WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

УДК 338.246.2:330.32 Брызгина Ольга Геннадьевна УПРАВЛЕНИЕ ИНВЕСТИЦИОННЫМ ПРОЦЕССОМ В РЕГИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ, ОРИЕНТИРОВАННЫХ НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Специальность 08.00.05 — «Экономика и управление народным хозяйством (управление инновациями и инвестиционной деятельностью)» Диссертация на соискание учёной степени кандидата экономических наук

Научный руководитель Кандидат экономических наук, доцент Н.Л. Симутина БЛАГОВЕЩЕНСК — 2005 Содержание Введение 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К УПРАВЛЕНИЮ ИНВЕСТИЦИОННЫМ ПРОЦЕССОМ В РЕГИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ НА ОСНОВЕ КОЭФФИЦИЕНТОВ РАСШИРЕНИЯ 1.1 Место категории «инвестиционный процесс» в экономической науке 1.2 Теоретические подходы к оценке влияния инвестиционного процесса на рост в региональных экономических системах 1.3 Обоснование использования коэффициентов расширения для управления инвестиционным процессом в региональных системах, ориентированных на экономический рост 1.4 Методические подходы к формированию матриц региональных счетов как к информационной базе расчёта коэффициентов расширения 2 ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЦЕССА НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ (НА ПРИМЕРЕ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА ПЕРИОД 1995 — 2003 ГГ.) 2.1 Сравнительный анализ экономического аспекта инвестиционной привлекательности региона 2.2 Исследование инвестиционной подсистемы Амурской области на основе МРС 2.3 Оценка влияния инвестиционного процесса на результаты функционирования региональной экономической системы 11 11 33 61 61 72 3 ФОРМИРОВАНИЕ МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ПО УПРАВЛЕНИЮ ИНВЕСТИЦИОННЫМ ПРОЦЕССОМ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ, ОРИЕНТИРОВАННОЙ НА ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ 104 3.1 Методические подходы к использованию коэффициентов расширения для прогнозной оценки роста региональной экономической системы 104 3.2 Разработка вариантов функционирования региональной экономической системы на основе коэффициентов расширения 3.3 Формирование методических рекомендаций по управлению инвестиционным процессом в региональной системе, ориентированной на экономический рост Заключение Список использованных источников Приложение А МРС Амурской области и структура ВДС по отраслям экономики и промышленности в 1995 — 2003 гг. Приложение Б Матричное представление предлагаемой статической части системы тождеств Приложение В Ретроспективные расчёты ВРП и основных макроэкономических агрегатов Амурской области за 2001 — 2003 гг.

145 156 164 178 184 Введение Актуальность темы исследования. Одной из ключевых задач российской экономики на сегодняшний день является преодоление трансформационной рецессии и ускорение экономического роста. Особую актуальность эта задача приобретает для депрессивных и отсталых регионов, где спад оказался более глубоким, а восстановительные процессы более медленными, чем в среднем по России. В экономической теории и практике инвестиции рассматриваются как основной дискуссии фактор, о определяющий структурную перестройку, и рост производства и доходов экономических систем. Несмотря на широкие необходимости увеличения инвестиций повышения эффективности их использования, в большинстве работ отечественных исследователей, посвящённых определению инвестиционных приоритетов на национальном и регионом уровнях, используется микроэкономический подход, который предполагает оценку эффективности отдельных проектов. В то же время, теории экономического роста, которые широко применяются к национальным экономикам, основаны на макроэкономическом подходе. Этот подход, позволяет оценить взаимосвязи основных показателей развития экономики, результаты воздействия на них количественных изменений факторов производства, а также взаимообусловленность роста дохода в экономике и расширения инвестиций. Поэтому особенно актуально использовать элементы теории роста в управлении экономикой депрессивных и отсталых регионов, для которых крайне остро стоит проблема поиска внутренних источников развития. Однако в отечественных исследованиях экономики региона мало распространен макроэкономический подход, основанный на системе национальных счетов (СНС), который позволяет определить коэффициенты расширения, рост системы, обусловленный инвестициями.

Поэтому разработка методических рекомендаций, позволяющих на основе макроэкономического метода выделять направления приоритетного инвестирования и тем самым управлять инвестиционным процессом в региональных системах, ориентированных на экономический рост, является актуальной задачей. Степень разработанности, теоретическая и практическая база исследования. В числе наиболее крупных современных специалистов по теории и практике инвестирования следует назвать таких зарубежных учёных: Г. Александера, Р. Брейли, З. Боди, С. Майераса, Г. Марковица, Р. Мертона, отечественных М.Г. Миллера, Ф. Модильяни, У.Ф. Шарпа, а также учёных-экономистов: И.А. Бланка, Н.И. Берзона, П.Л. Виленского, А.Б. Идрисова, В.В. Коссова, И.В. Липсица, В.Н. Лившица, Т.В. Теплову и других. Работы этих учёных посвящены преимущественно микроэкономическому подходу к исследованию инвестиционных процессов, в то время как макроэкономический подход не рассматривался. Фундаментальный внесли работы вклад в формирование и развитие P. Дорнбуша, Д.С. Львова применения макроэкономической теории инвестиций, лежащей в основе моделей роста, Л.И. Абалкина, П. Кларка, В.И. Данилова-Данильяна, В.В. Леонтьева, аспекта Дж.М. Кейнса, то же время О. Ланге, П. Самуэльсона, С. Фишера, Д. Хикса, Р. Харрода, Э. Хансена, P. Шмалензи. В исследование регионального макроэкономического подхода к управлению инвестиционным процессом не получило развития в работах этих учёных. Теоретическим и методологическим проблемам использования макроэкономического подхода к региональным экономическим системам, в т.ч. управления инвестиционным процессом в регионе, посвящены работы П.Я. Бакланова, С.Н. Леонова, А.Г. Гранберга, П.А. Минакира, У. Изарда, В.И. Ишаева, Г. Клейнера, Н.Н. Михеевой, М.И. Разумовской, Ю.В. Рожкова, В.И. Сыркина, С.А. Суспицына, М.В. Терского, Р.И. Шнипера и других учёных. Однако проблемы применения теории экономического роста к задачам управления региональным инвестиционным процессам не нашла достаточного освящения в работах отечественных специалистов. В процессе исследования применялись общенаучные методы, системный подход, анализ и синтез, методы экономико-математического моделирования, балансовый метод, метод вариантных прогнозов, экономико-статистические методы измерения динамики и прогнозирования, трендовый метод и другие. Необходимая результатов, области глубина исследования, выводов и обоснованность научных на достоверность рекомендаций основаны использовании зарубежных и отечественных теоретических разработок в макроэкономического анализа инвестиционных процессов, управления региональной экономикой, обширной информационной базы, включающей данные, опубликованные в статсборниках Федеральной службы государственной Объектом статистики РФ, Амурстата;

материалов работы научной и периодической печати, монографиях, Интернет-сайтах. исследования диссертационной определён инвестиционный процесс в региональных экономических системах. Предметом исследования является управление инвестиционным процессом в региональных системах, ориентированных на экономический рост. Цели и задачи диссертационного исследования Целью исследования является теоретическое обоснование и разработка методических основанных подходов на к управлению инвестиционным и процессом, на коэффициентах расширения направленных стимулирование экономического роста в региональных системах. Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи: — исследовать теоретическую взаимосвязь инвестиционных процессов и экономического роста в региональных системах;

— обосновать применение в управлении инвестиционным процессом на региональном уровне мультипликаторов и акселераторов в качестве коэффициентов, отражающих эффекты расширения экономической системы;

— уточнить методические подходы к построению матриц региональных счетов (МРС);

— оценить с помощью коэффициентов расширения, рассчитанных на основе матриц региональных счетов, влияние инвестиционного процесса на результаты функционирования экономики Амурской области в 1996 — 2003 гг.;

— сформировать методические подходы к использованию коэффициентов расширения для прогнозной оценки увеличения региональной системы, ориентированной на экономический рост;

— сформулировать рекомендации по управлению инвестиционными процессами в региональной системе, направленные на стимулирование экономического роста. Научные результаты, полученные автором, состоят в следующем: — обосновано, что влияние инвестиционного процесса на результаты функционирования региональной экономической системы находит отражение в коэффициентах расширения, определяемых как инвестиционные коэффициентов мультипликаторы и акселераторы;

— аргументирована возможность использования расширения для управления инвестиционными процессами в региональной системе, ориентированной на экономический рост;

— уточнены расширения;

— дана оценка влияния инвестиционного процесса на результаты функционирования экономики Амурской области за период 1996 — 2003 гг. путём расчёта коэффициентов расширения на основе МРС;

— сформированы коэффициентов функционирования экономический рост;

методические подходы к формированию матриц региональных счетов как информационной базы оценки коэффициентов методические для подходы прогнозной системы, к оценки использованию результатов на расширения региональной ориентированной — cформулированы методические рекомендации по использованию коэффициентов расширения как инструмента выбора инвестиционных приоритетов, стимулирование которых будет способствовать росту экономики Амурской области в краткосрочном периоде. Научная новизна, выносимых на защиту положений, состоит в следующем: — аргументирована необходимость применения макроэкономических моделей теории экономического роста к функционированию региональных экономических систем;

— обоснован и предложен к введению в научный оборот показатель «региональный инвестиционный коэффициент расширения», упрощённо отражающий скорость роста региональных экономических систем (РЭС) под влиянием инвестиционного процесса;

— использован к региональным системам макроэкономический подход, основанный на СНС, позволивший определить зависимость роста дохода в региональной экономике от структуры инвестиционного процесса;

— обосновано использование мультипликаторов и акселераторов в качестве параметров выбора инвестиционных приоритетов;

— показана специфика использования коэффициентов расширения для прогнозной оценки результатов значимость функционирования региональной экономической системы. Теоретическая работы состоит в том, что её положения и выводы могут быть применены в качестве теоретической основы для решения задач управления инвестиционным процессом в целях обеспечения и ускорения роста региональных экономик. Практическая значимость работы заключается в том, что предложенные автором методические подходы к исследованию региональной экономики и инструменты прогнозирования могут быть использованы региональным правительством при разработке экономической политики, программ инвестиционного развития региона.

Результаты исследования могут быть использованы в преподавании дисциплин «Управление инвестициями», «Региональная экономика», «Стратегическое управление региональной экономикой». Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты, полученные автором, докладывались на пяти научно-практических конференциях молодых учёных Амурской области и Хабаровского края в 2002 — 2005 гг., а также на Научно-практической конференции Областного совета народных депутатов Амурской области в 2004 г. Кроме того, они обсуждались на методических семинарах профессорско-преподавательского состава, аспирантов Амурского Государственного Университета в 2001 — 2004 гг. Публикации. Основные результаты исследования изложены в 8 научных работах, опубликованных в сборниках научных трудов и периодических изданиях, общим объёмом 2,6 п.л., в т.ч. авторских 2,4 п.л. Объём и структура работы.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы и приложений. Общий объём работы составляет 199 стр. текста. Диссертация содержит 37 таблиц, 10 рисунков, список использованной литературы из 182 наименований, 3 приложения. Во введении обоснована актуальность темы исследования, степень разработанности проблемы. Сформулированы цель и задачи работы, её теоретическая и практическая значимость, приведены наиболее существенные результаты, полученные в ходе исследования, а также основные элементы научной новизны. Первая глава работы посвящена исследованию теоретических подходов к управлению инвестиционным процессом в региональных системах, ориентированных на экономический рост. Рассмотрена дефиниция «инвестиционный процесс», исследованы теоретические аспекты оценки влияния инвестиционного процесса на рост региональных экономических систем, обоснован макроэкономический в уточнены подход к управлению на основе к подходы инвестиционным коэффициентов процессом расширения, региональной экономике методические формированию матриц региональных счетов как информационной базы для расчёта коэффициентов. Во второй главе на примере Амурской области за период 1995 — 2003 гг. исследовано влияние инвестиционного процесса на экономический рост региональной экономической системы;

проведена оценка экономического аспекта инвестиционной привлекательности региона, исследована региональная инвестиционная подсистема, на основе чего сделаны выводы об особенностях его протекания в Амурской области, определено влияние инвестиционного процесса на результаты функционирования региональной экономики. Третья глава посвящена формированию методических рекомендаций по управлению инвестиционным процессом в региональной системе, ориентированной на экономический рост. Разработаны методические подходы к использованию коэффициентов расширения для прогнозной оценки роста региональной экономической системы, что позволило предложить прогнозные варианты её функционирования;

сформированы рекомендации по управлению региональными инвестиционными процессами, ориентированными на экономический рост. В заключении сформулированы основные выводы и рекомендации, сделанные на основе проведённого исследования. В приложении приведён расчётно-аналитический материал.

