WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«Уральский государственный университет им. А. М. Горького На правах рукописи Браславский Павел Исаакович Технология виртуальной реальности как феномен культуры конца XX – начала XXI веков ...»

-- [ Страница 3 ] --

герои фильма в неопределенном будущем, не так уж далеки от тех, что уже сегодня присутствуют на рынке. В конце 80-х годов XX века, вслед за успехами «виртуальной перчатки» (DataGlove), компания VPL Research, руководимая легендарным Джейроном Ланье, анонсировала выпуск «виртуального костюма» (Data Suit). Однако эта разработка так и не вышла за стены лабораторий. То, что не удалось сделать одному из пионеров ВР, сегодня осуществил ведущий американский издатель «видео для взрослых», производитель секс-инвентаря и владелец нескольких онлайновых проектов соответствующего содержания – Vivid Entertainment97. Эта компания разработала костюм для киберсекса (cybersex suit), который оснащен 36 сенсорами. Каждый сенсор способен создавать на коже ощущение щекотания, покалывания, вибрации, тепла или холода. Vivid Entertainment надеется, что с помощью комбинации этих воздействий костюм сможет удовлетворительно передавать широкую гамму ощущений. Другой игрок на этом рынке, компания VR Innovations98, производит Virtual Sex Machine. Это устройство надевается на мужской половой член (производители сообщают, что ведется работа над “женским вариантом”) и подключается через параллельный порт к компьютеру. Массаж, вибрация и вакуум входят в арсенал воздействий этой “машины удовольствия”. Прибором управляет программа, которая координирует воздействия со сценами видеофильма на экране компьютера. Следует отметить, что всем этим приспособлениям пока явно не хватает полноценной интерактивности. Человек – «метафизическое животное», поэтому не всегда уместен упрек киберсексу в том, что вместо интенсивного контакта с другим телом мы получаем отчужденную, опосредованную техникой процедуру [57]: «Не этот ли разрыв, эта дистанция от непосредственного Erlebnis, добавляет специфический привкус сексуальному опыту? Люди ведь прибегают к порнографии 97 www.vivid.com www.vrinnovations.com (или иному сексуально-техническому инвентарю) не только когда им не хватает партнеров из плоти и крови, но и затем, чтобы добавить остроты реальному сексу.» Некоторые высказывают опасения, что виртуальный секс может изменить взаимоотношения между людьми на самом глубинном, природном уровне, уровне «основного инстинкта».99 Прагматики предлагают уже сегодня обсуждать конкретные устройства, стандарты и протоколы, а также способы недопущения виртуального насилия. Последний момент существенен, т.к. отсутствие внешних ограничений, восприятие виртуального пространства как зоны самых рискованных (и раскованных) экспериментов ведет к тому, что «универсум, освобожденный от привычных сдержек, превращается в универсум беспредельного садомазохистского насилия и безудержного стремления к господству» [57]. Случай виртуального вербального изнасилования в MUD (Multi User Domain, многопользовательская среда общения) Lambda MOO в 1993 году взволновал околокомпьютерную общественность, вызвал множество дискуссий о нормах и этике поведения, о границах свободы и необходимости контроля в текстовых ВР.100 От идеи «обманывать» мозг посредством естественных каналов восприятия – зрения, слуха, осязания, – один шаг до идеи непосредственного воздействия.

3.3.3. Перспективы и проблемы технобиологии Техника постепенно проникают не только в наше сознание, но и в наши тела: в виде кардиостимуляторов, имплантированных фармакологических процессоров, в составе искусственных органов. Идея слияния человека и «умных машин» – ровесница кибернетики. Эта наука стремилась рассматривать живые и технические системы с единых позиций, отсюда следовал тезис о возможности сколь угодно тесного взаимо Ср. рассказ (в жанре рецензии на неизданную книгу) Станислава Лема “Sexplosion”: в конце концов естественный половой акт становится суровой повинностью ради продолжения человеческого рода. (Лем С. Sexplosion // Лем С. Маска. Не только фантастика. М., 1990. С. 200 – 206.) действия человека и кибернетических систем. Норберт Винер, отец кибернетики, в своей книге «God and Golem, Inc.» (1964), говоря о «новой технике протезирования, основанной на создании смешанных систем, состоящих из биологических и механических частей» [28, с. 86], предлагает не останавливаться на протезировании органов и функций организма, но двигаться к расширению возможностей человеческого тела с помощью техники (например, видеть в темноте, слышать в ультразвуковом диапазоне). Множество фактов свидетельствует, что киборги – человеко-роботы – недолго будут оставаться фантастикой. К настоящему моменту уже существуют опытные (пока довольно неэффективные) образцы искусственного глаза, который подключается напрямую к зрительным центрам мозга. В конце 2001 года умер Роберт Туллз – американец, который прожил почти пять месяцев с автономным искусственным сердцем.101 Расширение возможностей технологии и медицины в перспективе может сделать мечту о физическом бессмертии реальностью. В соответствии с проспектами Винера, рассматривается не только перспектива лечения, но и улучшения человека (например, расширение объема памяти с помощью вживленного чипа).102 В 1964 году вышла книга Маршалла Маклюэна «Осмысляя средства коммуникации», в которой электронные средства коммуникации рассматривались как продолжение нервной системы человека [69, c. 67]: «Ныне … мы добились того, что в некоем глобальном объятии, упраздняя за ненадобностью в масштабах нашей планеты сами понятия пространства и времени, обнаружила свою всеохватность наша центральная нервная система.» Наряду с такой «органопроекцией», когда техника становится продолжением человеческого тела, развивается и обратный процесс: техника проникает внутрь тела, под кожу. Этот вектор достаточно хорошо читается, наприСм.: Dibbell J. A Rape in Cyberspace // The Village Voice. – 1993. – December 21. – P. 36–42.;

Эл. версия: ftp://ftp.lambda.moo.mud.org/pub/MOO/papers/VillageVoice.txt 101 Известия. – 2001. – 4 декабря.

мер, в массовом переходе от обычных очков к контактным линзам и в том, что слуховые аппараты, уменьшаясь, становятся незаметными снаружи. Что касается компьютеров, то уже сегодня существуют «ретинальные дисплеи», проецирующие изображение с помощью лазерного луча непосредственно на сетчатку. 103 В Университете Эмори (Атланта, США) были проведены опыты, которые позволили парализованному пациенту управлять движением курсора на экране компьютера с помощью вживленного в мозг чипа.104 В других экспериментах исследуется возможность управлять компьютером с помощью токов головного мозга. Именно такую перспективу – подключение к компьютеру при помощи головных электродов – рисует культовый роман Вильяма Гибсона «Нейромантик». Кевин Варвик, профессор кибернетики Ридингского университета (Великобритания), исследует на себе возможности обмена нервными импульсами с компьютером посредством чипа-имплантанта. Первые опыты были проведены в августе 1998 года. Чип в руке профессора посылал радиосигналы, которые улавливались сетью антенн и обрабатывались компьютером.105 Следующая цель британца – сделать возможной двунаправленную коммуникацию между компьютером и человеком, более того – между людьми “на глубинном уровне” с помощью микропроцессоров. «Если отдельный мой болевой импульс будет сохранен, а затем воспроизведен в нервной системе Ирены (жена Кевина Варвика. – П.Б.), и она что-нибудь почувствует, то для меня и это уже будет считаться успехом. Но если нам удастся передать сигнал из одной нервной системы в другую — я сочту это большим достижением».106 Как будет чувствовать себя человек, органы которого заменены на «умные протезы»? Где располагается граница, которая отделяет человека от ки Сегодня вполне серьезно обсуждается возможность записи “матрицы” – точной копии нейронных связей в коре головного мозга, см. [74]. 103 См.: http://www.hitl.washington.edu/projects/vrd/ 104 См.: Cyborg 1.0 // Wired. – 2000. – №2. 105 Там же. 106 Я – робот // Digital Life. – 2001. – №2. – (Эл. версия: http://www.osp.ru/dl/2001/02/012.htm) борга? Не станет ли визит к врачу в будущем похож на посещение сервисной станции, с той лишь разницей, что вместо автомобиля по гарантии будет ремонтироваться тело? Сможем ли мы управлять машинами одним движением мысли и нервными импульсами? Пока здесь больше вопросов, чем ответов, однако нельзя сказать, что этот круг проблем не разрабатывался вовсе. Киборги, полулюди-полуроботы, часто становились героями фантастических произведений (ср. фильмы «Метрополис», «Робокоп», «Терминатор»). В теоретическом дискурсе (Делез, Гваттари) как предельный случай рассматривается ситуация шизосубъекта, которая возникает при размывании границы между внутренним и внешним, между «моим» и «чужым/чуждым». Это состояние можно рассматривать как терминальную точку слияния тела и техники [93, с. 28-29]:

Я-чувство отделяется от собственного телесного образа, «мое тело» не только перестает быть моим, оно перестает быть органическим и психофизическим единством. …Утрачивается способность чувствовать границы собственного тела, омертвляется чувство кожи, без которого невозможно чувство «Я», не существует границы, отделяющей и связывающей внутренние события жизни тела с внешними.

