WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЛАСТНОЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИКИ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ КАФЕДРА АНГЛИЙСКОЙ ФИЛОЛОГИИ

На правах рукописи

Бережанская Ирина Юрьевна Консубстанциональные термины в

лингвистической терминологии английского и русского языков (сравнительный анализ) Специальность: 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный консультант: старший научный сотрудник кандидат филологических наук профессор кафедры английской филологии МГОУ Сорокина Э.А. Москва – 2005 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение……………………………………………………………………….……4 Глава I. Статус консубстанциональных терминов в системе лингвистической терминологии русского и английского языков. 1.1. Введение. История становления термина «консубстанциональный термин»…………………………………….……………………………………….….14 1.2. Вопрос о выделении консубстанциональных терминов в русской лингвистической терминологии………………………………………………...........20 1.3. Вопрос об эквивалентности русских лингвистических терминов английским лексемам…………………………………………………………............26 1.4. Выводы к Главе I……………………………………………………………..33 Глава II. Историко-диахронический анализ русских и английских лексических единиц. 2.1. Введение. Этимологический анализ как важная составляющая изучения специальных лексем…………………………………………………………………..37 2.2. 2.3 История История появления появления анализируемых анализируемых терминов терминов в в русском английском языке……………………………………………………………………………...........41 языке……………………………………………………………………………...........57 2.4. Сопоставительный анализ истории анализируемых лексем………...........80 2.5. Выводы к Главе II…………………………………………………..….…….85 Глава терминов. 3.1. Введение………………………………………………………….…….…….88 3.2. Вопрос о частеречной принадлежности терминов……………………..….88 3.3. Понятие «терминоэлемент»………………………………………………....91 3.4. Понятие «морфемная структура»……………………………….…………..93 3.5. Морфемная структура русских лексем……………………………..………94 3.6. Морфемная структура английских лексем………………………...……….97 III. Анализ грамматической структуры консубстанциональных 3.7. Потенциальные словообразовательные возможности анализируемых русских лексем………………………………………………………………….……100 3.8. Сопоставительный анализ грамматической структуры анализируемых лексем………………………………………………………………………………...108 3.9. Выводы к Главе III……………………………………………………….…109 Глава IV. Особенности семантических процессов в анализируемой группе лингвистической терминологии. 4.1. Введение………………………………………………………………....….112 4.2. Явление полисемии в лингвистической терминологии……………….…125 4.3. Явление омонимии в лингвистической терминологии…………………..129 4.4. Явление синонимии в лингвистической терминологии……………….…175 4.5.Виды синонимии………………………………………………………….....177 4.6. Выводы к Главе IV………………………………………………………….180 Заключение……………………………………………………………………....185 Библиография……………………………………………………………………192 Приложение 1……………………………………………………………………210 Приложение 2……………………………………………………………………236 Приложение 3……………………………………………………………………285 Приложение 4…………………………………………………………………… Введение. Настоящее терминов в наблюдаемых исследование лингвистической в группе посвящено анализу и консубстанциональных явлений, системе терминов, в терминологии сопоставлению консубстанциональных лингвистической терминологии русского и английского языков. Экскурс в историю зарождения терминологии как науки свидетельствует о том, что терминологическому учению предшествует период терминотворчества, при котором в каком-либо языке накапливается и тематически объединяется определенное количество специальных слов. Во многих европейских странах данный процесс накопления специальных лексем начался в эпоху Возрождения – эпоху формирования новых взглядов на мир, становления и развития как точных, так и естественных наук. В конце XIX века, когда создавались искусственные языки (эсперанто, идо, воляпюк), систематизировалась лексика и словообразовательные средства, было положено начало развития целенаправленной терминологической работы. Как отдельная область знания общая терминология появилась после первой мировой войны. Данному явлению способствовала зародившаяся еще во время и активно развивающаяся после войны стандартизация. Одновременно с объединениями, занимающимися терминологическими исследованиями, возникали организации по стандартизации. Наряду с этим был накоплен большой опыт практической работы над отдельными терминологическими системами, и возникла необходимость его обобщения. Изучение терминов в России началось в 30-х годах ХХ в., когда был создан Общесоюзный Д.С. Лотте. Влияние на становление науки о терминах в СССР оказали взгляды зарубежных ученых Л. Ольшки, Е. Вюстера и основателей российской терминологической школы Г.О. Винокура и А.А. Реформатского. терминологический центр – Комитет научно-технической терминологии АН СССР (КНТТ). Руководителями центра были С.А. Чаплыгин и В книги 50-е гг.

прошлого ученого столетия Х.

более распространено «Введение в было слово «профессионализм», нежели «термин». И это происходило потому, что раздел испанского Касареса современную лексикографию» [Мадрид, 1950;

русское издание в 1958г.] назывался именно «профессионализм». В учебнике Н.М. Шанского «Лексикология русского языка» [1964] То, слова что в «термин» русском нет, языке а соответствующий более по раздел называется было слово лексема четкой «Профессионализмы». предпочтительным следующим: модели, обладала «профессионализм», «профессионализм», можно образованная объяснить русской мотивированностью, указывающей на ограниченную определенной профессией сферу функционирования слова и была легко воспринята специалистами. В 1922 году П. Флоренский написал статью «Термин», где свойства термина как логического явления соотносятся со свойствами языкового знака. В середине XX века в результате разработки собственно лингвистической теории термина произошел процесс заимствования лингвистикой очередного логического термина, и теперь в современной лексикологии «термин» и «профессионализм» четко разграничиваются. Так, А.В. Калинин в книге «Лексика русского языка» пишет: «Разница между термином и профессионализмом заключается в том, что термин – это совершенно официальное, принятое и узаконенное в данной науке <…> название какого-то понятия, а профессионализм – полуофициальное слово, распространенное (чаще в разговорной речи) среди людей какой-то профессии, специальности, но не являющееся, в сущности говоря, строгим, научным обозначением понятия» [А.В. Калинин, 1966, с. 143] [Цит. по: И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 11-12]. До 70-х годов ХХ века проблема статуса термина «термин» являлась предметом оживленной дискуссии терминоведов и была вызвана, с одной стороны, «стремлением противопоставить термины общеупотребительной лексике и вывести их за пределы языка» [Л.А. Капанадзе, 1965] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 26], а с другой стороны – «идентифицировать их с общеупотребительной лексикой» [Н.П. Кузьмин, 1962] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 26]. В середине 1970-х годов эта проблема несколько утратила свою остроту, т.к. к этому времени у терминоведов установилось понимание термина как «слова или словосочетания, связанного с понятием, принадлежащим какойлибо области знаний или деятельности» [Л.С. Бархударов, 1970, с. 9] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 26]. Необходимое требование, которое, по мнению ученых, должна выполнять в языке та или иная существующая лексема – это наиболее полное раскрытие обозначаемого понятия. Насчитывается около сотни дефиниций, встречающихся в научной литературе и данных для определения понятия «термин». Примеры определения термина «термин» исследователями широко представлены в книге В.П. Даниленко «Русская терминология» [1977, с. 83-85]. Способы образования новых терминов в терминологической системе различны. В.П. Даниленко в книге «Русская терминология» анализирует синтаксический, терминообразования. В настоящее время в науке с помощью семантического способа терминообразования создаются новые специальные лексемы, удовлетворяющие возрастающие потребности в новых терминах. Как отмечает В.П. Даниленко, «в современной научно-технической и других терминологиях используется множество семантически переосмысленных слов общелитературного языка, преимущественно отвлеченного значения: «усталость», «хрупкость», «твердость», «стойкость», «выносливость», «темперамент» и т.п.» [В.П. Даниленко, 1977, с. 100-101]. При семантическом способе терминообразования специальная лексема в своем создании минует длительную эволюцию, претерпевает определенные семантические преобразования и впоследствии приобретает грамматические и лексические характеристики. Ф.П. Филин отмечал: «Можно предположить, что в более ранние эпохи истории языка разница между словом и термином по сравнению с современной морфологический и семантический способы речью была менее значительной. Чем ближе к нашему времени, тем все более увеличиваются в своем составе и совершенствуются в своей структуре словатермины. Особенно это относится к общественно-политической, научной и технической терминологии. Вместе с ростом слов-терминов семантика некоторых групп слов развивается в противоположном направлении, в сторону все большего обобщения и потери своего прежнего конкретно-предметного характера» [Ф.П. Филин, 1949, т.80, с. 62-63] [Цит. по: В.П. Даниленко, 1977, с. 100]. Путь перехода общеупотребительного слова в терминологическое наименование начинался с употребления отдельного слова в особых контекстах. Как отмечает В.П. Даниленко, «характерно, что слова, взятые из общего языка и приспособленные для наименования специальных понятий, нередко могли одновременно использоваться в нескольких областях, разных сферах. Это были, как правило, многозначные по своей семантической природе слова. И в специальных областях они использовались для выражения одного из присущих им значений, которое выделялось контекстуально. При этом они не теряли связи с общим языком, оставались его принадлежностью» [В.П. Даниленко, 1977, с. 99]. Термины, образовавшиеся от слов общеупотребительной речи, встречаются в физике, механике, химии, биологии, военном и строительном деле. Так С.В. Гринев [1993] рассматривает термины, употребляемые в строительстве и пришедшие в систему строительной терминологии из бытовой речи. В этой же работе он называет данные термины «консубстанциональными». Актуальность темы. Проблемы лингвистической терминологии рассматривались в работах М.В. Косовой [2003], И.Б. Чемерис [1999], В.Н. Немченко [1991], А.В. Власова [1984], С.Д. Шелова [1976, 1995], Д. Салминой, И. Куликовой [2002], Н.М. Локтионовой [2001] и многих других. Вопросу о консубстанциональных терминах уделяли внимание С.В. Гринев [1993], Л.П. Члегова [2001], О.Н. Будылева, М. Беляева и В.Д. Табанакова [2000], О.А. Зяблова [2005]. Одни специалисты считают консубстанциональные термины появившимися в результате заимствования из общебытовой речи [В.П. Даниленко, 1977, с. 117], другие, напротив, полагают, что каждое слово было некогда, в момент своего возникновения, термином, но не всякое слово является термином в языке в настоящий момент [Н.Ф. Яковлев, 1948, с. 139] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 28]. Граница между терминологической и общеупотребительной лексикой нестабильна, имеет не исторический, а функциональный характер;

постоянно происходит процесс превращения терминов в общеупотребительные слова и процесс перехода бытовой лексики в специальную. Как и любая другая отрасль науки, система лингвистической терминологии обладает рядом терминов, пришедших из обиходной речи и именуемых консубстанциональными. Поскольку процесс перехода общеупотребительного слова в термин и термина в обиходное слово происходит в языке постоянно, необходимо осторожно подходить к рассмотрению каждого отдельно взятого консубстанционального термина. Важно учитывать время появления лексемы в языке и закрепления ее как термина. Большое влияние на то, можно ли назвать термин консубстанциональным, оказывает язык-источник. Однако, поскольку исследование направлено на рассмотрение особенностей двух языков (русского и английского), то возникает целый ряд вопросов, касающихся функционирования консубстанциональных терминов в системе английской лингвистической терминологии. К сожалению, в научной литературе не обнаружены работы, где бы упоминался термин «консубстанциональный» в английском языке. Актуальность исследования состоит в том, что работа, посвященная всестороннему рассмотрению консубстанциональных терминов, включающему диахронический, грамматический, семантический анализ, не проводилась до сих пор. Проведенное исследование позволило установить общее и различия в структуре, семантике, источниках появления и истории формирования английских и русских консубстанциональных терминов. Новизна данной работы заключается, во-первых, в изучении и анализе консубстанциональных терминов одной из гуманитарных отраслей знания – лингвистической терминологии, во-вторых, в сопоставительном исследовании обозначенных лексических единиц в системе двух языков. Объектом исследования является ряд специальных слов русской и английской лексики, использующихся одновременно в общеупотребительном языке и в разных отраслях специального знания. Материалом для исследования послужили лексические единицы, отобранные из профессиональных лингвистических словарей. Методом анализа дефиниций были исследованы вокабуляры «Словаря лингвистических терминов» О.С. Ахмановой (около 7000 терминов), «Словаря русского языка» С.И. Ожегова (около 57000 слов), «Англо-русского словаря по лингвистике и семиотике» А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского (около 9000 терминов). Из общего массива представленных перечисленными словарями лексических единиц были отобраны однословные лексемы, позволяющие своей буквенно-звуковой оболочкой использовать в качестве наименований в разных отраслях знания. Затем из выделенных однословных единиц были отобраны для анализа только те, которые используются в лингвистической науке. Было выделено 73 лингвистических термина, чья материальная оболочка и отдельные элементы семантической структуры используются в других терминологиях и в общеупотребительном языке. В качестве английских эквивалентов выступили 89 английских лексем. Предметом данного исследования является сопоставительный анализ консубстанциональной лексики в системе лингвистической терминологии английского и русского языка. Цель являются работы ли заключается в выявлении особенностей специальной лингвистической лексики русского и английского языка, а также в выяснении, английские эквиваленты русских консубстанциональных лингвистических терминов также консубстанциональными. Достижение цели потребовало решения следующих задач:

отбор лексического материала в русском и английском языке в пределах рассматриваемой терминологии для последующего описания, анализа, сравнения;

определение места консубстанциональных терминов в системе лингвистической терминологии;

исследование особенностей русских и английских консубстанциональных терминов с точки зрения этимологии и исторического развития;

изучение грамматической структуры рассматриваемых терминов;

анализ семантических явлений в выделенной группе слов. Для решения поставленных задач использовались следующие методы: метод непосредственного лингвистического наблюдения и описания;

метод словарных дефиниций (для анализа семантической структуры слов);

сравнительно-исторический анализ;

метод сопоставительного анализа;

квантитативный метод (для определения относительной частотности употребления анализируемых лексем, выделения наиболее продуктивных моделей);

