WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

КАЛУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО

На правах рукописи

Белинская Татьяна Владимировна ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ РАЗВИТИЯ ЦЕННОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ К ЗДОРОВЬЮ У

СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ВУЗА 19.00.07 – педагогическая психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный консультант: кандидат психологических наук, доцент Финашина Т.А.

КАЛУГА – 2005 -2 Содержание Введение Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования ценностного отношения к здоровью 1.1. Здоровье как базовая категория исследования 1.2. Сохранение и укрепление здоровья как проблема «отношения» 1.3. Ценностное отношение к здоровью: структура и развитие Глава 2. Экспериментальное исследование ценностного отношения к здоровью у студентов 2.1. Программа развития ценностного отношения к здоровью 2.2. Описание контингента и методов исследования 2.3. Анализ данных констатирующего эксперимента 2.4. Результаты формирующего эксперимента и их обсуждение 2.5. Анализ данных самонаблюдения и оценка эффективности эксперимента Заключение Список литературы Приложение 125 138 142 158 65 65 71 93 106 12 12 26 42 -3 Введение Актуальность. С начала 1990-ых годов здоровье населения России стало резко ухудшаться. К 1994 году значительно увеличилась заболеваемость сразу всеми основными болезнями: крови и кроветворных органов на 86%, мочеполовой системы – на 37%, органов кровообращения, пищеварения, нервной системы на 15-20%. Число вновь выявленных инфекционных больных выросло на 25%. Это привело к тому, что динамика смертности резко изменила предшествующую траекторию и направилась почти вертикально вверх. Ее уровень поднялся в полтора раза по сравнению с серединой 1980-ых годов. Пик подъема пришелся на 1994 год, составив 15,7 случаев на 1000 жителей [40]. Исследования ряда ученых (Белоконь А.В., Боровиковой М.П., Щербак С.Н., Щербака Н.П. и др.) показывают, что за последние 10 лет положительной динамики в здоровье детей и молодежи не наблюдается [16, 24, 153, 159]. В свою очередь медицина, призванная проявлять заботу о здоровье человека, в современных условиях не способна преодолеть существующий кризис. Сегодня медицина рассматривает в качестве объекта уже больного человека, являясь медициной «болезней и симптомов». Цель такой медицины – снять объективно существующие симптомы. Подобный подход приводит к формированию «панацейной», «таблеточной» психологии [77]. Таким образом, проблема здоровья не просто существует, а как никогда актуальна. В связи со сложившейся критической ситуацией обсуждаемая проблема должна быть заявлена как проблема сохранения (поддержания имеющегося уровня ресурсов организма) и укрепления (улучшения ресурсов организма) здоровья. Теоретический анализ состояния проблемы сохранения и укрепления здоровья позволяет выделить такие ее особенности как всеобъемлющий характер, высокая степень напряженности, непосредственное влияние на будущее человечества, отсутствие эффективных решений. Вышеописанная специфика проблемы здоровья привела к активному поиску путей ее решения, со стороны -4 разных социальных институтов (в том числе и школы) и многочисленным попыткам научного обоснования. Школа как социальный институт, охватывающий всех без исключения граждан в течение длительного промежутка времени, имеет широкие возможности для внедрения эффективных путей решения проблемы сохранения и укрепления здоровья. Однако на практике она выступает как кризисное для здоровья учащихся учреждение (Колбанов В.В., Тюмасева З.И. и другие), что, не в последнюю очередь, обусловлено недостаточной профессиональной подготовкой учителя к валеологической работе. В решении коллегии Министерства Образования РФ (февраль 2003 г.) отмечался низкий уровень готовности выпускников ВУЗов к обеспечению в школе условий для сохранения здоровья детей. Тот факт, что здоровье человека на 40-50% зависит от образа жизни [75], то есть от поведения, указывает на необходимость рассмотрения проблемы здоровья как проблемы изменения поведения человека, то есть проблемы психологической. Поведение человека (в том числе и в области здоровья), по мнению М.Ю. Кондратьева и С.Д. Дерябо, определяется тремя подструктурами сознания: подструктурой знаний и представлений, стратегий и технологий, отношений. Современная система образования ориентирована на работу по развитию представлений о здоровье (часто сводимых к знаниям – информационный подход), а также работу по формированию стратегий и технологий в области здоровья (в лучшем случае сводимых к умениям и навыкам), а вот развитию «нужного» обществу отношения к здоровью внимания практически не уделяется. Вместе с тем, приобретаемые знания, представления, умения и навыки не способны на длительное время изменить поведение человека в области здоровья, если они не подкреплены соответствующим отношением. Именно отношение определяет желание человека вести себя тем или иным образом. В настоящее время окончательно нерешен вопрос о том, какое отношение к здоровью «нужно» обществу. Для обозначения такого отношения используют целый ряд терминов: «осознанное» (Кабаева В.М.), «ответственное» (Колесов Д.В.), «ценностное» (Зайцев Г.К. и др.) и другие (правильное, грамотное, -5 рациональное, позитивное). Изучению проблемы ценностного отношения к здоровью посвящены исследования Зайцева Г.К., Овчинниковой Л.С., Водневой Е.В., Кучменко В.С., Беленова В.Н. и др.). Вместе с тем накопленный опыт изучения проблемы оставляет открытыми вопросы, касающиеся механизма психологических составляющих (внутриличностных условий и средств) развития ценностного отношения к здоровью. Решение поставленных вопросов является необходимым для эффективного осуществления процесса развития ценностного отношения к здоровью. Таким образом, напряженность и отсутствие эффективных решений проблемы здоровья, недостаточная профессиональная подготовленность учителя к валеологической работе, отсутствие должного внимания к развитию ценностного отношения к здоровью в современном образовании, низкая освещенность вопросов, касающихся психологической сущности, механизмов, внутриличностных условий и средств развития ценностного отношения к здоровью, подтверждают актуальность настоящей работы. Объект исследования – ценностное отношение к здоровью с позиций психологического подхода к решению проблемы его сохранения и укрепления. Предмет исследования – психологические составляющие развития ценностного отношения к здоровью у студентов педагогического ВУЗа. Цель исследования – определение психологических составляющих развития ценностного отношения к здоровью у студентов педагогического ВУЗа. Гипотеза исследования. Психологическим механизмом развития ценностного отношения к здоровью является целенаправленная активная деятельность субъекта по преодолению противоречия между осознанием ценности здоровья и реальным поведением, опосредуемая внутриличностными условиями и применяемыми средствами развития. Гипотеза и цель исследования определили его задачи. Задачи исследования: 1. На основе теоретического анализа литературных источников определить и обосновать психологическую сущность и механизм процесса развития -6 ценностного отношения к здоровью. 2. Определить и обосновать внутриличностные условия, влияющие на результат развития ценностного отношения к здоровью. 3. Выявить средства, способствующие развитию ценностного отношения к здоровью. 4. Разработать программу развития ценностного отношения к здоровью у студентов педагогического ВУЗа и оценить её эффективность в ходе экспериментального исследования. Научная новизна исследования состоит в том, что: – обоснована психологическая сущность процесса развития ценностного отношения к здоровью, представляющая собой совокупность многократно повторяющихся последовательных изменений на уровне сознания и поведения;

– описан один из центральных механизмов развития ценностного отношения к здоровью, состоящий в целенаправленной активной деятельности субъекта по разрешению противоречия между осознанием ценности здоровья и реальным поведением;

– определен ряд внутриличностных условий (система потребностей, индивидуальные характеристики, усвоенные нормы, эталоны и ценности), влияющих на результат развития ценностного отношения к здоровью;

– выявлены средства развития ценностного отношения к здоровью, под которым понимаются направленные социальные воздействия на подструктуры сознания, определяющие поведение. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что: – выявлена и обоснована сущность психологического подхода к решению проблемы сохранения и укрепления здоровья, заключающаяся в развитии ценностного отношения личности к здоровью;

– определено, конкретизировано и обосновано содержание ряда психологических категорий (психологическая сущность, условия, механизм, средства развития), способствующих наиболее полному описанию процесса развития ценностного отношения личности к здоровью.

-7 Практическая значимость исследования определяется тем, что: – предлагаемая автором программа развития ценностного отношения к здоровью, включающая исходно-диагностический, содержательно-деятельностный, оценочно-результирующий и определяюще-перспективный компоненты, может быть включена в профессиональную подготовку студентов педагогического ВУЗа в составе курсов, изучаемых по выбору студента, а также адаптирована к использованию в практической деятельности учителей средних школ и в системе дополнительного профессионального образования;

– разработанные автором анкеты могут использоваться для изучения особенностей отношения личности к собственному здоровью;

– материалы исследования могут широко применяться в лекционных, практических курсах, при организации психологических тренингов по развитию ценностного отношения к здоровью, а также при создании комплексной модели процесса развития ценностного отношения к здоровью;

– положения, результаты и выводы исследования могут быть использованы при создании программ развития ценностного отношения к здоровью. Положения, выносимые на защиту: 1. Психологическая сущность процесса развития ценностного отношения к здоровью заключается в многократном повторении последовательных изменений на уровне сознания и поведения личности: – изменения в подструктурах сознания, определяющих поведение;

– изменение состояния организма на эмоциональном уровне;

– осознание собственного состояния и поиск его причин;

– позитивное изменение отношения к здоровью;

– позитивное изменение поведения личности с целью сохранения и укрепления здоровья;

– использование новых позитивных способов поведения;

– превращение новых способов поведения в привычные.

