WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию Ставропольский государственный университет

На правах рукописи

Белоус Виктор Николаевич Виды рода Astragalus L. и их роль в растительном покрове Предкавказья

03.00.05 – ботаника Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный руководитель – доктор биологических наук, профессор Р.В. Камелин Ставрополь – 2005 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение…………………………………………………………... 4 Глава 1. Очерк истории изучения рода…………………………………. 11 1.1.История изучения видового состава рода на территории Северного Кавказа………………………………………………... 11 1.2.Очерк истории таксономических исследований по роду Astragalus L. ………………………………………………………. 20 Глава 2. Материал и методы исследования……………………………. 23 Глава 3. Природно-климатические условия Предкавказья…………. 26 3.1.Орография и рельеф……………………………………………… 26 3.2.Растительность и природные ландшафты………………………. 28 3.3.Почвы ……………………………………………………………... 36 Глава 4. Виды рода Astragalus L. Предкавказья………………………. 39 39 72 4.1.Конспект флоры астрагалов……………………………………... 4.3.Таксономический анализ………………………………………… 4.2.Ключ для определения видов рода Astragalus …………………. 66 4.4.Географический анализ…………………………………………... 73 4.5.Анализ эндемизма ………………………………………………... 74 4.6.Жизненные формы и их анализ …………………………………. 75 4.7.Морфология бобов………………………………………………... 83 Глава 5. Распространение, фитоценотическая приуроченность и роль видов рода Astragalus L. в растительном покрове Предкавказья ……………………………………………………. 86 Глава 6. Перспективы использования видов астрагала……………… 95 6.1.Фитохимическая оценка предкавказских астрагалов………….. 95 6.2.Лекарственные свойства ………………………………………… 98 6.3.Кормовые качества……………………………………………….. 103 6.4.Иные полезные качества ………………………………………… 105 6.5. Первичная интродукция и испытание в культуре……………... 106 Глава 7. Вопросы охраны ………………………………………………… Основные результаты и выводы ……………………………... 110 Список использованной литературы ………………………... 112 Приложение 1. Карты распространения …………………….. 137 Приложение 2. Иллюстрации видов …………………………. 148 Приложение 3. Иллюстрации бобов ………………………….. Введение Актуальность. теоретическом так Для и в изучения и сохранения аспекте, биологического имеют работы разнообразия, выявления растительных ресурсов большое значение как в практическом монографического характера, касающиеся изучения места и роли отдельных таксонов в ранге рода в сложении растительного покрова. Среди дикорастущих растений значительный интерес давно вызывают представители семейства Fabaceae Lindl. Они по праву заслуживают такого внимания как продуценты растительного белка, которым нет равных в мире. Большая часть этих растений неплохо изучена, хозяйственную деятельность человека. Одно из центральных мест в системе бобовых занимает род Astragalus L., несомненно древний, гетерогенный, морфологически и экологически чрезвычайно разнообразный. Он играет заметную роль в растительном покрове Предкавказья, участвует в формировании характерных растительных сообществ, среди видов этого рода имеются кормовые, медоносные, декоративные и лекарственные растения. Несмотря на довольно продолжительную по времени историю ботанического изучения Предкавказья, значительный гербарный материал и литературу, флористические исследования здесь нельзя считать хоть сколько-нибудь завершенными. Комплексная оценка биологии, экологии и фитоценологии видов рода Astragalus актуальна, поскольку только на этой основе мы можем решать практические задачи рационального использования и охраны этих видов в природе. Именно такое изучение может способствовать решению и важных теоретических проблем – познание истории растительного мира на тех или иных территориях, экологии сложных групп растений. Целью исследования явилось выявление современного видового состава рода астрагал, установление фитоценотической приуроченности и роли видов рода в растительном покрове Предкавказья. часть их вовлечена в Для реализации поставленной цели решались следующие задачи: 1. Обобщить сведения по истории изучения рода Astragalus на юге России. 2. Провести инвентаризацию видового состава рода флоры Предкавказья, составить конспект и ключ для определения предкавказских представителей. 3. Провести таксономический, географический анализ, а также анализ эндемизма. 4. Выявить условия обитания, экологические особенности видов рода Astragalus, 5. закономерности их ландшафтного особенности и распространения составить и фитоценотической приуроченности на исследуемой территории. Изучить хорологические карты распространения астрагалов в Предкавказье. 6. Исследовать особенности побегообразования, жизненные формы, другие характерные биоморфологические аспекты видов, провести анализ полученных данных. 7. Обобщить сведения о практическом использовании астрагалов. 8. Выявить редкие и нуждающиеся в охране виды рода Astragalus Предкавказья.

Работа проводилась в соответствии с тематическим планом научноисследовательской работы отдела флоры и растительности Ставропольского ботанического сада (1986-1995) и кафедры ботаники Ставропольского государственного университета (1996-2005). Научная новизна. На основе многолетних полевых исследований впервые монографически изучен род астрагал на территории Предкавказья: проведена инвентаризация видового состава, составлен конспект и ключ для определения видов на основе региональных морфологических особенностей. Впервые составлены подробные карты географического распространения видов рода Astragalus в Предкавказье, значительно уточняющие представления о хорологии видов;

охарактеризована роль астрагалов в растительном покрове территории;

приводятся детальные сведения об их эколого-ценотической приуроченности;

проанализирована побеговая структура и разнообразие жизненных форм предкавказских видов рода Astragalus;

обобщены сведения о хозяйственном использовании изученных представителей;

выявлен элементный и аминокислотный состав 7 видов;

составлен список редких и исчезающих растений данного рода в Предкавказье, приведен их созологический индекс. Для многих подлежащих охране астрагалов, а также видов, границы которых проходят в пределах Предкавказья, обнаружены новые местонахождения. Теоретическая согласуются с ценность работы. Положения диссертации проблемой государственной научно-теоретической «Биоразнообразие», например, по выявлению и сохранению видового биоразнообразия в конкретных регионах. Работа выполнена на стыке флористики, геоботаники и фитосозологии и затрагивает различные аспекты биологии, экологии и стратегии видов в сообществе, что подчеркивает ее научно-теоретическую ценность. Результаты исследования могут быть использованы в рамках теории построения истории развития флоры Кавказа и его отдельных территорий. Изучение жизненных форм и особенностей побегообразования является теоретической основой морфогенеза и познания путей эволюции биоморф в данном таксоне. Практическая значимость. Полученные данные о видовом составе рода астрагал могут быть использованы для региональных флористических сводок, при составлении «Флор» и «Определителей», а также в более крупных флористических сводках при характеристике общей географии таксонов. Составленные карты распространения астрагалов могут быть использованы при ресурсоведческих работах и решении вопросов охраны генофонда. Иконография явится основой иллюстрированного определителя предкавказских астрагалов. Отдельные положения диссертации использованы при разработке и составлении Красной книги Ставропольского края (2002). Данные по интродукционному испытанию астрагалов позволят расширить ассортимент используемых в лугопастбищном хозяйстве бобовых растений. Выявленный аминокислотный и элементный состав некоторых астрагалов позволит вызвать интерес к представителям «астрагаловой» флоры как селенонакопителям, перспективному источнику природных антиоксидантов и биологически активных веществ. Результаты исследования нашли применение в учебном процессе в курсах «Морфология растений», «Экология растений», «Фитоценология» и «Биогеография». Апробация работы. Результаты диссертации обсуждались на заседаниях научно-методических советов и ежегодных научных сессиях Ставропольского ботанического сада (1986-1995), а также ежегодных научных конференциях преподавателей биолого-химического факультета Ставропольского государственного университета. Отдельные положения и материалы диссертации были доложены или представлены 1989), на на республиканской научном научной конференции «Охрана, «Роль ботанических садов в охране и обогащении растительного мира» (Киев, Всесоюзном совещании обогащение, воспроизводство и использование растительных ресурсов» (Ставрополь, 1990), на VII Всесоюзной конференции молодых ученых «Роль ботанических садов в рациональном использовании и воспроизводстве растительных ресурсов» (Ташкент, 1990), на Всесоюзном совещании по использованию новых и нетрадиционных кормовых культур (Москва, 1991), научнопрактических конференциях «Актуальные вопросы экологии и охраны природы Ставропольского края и сопредельных территорий» (Ставрополь, 1991, 1995), на научно-практической конференции «Современные проблемы экологии и природопользовании на Ставрополье» (Ставрополь, 1993), на ежегодных «Проблемы научных развития конференциях биологии и преподавателей экологии на Ставропольского Кавказе» государственного университета («Университетская наука – региону») – Северном (Ставрополь, 1996-2005), на межреспубликанской научно-практической конференции «Актуальные вопросы экологии и охраны природы экосистем Кавказа» (Ставрополь, 1997), на XX научном совещании ботанических садов Северного Кавказа (Сочи, 1998), на (X) II съезде Русского ботанического общества – Международной конференции «Проблемы ботаники на рубеже XX-XXI веков» (Санкт-Петербург, практической конференции 1998), на межрегиональной научноресурсы и экологическое «Природные образование на Северном Кавказе» (Ставрополь, 1998), на Всероссийской научной конференции «Репродуктивная биология редких исчезающих видов растений» (Сыктывкар, 1999), на Международной практической конференции «Биосфера и человек» (Майкоп, 1999), на IX Международном симпозиуме по новым кормовым растениям «Эколого-популяционный анализ кормовых растений естественной флоры, интродукция и использование» (Сыктывкар, 1999), на VI Международной конференции по морфологии растений памяти И.Г. и Т.И. Серебряковых (Москва, 1999), на Международной конференции к 100-летию со дня рождения академика Е.М. Лавренко «Современные проблемы ботанической географии, картографии, геоботаники, экологии» (Санкт-Петербург, 2000), на III Международной конференции «Биологическое разнообразие Кавказа» (Нальчик, 2001), на Международной конференции к на Международной конференции по фитоценологии и систематике высших растений, посвященной 100-летию со дня рождения А.А. Уранова (Москва, 2001), на II Всероссийской научнотехнической (Ставрополь, конференции сентябрь «Современные на достижения биотехнологии» конференции 2002), научно-практической «Приоритеты культуры и экологии в образовании» (Ставрополь, 2003), на XI съезде Русского ботанического общества – Международной конференции «Ботанические исследования в азиатской России» (Новосибирск-Барнаул, 2003), на Международной практической конференции «Биоресурсы. Биотехнологии. Инновации юга России» (Ставрополь-Пятигорск, 2003), на IX и X научно-практических конференциях Краевой экологической школы «Экологические проблемы Ставрополья» (Ставрополь, 2003, 2004), на III Международной научно-практической конференции «Проблемы сохранения и рационального использования биоразнообразия Прикаспия и сопредельных регионов» (Элиста, 2005), на Международной конференции «Изучение флоры Восточной Европы: достижения и перспективы» (СанктПетербург, 2005). Благодарности. Я искренне благодарен своему научному руководителю Р.В. Камелину за постановку задачи, постоянную поддержку и внимание к моей работе. Я глубоко признателен В.Г. Танфильеву и Д.С. Дзыбову – моим первым учителям и наставникам. Я глубоко благодарен всем спутникам и участникам совместных экспедиций. В первую очередь коллегам Ставропольского ботанического сада Л.И. Гороховой, В.С. Власовой, Г.Т. Шевченко, Л.А. ГречушкинойСухоруковой, с которыми совершал первые экспедиционные выезды, преподавателям Ставропольского государственного университета, включавшим меня в состав экспедиций – А.Л. Иванову, А.Н. Хохлову, Е.С. Немировой, В.А. Шальневу, В.В. Савельевой, а также М.П. Ильюху, А.В. Лысенко, А.Н. Кондратьевой, В.В. Тихонову, А. Высотину, с которыми мы совершали короткие и длительные выходы в природу и которые всегда были готовы помочь. Безмерно благодарен своему неизменному спутнику, верному другу и помощнику в экспедициях – В.Г. Данилевич. Благодарю Н.Н. Портениера, Н.М. Бакташеву, А.Н. Шмараеву, Ж.Н. Шишлову, А.А. Теймурова, З.В. Атаева, Р.А. Муртазалиева, Д.М. Анатова, А.М. Магомедова, включавших меня в состав экспедиций по Северному Кавказу и югу России. А.К. Сытина, Д.С. Дзыбова, А.Л. Иванова, Ю.А. Дударя, А.Д. Михеева, Вл.В. Скрипчинского, В.Г. Онипченко, Д.Д. Соколова, Ю.Р. Роскова благодарю за помощь в работе и полезные обсуждения полученных мной данных, Ю.Н. Карпуна, С.Х. Шхагапсоева, Н.М. Бакташеву, В.Г. Сидоренко, А.Н. Хохлова – за возможность опубликовать свои материалы в их сборниках. Искренне благодарю А.К. Сытина, Д.С. Дзыбова, О.Н. Дубовик за помощь в определении некоторых «трудных» видов. Считаю своим непременным долгом выразить признательность Р.В. Камелину, Д.С. Дзыбову и О.Н.

Дубовик, помогавшим мне в начале пути методическим материалом и советами. Выполнению этой работы в немалой степени способствовали доброе отношение и помощь кураторов и сотрудников гербариев – А.К. Сытина, Н.Н. Портениера, В.В. Швановой, Н.Б. Беляниной, В.Д. Бочкина, М.С. Игнатова, И.С. Белюченко, Н.М. Бакташевой, В.В. Федяевой, Т.И. Абрамовой, А.Н. Шмараевой, А.С. Зернова, Т.В. Багдасаровой, Л.А. Гречушкиной-Сухоруковой, А.К. Швыревой, В.В. Новосада, Б.В. Заверухи, З.М. Гучасова, О.П. Хубиевой, А.Л. Комжи, А.Д. Раджи, Л.И. Крицкой, Ф.О. Хасанова и других. Я благодарен также В.Г. Онипченко, С.Х. Шхагапсоеву, Н.М. Бакташевой, А.Д. Михееву, В.А. Сагалаеву, А.Ю. Магулаеву, Ю.П. Кожевникову, Ю.Е. Алексееву, А.Н. Шмараевой, А.С. Зернову, Р.А. Муртазалиеву, А.Д. Раджи, которые любезно предоставили мне экземпляры или оттиски своих работ и монографий. Выражаю благодарность своей коллеге, проделавшей все химические исследования, О.Е. Самсоновой, художнику рисунков астрагалов Юлии Осиповой, а также О.А. Гвозденко за то, что помог скомпоновать вместе все материалы. Публикации. По теме диссертации опубликовано 45 работ. Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, семи глав, выводов, списка литературы, трех приложений. Она изложена на 172 страницах машинописного текста и включает 29 таблиц, 4 рисунка. В приложениях даны карты распространения (20 карт для 44 видов), таблицы с иллюстрациями видов и бобов. Список литературы включает 274 наименований, из них 40 – на иностранных языках.