метод этимологического анализа. Поставленная цель и задачи исследования обуславливают теоретическую значимость работы, которая заключается в том, что использованная методика анализа и межъязыкового сопоставления выделенных консубстанциональных терминов в лингвистической терминологии русского и английского языков может быть использована для сопоставительного проблем перевода терминов, исследования терминов, выявленные различных терминосистем, английских решения межъязыковой в процессе развития гармонизации терминов. Черты сходства и отличия в группах русских и консубстанциональных анализа, диахронического периоды. позволили определить могут специфику специальной лексики в русском и английском языках в отдельные исторические Результаты исследования способствовать дальнейшему определению путей и причин расхождения национальных систем представлений, определению общего и специфического в развитии систем представления знаний в русском и английском языках, вносят определенный вклад в лексикологию и развитие теории и практики перевода. Практическая ценность заключается в том, что результаты проведенного исследования лингвистических терминов могут быть применены в лексикографии с целью уточнения дефиниций лингвистических терминов и степени их эквивалентности английским терминам: уточненные термины могут использоваться в практике преподавания иностранного языка и переводов текстов по данной тематике, а также в научно-методических пособиях по обучению иностранным языкам. Материалы проведенного исследования могут быть использованы в качестве дополнения к курсу «Терминоведение». Структура диссертации. Диссертационное сочинение состоит из введения, четырех глав, заключения, четырех приложений и библиографии. Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, практическая и теоретическая значимость, формулируется объект и предмет исследования, определяются его цели и задачи. В первой главе «Статус консубстанциональных терминов в системе лингвистической терминологии русского и английского языков» рассматривается определение термина «консубстанциональный термин» в лингвистической терминологии и исследуется процесс поиска и отбора материала для сопоставительного исследования. Во второй главе «Историко-диахронический анализ русских и английских лексических единиц» представлены этимологический и диахронический аспекты изучения отобранной лексики, а также сопоставительный анализ наблюдаемых явлений. В третьей главе «Анализ грамматической структуры консубстанциональных терминов» отражено изучение морфемной структуры русских и английских слов и их сравнительный анализ. В четвертой главе «Особенности проявления семантических процессов, связанных с полисемией, омонимией и синонимией» анализируются явления многозначности, омонимичности и синонимичности консубстанциональных терминов в системе лингвистической терминологии русского и английского языков. Заключение содержит итоги проделанной работы. На защиту выносятся следующие положения: 1. Лексемы, употребляемые в русской лингвистической терминологии и обладающие омонимичными формами в общеупотребительной речи, являются консубстанциональными терминами. Полные английские эквиваленты русских консубстанциональных терминов являются консубстанциональными терминами в лингвистической терминологии английского языка. 2. Диахроническое исследование выделенных лексем позволило определить время первой фиксации рассматриваемых лексических единиц в русском и английском языках и установить, что лексемы, зафиксированные в письменных памятниках до появления первых грамматик, можно с уверенностью назвать консубстанциональными. 3. В качестве консубстанциональных терминов могут выступать не только исконные лексические единицы, но и заимствованные. Этимологический анализ выявил, что основными языками-донорами в русском языке были латинский и немецкий языки, а в английском языке – латинский и французский языки. Присутствие латинских заимствований в обоих исследуемых языках объясняется тем, что первые грамматики как в русском, так и в английском языках испытали влияние латинских грамматик. 4. В лексике обоих языков наиболее продуктивными являются синтетические средства словообразования. Для русских консубстанциональных терминов это – морфологический заимствование. 5. Наличие консубстанциональных терминов есть результат переосмысления значения слов, приведшего к омонимии как межнаучной, так и внутриотраслевой. Апробация работы. Материалы диссертации обсуждались на заседании кафедры английской филологии ИЛиМК (2005 г.) и на научно-теоретических способ словообразования;

для английского языка – конференциях МГОУ (15 апреля 2004 г., 14 апреля 2005 г.). По теме диссертации имеется 7 публикаций.

Глава I.

Статус консубстанциональных терминов в системе лингвистической терминологии русского и английского языков. 1.1. Введение. История становления термина «консубстанциональный термин». Вопрос о существовании лексем, употребляемых одновременно и в терминологии, и в обиходе, был поднят С.В. Гриневым («Введение в терминоведение», 1993), где автор отмечает: «В строительстве одним из наиболее важных свойств специальной лексики является ее чрезвычайная близость к общеразговорному языку. Это объясняется тем, что строительство является одним из древнейших видов человеческой деятельности, и жилище – такая же обыденная для человека вещь, как еда или одежда. Поэтому в серьезные специальные категории типологии сооружений, архитектурных элементов зданий и т.д. входят такие понятные всем термины, как: одноэтажные, многоэтажные, панельные, кирпичные здания;

двери, окна, стены...» [С.В. Гринев, 1993, с. 27]. В работе С.В. Гринева [1993] прилагательное «консубстанциональный» употребляется в кавычках, что указывает на новизну данного специального слова в лингвистической терминологии. Данное слово заключено в кавычки в статье «Консубстанциональные» термины в немецкой терминологии по монтажу и пуско-наладке промышленного оборудования» Л.П. Члеговой от [Научнолексемы техническая терминология. Реферативный сборник, М., 2001]. Прилагательное «субстанция». Философский энциклопедический словарь [ФЭС, 1997, с. 440-441] предлагает такую трактовку термина «субстанция»: «Субстанция (от лат. substantia – сущность) – в обычном понимании синоним материи, вещества;

в философском плане – нечто неизменное в противоположность меняющимся состояниям и свойствам;

то, что существует благодаря самому себе и в самом себе, а не благодаря другому и в другом. Как сущность, лежащая в основе всего, понятие субстанции играет некоторую роль уже в древнегреческой философии (гл. о. «консубстанциональный» образовано «консубстанция», которая, в свою очередь, обязана появлением слову начиная с Аристотеля). Позднее – у схоластов, а также у Декарта и Спинозы. В то время как Декарт, кроме абсолютной субстанции (Бога), предполагает еще и две др. сотворенные субстанции, у Спинозы имеется только одна бесконечная субстанция, которую можно назвать также Богом или природой. Закон, по которому при всякой смене явлений субстанция остается, и количество ее в природе не увеличивается и не уменьшается, принадлежит, по Канту, к «аналогиям опыта». Для Шопенгауэра субстанция – материя, для Юма – это только фикция, сосуществование свойств. Современная психология заменила предположение о наличии «духовной субстанции» как основы психических процессов теорией актуальности. Для современного естествознания субстанция – только формальное понятие, имеющее смысл: носитель явления». Там же дается понятие термина «субстанциональный»: «Субстанциональный (от лат. Substantia – лежащий в основе – существенный, материальный, относящийся к субстанции» [ФЭС, 1997, с. 440-441]. Приставка «кон-», в свою очередь, обозначает: «con – вместе (лат.)». Следовательно, значение лексемы «консубстанциональный» можно определить как «сосуществующий». Примером употребления данного слова в таком значении служит выдержка из работы «Церковные таинства в лютеранской церкви»: «В первое время, в первых веках ввиду того, что христиане находились, можно сказать в непосредственной временной близости к апостолам и их учению, догмат о Таинстве Алтаря просто не вырабатывался из-за отсутствия необходимости в нем. Христиане помнили чистое учение Христа, переданное им непосредственно апостолами [31]. Но, со временем, идя вперед в истории, церковь обрастала лжеучениями, что, безусловно, вызвало необходимость установления догмы. Особенно развитие догмата о Таинстве Алтаря продвинулось в результате реформ западной церкви, разделившись на три основных направления: a) Теория трансубстанции (пресуществления) хлеба и вина в Тело и Кровь Христа.

b) Теория консубстанции (сосуществования) хлеба и вина с Плотью и Кровью Христа в таинстве Алтаря. c) Теория символического понимания этого таинства» [Виртуальная церковь, пастор Иван, 2004]. Лингвистическое определение прилагательного «консубстанциональный» дано в работе О.Н. Будылевой «Эксплицитная подача метаязыка географии»: «Метаязык в значительной своей части строится на основе тех же единиц, что и язык-объект, то есть имеет с ним единую (тождественную) субстанцию, является «консубстанциональным» с языком-объектом (хотя известны и случаи формализации метаязыка, например, «семантический метаязык») [Проект ЦНИТ СГАУ (муниципальное образовательное учреждение школа № 71, г. Тольятти)]. Автор статьи «Консубстанциональные» термины в немецкой терминологии по монтажу и пуско-наладке промышленного оборудования» Л.П. Члегова [М., 2001] ссылается на определение, данное С.В. Гриневым: «Анализируя выборку терминов, насчитывающую на сегодняшний день 2000 единиц, мы обратили внимание на то, что в данной терминологии довольно много терминологически переосмысленной общеупотребительной лексики. В основном это простые однокорневые термины, полностью совпадающие по форме с бытовой или общеупотребительной лексикой, которые С.В. Гринев называет «консубстанциональными» [С.В. Гринев, 1993, с. 27]. В статье авторов М. Беляевой и В.Д. Табанаковой «Знаковая природа экономического термина как основа перевода» понятие «консубстанциональные термины» употребляется так: «Противопоставления же терминологии общеупотребительной лексике или игнорирование различий между ними связано с тем, что в специальной лексике встречаются как единицы, резко отличающиеся от общеупотребительной, так и совпадающие по форме с бытовой лексикой, а также консубстанциональные термины, л. ед. (лексические единицы). Это связано с различными подходами к появлению лексических единиц в языковой системе» [Электронный журнал «Язык и литература», вып. № 9. Учредители: ТГУ, ф-т романо-германской филологии. Материалы студенческой научной конференции, апрель 2000]. И, наконец, С.В. Гринев дает консубстанциональным терминам такое определение: «Во всякой терминологии (предметной области специальной лексики) непременно есть некоторое количество лексических единиц, которые встречаются как в обыденной, так и в профессиональной речи – так называемые «консубстанциональные» термины, которые вызывают ряд трудностей при выделении терминологической лексики из словарного состава языка» [С.В. Гринев, 1993, с. 27]. Н.Ф. Яковлев полагает, что «каждое слово было некогда, в момент своего возникновения, термином, но не всякое слово является термином в языке в настоящий момент. Термины в ходе развития языка становятся бытовыми словами по мере того, как новые технические изобретения, новые политические понятия входят в общенародный быт, в массовое употребление. Бытовые слова – это термины, потерявшие новизну, но сохранившиеся в быту. Бытовое слово может вновь стать термином, например, «вода» – бытовое слово, но в химии «вода», понимается как вещество» [Н.Ф. Яковлев, 1948, с. 139] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 28]. Анализу процесса перехода термина в общеупотребительную лексику (или процесса детерминологизации) уделяется большое место в работе О.А. Зябловой, которая пишет: «При детерминологизации происходит упрощение понятия, именуемого термином, оно как бы приспосабливается к возможностям его понимания в общеупотребительном языке» [О.А. Зяблова, 2005, с. 20]. К такому мнению склонялся и М. Вартовски: «Научные понятия XVII в. в ХХ веке стали обыденными представлениями, а термины – общеупотребительными словами» [M. Wartofsky, 1968, с. 284] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 28]. Авторы статьи «Знаковая природа экономического термина как основа перевода» М. Беляева и В.Д. Табанакова [2000] говорят об образовании консубстанциональных терминов так: «Было обнаружено два подхода. Первый подход заключается в том, что все лексические единицы изначально термины. В ходе развития языка термины становятся бытовым словами. Суть же второго подхода состоит в том, что термины заимствуют бытовые слова, но этот подход оспаривается многими специалистами». Точка зрения, именуемая «вторым подходом», упоминается и в книге С.В. Гринева [1993], в которой к ее сторонникам автор относит В.П. Даниленко. Говоря о терминах, образованных на основе общеупотребительной лексики, В.П. Даниленко не выделяет их в особую группу и при назывании подобных терминов не употребляет прилагательное «консубстанциональные». Подобные термины автор определяет так: «Это очень широкий пласт лексики, связанный тематически с обществом, человеком, природой, животным и растительным миром и т.п. Эти слова принадлежат к широкой общелитературной и узкой специальной сфере. Означаемое и означающее у них в этих разных сферах совпадает. Различаются они объемом семантики, объемом информации, типом значения» [В.П. Даниленко, 1977, с. 23]. Далее автор говорит, что «приспособление слов общего употребления к узкой сфере – традиционный и весьма продуктивный прием наименования специальных понятий. Возможно, что это вынужденная мера (особенно для современного нам периода), поскольку потребность в новых наименованиях не может быть удовлетворена созданием новых слов-терминов, поэтому используются существующие. Исторически это объясняется тем, что научные понятия формировались на основании обобщений, полученных в процессе практического познания мира, на основании «языковых понятий», на которые накладывались логически обработанные научные понятия» [Л.Л. Кутина. Формирование терминологии физики в России. М. – Л., «Наука», 1966, с. 245] [Цит. по: В.П. Даниленко, 1977, с. 24]. Лингвистически это вело к усложнению семантической структуры слова. Лексическое значение становилось недостаточным для выражения содержания научного понятия. Конкретизация его… фактически приводила к отпочкованию нового слова со специализированным значением, к появлению семантического неологизма. Этот процесс мог проходить и при переводе на русский язык терминов из других языков…, и при терминологизации слова на собственно русской почве» [В.П. Даниленко, 1977, с. 24]. Положения так называемого второго подхода представлены у С.В. Гринева: «Факт заимствования бытовых слов в специальную лексику достаточно хорошо известен и считается одним из основных средств пополнения терминологии. Более того, если проследить этимологию многих лексических единиц, появляющихся в языке сразу как термины, то выяснится, что в языке-источнике они являются или некогда были общеупотребительными словами. Необходимо отметить, что и в настоящее время практически каждое существительное обозначает понятие, которое является предметом исследования той или иной науки. Так, А.И. Моисеев отмечает, что, например, типичные бытовые слова – отец, мать, сын, дочь, и т.п. – неизменно причисляются к терминологии в качестве терминов родства и свойства, и что все то, что окружает человека в быту, «было в свое время предметом производства и торговли, а многие бытовые действия совпадают с производственными» [А.И. Моисеев, 1970, с. 130-131] [Цит. по: С.В. Гринев, 1993, с. 28-29]. В настоящее время прилагательное «консубстанциональный» употребляется в качестве термина достаточно активно. Специалисты и исследователи используют его в своих работах (М. Беляева, В.Д. Табанакова, О.Н. Будылева). Заключая в себе сему «сосуществующий», термин «консубстанциональный термин» призван служить Итак, определением в настоящее тех специальных существуют лексем, два которые мнения по обладают вопросу омонимичными формами в обиходной речи. время «консубстанционального термина»: согласно одному, такие термины пришли из общеупотребительного языка, согласно второму, консубстанциональные термины – это лексемы, пришедшие из профессионального языка в общеупотребительную речь. В данной работе принято такое определение консубстанциональных терминов: консубстанциональные термины – это лексемы (чаще всего однословные), пришедшие из общеупотребительного языка в профессиональную речь и получившие специализированное (профессиональное) значение, или пришедшие из языка для специальных целей в результате детерминологизации. 1.2. Вопрос о выделении консубстанциональных терминов в русской лингвистической терминологии. Материалом для исследования послужили списки специальных слов, использующихся в качестве терминов в одной из гуманитарных наук – лингвистике. Лингвистическая терминология является основной частью метаязыка лингвистики, в которой, как известно, составными элементами входят не только термины, но и графические знаки, символы, разнообразные аббревиатуры и т.д. По словам О.С. Ахмановой, «если бы новая метатеоретическая система и была создана, потребовалось бы очень много времени, прежде чем она могла бы сделаться реальным средством лингвистического общения. Поэтому сейчас конкретно речь может идти только о метаязыке лингвистики в его традиционном виде, со всеми присущими ему неизбежными несовершенствами. А несовершенства эти обуславливаются, помимо всевозможных привходящих моментов, – таких, как непоследовательность употребления существующих терминов, невероятно развитое дублирование их, склонность различных ученых вводить новые термины без достаточных для того оснований и т.п. – тем обстоятельством, что оба языка – и язык-объект и метаязык – полностью совпадают в плане выражения, т.е. внешне являются одним и тем же языком. Нельзя не добавить к сказанному, что в очень значительной своей части метаязык и язык-объект пользуются просто одними и теми же словами, такими, как, например, «слово», «звук», «мелодия», «выражение» и др.» [О.С. Ахманова, 1966, с. 4]. Недостаточная лингвистической вызывающих распространенных изученность терминологии, в вопросов, процессов среде и явлений, наличие В наблюдаемых ряда числе в обуславливает затрагиваемых вопросов, наиболее является дискуссии специалистов.

