WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. П. ОГАРЕВА На правах рукописи БЕСПАЛОВА НАДЕЖДА ВЛАДИМИРОВНА ОСОБЕННОСТИ ПОДГОТОВКИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ В УНИВЕРСИТЕТЕ Специальность 13.00.01 Общая ...»

-- [ Страница 4 ] --

решении важнейшей задачи вуза - подготовки эффективных специалистов для народного хозяйства, образования и культуры. С другой стороны, в этот период наблюдается другая тенденция, связанная с возможностью быстрого роста лучших представителей студенческого состава. Так, из-за того, что ряд дисциплин не был в должной мере обеспечен в этот период преподавательским составом1, хорошо обучавшиеся студенты принимались еще в процессе учебы на преподавательскую работу. Начиная с опережением свою профессиональную деятельность. В частности, для выполнения учебного плана руководство института вынуждено было идти на крайние меры и принимать на вакантные преподавательские должности студентов своего же вуза, которые успешно справлялись с учебной программой. Самым выразительным примером этого может служить тот факт, что в январе 1932 года студент историко-экономического отделения Волжанин был назначен заведующим подготовительным отделением [1, 16]. В целях корректировки сложившейся противоречивой ситуации (с одной стороны - недостаток квалифицированных преподавательских кадров, сложности с социально-бытовым обеспечением учебного процесса, с другой - возможность быстрого роста и востребованность специалистов с высшим образованием), в институте началась работа по стимулированию самостоятельного научного поиска, культурной и спортивной деятельности студенчества. В частности, помимо учебной работы, студенчество имело возможность заниматься в научных кружках. В этом учебном году в преддверии военного времени была усилена военно-физкультурная подготовка учащихся, также подробно изучались автомобиль, мотоцикл, стрелковое оружие и аэродело. В последний предвоенный год студенты института все еще продолжали испытывать большие бытовые трудности. Помимо этого, плата за обучение для многих студентов была слишком высока. Совокупность этих и некоторых других причин повлекла за собой в 1940-1941 учебном году большой отсев студентов. Подобное положение существовало во всех вузах страны. В связи с этим 18 июня 1941 года вышел приказ НКП РСФСР «О борьбе с отсевом учащихся в вузах и педучилищах», в котором, в частности говорилось: «…Не допускать отчисления студентов (учащихся) из вуза или педагогического училища без особо уважительных причин ЦГА РМ, р-546, оп. 3, д. 7, л. и лично рассматривать каждое заявление о выбытии студента или учащегося в его личном присутствии»1. В связи с началом военных действий фашистской Германии, данные планы не были приведены в действительность, так как многие студенты и преподаватели были направлены на фронт. Так уже в июле 1941 года большая часть студентов Мордовского пединститута была переведена в Подольское пехотное и Подольское артиллерийское училища. А месяц спустя они были зачислены в запасной стрелковый полк, который располагался в Саранске [1, 32]. Начавшаяся Великая отечественная война значительно затруднила дальнейшую подготовку научно-педагогических кадров в вузе. Значительное сокращение количества студентов института произошло за счет мобилизации, а также привлечения рабочей силы на заводские и сельские работы. Народному хозяйству страны в условиях военного времени срочно требовались специалисты во всех областях. Поэтому в ноябре 1941 года состоялся досрочный выпуск 93 студентов четвертого курса Мордовского пединститута [1, 35]. Занятия с ними начались 10 августа и закончились к ноябрю. В этом же году институт перешел на трехлетний срок обучения. В связи с этим были перестроены учебные планы вуза таким образом, чтобы в конце года осуществить выпуск студентов третьего курса [1, 38]. В 1941-1942 учебном году был установлен план приема в институт, который сначала составлял 240 человек, а затем был увеличен до 400. На 1 октября 1941 года принято 450 человек, но к началу занятий явилось лишь 233 первокурсника [1, 34]. И только за первые четыре месяца обучения общее количество студентов вуза сократилось с 391 до 228 [1, 35]. Причиной этому послужила платность обучения, которая в условиях войны была не по карману многим учащимся. Но в большей степени отсев студентов произошел из-за мобилизации на фронт. После перевода института в Темников резко сократилось количество студентов заочного отделения. В 1942-1943 учебном году условия обучения и существования студентов были очень плохими. Институт, переведенный в здание Темниковского учительского института, находился в крайне бедственном положении. Водяное отопление не рабо ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 183, л. тало, для студентов и сотрудников не хватало кроватей, не было электричества1. С наступлением зимы стали сокращаться учебные часы, так как из-за перебоев с электроэнергией срывались вечерние занятия2. В январе 1942 года из института ушел 161 студент. В списке студентов осталось 234 человека [1, 39]. Тем не менее, в конце этого учебного года дипломы получили 210 специалистов, в том числе 24 человека мордовской национальности. Вместе с заочным сектором Мордовский пединститут подготовил для народного хозяйства страны 250 квалифицированных учителей3. Проблема набора студентов оставалась самой острой для пединститута. В условиях войны студенческий контингент неуклонно сокращалось. На 1942-1943 год был установлен план приема абитуриентов в 450 человек [1, 40]. Он не был выполнен и на четверть, так как к началу учебы на все курсы института явилось меньше человек, чем запланированных первокурсников. Всего в пединституте числилось 325 учащихся (217 - в педагогическом и 108 - в учительском институте), из них мордвы было всего лишь 26 человек [51, 233]. В мае 1943 года пединститут выпустил из своих стен 61 специалиста4, что было в четыре раза меньше, чем в последний предвоенный год. В 1943-1944 учебном году Мордовский пединститут снова перешел на четырехлетний срок обучения5. Количество учащихся увеличилось на 124 человека [51, 233], что связано с возвращением с фронта многих бывших студентов института. Тем не менее, процент студентов мордовской национальности оставался крайне низким. Всего в 1943-1944 учебном году в институте обучалось 449 человек, из которых было 419 русских и 26 мордвинов6. Такое малое количество студентов коренной национальности свидетельствовало о потере в годы войны первоначальной установки на принцип социального заказа в формировании студенческого контингента, что в первое десятилетие существования института выражалось в установленной норме приема национальных кадров.

1 ЦДНИ РМ, ф. 269, оп. 3, д. 573, л. 2 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 217, л. 1 3 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 180, л. 34 4 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 183, л. 51 5 ЦГА РМ, р-546, оп. 1,д. 201, л. 50, 56, 61 6 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 201, л. По возвращении ив апреле 1944 года института в Саранск, его студенческий контингент стал увеличиваться. Одной из причин этого было вливание в состав учащихся бывших студентов-заочников, вынужденных бросить обучение из-за невозможности выехать в Темников вслед за институтом. Всего в институте в этом учебном году обучалось 528 человек (вместе с учительским институтом), причем гендерное соотношение студенческого контингента весьма характерно для послевоенного времени (среди студентов было женщин 507 и лишь 21 человек мужчин [1, 42]). В мае 1945 года в первый послевоенный выпуск дипломы присвоили 43 специалистам [1, 42]. К концу войны для многих студентов были предоставлены существенные льготы. Так, например, в 1944-1945 учебном году руководство института ввело постановление, согласно которому студенты, родители которых погибли на фронте, были освобождены от платы за обучение. Данный факт свидетельствует о том, что в эти годы приоритетным направлением в формировании студенческого контингента стало обеспечение максимальной численности студентов в связи с потребностью общества в квалифицированных специалистах для преодоления послевоенной разрухи. В послевоенном 1945-1946 учебном году на первые курсы четырех факультетов пединститута было принято 160 человек, среди которых было 22 демобилизованных воина1. Всего в Мордовском педагогическом институте числилось 522 студента. Вместе с тем наблюдался существенное увеличение числа студентов коренной национальности почти в три раза - 76 человек2. Учительский институт имел в своем составе 213 человек, доля мордвы здесь составляла 17 процентов [51, 233]. В последующие годы количественный состав студенческого контингента продолжал стремительно расти. К началу нового 1947-1948 учебного года в Мордовском пединституте числились уже 742 студента. В течение года к ним прибавилось еще 38 человек, но вместе с тем по разным причинам выбыло 72 учащихся [1, 46]. В мае 1948 года дипломы получил 151 специалист, из них 15 (10 %) - с отличием3. После выпуска четвертых курсов в институте числилось 552 студента [1, 46].4. В 1948-1949 учебном году в соответствии с указаниями Министерства просвещения РСФСР, план приема на первый курс был установлен количеством в 200 че1 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 229, л. 144 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 231, л. 3 3 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 251, л. 19 4 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 251, л. ловек - по 50 человек на каждый факультет. Всего в институте числилось 722 человека. Наибольший прирост студентов произошел на историческом и литературном факультетах, где количество обучающихся стало, соответственно, 188 и 209 человек [1, 52]. Учительский институт содержал в своих стенах 431 студента1. Таким образом, во второе, и, полагаем, самое сложное десятилетие функционирования Мордовского педагогического института основной тенденцией формирования студенческого контингента было максимальное сохранение количественного состава учащихся в связи с военными обстоятельствами. Несмотря на значительные потери в численном составе студентов, в первый же послевоенный учебный год практически удалось восстановить тот количественный уровень, который был достигнут перед великой отечественной войной. А в последующие 3-4 года число студентов даже увеличилось в полтора раза, что было связано с острой потребностью специалистов разного профиля, в том числе и педагогического, для быстрейшего подъема народного хозяйства страны. Энтузиазм, охвативший представителей всех областей народного хозяйства после окончания войны, коснулся и мордовского студенчества, которое понимало, что стране сейчас нужны высококачественные специалисты. Успеваемость учащихся улучшалась с каждым годом. Так, из 711 студентов, явившихся на летнюю сессию 1948 года, 629 (88,5 %) успешно справились с предложенными зачетами и экзаменами. Помимо этого, в пединституте было 54 отличника (7,5 % от общего числа), а более 180 студентов (25 %) учились на «хорошо» и «отлично»2. В новом 1948-1949 учебном году Мордовский пединститут поставил перед собой основной задачей повышение общего интеллектуального уровня студентов и оптимизацию их самостоятельной работы [1, 52]. По-прежнему остро стояла проблема сохранения студенческого контингента. В этих целях руководством института были проведены мероприятия по улучшению бытовых условий существования учащихся: здание общежития было полностью подготовлено к зиме, налажено бесперебойное снабжение студентов кипятком, оборудована кухня и прачечная [1, 53]. Помимо быта учащихся, улучшения коснулись и учебного процесса. Для нор 1 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 262, л. 36 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 251, л. мального выполнения учебного плана к уже имевшейся учебной площади были добавлены 8 аудиторий за счет освобождения квартир и части общежития1. Подводя итог факторам формирования студенческого состава в Мордовском пединституте в военное и послевоенное время, можно сделать вывод, что научнопедагогический и студенческий контингент вуза хотя и перенес большие потери и лишения, что, несомненно, отразилось на выполнении учебных планов, а также на реализации научных исследований, тем не менее, функционирование института не было прекращено, и в последний военный год даже наблюдался прирост количества обучающихся. Несмотря на бытовые трудности и бедствия военных лет, учебная работа в вузе не была остановлена, а, напротив, по окончании войны, была возобновлена с новым энтузиазмом. Тем самым, институт полностью доказал свою жизнеспособность и состоятельность и проявил неплохие перспективы к дальнейшему развитию. К началу 1950-1951 учебного года контингент студентов в институте составлял 777 человек (в учительском институте обучалось еще 534 студента)2. Из них русских было 592 (401) человека, мордвинов - 166 (122), 8 (9) татар и 11 (2) человек прочих национальностей [51, 233]. Доля национальных кадров среди обучающихся увеличилась и составила 21,4 % (в учительском институте - 22,8 %) (для сравнения, в 1947-1948 году процент национальных кадров равнялся 18 %). В начале нового десятилетия одной из основных целей при формировании студенческого контингента стало увеличение численного состава обучающихся. Нормы приема на обучение людей мордовской национальности вновь стали действовать в полную силу. в результате предпринятых руководством вуза усилий, в в 1950-1951 учебном году план по приему абитуриентов был перевыполнен: вместо запланированных 175 студентов на 1 курс было принято 202 человека. Кроме того, положительным моментом в плане привлечения к обучению национальных кадров является организация при факультете языка и литературы отделения русского языка и литературы для мордовских школ, куда было принято 28 первокурсников мордовской национальности [1, 55]. Тем не менее, среди студенческого состава все еще оставалось очевидным преобладание более, чем в три раза, русской национальности, что связано, прежде всего, с остававшейся насущной проблемой пре1 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 259, л. 97-126 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 295, л. одоления общей безграмотности коренного населения, а также превышение по численности русских среди общего населения республики. По социальному происхождению, в студенческом контингенте налицо был высокий процент служащих 52,9 %, по сравнению с крестьянами (30,43 %) и рабочими (16,67 %)1. Общеинститутская тенденция формирования национального состава студенчества хорошо прослеживается на частном примере. В «Отчете исторического факультета по педагогической практике» за 1950-1951 учебный год приводятся следующие цифры. Всего на историческом факультете в этом году обучалось 141 студент, из них 28 - мордовской национальности (на историческом отделении Учительского института - 85 человек, среди них мордвы - 17). Общий процент национальных кадров составлял 20,2 %. К концу 1950-1951 учебного года национальный и социальный состав студентов исторического факультета Мордовского педагогического института был следующим2:

мордвы 6 9 4 9 28 русских 19 26 34 25 104 Татар 1 0 0 4 5 украинцев 0 1 1 0 2 Евреев азербайджанцев 0 0 1 0 0 1 0 0 1 1 Служащих 17 20 10 26 73 крестьян 6 6 21 9 42 рабочих 3 9 6 5 1 курс 2 курс 3 курс 4 курс ИТОГО:

Как видно из таблицы, количество студентов из служащих значительно превышало число учащихся крестьянского и рабочего происхождения, что связано с недостаточным уровнем развития общей грамотности населения в селах и деревнях республики. На начало учебных занятий 1951-1952 учебного года в институте насчитывалось 842 учащихся. Среди них студентов мордовской национальности в процентном составе стало меньше, чем в предыдущие годы - 16,9 %, то есть 142 человека, в то время, как русских студентов обучалось 681 человек. В учительском институте национальная проблема стояла не так остро. При общем количестве учащихся в 507 человек мордвы было 152 студента, что составляло 30 %3. Летом 1952 года дипломы получили 179 специалистов, из которых 45 дипломов было с отличием1. Практически все выпускники были определены на работу за пределы Мордовской 1 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, № 296, 141 л. ЦГА РМ, р-546, оп. 1, № 296, л. 141 3 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 310, л. 1- АССР (в основном, на Чукотку, в Читинскую область и пр.) [1, 59]. В последующие годы выпускники были направлялись на работу в школы республики, либо за ее пределы - в основном, в Кемеровскую, Архангельскую, Томскую области, в Алтайский и Приморский края [1, 60]. В течение следующего 1953-1954 учебного года баланс в количестве студентов все еще оставался отрицательным: из института выбыли 24 студента, но в то же время к нам в вуз были переведены из других учебных заведений 10 человек [1, 61], то есть потери в контингенте составили 14 человек. В конце года Мордовский пединститут выпустил еще 212 человек, которые полностью были распределены на работу: в школы Мордовии было направлено 175 выпускников, в регионы РСФСР 34, и 3 человека продолжили свое образование в аспирантуре2. К началу 1954-1955 учебного года произошло резкое увеличение числа обучающихся, причиной чего послужил, прежде всего, расширенный план приема абитуриентов, в результате чего на первый курс института было принято 600 человек. После этого общее количество студенческого контингента составило 1632 человека [1, 63]. В связи со значительным расширением факультета иностранных языков (до 400 учащихся), занятия в пединституте стали проводиться в две смены3. За первую половину 50-х годов контингент студентов увеличился почти на тысячу человек. 1 сентября 1955 года на факультетах института числилось 1766 студентов, из них 512 - мордовской национальности (29 % от общего числа учащихся). Во второй половине 50-х гг. численность студентов возросла еще почти на тысячу студентов. К началу 1958-1959 учебного года в Мордовском университете числилось 2 155 студентов, из них 716, что составляло уже ровно треть от общего числа, - мордовской национальности. На факультетах педагогических специальностей обучалось 1 684 студента, на инженерно-техническом и сельскохозяйственном - 471 студент [1, 93]. Тем не менее, начала намечаться тенденция к растущей популярности у абитуриентов именно технических специальностей, которая станет очевиднее в следующие пять лет функционирования вуза. [1, 88]. К 1960 году среди студенческого состава наметилась тенденция к значительному 1 сокращению поступающих на историко-филологический и физико ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 305, л. 152 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 333, л. 12 3 ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 345, л. математический факультеты. Для сравнения, на химико-биологический факультет количество абитуриентов осталось неизменным. Из приведенных данных (см. приложение 13) следует, что на историкофилологическом факультете наблюдалось сокращение абитуриентов в 1960 году более, чем в 2 раза, а на физико-математическом - более чем в 3 раза1. Это означает, что инженерные и сельскохозяйственные специальности стали пользоваться большим спросом среди молодого населения, а университет постепенно начал утрачивать свою классическую гуманитарную составляющую. За десятилетие с 1950 по 1960 годы ведущий вуз республики выпустил из своих стен более 4 тысяч специалистов, а общая численность студентов увеличилась более, чем в три раза. Вуз, получивший университетский статус, занял твердые позиции в научном пространстве страны, тем самым, обеспечив себе возможность бурного роста учебной и научной деятельности и постоянного увеличения числа обучаемых специалистов. Неуклонно росла успеваемость студентов. В мае 1951 года дипломы получили 202 специалиста, из них 22 - с отличием2, причем течение года трое студентов получали Сталинскую стипендию за успехи в учебе [1, 55]. В период с 23 по 29 марта 1951 года в вузе работала комиссия с участием инспектора Министерства просвещения РСФСР Н. Ф. Цветковой, которая по окончании учебного года распределила всех выпускников на работу [1, 58]. Подобное нововведение сыграло важную роль в оптимизации удовлетворения потребности развивающегося общества в специалистах. Тем не менее, отсев студентов из института все еще оставался весьма значительным. Так, в течение 1951-1952 учебного года из института по разным причинам выбыли 42 студента. В связи с этим, руководство пединститута неустанно принимало меры по борьбе с этим негативным явлением, которые заключались, главным образом, в улучшении материально-бытовых условий существования студенчества [1, 58]. В частности, началось строительство второго общежития для студентов на 200 мест [1, 65]. С нового 1956-1957 учебного года в институте было введено пятилетнее обучение, расширены учебные программы, начало преподаваться больше предметов, создавались новые специальности. Но изменения в учебном процессе повлекли не 1 ЦГА РМ, р-464, оп. 1, № 2246, 172 л. ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. только позитивные, но и негативные сдвиги в среде студенчества. Например, введение подготовки преподавателей широкого профиля послужило причиной большого отсева студентов, так как необходимость изучения второй специальности была не под силу многим учащимся и значительно усложняла учебный процесс. В результате, около 30 студентов перешли на заочное отделение [1, 67]. С началом функционирования университета все студенты дневного и заочного отделений Мордовского государственного пединститута были переведены на соответствующие курсы и специальности Мордовского университета с сохранением за ними государственных стипендий [1, 81]. Подводя итоги десятилетия, необходимо осветить внеучебную деятельность учащихся, так как она играла важную роль в формировании общего уровня студенческого контингента. Практически весь студенческий контингент принимал участие в научной работе университета. Студенческое научное общество состояло из 35 научных кружков и объединяло около 500 членов, что составляло почти четверть от общего числа учащихся [1, 109]. Наряду с преподаванием научных знаний, воспитательная работа стала неотъемлемой частью функционирования университета. Внеаудиторная политиковоспитательная работа осуществлялась главным образом комитетом комсомола под руководством парткома. План такой воспитательной работы предусматривал подготовку политически грамотных и всесторонне развитых коммунистов. Работа по воспитанию студентов возлагалась на все структурные подразделения университета. Деканаты, кафедры, специализированные кабинеты, весь профессорскопреподавательский и учебно-вспомогательный персонал, а также партийная, комсомольская, профсоюзная и другие общественные организации активно включались в воспитательную работу. В планы воспитания учащихся входили еженедельные обсуждения вопросов международного и внутреннего положения СССР на политзанятиях, ответственными за которые были курсовые или групповые руководители. Помимо этого, студентов регулярно знакомили с новейшими достижениями науки и техники. Идеологическая роль коммунистической партии прослеживалась в воспитательной работе повсеместно. В частности, серьезно осуществлялся подбор агитаторов. К концу 1959-1960 учебного года агитаторской работой в университете зани мались 250 студентов, которые вели активную просветительскую и антирелигиозную работу в Саранске и селах Мордовии [1, 109]. Для воспитания эстетических вкусов студентов в университете были запланированы различные формы культмассовой работы. Самой распространенной стала художественная самодеятельность студентов. Среди общеуниверситетских самодеятельных коллективов лучшими являлись драматический, оркестр народных инструментов, академический хор, кружок сольного пения и танцевальный. На историко-филологическом факультете был хор мордовской песни, а также ансамбли, исполняющие произведения на иностранных языках. При инженерно-техническом, историко-филологическом и сельскохозяйственном факультетах также функционировали драматические коллективы. В связи с расцветом массового студенческого творчества в 50-е годы стали регулярно организовываться университетские, городские и республиканские смотры художественной самодеятельности. Помимо этого, организовывались конкурсы в различных областях творчества студентов - например, конкурс на лучший студенческий вечер отдыха, на лучший рассказ и стихотворение и т. д. Стимулированием к постижению студентами вершин науки служили вечера-встречи с передовиками производства и с Героями Советского Союза. Подобная деятельность самым полезным образом сказывалась на развитии творческого подхода студентов в изучении различных предметов, а также рождала в них потребность в исследовательской работе. Помимо творческой деятельности, руководством института большое внимание уделялось физкультуре и спорту. Около тысячи студентов были активными участниками общества «Буревестник». При университете также функционировали секции по 15 видам спорта. Студенческие команды принимали участие в соревнованиях на первенство города, республики и Российской Федерации. Представители ВЛКСМ неустанно следили за спортивными достижениями студентов университета и помогали им проводить традиционные вечера физкультурников. В 1958 году были проведены соревнования между общежитиями университета по волейболу, баскетболу и шахматам [1, 111]. Большим достижением стало участие в 1958-1959 учебном году команды спортсменов вуза в Спартакиаде народов РСФСР [1, 112]. Труд студентов также являлся неотъемлемой частью учебно-воспитательного процесса. Студенты принимали участие в возведении различных зданий в Саран ске, в строительстве ферм для животных, в проведении электричества в села республики. В конце 50-х годов свыше 500 студентов поднимали целинные земли, а также работали в колхозах МАССР на уборке урожая. 200 студентов Мордовского университета участвовали в строительстве теплоэнергоцентрали ТЭЦ-2 в Саранске, а также и других производственных объектах республики. Помимо этого, контингент студентов постоянно осуществлял большую работу по капитальному ремонту учебных и жилых помещений университета [1, 164]. Таким образом, за период 1950-1960 гг. наметились общие тенденции роста количественного состава студенческого контингента, стабилизация показателей которого наступит в 70-е годы. Кроме того, наряду с подготовкой специалистов, наметились черты активизации внеучебной деятельности, служащей развитию познавательного и исследовательского интереса учащихся. После того как Министерство высшего образования СССР разрешило принимать студентов на вечернюю форму обучения по специальностям «Промышленное и гражданское строительство», «Физика», «Химия» [1, 93], мордовский вуз стал обучать и выпускать максимальное количество кадров, необходимых во время технологического подъема 60-х годов. Общее развитие экономики и культуры страны вело к быстрому росту численности студентов университета (см. приложение 4). Общее количество студентов в 1961-1962 учебном году на всех трех формах обучения - дневном, заочном и вечернем отделениях - составляло уже около 5400 человек [1, 93]. Характерной чертой первой половины 60-х годов являлся рост популярности заочного и вечернего отделений, где учащиеся имели возможность еще и работать на производстве, чтобы содержать семью. Поэтому в течение 1962-1963 учебного года отмечены частые случаи перехода с дневного отделения на вечернее или заочное, количество обучающихся на которых составляло более двух третей от всех числящихся студентов университета. К маю 1963 года на дневном отделении обучалось всего 2422 студента [1, 93]. На 1 октября 1964-1965 учебного года на семи факультетах дневного отделения университета обучалось 3772 человека, но в конце учебного года их осталось лишь 3187 человек [1, 93], что проявляет довольно высокую степень отсева студентов с дневного отделения, которая составила 16 %.

В следующем 1965-1966 учебном году количественный состав студентов университета достиг отметки в 11 300 человек. Из них на очном отделении обучались 3809 студентов, что составляло 33,7% от общего числа обучающихся. Вечернее отделение включало в себя 2304 человека - 20, 4 %, а на заочном обучалась основная масса студентов - 5187 человек, которая составляла практически половину (45,9 %) всех числящихся в университете студентов [1, 93]. Это объяснялось быстрыми темпами развития промышленности в республике и стране в целом, и как следствие растущей потребностью в профессиональных кадрах на производстве. Поэтому многие студенты были вынуждены совмещать работу и учебу, чтобы обеспечить нормальное функционирование промышленных предприятий, заводов и фабрик Мордовии в условиях общего экономического подъема в стране. Помимо этого, в Мордовии активно разрабатывалась программа просвещения национальных кадров, следствием которой стало возведение в республике большого количества общеобразовательных школ, в которые привлекалось все больше и больше учащихся. Тем самым, помимо профессионального технического контингента, обозначилась вторая статья потребности республики в кадрах - это потребность в квалифицированных педагогических работниках, особенно учителях русского языка и литературы. Данные утверждения легко подтверждаются соответствующими цифрами. В 1965-1966 учебном году лидирующими по количеству студентов в мордовском университете были два факультета - историко-филологический, где обучалась ровно четверть всех студентов, и электротехнический, процент учащихся на котором был почти таким же - 24 % от общего числа [1, 93]. К началу 1969-1970 учебного года количественный показатель студенческого контингента перескочил пятнадцатитысячный барьер. Это привело к необходимости увеличить количество факультетов - в июле 1969 году был открыт экономический факультет, к апрелю 1970 года на базе физико-математического факультета были созданы физический и математический факультеты, а историкофилологический факультет разделили на три - филологический, иностранных языков и историко-географический факультеты [62, 12]. Внеаудиторная деятельность в период с 1960 по 1970 годы студентов попрежнему оставалась одной из основных форм учебного процесса. Так, для более активного привлечения студентов к исследованиям в 1961 году при инженернотехническом факультете начало работать студенческое конструкторское бюро, про водившее инженерно-изыскательские работы и разрабатывавшее проекты на строительство сооружений в совхозах, колхозах и различных ведомствах республики. Большого расцвета достигли студенческие спортивные секции. Ежегодно спортсмены университета принимали участие во Всероссийском весеннем кроссе. Так, летом 1962 года в результате пробега по маршруту «Пушкин - Ленинград» представители студенческого спортивного общества «Буревестник» при Мордовском университете заняли третье командное место, уступив лишь спортсменам Москвы и Ленинграда [1, 112].

