WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации Российский государственный торгово-экономический университет На правах рукописи Бобков Станислав Александрович Правовое регулирование ...»

-- [ Страница 2 ] --

6. Бизнес франчайзи будет располагаться в штате. требуется “регистрационные штаты”. В любом из этих франшизу (с некоторыми зарегистрировать исключениями), если имеется одно или более из ниже перечисленных Если представить себе, что некий субъект представляет интересы компании, зарегистрированной в Иллинойсе и встречается в аэропорту в Нью-Йорке с кем-либо, кто зарегистрирован в Мэриленде и хочет обсудить покупку франшизы, которая будет располагается в Калифорнии, возможно потребуется зарегистрировать франшизу во всех четырех штатах. Регистрационные штаты: Калифорния, Нью-Йорк, Гавайи, Северная Дакота, Иллинойс, Род Айленд, Индиана, Южная Дакота, Мериленд, Вирджиния, Мичиган, Вашингтон, Миннесота, Висконсин. Регистрационные штаты рассматривают продажу франшизы почти так же, как предоставление гарантии и поручительства, это помимо всего прочего значит, что франчайзер должен предоставить полную информацию о себе (“раскрыть” себя) по форме, утвержденной штатами. Этот документ называется “Сообщение о раскрытии информации” или, выражаясь более официально, “Циркуляр предложения”. Часто циркуляр предложения и франчайзинговый договор подвергаются перекрестной проверке на уровне штата, на предмет соответствия друг другу и действующему в штате законодательству. Отдельные штаты, не имеющие законов о франчайзинге, имеют законы о благоприятствовании бизнесу. Некоторые франчайзинговые предложения попадают под действие данных законов, однако привести их в соответствие с такими законами по большому счету будет менее сложно, чем в регистрационных штатах. Законы о благоприятствовании бизнесу штатов Коннектикут, Северная Каролина, Флорида, Южная Каролина, Джорджия, Техас, Мэйн являются более предпочтительными для франчайзеров, нежели чем законы “регистрационных” штатов. В оставшихся штатах, где нет ни законов о франчайзинге, ни законов о благоприятствовании прежде чем бизнесу, франчайзинговые документы должен не надо направлять в соответствующие агентства штатов. Однако, во всех штатах, продавать франшизу, франчайзер предоставить потенциальным франчайзи циркуляр предложения, подготовленный в соответствии требованиями, предусмотренными Федеральной Комиссией по Дано согласие на сделанную оферту. Торговле (далее по тексту “ФКТ”) и Типовым Циркуляром Франчайзингового Предложения (далее по тексту “ТЦФП”), вместе со всеми сопутствующими соглашениями, финансовыми отчетами, в соответствии с установленным расписанием. В дополнение ко всему, конечно, франчайзер столкнется и с другими специфическими требованиями, установленными в штате. ТЦФП был разработан и принят в середине 1970-х годов для удовлетворения нужд штатов, которые требовали “прозрачности” со стороны франчайзеров. франчайзеры По существу данные правила требуют того, чтобы предоставляли потенциальным франчайзи определенную информацию о себе, о бизнесе и об условиях франшизных взаимоотношений. Указания ФКТ появились как результат многолетних исследований и работы различных сенатских комитетов и Федеральной Комиссии по Торговле над различными законопроектами о франчайзинге. Официально озаглавленные как “Требования по раскрытию информации и запрещения, касающиеся франчайзинга и рискованных безнес-предприятий”, правила ФКТ были окончательно одобрены в декабре 1978, и вступили в силу в октябре 1979 года. Впервые раскрытие франчайзерами информации о себе стало обязательным во всех штатах, а не только в регистрационных штатах и штатах, имеющих законы о благоприятствовании бизнесу. В дополнение к установлению формата для сообщения информации (не такого исчерпывающего, как в ТЦФП), Правила ФКТ определяют тип бизнесвзаимоотношений, которые считаются франчайзинговыми, а также не считаются таковыми, как, например, единичное предоставление лицензии на использование кооперативе. Попытка федерального правительства урегулировать франчайзинговую деятельность при помощи правил ФКТ не умаляет полномочия штатов по правовому регулированию указанных отношений, поскольку данные правила фактически устанавливают минимальные стандарты, на базе которых штаты могут устанавливать дополнительные защитные меры на свое усмотрение.

товарного знака и членство в рознично-сбытовом Правила ФКТ позволяют франчайзерам представлять Типовой Циркуляр Франчайзингового Предложения вместо формы документа, установленного ФКТ, что обеспечивает практически стопроцентное соблюдение франчайзерами установленных требований. Штрафные санкции за нарушения Правил ФКТ являются достаточно суровыми, до 10.000 долларов США за одно нарушение. В одном из случаев франчайзер, работавший в сфере обогревательных приборов и воздушного кондиционирования и одно из его должностных лиц избежали обвинения ФКТ в нарушении правил по раскрытию информации о франшизе и в предоставлении ложных сведений, согласившись уплатить 3 миллиона долларов США в качестве возмещения убытков потребителям и более 1 миллиона долларов США в качестве гражданско-правовых санкций. В другом случае, ФКТ добилась постоянного судебного запрета на деятельность компании и решения суда о взыскании примерно 1 миллиона долларов США с франчайзера, производившего автомобильные запчасти в связи с обвинением в недействительных требованиях о выплате франчайзингового вознаграждения, в искажении перечня оказываемых услуг, и за отказ раскрыть необходимую информацию о себе. В дополнение к этому, штаты могут применять наказания за правонарушения, являющиеся уголовными преступлениями (например, мошенничество) вплоть до лишения свободы. В 1980 году, президент компании Pie Tree, ресторанного франчайзингового предприятия, расположенного в штате Пенсильвания, был приговорен судом штата Иллинойс к трем годам лишения свободы за продажу франшизы без циркуляра предложения и без регистрации в штате, как за мошенничество в отношении франчайзи. Законы о франчайзинге большинства штатов также предусматривают возможность возмещения ущерба путем подачи исков в частном порядке. Как уже было сказано выше, продавая франшизу в штатах, которые не требуют регистрации, франчайзеру надо лишь подготовить циркуляр предложения, отвечающий требованиям правил ФКТ или ТЦФП. Оба документа предусматривают подробное описание различных фактов, имеющих отношение к общей истории бизнеса франчайзера. Франчайзер с помощью опытного юриста - специалиста по франчайзингу должен определить, какой из этих форматов предоставления информации будет менее сложным и обременительным, раскрывая суть и историю его бизнеса. Несмотря на то, что ТЦФП является более сложным по своим требованиям, чем ФКТ, оба формата призваны обеспечить “прозрачность” франчайзера с различными уровнями детализации широкого спектра предоставляемой информации. Подготовленный надлежащим образом ТЦФП (Типовой Циркуляр Франчайзингового Предложения) включает в себя информацию по каждой из приведенных ниже тем: 1. Франчайзер и все его правопредшественники. 2. Указание франшизы. 3. История судебных разбирательств франчайзера. 4. История банкротств франчайзера. 5. Первоначальный франчайзинговый платеж франчайзи или иной первоначальный взнос, иные франчайзинговые платежи. 6. Требуемые первоначальные инвестиции франчайзи. 7. Обязательства франчайзи по приобретению товаров, оборудования в собственность источников. 8. Обязательства франчайзи по приобретению товаров, оборудования в собственность или на условиях лизинга в соответствии с установленными франчайзером поставщиков. 9. Взаимные обязательства по финансированию. спецификациями или у одобренных франчайзером или на условиях лизинга из определенных франчайзером имен и описание опыта в сфере бизнеса лиц, аффилированных71 с франчайзером или с агентами по продаже данной Аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. 10. Обязательства франчайзера по надзору, поддержке, оказанию услуг франчайзи. 11. Права сторон по ведению деятельности на различных территориях. 12. Товарные знаки, знаки обслуживания, товарные обозначения, логотипы франшизы. 13. Патенты и авторские права, передаваемые по договору франшизы. 14. Обязательства франчайзи по участию в текущей деятельности франчайзера. 15. Ограничения по товарам и услугам, которые предлагает франчайзи. 16. Возобновление (пролонгация), расторжение, выкуп, внесение изменений и передача прав по франшизному соглашению и относящаяся к этому информация. 17. Мероприятия с привлечением известных личностей. 18. Текущие, средние, планируемые и предполагаемые продажи франчайзи, доходы и чистая прибыль. 19. Информация относительно прочих франчайзи, работающих с данным франчайзером. 20. Финансовая отчетность франчайзера. 21. Договоры, контракты. 22. Расписка о получении циркуляра предложения. Необходимо отметить, что как в соответствии с требованиями Правил ФКТ, так и в соответствии с требованиями ТЦФП, если Вы объявляли банкротство, или являлись одним из ведущих руководителей компании, которая объявляла банкротство, данные факты и даты произошедших событий должны быть сообщены, если они имели место быть не ранее определенного периода. Также в циркуляр должна быть включена история случившихся судебных разбирательств ведущих руководителей компаниифранчайзера, а также ее партнеров за предыдущие 10 лет в соответствии с ТЦФП, и за 7 лет – в соответствии с правилами ФКТ, а также сведения о текущих судебных разбирательствах (за исключением штата Калифорния). В и коммерческие обозначения, передаваемые по договору случае непредставления данных сведений, или предоставления недостоверных сведений как умышленно, так и неумышленно, франчайзер может быть строго наказан (как уже говорилось выше – оштрафован до 10,000 долларов США за каждый факт нарушения). Тогда как законы, регламентирующие франчайзинговые предложения, были приняты для регулирования и защиты отрасли в целом, очевидно, что законы об открытии информации призваны информировать и действовать на пользу потенциальных франчайзи. Однако полное и всестороннее следование требование законам идут на пользу и франчайзерам. Строгое подчинение данным нормам поможет не только избежать правонарушений и штрафных санкций, но и может быть важным первым шагом в обучении франчайзи опыту, правилам и инструкциям франчайзинговой системы. Проверка и апробация данных правил на практике, дополненная нововведениями и текущим совершенствованием законов штатов, уменьшила появление мошеннических франчайзинговых предложений. В настоящее время как франчайзеры, и, так и потенциальные порочный годах, франчайзи лучше информированы о законодательных требованиях, существующих в области франчайзинга приобретенный сфере72. Как видно, в специальном законодательстве о франчайзинге всех вышеперечисленных государствах основной упор сделан на защиту прав потенциальных франчайзи (пользователей). Франчайзер обязан довести до потенциального франчайзи всю информацию о франчайзинговом предложении, а также сообщить прочие сведения о себе и о своем бизнесе по установленной в данном государстве форме. В законодательстве меры, Великобритании на также недопущение предусмотрены ограничения превентивные направленные следовательно, им в 1960-х имидж был франчайзинга, ликвидирован в данной высокопрофессиональным законодательным регулированием конкуренции при заключении франчайзинговых соглашений.

Особенно подробные и строгие правила предоставления информации о деятельности франчайзера содержатся в законодательстве США. Вероятно, такой подход вызовет негативную реакцию сторонников дебюрократизации экономики. Однако именно практика, как видно из изложенного выше материала, продиктовала соответствующие способы правового регулирования франчайзинговой деятельности США. И данный подход, бесспорно, привел к общему положительному результату. С одной стороны, потенциальные франчайзи, учитывая установленные законодателем значительные правовые гарантии, выражают большую готовность к участию в предпринимательской деятельности и вложению в дело собственных капиталов. С другой стороны, франчайзеры, осознавая высокую степень ответственности за нарушение установленных правил по продаже франшиз, более тщательно прорабатывают предлагаемую франчайзи модель, предоставляют им исчерпывающую информацию о своей деятельности и т.д. В итоге франчайзинг развивается в США стремительными темпами, являясь локомотивом всей современной экономики. Такой подход в правовом регулировании франчайзинга можно назвать воистину государственным. 2.2. Коммерческая концессия в современном российском законодательстве Специальное правовое регулирование коммерческой концессии в российском гражданском законодательстве появилась с принятием части второй Гражданского кодекса Российской Федерации и в ее составе – главы 54 ГК РФ, которая состоит из четырнадцати статей, посвященных регулированию договора коммерческой концессии. Однако на практике договор коммерческой концессии в Российской Федерации применялся и ранее. Достаточно вспомнить широко рекламировавшиеся предложения Donald D. Boroian and Patrick J. Boroian. Указ. соч. P.P. 122-128. создавать пекарни или пиццерии под именем “Дока”73. Данная практика вполне согласовывалась с принципом свободы договора, закрепленным законодателем в части первой ГК РФ, а именно с положениями п. 2 ст. 421, в соответствии актами. Проведенное исследование показывает, что договор коммерческой концессии является новым самостоятельным видом гражданско-правовых договоров74. Соответственно, представляется возможным утверждать, что в российском гражданском праве наряду с традиционными институтами поставки, аренды, подряда и т.д. сформировался новый самостоятельный институт коммерческой концессии, т.е. обособленная группа юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права75. При этом следует отметить, что содержание института коммерческой концессии не исчерпывается нормами, посвященными регулированию договора коммерческой концессии. В него также входят прочие нормы гражданского права и других отраслей, соответственно, как частноправового, так и публично-правового характера. Нормы, образующие институт коммерческой концессии, содержатся помимо Гражданского кодекса РФ, в частности в: Законе РФ от 23 сентября 1992 г. № 3520-I "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (с изменениями от 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 11, 24 декабря 2002 г.)76, Патентном законе РФ от 23 сентября 1992 г. № 3517-I (с изменениями от 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 7 февраля 2003 с которым стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 630. 74 Данный тезис обосновывается автором в параграфе 3.1. настоящей работы. 75 Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 1998, с. 254. 76 Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации № 42 от 22 октября 1992 г., ст. 2322. г.)77, Законе РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г.)78, Приказе Роспатента от 29 апреля 2003 г. № 64 "О Правилах регистрации договоров о передаче исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, зарегистрированную топологию интегральной микросхемы и права на их использование, полной или частичной передаче исключительного права на программу для электронных вычислительных машин и базу данных"79;

в Законе Российской Федерации "О защите прав потребителей" (с изменениями от 17 декабря 1999 г., 30 декабря 2001 г.)80, Законе РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изменениями от 24 июня 1992 г., 25 мая 1995 г., 6 мая 1998 г., 2 января 2000 г., 30 декабря 2001 г., 21 марта, 9 октября 2002 г.)81. Безусловно, к институту коммерческой концессии имеют отношение также нормы, связанные с бухгалтерским учетом и налогообложением соответствующих операций, осуществляемых в рамках коммерческой концессии (см., например, Приказ Минфина РФ от 16 октября 2000 г. № 91н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" ПБУ 14/2000"82). Появление посвященных в российском законодательстве правовых норм, специальному правовому регулированию коммерческой концессии, и практика их применения породила множество теоретических споров и практических проблем. И один из первых вопросов, возникающих у исследователей и практиков в сфере коммерческой концессии, - это вопрос: а требуется ли, собственно, специальное правовое регулирование коммерческой концессии?

Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 22 октября 1992 г. № 42 ст. 2319. 78 Ведомости Cъезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 12 августа 1993 г., № 32, ст. 1242. 79 "Российская газета" от 3 июня 2003 г. № 106 (специальный выпуск). 80 Собрание законодательства Российской Федерации от 15 января 1996 г. № 3, ст. 140. 81 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 18 апреля 1991 г., № 16, ст. 499.

Специальное правовое регулирование коммерческой концессии часто содержит в себе публичный элемент регулирования, например, требования о регистрации, о включении в договор определенных обязательных условий и т.п. (яркий пример данному тезису мы видим в российском законодательстве, а именно – в гл. 54 ГК РФ). Учитывая это, некоторые авторы и специалисты отрицательно отвечают на означенный выше вопрос о необходимости специального правового регулирования коммерческой концессии, мотивируя это тем, что специальное правовое регулирование коммерческой концессии тормозит ее развитие. Во-первых, в странах, где специальное правовое регулирование коммерческой концессии существует (например, США) коммерческая концессия развивалась и развивается весьма и весьма стремительными темпами. Во-вторых, необходимо принимать во внимание состав участников, вовлеченных в отношения коммерческой концессии и интересы данных субъектов. Ведь участниками отношений коммерческой концессии выступают не только предприниматели – правообладатели и пользователи, но еще и потребители, общество в целом и государство и в рамках правового регулирования отношений коммерческой концессии интересы всех перечисленных участников должны быть учтены. При этом следует отметить, что с целью защиты публичных интересов (конкуренция, права потребителей и т.п.) традиционно применяются определенные ограничения и, соответственно, публичные элементы гражданско-правового метода регулирования отношений. Вот что пишет по данному вопросу В. Бублик: “Либерализация экономической сферы – это не экономическая вседозволенность для хозяйствующих субъектов, а возвращение хозяйственной деятельности (включая осуществляемую в системе мирового рынка) в ее исконно цивилистическое, частноправовое русло с сохранением публичных "Экономика и жизнь", декабрь 2000 г., № 48. механизмов и подходов там, где этого требуют общественные интересы”83. “Внедрение основу, публичных элементов в гражданско-правовой взаимодействия метод регулирования хозяйственных отношений имеет объективно-правовую являясь результатом и сложного комплекса норм, Е.А. важнейших Также общих специальных внимание гражданско-правовых сформулированные содержащихся в п. 2 ст. 1, ч. 1 п. 1 и ч. 1 п. 4 ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК РФ”84. заслуживают тезисы, Сухановым: “Государство при регулировании гражданских отношений должно предоставлять их субъектам возможность саморегулирования, ибо никакие его нормативные акты не в состоянии предусмотреть все возможные в жизни варианты поведения, наиболее целесообразные во всех мыслимых ситуациях. Разумеется, оно обязано также принимать и известные меры охраны участников от злоупотреблений недобросовестных лиц и в определенной мере защищать более слабую сторону, а в необходимых случаях принуждать к соблюдению общественных (публичных) интересов”85. Коммерческая концессия как институт в российском праве, по мнению автора, требует и внедрения публичного методов элемента. В сочетании отношений частноправового публичного регулирования коммерческой концессии проявляется их диалектическое взаимодействие. И надо очень тонко очерчивать грань этого взаимодействия, так как, с одной стороны, в защите нуждаются интересы государства и общества в целом, а с другой - интересы развития бизнеса и предпринимательства. При этом следует учитывать, что цель развития коммерческой концессии как способа осуществления предпринимательской деятельности – не единственная, стоящая перед государством при осуществлении правового регулирования отношений коммерческой концессии. Таким образом, автор считает, что коммерческая концессия в Российской Федерации требует специального правового регулирования, В. Бублик. Правовое регулирование предпринимательства: частные и публичные начала. // Хозяйство и право № 9 сентябрь 2000, С. 22. 84 В. Бублик, Указ.соч., С. 15.

которое должно быть сбалансированным и максимально учитывать интересы всех субъектов, вовлеченных в отношения коммерческой концессии. Другой немаловажный о вопрос – унификация с российского иностранным законодательства коммерческой концессии законодательством и международными нормами. В первую очередь в рамках данного вопроса следует затронуть тему унификации терминологии. Отдельные авторы предлагают ввести в законодательство “франчайзинг”, о коммерческой концессии англоязычные с целью термины “франчайзер”, “франчайзи” приведения терминологии в единообразие с законодательством иностранных государств и во избежание ошибок неправильного толкования терминов. Здесь следует отметить, что российское законодательство, в первую очередь, ориентировано на российских субъектов и используемые термины должны быть точны, просты и понятны этим субъектам. Кроме того, российская законодательная техника традиционно тяготеет к терминам на латыни, которые считаются классическими для юриспруденции как науки. Как уже было сказано выше, термин “концессия происходит” именно от латинского слова “concessio” – “разрешение”, “уступка”, что достаточно точно отражает суть взаимоотношений сторон в рамках коммерческой концессии. Что касается унификации содержания правовых норм, то практика правового регулирования коммерческой концессии (франчайзинга) и практика применения соответствующих норм в иностранных государствах, где данный способ осуществления предпринимательской деятельности имеет богатую историю и получил развитие, безусловно, должна учитываться при осуществлении правового регулирования коммерческой концессии в РФ. При этом необходимо использовать все ценные наработки в данной области, соответствующие основам российского правопорядка. С другой стороны, иностранными государствами накоплен и отрицательный опыт правового регулирования коммерческой концессии. В связи с этим представляется, что Гражданское прав. В 2 т. Том I: Учебник/ отв. ред. проф. Е.А. Суханов – 2-е изд., перераб. и доп. –М.: Издательство БЕК, 1998, С. 2. было бы нерационально не использовать данный опыт и совершать ошибки, допущенные ранее и впоследствии исправленные зарубежными законодателями. Кроме того, унификация российского законодательства в сфере коммерческой концессии должна способствовать возникновению, развитию и укреплению международных контактов в данной сфере, а также является необходимым условием интеграции Российской Федерации в различные международные экономические организации, такие, как Всемирная торговая организация (ВТО) и Европейский Союз. Рассматривая вопрос о необходимости наличия специального правового регулирования коммерческой концессии (франчайзинга) и об унификации российского законодательства в сфере коммерческой концессии следует также упомянуть о том, что экспертами Международного института унификации частного права (УНИДРУА) был разработан и опубликован в 2002 г. Модельный закон о раскрытии информации о франшизе (Model franchise disclosure law86). По сути, упомянутый модельный закон является рекомендательной формой для властей различных государств и будет иметь юридическую силу только в случае принятия его в том или ином виде национальными законодателями. Модельный закон содержит требования по раскрытию франчайзером сути предоставляемой франшизы, эти требования во многом аналогичны описанным выше требованиям, содержащимся в законодательных актах Соединенных Штатов Америки. В частности, франчайзер обязан предоставить потенциальным франчайзи до подписания франчайзингового договора единый письменный документ, в котором должны быть изложены следующие данные: полное наименование франчайзера, список его аффилированных лиц87, точное и полное описание франшизы, описание Данный документ доступен для ознакомления в сети Интернет на официальном сайте Международной Ассоциации Франчайзинга (International Franchise Association (IFA) по адресу: http://www.franchise.org. 87 Аффилированные лица - физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. истории бизнеса франчайзера, история его банкротств, судебных разбирательств по делам о предоставлении франшизы, информация об имеющихся франчайзи и т.д. Заслуживают модельному закону:

- о том, что франчайзинг играет все большую роль в широком диапазоне национальных экономик;

- потенциальные инвесторы имеют большую вероятность защищать свои интересы в том случае, когда им заблаговременно предоставлена вся информация о сути предлагаемой франшизы и об условиях франчайзингового договора, - законодательное установление информационного баланса между сторонами франчайзингового соглашения наибольшим образом соответствует интересам национальной экономики и интересам общества. Таким образом, УНИДРУА - весьма авторитетная международная научно-исследовательская организация, излагает позицию, в соответствии с которой для развития франчайзинга в рамках определенной национальной экономики необходимо-таки специальное правовое регулирование и в частности, предлагает свое видение закона о раскрытии информации о франшизе. Учитывая практику правового регулирования франчайзинга в США и странах Европейского Союза, а также учитывая высокую степень развития франчайзинга в данных государствах, представляется целесообразным принять специальный нормативный правовой акт о раскрытии информации правообладателями, концессии. способствовать желающими такого заключить договор правового коммерческой акта может инвесторовПринятие нормативного защиты внимание тезисы, содержащиеся в преамбуле к повышению потенциальных пользователей по договору коммерческой концессии, как следствие – это может повысить интерес инвесторов и их деловую активность в рамках схемы коммерческой концессии. Представляется, что данная мера в целом должна способствовать развитию коммерческой концессии в России88. По итогам второй главы работы представляется возможным сформулировать следующие основные выводы: 1. Правовое регулирование коммерческой концессии может осуществляться как общими правовыми нормами различных отраслей права, так и специальными нормами, посвященными регулированию именно коммерческой концессии. 2. Отдельные государства, где фактически применяется коммерческая франчайзинг, имеют специальное законодательство о франчайзинге, другие государства такового не имеют. При этом практика показывает, что франчайзинг появляется вне зависимости от наличия, либо отсутствия специального правового регулирования, там, где для этого созрели экономические условия, а также то, что успешное развитие франчайзинга возможно и в государствах, не имеющих специального законодательства о франчайзинге (примером тому являются Великобритания и Германия). 3. Специальное законодательство (которые о также франчайзинге выступают зарубежных в качестве государств направлено, в основном, на защиту прав и законных интересов потенциальных франчайзи инвесторов), а в ряде случаев – и на защиту публичных интересов – так, специальное франчайзинговое законодательство Великобритании направлено на защиту конкуренции при заключении франчайзинговых соглашений. 4. Наличие специального правового регулирования коммерческой концессии обеспечивает более эффективную правовую защиту прав и законных интересов субъектов, вовлеченных в отношения, возникающие в процессе использования коммерческой концессии, а также публичных интересов и способствует предотвращению нарушений и злоупотреблений в сфере коммерческой концессии.

Конкретные предложения по совершенствованию российского законодательства по данному вопросу сформулированы автором настоящей работы в параграфе 3.2., а также в п. 5 Приложения 2 к настоящей работе. 5. Российская Федерация относится к числу стран, имеющих специальное законодательство о коммерческой концессии. Специальное законодательство о коммерческой концессии в России состоит, по большей части из норм главы 54 ГК РФ, посвященной регулированию договора коммерческой концессии. 6. В российском гражданском праве сформировался новый самостоятельный институт коммерческой концессии. 7. Появление в российском гражданском законодательстве норм, посвященных специальному правовому регулированию коммерческой концессии, в целом следует оценивать положительно, однако практика применения данных норм, отзывы специалистов и предпринимателей, работающих в сфере коммерческой концессии, свидетельствует о необходимости их частичного изменения. Представляется, что при совершенствовании специального правового регулирования коммерческой концессии в России необходимо:

- осуществлять ясное и четкое регулирование, согласованное (в том числе с точки зрения терминологии) с действующим законодательством РФ и его основными принципами;

- соблюдать разумный и справедливый баланс частных интересов сторон договора коммерческой концессии: с одной стороны правообладателя и, с другой стороны, пользователя;

- соблюдать разумный и справедливый баланс, с одной стороны частных интересов предпринимателей, использующих в своей деятельности схему коммерческой концессии и, с другой стороны - публичных интересов;

принимать во внимание практику правового регулирования франчайзинга в экономически развитых зарубежных государствах, вопервых, учитывая обширный опыт, накопленный указанными государствами в процессе такого регулирования и, во-вторых, с целью успешной интеграции Российской Федерации в единое мировое экономическое пространство. 8. Что касается непосредственно юридической техники специального правового регулирования коммерческой концессии в России, то его представляется целесообразным осуществлять, в первую очередь, при помощи главы 54 в кодифицированном нормативном правовом акте – Гражданском кодексе РФ, однако ряд норм в данной главе требует изменений. Помимо норм по ГК РФ, представляется необходимым принять специальный федеральный закон, детально регламентирующий обязанности правообладателя предоставлению потенциальным пользователям информации о коммерческой концессии, основываясь на Модельном законе о раскрытии информации о франшизе, разработанном УНИДРУА89. Для регулирования ряда специальных вопросов (например, вопросов о регистрации договора коммерческой концессии) необходимо наличие специальных подзаконных актов о коммерческой концессии.