исследователями, однозначность термина, поскольку, хотя «термин – в соответствии со своей функцией – должен быть строгим и точным обозначением специального понятия» [И. Куликова, Д. Салмина, 2002, с. 24], анализ терминологии выявляет наблюдаемые в ней семантические процессы полисемии, омонимии, синонимии, а также вопрос о частеречной принадлежности термина, поскольку, согласно наиболее распространенной точке зрения, термины должны быть представлены именами существительными. Такого мнения придерживается О.С. Ахманова: «Основной состав терминологического списка… может быть исчерпан существительными» [О.С. Ахманова, 1966, с. 11]. Однако, по словам В.П. Даниленко, грамматическим «фондом» терминологии «являются знаменательные слова: существительные, прилагательные, наречия, глаголы» [В.П. Даниленко, 1977, с. 37]. О.С. Ахманова [1966] говорила о сосуществовании одних и тех же слов, употребляемых в метаязыке и в языке-объекте. Эти слова, именуемые консубстанциональными терминами, существуют в лингвистической терминологии. Отбор лексем для анализа был произведен на словниках двух словарей: специального, в качестве которого был использован «Словарь лингвистических терминов» О.С. Ахмановой [1966] и общеупотребительного, в качестве которого был взят «Словарь русского языка» С.И. Ожегова [1987]. В результате проведенного на основе анализа дефиниций отбора были выделены лексемы в количестве 73 слов: «аспект», «аппликация», «атрибут», «база», «вариант», «вершина», «ветвь», «взрыв», «вид», «время», «выдержка», «выражение», «гнездо», «голос», «граница», «группа», «дерево», «единица», «единство», «закон», «залог», «замена», «заместитель», «знак», «значение», «изменение», «имя», «качество», «код», «количество», «корень», «корпус», «лицо», «наклонение», «напряжение», «норма», «оболочка», «окончание», «окружение», «основа», «отношение», «падеж», «пауза», «перенос», «переход», «письмо», «план», «подъем», «поле», «порядок», «предлог», «предложение», «примета», «приставка», «приступ», «причастие», «род», «ряд», «связь», «склонение», «союз», «степень», «стиль», «сторона», «ступень», «тон», «уровень», «фигура», «центр», «число», «шум», «экскурсия», «язык». (См. Приложение 1). В качестве примера можно привести лингвистические и общеупотребительные определения некоторых лексем. «Корень» (лингв.): «непроизводная или простая основа, не заключающая в себе никаких аффиксов и выделяемая а) по отношению к данному состоянию языка – морфологический корень, или корневая основа, и б) по отношению к прошедшим эпохам его развития – этимологический корень» [О.С. Ахманова, 1966, с. 208]. «Корень» (общеупотр.): «1. Внутренняя, находящаяся в теле часть волоса, зуба, ногтя. 2. Начало, источник, основа чего-нибудь» [С.И. Ожегов, 1987, с. 254]. «Лицо» (лингв.): Ахманова, 1966, с. 220]. «Лицо» (общеупотр.): «1. Передняя часть головы человека. 2. Индивидуальный облик, отличительные черты. 3. Наружная, передняя, верхняя сторона предмета» [С.И. Ожегов, 1987, с. 280]. (См. Приложение 1). Следует отметить лексемы, обладающие более, чем одним определением. «Вид» (лексема обладает двумя определениями) (лингв.): «1. Грамматическая категория глагола, обозначающая особые свойства, характер протекания данного процесса, т.е. в его отношении к внутреннему пределу, результату, длительности, повторяемости и т.п. 2. По-разному выражаемые в глаголе созначения, семантически сопоставимые с категориальными формами вида» [О.С. Ахманова, 1966, с. 75]. «Вид» (общеупотр.): «1. Внешность, видимый облик;

состояние. 2. Местность, видимая взором, а также изображение ее. 3. Нахождение в поле зрения, возможность быть видимым. 4. Предположение, намерение» [С.И. Ожегов, 1987, с. 70]. «Единица» (существует четыре определения для данного слова) (лингв.): «1. Отрезок речи, регулярно воспроизводимый как данное специфическое единство «грамматическая категория глагола, обозначающая отношение действия (процесса) и его субъекта к говорящему лиц» [О.С.

выражения и содержания и приобретающий, таким образом, характер отдельной, функционально обособленной части или постоянного (устойчивого) элемента языка. 2. Порядок слов и ритмико-интонационное членение высказывания как структурный элемент (строевая единица) языка, регулярно воспроизводимый в речи. 3. Синтаксически организованная и коммуникативно самостоятельная часть более протяженного высказывания или отдельное высказывание, организацией обладающее и само по себе определенной синтаксической 4. Отдельная, коммуникативной самостоятельностью.

функционально обособленная (самостоятельная) часть (элемент) сложной (составной) единицы общения» [О.С. Ахманова, 1966, с. 145-146]. «Единица» (общеупотр.): «1. Цифра, изображающая число «1». 2. Самая низкая школьная отметка. 3. Отдельная самостоятельная часть в составе целого, отдельный предмет (или лицо) в группе подобных. 4. Отдельные предметы или лица, немногие по числу» [С.И. Ожегов, 1987, с. 159]. (См. Приложение 1). Поскольку отобранные лексические единицы употребляются и в лингвистической терминологии, и в общеупотребительной речи и отвечают положениям, представленным в определении консубстанционального термина (однословные лексемы, пришедшие из общеупотребительного языка в профессиональную речь и получившие специализированное значение или пришедшие из языка для специальных целей в результате детерминологизации), их можно назвать консубстанциональными терминами в лингвистической терминологии русского языка. Так, например, и обиходное, и специальное определения лексемы «время» (См. Приложение 1) относятся к значению «продолжительность, длительность или момент, в течение которого что-либо происходит». Специальные определения лексемы «вид» (См. Приложение 1) не синонимичны ее общеупотребительным определениям. В подобных случаях необходим диахронический и этимологический анализ рассматриваемой лексемы.

Помимо этого, необходимо отметить, что общеупотребительные значения лексемы – это значения, которыми номинированы предметы или явления, окружающие человека, в то время, как лингвистическими определениями оперируют специалисты и исследователи, занимающиеся происходящими в языке процессами и явлениями. Значение каждого лингвистического термина призвано определять фонетические, морфологические, грамматические, стилистические, любые понятия, существующие в языке. Использование общеупотребительных слов в качестве терминов базируется на метафорическом переносе. Наряду с общеупотребительными значениями «Словарь русского языка» предлагает определения рассматриваемой лексемы, используемые в различных отраслях знания. В таком случае дефиниция снабжается соответствующей пометой. Лексемы «вершина», «взрыв», «вид», «время», «гнездо», «голос», «единица», «закон», «количество», «корень», «корпус», «лицо», «напряжение», «норма», «оболочка», «окружение», «отношение», «пауза», «письмо», «род», «степень», «сторона», «тон», «фигура», «центр», «шум» обладают определениями в других отраслях знания. Данное явление можно отразить в следующей таблице: Таблица 1. Сферы употребления русских лексем. Русское слово аппликация база вершина ветвь взрыв вид время выражение гнездо голос граница дерево единица закон имя количество Сфера использования искусство архитектура, военное дело математика, география биология химия экология, биология философия, история математика биология юриспруденция, музыка география ботаника математика юриспруденция юриспруденция математика корень корпус лицо напряжение норма оболочка окружение отношение пауза переход письмо план подъем поле порядок род ряд связь союз степень сторона ступень тон уровень фигура центр число язык биология, математика военное дело, анатомия социология, юриспруденция физика юриспруденция география военное дело математика, юриспруденция музыка строительство музыка география анатомия физика, сельское хоз-во военное дело, математика логика, история, биология математика строительство социология математика, военное дело математика, география, социология архитектура музыка география геометрия, спорт биология, геометрия, социология математика биология, география Согласно материалам анализируемых словарей, в математике употребляется 11 лексем (что составляет 15.06 % от всего массива выделенных лексем), в биологии употребляется 7 лексем (9.58 %), в географии употребляется 7 лексем (9.58 %), в юриспруденции употребляется 6 лексем (8.21 %), в музыке употребляется 4 лексемы (5.47 %), в военном деле употребляется 5 лексем (6.84 %), в социологии употребляется 4 лексемы (5.47 %), в геометрии употребляется 2 лексемы (2.73 %), в архитектуре употребляется 2 лексемы (2.73 %), в строительстве употребляется 2 лексемы (2.73 %), в анатомии употребляется 2 лексемы (2.73 %), в физике употребляется 2 лексемы (2.73 %), а также по одной лексеме (что составляет 1.36 % от всего массива выделенных лексем) употребляется в химии, логике, экологии, философии, искусстве, спорте, сельском хозяйстве, ботанике и истории. Следовательно, перечисленные слова, первоначально бывшие бытовыми словами, войдя в списки специальных слов различных отраслей знания, получили в каждой отрасли свое профессиональное значение, и стали омонимами, представляющими межнаучную омонимию. 1.3. Вопрос об эквивалентности русских лингвистических терминов. Эквивалентность русских и английских лингвистических терминов определялась по «Англо-русскому словарю по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского [2001]. В качестве перевода русских лингвистических терминов, представляющих группу консубстанциональных, данным словарем представлены такие английские термины, как: «alternant», «application», «ascension», «ascent», «aspect», «attribute», «base», «bond», «border», «burst», «caesura», «case», «clause», «code», «conjunction», «connection», «context», «core», «corpus», «declension», «degree», «entity», «environment», «explosion», «expression», «field», «figure», «foundation», «genus», «grade», «group», «head», «holding», «inflection», «item», «language», «langue», «level», «lifting», «link», «mark», «meaning», «mood», «name», «nest», «noise», «norm», «noun», «number», «onset», «participle», «pause», «peak», «person», «pitch», «plan», «plane», «position», «prefix», «preposition», «quality», «quantity», «retention», «relation», «rise», «root», «rule», «script», «sentence», «series», «sign», «style», «subject», «substitution», «tense», «tension», «theme», «time», «tone», «tongue», «top», «transfer», «transition», «transportation», «tree», «unit», «variant», «voice», «writing». Многие русские консубстанциональные термины имеют по несколько английских эквивалентов: «вариант» - «variant», «alternant»;

«вершина» «head», «peak», «root», «top»;

«взрыв» - «burst», «explosion»;

«время» - «time», «tense»;

«выдержка» - «holding», «retention»;

«единица» - «entity», «item», «unit»;

«знак» - «mark», «sign»;

«имя» - «name», «noun»;

«окружение» «context», «environment», «position»;

«основа» - «core», «foundation», «theme»;

«отношение» - «link», «relation»;

«пауза» - «caesura», «pause»;

«переход» «transfer», «transition»;

«письмо» - «script», «writing»;

«план» - «level», «plan», «plane»;

«подъем» - «ascension», «ascent», «lifting», «rise»;

«предложение» «clause», «sentence»;

«связь» - «bond», «connection»;

«тон» - «pitch», «tone»;

«язык» - «language», «langue», «tongue». Значения английских лексем определялись по дефинициям, представленным в Oxford English Dictionary. Словарная статья Oxford English Dictionary включает множество параметров: транскрипцию, этимологическую справку, время первой фиксации, примеры употребления, использования в других отраслях знания. Английские эквиваленты можно рассматривать по тем же критериям, что и русские консубстанциональные термины. Существуют лексемы, обладающие одним лингвистическим значением. «Root»: the most prominent sound in a syllable with regard to sonority (наиболее звонкий звук в слоге согласно шкале звучности). «Inflection»: the modification of the form of a word to express the different grammatical relations into which it may (изменение формы слова для выражения различных грамматических связей, в которые оно может вступать). (См. Приложение 2). Существуют английские эквиваленты, обладающие более чем одним определением. «Substitution» (слово обладает двумя определениями): 1) syllepsis (силлепсис: фигура, посредством которой слово или определенная форма слова или окончание соотносятся с другими словами в предложении, 2) a sound-change consisting in the replacement of one vowel or consonant by another (чередование звуков, заключающееся в замещении одного гласного или согласного звука на другой). «Tone» (лексема обладает двумя определениями): 1) a word-accent (словесное ударение), «tone» 2) the stress accent on a syllable of a word (тоновое ударение на слоге или в слове). (См. Приложение 2). Для некоторых эквивалентов Oxford English Dictionary не предлагает лингвистического определения. К таким лексемам относятся: «application», «border», «group», «holding», «retention», «entity», «item», «mark», «sign», «corpus», «tension», «norm», «cover», «context», «environment», «core», «foundation», «transfer», «script», «plan», «plane», «ascension», «ascent», «lifting», «link», «relation», «field», «genus», «bond», «connection», «noise», «language», «variant», «tongue», «expression», «transportation». По этой причине данные эквиваленты не рассматриваются в качестве консубстанциональных терминов в лингвистической терминологии английского языка. Многочисленные примеры использования рассматриваемых английских лексем представлены в английской художественной литературе. В произведении У.С. Моэма «Театр» («The Theatre») в значении «голос» употребляется лексема «voice»: «Her voice was rather low and ever so slightly hoarse (у нее был довольно низкий и даже немного хриплый голос)» [W.S. Maugham, 1997, p. 6]. В качестве примера можно привести употребление лексемы «figure» в значении «фигура, телосложение»: «He still had at fifty-two a very good figure (в свои пятьдесят два он все еще обладал хорошей фигурой)» [W.S. Maugham, 1997, p. 9]. В рассказе Г. Уэллса «Сокровище в лесу» («The treasure in the forest») можно обнаружить большое количество примеров использования выделенных лексем в общеупотребительном значении. Так, лексема «pause» употребляется в значении «пауза, перерыв»: «”It’s queer,” said Evans, after a pause («странно», – сказал Эванс после паузы)» [H.G. Wells, English Story, 1998, p. 92]. Лексема «writing» используется в значении «письмо»: «And what’s the writing? (и что за письмо?)» [H.G. Wells, English Story, 1998, p. 92]. Широко представлены в Oxford English Dictionary общеупотребительные определения английских лексем (См. Приложение 2). Словарь Oxford English Dictionary указывает на употребление анализируемых лексем в других отраслях знания. Эти данные можно привести в виде такой таблицы:

Таблица 2. Сферы употребления английских лексем. Английское слово alternant application aspect attribute base Сфера использования лингвистика теология, астрология экология, лингвистика живопись, логика, лингвистика лингвистика, архитектура, химия, математика, военное дело, геометрия, ботаника, зоология техника, юриспруденция bond лингвистика burst юриспруденция, медицина, лингвистика case лингвистика caesura лингвистика clause юриспруденция, лингвистика code conjunction астрология, лингвистика connection техника лингвистика context археология, архитектура, геология core естественные науки corpus спорт, коммерция, охотничье дело cover законодательство, геометрия, метеорология, музыка, degree арифметика, лингвистика environment лингвистика лингвистика explosion информатика, математика, логика, спорт, физика, field психология, эмбриология геометрия, астрология, спорт, риторика, логика, музыка, figure лингвистика математика, лингвистика flexion логика, зоология, ботаника genus математика, лингвистика, география, зоология grade искусствоведение, математика, зоология group лингвистика, музыка head геометрия, лингвистика inflection лингвистика item информатика language лингвистика langue горная промышленность, лингвистика level логика, история mark лингвистика meaning лингвистика name минералогия, лингвистика nest norm noun number pause peak person pitch plane position quality quantity relation retention rise root rule script sentence series sign style subject substitution tense tension theme time tone tongue top transfer transition tree unit variant алгебра лингвистика геометрия, лингвистика музыка, лингвистика лингвистика, морское дело лингвистика, юриспруденция, теология, зоология геология, архитектура, сельское хоз-во, спорт, лингвистика геометрия, горная промышленность, анатомия, информатика арифметика, философия, логика, музыка, лингвистика юриспруденция, логика, физика, лингвистика логика, музыка, математика, лингвистика логика, философия, юриспруденция медицина театральное дело, угольная промышленность, лингвистика сельское хоз-во, ботаника, математика, лингвистика юриспруденция, математика, лингвистика юриспруденция, психология музыка, логика, лингвистика математика, естественные науки, геология, электромеханика, химия, спорт, земельное устройство, церковная терминология, лингвистика, музыка, физика математика, теология, медицина, астрология медицина, ботаника, зоология, законодательство, лингвистика юриспруденция, логика, философия, музыка, психология, лингвистика юриспруденция, химия, алгебра, биология, торговое дело, лингвистика лингвистика физика, ботаника, физиология логика, музыка, астрология, история, лингвистика военное дело, музыка физиология, музыка, лингвистика механика, геология физика юриспруденция, психология архитектура, физика, музыка, геология, молекулярная биология, лингвистика математика, лингвистика математика биология, история voice writing лингвистика лингвистика В английском языке количество лексем, используемых в других отраслях знания составляет 70 слов, а также более широко представлены сферы употребления выделенных лексем. В русском языке основными отраслями знания названы математика, музыка, география, геометрия, военное дело, биология, анатомия, зоология, ботаника, физика, химия, логика, история, военное дело, строительство, архитектура, юриспруденция, экология. В английском языке лексемы употребляются в логике (13 лексем, что составляет 24.52 % от всего массива выделенных лексем), химии (3 лексемы – 5.66 %), математике (12 лексем – 22.64 %), геометрии (6 лексем – 11.32 %), ботанике (5 лексем – 9.43 %), зоологии (6 лексем – 11.32 %), юриспруденции (12 лексем – 22.64 %), биологии (2 лексемы – 3.77 %), истории (3 лексемы – 5.66 %), музыке (13 лексем – 24.52 %), физике (6 лексем – 11.32 %), военном деле (2 лексемы – 3.77 %), экологии (1 лексема – 1.88 %), анатомии (1 лексема – 1.88 %), географии (1 лексема – 1.88 %), а также употребляются в: алгебре (2 лексемы), теологии (3 лексемы – 5.66 %), астрологии (5 лексем – 9.43 %), архитектуре (4 лексемы – 7.54 %), морском деле (1 лексема – 1.88 %), сельском хозяйстве (2 лексемы – 3.77 %), медицине (4 лексемы – 7.54 %), минералогии (1 лексема – 1.88 %), искусствоведении (1 лексема – 1.88 %), торговом деле (1 лексема – 1.88 %), спорте (5 лексем – 9.43 %), коммерции (1 лексема – 1.88 %), охотничьем деле (1 лексема – 1.88 %), геологии (5 лексем – 9.43 %), психологии (4 лексемы – 7.54 %), горной промышленности (2 лексемы – 3.77 %), театральном деле (1 лексема – 1.88 %), угольной промышленности (1 лексема – 1.88 %), электромеханике (1 лексема – 1.88 %), земельном устройстве (1 лексема – 1.88 %), технике (2 лексемы – 3.77 %), метеорологии (1 лексема – 1.88 %), живописи (1 лексема – 1.88 %), естественных науках (2 лексемы – 3.77 %), философии (1 лексема – 1.88 %), физиологии (2 лексемы – 3.77 %), арифметике (2 лексемы – 3.77 %), археологии (1 лексема – 1.88 %), молекулярной биологии (1 лексема – 1.88 %), информатике ( лексемы – 5.66 %), эмбриологии (1 лексема – 1.88 %), риторике (1 лексема – 1.88 %), механике (1 лексема – 1.88 %), церковной терминологии (1 лексема – 1.88 %). Данное явление можно объяснить тем, что первоначальной задачей отбора общеупотребительных определений выделенных лексем было выявление именно обиходных значений. Поскольку Oxford English Dictionary содержит максимум информации о каждой лексеме, в результате отбора помимо общеупотребительных определений было собрано определенное количество дефиниций лексем, используемых и в других отраслях знания. Следовательно, многие английские термины – представители межнаучной омонимии. Так же, как и русские лексемы, английские эквиваленты условно разделены на две группы: в одной из них общеупотребительные значения синонимичны специальным значениям, в другой группе подобной синонимичности не наблюдается. определением, Так, лексема «person» ее представлена общеупотребительным (специальное синонимичным специальной дефиниции:

определение): each of the three classes of personal pronouns, and corresponding distinctions in verbs, denoting or indicating respectively the person speaking (first person), the person spoken to (second person), and the person or thing spoken of (third person) (каждое их трех видов личных местоимений и соответствующие различия в глаголах, обозначающие соответственно лицо говорящее (первое лицо), лицо, к которому обращаются (второе лицо) и лицо или предмет, о котором говорят (третье лицо);

(общеупотребительное определение): «an individual human being, a man, woman, or child» (человеческое существо, мужчина, женщина или ребенок). В свою очередь, специальное определение лексемы «root»: «the most prominent sound in a syllable with regard to sonority» (наиболее звонкий звук в слоге согласно шкале звучности), не схоже в значении с общеупотребительным определением данной лексемы: «that part of a plant or tree which is normally below the earth's surface» (та часть растения, которая находится под землей).

1.4. Выводы к Главе I. 1. На основе принятого рабочего определения (консубстанциональные термины – это лексемы языка (чаще в всего однословные), речь пришедшие и из общеупотребительного профессиональную получившие специализированное (профессиональное) значение или пришедшие из языка для специальных целей в результате детерминологизации) были выделены из общего массива лингвистических терминов в русском языке 73 лексемы, в английском языке 89 лексем. 2. Анализ дефиниций выделенных лексем позволяет утверждать, что английские эквиваленты русских лексем («аппликация» - «application», «вариант» - «variant», «выражение» - «expression», «граница» - «border», «группа» - «group», «выдержка» - «holding», «retention», «единица» - «entity», «item», «знак» - «mark», «sign», «корпус» - «corpus», «напряжение» - «tension», «норма» «norm», «оболочка» «cover», «окружение» «context», «environment», «основа» - «core», «foundation», «перенос» - «transportation», «переход» - «transfer», «письмо - «script», «план» - «plan», «plane», «подъем» «ascension», «ascent», «lifting», «поле» - «field», «род» - «genus», «связь» - «link», «relation», «bond», «connection», «шум» - «noise», «язык» - «language», «tongue») не являются в английской лингвистической терминологии консубстанциональными. 3. На основе значения выделенных русских лексем и их английских эквивалентов можно указать, что русские термины «вершина» (эквиваленты: «peak», «head», «top»), «взрыв» (эквиваленты: «burst», «explosion»), «вид» (эквивалент: «aspect»), «гнездо» (эквивалент: «nest»), «голос» (эквивалент: «voice»), «единица» (эквиваленты: «item», «unit»), «закон» (эквивалент: «rule»), «количество» (эквивалент: «quantity»), «корень» (эквивалент: «root»), «корпус» (эквивалент: «corpus»), «лицо» (эквивалент: «person»), «напряжение» (эквивалент: «tension»), «норма» (эквивалент: «norm»), «оболочка» (эквивалент: «cover»), «окружение» (эквиваленты: «context», «environment», «position»), «отношение» (эквивалент: «relation»), «пауза» (эквиваленты: «pause», «caesura»), «письмо» (эквиваленты: «script», «writing»), «род» (эквивалент: «genus»), «степень» (эквивалент: «degree»), «сторона» (эквивалент: «subject»), «тон» (эквиваленты: «tone», «pitch»), «фигура» (эквивалент: «figure»), «центр», а также английские эквиваленты русских консубстанциональных терминов, употребляемых только в лингвистике: «аппликация» - «application», «база» «base», «вариант» - «alternant», «время» - «time», «tense», «выдержка» «retention», «группа» - «group», «дерево» - «tree», «замена» - «substitution», «знак» - «mark», «sign», «значение» - «meaning», «изменение» - «inflection», «имя» - «name», «noun», «качество» - «quality», «код» - «code», «основа» «core», «theme», «переход» - «transfer», «transition», «план» - «level», «plane», «подъем» - «rise», «поле» - «field», «предложение» - «clause», «sentence», «ряд» «series», «связь» - «bond», «connection», «стиль» - «style», «ступень» - «grade», «язык» - «language», «langue», «tongue» употребляются в других отраслях знания, что свидетельствует о явлении межнаучной омонимии, наблюдаемой в группе перечисленных выше терминов. 4. Имеются различия в употреблении некоторых русских лексем и их английских эквивалентов, например, лексема «напряжение» употребляется в лингвистике и физике, а ее эквивалент «tension» используется в физике, ботанике и физиологии;

лексема «степень» употребляется в лингвистике и математике, а ее эквивалент «degree» музыке, используется арифметике, в законодательстве, лексема геометрии, «сторона» метеорологии, лингвистике;

употребляется в лингвистике и математике, а ее эквивалент «subject» используется в юриспруденции, логике, философии, музыке, психологии, лингвистике. Лексема «degree» в русском языке имеет эквиваленты: «градус», «уровень», «допрос», «степень родства», «положение», «диплом», «ступень». Именно эти русские эквиваленты так же, как и английская лексема «degree» употребляются в законодательстве, геометрии, метеорологии, музыке, арифметике. Лексема «subject» обладает русскими эквивалентами «подданный», «тема», «дисциплина», «повод», «подлежащий», «субъект», используемыми в юриспруденции, логике, философии, музыке и психологии. Данное явление присуще и другим терминам, употребляемым во многих отраслях знания помимо лингвистики (Таблица 2. Сферы употребления английских лексем). Разница в употреблении русских и английских эквивалентов объясняется тем, что некоторые английские понятия, обозначаемые одним словом в английском языке, в русском языке именуются разными словами. В большинстве случаев причина данного явления заключается в истории появления слова в языке. Заимствуемое в английский язык слово принимало определения этого слова в языке-доноре («degree»;

«subject»). В свою очередь в русском языке могло заимствоваться одно значение слова, другие определения многозначного слова являлись исконно русскими («уровень», «допрос», «степень родства», «положение», «ступень»;

«подданный», «повод», «подлежащий»). 5. «Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского [2001] не предлагает эквивалентов для русских лексем «заместитель», «примета», «центр», «единство». В английской лингвистической терминологии отсутствуют понятия, определяемые русскими лексемами «заместитель», «примета», «центр», «единство», поэтому для данных русских консубстанциональных терминов не существует английских эквивалентов. 6. Лексемы «вариант», «вершина», «взрыв», «время», «выдержка», «единица», «знак», «имя», «окружение», «основа», «отношение», «пауза», «переход», «письмо», «план», «подъем», «предложение», «связь», «тон», «язык» обладают несколькими эквивалентами, но не для всех них даны лингвистические определения в Oxford English Dictionary. 7. Oxford English Dictionary не предлагает лингвистических определений для лексем «application», «border», «group», «holding», «retention», «entity», «item», «mark», «sign», «corpus», «tension», «norm», «cover», «context», «environment», «core», «foundation», «transfer», «script», «plan», «plane», «ascension», «ascent», «lifting», «link», «relation», «field», «genus», «bond», «connection», «noise», «language», «variant», «tongue», «expression», «transportation». По этой причине данные английские лингвистические термины, предложенные «Англо-русским словарем по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского [2001] в качестве эквивалентов русским лингвистическим терминам, не могут быть рассмотрены в качестве консубстанциональных терминов. 8. Следовательно, полностью совпавшими эквивалентами можно назвать только такие термины: «атрибут» - «attribute», «база» - «base», «вариант» «alternant», «вершина» - «head», «peak» «ветвь» - «aspect», «взрыв» - «burst», «explosion», «вид» - «aspect», «время» - «tense», «time», «гнездо» - «nest», «голос» - «voice», «дерево» - «tree», «единица» - «unit», «закон» - «rule», «замена» «substitution», «значение» - «meaning», «изменение» - «inflection», «имя» «name», «noun», «качество» - «quality», «код» - «code», «количество» «quantity», «корень» - «root», «лицо» - «person», «наклонение» - «mood», «окружение» - «position», «основа» - «theme», «падеж» - «case», «пауза» «caesura», «pause», «переход» - «transition», «письмо» - «writing», «подъем» «rise», «порядок» - «rule», «предлог» - «preposition», «предложение» «sentence», «clause», «приставка» - «prefix», «приступ» - «onset», «причастие» - «participle», «ряд» - «series», «склонение» - «declension», «союз» «conjunction», «степень» - «degree», «стиль»-«style», «сторона»-«subject», «ступень» - «grade», «тон» - «tone», «pitch», «уровень»-«level», «фигура»«figure», «число» - «number», «язык» - «langue». Из 89 английских эквивалентов было выделено только 53 английских лексемы.