Наряду с алармистскими настроениями в этом вопросе существует и прогрессистский оптимизм. Так, например, австралийский художникакционист Стеларк с воодушевлением исследует перспективы слияния человека и машины. По мнению Стеларка, человеческое тело подошло к границам своих возможностей, «изжило себя», а потому самое время заняться разработкой постэволюционных стратегий развития тела, отбросив ненужную щепетильность. Среди проектов Стеларка – пневматический манипулятор-протез «третья рука» и дополнительное «третье ухо». Проекты MOVATAR и ParaSite инвертируют обычную схему взаимодействия человека с виртуальной реальностью: в данном случае бестелесная информация (аватар или изображения из Интернета) «приводит в действие» человеческое тело. По мнению Стеларка, его акции находятся в русле традиции: человек всегда был одновременно зомби (т.е. его поведение определялось внешним управлением) и киборгом (т.е. широко использовал технику в своей деятельности). http://www.stelarc.va.com.au/ Итак, проблема «новой телесности» в аспекте развития компьютерных технологий достаточно противоречива. С одной стороны, мы наблюдаем растущую неподвижность, пространственную закрепощенность человеческого тела. С другой – формируется особого рода моторика взаимодействия с компьютером. Это позволяет некоторым исследователям говорить о возникновении специфических телесных практик с далеко идущими последствиями. Ситуация в очередной раз инвертируется, когда мы обращаемся к технологии ВР и ее возможностям взаимодействия с телом пользователя. Кроме того, ВР предоставляет пользователю уникальные возможности телесной репрезентации в искусственных мирах. ВР становится средой приобретения уникального опыта и смелых экспериментов с сознанием и телом. Новая ситуация порождает новую концепцию тела – “тело как интерфейс”. В качестве манифестации такого подхода можно рассматривать киберсекс – еще один интригующей аспект новой телесности. Эндоколонизация человеческого тела техническими устройствами, новые способы и уровни взаимодействия между людьми, людьми и машинами могут привести к децентрации субъекта, потере границы внутреннее/внешнее, мое/чужое, натуральное/искусственное. С одной стороны, существует опасность, что «человек постепенно утратит свою укорененность в жизненном мире, потеряет связь с базовой системой координат, определяющих его опыт» [57]. С другой стороны, мы стоим перед началом нового захватывающего акта в развитии человеческого тела, в преддверии очередной попытки исследовать его возможности и границы.

3.4. Виртуальная реальность как средство репрезентации военных действий 3.4.1. Репрезентация, факт и событие войны Войны всегда воспринимались как значительные исторические события. Боевые действия что-то решают. Это те действия, которые определяют направление относительно равномерного движения вплоть до следующей «особой точки». Однако происходящее непосредственно на поле боя слишком далеко от производимого эффекта;

исторического смысла там всегда меньше, чем боеприпасов. Война не исчерпывается стрельбой, взрывами, атаками и отступлениями, за этим всегда должно что-то стоять. Война нуждается в репрезентации, как фильм – в монтаже. Необходимо переоформление, внятная артикуляция, подходящий темп и расстановка акцентов для того, чтобы факты войны стали событиями. Еще один момент делает задачу воссоздать, заново представить военные действия важной. Это – ценность боевого опыта. Сапер ошибается один раз, у солдата может не быть шанса исправить ошибку и в следующий раз сделать что-то по-другому. Тяжело в учении – легко в бою, поэтому в военной практике всегда были важны игры. Потешные отряды молодого Петра стали основой русской армии. Опыт полководца дороже любого другого – он измеряется в человеческих жизнях, а это – дополнительный стимул разыграть войну. Описание, изображение, репрезентация войны играли большую роль в человеческой культуре. Война всегда была одной из основных тем литературы. Формирование самостоятельного батального жанра живописи приходится на Новое время, но изображения битв известны в искусстве с древнейших времён. Диорамы и панорамы – ранние техники погружения зрителя в пространство события – интересовались исключительно масштабными сражениями. Кино принесло новые возможности и новые проблемы. Сегодня у нас есть в распоряжении телевидение и трехмерная компьютерная графика.

Однако технология не просто репрезентирует реальный мир. В конечном итоге «средство передачи само становится сообщением» (М. Маклюэн). Дальше – больше: техника репрезентации начинает подчинять себе передаваемые факты. В наши дни война и ее изображение с помощью современных технологий – прекрасный пример нелинейных отношений реального и его репрезентации. Особенно интересным нам представляется использование технологий ВР в военном деле. ВР – технология, которая предоставляет уникальные возможности для создания искусственных интерактивных пространств, которые могут поспорить по достоверности восприятия с реальностью. Современные компьютерные технологии делают границу между достоверно-реальным и воспринимаемым зыбкой и подвижной, нарушают привычную каузальную логику и ведут к появлению новых культурных феноменов. Поль Вирильо заметил, что поле битвы в первую очередь – это поле зрительного восприятия [141, p. 25].108 Поэтому способ ведения военных действий непосредственно связан с методами наблюдения. То, что в английском языке глагол to shoot обозначает одновременно стрелять и фотографировать, снимать фильм неслучайно. Согласно Вирильо, две мировые войны XX века радикально изменили способ ведения боевых действий. До этого основой для ведения войны были карты. Использование тяжелой артиллерии отняло у ландшафта такое свойство, как неизменность. Статичные карты не могли адекватно описывать линию фронта, которая стала подвижной благодаря военной технике. Радиосвязь расширила поле боя, стало невозможным охватить его непосредственным наблюдением. У винтовок появились оптические прицелы, а самолеты начали использоваться для аэросъемки.

Ср. воспоминания Евгения Борисовича Пастернака, сына поэта: «Мне запомнился также папин рассказ, как он, сидя в танке, ясно почувствовал, что ограниченность поля зрения через смотровые щели делает человека смелым и решительным – он видит только то, к чему стремится. Отец сравнивал это со смелостью рыцарей, вынужденных смотреть через забрало.» (Существованья ткань сквозная. Борис Пастернак. Переписка с Евгенией Пастернак. – М.: Новое литературное обозрение, 1998. – С. 466.) Невозможность непосредственного восприятия делает войну еще менее понятной и – одновременно – увеличивает важность ее репрезентации. Это хорошо иллюстрирует отрывок из «Войны и мира»:

Наполеон, стоя на кургане, смотрел в трубу, и в маленький круг трубы он видел дым и людей, иногда своих, иногда русских;

но где было то, что он видел, он не знал, когда смотрел опять простым глазом....Изредка он останавливался, прислушивался к выстрелам и вглядывался в поле сражения. Не только с того места внизу, где он стоял, не только с кургана, на котором стояли теперь некоторые его генералы, но и с самих флешей, на которых находились вместе и попеременно то русские, то французские, мертвые, раненые и живые, испуганные или обезумевшие солдаты, нельзя было понять того, что делалось на этом месте. В продолжение нескольких часов на этом месте среди неумолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, то появлялись одни русские, то одни французские, то пехотные, то кавалерийские солдаты;