См. Приложение 3 к настоящей работе – Модельный закон УНИДРУА о раскрытии информации о франшизе (в переводе автора). III. Договор коммерческой концессии: проблемы и противоречия законодательного регулирования Как было отмечено выше, специальное законодательство о коммерческой концессии в России состоит, по большей части, из норм главы 54 Гражданского кодекса РФ, которая регулирует договор коммерческой концессии. Соответственно, подробное исследование правового регулирования коммерческой концессии и правоприменительной практики в данной сфере в РФ, конкретные предложения по совершенствованию правового регулирования коммерческой концессии, а также практические предложения и рекомендации автора, приводятся в настоящей главе в контексте концессии. 3.1. Понятие и характеристика договора коммерческой концессии В соответствии с определением договора коммерческой концессии, данным законодателем в п. 1 ст. 1027 ГК РФ, по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав – товарный знак, знак обслуживания и т.д. Из приведенного определения следует, что договор коммерческой концессии является: возмездным (правообладатель получает вознаграждение за исполнение своих обязательств – ст. 1030 ГК РФ);

- консенсуальным (для заключения договора достаточно соглашения сторон по всем существенным условиям);

анализа элементов и содержания договора коммерческой - взаимным (у каждой стороны есть права и обязанности – ст. 1031, 1032, 1033, 1035 ГК РФ)90. Каждый договор характеризуется и индивидуализируется совокупностью присущих ему элементов. В российской цивилистике к элементам договора традиционно относят его стороны, предмет, цену (в возмездных договорах), срок, форму и содержание, т.е. права и обязанности сторон91. Стороны договора коммерческой концессии именуются как правообладатель и пользователь. Правообладатель – это лицо, которому принадлежат те исключительные права, использование которых он разрешает пользователю;

пользователь – лицо, получающее возможность использовать исключительные права. Законодатель предъявляет особые требования к сторонам договора коммерческой концессии – в качестве таковых могут выступать коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей (п. 3 ст. 1027 ГК). Под коммерческими организациями в соответствии с п. 1 ст. 50 ГК РФ понимаются организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. П. 2 ст. 50 ГК РФ предусматривает, что юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Поскольку и правообладатель, и пользователь должны быть предпринимателями, участниками договора коммерческой концессии не могут быть некоммерческие организации и государство (государственные и муниципальные образования). Этот запрет распространяется и на те случаи, Коммерческое (торговое) право: Учебник / Под ред. Ю.Е. Булатецкого и В.А. Язева. – М.: ИД ФБКПРЕСС, 2002, С. 399. 91 ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 7. когда соответствующим Специальные требования субъектам к сторонам разрешено договора по заниматься коммерческой комплекса Понятие предпринимательской деятельностью (абз. 2 п. 2 ст. 50 ГК)92. концессии в первую очередь обусловлены сферой применения данного договора и назначением передаваемого договору исключительных прав – использование в процессе профессионального осуществления предпринимательской деятельности. предпринимательской деятельности сформулировано в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ: предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Следует остановиться на возможном статусе правообладателя по договору коммерческой концессии. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, основываясь на том, что обладателем прав на фирменное наименование может быть только юридическое лицо – коммерческая организация, а предприниматели без образования юридического лица не могут иметь собственного фирменного наименования, делают вывод о том, что “в настоящее время в качестве правообладателя по договору коммерческой концессии, который предоставляет право использования принадлежащего ему комплекса исключительных прав пользователю, может выступать только юридическое лицо, действующее в форме коммерческой организации”93. Однако, такое утверждение представляется не вполне обоснованным. С формальной точки зрения, предприниматель без образования юридического лица может являться обладателем прав на коммерческое обозначение94 и передавать эти права наряду с правами на охраняемую коммерческую ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 631. 93 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 983. 94 Подробнее об этом см. далее. информацию по договору коммерческой концессии, выступая в качестве правообладателя по договору. Пожалуй, одним из наиболее важных для исследования вопросов, представляет собой вопрос о предмете и объекте договора коммерческой концессии. Предмет договора в соответствии с абз. 2 п. 432 ГК РФ является существенным условием для всех видов договоров. Предметом договора коммерческой концессии, по мнению А.А. Иванова, являются исключительные права, принадлежащие правообладателю: право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, на охраняемую коммерческую информацию, на товарный знак, знак обслуживания и т.д. Иными словами, речь идет об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 138 ГК) и, прежде всего, о тех из них, которые направлены на индивидуализацию продукции (работ, услуг). Какие-либо иные исключительные права, принадлежащие предпринимателям, кроме тех, которые касаются интеллектуальной деятельности, не известны ни законодательству, ни практике95. Вышеозначенный комплекс исключительных прав также называется в качестве предмета договора коммерческой концессии Л.Ю. Василевской96. Д. Дьяченко пишет по поводу предмета договора коммерческой концессии следующее: “Таким образом, договор коммерческой концессии имеет комплексный предмет, позволяющий пользователю с помощью средств индивидуализации сразу же включиться в хозяйственную деятельность и полноценно действовать на рынке. Это подтверждается как самой сутью коммерческой концессии, так и рядом статей Гражданского кодекса (1028, 1029, 1031 - 1033, 1038-1040). В противном случае было бы сложно отличить коммерческую концессию от иных договоров, где ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 631-632. 96 Коммерческое (торговое) право: Учебник / Под ред. Ю.Е. Булатецкого и В.А. Язева. – М.: ИД ФБКПРЕСС, 2002, С. 400. предметом выступают исключительные права, например, авторского или лицензионного”97. По мнению автора настоящей работы, необходимо различать такие категории, как предмет и объект договора коммерческой концессии. Так, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в отношении которого пользователь наделяется правом его использования в предпринимательской деятельности, рассматривают как объект договора коммерческой концессии98. В широком смысле слова предмет охватывает весь набор показателей того, по поводу чего заключен договор. Сюда входят данные о предмете как таковом, включая количество, качество и цену передаваемых товаров, выполняемых работ и оказываемых услуг. Однако применительно к составу существенных условий понятие предмета договора значительно сужается. Вместе с тем предмет договора во всяком случае должен позволять без труда отличать один тип обязательства от другого. Под предметом всякого гражданско-правового договора следует понимать предусмотренные им действия, которые должна совершить обязанная сторона (или обязанные стороны)99. Подход к предмету договора как к определенному набору действий (и, соответственно, как право стороны договора на определенные действия со стороны ее контрагента в договоре) традиционен для российской цивилистики. Так, Д.И. Мейер писал: “Подобно тому, как и предметом обязательства вообще, предметом договора всегда предоставляется право на чужое действие … Далее, в общем учении о договорах относительно их предмета важно еще сказать, что право на чужое действие, составляющее предмет договора, сопровождается обыкновенно известной обстановкой, подвергается точнейшим, подробнейшим определениям, которые в 97 Д. Дьяченко. Указ. соч., С. 9. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 972. 99 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 988. совокупности составляют содержание договора и известны под именем его условий”100. С учетом приведенного подхода к предмету гражданско-правового договора можно прийти к выводу о том, что предметом договора коммерческой концессии являются действия правообладателя, которые он должен совершить для предоставления пользователю права использовать его исключительные права, а также действия пользователя по уплате правообладателю предусмотренного договором вознаграждения. В предмет договора коммерческой концессии входят также действия правообладателя по обеспечению регистрации договора коммерческой концессии (иное может быть предусмотрено договором)101. В конечном итоге представляется, что предмет договора коммерческой концессии – это набор действий, которые должны совершить стороны договора коммерческой концессии, а объект договора – комплекс исключительных прав, права на использование которых передаются по договору. А.А. Иванов применительно к объекту договора коммерческой концессии пишет следующее: “В п.п. 1 и 2 ст. 1027 ГК речь идет не просто об исключительных правах, а об их комплексе. Однако обязательный набор исключительных прав, которые подлежат передаче пользователю, законом не установлен. В принципе, возможна и такая ситуация, когда передается только одно право. Впрочем, определенное значение слово “комплекс” все-таки имеет: оно подчеркивает, что исключительные права передаются не сами по себе, а для достижения цели договора коммерческой концессии”102. С данным выводом трудно согласиться. Из самой диспозиции ст. 1027 ГК РФ при ее грамматическом и логическом толковании следует противоположное – в ней идет речь о передаче комплекса исключительных прав, состоящего из обязательных и факультативных объектов:

Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. Изд. 2-е, испр. М.: “Статут”, 2000. - 831 с. (Классика российской цивилистики.), С. 503. 101 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 989.

“правообладатель обязуется предоставить … право использовать … комплекс исключительных прав…, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав”. Комплекс совокупность, сочетание чего-нибудь103. Следовательно, термин “комплекс”, употребленный законодателем в легальном определении договора коммерческой концессии указывает на то, что по договору коммерческой концессии всегда передается право на использование некой совокупность (комплекса) объектов исключительных прав. В связи с изложенным, объект договора коммерческой концессии можно условно выразить следующей формулой: комплекс исключительных прав, передаваемых по договору коммерческой концессии = право на фирменное наименование + (или) право на коммерческое обозначение + право на охраняемую коммерческую информацию + (возможно) прочие факультативные (необязательные) объекты. Комплексный характер объекта договора коммерческой концессии подчеркивается также М.И. Брагинским и В.В. Витрянским: “Вместе с тем отдельные исключительные права, входящие в комплекс исключительных прав, применительно к договору коммерческой концессии имеют различное правовое значение. В этом смысле исключительные права правообладателя могут быть дифференцированы на две категории: первую категорию составляют исключительные права, предоставление права пользования которыми пользователю составляет существо обязательства правообладателя по договору коммерческой концессии, без чего договор коммерческой концессии не может считаться заключенным (право на фирменное наименование или коммерческое обозначение правообладателя, а также право на охраняемую коммерческую информацию);

ко второй категории исключительных прав могут быть отнесены те исключительные права, ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 632. использование которых пользователем может быть предусмотрено договором коммерческой концессии, однако договор считается заключенным и при отсутствии упоминания в нем о наделении пользователя правом использования соответствующих прав, принадлежащих правообладателю (права на товарный знак, знак обслуживания, права патентообладателя и др.). Первую категорию исключительных прав можно условно обозначить как обязательные объекты, а вторую – как факультативные объекты договора коммерческой концессии”104. Таким образом, договор может быть признан договором коммерческой концессии лишь в том случае, если по нему передаются права на использование как минимум следующих сочетаний объектов исключительных прав (для целей настоящей работы обозначенные как “обязательные объекты”):

- фирменное наименование + охраняемая коммерческая информация, - коммерческое обозначение + охраняемая коммерческая информация, - фирменное наименование + коммерческое обозначение + охраняемая коммерческая информация. В частности, подтверждением того, что обязательными объектами договора коммерческой концессии выступают фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение является то, что в соответствии с п. 3 ст. 1037 ГК РФ одним из оснований прекращения договора коммерческой концессии является прекращение принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование и коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами. Далее рассмотрим более подробно обязательные и факультативные объекты исключительных прав, права на использование которых передаются по договору коммерческой концессии.

