промежуток, чем процесс разрушения. Лето во всех зональных ландшафтах Ставропольского края является наиболее длительным сезоном, во время которого отмечается существенная пестрота состояний, обусловленная, прежде всего, изменением условий увлажнения. В полупустынях и степях доля летних состояний достигает 39-40%, в лесостепях — 34%, в среднегорных лесостепях наоборот, данный сезон является наиболее коротким. Летний сезон, очевидно, вносит наибольший вклад в формирование ландшафтов, так как ландшафты территории довольно четко дифференцируются с точки зрения преобладания тех или иных групп состояний. Так, в лесостепных ландшафтах преобладающими являются гумидные состояния, на их долю приходится 17%.

Таблица 1 Структура сезонов ПТК ландшафтных провинций Ставропольского края Зима Переходные Лето ЛАНДШАФТЫ HK Z U+ UG GS S A луговая степь с грабово-дубовыми и дубовыми 29 1 30 9 15 15 39 17 9 4 0 30 лесами на черноземах и серых лесных почвах (Ставропольский Ботсад) луговая степь с дубово-грабовыми лесами на чер28 1 29 9 15 14 38 17 10 4 0 31 ноземах и серых лесных почвах (Пятигорск) ковыльно-типчаково-полынные степи на чернозе21 3 24 11 13 14 38 18 9 9 2 38 мах (Изобильный) разнотравно-типчаково-ковыльные степи на чер26 4 30 9 12 13 34 16 13 5 2 36 ноземах (Александровское) разнотравно-типчаково-ковыльные степи на чер28 3 31 8 13 14 35 15 11 7 1 34 ноземах (Ставрополь) ЛЕСОСТЕПИ 26 2 29 9 14 14 37 17 10 6 1 34 полынно-типчаково-ковыльные степи на каштано22 5 27 10 10 13 33 10 15 12 3 40 вых почвах (Арзгир) типчаково-ковыльные степи на каштановых поч26 4 30 9 12 12 33 14 13 9 2 38 вах (Благодарный) обедненная разнотравно-дерновинно-злаковая сте26 2 28 9 13 13 35 14 13 9 1 37 пь на южных черноземах (Георгиевск) разнотравно-злаковые степи на обыкновенных ма23 3 26 11 11 11 33 15 14 9 2 40 логумусных и южных черноземах (Красногвардей ЛАНДШАФТЫ Зима HK Переходные Z U+ U Лето G GS S A 8 1 1 37 39 39 2 2 3 40 39 40 40 1 ское) богаторазнотравно-дерновинно-злаковые степи на 23 2 25 11 обыкновенных черноземах (Новоалександровск) типчаково-ковыльные степи на темно-каштановых 22 5 27 10 почвах (Светлоград) СТЕПИ 24 4 27 10 полынно-злаковые степи на каштановых и темно23 5 28 9 каштановых почвах (Буденновск) злаково-полынные полупустыни на светло25 4 29 9 каштановых солонцеватых почвах с солончаками (Дивное) полынно-злаковые и злаково-полынные опустыне23 4 27 9 ные степи на светло-каштановых почвах (Рощино) ПОЛУПУСТЫНИ 24 4 28 9 ПРЕДГОРНЫЕ СТЕПИ И ЛЕСОСТЕПИ (разно26 2 29 10 травно-дерновинно-злаковые степи на черноземах обыкновенных, Невинномысск) СРЕДНЕГОРНЫЕ ЛЕСОСТЕПИ И ОСТЕПНЕННЫЕ ЛУГА (луговая степь среди ле25 8 33 7 состепи на типичных выщелоченных предгорных и горных черноземах, Кисловодск) 13 13 37 17 12 13 35 14 12 12 12 13 34 14 13 10 2 11 12 32 9 15 11 12 32 13 12 12 11 14 34 8 15 11 13 33 10 14 13 2 13 12 35 22 9 18 19 44 В степных ландшафтах данная группа состояний уже выражена не столь явно, а гумидные и семигумидные состояния имеют близкую встречаемость (13-14%) при возрастании роли семиаридных состояний. В полупустынных ландшафтах летом наиболее широко представлены семигумидные и семиаридные состояния, а доля гумидных сокращается. Что касается аридных состояний, то относительно регулярно они отмечаются лишь в полупустынных ландшафтах и в отдельных ПТК степей. Еще одним существенным отличием между степными и полупустынными ландшафтами является доля стексов, связанных с разными фазами лета. Так, в ПТК полупустынных ландшафтов шире представлены мегатермальные семигумидные и семиаридные стексы по сравнению с ПТК степных ландшафтов. 2. Анализ временной структуры ландшафтов Ставропольского края выявил вклад разных групп состояний и стексов в формирование ландшафтов данной территории. Так, несмотря на наибольшую продолжительность летнего сезона, среди групп состояний доминирующими являются нивальные. Их доля наиболее высока во временной структуре всех без исключения ландшафтов Ставропольского края. В структуре летнего сезона в ПТК лесостепей и степей доминируют или преобладают гумидные состояния, а в ПТК полупустынь — семигумидные. Остальные состояния летнего сезона встречаются реже. С фазой жаркого лета связаны преимущественно мегатермальные варианты семиаридных и аридных стексов. При этом во всех ландшафтах аридные состояния имеют меньшую встречаемость, чем криотермальные криогенные. То есть, период зимней засухи (по В.Лархеру, 1978) оказывает большее влияние на формирование ландшафтов данного региона, чем период типичной (летней) засухи. Поэтому эти две группы состояний (аридные и криотермальные) можно считать препятствующими при прочих равных условиях развитию более разнообразных в физиономиичесом отношении ПТК (травянистых, кутарниковых и древесных).