1 Теоретические подходы к управлению инвестиционным процессом в региональных экономических системах на основе коэффициентов расширения 1.1 Место категории «инвестиционный процесс» в экономической науке Определяющим элементом в категории «инвестиционный процесс» является термин «инвестиции», относящийся к числу основополагающих в экономической науке. Как и в отношении большинства таких категорий, не существует единства в определении дефиниции «инвестиции», а точнее нет единства в понимании тех процессов или явлений, в отношении которых применяется этот термин. Часто инвестиции отождествляют с капиталом, капитальными вложениями. Анализ литературы позволил выделить традиционные подходы к трактовке этого понятия. Первый подход в качестве критерия отнесения тех или иных хозяйственных процессов к инвестициям использует их цель [89;

90;

123]. В широком смысле целью инвестиций является получение, как прибыли, так и других экономических, социальных [1], или, ещё более обобщенно, полезных эффектов [4]. Однако, в этом случае не ясны принципиальные отличия инвестиций от других операций, поскольку и неинвестиционное потребление капитала предполагает некоторый положительный эффект. В более узкой трактовке под инвестициями понимаются только те вложения капитала, целью которых является извлечение прибыли [177]. Вторым критерием, в соответствии с которым операции по вложению капитала относят к инвестициям, являются сроки его использования, а именно представление о том, что только долгосрочные вложения следует относить к инвестициям [115;

130;

177]. Например, закон «О валютном регулировании и валютном контроле», по сути, также исходит из этой точки зрения, устанавливая четкую временную разницу межу текущими операциями и операциями связанными с движением капитала [2]. В то же время в литературе встречается термины «долгосрочные» и «краткосрочные инвестиции» [74;

175], что приходит в противоречие с рассмотренным подходом, поскольку подразумевает, что к инвестициям могут быть отнесены не только долгосрочные вложения. Третьим критерием выделения инвестиций является использование капитала на отложенное, а не на текущее потребление. Иным словами, если потребление используемого капитала осуществляется не в текущем периоде, а в последующих (вне зависимости от их длительности), то эта операция должна быть отнесена к инвестициям. В дальнейшем под понятием «инвестиции» нами будет подразумеваться использование в долгосрочном периоде капитала на отложенное потребление с целью получения прибыли. Как сложная экономическая категория инвестиции представляют собой, как запас материальных и/или финансовых ресурсов (капитала), так и процесс [54;

90;

123;

177] использования (расходы, потоки [29;

54]). Первая ситуация, предполагающая рассмотрение инвестиций как запаса капитала, нашла отражение в законе РФ «Об инвестиционной деятельности», где инвестиции определены как денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, лицензии кредиты, любое другое имущество или имущественные права, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности [1;

3]. Встречаются и более узкие трактовки инвестиций, например, как готовой продукции [123], или финансовых средств [89;

141]. Примером рассмотрения инвестиций как процесса может служить их определение как вложения капитала в предприятия разных отраслей, предпринимательские проекты, социально-экономические программы [177]. Ещё раз подчеркнём, что в литературе термином инвестиции обозначаются как запасы капитала, так и его движение, поток [28;

75;

86], предметом нашего исследования является именно поток. Поэтому отметим, что трактовка категории «инвестиции» как процесса более глубоко раскрывается понятиями «инвестирование», «инвестиционная деятельность» и «инвестиционный процесс». Так, В.Д. Камаев определяет инвестирование как процесс производства и накопления средств производства, которые используются для создания товаров и услуг и доставки их потребителю [73]. В ряде нормативных и методических документов, инвестиционная деятельность рассматривается как вложение инвестиций, или инвестирование, и совокупность практических действий по реализации инвестиций [1;

4;

24;

115]. В данном случае термины «инвестирование» и «инвестиционная деятельность» рассматриваются как синонимы. Но, на наш взгляд, категория «инвестиционная деятельность» подразумевает некоторую субъектность (деятельность чья, кого?), в то время как инвестирование подразумевает лишь сам процесс использования капитала. Поэтому считаем, что по своему содержанию, как процесса, к понятию «инвестирование» ближе категория «инвестиционный процесс». Чаще всего под инвестиционным процессом понимается развернутая во времени реализация инвестиционного проекта [181]. При этом сам процесс рассматривается как последовательная смена состояний, стадий изменения (развития) системы или иного объекта [89;

140]. Соответственно, инвестиционный процесс — это смена (изменение) состояний капитала, а именно: его аккумулирование и использование с целью получения положительного эффекта. В процессе инвестирования выделяют три этапа — первый включает преобразование сбережений (капитала) в инвестиции, второй их использование (вложение капитала) и третий – результат инвестирования, их окупаемость либо другой эффект, что представлено на рисунке 1 [66]. Как и в любом процессе, в инвестиционном выделяются субъекты и объекты инвестирования.

В общем случае под субъектами (участниками) инвестиционного процесса понимаются инвесторы и пользователи объектов инвестирования. К числу инвесторов относят вкладчиков покупателей, заказчиков, кредиторов и других участников инвестиционной деятельности [66]. К пользователям объектов инвестирования относят, в первую очередь, нефинансовые предприятия, в меньшей степени государство и финансовые фирмы. Участники инвестиционного процесса формируют спрос и предложение на объекты инвестиционного процесса.

Инвестиционная деятельность Использование инвестиций Результат инвестирования Получение дохода Рапсределение дохода на потребление и сбережение Преобразование ресурсов во вложения Предпринимательская деятельность Рисунок 1 — Этапы инвестиционного процесса Объекты инвестиционного процесса характеризуются с двух сторон – это инвестиционные ресурсы и вложения (затраты). К ресурсам относят денежные средства и финансовые инструменты, материальные ценности (задания, сооружение, оборудование и т.п.), а также имущественные, интеллектуальные и иные права, имеющие денежную оценку, то есть это аккумулированный с целью накопления доход [66]. С другой стороны, инвестиционные затраты характеризуют направления вложения капитала, а именно основной и оборотный капиталы, ценные бумаги и целевые денежные вклады, нематериальные активы. Хозяйственные связи между субъектами инвестиционного процесса формируют инвестиционные отношения, отражающие содержание инвестиционного процесса. В общем случае, как было показано выше, эти отношения (связи) заключаются в аккумулировании и вложении капитала в объекты инвестирования с целью получения дохода (эффекта) [66].

В зависимости от того, в рамках какой экономической системы (микроуровень – фирма, макроуровень – государство, мезоуровень — регион или отрасль) рассматривается инвестиционный процесс, выделяются конкретные субъекты и объекты инвестирования, степень их агрегирования, а значит и отношения между ними. Субъекты, объекты и цели инвестиций, а также другие признаки, определяют классификацию инвестиционных процессов, представленную нами в таблице 1. Причем первые три признака (субъекты, объекты, цели) наиболее широко представлены в отечественной литературе [66;

68]. Поэтому подробнее охарактеризуем только классификацию инвестиционных процессов по происхождению инвестиций и по зависимости от фактора, определяющего спрос. Таблица 1.— Классификация типов инвестиционных процессов Классификационные признаки по резидентности по субъектам инвестиционного процесса с точки зрения пространственной организации экономической деятельности по институциональному признаку Типы инвестиционных процессов национальные зарубежные (иностранные) федеральные региональные местные нефинансовых предприятий частные финансовых предприятий государственные нематериальные нефинансовые [24] финансовые [141] прямые портфельные эндогенные экзогенные автономные индуцированные по объекту инвестирования по цели инвестирования по происхождению инвестиций по зависимости от фактора, определяющего спрос С точки зрения происхождения инвестиций выделяют эндогенные и экзогенные инвестиционные процессы. В общем случае, к числу эндогенных переменных (факторы, величины) относят переменные, изменение которых происходит внутри моделируемой системы в отличие от экзогенных, которые вводятся в модель извне [89]. Для экономических систем, особенно национальных, при отнесении тех или иных величин к эндогенным или экзогенным, достаточно часто используется принцип резидентности. Инвестиционные процессы, ресурсами в которых владеют нерезиденты, рассматриваются как экзогенные, а, если ресурсы вкладывают резиденты, то, как эндогенные. Таким образом, классификация по происхождению инвестиций тесно связана с субъектами инвестиционной деятельности, но традиционно этот подход используется на макроэкономическом уровне. В экономической теории широкое распространение получил термин «инвестиционный спрос», который характеризует спрос на объекты инвестирования (инвестиционные товары), а именно: спрос на машины, оборудование, строительные материалы, услуги строительных фирм [89]. При этом в рамках микроэкономики рассматривается спрос на инвестиции отдельных субъектов инвестиционного процесса или их групп. спрос В макроэкономике Спрос на исследуется инвестиции агрегированный, в рамках совокупный цикла всех субъектов инвестиционного процесса. делового формируется потребностями предпринимателей в расширении производства с целью увеличения выпуска продукции, что обусловлено ростом доходов в экономике (подробнее в подразделе 1.3). Поэтому инвестиции, являющиеся следствием роста национального дохода [54], определяются как индуцированные. Напротив, инвестиции, не связанные, не обусловленные ростом (изменением) дохода, понимаются как автономные инвестиции. Следовательно, в зависимости от того, какие факторы определяют спрос на инвестиции, используется их деление на индуцированные и автономные [54]. Таким образом, можно сделать вывод, что существует разница между содержанием инвестиционного процесса с точки зрения микроэкономического и макроэкономического подходов. В рамках микроэкономического процесс подхода под инвестиционным направленный на процессом понимается капиталовложений, обеспечение предприятия факторами производства (реальная инвестиция) или на приобретение ценных бумаг (портфельная инвестиция), охватывающее несколько периодов времени [155]. На этом уровне к инвестиционной относится любая деятельность, приносящая ту или иную форму дохода, либо обеспечивающая иной полезный эффект [32]. Макроэкономический подход к определению категории «инвестиции» предполагает использование этого термина в достаточно узком смысле [29;

123]. Так, затраты на приобретение ценных бумаг, финансовых активов в целом, не относятся к инвестициям, т.к. речь идет не создании новых, а о перераспределении уже существующих активов между владельцами [29;

142]. Таким образом, с точки зрения макроэкономического подхода, инвестиции рассматриваются материальных благ. Этот подход воплощён в системе национальных счетов (СНС), являющейся в настоящее время основой описания и анализа макроэкономических процессов в большинстве стран мира [9;

171]. Одним из агрегатов использования ресурсов в СНС указано валовое накопление, под которым понимается чистое приобретение (приобретение за вычетом выбытия) товаров и услуг, произведенных в текущем периоде, но не потреблённых в нем. Валовое накопление включает валовое накопление основного капитала, изменение запасов материальных оборотных средств и чистое приобретение ценностей [9]. Валовое накопление основного капитала представляет собой вложение резидентными единицами средств в объекты основного капитала для создания нового дохода в будущем путем использования их в производстве. Оно включает следующие компоненты: приобретение, за вычетом выбытия, новых и существующих основных фондов;

затраты на крупные улучшения произведённых материальных активов;

затраты на улучшение непроизведённых материальных активов;

расходы в связи с передачей права собственности на непроизведённые активы [18].

как использование капитала лишь для создания Изменение запасов материальных оборотных средств включает изменение производственных запасов;

незавершенного производства, готовой продукции и товаров для перепродажи. Чистое приобретение ценностей — стоимость покупок за вычетом продаж ценностей, приобретаемых как средство сохранения стоимости: драгоценных металлов и камней, антикварных изделий, коллекций и других произведений изобразительного искусства [9]. В целом, связь между накопленным в экономике капиталом, как фактором производства, и инвестициями имеет следующий вид (1) [123]: K1 = K0 + Ib – D, где: K — объём капитала в экономике в период t1 и t0 Ib — валовые инвестиции, D — амортизация. Чистые инвестиции определяются как валовые инвестиции [29] (бруттоинвестиции [54]) скорректированные на реновационные инвестиции, равные потреблению основного капиталы, In = Ib – D, где: In — чистые инвестиции, Ib — валовые инвестиции, D — амортизация (реновационные инвестиции). То есть чистые инвестиции отражают увеличение запаса капитала в экономике [54]. Следовательно, формула 1 преобразуется: K1 = K0 + In, (3) Если чистые инвестиции представляют собой положительную величину (объём валовых инвестиций больше амортизации), происходит прирост капитала, используемого в экономике, т.е. K1 > K0, что обеспечивает расширение воспроизводства, расширение экономической системы, её рост [29;

123]. Отметим, что запас используемого капитала как фактора производства определяет границы производства. Соответственно прирост запаса капитала в (1) (2) экономике в результате чистых инвестиций обуславливает рост экономических систем. Взаимосвязь основных показателей развития народного хозяйства, в т.ч. взаимовлияние инвестиций и результатов общественного производства, изучается в теории экономического роста, которая представлена двумя основными направлениями и неоклассическим и кейнсианским [89]. С нашей точки зрения, и существуют неоклассических значительные моделей к сложности условиям применения классических транзитивных и посттранзитивных экономик в целом, и региональных экономик в частности, поскольку допущения о закономерностях поведения макроэкономических систем, в т.ч. предположение о совершенстве рынков (совершенной конкуренции на рынках), не отвечают их реалиям. По мнению исследователей [58;

100], в условиях значительной роли государственных монополий в формировании ценовых пропорций, неразвитости банковского сектора и низкой мобильности трудовых ресурсов, характерных для современной экономики РФ, невозможно говорить о быстрой реакции рыночного механизма на возмущения разной природы и нахождении экономикой нового равновесного состояния в течение короткого промежутка времени. Таким образом, в посттранзитивных экономиках рынки товаров и, прежде всего, ресурсов рассматриваются как неконкурентные. Представления сторонников кейнсианской школы в большей степени, на наш взгляд, соответствуют современным российским реалиям. В соответствии с этим направлением, при исследовании рыночного механизма принимаются во внимание власть монополий, административное установление цен, осуществление сделок на основе долгосрочных договоров и т.д. [54], что обусловливает Из числа достаточно моделей, продолжительное описывающих нахождение экономики процесс в в неравновесном состоянии [161]. инвестиционный кейнсианском направлении макроэкономического анализа, наиболее широко известны модели Харрод-Домара, Хикса-Самуэльсона, Ченери, и др. Отметим, что неотъемлемой частью большинства кейнсианских моделей равновесия и роста являются модели мультипликативных и акселеративных процессов, отражающие расширение экономических систем, что и определяет инструментарий нашего исследования.

1.2 Теоретические подходы к оценке влияния инвестиционного процесса на рост в региональных экономических системах Обеспечение экономического роста является важнейшей задачей государственного управления любого национального хозяйства. Как указывает экономическая теория и подтверждает практика развития многих стран, необходимо, чтобы рост имел инвестиционную России обусловили основу и носил самоподдерживающий характер. Громадные размещения пространства неравномерность развития производства, значительную дифференциацию отдельных территорий. Восстановительный экономический рост, по мнению исследователей, лишь обострил проблемы дивергенции регионального развития, проявляющиеся в локализации роста доходов в незначительном числе регионов. Поэтому инвестиционные процессы, обуславливающие экономический рост, рассматриваются нами в соответствии с особенностями конкретного региона. Несмотря на значительный научный и практический интерес к проблеме регионального развития и экономического роста, как в отечественной науке, так и за рубежом, среди специалистов не сформировалось единого подхода к трактовке категорий «регион», «экономический регион», «региональная экономика» и «экономика региона». С нашей точки зрения, регион — это наиболее широкое, из рассматриваемого ряда, понятие. Так, в соответствии с определением А.Г. Гранберга, регион — это определённая территория, отличающаяся от других территорий по ряду признаков и обладающая некоторой целостностью, взаимосвязанностью составляющих её элементов [57].