-8 Механизмом развития ценностного отношения к здоровью является активная самостоятельная деятельность субъекта по разрешению противоречия между осознанием ценности здоровья и реальным поведением. 2. пают: – потребности как форма связи организма с объектами и явлениями окружающего мира;

– индивидуальные характеристики как основа своеобразия реакции личности на воздействия извне;

– усвоенные нормы, ценности и эталоны как составляющие прошлого опыта, определяющие специфику исходного отношения личности к здоровью. 3. Средствами, способствующими развитию ценностного отношения к здоровью, являются направленные социальные воздействия, заключающиеся в предоставлении испытуемым значимой информации о здоровье. Критериями выбора содержания информации являются ее соответствие специфике потребности в здоровье данной группы испытуемых и возможность использования в будущей профессиональной деятельности. Способом, повышающим значимость получаемой информации, выступает активизация деятельности испытуемых, направленной на самопознание, рефлексию, расширение представлений о выбранной профессии, коллективное и индивидуальное творчество через использование интерактивных методов. 4. Реализация авторской программы развития ценностного отношения к здоровью, включающей исходно-диагностический, содержательнодеятельностный, оценочно-контролирующий и определяюще-перспективный компоненты, позволяет добиваться значительного улучшения показателей ряда характеристик отношения к здоровью: сформированности основных понятий по проблеме исследования, сформированности умения планировать коррекционную деятельность, характера ценности здоровья, осознанности отношения к здоровью, позитивной активности в отношении здоровья. Внутриличностными условиями (значимыми обстоятельствами, влияющими на результат развития ценностного отношения к здоровью) высту -9 Методологическую основу исследования составили: – аксиологический подход к исследованию проблемы здоровья (К.С. Хруцкий), согласно которому исследование ценностных отношений представляет собой одно из приоритетных направлений ее разработки;

– комплексный подход (Б.Г. Ананьев, А.А. Деркач), определяющий ориентацию на единство изучения и развития ценностного отношения к здоровью;

– системный подход (Б.Ф. Ломов), позволяющий рассматривать ценностное отношение к здоровью как многомерную (существующую одновременно в разных системах измерения), многоуровневую категорию;

– субъектный подход (К.А. Альбуханова-Славская), исходя из которого человек (как субъект) способен превращать свою жизнедеятельность в предмет практического преобразования;

принцип активности (как один из базовых в субъектном подходе), который предусматривает доминирующую роль личности в определении траектории развития отношения к здоровью;

– принципы детерминизма и развития (К.А. Альбуханова-Славская, С.Л. Рубинштейн), согласно которым внешняя детерминация развития ценностного отношения к здоровью (принимаемые социальные воздействия) опосредуется внутренней (внутриличностными условиями), определяющей индивидуальный характер данного процесса;

– теория потребностей П.В. Симонова, исходя из которой потребности человека (их индивидуальная композиция и внутренняя иерархия) определяют его личность, а, следовательно, могут быть рассмотрены как одно из внутриличностных условий, влияющих на развитие ценностного отношения к здоровью;

– информационно-потребностный подход к решению проблемы здоровья (Г.К. Зайцев), согласно которому предоставляемая информация должна соответствовать специфике содержания потребности испытуемых в здоровье;

– положение о наличии сензитивных периодов (Г. Крайг, Д. Бокум), исходя из которого, в онтогенезе существуют возрастные периоды, в течение которых развитие ценностного отношения будет происходить наиболее эффек -10 тивно;

– теории отношений, согласно которым отношение может быть рассмотрено как принцип изучения человека (В.М. Мясищев, Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев);

как подструктура сознания, определяющая поведение (М.Ю. Кондратьев, С.Д. Дерябо);

как сложная, многоуровневая категория, имеющая определенную структуру (В.Н. Мясищев, А.Ф. Лазурский, С.Д. Дерябо, Г.С. Никифоров, Б.Ф. Ломов, В.М. Кабаева, Д.В. Колесов, Л.Н. Овчинникова и др.);

как способный к развитию элемент субъективной реальности человека (С.Д. Дерябо, В.М. Мясищев, Г.К. Зайцев и соавторы). Методы и организация исследования. В ходе выполнения данной работы использовались общенаучные (логический и аналитический), а также психологические методы (моделирование, сравнительно-сопоставительный и экспериментальный). При сборе информации преимущественно применялись анкетирование, самонаблюдение, методы психодиагностики (изучение самооценки, уровня притязаний, уровня субъективного контроля, мотивации к успеху и избеганию неудач). При обработке данных формирующего эксперимента использовался метод контент-анализа. Исследование развития ценностного отношения студентов к здоровью проводилось поэтапно в течение 5-ти лет (с 2000 по 2004 годы). Экспериментальное исследование состояло из двух этапов: констатирующего и формирующего. В общей сложности при проведении эксперимента было задействовано 307 человек (237 студентов 1-3-го курсов и 70 учителей средних школ). В роли основной группы испытуемых выступили 150 студентов биологохимического факультета КГПУ имени К.Э. Циолковского. На первом этапе (2000 г.) уточнялись подходы и позиции, на основании анализа литературы изучалась проблема, оценивалась ее актуальность, обосновывалась и формулировалась цель, определялись задачи, выдвигалась гипотеза исследования. На втором этапе (2000-01 гг.) разрабатывалась теоретическая модель, отражающая психологическую сущность процесса развития ценностного отноше -11 ния к здоровью, его условия, механизм и средства, осуществлялся выбор контингента исследования. На третьем этапе (2001-2003 гг.) на основе предложенной модели была создана программа развития ценностного отношения к здоровью у студентов педагогического ВУЗа, разработаны ее конкретные компоненты: исходнодиагностический (констатирующий эксперимент), содержательнодеятельностный (формирующий эксперимент), оценочно-контролирующий и определяюще-перспективный, проведена ее апробация (2002-2003 гг.). На четвертом, заключительном этапе (2004 г.) проводились статистическая обработка, обобщение и систематизация данных исследования. Достоверность данных, полученных в работе, обеспечивалась четкостью исходных методологических позиций, обоснованным применением метода статистической обработки данных, апробацией и оценкой внедрения полученных результатов. Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались на Всероссийских научно-практических конференциях «Образование в России: медико-психологический аспект» (г. Калуга, 2002, 2003, 2004 гг.), на Международном конгрессе «Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в XXI веке» (г. Москва, 2004 г.). Основные результаты исследования обсуждались на заседаниях научно-практического семинара кафедры Психологии профессиональной деятельности и управления непрерывным педагогическим образованием Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского (2002-2004 гг.) и на педагогическом совете в МОУ «Средняя школа №18» г. Калуги, где учитывались при составлении и реализации учебновоспитательных планов по блоку «Здоровье». Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы, включающего 169 источника, из них 11 – на иностранных языках, приложения. Текст содержит 19 таблиц и 19 рисунков. Объем основного текста диссертации, включая список литературы, составляет 157 страниц.