Глава II. Историко-диахронический анализ русских и английских лексических единиц. 2.1. Введение. Этимологический анализ как важная составляющая изучения специальных лексем. Исследование истории лексических единиц позволяет определить относительный возраст анализируемых терминологий, выделить сходства и различия в становлении национальных терминологий. Сопоставительный анализ основан на сравнении соответствующих явлений систем разных языков независимо от их принадлежности к той или иной языковой семье. Предварительным условием и одним из обязательных компонентов упорядочения терминологий является исследование их истории. Исследование истории термина неразрывно связано с развитием науки в целом. И.Т. Фролов [И.Т. Фролов, 2004, с. 24] выделяет три периода в развитии научного знания:

- совокупное знание древних, обращенное к самым разным предметам и именовавшееся наблюдениями, "философия". выводами Наряду со всевозможными наук оно конкретными охватывало и практики, зачатками обобщенные размышления людей о мире и о себе, которым в будущем предстояло развиться в философию уже в специальном смысле этого слова. Первичное знание заключало в себе одновременно пранауку и пра-философию. По мере развития той и другой в процессе формирования собственно науки и философии постепенно уточнялась их специфика, четче определялось родство и различие познавательных функций;

- специализация знаний, формирование все новых конкретных наук, их отделение от совокупного знания (так называемой "философии"). Одновременно шло развитие философии как особой области знания, ее размежевание с конкретными науками. Этот процесс длился многие века, но наиболее интенсивно происходил в XVII-XVIII веках. Новые разделы знания возникают и в наше время и будут, надо думать, формироваться также в последующие периоды истории.

Причем рождение каждой новой дисциплины в какой-то мере повторяет черты исторического перехода от донаучного, протонаучного, первично-философского изучения предмета к конкретно-научному;

- формирование теоретических разделов ряда наук;

их нарастающая интеграция, синтез. В рамках первых двух периодов конкретно-научное знание, за исключением сравнительно небольшой его части, носило опытный, описательный характер. Кропотливо накапливался материал для последующих обобщений, но при этом ощущался "дефицит" теоретической мысли, умения видеть связи различных явлений, их единство, общие закономерности, тенденции развития. Такого рода задачи в значительной мере падали на долю философов, которые должны были умозрительно, нередко наугад "выстраивать" общую картину природы (натурфилософия), общества (философия истории) и даже "мира в целом". Дело это, понятно, не простое, потому неудивительно, что гениальные догадки причудливо сочетались с фантазией, вымыслом. При всем том философская мысль выполняла важную миссию формирования и развития общего миропонимания [И.Т. Фролов, 2004, с. 24]. Исследование появления, закрепления и функционирования слова в речи основывается на изучении исторического развития науки. Некоторые из выделенных для исследования лексем впервые были зафиксированы в письменных памятниках в VIII-IX вв. («язык», «pitch» («тон»)). Специальное значение общеупотребительные лексемы приобретали в основном в XVII-XVIII вв., во второй, согласно точке зрения И.Т. Фролова, период, когда наиболее интенсивно возникали новые дисциплины, новые конкретные науки. В настоящее время на основе накопленного материала формируется теоретический взгляд на связи различных явлений, их единство, общие закономерности и тенденции развития исследуемой лексики. С.В. Гринев отмечает, что «только диахронический подход дает возможность выявить перспективные средства образования терминов и выходящие из употребления модели. Кроме того, с помощью диахронических исследований, в том числе с привлечением данных смежных с лингвистикой наук (антропологии, этнографии, истории науки и техники, всеобщей истории), можно установить время и особенности зарождения и развития терминологий (в особенности старых), поскольку молодые и формирующиеся в настоящее время терминологии будут во многом повторять основные этапы их развития;

выявить общие тенденции развития терминологий и факторы, определяющие это развитие, а также тенденции в отношении к специальной лексике и попытках ее упорядочения» [С.В. Гринев, 1993, с. 187]. Неотъемлемой частью диахронического исследования является этимологический анализ. Этимология – слово греческого происхождения (etymologia, от etymon – истинное значение слова и logos – слово, учение). О.Н. Трубачев указывал, что этимология «является разделом исторического языкознания, который посвящен исследованию первоначальной словообразовательной структуры слова и выявлению элементов его древнего значения, а также этим словом обозначается научно-исследовательская процедура, направленная на раскрытие происхождения слова, а также сам результат этой процедуры» [О.Н. Трубачев, 1961, с. 407] [Цит. по: Л.А. Введенская, Н.П. Колесников, 2004, с. 8]. В настоящее время в языкознании термин «этимология» обладает различными значениями. Авторы книги «Этимология» Л.А. Введенская и Н.П. Колесников предлагают следующие определения: «этимология – 1. Отдел языкознания, изучающий происхождение слов;

2. Происхождение;

строения слова и 3. Установление его прошлых происхождения слова». Этимологическим анализом является определение ранее существовавшего морфологического словообразовательных связей [Л.А. Введенская, Н.П. Колесников, 2004, с. 10]. В.И. Абаев сформулировал три задачи, к которым сводится содержание научного этимологического анализа: 1) для основных оригинальных слов данного языка – сопоставление со словами родственных языков и прослеживание их формальной и смысловой истории вглубь до языка-основы;

2) для слов, которые являются производными внутри данного языка, – установление их составных частей: корня, основы и формантов в рамках данного языка;

3) для заимствований – указание источника заимствования [В.И. Абаев, 1952, с. 57] [Цит. по: Л.А. Введенская, Н.П. Колесников, 2004, с. 10]. Помимо даты первого употребления рассматриваемой лексемы важную роль в процессе ее исследования играет то, из какого языка была заимствована лексема. С.В. Гринев отмечал: «проблема заимствования всегда была одной из самых противоречивых в лексикологии… Одни авторы считают рост числа заимствованных терминов ненормальным явлением, засоряющим язык и препятствующим развитию его словообразовательных возможностей. Другие считают, что заимствование расширяет состав лексики, и не только не подавляет развитие языка, но ведет к развертыванию и совершенствованию собственных ресурсов заимствующего языка… В целом, несмотря на отдельные проявления тенденции препятствовать введению в язык заимствованных слов, большинство языковедов считает это явление вполне естественным компонентом процесса развития языка» [С.В. Гринев, 1993, с. 157]. Заимствование происходит тогда, когда в системе отдельно взятого языка (например, английского или русского) отсутствуют некоторые понятия, в свою очередь, существующие в языке-источнике. Авторы книги «Общая терминология» А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева приводят несколько примеров понятия заимствование в настоящее время: «иногда при помощи термина заимствование описывается процесс терминологизации слов общелитературного языка… или – в редких случаях – просторечных и жаргонных слов. Также в виде заимствования рассматривается образное использование иных профессиональных полей… Гораздо чаще, однако, под заимствованиями понимаются именно «внешние», т.е. заимствования из других языков» [А.В. Суперанская, Н.В. Подольская, Н.В. Васильева, 2003, с. 212].

Говоря о заимствовании, В.П. Даниленко обращает внимание на то, что «при анализе современной терминологии с генетической точки зрения необходимо различать те источники, из которых заимствуются в терминологию готовые языковые единицы, и те, которые представляют возможность создания терминов (слов и словосочетаний) средствами словообразования» [В.П. Даниленко, 1977, с. 22]. 2.2. История появления анализируемых терминов в русском языке. Данные о происхождении рассматриваемых русских лексем были взяты на основе «Словаря современного русского литературного языка» в 17 тт. [19481965], «Словаря русского языка XI-XVII вв.» в 26 вып. [1975-2002], «Словаря живого русского языка» в 4 тт. В. Даля [1880-1882], Черных П.Я. «Историкоэтимологического словаря современного русского языка» в 2 тт. [1994]. Первое упоминание лексемы «аспект» в письменных памятниках русского языка относится к XVIII в. в значении: «особая точка зрения, с которой освещаются факты, явления, вопросы и т.п.» [Словарь современного русского литературного языка в 17 тт. 1948-1965 (далее ССРЛЯ), т. 1, с. 204]. Лингвистическое значение образовалось на основе определения лексемы «aspect», обозначающей (в частности в английском языке) глагольную категорию вида. Впервые слово «аппликация» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XVIII в. со значением: «прилаживание, приспособление», являясь заимствованием из латинского языка через польский [ССРЛЯ, т. 1, с. 171]. Специальное лингвистическое значение лексема «аппликация» приобрела уже в XX в. на базе общеупотребительного значения: «изготовление рисунка из наклеенных или нашитых на что-нибудь кусков цветной бумаги, материи», в котором присутствует значение наложения, наслоения чего-либо на что-либо. Впервые слово «атрибут» (написание «аттрибут») было зафиксировано в русских письменных памятниках в XIX в. в значении: «определение, определительное слово» [ССРЛЯ, т. 1, с. 221]. Данная лексема является латинским заимствованием и свое специальное значение приобрела на основе латинского определения слова «attributum», в свою очередь, повлиявшим на дефиницию английского эквивалента «attribute». Первое упоминание лексемы «база» в письменных памятниках датируется XVI в. со значением: «место, иже под столбом» [ССРЛЯ, т. 1, с. 241], лексема является греческим заимствованием. Как лингвистический термин слово «база» стало употребляться в XIX в. Впервые слово «вариант» в письменных памятниках упоминается в XIX в. со значением «изменяющийся» и является заимствованием из латыни [ССРЛЯ, т. 2, с. 51]. Значение лингвистического термина «вариант» создано на значении латинской лексемы «varians» («переменчивый»). Первое упоминание слова «вершина» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XVI в. со значением: «верх чего-либо, верхушка» [Словарь русского языка XI-XVII вв. в 26 вып., 1975-2002 (далее СРЯ XI-XVII вв.), вып. 1, с. 108]. Как специальное слово лексема «вершина» используется позднее в математике в сочетании: «вершина угла/пирамиды/треугольника» [ССРЛЯ, т. 2, с. 210]. Специальное лингвистическое значение слова «вершина» создано на базе значения обиходного слова: «самый верх, верхняя часть». Впервые слово «ветвь» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XV в. со значением: «вътвь – ветка». Как специальное слово лексема «ветвь» используется при обозначении отделов науки, искусства;

отрасли [ССРЛЯ, т. 2, с. 239]. Лингвистический термин был образован по аналогии с общеупотребительным значением «отдельная отрасль, линия родства». Первое упоминание лексемы «взрыв» в письменных памятниках русского языка со значением, присущим глаголу «възорвати» относится к XVI в. [СРЯ, вып. 1, с. 159]. Как термин лексема «взрыв» появилась в химии в XIX в. [ССРЛЯ, т. 2, с. 322]. Лингвистический термин «взрыв» имеет значение «внезапное сильное и шумное проявление чего-нибудь». Первое упоминание слова «вид» в русских письменных памятниках зафиксировано в XI в. в значении, приближенном к определению: «единица систематики» [СРЯ, вып. 1, с. 179]. Как термин лексема «вид» используется в философии: «понятие, обнимающее по сходству признаков ряд предметов или явлений и входящее в состав другого более общего понятия» [ССРЛЯ, т. 2, с. 352]. Лингвистическое значение термина «вид» близко по смыслу философскому значению, поэтому можно предположить, что оно было образовано по аналогии с философским термином, или заимствовано из философской терминологии. Впервые слово «время» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XV в. со значением: «время» [СРЯ, вып. 2, с. 108]. Специальное значение лексема «время» приобрела в лингвистике несколько позднее по аналогии с общеупотребительным значением («определенный момент, в который происходит что-нибудь»): «форма глагола, указывающая, что состояние относится к настоящему, прошедшему, будущему в отношении к моменту речи» [ССРЛЯ, т. 2, с. 808]. Впервые лексема «выдержка» зафиксирована в письменных памятниках русского языка в XVIII в. [ССРЛЯ, т. 2, с. 1015-1016], однако ни СРЯ, ни ССРЛЯ не дают точного значения, с которым появилось данное слово, поэтому трудно определить путь появления данного слова в терминологии. Время первой фиксации лексемы «выражение» в русских письменных памятниках приходится на XVII в. в значении: «от гл. выразити: выбить» [СРЯ, вып. 2, с. 241]. Лингвистическое определение было образовано на основе общеупотребительного значения «внешний вид, отражающий внутреннее состояние» [С.И. Ожегов, 1987, с. 102]. Первое упоминание слова «гнездо» датируется XII в. со значением: «гнездо» [СРЯ, вып. 4, с. 43]. Как термин лексема «гнездо» используется в XVII в. в математике [СРЯ, вып. 4, с. 44]. Значение лингвистического термина «гнездо» образовано по аналогии с общеупотребительным значением: «группа, объединение». Впервые лексема «голос» упоминается в письменных памятниках русского языка в XVI в. [СРЯ, вып. 4, с. 68]. Как термин слово «голос» стало использоваться в XIX в. в юриспруденции со значением: «право (гражданина, члена собрания, государственного, общественного учреждения) участвовать в обсуждении и решении поставленных вопросов, подачей своего мнения (голоса), выражаемого письменно или условными знаками» [ССРЛЯ, т. 3, с. 234]. Впервые слово «граница» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XV в. со значением: «знак (межевой, порубежный, владельческий), высекаемый на какой-либо поверхности» [СРЯ, вып. 4, с. 123]. Впервые слово «группа» упоминается в письменных памятниках русского языка в XIX в. со значением: «несколько человек, животных, растений, предметов, находящихся близко друг от друга» [ССРЛЯ, т. 3, с. 443]. В русский язык слово «группа» пришло из латыни со значением: «кусок, масса». Впервые слово «дерево» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XII в. со значением: «дерево» [СРЯ, вып. 4, с. 221]. Специальное лингвистическое значение лексемы «дерево» появилось как переосмысление значения «многолетнее растение с твердым стволом и отходящими от него ветвями, образующими крону». Впервые лексема «единица» упоминается в русских памятниках письменности в XIV в. со значением: «один (о числе, о количестве)», и употребляется в математике [СРЯ, вып. 5, с. 18]. По аналогии с этим значением появилось определение лингвистического термина «единица». Дата первой фиксации лексемы «единство» приходится на XII в. со значением: «единство, неделимость» [СРЯ, вып. 5, с. 33]. Специальное лингвистическое значение было образовано на основе общеупотребительного определения «цельность, сплоченность» [С.И. Ожегов, 1987, с. 160]. Первое упоминание слова «закон» в русских письменных памятниках датируется XI веком в значении: «вера, вероисповедание;

совокупность правил поведения, предписываемых той или иной религией». Как термин данная лексема начала использоваться в юриспруденции в XVI в. со значением: «установления, предписания светской власти, закон» [СРЯ, вып. 5, с. 217-218]. По аналогии с этим значением появилось лингвистическое определение термина «закон». Время первой фиксации лексемы «залог» относится к XIII в. в значении: «имущество, ценности, под которые выдается ссуда;