появлялись, падали, стреляли, сталкивались, не зная, что делать друг с другом, кричали и бежали назад. Ситуация обострялась по мере того, как росла дальность действия, разрушительная мощь и смертоносная сила вооружений. Поле боя становилась все более разряженным, пустым, а противники все меньше вступали в непосредственный контакт друг с другом. Смертельная опасность перестала быть персонифицированной. Огнестрельное оружие, позже – военная авиация, химическое оружие и оружие массового поражения – привели к тому, что смертоносным стало само пространство. Поле боя нереально (или – протореально), несмотря на близость к «ультимативной реальности, бинарному факту смерти» [144, p. 194]. Парадоксально, но участник войны знает о ней меньше всех. Лев Толстой прекрасно описал это в «Севастопольских рассказах»:

...высовываясь из амбразуры, чтобы посмотреть неприятеля, вы ничего не увидите, а ежели увидите, то очень удивитесь, что этот белый каменистый вал, который так близко от вас и на котором вспыхивают белые дымки, этот-то белый вал и есть неприятель – он, как говорят солдаты и матросы. Именно поэтому «война стала третьим измерением кино» [142, p. 85]. Коннотации между войной и кино стали настолько устойчивыми, что, когда в марте 2002 г. появились слухи о подготовке США к военным действиям в Ираке, сайт «The Onion» опубликовал фельетон в форме отчета о пресс Толстой Л.Н. Война и мир. Т.3, Ч.2, XXXIII. (Это описание бессмысленности войны и попыток управлять ею также представляет собой разновидность репрезентации, которая соответствует исторической концепции Льва Толстого.) 110 Толстой Л.Н. Севастополь в декабре месяце //Собр. соч. в 12 т. Т.3. М.: Гос. изд. худ. лит., 1958. – С. 100.

конференции министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld), в котором преподнес возможную новую войну как выход в прокат новой серии сиквела, с обсуждением спецэффектов, бюджета и участвующих звезд.111 Возможности современной репрезентации военных действий мир смог оценить во время войны в Персидском заливе (1991). Это была первая война в прямом эфире. Это был первый пример войны современного типа, виртуальной войны. Этой войны не существовало бы как события без телевидения. Эта война была оформлена посредством телевизионной трансляции. Для обывателей война на экране была реальнее, чем для непосредственных участников боев в аравийских пустынях. Первые знали о происходящем больше. Но если все, что люди знают о войне – игра лучей в катодной трубке, была ли она на самом деле? Жан Бодрийяр предположил, что – нет: «В нашем страхе пред реальностью, перед тем, что слишком реально, мы создали гигантский симулякр» (цит. по [144, p. 196]). Боснийский конфликт продолжил тенденцию. Тот же Бодрийяр писал [9]:

Война в Боснии...не была событием....Это был застой, «забастовка событий»... [Это] означает, что рабочую силу истории оставили без работы....Средства информации должны заняться производством событий, так же, как капитал занят производством рабочей силы. Это парадоксальная отмена всех наших классических перспектив....событие, произведенное средствами информации, больше не имеет никакого исторического значения. Оно больше не имеет формы политического объяснения. Единственное объяснение, еще сохранившееся, — это визуальное объяснение средствами информации. Событие становится виртуальным.

Трансляция войны стала одновременно отчетом перед налогоплательщиками о целевом использовании средств и вечерним семейным шоу. Однако репрезентация не обязательно пересказывает ход боевых действий, следует за войной. Репрезентация вполне может идти впереди. По мнению Вирильо, уже первые военные кинодокументалисты были «не просто свидетелями, они предвосхищали события» [141, p. 25]. При индустриализированном способе ведения войны, «репрезентация событий опережала факты, Military Promises ‘Huge Numbers’ For Golf War II: The Vengeance – http://www.theonion.com/onion3809/gulf_war_2.html (Ссылка рекомендована Карлом Магнусоном.) образ начинал доминировать над объектом, время – над пространством, изображение овладевало тем, что оно изображало, образы войны становились войной» [142]. «Аутентичную» войну стало так же бесполезно искать на поле боя, как «аутентичную» версию фильма – на съемочной площадке. Возникает вопрос – нужна ли настоящая война, чтобы создать войну виртуальную? В мартовском номере журнала «Итоги» за 1998 год112 «встретились» два материала: «Багдадское перемирие» Аркадия Орлова и обзор фильмов Берлинского кинофестиваля Юрия Гладильщикова. «Перекличку» между ними можно считать насколько забавной, настолько и жутковатой. Статья о положении дел вокруг Ирака сообщала о своеобразном «фальстарте»:

Два миллиона американцев уже пережили начало войны с Ираком. По меньшей мере столько телезрителей, владеющих спутниковыми антеннами-«тарелками», могли 20 февраля увидеть на своих экранах выпуски новостей, где сообщалось, что бомбежки уже начались. Оказалось, что в эфир случайно ушли «заготовки», которые на всякий случай были подобраны для ожидавшихся репортажей телекомпанией Си-Би-Эс и должны были перегоняться для проверки сигнала по внутреннему оптоволоконному кабелю из нью-йоркской студии в вашингтонскую. Кто-то нажал не ту клавишу, но, слава Богу, ошибку быстро заметили.

Невероятно, но в тот же день американскому режиссеру Барри Левинсону (Barry Levinson) присудили приз на берлинском фестивале за фильм «Когда хвост виляет собакой» (Wag The Dog). За год до скандала Клинтон-Левински Барри Левинсон снял комедийный проект о сексуальном скандале с президентом США. Чтобы отвлечь общественное внимание от конфуза, команда президента решает устроить виртуальную войну с Албанией. Слоган фильма: «Комедия о правде, справедливости и других спецэффектах». Само появление фильма, а также тот факт, что он предвосхитил ситуацию с сексуальными обвинениями Клинтона и Ираком, вполне соответствует новой логике и новой каузальности: следствие опережает причину. После 11 сентября 2001 г. у нас есть в распоряжении новые примеры переплетения войны и медиа. Весь мир мог наблюдать крушение Всемирного торгового центра в Нью-Йорке в прямом эфире. Жертвы теракта вполне могли Итоги. – 1998. – 3 марта.

наблюдать приближающуюся смерть по телевизору. Многие жители НьюЙорка узнали о событии, произошедшем совсем близко, только благодаря телевизору. Это вполне естественно, потому что первая реакция современного городского жителя на громкие звуки на улице – включить телевизор. Страшные кадры, повторенные сотни раз: событие отражается и любуется собой в миллионах телевизионных экранов. Теракт 11 сентября сразу обнаружил свою связь с медиа: так драматически просчитано, хорошо поставлено, столько раз разыграно в кино113, так символически значимо114. То, что современные войны разыгрываются не только на поле боя, но и на экране телевизора, подтверждает цитата из статьи, опубликованной накануне новой войны в Афганистане: «Это должна быть не только эффективная, но и эффектная война, хроника которой будет способна затмить кадры пылающего Манхэттена и восстановить поруганную гордость нации.» 3.4.2. Военные приложения виртуальной реальности С самого начала своего развития ВР была тесно связана с военнопромышленным комплексом (ВПК)116. Военные тренажеры стали первой областью применения, в которой ВР доказали свою состоятельность, полезность и эффективность (см. п. 1.1, 1.4). Вторая мировая война продемонстрировала мощь воздушных сил и их новую роль среди других родов войск. По статистике, накопленной за годы войны, шансы пилота вернуться с задания увеличиваются до 95% после пяти успешных боевых вылетов. Это сделало задачу обучения летчиков чрезвычайно актуальной. Динамика современного воздушного боя, сложность техники и физические нагрузки предъявляет совершенно новые требования к способностям человека принимать решения и управлять техникой.