103 С.И. Ожегов. Словарь русского языка. – М.: “Русский язык”, 1990, С. 289. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 972. Обязательные объекты: Право на фирменное наименование. Под фирменным наименованием понимается то наименование, под которым предприниматель выступает в гражданском обороте и которое индивидуализирует его среди других участников гражданского оборота105. Несмотря на то, что в обиходе понятие фирмы ассоциируется с хозяйствующим субъектом, производящим товары, выполняющим работы или оказывающим услуги, в строго юридическом, частноправовом смысле под фирменным наименованием (фирмой) понимается имя (наименование), служащее средством индивидуализации участника делового оборота, под которым он совершает сделки, выступает в суде и т.д. Термины “фирменное наименование” и “фирма” являются равнозначными106. Нормативной базой для фирменных наименований в российском законодательстве в настоящее время служат Гражданский кодекс РФ (главным образом ст. 54 ГК РФ) и Положение о фирме, утвержденное постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 года107 (далее по тексту “Положение о фирме”). Мнение о том, что оно фактически утратило силу, поскольку его содержание перекрыто нормами ГК, некорректно, ибо данное Положение включает нормы, не отмененные Кодексом, но имеющие важное значение. В целом же можно сказать, что Положение действует в части, не противоречащей новому законодательству108. Согласно п. 4 ст. 54 ГК РФ, юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. В настоящий момент фирменное наименование коммерческой организации регистрируется вместе с самой организацией в составе ее учредительных документов (п. 2 ст. 52 и п. 3 ст. 54 ГК РФ), как и у прочих, некоммерческих ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть III / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ПРОСПЕКТ, 1998, С. 158. 106 А. Грибанов. Предприятие и фирменное наименование. // “Хозяйство и право” № 11 ноябрь 2000, С. 3. При этом, однако, следует отметить, что в литературе термин “фирма” часто применяется и для обозначения субъектов предпринимательской деятельности – коммерческих организаций (прим. авт.). 107 Собрание законов и распоряжений Рабочее-Крестьянского Правительства СССР, 1927, № 40, ст. 394, 395. 108 А. Грибанов. Указ. соч., С. 3. юридических лиц109. Данный подход согласовывается с положениями Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г.110, ст. 8 которой гласит, что “фирменное наименование охраняется во всех странах Парижского Союза без обязательной подачи заявки и независимо от того, является ли оно частью товарного знака”111. А.П. Сергеев выделяет следующие принципы фирмы:

- принцип истинности фирмы. Фирменное наименование должно содержать соответствующее действительности указание на организационноправовую форму организации (казенное и т.д.), предприятие, ее тип общество с ограниченной ответственностью (государственное, муниципальное предприятие, частная организация), профиль деятельности (производственная, научная, коммерческая и т.д., личность владельца и т.п.). Положение о фирме (п. 7) запрещает включать в фирменное наименование обозначения, способные ввести в заблуждение. Так, владелец частного предприятия не может избрать в качестве фирменного наименования такое обозначение, которое ассоциируется у третьих лиц с государственной принадлежностью предприятия;

- принцип исключительности фирмы, в соответствии с которым фирменное наименование должно быть новым и отличным от уже используемых наименований;

- принцип постоянства фирмы, в соответствии с которым не допускается произвольное и не обусловленное переменой правового статуса изменение фирменного наименования. Право на фирму не ограничено какимлибо сроком и действует в течение всего времени, пока существует данная организация. Рассмотренные выше принципы определяют структуру фирменного наименования. В теории принято выделять две части фирмы – основную, которая именуется корпусом фирмы, и вспомогательную, которая именуется Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). Под ред. д.ю.н., проф. О.Н. Садикова. – М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ;

ИНФРА-М, 1997, С. 131. 110 Вестник ВАС РФ, 1996, № 2.

добавлениями. Корпус фирмы, являющийся обязательной частью всякого фирменного наименования, содержит указание на организационно-правовую форму организации, ее тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях – и на другие ее характеристики. Так, фирменное наименование акционерного общества обязательно должно содержать указание на то, что общество является акционерным (п. 2 ст. 96 ГК РФ). К корпусу фирмы добавляется вспомогательная часть, элементы которой подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательным добавлением является специальное наименование организации, т.е. ее обозначение, необходимое для отличия одних организаций от других. Роль таких наименований чаще всего выполняют различные обозначения в виде оригинальных слов (завод “Калибр”), имен собственных (объединение “Светлана”), географических названий (фабрика “Нева”) и т.д. Другие добавления, типа указаний “универсальный”, “специализированный”, “центральный” и т.п., в том числе сокращенное наименование фирмы (ЗИЛ, ЛОМО, КамАЗ и т.д.), относятся к числу факультативных добавлений, которые могут включаться в фирму по усмотрению ее владельца. Однако эти добавления, как и элементы корпуса фирмы, должны соответствовать действительности и не вводить в заблуждение потребителей и других участников гражданского оборота. Отдельные слова и словосочетания могут включаться в состав фирменных наименований только при соблюдении определенных условий. Так, в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 14 февраля 1992 г. “О порядке использования наименований “Россия”, “Российская Федерация” и образованных на их основе слов и словосочетаний” предприятия, учреждения и организации, намеренные использовать эти наименования, слова и словосочетания в своих названиях как имя собственное, должны получить на это предварительное согласие Правительства РФ112.

А.П. Сергеев. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное. – М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001, С. 583. 112 А.П. Сергеев. Указ. соч., С.С. 571-574. Использовать в своем фирменном наименовании слово “банк” и производные от него слова и словосочетания имеют право только те организации, которые обладают лицензией на осуществление банковской деятельности – абз. 4 ст. 7 ФЗ “О банках и банковской деятельности”113. Аналогичное правило содержит ст. 5 Закона РФ “О товарных биржах и биржевой торговле” (с изменениями от 24 июня 1992 г. и от 30 апреля 1993 г., 19 июня 1995 г., 21 марта 2002 г.) относительно условия использования и наименований “биржа”, товарная биржа” и образованных на их основе слов и словосочетаний114. Институт фирменного наименования вызывает достаточно противоречивые мнения ввиду его особой правовой природы: до сих пор среди специалистов нет единого мнения о том, что индивидуализируется им – его носитель или деятельность последнего, его предприятие (или предприятия)115. Также дискуссионным является вопрос о возможности передачи права на фирменное наименование, несмотря на то, что действующим законодательством такая передача предусмотрена. Это возможно, например, при передаче в аренду предприятия как имущественного комплекса (см. ст. 656 ГК РФ). Наконец, как уже было сказано выше, передача права на фирменное наименование возможна по договору коммерческой концессии. Однако, например, В.О. Калятин считает, что фактически единственным случаем перехода права на фирменное наименование является реорганизация правообладателя в различных ее вариациях116. Обоснованность предоставления возможности передачи прав на фирменное наименование по договору коммерческой концессии ставит под сомнение И. Рыкова в своей статье “Коммерческая концессия = В ред. ФЗ от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" // "Российская газета" от 10 февраля 1996 г. 114 А.П. Сергеев. Указ. соч., С.С. 573, 574. 115 А. Грибанов. Указ. соч., С. 3. 116 Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права): Учебник для вузов. –М. Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000, с. 341-342. франчайзинг?”117: “Следует исключить право на фирменное наименование, подлежащее передаче по договору. При этом необходимо учесть, что оно является правом неотчуждаемым и фактически “именем” юридического лица, заключающим в себе несколько составляющих: вид организационноправовой формы (обязательно), тип организации (например, муниципальное);

направление деятельности (в установленных законом случаях)”. Анализ современного российского законодательства позволяет сделать вывод о том, что оно не отказалось от концепции фирмы как репутации юридического лица. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить состав имущества предприятия (п. 2 ст. 132 ГК РФ) с перечнем нематериальных активов коммерческой организации (разделы I, VI Положения по бухгалтерскому учету “Учет нематериальных активов” ПБУ 14/2000, утв. приказом Министерства финансов РФ от 16 октября 2000 года № 91н). Таким образом, с фирмой в современном гражданском праве связан один из важнейших элементов актива коммерческой организации – ее деловая репутация. Она имеет вполне Фирменное предназначено коммерческой для наименование, определенную имущественную в первую очередь ценность и поэтому в принципе отчуждаема118. безусловно, субъекта в индивидуализации а также предпринимательской ее последующей деятельности. Данная функция проявляется особенно ярко при регистрации организации, процессе деятельности, когда организация выступает в гражданском обороте от своего имени, в т.ч. в судебных инстанциях. Однако следует отметить, что со временем фирменное наименование субъекта приобретает и новое значение – оно начинает ассоциироваться у потребителей и прочих контрагентов с предприятием данного субъекта, с совокупностью приемов и методов осуществления им определенного вида предпринимательской деятельности, уровнем обслуживания, деловой репутацией и как следствие – приобретает Оборудование, рынок, предложение, цены (приложение к журналу “Эксперт”), февраль 2001 №2 (50), С. 37. 118 В. Бузанов. Право на фирму как объект гражданского оборота. // “Хозяйство и право” № 8 август 2002 г., С. 49. новую специфическую ценность. Именно данная ценность, которая, по сути, является имущественной, т.к. позволяет в конечном итоге получать материальную выгоду, стимулирует оборотоспособность права на фирменное наименования наименование и возможность для не только использовать конкретного фирменное субъекта индивидуализации предпринимательской деятельности, но и распоряжаться правом на него как объектом гражданских прав и извлекать из такого распоряжения выгоду. Имущественная ценность, которая воплощена в фирме, служит объяснением того непонятного на первый взгляд явления, писал А.И. Каминка, что законодательство, в частности германское, признавая фирму названием собственника предприятия, в то же время допускает возможность отчуждения фирмы. Жизненные интересы ни в коем случае не должны быть приносимы в жертву интересам стройности юридического построения119. Таким образом, можно сделать вывод о том, что фирменное наименование коммерческой организации выступает в ипостасях: и как средство индивидуализации субъекта, и как средство индивидуализации предприятия субъекта, как средство воплощения его деловой репутации. Дискуссии по поводу возможности отчуждения фирменного наименования вызваны, в частности тем, что, к сожалению, между понятиями “фирма” и “право на фирму” в юридической литературе далеко не всегда проводится различие. Фирменное наименование (фирма) действительно не входит в состав предприятия и не может отчуждаться по договору купли-продажи, ни по каким-либо иным основаниям, так как оно является атрибутом коммерческой организации как субъекта права. Без фирменного наименования последняя просто не сможет обрести правосубъектность. Однако право на фирму, являясь составной частью имущества организации, может быть предметом сделок, хотя и в ограниченных пределах. Таким образом, “фирма” и “право на фирму” понятия не тождественные. И надо сказать, в новом российском законодательстве это разграничение проводится достаточно четко. В соответствующих статьях практически всегда речь идет о передаче именно права на фирму. Если обратиться к классике российской цивилистики, разделение между фирмой и правом на фирму демонстрирует также Г. Шершеневич в учебнике гражданского права: “Фирма есть название торгового предприятия, а право на фирму есть исключительное право производства или сбыта известных товаров от имени данного предприятия, под данной фирмой”120. Таким образом, фирма, как средство индивидуализации коммерческой организации – субъекта является неотчуждаемой. Однако право на фирму как средство индивидуализации предприятия может передаваться по гражданско-правовым сделкам как на временной (по договору аренды предприятия как имущественного комплекса, либо по договору коммерческой концессии), так и на постоянной (по договору купли-продажи предприятия) основе. Что же подразумевается под передачей права на фирму по договору коммерческой концессии? Обычно предметом договора является не все фирменное наименование со всеми его необходимыми атрибутами, а лишь то условное обозначение, которое является обязательным добавлением к корпусу фирмы и индивидуализирует предпринимателя среди других участников гражданского оборота. Как правило, пользователю предоставляется право на использование данного специального наименования вместе с его собственным фирменным наименованием. Этого бывает достаточно, чтобы оповестить потенциальных клиентов и партнеров по бизнесу о том, что пользователь включен в соответствующую наименованием и сеть фирменных магазинов, определенный отелей, уровень ресторанов, качества, мастерских и т.п., которые выступают в обороте под единым фирменным гарантируют ассортимента, цен и т.п. товаров и услуг121.

119 Каминка АИ. Очерки торгового права – СПб, 1912, С. 152. А. Грибанов. Указ. соч. С.С. 5-6. 121 А.П. Сергеев. Указ. соч., С. 588. Здесь следует отметить, что при защите права субъекта на исключительное использование фирменного наименования в судебной практике под фирменным наименованием подразумевается совокупность корпуса фирмы (организационно-правовой формы) и вспомогательной части122. Однако по договору коммерческой концессии возможна и передача прав на отдельные элементы фирменного наименования, в т.ч. на обязательное добавление правомерным123. Конкретные правомочия по использованию фирменного наименования, которые могут быть переданы пользователю по договору коммерческой концессии, закреплены в п. 8 Положения о фирме: право на фирму состоит в праве исключительного пользования фирменным наименованием в сделках, на вывесках, в объявлениях, рекламах, на бланках, на счетах, на товарах предприятия, их упаковке и т.п. Особую оговорку хотелось бы сделать о возможности использования фирменного наименования, право на использование которого приобретено на основании договора коммерческой концессии, в качестве своего собственного (либо части собственного фирменного наименования) в процессе деятельности юридического лица в гражданском обороте. Ряд московских своим и петербургских гостиниц, продолжающих наименованиями, пользоваться собственными фирменными к корпусу фирмы, что признается судом одновременно указывают в своих названиях наименования тех мировых гостиничных сетей, в которые они вошли (“Марко Поло”, “Кемпински”, “Чойз хотелз Интернэшнл” и др.). Закон не запрещает и того, чтобы пользователь с согласия правообладателя использовал фирменное наименование последнего в качестве своего собственного фирменного наименования. Однако для этого соответствующее фирменное наименование См., например, п. 1 Письма Высшего арбитражного суда РФ от 29 мая 1992 г. № С-13/ОПИ-122 "Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике"// Вестник ВАС РФ № 1, 1992 г.;

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-сибирского округа от 02.10.2001 № Ф04/2965-975/А45-2001, Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.09.2000 № Ф09-1427/2000-ГК // Справочная правовая система “Консультант+”.

должно быть внесено в учредительные документы пользователя со всеми вытекающими отсюда последствиями124. Следует отметить, что, по мнению автора, в последнем случае основанием для использования деятельности фирменного пользователя в наименования конечном в предпринимательской итоге выступает уже не договор коммерческой концессии, а факт регистрации фирменного наименования в качестве своего собственного. Право на коммерческое обозначение. Не менее сложным (а, скорее, даже более сложным) является вопрос о возможности передачи по договору коммерческой концессии в составе комплекса исключительных прав права на коммерческое обозначение. Вернемся к формуле, закрепленной законодателем в определении объекта договора коммерческой концессии (комплекс исключительных прав, передаваемых по договору коммерческой концессии = право на фирменное наименование + (или) право на коммерческое обозначение + право на охраняемую объекты). коммерческую образом, информацию право на + прочие факультативные обозначение в Таким коммерческое совокупности с правом на охраняемую коммерческую информацию может передаваться по договору коммерческой концессии как наряду с правом на фирменное наименование, так и самостоятельно. Следует отметить, что понятие “коммерческое обозначение” в российском гражданском законодательстве содержится только в гл. 54 ГК РФ, однако при этом не дается его определение, или какая-либо иная расшифровка. Отсюда вытекают мнения отдельных авторов, что охрана коммерческих обозначений не регламентируется российским законодательством125. Даже более радикальной представляется позиция И. Рыковой, которая предлагает “исключить из текста статьи (вероятно, 1027 ГК РФ, и как следствие – из всей главы 54 ГК РФ – авт.) коммерческое См. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-сибирского округа от 02.10.2001 № Ф04/2965-975/А45-2001 // Справочная правовая система “Консультант+”. 124 А.П. Сергеев. Указ. соч., С. 588.