обеспечение ссуды, заклад» [СРЯ, вып. 5, с. 233]. Лингвистическое значение данная лексема приобрела в XIX в. и согласно определению, предложенному «Толковым словарем живого русского языка» В. Даля, оно звучало следующим образом: «грамматическая категория, находящая выражение в глагольных формах, показывающая отношения между производителем действия и объектом, на который оно направлено» [В. Даль, т. 1, с. 598]. Впервые слово «замена» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XV в. со значением: «то, что служит, употребляется вместо другого, замена» [СРЯ, вып. 5, с. 237]. Лингвистическое значение термина «замена» было образовано по аналогии с общеупотребительным определением: «тот, кто-что заменяет кого-что-нибудь». Первое упоминание лексемы «заместитель» относится к XVI в. ССРЛЯ относительно значения данной лексемы дает ссылку на словарь В. Даля, изданный в 1882 г., однако сам словарь не содержит в себе данной лексемы. Поскольку довольно трудно определить путь образования термина «заместитель» и можно оперировать только значениями, представленными словарями С.И. Ожегова и О.С. Ахмановой, есть предположение, что лингвистический термин «заместитель» появился по аналогии с обиходным значением: «тот, кто может заменить кого-нибудь в какой-нибудь должности, преемник». Первое упоминание слова «знак» в письменных памятниках русского языка зафиксировано XIII веком со значением: «близкий, домочадец» [СРЯ, вып. 6, с. 39]. Очевидно, что данное значение уже не употребляется в обиходе. Как термин лексема «знак» начал использоваться в XIX в. в математике, в топографии и в музыке в значении: «изображение с условным значением» [ССРЛЯ, т. 4, с. 1275]. Можно предположить, что на основе данного специального значения образовался лингвистический термин «знак». Впервые слово «значение» было зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XVII в. со значением, произошедшим от глагола «значити»: «обозначать, указывать» [СРЯ, вып. 6, с. 52]. Лингвистическое определение лексема «значение» приобрела в XIX в. в словосочетаниях: «полное, прямое, буквальное, настоящее и т.п. значение слова» [ССРЛЯ, т. 4, с. 1300]. Первое упоминание лексемы «изменение» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XIV в. со значением: «изменение, перемена» [СРЯ, вып. 6, с. 172]. В качестве термина лексема «изменение» появилась в лингвистике в XIX в. со значением: «поправка, исправление» [ССРЛЯ, т. 5, с. 189]. Лингвистическое значение лексемы «изменение» было образовано по аналогии с ее общеупотребительным значением. Первое упоминание лексемы «имя» датируется XI в. Как лингвистический термин данная лексема стала употребляться в XVI в. в словосочетании «имя существительное» [СРЯ, вып. 6, с. 231]. Свое специальное значение лингвистический термин «имя» приобрел по аналогии с общеупотребительным определением: «о названии предмета, явления» [СРЯ, вып. 6, с. 232]. Первое упоминание слова «качество» в русских письменных источниках зафиксировано в XVII в. со значением: «основной признак, отличительное свойство предмета, явления, лица, процесса;

сущность, естество, качество чеголибо» [СРЯ, вып. 7, с. 97]. В качестве лингвистического термина слово «качество» стало употребляться в XX в. в значении: «выражающий качество, внутренний признак предмета» [ССРЛЯ, т. 5, с. 890]. Данное значение образовалось «качество». Первое упоминание лексемы «код» датируется XX веком. Данное слово является заимствованием через французский язык латинского слова «codex» («свод»). Лингвистический термин был образован по аналогии со специальным значением данной лексемы, употребляющейся в различных отраслях науки: «система условных знаков и сокращений» [ССРЛЯ, т. 5, с. 1104]. Впервые лексема «количество» зафиксирована в русских памятниках письменности в XI в. со значением: «то, что подлежит измерению и счету (одна из основных логических категорий)». В качестве термина слово «количество» стало употребляться в XVI в. в математике со значением: «математическая по аналогии с общеупотребительным определением слова численность» [СРЯ, вып. 7, с. 241]. Можно предположить, что лингвистический термин был образован по аналогии с общеупотребительным значением: «число, величина». Первое упоминание слова «корень» в русских памятниках письменности зафиксировано в XI в. в значении: «источник, исток, начало». Как термин данное слово зафиксировано в биологии в XII в. со значением: «корень растения» [СРЯ, вып. 7, с. 309-310]. Лингвистический термин «корень» был образован на основе общеупотребительного значения данного слова. Первое упоминание лексемы «корпус» датируется XVII веком в значении: «туловище человека». Данная лексема является заимствованием из латыни слова «corpus» [СРЯ, вып. 7, с. 344]. Специальное значение лексема «корпус» приобрела в военном деле в XVIII в.: «крупное войсковое соединение» [ССРЛЯ, т. 5, с. 1467]. Лингвистическое значение слова «корпус» было образовано на основе обиходных определений «остов» и «совокупность». Впервые слово «лицо» зафиксировано в письменных памятниках русского языка в XI в. В XVI веке данное слово стало использоваться в лингвистике [СРЯ, вып. 8, с. 254], когда были переведены (скалькированы) лингвистические термины латинского языка через немецкий. В латинском языке данное слово обладает значениями: «человек, исполняющий роль на сцене;

юридическое лицо;

человек». На основе латинского значения «человек» был образован лингвистический термин «лицо». Первое упоминание лексемы «наклонение» в русских памятниках письменности относится к XVI в. в значении: «действие по глаголу «наклонити». Специальное лингвистическое значение лексема «наклонение» приобрела в XVII в. в сочетании «наклонение глагола» [СРЯ, вып. 10, с. 119]. Впервые слово «напряжение» зафиксировано в русских памятниках письменности в XVIII в. со значением: «действие и состояние по значению глагола «напрягать» [ССРЛЯ, т. 7, с. 418]. В качестве термина слово «напряжение» стало использоваться в XIX в. в физике в значениях: «1. Величина давления или растяжения, возникающих в твердом теле в результате внешних воздействий (сил, температура и др.);

2. Физическое состояние электричества, которым определяется сила тока» [ССРЛЯ, т. 7, с. 418]. Лингвистический термин «напряжение» был образован на основе тех общеупотребительных значений, которые представлены в словаре С.И. Ожегова. Впервые лексема «норма» упоминается в русских памятниках письменности в XVIII в. со значением: «правило, руководящее начало», что является дефиницией латинской лексемы «norma», которая пришла в русский язык, когда были переведены латинские грамматики. Как термин данная лексема используется в юриспруденции в значении: «правило поведения людей в обществе, выраженное в законе или ином акте государственной власти» [ССРЛЯ, т. 7, с. 1399]. Лингвистический термин был образован от исходного значения латинской лексемы «norma». Впервые лексема «оболочка» была зафиксирована в русских памятниках письменности в XVII в. со значением: «обложка, переплет» [СРЯ, вып. 12, с. 123]. Специальное значение лексема «оболочка» получила в XX в. и стала использоваться в географии в таком словосочетании, как «водная оболочка» [ССРЛЯ, т. 8, с. 319]. Лингвистическое значение термин «оболочка» приобрел благодаря общеупотребительному значению лексемы «оболочка». Первое упоминание слова «окончание» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XVII в. со значением: «конец, верхняя часть чего-либо» [СРЯ, вып. 12, с. 336]. Специальное лингвистическое значение данной лексемы было образовано в ХХ в.: «часть слова, изменяющаяся при склонении, спряжении и при изменении слов по родам;

флексия» [ССРЛЯ, т. 8, с. 802]. Первое упоминание слова «окружение» в русских письменных источниках датируется XVII веком со значениями: «1. Круг, окружность, движение по окружности;

2. То, что вокруг» [СРЯ, вып. 12, с. 349]. В военном деле в XIX в. лексема «окружение» приобретает специальное значение: «положение, при котором кто-либо окружен (или что-либо окружено) кольцом вражеских войск» [ССРЛЯ, т. 8, с. 823]. Лингвистический термин «окружение» был образован на основе общеупотребительного значения: «то, что окружает, окружающая обстановка». Впервые лексема «основа» зафиксирована в русских письменных источниках в XIII в. со значением: «фундамент, основание» [СРЯ, вып. 13, с. 121]. В различных отраслях науки данная лексема закрепилась как термин в XIX в. со значением: «исходное, главное положение чего-либо» [ССРЛЯ, т. 8, с. 1134]. Впервые слово «отношение» зафиксировано в русских памятниках в начале XVIII в. со значением: «та связь, в которой находятся какие-либо субстанции или признаки» [ССРЛЯ, т. 8, с. 1493]. Можно предположить, что лингвистический термин «отношение» был образован благодаря общеупотребительному значению: «взаимная связь разных величин, предметов, действий». Первое упоминание лексемы «падеж» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XIII в. со значением: «гибель». Специальное лингвистическое значение данной лексемы было образовано в XVI в. в словосочетании «падежное окончание» [СРЯ, вып. 14, с. 118]. Впервые слово «пауза» зафиксировано в русских памятниках письменности в XIX в. со значением (перевод с греческого «прекращение»): «временная приостановка, временный перерыв в речи». Как термин слово закрепилось в музыке в значении: «перерыв в звучании музыкального произведения или какойлибо его части» [ССРЛЯ, т. 9, с. 308-309]. Лингвистический термин был образован на основе значения переведенной на русский язык греческой лексемы. Первое упоминание лексемы «перенос» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XVI в. в значении: «перенесение чего-либо с одного места на другое» [СРЯ, вып. 14, с. 269]. В XVIII в. данная лексема закрепилась в лингвистике со значением: «знак в виде черточки, ставящийся в месте разделения слова, вторая часть которого переносится на новую строку» [ССРЛЯ, т. 9, с. 774]. Впервые лексема «переход» упоминается в русских письменных памятниках в XVII в. со значением действия по глаголу «переходити»: «переход через какоелибо пространство, преграду, водный рубеж». Ранее в XVI в. данная лексема была зафиксирована в письменных памятниках со значением: «избыток, превышение по отношению к какой-либо мере, количеству» [СРЯ, вып. 14, с. 300]. Однако в наше время сохранились общеупотребительные значения, появившиеся в XVII в. Специальное лингвистическое значение лексема «переход» приобрела благодаря общеупотребительному значению. Впервые слово «письмо» упоминается в русских памятниках письменности в XI в. в значении: «письменность, алфавит, азбука, система графических знаков, употребляемых для писания» [СРЯ, вып. 15, с. 57]. Как термин данное слово стало использоваться в музыке в XIX в. в словосочетании «нотное письмо» [ССРЛЯ, т. 9, с. 1245-1247]. Как лингвистический термин слово «письмо» было образовано на основе общеупотребительного значения, появившегося еще в XI в. Первое упоминание слова «план» в русских письменных памятниках зафиксировано в начале XVIII в. Данное слово является заимствованием латинского слова «planum» – «плоскость» [ССРЛЯ, т. 9, с. 1303-1307]. Лингвистические значения слова «план» были образованы благодаря многозначности слова «плоскость» в русском языке. Первое упоминание слова «подъем» относится к XVI в. в значении: «поднятие на весы, взвешивание, пошлина за взвешивание товара» [СРЯ, вып. 16, с. 77]. Лингвистический термин был образован на основе общеупотребительного значения «поднятие вверх, движение по вертикали». Впервые лексема «поле» упоминается в русских письменных памятниках в XI в. в значении: «плоское открытое место, равнина» [СРЯ, вып. 16, с. 204-206]. Лингвистический термин был образован благодаря общеупотребительным значениям, представленных в словаре С.И. Ожегова: «1. Пространство, в пределах которого проявляется действие каких-нибудь сил;

2. Область деятельности, поприще». Впервые лексема «порядок» упоминается в русских памятниках письменности в XVII в. в значениях: «1. Порядок;

2. Способ осуществления;

3. Последовательность;

4. Ряд домов, стоящих в одну линию» [СРЯ, вып. 17, с. 148].

Данные определения явились основой появившегося впоследствии лингвистического термина «порядок». Дата первой фиксации лексемы «предлог» в письменных памятниках русского языка относится к XI в. со значением: «заграждение, защита». В XVII в. данная лексема начала употребляться в лингвистике в значении «предлог – часть речи» [СРЯ, вып. 18, с. 195]. Свое значение лексема «предлог» приобрела на основе значения латинского слова «praeposition»: «стоящий перед». Первое упоминание лексемы «предложение» в русских памятниках письменности зафиксировано в XI в. со значением: «дар, жертвенное приношение». В XVII в. слово «предложение» приобрело специальные лингвистические значения: «1. Приставка;

2. Предлог;

3. Обозначение сочетания “гласный+согласный”» [СРЯ, вып. 17, с. 195-196]. В настоящее время подобные определения не используются в лингвистической терминологии русского языка, а современное значение термина «предложение» было образовано на основе скалькированных латинских лексем «clause» и «sentence», значения которых можно представить, как «формула, заключение, вывод, мнение». Первое упоминание слова «примета» в русских письменных памятниках относится к XV в. со значениями: «1. Отличительный признак, по которому можно узнать кого-либо, что-либо;

2. Мишень, цель (при стрельбе)» [СРЯ, вып. 17, с. 217-218]. Благодаря общеупотребительному значению лексемы «примета»: «отличительное свойство, признак, по которому можно узнать кого-чегонибудь», был образован лингвистический термин «примета». Время первой фиксации лексемы «приставка» относится к XVII в. в значении: «пристройка» [СРЯ, вып. 20, с. 28]. Лингвистическое значение данная лексема приобрела в XIX в.: «часть слова, стоящая перед корнем, префикс» [ССРЛЯ, т. 11, с. 754]. Это значение было образовано на основе значения латинского слова «praefix»: «перед, впереди». Впервые лексема «приступ» упоминается в письменных памятниках русского языка в XVI в. в значении: «ремень, которым подтягивают подпругу». Лингвистическое значение данной лексемы было образовано на основе ее общеупотребительного определения, первое упоминание которого датируется XVII в.: «наступление, штурм» [СРЯ, вып. 20, с. 41]. Время первой фиксации слова «причастие» в письменных памятниках русского языка относится к XI в. со значением: «приобщение к чему-либо». В XVII в. данная лексема приобрела лингвистическое определение: «причастие, форма глагола», которое было образовано на основе значения латинского слова «participium»: «приобщенный, принимающий участие» и первоначального общеупотребительного значения [СРЯ, вып. 20, с. 72]. Первое упоминание слова «род» в письменных памятниках русского языка зафиксировано в XI в. в значении: «рождение» [СРЯ, вып. 22, с. 179]. Как специальное слово лексема «род» использовалась в логике и философии: «каждый класс предметов, в состав которого входят другие классы предметов, являющихся его видами», в биологии: «группа животных или растительных организмов, объединяющая близкие виды». В XVI в. слово «род» закрепилось в лингвистике в словосочетании «грамматический род» [СРЯ, вып. 22, с. 181]. Современные значения термина «род» были образованы на основе общеупотребительного значения: «разновидность чего-нибудь, обладающая каким-нибудь качеством, свойством». Первое упоминание слова «ряд» датируется XI в. со значениями: «1. Строй, хоровод;

2. Правило, устав, распорядок» [СРЯ, вып. 22, с. 282]. Определения лингвистического термина «ряд» были образованы на основе явлений, общеупотребительного значения: «совокупность каких-нибудь следующих или расположенных в определенной последовательности». Впервые лексема «связь» зафиксирована в письменных источниках русского языка в XVI в. в значении: «группа строений, составляющих одно целое, подведенных под одну крышу» [СРЯ, вып. 23, с. 204-205]. Лингвистический термин был образован на основе обиходного определения: «несколько однородных предметов, связанных вместе». Время первого упоминания лексемы «склонение» в русских письменных памятниках датируется XI в. в значении: «изменение направленности, поворот».