Приведенное определение достаточно универсально и абстрактно, поэтому оно требует конкретизации путем типологизации регионов. С другой точки зрения, регион — это административно-территориальная единица, выделение которой произведено на формально-правовой, конституционно закреплённой основе. В то же время встречается использование понятия «регион» и в более узком контексте: регион рассматривается как часть народнохозяйственного комплекса, характеризующаяся наличием воспроизводственного процесса и определяющая общественный воспроизводственный процесс в целом [152]. Другими словами, категория «регион» применяется по отношению к территориальным образованиям, выделенным по экономическому принципу, несмотря на отсутствие в дефиниции определения «экономический». С нашей точки зрения, содержание категории «регион» не исчерпывается только экономической сферой деятельности, оно включает и другие (социальные, культурные, политические, экологические и др.) аспекты общественной жизни. Наиболее близка к этой трактовке региона категория «экономический регион». Здесь речь идет о типологическом признаке, в соответствии с которым исследуемая территория разделяется на однородные по функциональному (в данном случае, экономическому) признаку регионы. Именно такой подход получил наибольшее распространение в советский период в литературе по региональному анализу [152]. Достаточно часто в этом же контексте используются понятия «экономический район», «макроэкономическая зона» и «макрорегион» [100]. Под региональной экономикой, чаще всего, понимается не материальные объект, не территория, а наука, которая является частью регионалистики, изучающая экономический аспект пространственного развития [89;

100]. Использование термина «экономика региона» предполагает исследование экономической сферы региона. На сегодняшний день, с нашей точки зрения, доминируют четыре концепции интерпретации категории «экономика региона», которые отражают основные направления исследования этого объекта в экономической науке. В соответствии с первой, экономика региона рассматривается в рамках микроэкономического подхода как пространство, в пределах которого решаются задачи по оптимальному размещению производительных сил (в силу агломерационного и других эффектов). Этот подход долгое время доминировал не только в отечественной науке, но и за рубежом [133]. В соответствии с административно-территориальным делением, экономика региона — это экономика субъекта федерации, которая является основным объектом управления со стороны федеральных органов власти в территориальном (пространственным) развитии [58;

77;

100]. Именно эта концепция к пространственному выделению объекта исследования (определению территориальных границ экономики региона) превалирует сегодня в отечественной региональной науке. В последнее время достаточно популярным стало применение к категории «экономика региона» макроэкономического подхода, который ранее использовался только в отношении национальных экономик [58;

100;

131]. В данном случае, экономика региона трактуется как точка, не имеющая пространства, аналогично малой открытой национальной экономике в мировом хозяйстве [100;

133]. Четвертым подходом к определению категории «экономка региона» является использование системной концепции [94]. Экономика региона рассматривается как сложная система, обладающая, по словам Гранберга, «полиструктурностью» [58], наделённая определёнными качественными свойствами, взаимодействующая и входящая в состав систем более высокого уровня. Этот подход пользуется популярностью как в отечественной литературе, посвященной региональному анализу, так как большинство авторов используют понятие «система» или «системный» в отношении категории «региона» или «экономики региона» [89;

112;

133;

152], так и в зарубежной [110]. Системный подход предоставляет методическую базу для декомпозиции системы, её структурного анализа, что позволяет выявить наиболее существенные элементы, подсистемы и связи между ними, обуславливающие поведение системы. Нами, для исследования поведения экономики региона как единого целого, предлагается использовать системный и макроэкономический подходы совместно. В рамках макроэкономического подхода экономика региона определяется как целостность, как система, что проявляется в наделении её свойствами, которые не присущи её составным частям. Следовательно, рассматриваются отношения, формирующие поведение экономики региона как системы. Применение системного подхода по отношению к экономике региона обуславливает использование понятия «региональная экономическая система» (РЭС). Этот термин получил достаточно широкое распространение в отечественной науке [112;

133;

152]. Не подлежит сомнению тот факт, что основную понятийную нагрузку в этом выражении несет категория «система», которая, как всякое базовое, фундаментальное понятие, имеет множество определений [62;

89;

116;

140;

147]. При этом в зависимости от предметной области, а также от непосредственных задач, стоящих перед исследователями, предлагаемые определения акцентируют внимание на том или ином аспекте этой категории. Наиболее универсальное определение, предложено в Философском словаре под редакцией И.Т. Фролова: «Система — совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определённую целостность, единство» [140]. Эту же дефиницию использует в «Экономико-математическом словаре» и Л.И. Лопатников [89].

Как видно из приведенного определения, ключевым отличием системы от несистемной совокупности объектов является её целостность, которая проявляется в свойствах системы, не присущих отдельным её элементам. В рассматриваемом понятии «региональная экономическая система», класс объектов, по отношению к которому применяется категория «система», конкретизирован использованием определений — «региональная» и «экономическая». Первое определяет пространственную составляющую, выделяя исследуемый объект из пространства (конкретно в нашем случае, территории страны), а второе – функциональную, выделяя из множества подсистем, существующих в рамках заданного пространства, именно интересующую нас область, охватывающую процессы производства, обмена, распределения и потребления благ. РЭС, как и любая система, существует в окружающей среде, при этом большинством исследователей отмечается её более открытый, по сравнению с национальными экономическими системами, характер [6;

58;

99;

112]. В общем случае открытая (неизолированная) [116] система – это система, которая обменивается веществом, энергией или информацией с окружающей средой [147]. По определению Холла для открытой системы окружающая среда есть совокупность всех объектов, изменение свойств которых влияет на нее, а также тех объектов, чьи свойства меняются в результате поведения системы [147] Поскольку РЭС является подсистемой национальной экономики, то в качестве элементов окружающей среды выделим центральное правительство (вертикальное взаимодействие, обуславливающие отношения подчинения), другие регионы национальной экономики, (горизонтальное взаимодействие, проявляющиеся в межрегиональном обмене), другие страны, что определяет международный обмен товарами и факторами производства Учитывая основные свойства экономических систем, [89;

113] в дальнейшем под региональной экономической системой (РЭС) будем понимать сложную, открытую, управляемую систему иерархически организованных в рамках территориально-административной единицы РФ экономических субъектов, взаимодействующих между собой и с окружающей средой по поводу производства, распределения и потребления благ. С точки зрения системного подхода изучается структура РЭС, под которой понимается строение и внутренняя форма организации, выступающая как единство устойчивых взаимосвязей между элементами [140], или, по мнению О. Ланге, структура системы — это сеть связей между её элементами [82]. В свою очередь, структуру системы определяют её функции и цели [37;

40;

62;

94;

125;

140]. Принимая точку зрения Рапопорта, определим «цель» как некоторое конечное состояние, результат, к которому стремиться система, на достижение которого направлены её действия [116].Функцию рассмотрим как реакцию (совокупность действий) системы на воздействие со стороны надсистемы. Тогда выполнение системой функций — это достижение такого состояния выходов (внешних проявлений) системы, которое соответствует целям надсистемы [30;

140]. В целом, говоря о соотношении цели и функции, нельзя не согласиться с мнением Ерохиной [62],что функция отражает назначение системы, её роль в среде, тогда как цель, наоборот, выражает внутренние потребности системы. Для региональной экономической системы в качестве управляющей подсистемы рассмотрено правительство субъекта РФ, которое осуществляет управление, определяя иерархию целей и задач, тем самым, задавая направления структурных изменений в экономике региона. В общем случае в качестве основной цели системы рассматривают её выживание (сохранение целостности) в условиях изменяющейся внешней среды [37;

147]. Для РЭС она может быть трансформирована в более конкретную: удовлетворение потребностей населения путем производства, обмена и потребления. В то же время, традиционно в качестве цели функционирования экономических систем рассматривается рост объёмов производства, доходов, богатства, благосостояния и т.п., т.е. рост её масштабов [89].

Общенаучный подход к определению роста рассматривает его как специфический вид поведения (развития) системы, характеризующейся расширением её масштабов, или увеличением числа элементов, или и тем и другим [89]. Относительно экономических систем понятие роста конкретизируется, так как их поведение (изменения структуры) определяется влиянием управляющей подсистемы и изменяющимися параметрами внешней среды [89]. В большинстве трудов классиков экономической науки нет четкого определения категории «экономический рост», хотя именно проблема обеспечения экономического роста служила отправной точкой многих исследований (Рикардо, Смит, Кларк, Кейнс, Ростоу и многие другие). В экономической литературе встречаются определения достаточно близкие по своему содержанию к общенаучному подходу. Так, Камаев, определяет экономический рост как изменение результатов функционирования экономики [73]. В то же время используется определение «роста» как увеличения производственных возможностей в результате увеличения количества используемых факторов производства или совершенствования техники и технологии [90;

115]. Этот подход согласуется с указанным нами в формуле 1 приростом капитала за счёт чистых инвестиций, который обеспечивает расширение воспроизводства, расширение экономической системы, её рост. Отметим, что последний подход характеризует скорей потенциал, возможные границы роста масштабов экономической системы, чем их фактическое состояние. На сегодняшний день в экономической литературе достаточно широкое распространение получила дефиниция, согласно которой при определении категории «экономический рост» осуществляется выделение результирующих параметров системы, изменение которых позволяет трактовать происходящие в ней изменения как экономический рост. К числу таких основных макроэкономических показателей (параметров) относят ВВП, ВНП, НД и др. [89;

90;

115]. Региональным аналогом ВВП в рамках СНС является валовой региональный продукт (ВРП). В то же время увеличение таких параметров функционирования системы, как население, количество хозяйствующих субъектов (организаций), увеличение стоимости располагаемого и используемого капитала, характеризующих увеличение её масштабов, не рассматриваются как её рост. Следовательно, этот подход согласуется с предыдущим в том, что прирост капитала за счёт чистых инвестиций характеризует потенциал роста экономической системы. Наиболее близко к нашему исследованию определение экономического роста, предложенное Л.И. Лопатниковым: «Экономический рост – это объёмная, образом, количественная экономический сторона рост – развития это экономической поведения системы, системы, характеризующаяся расширением её (системы) масштабов» [89]. Таким вид характеризующейся расширением её масштабов, или увеличением числа элементов, или и тем и другим, результатом которого является увеличение таких показателей как ВНП, ВВП, НД, ВРП. Следовательно, в нашей работе рассматривается региональная система, ориентированная на экономический рост, т.е. на увеличение регионального аналога ВВП, валового регионального продукта (ВРП). С точки зрения практического применения теории экономического роста выделяются три основных направления исследования: взаимосвязи факторов производства и их воздействия на результаты, анализ обратных связей между ростом конечного продукта и расширением капитала, выявление основных типов экономического роста [89]. Отметим, что последнее направление определяется тем, что рост, обусловленный увеличением элементов или ресурсов системы, характеризуется как экстенсивный, а изменение связей (отношений между элементами) в системе определяет интенсивный рост.

Макроэкономический и системный подход к исследованию экономики региона позволяет применить макроэкономические инструменты для выделения её структуры. Как было отмечено в предыдущем параграфе, система национального счетоводства (СНС) как раз и используется для описания структуры и поведения, в т.ч. роста, национальных и региональных экономик [6;

18;

99], и содержит группы взаимоувязанных показателей, С позиций СНС в РЭС выделяется производственная (отраслевая) и институциональная подсистемы. Производственная подсистема включает в себя отрасли и сектора (сферы) производства. В соответствии с методикой Госкомстата, под отраслью понимается совокупность заведений, т.е. предприятий, занимающихся одним видом производственной деятельности [9]. Производственный сектор или сфера производства — это агрегированные совокупности однородных отраслей производства. Институциональная (организационно-экономическая) подсистема, включает в себя институциональные сектора, представляющие собой совокупность хозяйствующих единиц (субъектов), имеющих идентичные цели, однородных с точки зрения источников финансирования и выполняемых функций, что обуславливает их сходное экономическое поведение [9;

21;

77;

171]. В СНС выделяют пять таких секторов: домашние хозяйства, финансовые корпорации, нефинансовые корпорации, государство и некоммерческие организации. Учитывая пространственную организацию РЭС внутри национальной экономики в экономической литературе принято подход, в соответствии с которым в состав её институциональной подсистемы включаются только сектор домашних хозяйств, сектор нефинансовых корпораций и сектор регионального правительства [99], так как деятельность, например, федеральных органов власти (центрального правительства), не может быть локализована в рамках РЭС.

В СНС связи между элементами РЭС (хозяйствующими субъектами), каждый из которых входит в состав, как производственной, так и институциональной подсистемы, находят отражение в рамках экономических операций [89], под которой понимается экономический поток, представляющий собой взаимодействие двух институциональных единиц, осуществляемый по взаимному соглашению (например, купля-продажа товаров и услуг) [124]. Операции между секторами и отраслями экономики формируют агрегаты — наиболее важные макроэкономические показатели. К их числу отнесены: инвестиции (валовое накопление), совокупный спрос, совокупное предложение, промежуточное потребление, валовая добавления стоимость, конечное потребление, сальдо внешней торговли, национальное сбережение. Авторский подход к отражению инвестиционных процессов в региональной экономической системе, основанный на концепции СНС, и детализирующий общую схему представлен схематично на рисунке 2. В соответствии с классификацией инвесторы инвестиционных и реципиенты. процессов, Инвесторы приведенной в предыдущем параграфе (см. таблицу 1), выделены субъекты инвестиционной деятельности: представлены резидентами (сектора: домашние хозяйств, нефинансовых корпораций, регионального правительства) и нерезидентами (зарубежные инвесторы, инвеститоры из других регионов страны, федеральное правительство). К реципиентам относятся только резиденты. Получателями инвестиций — резидентами РЭС являются сектор нефинансовых предприятий, в меньшей степени сектор регионального правительства. Отношения между субъектами институциональной и производственной подсистемами описываются как макроэкономические агрегаты: сбережения и инвестиции. Ресурсная база инвестиционных процессов формируется за счёт сбережений инвестиций резидентов и инвестиций в разрезе нерезидентов. отраслей Использование Чистое осуществляется экономики.

кредитование (отток капитала из региона) осуществляется только в отношении нерезидентов. Связи между указанными подсистемами описываются с помощью тождеств, отражающих балансовое равновесие в производстве, формировании дохода, его использовании, капитала.