Временная структура ПТК Ставропольского края претерпевает некоторые изменения. Временная структура ПТК полынно-типчаковоковыльных степей на каштановых почвах (Арзгир) и типчаково-ковыльных степей на каштановых почвах (Благодарный) в настоящее время аналогична временной структуре полупустыных ПТК, ближе к таковой не столько к степям, сколько к полупустыням. То есть в связи с глобальным потеплением в исследуемом регионе отмечается постепенное расширение площади полупустынных ландшафтов. 5. Для выращивания основной сельскохозяйственной культуры — озимой пшеницы, неблагоприятными являются криотермальные, семиаридные и аридные состояния. Встречаемость летних состояний с дефицитом влаги — 1 раз в 3-4 года. Зимнее вымораживание посевов при криотермальных состояниях отмечается 1 раз в 3,5-4 года. То есть неблагоприятные условия перезимовки озимой пшеницы отмечаются немного реже, чем летняя засуха.

ЛИТЕРАТУРА 1. Атлас Ставропольского края. — М.: ГУГК, 1968. — 40 с. 2. Бадахова Г.Х., Кнутас А.В., Кувардина И.М. Статистический анализ пространственно-временного распределения неблагоприятных явлений погоды на территории Ставропольского края / Вопросы физической географии. Материалы 47-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону». — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. — С.2237. 3. Беручашвили Н.Л. Вопросы классификации состояний природнотерриториальных комплексов // Вопросы географии. Сб.121. — М.: Мысль, 1982а. — С.73–80. 4. Беручашвили Н.Л. Понятие «состояние геосистемы» в географии // Вопросы изучения состояний окружающей среды. — Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1982б. — С.10–21. 5. Беручашвили Н.Л. Методика ландшафтно-геофизических исследований и картографирования состояний природно-территориальных комплексов. — Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1983. — 199 с. 6. Беручашвили Н.Л. Четыре измерения ландшафта. — М.: Мысль, 1986. — 182 с. 7. Беручашвили Н.Л. Этология ландшафта и картографирование состояний природной среды. — Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1989. — 196 с. 8. Беручашвили Н.Л. Геофизика ландшафта. — М.: Высшая школа, 1990. — 287 с. 9. Беручашвили Н.Л. Кавказ: ландшафты, модели, эксперименты. — Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1995. — 315 с. 10.Бешидзе Р.В. Ландшафтно-геофизический анализ природнотерриториальных комплексов окрестностей оз. Амткели и их динамика. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1990. — 31 с.

11.Братков В.В. Моделирование сезонной динамики ландшафтов (на примере Северо-Восточного Кавказа) // Материалы Всероссийской научной телеконференции «Биогеография на рубеже XXI века». — МоскваСтаврополь: ИИЕТ РАН, СГУ, 2001. — С.144–148. 12.Братков В.В. Сезонная динамика высокогорных луговых ландшафтов Большого Кавказа // Материалы Всероссийской научной телеконференции «Биогеография на рубеже XXI века». — Москва-Ставрополь: ИИЕТ РАН, СГУ, 2001. — С.148–152. 13.Братков В.В. Пространственно-временная структура ландшафтов Большого Кавказа.