На основе данного общеупотребительного определения в XVII в. было образовано лингвистическое значение лексемы «склонение»: «изменение имен, местоимений и причастий по падежам» [СРЯ, вып. 24, с. 209]. Первое упоминание лексемы «союз» в русских письменных памятниках датируется XI в. в значении: «то, что сковывает, связывает;

оковы, путы, узы» [СРЯ, вып. 26, с. 272]. Специальные лингвистические значения слово «союз» приобрело в XVII в.: «1. Служебное неизменяемое слово, употребляемое для связи слов и предложений;

2. Сплетение, соединение повторяющихся слов;

3. Фигура речи, состоящая в подчинении одному члену предложения ряда других, из которых по смыслу или по форме только один может быть ему подчинен» [СРЯ, вып. 26, с. 272]. Данные значения были образованы на основе общеупотребительного значения: «объединение, связь». Первое упоминание лексемы «степень» в памятниках письменности русского языка датируется XVII в. со значением: «должность, служебный чин, ранг» [ССРЛЯ, т. 14, с. 846-848]. Лингвистические значения данной лексемы появились на основе обиходного определения: «мера, сравнительная величина чего-нибудь». Впервые лексема «стиль»: «stylus, pin, stalk» в письменных памятниках русского языка появилась в XVIII в. со значением: «исчисление времени, установленное в 1582 г.». Это слово было заимствовано из французского языка через польский и вначале имело форму «штиль» [ССРЛЯ, т. 14, с. 876-879]. Позднее данное слово приобрело ряд других значений, употребляемых в обиходной речи, и одно из них: «характерный вид, разновидность чего-нибудь, выражающаяся термина «стиль». Первое упоминание слова «сторона» в русских письменных памятниках датируется XVII в. в значении: «местность, область, край» [ССРЛЯ, т. 14, с. 958963]. Лингвистический термин был образован благодаря появившимся впоследствии общеупотребительным значениям: «1. То, что составляет характерную особенность чего-нибудь;

2. Свойство, качество». в каких-нибудь особенных признаках, свойствах художественного оформления» – определило появление лингвистического Первое упоминание лексемы «ступень» в русских памятниках письменности датируется XVIII в., однако значение, которое можно привести для данного слова, представлено в словаре В. Даля, изданном в XIX в.: «уступ, повышение или понижение по отвесу» [В. Даль, 1882, т. 4, с. 349]. Можно предположить, что специальное лингвистическое значение слова «ступень» было образовано по аналогии с общеупотребительным значением, предлагаемым словарем Ожегова: «уровень в развитии чего-нибудь». Впервые лексема «тон» зафиксирована в русских памятниках письменности в XVII в. Данное слово было заимствовано из греческого («натяжение») через латинское слово «tonus», которое в свою очередь пришло в русский язык согласно словарю М. Фасмера либо через немецкий (от слова «Ton»), либо через французский (от слова «ton») [М. Фасмер, 1996, т. 4, с. 76]. Как термин данное слово стало употребляться в музыке в XIX в. и приобрело значения: «1. Музыкальный звук определенной высоты;

2. Характер, качество звучания музыкального инструмента или голоса;

3. Принимаемое за единицу соотношение по высоте двух звуков темперированного звукоряда, равное двум полутонам» [ССРЛЯ, т. 15, с. 602-607]. Очевидно, что лингвистический термин «тон» развил свои значения по аналогии с музыкальными определениями слова «тон». Первое упоминание слова «уровень» в письменных памятниках русского языка относится к XVIII в. со значением: «условная горизонтальная линия или плоскость, являющаяся границей высоты чего-либо» [ССРЛЯ, т. 16, с. 822-824]. Специальное лингвистическое значение слово «уровень» приобрело благодаря общеупотребительному определению: «степень величины, развития, значимости чего-нибудь». Первое упоминание слова «фигура» относится к XVIII в. в сочетании: «пластическая фигура». Лексема «фигура» является заимствованием из латинского языка («figura») через польский: «образовывать, давать форму» [М. Фасмер, 1996, т. 4, с. 193]. Как термин данная лексема закрепилась в языке в XIX в. в значении: «1. муз.: мелодичный или ритмичный элемент, усложняющий, украшающий основу музыкального произведения;

2. лингв.: стилистический прием, словесный оборот, используемый для усиления выразительности речи» [ССРЛЯ, т. 16, с. 1340-1345]. Впервые слово «центр» упоминается в русских памятниках письменности в XVII в. Данное слово было заимствовано через немецкий («Zentrum») из латыни («centrum»), а корни его уходят в греческий язык, где оно имело значение: «острие циркуля» [М. Фасмер, 1996, т. 4, с. 298]. Специальное лингвистическое значение слово «центр» приобрело благодаря общеупотребительному определению: «место сосредоточения чего-нибудь;

важный пункт чего-нибудь». Время первого упоминания лексемы «число» в памятниках письменности русского языка относится к XI в. в значении: «число, количество, счисление, счет, определение года, дата» [П.Я. Черных, 1994, т. 2, с. 390]. В XVIII в. на основе общеупотребительного лингвистическое склоняемым и определения данная лексема приобрела единичность свое или значение: спрягаемым «грамматическая словам;

категория, свойственная выражает множественность предметов» [ССРЛЯ, т. 17, с. 1051]. Первое упоминание слова «шум» зафиксировано в письменных источниках русского языка в XVIII в. Однако значение данного слова представлено в словаре В. Даля, опубликованном в 1882 г.: «всякие нестройные звуки, голоса, поражающие слух» [В. Даль, 1880-1882, т. 4, с. 648-649]. Можно предположить, что специальное лингвистическое значение слово «шум» приобрело благодаря данному общеупотребительному определению. Впервые лексема «экскурсия» упоминается в русских памятниках письменности в XIX в. в значении: «проходка, прогулка, выход на поиски чего, для собирания трав» [В. Даль, 1880-1882, т. 4, с. 684]. Данная лексема является заимствованием из латинского языка (excursio – вылазка), на основе лексемы которого было образовано лингвистическое значение русского слова «экскурсия». Первое упоминание слова «язык» датируется X в. в значении, предложенном словарем В. Даля: «мясистый снаряд во рту, служащий для подкладки зубами пищи, для распознания вкуса ея, а также для словесной речи, или у животных, для отдельных звуков» [В. Даль, 1880-1882, т. 4, с. 674-675]. В качестве лингвистического термина слово «язык» начало использоваться в XIX в. в значении: «1. Система словесного выражения мыслей, обладающая определенным звуковым и грамматическим строем и служащая средством общения в человеческом обществе;

2. Разновидность речи, обладающая теми или иными характерными признаками» [ССРЛЯ, т. 17, с. 2050-2058]. Русские слова и даты первой их фиксации в письменных источниках можно представить в виде следующей таблицы: Таблица 3. История появления анализируемых русских лексем. Век IX XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX Согласно Количество лексем 1 16 3 4 2 5 11 13 13 5 Примеры лексем «язык» «вид», «закон», «имя» «гнездо», «дерево» «знак», «основа» «единица», «изменение» «ветвь», «граница», «примета» «база», «взрыв», «заместитель» «значение», «корпус», «тон» «аппликация», «план», «стиль» «вариант», «группа», «пауза» «код» данным начала свое словарей, группа в русских качестве лексикографическим терминов консубстанциональных формирование общеупотребительных слов в IX в. (лексема «язык»). Наибольшее количество лексем относится к XI в. – времени расцвета письменности на Руси (16 слов, что составляет 21.91 % от всего массива выделенных лексем). Большое количество лексем приходится на XVII-XVIII вв., во время правления Петра I, когда была написана первая русская грамматика (по 13 слов в каждом веке, что составляет 17.8 % от всего массива выделенных лексем). Важным аспектом исследования является язык, из которого была заимствована та или иная рассматриваемая русская лексическая единица. Эти данные можно привести в виде следующей таблицы:

Таблица 4. Язык-донор заимствования русских лексем. Язык-донор Латинский Французский Греческий Немецкий Количество лексем Примеры лексем 9 «группа», «корпус», «норма» 2 «код», «стиль» 4 «база», «пауза», «тон», «центр» 1 «аспект» Наиболее активным языком-донором в русском языке был латинский язык (9 лексем, что составляет 12.32 % от всего массива выделенных лексем), 4 лексемы (что составляет 5.47 % от всего массива выделенных лексем) были заимствованы из греческого языка, 2 лексемы (что составляет 2.73 % от всего массива выделенных лексем) пришли из французского языка и 1 лексема (что составляет 1.36 % от всего массива выделенных лексем) – из немецкого. Преобладание заимствованных латинских лексем объясняется тем, что первыми переведенными на русский язык грамматиками были латинские грамматики. 2.3. История появления анализируемых терминов в английском языке. Данные о происхождении рассматриваемых английских лексем были взяты на основе Oxford English Dictionary и «Англо-русского словаря по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского [2001]. Лексема «aspect» является эквивалентом русского термина «аспект»: «the action of looking at» (видение). Первое упоминание слова «aspect» в письменных памятниках английского языка датируется XIV в. Лингвистическое значение было образовано в XIX в.: «in Russian and other Slavonic languages, a verbal category of which the function is to express action or being in respect of its inception, duration, or соmpletion, etc.;

by extension applied to such forms in other languages (в русском и других славянских языках, глагольная категория, функция которой – выражения действия или состояния касательно начала, длительности и окончания этого действия). The earlier term in Slavonic grammars was 'branch' (более ранним значением было значение «ветвь»). Данное значение явилось калькированным переводом русского (славянского) определения термина «вид».

Русскому термину «атрибут» соответствует английский эквивалент «attribute» впервые упоминаемый в английских памятниках письменности в XV в. со значением: «a quality or character ascribed to any person or thing, one which is in common estimation or usage assigned to him;

hence, sometimes, an epithet or appellation in which the quality is ascribed (качество, характерная особенность, приписываемые какому-либо предмету или лицу)». Данная лексема является заимствованием из латинского языка. Лингвистическое определение было образовано в XIX в.: «a word denoting an attribute (слово, означающее отличительную черту (атрибут)». Эквивалентом лексемы «база» является слово «base». Впервые лексема «base» упоминается в письменных памятниках в XIV в. в значении: «the lowest or supporting part» (самая нижняя или опорная часть). Данная лексема является французским заимствованием. Она обладает следующим лингвистическим определением: «the form of a word to which suffixes are attached (форма слова, к которой присоединяются суффиксы)», которое было образовано на основе общеупотребительного значения в XIX в. Эквивалентом русского лингвистического термина «вариант» является слово «alternant», обладающее таким лингвистическим значением: «alternating, changing from one to the other (варьирования, изменение от одного к другому)». Данная лексема датируется в письменных памятниках XVII в. и пришла в английский язык через латинские грамматики. В качестве эквивалента русскому лингвистическому термину «вершина» в английском языке предлагаются слова «head», «peak». Слово «head» обладает следующим общеупотребительным определением: «the literal sense, and directly connected uses (буквальное значение и непосредственно созданные с ним варианты использования)», в английских письменных памятниках впервые упоминается в IX в. и является исконно английским словом. Лингвистические значения лексемы «head» были образованы на основе общеупотребительного определения в ХХ в.: «1. The initial stressed element(s) in a sequence of sounds before the nucleus (первые ударные элементы в последовательности звуков перед ядром);

2. The word or group sharing the syntactic functions of the whole of a subordinative construction is called the head, and the other components are subordinate (слово или группа слов, разделяющие синтаксические функции целой подчинительной конструкции, называется вершиной, а остальные компоненты – подчинительными)». Слово «peak» представлено таким общеупотребительным определением: «a projecting point;

a pointed or tapering extremity (выступающий, острый конец;

заостренный, конусообразный конец)», впервые упоминается в письменных памятниках английского языка в XVI в. и является синонимом слову «pike» (пик). Лингвистическое значение лексема «peak» приобрела в ХХ в. на базе общеупотребительного значения. В качестве английского эквивалента русскому лингвистическому термину «ветвь» «Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского предлагает слово «aspect», обладающее следующим общеупотребительным определением: «the action of looking at» (видение). Данная лексема впервые упоминается в английских письменных памятниках в XIV в. и появилась в английском языке через латинские грамматики. Специальное лингвистическое определение было образовано в XIX в.: «in Russian and other Slavonic languages, a verbal category of which the function is to express action or being in respect of its inception, duration, or соmpletion, etc.;

by extension applied to such forms in other languages (в русском и других славянских языках глагольная категория, функция которой – выражения действия или состояния касательно начала, длительности и окончания этого действия). The earlier term in Slavonic grammars was 'branch' (более ранним значением было значение «ветвь»). Однако данное определение соответствует значению русского лингвистического термина «вид», поэтому вариант «aspect» нельзя рассматривать как эквивалент слова «ветвь». В английском языке русскому термину «взрыв» соответствуют эквиваленты: «burst», «explosion». Первое упоминание лексемы «burst», обладающей следующим общеупотребительным значением: «damage, injury, harm (вред, телесное повреждение, ущерб)» в письменных памятниках английского языка датируется XI в. и она является исконно английским словом. Специальное значение данная лексема приобрела в XVII в.: «a sudden and violent issuing forth. Chiefly of light and sounds (внезапное, резкое движение выхода. Главным образом, света и звуков)». Это определение было образовано на основе общеупотребительного значения. Лексема «explosion», представленная следующим общеупотребительным определением: «the action of exploding (действие, означающее взрыв)», впервые упоминается в письменных памятниках английского языка в XVII веке и появилась в языке из французского. Лингвистическое значение лексемы «explosion» было образовано на базе общеупотребительного в XIX в.: «explosive utterance (of a sound) (взрывное произнесение звуков)». Русский термин «вид» в качестве эквивалента в английском языке имеет слово «aspect»: «the action of looking at (видение)», которое впервые упоминается в письменных памятниках английского языка в XIV в. Лингвистическое значение было образовано в XIX в.: «in Russian and other Slavonic languages, a verbal category of which the function is to express action or being in respect of its inception, duration, or соmpletion, etc.;