управляющая подсистема (региональное правительство) субъекты инвестиционной подсистемы инвесторы резиденты ДХ РП НФП ФП нерезиденты ДРС ИИ РП реципиенты резиденты НФП институциональная подсистема внешняя среда производственная подсистема отрасли экономики и промышленности отношения (макроэкономические агрегаты) формирование сбережений (ресурсов) сбережения резидентов, инвестиции нерезидентов объекты сбережения, ресурсы основной и оборотный капитал вложение ресурсов инвестиции в разрезе отраслей экономики и промышленности, чистое кредитование нерезиденты (федеральное правительство, другие регионы страны,остальной мир) где: ДХ — сектор домашних хозяйств;

РП — сектор регионального правительства;

НФП — сектор нефинансовых предприятий;

ФП — федеральное правительство;

ДРС — другие регионы страны;

ИИ — иностранные инвесторы. Рисунок 2 — Инвестиционный процесс в региональной системе Технологические связи между элементами производственной (4) подсистемы нашли свое отражение в следующем выражении (4): VA = (VAi + Ti – Ui), где: VA — ВРП, VAi — добавленная стоимость, произведенная i-ой отраслью, T — налоги на продукты i-ой отрасли, U — субсидии на продукты i –ой отрасли, i — количество отраслей в производственной подсистеме [124]. Распределение произведенной добавленной стоимости между институциональными секторами (формирование доходов) описывается с помощью тождества (5): VA = W + N + R, где: VA — ВРП, W — заработная плата и отчисления на социальное страхование, N — доход налоги на производство и импорт за вычетом субсидий, R — прибыль и смешанный доход сектора финансовых и нефинансовых корпораций [124]. Использование дохода находит отражение в выражение (6): VA = C + I + G + E – M где: VA — доход (ВРП), M — импорт C — конечное потребление, I — инвестиции, G — государственные расходы, E — экспорт. Инвестиционный процесс (формирование и использование капитальных ресурсов) описан в СНС с помощью следующего тождества (7): S + Li = I + Lo – A + Q, (7) (6) (5) где: S — валовые сбережения, Li — капитальные ресурсы (займы) полученные, I — валовое накопление (валовые инвестиции), Lo — капитальные ресурсы (займы) выданные, A — потребление основного капитала. Q — чистое кредитование (заимствование) [124]. С другой стороны, приведенные выражения описывают отношения между элементами макроэкономической а именно системы, отражающие этапы их инвестиционного цели. Таким образом, изложенное позволяет сформулировать объект нашего исследования как инвестиционный процесс в региональных экономических системах. Инвестиционный процесс в РЭС оказывает влияние, как на связи (отношения) между элементами РЭС, так и на количество используемых ресурсов (факторов производства). Соответственно, он вызывает расширение системы в результате как прямых, так и косвенных эффектов, обуславливая интенсивный и экстенсивный типы роста. То есть рост экономических систем рассматривается как результат инвестиционного процесса. Как было отмечено в подразделе 1.1, капитал является одним из основных факторов производства. Инвестиции, их объём обуславливают изменение запаса капитала в производственной подсистеме (будь-то отрасль, сектор или предприятие, производственная подсистема РЭС в целом), что приводит к изменению её производственных возможностей: в случае увеличения капитала, производственные возможности увеличиваются и, наоборот, в случае снижения его запаса – сокращаются, т.е. инвестиции ориентируют региональную систему на экономический рост. Соответственно, распределение инвестиций между предприятиями, отраслями и секторами производственной подсистемы является процесса, формирование доходов, трансформацию в сбережения и использование последних на инвестиционные одним из факторов, обуславливающим изменение их производственных возможностей, а значит и изменение структуры фактического производства. С другой стороны, фактором, определяющим объём и структуру производства, а значит и направление инвестиций, является спрос. Только в случае, если изменение инвестиций, а значит и производственных возможностей отраслей, совпадает с изменением спроса, будет наблюдаться рост производства. Поскольку инвестиции осуществляется в форме основного капитала либо запасов, то они сами порождают спрос — спрос на инвестиционные товары со стороны субъектов инвестиционного процесса (получателей инвестиций). Таким образом, изменение спроса на инвестиционные товары порождает многократное, носящее затухающий характер, увеличение инвестиций, а также производства, доходов и спроса, то есть возникают эффекты расширения системы.

1.3 Обоснование использования коэффициентов расширения для управления инвестиционным процессом в региональных системах, ориентированных на экономический рост Как было отмечено в предыдущем параграфе, инвестиции обуславливают как интенсивный, так и экстенсивный типы роста. Капитал является дефицитным ресурсом, поэтому возможности экстенсивного роста путем наращивания его запаса в экономике ограничены. Особенно жесткие ограничения существуют в депрессивных и отсталых регионах. Поэтому особенный интерес вызывает исследование механизмов инвестиционного процесса, её параметров, обуславливающих интенсивный рост РЭС путем изменения связей в производственной системе.

Следовательно, предметом нашего исследования является управление инвестиционным процессом в региональной системе, ориентированной на экономический рост. Концепция мультипликатора была заимствована Дж. М. Кейнсом у английского экономиста Р. Ф. Кана, который в 1931 году выдвинул идею «мультипликатора занятости», показывавшего связи между увеличением расходов на проведение общественных работ и снижением безработицы. Дж. М. Кейнс вместо занятости в качестве зависимой переменной стал рассматривать национальный доход [89]. В экономических системах существует многообразие мультипликативных эффектов, и, соответственно, множество моделей их отражающих (денежный, кредитный, банковский, налоговый, внешнеторговый и др.). В целом, под мультипликатором понимается коэффициент, служащий мерой умножающего воздействия положительной обратной связи на выходную величину управляемой системы [89]. Процесс расширения системы в результате увеличения инвестиционного спроса получил название мультипликатора, а изменение инвестиций в результате увеличения доходов акселеративным эффектом. Исходя из поставленных нами задач, воспользуемся мультипликаторами, которые относят к леонтьевскому и кейнсианскому [99]типам. Матричные мультипликаторы (мультипликаторы леонтьевского типа [99]) основаны на системе таблиц «затраты-выпуск». Это матрица коэффициентов полных затрат в модели межотраслевого баланса (МОБ), которая называется мультипликатором, поскольку она показывает эффект распространения спроса, первоначальным источником которого выступает спрос на конечную продукцию. Они демонстрируют, к каким последствиям для всей производственной подсистемы и для каждой отрасли в отдельности приводит увеличение производства в любой из отраслей, не рассматривая причины изменения спроса.

Для получения формализованного определения матричных мультипликаторов рассмотрим записанную в матричной форме систему уравнений МОБ (8): X = A * X + Y, где: Х — вектор-столбец объёма производства, Y — вектор-столбец конечного продукта, A — матрица коэффициентов прямых затрат [89]. Выражение (5) можно преобразовать следующим образом (9): (I – A) * X = Y, где: I — единичная матрица n x n, Это уравнение может быть разрешено относительно X, т.е. валового продукта, необходимого для производства заданного вектора конечного продукта (10): X = (I – A)-1 * Y (10) (9) (8) Матричный мультипликатор (I – A)-1 показывает, что изменение конечного продукта на Y вызывает соответствующее изменение валового продукта (11) и (12): X = (I – A)-1 * Y (I – A)-1 = X / Y [89] (11) (12) Как в России, так и за рубежом на региональном уровне не производиться регулярных расчётов и построений МОБ [99]. Соответственно оценка мультипликаторов леонтьевского типа для региональной экономики существенным образом затруднена. Если мультипликаторы леонтьевского типа широко использовались в работе Госплана СССР в рамках решения задач линейного программирования развития плановой экономики, то кейнсианские мультипликаторы, наоборот, получили широкое распространение при решении задач анализа и прогнозирования деятельности экономических систем рыночного типа [89].

Кейнсианский мультипликатор в теории экономического роста, означает, что с приростом общей сумы капитальных вложений национальный доход возрастет на величину, которая в раз больше, чем прирост капиталовложений (13): = 1 / (1-c) = VA / K = VA / I [74;

115], где: — мультипликатор, с — предельная склонность к потреблению, VA — прирост дохода, K, I — прирост капитала, инвестиции. Таким образом, прирост национального дохода выступает как функция прироста капитальных вложений [89]. Как видим из (1), с точки зрения Кейнса, расширение системы зависит от решения о распределении дохода (а значит и потребления) на текущее и отложенное, что находит отражение в показателе предельной склонности к потреблению. Он характеризует функциональную зависимость текущего потребления от величены доходов и определяется по следующей формуле (14): с = С / VA [63;

89], где: с — предельная склонность к потреблению, С — прирост текущего потребления, VA — прирост дохода. Отметим, что показатель предельной склонности к потреблению является обратным показателем предельной склонности к сбережению, отражающего функциональную зависимость текущих сбережений (15) от величины доходов (15): s = S / VA [54;

89], где: s — предельная склонность к потреблению, S — прирост сбережений, VA — прирост дохода. (14) (13) Теоретически в закрытой экономике, в рамках которой инвестиции равны сбережениям, показатель предельной склонности к сбережениям равен показателю предельной склонности к инвестированию. В отечественной литературе [29;

54;

142] наибольшее распространение получило исследование кейнсианского мультипликатора (16) автономных расходов, который имеет следующий вид (16): xa = VA / (Ca + Ia +Ga + E) [29], где: xa — мультипликатор автономных расходов, VA — прирост дохода, Ca — автономное конечное потребление, Ia — автономные инвестиции, Ga — автономная часть государственных расходов, E — экспорт. В рамках этой модели мультипликатора рассматриваются только автономные инвестиции, а индуцированные инвестиции, которые вызваны увеличением дохода, не принимаются во внимание [89], что представлено схематично на рисунке 3. Для описания прироста объёмов производства в результате действия индуцированных инвестиций используется акселератор [63], который в рамках модели экономического роста Харрода-Домара дополняет мультипликатор Кейнса. В теории экономического роста акселератор — это показатель, характеризующий связь между приростом национального дохода и объёмом индуцированных инвестиций (3) и отражающий эффект нарастания развития (17)[89]. = I / VA, где: — акселератор, VA — прирост дохода, I — индуцированные инвестиции. (17) По сути, акселератор в виде (3) соответствует обратной величине показателя эффективности капитальных вложений, определяемого на уровне народного хозяйства в плановой советской экономике [156]. В кейнсианских моделях предложение описывается с помощью двухфакторной производственной функции Леонтьева, в соответствии с которой объём выпуска зависит от количества используемых трудовых и капитальных ресурсов. В модели Харрода-Домара предполагается, что труд не является дефицитным ресурсов, его предложение постоянно, соответственно объём производства не зависит от него [137;

104]. В этом случае предложение будет определяться объёмом используемых капитальных ресурсов, т.е. прирост капитала (другими словами, чистые инвестиции) будет определять прирост предложения. Соответственно, скорость роста дохода (18) также пропорциональна инвестициям (18). VA = I * 1 / 0 = I / 0, где: 0 — акселератор предыдущего периода, VA — прирост дохода, I — инвестиции. Таким образом, роста акселеративный доходов (спроса) эффект и отражает взаимообусловленность индуцированных инвестиций, рассматривая последние в качестве доминирующего фактора роста экономики, что изображено на рисунке 4. Итак, увеличение автономного спроса внутри региональной системы происходит за счёт внешних (автономных) воздействий (рисунок 3), а за счёт возрастания дохода возникает индуцированный спрос (рисунок 4). Рост спроса обуславливает потребность в увеличении производства. При этом возможны три ситуации удовлетворения возрастания спроса за счёт: 1) использования ранее незадействованных в региональной экономике производственных мощностей (рисунок 3, 4);

2) импорта в регион (рисунок 3, 4);

3) инвестиций в новые производственные мощности, позволяющие внутри региона производить товары, на которые увеличен спрос. В первом и третьем случае происходит увеличение доходов экономики, то есть рост экономической системы, её расширение. Во второй ситуации эффекты расширения «уходят» в окружающую систему среду.

автономные расходы (экспорт, трансферты федерального правительтсва, иностранные инвестиции, инвестиции федерального правительтсва) 1' 2' импорт и ввоз из других регионов спрос 4' 1 2 3 доход экономической системы 5 5' производство 1' рост автономных расходов увеличивает спрос на конечную продукцию;

1. изменение предельной клонности к потреблению домашних хозяйств увеличивает спрос на конечную продукцию;

2. рост спроса увеличивает произвосдтво товаров конечного потребления;

2' рост спроса увеличивает импорт и ввоз из других регионов товаров конечного потребления;

3. рост производства товаров конечного потребления обуславливает увеличение спроса на товары промежуточного потребления;

4. рост спроса на товары промежуточного потребления увеличивает их проивзодство;

4' рост спроса на товары промежуточного потребления увеличивает их импорт и ввоз из других регионов;

5, 5' рост производства (как товаров конечного, так и промежуточного потребления) увеличивает доход экономической системы;

6 рост дохода экономической системы увеличивает спрос.

Рисунок 3 — Мультипликатор, при условии, что в экономической системе есть незагруженные производственные мощности импорт и ввоз из других регионов 4'' 6' 2' спрос 4' инвестиции 2 6 1 доход экономической системы 4 7 производство 1. рост дохода увеличивает спрос на конечную продукцию;

2. рост спроса, если нет незагруженных мощностей, обусловливает инвестиции;

2' рост спроса увеличивает импорт и ввоз из других регионов товаров конечного потребления;

3 инвестиции увеличивают спрос на инвестиционные товары;

4, 4' рост спроса на инвестиционные товары увеличивает либо их производство (если есть незагруженные мощности), либо спрос на дополнительные инвестиционные товары;

4'' рост спроса на инвестиционные товары увеличивает их импорт или ввоз из других регионов страны;

5. рост производства инвестиционных товаров увеличивает спрос на товары промежуточного потребления;

6. рост спроса на товары промежуточного потребления приводит к росту их производства;

6' рост спроса на товары промежуточного потребления приводит к росту их импорта или ввоза из других регионов страны;

7 рост производства (как инвестиционных товаров, так и товаров промежуточного потребления) увеличивает доход экономической системы;

8. увеличение дохода вновь увеличивает спрос, пропорционально предельной склонности к потреблению домашних хозяйств. - зона действия акселератора;

- зона действия мультипликатора.

Рисунок 4 — Акселератор, при условии, что в экономической системе нет незагруженных производственных мощностей Следовательно, величина мультипликативных эффектов в РЭС, зависит от соответствия изменения структуры предложения (производства), зависящей от инвестиций, изменению структуры совокупного спроса, обусловленного автономными или индуцированными воздействиями. Тогда, расширение РЭС будет тем больше, чем в большей степени спрос будет удовлетворяться за счёт регионального предложения и, чем больше расходов всех институциональных секторов останутся в РЭС. При этом вторичное увеличение спроса, обусловленное возросшей потребностью в товарах промежуточного потребления и удовлетворенное за счёт регионального предложения, также способствует усилению эффектов расширения. Соответственно, чем более длинные технологические цепочки производства внутри региона будут задействованы в удовлетворении спроса, тем сильнее эффекты расширения. В региональной экономике подобные эффекты определяются в теории полюсов роста [58;

100]. С другой стороны, мультипликативные эффекты отражают процесс расширения системы в результате увеличения инвестиционного спроса (прямая связь), а акселеративные — изменение инвестиций в результате увеличения доходов (обратная связь). Поскольку в инвестиционном процессе складываются отношения спроса и предложения, необходимо оценить приращение производства (добавленной стоимости) как результат увеличения спроса на товары промежуточного потребления, используемые в производстве других, в данном случае инвестиционных товаров. Следовательно, увеличение спроса в данном конкретном случае можно измерить приростом инвестиций по отношению к предыдущим периодам. Назовем моделируемый показатель региональным инвестиционным коэффициентом расширения и определим его как отношение прироста добавленной стоимости к приросту инвестиций (в целом, или по отдельным элементам региональной экономической системы), что представлено на рисунке 5. Это отличает его от кейнсианской интерпретации, где приращение производства трактуется как результат увеличения конечного спроса со стороны домашних хозяйств. По сути, речь идет об упрощенной, линейной записи мультипликатора Леонтьева, отражающего, как при увеличении спроса на один вид товаров в результате межотраслевых связей увеличится производство во всей производственной системе РЭС.