Моя статья по поводу двух фильмов 1999 года кажется сегодня невольной догадкой. См.: Браславский П. Какое кино смотрят террористы? – http://www.kino.ur.ru/otchets/8.htm – 30.09.1999 114 Кажется, что террористы читали Бодрийяра: «...две стеклянно-алюминиевые башни World Trade Center, эти неуязвимые сверхзнаки всемогущества системы» [11, С. 164]. 115 Одноколенко О. Война шестого поколения // Итоги. – 2001. – 25 сентября. 116 Об истории ВР см. [134, 136].

Первые авиационные тренажеры были запатентованы еще в 1910 году. К середине 40-х пневмомеханические тренажеры (их выпускали фирмыпроизводители механических пианино) подошли к пределу своих возможностей. Они воспроизводили движения самолета, использовали кинопроекцию и даже имитировали шумы двигателя, однако им сильно не хватало обратной связи. Вули обращает внимание на то, что ранние тренажеры старались даже выглядеть, как самолеты – у них были крылья и фюзеляж. С течением времени летные тренажеры все меньше и меньше походили на настоящий самолет (современный тренажер - это капсула-кабина на гидравлической платформе), все более приближаясь к нему по функциональности и достоверности ощущений пилота [144, p. 43-44]. Интересно отметить, что Джеймс Гибсон начал работу над своей экологической концепцией зрительного восприятия после второй мировой войны, будучи психологом на одной из американских баз по подготовке военных летчиков. Сегодня, через много лет после первого издания, его книга [38] выглядит как руководство по созданию ВР-систем (см. п. 2.3.2). Отечественные исследователи виртуальной реальности также начинали с изучения психологии пилотов (см. труды Центра виртуалистики ИФ РАН117). Ивана Сазерленда называют отцом ВР (см. п. 1.2). Большинство его работ финансировались DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency). После ряда экспериментов в университетских лабораториях он основал несколько фирм, которые работали над военными заказами в сфере компьютерной графики. Один из первых летных симуляторов с использованием компьютера был разработан Дженерал Электрик Компани (General Electric Company) для военно-морских сил США в 1972 году. Тренажер формировал 180-градусное поле зрения пилота, проецируя три независимых изображения на экраны вокруг макета кабины самолета. Этот тренажер выявил многие особенности моделирования реальности. Например, было установлено, что качество проработки сцены – решающий фактор для выбора пилотом адекватной скорости и высоты при посадке. С другой стороны, было замечено, что пилоты испытывают трудности при ориентации над однообразной поверхностью океана. Решением было нанести клетку поверх, которая добавляла ощущение перспективы – хороший пример того, что уменьшение реализма может способствовать эффективности обучения. Важной вехой в совместной истории ВР и вооружений стал тренажер VCASS (Visually Coupled Airborne Systems Simulator), который был предназначен для тренировки пилотов истребителя F15. Рабочая модель тренажера была продемонстрирована в 1982 году. В конце 80-х компания МакДоннелл Дуглас (McDonnell Douglas) разработала VITAL, один из первых головных дисплеев, выпускавшихся серийно. Особое место в послужном списке технологии ВР занимает система симуляции танкового боя SIMNET (от SIMulator NETworking). С самого начала целью разработчиков было создание танкового симулятора для коллективной тренировки, а не просто оборудования для отработки навыков управления одной боевой машиной. При таком подходе центром симуляции становились экипажи и подразделения, а не техника. Это привело разработчиков к решениям, которые на тот момент «в идейном плане» опережали достижения их коллег-создателей летных тренажеров. Прототипы и опытные образцы были выполнены в 1987-1989 годы, система «вошла в строй» в 1990 г. На сегодняшний день система располагает подробными картами нескольких реальных территорий118 общей площадью более 70 000 км2. Если ранние симуляторы стремились к максимальной физической точности воспроизведения (симуляторы представляли собой переоборудованные танки), то разработчики SIMNET пришли к выборочному воспроизведению функций. http://ich.iph.ras.ru/ В SIMNET есть подробные карты участков штатов Техас и Калифорния, а также Северной Кореи, Германии и югославского Косово. 119 О принципиальном для ВР различии между имитацией и симуляцией см. п. 2.3.2.

118 С самого начала система мыслилась как открытая, наращиваемая. Сеть SIMNET строится из базовых элементов – тактических тренажеров ближнего боя (Close Combat Tactical Trainer, CCTT). CCTT представляет собой копию кабины танка, БТР или БМП со всеми элементами управления. Каждый CCTT формирует динамическую «картинку» поля боя на основании карты, действий экипажа и других участников «боя», с которыми он соединен по сети. Благодаря распределенной архитектуре и стандартизированному протоколу обмена данными, система позволяет проводить масштабные виртуальные учения, в которых могут быть задействованы тысячи единиц боевой техники, представленные CCTT. Более того, используя стандартный протокол и сети передачи данных, можно в реальном времени проводить смешанные маневры, в которых участвуют как настоящая боевая техника, так и тренажеры. Таким образом, поле боя редуцируется до набора карт, положения участников и обмена данными между ними. А за изображением на экране, которое видит командир танка, может скрываться как безреференциальный набор нулей и единиц, так и реальная боевая машина. То, что ВР и построенные с ее использованием тренажеры находят широкое применение в военной сфере, демонстрирует длинный список проектов на сайте STRICOM (Simulation, Training, and Instrumentation Command, Командование симуляции, тренинга и оснащения Министерства обороны США).120 Уже после краткого знакомства с историей ВР, можно сделать вывод, что «без первоначальных инвестиций NASA и Министерства обороны многие из этих (относящихся к ВР – П.Б.) технологий развивались бы намного медленнее. Скорее всего, ВР не существовала бы в своем современном виде без этих инвестиций» [134, p. 36]. Технологии ВР могут использоваться не только для моделирования потенциально возможных ситуаций в рамках тренировок, но и для воссоздания реальных событий.

Уже через месяц месяцев после Easting 73, ключевой битвы войны в Персидском заливе, Институт оборонного анализа (Institute for Defense Analyses122) начал сбор всех возможных данных о сражении. Была проведена кропотливая работа со 150 оставшимися в живых участниками, обработаны записи радиопереговоров, материалы «черных ящиков» танков, данные спутникового наблюдения. Целью было максимально точное воссоздание битвы. В трехмерную графическую модель были включены все действия участников, передвижения техники и людей, каждая выпущенная по цели ракета. Сражение в таком виде можно не только наблюдать с любой точки, но и принять в нем «участие», проиграть различные варианты. Через год после начала работ «воссозданное сражение Easting 73 было продемонстрировано высокопоставленным военным на трех 50-дюймовых телеэкранах с возможностью панорамного обзора в разрешении, соответствующем очень хорошей компьютерной игре» [130, p. 330].