by extension applied to such forms in other languages (в русском и других славянских языках глагольная категория, функция которой – выражения действия или состояния касательно начала, длительности и окончания этого действия). The earlier term in Slavonic grammars was 'branch' (более ранним значением было значение «ветвь»). Данное значение явилось калькированным переводом русского (славянского) определения термина «вид». В качестве эквивалента русского слова «время» в английском языке существует лексема «time», обладающая следующим общеупотребительным определением: «a space or extent of time (промежуток или протяженность времени)». Данная лексема впервые упоминается в английских письменных памятниках в IX в. и является исконно английским словом. Лингвистическое определение данной лексемы было образовано на основе общеупотребительного значения в XI в.: «a single, primary, or least time is the duration of utterance of a short syllable (отдельный, основной или наименьший период времени – это продолжительность произнесения краткого слога)». Еще одним эквивалентом лексемы «время» является лексема «tense», которая впервые упоминается в письменных источниках английского языка в XIV в. и является французским заимствованием, а также представлена обиходным определением: «time (время)». Лингвистическое определение было образовано на основе общеупотребительного в XIV в.: «any one of the different forms or modifications (or word-groups) in the conjugation of a verb which indicate the different times (past, present, or future) at which the action or state denoted by it is viewed as happening or existing, and also (by extension) the different nature of such action or state, as continuing (imperfect) or completed (perfect);

also abstr. that quality of a verb which depends on the expression of such differences (любая из различных форм или модификаций в спряжении глагола, отражающих их разное время (прошедшее, настоящее или будущее), в которое фиксируется действие или состояние, рассматриваемое как происходящее или существующее, а также различный характер такого действия или состояния, рассматриваемые как длящиеся (имперфект) или завершенные (перфект), также то свойство глагола, которое зависит от выражения этих различий)». Эквивалентом русского слова «гнездо» в английском языке служит слово «nest». Лексема «nest» представлена следующим общеупотребительным определением: «the structure made, or the place selected, by a bird, in which to lay and incubate its eggs, and which serves as a shelter for its unfledged (сооружение, сделанное или место, выбранное птицей, где лежат и высиживаются яйца и которое служит убежищем для неоперившихся птенцов)», впервые упоминается в английских письменных памятниках в X в. и является исконно английским словом. Лингвистическое значение: «a group of words of the same root (группа слов одного корня)» данная лексема приобрела в XVIII в. на основе общеупотребительного значения: «a set or series of similar objects, esp. of such as are contained in the same receptacle, or are so made that each smaller one is enclosed in, or fits into, which is next inside to it (набор или ряд сходных предметов, особенно таких, которые содержатся в одном вместилище или так сделаны, что каждый меньший находится внутри или подгоняется под следующий больший)». Английским эквивалентом русского слова «голос» является слово «voice», обладающее следующим общеупотребительным определением: «sound, or the whole body of sounds, made or produced by the vocal organs of man or animals in their natural action;

esp. sounds formed in or emitted from the human larynx in speaking, singing, or other utterance;

vocal sound as the vehicle of human utterance or expression (звук или совокупность звуков, произносимых органами речи человека или животных в обычном порядке;

особенно звуки, образовавшиеся в или издаваемые человеческой гортанью при говорении, пении и других видах произнесения звуков;

голосовой звук, как средство человеческого произношения или выражения)». Лексема «voice» упоминается впервые в английских письменных памятниках в XIII в. и является заимствованием из французского языка. Лингвистические определения лексемы «voice» были образованы в XIV в.: «1. The form of a verb by which the relation of the subject to the action implied is indicated;

one or other of the modes of inflecting or varying a verb according to (форма глагола, с помощью которой выражается отношение подлежащего к предполагаемому действию;

тот или иной способ изменения окончания или изменения глагола в соответствии с различиями активного, пассивного или медиального залогов);

2. Sound uttered with vibration or resonance of the vocal chords (звук, издаваемый с помощью вибрации или резонанса голосовых связок)». Первое значение соответствует русскому термину «залог», второе – русскому термину «голос». Именно второе специальное значение было образовано на основе общеупотребительного определения. Английским эквивалентом русскому слову «дерево» служит английское слово «tree», представленное таким общеупотребительным значением: «a perennial plant having a self-supporting woody main stem or trunk (which usually develops woody branches at some distance from the ground), and growing to a considerable height and size (многолетнее растение с собственным древесным стволом, обычно имеющий древесные ветви на определенном расстоянии от земли и вырастающее до большой высоты и значительного размера)», которое впервые упоминается в письменных источниках английского языка в IX в. Данная лексема является исконно английским словом. Лингвистическое определение лексемы «tree» было образовано на основе общеупотребительного в XIX в.: «a set of items that can be represented by a diagram (синтаксические отношения между частями предложения, которые можно представить в виде диаграммы)». Слово «единица» имеет английский эквивалент «unit». Слово «unit» обладает следующим общеупотребительным значением: «a single magnitude or number regarded as an undivided whole and as the ultimate base of all number (одинарная величина или число, рассматриваемое как единое целое и как первичная основа всего числа)». Данное слово пришло в английский язык из латыни. Лингвистическое значение было образовано на базе общеупотребительного в ХХ в.: «a member of a set of linguistic units (составная ряда лингвистических единиц)». «Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского не предлагает английского эквивалента термину «закон». Однако его второе определение может быть переведено как слово «rule» – «правило», которое в свою очередь, согласно «Англо-русскому словарю по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского является эквивалентом слова «порядок». Лексема «rule» обладает следующим общеупотребительным определением: «a principle, regulation, or maxim governing individual conduct (принцип, инструкция или правило, определяющее личное поведение)». В английских письменных памятниках данное слово впервые упоминается в XIII в., и является французским заимствованием. Специальное значение было образовано в XV в.: «a principle regulating or determining the form or position of words in a sentence (принцип, регулирующий или определяющий форму или место слов в предложении)». В качестве эквиваленты русскому термину «залог» существует английский эквивалент «voice». Лексема «voice» упоминается впервые в английских письменных памятниках в XIII в. и является заимствованием из французского языка. Лингвистические определения лексемы «voice» были образованы в XIV в.: «1. The form of a verb by which the relation of the subject to the action implied is indicated;

one or other of the modes of inflecting or varying a verb according to (форма глагола, с помощью которой выражается отношение подлежащего к предполагаемому действию;

тот или иной способ изменения окончания или изменения глагола в соответствии с различиями активного, пассивного или медиального залогов);

2. Sound uttered with vibration or resonance of the vocal chords (звук, издаваемый с помощью вибрации или резонанса голосовых связок)». Первое из предложенных определений соответствует русскому термину «залог». В качестве эквивалента русскому лингвистическому термину «замена» «Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике» под ред. А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского предлагает лексему «substitution», представленную таким общеупотребительным определением: «the appointment of a deputy (successor);

deputation, delegation (назначение заместителя, депутация, делегация)». Первое упоминание лексемы «substitution» в английских письменных источниках датируется XIV в. В английский язык данная лексема пришла из французского во времена Нормандского завоевания. Лингвистические определения данной лексемы были образованы в XVIII в.: «syllepsis (силлепсис)» и в XIX в. на основе общеупотребительного определения: «a sound-change consisting in the replacement of one vowel or consonant by another (чередование звуков, заключающееся в замещении одного гласного или согласного звука на другой)». Русскому лингвистическому термину «значение» соответствует английский эквивалент – слово «meaning» с общеупотребительным определением: «intention, purpose (намерение, цель)». Впервые данное слово упоминается в английских письменных источниках в XIV в. и является исконно английским словом. Лингвистическое значение лексема приобрела на основе общеупотребительного также в XIV в.: «of language, a sentence, word, etc.: The signification, sense, import;

a sense, interpretation. Also, the intent, spirit as apart from the 'letter' (в языке, предложении: слово и т.д., значение, суть, смысл;

объяснение, также значение, сущность, как отличное от «буквенного выражения»)». Русскому лингвистическому термину «изменение» соответствует английская лексема «inflection», определенная как: «the action of inflecting or bending, or, more particularly, of bending in or towards itself (действие по сгибанию или наклону или более детально – сгибание в одну или другую сторону)». Впервые данная лексема зафиксирована в письменных источниках в XVI в. и пришла в английский язык через латинские грамматики. В XVII в. на основе общеупотребительного определения возникло лингвистическое значение данной лексемы: «the modification of the form of a word to express the different grammatical relations into which it may enter (изменение формы слова для выражения различных грамматических связей, в которые оно может вступать)». Английским эквивалентом русскому термину «имя» являются две лексемы: «name» и «noun», впервые упоминаемые в письменных источниках английского языка соответственно в IX и XIV вв. Лексическая единица «name» обладает следующим общеупотребительным значением: «the particular combination of sounds employed as the individual designation of a single person, animal, place, or thing (определенная комбинация звуков, используемая как индивидуальное обозначение лица, животного, места или предмета)». Данная лексема является исконно английским словом. В XVI в. она приобрела лингвистическое определение: «a noun (существительное)», являющееся переводом слова «noun» – латинского заимствования. Слово «noun» обладает следующим общеупотребительным значением: «a word used as the name or designation of a person or thing (слово, используемое как имя или обозначение лица или предмета)» и пришло в английский язык из латыни в XIV в. В XVII в. оно приобрело лингвистическое значение: «a word used as the name or designation of a person or thing. In older grammars also including the adjective and the pronoun (слово, используемое как имя или обозначение лица или предмета. В более ранних грамматиках также включая имя прилагательное и иногда местоимение)» и закрепилось в грамматике.

Английским эквивалентом русскому слову «качество» является английская лексема «quality»: «character, disposition, nature (характерная особенность, нрав, сущность)», которая впервые упоминается в английских письменных памятниках в XIII в. и является французским заимствованием. В XVI в. данная лексема приобрела лингвистическое определение: «manner of action, as denoted by an adverb (образ действия, выраженный наречием;

в основном наречием качества)», образованное на основе общеупотребительного значения. Английским эквивалентом русскому слову «код» является слово «code» обладающее следующим определением: «one of the various systematic collections of statues made by later emperors (одна из различных коллекций статуй, собранных древними императорами)». Данная лексема впервые упоминается в письменных источниках английского языка в XIV в. и является французским заимствованием. В ХХ в. в лингвистике лексема приобрела специальное значение: «the central concern is how the bilingual speaker becomes 'inputted' for two language codes (основным интересом является то, как говорящий на двух языках разбирается в законах обоих языков)». Английским эквивалентом русскому слову «количество» является слово «quantity»: «size, magnitude, dimensions (размер, величина, объем)», первое упоминание которого в английских письменных источниках датируется XIV веком. Лексема «quantity» пришла в английский язык из французского во время Нормандского завоевания. Специальное значение данная лексема приобрела в XVI в.: «length or shortness of sounds or syllables, determined by the time required to pronounce them (долгота или краткость звуков или слогов, определяемая временем их произнесения)». В качестве эквивалента лингвистический термин «корень» имеет английское слово «root»: «that part of a plant or tree which is normally below the earth’s surface (та часть растения или дерева, которая обычно находится в земле)», которое является исконно английской лексемой, первое упоминание которой в английских письменных памятниках приходится на XII век. В XVI в. на основе общеупотребительного определения было образовано лингвистическое определение данной лексемы: «one of those ultimate elements of a language, that cannot be further analysed, and form the base of its vocabulary (один из основных элементов языка, который не может быть подвергнут дальнейшему разбору и который образует основу словарного состава этого языка)». Русский лингвистический термин «лицо» в качестве эквивалента в английском языке имеет слово «person»: «a character sustained or assumed in a drama or the like, or in actual life (действующее лицо, играющее роль в драматической пьесе или что-либо в этом роде или в реальной жизни)», которое в английском языке закрепилось в эпоху царствования латинского языка, т.е. через латинские грамматики. Впервые слово «person» упоминается в английских письменных источниках в XIII в. В XVI в. данная лексема приобрела лингвистическое определение: «each of the three classes of personal pronouns, and corresponding distinctions in verbs, denoting or indicating respectively the person speaking (first person), the person spoken to (second person), and the person or thing spoken of (third person) (каждое их трех видов личных местоимений и соответствующие различия в глаголах, обозначающие соответственно лицо говорящее (первое лицо), лицо, к которому обращаются (второе лицо) и лицо или предмет, о котором говорят (третье лицо)». Английский термин используется для называния определенной грамматической категории, которая характерна для глагольной системы, так же, как и в русском языке. Английское слово «mood» является эквивалентом русскому термину «наклонение». Впервые английская лексема упоминается в письменных памятниках английского языка в XVI в. в значении: «any one of the classes into which each of the four 'figures' of valid categorical syllogisms is subdivided on the ground of the several ways in which syllogisms differ with regard to the quality and quantity of their constituent propositions (любой из классов, на которые подразделяется каждая из четырех цифр и обоснованных категориальных силлогизмов, разделенных на несколько групп, из-за различий в том, что касается качества и количества составляющих их предложений)». Данная лексема является исконно английским словом. Лингвистические определения были образованы на основе общеупотребительного в XVI в.: «1. Any one of the several groups of forms in the conjugation of a verb which serve to indicate the function in which the verb is used, i.e. whether it expresses a predication, a command, a wish, or the like;

that quality of a verb which depends on the question to which of these groups its form belongs (любая из нескольких групп форм в спряжении глагола, служащая для обозначения функции, в которой этот глагол используется, например, выражает ли он утверждение, приказание, пожелание или что-либо подобное, свойство глагола, зависящее от того, к какой их этих групп принадлежит форма этого глагола);

2. With punning reference to (каламбур от первого значения «наклонения»)». Русскому лингвистическому термину «окончание» соответствует английский эквивалент «flexion». Лексема «flexion» впервые упоминается в письменных памятниках английского языка в XVII в. со значением: «alternation, change, modification латинским слова)». Английским эквивалентом русского термина «окружение» является слово «position». Лексема «position»: «the action of positing (действие по расстановке, размещению)» впервые упоминается в английских памятниках письменности в XIV в. и была заимствована из французского языка. В XVI в. было образовано лингвистическое значение данной лексемы: «the situation of a vowel in an open or closed syllable (положение гласного звука в открытом или закрытом слоге)». В качестве эквивалента русскому термину «основа» можно предложить английскую лексему «theme». Лексема «theme»: «the subject of discourse, discussion, conversation, meditation, or composition;

a topic (тема разговора, дискуссии, беседы;

размышления или произведения;

тема)», была заимствована в XIV в. из французского языка. В ХХ в. в лингвистике было образовано специальное значение данной лексемы: «that part of a sentence which indicates (смена, чередование, изменение)». Данная значение лексема лексема является «flexion» заимствованием. Лингвистическое MOOD n. приобрела в XVII в.: «modification of the form of a word (модификация формы what is being talked about (та часть предложения, которая определяет, о чем говорится)». Русскому термину «падеж» соответствует английский эквивалент «case», первое упоминание которого в английских письменных памятниках относится к XIII в. в значении: «a thing that befalls or happens to any one;

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.