автономные расходы (иностранные инвестиции, инвестиции федерального правительтсва) импорт и ввоз из других регионов 1' спрос на инвестиционные товары спрос на товары конечного потребления производство 5' 5 доход экономической системы 1 спрос на инвестиционные товары увеличивается либо в результате автономных расходов либо для удовлетворения спроса на товары конечного и промежуточного потребления 2 рост спроса на инвестиционные товары увеличивает их производство;

2' рост спроса на инвестиционные товары увеличивает их импорт и ввоз из других регионов страны;

3 рост производства инвестиционных товаров увеличивает спрос на товары промежуточного потребления;

4 рост спроса на товары промежуточного потребления приводит к росту их производства;

5, 5' рост производства (как инвестиционных товаров, так и товаров промежуточного потребления) увеличивает доход экономической системы.

Рисунок 5 — Региональный инвестиционный коэффициент расширения Использование этого коэффициента позволяет выделить, какие из видов инвестиций, например, индуцированные или автономные, федерального или регионального правительства, резидентов или нерезидентов, оказывают наибольшие эффекты расширения на РЭС в целом, и/или отдельные отрасли производственной подсистемы. Следовательно, чтобы обеспечить наибольшее расширение РЭС от инвестиционного процесса, необходимо определить, во-первых, какие из видов инвестиций дают наибольший эффект в результате межотраслевого взаимодействия, а во-вторых, какие отрасли обеспечат больший прирост дохода в системе в целом. Процесс расширения системы в результате мультипликативных и акселеративных эффектов представлен на рисунке 6.

автономные расходы доход экономической системы произодство товаров конечного потребления спрос на товары конечного потребления инвестиции спрос на товары промежуточного потребления (I) спрос на инвестиционные товары производство инвестиционных товаров инвестиции произодство товаров конечного потребления (I) спрос на товары промежуточного потребления (II) инвестиции спрос на товары промежуточного потребления (I) спрос на инвестиционные товары 1 спрос на инвестиционные товары произодство товаров конечног о потребления (II) инвестиции производство инвестиционных товаров инвестиции произодство товаров конечного потребления (I) инвестиции производство инвестиционных товаров инвестиции где:

- зона действия матричного мультипликатора;

- зона действия матричного и инвестиционного мультипликаторов;

- зона действия акселератора;

(I) - товары конечного потребления I -го уровня;

(II)товары конечного потребления II-го уровня.

Рисунок 6 — Расширение РЭС в результате мультипликативных и акселеративных эффектов Соответственно, поведение РЭС, её производственной подсистемы, может быть изменено путем коррекции параметров инвестиционного процесса, прежде всего, изменением предприятий и отраслей–получателей инвестиционных ресурсов. Так, инвестирование в создание или развитие производств, которые позволят привести в большее соответствие региональное предложение рост РЭС. На указанном выше и будем формировать основные принципы управления инвестиционным процессом в региональной экономике. В общей трактовке, управление экономической системой предполагает переработку экономической информации и принятие на этой основе решений о воздействии на управляемую подсистему, а затем реализацию этих решений [89]. Следовательно, управление включает в себя два основных элемента: определение траектории состояний системы (т.е. формирование цели и указание путей её достижения) и удержание системы на этой траектории путем регулирования. Поскольку предметом исследования является управление региональным инвестиционным процессом в целях роста РЭС, то ставится задача определения направлений использования инвестиционных ресурсов, которые позволили бы ускорить темпы роста РЭС, т.е. в фокусе данной работы находиться первый из рассмотренных элементов управления. Хотя региона, и управляющей федеральное системой правительство, относительно однако нами регионального федеральное инвестиционного процесса (как и РЭС в целом) являются и правительство правительство рассматривается как элемент внешней среды по отношению к РЭС, и не включается в предмет рассмотрения этого исследования. Определение механизма воздействия на РЭС для достижения ею целевых показателей предполагает выявление элементов, связей или подсистем, воздействуя на которые возможно создавать предпосылки для спросу, удлинить технологические цепочки, будет способствовать усилению мультипликативных эффектов, обуславливающих достижения поставленных целей, а также отбор методов и инструментов, с помощью которых оказывается это воздействие. Управление инвестиционным процессом на федеральном уровне осуществляется в рамках денежно-кредитной (монетарной) и бюджетноналоговой (фискальной) политик, что предполагает использования соответствующих наборов инструментов. Набор инструментов, которым обладает правительство региона, существенно сужается, что представлено в таблице 2. Конкретные инструменты управления инвестиционным процессом в регионе определяются под влиянием множества факторов, которые не являются предметом нашего рассмотрения. Задача определения приоритетных направлений использования инвестиционных ресурсов решается различными методами, которые нами сгруппированы в таблице 3. Таблица 2 — Инструменты, регулирующие инвестиционный процесс в РЭС Методы Микроэкономические Уровни управления инвестиционным процессом в РЭС Федеральная власть Региональная власть повышение мобильности выделение грантов на реализацию капитала – субсидии проектов, возмещение (постоянные и временные), процентных ставок, гарантии, налоги, административный залоги контроль [100] дифференциация налоговых в рамках региональных налогов — ставок и государственных ставки налогов, инвестиционные расходов [100] государственное расходы, государственное инвестиционное инвестиционное финансирование, финансирование, бюджеты бюджеты развития развития [84] льготное кредитование и т.п. управление ценами и тарифами в [84] рамках РЭС Макроэкономические Фискальные Монетарные Использование тех или иных методов определения приоритетных направлений инвестиций зависит от поставленных целей. Поскольку основной целью управления региональным инвестиционным процессом, с нашей точки зрения, является обеспечение ускоренного экономического роста, то следует использовать методы, способные определить такие направления использования капитальных ресурсов, которые обеспечат максимальное увеличение ВРП. Таблица 3 — Методы оценки инвестиционных приоритетов № 1. 2. 3. 4. 5. Название метода оценка социального эффекта оценка бюджетного (налогового) эффекта [54;

66] оценка факторной производительности [89] оценка коммерческого эффекта [5;

66] оценка коэффициентов расширения Содержание метода прогноз увеличения занятых (количества рабочих мест) увеличение налоговых поступлений повышение эффективности использования основных ресурсов (труда и капитала) [112] прибыль, NPV, IRR, PP, RI мультипликаторы и акселераторы Метод оценки социального эффекта применяет в качестве критерия отбора реализации того или иного проекта увеличение рабочих мест в РЭС. Экономический рост и рост занятости в целом являются взаимодополняемыми задачами, но оценка роста занятых не позволяет оценить рост масштабов РЭС, а лишь увеличение ресурсов (элементов) в производственной подсистеме. Второй метод предполагает при выборе направлений приоритетного инвестирования использовать оценку прироста налоговых поступления. Т.е. в его фокусе находится только оценка перераспределения финансовых ресурсов от одной институциональной подсистемы к другой, но не позволяет оценить увеличение масштабов РЭС. В методе оценки факторной производительности [89] задача более эффективного использования ресурсов комплиментарна задаче ускорения роста РЭС. Однако этот метод не предусматривает оценку общего расширения РЭС, а только выявление отраслей с наиболее высокой факторной производительностью. Соответственно, его применение и стимулирование данных отраслей путем направления инвестиционных ресурсов может способствовать локализации роста в ограниченном круге отраслей, расширению не всей экономической системы, а лишь одного или нескольких её элементов или подсистем. Отметим, что рост одной или нескольких отраслей не обязательно приводит к росту всей РЭС, наоборот, он может способствовать сокращению производственной деятельности в других отраслях, в силу локализации в них большей части ограниченных ресурсов, сокращению внутрисистемных связей. Наиболее популярным из рассмотренных методов является метод коммерческого эффекта или оценки будущих доходов. Область его применения ограничивается микроэкономическим уровнем. Другими словами, он отражает лишь локальные положительные эффекты в ограниченном круге предприятий, проектов или отраслей, а не всей РЭС. Таким образом, перечисленные выше методы решают локальные задачи и не дают ответа на вопрос, как измениться масштаб всей РЭС в случае реализации того или иного проекта, стимулирования той или иной отрасли. Следовательно, только применение метода оценки коэффициентов расширения позволяет оценить масштабы увеличения РЭС, её рост в результате осуществления инвестиционных процессов. Коэффициенты расширения, определяемые как мультипликаторы различного вида и акселераторы, требуют для расчёта специальной информационной базы в виде матриц региональных счетов, построенных на основе СНС.

1.4 Методические подходы к формированию матриц региональных счетов как к информационной базе расчёта коэффициентов расширения В соответствии с методикой СНС, для оценки макроэкономических агрегатов РЭС формируются региональные счета, аналоги национальных счетов, отражающие её (РЭС) структуру, которые затем представляются в матричной форме. При формировании региональных счетов специфика функционирования региональных экономических систем, их отличие от экономических систем национального уровня, обуславливает необходимость внесения в методику СНС некоторых корректировок и уточнений. Во-первых, как было отмечено в 1.2, РЭС является более открытой по сравнению с национальной экономикой системой, поэтому необходимо учесть и формализовать значительное количество внешних связей, отражающих более сложный характер взаимодействия с внешней средой. Во-вторых, требуется уточнить локализацию отдельных видов деятельности на региональном уровне. Например, деятельность федеральных органов власти, финансовых организаций, как правило, не отражается в соответствующих региональных счетах, а относится на федеральный уровень. Именно этот подход принят нами в настоящем исследовании. В-третьих, существующая методика статистического учёта затрудняет оценку финансовых взаимоотношений федерального и регионального правительств [112]. Это относится к учёту общих ресурсов, направленных правительством и компаниями, находящимися в федеральной собственности (такими, как РАО ЕЭС и РЖД) в регион, а также деятельности внебюджетных фондов. Поэтому необходимо дополнительно оценить эти взаимодействия. В силу названых проблем в настоящее время СНС на региональном уровне в РФ не реализуется в полном объёме [6]. На регулярной основе Росстат рекомендует своим территориальным подразделениям построение только региональных счетов производства, фактического конечного потребления, валового накопления основного капитала. Для формирования расширенного набора счетов специалисты проводят дополнительные расчёты, используют косвенные показатели и специфический инструментарий [98]. Для балансировки расчётов совокупность счетов представляется в форме матриц, что получило широкое распространение, как у зарубежных, так и у отечественных исследователей. Отметим, что в литературе встречаются следующие названия этого инструмента — матрицы СНС (SNA matrices)[171], матриц социальных счетов (social accounting matrices — SAM [164;

168;

169], МСС [99]), интегрированные матрицы финансовых потоков [34], матриц региональных счетов (МРС), Теоретической основой построения МНС и МРС является концепция матриц социальных счетов, разработанная Р. Стоуном [99]. Существенный вклад в формирование методологической базы построения МНС и МРС в России внесли работы А.Р. Белоусова [34] и Н.Н. Михеевой [99;

100]. В рамках исследования нами были использованы также труды ряда других зарубежных авторов S.I. Cohen [164], J.I. Round [167], S. Robinson [168;

170], G. Pyatt [169] и др.[168;

172;

174]. Особенность матричного представления состоит в том, что каждый из элементов счетов, который согласно принципам СНС учитывается в них дважды — один раз как ресурс, а другой как использование, включается в матрицу как один из её элементов не пересечении соответствующих строк и столбцов [170]. Следовательно, матричное представление даёт возможность для проверки сбалансированности всей системы показателей региональных счетов и согласования их отдельных элементов, что особенно важно в условиях неполных и противоречивых данных региональной статистики, а также предоставляет дополнительные возможности анализа структуры РЭС. Поэтому в зависимости от поставленной цели исследования, в состав МРС может быть включено большее или меньшее число счетов, отражающих разные аспекты деятельности РЭС, с разной степенью их детализации. Проведённая в 1.2 декомпозиция структуры РЭС обусловила авторский подход, как к набору счетов, так и к уровню их агрегирования. В соответствии с поставленными задачами составлен следующий набор региональных счетов: — эндогенные: счёт производства (в разрезе отраслей экономики и промышленности), счёт образования доходов (в разрезе институциональных секторов), счёт использования доходов (в разрезе институциональных секторов), счёт операций с капиталом, счёт товаров и услуг;

— экзогенные: Эндогенные счёт других регионов страны, счёт федерального правительства, счёт остального мира. счета характеризуют, преимущественно, внутреригональные отношения между элементами РЭС, а экзогенные — отражают влияние элементов внешней среды на РЭС [167]. Счёт производства характеризует равновесие между полученными доходами и расходами экономической подсистемы, счёт товаров и услуг — совокупного спроса и совокупного предложения. Счёт образования доходов отражает равновесие на рынке факторов производства, а счёт использования доходов показывает, как полученный факторный доход был израсходован [171]. Счета операций с остальным миром, с остальной страной и центральным правительством демонстрируют состояние платежного баланса региона, равновесие между ввозом и вывозом товаров и капитала. Такой набор счетов позволяет в полной мере оценить как изменение внутрирегиональных воспроизводственных пропорций, так и характер взаимодействия региона с остальным миром. Особенно важно, что выделение в отдельный счёт операций с федеральным правительством позволяет оценить его роль в инвестиционных процессах Амурской области. Наше представление счетов в формате МРС отражено на рисунке 7. Для оценки вклада каждого из секторов в формирование ресурсной базы и её использования в инвестиционном процессе осуществим дезагрегацию счетов образования и использования доходов в разрезе институциональных секторов. Как указывалось выше, информация для оценки счёта производства содержится в данных Росстата (в т.ч. форма 5ДС), методические подходы к оценке других счетов формируются в зависимости от задач исследования и имеющихся данных.