3.4.3. Имплозия войны и игры За последние полтора десятка лет индустрия развлечений стала мощным катализатором развития технологии ВР, что неудивительно. По оценкам компании SGS UK Ltd123, объем мирового рынка компьютерных и видеоигр составил в 2001 году примерно 15 миллиардов долларов и демонстрирует устойчиво высокие темпы роста. Проследив за развитием крупных проектов в области компьютерной графики, Тим Ленуар сделал вывод о возникновении военно-развлекательного комплекса [130]. Речь идет не просто о перетекании военных денег в компании, занимающиеся разработкой игровых приставок, о миграции ключевых фигур в области компьютерной графики между оборонными и развлекательными проектами, не о масштабных рекламных роликах NASA (каковым был, См.: http://www.stricom.army.mil/ «Легкие» трехмерные демонстрационные модели событий (дуэль Пушкина и Дантеса, космический полет Гагарина, подъем «Курска», затопление станции «Мир») можно найти на сайте компании «Параграф»: http://www.parallelgraphics.com/showroom/event 122 См.: http://www.ida.org 123 См.: http://www.sgs.co.uk 121 например, фильм «Армагеддон»). Кооперация военных и разработчиков компьютерных игр в области ВР настолько тесная, что в этом переплетении сложно различить направления взаимных влияний, определить ведомого и ведущего. Существует множество «военных» компьютерных игр: «стрелялки», симуляторы, стратегии. Большой удельный вес игр, основанных на агрессии, можно объяснять по-разному (см. п. 2.3.1, 3.1.2). Одна из причин – в том, что многие игровые симуляторы – это адаптированные военные тренажеры. «Откуда растут уши» видно в том числе и по набору стандартных эффектов коммерчески доступных пакетов 3D-графики: обычно там присутствуют самые разнообразные взрывы. Шерри Теркл в результате своих исследований пришла к выводу, что для многих пользователей Интернета реальная жизнь – «это всего лишь еще одно окно на экране компьютера» [140, p. 13]. Со ссылкой на британскую Gardian Бенджамин Вули приводит восторженные отзывы летчиков, бомбивших Ирак в 1991. Среди них повторяется один знаковый: «Это было как кино!» [144, p. 191]. Бомбившие Ирак много раз в кабинах летных тренажеров, эти летчики воспринимали боевое задание как разновидность игры, развлечение. Кино предсказало и эту ситуацию. Двадцать лет назад, в 1983 году, на экраны вышли «Военные игры» (War Games, реж. Дж. Бэдхам). В фильме подросток Дэвид с помощью домашнего компьютера и модема подключается, как ему кажется, к серверу компании, разрабатывающей компьютерные игры. На самом деле он вошел в компьютерную систему управления ракетами с ядерными боеголовками в штате Колорадо. Когда Дэвид начинает с компьютером игру под названием «Глобальная термоядерная война», военные принимают это за атаку противника и объявляют полную боевую готовность, намереваясь нанести ответный удар. У фильма хороший слоган: Is it a game, or is it real? (Это игра или это по-настоящему?) Интересно отметить, что не только военные приложения ВР становятся основой игровых, но и наоборот. Игра DOOM II была адаптирована для тренировки личного состава корпуса морской пехоты США: монстры были заменены противниками-людьми, набор вооружений стал соответствовать штатному, а карты отражали планы реальных зданий. В официальных документах говорилось, что использование компьютерных игр должно служить «развитию способности принимать решения в боевой обстановке» [130, p. 323-324]. Игра Falcon 4.0 стала первым игровым симулятором, который был адаптирован для военных тренировок (а не наоборот) [130, p. 326]. Слияние военного комплекса и индустрии развлечений было организационно оформлено в ICT, Institute For Creative Technologies124, который открылся 18 августа 1999 г. при Университете Южной Калифорнии (University of Southern California). Цель ICT – создание более совершенных военных интерактивных «систем приобретения опыта» за счет использования богатого опыта Голливуда по созданию сценариев, действующих лиц и спецэффектов. Определены следующие направления исследований ICT: фотореалистичная компьютерная графика, иммерсивный звук, искусственный интеллект и модели поведения аватаров. Театр военных действий, как любой другой, нуждается в репетициях и зрителях. Поэтому войне всегда требовалась репрезентация: для осмысления, наделения значением, тренировки. Однако со временем возможности репрезентации расширялись, так что сегодня она пришла не просто к опережению, но к подмене изображаемых событий. В наши дни мы можем наблюдать новые эффекты: нарушение каузальных связей, логики реального, размывание границы между реальным и представляемым.

См.: http://www.ict.usc.edu/ Становится все сложнее провести границу между игрой и войной: на уровне технологии, в восприятии наблюдателей и участников. Интересная ситуация: индустрия развлечений поставляет технологии, идеи и даже идеологию военным. Удаленность от непосредственного действия, медиатизированность современной войны и ее восприятия заставляют вспомнить рассказ Роберта Шекли о битве человечества с силами зла: «Телевизионная передача для населения всего земного шара обеспечена. Никто, ни богатый, ни бедный, не будет лишен зрелища Последней Битвы.»125 В конце концов, ангелы забирают в рай военных роботов, одолевших зло, а не людей. В смелых мечтах можно представить, что виртуализация, вытеснение агрессии и деструкции в сферы чистой репрезентации наконец отменят реальные войны, и боевые действия станут исключительно объектом моделирования. Исход локальных войн и международных конфликтов будет решаться посредством разыгрывания, симуляции войны. Пока же мы можем наблюдать за виртуальными спортивными баталиями – например, за матчами футбольной лиги роботов RoboCup126.

Шекли Р. Битва //Саймак К. Пересадочная станция: Роман. Рассказы. Шекли Р. Цивилизация страуса: Повесть. Рассказы. – М.: Радуга, 1990. – С. 423. 126 См.: http://www.robocup.org/ Заключение В работе обоснована важность и актуальность комплексного междисциплинарного исследования феномена компьютерной виртуальной реальности. Подводя итог нашего исследования технологии виртуальной реальности, можно выделить следующие основные результаты: 1. Проведено краткое исследование происхождения термина «виртуальная реальность» и его семантического поля. Проведен анализ начального этапа развития технологии, а также технологической базы и областей практического использования ВР. 2. Рассмотрены основные подходы к теоретическому осмыслению онтологических оснований виртуальной реальности. На основании гносеологических и технологических аспектов ВР, предложено рассматривать ВР в качестве метафоры «картезианской петли». 3. Проанализированы социокультурные, коммуникативные, психологические аспекты ВР. В качестве основных социокультурных свойств ВР выделены и проанализированы: интерактивность, симуляция как модель генерации сходства, специфические темпоральность и каузальность. 4. Рассмотрены и проанализированы взаимосвязи ВР с театральным искусством и кинематографом. 5. Показано, что ВР является одним из факторов формирования новой культурной модели человеческого тела – «тело-интерфейс». 6. Показано, что ВР является полем тесных контактов военного комплекса и индустрии развлечений, проанализированы причины и возможные последствия такой ситуации. Полученные результаты позволяют сделать следующие основные выводы: 1. Ключевым свойством ВР является иммерсия (погружение). Базовым способом генерации сходства в ВР является симуляция, соответствую щая уровню модельного, функционального сходства и противоположная имитации (воспроизведению на уровне внешнего, поверхностного сходства). Виртуальные миры обладают собственной темпоральностью и каузальностью: время в ВР обратимо, что с учетом динамики ВР может приводить к нарушениям причинно-следственных связей. По мере распространения и совершенствования технологии мы можем наблюдать прогрессирующее влияние этих свойств ВР на культурные процессы, повседневные практики и ценностные установки современников. 2. ВР можно рассматривать как «прямой и обратный ход» рациональной парадигмы. Технология ВР – результат научных исследований и развития техники в рамках рациональной традиции. Эта же традиция находит в ВР свое отрицание. ВР противопоставляет опыт потока субъектнообъектной разорванности, доверие чувственным данным – аналитике, релятивизм – стройным иерархическим конструкциям. ВР предлагает собственную гносеологическую модель – познание через призму законов человеческого восприятия. Тем самым ВР становится не только средством самопознания человека, но и инструментом изучения конформных человеку возможных миров, т.е. миров, соответствующих «антропному принципу». 3. ВР обнаруживает глубокие связи с пластическими и исполнительскими искусствами, становится важным фактором модернизации и развития их языка. Анализ исторических аналогий, а также современных взаимосвязей ВР с театром и кино говорит о том, что эстетический потенциал технологии на сегодняшний день раскрыт лишь частично. Это позволяет выдвинуть гипотезу о возникновении в ближайшем будущем новых художественных практик на основе ВР. 4. Благодаря военным тренажерам и компьютерным играм ВР становится одним из основных средств репрезентации военных действий. Технология ВР стала сферой тесных контактов индустрии развлечений и военнопромышленного комплекса. Технология ВР оказывает существенное влияние на формы приобретения боевого опыта и методы ведения боевых действий, а также способствует размыванию границ между войной и игрой в восприятии как непосредственных участников боевых действий, так и удаленных наблюдателей. 5. ВР способствует активному вовлечению тела пользователя в человекомашинное взаимодействие и предоставляет уникальные возможности телесной репрезентации в искусственных мирах. Тем самым ВР способствует формированию новой культурной модели человеческого тела – тело-интерфейс. В рамках этой модели главными функциями тела становятся передача сигналов от внешних раздражителей к мозгу, а также поддержка жизнедеятельности последнего. Следствием является предельный инструментализм по отношению к телу, который ведет к отчуждению тела от «хозяина», способствует развитию технобиологии и прогрессирующей эндоколонизации человеческого тела техническими устройствами. Основной вывод нашей работы состоит в том, что ВР помогает нам познавать сущее, культуру и человека. ВР позволяет по-новому сформулировать вечные вопросы о мире, в котором мы живем. Исследуя ВР, мы изучаем себя – наше тело, разум и чувства. С помощью ВР мы лучше понимаем современную культуру, ее цели и направление развития. Направлением дальнейшей работы могло бы стать изучение перспектив использования ВР в качестве инструмента социально-психологических исследований и психотерапевтической практики.