Педагогический состав университета активно привлекал студенчество к наведению общественного порядка в городе. В рядах университетской студенческой дружины насчитывалось около 600 человек, которые осуществляли регулярное дежурство по городу, а при штабе дружины функционировала группа по охране государственной собственности. Помимо этого, 20 комсомольцев - членов университетской дружины - работали в детской комнате милиции [1, 112]. Одним из важных нововведений во внеаудиторной жизни студенчества стало такое явление, как движение студенческих строительных отрядов, которое помимо внушительных производственных результатов, обладало также и глубоким воспитательным значением. Первый студенческий отряд был организован в конце 19651966 учебного года и состоял из 51 человека. Летом 1966 года отряд был отправлен на стройку совхоза «Николай Островский» в Северо-Кавказскую область. Обком КПСС и Совет Министров МАССР уделяли большое внимание развитию традиций строительных отрядов в университете. В последующие годы Мордовский областной студенческий строительный отряд вырос и в количественном, и в качественном отношении. Руководством республики стали выделяться внушительные финансовые средства, измеряемые в миллионах рублей. Поэтому студенческие отряды получили возможность выезжать на стройки за десятки тысяч километров. Стройотряды Мордовского университета посетили Дагестан, Норильск, Братск, Астрахань, Краснодар, Казахстан, Урал [1, 164]. В конце 1966-1967 учебного года численность студентов, выехавших на стройки страны, составляла уже 123 человека [62, 15], а в следующем году количество студентов, выехавших летом 1968 года на стройки страны, равнялось 350 человекам [62, 15]. Трудовые достижения стройотрядов ежегодно давали ощутимую прибыль народному хозяйству республики и страны. Помимо этого, трудовой семестр имел большое воспита тельное значение для студентов в плане формирования у них внутренней нравственности и трудовой закалки. Одним из важных сфер деятельности студенческих строительных отрядов была общественная работа. Стройотрядовцы регулярно проводили лекции, организовывали концерты и спортивные мероприятия, осуществляли шефство над ветеранами войны и труда и над подростками. Многие мероприятия проводились безвозмездно и явились благородной общественной работой студентов. Важное место в спортивно-оздоровительной работе со студенчеством занимал туризм. По выходным дням для студентов организовались походы по историческим местам Мордовии и соседних регионов. Возрастающей популярностью среди студентов пользовался клуб подводного плавания «Дельфин». Подводя итог очередному десятилетию существования вуза, необходимо отметить, что период с 1960 по 1970 год был весьма насыщенным в учебной и научной сферах деятельности. Это связано, прежде всего, с преобразованием в 1957 году Мордовского педагогического института в Мордовский государственный университет, в связи с чем изменилось не только содержание учебных программ, но и объемы подготовки педагогических кадров, что неизменно сказалось на резком увеличении количества студенческого контингента в последующее десятилетие. В плане расширения масштабов подготовки специалистов 60-е годы были самыми результативными во всей истории вуза. Общая численность студентов за это время возросла более чем в 3,6 раза, в том числе на дневном отделении - в 3,2 раза. Следующее десятилетие функционирования университета с 1970 по 1980 годы характеризуется стабилизацией роста численности студенческого контингента. Так, на 1 октября 1970 года в университете числилось 16476 студентов, из них на дневном отделении обучались 6673 человека [62, 10], что составляло 40 % от общего числа учащихся. А к началу 1980-1981 учебного года количество учащихся в стенах Мордовского государственного университета не превышало 17 тысяч человек. Данные цифры свидетельствуют о том, что численность студенческого состава в 70-е годы достигла своей оптимальной величины, способствующей эффективному воспроизводству квалифицированных кадров. Наряду со стабилизацией количественного состава студенческих кадров, в 70-е годы налицо было повышенное внимание руководства вуза к улучшению матери ально-бытовых условий жизнедеятельности студенчества, а также рост внеучебной активности учащихся. В начале 70-х годов руководством университета активизировалась работа по улучшению условий существования студентов. Так, в январе 1971 года под жилье было сдано новое студенческое общежитие № 7 на 515 мест [62, 129]. Оптимизация социального положения студентов выразилась в введении в эксплуатация в апреле 1973 года студенческой столовой на 530 посадочных мест [62, 129]. В январе 1976 года было открыто и готово к заселению студенческое общежитие № 8, рассчитанное на 640 мест [62, 129]. К началу нового 1976-1977 учебного года руководство университета ввело в эксплуатацию очередное студенческое общежитие № 9, в котором смогли расположиться 188 иногородних учащихся [62, 130]. Руководство университета придавало также большое значение и оздоровительной работе со студентами. Так, 1 февраля 1977 года при университете начал работать профилакторий, который включал в себя 75 мест. Помимо этого, в мае 1977 года начал свою работу спортивно-оздоровительный лагерь «Радуга» на берегу Черного моря. В связи с этим в летние каникулы 50 студентов [62, 130] университета смогли полноценно отдохнуть и подкрепить свое здоровье в поселке Дивноморск Краснодарского края. А к новому 1977-1978 учебному году было введено в эксплуатацию студенческое общежитие № 10, в котором смогли разместиться 640 студентов [62, 130]. Приведенные цифры явились признаком возрастающего внимания руководства университета к сохранению достигнутой численности студенческого состава путем улучшения материально-бытовых, социальных и оздоровительных условий (напомним, что в первые годы существования университета в качестве педагогического института одной из основных причин отсева студентов являлись именно несовершенные материально-бытовые условия). Поставленная задача была достигнута, что подтверждается не только сохраненный численным составом студенческого контингента, но и некоторым его увеличением к началу следующего десятилетия. Широкий размах получила внеучебная деятельность студенчества, которая выразилась в трех основных направлениях: строительные отряды, специализированные студенческие отряды и работа школы гидов-переводчиков. В начале 70-х годов студенты Мордовского государственного университета продолжали активно участвовать в стройторядовском движении, которое в значи тельной степени было сконцентрировано на деятельности непосредственно в самом университете. Для педагогического состава университета такая деятельность превратилась в творческую форму организации жизни студентов, значение которой трудно было переоценить. Движение студенческих отрядов к середине 70-х годов достигло своего расцвета. Многие объекты республики были построены руками студентов Мордовского государственного университета, а деятельность ряда студенческих строительных отрядов к концу 70-х годов достигла высокопрофессионального уровня. Достижения университетского строительного отряда неоднократно отмечались различными наградами ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС и Совета Министров РСФСР, Президиума Верховного Совета РСФСР и др. В течение 50-дневного трудового отпуска, помимо постройки и отделки строительных объектов республики, студенты устраивали концерты, проводили смотры агитбригад, а также многочисленные спортивные соревнования. Студенческие строительные отряды 70-х годов сыграли важную роль в укреплении материально-технической базы университета. Популярным в те времена был лозунг: «Свой университет - своими руками!», - фактически, наполовину Мордовский госуниверситет построен руками самих студентов. В некоторые года в студенческих стройках принимали участие до двух с половиной тысяч человек. Всего школу стройотрядов прошли свыше 45 тысяч студентов Мордовии [1, 164]. Лучшие из них были удостоены различных правительственных наград. Многие бывшие стройотрядовцы и целинники в данный момент являются руководителями производства, членами правительства и учеными. В середине 70-х годов в университете, помимо строительных, стали создаваться специализированные студенческие отряды. Летом 1974 года на базе вуза функционировали отряды связистов, отделочников, механиков, санитаров-медиков и другие, хотя строительные отряды студентов, по традиции, были самыми дисциплинированными [62, 15]. Помимо строительных отрядов в середине 70-х гг. широкое развитие получили отряды нестроительной направленности. В университете начали функционировать педагогические и научно-производственные студенческие отряды. Так, на филологическом факультете в этом году было введено обязательное изучение одного из южно- или западнославянских языков.

В связи с этим у студентов и преподавателей факультета родилась идея создания школы гидов-переводчиков. Школа начала свою работу с сентября 1974 года, а уже к маю 1975 года в школе был проведен первый экзамен и состоялся первый выпуск переводчиков. С нового 1977-1978 учебного года школа гидовпереводчиков стала одним из подразделений Института общественных профессий. Эта школа функционировала вплоть до 1990 года и выпустила из своих стен за 16 лет работы около 400 гидов-переводчиков [1, 167]. Школа имела не только учебное, но и воспитательное значение для студентов, которые вырабатывали в себе творческий подход к овладению знаниями и учились стремлению больше знать и уметь. Преподаватели школы гидов старались дать своих учащимся как можно больший объем материала по странам изучаемого языка, а также освещали общие исторические и литературные события. Через школу гидов-переводчиков прошли многие современные преподаватели филологического факультета: Э. Н. Акимова, Н. С. Данилова, С. А. Кабанова, В. П. Киржаева, А. Ю. Маслова и многие другие. Целый ряд преподавателей прошедших через школу работают в других вузах по данному направлению и даже в учебных заведениях других государств. [1, 167]. Мордовская школа гидов-переводчиков дала своим выпускникам огромную культурологическую базу и научила их инициативности и предприимчивости в осуществлении своих творческих замыслов. Подводя итоги очередному десятилетию функционирования Мордовского государственного университета, отметим тот факт, что наряду с достигнутым оптимальным численным составом студенческого контингента большое внимание руководства вуза стало уделяться материально-бытовой составляющей жизнедеятельности студентов и поощрению внеучебной (в основном, стройотрядовской) активности студенчества, результатом чего явилось предоставление руководством вуза мест в общежитии для более чем двух тысяч иногородних студентов. Это стало возможным благодаря убыстренным темпам строительства и помощи многочисленных студенческих строительных отрядов в возведении университетских зданий. Количественный состав студенчества, достигнутый в начале 70-х годов, с незначительными изменениями сохранился и на следующее десятилетие функционирования Мордовского государственного университета - вплоть до середины 90-х годов. Руководство вуза по-прежнему не оставляло без внимания бытовые условия существования учащихся, только теперь акцент при строительстве новых университетских зданий делался не на жилые помещения для студентов, как в предыдущее десятилетие, а на оптимизация учебного, научно-исследовательского и воспитательного процесса. за десятилетие с 1980 по 1990 годы было сдано в эксплуатацию лишь одно общежитие, где с нового 1982-1983 учебного года смогли разместиться 630 студентов [62, 130]. Данный факт свидетельствует о том, что жилищные условия существования студентов постепенно достигали довольно высокого уровня. Вместе с тем, в декабре 1982 года стал функционировать новый административно-библиотечный корпус, где были размещены все научные издания, архив, каталог, а также многочисленные читальные залы специализированной направленности - гуманитарные и технические, где студенты могли проводить самостоятельное повышение своего профессионального уровня, что свидетельствует о постоянном расширении научной базы университета. В целях создания благоприятных условий для организации самостоятельной работы учащихся и их научных исследований студенты дневного отделения в этом учебном году были переведены на односменные занятия. Для осуществления воспитательной работы со студентами, в июле 1988 года был открыт университетский Дом культуры, где стали проходить студенческие мероприятия и работать многочисленные творческие секции и кружки [62, 15]. Основной чертой жизнедеятельности университета в 80-е годы стало активное налаживание международных научных и учебных связей, что, в большей степени, выразилось в обмене студентами. Так, в октябре 1988 года университет по линии Министерства высшего и среднего специального образования РСФСР принял для обучения группу студентов из Афганистана в количестве 23 человек [1, 135]. С 1989-1990 учебного года Мордовский вуз принял для обучения 50 вьетнамских учителей русского языка в школах. Со второго семестра этого учебного года отделом международных связей университета был заключен контракт на обучение 25 граждан Индии. Для быстрейшей адаптации иностранных студентов, силами преподавателей филологического, физического, химического, математического и биологического факультетов были организованы курсы по подготовке к поступлению в университет, включающие и изучение русского языка. После того, как подобная практика полностью оправдала себя, в университете уже постоянно с успехом обучаются граждане различных зарубежных стран - Финляндии, Индии, Пакистана, Сирии, Непала, Судана, Ирана, Камеруна, Египта, Шри-Ланки, и др.

Таким образом, в 80-е гг. усилиями руководства вуза были достигнуты приемлемые материально-бытовые и жилищные условия жизни студентов, оптимальный количественный состав и налаживание различных сфер внеучебной деятельности учащихся. На фоне этого новым и характерным для десятилетия направлением развития университета стало международное сотрудничество в области обучения и международный обмен студентами, что является показателем того, что университет в рассматриваемое десятилетие вышел на качественно новый уровень своего развития, направленный на интеграцию образовательных процессов и имеющий необходимые возможности и базу для обмена опытом с ведущими вузами не только нашей страны, но и ближнего и дальнего зарубежья. В области количественного формирования студенческого контингента 90-е годы можно условно разделить на две половины. Вплоть до 1995 года численность студентов существенно не повышалась, наоборот, было отмечено некоторое сокращение учащихся, далее же начался новый рост студенческого контингента. На начало 1990-1991 учебного года в Мордовском университете насчитывалось 16828 студентов, из них на дневном отделении обучались 7519 человек (45 %) [62, 10]. В следующем 1991-1992 учебном году налицо было сокращение численного состава студентов - на всех отделениях числились 16449 человек, из них 8444 человека обучались на дневном отделении, 6910 - на заочном, 1095 - на очно-заочном [62, 10]. Вместе с тем процент студентов очной формы обучения с каждым годом увеличивался. В 1991-1992 учебном году он уже превысил 50-процентный барьер. На дневном отделении в этом учебном году обучался 51 процент студентов от общего контингента. Количество заочников осталось на прежнем уровне. К началу 1993-1994 учебного года в университете обучалось 16299 студентов, из них на дневной форме обучения состояло 56 % обучающихся (9141 человек), «заочниками» являлись 40 % (6507), на очно-заочной форме обучения было 4 % (651) [62, 40]. На начало следующего учебного года произошло достаточно существенное увеличение количества студентов (почти на 500 человек). Всего в 1994-1995 учебном году в университете числилось 16774 студента, из них на дневной форме обучения состояло 9626 обучающихся, заочное отделение включало в себя 6665 человек, на очно-заочной форме обучения было 483 студента [62, 40].