Автореферат дис. … докт. геогр. наук. Ростов-на-Дону, 2002. — 47 с. 14.Братков В.В., Борликов Г.М. Хухлачиев Б.С. Сезонная динамика семиаридных и аридных ландшафтов Юга России // Известия ВУЗов. СевероКавказский регион, 2002. №3. 15.Вальков В.Ф. Генезис почв Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Издво Ростов. ун-та, 1977. 16.Владимиров Л.А., Гигинейшвили Г.Н., Джавахишвили А.И., Закарашвили Н.Н. Водный баланс Кавказа и его географические закономерности. — Тбилиси: Мецниереба, 1991. — 141 с. 17.Галахов Н.Н. Изучение структуры климатических сезонов года. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — 183 с. 18.Галушко А.И. Флорогенетические зоны Центрального Кавказа. — Ставрополь, 1976. 19.Галушко А.И. Флора Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1978. Т.1. 20.Гвоздецкий Н.А. Физическая география Кавказа. Общая часть. Большой Кавказ. Вып.1. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1954. — 208 с. 21.Гвоздецкий Н.А. Физическая география Кавказа. Закавказье. Предкавказье. Вып.2. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1958. — 264 с.

22.Гвоздецкий Н.А. Кавказ. Очерки природы. — М.: Географигиз, 1963. — 264 с. 23.Гвоздецкий Н.А., Смагина Т.А. Физико-географическое районирование // Природные условия и естественные ресурсы. — Ростов-на-Дону: Издво Ростовск. ун-та, 1986. — С.300–338. 24.Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины / Гл. ред. А.Ф.Трешников;

Ред. коллегия: Э.Б.Алаев, П.М.Алампиев, А.Г.Воронов и др. — М.: Сов. энциклопедия, 1988. — 432 с. 25.Гниловской В.Г. К вопросу формирования речной сети равнинного Предкавказья // Труды ин-та по географии. Т.68. — м., 1956. 26.Гниловской В.Г., Горелов С.К. Геоморфологические особенности, новейшие и современные тектонические движения локальных структур Ставропольской возвышенности // Тр. Ставроп. гос. педагог. ин-та. Вып. 18. — Ставрополь, 1960. 27.Гордезиани Т.П. Исследование ландшафтно-этологических ситуаций на основе картографических методов. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1989. 28.Гроссгейм А.А. Растительный покров Кавказа. — М.: Изд-во МОИП, 1948. — 264 с. 29.Гроссгейм А.А. Определитель растений Кавказа. — М.: Сов. наука, 1949. — 748 с. 30.Гроссгейм А.А., Сосновский Д.И. Опыт ботанико-географического районирования Кавказского края // Известия Тифлисского гос. политехн. ин-та. Вып.3. — Тбилиси, 1928. 31.Гулисашвили В.З. Природные зоны и естественно-исторические области Кавказа. — М.: Наука, 1964. — 262 с. 32.Гулисашвили В.З., Махатадзе Л.Б., Прилипко Л.И. Растительность Кавказа. — М.: Наука, 1975. — 236 с.

33.Джибладзе Т.В. Вопросы трансформации солнечной энергии в природных территориальных комплексах. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1984. 34.Думитрашко Н.В. Основные проблемы геоморфологии Кавказа // Материалы II Всесоюзн. совещания геоморфологической комиссии АН СССР. — М., 1960. 35.Думитрашко Н.В. Геоморфологическое районирование // Кавказ. — М.: Наука, 1966. — С.80–85. 36.Думитрашко Н.В., Лилиенберг Д.А. Современная тектоника Кавказа // Современные движения земной коры, №1. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. 37.Дьяконов К.Н. Функционально-динамическое направление в экспериментальных ландшафтных исследованиях // Изв. РАН. Сер. геогр. 1997. №2. — С.62–75. 38.Дьяконов К.Н., Касимов Н.С., Тикунов В.С. Современные методы географических исследований. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. — 208 с. 39.Зайков Б.Д. Средний сток и его распределение в году на территории Кавказа. — М.: Гидрометеоиздат, 1946. — 78 с. 40.Зайцев М.Л., Иванов А.Н., Петрушина М.Н., Федин А.В. Факторы формирования, структура и функционирование субсредиземноморских ландшафтов // Ландшафтная школа Московского университета: традиции, достижения, перспективы / Под ред. К.Н.Дьяконова, И.И.Мамай. — М.: Изд-во «Русаки», 1999. — С.144–150. 41.Занина А.А. Климат СССР. Вып. 2. Кавказ. — Л.: Гидрометиздат, 1961. — 290 с. 42.Иванов А.Л. Флора Предкавказья и ее генезис. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. 43.Иогансон В.Е., Владимиров Л.А., Рустамов С.Г. и др. Реки // Кавказ. — М.: Наука, 1966. — С.131–151.