-12 Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования ценностного отношения к здоровью 1.1. Здоровье как базовая категория исследования В Древней Индии говорили: «Быть здоровым человеком – это искусство, которым человек занимается всю жизнь» [97, с. 82]. «Здоровье человека как научная и практическая проблема ныне входит в круг тех вопросов, которые принято называть глобальными» [130, с. 85]. Согласно современным данным, существует около 300 определений здоровья [79]. Но до сих пор потребность в позитивном научном определении здоровья человека остается актуальной. Разрешение этой проблемы, по всей видимости, выходит за пределы медицины. Если говорить о развитии понятия «здоровье», то уже в Античности общество проявляло заботу о здоровье своих членов, осуждая творчество и искусство, достигающее наивысшей степени воздействия на душевное состояние людей. Так, например, автор пьесы «Взятие Милета» Фриних был приговорен к выплате штрафа в тысячу драхм только за то, что на представлении все зрители заливались слезами». Сегодня мы воспринимаем как исторический курьез возникновение эпидемии душевных болезней, источником которой послужили представления трагедии Еврипида «Андромеда», а тогда это была серьезная проблема, и штраф за создание таких произведений тоже выступал как своеобразная забота о здоровье. Толчком в развитии понятия «здоровье человека» послужило развитие естествознания и наук о человеке в том числе. Игнорировать успехи в изучении человеческой природы философы уже не могли, поэтому осуществлялись попытки совместить метафизическое объяснение природы человека с натуралистическими объяснениями. Однако, даже те мыслители, которых глубоко интересовали проблемы человека, редко останавливались специально на вопросе здоровья. Но Руссо, Кант все же отмечали роль здоровья в деятельности человека. Появление попыток разобраться в душевном состоянии человека и повлиять на него, познание психологических свойств личности – все это сказалось на -13 практике врачевания, а, следовательно, повлияло на методы сохранения здоровья, средства пропаганды и на само трактование здоровья. Осуществлявшееся проникновение материалистических идей во все сферы жизни помешало прочно связать здоровье с особым состоянием человеческого духа, его души. Тем не менее, приверженцы идеализма утверждали, что здоровый дух есть непременное условие благополучно существующего тела. Спиноза, затрагивающий вопросы душевного здоровья, говорил, что те, кем руководит разум, находятся под влиянием лишь добра. В начале ХХ века получило распространение движение духовного врачевания. Его последователи пытались использовать эффект психологической установки, чтобы привести человека к состоянию здоровья. В это время были запрещены жалобы на плохую погоду, неприятные ощущения, недомогания и болезни. Представитель прагматизма У. Джемс считал, что единственно возможное условие здоровья – единение души с Богом [130]. А вот с позиции марксизма, здоровье можно понимать как качественную характеристику человека, социальную оценку личности. От состояния здоровья зависит непосредственным образом эффективность общественного производства. Таким образом, здоровье здесь рассматривается как фактор увеличения общественного благополучия, достигаемого через развитие экономических, социальных и политических условий жизни общества. На сегодняшний момент подход к здоровью уже изменился. Если во времена социализма на первое место ставили «общественное», то сейчас – «личное». И хотя гармония личности не ограничивается только здоровьем, здоровье во многом определяет целостность личности и ее возможности. Официальное определение здоровья дала Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в 1946 году: «Здоровье человека есть состояние полного физического, ментального и социального благополучия, а не только отсутствие болезни и физических недостатков» [130, с. 86]. Таким образом, по критерию объективности следует различать два вида здоровья: здоровье объективное - отсутствие болезней, и здоровье субъективное – физическое, социальное и ду -14 шевное благополучие [101]. По мнению Л. Леви [86], благополучие это состояние ума, которое устанавливает гармонию между способностями, потребностями, ожиданиями человека и требованиями, предъявляемыми к нему средой. В приведенном выше определении здоровья можно говорить о наличии трех его уровней здоровья: физическое, ментальное и социальное. Благополучный здоровый человек гармонично сочетает и представляет целостность физического, ментального и социального. Исходя из того, что современная медицина не обеспечивает соблюдения всех трех факторов вытекает ее несостоятельность в решении проблемы здоровья человека [83]. Зачастую приведенная дефиниция здоровья неправильно понимается и отвергается исследователями потому, что «…она определяет, каким здоровье должно быть, а не что такое здоровье» [97, с. 79]. Тем не менее, она является наиболее употребимой. По мнению Г.Л. Апанасенко [100], правомернее говорить о здоровье как динамическом состоянии, позволяющем осуществить наибольшее количество видоспецифических функций при наиболее экономном расходовании биологического субстрата. При этом адаптационные возможности человека являются мерой его способности сохранить оптимум жизнедеятельности даже в неадекватных условиях среды. По заключению профессора Ананьева В.А.: «Здоровье можно рассматривать в качестве оптимальной предпосылки (условий) для выполнения человеком намеченных жизненных целей и задач, его предназначения, в конечном счете, его самоосуществления на Земле. Главный принцип здоровья в том, чтобы реализовать с помощью своего здоровья свою миссию» [6, с. 9]. Здоровье человека можно определить и как процесс сохранения и развития его биологических, физиологических и психологических возможностей, оптимальной социальной активности при максимальной продолжительности жизни (Ю.П. Лисицын и др.) [90]. Здоровье может быть представлено также в виде четырехкомпонентной модели, в которой взаимосвязаны соматический, физический, психический и нравственный компоненты (рис. 1) [100].

-15 Соматическое – текущее состояние органов и систем организма Физическое – уровень роста и развития органов и систем организма Здоровье Психическое – состояние психической сферы, общий душевный комфорт, обеспечивающий адаптационные реакции Нравственное – комплекс характеристик мотивационнопотребностной сферы (система ценностей, установок, мотивов) Рис. 1. Модель здоровья. При всем разнообразии подходов к здоровью однозначно можно утверждать, что здоровье как комплексное понятие не может быть выведено за рамки философской концепции человека. В каждом человеке заложен потенциал здоровья. Этот потенциал может быть реализован по-разному под влиянием индивидуальных особенностей и социальных условий (принятых норм, эталонов и социальных представлений) [28]. Рассмотрим современное состояние проблемы. Прежде всего, необходимо отметить, что дать определение здоровью или болезни не увязывая их друг с другом невозможно. «Здоровье» и «Болезнь» есть полярное. При этом здоровье можно рассматривать как возможность выбора человека сегодня и как его действительность завтра, как признак гармонизации человека с окружающим миром, а болезнь есть ни что иное как отрицание здоровья, как следствие поведения человека, как стеснение в свободе, как необходимость и не случайность. Как указывают К. Леонгард и В.П. Осипов, «Здоровье» и «Болезнь» есть полярное, характеризующееся сложной системой взаимодействий и переходов, которые не учитывает современная медицина [87, 110]. По утверждению -16 Г.Л. Апанасенко, при рассмотрении категорий «здоровье» и «болезнь» следует учитывать положение, высказанное одним из основателей отечественной патофизиологии В.В. Подвысоцким, который утверждал, что абсолютная болезнь и абсолютное здоровье немыслимы, между ними существует бесконечное множество форм связей и взаимных переходов. Эту же мысль подтвердил А.А. Богомолец, еще в 30-е годы сформулировавший положение о единстве нормы и патологии, в котором «первая включает в себя вторую как свое противоречие». По этому же поводу В.А. Паллеский и И.А. Гундаров отмечают: «Здоровье предстает в виде жизненного континуума от 0 до 1, на котором оно присутствует всегда, хотя и в разном количестве. Даже у тяжелобольного есть некоторое количество здоровья, хотя его очень мало. Абсолютно полное исчезновение здоровья равнозначно смерти» [28, с. 27]. Между состояниями здоровья (первое состояние) и болезни (второе состояние) существует переходное, так называемое третье состояние, которое характеризуется «неполным» здоровьем. Из субъективных проявлений этого состояния можно отметить периодически повторяющиеся недомогания, повышенную утомляемость, некоторое снижение качественных и количественных показателей работоспособности, одышку при умеренной физической нагрузке, и т.п. Объективно могут быть зарегистрированы тенденция к тахикардии, неустойчивости уровня артериального давления, склонность к гипогликемии и т.п. Таким образом, речь идет об отклонениях в состоянии здоровья, которые еще не укладываются в конкретную нозологическую модель [100]. Рассматривая более детально «третье состояние», следует указать, что оно неоднородно и включает, в свою очередь, два состояния: первое – предболезнь – и второе, характер которого определяется неманифестированным патологическим процессом. Основной признак предболезни – возможность развития патологического процесса без изменения силы действующего фактора вследствие снижения резервов здоровья. Границей перехода от состояния здоровья к состоянию предболезни является тот уровень здоровья, который не может компенсировать происходящие в организме под влиянием негативных факторов -17 изменения и вследствие чего формируется тенденция к саморазвитию процесса. Совершенно очевидно, что у лиц, находящихся в различных условиях существования, этот «безопасный» уровень здоровья может существенно отличаться. Существует мнение, что здоровье – необходимость, а болезнь – случайность, не имеющая всеобщего характера, таким образом, современная медицина занимается случайными явлениями – болезнями, а не здоровьем, являющимся необходимым и закономерным. На самом деле болезнь – явление далеко не случайное, а строго закономерное, и причина этого явления в самом человеке, в его поведении [52]. Как пишет И.Н. Смирнов: «Здоровье – это полнокровное существование человека, в результате которого его жизнь и деятельность воспринимаются им как естественное саморазвитие присущих ему сущностных свойств и качеств» [130, с. 89]. Поэтому вполне объяснимо желание искоренить то, что препятствует здоровью – болезнь. Социальная значимость исследований заболеваний человека не позволяет исключить их из современной науки. Тем не менее, нельзя отталкиваться от болезни как причины неблагополучия человека, как случайности. А «медицина сегодня – это медицина болезней, медицина ремонтная, патоцентричная, а не медицина здоровья, не истинно профилактическая медицина…» [27, с. 177]. В целом многообразие подходов к здоровью можно свести к двум: адаптационному и креативному. С точки зрения адаптационного подхода, основа здоровья человека заключается в способности его организма к компенсации. Адаптационная парадигма глубоко антропоцентрична по своей сущности. Практически, она разводит Человека и Природу по разные стороны собственных интересов. В целом, выдвигаемая адаптационная парадигма выражает сущность состояния здоровья человека в его способности к поддержанию своих физиологических и психофизиологических систем в постоянном равновесии с воздействиями окружающей среды. Нетрудно заметить, что адаптационный -18 подход направлен на поддержание противостояния человека и окружающей его среды [143]. Здоровье человека, как утверждает У. Нистрян, на 60% определяется образом жизни (по сути, действием человека на среду и на себя), на 20% окружающей средой (действием среды на человека) и лишь на 8% зависит от медицинской помощи [107]. Близкие данные приводят и другие авторы [6, 13, 142]. Зависимость здоровья от образа жизни привела к формированию такого понятия как здоровый образ жизни, существующего в рамках адаптационного подхода. При этом, как было отмечено ранее, ключевое значение при разрушении здоровья сейчас имеют не инфекционные заболевания, а хронические неинфекционные: в первую очередь сердечно-сосудистые и онкологические. К 60-м годам ХХ века окончательно сформировалась концепция «болезней цивилизации», к которым кроме онкозаболеваний и сердечно-сосудистых болезней относятся хронические поражения печени, почек, кишечника, психические болезни, язвенная болезнь, иммуноаллергическая патология, сахарный диабет, бронхо-легочные заболевания [90]. Понятие «здоровый образ жизни» появилось на Западе и представляет собой комплекс рациональных поведенческих правил, которые гарантируют индивиду максимальную защиту от «болезней цивилизации». В основу здорового образа жизни был положен принцип индивидуальной ответственности человека за собственное здоровье. Спланированные и реализованные мероприятия по снижению факторов риска в совокупности с экологическими мерами, действительно привели к снижению до 30% смертности в Японии, США, ФРГ, Канаде и Финляндии от сердечно-сосудистых заболеваний (главной формы хронических неинфекционных заболеваний) [143]. Рожденный на Западе здоровый образ жизни не применяется в России и в силу отличия западных социальных условий, работы медицинских служб, и в силу существования на Западе семейных врачей, и, наконец, в силу психологических особенностей западного пациента. Согласно данным Р. Андерсона [160], -19 в 1994 году расходы граждан США на здоровье составили в среднем 3000 долларов, а на семью – 12 тыс. долларов. Реакцией на глобальное ухудшение здоровья планетарного человека стало и новое научное направление «Валеология», которое призвано решить проблему сохранения и укрепления здоровья и является по преимуществу достоинством российского интеллекта в философии, психологии и общем естествознании [12, 80, 126]. Не только западный здоровый образ жизни, но и адаптационный подход в целом не может состояться в самодостаточной форме уже по одной только причине так называемого «парадокса творения». Последний означает, что современный человек, являясь созданием природы, активно творит историю, создавая новые формы своего социального и экологического бытия на планете Земля. Поэтому, здоровье человека есть не только приспособление, адаптация. Признавая несостоятельность адаптационного подхода, обратимся к креативному. Последний признает необходимость в целостном порядке: 1) биологического (вегетативного) здоровья, означающего отсутствие физических дефектов и физиологических отклонений со стороны деятельности органов и систем организма человека;