Глава 1. Очерк истории изучения рода 1.1 История изучения видового состава рода на территории Северного Кавказа Изучение представителей рода Astragalus Северного Кавказа имеет длительную историю, но во всех случаях оно было лишь частью общего исследования кавказской флоры. Виды астрагала, произрастающие на Северном Кавказе, упоминаются во многих как крупных флористических сводках, так и в публикациях, касающихся сведений о флоре отдельных регионов. Первые такие сведения появились после путешествий С.Г. Гмелина, И.А. Гюльденштедта и П.С. Палласа. И.А. Гюльденштедт в 1770 – 1771 году исследовал низовья Терека;

в 1773 году через Кабарду и Восточную Куму прибыл в район Пятигорья, где совершил восхождение на Бештау, выявив здесь 31 вид растений, затем пересек Ставропольскую возвышенность и направился в станицу Старочеркасскую на Нижнем Дону (В. Скрипчинский, 1984). С.Г. Гмелин-младший в 1772 году, путешествуя от Ергеней и Маныча до Моздока, сделал ряд ботанических находок (Gmelin, 1784;

Гмелин, 1785). В описаниях его путешествий отмечается характер степной растительности между Тереком, Кумой и Манычем, а также берегов самого Терека, приводятся характерные растения (до 100 видов) (Щербакова, 1979). В 1773 году экспедиция, возглавляемая И П. Фальком, исследовала Терско-Сунженский хребет (Шхагапсоев, 1998). В этом же году Н.П. Соколов по поручению П.С. Палласа совершил поездку из Царицына в Моздок для осмотра растительности. П.С. Паллас, путешествуя по южным губерниям России по заданию Петербургской Императорской Академии наук экспедиции из Астрахани в Кабарду (1793 – 1794), в ходе посетил на Северном Кавказе Терновку, Владимировку, Куму, Маджары, Сухую и Мокрую Буйволу, Покойное, Привольное, Прасковею, Томузловку, Александровскую, Нины, Маслов Кут, Федоровку, Карамык, Подгорное, Георгиевск, Подкумок, Константиногорскую, Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Боргустан, Кабарду, Этоку, Золку, Куру, Малку, Прохладное, Баксан, Александрию, Сухой Карамык, Северное, Калаус, Надежду, Ставрополь, Московское, Егорлык, Донское, Ташлу, Преградное, Верхне-, Среднеи Нижнеегорлыкскую и другие села, станицы и реки (Сытин, 1997: 295 – 296). Первоописание A. dolichophyllus было сделано Палласом по сборам тех лет с территории юга тогдашней России и Крыма. В Пятигорье он обнаружил и описал 86 растений из разных семейств. Пребывая в Предкавказье (Кизляр и Георгиевск, 1800–1803), Х.Х Стевен активно занимается изучением флоры здешних мест и составлением коллекции растений. Им было дано описание A. lasioglottis, опубликованное позднее М. Биберштейном во «Flora Taurico-Caucasica…» (1819). С 1809 по 1810 год изучением флоры Кисловодска, Пятигорска и Георгиевска занимался Ch. Wilhelms. Частично его сборы были обработаны К. Ледебуром, М. Биберштейном, Ф.Б. Фишером и К.А. Мейером (Липшиц, 1947: 105). Материалом, пополнившим список видов флоры региона, явились результаты флористических исследований Северного Кавказа. К.А. Мейер, путешествовавший по Кавказу, посетил Эльбрус и Каспийское побережье. Им была собрана и обработана обширная коллекция растений (1829–1830). В опубликованной работе «Verzeichniss der Pflanzen…» (1831) он указывает около 2000 растений, из которых 100 новых видов из различных семейств (Щербакова, 1979), в том числе A. brachytropis. Некоторые из них описаны для Предкавказья. Путешествовавший по Кавказу С. Косh (1836 – 1846) собрал гербарный материал 2500 видов растений. Наряду с другими первоописаниями растений в «Linnаea» (вып. 24, 1851) по образцу с Нижнего Дона им описан A. tanaiticus. В своей изысканиях многие исследователи того времени опирались на знаменитую «Flora Rossica», без обращения к которой невозможны никакие исследования по флоре и систематике России. В ней ее автор, К.Ф. Ледебур, подвел итоги трудов своих предшественников, учеников и собственных исследований (т.т. 1 – 4;

1842 – 1853). В этом классическом сочинении насчитывалось около 3000 видов для территории Кавказа и, отчасти, Предкавказья. Еще одной знаменитой ботанической работой XIX века была «Flora Orientalis», написанная Е. Буасье (1867 – 1884), в которой им описывается наряду с другими видами, обитающими в Предкавказье, A. bungeanus. Особенно хорошо затронутыми ботаническими исследованиями в этот период является Центральное Предкавказье. Его с экспедиционными поездками посещают A. Becker, Godet, А. Ризенкампф и другие. A. Becker следует по маршруту Дивное – Летняя Ставка – Светлоград – Константиновское – Старомарьевка – Ставрополь – Татарка –Темнолесская – Стрижамент – Невинномысск – Боргустанская – Кисловодск – Пятигорск – Александрия – Китаевское – Казгулак – Ногайская степь – Дивное (В. скрипчинский, 1984). Исключительное значение для истории познания флоры Предкавказья имеет собранный им гербарий нескольких сотен видов растений. Ботаническая часть описания путешествия A. Becker представляет собой голые списки растений (Липшиц, 1947: 160). Кавказские Минеральные Воды остаются на тот момент самым посещаемым исследователями регионом. Флору Пятигорья изучает Godet, который в 1840 году опубликовывает список из 430 видов растений, обнаруженных на Бештау. Изучение флоры региона продолжает Батерн (1861), Ф. Ланд, А.Ф. Баталин (1860-1861), Ф.И Рупрехт, П.Н. Муромцев (1872-1873). А. Оверин в работе «Перечень Пятигорской флоры» (1875) приводит список 764 видов растений. А. Ризенкампф («Полный список растений Пятигорской флоры», 1882) сообщает уже о 1244 растениях. А.П. Норманн гербаризировал растения ближайших окрестностей города Ставрополя. На основе своих сборов им в «Ставропольской флоре» (1881) помещены названия 670 видов местных растений. Многими годами позже (1912) полный перечень собранных Норманном растений опубликовали М. Бржезицкий и П Нагорный, состоящий из 1016 пунктов. В 1887 году А.Н. Краснов в работе «Список растений, собранных г.г. Ивановым и Фаусеком в Ставропольской губернии» приводит список видов, произрастающих на названной территории. С 1881 по 1898 год флористические изыскания в Предкавказье проводит И.Я. Акинфиев. Опубликованные им материалы (1893, 1894а, 1984б, 1897, 1898) ботанических исследований Ставропольской возвышенности, верховьев Калауса, Кубано-Терского водораздела пролили дополнительный свет на состав флоры Центрального Предкавказья. Акинфиевым с горы Брык (верховья Калауса) был собран A. albicaulis, нигде в Предкавказье больше не встречающийся. К сожалению, новые сборы этого вида никем до сих пор не осуществлены. С. Сомье (S. Sommier) и Е. Левье (E. Levier), изучая высокогорья Центрального значительный Кавказа гербарный близ Эльбруса был (1890), захватили а своими исследованиями и Предкавказье (Черкесск, Невинномысск). Собранный ими материал обработан, результаты исследования опубликованы в трудах Санкт-Петербургского ботанического сада (1894, 1900). Список видов флоры Северного Кавказа они пополнили новыми для науки видами. Результатом ботанических исследований И.Ф. Шмальгаузена явилась «Флора Средней и Южной России, Крыма и Северного Кавказа» (т.т. 1 и 2, 1895, 1897). Сведения о видовом составе и географическом распространении астрагалов отмеченной территории даже спустя 110 лет не теряют своей актуальности.

Заметный вклад в изучение флоры Северного Кавказа внес В.И. Липский. Целый ряд его публикаций по флоре этой территории, в первую очередь «Флора Кавказа» (1899), знаменуют собой итоги изучения кавказской флоры за весь предыдущий период. Во «Флоре…» отмечены 4430 видов растений и их географическое распространение. Липским (1894) был описан A. haesitabundus с территории Дагестана. Примером критической, тщательной обработки накопленного ботанического материала по флоре Кавказа является работа Н.И. Кузнецова, Н.А. Буша и А.В. Фомина, воплотившаяся в многотомной «Flora Caucasica Critica » (1901 – 1916). Изучение флоры сельскохозяйственных обеспечения Новочеркасска, Предкавказья, начиная с советского времени, территорий, сырьевых ресурсов, выявления проводилась в свете кампании геоботанического и хозяйственного изучения потенциальных возможностей сенокосов и пастбищ для бесперебойного животноводство Краснодара. природными Объектами кормами. Экспедициями флора и руководили из нескольких центров, в том числе из Ростова-на-Дону, изучения были растительность на землях так называемых «трестированных» хозяйств, входящих в тресты по откорму лошадей, овец, свиней и крупного рогатого скота. В опубликованных работах и отчетах геоботанических экспедиций содержится множество сведений о характере растительности, преобладающих и ценных видах растений Кубани, Ставрополья, Дагестана, отдельных горных территорий. Изучению долины и поймы Кубани посвящены работы П.И. Мищенко (1923), П.А. Роговского (1925), В.С. Богдана и Б.А. Шумакова (1925), Н.П. Введенского (1926), Е.В. ШифферсРафалович (1928а), Д.К. Волгунова (1928), А.Ф. Флерова (1930);

Таманского полуострова – И.С. Косенко (1927), Е.В. Шифферс-Рафалович (1928б);

Азово-Черноморского побережья и прилежащих степных районов – А.Ф. Флерова (1926а, 1926б) И.С. Косенко (1924, 1930, 1934), В.М. Богданова (1933). Флористическая характеристика юго-западных районов Предкавказья приводится в работах Н.А. Буша (1909), Н.А. Пастухова (1917), И.С. Косенко (1930);

северо-западных районов – А.И. Лескова (1932). Изучением флоры Центрального Предкавказья в этот период занимался И.В. Новопокровский. Из наиболее значимых работ следует упомянуть «Ботанико-географические исследования юго-восточной части Ставропольской губернии» (1906) и «Растительность Ставрополья» (1927). В работах Новопокровского содержатся описания отдельных степных участков с перечнем характерных растений. Кроме названных территорий Центрального Предкавказья им изучались Приманычские (1929, 1931) и Моздокские степи (1926). Новые данные о флоре Ставропольской губернии появляются в работах Воробьева (1909), Степунина (1914), Бржезицкого (1915), Новопокровского и Туркевича (1916), Колмакова (1928), Богданова (1933в);

Кавказских Минеральных Вод – Жмакина (1903), Ширяева (1904);

окрестностей Моздока – Раздорского (1910);

равнинной Кабарды – Чернецкой и Виноградова Крашенинникова (1928), Ассино-Сунженского водораздела – (1926), Борисова (1929). Начало изучения флоры Восточного Предкавказья в этот период связано по-прежнему с именем И.В. Новопокровского. Результаты исследования флоры низовий Кумы и полупустынь Прикаспийской низменности нашли отражение в его уже упомянутой работе (1927). Им исследована Присулакская низменность и прилегающие к ней территории (1932). В этот период появляются сведения о флоре южной части Восточного Предкавказья в работах Флерова (1915), Борисова (1928), центральной ее части – Борисова (1926);

дельты Терека – Богданова (1933);

Прикаспийской низменности – Виноградова (1927). Общие сведения о флоре Северного Кавказа в целом и Предкавказья можно отыскать в работах И.В. Новопокровского (1924, 1925), В.Н. Баландина и А.Ф. Флерова (1931), Н.А. Буша (1930, 1936, 1937).

Следующим этапом изучения флоры района явилась четырехтомная «Флора Кавказа» А.А. Гроссгейма (1928 – 1934). Некоторые сведения о флоре Предкавказья можно обнаружить во «Флоре юго-востока России » (1927-1938). Многие выдающие ботаники внесли существенный вклад в изучение флоры исследуемой территории, подготовив и опубликовав материалы в многотомной «Флоре СССР». Самый мощный - двенадцатый - том, целиком посвящен роду Astragalus (1946). Большая часть астрагалов в этом томе обработана Н.Ф. Гончаровым и лишь некоторые секции написаны им совместно с М.Г. Поповым. Немалую часть работы исполнила А.Г. Борисова. Участие в обработке видов данного рода приняли И.Т, Васильченко, С.Г. Горшкова и А.А. Гроссгейм. Критические сведения о флоре Кавказа представлены у Гроссгейма в его «Флоре Кавказа» (1937-1967). Многие описанные им виды пополнили список растений Предкавказья. Появляется ряд работ как по флоре отдельных территорий, так и по Северному Кавказу в целом. Среди крупных сводок выделяются «Список растений Северного Кавказа и Дагестана» (Флеров, 1938), «Обзор растительности и флоры Буденновского района» (Проханов, 1950), «Растительность Северного Кавказа и его природные кормовые угодья » (Шифферс, 1953), «Растительность Кабардино-Балкарии и ее хозяйственное значение» (Кос, 1959), «Растительный покров Чечено-Ингушетии» (Галушко, 1975), «Сорные растения Ставропольского края» (1975). Определенные сведения о флоре территории содержатся в региональных определителях, таких как «Определитель дикорастущих кормовых злаков и бобовых Краснодарского края» (Косенко, 1949), «Определитель растений Дагестана» (Львов, 1960), «Определитель растений сенокосов и пастбищ Северного Кавказа» (Галушко, 1964), «Определитель высших растений СевероЗападного Кавказа и Предкавказья» (Косенко, 1970), «Дикорастущие растения Ставропольского края» (Косенко, 1970), «Дикорастущие растения Ставропольского края» (Кононов, Танфильев, 1977-1980). Региональные флористические списки пополняются за счет сведений, содержащихся в многочисленных статьях. Появляются дополнения к флоре Таманского полуострова (Флеров, 1937;

Путилин, 1955), дельты Кубани (Жудова, 1948), Азово-Черноморской Равнины (Новопокровский, 1935;

Лесков, 1936;

Ильин, 1936), Краснодарского края (Роговский, 1941;

Алтухов, 1974). Центральное Предкавказье относится к числу сравнительно хорошо изученных регионов Северного Кавказа. Наибольший вклад в формирование гербарной коллекции флоры края был осуществлен после организации в Ставрополе Ботанического сада, который ныне носит имя его первого руководителя и организатора В.В. Скрипчинского. Экспедиционные исследования, осуществляемые сотрудниками сада, покрыли густой сетью маршрутов большую часть территории нынешнего Ставрополья, КарачаевоЧеркесии, частично Кубани, Калмыкии, Дагестана, отчасти Нижнего Дона и горных районов Северного Кавказа. Большой вклад в изучение и исследование флоры и растительности Центрального Предкавказья внесли В.Н. Кононов и В.Г. Танфильев. В их работах (Кононов, 1940, 1941, 1953, 1960, 1964, 1965, 1971, 1974, 1976, 1980;

Кононов и Танфильев, 1964, 1968;

Танфильев и Кононов, 1979;

Танфильев и др., 1960, 1976а, 1976б, 1977;

Танфильев, 1971, 1980;

Танфильев, Дзыбов, Дударь, Пешкова (Горохова) и др.) содержатся дополнительные сведения о флористическом составе этой территории. Такого же рода сведения содержатся в работах Клопова, 1952;

Ганжа, 1968;

Гранцеевой, 1976;

Шевченко, 1976, 1979;

Скрипчинского и Танфильева, 1977;

Скрипчинского, 1980;

Вл. Скрипчинского, 1980;

района Кавминвод - Вернандера, 1946;

Галушко, 1950. 1967, 1973, 1974, 1974;

Михеева, 1976, 1979);

среднего течения Терека - Кос, Демишева, 1951;

Галушко и Кудряшовой, 1962;

Галушко, 1966;

Кушхова, 1972, 1974;

Котова, 1975;

Османовой, 1972). Дополнительные сведения о флоре Восточного Предкавказья в этот период встречаются в статьях П.П. Жудовой (1951) П.Г. Язана (1954), П.Л, Львова (1959, 1969, 1971б, 1975а, 1975б, 1077, 1978, 1979;