44.Исаченко А.Г. Основы ландшафтоведения и физико-географического районирования. — М.: Высшая школа, 1965. — 328 с. 45.Исаченко А.Г. Охрана природы и кадастр ландшафтов. // Изв. ВГО, 1973. Т.105, Вып.3. — С.216-222. 46.Исаченко А.Г. География сегодня. — М.: Просвещение, 1979. — 192 с. 47.Исаченко А.Г. Оптимизация природной среды. — М.: Мысль, 1980. — 264 с. 48.Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование: Учебник. — М.: Выс.шк., 1991. — 336 с. 49.Исаченко А.Г. Ландшафты СССР. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1985. — 320 с. 50.Исаченко Г.А. Пространственно-временная интеграция внутригодичных состояний элементарных природно-территориальных комплексов. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. Л., 1988. 51.Кавказ (Серия «Природные условия и естественные ресурсы СССР») / Под общ. ред. акад. И.П.Герасимова. — М.: Наука, 1966. — 482 с. 52.Калесник С.В. Северный Кавказ и Нижний Дон. — М.-Л., 1946. 53.Каплан Г.Л., Бадахова Г.Х. Вековой мониторинг режима осадков в Ставропольском крае / Вопросы физической географии. Материалы 47-й научно-методической конференции «Университетская наука – региону» (апрель, 2002). Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003 с. 54-63 54.Кононов В.Н. Растительность юго-западной части Ставропольской возвышенности // Материалы по изучению Ставропольского края. Вып.10. — Ставрополь, 1960. 55.Кононов В.Н. Лесостепь Ставропольской возвышенности // Флора и растительные ресурсы Северного Кавказа. — Нальчик: Изд-во КБГУ, 1962. 56.Пашканг К.В., Васильева И.В., Лапкина Н.А. и др. Комплексная полевая практика по физической географии: Учеб. пособие для географ. спец.

вузов / Под ред. К.В.Пашканга. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Высшая школа, 1986. — 208 с. 57.Кондратьев К.Я., Пивоварова З.И., Федоров М.П. Радиационный режим наклонных поверхностей. — Л.: Гидрометиздат, 1978. — 215 с. 58.Крауклис А.А. Природные режимы и топогеосистемы // Природные режимы и топогеосистемы Приангарской тайги. — Новосибирск: Наука, 1975. 59.Крауклис А.А. Проблемы экспериментального ландшафтоведения. — Новосибирск: Наука, 1979. — 232 с. 60.Крауклис А.А. Географический прогноз и результаты изучения динамики геосистем. — Новосибирск: Наука, 1986. 61.Крауклис А.А. и др. Сезонный ритм темнохвойной тайги Нижнего Приангарья // Докл. Ин-та географии Сибири и Дальнего Востока, 1967. Вып.14. 62.Кукурудза М.М. Ландшафтно-геофизический анализ верхнегорнолесных ландшафтов Большого Кавказа. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. Львов, 1994. 63.Ландшафтная карта Кавказа. Масштаб 1:1000000 / Сост. Н.Л.Беручашвили, С.Р.Арутюнов, А.Г.Тедиашвили. Тбилиси, 1979. 64.Лархер В. Экология растений. — М.: Мир, 1978. — 384 с. 65.Лурье П.М. Гидроэкологические особенности рек Северного Кавказа //Тез. докл. Всерос. конфер. «Научные аспекты экологических проблем России». — СПб.: Гидрометеоиздат, 2001. — С. 204. 66.Маглакелидзе Р.В. Суточные состояния почв и состояния ПТК: анализ связи на примере данных Марткопского стационара. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1983. 67.Макунина Г.С. Методика полевых физико-географических исследований. Структура и динамика ландшафта. — М: Изд-во Моск. ун-та, 1987. — 115 с.