В целом, количественный уровень студенческого контингента в первой половине стабилизировался на достигнутой в начале 70-х годов отметке. Это объясняется, в частности тем, что выпускаемых научно-педагогических кадров стало хватать для обеспечения школ и научных объектов республики. Вместе со стабильным количественным показателем число выпущенных из стен университета специалистов также не выявило резких количественных скачков. Изменения касались лишь процента выпускников очного отделения, который к середине 90-х годов существенно возрос. Середину 90-х годов можно считать своеобразной вехой в формировании количественного состава студентов, так как именно тогда произошел коренной сдвиг численности учащихся в сторону существенного ее увеличения. На начало осени 1996 года в Мордовском университете числилось уже 19266 студентов. На очном отделении обучалось 11019 человек, на заочном - 7984, на очно-заочном - 263 [62, 40]. С начала 90-х годов количество студентов очно-заочной формы обучения снизилось более чем в 4 раза. В то же время произошел значительное расширение заочного отделения, что связано с активным формированием федеральной и региональной систем дистанционного обучения. Общее увеличение числа студентов университета происходило, в основном, за счет увеличения востребованности платной формы обучения. В следующем 1997-1998 учебном году количество студентов в Мордовском государственном университете превысило отметку в 20 тысяч человек и составило 20102 студента. Процентный показатель студентов-«очников» не подвергался существенным изменениям (58 %) - 11754 человека, на заочном в этом учебном году обучалось - 8111, а на очно-заочном - 237 человек [опубл. ист. 10, с. 7]. На платной форме обучения числилось 4 процента учащихся (835 человек). На начало 1998-1999 учебного года численный состав студентов достиг 20769 человек. На очном отделении обучалось 12505 человек, на заочном - 8008, на очно-заочном - 256 [опубл. ист. 10, с. 7]. Обучение на платной основе приобретало все больший интерес среди абитуриентов, в этом году процент студентов, обучающихся на платной основе, возрос до 7 % от общего числа учащихся и составил 1522 человека [опубл. ист. 10, с. 7]. Численность студенческого состава с наступлением нового тысячелетия продолжает сохранять тенденцию роста. В конце 1999-2000 учебного года университет выпустил из своих стен 3382 специалиста, из них 2359 человек обучались на дневном отделении, 1022 - на заочном отделении. Выпускников очно-заочной формы обучения не было. Из числа выпускников, доля студентов платной формы обучения составила почти 4 процента (129 человек), из них 36 человек - выпускники заочного отделения [опубл. ист. 10, с. 8]. По данным на 2001-2002 учебный год, в университете обучалось уже 75 % студентов всех вузов Мордовии, что свидетельствует о том, что как прошлое, так и будущее высшего образования республики находится в непосредственной связи со становлением и развитием Мордовского государственного университета [1, 207]. Количество студентов, обучающихся по целевой контрактной подготовке, продолжало неуклонно расти, и в 1999-2000 учебном году составило 3054 человека, из них 2353 учащихся - по контракту с Мордовским государственным университетом, а 701 человек - по контракту с работодателем [опубл. ист. 10, с. 6]. Увеличение числа таких студентов почти в два раза произошло за счет приема на первый курс 759 абитуриентов по договору «МГУ-студент» и 308 - по договору «студент-работодатель». Выпуск студентов такой формы обучения состоялся в мае 2000 года и составил 611 человек (377 и 234 человека соответственно). Процент выпуска студентовконтрактников составил более 160 % от числа запланированных выпускников [опубл. ист. 10, с. 8], что свидетельствует о резко возросшем интересе молодежи к данной форме получения образования. И в следующем 2000-2001 учебном году количество студентов, обучающихся по целевой контрактной подготовке, продолжало расти и составило 3915 человек, из них 2894 учащихся - по контракту с МГУ, а 1021 человек - по контракту с работодателем [опубл. ист. 10, с. 6]. Количество таких студентов, принятых на первый курс, несколько сократилось (558 и 377 человек соответственно), но, тем не менее, план был выполнен на 124 % [опубл. ист. 10, с. 6]. Таким образом, в формировании количественного состава студенческого контингента с 1990 года по настоящее время наблюдается значительный численный скачок в середине 90-х годов, что непосредственно связано с введением в практику новых форм обучения (платное, коммерческое, контрактное), сразу же привлекших большое количество абитуриентов. Количественное изменение студенческого контингента в 90-е годы было непосредственно связано с освоением новых принципов приема абитуриентов на первый курс. С 1990 года общее количество абитуриентов возросло почти в полтора раза (с 3250 человек в 1990 до 4665 - в 2002). Причинами этому послужили: введение новых форм обучения студентов и достигнутое в 2000 году максимальное количество специальностей, на которые производился набор. Наряду с постоянно совершенствующимся качеством подготовки студентов, такой рост количественного состава свидетельствует о том, что Мордовский государственный университет занял прочные позиции в образовательном пространстве страны, что обеспечило ему высокую популярность не только среди жителей республики (более трех четвертей всех мордовских студентов обучается именно в университете), но и среди иностранных абитуриентов. В 90-е годы особенного расцвета достигла научно-исследовательская деятельность студенческого контингента, активизации которой педагогический коллектив университета стал уделять особое внимание. В 1990-1991 учебном году в научноисследовательской работе (НИР) приняло участие 2711 студент, также было опубликовано 10 студенческих научных статей. Через год количество учащихся, занятых в научных исследованиях, возросло до 2930 человек, а количество студенческих научных статей - до 13. Выросло количество студентов, занятых в НИР и в следующем год - 2958 человек. Количество опубликованных студенческих научных статей возросло почти в 10 раз и составило 109 статей. К середине 90-х гг. количество учащихся, занятых в научных исследованиях, достигло 3412 человек. Студентами ежегодно публиковались десятки научных статей [62, 74]. В целом, с 1991 года количество студентов, принимавших участие в научно-исследовательской работе, возросло на треть. Это говорит о том, что студенческая наука всегда рассматривалась как важная часть учебного процесса, а также общей научно-исследовательской деятельности преподавателей и сотрудников университета. С 1994-1995 учебного года руководство университета расширило практику командирования за рубеж студентов с целью стажировки и повышения своего квалификационного уровня. Так, в этом и следующем учебных годах по 5 студентов были отправлены в иностранные вузы [62, 95]. Вместе с тем университет постоянно брал на обучение студентов-иностранцев. На 1 сентября 1994 года в Мордовском вузе таких студентов обучалось 27 человек, через год их количество увеличилось до 33 [62, 91]. В процентном отношении в рассматриваемый период (с 1992 по 2002 годы) количество студентов, привлекаемых к выполнению научных работ, возросло с 32 до 87 процентов. С 1996 года на конкурсах студенческих работ и всероссийских олимпиадах студентами получено 15 медалей и 43 диплома [1, 197]. Наряду с учебной и научно-исследовательской работой в университете не ослабевала и внеучебная деятельность студентов. В правительственной программе моло дежной политики было отведено значительное место возрождению студенческих отрядов. Летом 1996 года республиканской и российской общественностью был высоко оценен опыт работы двух отрядов милосердия, которые были созданы в Мордовском университете и оказывали безвозмездную помощь школам-интернатам и республиканским приютам ветеранов войны и труда. Всероссийское общественное молодежное объединение «Новый курс» поддержало инициативу о создании на базе университета Всероссийского центра отрядов безвозмездного труда. Руководством университета был также взят курс на возрождение специализированных студенческих отрядов. Широкое распространение деятельность педагогических отрядов получила в Историко-социологическом институте. В конце учебного года, летом 1997 года, первый педотряд «Холидей» совместно с детским реабилитационным центром Министерства социальной защиты населения Республики Мордовия отправился на работу на четыре смены в лагерь Зубово-Полянского района республики [1, 212]. Кроме того, важную работу ведут отряды «Волонтер», «Красный Крест» и «Поиск». Для обеспечения всестороннего развития студенчества, в мае 1996 года был организован Клуб интеллектуального творчества, который сразу же объединил в своих рядах более ста студентов. Клуб стал своеобразным центром выявления наиболее талантливых представителей молодого поколения. Большим вниманием студентов пользовались философско-дискуссионный клуб «Энигма», танцевальный клуб «Элис», практический клуб «Экономист», семейная мини-академия. Воспитательная работа являлась одной из важных составляющих учебного процесса. К концу 90-х годов в студенческой среде сложилась устойчивая система традиционных праздников и творческих конкурсов, которые благотворно влияют на реализацию духовных потребностей учащихся. Посредством участия во внеаудиторной активности, у студентов формируется эмоционально значимое отношение к вузу как культурному центру. Ежегодными стали такие мероприятия, как «Посвящение в первокурсники», «Татьянин день», «День Святого Валентина», «Самая обаятельная и привлекательная», «сокол ясный», «Первоапрельская юморина», «КВН», «Студенческая весна» и другие. С начала 1997-1998 учебного года в университете начал проводится межфакультетский фестиваль студенческого творчества. Каждому факультету начисляется установленное количество баллов в зависимости от места, которое заняли сту денты факультета или института в спортивных, интеллектуальных и творческих мероприятиях. Помимо этого, в зачетную копилку факультета идут и результаты сессий. Штрафные баллы начисляются факультетам за неудовлетворительные оценки, прогулы и хулиганства. Все это, безусловно, способствует стимуляции активности студентов, вырабатыванию духа сплоченности, а также творческого и инициативного подхода в овладении научными знаниями. Несмотря на определенные материальные трудности, в Мордовском университете активизируется и студенческая спортивная жизнь. Учащиеся выступают на Всемирных студенческих играх, международных и всероссийских соревнованиях. Приоритетными видами спорта в Мордовском университете являются бокс, футбол, волейбол и биатлон, по результаты по которым у студентов достаточно высоки. В целом, в течение учебного года проходят студенческие соревнования по 14 видам спорта. С 2000-2001 учебного года осуществляется регулярное издание студенческого публицистического альманаха «Nota Bene», который готовит научное студенческое общество. В данном сборнике студенты и аспиранты могут бесплатно опубликовать свои научные исследования. Существование подобного издания дает студентам благоприятную возможность проявить себя в научно-исследовательской работе, а также свидетельствует о качественно новом уровне организации научной и творческой деятельности в вузе. В 1999-2000 году в Мордовском университете начала свою работу Школа вожатского мастерства. Вожатское движение в университете было развито уже давно, на факультетах в период летних месяцев постоянно происходило формирование педагогических отрядов. Но с открытием Школы вожатых подобное студенческое увлечение перешло в систему. Школа вожатых ведет подготовку высокопрофессиональных вожатых, обладающих, в первую очередь, навыками техники безопасности, а также умениями организации досуговой деятельности детей и знаниями особенностей возрастной психологии. В связи с возросшим интересом студенчества к вожатской работе, 17 мая 2001 года была создана общественная организация «Содружество педагогических отрядов», включающая в себя педотряды всех факультетов и институтов Мордовского университета [1, 212]. Студенты историко-социологического института и юридического факультета совместно работают с трудными подростками. Члены педагогического отряда «Подросток» совместно с инспекторами подразделений по делам несовершеннолетних участвуют в рейдах по семьям, находящимся в социально опасном положении, а так же в рейдах, проводимых комиссией по делам несовершеннолетних, выполняют другую общественную и воспитательную работу, в том числе и с членами семей трудных подростков [1, 213]. Подобная деятельность, несомненно, являлась полезной для воспитания у студентах педагогической направленности и вырабатывания навыков работы с детьми разных возрастов. Подводя итоги основным преобразованиям в количественном и качественном формировании студенческого контингента за период с 1990 по 2002 год, необходимо сделать некоторые выводы. Наряду с тем, что в 70-е, 80-е годы и первую половину 90-х годов число студентов существенно не увеличилось, а даже немного сократилось, основное увеличение шло в бытовой области: постоянно осуществлялось строительство общежитий и учебных корпусов. Помимо этого, достигнув количественного оптимума, университет взял курс на максимальное повышение качества подготовки профессиональных кадров в своих стенах. Все вышеуказанные факторы свидетельствует о том, что студенчество Мордовского государственного университета в последнее десятилетие ХХ века и на рубеже веков активно действовало во всех сферах жизни вуза, постоянно привлекая в свой состав новые кадры не только из числа жителей республики, но и из стран ближнего и дальнего зарубежья. Проведя многосторонний анализ изменениям принципов и условия формирования студенческого контингента мордовского государственного университета необходимо сделать следующие выводы. 1.