обозначение, т.к. оно не определено терминологически и в соответствии с существующим законодательством не подлежит защите, в противном случае велика вероятность умышленного или неумышленного введения в заблуждение пользователей (франчайзи)”126. Достаточно противоречивые мнения по поводу правового статуса коммерческого обозначения содержатся в работе Н.В. Месяшной. С одной стороны, данной автор пишет: “По законодательству России на обозначение, которое не зарегистрировано и не имеет статуса общеизвестного, исключительное право не возникает, следовательно, не представляется возможным говорить о передаче прав на такой объект в составе комплекса исключительных прав”127. С другой стороны, в этой же работе автор утверждает, что “правообладатель юридическое лицо в комплекс исключительных прав, передаваемых пользователю по договору коммерческой концессии, должен обязательно включить право на фирменное наименование, а правообладатель индивидуальный предприниматель - право на коммерческое обозначение”128 и “можно констатировать, что коммерческое обозначение индивидуализирует предприятие физического или юридического лица и является словесным обозначением”129. Таким образом, в рамках изучения института договора коммерческой концессии теоретический и практический интерес представляет изучение понятия “коммерческое обозначение”. Общие положения, касающиеся исключительных прав (интеллектуальной собственности) приведены в ст. 138 ГК РФ, которая гласит: в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического и лица к на ним результаты средства интеллектуальной деятельности приравненные Такое мнение, в частности, изложено Л.Ю. Василевской // Коммерческое (торговое) право: Учебник / Под ред. Ю.Е. Булатецкого и В.А. Язева. – М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 2002, С. 400. 126 И Рыкова. “Коммерческая концессия = франчайзинг?” // Оборудование, рынок, предложение, цены (приложение к журналу “Эксперт”), февраль 2001 №2 (50) С. 37. 127 Месяшная Н.В. Указ. соч., С. 96. 128 Там же, С. 98. индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Диспозиция ст. 1027 ГК РФ содержит указание на то, что коммерческое обозначение признается российским законодательством в качестве объекта исключительных прав, что наглядно демонстрируется выдержкой из указанной статьи: “… комплекс исключительных прав…, в том числе право на коммерческое обозначение … и другие объекты исключительных прав”. Также упоминание объекте статье 2 о коммерческом обозначении собственности Конвенции, как наряду о с самостоятельном содержится в интеллектуальной (“Определения”) товарными знаками, знаками обслуживания и фирменными наименованиями учреждающей Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г.)130 – а, как известно, в силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Итак, в российском законодательстве содержится указание на коммерческое обозначение как на самостоятельный объект исключительных прав. Однако из приведенного выше материала все-таки остается непонятным определение данного объекта и его правовой режим. С целью определения смыслового содержания понятия “коммерческое обозначение” попробуем провести его лексический анализ. Обозначение – это знак, которым что-нибудь обозначено131. В свою очередь знак (в одном из значений) – это пометка, изображение, предмет, которыми отмечается, обозначается что-нибудь132. Представляется, что в качестве знака (отличительного признака) могут выступать как словесные, так и графические, а также комбинированные обозначения.

Там же, С. 99. Ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1968 г. // Справочная правовая система “ГАРАНТ”. 131 С.И. Ожегов. Словарь русского языка. – М.: “Русский язык”, 1990, С. 431. 132 Там же, С. 234.

Коммерция – торговля, торговые операции133;

коммерческий – имеющий отношение к коммерции. Таким образом, исходя из лексического анализа термина “коммерческое обозначение” вытекает, что коммерческое обозначение – это знак (отличительный признак), используемый субъектом коммерции (предпринимательской деятельности) с целью индивидуализации себя, своего дела (бизнеса), а также производимых (выполняемых, оказываемых) им товаров (работ, услуг). Действительно, вполне можно предположить, что определенный субъект предпринимательской юридического наименованием деятельности либо частью), (предприниматель без образования фирменным лица, (его коммерческая либо организация) использует в своей деятельности некое обозначение, не являющееся его зарегистрированным товарным знаком – например, размещает его на вывеске своего предприятия, иными словами – вводит его в хозяйственный оборот. Такая ситуация тем более возможна, если данное обозначение не является фирменным наименованием, либо товарным знаком третьих лиц и как следствие - не является нарушением их законных прав и интересов. Показательно при этом Постановление Президиума ВАС РФ № 4193/01 от 05 марта 2002 г.134, в котором фактически констатировано право предпринимателя без образования юридического лица, выступающего в гражданском обороте под своим именем, использовать в своей деятельности определенное незарегистрированное обозначение, если такое использование при этом не является нарушением прав третьих лиц на исключительное использование фирменного наименование (прочих объектов исключительных прав) и не является актом недобросовестной конкуренции. В частности, по указанному выше делу ВАС РФ указал, что использование предпринимателем обозначений “Нью-Йорк Пицца”, “New York Pizza” и “NYP” не является нарушением исключительного права истца – 133 Там же, С. 288. Справочная правовая система “ГАРАНТ”. общества с ограниченной ответственностью “Нью-Йорк Пицца”, поскольку предприниматель при этом не использовал обязательную часть фирменного наименования истца – “общество с ограниченной ответственностью”, либо “ООО”. Из вышеозначенного Постановления также следует, что использование предпринимателем фирменного наименования истца в качестве своего обозначения могло быть признано неправомерным лишь при одновременном наличии нескольких условий: совпадение сферы фактической деятельности сторон (деловой и территориальной), а также неблагоприятные последствия действий предпринимателя в виде реального смешения или введения в заблуждение потребителей относительно того, какое лицо оказывает им услуги. Здесь следует привести позицию В.Ю. Бузанова, касающуюся правового режима коммерческого обозначения, который пишет: “Если попытаться определить место коммерческого обозначения среди родственных ему объектов исключительных прав, то его наиболее близкими соседями окажутся фирменные наименования и товарные знаки”135. В.Ю. Бузанов приводит следующую классификацию коммерческих обозначений:

- названия предприятий розничной торговли, бытового обслуживания и сферы услуг (в том числе магазинов, ресторанов, гостиниц и т.д.);

- эмблемы и другие символы фирменного стиля коммерческой организации, не подпадающие под правовой режим фирменных наименований и товарных знаков (фирменный лозунг, особое сочетание цветов и т.д.);

к этому же классу можно отнести правовой режим незарегистрированных товарных знаков;

- наименования транспортных средств (в частности, морских и воздушных судов)136. Итак, в соответствии с позицией данного автора, коммерческим обозначением может являться не только незарегистрированное наименование, но и иное обозначение (графическое изображение и т.п.).

135 В.Ю. Бузанов. Правовой режим коммерческих обозначений. // “Законодательство”, 2002, № 8, С. 37. Там же, С.С. 38-39. Учитывая приведенный выше лексический анализ понятия “коммерческое обозначение”, данную позицию можно считать обоснованной. Однако, приходится констатировать, что приведенная позиция не подтверждена ссылками на какие-либо нормативно-правовые акты, устанавливающие правовой режим коммерческого обозначения. Таким образом, открытым остался вопрос о нормативно-правовых актах, регламентирующих правовой режим коммерческого обозначения. Данному вопросу посвящены теоретические исследования многих известных ученых-правоведов. Так, по мнению Е.А. Суханова содержание термина “коммерческое обозначение” можно вывести из ст. 6-bis Парижской Конвенции по охране промышленной собственности. Коммерческое обозначение – это незарегистрированное, но общеизвестное наименование, используемое в деятельности предпринимателя. При этом А.А. Иванов к указанному мнению добавляет, что коммерческое обозначение – такое название бизнеса, которое не совпадает с фирменным наименованием юридического лица или именем индивидуального предпринимателя, этот бизнес ведущим137. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский ограничительно толкуют положения статьи 6-bis Парижской Конвенции, считая, что в настоящее время в РФ в качестве правообладателя коммерческого обозначения как общеизвестного иностранный знака определенного лица может в выступать – лишь предприниматель, находящийся стране участнице Парижской конвенции. Данный вывод основывается на том, что, по мнению указанных авторов, в названной статье речь идет о знаках, общеизвестных в качестве знака определенного лица, защита которых приравнивается к защите зарегистрированного товарного знака, а правовой защите в РФ подлежат лишь те незарегистрированные общеизвестные знаки, которые Гражданское право. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 630. принадлежат иностранным субъектам и охраняются в силу принятых Россией международных обязательств138. Следует отметить, что в соответствии с главой 2.1. “Общеизвестный товарный знак, его правовая охрана”139 Закона РФ о товарных знаках140, знак может быть признан общеизвестным по заявлению любого физического лица, осуществляющего лица, вне предпринимательскую зависимости от их деятельность, места либо юридического регистрации (государственной принадлежности). Общеизвестному товарному знаку предоставляется охрана, предусмотренная для товарного знака (п. 2 ст. 19.1 Закона РФ о товарных знаках). То есть после признания знака общеизвестным, речь уже идет фактически о товарном знаке, а не о коммерческом обозначении. Таким образом, положения статьи 6-bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности, по мнению автора, не подходят в качестве нормативной базы для коммерческого обозначения. Отдельные авторы в качестве нормативной базы для коммерческого обозначения предлагали использовать ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности. Такая позиция, в частности, ранее была изложена Л.А. Трахтенгерц: “Права на коммерческое обозначение могут быть защищены в России на основе ст. 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности, предусматривающей охрану фирменных наименований во всех странах - участницах Конвенции без обязательной регистрации. В силу п. 1 ст. 15 Конституции РФ, конкретизированного в ст. 7 ГК РФ, предписания международных договоров имеют приоритет перед нормами других актов, в т.ч. гражданского законодательства”141. Однако Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. – М.: “Статут”, 2002, С.С. 975-976. 139 Указанная глава была включена в Закон РФ о товарных знаках Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // “Российская газета” от 17 декабря 2002 г. № 236. 140 Закон РФ от 23 сентября 1992 г. № 3520-I "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (с изменениями от 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 11, 24 декабря 2002 г.) // Справочная правовая система “ГАРАНТ”, далее по тексту “Закон РФ о товарных знаках”. 141 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный) Под ред. д.ю.н., проф. О.Н. Садикова) – М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, издательская группа ИНФРА-М – НОРМА, 1996, С. 616. впоследствии данный автор изменил приведенную выше точку зрения: “Коммерческие обозначения не включены действующим российским законодательством в число объектов исключительных прав. И, следовательно, в соответствии со ст. 138 ГК не охраняются в России. Важно также подчеркнуть, что коммерческие обозначения (в отличие от фирменных наименований и других средств индивидуализации) не входят и в круг объектов интеллектуальной собственности, подлежащих обязательной охране в силу Парижской конвенции и других международных договоров в этой сфере, в которых участвует Российская Федерация”142. Действительно, приходится констатировать, что в российском законодательстве (в т.ч. в международных договорах, в которых участвует РФ) не содержится расшифровка понятия “коммерческое обозначение” и не определен его правовой режим. Отсюда, учитывая положения абз. 1 ст. 138 ГК РФ о том, что исключительные права граждан и юридических лиц на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации юридического лица, товаров, работ и услуг признаются в случае и в порядке, установленных Гражданским кодексом и другими законами, напрашивается вывод, что действующее в настоящий момент российское законодательство прямо не предусматривает охрану коммерческого обозначения как самостоятельного объекта исключительных прав наряду с фирменным наименованием и товарным знаком (знаком обслуживания). Данный вывод подтверждается и сложившейся судебной практикой: ЗАО "Московская строительная компания" обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об установлении юридического факта, под которым заявитель понимает коммерческое обозначение "Ресторан Львиное сердце". Заявление об установлении юридического факта основано на использовании заявителем с 10.09.1997 в своей деятельности словосочетания "ресторан Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный). – 4-е изд, испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики /Рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. – М.: Юридическая фирма “КОНТРАКТ”: ИНФРА-М, 2003, С. 735. Львиное сердце" и возникшей в ходе такой деятельности необходимости заключить с определенным контрагентом договор коммерческой концессии. Первая и апелляционная инстанции отказала заявителю в установлении юридического факта. Дело рассматривалось в кассационной инстанции Федеральным арбитражным судом Московского округа, который отказал заявителю в удовлетворении кассационной жалобы, сославшись при этом на то, что в российским законодательстве отсутствует норма, регулирующая отношения, возникающие в результате использования коммерческих обозначений. Суд также указал следующее: “При этом следует учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 5 Закона РФ от 23.09.1992 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков. Согласно ст. 2 указанного Закона правовая охрана товарного знака в РФ предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном данным Законом, или в силу международных договоров РФ, путем подачи заявки в Государственное Патентное Ведомство РФ”143. Автор считает, что данное судебное решение можно рассматривать как отказ суда трактовать понятие “коммерческое обозначение” при отсутствии его четкой правовой регламентации, а также явно выраженное судом предпочтение традиционному объекту интеллектуальной собственности – товарному знаку (знаку обслуживания), правовой режим которого достаточно подробно описан в российском законодательстве. Однако, если вернуться к приведенному выше лексическому анализу термина “коммерческое обозначение”, выдвинуть тезис о том, что коммерческое обозначение – это знак (словесное, графическое, либо комбинированное обозначение), используемый субъектом коммерции (предпринимательской деятельности) с целью индивидуализации себя, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.09.2001 № КА-А40/4873-01 // По данным справочной правовой системы “Консультант +”. своего дела (бизнеса), а также производимых (выполняемых, оказываемых) им товаров (работ, услуг), который при этом не зарегистрирован в качестве фирменного наименования, товарного знака (знака обслуживания) и поставить вопрос иначе: а могут ли в соответствии с российским законодательством быть защищены исключительные права на такой (описанный в настоящем абзаце) знак, ответ окажется не таким уж и очевидным. Во-первых, рассмотрим вариант, когда фактически используемое, но незарегистрированное обозначение является словесным. В случае, если такое обозначение не зарегистрировано, то оно не является ни фирменным наименованием в понятии, данном российским законодателем, т.к. в силу абз. 2 п. 4 ст. 54 ГК РФ юридическое лицо приобретает исключительные права на фирменное наименование после его регистрации, ни товарным знаком, т.к. на основании п. 1 ст. 2 Закона РФ о товарных знаках правовая охрана товарному знаку предоставляется на основании его государственной регистрации. Однако, по мнению автора, права на незарегистрированное словесное обозначение (наименование), индивидуализирующее субъекта предпринимательской деятельности, его бизнес (а такое обозначение, учитывая приведенный выше лексический анализ термина “коммерческое обозначение”, попадает под понятие коммерческого обозначения) могут быть защищены на основе норм ст. 8 Парижской конвенции об охране промышленной собственности144 и Положения о фирме 1927 г.145. В силу ст. 8 Парижской конвенции фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.