68.Макунина А.А., Рязанов П.Н. Функционирование и оптимизация ландшафта. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. — 94 с. 69.Мамай И.И. Состояние природно-территориальных комплексов // Вопросы географии. Сб.121. — М.: Мысль, 1982. — С.41–51. 70.Мамай И.И. Динамика ландшафтов: Методика изучения. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. — 167 с. 71.Милановский Е.Е., Хаин В.Е. Геологическое строение Кавказа / Под ред. М.В.Муратова — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1963. — 357 с. 72.Мильков Ф.Н. Словарь-справочник по физической географии. — М.: Мысль, 1970. — 344 с. 73.Мильков Ф.Н. Физическая география: современное состояние, закономерности, проблемы. — Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1981. — 400 с. 74.Мильков Ф.Н. Физическая география: учение о ландшафте и географическая зональность. — Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1986. — 328 с. 75.Мильков Ф.Н. Общее землеведение. — М.: Высшая школа, 1990. — 335 с. 76.Мильков Ф.Н., Гвоздецкий Н.А. Физическая география СССР. — М.: Высш.шк., 1976. 77.Мячкова Н.А. Климат СССР. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. — 192 с. 78.Нееф Э. Теоретические основы ландшафтоведения. — М.: Прогресс, 1974. 79.Нефедова Е.А. Влияние снежного покрова на ландшафтные связи. — М.: Наука, 1975. 80.Нефедова Е.А., Яшина А.В. Роль снежного покрова в дифференциации ландшафтной сферы. — М.: Наука, 1985. — 144 с. 81.Общая характеристика и история развития рельефа Кавказа. — М.: Наука, 1977. — 288 с.

82.Охрана ландшафтов: Толковый словарь / Отв. ред. В.С. Преображенский. — М.: Прогресс, 1982. — 271 с. 83.Региональная геоморфология Кавказа / Отв. ред. Н.В.Думитрашко. — М.: Наука, 1979. — 196 с. 84.Реймерс Н.Ф. Природопользование: Словарь-справочник. — М.: Мысль, 1990. — 637 с. 85.Рейнгард А.Л. Геоморфология. Северный Кавказ // Геология СССР. 1947. Т.9. 86.Ресурсы поверхностных вод СССР. Т. 8. Северный Кавказ. /Под ред. В.В. Куприянова. — Л.: Гидрометеоиздат, 1973. — 447 с. 87.Рихтер Г.Д. Роль снежного покрова в физико-географическом процессе. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948. (Тр. Ин-та географии. Вып.40). 88.Ромин П.Н. Динамика состояний и радиотепловое излучение элементарных природно-территориальных комплексов. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1989. — 28 с. 89.Сафронов И.Н. Геоморфологическая карта Северного Кавказа. — М.: Недра, 1964а. 90.Сафронов И.Н. Основные этапы развития рельефа Северного Кавказа // Изв. Всесоюзн. геогр. общества, 1964б. Т.96. №5. 91.Сафронов И.Н. О некоторых общих закономерностях развития рельефа Северного Кавказа // Тр. по геологии и полезн. ископ. Сев. Кавказа, 1967. Вып.12. 92.Сафронов И.Н. Геоморфология // Геология СССР. Северный Кавказ. Т.9. — М.: Недра, 1968. 93.Сафронов И.Н. Геоморфология Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1969. — 218 с. 94.Сафронов И.Н. Геоморфология Северного Кавказа и Нижнего Дона. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1983. — 160 с.

95.Сафронов И.Н., Хирсанов В.А. О некоторых закономерностях проявления гравитационных процессов на Северном Кавказе // Изв. СКНЦ ВШ. Сер. Естеств. наук. №6. — Ростов-на-Дону, 1974. 96.Середин Р.М. Северный Кавказ // Растительные ресурсы. Ч.1. Леса. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1980. — С.18–41. 97.Скрипчинский А.В. Травяная растительность как индикатор морфологии лесостепных ландшафтов Ставропольской возвышенности. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. Ростов-на-Дону, 2001. 98.Соврменные ландшафты Ставропольского края. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. 99.Софадзе Г.С. Сезонная динамика колхидских предгорно-холмистых ландшафтов. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1990. — 27 с. 100.Сочава В.Б. Введение в учение о геосистемах. — Новосибирск: Наука, 1978. — 319 с. 101.Справочник по климату СССР. Вып.13–16. Ч.1–4. — Л.: Гидрометиздат, 1966. 1970. 102.Супруненко Л.Е. Леса Северного Кавказа и их промышленное освоение. — М.: Лесная промышленность, 1963. 103.Танфильев В.Г. Растительность Ставропольского края. // Известия СКНЦВШ. Сер. естеств. наук, 1973. №3. С.38-43. 104.Темникова Н.С. Климат Северного Кавказа и прилежащих степей. — Л., 1959. — 368 с. 105.Темникова Н.С. Некоторые характеристики климата Северного Кавказа и прилежащих степей. — Л., 1964. — 175 с. 106.Тертышников М.Ф., Шальнев В.А. Основные этапы развития рельефа, ландшафтов и герпетофауны Предкавказья // Фауна и фаунистические комплексы юга России. — Ставрополь, 1990.