2) душевного (адаптационного) здоровья: устойчивого равновесия человека с окружающим его миром;

3) духовного здоровья человека и его самоактуализации [143]. В некотором смысле можно говорить о трехчастности здоровья человека. Более того, еще Аристотель говорил, что все фундаментальные феномены жизни бывают: вегетативного характера, то есть рождение, питание, рост;

чувственно-моторного характера, как ощущение и движение;

интеллектуального характера, как познание, установление и выбор, и производил разделение на «душу вегетативную», «душу чувственную» и «душу рациональную». В продолжение логики изложения материала может быть приведена, созданная в XX веке нейрофизиологом П.В.Симоновым, триадная структура ос -20 новных потребностей человека, полагающих весь порядок его актуального бытия: 1) витальные (биологические) потребности;

2) социальные потребности (стремление принадлежать к социальной группе, занимать в этой группе определенное место, пользоваться привязанностью и вниманием окружающих);

3) идеальные потребности познания окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле [127, 128]. Таким образом, речь может идти о 3-х-частной организации бытия человека в целом, в окружающем его мире, т.е. о существовании биологического (физиологического, вегетативного, физического, телесного) уровня организации человека, душевного (чувственного, социального) уровня, и духовного (идеального, гуманистического) уровня. По убеждению К. С. Хруцкого, эти же три уровня могут быть представлены в ином ракурсе: Жизнь Сознание (Сверх-Жизнь) Дух (Сверх-Сознание) В этой формуле: Жизнь означает как раз первый биологический уровень целостной организации организма человека;

сознание подразумевает целостную интеграцию человека в социум;

на этом уровне высшим продуктом сознания служит идеальное;

дух, означает духовную культуру человека (нравственность, религию, искусство) [143]. Каким же тогда образом человек оказывается в состоянии переходить из одного уровня в другой уровень своего существования? Здесь может быть предложен следующий вариант ответа: посредством осознанных ценностей бытия человека. «Именно ценностные установки позволяют человеку эмерджентным эволюционным образом подниматься из физического уровня своего существования в социальный (душевного типа организации) уровень, а из душевного – в высший духовный уровень целостной организации бытия человека. Таким образом, ценности выполняют функцию посредников, абсолютно необходимых для совершения человеком своего восхождения к полной необходимой целостности своего бытия. При этом ценности, двигающие процессом восходящей -21 эволюции человека, как общественно детерминированы, так и являются продуктом личного спонтанного продуктивного творчества самого человека» [143, с. 85]. Принципиально, что человек не может удовлетвориться состоянием своего благополучия не только на уровнях физиологического и душевного существования. А переход на высший духовный уровень невозможен без существования духовных ценностей человека. Здоровье человека, на самом деле, необходимо рассматривать в единстве адаптационного и креативного подходов, поскольку они взаимодополняют друг друга: если адаптационный подход требует совершенствования механизмов гомеостаза физиологических и социальнопсихологических систем организма человека, то креативный подход утверждает единство приспосабливаемости человека и его креативной деятельности. Исходя из того, что здоровье есть гармония биологического, душевного и духовного бытия человека, проблема здоровья не может быть рассмотрена в независимости от ценностей человека как посредников достижения высшего уровня существования бытия. В 1986 году «Оттавская хартия за Содействие Здоровью» ВОЗ утвердила перечень предпосылок, которыми должен в достаточной мере обладать современный человек, чтобы быть здоровым: мир, пища, жилище, образование, доход, стабильная экосистема, поддерживаемые ресурсы, социальная справедливость, равенство [143, с. 105]. Это был первый случай признания вышеуказанных пунктов как важных, определяющих здоровье факторов. Однако этот перечень почему-то не включает охрану здоровья. «Духовный фактор» на международном уровне также не признан. Необходимо обратить внимание на некоторые факты. По утверждению Р. Медведева, наиболее интенсивный рост смертности в России наблюдается среди мужчин работоспособного возраста, хотя обычно при резких снижениях уровня жизни в силу экономических причин это явление характерно для детей и пожилых людей [99]. Поразительные данные приводит И.А. Гундаров: «В 1994 году, когда смертность в России достигла максимальных значений, потребление абсолют -22 ного алкоголя на душу населения у нас составило 6,8 литра, т.е. было значительно меньше, чем во Франции (11,4 л), Португалии, Германии и многих других развитых государствах. В последующие годы уровень алкоголизации населения не превышал 1984 года» [40, с. 58]. «Столь же сомнителен тезис о воздействии табакокурения на ухудшение здоровья населения с началом реформ. Россия никогда не была самой «курящей» страной, если судить по количеству потребляемых сигарет» [40, с. 58]. Аналогичные данные можно привести по экологии: Россия имела с 90-ых годов более благоприятные показатели, чем страны Западной Европы и, чем сама же Россия в 80-ых годах. В дальнейшем продолжалось улучшение экологической ситуации. Подобным образом могут быть опровергнуты и другие факторы, которые, как принято считать, увеличивает смертность: уровень благосостояния и патологический стресс (дистресс). Проблема преодоления сверхсмертности приводит к необходимости выявления ее основных причин. Поскольку ни один из известных социальноэкономических параметров риска не объясняет в сегодняшней России истоков сверхсмертности, постольку неизбежен вывод, что жизнеспособность населения зависит от каких-то иных условий. Таковыми, по мнению автора, являются нравственная атмосфера и эмоциональное состояние общества: духовные и душевные факторы. Проведенное тем же исследователем эпидемиологическое исследование по выяснению причин эпидемии инфарктов и инсультов с началом реформ в России привело его к выводу о том, что формально в России предпосылки для роста сердечно-сосудистых заболеваний, признанные медициной, отсутствуют. Главным выводом работы автора по исследованию данного вопроса является заключение о том, что прямой причиной демографической катастрофы в России является духовное неблагополучие человека [40]. Такой вывод позволяет сделать заключение о необходимости обращения человека «к себе», к его способности самостоятельно контролировать собственное здоровье.