Использование доходов Счёт Товары и услуги Производ Образоваство ние доходов Операций с капиталом ДХ НП РП ДРС ФП Остальной мир Товары и услуги Промежуточное потребление Конечное потребление Инвестиции Вывоз в другие регионы РФ Экспорт ПроизводстВаловый выпуск во Образование доходов ВРП ДХ Использование доходов Доходы домашних хозяйств Доходы нефинансовых корпораций Доходы регионального правительства Трансферты населению в натуральной форме НП РП Текущие трансферты федерального правитель -ства Сбережения нефинансовых корпораций Сбережения регионального правительства Инвестиции Иностра федераль- нные инвести ного правитель -ции -ства Чистое кредитование/ заимствование с регионами РФ Текущие Чистое трансферты кредитование/ федеральнозаимствование му с правительстправительством РФ ву Операций с капиталом Сбережения домашних хозяйств ДРС Ввоз из других регионов РФ ФП Остальной мир Импорт Чистое кредитование/ заимствование с остальным миром Рисунок 7 — Матрица региональных счетов В первую очередь определим подходы к построению счёта использования доходов. В соответствии с СНС, он включает расходы домашних хозяйств на конечное потребление;

расходы на конечное потребление государственных учреждений, обслуживающих домашние хозяйства;

расходы на конечное потребление государственных учреждений, удовлетворяющих коллективные потребности населения, расходы на конечное потребление некоммерческих организаций, а также сбережение в разрезе институциональных секторов. Отметим, что на уровне регионов Росстат не осуществляет оценку расходов на конечное потребление некоммерческих организаций [18;

19]. В литературе оценку этого регионального показателя предлагается проводить путём корректировки значений расходов на конечное потребление некоммерческих организаций в РФ на долю населения региона в общей численности населения страны [99]. Проведённые на основе рассмотренного метода расчёты этого показателя для Амурской области показали, что полученные значения расходов на конечное потребление некоммерческих организаций составляют чуть более 1,5% ВРП. Поэтому, для упрощения дальнейшего анализа, нами предложено не оценивать в работе деятельность сектора некоммерческих предприятий. Как было отмечено выше, деятельность государственных учреждений подразделяется на деятельность регионального и федерального правительства, при этом деятельность федерального правительства отражается на отдельном экзогенном счёте, а регионального — в составе эндогенных счетов. Соответственно, расходы государственных учреждений также разделяются на расходы федерального правительства и регионального правительства. Таким образом, в работе — выделяются домашних три эндогенных сектор институциональных сектора сектор хозяйств, нефинансовых предприятий (корпораций) и сектор региональных властей. Рассмотрим подходы к оценке их расходов.

В отношении методики оценки расходов на конечное потребление домашних хозяйств не существует единого мнения среди специалистов. Так, в соответствии с одним подходом, оценка производится на основании статистических данных о розничном товарообороте и предоставленных домашним хозяйствам услугах [99]. Другой метод предполагает использование данных баланса доходов и расходов населения (БДРН) [34]. В этом случае расходы на конечное потребление домашних хозяйств определяются как разница общих расходов и суммы прироста сбережений во вкладах и ценных бумагах, покупку валюты, прироста денег на руках, а также прочих расходов. Отметим, что использование второго метода является наиболее распространённым подходом, который используется, например, для оценки оплаты труда в работах А.Р. Белоусова [34], в рекомендациях Госкомстата [6]. В то же время, по сравнению с методикой Н.Н. Михеевой, он позволяет избежать дополнительных досчётов. К расходам государственных учреждений на обслуживание домашних хозяйств относятся расходов сектора государственных учреждений на потребительские товары и услуги, предназначенные для индивидуального потребления. Такие расходы финансируются за счёт государственного бюджета и внебюджетных фондов из средств, полученных в результате сбора налогов и из других доходов государства. В эти расходы включаются расходы предприятий и организаций, оказывающих бесплатные (для населения) услуги в области образования, здравоохранения, культуры [21]. Поэтому для оценки этого элемента счёта использования доходов нами будут применяться данные о расходы на социально-культурные мероприятия регионального бюджета, публикуемые Амурстатом [16]. Отметим, что в силу неудовлетворительного состояния статистики деятельности внебюджетных фондов, в т.ч. их расходов, нами исключён этот элемент расходов из оценки расходов регионального правительства на оказания индивидуальных услуг. Отметим, что в литературе используется и другой метод оценки значения расходов регионального правительства на оказания индивидуальных услуг. В соответствии с ним, этот показатель определяется как стоимость нерыночных услуг в счёте производства [99]. Однако проведённые нами расчёты показали, что использование обоих методов даёт очень близкие значения. В качестве расходов на конечное потребление государственных учреждений, удовлетворяющих коллективные потребности населения, в работе рассматриваются расходы регионального бюджета за вычетом расходов на социально-культурные мероприятия и инвестиций. Отметим, что официальные рекомендации по построению счёта использования доходов на региональном уровне не предусматривают оценку взаимодействия между региональным и федеральным правительством [18;

19]. Однако фактически, значительная часть налогов полученных региональным правительством, передается им в качестве трансфертов федеральному правительству. В то же время существует обратный финансовый поток, отражающий правительства текущие трансферты, Таким передаваемые образом, от федерального из указанных региональному. первый финансовых потоков рассматривается как условные расходы регионального правительства, а второй — как его условные доходы. При этом, с точки зрения законодательства, полученные от федерального правительства текущие трансферты, региональное правительство может использовать только на оказание индивидуальных услуг домашним хозяйствам. Для оценки расходов регионального правительства на налоговые трансферты федеральному правительству (текущих трансфертов регионального правительства федеральному правительству) воспользуемся данными о структуре поступлений налогов и платежей в бюджеты всех уровней (в стоимостных показателях), публикуемых в сборниках Амурстата [16]. Для определения значения искомого показателя отнимем от всех собранных налогов на территории региона, налоги поступившие в консолидированный бюджет Амурской области.

Для оценки показателя текущие трансферты используем федерального данные о правительства региональному правительству трансфертах, дотациях, субвенциях и т.п., поступивших в региональный консолидированные бюджет из федерального бюджета, публикуемых в сборниках Амурстата. Таким образом, государственные расходы на оказание услуг домашним хозяйствам будут складываться из двух элементов — эндогенной составляющей и экзогенной. В целом, сумма ВРП и сальдо текущих трансфертов даёт нам условный показатель валовой располагаемый региональный доход (ВРРД). Как уже отмечалось, Амурстат не учитывает потребление основного капитала при формировании счёта использования доходов на региональном уровне, как это рекомендовано в СНС. Потребление основного капитала оценивается по величине амортизационных отчислений, которая определяется Амурстатом, но не используется при построении региональных счетов. Михеевой Н.Н. в аналогичной ситуации использованы среднеросссийские отраслевые коэффициенты амортизационных отчислений [99]. Наша попытка оценить эти показатели предложенными методами, показала значительное расхождение полученных результатов. Это обусловлено тем, что с 1997 г. была отменена обязательная переоценка основных средств, а позже изменён порядок и нормы начисления амортизации. Следовательно, потребление основного капитала в счёте не учитывалось. Валовое региональное сбережение определяется как разность ВРРД и всех расходов на конечное потребление. Оно включает в себя сбережения сектора домашних хозяйств, сбережения сектора нефинансовых предприятий и сбережения сектора регионального правительства. Размер сбережений сектора домашних хозяйств предлагается оценивать на основании данных БДРН и рассчитан как сумма прироста сбережений во вкладах и ценных бумагах, покупки валюты и прироста (+), уменьшение (–) денег на руках. Величина сбережений регионального правительства принята равной осуществлённым им инвестициям, финансирование которых осуществлено из областного и местных бюджетов. Для этого используем публикуемые Амурстатом данные о структуре источников финансирования инвестиций в регионе [16]. Сбережения сектора нефинансовых предприятий рассчитываются как балансовая величина между ВРП и конечным потреблением сектора домашних хозяйств, сбережением домашних хозяйств и регионального правительства, а также текущих региональных правительству. Рассмотрим следующий счёт — счёт образования доходов, в котором доходы институциональных секторов оценены исходя из понесённых ими расходов. Размер доходов домашних хозяйств соответствует сумме их расходов на конечное потребление и сбережений. Доходы регионального правительства оценены как сумма расходов на услуги, оказанных сектору домашних хозяйств (трансфертов в натуральной форме), текущих трансфертов, переданных федеральному правительству и сбережений регионального правительства. Доходы сектора нефинансовых предприятий приняты равными их сбережениям, т.е. сделано предположение о том, что они в полном объёме реинвестируются. Счёт операций с капиталом отражает равновесие на региональном рынке капитала. Ресурсная часть этого счёта, сформированная секторов и внутрирегиональными правительства и сбережениями из-за рубежа, институциональных расходуется на трансфертов, переданных федеральному капитальными трансфертами (инвестициями), поступившими от федерального осуществление внутрирегиональных инвестиций (валовое накопление капитала). Данные об объёме иностранных инвестиций и инвестиций федерального правительства публикуются Амурстатом. Показатель чистого кредитования (заимствования) в разрезе счетов операций с остальным миром, с другими регионами страны и с федеральным правительством, служит балансирующим элементом счёта операций с капиталом. Валовое накопление капитала рассчитывается как сумма инвестиций в основные средства (капитальные вложения) и изменения запасов товарноматериальных ценностей. Наиболее сложно рассчитать прирост материальных запасов, т.к. отражающие это явление статистические данные на региональном уровне отсутствуют [16;

18;

19]. Величина запасов за трансформационный период значительно менялась под влиянием различных факторов. Однако на уровне национальной экономики такая оценка производится. Поэтому прирост запасов оценивался нами на основе общероссийских оценок доли запасов в ВВП, публикуемых Росстатом [24]. Счёт товаров и услуг отражает равновесие на региональном рынке товаров и услуг. Он включает, с одной стороны, валовой выпуск, импорт и сальдо межрегионального обмена (сальдо ввоза-вывоза), а с другой — промежуточное потребление, валовое накопление, конечное потребление и экспорт. Отметим, что подходы к оценке показателей валовой выпуск, промежуточное потребление (счёт производства), валовое накопление (счёт операций с капиталом), конечное потребление (счёт использования доходов) уже были рассмотрены выше. Данные о размерах экспорта и импорта товаров и услуг публикуются в статистических сборниках в долларах США, поэтому при расчётах экспорт и импорт пересчитывались в рубли по среднему арифметическому значению курса ММВБ [178], определяемому как сумма всех значений курсов объявленных в день торгов к числу проведённых торгов за период (1 год).

Сальдо ввоза-вывоза продукции, являющееся балансовым элементом этого счёта, включает в себя помимо межрегионального обмена товарами и услугами, ещё и в величину статистического расхождения (ошибки). Счёт других регионов страны (остальной страны) включает в себя два элемента: сальдо межрегионального обмена товарами и услугами и, соответствующий ему, показатель чистого заимствования (кредитования) остальной страны регионом, отражающий сальдо межрегионального обмена капиталом. Счёт операций с федеральным правительством включает в себя сальдо текущих трансфертов, определённые ранее, и капитальные трансферты (инвестиции) показатель региону. чистого В качестве балансирующего элемента служит заимствования (кредитования) федерального правительства региону. Счёт операций с остальным миром включает в себя оценённый выше объём чистого экспорта региона и объём привлечённых иностранных инвестиций;

в качестве балансирующего показателя использован показатель чистого заимствования (кредитования) остального мира региону. По нашему мнению, полученный сбалансированный набор региональных счетов позволяет оценить динамику и структуру РЭС в целом, и инвестиционной подсистемы в частности, что создает информационную основу для оценки коэффициентов расширения.

Выводы по разделу «Инвестиции» определяются нами как использование капитала на отложенное долгосрочном потребление периоде. для получения положительного процесс в эффекта в Инвестиционный общем случае рассматривается как изменение состояний капитала — его аккумулирование и использование с целью получения положительного эффекта. На основе исследования инвестиционного процесса с позиций микроподхода и макроподходов, определено, что взаимовлияние инвестиций и результатов общественного производства, изучается в макроэкономической теории экономического роста, которая представлена двумя основными направлениями: неоклассическим и кейнсианским. Значительные сложности применения неоклассических моделей к условиям транзитивных и посттранзитивных экономик обуславливают использование кейнсианского направления теории экономического роста в качестве методологической основы исследования. Экономическая система, имеющая положительные чистые инвестиции, ориентируется на экономический рост, поскольку возрастание объёма накопленного воспроизводства. Применение в дополнение к макроэкономическому, системного подхода обусловило использование категории «региональная экономическая система», которая определена как сложная, открытая, управляемая система иерархически организованных в рамках территории субъекта федерации экономических субъектов, взаимодействующих по поводу производства, распределения и потребления благ между собой и с окружающей средой. Принятый макроэкономический подход обусловил использование СНС в качестве методической и информационной базы исследования. Совместное использование системного и макроэкономического подхода к определению регионального инвестиционного процесса, позволило выделить в РЭС и описать инвестиционную подсистему. В кейнсианских моделях равновесия и роста выделены коэффициенты расширения, отражающие рост экономических систем, а именно матричный и кейнсианский мультипликаторы, акселератор. Поскольку на региональном уровне не производиться регулярных расчетов и построений МОБ, предложен показатель, названный региональным инвестиционным коэффициентом расширения и определяемый как отношение прироста ВРП к приросту инвестиций в разрезе субъектов инвестиционного процесса.

капитала обеспечивает возможность расширения Результаты функционирования РЭС могут быть изменены путём коррекции инвестиционного процесса — изменением отраслей реципиентов инвестиционных ресурсов, инвестирование в которые позволит привести в большее соответствие региональное предложение спросу, а также удлинить технологические цепочки внутри системы, а значит, будет способствовать усилению эффектов расширения в РЭС. Расчёт и анализ коэффициентов расширения позволит региональным органам управления определить в будущих периодах инвестиционные приоритеты, ориентированные на увеличение роста всей РЭС. Оценка коэффициентов расширения для использования их в управлении региональным инвестиционным процессом, требует измерения основных агрегатов РЭС. В соответствии с СНС для их оценки формируются региональные счета, аналоги национальных счетов, отражающие структуру РЭС. Автором обоснована конфигурация МРС, отличительными чертами которой является как набор используемых счетов, так и уровень дезагрегирования некоторых из них, а также подходы к оценке некоторых макроэкономических агрегатов.