Библиографический список 1. Аристотель Риторика;

Поэтика / Под ред. О. А. Сычева, И. В. Пешкова, Ф. А. Петровского;

Пер. с древнегреч. О. П. Цыбенко, В. Г. Аппельрота. – М.: Лабиринт, 2000. – 221 с. 2. Арто А. Манифесты театра «Альфред Жарри» // Арто А. Театр и его Двойник / Пер. с франц. – СПб.: Симпозиум, 2000. – С. 48-77. 3. Арто А. Театр и его Двойник // Арто А. Театр и его Двойник / Пер. с франц. – СПб.: Симпозиум, 2000. – С. 97-234. 4. Асмус В.Ф. Декарт. – М.: Гос. изд. полит. лит., 1956. – 371 с. 5. Барбан Е. Черная музыка – белая свобода // МИКС. – 1990. – № 3. – С. 2332. 6. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. Изд. 4-е. – М.: Сов. Россия, 1979. – 320 с. 7. Белинская Е.П., Жичкина А.Е. Пространство, населенное ДРУГИМИ // Интернет. – 2000. – №16. – Электронная версия: http://inter.net.ru/16/28.html – 10.10.2001. 8. Бердяев Н. А. Судьба России: Опыты по психологии войны и национальности. – М.: Сов. писатель, 1990. – 347 с. 9. Бодрийяр Ж. В Тени Тысячелетия, или Приостановка Года 2000. [Электрон. ресурс] – http://www.enot.ru/enot1/2ctheory.html – 05.05.2003. 10.Бодрийяр Ж. Войны в заливе не было // Художественный журнал. – 1994. – №3. – С. 10-16. 11.Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. — М.: Добросвет, 2000. — 387 с. 12.Борсук П. Виртуальная реальность и искусство//Мультимедиа. – 1996. – №4 (декабрь). – С. 20-21. 13.Браславский П. Компьютер – drug человека // МАКС. – 1998. – №1(2). – С. 18-19.

14.Браславский П.И. Виртуальная реальность и театр: предпосылки и перспективы конвергенции // Электронный журнал «Исследовано в России». – 2003. – С. 88-96. – http://zhurnal.ape.relarn.ru/articles/2003/008.pdf 15.Браславский П.И. Виртуальная реальность: симуляция вместо имитации // XXI век: будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского философского конгресса. Т. 1. Ч.2 – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – С.285-286. 16.Браславский П.И. Виртуальная реальность: технология на пересечении философских концепций // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Материалы Третьего Российского философского конгресса (16-20 сентября 2002 г.). Т.1. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – С.341-343. 17.Браславский П.И. Новая культурная парадигма и фильм Питера Гринуэя «Книга у изголовья» // Актуальные проблемы культурологии. Материалы III конференции. – Екатеринбург, 1998. – С. 5–6. 18.Бурлаков И. 3D: мир на кончике ствола [Электрон. ресурс] – http://www.ixbt.com/editorial/3dworldsight.shtml – 10.05.2001. 19.Бурлаков И. 3D: новый язык [Электрон. ресурс] – http://www.ixbt.com/editorial/3dnewlangu.shtml – 14.06.2001. 20.Бурлаков И. 3D: почему от первого лица только стрелялки? [Электрон. ресурс] – http://www.ixbt.com/editorial/3dwhyfps.shtml – 01.08.01 21.Бурлаков И. 3D: три этапа развития интерфейса [Электрон. ресурс] – http://www.ixbt.com/editorial/3d-evoway.shtml – 25.02.2002. 22.Бурлаков И. Психология компьютерных игр // Наука и жизнь. – 1999. – № 5, 6, 8, 9. – Электрон. версия: http://courier.com.ru/nauka/burlak.htm – 10.10.2002. 23.Васютин А. В. Киберкультура [Электрон. ресурс] – http://www.privat.hut.ru/topixx/topic2.htm – 12.04.01 24.Васютин А. В. Об экзистенциальном статусе виртуальной реальности [Электрон. ресурс] – http://www.privat.hut.ru/topixx/topic.htm – 06.01. 25.Васютин А.В. Виртуальная реальность: показано к применению [Электрон. ресурс] – http://www.privat.hut.ru/autors/vassioutine/vr.shtml – 01.07.01 26.Вейценбаум Дж. Возможности вычислительных машин и человеческий разум. От суждений к вычислениям. – М.: Радио и связь, 1982. – 368 с. 27.Визель М. Гипертексты по ту и эту стороны экрана // Иностранная литература. – 1999. – №10. – С. 169-177. 28.Винер Н. Творец и робот. Обсуждение некоторых проблем, в которых кибернетика сталкивается с религией. Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1966. – 104 с. 29.Вирильо П. Тирания настоящего времени // Искусство кино. – 1996. – №1. – С. 130-133. 30.Виртуальная реальность //Наука и жизнь. – 1999. – №2. – С. 58-60. 31.Витгенштейн Л. Логико-философский трактат // Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1. – М.: Гнозис, 1994. – С. 1-73. 32. Власенко О. ВР-система – проективное пространство воображения. [Электрон. ресурс] –http://tfk1.narod.ru/vrsistem.htm 33.Власенко О. Феноменология телесности в киберкультуре. [Электрон. ресурс] – http://tfk1.narod.ru/telo.htm 34.Войскуновский А.Е. Метафоры интернета // Вопросы философии. – 2001. – №11. – С. 64-79. 35.Генис А. Вавилонская башня: искусство настоящего времени / Эссе. – М.: Независимая газета, 1997. – 254 с. 36.Генис А. Гипертекст — машина реальности // Иностранная литература. – 1994. – №5. – С. 248 – 249. 37.Генис А. Книга книг. Комментарий к одному изобретению // Иностранная литература. – 1999. – №10. – С.166-168. 38.Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию: Пер. с англ. /Общ. ред. и вступ. ст. А. Д. Логвиненко. – М.: Прогресс, 1988. – 464 с. 39.Говорунов А.В. Реальность виртуальной реальности // XXI век: будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского фило софского конгресса. Т. 1. Ч.2 – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – С. 283-284. 40.Голынко-Вольфсон Д. О соблазне, власти и киберпространстве // Художественный журнал. – 1998. – №19/20. – С. 80-82. 41.Гринуэй П. Идеальная модель кино // Искусство кино. – 1997. – №9. – С. 26-29. 42.Гринуэй П. Искусство изящного обмана. Интервью Н. Евгана // Кинопроизводство. – 1998. – № 4. – С. 14-17. 43.Гринуэй П. Правила игры. Беседу ведет Аньес Бертэн-Скайе // Искусство кино. – 1994. – №2. – С. 23-37. 44.Гринуэй П., Сапорта К. Парнасские диалоги //Артвиват. – 1999. – №2. – С. 26-35. 45.Громов Г. Всматриваясь в «третью волну» // Молодой коммунист. – 1987. – №9. – С.79-85. 46.Гуриев М. Мультимедийный трансфер информации и образование будущего //Мультимедиа. – 1996. – №4 (декабрь). – С. 82-83. 47.Декарт Р. Размышление о первой философии // Соч. в 2 т.: Т. 2. – М.: Мысль, 1994. – С. 3-72. 48.Декарт Р. Рассуждение о методе //Соч. в 2 т.: Т. 1. – М.: Мысль, 1989. – С. 250-296. 49.Делез Ж. Логика смысла: Пер. с фр. – Фуко М. Theatrum philosophicum: Пер. с фр. – М.: Раритет;

Екатеринбург: Деловая книга, 1998. – 480 с. 50.Добротворский С. Восприятие стандарта // Искусство кино. – 1994. – №2. – C. 75-83 51.Догма 95 // Искусство кино. – 1998. – №12. – С. 57-58. 52.Дюрер А. Эстетический экскурс в конце книги III // Мастера искусства об искусстве. В 7 т.: Т.2: Эпоха Возрождения. – М.: Искусство, 1966. – С. 341343. 53.Емелин В. А. Виртуальная реальность и симулякры. [Электрон. ресурс] – http://emeline.narod.ru/virtual.htm – 01.01.1999.