Ю.И. Коса и К.С. Демишева (1951);

А.Т. Рахманиной (1960);

Я.И. Проханова (1961);

А.И. Галушко (1974);

Н.А.Минатуллаева (1976), А.А. Лепехиной (1977). В этот период описывает новые таксоны для территории Северного Кавказа Галушко: Astragalus tschegemensis Galushko, A. juzepczukii Galushko, A. buschiorum Galushko (1970). В 1978-1980 годах выходит трехтомная «Флора Северного Кавказа» А.И. Галушко. Этот труд на сегодняшний день является наиболее полной сводкой по флоре Северного Кавказа в целом и Предкавказья в частности. Она служит для составления списков региональных флор, проведения ботанико-географического районирования. Настоящий период ботанических исследований характеризуется дополнениями и уточнениями списков региональных флор и флоры Кавказа в целом. Сведения о новых флористических находках и местонахождениях астрагалов появляются в периодической печати и в сборниках работ (Сытин, 1983, 1986;

;

Дубовик, Дзыбов, 1990;

Дубовик, Абрамова, 1991;

Шмараева и др., 1998;

Белоус, 1990а, 1990б, 1995а, 1997, 1999, 2000, 2002;

Белоус, Муртазалиев, 2005;

Белоус, Шмараева, 2005). В последние годы были описаны новые виды астрагала А.К. Сытиным (1996) - A. balcaricus Sytin из долины Безенги (Кабардино-Балкария), Камелиным, Сытиным, Шишловой, – A. ergenensis Kamelin. et Sytin с южной части Ергеней (2003). Накоплен значительный гербарный материал по роду в различных гербарных хранилищах России и Украины. Между тем, несмотря на длительную историю и довольно хорошую изученность флоры рассматриваемой территории, специальные исследования по роду Astragalus флоры Предкавказья не проводились. Во всех случаях они были лишь частью общего исследования кавказской флоры и растительности. Имеющиеся материалы по этой проблеме находятся в весьма разрозненных литературных и гербарных источниках, карты распространения астрагалов (Гроссгейм, 1952) в значительной степени устарели, а представления о современном видовом составе, географии, состоянии популяций видов данного рода весьма неполные. 1.2 Очерк истории таксономических исследований по роду Astragalus История изучения рода начинается с описания его Линнеем в «Species plantarum» (1753). Уже в 1800 [-1803] году П.С. Паллас (Pallas P.S.) дает описание новых видов астрагала в своем иллюстрированном сочинении «Species Astragalorum descriptae et iconibus coloratis illustratae». Эта первая монография самого крупного рода цветковых растений, число которых ныне составляет более 2 тысяч видов. В этой работе Паллас цитирует 77 сочинений своих предшественников, печатных и рукописных, принадлежащих 48 авторам. Самый цитируемый Палласом автор – К.Линней (Сытин, 1997: 198). В монографии приводится 116 видов рода Astragalus в понимании Палласа, включая позднее описанный род Oxytropis DC. и исключая виды, которые Паллас относил к роду Phaca, и которые теперь также причисляются к астрагалам. Из них 75 названий видов действительно обнародованы Палласом. Среди оставшихся 41 вида, 24 были описаны Линнеем, 8 – Ламарком, 4 – Валем (Vahl), по 2 вида Гойаном и Лабилардие (Labillardiere) и 1 – Жакеном (Jacquin)(цит. по Сытин, 1997: 198). В настоящее время из всех 116 упомянутых в монографии названий видов, лишь 56 остаются законными и относятся к роду Astragalus L. Из этого числа 27 видов описаны предшественниками Палласа, а 29 – им самим, причем 19 из них были впервые действительно обнародованы в «Species Astragalorum». Законными базионимами видов, отнесенных к Oxytropis DC., стали 29 палласовских астрагалов. Незаконными (отвергнутыми) названиями следует считать 30. Из них 14 являются синонимами других видов, 4 – следует считать поздними омонимами, 12 – излишними названиями, отвергнутыми по 52 статье Международного кодекса ботанической номенклатуры (1996, СПб), вследствие некорректного использования синонимов (Сытин, 1997: 199). Паллас, как считает Сытин, сумел обобщить многолетние наблюдения над труднейшим родом и, как систематик, достиг своей цели. Он описал значительное число новых видов, которые наблюдал в своих путешествиях либо в культуре. Естественное родство в установленных им внутриродовых группах природе близкородственных Паллас уделял видов, названных им «натуральными географической фалангами», явились прообразом современных комаровских рядов. В значительное внимание изменчивости, позволявшей видеть часть локальных отличий, которые он описывал как разновидности, понимая ранг подвида как географическую расу. Монография «Astragalogia nempe astragali, Bisserrulae et Oxytropidii,…historia iconibus illustrata» О.П. Декандоля (1802) содержала описание 142 видов астрагала, не считая сомнительных. Здесь был описан новый род Oxytropis, в который были включены 20 палласовских астрагалов. Достоинством этой работы являются хорошие монографические описания;

им впервые использован такой признак как наличие двуконечных (мальпигиевых) волосков. Этот признак станет основополагающим для современной систематики рода Подлеха (Podlech, 1982). Однако, в отличие от Палласа, Декандоль дает слишком краткие сведения о географическом распространении, а об условиях местообитания не сообщат ничего (цит. по Сытин, 1997). Обе монографии существенно обогатили науку. Они цитируются в современных таксономических обработках и флорах. Опытнейший систематик и монограф рода Astragalus L. А.А. Бунге в своей монографии об астрагалах «Generis Astragali species gerontogeae» ( – 1869) объединил близкородственные виды в секции и подроды. Он является автором описания большинства секций и множества видов. Его система рода в большей своей части не утратила значения и теперь, достаточно востребована современными исследователями. Значительное изменение в расположение материала внутри рода Astragalus внес Н.Ф. Гончаров (1946). Им установлено большое число новых секций и описаны новые виды. Во «Флоре СССР», где он является основным разработчиком 12-го тома, приводится 541 вид астрагала, дается первоописание 22 новых секций, из них у 17 автором является Гончаров. Несколько иначе понимает систему рода Р.В. Камелин, укрупнивший такие подроды как Phaca (L.) и Cercidothrix Bunge (Определитель растений Средней Азии, т. 6, 1981). Из секции Хiphidium Bunge s. l. им была выделена секция Paracystium R. Kam., в которую он поместил виды с разрываемой широколинейными бобами чашечкой. Современными учеными продолжает совершенствоваться система рода Astragalus. Так, D. Podlech (1983) ислючил из состава рода виды так называемой трагакантовой группы, объединив их в род Astracantha. Проведена ревизия нескольких критических секций астрагала (Podlech, Felux, 1974;

Сытин, 1986, 1991;

Podlech, 1988, 1990;

Gazer, 1993).

Глава 2. Материал и методы исследования Основным фактическим материалом для работы послужили данные, собранные автором в ходе экспедиционных исследований по территории Предкавказья в 1986-2005 годах. Объектом изучения были виды рода Astragalus L. Предкавказья и сообщества с их участием.

Рис. 1. Карта-схема Предкавказья с указанием основных районов исследования При полевых исследованиях применялась методика маршрутного флористического обследования. Выбор маршрутов проводился с учетом полноты охвата различных элементов рельефа и разнообразия растительных сообществ. Характер работы – экспедиционный, стационарный, камеральный. При этом использован классический сравнительный экологогеографо-морфологический метод. Ценотические исследования, сбор и обработка полевых материалов, полученных в ходе маршрутных изысканий, проведены по общепринятым геоботаническим методам (Полевая геоботаника, 1964). Всего было сделано 125 геоботанических описаний, собрано около 4000 гербарных образцов. Отдельные сборы отличаются многочисленностью образцов, значительной степенью репрезентативности и географической полнотой, что позволяет помимо современного видового состава и хорологических особенностей астрагалов охарактеризовать амплитуду изменчивости их вегетативной и генеративной сфер, провести биоморфологические исследования. Методы учета роли астрагалов в сложении фитоценоза подразумевают процедуру оценки обилия видов, их плотности и встречаемости (Понятовская, 1964;

Миркин, Розенберг, 1983). При выделении категорий популяций видов астрагала по их ценотической роли (позиции в сообществе) придерживались классификации фитоценотипов в понимании В.Н. Сукачева (1928) и Г.И. Поплавской (1925). Анализ жизненных форм проводился с привлечением классификаций К. Раункиера (1934) и И.Г. Серебрякова (1962, 1964), типов побегов и способов побегообразования – Т.И. Серебряковой (1977, 1981). При изучении редких видов рода использованы описанные в литературе методики наблюдений за ценопопуляциями (Денисова и др., 1986;

Заугольнова и др., 1986). Кроме собственных данных и критического анализа литературных источников, был изучен гербарный материал, находящийся в хранилищах LE, MHA, MW, KW, TASH, RV, MOSP, DNZ, SPI, KBAI, PGFA, KBHG, LENUD, SBG, SMRS, RWBG, Северо-Осетинского госуниверситета (г. Владикавказ), биологических Калмыцкого ресурсов госуниверситета РАН (г. (г. Элиста), Экологоботанической станции БИН РАН (г. Пятигорск), Прикаспийского института ДНЦ Махачкала), Тебердинского государственного биосферного заповедника (г. Теберда), Кавказского государственного биосферного природного заповедника (г. Майкоп), СевероОсетинского государственного природного заповедника (г. Алагир).

Рис. 2. Карта-схема флористического районирования Предкавказья Географическое распространение видов рода Astragalus на изучаемой территории дано в соответствии с флористическим районированием Предкавказья, предложенным А.Л. Ивановым (1998). При картографическом обобщении информации о распространении видов использовался метод точечного картирования. В основу процедуры выделения географических элементов положена классификация Н.Н. Портениера (1993, 2000) с дополнениями А.Л. Иванова для Предкавказья (1998). Фитохимическое исследование надземной части растений проводили совместно со Ставропольским НИИ животноводства и кормопроизводства. Бинарные наименования видов приводятся, в основном, согласно «Флоре СССР» (т. 12, 1946), сводок С.К. Черепанова (1995) и Г.П. Яковлева, А.К. Сытина, Ю.Р. Роскова «Legumes of Northern Eurasia: a checklist» (1996). В отдельных случаях автор придерживался собственной таксономической позиции.

Глава 3. Природно-климатические условия района исследования Под Предкавказьем подразумевают территорию, прилегающую к северному склону Большого Кавказа (рис.2). Орографически территория Предкавказья подразделяется на Западное Предкавказье, включающее в себя Кубано-Приазовскую низменность, Прикубанскую равнину и Таманский полуостров;

Среднее, или Центральное, Предкавказье со Ставропольской и Терско-Сунженской возвышенностями, горами-лакколитами Минераловодской группы, а также, Восточное Предкавказье, включающее в себя Терско-Кумскую низменность. 3.1. Орография и рельеф К югу от низовий Дона, Западного Маныча, оз. Маныч-Гудило и нижнего течения Кумы от Азовского моря до Каспия протягиваются обширные расположена равнины Предкавказья. В западной части равнина, Предкавказья сложенная Азово-Кубанская аккумулятивная четвертичнымиаллювиальными осадками и лёссовидными суглиниками. Больная часть ее поверхности имеет высоты ниже 100 м, и лишь на юговостоке она полого поднимается до 200 м, постепенно переходя в склоны Ставропольской возвышенности и предгорий Западного Кавказа. На юге Азово-Кубанская равнина связанв с Кавказом Кубанью и ее левобережными притоками, тогда как в пределах большой северной ее части получила развитие местная речная сеть (реки Бейсуг, Челбас, Ея и др.). Центральное положение занимает Ставропольская возвышенность, которая представляет структурно-денудационное плато, бронированное стойкими породами (известняками-ракушечниками) сармата и отчасти среднего миоцена. В целом, по абсолютным высотам в рельефе Центрального Предкавказья можно выделить низменности, с высотами до 200 метров, возвышенности, с высотами от 200 до 500 метров и горы (а точнее – низкогорье), с высотами более 500 метров. Ставропольская возвышенность простирается между реками Кума, Маныч и Кумо-Манычской впадиной в направлении с юго-запада на северовосток. Возвышенность является пологим сводообразным поднятием, протянувшимся более чем на 250 километров, осложненным вторичной складчатостью. Складчатость представляет собой небольшие антиклинали и купола. Сложена возвышенность из глин, песчаников, известняков. Характерной особенностью Ставропольской возвышенности является ее сложный рельеф. Вся территория возвышенности расчленена широкими долинами рек Егорлык, Калаус, Кума, балками и оврагами на отдельные столовые горы (Ставропольские высоты, Прикалаусские высоты, Бешпагирские высоты и другие). Наиболее высокие участки располагаются на юге (хребет Недреманный – 666 метров, гора Стрижамент – 831 метр, гора Брык – 688 метров и другие). На юге плато круто обрывается к продольной ложбине, отделяющей его от северных предгорий Большого Кавказа. К северо-западу, северу и востоку оно снижается до 150 м и переходит в холмистую эрозионноаккумулятивную равнину, сложенную лёссовидными суглинками. На севере Ставропольское плато пологим уступом спускается к Приманычской низменности, занятой долиной Маныча. Она представляет узкую (30 – 50 км) и низкую (в осевой зоне не более 25 м) ложбину между бассейнами Азовского моря и Каспия, заполненную морскими и озерноаллювиальными четвертичными осадками, перекрытыми лёссовидными суглинками. Долина Маныча отделяет Ставропольскую возвышенность от Сальско-Манычской гряды Южных Ергеней. К востоку от Ставропольской возвышенности лежит Терско-Кумская низменность. Плоская поверхность этой аккумулятивной равнины, сложенной осадками каспийских трансгрессий и аллювиальными выносами рек, полого наклонена к востоку, причем большая ее часть расположена ниже 100 м, а востояная часть – даже ниже уровня океана на отметке – 28 м (уровень Каспия). На обширном междуречье Терека и Кумы, связывающих равнину с Кавказом, среди крупных массивов развеваемых и закрепленных песков сохранились сухие русла («староречья») местной речной сети (Кура, Горькая балка). На юго-западе Терско-Кумская низменность переходит в плоскую, слегка поднятую Прикумскую возвышенность, вытянутую вдоль правого берега реки Кума и поднимающуюся к югу до высоты 300-320 метров. Южнее между Тереком и Сунжей расположены невысокие передовые антиклинальные хребты – Терский (664 м) и Кабардино-Сунженский (926 м) с Алханчуртской продольной долиной между ними. Они отделены от гор Кабардинской, Осетинской и Чеченской наклонными аллювиальными равнинами. Терско-Сунженская возвышенность сложена песчаниками и песчано-глинистыми отложениями с покровом из лессовидных суглинков. У северного подножья Центрального Кавказа, в районе Кавказских Минеральных Вод над поверхностью полого-наклонной равнины поднимаются островные горы высотой до 700 (Машук, Развалка, Лысая, Джуца, Кинжал, Юца) до 14 м (гора Бештау). Они представляют собой неогенные интрузивные массивы, близкие к лакколитам и криптолакколитам. 3.2. Растительность и природные ландшафты Преобладающими типами растительности Предкавказья являются степные и полупустынные формации. В настоящее время степи большей частьи территории распаханы. Отдельные их участки сохранились в пересеченных возвышенных местностях, по западинам или на склонах, изредка встречаются участки плакорной целины. В степях, приуроченных к предкавказским карбонатным черноземам, основными эдификаторами являются ковыли (Stipa lessingiana, S. capillata, S. ucrainica, S. tirsa) фа также Festuca valesiaca, Koeleria gracilis. Среди обильного разнотравья встречаются как наиболее мезофильные виды, такие как Filipendula vulgaris, Paeonia tenuifolia, Adonis vernalis, Fragaria viridis, Myosotis sylvatica, так и более ксерофильные (Galatella villosa, Achillea nobilis). Встречаются и виды кавказского происхождения (Psephellus dealbatus). Кое-где по западинам встречаются заросли степных кустарников (Pronus stepposa, Amygdalus nana, Caragana mollis, Шифферс, 1953). На восточном склоне Ставропольской возвышенности эти степи переходят в типчаково-ковыльные, далее в типчаковые и, наконец, в типчаково-полынные сухие степи, занимающие наиболее засушливую северо-восточную часть Центрального Предкавказья. К выщелоченным черноземам лесостепных районов приурочены луговые степи, представляющие собой самый мезофильный вариант степи с пышным, почти сомкнутым травостоем богатого видового состава с большим участием двудольных, которые местами преобладают над злаками. Из дерновых злаков типичны Stipa pennata и Phleum phleoides, из других злаков Bromopsis ripara, Briza australis. На западных склонах Ставропольсого плато встречаются участки ковыльно-типчаковых степей со Stipa capillata, и S. ucrainica, на щебнистых склонах широко распространены ковыльнобородачевые степи из Stipa capillata и Botriochloa ischaemum с участием Artemisia taurica и A. marschalliana (Шифферс, 1953). В лесостепных равнинных участках степь занимает главным образом плакорные пространства, в понижениях и долинах растут широколиственные, преимущественно дубовые леса. Остатки лесных массивов равнинной лесостепи сохранились по надпойменным террасам долины Кубани и Прикубанской 1963). наклонной в равнине, где, однако, части высокоствольные леса большей частью заменены кустарниковой порослью и мелколесьем (Гвоздецкий, лесостепи юго-западной Ставропольской возвышенности широколиственные леса занимают долины и балки, нередко поднимаясь по крутым склонам до верхнего уровня водоразделительных трапециевидных плато (окресности Ставрополя, Стрижамент). Это дубово-ясенево-грабовые леса с примесью клена, ильма, груши, яблони, кизила. В верховьях балок и на плато имеются реликтовые участки букового леса из Fagus orientalis. Густые леса имеются и на склонах лакколитов, особенно на Бештау. Они спускаются и на равнину. Преобладающими видами являются Carpinus caucasica, Quercus robur, Fraxinus excelsior, Fagus orientalis. На Бештау лесостепной ландшафт сменяется горнолесным, у верхней опушки леса есть березовое криволесье, а сама вершина покрыта субальпийской растительностью с элементами альпийской. Широколиственный дубовый лес растет в западной части Сунженского хребта, на его северном склоне. В средней части хребта и на южном склоне небольшие островки лека находятся в балках. По долинам рек тянутся пойменные леса. Кубанские леса состоят из Salix alba, Populus alba, P. nigra, Ulmus minor, Fraxinus excelsior, Alnus glutinosa, A. incana, леса Кумы из Ulmus minor, Acer campestre, Salix alba, Populus canescens, Quercus robur, а также Vitis sylvestris. Водная и болотная растительность более всего развита в дельте Кубани. Здесь встречаются четыре типа растительности: лиманный, включающий виды с плавающими листьями (Trapa maeotica, Nuphar luteum);