-23 Подтверждением приведенного вывода служат результаты еще одного исследования, проведенного в Санкт-Петербурге, когда были выделены микрорайоны с проживанием лиц, имеющих различные социальные условия (коммуналки или элитные квартиры). Элитные поселения выделялись доминированием в заболеваемости своих жителей сердечно-сосудистых заболеваний. В коммунальных квартирах эта величина была на порядок меньше [143]. Л.Б. Лихтерман анализировал заболеваемость в военный период, используя данные зарубежной печати, при этом автор так описывает ситуацию: «Пищевой рацион упал до 600 килокалорий в день и состоял в основном из клетчатки. Однако, хотя и приходилось есть кожуру от картофеля, хлеб грубого помола и даже луковицы тюльпанов, больные язвенной болезнью испытывали удивительное облегчение. Врачи отмечали заживление язв у своих бывших пациентов, которым ранее не помогал ни длительный постельный режим, ни щадящие диеты, ни самая хорошая терапия…» [91, с. 77]. Столь удивительные факты можно объяснять по-разному. Очевидным является то, что в тяжелых жизненных условиях на человека оказывается сильное воздействие внешней среды, что требует мобилизации всех сил организма, всей его энергии, изменения системы ценностей. Человек полностью реализует свою духовную энергию, свой потенциал. Однако несмотря на очевидность роли духовной составляющей в сохранении здоровья и актуальность ее изучения, духовность «ускользает» из поля зрения психологов [145]. Существенно, что каждый человек в каждый период своей жизни неизбежно оказывается перед индивидуальным ценностным выбором: куда пойти дальше и какие ценности выбрать. Таким образом, современная аксиология выдвигается на высшие позиции в структуре организации знаний;

а аксиологические разработки напрямую оказывают влияние на осуществление индивидуального здоровья человека [144]. «Ценность – это реальный ориентир человеческого поведения, формирующий жизненные и практические установки людей» [142, с. 10].

-24 Выше уже был приведен фактический материал, указывающий на очевидную связь между духовным неблагополучием человека и уровнем его заболеваемости, не только духовного, но и душевного, и телесного. Отсюда следует, что «разрыв ценностных межсубъектных отношений и представляет собой источник и основу отчуждения человека от других людей, от самого себя, от общества и природы» [36, с. 63]. При этом следует различать понятия естественных и искусственных ценностных отношений. Первые несут человеку добро (благополучие, здоровье), вторые – зло (болезни). С биологической точки зрения, образ жизни современного человека не соответствует эволюционно сложившемуся принципу единства организма и среды, что приводит к перегрузке и поломке механизмов адаптации, к нездоровью [12]. Причем нарушение принципа единства организма и среды выражено как на биологическом, так и на энергетическом уровне. Разработка ценностных отношений и в целом выдвигаемого аксиологического направления в исследовании здоровья приобретает особое значение и актуальность в современных условиях существования нашей страны. Как справедливо отмечается, «поскольку культура есть практическая реализация общечеловеческих и духовных ценностей в людских делах и отношениях, то неразвитость ценностного сознания и является одним из главных признаков кризиса культуры и самого общества» [36, с. 66]. При этом следует учитывать, как отмечает профессор Г.П. Выжлецов, что «в российском обществе преобладает не просто неразвитое ценностное сознание, оно у наших людей существенно иное по содержанию, чем на Западе» [36, с. 66]. Можно выделить три основных подхода к определению специфики исходных аксиологических категорий. Первым и наиболее распространенным вариантом является понимание ценности как значимости предметов и явлений действительности для человека, их способности удовлетворять его материальные и духовные потребности. При этом ценность как значимость – это момент взаимодействия субъекта и объекта. Главный недостаток этой концеп -25 ции заключается в том, что происходит сведение ценности к средству удовлетворения потребностей. Представители второго варианта относят к ценностям лишь высшие общественные идеалы. С этой точки зрения ценности уже не средство, а цель. С человеческими потребностями ценности-идеалы связаны лишь генетически, но, как и в первой концепции, имеют субъект-объектную основу. Одновременно с первыми двумя подходами существует и третий, непосредственно объединяющий исходные основания первых двух. В нем ценность выступает как значимость и идеал одновременно и сохраняется субъектобъектная основа [36]. Тем не менее, необходимо отметить, что специфика ценностей, их проявление и функционирование в обществе определяются не субъектно-объектными, а, прежде всего, межсубъектными отношениями, и в них же реализуются. Отношения же субъекта к объекту с точки зрения его значимости определяет специфику оценки, а не ценности. Это позволяет четко различать понятия оценки как субъектно-объектного отношения и ценности, фиксирующей наиболее общие типы отношений между субъектами любого уровня от личности до общества в целом [143]. Оценка в отличие от ценности может быть как положительной, так и отрицательной, она диалектична по своей природе [118]. Экспериментальное исследование структуры ценностей, проведенное А.Г. Ческидовым, Н.В. Шепелевой, И.А. Шлепниковой привело к следующим выводам: 1. Существует расхождение между представлениями человека о важности для него тех или иных ценностей и проявлением этих ценностей в реальных условиях жизни. Правомерно говорить о двух уровнях существования ценностей, потому что осознаваемые (декларируемые) ценности не всегда руководят реальным поведением человека. К аналогичному выводу приходят В.И. Журавлева [49], Н.Е. Казакова [69], Ю.А. Левада [85]. 2. В структуре ценностей большинства людей на каждом уровне существуют элементы, являющиеся «ядром», вокруг которого организуются все -26 остальные ценности. Для уровня представлений такими «ядерными» элементами являются «познание» и «здоровье», для уровня реально действующих ценностей – «теплые взаимоотношения» (как «цель») и «материальное благополучие» (как «ресурсы»). Г.П. Выжлецов указывает на то, что ценности являются для людей не внешними и принудительными, а внутренними и ненасильственными, не учитывая при этом влияние социума. Он же выделяет подлинные ценности: совесть, любовь, мужество для которых справедлива вышеприведенная характеристика [36]. Только самостоятельный личный ценностный выбор человека в отношении собственного существования и самостоятельная активная деятельность есть гарантия достижения высшего результата – духовного развития человека и, как следствие, приобретения здоровья. По мнению З.И. Тюмасевой, «…все живые и экологические системы являются самоорганизующимися, самоуправляющимися, а, значит, и саморазвивающимися…» [139, с. 226]. Таким образом, здоровье необходимо рассматривать в едином ключе с духовным развитием человека, с его активностью в указанном направлении. Подводя итог сказанному, следует отметить следующее: 1. Здоровье – комплексное понятие, необходимость в позитивном научном определении которого сохраняется и на сегодняшний день. 2. Все многообразие подходов к пониманию здоровья можно свести к двум, взаимно дополняющим друг друга подходам: адаптационному и креативному. 3. Разработка ценностных отношений и, в целом, аксиологического направления в исследовании здоровья особенно актуальна в условиях кризиса культуры и общества, сложившихся в современной России. 1.2. Сохранение и укрепление здоровья как проблема «отношения» Общеизвестным является факт, что на 40-50% здоровье человека зависит от его образа жизни, т. е. от поведения. Поэтому проблема сохранения и укреп -27 ления здоровья – это, прежде всего, проблема изменения поведения человека, то есть проблема психологическая. По мнению Ю.И. Мельника, «… здоровье не объяснить только с точки зрения психологических факторов, но, как показывает практика, сохранение и поддержание здоровья зависит, в конечном итоге, от психологии человека, его специфической активности в решении данной проблемы» [101, с. 11]. Проблема сохранения и укрепления здоровья принадлежит как каждой отдельно взятой личности, так и обществу в целом. Совокупное рассмотрение индивидуального и общественного аспектов позволяют ответить на вопросы о том, от чего зависит выбор каждым человеком тех или иных способов поведения в области здоровья и какими силами общества может осуществляться решение проблемы здоровья? Над изучением индивидуального аспекта работали М.Ю. Кондратьев и С.Д. Дерябо. Они задают вопрос: «Что нужно для того, чтобы человек вел себя тем или иным образом?» и приходят к выводу, что он должен, во-первых, знать, как это делать, во-вторых, хотеть это делать и, в-третьих, уметь это делать [75]. Сначала считалось, что информации о последствиях для здоровья определенного стиля поведения будет достаточно, чтобы изменить поведение в желательную сторону. Однако вскоре стало очевидно, что социальные и политические характеристики среды, в которой живет принимающий решения по поводу своего здоровья человек, влияют на эти решения очень сильно. По мнению Э. Чарлтона, это привело к появлению нового направления – содействия в становлении здорового образа жизни. Одновременно было разработано несколько моделей, работающих в указанном направлении [148]. Остановимся подробнее на некоторых из них. Медицинская модель. Рассматриваемая модель часто именуется профилактической. Она полностью построена на информировании и является чисто когнитивной, санитарно-просветительской, ее иногда называют моделью ЗОП (знание, отношение, поведение). Она предполагает, что, если человек знает об опасности для здоровья определенного стиля поведения, он начнет относиться -28 к такому поведению отрицательно и будет от него воздерживаться. Однако хотелось бы напомнить, что после первоначального эффекта, произведенного новой информацией, она уже не играет значительной роли, и поведение становится прежним. Таким образом, санпросвет сориентирован на спонтанные мотивы в отношении здоровья, возникающие под действием эффекта новизны и чрезвычайно быстро исчезающие при утрате последнего. Наиболее же важной формой мотивации, по утверждению ряда зарубежных авторов, является внутренняя мотивация, вовлекающая человека в деятельность вследствие ее самоценности [163]. Образовательная модель. Она исходит из того, что решение, относительно выбора того или иного поведения, принимается на основании имеющейся информации, но нужно еще и умение принимать решения. В этом отношении образовательная модель пошла по стопам медицинской: одним из основных стал следующий принцип: решение должно быть принято на основании достоверной информации лично каждым человеком. Поэтому акцент был сделан на обучении навыкам, необходимым для принятия решения. В основу программы был положен ряд стадий принятия решения, демонстрировавшихся в специфических областях, таких, как курение и применение наркотиков. Радикально-политическая модель. Она основана на теории научения. Считается, что первыми, кто осуществляет новшество, являются его инициаторы. Это обычно образованные люди, предприимчивые и часто хорошо обеспеченные. За ними следуют те, кто принимает новшество первыми;