Конвенция по охране промышленной собственности (Париж, 20 марта 1883 г.) (по состоянию на 14 июля 1967 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1996, № 2. 145 Утв. Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР и Совета Народных Комиссаров СССР от 22 июня 1927 г. "О введении в действие положения о фирме" (в ред. от 17 августа 1927 г.) // Справочная правовая система “ГАРАНТ”. Положение о фирме является действующим (в части, не противоречащей ГК РФ) нормативно-правовым актом. Ссылки на нормы Положение содержится в решениях арбитражного суда – см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 января 2001 г. № КА-А40/6520-00 // справочная правовая система “ГАРАНТ”. При этом п. 10 Положения о фирме предусмотрено, что право на фирму возникает с момента, когда фактически началось пользование фирмою, при условии соответствия ее требованиям настоящего постановления. Фирменное наименование регистрации не подлежит особой При этом регистрации, порядок наименование независимо защиты прав от на организации.

незарегистрированное фирменное (коммерческое обозначение) указан в п. 11 Положения о фирме, который предоставляет обладателю прав на фирму “требовать в судебном порядке прекращения пользования тождественной или сходной фирмой со стороны других лиц, а равно возмещения убытков, причиненных таким пользованием, поскольку у него право на фирму возникло раньше других и поскольку вследствие тождества или сходства фирм возникает возможность их смешения”. Во-вторых, рассмотрим вариант, когда фактически используемое, но незарегистрированное обозначение является изобразительным, объемным, либо комбинированным обозначением. Исключительные права на изобразительные, объемные и комбинированные обозначения как на товарный знак (знак обслуживания), действительно, возникают только после государственной регистрации такого обозначения в качестве товарного знака. По мнению автора, здесь следует обратить внимание на такой важный момент: изобразительные, объемные и комбинированные обозначения в первую очередь являются объектами изобразительного искусства, т.е. объектами, охраняемыми нормами авторского права. Скептицизм по данному поводу может быть легко развеян упоминанием о том, что одним из наиболее известных и дорогих признанных произведений изобразительного искусства в мире является работа К. Малевича “Черный квадрат”. Таким образом, права на изобразительные, объемные и комбинированные обозначения, не зарегистрированные в качестве товарного знака, могут быть защищены как на объекты изобразительного искусства на основе норм авторского права (т.к. в соответствии с законодательством РФ права на произведения искусства охраняются без какой-либо специальной регистрации, в силу самого факта их создания). При этом данные обозначения теоретически могут использоваться субъектами предпринимательской деятельности – обладателями исключительных прав на них таким же образом, каким обычно фактически используются товарные знаки – путем нанесения их на товар, упаковку, витрину, указания их в рекламных объявлениях и т.п. Обладатели исключительных прав на такой объект также вправе распоряжаться правами на данный объект – например, путем уступки прав на него по авторскому договору. Следует упомянуть о термине, достаточно часто встречающемся в сфере предпринимательской деятельности – логотипе. Логотип – специально разработанное, организации оригинальное разрабатывают начертание полного или сокращенного фирменного наименования фирмы (или группы товаров данной фирмы)146. Многие специальное начертание наименования, либо его части и помещают его на своей вывеске, фирменных бланках и т.п. Логотип сам по себе уже не является фирменным наименованием, это качественно другой объект, т.к. в нем присутствует изобразительный элемент – способ начертания, дополнительные графические элементы и т.п. С правовой точки зрения логотип может являться товарным знаком (знаком обслуживания), но только после его регистрации в Патентном ведомстве. Однако чаще всего логотипы не регистрируются. Незарегистрированный в качестве товарного знака логотип – типичный пример коммерческого обозначения. Итак, принимая во внимание лексический (смысловой) анализ термина “коммерческое обозначение”, а также приведенные выше доводы, касающиеся возможности возникновения и защиты исключительных прав на незарегистрированные в качестве фирменных наименований и товарных знаков обозначений, под понятие “коммерческое обозначение” возможно подвести теоретическую (в т.ч. нормативно-правовую) базу. Однако немаловажно учитывать и практический аспект использования данного Большой юридический словарь, с. 346. объекта исключительных прав и защиты прав на него, в том числе судебную практику, складывающуюся по данному вопросу. Из проведенного исследования понятия коммерческого обозначения вытекают следующие основные выводы: а) Действующее законодательство как на РФ содержит указание на коммерческое обозначение самостоятельный объект исключительных прав. б) Определение и правовой режим коммерческого обозначения как самостоятельного объекта исключительных прав в действующем законодательстве РФ прямо не сформулированы, однако они теоретически могут быть выведены исходя из комплексного анализа: лексического анализа понятия “коммерческое обозначение” и анализа общих норм об объектах интеллектуальной собственности (ст. 138 ГК РФ), а также норм ст. 1027 ГК РФ, ст. 8 Парижской конвенции об охране промышленной собственности, Положения о фирме 1927 г. и Закона РФ об авторских и смежных правах. в) При нынешнем состоянии российского законодательства и сложившейся правоприменительной практики с практической точки зрения представляется рациональной регистрация и последующее использование знаков, которые в принципе могут быть использованы как незарегистрированное коммерческое обозначение, в качестве одного из детально регламентированных законодателем объектов интеллектуальной собственности – фирменного наименования, либо товарного знака (знака обслуживания). Основания для этого следующие:

- правовой режим данных объектов исключительных прав достаточно подробно и четко прописан в соответствующих нормативных правовых актах (чего, к сожалению, нельзя сказать о коммерческом обозначении). При этом сформировалась устойчивая судебная практика по защите прав на данные объекты интеллектуальной собственности. Кроме того, необходимо обратить внимание на произошедшее усиление юридической защиты прав и законных интересов владельцев прав на товарный знак, которое явилось следствием внесения соответствующих изменений в ст. 4 Закона РФ о товарных знаках147. Упомянутые изменения расширили перечень деяний, которые признаются нарушением прав обладателя исключительных прав на товарный знак. В связи с этим представляется, что в случае возникновения конфликта между незарегистрированным коммерческим обозначением и фирменным наименованием (а в особенности - товарным знаком) судебные инстанции встанут на сторону обладателя прав на фирменное наименование (товарный знак);

регистрация и объекта исключительных знаки в прав (а с фирменные российским наименования товарные соответствии законодательством подлежат регистрации) позволяет закрепить приоритет на такие объекты, а также впоследствии легко доказать такой приоритет. г) Учитывая то, что в российском законодательстве уже содержатся правовые нормы, направленные на защиту исключительных прав как на средства индивидуализации субъектов – юридических лиц (фирменные наименования), так и на средства индивидуализации продукции, выполняемых работ и услуг (товарные знаки и знаки обслуживания), а также то, что в международных конвенциях по вопросам защиты прав на интеллектуальную правовую охрану собственность, коммерческих в которых участвует Российская что Федерация, не содержатся нормы, обязывающие стран-участниц вводить обозначений, представляется, российский законодатель во избежание терминологической путаницы, конфликтов и судебных споров между субъектами гражданского оборота должен отказаться от категории коммерческого обозначения в пользу традиционных для российского права объектов интеллектуальной собственности – фирменных наименований и товарных знаков (знаков обслуживания) и внести соответствующие изменения в нормативно-правовые акты. В свете изложенного выше, практические сложности могут возникнуть у предпринимателей без образования юридического лица (ПБОЮЛ), Указанные изменения внесены Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и желающих выступать в договоре коммерческой концессии в качестве правообладателя. Обязательными элементами объекта договора коммерческой концессии, как было сказано выше, являются фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение. В силу действующего законодательства, ПБОЮЛ не могут иметь фирменного наименования. Т.о. ПБОЮЛ может заключить договор коммерческой концессии лишь передавая по нему права на использование коммерческого обозначения (весьма специфический объект, как становится видно из проведенного выше анализа, права на который практически невозможно защитить). В данном случае практически можно порекомендовать с целью усиления правовой защиты исключительных прав на обозначение зарегистрировать его в качестве товарного знака и передавать по договору коммерческой концессии и право на коммерческое обозначение, и право на использование товарного знака (того же, либо сходного обозначения, например, комбинированного), но уже зарегистрированного в патентном ведомстве в качестве товарного знака). Право на охраняемую коммерческую информацию. Информация названа в ст. 128 ГК РФ как одна из разновидностей объектов гражданских прав. Как особый объект гражданских прав информация характеризуется следующими признаками. Прежде всего, информация является идеальным компонентом бытия, т.е. благом нематериальным, не сводимым к тем физическим объектам, которые выступают ее носителями (запись на бумаге, магнитная лента и т.п.). Далее, информация есть благо непотребляемое, которое подвергается лишь моральному, но не физическому старению. Важной особенностью информации является возможность ее практически неограниченного тиражирования, распространения и преобразования форм ее фиксации. Наконец, закон не закрепляет за кем-либо монополии на обладание и использование информации, за исключением той, которая наименованиях мест происхождения товаров" является одновременно объектом интеллектуальной собственности или подпадает под понятие служебной и коммерческой тайны148. В п. 1 ст. 1027 ГК РФ речь идет о передаче правообладателем пользователю прав на охраняемую коммерческую информацию. По мнению И.В. Рыковой, под коммерческой информацией понимается совокупность сведений, представляющих собой производственный опыт и знания по ведению бизнеса, принадлежащие правообладателю и не имеющие охранных документов149. Учитывая то, что права на охраняемую коммерческую информацию передаются по договору коммерческой концессии в составе комплекса исключительных прав, представляется, что в терминологии главы 6 ГК РФ, закрепляющей положения об объектах гражданских прав, речь идет об информации, составляющей служебную или коммерческую тайну. Аналогичная позиция по указанному вопросу изложена и другими авторитетными исследователями, например, Л.А. Трахтенгерц150. Информация составляет служебную или коммерческую тайну (далее по тексту “коммерческая тайна”) в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами (п. 1 ст. 139 ГК РФ). Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, закреплен в Постановлении Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 "О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну" (с ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть I / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. – М.: Издательство ТЕИС, 1996, С. 191. 149 Рыкова И.В. Франчайзинг: новые технологии, методология, договоры – М.: Современная экономика и право, 2000, С. 47.