С начала функционирования университета постепенно налаживались все сферы жизнедеятельности студенческого сообщества, причем поочередно актуальность приобретали новые сферы. 30-40-е годы ХХ века - формирование студенческого контингента было связано с преодолением социально-бытовой неустроенности, преодолением негативных факторов, провоцирующих отток студентов из вуза. 50-е наибольшим относительным ростом студенческого состава. 60-е - столь же активным ростом и достижением оптимального количественного состава. 70-е - началом активной внеучебной деятельности. 80-е - налаживанием международного сотрудничества и обмена студентами. 90-е - преодолением кризиса воспитательной сферы и значительным ростом системы воспитательной работы в университете, в частности, связанной с активизацией получения студентами педагогических навыков. 2. Формирование студенческого состава Мордовского государственного университета, при общей стабильной направленности к увеличению количества студентов (при двух скачках в 60-е и конце 90-х гг.), характеризовалось отчетливым структурным изменением, в целом, связанным с приданием большей значимости получению фундаментального образования. В частности, стабильно рос процент студентов, получающих дневное образование с отрывом от производства, сокращался процент студентов вечернего и заочного отделения. В последние годы (с середины 90-х) эта тенденция усложнилась появлением нового параметра - студентов, получающих платное дневное образование, количество которых неуклонно возрастает, оказывая существенное влияние на все стороны университетской жизни. 3. С момента возникновения педагогического института на формирование студенческого состава существенное влияние оказывала социальная и национальная политика государства. В первые годы существовали специальные разнарядки, направленные на стимулирование приема в вуз представителей крестьянской и пролетарской среды, мордовской национальности. Меньшую, но выявляемую роль имел социальный запрос на формирование студенческого состава с учетом гендерного фактора. В дальнейшем указанные факторы влияния постепенно становились менее ярко выраженными, пока с 70-х гг. не вышли из поля реального исследовательского видения. ВЫВОДЫ Подводя итог рассмотрению системы подготовки педагогических кадров с университетским образованием на примере Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева, необходимо сделать следующие выводы. 1. Вариативная составляющая целей подготовки педагогических кадров, находящаяся в тесной взаимосвязи с политико-экономическими условиями в стране, с течением времени изменилась от простейшей ликвидации безграмотности (в начале функционирования вуза) и восполнения потребности средних школ в педагогах (1970-е годы) до максимального повышения качества педагогического образования в вузе и подготовки специалиста, имеющего высокую мотивацию в педагогической деятельности. Такой переход свидетельствует о полноценном развитии рассматри ваемого вуза и его превращении в классически вуз путем уделения повышенного внимания гуманитарным составляющим процесса обучения. 2. Современное общество диктует необходимость обобщения новейших научных знаний и технологий в содержании подготовки педагогических кадров с университетским образованием. Помимо этого, вслед за общей тенденцией в содержании образования явственно усиление внимания к духовному развитию личности, что создало необходимость формирования новых гуманистических предметов на основе интеграции и концентрации гуманистических знаний из различных общественных наук. 3. В процессе подготовки педагогических кадров в Мордовском государственном университете, наряду с приоритетными тенденциями (развитие системы материально-технического обеспечения образовательно-педагогического процесса, подготовка квалифицированных кадров преподавателей, связанных с обеспечением воспроизводства педагогических кадров, увеличение уровня их остепененности, издательская деятельность), все больше уделяется внимания инновациям, основанным на разработке современных методов обучения и оценки знаний студентов с позиций личностно ориентированного подхода. 4. Одним из ключевых факторов повышения качества преподавания в Мордовском госуниверситете было увеличение числа остепененных преподавателей, которое в первую половину существования вуза носило плановых характер, с 80-х годов ХХ века приобрело качественно новый смысл, характеризующей реальный высокий уровень квалификации преподавательских кадров и отражающий насущную необходимость вузу конкурировать в условиях рыночной экономики с другими вузами страны. 5. В процессе формирования студенческого контингента в Мордовском госуниверситете наблюдался постоянный рост (без учета военных лет), причиной которого является непреходящая престижность высшего образования, в частности, высшего университетского образования. Тем не менее, в последнее десятилетие для вуза в плане формирования студенческой базы налицо явственны трудности, связанные с приемом на обучения на платной основе, что предполагает устранение количественных границ приема, и как следствие расширение профессорско-преподавательского технической базы и пр. состава, улучшение материально ЗАКЛЮЧЕНИЕ Процесс прогрессивного развития общества зависит от большого количества факторов, среди которых важное место занимает фактор воспроизводства знаний, навыков, ценностей общества во времени, обеспечивающийся в процессе педагогической деятельности. От того, насколько эффективно она функционирует, впрямую зависят темпы роста той или иной культуры, ее способность адаптироваться к постоянно изменяющимся запросам времени, гибкость и жизненная сила. Ключевым, в системе функционирования педагогической деятельности, является фактор подготовки педагогов, функцию реализации которого с периода средневековья взяли на себя университеты, к которым присоединились педагогические вузы и некоторые другие учебные заведения. Особенностями университетской подготовки педагогических кадров с периода ее зарождения и до нашего времени является ее двойная ориентация, с одной стороны, преследующая цель воспитания универсального специалиста, имеющего широкое и современное научное мировоззрение и способного к самостоятельному креативному мышлению, с другой стороны - связанная с передачей навыков педагогической деятельности студентам, которые получают образование, непосредственно связанное с последующей педагогической деятельностью. Таким образом, система высшей школы в нашей стране фактически готовит специалистов- преподавателей по двум основным моделям: преподаватель-универсал, способный к всесторонней творческой деятельности и имеющий широкий гуманистический кругозор (университетская модель) и преподаватель-специалист (институтская модель), обладающий более глубокими знаниями и навыками в сфере собственно педагогической деятельности. Мы полагаем, что в зависимости от наиболее общих запросов времени более актуальной становиться подготовка специалистов того или иного из этих типов. В частности, в условиях достаточно стабильного социально-экономического и культурного развития, когда степень востребованности педагогических кадров стабильно большой и уровень престижа этой профессиональной группы на высоко уровне в большей востребован второй тип подготовки. В условиях системной нестабильности возрастает потребность в специалистах, обладающих навыками адаптации к различным сферам деятельности, так как социальные гарантии занятости в собственно педагогической сфере общество представляет в меньшей степени.

Важной задачей гражданского общества и государства является поддержание разумного баланса между этими направленностями. Типичным примером структуры работающей по первому типу является Мордовский государственный университет, где с момента его образования и по сей день, ведется целенаправленная работа по подготовке педагогических кадров. Первоначально эта задача декларировалась для единственного на тот момент вуза Мордовии как важнейшая, что было отражено в его специфике и названии. Позже, после получения университетского статуса эта задача стала одной из важнейших и сохраняет свой приоритет в условиях постоянно изменяющейся конкретноисторической реальности. С 1957 года, когда на базе педагогического института стал функционировать Мордовский государственный университет, с изменением статуса учебного заведения коренным образом преобразились цели и содержание подготовки кадров, которая стала осуществляться в соответствии с принципами классического университета. Тем не менее, в рамках этих принципов долгое время существовали противоречия, так как условия развивающегося общества требовали наибольшей технократизации обучения и подготовки профессиональных кадров для сельского хозяйства и промышленности республики. В связи с этим гуманитарная направленность обучения, характерная для университетов, имеющих статус классических, в 70-х годах существенно сократилась. И только с начала 90-х годов Мордовский государственный университет стал постепенно возвращать себе классический статус: увеличилось количество и объем дисциплин гуманитарной направленности, руководством вуза стали поддерживаться гуманитарные научные исследования, стали проходить различные конференции гуманитарного профиля, большое внимание стало уделяться педагогической и психологической подготовке студентов как будущих преподавателей. В ходе анализа подготовки специалистов педагогического профиля с университетским образованием выявлена система из пяти основных компонентов формирования педагогов в университете, включающая в себя цель, содержание, средства подготовки и субъекты педагогического процесса - преподаватели и студенческий контингент. Каждый из этих компонентов функционирует как единство инвариантной составляющей (универсальное гуманистическое ядро содержания образования, общая направленность формирования структуры педагогического и студенческого составов и т.д.) и вариативных проявлений, отражающих реальные процес сы, происходящие в обществе. Первая (инвариант) обеспечивает внутреннюю целостность педагогической системы, связанной с непосредственной передачей традиционных педагогических и гуманистических ценностей, обеспечивая при этом процесс необходимого воспроизводства общества. Вариативные проявления, фактически, определяют характер включения системы подготовки педагогических кадров в системы более высокого уровня (через выявление факторов влияния на нее внешних стимулов). К таким факторам внешнего системного влияния, в частности, относятся государственная идеология и государственные планомерные программы развития, экономические параметры, от изменения которых зависит нормальное функционирование сферы образования, ее обеспеченность инфраструктурными возможностями, меняющиеся показатели социальной перспективности и престижа профессии, степень автономии вузовской системы. В зависимости от принципиальных изменений соотношения между инвариантом и вариативным составляющими (внутренними и внешними) мы можем предложить методологическое основание для периодизации развития различных аспектов системы подготовки педагогических кадров в вузе. Обобщая их в целом, можно сделать вывод о том, что Мордовский государственный университет (на базе педагогического института) пережил в своем развитии - этап становления целей, поиска наилучшей модели содержания образования, оптимизации условий для обеспечения стабильности педагогического и студенческого состава (30-50 гг.) - этап интенсивного роста, связанного с развитием экономики республики и страны, который корректировал общую педагогическую модель в направлении специализации и технократизации, в условиях интенсивного роста студенческого и преподавательского коллективов (60-первая половина 70-х гг.). - этап стабильного роста в условиях планового развития и гармонизации гуманистической и технократической составляющей, на фоне стабилизации студенческого и преподавательского состава при постепенном росте его качества. (середина 70-х - 80-е гг). - этап адаптации к новым социальным и экономическим условиям, характеризующийся увеличением состава студентов и преподавателей за счет наиболее востребованных и престижных сфер деятельности, корректировкой цели и содержания педагогического образования в направлении большей гибкости и универсальности, преодолением трудностей социально-бытового характера, связанных с нестабильностью финансово-экономического положения. Отметим, что через все перечисленные этапы университет прошел уверенно, сохранив доминирующие позиции в научной и культурной жизни республики. За более чем семидесятилетний период своего функционирования университет увеличил численный состав студенческого контингента почти в 110 раз (от 210 человек в 1931 году до 23003 - в 2001), количество преподавателей возросло в 93 раза (с 16 человек на момент открытия Мордовского агропедвуза до 1493 - в 2001 году). Кроме того, образовательный процесс в настоящее время (2002-2003 учебный год) осуществляют 142 кафедры (для сравнения, в 1931 году были оформлены всего 4 кафедры, в 1957 году их количество равнялось 23). Квалификационный уровень профессорско-преподавательского состава Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева в настоящее время достигло оптимума (доля остепененности преподавателей в 2001 году составила более двух третей от общего числа педагогического состава - преподавателей, имеющих ученую степень или звание, в этом 2001-2002 учебном году было 66,8 % от общего числа). Такие цифры могут служить показателем того, что в данный момент сложилась оптимальная структура состава педагогических кадров и их воспроизводства самим университетом, в результате чего многие преподаватели МГУ им. Н. П. Огарева широко востребованы в других вузах Мордовии (Мордовский педагогический институт имени Евсевьева, Саранский кооперативный институт). В некоторых вузах (Мордовский гуманитарный институт, Саранский гуманитарный университет) преподавание осуществляется преимущественно за счет университетских педагогов. Но, несмотря на это, в системе подготовки педагогических кадров в университете сохраняется ряд проблем, основными из которых являются: 1. Отсутствие на кафедре педагогики собственного диссертационного совета по защите диссертаций на соискание степени педагогических наук, в результате чего аспиранты кафедры пользуются услугами совета Мордовского государственного педагогического института. 2. Недостаточная педагогизированность непедагогических факультетов Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева, которая оставляет острую необходимость введения специальной психолого-педагогической подготовки для высшей школы, предназначенной, прежде всего, для тех студентов, которые станут аспирантами и преподавателями своих факультетов. Таким образом, университет представляет собой своеобразную педагогическую систему открытого, динамического и органического характера, способную к адаптации и творческому росту, настроенному на преодоление наиболее значительных социальных проблем, стоящих перед студентами, получающими в нем педагогическое образование. Исходя из этого, мы выходим на новый проблемный уровень, где актуальность приобретают вопросы соотносимости моделей подготовки педагогических кадров в Мордовском государственном университете и других университетах Поволжья (в плане выявления типичных и специфических черт), устойчивости усвоенных академических традиций в структуре педагогической деятельности его выпускников и, особенно, степени эффективности их самореализации в условиях современной реальности как в Республике Мордовия, так и за ее пределами, которая может служить объективным критерием эффективности самой системы подготовки педагогических кадров. Впрочем, каждая из этих проблем выходит за рамки задач нашего научного исследования, определяя дальнейшие тенденции разработки рассмотренной проблематики и обозначая дальнейшие горизонты научного поиска. Их разрешение связано с необходимостью использования методов исследования междисциплинарного характера и выходом на новый научный уровень.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Архивные материалы 1. Центральный государственный архив Республики Мордовия (ЦГА РМ) Ф. 2542 Мордовский государственный университет (1957-1965 г. г.) (опись 1, предисловие, д. д. 1, 5, 13, 31, 69, 70, 71, 97, 104, 171, 172, 177) Ф. 238 Мордовский областной исполнительный комитет Совета рабочекрестьянских и красноармейских депутатов (опись 4, д. д.42, 63;

опись 5, д. 17) Ф. 464 Министерство просвещения МАССР (опись 1, д. д. 29, 1336, 1341, 1830, 1939, 1944, 2246, 2247) Ф. 546 Мордовский государственный педагогический институт имени А. И. Полежаева (опись 1, предисловие, д. д. 1, 3, 8, 10, 12, 15, 16, 24, 30, 31, 33, 34, 37, 39, 42, 47, 65, 69, 76, 115, 134, 159, 170, 180, 183, 184, 187, 194, 201, 217, 229, 231, 238, 251, 259, 260, 262, 283, 284, 288, 291, 295, 296, 305, 306, 307, 310, 321, 329, 333, 345, 353, 358, 379, 384;

опись 2, предисловие;

опись 3, д. 7) Ф. 1983 Институт усовершенствования учителей (опись 1, д. 1, 3, 15, 35) 2. Центр документации новейшей истории Республики Мордовия (ЦДНИ) Ф. 269 (ОА МО РМ) Ф. 2 Ф. 1 189, 200) Опубликованные источники 1. Закон РФ об образовании, http://www.informika.ru/koi8/goscom/normdoc/r01/01511.html 2. Бюллетень МВИССО СССР. - 1974. - № 4. - с. 2 3. Культурное строительство в РСФСР: Документы и материалы (1928-1941) - М., 1985. - Т. 2, Ч. 1. - 400 с. Мордовский институт усовершенствования учителей Мордовский государственный педагогический институт имени 4. Архив Мордовского государственного университета (А МГУ) А. И. Полежаева (опись 1, д. д. 61, 62, 69, 70, 86, 97, 109, 154, 167, 166, 178, 179, Мордовский Областной Комитет ВКП(б) (опись 3, д. 2) 3. Объединенный архив Министерства образования Республики Мордовия 4. Культурное строительство в Мордовской АССР (1917-1941) - Саранск, 1986. - Ч. 1. - 143 с. 5. Культурное строительство в Мордовской АССР (1941-1980) - Саранск, 1986. - Ч. 2. - 121 с. 6. Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. - СПб., 1984. - 146 с. 7. О реформе общеобразовательной и профессиональной школы: Сб. документов и материалов. - М.: Политиздат, 1984. - 112 с. 8. Основные направления перестройки высшего и среднего специального образования в стране: Сб. документов и материалов. - М.: Высш. шк., 1987. - 77 с. 9. Постановление Верховного Совета СССР «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы». // В кн. Ведомости Верховного Совета СССР. - № 16 от 18.04.84. - С. 298-320. 10. Отчет о выполнении программы развития Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева на 1996-2000 г. г. / отв. за выпуск Н. Д. Куликов. - Саранск: Изд. Мордов. ун-та, 2001. Литература 1. 2001 факт из жизни Мордовского университета. / Рук. авт. кол. Н. П. Макаркин;

Сост.: Н. М. Арсентьев, Р. Н. Бусарова, Г. М. Газина и др. - Саранск: Издво Мордовского университета, 2001. - 224 с. 2. Broady M. The conduct of seminars. // Universities quarterly. - 1970. - V.24. - P.3. 3. Актуальные проблемы подготовки учителя в университете. - Ростов н/Д: Издво Ростовского ун-та, 1991. - 128 с. 4. Алексеев В. Я. К вопросу о подготовке национальных кадров интеллигенции в автономных республиках Приуралья и Среднего Поволжья. // Октябрьская революция и проблемы национальных отношений. - Уфа, 1987. - С. 59-67. 5. Анисимов В. В. Новый этап в развитии педагогического образования. // Советская педагогика. - 1992. - № 11-12. - С. 48-53. 6. Антипова В. М., Давыденко А. А., Панькова И. И. Формирование у студентов университета профессиональных качеств будущего учителя. // Актуальные проблемы подготовки учителя в университете: Межвуз. сб. науч. тр. - Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1991. - 128 с. - С. 28-32.