54.Емелин В. А. Информационные технологии в контексте постмодернистской философии. Автореф. дисс....канд. филос. наук. – М., 1999. – 24 с. 55.Жданов В.Ф., Носов Н.А. Виртуальная реальность в исполнительском искусстве // Виртуальная реальность: Философские и психологические аспекты. Под ред. Н.А. Носова. – М.: Б.и., 1997. – C. 132-143. 56.Жижек С. Глядя вкось. Введение в психоанализ Лакана через массовую культуру. [Электрон. ресурс] – http://www.lacan.narod.ru/ind_lak/ziz1.htm – 10.10.2002. 57.Жижек С. Киберпространство, или Невыносимая замкнутость бытия // Искусство кино. – 1998. – №1. – С. 119-128;

№2. – С. 119-128. 58.Зенкин А.А. Когнитивная компьютерная графика. – М.: Наука, 1991. – 192 с. 59.Зинчук А. Третья рука человечества // Театральная жизнь. – 1998. – № 5/6. – С. 54-56. 60. Знаменская Т. Параллельный мир, или Цифровое зазеркалье // Мультимедиа. – 1996. – №3 (октябрь). – С. 6-11. 61.Каган М. С. Философия культуры. – СПб.: Петрополис, 1996. – 415 с. 62.Карелов С. Виртуальная реальность станет доступна каждому // Компьютер Пресс. – 2000. – №8. – С. 16-20. 63.Кнабе Г.С. Проблема постмодерна и фильм Питера Гринуэя “Брюхо архитектора” // Вопросы философии. – 1997. – № 5. – С. 80-95. 64.Ковалевская Е.В. Компьютерные виртуальные реальности: некоторые философские аспекты // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 4. – М.: Б.и., 1998. – С. 37-43. 65.Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем // Наука, технология, вычислительный эксперимент. – М.: Наука, 1995. – С. 632. 66.Леонардо да Винчи Избранные отрывки из литературного наследства // Мастера искусства об искусстве. В 7 т.: Т.2: Эпоха Возрождения. – М.: Искусство, 1966. – С. 116-147.

67.Лосев А.Ф. Жизненный творческий путь Платона // Платон Собр. соч. В 4 т. Т.1. – М.: Мысль, 1990. – С. 3-63. 68.Ляткер Я.А. Декарт. – М.: Мысль, 1975. – 198 с. 69.Маклюэн М. Осмысляя средства коммуникации: новые измерения человека (Выдержки из книги Understanding Media: the Extensions of Man. N.Y., 1964) // Искусство кино. – 1994. – №2. – С. 67-74. 70.Мамардашвили М. Время и пространство театральности // Театр. – 1989. – №4. – С. 105-108. 71.Манкевич Е. Полисемантизм понятия «виртуальная реальность» // XXI век: будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского философского конгресса. Т. 1. Ч.2 – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – С. 284-285. 72.Манович Л. Археология компьютерного экрана: экран и тело // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 4. – М., 1998. – С. 176-182. 73.Маньковская И.Б., Мотлевский В.Д. Виртуальная реальность // Культурология. ХХ век. Словарь. – СПб.: Университетская книга, 1997. – С. 73-76. 74.Мещеряков В. Что есть мысль? // Квант. – 2000. – №4. – С. 2-6. 75.Моисеев Н.Н. Компьютеризация, ее социальные последствия // Вопросы философии. – 1987. – №9. – С. 103-112. 76.Монтегю А. Мир фильма. – Л.: Искусство, 1969. – 280 с. 77.Николай Кузанский. О видении бога // Николай Кузанский. Соч. В 2 т. Т. 2. – М.: Мысль, 1980. – С. 33-94. 78.Ницше Ф. Казус Вагнер // Ницше Ф. Соч. в 2 т. Т. 2. /Пер. с нем. – М.: Мысль, 1990. – С. 525-555. 79. Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки // Ницше Ф. Соч. в 2 т.: Т. 1. / Пер. с нем. – М.: Мысль, 1990. – С. 57- 157. 80.Носов Н.А. Виртуальная реальность // Вопросы философии. – 1999. – № 10. – С. 152-164.

81.Носов Н.А. Виртуальная цивилизация // Труды лаборатории виртуалистики. Вып.1. Виртуальные реальности в психологии и психопрактике / Под ред. Н.А. Носова и О.И. Генисаретского. – М.: Ин-т человека РАН, 1995. – С. 105-117. 82.Носов Н.А. Виртуальный человек: Очерки по виртуальной психологии детства. – М.: Магистр, 1997. – 192 с. 83.Носов Н.А. Идея виртуальности // Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 3. Виртуальные реальности и современный мир. – М.: Ин-т человека РАН, 1997. – C. 7-32. 84.Носов Н.А. Фома Аквинский и категория виртуальности // Виртуальная реальность: Философские и психологические аспекты. – М., 1997. – С. 6885. 85.Олегов В. Костюм «виртуанавта» //Наука и жизнь. – 1999. – №2. – C. 61-62. 86.Опенков М.Ю. Виртуальная реальность: онто-диалогический подход. Автореф. дисс....д-ра. филос. наук. – М., 1997. – 38 с. 87.Орехов С. И. Виртуальная реальность: исследование онтологических и коммуникационных основ: Автореф. дис. …д-ра филос. наук. – Омск, 2002. – 32 с. 88.Орлов А.М. Духи компьютерной анимации. Мир электронных образов и уровни сознания. Ч.1. – М.: Мирт, 1993. – 105 с. 89.Орлов А.М. Электронная культура и ее технологический аспект в преддверии XXI века. //Техника кино и телевидения. – 1999. – №6. – С. 4-8. 90.Пивоваров Д.В. Виртуальное, виртуал, виртуальная реальность // Совремнный философский словарь / Под. общ. ред. В.Е. Кемерова. – 2-е изд., испр. и доп. – Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж: Партпринт, 1998. – С.139-141. 91.Пивоваров Д.В. Реальность // Современный философский словарь / Под. общ. ред. В.Е. Кемерова. – Москва, Екатеринбург, Бишкек: Одиссей, 1996. – С. 399-404.