дельтовые болота-плавни, представляющие собой тростниковые заросли;

лугово-болотная и луговая растительность;

солончаковая с господством различных солянок (Гвоздецкий, 1963). Литоральная растительность образована обычными для морских побережий видами Crambe maritima, Verbascum pinnatifidum, Cakile maritima, Eryngium maritimum и др. (Шифферс, 1953). Растительный покров Восточного Предкавказья – это преимущественно полынно-злаковые, полынно-типчаковые сухие степи на западе и полупустыни в центре и на востоке (Гроссгейм, 1948). Выделяетс степная растительность В Calligonum Терско-Кумского встречается aphyllum), песчаного массива среди полупустынной. ramosissima, песках много кустарников (Leymus (Tamarix racemosus, псаммофиты Agriophyllum arenarium и др.). Весной на песчаном массиве развивается эфемерная растительность, где доминируют Poa bulbosa, Anisanta sterilis и др. Полыни и солянки занимают большие пространства в дельте Терека и Сулака, давая все переходы от солончаковых лугов к полынно-солянковым пустынным группировкам. Обводненные участки покрыты зарослями тростника и других влаголюбивыхрастений, встречается и древеснокустарниковая растительность с Elaeagnus angustifolia, видами Tamarix и др. На Каспийском побережье часто встречаются дюны, поросшие Tamarix ramosissima. Значительное разнообразие орографических элементов обусловливает многообразие природных ландшафтов и, как следствие, неоднородность экологических условий. Среди провинцию (ксерофитных) ландшафтов и ландшафтных провинций степных провинцию выделяют (Шальнев, 1995, 2004;

провинцию предгорных ландшафтов полупустынных лесостепных лесостепей и Шальнев, Лиховид и др., 2002): провинцию лесостепных ландшафтов, ландшафтов, провинцию среднегорных ландшафтов, остепненных лугов (рис. 3).

32 КАРТА-СХЕМА ПРЕДКАВКАЗЬЯ I – Западное, II – Центральное, III - Восточное I 3 77 3 5 1 5 2 1 6 5 II III УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ : Предкавказье: I-Западное;

II-Центральное;

III-Восточное 1 - типичная лесостепь;

2 - байрачная лесостепь;

3 - мезофитная степь;

4 - ксерофитная степь;

5 предгорная лесостепь и степь;

6 - среднегорная лесостепь;

7 - полупустыня.

Рис. 3. Физико-географическое районирование Предкавказья (границы Предкавказья приведены по Н.А. Гвоздецкому,1963, а ландшафтных провинций по Н.А. Гвоздецкому, Т.А. Смагиной, 1986;

В.А. Шальневу, 1995) Лесостепные ландшафты занимают южные, наиболее приподнятые части Ставропольской возвышенности. В рельефе преобладают горыостанцы (Стрижамент, Недреманная, Бударка, Сейна), Ставропольские, Прикалаусские и Бешпагирские высоты, а также речные долины верховий Егорлыка, Калауса, Грачевки, Ташлы, левых притоков р. Кумы и др. Их крутые склоны способствуют проявлению некоторых физикогеографических процессов: плоскостной смыв, оврагообразование, оползни. Платообразные вершины гор-останцов занимают небольшие площади, тогда как значительно большая площадь приходится на склоны останцов и речных долин, сильно изрезанных балками. Климат умеренно-теплый и умеренно-влажный. Провинция располагается в зоне достаточного, но неустойчивого увлажнения (Щитов, 1957, 1960). Зима продолжительная, в южной части со средними январскими температурами -40, -50С и нежарким летом (средние июльские температуры 19-200С). Годовое количество осадков (500-600 мм) соответствует величине испаряемости за год, поэтому коэффициент увлажнения составляет здесь около 1,0. К периферии провинции январские температуры становятся несколько большими (-30, -40С). Лето здесь умеренно-жаркое с средними июльскими температурами 21-220С. Осадков за год выпадает меньше (500600 мм) и коэффициент увлажнения в этой части провинции не превышает 0,7-0,8. Присутствие Ставропольской возвышенности в рельефе и соответствующие климатические условия сформировали здесь лесные и степные ценозы. В более влажных юго-западных частях провинции леса располагаются на платообразных вершинах гор - останцов, а недостаточность увлажнения северных и северо-западных частей обусловили развитие лесов только по склонам балок. На основании этого лесостепь провинции разделяется на типичную и байрачную (Кононов, 1960). Типичная лесостепь занимает наиболее возвышенные участки останцовых плато в пределах 450-800 м. Леса различаются составом древесно-кустарниковых пород: дуб, граб, ясень, клен, бук (Кононов, 1962). Из кустарников встречаются кизил, свидина, бузина черная, бересклеты (бородавчатый и европейский), боярышник пятипестичный и др. Травостой степных участков типичной лесостепи типчаково-ковыльно-разнотравный. Эти степи характеризуются мезофильностью, флористическим разнообразием и высокой видовой насыщенностью. Байрачная лесостепь занимает более низкие места, а леса расположены лишь по склонам, на плоские водоразделы не выходят и имеют более бедный состав древесно-кустарниковой растительности. Преобладающая порода – Fraxinus с примесью Acer campestre. Нет Fagus orientalis, редки Carpinus caucasica и Quercus robur. Травостой степных участков ковыльно-типчаковоразнотравный и по сравнению со степями типичной лесостепи более ксерофилен, что особенно проявляется на склонах южной экспозиции.

Степные ландшафты занимают западные, северные и восточные районы. В рельефе преобладают эрозионно-аккумулятивные равнины, где водораздельные слабо расчлененные пространства чередуются с речными долинами и балками. Климат умеренно континентальный с неустойчивым увлажнением. Испаряемость увеличивается до 700-800 мм при сокращении годовых сумм осадков (400-450 мм), при этом, коэффициент увлажнения колеблется от 0,3 до 0,7, определяя таким образом разделение степных ландшафтов на мезофитные и ксерофитные. Зима умеренно холодная со среднеянварскими температурами -30, -4,50С. Летом средняя температура 23250С. Особенности увлажнения определили произрастание злаковых (ковыльно-типчаковых) степей на черноземах и каштановых почвах. Также здесь присутствует ксерофильное разнотравье (Кононов, 1962). Для Манычской долины типична наиболее засушливая степная раститтельность: умеренно сухая и сухая типчаково-ковыльная и полыннотипчаково-ковыльная пустынная. Эти типы степей проникают узкой полосой далеко на запад и занимают участки с неблагоприятными условиями увлажнения. На террасах Западного Маныча развиты засоленные луга. Почвенный покров представлен темно-каштановыми почвами со значительной степенью засоленности. Почвы имеют небольшой мощности гумусовый горизонт (40 – 60 см) и содержат 2 – 4% гумуса. По западинам развиты лугово-черноземовидные почвы. Полупустынные ландшафты занимают северо-восточные и восточные районы (рис. 2.1). В рельефе господствуют низменные равнины с абсолютными высотами до 200 м. Климатические условия отличаются континентальностью и засушливостью. Малое количество осадков (300-350 мм) обусловливает "ранимость" ландшафтов полупустынь (Шальнев, 1995). Климат сухой, континентальный с жарким летом, достигающим 250С и прохладной зимой (-40, -50С). Высокий термический режим территории формирует значительные величины испаряемости (800-850 мм), поэтому коэффициент увлажнения невелик и составляет 0,28-0,35. В растительном покрове преобладают злаково-полынные, полынно-злаковые и солянковые опустыненные степи на светло-каштановых почвах с солонцами (Кононов, 1962), и песчаные степи на супесчаных и песчаных почвах (Терско-Кумское междуречье). Провинция предгорных степных и лесостепных ландшафтов занимает южные районы в пределах Кубано-Суркульской депрессии и представляет собой переходную зону от равнин Предкавказья к горным склонам Большого Кавказа. Рельеф представлен террасированными равнинами, которые были сформированы речными системами Кубани, Кумы и Терека. Наиболее низкие части провинции - долина реки Суркуль и Янкульская Пятигорья. Кавказский хребет, расположенный южнее и выполняя роль барьера, обусловливает оформление умеренно-влажного климата с годовыми суммами осадков 450-600 мм и коэффициентом увлажнения в лесостепи 0,7-0,8 и 0,5-0,66 - в степных ландшафтах. Зима умеренно-холодная (-30, 40С), а лето умеренно-теплое (200-220С). Байрачные ясеневые леса располагаются на наиболее возвышенных участках. Степи, в основном, представлены злаково-разнотравной и луговидной растительностью. В некоторых районах распространены наиболее полынно-злаковые ассоциации. Среднегорные лесостепные ландшафты отличаются прохладным климатом. Здесь самые холодные зимы (среднеянварская температура -50, -80С) и прохладное лето (средняя температура июля 180С). Испаряемость равна количеству выпадающих осадков (600-800 мм), поэтому коэффициент увлажнения составляет 0,9-1,0. Такие условия определяют произрастание на северных склонах дубовых лесов и березняков. Обширные плато северных склонов и поперечные речные долины заняты остепненными лугами, переходящими в разнотравно-злаковую степь. котловина, а наиболее выделяющиеся – СычевоВоровсколесский останцовый массив и эрозионно-магматические горы Наряду с ландшафтными комплексами существуют широко распространенные интразональные элементы, прослеживающиеся на всей территории и характеризующиеся, в целом, сходностью условий на своем протяжении. В силу засушливости климата большей части исследуемой территории густота речной сети мала, ее сток незначителен. Реки принадлежат бассейнам Западного Маныча, Восточного Маныча, Кубани, Кумы, Терека и междуречья Кума – Малка. Распространение получили пойменные леса, которые (например, по р. Кубань и р. Кума) тянутся далеко вглубь степной зоны. Таким образом, большое разнообразие природных условий Центрального Предкавказья создает предпосылки для существования здесь значительного числа флористических комплексов с высокой степенью видового богатсва и заметного участия астрагаловой флоры в растительном покрове. 3.3. Почвы На территории Центрального Предкавказья в зависимости от факторов почвообразования сформировались две почвенные зоны – зона каштановых почв и зона черноземов. Эти зоны сменяются с северо-запада на юго-восток. Зона каштановых почв. Среди каштановых почв выделяют три подтипа: темно-каштановые, имеющие мощность гумусового горизонта около 25 сантиметров и более, каштановые, с мощностью гумусового горизонта порядка 20 см и светло-каштановые почвы, отличающиеся мощностью гумусового горизонта около 15 см. Кроме того, для светлокаштановых почв характерно наличие ясно выраженной тонкой слоеватой корочки на поверхности. Почвообразующими породами для каштановых почв служат лессовидные суглинки. В отдельных районах распространены песчаные массивы, например, Терско-Кумские пески.