7. Арет А. Я. О подготовке учителя в университетах. // Советская педагогика. 1957. - № 3. - С. 32-34. 8. Арсеньев А. М. Педагогическая практика в дореволюционных учительских семинариях России. // Советская педагогика. - 1938. - № 9. - С. 44-46. 9. Астахова В. И. Советская высшая школа навстречу 70-летию Великого Октября. - Харьков, 1987. - 168 с. 10. Балянова С. В. Становление и развитие высшего педагогического образования в Чувашии (1917-1941 гг.). - Дисс…канд. пед. наук. - Чебоксары: ЧГПУ им. И. Я. Яковлева, 1998. - 236 с. 11. Белозерцев Е. П. Педагогическое образование: реалии и перспективы. // Советская педагогика. - 1992. - № 1-2. - С. 61-65. 12. Бибин М. Т. Основные этапы развития высшего педагогического образования в Мордовии. // В братской семье: по материалам научно-практич. конф. - Саранск, 1981. - С. 221-226. 13. Бойко А. Н. Профессиональная направленность деятельности педвуза. // Советская педагогика. - 1987. - № 7. - С. 75-78. 14. Бокарева Г. А. Совершенствование профессиональной подготовки студентов. // Советская педагогика. - 1987. - № 2. - С. 70-74. 15. Болотов В. А., Новичков В. Б. Реформа педагогического образования. // Советская педагогика. - 1992. - № 7-8. - С. 49-54. 16. Бреев С. И. Кафедра педагогики в системе интеграции образования. // Интеграция образования. - 1998. - № 1. - с. 35-37. 17. Бреев С. И. История педагогики. – Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 1997. - Ч. 2. – 48 с. 18. БСЭ в 30 т. - Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд-е 3-е. - М.: «Сов. энц.», 1977. - Т. 18. – 622 с. 19. БСЭ в 30 т. - Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд-е 3-е. - М.: «Сов. энц.», 1977. - Т. 27 «Ульяновск - Франкфурт». - 624 с. 20. Васильев П. И. Очерки по истории высшего педагогического образования в СССР (1918-1932 г. г.). - М., 1953. - 294с. 21. Виролайнен В. Педагогическая практика студентов филологического факультета. // Советская педагогика. - 1950. - № 1. - С. 81-87.

22. Воробьев Н. Е., Суханцева В. К., Иванова Т. В. О педагогической культуре будущего учителя. // Советская педагогика. - 1992. - № 1-2. - С. 66-71. 23. Высшая школа в годы Великой Отечественной войны (1941-1945): Очерк истории. - М., 1995. - 59 с. 24. Высшая школа и научно-педагогические кадры Сибири: Сб. науч. тр. Новосибирск: Наука, 1980. - 368 с. 25. Гарибджанян Л. П. Совершенствуется подготовка преподавателей. // Вестник высшей школы. - 1980. - № 11. - С. 50-53. 26. Гершунский Б. С., Тодоров Л. В., Шубинский В. С. Педагогическая наука: реалии и перспективы. // Советская педагогика. - 1987. - № 12. - С. 3-9. 27. Гончаренко К. П. высшая, средняя специальная школа в годы первой послевоенной пятилетки (на материалах Среднего Поволжья): Дис. … канд. ист. наук. - Куйбышев, 1972. - 225 с. 28. Горение щедрой души: Очерки, воспоминания, письма. (Г. Я. Меркушкин: личность и наследие) / сост.: В. Ф. Кирдяшов, Л. Г. Меркушкина, О. Е. Поляков. - Саранск: Мордов кн. изд-во, 1998. - 264 с. 29. Григорьев В. В. Императорский Санкт-Петербургский университет в течение первых 50 лет его существования. - СПб., 1970. - 152 с. 30. Гришенко Н. М. Пути повышения педагогической подготовки студентов университета. // Советская педагогика. - 1965. - № 3. - С. 101-105. 31. Дрыночкин В. В. Великая Отечественная война и функционирование советской системы народного образования: Дис. … д-ра ист. наук. - М., 1992. - 397 с. 32. Дударева Л. Н. Подготовка учителя и развитие педагогической науки в Петербургском университете с 1819 по 1917 годы. - Автореф. дисс…канд. пед. наук. - Л.: ЛГУ, 1969. - 21 с. 33. Елютин В. П. О состоянии и мерах по дальнейшему совершенствованию среднего и высшего образования. // О состоянии и мерах по дальнейшему совершенствованию народного образования в СССР.: Материалы VI сессии Верховного Совета СССР восьмого созыва 17-19 июля 1973 г. - М.: Политиздат, 1973. 34. Есарева З. Ф. Особенности деятельности преподавателя высшей школы. - Л.: ЛГУ, 1974. - 112 с.

35. Жильцов П. А. Каким быть учителю сельской школы? // Советская педагогика. - 1992. - № 7-8. - С. 62-66. 36. Злоцкий Г. В. Подготовка учителей на математических факультетах университетов. // Советская педагогика. - 1992. - № 7-8. - С. 59-61. 37. Ивашкин В. С. Формирование советской интеллигенции в Мордовии. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1972. - 160 с. 38. Игошев И. Школа-вуз: тесные контакты. // Народное образование. - 1994. - № 8. - С. 107-110. 39. Историческая справка МИУУ. / Сост. зав. ОА МО РМ Винокурова Н. А. 1994. - 8 с. 40. История Ленинградского университета (очерки 1819-1969 г.г.) - Л.: ЛГУ, 1969. - 282 с. 41. История Мордовии в лицах. Т. 1. - Саранск, 1994. - 420 с. 42. История Мордовии в лицах. Т. 2. - Саранск, 1997. - 592 с. 43. История Московского университета. / Ответственный редактор М. Н. Тихомиров. - В 2-х т. - Т. 1. - М.: МГУ, 1955. - 563 с. 44. Итоги Всероссийского совещания ректоров университетов и директоров педагогических и учительских институтов. // Советская педагогика. - 1941. - № 5. - С. 47-49. 45. Каптерев П. Ф. Избранные педагогические сочинения. – М.: Педагогика, 1982. – 704 с. 46. Каргиева З. К. Формирование профессиональной устойчивости студентов университета - будущих учителей: Дисс…канд.пед.наук. - Л.:ЛГУ, 1983. - 186 с. 47. Киселева А. К. Профориентация в подготовке будущего учителя. // Советская педагогика. - 1987. - № 10. - С. 77-80. 48. Кисельгоф С. И., Полуяктова З. Педагогическая практика в университете. // Народное образование. - 1969. - № 6. - С. 40-42. 49. Коломиец Б. К. Комплексная оценка и аттестация преподавателей учебных заведений. - М., 1991. - 41 с. 50. Краевский В. В. Повышение квалификации педагогических кадров. // Советская педагогика. - 1992. - № 7-8. - С. 55-58. 51. Крисанова Н. А. Высшая школа Мордовии 1931-1956 г. г. (формирование научно-педагогических кадров). - Дисс. канд. ист. наук. - Саранск, 2000. - 236 с.

52. Крисанова Н. А. Высшая школа Мордовии 1931-1956 г. г. (формирование научно-педагогических кадров). – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2002. – 220 с. 53. Кузьмина М. Г. Кафедра педагогики и психологии МГУ им. Н. П. Огарева (1973-83 гг.). // Подготовка педагога в системе университетского образования: Сб. науч. работ. - Саранск, Изд-во Морд. ун-та, 2001. - 128 с. 54. Курдюмова Т. Ф. Профессиональная подготовка учителя литературы. // Советская педагогика. - 1989. - № 4. - С. 95-99. 55. Курилова Т. Н. Педагогическая подготовка учителя в России: историографический анализ. // Советская педагогика. - 1991. - № 11. - С. 81-86. 56. Кушков Н. Г. Очерки по истории и теории высшего педагогического образования. - Л.: ЛГПИ им. А. И. Герцена, 1955, - 215 с. 57. Лаптева Г. С. Проблемное обучение в системе подготовки учителя в университете. // Актуальные проблемы подготовки учителя в университете: Межвуз. сб. науч. тр. - Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1991. - 128 с. - С. 10-12. 58. Левицкий М. Л., Горюнова Т. А., Шурвинова И. И. Подготовка и распределение учительских кадров. // Советская педагогика. - 1989. - № 4. - С. 84-90. 59. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. - Т. 42. - М.: Политиздат, 1981. 606 с. 60. Литвинов Б. Д. Мобильность педагога по трудовому и профессиональному обучению. // Советская педагогика. - 1989. - № 4. - С. 91-94. 61. Лихачев Б. Т. Педагогика. Курс лекций: Учеб. пособие для студентов пед. учебн. заведений и слушателей ИПК и ФПК. - М.: Юрайт, 1998. - 464 с. 62. Макаркин Н. П. Мордовский государственный университет на пороге XXI века. - Саранск: Изд. Мордов. ун-та, 1997. - 152 с. 63. Макаркин Н. П. Попадем в десятку! // Поиск. - 1999. - 22 янв. 64. Менделеев Д. И. Сочинения. - Т.XXIII. - Л.-М.: Изд-во АНСССР, 1952. - 385с. 65. Меркушкин Г. Я. Развитие науки в Мордовии. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1967. - 372 с. 66. Мешков Н. И. Концепция многоуровневой подготовки преподавательских кадров в университетах. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1992. – 56 с. 67. Мешков Н. И. Мотивация учебной деятельности студентов. – Саранск: Издво Мордов. ун-та, 1995. – 120 с.

68. Мешков Н. И. Социально-демографический портрет студента – будущего педагога. // Регионология. – 1994. - № 4. – С. 128-135. 69. Мешков Н. И. Становление учебно-профессиональной мотивации студентов в процессе подготовки педагогических кадров в университете. – Автореф. дисс… докт. психол. наук. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. – 24 с. 70. Мискарян М. Г. Теоретическая и практическая подготовка будущего учителя в педагогических вузах. // Советская педагогика. - 1984. - № 4. - С. 94-97. 71. Московский университет в воспоминаниях современников: Сб. / Сост. Ю. Н. Емельянов. - М.: Современник, 1989. - 735 с. 72. Мурсков В. В. Подготовка педагогических кадров на Средней Волге во второй пятилетке (1933-1938 г. г.). // Ученые записки Куйбышев. пед. ин-та. - 1966. - Вып. № 51. - С. 19-43. 73. Нардеев Ш. Система педагогического образования в СССР. Автореф. дисс…канд. пед. наук. - М., 1970. - 20 с. 74. Никандров Г. Д., Кан-Калик В. А. Подготовка будущего учителя к педагогическому творчеству. // Советская педагогика. - 1987. - № 6. - С. 105-108. 75. Никитенко В. Н. Становление учителя: синтез практического опыта и теоретических знаний. // Советская педагогика. - 1987. - № 10. - С. 81-84. 76. Овсянников А.. Шувалова В., Шиняева О. Жизненные планы старшеклассников России. // Народное образование. - 1995. - № 5. - С. 68-76. 77. Оптимизация университетского педагогического образования на современном этапе: Межвуз. сб. науч. тр. - Саранск: Изд. Мордов. ун-та, 1993. - 144 с. 78. Основные направления перестройки высшего и среднего специального образования в стране. Проект ЦК КПСС. // Правда. - 1986. - 14 июня. 79. Очерки по истории школы и педагогической мысли народов СССР с древнейших времен до конца XVII века. / Отв. ред. Э. Д. Днепров. - М.: Педагогика, 1989. - 722 с. 80. Паначин Ф. Г. Педагогическое образование в России (историкопедагогические очерки). - М.: Педагогика, 1979. - 215 с. 81. Педагогическая энциклопедия в 4-х т. / Под ред. Каирова И. А., Петрова Ф. Н. - Т. 2. - М.: Советская энциклопедия, 1968. - 876 с.

82. Педагогическая энциклопедия в 4-х т. / Под ред. Каирова И. А., Петрова Ф. Н. - Т. 3. - М.: Советская энциклопедия, 1968. - 880 с. 83. Пенчко Н. А. Основание Московского университета. - М.: Изд-во Моск. унта, 1953. - 192 с. 84. Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения. - М.: Педагогика, 1985. - 496 с. 85. Повышать методологический уровень преподавания. // Вестник высшей школы. - 1980. - № 11. - С. 3-7. 86. Порываева Н. С. Развитие высшего образования в Среднем Поволжье (19511958 г. г.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. - Л., 1977. - 19 с. 87. Потемкин В. П. Статьи и речи по вопросам народного образования. - М.-Л.: Изд-во АПН РСФСР, 1947. - 186 с. 88. Рождественский С. В. Санкт-Петербургский университет в первое столетие его деятельности. - СПб., 1998. - 268 с. 89. Розов В. К. Педагогическое образование на современном этапе. // Вестник высшей школы. - 1980. - № 11. - С. 13-18. 90. Ромеников Б. Н. Университеты и школа. // Советская педагогика. - 1965. - № 8. - С. 81-82. 91. Рубинштейн М. М. Проблема учителя. - М.-Л., 1927. - 224 с. 92. Руднева Т. И. Формирование основ педагогического профессионализма у студентов университета. - Дисс. докт. пед. наук. - М., 1996. - 421 с. 93. Рыжаков М. Стандарты образования и современная российская школа. // Народное образование. - 1995. - № 8-9. - С. 8-12. 94. Сайт МГУ им. Огарева. http://www.mrsu.ru/univ/main/main/chairs/ipkpk/default.html. 95. Сергеева Л. А. Формирование профессионального образа педагога у студентов университета. - Дисс…канд. пед. наук. - Л.: ЛГУ, 1984. - 198 с. 96. Синецкий А. Я. Профессорско-преподавательские кадры высшей школы в СССР. - М.: Советская наука, 1950. - 236 с. 97. Сластенин В. А. Антропологический подход в педагогическом образовании. // Народное образование. - 1994. - № 9-10. - С. 124-126.