2 Исследование влияния инвестиционного процесса на экономический рост региональной экономической системы (на примере Амурской области за период 1995 — 2003 гг.) 2.1 Сравнительный анализ экономического аспекта инвестиционной привлекательности региона Экономическая система РФ за последние 15 лет претерпела существенные изменения. Трансформационные процессы оказали влияние на все аспекты экономической и социальной жизни страны, а также на пространственное распределение инвестиционной активности. По мнению исследователей одним из результатов этих процессов, стало усиление межрегиональной дифференциации, в т.ч. и инвестиционной деятельности [68;

149]. С точки зрения Гранберга, главными причинами сокращения инвестиций в российских регионах были макроэкономические параметры функционирования региональных систем [58]. В экономической литературе в качестве категорий, отражающих комплекс факторов, влияющих на интенсивность инвестиционного процесса в регионе, используются понятия «инвестиционная привлекательность региона», «инвестиционный потенциал региона», «региональный инвестиционный климат». Как справедливо отмечают авторы [149], существуют множество подходов к определению, соотнесению и оценке инвестиционной привлекательности и инвестиционного потенциала региона. Мы примем наиболее популярный на сегодняшний день в РФ подход, разработанный и используемый рейтинговым агентством «Эксперт РА», при котором инвестиционная привлекательность рассматривается как результат инвестиционного потенциала и инвестиционного риска. В отечественной научной литературе даются различные определения инвестиционного потенциала региона, обосновываются точки зрения по его содержанию, классификации форм и методов реализации. Так, например, «потенциал» определяется как возможность и готовность субъектов рынка специализироваться в тех видах деятельности, по которым в каждый момент времени имеются абсолютные или сравнительные преимущества [121]. С другой точки зрения, инвестиционный потенциал объекта – это функционально зависимая от наличия/отсутствия факторов производства и ограниченная рядом условий (инвестиционный климат) степень (сила) привлекательности данного объекта для инвестиций [149]. По мнению специалистов рейтингового агентства «Эксперт РА», инвестиционный потенциал учитывает основные экономические характеристики, такие как насыщенность территории факторами производства, потребительский спрос населения и другие показатели. С этой точки зрения, потенциал региона — это доля региона в общем потенциале России [179]. В соответствии с подходом, принятым к исследованию региональных инвестиционных процессов в разделе 1, сопоставим макроэкономические параметры функционирования Амурской области с другими регионами Дальневосточного федерального округа (ДФО) и РФ и дадим оценку места, которое заняла Амурская область в национальной экономической системе по результатам процессов дифференциации. Поэтому из множества факторов, используемых используем для набор определения показателей, подходом инвестиционного сформированный и отражающий потенциала в основные региона, с аспекты соответствии макроэкономическим функционирования РЭС, а именно: производство ВРП, денежные доходы населения, объём промышленного производства и инвестиций. Использование именно этого набора показателей обусловлено следующим. ВРП, с точки зрения применяемого нами подхода, является основным параметром, отражающим результат функционирования РЭС. Показатель денежных доходов населения отражает, с одной стороны, уровень благосостояния населения как цель функционирования РЭС, а с другой, характеризует структуру институциональной подсистемы РЭС, путём оценки аккумулируемых в секторе домашних хозяйств сбережений. Объём промышленного производства служит показателем, отражающим структуру производственной подсистемы РЭС, т.к. промышленность играет ключевую роль в формировании эффектов расширения, обеспечивающих рост РЭС. Как было показано в предыдущем разделе, инвестиции являются одним из ключевых факторов определяющих функционирование экономических систем. Соответственно, инвестиционный процесс, его распределение в пространстве, во многом обусловливают развитие межрегиональной дифференциации. Использование этого показателя позволяет, исследовав интенсивность инвестиционного процесса, оценить, какая часть полученного дохода используется в РЭС для увеличения запаса капитала в качестве основы дальнейшего роста [89;

137]. Определенную сложность вызывает сопоставление результатов функционирования очень разных по размеру (по количеству населения, занимаемой площади и размерам РЭС) регионов РФ (например, г. Москвы и Агинского-Бурятского автономного округа). Для нивелирования влияния размеров регионов, все упомянутые выше показатели приведены в расчёте на душу населения. Для оценки развития межрегиональной дифференциации нами были определены следующие временные интервалы: 1995 — 1998 гг. и 1998 — 2002 гг. Это обусловлено следующим. 1995 г. — это первый период, за который опубликованы данные о структуре производства, распределения и потребления ВРП в разрезе субъектов РФ. 1998 г. стал поворотным для новейшей экономической истории РФ, поскольку был последним годом трансформационной рецессии, экономическим дном. После 1998 г. в экономике страны началась стадия восстановительного роста. 2001 г. последний, за который опубликованы официальные данные о структуре и объёме ВРП РФ в разрезе регионов [22]. По тем из рассматриваемых показателей, по которым имеется более поздняя информация (за 2002 г. или 2003 г.), используется именно она. В качестве меры изменения дифференциации использован показатель размаха вариации, рассчитываемый как отношение максимального значения показателя в выборке к его минимальному значению, а также отношение максимального и минимального значения к среднероссийскому значению показателя. Полученные результаты представлены в таблице 4. Таблица 4 — Показатели межрегиональной дифференциации РФ за 1995 — 2002 гг.

Показатели ВРП на душу населения Годы 1998 18,4 1,01 3,8 1,06 0,21 1,05 14,4 0,93 4,0 1,15 0,28 1,24 122,3 0,68 6,0 1,18 0,05 1,74 250,3 4,21 11,7 0,8 0,05 0, 2002 37,3 2,03 7,3 2,04 0,20 1,00 13,0 0,83 3,8 1,07 0,29 1,29 215,9 1,20 7,1 1,42 0,03 1,18 238,7 4,02 25,0 1,72 0,10 0, значение, раз 18,0 темпы роста, раз 1,00 значение, раз 3,6 Максимальное/среднее: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 0,20 Минимальное /среднее: темпы роста, раз 1,00 Денежные доходы населения значение, раз 15,6 Максимальное /минимальное: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 3,5 Максимальное/среднее: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 0,23 Минимальное /среднее: темпы роста, раз 1,00 Объём промышленного производства на душу населения значение, раз 179 Максимальное /минимальное: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 5,0 Максимальное/среднее: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 0,03 Минимальное /среднее: темпы роста, раз 1,00 Объём инвестиций в основной капитал на душу населения значение, раз 59,4 Максимальное /минимальное: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 14,5 Максимальное/среднее: темпы роста, раз 1,00 значение, раз 0,24 Минимальное /среднее: темпы роста, раз 1,00 Максимальное /минимальное:

Примечания 1 Рассчитано по [23];

2 Данные за 2001 г.

Исследование процессов межрегиональной экономической дифференциации показало, что практически по всем рассматриваемым показателям к 2002 г. наблюдалось её увеличение по сравнению с 1995 г.

Исключение составляет показатель средних денежных доходов населения, по которому дифференциация регионов снижалась в течение всего исследуемого периода. Наименьший разброс значений по этому показателю обусловлен, на наш взгляд, перераспределением федеральным правительством национального дохода от преуспевающих регионов-доноров к депрессивным дотационным регионам [112]. Наиболее дифференцированы региональные показатели промышленного производства и инвестирования — разница между минимальными и максимальными значениями составляла соответственно 216 раз и 239 раз. Для сравнения, разброс значений душевых показателей ВРП и денежных доходов населения составлял к 2002 г. 37 раз и 13 раза. Динамика среднедушевых показателей ВРП и промышленного производства свидетельствует об усилении дифференциации регионов в период экономического роста, что было обусловлено ускоренным, по сравнению со среднероссийской динамикой ВРП, ростом производства в наиболее благополучных регионах,. Так, если в начале 90-х годов в 48 из 78 регионов уровень производства снижение на душу населения был ниже среднеросийского, то к началу 2001 г. их количество возросло до 58 [112]. Некоторое межрегиональной дифференциации инвестиционного процесса в период экономического роста обусловлено увеличением инвестиций в регионах с наименьшими их объёмами. В то же время рос разрыв между наиболее благополучными регионами и РФ в целом. Приведённые данные позволяют говорить об анклавном характере формирования и распределения национального дохода, а значит и капитальных ресурсов, при котором большая его часть оказывается сконцентрированной на незначительной территории, главным образом в столицах и в немногочисленных нефтедобывающих регионах. Амурская область традиционно относится к регионам с низким и снижающимся уровнем социально-экономического развития. По мнению специалистов Минэкономразвития РФ, результаты её функционирования за трансформационный период также не вызывают оптимизма — регион входит в число субъектов РФ с низким уровнем развития [180]. Для оценки правильности приведённого выше заключения, сопоставим наиболее общие результаты РЭС Амурской области с результатами ДФО и РФ. Сопоставление предполагается осуществить в два этапа. На первом этапе рассмотрим, как изменилась доля Амурской области в макроэкономических агрегатах РФ и ДФО, а именно в ВРП, промышленном производстве, денежных доходах населения, фактическом конечном потреблении населения, инвестициях. Результаты расчёта показателей удельного веса Амурской области в РФ и ДФО (таблица 5) показали, что за трансформационный период значение области в национальной экономике сократилось. Таблица 5 — Показатели удельного веса Амурской области в экономике ДФО и РФ, в процентах Показатели Доля ВРП1 в Доля промышленного производства в Доля доходов населения в Доля фактического конечного потребления в Доля инвестиций в основной капитал в ДФО РФ ДФО РФ ДФО РФ ДФО РФ ДФО РФ 1995 1998 10,24 10,17 0,59 0,61 7,5 6,3 0,3 0,3 10,5 10,2 0,7 0,6 12,1 12,2 0,8 0,7 12,9 9,7 0,7 0,5 Годы 2002 1998/1995 2002/1998 9,60 99,29 94,41 0,48 102,75 79,43 5,0 83,6 75,9 0,2 88,3 72,9 8,5 97,4 83,0 0,4 86,8 72,1 10,4 101,3 84,8 0,5 88,6 74,8 12,4 75,7 127,0 0,7 73,9 147, Примечания 1 Рассчитано по [23];

2 Данные за 2001 г.

В середине 90-х годов на долю Амурской области приходилось около 0,59% ВРП РФ, а к 2002 г. лишь 0,48%. В период рецессии наблюдалось некоторое увеличение доли Амурской области в ВРП ДФО, а в фазе подъёма произошло её снижение, что свидетельствует об относительном ухудшении ситуации в исследуемой РЭС именно в период экономического роста. В то же время доля Амурской области в ВРП РФ сокращалась как в период рецессии, так и в период роста, но на лицо ускорение этого процесса именно в более благополучный для других регионов период. Динамика производства ВРП Амурской области в 1995 — 2003 гг., показанная на рисунке 8, свидетельствует, что, если в России уже в 2000 г. валовой продукт превысил уровень 1995 г., то в Амурской области этого не наблюдалось и в 2003 г. [107].

140 120 100 80 60 40 20 0 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Амурская область, к 1995г., % Российская Федерация, к 1995г., % Рисунок 8 — Динамика ВВП РФ и ВРП Амурской области Доля Амурской области в промышленном производстве РФ и ДФО значительно (почти в 2 раза) ниже её доли в ВРП. Это свидетельствует о том, что промышленность играла в экономике области меньшую роль, чем в РФ или в ДФО. Одним из результатов функционирования производственной подсистемы Амурской области в трансформационный период стало дальнейшее сокращение доли РЭС в промышленности РФ и ДФО: в 1995 — 2002 гг. её доля уменьшилась на 1/3 как в РФ, так и в ДФО. Отметим ускорение сокращения доли именно в период восстановительного роста национальной экономики.

Отмеченный факт свидетельствует о том, что результаты функционирования РЭС были хуже, чем РФ и ДФО в целом. Аналогичная ситуация и с доходами населения. Скорость снижения доходов несколько превосходило скорость снижения ВРП, что говорит о перераспределении большей доли доходов в регионе в пользу других институциональных предприятий). Доля фактического конечного потребления Амурской области была выше доли доходов и ВРП региона в соответствующих показателях РФ и ДФО. Однако динамика в целом аналогична динамике предшествующих двух показателей — незначительное снижение (или стагнация) к 1998 г и резкое сокращение к 2002 г. В целом, результатом ухудшения ситуации в производственной подсистеме Амурской области стало снижение доходов и конечного потребления населения на 15% — 28% за 1998 — 2002 гг. Однако, несмотря на отставание по сравнению с РФ и ДФО темпов роста ВРП, наблюдался стремительный рост доли региона в совокупных инвестициях. За 1998 — 2002 гг. доля общероссийских инвестиций, приходящихся на Амурскую область, увеличилась почти на 50%. В рамках второго этапа, предлагается сопоставить основные результаты функционирования Амурской области с результатами РФ и ДФО. Для этого воспользуемся показателями, построенными как отношение двух показателей удельного веса (своеобразными аналогами коэффициентов локализации), рассчитываемых следующим образом (формула 19): k=a/b, где: k a b — коэффициент локализации, — доля показателя а РЭС в РФ или в ДФО, — доля показателя b РЭС в РФ или в ДФО. В эту группу показателей включены следующие: (19) секторов (государственного и нефинансовых — коэффициент локализации собственных доходов РЭС, определяемый как отношение доли ВРП к доле населения региона в РФ (ДФО), отражающий, насколько уровень производства ВРП в РЭС в пересчёте на душу населения соответствует российскому и дальневосточному уровню;

— коэффициент индустриализации рассчитывается как отношение доли промышленного производства региона в промышленном производстве РФ (ДФО) к его доле в ВРП РФ (ДФО), отражающий значение промышленности РЭС относительно национальной производственной системы;

— коэффициент локализации доходов населения, рассчитываемый как отношение удельного веса средних денежных доходов населения региона в РФ (ДФО) к удельному весу ВРП региона в РФ (ДФО), показывает, насколько уровень перераспределяемой домашними хозяйствами валовой добавленной стоимости (ВДС) региона соответствует российскому и дальневосточному уровню;

— коэффициент локализации фактического конечного потребления населения определяется как отношение удельного веса фактического конечного потребления региона к удельному весу ВРП, что отражает, как соотносятся доля конечного потребления в ВРП РЭС со значениями этого показателя в РФ и ДФО;

— коэффициент инвестиционной активности рассчитывается как отношение доли инвестиций РЭС в инвестициях РФ (ДФО) и доли ВРП РЭС в ВРП РФ (ДФО). Этот показатель позволяет сопоставить состояние деловой конъюнктуры и интенсивность воспроизводства основного капитала в регионе по сравнению со среднероссийским и дальневосточным уровнем. Анализ рассчитанных в таблице 6 показателей локализации для пограничных периодов позволит сделать более глубокие выводы о процессах, описанных выше, т.к. значение коэффициента локализации менее ста процентов указывает на несущественную роль регионального показателя в национальной экономике.