это, как правило, люди, обладающие теми же характеристиками, но несколько менее инициативные. Затем новшество принимается большинством, и, наконец, остается группа отстающих. Это обычно наименее обеспеченные люди. Дети, принадлежащие к каждой из групп, в очень сильной степени подвергаются ее воздействию: молодежь усваивает ролевые модели родителей и сверстников и таким образом копирует их поведение, реализуя тенденцию к поведению, которое одобряется группой. Современный анализ исходов антитабачных программ показывает, что программы, учитывающие социальные аспекты, наиболее эффек -29 тивно отодвигают сроки начала курения к более позднему возрасту. Этот успех является, несомненно, следствием применения методов, вытекающих из теории социального научения [148]. В американской психологии был разработан ряд моделей здорового поведения: 1. Модель параллельного ответа (Х. Левенталь, 1970 г.). Согласно данной модели, человек меняет поведение на основе страха и опасения. Страх порождает эмоциональный ответ на угрозу, а возникающая опасность вызывает деятельность по устранению угрозы. 2. Модель веры в здоровье (Д. Хочбаум, И. Розенсток). Здоровое поведение основано на степени ощущения личной угрозы здоровью и понимании того, что некоторые действия снимут угрозу. 3. Модель личного контроля (А. Бандура). Здоровое поведение зависит от ощущаемой угрозы здоровью, от доступности, желательности и эффективности данного стиля поведения, от ощущения своей эффективности. 4. Модель охраняющей мотивации (Р. Роджерс, 1984). Здоровое поведение есть сочетание наличия реальной угрозы, ощущения личной уязвимости к угрозе, способности ей противодействовать, веры в эффективность действий [168]. По нашему мнению, приведенные модели американских специалистов в большей мере сориентированы на выявление природы здорового поведения, чем на построение путей выхода из сложившейся ситуации. Поэтому в дальнейшем мы ведем речь лишь о моделях, описанных Э. Чарлтоном. Рассмотрение указанных моделей позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на общеизвестность факта влияния на здоровый образ жизни социальнополитической среды, и первая и вторая, и в меньшей мере третья модели основаны преимущественно на передаче знаний, а, следовательно, используют информационный подход. Только знания – недостаточный аргумент в пользу отказа от давних привычек. Одно из доказательств справедливости приведенного тезиса уже было -30 рассмотрено выше, когда речь шла о бездейственности информации потерявшей эффект новизны. Необходимо также обратить внимание на следующее. Во-первых, результат неправильного образа жизни (это может быть болезнь или даже сокращение жизни) сильно отсрочен во времени. Болезненные нарушения в организме человека незаметно накапливаются в течение жизни. Как утверждает О.Л. Трещева, в человеческой природе заложена медленная реализация обратных связей, как негативных, так и позитивных воздействий на организм человека [137]. Хотя в последнее время можно говорить об ускорении реализации обратных связей, что вызвано как меняющейся экологической обстановкой и социально-экономической ситуацией многих стран, так и кризисом духовного развития человечества. В связи с отсроченностью результата во времени, многие виды действий по охране и укреплению здоровья блокируются, так как считается, что человек может обойтись и без них [105]. Во-вторых, чаще всего неправильный образ жизни напрямую связан с сомнительным удовольствием, и отказываться от этого удовольствия нужно уже тогда, когда видимых причин для отказа еще нет. В данном случае речь идет о сознательной регуляции действий, которая требует привлечения дополнительных ресурсов внимания и дополнительной мобилизации. Ряд авторов указывают на то, что «цена» такой регуляции высока [88, 162]. В своей книге «Личность и значимость побуждений» В.Г. Асеев приводит мнение Н.М. Амосова, согласно которому человек «…все время планирует будущие действия и рассчитывает, оправдает ли затраты усилий приятность будущей «платы», пока ее заслужишь» [9, с. 59]. В-третьих, в зависимости от возраста, люди в разной степени готовы изменить свое поведение. Переход к здоровому образу жизни нередко наблюдается в пенсионном возрасте, когда человек ощущает реальную связь между поведением и состоянием здоровья. Хотя, безусловно, необходимо отметить присутствие индивидуальных различий среди людей равновозрастной группы в готовности изменить поведение. Интересно, «что глухонемые подростки более бережно относятся к своему здоровью, а среди тинейджеров-инвалидов практи -31 чески нет пьющих. Эти ребята знают, как трудно жить, будучи больным» [120, с.7]. Как пишет П.П. Блонский: «Никогда так ярко не вспоминается былое счастье, как несчастье» [19, с. 359]. В-четвертых, статистика [3, 50] связывает «неправильный» образ жизни с его последствиями, приводя данные, не связанные с конкретными людьми, а вокруг множество знакомых, длительное время обладающих той же привычкой, которых обещаемые последствия не коснулись. В-пятых, предъявляемая информация в лучшем случае превращается в знания. Как справедливо утверждает К.Э. Изард, то, что мы воспринимаем, а тем более запоминаем и принимаем на веру – крошечная доля проходящего через наши сенсорные органы потока информации об окружающем мире [63]. «Поток сознания – это ни в коем случае не беспорядочный или случайный процесс. Ребенок с момента рождения воспринимает окружающий мир избирательно» [141, с. 76]. Даже, если информация превращается в знания, то знания в чистом виде представляют собой информацию, оторванную от жизни, поэтому и не востребованную [75]. Таким образом, по нашему мнению, утрата эффекта новизны получаемой информации, медленная реализация обратных связей в природе, прямая связь неправильного образа жизни с удовольствием, возрастные различия в готовности изменить свое поведение и, наконец, отсутствие связи между предъявляемой информацией и реальными потребностями человека позволяют доказательно утверждать, что одни только знания – недостаточный аргумент в пользу отказа от давних привычек. Информация, которая может быть использована человеком при построении собственной деятельности – это уже другая категория, именуемая представлением. Лишь то, что непосредственно связано с жизнью, может изменить представления человека. В таком случае возникает имеющая реальное место ситуация, при которой попытка решить проблему здоровья на уровне школы превращается в переоценку учебного материала, придание ему практической направленности. С другой стороны, даже работая над формированием пред -32 ставления, нельзя заставить человека не просто приобретать знания и умения, но и следовать им в жизни, то есть изменить поведение [75]. Информация о явлении жизни, которое не касается человека лично, может совсем не вызывать интереса, а может быть услышана, но не изменит поведения. Только если обсуждаемое явление непосредственно связано с потребностями человека, возникает субъективное отношение к данному явлению, как «субъективно окрашенное личностью отражение взаимосвязей своих потребностей с объектами и явлениями мира» [75, с. 23]. Именно субъективное отношение определяет желание поступать тем или иным образом, использовать полученные знания в жизни. Человек должен не просто хотеть приобретать «знания» и «умения» о здоровье и здоровом образе жизни, но и хотеть применять их в жизни. Поэтому, рассуждая о необходимости изменить поведение человека, необходимо вести речь о развитии «нужного» обществу отношения к здоровью [155]. Исходя из сказанного, очевидно, что применяемый в настоящее время информационный подход не способен решить проблему сохранения и укрепления здоровья. Поэтому ряд авторов Санкт-Петербурга предлагает использование не чисто информационного, а информационно-потребностного подхода в обучении [58], разработанного на основе теории потребностей П.В. Симонова. По мысли П.В. Симонова [127, 128], в иерархии основных потребностей индивида всегда есть главенствующая (доминирующая), которая выступает «ядром» его личности, т.е. самой существенной личностной чертой человека. Поступки любого человека, вплоть до мельчайших, всегда продиктованы его потребностями. Индивидуальная неповторимая композиция и внутренняя иерархия потребностей конкретного человека определяет его личность [39]. Отсюда следует, что воспитание должно быть связано, прежде всего, с удовлетворением потребностей человека, актуализирующихся в данный возрастной период развития. Сущность концепции, разработанной авторами из Санкт-Петербурга под руководством Г.К. Зайцева, состояла в создании такой рефлексивной среды, которая обеспечит возможность познания своих особенностей и свободного твор -33 ческого поиска решения проблем. Разработанная программа развития «правильного» отношения к здоровью включает самостоятельный блок, предназначенный для детей подросткового возраста [53, 54, 55, 56, 57]. В лучшем случае в имеющейся сегодня в нашей стране системе образования можно обнаружить ориентацию на работу по развитию представлений (зачастую сводимых просто к «знаниям»), а также по формированию стратегий и технологий взаимодействия (сводимых к умениям и навыкам), что называют «обучением». А вот работу по развитию субъективного отношения назвали даже специальным словом «воспитание», продекларировали его важность и незаметно отодвинули в сторону [75]. Таким образом, необходимо утвердить важность работы по развитию одновременно представлений, стратегий и технологий здорового образа жизни и нужного обществу отношения к здоровью. В подструктуру стратегий и технологий взаимодействия, которая не была освящена ранее, по мнению М.Ю. Кондратьева и С.Д. Дерябо, входят все имеющиеся у данного человека стратегии и технологии взаимодействия с объектами и явлениями, относящимися к определенной сфере. Именно эта подструктура определяет умение осуществлять ту или иную деятельность. Различение технологий и стратегий имеет важное педагогическое значение. В данном случае под технологией понимается совокупность методов, приемов, необходимых для выполнения определенной деятельности. Стратегия представляет собой систему действий по достижению результата [75]. В результате освоения технологий различных деятельностей человек приобретает так называемую технологическую вооруженность, которая выступает необходимым, но недостаточным условием для успешного выполнения деятельности. В сфере здоровья и здорового образа жизни существует такое большое количество технологий, что в рамках школьного обучения невозможно мало-мальски серьезное освоение всех необходимых. В то же время количество по-настоящему значимых стратегий ограничено. Информация, поступающая к человеку, вступая во взаимодействие с каждой из трех указанных выше подструктур, влияющих на поведение, приводит -34 либо к состоянию консонанса, либо к состоянию диссонанса. Когда человек получает информацию, противоречащую имеющимся у него представлениям, наступает так называемый когнитивный диссонанс, переживаемый как состояние дискомфорта, от которого человек немедленно стремится избавиться, поскольку когнитивная система не может быть дисгармоничной [44]. В этом случае по возможности человек старается сохранить без изменений имеющуюся систему представлений, поскольку его когнитивная система достаточно устойчива к внешним воздействиям. Данная тенденция имеет две причины. Во-первых, изменение существующей системы требует дополнительных усилий, оно «ресурснозатратно». А у человека есть выполняющая очень важную функцию в процессе эволюции потребность в экономии энергии, известная в быту под именем «лень» [75]. Во-вторых, при серьезном нарушении стройности когнитивной системы человек теряет способность ориентироваться в мире и выполнять какую-либо деятельность. Основным механизмом, дающим человеку возможность сохранить без изменений подструктуру представлений, является обесценивание значения для себя поступающей информации, которая противоречит имеющейся когнитивной системе. Также как и в случае с представлениями, подструктура субъективных отношений и подструктура стратегий и технологий стремятся быть устойчивыми и внутренне непротиворечивыми, то есть остаться неизменными под действием поступающей информации. Стратегии и технологии поведения являются способом внешней реализации имеющихся у личности представлений и субъективных отношений, средством удовлетворения ее потребностей и достижения целей. Это значит, что человек будет восприимчив к попыткам изменить существующую у него подсистему стратегий и технологий поведения только в двух случаях: 1. Он ощущает, что имеющихся у него в наличии стратегий и технологий недостаточно для удовлетворения каких-то потребностей, для достижения каких-то целей, и нужны дополнительные.