98. Сластенин В. А. Педагогическая деятельность и проблема формирования личности учителя. // Психология труда и личности учителя. - Л.: ЛГУ, 1976. 254 с. 99. Слово о ректорах. // Голос Мордовского университета. - № 12. - 01.10.2001. 100. Смерть языковым извращенцам! // Столица С. - № 41 (520). - 09.10.2002. 101. Совершенствование качества университетской подготовки преподавателя: Межвуз. сб. науч. тр. - Саранск: Изд. Мордов. ун-та, 1985. - 152 с. 102. Совершенствование подготовки учителя в университете: Межвуз. сб. науч. тр. - Саранск: Изд. Мордов. ун-та, 1991. - 148 с. 103. Советская высшая школа в годы Великой Отечественной войны. / Под. ред. Г. Б. Комала. - М., 1980. - 231 с. 104. Стародубцева Л. В. Динамика социального статуса педагогов (на примере Республики Мордовия): Автореф. дис. … канд. пед. наук. - Саранск, 2003. - 24с. 105. Стуканов А.. Какой же учитель нужен школе? // Народное образование. 1995. - № 8-9. - С. 96-99. 106. Сухарев А. И. Возрождение классического университетского образования и педагогическая концепция его перестройки. // Совершенствование подготовки учителя в университете. - Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 1991. - 148 с. 107. Сухарев А. И., Глебочкин В. П., Гришанов В. И., Мешков Н. И. Программа деятельности Мордовского университета по подготовке и повышению квалификации учителя. // Совершенствование подготовки учителя в университете. Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 1991. - 148 с. 108. Талызина Н. Ф. О психолого-педагогической подготовке преподавателей в университете. // Вестник высшей школы. - 1985. - № 5. - С. 32-36. 109. Тарантей В. П. Непрерывная педагогическая практика студентов. // Советская педагогика. - 1987. - № 3. - С. 80-83. 110. Терехова Н. Г. Совершенствование системы профессионального отбора молодежи на педагогические специальности университетов. - Бишкек: БГУ, 1992. - 176 с. 111. Томилова Г. А. Содержание и методика формирования профессиональнопедагогической направленности у студентов университета. - Томск: ТГУ, 1978. - 128 с.

112. Университеты и их роль в высшем образовании. - Казань: Изд-во Совета Министров ТАССР, 1975. - 23 с. 113. Учебные планы и программы специалистов государственных университетов. / Под ред. М. Н. Орлова. - М.: Учпедгиз, 1934. - 32 с. 114. Ушинский К. Д. О народности в общественном воспитании. - Педагогические сочинения в 6 т. - Т. 1. - М.: Педагогика, 1988. - 566 с. 115. Чанбарисов Ш. Х. Формирование советской университетской системы (1917-1938 г. г.): Дис. … д-ра ист. наук. - Уфа, 1973. - 547 с. 116. Чанбарисов Ш. Х. Формирование советской университетской системы. М.: Высшая школа, 1988. - 256 с. 117. Чуткерашвили Е. В. Кадры для науки (специалисты высшей квалификации в СССР и капиталистических странах). - М.: Высш. шк., 1968. - 196 с. 118. Шумилин Е. А. Самостоятельная работа будущих учителей. // Советская педагогика. - 1987. - № 4. - С. 79-83. 119. Щербина А. Ф. О педагогической практике студентов биологического факультета. // Советская педагогика. - 1949. - № 2. - С. 58-62. 120. Элькин Д. Г. Психология в университете. // Вестник высшей школы. 1969. - № 6. - С. 14-16.

ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение 1.

Соотношение количества преподавателей и количества студентов 45 40 35 30 25 20 15 10 5 1933-1934 1934-1935 1936-1937 1939-1940 1941-1942 1943-1944 1944-1945 1947-1948 1948-1949 1950-1951 1952-1953 1954-1955 1956-1957 1957-1958 1958-1959 1960-1961 1961-1962 1963-1964 1965-1966 1966-1967 1969-1970 1970-1971 1980-1981 1990-1991 1991-1992 1992-1993 1993-1994 1994-1995 1995-1996 1996-1997 1997-1998 1998-1999 1999-2000 2000- 14, (Примечание к графику. Среднее соотношение количества преподавателей и количества студентов в Мордовском государственном университете (педагогическом институте) рассчитывалось путем деления этих двух показателей и нахождения среднего арифметического значения, учитывая все годы существования вуза. Таким образом, среднее соотношение равняется 14,88 человекам (то есть, на одного преподавателя в среднем должно приходиться 15 студентов). Вся область диаграммы, находящаяся ниже среднего соотношения является периодом оптимального баланса преподавательского и студенческого контингента (например, точкой оптимума является 1948-1949 учебный год, когда на одного преподавателя было меньше всего студентов, тем самым обеспечивалась более качественная подготовка профессиональных кадров). Вместе с тем, мы наблюдаем точку «ложного» оптимума (1941-1942 учебный год), когда речь о постоянном количественном составе преподавателей идти не могла ввиду условий военного времени. Таким образом, периодом оптимального соотношения количества преподавателей и студентов следует считать 1947-1961 годы. В настоящее время этот показатель приравнивается к среднему.) Приложение 2. Бюро Мордовского обкома КПСС и Совет Министров Мордовской АССР постановляют: 1. Решение бюро ЦК КПСС по РСФСР от 20 августа 1957 года, Совета Министров СССР от 19 сентября 1957 г. № 1121 и Совета министров РСФСР от 28 сентября 1957 г. № 1058 об организации в 1957 году Мордовского государственного университета принять к неуклонному руководству и исполнению. 2. Провести 30 октября 1957 года в г. Саранске торжественное собрание студентов и профессорского состава университета с участием партийных, советских и общественных организаций города, посвященное открытию Мордовского государственного университета. 3. В соответствии с приказом министра высшего образования СССР провести в 1957 году дополнительный прием студентов на первый курс инженернотехнического, сельскохозяйственного факультетов и факультета иностранных языков университета. Вступительные экзамены провести с 10 по 22 октября. Начало занятий на этих факультетах установить с 28 октября 1957 года. 4. Принять к сведению, что Мордовскому государственному университету передаются все учебные здания, общежития, жилые дома и сооружения Мордовского педагогического института имени А. И. Полежаева с оборудованием и инвентарем, сметные ассигнования на содержание и план по труду, установленные педагогическому институту на 1957 год, а также капиталовложения, выделенные по плану на строительство студенческого общежития на 200 мест. 5. Обязать министра сельского хозяйства МАССР товарища Чернова: а) до 10 октября 1957 года освободить и передать Мордовскому государственному университету учебное здание, общежития, жилые дома и сооружения, учебноопытное хозяйство и вновь строящееся общежитие на 400 мест Саранского сельскохозяйственного техникума с капитальными вложениями, предусмотренными на 1957 год;

6) перевести учащихся Саранского сельскохозяйственного техникума в Кемлянский сельскохозяйственный техникум и Краснослободский техникум механизации. Курсы председателей колхозов в количестве 115 человек оставить при сельскохозяйственном факультете университета. 6. В соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 28 сентября 1957 года передать университету здание бывшего спиртотреста. Согласиться с предложением университета (тов. Романова) и Совета народного хозяйства Мордовского экономического административного района (тов. Веселовского) о том, что взамен здания бывшего спиртотреста Совнархозом будет построено и сдано университету не позднее 1 сентября 1958 года новое здание (пристрой к зданию бывшего пединститута соответствующей площадью). 7. Обязать начальника Управления трудовых резервов при Совете Министров Мордовской АССР тов. Розалиеву до 8 октября 1957 года освободить и передать Мордовскому государственному университету учебное здание Саранского ремесленного училища № 2. Учащихся ремесленного училища № 2 разместить в помещении Управления трудовых резервов. Принять к сведению заявление управляющего строительным трестом № 13 тов. Наконечного о том, что строительным трестом № 13 до 10 октября сего года будет выделено помещение для Управления трудовых резервов. 8. Обязать управление по строительству в колхозах при Совете Министров МАССР (тов. Дубенкова) в пятидневный срок передать Мордовскому государственному университету здание учебного корпуса, общежития и другие подсобные сооружения Саранской школы мастеров-десятников с капитальными вложениями, предусмотренными на 1957 год. 9. Обязать управляющего трестом «Мордовстрой» тов. Вечканова: а) в пятидневный срок передать Мордовскому государственному университету два строящихся общежития на территории Саранской школы мастеров-десятников с капиталовложениями, предусмотренными на 1957 год;

б) на подрядных началах с Мордовским государственным университетом выполнить все оставшиеся строительные работы по достройке учебного корпуса и трех общежитий школы мастеров-десятников и сдать их в эксплуатацию университету во 2-м квартале 1958 года. 10. Передать с 1 октября 1957 года финансирование базовой школы Мордовского педагогического института имени А. И. Полежаева средней школы № 12 г. Саранска с республиканского бюджета на бюджет исполкома Саранского городского Совета депутатов трудящихся. 11. Обязать исполком Саранского городского Совета депутатов трудящихся (тов. Борисова) выделить Мордовскому государственному университету в 19571958 г.г. 60 квартир для размещения профессорско-преподавательского состава университета» (ЦГА РМ, ф. Р-2542, оп. 1, д. 1, л. 108-110).

Приложение 3. Руководители Мордовского государственного университета (Мордовского педагогического института) № ФИО Годы нахождения в должности 1 октября 1931 г. - 20 октября 1932 г. 20 октября 1932 г. - 1936 г. май 1936 г. - 13 июня 1937 г. 13 июня 1937 г. - сентябрь 1937 г. сентябрь 1937 г. - 10 октября 1937 г. 12 октября 1937 г. - май 1938 г. 29 мая 1938 г. - сентябрь 1940 г. сентябрь 1940 г. - 13 ноября 1941 г. 13 ноября 1941 г. - 1 декабря 1941 г. 1 декабря 1941 г. - июнь 1945 г. 15 марта 1948 г. - февраль 1950 г. февраль 1950 г. - 24 января 1958 г. 24 января 1958 г. - 1 марта 1960 г. 1 марта 1960 г. - 23 декабря 1969 г. 23 декабря 1969 г. - сентябрь 1991 г. сентябрь 1991 г. - настоящее время 1. Абросимов Иосиф Григорьевич 2. Чужко Константин Степанович 3. Антонов Антон Филиппович 4. Еремин Петр Дорофеевич 5. Шунейкин Петр Павлович 6. Шоя Дмитрий Иванович 7. Титов Михаил Семенович 8. Волков Николай Федорович 9. Самохин Леонид Федорович, и. о. 10. Ромадин Петр Васильевич 12. Бетяев Яков Дементьевич 13. Романов Михаил Ильич 14. Молин Николай Николаевич 15. Меркушкин Григорий Яковлевич 16. Сухарев Александр Иванович 17. Макаркин Николай Петрович 11. Юлдашев Мухамеджан Юлдашевич июнь 1945 г. - март 1948 г.

Количество 25000 24000 23000 22000 21000 20000 19000 18000 17000 16000 15000 14000 13000 12000 11000 10000 9000 8000 7000 6000 5000 4000 3000 2000 1000 Количество 2000 2500 3000 3500 219 897 968 756 764 842 996 528 522 742 722 777 238 325 1934- 1940- 234 1941- 1942- 1944- 1947- 1948- 1950- 1951- 1952- 151 151 202 179 181 1953- 1955- 355 1959- Численность выпускников вуза Общая численность студенческого контингента Учебный год 200021552070 163217661637 1990- 1991- Учебный год 1992- 1993- 2371 23132396 1994- 1995- 1996- 1997- 1998- 16917 16828 16774 16476 16449 16299 15662 1999- 20769 1932-1933 1933-1934 1934-1935 1936-1937 1938-1939 1939-1940 1941-1942 1942-1943 1943-1944 1944-1945 1945-1946 1947-1948 1948-1949 1950-1951 1951-1952 1952-1953 1954-1955 1955-1956 1956-1957 1957-1958 1958-1959 1960-1961 1961-1962 1963-1964 1965-1966 1966-1967 1969-1970 1970-1971 1980-1981 1990-1991 1991-1992 1992-1993 1993-1994 1994-1995 1995-1996 1996-1997 1997-1998 1998-1999 1999-2000 2000- Приложение 4.

Приложение 5.

16 27 21 43 42 42 70 74 53 41 43 112 93 95 98 100 145 168 195 200 215 236 359 408 563 660 883 859 872 877 883 929 919 940 929 924 916 913 900 986 1164 1132 1117 1276 1241 1217 1449 446 1 1428 1000 Количество преподавателей 1931-1932 1933-1934 1934-1935 1935-1936 1936-1937 1937-1938 1939-1940 1940-1941 1941-1942 1943-1944 1944-1945 1947-1948 1948-1949 1950-1951 1952-1953 1953-1954 1954-1955 1956-1957 1957-1958 1958-1959 1960-1961 1961-1962 1962-1963 1963-1964 1965-1966 1966-1967 1969-1970 1970-1971 1971-1972 1973-1974 1974-1975 1975-1976 1976-1977 1977-1978 1979-1980 1980-1981 1982-1983 1983-1984 1984-1985 1986-1987 1987-1988 1990-1991 1991-1992 1992-1993 1993-1994 1994-1995 1995-1996 1996-1997 1997-1998 1998-1999 1999-2000 2000- Приложение 6.