На каштановых почвах произрастают степные злаки и полыни, содержание которых с севера на юг возрастает. На территории Центрального Предкавказья в этой зоне выделяют полынно-типчаково-ковыльные и полынно-типчаковые степи. Светло-каштановые почвы по большей части не образуют сплошных массивов, а залегают комплексно с солонцами и солончаками. По механическому составу эти почвы не однородны. Встречаются глинистые, суглинистые, супесчаные почвы. Каштановые почвы, как правило, занимают пологие склоны возвышенностей. В речных долинах Калауса, Кумы, Куры и других степных рек, а также в днищах крупных балок распространены засоленные каштановые почвы. Темно-каштановые мицелярно-карбонатные почвы расположены на юго-западе Центрального Предкавказья. Механический состав таких почв чаше всего тяжелосуглинистый. и Темно-каштановые почвам в почвы являются рода переходными между каштановыми почвами и южными черноземами. Каштановым темно-каштановым различного западинах, мелких пересыхающих лиманах, приозерных понижениях и балках сопутствуют солончаки и солонцы. Зона черноземных почв. Черноземы распространены по территории Центрального Предкавказья не однородно. Почвообразующие породы для черноземов представлены в основном лессовидными отложениями. Наиболее характерной морфологической особенностью черноземов, обусловившей их название, является хорошо развитый перегнойно-аккумулятивный горизонт, обладающий интенсивночерным цветом. Для Центрального Предкавказья в связи со сравнительно теплым и мягким климатом характерны интенсивный биологический круговорот и периодическое промывание почвенного профиля. В результате, черноземы этой области отличаются повышенной мощностью гумусового горизонта, отсутствием легкорастворимых солей и гипса и обильной карбонатностью в виде псевдомицелия. В лесостепи преобладают выщелоченные и типичные черноземы, а на повышенной части Ставропольского плато под лесом встречаются серые лесные почвы. Типичные черноземы имеют гумусовый горизонт мощностью 40-60 сантиметров. В нижней части горизонта. В присутствуют карбонатные образования. В предгорьях и на возвышенных участках Ставропольского плато типичные черноземы часто содержат не выветрившиеся обломки горных пород (почвенный скелет). В северной перифирии черноземной зоны Центрального Предкавказья (приходящейся в основном на возвышенную часть Ставропольского плато) распространены выщелоченные черноземы. Эта разновидность отличается от типичных равнинной черноземов части преимущественно района. более По низким положением составу карбонатного горизонта. Они занимают значительные площади и в Предгорного механическому выщелоченные черноземы глинистые или тяжелосуглинистые. Серые лесные почвы имеют небольшое распространение и обычно вкраплены среди черноземных почв под лесными массивами в Центральном Предкавказье. Наиболее распространены такие почвы на повышенных участках Ставропольских высот западнее города Ставрополя, на горе Стрижамент и хребте Недреманный, в зоне Бештаугорского лесопарка, в некоторых лесных массивах.

Глава 4. Виды рода Astragalus L. Предкавказья 4.1. Конспект флоры астрагалов Genus Astragalus L. 1753, Sp. Pl. : 755. Цветки собранны в кисти различной формы (колосовидные, головчатые, зонтиковидные) на пазушных цветоносах или сидячие в пазухах листьев, редко одиночные. Чашечка колокольчатая или трубчатая, с 5 почти одинаковыми зубцами, ко времени плодоношения иногда пузыревидно вздувающаяся, разрываемая или неразрываемая, нередко с 2 прицветничками при основании. Венчик голый, реже опушенный;

лодочка наверху тупая, без остроконечия. Тычинки двубратственные. Завязь голая или опушенная, с многочисленными семязачатками. Бобы на ножке или сидячие, разнообразной формы: от линейных до почти шаровидных, иногда пузыревидно вздутые, перепончатые, кожистые или хрящеватые, голые или опушенные, раскрывающиеся 2 створками, двугнездные, не вполне двугнездные или одногнездные. Травянистые много– или однолетние растения, реже полукустарники или кустарники, иногда колючие, опушенные простыми волосками (прикрепленными одним концом) или волосками двуконечными (прикрепленными не всегда в середине), редко почти голые;

стебли развитые или сильно укороченные (растение кажется бесстебельным);

листья непарно–перистосложные, прилистники свободные или б. м. сросшиеся между собой или с черешком. Subgenus 1. Phaca (L.) Bunge 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 6, 25, 46 p. p. — Phaca L. 1753, Sp. Pl. : 755;

. — Cystium Stev. 1856, Bull. Soc. Nat. Moscou, 29, 3 : 147;

id. 1832, ibid. 4 : 268, nom. nud. — Pogonophace Bunge — Trimeniaеus Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 6, p. p.;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 274. — Hypoglottis Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 46;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 246. — Carpophyson Boriss.

Многолетние редко в плотных и однолетние растения, опушенные или простыми, трубчато прикрепленными одним концом волосками. Цветки в более-менее рыхлых, кистях. Чашечка колокольчатая колокольчатая, иногда с двумя прицветничками при основании. Бобы на ножке, иногда выступающей из чашечки, или сидячие, перепончатые. Прилистники свободные или незначительно сросшиеся между собой или с черешком. Sectio 1. Grossheimia R.Kam. 1981, Опред. раст. Ср. Азии, 6 : ++++. — Galegiformis Gontsch. 1946, Фл. СССР, 12 : 876, 25. Многолетние травы с удлиненными побегами. Бобы на длинной ножке, вздутые, двугнездные. 1. A. galegiformis L. 1753, Sp. Pl. : 765;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 273;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 319;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 25;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 279;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 193;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 146;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. галеговидный. Тип: «Сибирь» («in Sibiria»). В действительности происходит с Кавказа. Предкавказье: Прик, НК (к югу от Буденновска, 15.V.1995!!, видимо, заносное), М (окр. Моздока, 7.VI.1937. Н. Галковский!), Ст, ЛН, П, Каб, ТС, ЧО. Общ. распр.: Кавказ;

Юго-Вост., Вост. (южн. часть) Европа;

Средиз. (Балканский п-ов). Sectio 2. Komaroviella Gontsch. 1946, Фл. СССР, 12 : 876, 40. Многолетние травы с удлиненными, реже полурозеточными побегами. Прилистники при основании до половины сросшиеся между собой. Цветки лиловые или фиолетовые, в коротких яйцевидных или зонтиковидных рыхловатых кистях на длинных цветоносах. Крылья короче или равны лодочке. Чашечка колокольчатая, без прицветничков. Бобы поникающие, на ножке, равной трубке чашечки или длиннее ее, продолговатые, двугнездные, реже одногнездные. 2. A. alpinus L. 1753, Sp. Pl. : 760;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 43;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 278. — А. альпийский. Тип: не установлен. Предкавказье: П. Общ. распр.: Север. Евразия, Сев. Ам. Sectio 3. Orobella Gontsch. 1946, Фл. СССР, 12 : 877, 47. Многолетние травы с удлиненными побегами. Прилистники свободные, листовидные. Цветки фиолетовые, в рыхловатых яйцевидных или продолговатых кистях. Чашечка колокольчатая, без прицветничков. Бобы поникающие, на короткой и тонкой ножке, овальные, опушенные, полудвугнездные. 3. A. brachytropis (Stev.) C.A. Mey. 1831, Verz. Pfl. Cauc. : 140;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 276;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 150;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. коротколодочный. Тип: высокогорья Западного Кавказа. Предкавказье: П (гора Бештау). Общ. распр.: Кавказ. Sectio 4. Glycyphylla (Stev.) Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 25;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 91. Многолетние травы с прямостоячими или стелющимися побегами. Прилистники свободные или у нижних листьев сросшиеся между собой. Цветки в коротких сжатых кистях на длинных цветоносах. Чашечка колокольчатая. Венчик зеленовато-желтый. Прицветнички имеются или отсутствуют. Бобы на короткой ножке, почти трехгранно–линейные, вверх торчащие, тонкокожистые, опушенные, двугнездные. 4. A. glycyphyllos L. 1753, Sp. Pl. : 758;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 273;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 319;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 91;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 :

278;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 149;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. сладколистный. Тип: Европа («in Europae nemoribus»). Предкавказье: КЕ, Прик, ТБ, НК, М, Ст, ЛН, СК, П, Каб, ТС, ЧО, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России, Кавказ, Зап. Сибирь (юг);

Ср. Евр., Атл. Евр., Средиз. (Балканский п-ов), Малоаз. (сев. ч.). 5. A. glycyphylloides DC. 1825, Prodr. 2 : 292;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 92;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 278;

Косенко, 1970. Опред. Сев.Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 149;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. ложносладколистный. Тип: Грузия («in Iberia»). Предкавказье: П (горы Железная и Развалка, 1875. А. Оверин) (n. v.). Общ. распр.: Кавказ;

Юго-Вост. Евр., Седиз., Малоаз., Иран. Примеч. Указание В. Кононова (1941) на произрастание Ставрополя сомнительно. Sectio 5. Heterodontus Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 26. Однолетние или двулетние травы. Цветки в укороченных, рыхлых кистях. Чашечка колокольчатая, с сильно неравными зубцами. Венчик фиолетовополосатый;

лодочка длиннее крыльев. Бобы торчащие, на короткой ножке, полулунные, кожистые или перепончатые, голые, двугнездные. 6. A. guttatus Banks et Sol. 1774, in Russel, Nat. Hist. Aleppo, 2 ed., 2 : 260. — A. striatellus Pall. ex M. Bieb. 1808, Fl. Taur.–Cauc. 2 : 189;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 272;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 317;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 287;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 266;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 126;

Галушко, 1980. в окр.

Фл. Сев. Кавк. 2 : 146;

Белоус, 1990. Нов. виды : 310;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. губастый. Тип: не установлен. Предкавказье: МД (с.Манычское, 1.V.1991!!;

окр.Дивного, балка Горькие Маки, 2.V.2002!!;

с.Бол. Джалга, 19.V.1989!!), НК (с.Орловка, 30.V.1997!!), СК (Зеленокумск, 5.V.2004!!), ТС (г. Грозный, 1.V.1989. В. Прима!), Кизл (Хасавюрт). Общ. распр.: Кавказ;

Юго-Вост. Евр. (юг), Ср. Азия, Иран, Тибет. Примеч. Прежде для Ставрополья не указывался. Sectio 6. Sesamei DC. 1825, Prodr. 2. Однолетние травы с удлиненными побегами. Соцветие – густая кисть на удлиненном цветоносе или сидячее в пазухе листа. Бобы сидячие, с брюшной стороны килеватые, реже округлые, кожистые, двугнездные. 7. A. asterias Нohen. 1838, Bull. Soc. Nat. Moscou, 11 : 343;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145. — A. cruciatus auct., non Link. Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 271;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 316;

Гонч. и М.Поп. 1946, Фл. СССР 12 : 310;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 262;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 126. — A. звездовидный. Тип: не установлен. Предкавказье: Кизл (Чирюрт). Общ. распр.: Кавказ (Дагестан, Южн. и Вост. Закавк.);

Ср. Азия (горн. Туркмен.), Средиз., Малоаз., Арм.-Курд., Иран, Месопотамия, Аравия. 8. A. persepolitanus Boiss. 1849, Diagn. Pl. Orient. 9 : 60. — A. ammophilus Kar. et Kir. 1842, Bull. Soc. Nat. Moscou, 15 : 335;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 316;

Гонч. и М.Поп. 1946, Фл. СССР 12 : 313;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 262;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 126. — А. персеполитанский. Тип: не установлен. Предкавказье: Кизл (Чирюрт).

Общ. распр.: Кавказ (Дагестан, Южн. и Вост. Закавк.);

Ср. Азия, Иран, Афганистан, Пакистан (вост. ч). Sectio 7. Hypoglottidei DC. 1825, Prodr. 2 : 281, s. restr. — Sect. Eu– Hypoglottis Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 47, 50, nom. illeg.;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 246. Многолетние травы с хорошо развитыми, простертыми побегами;

прилистники б. м. сросшиеся между собой. Цветки в густых головчатых или колосовидно–головчатых кистях. Чашечка колокольчатая или трубчато– колокольчатая;

зубцы ее короче трубки, редко равны ей. Венчик бледно– желтый или пурпурно–фиолетовый. Бобы сидячие или почти сидячие, вверх направленные, пузыревидно вздутые или продолглватые, перепончатые или тонкокожистые, двугнездные. 9. A. cicer L. 1753, Sp. Pl. : 757;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 275;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 318;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 249;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 267;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 128;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 192;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 148;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 205;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. нутовый, xлопунец. Тип: Европа («in Austria, Helvetia, Italia»). Предкавказье: АЕ, АК, Тем, КЕ, Прик, ТБ, Ст, МА, ЛН, СК, П, Каб, ТС, ЧО, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России, Кавказ;

Вост., Ср. и Атл. Евр., Средиз., Малоаз. 10. A. danicus Retz. 1781, Observ.. Bot. 2 : 41;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 275;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 318;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 256;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 271;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 193;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 149;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80.— А. датский.;

Тип: Дания («In Seelandiae Daniae arenosis»). Предкавказье: П. Общ. распр: Евр. ч. России, Кавказ, Зап. Сиб., Вост. Сиб. (юг);

Ср. Азия, Сканд., Вост. (юго-вост.), Ср. и Атл. Евр., Средиз., Монг. Sectio 8. Cycloglottis Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 8, 17;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 281. Однолетние травы. Прилистники друг с другом не сросшиеся, в основании частично сросшиеся с черешками. Цветки собраны в густые головчатые кисти на коротких цветоносах. Чашечка колокольчатая. Венчик желтый;

лодочка шире и длиннее крыльев. Бобы почти сидячие, линейно– продолговатые, кольцевидно или спирально свернутые, перепончатые, отстояще белоопушенные, двугнездные. 11. A. contortuplicatus L. 1753, Sp. Pl. : 758;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 272;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 316;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 281;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 264;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 204;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 79. — А. свернутый. Тип: Сибирь («in Sibiria»). Предкавказье: НД, НК (плавни Кумы, 26.VI.1925. Д. Волгунов!), П, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг, юго-вост.), Кавказ, Зап. Сиб (юг);

Вост. и Ср. Евр. (юг), Ср. Азия, Средиз., Малоаз., Иран., Гимал. Примеч. В последние несколько десятилетий не отмечался. Subgenus 2. Astragalus — Caprinus Bunge, 1880, Изв. Общ. любит. естествозн. антроп. этногр. 26, 2 : 218;

Гонч. 1946, Фл. СССЗ, 12 : 93. — Phaca (L.) Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 18, p. p. — Calycophysa Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser.7, 11, 16 : 56. Почти бесстебельные, реже с развитыми стеблями многолетники, покрытые простыми волосками;

прилистники между собой не сросшиеся, но в нижней части сросшиеся с черешками, иногда лишь у основания. Цветки в рыхлых или густых головчатых, овальных или продолговатых кистях, сидячие или на коротких цветоносах. Чашечка колокольчатая или трубчатая, при плодах пузыревидно вздутая и не разрываемая бобом. Венчик при плодах не опадающий;

крылья и лодочка основаниями ноготков сросшиеся с тычиночной трубкой. Бобы с выпуклыми жесткими створками, кожистые или перепончатые, двугнездные или не вполне двугнездные, заключенные в чашечку. Sectio 9. Alopecias (Stev.) Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 58;

Горшк. 1946, Фл. СССР, 12 : 383. Многолетники с высокими стеблями;

прилистники не сросшиеся с черешком и между собой. Цветки в густых головчатых, почти сидячих кистях. Чашечка трубчато--колокольчатая, без прицветничков, при плодах вздутая и плотно одевающая боб. Венчик желтый. Бобы сидячие, обратно яйцевидные, перепончатые, мелкие, двугнездные. 12. A. ponticus Pall. 1800, Spec. Astrag. : 14;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 275;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 317;

Горшк. 1946, Фл. СССР, 12 : 387;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. Изд. 2. 5 : 296;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 146;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 205;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. понтийский. Тип: Крым («in littorali montano Tauriae praesertim in saxosa valle inter Sudak et Kutlak»). Предкавказье: АЕ, КЕ (окр. Темижбекской, А. Гроссгейм, 1952, карта 350;

окр. с.Птичье, 20.VI.1930. П. Роговской! – RV), АИ (c.Бол. Джалга, В. Танфильев, В Кононов,1988). Общ. распр.: Евр. ч. России (юг);

Вост. Евр. (юг), Средиз., Малоаз. Sectio 10. Erionotus Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 39;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 104.