изменениями от 3 октября 2002 г.)151, однако, следует отметить, что данный перечень не является закрытым152. Российское законодательство, как и законодательство большинства европейских стран, предъявляет к коммерческой тайне следующие три требования. Во-первых, информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам. В соответствии с данным критерием из числа сведений, составляющих коммерческую тайну, исключаются те из них, которые не могут быть использованы третьими лицами для достижения своих целей, которые бы никто не приобрел, если бы они были предложены к продаже. Кроме того, те сведения, которые обладают действительной или потенциальной ценностью, должны быть неизвестны третьим лицам (тем лицам, для которых эти сведения представляют коммерческий интерес: предприниматели, конкурирующие с обладателем коммерческой тайны, его контрагенты по хозяйственным договорам, потребители его продукции, работ, услуг и т.д.). Во-вторых, к информации, составляющей коммерческую тайну, не должно быть свободного доступа на законном основании. Если соответствующая информация может быть получена законным образом любым заинтересованным лицом, например, путем изучения открытых данных, анализа образцов выпускаемой продукции, знакомства с публикациями и т.п., она коммерческой тайной не признается. В-третьих, чтобы информация считалась коммерческой тайной, требуется, чтобы обладатель информации принимал меры к охране ее конфиденциальности Спектр этих мер весьма обширен. К ним могут быть отнесены разнообразные меры технического, организационного и юридического характера, которые направлены на то, чтобы оградить информацию от несанкционированного доступа третьих лиц.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный). – 4-е изд, испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики /Рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. – М.: Юридическая фирма “КОНТРАКТ”: ИНФРА-М, 2003, С. 736. 151 Справочная правовая система “ГАРАНТ”. 152 Об этом см. Д. Ивлиев. Плюсы и минусы коммерческой тайны // Газета “Бизнес Адвокат” № 12 (156) июнь 2003, С. 5. Здесь также следует разграничить понятие коммерческой тайны и смежных с ней понятий. Помимо коммерческой тайны российское законодательство выделяет еще несколько видов сведений, которые должны сохраняться в тайне. Речь, в частности, идет о государственной, военной, медицинской, нотариальной, адвокатской, банковской тайнах, личной и семейной тайне, тайне усыновления, тайне следствия и т.д. Отношения, связанные с каждой из названных выше и некоторыми другими видами тайн, специально тайне, так регламентируются и ответственность соответствующим лиц, разгласивших законодательством, их без санкции устанавливающим как право на сохранение соответствующих сведений в правообладателя. Коммерческая тайна отличается от всех этих видов тайн тем, что сведения, ее составляющие, относятся к коммерческой деятельности предпринимателя и имеют коммерческую же ценность153. Личная информация охраняется в настоящее время на основе норм, содержащихся в ст. 150 ГК РФ, как разновидность нематериальных благ. Нарушение коммерческой тайны причиняет имущественный вред, а нарушение личной тайны – моральный вред (ст. 151, 1099-1101 ГК РФ)154. Н.В. Месяшная в своей работе, основываясь на диспозиции ст. 128 ГК РФ, в которой информация и интеллектуальная собственность перечисляются в виде самостоятельных видов объектов гражданских прав, делает вывод о том, что “информация не отнесена Гражданским кодексом к интеллектуальной собственности”155. Данный вывод, однако, представляется ошибочным. Действительно, не всякая информация может являться объектом исключительных прав. Однако отдельные ее разновидности, в частности – коммерческая тайна, определенно являются объектами интеллектуальной собственности. В этом смысле весьма убедительны приведенные ниже аргументы А.П. Сергеева.

153 А.П. Сергеев. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. С.С. 678-679. Э. Гаврилов. К вопросу об охране коммерческой, служебной и личной тайны. Гражданско-правовые аспекты. // Хозяйство и право № 5 май 2003, С. 28. 155 Месяшная Н.В. Указ. соч., С. 103. Коммерческая тайна является особой разновидностью объектов интеллектуальной собственности, т.к. обладает всеми признаками таких объектов (является нематериальным результатом интеллектуальной деятельности, на который за кем-либо закрепляется исключительное право) и обладает рядом специфических особенностей. Во-первых, в ее основе лежит фактическая монополия определенного лица на некоторую совокупность знаний. Во-вторых, важной особенностью коммерческой тайны является ее наибольшая универсальность среди других объектов интеллектуальной собственности. Если под изобретениями, промышленными образцами, товарными знаками и иными объектами интеллектуальной собственности закон понимает вполне определенные результаты интеллектуальной деятельности, то под понятие коммерческой тайны могут быть подведены самые разнообразные сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предпринимателя. В третьих, специфической чертой коммерческой тайны, выделяющей ее среди других объектов интеллектуальной собственности, является неограниченность срока ее охраны. Право на коммерческую тайну действует до тех пор, пока сохраняется фактическая монополия лица на информацию, которая ее образует, а также имеются предусмотренные законом условия ее охраны. И, наконец, в четвертых, коммерческая тайна как объект интеллектуальной собственности не требует официального признания ее охраноспособности, государственной регистрации или выполнения какихлибо иных формальностей, а также уплаты государственных пошлин156. Сущность права на коммерческую тайну состоит в обеспеченной обладателю информации возможности засекречивать эту информацию от широкой публики и требовать, чтобы третьи лица воздерживались от А.П. Сергеев. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. С.С. 676-678. использования незаконных методов получения данной информации157. Представляется, что заключение договора коммерческой концессии с обладателем прав на коммерческую тайну (охраняемую коммерческую информацию) является одним из законных оснований для приобретения прав на использование такой информации. Содержание охраняемой коммерческой информации, права на которую передаются правообладателем пользователю по договору коммерческой концессии, составляют определенные способы и методы осуществления предпринимательской деятельности (продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг), разработанные правообладателем и направленные на оптимизацию предпринимательской деятельности в определенной сфере, извлечение прибыли и достижения максимального эффекта от осуществления данного вида деятельности. Следует отметить, что содержание информации, представляющей собой коммерческую тайну, могут составлять как непатентоспособные решения, такие как: методы организации и управления хозяйством;

условные обозначения, расписания, правила;

проекты и схемы планировки сооружений, зданий, территорий;

решения, касающиеся только внешнего вида изделий, направленные на удовлетворение эстетических потребностей;

так и вполне потенциально патентоспособные решения, которые правообладатель по каким-либо причинам не желает обнародовать и патентовать в установленном порядке. Хотелось бы упомянуть о таком понятии, как ноу-хау, которое многие авторы упоминают в связи с рассмотрением договора коммерческой концессии – как синоним понятия “охраняемая коммерческая информация”158, которая в свою очередь является обязательным элементом объекта договора коммерческой концессии. В.А. Дозорцев, однако, изложил вполне обоснованное мнение о том, что ноу-хау (данный автор в русскоязычной терминологии предложил 157 Там же, С. 681. См., например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 972. именовать данный объект исключительных прав “секретом промысла”) является самостоятельной разновидностью конфиденциальной информации: “Понятие секрета промысла заключается в том, что он представляет собой данные о решении в любых сферах практической деятельности (в технике, биологии, математике, экономике, организации и т.п.), допускающем практическое использование и пригодном для участия в экономическом обороте в силу неизвестности и недоступности неопределенному кругу лиц. Секрет промысла должен быть зафиксирован на материальном носителе так, чтобы его можно было идентифицировать… Коммерческая тайна значительно шире по содержании, чем секреты промысла… То же относится и к служебной информации … Для смешения секрета промысла, с одной стороны, и служебной и коммерческой тайны – с другой, нет оснований. Статья 139 ГК РФ никак не может считаться определяющей понятие секрета промысла, входящего в состав исключительных прав, которым посвящена отдельная норма статьи 138 ГК РФ, относящаяся именно к исключительным правам”159. Действительно, следует разграничивать понятия секрета промысла (ноу-хау) и коммерческой тайны. Однако, исходя из определения секрета промысла, данного В.А. Дозорцевым в своей работе, критерием для такого разграничения является лишь содержание информации, представляющей собой, соответственно, ноу-хау и коммерческую тайну. По мнению автора, секрет промысла (ноу-хау) является все же одной из разновидностей коммерческой (служебной) тайны. Таким образом, представляется, что под охраняемой коммерческой информацией, передаваемой по договору коммерческой концессии, подразумевается информация, составляющая коммерческую (служебную) тайну, одной из разновидностей которой являются секреты промысла (ноу-хау), которые в подавляющем большинстве случаев и передаются по договору коммерческой концессии.

В.А. Дозорцев. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Вестник ВАС РФ № 7 (104) июль 2001 г., С.С. 107,108. Здесь также следует отметить весьма важную особенность коммерческой тайны как специфического объекта исключительных прав (интеллектуальной собственности). Как правильно отмечает Н.В. Месяшная, одним из основных отличий коммерческой тайны от других видов объектов исключительных прав, является отсутствие права правообладателя на запрет использования данного объекта третьими лицами160. Законодатель лишь налагает запрет на получение коммерческой тайны незаконными методами и на разглашение данной информации под угрозой возмещения убытков, причиненных соответствующими деяниями. С практической точки зрения весьма важно принимать во внимание указание в диспозиции п. 2 ст. 139 ГК РФ на то, что обязанность возместить убытки возникает лишь у лиц, незаконно получивших информацию, составляющую коммерческую тайну, а также у работников, разгласивших такую тайну вопреки трудовому договору и контрагентов, разгласивших ее вопреки гражданско-правовому договору. В связи с этим можно рекомендовать правообладателям, заключающим договор коммерческой концессии информации, коммерческой во а избежание также для разглашения установления охраняемой коммерческой взыскания разглашать возможности не причиненных убытков в случае ее разглашения, включать в договор концессии обязательства пользователя охраняемую коммерческую информацию, переданную ему правообладателем по договору, либо ставшую известной пользователю в процессе исполнения своих обязательств по договору коммерческой концессии, а также включать в договоры со всеми своими сотрудниками (с работниками по трудовым договорам и другими сотрудниками, в т.ч. с работающими по гражданскоправовым договорам) условия о неразглашении данными сотрудниками охраняемой коммерческой информации, переданной по договору коммерческой концессии. Несмотря на то, что в соответствии с действующим в настоящее время трудовым законодательством, размер ущерба, который может быть взыскан с Месяшная Н.В. Указ. соч., С. 104. работника за разглашение коммерческой тайны, ограничивается его средним месячным заработком161, условие о неразглашении коммерческой тайны, включенное в трудовой договор с работником, будет оказывать определенное положительное дисциплинирующее воздействие – ведь в соответствии с подпунктом “в” п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ разглашение работником коммерческой (служебной) тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением увольнения. В связи с проблематичностью установления размера ущерба, причиненного разглашением коммерческой тайны вопреки положениям гражданско-правового договора, можно рекомендовать включать в договор коммерческой концессии положение о конкретном размере неустойки (см. параграф 2 главы 23 ГК РФ), которая подлежит уплате пользователем в случае разглашения им полученной охраняемой коммерческой информации. При этом в случае, если доказанный размер убытков будет превышать размер установленной договором неустойки, убытки могут быть взысканы в части, не покрытой неустойкой – ст. 394 ГК РФ. Факультативные объекты. В качестве факультативных объектов по договору коммерческой концессии могут передаваться права на объекты исключительных прав как прямо названные в диспозиции ст. 1027 ГК РФ (права на товарный знак, знак обслуживания), так и не названные: патенты (в т.ч. на изобретения, промышленные образцы, полезные модели), объекты авторского права (в т.ч. авторские права на программные продукты, топологии интегральных микросхем). Так, в ряде случаев, при заключении договора коммерческой концессии передаются права на использование специализированных программных продуктов, предназначенных для учета товародвижения, автоматизации отдельных бизнес-процессов, в т.ч. на системы автоматизированного управления предприятием. В число объектов интеллектуальной собственности входят также и наименования мест происхождения товаров, однако в силу специфики трудовых обязанностей, является основанием для его Э. Гаврилов. Указ. соч., С.С. 32-34. данного объекта, а также в связи с прямым указанием закона (п. 3 ст. 40 Закона РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров”162) права на данные объекты не могут передаваться их обладателем третьим лицам по каким-либо договорам, в т.ч. и по договорам коммерческой концессии. Конкретный перечень объектов исключительных прав, права на использование которых передаются по договору коммерческой концессии, определяется спецификой конкретной ситуации, вида предпринимательской деятельности, в рамках которой заключается договор коммерческой концессии, а также теми конкретными целями и задачами, которые преследуют стороны договора при его заключении. Так, например, первым договором коммерческой концессии, содержащим объекты промышленной собственности и зарегистрированным в Патентном ведомстве России (Роспатенте) в июне 1996 года, стал договор между компанией “Колгейт-Палмолив” США (правообладатель) и АО “Колгейт-Палмолив” РФ (пользователь), по которому наряду с правом использования фирменного наименования российскому пользователю было передано право на использование 35 изобретений, 7 промышленных образцов в области предметов и средств гигиены, около 60 товарных знаков, техническое, технологическое, коммерческое “ноу-хау”163. Согласно п. 2 ст. 1027 ГК РФ, договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).

Закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // Справочная правовая система “ГАРАНТ”. Необходимость согласования в договоре коммерческой концессии объема передаваемых прав обусловлена нематериальным характером объектов этих прав, возможностью их одновременного использования неограниченным продаваемых кругом лиц. объемы Сюда работ, следует услуг отнести и т.п. За территории, пределами охватываемые концессией, виды деятельности, количество выпускаемых или товаров, согласованной в договоре сферы деятельности пользователя правообладатель сохраняет возможность распоряжения этими объектами164. В пункте 2 ст. 1027 ГК РФ идет речь об использовании пользователем наряду с комплексом исключительных прав деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя. А.А. Иванов по данному поводу утверждает, что “и деловая репутация, и коммерческий опыт (ноу-хау) есть не что иное, как объекты исключительных прав. В связи с этим нет никакого смысла говорить о расширении предмета договора коммерческой концессии. К нему относятся исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности”165. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, напротив, считают, что ни деловая репутация, ни коммерческий опыт правообладателя не относятся к объектам исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности166. В силу ст. 150 ГК РФ деловая репутация относится к нематериальным благам. Такой объект исключительных прав, как коммерческий опыт, вообще не зафиксирован в действующем законодательстве РФ. Опыт – совокупность знаний и практически усвоенных навыков, умений167. Представляется, что коммерческий опыт, об ограничении использования которого идет речь в п. 2 ст. 1027 ГК РФ, фактически воплощается в охраняемой коммерческой информации, права на Новосельцев О.В. Оценка коммерческой концессии. // Хозяйство и право, 2000 г., № 3, С.С. 104-105. Янушкевич И.П. Указ. соч., С. 24. 165 ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 633. 166 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 992. 167 С.И. Ожегов. Словарь русского языка, С. 456.