-35 2. Он ощущает, что имеющиеся у него стратегии и технологии неэффективны для удовлетворения потребностей, для достижения каких-то целей [75]. Для того чтобы такая работа была эффективной, необходимо знать, какие у конкретного человека существуют потребности, для реализации которых он еще не имеет соответствующих стратегий и технологий поведения – иными словами, нужно знать, какие потребности еще не «снабжены» стратегиями и технологиями поведения. Таким образом, потребности являются одним из условий, влияющих на восприимчивость человека к поступающей информации, а, следовательно, на эффективность процесса развития «нужного» обществу отношения к здоровью. Необходимо также отметить, что для обучения каждой стратегии и технологии есть свой сензитивный период. Подводя итоги сказанного можно отметить следующее: 1. Поведение человека определяется тремя подструктурами сознания: подструктурой знаний и представлений, стратегий и технологий, отношений. 2. Внимание, уделяемое развитию представлений, формированию стратегий и технологий в области здоровья следует признать недостаточным, развитию субъективного отношения – практически отсутствующим. 3. Приобретаемые знания, представления, умения и навыки не способны на длительное время изменить поведение человека в области здоровья, если они не подкреплены соответствующим отношением. Таким образом, проблема сохранения и укрепления здоровья это проблема развития «нужного» обществу отношения к здоровью. 4. Одним из условий, влияющих на эффективность процесса развития «нужного» обществу отношения к здоровью, выступают потребности личности. Поиск ответа на вопрос: «Какими силами общества может осуществляться решение проблемы здоровья, понимаемой как проблемы «отношения» следует начинать с определения понятия «Общество». Общество в данном случае выступает как организованная группа взаимодействующих между собой людей [78]. Можно выделить пять общественных институтов напрямую связанных с -36 проблемой здоровья, тех институтов, которые реально способны повлиять на изменение отношения к здоровью: государство, здравоохранение, СМИ, семья, школа [50]. На наш взгляд, однозначно можно утверждать важность и взаимообусловленность ролей каждого из них, что может быть представлено в виде схемы, изображенной на рис. 2. Государство СМИ Здравоохранение Семья Школа Рис. 2. Социальные институты, влияющие на отношение к здоровью Согласно мнению ряда отечественных ученых, состояние личности имеет сложную диалектическую связь с социально-экономическими преобразованиями в обществе [4, 48, 151]. Совершенно очевидно, что государство, создавая законы и претворяя их в жизнь, является основным регулятором жизни общества, без его участия не может произойти глобальных перемен в отношении к здоровью. Здравоохранение обеспечивает заботу о здоровье граждан, организуя просветительскую, профилактическую работу и осуществляя оказание непосредственной помощи в случае ухудшения здоровья. СМИ осуществляют просветительскую работу, отражают события, происходящие в государстве, связанные с политикой государства по отношению к здоровью, оказывают существенное влияние на общественное мнение. Согласно данным российско-финского исследования, посвященного изучению влияния на здоровье различных факторов, у россиян семейные традиции и школьное воспитание занимают последние места в перечне изучаемых факторов [3]. Поэтому на роли семьи и школы следует остановиться подробнее.

-37 Роль семьи в формировании здоровья не ограничивается наследственностью. Обладая определенной системой отношений, семья как структура, с которой начинается социализация ребенка, играет решающую роль в неосознанном усвоении им ценностей, норм и традиций. По мнению И.М. Воронцова, детский возраст – это последовательность критических периодов развития, в ходе которых возможны как наиболее эффективное формирование, так и наиболее вероятная утрата основных свойств здоровья [34]. Ядро личности закладывается до 5-7 лет. В это время, прежде всего, семья влияет на ребенка. Общеизвестно, что дети, воспитывающиеся в детских домах, испытывают значительные трудности в социализации. Еще более проблемно указанный процесс протекает у бездомных детей, которых по официальным данным в 1997 году в России насчитывалось около 4 млн., однако, более вероятной является цифра, превышающая 7 млн. [159]. Громадное значение в закладке фундамента здоровья человека, формирования ядра его личности, развития его как субъекта деятельности имеет период его младенчества, преддошкольного и дошкольного детства. В течение рассматриваемого промежутка времени в психике ребенка происходит закладка образа себя. «И каким оказывается этот образ – в потенции активного созидателя, агрессивного разрушителя или трусливого приспособленца, – это будет определяться тем, как будут воспитывать ребенка взрослые и, прежде всего, его родители» [21, с. 255]. Поведение человека в сфере здоровья, которое в значительной степени формируется в семье, безусловно, коррелирует с такими объективными, по отношению к здоровью, показателями, как социально-экономический статус и образовательный уровень его родителей. Особенно важен уровень образования матери, который считается одним из самых надежных факторов прогнозирования здоровья детей [50]. Сочетание оптимальных для здоровья ребенка условий в семье, полученное в итоге одного из исследований под руководством Г.Л. Апанасенко таково: родители – служащие с высшим образованием, без вредных привычек, хорошо -38 материально-обеспеченные, проживающие в отдельном жилище с хорошими санитарно-гигиеническими условиями;