Многолетние травы с развитыми стеблями или почти бесстебельные, с розеточными побегами. Цветки в густых или в рыхлых немногоцветковых кистях, расположенных на коротких цветоносах. Чашечка трубчато– колокольчатая или колокольчатая. Венчик желтый;

лепестки снаружи опушенные (или лодочка голая). Бобы сидячие, более или менее вздутые, овальные или продолговато–овальные, не вполне двугнездные. 13. A. dasyanthus Pall. 1776, Reise Russ. Reich. 3 : 749;

id. 1802, Spec. Astragal. : 79;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 273;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 114;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 279 Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 147;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. шерстистоцветковый. Тип: Нижнее Поволжье («in collibus glareosis herbidis ad Ilowlam et Medwedizam»). Предкавказье: СК, П, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг);

Вост. и Ср. Евр. (юг), Средиз. (Балканский п-ов). Примеч. Указывается А. Гроссгеймом (1952, с. 279, карта 322) для окр. Зеленокумска и Кавминвод: «по Куме». Указания требуют подтверждения. 14. A. tanaiticus C. Koch, 1851, Linnaea, 24 : 94;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 117;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона : 206. — А. донской. Тип: Нижний Дон («Am unterem Don»). Предкавказье: АЕ. Общ. распр.: Евр. ч. России (Нижн.-Дон);

Вост. Евр. (юго-вост.). Sectio 11. Myobroma (Stev.) Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 33;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 142. Почти бесстебельные многолетние травы. Цветки собраны в рыхлые малоцветковые, почти прикорневые кисти. Чашечка трубчатая или трубчато– колокольчатая. Венчик желтый, позднее иногда краснеющий. Бобы на ножке или почти сидячие, овальные или овально–продолговатые, вздутые, кожистые, одногнездные, реже двугнездные. 15. A. longipetalus Chater, 1968, Feddes Repert. 79, 1 - 2 : 48. Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 148;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — A. longiflorus Pall. 1800, Spec. Astrag. : 73, nom. superfl.;

Липский, 1891. Исследов. Сев. Кавк. : 45;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 275;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 319;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 178;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 280. — А. длиннолепестный. Тип: Нижнее Поволжье («Sarepta»). Предкавказье: НК, Прик (Светлоград, гора Куцай!!), М, П?, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг, юго-вост.), Зап. Сиб. (юго-зап.);

Ср. Азия (сев.). Примеч. 1. Гербарный материал из Пятигорья нам неизвестен. Указание А. Гроссгейма (1952, С. 280): «Бештау» нуждается в подтверждении. В П включаем условно. Примеч. 2. А. Иванов (2001) приводит для Ст., ссылаясь на указание А. Сытина (1991): «Ставропольское плато». На наш взгляд, автор имеет в виду, скорее Ставропольскую возвышенность в целом, чем Ставропольский флористический район. 16. A. henningii (Stev.) Boriss. 1946, Фл. СССР, 12 : 199;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона : 206;

Дубовик, Дзыбов, 1990. Географ. анализ : 177;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81;

Белоус, 2003. Нов. данные о распрост. : 96-97. — А. Геннинга. Тип: низовье Дона («ad Tanain»). Предкавказье: МД (пос.Новорагулинский, балка Рагули, 12.VI.1998!!;

окр. Дивного, балка Горькие Маки, 2.V.2002!!), АИ (Арзгир, 25.IV.1978. Д. Дзыбов!;

ib., 19.V.1982. id.!;

ib., 29.IV.1989!!;

с.Бол. Джалга, 19.V.1989!!), ТБ (окр. с. Серафимовское, 4.V.1998. М. Подкладов!;

между с. с. Серафимовское и Петропавловское, 17.IV.1999. Н. Бекетова!;

между c. с. Мирное и Кучерла, 7.V.2000!!), НК (с. Левокумское, 3.V.1996. Погожева!;

окр. с. Варениковское, 4.VI.1997. В. Данилевич!). Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Заволжье. Примеч. М. Бржезицкий и П. Нагорный (1912) по сборам А. Нормана 1886 года приводят A. utriger Pall. для Горькой Балки по Куме (n. v.). Вероятно, это указание следует относить к A. henningii. Sectio 12. Eremophysa Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 62;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 400. Многолетние травы с хорошо развитыми стеблями;

прилистники в основании частично сросшиеся с черешком, но между собой не сросшиеся. Цветки собраны в густые овальные или продолговатые кисти. Чашечка с прицветником и двумя прицветничками, трубчатая, позднее пузыревидно вздутая, тонкоперепончатая, охватывающая боб. Венчик голый, желтый. Бобы на короткой ножке, продолговато–трехгранные, тонкокожистые, двугнездные или полудвугнездные, малосемянные. 17. A. lehmannianus Bunge, 1847, Arbeiten Naturf. Vereins Riga, 1, 2 : 352;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 317;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 407;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 299;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 127;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. : 148;

Белоус, 1990. Нов. виды : 308;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. Леманна. Тип: Приаралье («in steppe Karakum beim Aral–see am Brunnen Estak– Kuduk»). Предкавказье: КН (ур. Яман-Кую, 27.IV.1989!!;

ib., 25.V.1989!!), Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юго-вост.), Заволжье;

Ср. Азия. Примеч. Местонахождение вида на Ставрополье отмечено впервые. Ранее приводился только для Дагестана. Subgenus 3. Tragacantha (Mill.) Bunge 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 76;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 318. — Tragacantha auct. non Mill.: Борис. 1947, Бот. мат. (Ленинград), 10 : 57. — Astracantha Podlech, 1983, Mitt. Bot. Staatssamml. Mnchen, 19 : 4. Сильно разветвленные от основания колючие кустарники, до 50 см выс., покрытые простыми волосками;

листья близко расположенные, парно– перистосложные, рахис на вершине колючий, листочки беловойлочные, заканчиваются шипиком;

прилистники колючие, сросшиеся между собой и с черешком. Цветки сидячие по 2—4 в пазухах листьев. Чашечка в основании острая, белошерстистая, флаг с перетянутой в средней части пластинкой. Бобы заключенные в чашечку, густоволосистые, одногнездные, односемянные. Sectio 13. Polyanthos Boriss. 1947, Бот. мат. 10 : 57;

Борис. 1946. Фл. СССР, 12 : 379. Цветки светло–желтые, на коротких, густоволосистых цветоносах, скучены в округло-яйцевидное «соцветие». Трубка чашечки не разрывается бобом. 18. A. aureus Willd. 1794, Acta Acad. Berolin. : 29. Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 278;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 317;

Гонч. и Борис. 1946.Фл. СССР, 12 : 379;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 286;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61. — Tragacantha aurea Stev. Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 143. — Astracantha aurea (Willd.) Podlech. Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 79. — А. золотистый. Тип: не установлен. Предкавказье: П (г. Бештау). Общ. распр.: Кавказ;

Иран., Малоаз. Subgenus 4. Cercidothrix Bunge 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 94;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 434. — Calycocystis Bunge,1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci.

Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 138;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 782. — Epiglottis (Bunge) Boiss. 1872, Fl. Or. 2 : 205;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 781. Кустарники, полукустарники, полукустарнички, однолетние или многолетние травы с развитыми стеблями или бесстебельные, покрытые двуконечными волосками. Цветки в плотных, рыхлых колосовидных или почти зонтиковидных кистях. Чашечка трубчатая или колокольчатая, иногда вздувающаяся к концу цветения, реже разрываемая бобом. Бобы яйцевидные, продолговатые, линейно– или овально–продолговатые, кожистые или перепончатые, полудвугнездные. Sectio 14. Paraxiphidium R. Kam. 1981, Опред. раст. Ср. Азии, 6 : С. Чашечка не вздувается. Бобы широколинейные или узколинейные, при созревании разрывающие чашечку, оттопыренно опушенные, иногда голые или оголяющиеся. 19. A. brachylobus DC. 1825, Prodr. 2 : 285;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 705;

Гроссг. 1952. Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 330;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 129;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. коротколопастный. Тип: окр. Индерского озера («ad lacum Inderiense»). Предкавказье: П, М, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Заволжье;

Ср. Азия (сев.зап.). 20. A. varius S. G. Gmel. 1770, Reise Russland. 1 : 116. Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 208;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 63;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. virgatus Pall. 1800, Spec. Astragal. : 20;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 284;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: иногда пузыревидно вздутые, двугнездные или 321;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 733;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 330. — А. изменчивый. Тип: Сибирь и сев. Прикаспий («in Sibiria et Astrakan»). Предкавказье: НД, ЗПМ, АЕ, АК, МД (пос.Новорагулинский, балка Рагули, 10.V.1997!!), М (Иргаклы, 1996!!), КН, Кизл. Общ. распр.: Кавказ (Дагестан), Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Заволжье, Зап. Сиб. (юг);

Вост. Евр. (юг), Ср. Азия (сев.-зап.). Примеч. Рядом ботаников указывается для Пятигорья. Возможно эти указания и верны, но мы до сих пор не видели отсюда удостоверяющих сборов. 21. A. cornutus Pall. 1771, Reise Russ. Reich, 1 : 499;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 704;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 330;

Львов, 1960. Опред. Дагестана : 130;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81.— A. vimineus Pall. 1880, Astragal. Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 286;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321. — A. odessanus Besser, 1822, Enum. Pl. Volhyn. : 30. — А. рогатый. Тип: предгорья Урала («ad rivum Dercul in montano tractu deserti Rhymnici»). Предкавказье: КН (Терско-Кумское междуречье, 1953. И. Каменецкая) (n. v.), Кизл. Общ. распр.: Кавказ (Дагестан), Евр. ч. России (юг и юго-восток), Заволжье;

Вост. Евр. (юг), Зап. Сиб. (юг), Ср. Азия (сев.). Примеч. Гербарные образцы с Терско-Кумского междуречья, возможно, относятся к A. brachylobus. Sectio 15. Cystodes Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 133;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 782. Невысокие полукустарники;

прилистники у основания сросшиеся с черешком, между собой не сросшиеся. Цветки собраны в рыхловатые головчатые, яйцевидные кисти. Чашечка трубчатая, ко времени плодоношения слабо вздувающаяся. Венчик бледно–желтый. Бобы вверх направленные, яйцевидные, продолговатые или линейно–продолговатые, оттопырено– или полуоттопыренно–волосистые. 22. A. albicaulis DC. 1802, Astragalogia : 166;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 285;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 784;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 334;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80.— A. dealbatus Pall. 1800, Spec. Astrag. : 26, p. p., nom. illeg. — А. белостебельный. Тип: окр. Волгограда («in cretaceis ad fluvios Don et Wolgam inferiorem prope Zaricin»). Предкавказье: Прик (с. Султановское, 15.VI.1889. И. Акинфиев!). Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Заволжье;

Вост. Евр. (юговост.), Зап. Сиб. (юго-зап.). Примеч. 1. А. Оверин (1875) указывает A. dealbatus для П: «горы Горячая и Лысая» и Кисловодска (n. v.). Указание нуждается в подтверждении. Примеч. 2. Вероятно, следует считать исчезнувшим с территории Предкавказья. Sectio 16. Xiphidium Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 123;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 646;

Камелин, 1981, Опред. раст. Ср. Азии, 6 : С. Многолетние травы и полукустарнички, прилистники свободные или у нижних листьев б. м. сросшиеся между собой, у верхних свободные. Чашечка трубчатая, не вздувающаяся, не разрываемая бобом. Цветки в рыхлых продолговатых кистях, на б. м. длинных цветоносах.. Венчик желтоватобелый или фиолетовый. Бобы узколинейные, кожистые, голые или прижато опушенные, двугнездные, многосемянные. 23. A. pseudotataricus Boriss. 1946, Фл. СССР, 12 : 701;

Гроссг. 1952. Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 332;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 701;

Косенко, 1970.

Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 158;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81.— A. subulatus var. tataricus DC. 1825, Prodr. 2 : 284. — A. subulatus auct., non M. Bieb. Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 283;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 699;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 332. — A. subuliformis auct. non DC. Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 157;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 207;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 63;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. ucrainicus auct. non M. Pop. et Klok. Дубовик, Дзыбов, 1990. Географ. анализ : 177;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. ложнотатарский. Тип: Волга и Дон, лектотип из окр. Новочеркасска («in Caucaso ad Wolgam et Tanaim»). Предкавказье: АЕ, КЕ, Прик, ТБ, НК, ЛН, Ст, П, СК. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.);

Вост. Евр. (юго-вост.). Примеч. Образцы астрагалов с территории П, прежде определяемые как A. subuliformis DC. [A. subulatus Pall.] следует относить к A. pseudotataricus. Ближайшие достоверные, известные нам, местонахождения A. subuliformis расположены на Анапско-Новороссийском побережье. 24. A. haesitabundus Lipsky, 1894, Acta Horti Petropol. 13 : 290;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 283;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 697;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 333;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 157;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. xiphidium. distans Lipsky, Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 279. — А. ненадежный. Лектотип: Дагестан: Чирюрт и Гуниб («circa Czir-jurt, ad fluvium Sulak et circa castellum Gunib») Предкавказье: П, М?, Кизл (Чирюрт). Общ. распр.: Кавказ (Дагестан и аридные котловины северн. склона Бол. Кавказа).

Sectio 17. Proselius Bunge, 1896, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 116;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 594. Многолетние, полурозеточными почти побегами) бесстебельные травянистые (с розеточными или растения;

прилистники черешковые, коротко сросшиеся с черешком. Цветки в рыхловатых, продолговатых кистях на длинных цветоносах, равных по длине листьям или длиннее их. Чашечка трубчатая, с прицветником и парой прицветничков. Бобы прямостоячие или поникающие, булавовидные или линейные, на верхушке длинно заостренные в шиловидное остроконечие, прямые или дуговидно изогнутые, кожистые, двугнездные. 25. A. demetrii Charadze, 1942, Bull. Acad. Sci. Georg. 3, 7 : 699;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 610;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 324;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 196;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 151;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. monspessulanus auct., non L. Липский, 1891. Исследов. Сев. Кавк. и Дагест. : 45;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 282;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 322. — А. Димитрия. Тип: окр. Кисловодска Предкавказье: КЕ, Прик, ТБ, Ст, ЛН, СК, П, Каб. Общ. распр.: Зап. Кавказ. 26. A. alexandri Charadze, 1942, Bull. Acad. Sci.Georg. 3, 7 : 700;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 610;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 323. — A. monspessulanus auct., non L. Липский, 1891. Исследов. Сев. Кавк. и Дагест. : 45;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 282. — А. Александра. Тип: Гуниб в Дагестане Предкавказье: ТС (Сунженский хребет), ЧО, Кизл. Общ. распр.: Кавказ (Дагестан, Центр. и Вост. Кавк.) 27. A. brachycarpus M. Bieb. 1808, Fl. Taur.–Caucas., 2 : 201;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 283;

Флеров, 1938. Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 316;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 634;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 328;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 150;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. короткоплодный. Тип: ст. Константиногорская и гора Бештау. Предкавказье: Прик, ТБ, Ст, СК, П. Общ. распр.: Кавказ. Sectio 18. Acmothrix Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 108;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 523. Многолетние бесстебельные травы;

прилистники высоко сросшиеся между собой и коротко сросшиеся с черешками. Цветки в укороченных рыхлых кистях на поникающих или лежачих цветоносах. Чашечка колокольчатая, с 2 прицветничками при основании. Венчик голый, светло– желтый. Бобы отклоненные от оси соцветия или поникающие, узкоцилиндрические, серповидно изогнутые, двугнездные, многосемянные. Лектотип: A. acmotrichus Fenzl. 28. A. fragrans Willd. 1800 (1802), Sp. Pl. 3, 2 : 1294;