Приложение 7. СВОДНАЯ ТАБЛИЦА ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПЕРСОНАЛА МАССР (по данным ЦГА РМ, р-464, оп. 1, № 29, 1934 - 1935, 25 л. «Педагогический персонал школ в конце 1934-35 уч. г.». Наркомпрос МАССР) городские школы сельские школы всех типов Число школ Всех преподавателей 5-10 классов Из них: родного языка в национальных школах русского языка Обществоведения Истории Математики Физики Химии Естествознания Географии иностранных языков черчения и рисования музыки и пения Физкультуры 8 35 17 27 36 21 18 19 19 18 17 15 12 154 279 229 226 280 182 138 210 233 132 166 129 183 3564 145 198 9 533 36 245 всех типов 1134 Преподавателей приготовительных, 1-4 193 классов и вспомогательного класса Инструкторов труда Пионер-вожатых детьми Выбыло из школы за год 34 31 Инструкторов по внешкольной работе с Приложение 8. Отчет Отдела кадров МГУ им. Огарева на 1 октября 1999 года Всего профессорско-преподавательского состава: 1399 человек Из них женщин: из них - проректоров: деканов: заведующих кафедрами: профессоров: доцентов: старших преподавателей: преподавателей-ассистентов: работающих по совместительству: 643 человека 3/ 20 / 55 / 1 (всего - 3, женщин - 1) 6 112 / 18 567 / 245 234 / 121 407 / 240 30 женщин 1429 человек 697 человек 6/ 21 / 57 / 1 6 Отчет Отдела кадров МГУ им. Огарева на 1 октября 2000 года Всего профессорско-преподавательского состава: Из них женщин: из них - проректоров: деканов: заведующих кафедрами: профессоров: доцентов: старших преподавателей: преподавателей-ассистентов: работающих по совместительству:

114 / 18 568 / 257 250 / 136 411 / 266 28 женщин Приложение 9. Руководители Мордовского государственного университета (педагогического института) (по данным Архива музея истории университета Н. В. Ф. 167/9) Анализ причин формирования и уровня подготовки педагогических кадров в Мордовском государственном университете не будет полным и многосторонним без освещения личности и основных достижений руководителей вуза - его директоров и ректоров, - так как именно они являются основоположниками тенденций улучшения качества и квалифицированности профессиональных кадров, выпускаемых вузом. По Положению об основании Мордовского Агропединститута, во главе вуза стоял директор, назначаемый и увольняемый Народным Комиссариатом Просвещения (НКП)1. Первым руководителем вновь образованного вуза стал 1 октября 1931 года Иосиф Григорьевич Абросимов, который проработал на этой должности около года и не оставил заметного вклада в дело развития подготовки специалистов. 20 октября 1932 года согласно приказу Наркомпроса РСФСР к обязанностям директора вуза приступил Константин Степанович Чужко. С момента начала работы в должности директора мордовского агропединститута К. С. Чужко проявил себя хорошим администратором, хозяйственником и педагогом. Благодаря ему в институте были урегулированы финансовые вопросы. Будучи энергичным и деятельным человеком, К. С. Чужко при поддержке общественных организаций вуза и г. Саранска проводил большую работу по созданию учебноматериальной базы института и формированию преподавательского коллектива. В 1936 году К. С. Чужко был освобожден от должности директора института, подвержен репрессии и сослан в Сибирь, где и закончил свои дни. Обстановка в стенах вуза в середине 30-х годов была весьма сложной, многие преподаватели подозревались во вредительской деятельности государству и были объявлены «врагами народа». Именно поэтому за период с 1936 по 1938 год в институте сменилось 6 директоров, которые практически не успели сыграть значимой роли в деле развития вуза, тем не менее, являясь ярким отражением эпохи. В 1936 году Мордовский обком ВКП(б) назначил на должность директора МГПИ Антона Филипповича Антонова, который продержался на должности ЦГА РМ, р-546, оп. 1, № 1, с. чуть больше года, а 20 июня 1937 года по анонимному доносу он был арестован и приговорен к расстрелу (реабилитирован посмертно в 1957 году) [100, 6]. 13 июня 1937 года вышел приказ наркомпроса РСФСР о временном исполнении обязанностей директора Мордовского пединститута Петром Дорофеевичем Ереминым. В октябре 1937 года бюро Саранского горкома партии вынесло ему выговор и последующим увольнением, а через полгода П. Д. Еремин был исключен из рядов ВКП(б) и арестован за связь с «врагами народа», провокационные разговоры, за зажим критики и самокритики, за развал работы Мордовского пединститута. После продолжительного тюремного заключения, 14 апреля 1940 года П. Д. Еремин был реабилитирован из-за отсутствия состава преступления. В августе 1937 года Наркомпрос направил на должность директора Мордовского пединститута Петра Павловича Шунейкина, которого обком ВКП(б) в октябре 1937 года исключил из рядов партии и освободил от работы за связь с «врагами народа» и сокрытие деятельности контрреволюционной буржуазнонационалистической организации Мордовии. 12 октября 1937 года П. П. Шунейкин был арестован органами НКВД МАССР по ложному обвинению в участии в антисоветской фашистско-эсеровской националистической организации на территории Большеигнатовского района в 1920 г. (после долгих лет пребывания в исправительных лагерях реабилитирован 5 ноября 1955 года). После ареста П. П. Шунейкина приказом Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК от 1 октября 1938 года по представлению НКП РСФСР директором Мордовского пединститута был утвержден Дмитрий Иванович Шоя, который принял вуз в состоянии полной разрухи, атмосферы недоверия и доносительства, раскомплектации преподавательского и студенческого состава. Новый директор за полтора года не смог полностью справиться с существовавшими проблемами, поэтому 19 мая 1939 года на закрытом заседании бюро обкома партии его сняли с должности, обвинив в плохом руководстве, неумении завоевать авторитет у студентов, издании формальных приказов, приостановке строительства. В постановлении СНК МАССР № 657 от 23 июня 1939 года «О МГПИ» сказано: «СНК МАССР отмечает, что в результате бывшего вражеского руководства институтом в период 1933-1937 г. г. и безответственного и бесхозного руководства бывшего директора института т. Шоя институт оказался на грани полного закрытия из-за развала учебного процесса, отсутствия квартир для профессорско-преподавательского состава, отсутствия общежития для студентов»1. 29 мая 1939 года директором МГПИ назначен Михаил Семенович Титов, который проработал в этой должности около полутора лет, но не внес значительных изменений в дело развития института. В течение 1940-1941 учебного года вуз возглавлял Николай Федорович Волков, который по окончании занятий в октябре 1941 года был призван на фронт. В связи с этим, на весьма непродолжительный срок новым директором Мордовского пединститута был назначен Леонид Федорович Самохин1. В декабре 1941 года директором мордовского пединститута стал Петр Васильевич Ромадин, который простоял у руля руководства институтом в течение всех военных лет, уделяя основное внимание решению проблем вуза с учетом военного времени. Так, основными задачами П. В. Ромадина стали: организация учебного процесса на новом месте (в Темникове), налаживание быта преподавательского коллектива, новый набор студентов, разработка учебных планов и программ по военной тематике, приобретение учебников, ремонт, обеспечение транспортом, политмассовая работа, распределение военных выпусков студентов по школам республики. С поставленными задачами П. В. Ромадин успешно справился, о чем свидетельствует тот факт, что впоследствии за добросовестную многолетнюю работу в мордовском педагогическом институте П. В, Ромадин удостоен орденов Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», награжден медалями, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета МАССР. В июне 1945 года на должность директора МГПИ был назначен Мухамеджан Юлдашевич Юлдашев, который продолжил дело материалmно-бытового обеспечения преподавателей и студентов, быстрейшего подъема института в условиях послевоенной разрухи и выработки новых учебных программ и планов приема студентов. В 1948 году директором Мордовского пединститута стал Яков Дементьевич Бетяев, который продержался на этой должности чуть более года, а затем был подвергнут новой волне репрессий по обвинению в антисоветской деятельности. В феврале 1950 года Мордовский пединститут возглавил Михаил Ильич Романов, который с преобразованием института в университет в 1957 году в течение полугода исполнял обязанности ректора, передав эстафету управления университетом 24 января 1958 года Николаю Николаевичу Молину. В течение года Н. Н. Молин был исполняющим обязанности ректора, лишь 28 апреля 1959 года вышел официальный приказ министра высшего образования СССР № 80-к о ЦГА РМ, ф. 269, оп. 16, д. 842, с. официальный приказ министра высшего образования СССР № 80-к о назначении Н. Н. Молина ректором Мордовского государственного университета. К этому времени Н. Н. Молин уже приобрел опыт руководства вузовским коллективом и продолжил необходимые преобразования, направленные на совершенствование деятельности университета. Новый ректор внес сыграл большую роль в деле развития университета, формирования его преподавательского и студенческого контингента. С его участием осуществлялась переориентация учебного процесса на университетские планы и программы. Он оказывал всемерную поддержку молодым ученым, содействовал организации студенческого научного общества. Тогда же Мордовский университет установил научные связи с Казанским и Горьковским университетами [99, 5]. В результате его успешной деятельности, 19 января 1960 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР ректор Мордовского университета Н. Н. Молин был награжден Почетной грамотой за активное участие в хозяйственном и культурном развитии республики и университета. Плодотворная трудовая и общественная деятельность Н. Н. Молина отмечена государственными наградами: двумя орденами Трудового Красного Знамени, тремя орденами «Знак Почета», медалями. Ему присвоено почетное звание «Заслуженный работник народного просвещения Мордовской АССР». 1 марта 1960 года ректором университета был назначен секретарь Мордовского обкома КПСС кандидат исторических наук Григорий Яковлевич Меркушкин. За годы его работы в Мордовском университете число факультетов увеличилось в два раза (с 5 до 10), количество кафедр выросло с 34 до 50, были открыты Рузаевский филиал и медицинский факультет, проведены необходимые мероприятия по организации экономического факультета и факультета иностранных языков. Будучи ректором до августа 1969 года, Г. Я. Меркушкин внес заметный вклад в становление и развитие университета, о чем свидетельствуют его награждение орденом «Знак Почета» и присвоение звания заслуженного работника народного просвещения Мордовской АССР. 23 декабря 1969 года на должность ректора Мордовского государственного университета вступил Александр Иванович Сухарев. Он приложил немало сил, чтобы создать в республике крупный, многопрофильный региональный центр образования, науки и культуры. С первых же дней А. И. Сухарев проявил себя как теоретик и практик, генератор идей и их реализатор. Опираясь на традиции своего предшественника Г. Я. Меркушкина, он выдвигает политехническую модель университета, разработке которой он посвятил много лет. Эта модель по ЦГА РМ, р-546, оп. 1, д. 184, л. зволяла оперативно реагировать на весь комплекс потребностей материального и духовного производства преображавшейся на глазах республики. Концепция университета разрабатывалась новым ректором как социокультурный центр. В ноябре 1976 года по инициативе А. И. Сухарева на историко-географическом факультете была открыта специальность «Правоведение», на базе которой в июне 1978 года создан юридический факультет. Идея организации в Мордвоском государственном университете факультета национальной культуры также принадлежала А. И. Сухареву. «Университет - это центр культуры, в том числе и художественной, а не только вербальной. Без создания профессиональной культуры не может быть цивилизованного народа», - подчеркивал А. И. Сухарев [1, 134]. С сентября 1991 года и по настоящее время ректором Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева является доктор экономических наук, профессор Николай Петрович Макаркин. Начало деятельности Н. П. Макаркина в должности ректора пришлось на период кардинальных изменений в социально-экономическом и государственно-политическом устройстве страны. Эти изменения коснулись всех сторон общественной жизни, в том числе сферы образования, включая высшую школу, где начался активный процесс реформирования. Поэтому даже решение учебных и научных вопросов в перестроечные годы упиралось в катастрофическую нехватку финансовых средств, поиск которых и стал одной из основных задач нового руководителя. Несмотря на сложившиеся условия, Н. П. Макаркину удается развивать материально-техническую базу университета, привлекать средства спонсоров и организовывать заработок финансов собственно университетом [63, 4]. Основными результатами деятельности ректора Н. П. Макаркин можно считать основание научной школы, разрабатывающей теорию и методы измерения эффективности качества и надежности технических систем;

активная поддержка и развитие деятельности редколлегий журналов «Регионология», «Бюллетень Ассоциации российских вузов», «Интеграция образования», «Вестник Мордовского университета»;

разработка проблем воспитания, образования и науки, интеграции образовательных систем и др. За заслуги в области научно-педагогической деятельности Н. П. Макаркину в 1993 году было присвоено звание заслуженного деятеля науки РФ. В 1995 году он был избран почетным членом Международной академии руководителей бизнеса и администрации и награжден «Золотым факелом Бирмингема». В 1998 году Н. П. Макаркин стал лауреатом Государственной премии Республики Мордовия в области науки и техники.

Приложение 10. Уровень остепененности профессорско-преподавательского состава университета в 1996-1997 учебном году по факультетам (по данным таблицы [62, 30]): Институт физики и химии Институт электроники и светотехники Историко-социологический институт Агроинститут Биологический факультет Строительный факультет Институт механики и энергетики Математический факультет Медицинский факультет Филологический факультет Экономический факультет Географический факультет Юридический факультет Рузаевский институт машиностроения Факультет национальной культуры 90 % 83 % 77 % 77 % 74 % 69 % 68 % 66 % 63 % 61 % 59 % 59 % 47 % 43 % 28 % Приложение 11. Распределение часов по кафедре педагогики на 1956-1957 учебный год.

дисциплина к психология 1 педагогика 2 история пе-3 дагогики школьная 3 гигиена (практ.) педпрактика 3 педпрактика 4 студентов 300 403 592 пото- груп лекц. ч. ков п план всего 4 12 68 272 4 16 70 280 6 24 72 432 24 практ. ч. план всего 13 208 лабор. ч. конплан все- сульт го ации 84 36 1152 112 168 12 576 экза- заче произв. всего к мены ты прак- зачету тика 100 456 134,5 101 1987,5 197,5 797,5 592 592 387 1894,5 1894,5 1238,5 1238, Приложение 12. Хронология развития университетского педагогического образования в России: 1) до середины XVIII века (появление первых российских университетов в 1726 и 1755 гг.);

2) начало - 60-е годы XIX века (период становления университетской системы и отработки модели подготовки педагогических кадров);

3) 60-е гг. - 80-е гг. XIX века (период стабильного роста и гармонизации университетской системы);

4) 80-е гг. XIX - до Октябрьской революции (период постепенной утраты университетами самостоятельности и активное использование университетов в качестве места идеологического противостояния государственнических и революционных идей);

5) 1917-1920 годы (формирование основ университетской реформы);

6) 1921-1927 годы (пролетаризация университетов);

7) 1928-1938 годы (завершение формирования системы университетского образования советского образца);

8) 1939-1950 годы (преодоления трудностей, вызванных Великой Отечественной войной, полемика вокруг теоретической составляющей подготовки специалиста);

9) 1951-1970 годы (стабильный рост университетской системы, в сфере подготовки педагогов - выдвижение педагогической практики как основного средства подготовки квалифицированного педагога);

10) 1970-1990 годы (ориентация на качество педагогической подготовки кадров в университете);

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.