107.Физическая география Ставропольского края /В.В. Савельева, В.А. Шальнев, А.К. Серебряков и др. — Ставрополь: СКИПКРО, 1995. — 176 с. 108.Физическая география Ставропольского края /Н.И. Бутенко, В.В. Савельева, В.А. Шальнев. — Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. — 176 с. 109.Фридланд В.М. Почвы // Кавказ. — М.: Наука, 1966. — С.187–222. 110.Фриш В.А., Фриш Э.В. Сезонная динамика ландшафтов и многолетняя тенденция их развития // Известия Всесоюзн. геогр. об-ва, 1970. Вып.2. — С.140–147. 111.Халатов В.Ю. Поведение и сезонная динамика суточных состояний ландшафтов Араратской котловины // Стационарные исследования — что они дали? — Тбилиси: Изд-во ТГУ, 1987а. — С.210–216. 112.Халатов В.Ю. Сезонная динамика ландшафтов Араратской котловины. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Тбилиси, 1987б. — 24 с. 113.Чистяков К.В. Анализ сезонной динамики для моделирования изменения ландшафтов во внутригорных впадинах Центрального Алтая. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. — Л., 1988. 114.Чубуков Л.А. Климат // Кавказ. — М.: Наука, 1966. — С.85–125. 115.Чупахин В.М. Физическая география Северного Кавказа. — Ростов-наДону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1974. — 200 с. 116.Чупахин В.М., Смагина Т.А. Обзорная ландшафтная карта Северного Кавказа и Нижнего Дона // Географические исследования на Северном Кавказе и Нижнем Дону. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 1973. — С.84–92 с. 117.Шальнев В.А. Опыт физико-географического районирования Ставропольской возвышенности // Изв. ВГУ. — Л.: Наука, 1965. — Вып.3. Т.97. 118.Шальнев В.А. Вопросы палеогеографии и физико-географического районирования Северного Кавказа. — Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1974.

119.Шальнев В.А. Ландшафты Ставропольского края: Учебное пособие. — Ставрополь: Изд-во СГПУ, 1995. — 52 с. 120.Шальнев В.А. Ландшафты Ставропольского края // Атлас земель Ставропольского края. — Ставрополь, 2000. 121.Шальнев В.А. Ландшафты Северного Кавказа: эволюция и современность. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. — 265 с. 122.Шифферс Е.В. Растительность Северного Кавказа и его кормовые угодья. — М.: Изд-во АН СССР, 1953. — 400 с. 123.Шульц Г.Э. Материалы по биоклимату севера черноземной зоны // Тр. по с.-х. метеорологии. 1936. Вып.24. — С.52–82. 124.Шульц Г.Э. Фенология. — Л.: Наука, 1981. — 188 с. 125.Щитов А.С. Условия формирования климата Ставропольской возвышенности / Сб. Трудов СГПИ. Вып.11. — Ставрополь, 1958. 126.Щитов А.С. Климатическое районирование Ставропольской возвышенности // Сборник трудов института. Выпуск 18. Естеств.-геогр. ф-т. — Ставрополь, 1960. — С. 68-87. 127.Щитова Н.А. Климат Ставропольского края. — Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. 128.Щукин И.С. Четырехъязычный энциклопедический словарь терминов по физической географии / Под ред. А.И.Спиридонова. — М.: Советская энциклопедия, 1980. — 703 с. 129.Beroutchachvili N., Rougerie G. Geosystemes at paysages. Bilant et Methodes. — Paris: Armand Colin, 1991. — 302 p. 130.Neef E. Die Stellung der Landschaftsokologie in der physischen Geographie. — Geogr. Berichte, 1962, H.4. — S.349–356. 131.Neef E. Die theoretischen Grundlagen der Landschaftslehre. — Gotha/Leipzig, 1967. — 152 s. 132.Walter H. Vegetation und Klimazonen. Stuttgart, 1979. — 309 s.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.