Флеров, 1938. Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 323;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 524;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 317;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195. — A. resupinatus M. Bieb. 1819, Fl. Taur.–Caucas. 3 : 493. — A. uncirostris Bogdan, 1935, Уч. зап. Р/Д. Гос. универ. 6 : 42. — А. пахучий. Тип: описан из Каппадокии. Предкавказье: П? (гора Машук). Общ. распр.: Кавказ (Северный Кавказ и Закавказье);

Малоаз., Арм.-Курд., Иран. (сев.). Примеч. 1. Приводим условно по единственному старому образцу: «? Maшуку, апр.-май, 1885. G. Radde!». гербарному Примеч. 2. Указывается А. Гроссгеймом (1952, С. 317, карта 382) для Ставропольского флористического округа. Указание, видимо, ошибочно. Sectio 19. Trachycercis Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 114;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 569. — Sect. Borodiniana B. Fedtsch. 1906, O. et B. Fedtsch. Consp. Fl. Turk. 1 : 227. Бесстебельные (с розеточными побегами) или почти бесстебельные многолетние травы;

прилистники частично сросшиеся с черешком, между собой не сросшиеся. Цветки в малоцветковых рыхлых кистях на очень коротких цветоносах или почти сидячие у основания растения. Чашечка трубчатая, в конце цветения немного вздувающаяся. Венчик бледно–желтый или розоватый. Бобы почти сидячие, тупо трехгранно или продолговато– овальные, кожистые, белошерстистые, двугнездные или полудвугнездные. 29. A. testiculatus Pall. 1800 (1802), Spec. Astragal. : 82;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 281;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 323;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 578;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 320;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 155;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 209;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 63;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. яичкоплодный. Тип: сев. Прикаспий («in desertis arenosis et limoso–arenosis versus Mare Caspium»). Предкавказье: Тем (Темрюк). Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-восток), Заволжье, Зап. Сиб., Вост. Сиб. (юг);

Вост. Евр. (юго-вост.), Ср. Азия (сев. и горн. ч.), Монг. Примеч. Вслед за И. Шмальгаузеном (1895) ошибочно приводится вместо A. dolichophyllus для нижнего и среднего течения Кумы. Не всегда надежно отличается от последнего. 30. A. dolichophyllus Pall. 1800 (1802), Spec. Astragal. : 84;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 281;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 323;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 589;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 319;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 196;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 154;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 208;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. длиннолистный. Тип: сев. Прикаспий, Казахстан, юг европ. части СССР («ubique per deserta Caspia et omnem magnam Tatariam, esque ad Irtin fl. communis…circa Odessam… in angulo Chersonesi Tauricae, Tarchan dip (Tarchanskoi kut)»). Предкавказье: ЗПМ, АЕ, АК, КЕ, Т, МД, АИ, НК, Прик, ТБ, М, Ст, СК, П, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Заволжье, Зап. Сиб. (юг);

Вост. Евр. (юг), Ср. Азия (сев.-зап.). Sectio 20. Erioceras Bunge (incl. Tropidolobus Freyn), 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 109;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 529. Многолетние травы с короткими полурозеточными побегами;

прилистники не сросшиеся между собой, в нижней части сросшиеся с черешком. Цветки в зонтиковидно–головчатых кистях на длинных пазушных цветоносах. Чашечка трубчатая. Венчик бледно–желтый, изредка розовый. Бобы сидячие, линейно-продолговатые, серповидно вверх изогнутые, кожистые, оттопырено белоопушенные, двугнездные или почти двугнездные. 31. A. reduncus Pall. 1800 (1802), Spec. Astragal. : 109;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 280;

Флеров, 1938. Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 323;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 535;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 318;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 155;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 208;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. изогнутый. Тип: Нижнее Поволжье, Предкавказье, Крым («in arenosis circa Zarizyn et ad omnem Sarpam fl. in Volgam confluentem, nec non circa Cumam fl. et in descensu montis Karadagh Tauriae versus»).

Предкавказье: МД, АИ (к северу от Арзгира!;

пос. Новорагулинский, балка Рагули!!). Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.);

Вост. Евр. (юг). Примеч. 1. Во «Флоре СССР» (т. 12, 1946) для Кавказа не приводится. Примеч. 2. А. Гроссгейм (1952) приводит для Ставрополья: «по р. Куме» и «Кисловодск». Последнее местонахождение он, возможно, цитирует по И. Шмальгаузену (1895): «по р. Куме». На наш взгляд в данном случае речь идет об A. hamosus, который в плодоношении мог быть спутан с A. reduncus. Могла закрасться ошибка и при неверном использовании синонима. Sectio 21. Laguropsis Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 137;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 839. — Sphaerocystis М. Рор., 1868, l. c. : 138. Многолетние травы с розеточными или полурозеточными побегами;

прилистники сросшиеся у основания между собой и с черешком. Цветки в густых головчатых кистях на цветоносах, равных по длине листьям или короче их. Чашечка трубчатая, позднее пузыревидно вздувающаяся. Венчик бледно–желтый. Бобы почти сидячие, продолговатые, или овально– продолговатые, тонкокожистые, прижато–волосистые, заключены в чашечку и не разрывающие ее, одно- или двугнездные. 32. A. calycinus M. Bieb. 1808, Fl. Taur.–Caucas. 2 : 199;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 282;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 857;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 334;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 153;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — А. чашечковый. Тип: Предкавказье, р. Кума («ad rivum Kuma prope Maschar»). Предкавказье: АЕ, АК, КЕ, МД, АИ, НК, Прик, ТБ, М, ЛН, Ст, П, СК, Каб, ТС, ЧО, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (юг и юго-вост.), Кавказ.

Sectio 22. Paracystium Gontsch. 1946, Фл. СССР, 12 : 881, 561. Многолетние травянистые растения с укороченными стеблями или почти бесстебельные;

прилистники сросшиеся частично с черешками, между собой не сросшиеся. Цветки в рыхлых кистях. Чашечка трубчатая. Венчик бледно–лиловый, редко бледно-желтый. Бобы почти сидячие, пузыревидно вздутые, твердоперепончатые, двугнездные. 33. A. lasiophyllus Ledeb. 1843, Fl. Ross. 1 : 627;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 563;

Дубовик, Дзыбов, 1990. Географ. анализ : 177. — А. мохнатолистный. Лектотип: сев. Прикаспий («in lottore orientali m. Caspii»). Предкавказье: МД (к северу от с.Манычского, 30.IV.1991!!;

ib., 13.V.1994!!;

пос.Новорагулинский, балка Рагули, 10.V.1997!!;

ib., 12.VI.1998!!;

окр. Дивного, балка Горькие Маки, 2.V.2002!!), АИ (Арзгир, 9.VI.1981. Д. Дзыбов;

ib., 21.IV.1994. В. Данилевич!;

с. Белые Копани, 2.V.1991!!). Общ. распр.: Евр. ч. России (юго-вост.);

Ср. Азия (сев.), Дж.-Кашг., Монг. Sectio 23. Euodmus Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 96;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 435. Многолетние травы с высокими прямостоячими стеблями;

верхние прилистники свободные, нижние б. м. сросшиеся между собой. Цветки поникающие, собранные в рыхлые многоцветковые кисти. Чашечка колокольчатая. Венчик зеленовато–желтый. Бобы сидячие, поникающие, линейно–продолговатые, серповидно изогнутые, кожистые, двугнездные. 34. A. falcatus Lam.1783, Encycl. Meth. Bot. 1 : 310;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 277;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 442;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 300;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 157;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. серпоплодный.

Тип: по–видимому, Урал («Cette plante croit dans la Russie et a ete envoyee au Jardin du Roi par M. Demidow de Moscou»). Предкавказье: Ма, Ст, ЛН, П, Каб, ТС, ЧО. Общ. распр.: Евр. ч. России (центр.), Кавказ, Заволжье, Зап. Сиб. (югозап.);

Средиз. (Балканский п-ов), Малоаз. Sectio 24. Pedina (Stev.) Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 96;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 443. Многолетние травы с высокими прямостоячими стеблями;

прилистники не сросшиеся между собой, у основания сросшиеся с черешком. Цветки собранные в плотные колосовидные кисти на длинных пазушных цветоносах. Чашечка трубчато–колокольчатая. Венчик голый, желтый. Бобы сидячие, вверх торчащие, линейно–продолговатые, кожистые, двугнездные. 35. A. asper Jacq. 1782, Misc. Austriac.. Bot. 2 : 335;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 277;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 443;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 300;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 157;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. шершавый. Тип: садовый экземпляр, происходящий из окр. Астрахани («ex seminibus Astracan»). Предкавказье: НД, АЕ, АК, КЕ, АИ, НК, Прик, ТБ, М, ЛН, СК, П, Каб, ТС, ЧО, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (центр., юг, юго-вост.), Заволжье;

Вост. Евр. (юг), Ср. Евр. (юго-вост.), Средиз. (Балканский п-ов). Sectio 25. Onobrychium Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 100;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 479. Многолетние растения с удлиненными побегами;

нижние прилистники сросшиеся между собой, верхние свободные. Цветки собраны в относительно плотные головчатые кисти. Чашечка трубчато–колокольчатая. Венчик голый, пурпурный или темно–синий. Бобы сидячие, вверх торчащие, продолговато– яйцевидные, двугнездные,. 36. A. onobrychis L. 1753, Sp. Pl. : 760;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 279;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 484;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 310;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 158;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 209;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. borysthenicus auct. non Klok. — A. troizkii auct. non Grossh. Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 486;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 310. — А. эспарцетный. Тип: Европа («In Austria»), Предкавказье: НД, АЕ, АК, КЕ, Тем, Т, АИ, НК, Прик, ТБ, М, ЛН, Ст, СК, П, Каб, ТС, ЧО, КН, Кизл. Общ. распр.: Евр. ч. России (кроме сев.), Кавказ, Зап. Сиб.;

Вост. Евр. (юг), Ср. и Атл. Евр., Ср. Азия (сев.), Средиз., Малоаз. 37. A. bungeanus Boiss. 1872, Fl. Orient. 2 : 436;

Липский, 1891, Исследов. Сев. Кавк. и Дагест.: 45;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 322;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 488;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 308;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 159;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81.— A. aduncus auct. non M. Bieb. — A. cephalotes var. bungeanus Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 280. — A. Бунге. Тип: Кавказ (Кабардиния). Предкавказье: КЕ, АИ, ТБ, Прик, М, Ст, ЛН, СК, П, Каб, ТС, ЧО, Кизл. Общ. распр.: Армения). 38. A. captiosus Boriss. 1947, Not. Syst. Inst. Bot. Acad. Sci. URSS, 10 : 48;

id. (1946) Fl. URSS, 12 : 491;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 491;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 309;

Львов, 1960. Опред. Дагест. : 130;

Галушко, 1980. Фл. Кавказ (Сев. Кавказ, Закавказье);

Арм.-Курд. (Турецк.

Сев. Кавк. 2 : 158;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — A. interpositus Boriss. 1946, Фл. СССР, 12 : 492;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 304;

Львов, 1960. Опред. Дагест. : 130;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 158;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62. — А. обманчивый. Тип: описан с Большого Кавказского хребта (между ст. Казбек и Гвилети). Предкавказье: П, Каб, ТС (Сунженский хр.), ЧО. Общ. распр.: Северный Кавказ (Даг., Центр. и вост. ч. Запад. Кавказа). Примеч. Существующие указания для других районов сомнительны. 39. A. lasioglottis Stev. ex M. Bieb. 1819, Fl. Taur.–Caucas. 3 : 486;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 279;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 499;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 310;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 195;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 158;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. dasyglottis Ledeb. in herb. non Fisch., non Pall. — А. волосистый. Тип: описан с р. Подкумок, окр. Кисловодска: «Нарзан». Предкавказье: П. Общ. распр.: Северный Кавказ (Центр. Кавк, вост. ч. Запад. Кавк.) Sectio 26. Buceras DC. 1825, Prodr. 2 : 290, s. restr.;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 781. Однолетние травы;

прилистники у основания сросшиеся между собой и с черешком. Цветки в густых, головчатых кистях на цветоносах, почти равных листьям или в 2 раза короче их. Чашечка колокольчатая. Венчик светло–фиолетовый или белый. Бобы сидячие, поникающие, линейные, дуговидно вверх изогнутые, кожистые, двугнездные. 40. A. hamosus L. 1753, Sp. Pl. : 758;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 271;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 316;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 781. — A. brachyceras Ledeb. 1822, Index Sem. Horti Dorpat. : 3;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 266;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 192;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 155. — А. крючконосный. Тип: южн. Франция («Messanae, Monspelii»). Предкавказье: Т, НК (по Куме, 1895. И. Шмальгаузен, Липский!), Кизл. Общ. распр: Кавказ (Даг., Сев.-Зап., Южн. и Вост. Закавк.,);

Ср. Азия (Горн. Туркм.), Средиз., Малоаз. (Балканы), Иран. Примеч. Известен только по немногочисленным старым сборам. Sectio 27. Ammodendron Bunge, 1868, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 128;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 752. Невысокие полукустарники с прилистниками, сросшимися между собой и с черешком. Цветки в рыхлых кистях на коротких цветоносах. Чашечка колокольчатая. Венчик пурпурно–фиолетовый. Бобы на ножке, овально–продолговатые, твердо–перепончатые, покрытые оттопыренными волосками, двугнездные. 41. A. hyrcanus Pall. 1800, Sp. Astragal. : 25;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 286;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и М. Поп. 1946, Фл. СССР, 12 : 766;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 333;

Львов, 1960. Опред. раст. Дагест. : 129;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145. — А.гирканский. Тип: окр. Дербента. Предкавказье: Кизл. Общ. распр.: Кавказ (Даг., Вост. Закавк.). Примеч. В. Танфильев и В. Кононов (1987) вслед за И. Каменецкой (1956) ошибочно приводят для КН: «гряды барханов Азамат, 5.VII.1953. И. Каменецкая. Teste: A. Boriss» (LE!). Образец определен А.Г. Борисовой неверно. Указание относится к следующему виду. Ближайшее, достоверно известное нам местонахождение A. hyrcanus в окр. Махачкалы. n. v.), М (х. Черноярский, 9.VI.1931. Васильченко!), ТС (г. Грозный, 21.V.1891. В.