Таблица 6 — Коэффициенты локализации Амурской области в экономике ДФО и РФ, в процентах Годы Наименование коэффициентов локализация собственных доходов ДФО региона в РФ ДФО индустриализация в РФ локализация доходов населения ДФО региона2 в РФ локализация фактического ДФО конечного потребления в РФ ДФО инвестиционная активность в РФ 1995 75 85 73 59 77 95 118 127 126 114 1998 73 88 62 50 74 84 120 110 96 82 2001 73 80 43 40 63 67 106 101 168 190 1998/ 1995 98 104 84 86 96 88 102 86 76 72 2001/ 1998 100 90 70 80 85 80 88 92 175 Примечания 1 Рассчитано по [23];

2 Данные за 2002 г.

Локализация собственных доходов в регионе оставалась в течение исследуемого периода менее ста процентов, и значение этого показателя продолжало сокращаться, что свидетельствует о производстве в Амурской области меньшего ВРП на душу населения, чем в РФ и ДФО. Эту тенденцию отмечают и другие исследователи [107]. Так в соответствии с подходом представленным в «Пространственных трансформациях России» [112] по рассматриваемому показателю Амурская область относилась к беднеющим регионам. Показатель индустриализации характеризует практически обвальное сокращение промышленного производства, что относится к числу, безусловно, негативных результатов функционирования РЭС Амурской области. Ещё в начале реформ промышленность занимала в экономике Амурской области место значительно меньшее, чем на ДФО и тем более в РФ, а за рассматриваемый период значение промышленности в производственной подсистеме этой РЭС продолжало снижаться, достигнув в 2001 г. 43% и 40% от уровня ДФО и РФ соответственно. Принимая во внимание, отмеченное выше сокращение доли Амурской области в промышленности РФ и ДФО, ускорившееся с началом экономического роста, можно говорить о деиндустриализации экономики региона. По мнению Н.Н. Михеевой, именно спад в промышленности обусловил отмеченное выше сокращение душевого производства ВРП [112]. Отметим, что низкое и продолжающее снижаться промышленное производство оказывает негативное влияние на инвестиционную менее ста привлекательность РЭС. Коэффициент локализации доходов населения также процентов, что свидетельствует о значительно более бедном населении Амурской области по сравнению с РФ и ДФО. Важно и то, что эта относительная бедность увеличивается. В 1995 — 1998 гг. локализация фактического конечного потребления в Амурской области была выше, чем в РФ и ДФО, что приходит в противоречие с низким уровнем доходов и свидетельствует о большей доле натуральных трансфертов в этом регионе [107]. Однако в период экономического роста относительное фактическое конечное потребление существенно снизилось, практически достигнув среднероссийского уровня. Высокая доля конечного потребления при низких доходах населения свидетельствует также о более низкой норме сбережения сектора домашних хозяйств, традиционно в экономической теории рассматриваемого в качестве основного инвестора. Соответственно, более низкий уровень сбережений этого сектора в Амурской области по сравнению с другими регионами РФ указывает на более ограниченную ресурсную базу инвестиционного процесса. В целом, более низкий показатель ВРП на душу населения Амурской области по сравнению с другими РЭС РФ, должен был обусловить снижение инвестиционной активности, поскольку, с одной стороны, низкие доходы определяют меньшую инвестиционную привлекательность региона, а с другой — ограничивают объём внутрирегиональных инвестиционных ресурсов. Высказанное предположение о низкой инвестиционной привлекательности исследуемой РЭС находит свое подтверждение и в снижении рейтинга инвестиционной привлекательности. Так с 2000 г. по 2003 г. регион по этому показателю переместился с 45 места на 51 [179]. Однако, как уже указывалось выше, отличительной чертой структуры использования ВРП Амурской области была высокая инвестиционная составляющая ВРП. Только в 1998 г. этот региональный показатель оказался ниже аналогов РФ и ДФО. Но, в отличие от других рассмотренных показателей Амурской области, в период национального роста экономики доля инвестиций в ВРП увеличилась существенно (почти в 2 раза) превысив и среднероссийский и дальневосточный уровень. Проведённое исследование позволяет сделать вывод о том, что трансформационный спад в Амурской области был более глубоким, чем в России и ДФО, а восстановительные процессы более медленными. Результатом функционирования РЭС в трансформационный период стало сокращение её удельного веса во всех основных сферах экономики РФ и ДФО, причем процесс отставания существенно ускорился в период национального роста экономики. Инвестиционный процесс являлся исключением из отмеченной тенденции, т.к. для него была характерна активизация.

2.2 Исследование инвестиционной подсистемы Амурской области на основе МРС В Амурской области явно по наблюдается большинству противоречие между прогрессирующим отставанием макроэкономических показателей от других регионов РФ и Дальнего Востока и относительно высокими среднедушевыми показателями инвестиционной деятельности. Иными словами, инвестиционные процессы, осуществляемые в регионе, должны были обусловить больший доход, т.е. расширение РЭС. Причину этого несоответствия будем определять путём исследования особенностей функционирования инвестиционной подсистемы Амурской области, для чего используем подход к декомпозиции её структуры, приведённый в подразделе 1.2. и основанный на СНС. Нами построены следующие региональные счета Амурской области, отражающие инвестиционный процесс: — счёт использования доходов, описывающий формирование внутрирегиональных сбережений в разрезе институциональных секторовсубъектов инвестиционного процесса;

— счёт операций с капиталом, который характеризует, как источники финансирования инвестиций, так и направления их использования. Для построения указанных счетов необходимо иметь данные, которые оцениваются балансовым методом в МРС. Поэтому нами, в соответствии с методическими подходами к формированию региональных счетов и МРС, рассмотренными в подразделе 1.4, построены МРС для Амурской области за 1995 — 2003 гг., итоговые значения которых приведены в Приложении А. В качестве ресурсной базы счёта использования доходов рассматривается ВРП, а также чистые текущие трансферты, полученные правительством Амурской области от федерального правительства (сальдо текущих трансфертов полученных и переданных). Вместе они формируют валовой располагаемый региональный доход (ВРРД), который используется на конечное потребление и сбережение институциональными секторами. В свою очередь, именно сбережения расходуются на инвестиционные вложения. Исследуем структуру счета, представленную в таблице 7. В 1995 — 2003 г. текущие трансферты, переданные региональным правительством федеральному, составляли в среднем 5% ВРП. В то же время полученные текущие трансферты составляли в более 8 %, т.е. с 1997 г. Амурская область получала больше текущих трансфертов, чем передавала налогов федеральному правительству, и стала дотационным регионом. Дотации составляли в среднем около 3% ВРП, а к 2003 г. их размер достиг рекордного за период исследования уровня в 7%. Полученные чистые текущие трансферты регионального правительства (сальдо полученных и переданных трансфертов) увеличивали ресурсы институциональных секторов РЭС, используемые ими на конечное потребление и формирование сбережений. Таблица 7 — Структура счёта использования доходов Амурской областью в 1995 — 2003 гг., в процентах Наименование показателя ВРП Трансферты переданные федеральному правительству Текущие трансферты федерального правительства Чистые поступившие (+)/ переданные ()трансферты ВРРД Конечное потребление домашних хозяйств трансферты в натуральной форме Сбережение домашних хозяйств нефинансовых предприятий, в т.ч. малые предприятия средние и крупные предприятия регионального правительства Годы Хср 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 100 100 100 100 100 100 100 100 100 7 9 3 3 4 4 5 5 3 5 –2 98 77 59 18 25 17 7 1 6 9 –1 99 75 57 19 25 17 7 8 –1 9 6 106 72 54 18 34 16 18 18 0 8 5 105 73 58 16 33 13 19 20 –1 6 2 102 74 58 16 28 6 21 17 4 7 3 103 75 57 18 27 20 7 1 6 10 5 105 69 48 21 36 18 17 16 1 10 4 104 72 51 22 32 16 15 15 0 11 7 107 75 53 22 32 24 7 8 –1 8 3 103 74 55 19 30 16 13 11 2 Примечания 1 Рассчитано по данным Приложения А;

2 Хср — средняя арифметическая.

С точки зрения инвестиционного процесса наш интерес концентрируется не на конечном потреблении, а на сбережении РЭС, т.к. именно сбережения в дальнейшем могут использоваться как инвестиционные ресурсы. В течение исследуемого периода доля сбережений в Амурской области имела некоторую тенденцию к возрастанию: в 1995 г. она составляла около 25% ВРП, а в 2003 г. — 32% ВРП. Основная часть сбережений приходилась на сектор домашних хозяйств — в среднем 16% ВРП, что более 53% всех сбережений РЭС. В период рецессии наблюдалось некоторое сокращение удельного веса сбережений этого сектора, и в 1999 г. он снизился до минимального за период исследования значения — 6% ВРП. С нашей точки зрения, такое резкое сокращение было обусловлено существенным снижением доходов домашних роста хозяйств доля в предыдущем периоде. С началом хозяйств экономического сбережений сектора домашних увеличилась, достигнув к 2003 г. максимального значения в 24% ВРП. В соответствии с подходом, принятым в подразделе 1.4, в качестве сбережений (инвестиционных ресурсов) сектора нефинансовых предприятий рассматривается показатель «валовая прибыль и смешанный доход». В 1995 — 2003 гг. средний удельный вес этого показателя в ВРП Амурской области составлял 13%, минимальный уровень отмечался в 1996 г., когда этот показатель составил чуть менее 7% ВРП. В период рецессии доля сбережений нефинансовых корпораций в ВРП росла, достигнув рекордного уровня в 21% в 1999 г. В последующие периоды этот показатель почти непрерывно (за исключением 2001 г.) снижался, и к 2003 г. он практически вернулся на уровень 1996 г., составив 7% ВРП. Особенностью нашего анализа является сопоставление сбережений сектора крупных, средних предприятий и сектора малых предприятий. Для этого в качестве сектора сбережений доход, нефинансовых последних примем как и смешанный между (предпринимательский) сбережениями определяемый разница предприятий сальдированным финансовым результатом крупных и средних предприятий. Использование предложенного подхода не в полной мере отражает пропорции распределения сбережений между малым и крупным бизнесом. Поскольку при официальном расчёте показателя «сальдированный финансовый результат экономики», валовая прибыль уменьшается на величину амортизационных отчислений, то это ведет к завышению доходов малых предприятий и к занижению дохода крупного и среднего бизнеса.

Однако в целом предложенный поход позволяет сравнить значение малого и крупного бизнеса в инвестиционной подсистеме Амурской области. Сопоставление доли прибыли сектора крупных и средних предприятий и сектора малых предприятий, позволило сделать вывод о том, что малый бизнес играет ведущую роль в секторе нефинансовых предприятий в процессе формирования инвестиционных ресурсов Амурской области. Поскольку всё-таки именно крупный и средний бизнес производит основную часть товаров и услуг, то исследуем структуру сбережений крупных и средних предприятий Амурской области в отраслевом разрезе. Мы не располагаем данными о валовой прибыли и смешанном доходе в разрезе отраслей экономики и промышленности, поэтому для решения этой задачи используем информацию о сальдированном финансовом результате отраслей экономики и промышленности Амурской области (таблица 8). Крупные и средние предприятия Амурской области несли убытки в 1996 г., 1998 г. и в 2002 г., 2003 г., в то время как в РФ отрицательный финансовый результат экономики зафиксирован только в 1998 г. [22]. Этот факт свидетельствует о худшем состоянии экономической конъюнктуры в регионе, чем в РФ в целом. Особенно отметим, что отрицательный финансовый результат экономика области получала в последние, достаточно благоприятные для других регионов, годы. Приведенные в таблице 8 данные показывают, что за 1995 — 2003 гг. каждая отрасль экономики и промышленности (за исключением пищевой и промышленности в целом) несла убытки хотя бы в 2-х из 9-и рассматриваемых лет. Кроме того, состав группы отраслей, получавших прибыль, существенно отличался в периоды рецессии (до 1999 г.) и экономического роста. Так, к отраслям, имевшим до 1999 г. преимущественно положительный финансовый результат, относятся промышленность, транспорт и строительство, следовательно, именно эти отрасли в тот период располагали собственными инвестиционными ресурсами.

Таблица 8 — Сальдированный финансовый результат в разрезе отраслей экономики и промышленности Амурской области, в млн. рублей Наименование отрасли Годы экономики и 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 промышленности Всего 458 –196 20 –122 973 1720 559 –168 –232 в том числе промышленность 331 266 248 232 232 249 503 134 239 из неё: электроэнергетика 68 201 316 322 267 148 –93 –216 –100 топливная 76 169 93 –2 –137 –81 84 –146 –239 цветная металлургия 22 –11 –49 45 89 133 363 452 519 машиностроение 1 –12 –17 –28 –28 –12 –24 –128 –60 лесная и 14 –44 –54 –62 –7 60 113 126 33 деревообрабатывающая строительных 2 –15 –18 –7 – –22 1 2 4 материалов легкая 6 –7 –11 –44 –3 –3 –1 1 3 пищевая – 5 15 6 27 21 26 36 строительство 87 67 –45 29 –122 –69 44 –209 –222 транспорт 246 –214 172 187 1244 1751 –32 –152 –32 сельское хозяйство –206 –355 –315 –363 –179 –71 64 90 57 связь 5 12 49 31 8 161 торговля –41 –5 42 138 102 Примечание 1 Составлено по [12] — [16];

2 По торговле и по связи нет данных за 1995 — 1997 гг.

В 1999 — 2003 гг. строительные предприятия терпели убытки, несмотря на рост ВДС. Положительный финансовый результат 2001 г., является исключением, обусловленным рекордным ростом производства. Предприятия транспорта, как отрасли специализации Амурской области, получавшие большую часть прибыли РЭС до 2000 г., с 2001 г. также несли убытки. Располагали собственными инвестиционными ресурсами, т.е. имели прибыль, в последние три года исследуемого периода промышленность в целом, сельское хозяйство, связь и торговля. Для сельского хозяйства была характерна обратная тенденция — до 2000 г. эта отрасль несла убытки, а в 2001 — 2003 гг. ею был получен положительный финансовый результат. Доходы предприятий торговли стали превышать понесённые ими расходы, также начиная с 2001 г.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.