92.Платон Филеб, Государство, Тимей, Критий / Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1999. – 656 с. – (Классическая философская мысль) 93.Подорога В. Феноменология тела. Введение в философскую антропологию (материалы лекционных курсов 1992-1994 годов). – М.: Ad Marginem, 1995. – 339 с. 94.Прилукова Е.Г. Теле-виртуальная реальность: гносеологический аспект. Автореф. дисс.... канд. филос. наук. – Магнитогорск, 1999. – 18 с. 95.Прохоров А. “Новая коллективность” или “мировой бульон”? // Художественный журнал. – 1996. – №4. – С. 34-35. 96. Прохоров А. Будущее компьютерной фильмы // Искусство кино. – 1994. – № 2. – С. 84-90. 97.Прохоров А. Век второй. От cinema к screenema //Искусство кино. – 1995. – №11. – С. 31-40. 98.Прохоров А. Многоликая виртуальная реальность // Компьютер Пресс. – 2000. – №8. – С. 9-15. 99.Родин А.В. Виртуальное событие // Виртуальные реальности. Труды лаборатории виртуалистики. Вып. 4. – М., 1998. – С. 122-126. 100.Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. – М.: Аграф, 1997. – 382 с. 101.Савчук В. Конверсия искусства. – СПб.: Петрополис, 2001. – 288 с. 102.Садуль Ж. Всеобщая история кино.: Т. 1. – М.: Искусство, 1958. – 611 с. 103.Садуль Ж. История киноискусства. От его зарождения до наших дней. – М.: Изд-во иностр. лит., 1957. – 463 с. 104.Сергеев В.М. Искусственный интеллект: опыт философского осмысления //Будущее искусственного интеллекта. – М.: Наука, 1991. – С. 216-241. 105.Тарасенко В.В. Человек Кликающий: фрактальные метаморфозы [Электрон. ресурс] – www.iph.ras.ru/~vtar/met.doc – 10.10.2002. 106.Тренажерные системы реального времени и системы виртуальной реальности //Мультимедиа. – 1996. – №4 (декабрь). – С. 84-85. 107.Фиорини-Роза Дж. Движение кибер-панк и будущее виртуального кино // Искусство кино. – 1994. – № 2. – С. 91-95.

108.Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. – М.: Прогресс, 1992. – 464 с. 109.Хоружий С.С. Род или недород? Заметки к онтологии виртуальности // Вопросы философии. – 1997. – №6. – С. 53-68. 110.Штейнер Е.С. От импрессионизма к мультипликации или пространственно-временной континуум средствами живописи //Материалы научной конференции «Випперовские чтения – 1989». Вып. XXII. – М., 1990. – С. 186-208. 111.Эко У. Средние века уже начались // Иностранная литература. – 1994. – №4. – С. 259-268. 112.Экранные искусства сегодня. Беседа Василия Кисунько и Андрея Вернидуба // Мультимедиа. – 1997. – №9 (декабрь). – С. 55-58. 113.Энгельс Ф. Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. в 36 т.: Т. 20. – М.: Гос. изд. полит. литер., 1961. – C. 486-499. 114.Эсслин М. Арто // Арто А. Театр и его Двойник / Пер. с франц. – СПб.: Симпозиум, 2000. – С. 273-328. 115.Baudrillard J. The Vital Illusion /Ed. J. Witwer. – New York: Columbia University Press, 2000. – 102 p. 116.Baym N.K. Tune In, Log On. Soaps, Fandom and Online Community. – Thousand Oaks, London, New Delhi: Sage Publications, Inc., 2000. – 248 p. 117.Baym N.K. Vom Heimatdorf zum Grostadtdschungel. Die Urbanisierung der OnlineGemeinschaft // Virtuelle Gruppen. Charakteristika und Problemdimensionen / Hrsg. U. Thiedeke. – Wiesbaden:Westdeutscher Verlag, 2000. – S. 292312. 118. Braslavsky P., Ziplakov G. Virtuelle Realitt – ein neues Spiel oder eine neue Denkweise? – Екатеринбург, 1998. – 7 с. – (Работа – участник конкурса «Visuelle Zeitenwende? Bilder – Technik – Reflexionen», Германия) 119.Bricken W. Virtual Reality: Directions of Growth. Notes from the SIGGRAPH’90 Panel. [Available online] – http://www.hitl.washington.edu/publications/m-90-1/ – 10.09.1990. 120.Calvert S. L. The Social Impact of Virtual Reality // Handbook of Virtual Environment Technology / Ed. K. Stanney. – Hillsdale: Lawrence Erlbaum Assoc., 2002. – P. 212-228. 121.Chesher C. Colonizing Virtual Reality. Construction of the Discourse of Virtual Reality, 1984-1992 [Электрон. ресурс] // Cultronix. – Vol. 1. – № 1. – http://eserver.org/cultronix/ – 10.10.2002. 122.Cooper W. Virtual Reality and the Metaphysics of Self, Community and Nature // The International Journal of Applied Philosophy. – 1995. – Vol. 9(2). – P. 1-14. 123.Greenaway P. Kino gestern und morgen // Lettr International. – 1998. – Nr. 37. – S. 85-89. 124. Haller Ch. Virtuelle Realitt: Die groe Exkursion in neue Computerwelten //Deutschland. – 1994. – №5. – S. 22-26. 125.Heim M. The Metaphysics of Virtual Reality //Virtual Reality: Theory, Practice and Promise / Ed. S.K. Helsel, J.P. Roth. – Westport, London: Meckler, 1991. – P. 27-33. 126.Heim M. The Metaphysics of Virtual Reality. – New York, Oxford: Oxford University Press, 1993. – 175 p. 127.Holeton R. Composing Cyberspace. Identity, Community, and Knowledge in the Electronic Age. – Boston et al.: McGrawHill, 1998. – 450 p. 128.Krmer S. Rationalismus und Knstliche Intelligenz: Zur Korrektur eines Miverstndnisses // Knstliche Intelligenz. – 1993. – № 1. – S. 31-35. 129.Krueger M. W. Artificial Reality: Past and Future //Virtual Reality: Theory, Practiсe and Promise / Ed. S.K. Helsel, J.P. Roth. – Westport, London: Meckler, 1991. – P. 19-26. 130.Lenoir T. All but War is Simulation: The Military-Entertainment Complex // Configurations. – 2000. – № 8. – P. 289-335.

131.Lvy P. Cyberculture / Trans. R. Bononno. – London : University of Minnesota Press, 2001. – 208 p. 132.Meyer U. Philosophische Grundlagen des Intentionalittsbegriffs in der VKI und Mglichkeiten seiner Modellierung // Knstliche Intelligenz. – 1995. – № 1. – S. 14-19. 133.Online Pornography. More Than Just Dirty Pictures / R. Chan, E. Reyna, M. Rubens, A. Wu – http://cse.stanford.edu/class/cs201/projects-00-01/pornography/ – 10.01.2003. 134.Pimentel K., Teixeira K. Virtual Reality: through the New Looking Glass. – New York: Intel/Windcrest/McGraw-Hill, Inc., 1993. – 301 p. 135. Resisting the Virtual Life: the Culture and Politics of Information/Ed. J. Brook, I. Boal. – San Francisco: City Lights, 1995. – 278 p. 136.Schroeder R. Possible Worlds. The Social Dynamic of Virtual Reality Technology. – Oxford: Westview Press, 1996. – 203 p. 137.Sex mit Marilyn // Der Spiegel. – 1993. – № 46 (15.11.93.) – S. 222-237. 138.Spring M.B. Informating with Virtual Reality//Virtual Reality: Theory, Practice and Promise / Ed. S.K. Helsel, J.P. Roth. – Westport, London: Meckler, 1991. – P. 3-17. 139.Switzer R. Over-writing the Body. Virtual Reality and Cartesian Metaphysics // Philosophy Today. – 1997. – Vol. 41(4). – P. 507-519. 140.Turkle S. Life on the Screen. Identity in the Age of the Internet. – New York, London, Toronto et al.: Simon & Schuster, 1995. – 347 p. 141.Virilio P. Politics of the Very Worst: an Interview by Philippe Petit / Trans. by M. Cavaliere;

Ed. by S. Lotringer. – New York : Semiotext(e), 1999. – 83 p. 142.Virilio P. War and Cinema: the Logistics of Perception /Trans. P. Camiller. – London, New York: Verso, 1989. – 200 p. 143.Walser R. Elements of a Cyberspace Playhouse //Virtual Reality: Theory, Practice and Promise / Ed. S.K. Helsel, J.P. Roth. – Westport, London: Meckler, 1991. – P. 51-64.

144.Woolley B. Virtual Worlds. A Journey in Hype and Hyperreality. – Oxford, Cambridge: Blackwell, 1992. – 274 p.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.