164 использование которой передаются по договору коммерческой концессии, а деловая репутация, как верно отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский168, находит свое воплощение в фирменном наименовании (коммерческом обозначении) правообладателя и с передачей такового пользователю автоматически также переходит к нему. Выделение законодателем таких понятий, как “деловая репутация” и “коммерческий опыт” обусловлено, по мнению автора, желанием подчеркнуть экономическую сущность договора коммерческой концессии, в соответствии с которой посредством передачи комплекса исключительных прав правообладатель по сути делится с пользователем своим коммерческим опытом и позволяет использовать свою деловую репутацию. В договору связи с изложенными выше положениями считает об объектах исключительных прав, права на использования которых передаются по коммерческой концессии, автор необходимым пересмотреть нормы об объекте и предмете договора коммерческой концессии, а именно: о перечне обязательных объектов, при передаче прав на использование которых договор признается договором коммерческой концессии и на него распространяется соответствующий режим правового регулирования. В настоящее время обязательными объектами, передаваемыми в рамках договора коммерческой концессии, являются права на средства индивидуализации субъектов-предпринимателей – фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение. Однако средства индивидуализации субъектов гражданского оборота – фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, права на которые передаются по договору коммерческой концессии, выполняют роль индивидуализации предприятия данных субъектов и как следствие – ассоциируются в сознании потребителей с аналогичными предприятиями правообладателя, либо других пользователей, высоким качеством товаров (работ, услуг), реализуемых Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 993. данными предприятиями и оказывают влияние на потребителей при выборе поставщика товаров (работ, услуг). Вот что пишет по данному поводу И. Рыкова: “Уже почти всем стало понятно, что выбор потребителем товаров не всегда является рациональным, т.е. основанным на характеристиках самого товара или услуги, а определяется его ассоциативным восприятием именно символа, через который строятся представления о товаре или услуге. С этим связан перенос конкуренции из сферы самих товаров и услуг в сферу символов, которые индивидуализируют организации в рыночной среде”169. Кроме того, в правоприменительной практике в связи с использованием коммерческих обозначений и фирменных наименований возникает ряд проблем: Во-первых, правовой режим такого объекта исключительных прав как “коммерческое обозначение” не определен в действующем законодательстве РФ. При этом у предпринимателей без образования юридического лица при наличии желания выступить по договору коммерческой концессии в качестве правообладателя возникают проблемы – ведь ПБОЮЛ не могут являться обладателями прав на фирменное наименование. Вообще, как было указано выше, из норм, регулирующих коммерческую концессию, указание на коммерческое обозначение вообще должно быть исключено. Во-вторых, регистрация оригинального наименования, придуманного предпринимателем, в качестве фирменного наименования (а именно – использование его в качестве добавления к корпусу фирмы) не может в должной степени обеспечить его защиту, поскольку при защите права субъекта на исключительное использование фирменного наименования в судебной практике под фирменным фирмы наименованием подразумевается формы) и совокупность корпуса (организационно-правовой вспомогательной части170. Таким образом, к примеру, ООО “Ромашка”, 169 И. Рыкова. Споры о знаках на интеллектуальном фронте // “БИЗНЕС-АДВОКАТ”, № 5 март 2002 г., С. 6. См., например, п. 1 Письма Высшего арбитражного суда РФ от 29 мая 1992 г. № С-13/ОПИ-122 "Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике"// Вестник ВАС РФ № 1, 1992 г.;

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-сибирского округа от 02.10.2001 № Ф04/2965-975/А45-2001, Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.09.2000 № Ф09-1427/2000-ГК // Справочная правовая система “Консультант+”. осуществляющее определенный вид предпринимательской деятельности (а возможно, и передающего права на ведение аналогичной деятельности под своим фирменным наименованием по договору коммерческой концессии), не застраховано от появления ЗАО “Ромашка”, осуществляющего аналогичную деятельность и вследствие что схожести фирменных проблемы, наименований связанные с “переманивающего” определенную часть клиентов. Представляется, описанные выше использованием и защитой прав на коммерческое обозначение и фирменное наименование применительно к коммерческой концессии можно решить следующим образом: с одной стороны, исключить из числа обязательных объектов, передаваемых по договору коммерческой концессии, коммерческое обозначение и, с другой стороны, включить в их число товарный знак (знак обслуживания) - и внести в законодательство соответствующие изменения, а именно: изложить п. 1 ст. 1027 ГК РФ в следующей редакции: “По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) товарный знак (знак обслуживания) правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав”171. Т.о. представляется необходимым распространить правовой режим договора коммерческой концессии на договоры, по которым передаются права на товарный знак (знак обслуживания) и охраняемую коммерческую информацию, т.к. данные договоры также соответствуют цели договора коммерческой концессии (передача бизнес-технологии и средств индивидуализации), а также рассматриваются в качестве договоров франчайзинга в иностранных государствах. Кроме того, товарный знак является объектом исключительных прав, которому в соответствии с российским законодательством предоставлены достаточно надежные правовые гарантии. В юридической литературе дискуссионным является вопрос о месте договора коммерческой концессии в системе гражданско-правовых договоров, т.е. вопрос о том, является ли договор коммерческой концессии самостоятельным видом договоров. Так, договор коммерческой концессии (так же, как и его зарубежные аналоги: франчайзинг и франшиза) нередко относят к договорам лицензионного типа, основываясь на том, что необходимым элементом его предмета является разрешение (лицензия) на использование исключительных прав, и в этом смысле указанный договор является средством их введения в экономический оборот. Как известно, под лицензионным договором понимается такой договор, в соответствии с которым обладатель исключительного права (лицензиар) передает право на использование охраняемого объекта другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи. В связи с этим Е.А. Суханов подчеркивает, что договор коммерческой концессии нельзя рассматривать в качестве разновидности лицензионного договора, поскольку в “отличие от последнего франчайзинг дает возможность использовать не один определенный объект “интеллектуальной собственности”, а комплекс объектов исключительных, а также иных имущественных прав”172. Б.И. Пугинский указывает: “Франчайзинг означает систему договорных отношений крупных изготовителей (продавцов) с мелкими фирмами, в которых обязательства по продвижению товара сопровождаются использованием на основе лицензии фирменного наименования или товарного знака головной фирмы, а также соблюдением ее технологий производства и стратегии по сбыту товаров”. Он видит недостаток гл. 54 ГК См. также п. 1 приложения 2 к настоящей работе. Гражданское право: В 2 т. Том II полутом 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., переработанное и дополненное – М., 1999, С. 605. цит. по указ. соч. Брагинского М.И., Витрянского В.В., С. 960.

172 РФ “Коммерческая концессия” как раз в том, что “в ней основное внимание уделено не содействию в реализации товаров, а вопросам лицензионных отношений. Между тем вопросы лицензионных соглашений – это лишь часть, причем вспомогательная, по отношению к задаче реализации товара”173. Представляется, что приведенные здесь доводы относительно цели, значения и экономической сущности договора коммерческой концессии (франчайзинга, франшизы) убедительно свидетельствуют о том, что указанный договор никак не может относиться к лицензионному договору, как вид к роду. Напротив, лицензионные обязательства являются лишь одним из элементов предмета договора коммерческой концессии174. А.А. Иванов излагает точку зрения, в соответствии с которой договор коммерческой концессии является самостоятельным видом договоров. В обоснование данного тезиса А.А. Иванов проводит сравнительный анализ договора коммерческой концессии со сходными, по его мнению, видами договоров: арендой, договором на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договором доверительного управления имуществом, договором простого товарищества, авторским и лицензионным договорами175. Несмотря на то, что проведенные указанным автором сравнения не всегда удачны, они позволяют выявить определенную специфику договора коммерческой концессии. Отмечающееся в юридической литературе стремление российских правоведов обнаружить сходство и установить различия между договором коммерческой концессии и многими другими типами гражданско-правовых договорных обязательств объясняется тем, что указанный договор появился в системе договорных обязательств сравнительно недавно, и, как и всякий новый гражданско-правовой договор, он впитал в себя элементы различных договоров. Поэтому в договоре коммерческой концессии можно увидеть отдельные условия, присущие лицензионному договору (предоставление Пугинский Б.И. Коммерческое право России. – М., 2000, С.С. 217-218, цит. по указ. соч. Брагинского М.И., Витрянского В.В., С. 962. 174 Брагинский М.И., Витрянский В.В., С. 962.

права на использование исключительных прав);

договору и простого товарищества агентскому юридических (сотрудничество договору и правообладателя пользователем объективно пользователя, и иных направленное на достижение общего результата);

договору комиссии и (совершение сделок фактических действий, способствующих удовлетворении интересов правообладателя) и некоторым иным гражданскоправовым договорам. Вместе с тем, как правильно отмечает Е.А. Суханов, “договор коммерческой концессии (франчайзинга) не относится к числу смешанных (комплексных) договоров в смысле п. 3 ст. 421 ГК. Не является он и разновидностью известных гражданскому праву договоров, на базе которых он развивался. В соответствии с ГК договор коммерческой концессии представляет собой вполне самостоятельный вид гражданскоправового договора…”176. Данный вывод имеет то практическое последствие, что при отсутствии среди норм, содержащихся в гл. 54 ГК, специальных правил, регулирующих правоотношения, вытекающие из договора коммерческой концессии, исключается применение каких-либо иных норм, предназначенных для регламентации других договорных обязательств. В этом случае субсидиарному применению подлежат лишь общие положения об обязательствах и договорах177. Пожалуй, наиболее убедительные доводы о том, что договор коммерческой концессии является самостоятельным видом гражданскоправовых договоров, приведены в работе М.И. Брагинского и В.В. Витрянского. Так, данные авторы выделяют следующие характерные черты (признаки) договора коммерческой концессии, отличающие его от прочих договоров: в качестве обеих сторон договора коммерческой концессии могут выступать лишь лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность;

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: “ПРОСПЕКТ”, 1997, С. 635-637. 176 Гражданское право: В 2 т. Том II полутом 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., переработанное и дополненное – М., 1999, С. 581, цит. по указ. соч. Брагинского М.И., Витрянского В.В., С. 965, 966. 177 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С.С. 965, 966. необходимым элементом предмета договора коммерческой концессии предоставление правообладателем пользователю комплекса является лишь исключительных прав;

по договору коммерческой концессии пользователю предоставляется право использовать соответствующие исключительные права, принадлежащие правообладателю, без их передачи (уступки) контрагенту;

принципиальное значение имеет цель предоставления пользователю права использовать комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю. С одной стороны, комплекс исключительных прав должен использоваться в предпринимательской деятельности пользователя. С другой стороны, правообладатель, заключая договор коммерческой концессии, также преследует цель создания производственной, торговой или сбытовой сети для продвижения своих товаров или услуг, расширения рынка их сбыта;

значительной спецификой отличаются содержание договора коммерческой концессии, круг прав и обязанностей сторон этого договора;

несмотря на полную экономическую зависимость от правообладателя, пользователь сохраняет юридическую самостоятельность и действует в имущественном обороте от своего имени при условии информирования покупателей (заказчиков) о том, что он использует исключительные права правообладателя;

особые взаимоотношения, складывающиеся между правообладателем и пользователем, делают необходимыми специальные правила, исключающие ситуацию, когда деятельность пользователя способствует ужесточению конкуренции на рынке соответствующих товаров (работ, услуг) либо наносит ущерб интересам правообладателя178. Нельзя не отметить, что в юридической науке в последние годы предпринимаются небезуспешные попытки выделить особый класс договоров, который предлагается именовать договорами об использовании исключительных прав и ноу-хау. В эту группу договоров предлагается включать, наряду с договорами об уступке патента, лицензионными договорами, договорами о передаче ноу-хау и некоторыми другими типами договоров, также и договор коммерческой концессии. Так, И.А. Зенин пишет: “Договоры об использовании исключительных прав и ноу-хау, взятые вместе, внешне напоминают договоры и купли-продажи, и найма (аренды), и подряда. Нередко они и именуются таковыми, а также договорами доверительного управления, коммерческой концессии и т.д. Иногда их квалифицируют и как договоры особого рода (sui generis). На самом деле эти договоры разделяются на ряд самостоятельных типов и видов, образуя сформировавшийся в последние десятилетия во всем мире особый класс договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау”179. Ни в коем случае не оценивая в целом обоснованность выделения нового класса договоров в рамках традиционной классификации гражданско-правовых договоров (видимо, это дело будущего), все же заметим, что предмет договора коммерческой концессии, а также совершенно определенные цели (выделено мной – авт.) участников этого договора далеко выходят за пределы использования исключительных прав и ноу-хау180. А.А. Иванов также подчеркивает, что особая цель договора коммерческой концессии (которая не указана легальном определении договора коммерческой концессии) является решающим фактором при выделении договора коммерческой концессии в самостоятельный вид договоров. Указанный автор считает, что цель договора коммерческой концессии - содействие продвижению на рынке определенного рода товара (работы, услуги)181. Аналогичная цель договора коммерческой концессии выделяется и другими авторами, например Л.Ю. Василевской: “Цель коммерческой концессии – содействовать продвижению на рынке определенных товаров (работ и услуг), производимых (продаваемых) правообладателем. Такая цель Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 966-967. Гражданское право: В 2 т. Том II полутом 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., переработанное и дополненное – М., 1999, С. 581, цит. по указ. соч. Брагинского М.И., Витрянского В.В., С. 968, 969. 180 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч., С. 969.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.