42. A. karakugensis Bunge, 1848, Arbeiten Naturf. Vereins Riga, 1, 2 : 232;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 320;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 770;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 333;

Львов, 1960. Опред. раст. Дагест. : 129;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 145;

Белоус, 1990. Нов. виды : 309;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 81. — A. hyrcanus auct. non Pall. Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 62. — A. каракугинский. Тип: окр. озера Каракуга (р. Иргиз) и пески Каракум. Предкавказье: 27.IV.1989!!), Кизл. Общ. распр.: Ср. Азия (Арал.-Касп., Прибалх.). Примеч. Для Кавказа ранее указывался лишь для прикаспийской части Дагестана (бархан Сарыкум близ Махачкалы). Sectio 28. Craccina (Stev.) Bunge, 1968, Mem. Acad. Sci. Petersb. (Sci. Phys. Math.), ser. 7, 11, 16 : 97;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 444. Многолетние травянистые растения с хорошо развитыми стеблями;

прилистники свободные или сросшиеся между собой. Цветки мелкие, собранны в рыхлые кисти на пазушных цветоносах. Чашечка трубчато– колокольчатая или колокольчатая. Бобы на короткой ножке или почти сидячие, поникающие, линейно–продолговатые или линейно–ланцетные, на спинке бороздчатые, тонкокожистые, двугнездные. 43. A. austriacus Jacq. 1762, Enum. Stirp. Vindob. : 263;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 278;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Гонч. и Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 449;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 302;

Косенко, 1970. Опред. Сев.-Зап. Кавк. и Предкавк.: 194;

Галушко, 1980. Фл. Сев. Кавк. 2 : 156;

Зозулин, 1984. Фл. Ниж. Дона, 1 : 210;

Танфильев, Кононов, 1987. Каталог Ставроп. края : 61;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. австрийский. Тип: Австрия («in pratis circa Simmering»). КН (Степан-бугор, 26.IV.1989!!;

урочище Яман-Кую, Предкавказье: НД, АЕ, АК, КЕ, АИ, НК, Прик, ТБ, Ст, МА, ЛН, СК, П, Каб, ТС, ЧО, Кизл. Общ. распр.: Кавказ ( Центр. Кавк, вост. ч. Зап. Кавк., Даг.), Евр. ч. России (центр., вост. и юго-вост.), Зап. Сиб.;

юг Вост. и Ср. Евр., Атл. Евр., Средиз., Малоаз. Sectio 29. Hololeuce Bunge 1868, Astrag. Geront. 1 : 104;

Гонч. 1946, Фл. СССР, 12 : 512. — Chlorosphaerus Bunge. Многолетние травянистые растения с полурозеточными и розеточными побегами. Цветки в головчатых соцветиях, венчик желтовытый, чашечка колокольчатая. Бобы яйцевидно-продолговатые, оттопырено опушенные, малосемянные, двугнездные. 44. A. onobrychioides M. Bieb. 1798, Tabl. Prov. Mer Casp. : 117;

Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 280;

Борис. 1946, Фл. СССР, 12 : 498;

Гроссг. 1952, Фл. Кавк. 2е изд. 5 : 306. — A. cephalotes Pall. Шмальг. 1895, Фл. Ср. Южн. Росс., Крыма и Сев. Кавк. 1 : 280;

Флеров, 1938, Список раст. Сев. Кавк. и Дагест.: 321;

Иванов, 2001. Конспект фл. Ставроп.: 80. — А. эспарцетовидный. Лектотип: Восточный Кавказ (Курт-Булак) («in montibus Schrvanicis, circa Kurt-Bulak») Предкавказье: П (гора Горячая. А. Оверин;

Машук, 16.VI.1901. Г. Ширяев;

Бештау, Машук, 1946. Т. Вернандер;

гора Юца, 25.VI.1981. А Сытин!;

пос.Этока, гора Джуца, 25.VI.1989!!;

ib., 22.VI.1993. В. Данилевич!). Общ. распр.: Кавказ (Даг., Вост. Закавк.) Примеч. А. Оверин (1875) приводит вид для указанных выше районов со ссылкой на М. Биберштейна. 4.2. Ключ для определения видов рода Astragalus L. 1. Однолетние травы с тонким корнем, легко выдергивающимся из почвы………………………………………………………………….……….2 - Многолетние растения………………………………………………..…….....6.

2. Стебли голые.

Бобы повислые, полулунные ……………………………………………………………………….A. guttatus - Стебли опушенные ………………………………………………..………….3. 3. Растения опушенные двуконечными, прикрепленными серединой волосками. Венчик светло-фиолетовый. Бобы повислые, дуговидно вверх изогнутые. ………………………………..…………………….…. A. hamosus - Растения опушенные простыми, прикрепленными одним концом волосками...........................................................................................................4. 4. Венчик фиолетовый. Цветки в плотных головках, нередко расставленных по 2-3 на более или менее длинном цветоносе. Зубцы чашечки в 1.5 – 2(3) раза короче трубки. Бобы плотно скученные, вверх торчащие, торчащие, неравнобоко-яйцевидные. Листочки 4 – 6-парные, выемчатые…………….. ………………………………………………………………....A. persepolitanus 5. Венчик желтый. Цветки в плотных головчатых соцветиях………………..5. Бобы изогнутые в спираль, перепончатые. Зубцы чашечки в 1.5 – 2 раза длиннее трубки. Листочки 6 – 10-парные, выемчатые……………………… ……………………………………………………………….A. contortuplicatus - Бобы линейно-ланцетные, вместе скученные, звездчато растопыренные, горизонтально распростертые в одной плоскости. Зубцы чашечки почти равны трубке. Листочки 6 – 8-парные, острые или туповатые……………… …………………………………..…………………………………….A. asterias 6. Волоски на растении простые……………………………………………….7. Волоски на растении двуконечные...…………………………………...…20. вздутая……….……...........................................................................................8. - Чашечка не бывает вздутой……..........................................………………....9. 8. Соцветие яйцевидное, листочки 15 – 20-парные………………...A. ponticus - Соцветие длинное цилиндрическое, листочки 6 – 8(10)парные………………...…………………………………….…A. lehmannianus 7. Чашечка уже во время цветения или только при плодах 9.

Колючий кустарник (колючими становятся твердеющие рахисы парноперистых листьев после игловидные опадания листочков)……………….…………………………..……….…….….A. aureus Неколючие многолетние травы……………………........………………….10. соцветия……………………………….……………………………………. 11. - Цветки обычно в рыхлой кисти…………………………………………….14. 11. Бобы вздутые, округло-шаровидные, перепончатые...……………...A. cicer - Бобы большей частью не вздутые, цилиндрические или овальные, кожистые……………………………………………………...……………..12. 12. Венчик сине-фиолетовый …………………...…………………..…A. danicus Венчик желтый, снаружи шерстистый. Стебли и листья рыжемохнатые……………………………………………..……………….13. 13. Соцветие плотное, головчатое, округлое, в несколько раз короче цветоноса. Прицветники равны по длине чашечке……… A. dasyanthus - Соцветие продолговатое, почти равное цветоносу. Прицветники короче чашечки…………………………………………………………….A. tanaiticus 14. Прилистники между собой не сросшиеся, но приросшие к черешку………………………………………………………………………15. - прилистники между собой не сросшиеся и не приросшие к черешку…..16. 15. Листочки 8 – 16-парные, цветоносы до 15 см длины, бобы голые…………………………………………………………….A. longipetalus - Листочки 18 – 28(30)-парные, цветоносы до 5-6 см длины, бобы скудно мохнатые …………………………………………………….…….A. henningii 16. Цветки фиолетовые ……………………...…………………………………17. - Цветки желтые или зеленовато-желтые ………………..…...……………...18. 17. Листочки 9 – 12-парные…………………………………….………A. alpinus Листочки 5 – 8-парные …………………………….………….A. brachytropis Стебли слабые простертые…………………………………………………18. 18. Стебли прямые, крепкие, до 1м высоты…………...………....A. galegiformis 10. Цветки собраны в более или менее густые головчатые или продолговатые 19. Бобы серповидно изогнутые, верхушками сходящиеся ……………………………………………………….……….....A. glycyphyllos - Бобы прямые, не сходящиеся…………………………...…A. glycyphylloides 20. Чашечка при плодах вздутая……………..……………………………..…21. - Чашечка не вздутая…………………………………...………………….…22. 21. Почти бесстебельные травянистые растения …….……...……...A. calycinus - Полукустарник, годичные стебли 5 – 10 см длины, белопушистые………………………...…………………………...A. albicaulis 22. Полукустарнички, полукустарники или кустарники……...……………...23. - Травянистые растения……………………………….……………………….30. 23. Бобы в 3 – 5 раз длиннее чашечки, шиловидно-линейные, цилиндрические…………...………………………………………………...24. - Бобы не более чем в 1,5 – 2 раза длиннее чашечки……………..………....25. 24. Невысокий, приземистый, до 20 см высоты полукустарничек, венчик беловато-желтоватый………………………………………A. pseudotataricus - Более крупный и высокий полукустарничек, венчик фиолетовый…………………………………………………...A. haesitabundus 25. Бобы линейно-продолговатые, сжатые с боков………………………...…26. - Бобы иной формы……………………………………………………………28. 26. Полукустарник, высотой 40 – 45 см. Нижняя пара листочков приближена к основанию черешка листа. Чашечка розовато-синеющая (при сушке) ………………………………………………………………………….A. varius - Кустарники…...……………….……………………………………………..27. 27. Кисти рыхлые, удлиненные, 6 – 4 см длины, венчик фиолетовый …………………………………………………………………...A. brachylobus - Кисти густые, укороченные, почти головчатые, венчик фиолетовокрасный……………………………………………….………….….A. cornutus 28. Полукустарничек, 10 – 15 см высоты. Венчик беловато-желтоватый. Бобы пузырчато вздутые, округло-яйцевидные, твердо-перепончатые, около 20 – 25 мм длины…………………………………………….....A. lasiophyllus - Полукустарник. Ветви прижато-белопушистые. Венчик розоватый или пурпуровый. Бобы намного короче, не пузыревидные, густо оттопыреннобеломохнатые…...…………………………………………………………….29. 29. Листочки 3 – 4-парные. Венчик фиолетово-яркорозовый. Бобы 8 – 10 мм длины, на ножке 1 – 2 мм……………………………………...…..A. hyrcanus - Листочки 1 – 2-парные. Венчик розовато-пурпурный. Бобы сидячие, 5 – 6 мм длины…………………...………………………….……….A. karakugensis 30. Растения с хорошо развитыми стеблями ………………………………….31. - Растения бесстебельные или почти бесстебельные…………..……….….38. 31. Цветки собраны в рыхлые, продолговатые кисти……...……………...….32. Цветки собраны в головчатые (особенно во время цветения), более или менее густые кисти…………………………………………………………..34. 32. Венчик голубой, лодочка на верхушке фиолетовая, 6 - 8 мм длины. Стебли более или менее многочисленные, приподнимающиеся, тонкие. М Бобы поникающие, 0,6-10 мм длины………..………………..A. austriacus - Венчик желтоватый……………………………………………...……………33. 33. Стебли отклоненные. Цветки поникающие (по крайней мере нижние). Бобы повислые, серповидно-изогнутые……….….………………A. falcatus Стебли крепкие, прямостоячие. Цветки и бобы вверх торчащие, прижатые к оси соцветия…………………………………………………………A. asper 34. Бобы густо белошерстисто-мохнатые..………...……………………...…..35. Бобы не бывают столь густо шерстисто-мохнатыми…..……...…………36. полурозеточные, серебристые от густого войлочного опушения. Цветоносы в несколько раз превышают вегетативную часть побега. Венчик желтоватый. Бобы яйцевидно-продолговатые или продолговатые, около 10 мм длины…….…………………………………...A. onobrychioides Побеги прямостоячие или восходящие, около 20 см длины, ветвистые, 35. Побеги короткие, приподнимающиеся, почти не ветвистые, серо-шелковистые. Цветоносы почти в 2 раза длиннее листьев. Венчик ярко-фиолетовый. Бобы яйцевидные, оттопыренно-густо и длинно беловолосистые…………………………………………………..A. lasioglottis 36. Стебли восходящие, реже прямостоячие, крепкие, 20 – 30 (до 40) см длины. Венчик ярко-лиловый или лилово-пурпурный, 16 – 28 мм длины ……...…………………………………………………….……….A. onobrychis 37. Стебли приподнимающиеся или простертые, до 30 см длины. Венчик менее яркий, 16 – 18 мм длины …...……………….……………………...37. Растения зеленые или зеленовато-серые. Листочки обратнояйцевиднопродолговатые, сверху почти голые. Зубцы чашечки короче 1мм. Венчик беловато- или бледно-сиреневый. Бобы яйцевидно-продолговатые, бело- и черноволосистые…………………………………………………..A. captiosus - Растения серые от прижато-серебристого опушения. Стебли тонкие. Листочки линейно-продолговатые, серопушистые. Зубцы чашечки 2 – 3 мм длины. Венчик розовато-фиолетовый. Бобы продолговатые, 8 – 10 мм длины, беловолосистые………….………………………………..A. bungeanus 38. Чашечка широкотрубчатая (ее ширина при основании меньше, чем в верхней части). Зеленоватое растение, с подземными столонами. Побеги полурозеточные или розеточные. Соцветие округло-яйцевидное. Венчик светложелтый. Бобы узкоцилиндрические, серповидно изогнутые, 15 – 17 мм длины, коротко беловолосистые ……...……………… …A. fragrans - Чашечка трубчатая. Совокупность других признаков иная….……...……39. 39. При основании чашечки кроме прицветника находятся 2 мелких прицветничка. Растения коротко прижато-скудноволосистые. Корень толстый, деревянистый. Цветки в рыхлых, колосовидных соцветиях на длинных цветоносах. Бобы от булавовидных до линейных. ….………...40. При основании чашечки находится только прицветник….……….....…..42. крепкие, слегка вздутые. Венчик грязнопурпуровый …......A. brachycarpus - Бобы цилиндрические, линейные, длина их до 25 – 30(35) мм, более или 40. Бобы прямые, булавовидные, суженные к основанию 15 – 18 мм длины, менее изогнутые…………………………………………………………..…41. 41. Венчик бледно-желтый…………...…………………………….….A. demetrii Венчик яркопурпуровый……………………………...…………...A.alexandri Растения оттопырено серо-пушистые. Цветки в кистях на длинных цветоносах (10 – 13 см). Венчик бледно-желтый……………….A. redunсus - Боб равен чашечке по длине или мало ее превышает. Растение оттопырено жестко-волосистое. Цветки скучены при основании листьев в почти прикорневое соцветие …………………………………...…………………43. 43. Чашечка покрыта только белыми волосками, ее зубцы равны трубке или длиннее ее. Венчик беловатый, беловато-желтый ………………………………………………….....…..……..A. dolichophyllos - Чашечка покрыта белым и черными волосками, зубцы ее в 2 – 3 (4) раза короче трубки. Венчик беловато-розоватый с лиловым парусом ………………………………………………………………….....A. testiculatus 42. Бобы в 2 – 3 раза длиннее чашечки дуговидно изогнутые, до 20 мм длины.

4.3. Таксономический анализ В результате критического изучения состава рода Astragalus L. на территории Предкавказья нами выявлено 44 вида, относящиеся к четырем подродам и 29 секциям. Анализ показал, что преобладающим на исследуемой территории по числу видов (три пятых от общего количества) является подрод Cercidothrix, в состав которого входят 26 видов из 16 секций. Секции данного подрода представлены видами как с широким географическим распространением, так и субэндемиками. Самыми крупными секциями в Предкавказье являются Onobrychium (4 вида), Proselius и Paraxiphidium (по 3 вида), причем первые две заметно обильно представлены в растительном покрове на Кавказе. Самым малочисленным в Предкавказье следует считать подрод Tragacantha, представленный только одним видом (Sect. Polyanthos).

Небольшим числом видов представлены также подроды Phaca (11 видов из восьми секций) и Astragalus (6 видов из четырех секций). В целом по роду 8 секций несут в своем составе по 2 вида, 18 секций характеризуются монотипным характером. 4.4. Географический анализ Флора исследованного региона, как и флора всего Северного Кавказа, является продуктом длительного исторического развития. Для раскрытия исторических, временных и географических связей проведен анализ геоэлементов. В составе «астрагаловой» флоры Предкавказья нами выделено 13 географических элементов. Ядро её составляют бореальные геоэлементы (без малого 60%) (табл. 1). Значительным числом видов представлены связующие элементы (20,4%), среди которых заметно выделяется субкавказский. На долю древнесредиземноморских видов приходится 15,9% «астрагаловой» флоры. По преобладающим геоэлементам флору астрагалов Предкавказья можно охарактеризовать как кавказско-понтическую при большом участии видов понтического, субкавказского и эукавказского генетических корней.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.