хорошие взаимоотношения в семье;

питание в семье умеренное, но разнообразное;

ребенок обязательно получает мясо, фрукты, овощи, молочные продукты и, особенно, рыбу не реже, чем 3 раза в неделю;

проводит не более 30 минут в день перед телевизором и около 3 часов в день на свежем воздухе;

регулярно занимается физической зарядкой или спорта и придерживается режима дня [8]. И.В. Журавлева описывает эксперимент, в котором экспертам-родителям было предложено оценить значимость основных факторов, формирующих здоровье ребенка (подростка). Был получен ответ, что основы здоровья закладываются в семье, но, прежде всего условия жизни в семье являются определяющими для формирования отношения к здоровью. Условия эти весьма различны и зависят от ряда причин: материального благосостояния, семьи, внимания, уделяемого детям родителями, соблюдения детьми режима дня, учебной нагрузки, отсутствия семейных традиций и поддержки государства. Подводя итог проведенных исследований, автор отмечает, что роль семьи в формировании здоровья определяется тем, что человек получает в наследство некоторый «капитал» здоровья от своих родителей (и косвенно – родственников других поколений), что этот «капитал» здоровья изменяется под влиянием материальных условий семьи (жилье, питание, величина дохода и пр.) и деятельности родителей по формированию здоровья (поддержание определенных традиций, обучение навыкам заботы о здоровье и сохранение элементов санитарно-гигиенической культуры) [50]. Вот мнения экспертов-учителей и экспертов-врачей, приведенные автором, по поводу современного состояния школы. Эксперты-врачи характеризуют школу как кризисное учреждение для здоровья детей. Эксперты-учителя объясняют, что «бедные и больные учителя не могут воспитать подростков здоровыми и богатыми» [50]. Тем не менее, нельзя недооценивать ту роль, которую в сохранении здоровья ребенка играет школа. 70% времени ребенка связано со школой [24]. Школа была, есть и будет -39 единственным социальным институтом, который охватывает всех без исключения граждан. К тому же в школу ребенок приходит в восприимчивом к обучению и воспитанию возрасте [1], а длительность его пребывания там вполне достаточна для развития у него мотивов здорового образа жизни [158], отношения к здоровью. Как указывают некоторые отечественные ученые, в России в образовательной системе сложилась ситуация, которая условиями, средствами, методами обучения провоцирует снижение уровня здоровья, развитие хронических заболеваний, интеллектуальной депрессии учащихся и преподавателей [45, 71, 73, 124]. По мнению З.И. Тюмасевой, образование в России является не природосообразным и здоровьезатратным [138]. Ф.Ф. Эрисман еще в начале 20 века зафиксировал существование «школьных болезней»: близорукости, нарушений нервной системы, искривления позвоночника [129]. Частые изменения образовательных стратегий и технологий проводятся без соответствующего физиологического, гигиенического анализа, что, в конечном счете, приводит к прогрессированию заболеваний [150]. С учетом сложившейся ситуации необходима экспертная оценка образовательного процесса [26], педагогических новаций, учитывающая психофизиологические особенности учащихся, индивидуальные особенности учителя [41] и даже региональную специфику уровня морфо-физиологического развития детей [92]. На фоне экологического, социального неблагополучия и продолжающейся интенсификации школьного образования отмечается нарастающее ухудшение здоровья детей [1, 70, 71]. Многие дети приходят в школу недостаточно готовыми к обучению с точки зрения их психофизиологического развития [10]. В условиях систематических школьных перегрузок они оказываются неуспевающими учениками или учениками, успехи которых в школе достигаются ценой здоровья. Постоянное пребывание в ситуации не успешности усугубляет поведенческие и нервно-психические отклонения и нередко толкает к асоциальным формам поведения [169]. По мнению Т.В. Ахутиной [10], трудности обучения вызываются недос -40 таточным развитием отдельных психических функций или их компонентов. На сегодняшний день нейропсихологическое исследование позволяет выделить у каждого ребенка его сильные и слабые стороны, т.е. сильные и слабые компоненты высших психических функций. Поэтому основная стратегия развивающего обучения должна заключается в «выращивании» слабого звена при опоре на сильные звенья в процессе совместной деятельности обучаемого и обучающего. Идущий от Л.С. Выготского принцип работы в зоне ближайшего развития дополнится в данном случае принципом учета слабого звена [10, 35]. Однако следует отметить, что причины ухудшения здоровья детей в процессе их пребывания в школе часто носят не объективный, а субъективный характер, т.е. связаны с неправильными действиями учителей при решении задач охраны здоровья учащихся или с их бездействием [158]. На сегодняшний день проанализированы вопросы о роли учителя в решении указанной проблемы [121, 154, 164], о состоянии здоровья учителей [114], об особенностях условий и психологического содержания труда учителя [42, 70, 93, 96], намечены пути выхода из сложившейся ситуации [58, 59]. Однако указанные теоретические достижения в должной мере не используются в практике. На наш взгляд, это связано с целым рядом объективных (особенности профессии) и субъективных (нежелание) трудностей.

Работа учителя предъявляет повышенные требования к перцептивной, когнитивной, интеллектуальной, эмоциональной и мотивационной сферам. Затраты времени на профессиональную деятельность намного превышают нормативно допустимые [42]. Поэтому профессия учителя относится к группе профессий повышенного риска по частоте невротических и психосоматических расстройств [105, 132]. Подобная логика прослеживается в исследованиях Т.С. Паниной и Л.П. Вашлаевой [115]. Уже давно известно, что высокая психофизиологическая напряженность деятельности выступает как мощный фактор развития профессионального стресса [166]. Он возникает в результате несоответствия требований рабочей среды и индивидуальных ресурсов работающего человека. Это создает угрозу не только -41 для успешности деятельности, но и для здоровья и самочувствия. В определенный момент как реакция на хронические и интерперсональные факторы на работе может происходить «сгорание», определяемое эффектами: цинизм, истощение, неэффективность [109, 167]. В таком случае вполне резонно замечание, «что бедные и больные учителя не могут воспитать подростков здоровыми и богатыми». Снижение уровня продуктивности деятельности вследствие профессионального стресса приводит к изменению восприятия учителя, его фиксации на внешнем рисунке поступка ученика без проникновения в истинные цели и мотивы [76]. В таком случае процесс преподавания заключается в объективном изложении фактов, в то время как «хороший» учитель должен рассматривать процесс преподавания еще и как субъективный процесс ведения учеников к вершинам их творческих возможностей [164]. Снижение продуктивности педагогической деятельности в целом, по нашему мнению, подразумевает ту же тенденцию в решении учителем проблемы сохранения и укрепления здоровья учащихся. Продуктивность педагогической деятельности рассматривается здесь в рамках акмеологического подхода, заложенного в работах Б.Г. Ананьева [5]. Интерес для данной работы представляют психологические продукты деятельности учителя, под которым понимаются новообразования в личности учащегося [111]. Согласно результатам Г.И. Палеева [114] психологическая готовность к восприятию валеологических знаний у педагогов зависит от стажа работы: наиболее восприимчивы педагоги со стажем работы от 11 до 20 лет и более 30 лет, так как они испытывают существенные негативные изменения функционального состояния. Однако именно в силу этого обстоятельства педагоги с таким стажем профессиональной деятельности в наименьшей мере готовы выступать в качестве проводников валеологических знаний. Указанные выводы сделаны на основе оценки состояния физического здоровья учителей по Г.Л. Апанасенко [7], изучения уровня напряжения регуляторных систем по Р.М. Баевскому [11] и функционального состояния по оп -42 роснику семи бальной самооценки состояния [37]. Только в случае, если сам учитель выступает примером того, что он говорит, можно рассчитывать на положительный результат. Г. Бернс приходит к выводу, что позитивная «Яконцепция» учителя способствует развитию позитивной «Я-концепции» ученика [17]. У позитивно себя воспринимающего учителя, повышаются уверенность в себе, удовлетворенность профессией, эффективность работы в целом. Такой учитель стремится к самореализации [96]. Реальная ситуация отличается от желаемой. Исследования Л.М. Митиной [103] показали, что у учителей наблюдаются низкие показатели интереса к себе, сосредоточение усилий на защите своего «Я», предъявление повышенных требований к окружающим. А как известно, подражание – один из самых доступных и действенных способов обучения [125, 161]. Согласно заключению ряда авторов, в разрешении противоречия между интуитивным пониманием ценности здоровья и реальным отношением к нему, роль учителя может быть определяющей [29, 33, 121]. С точки зрения психологического подхода, проблема сохранения и укрепления здоровья – это проблема развития «нужного» обществу отношения личности к собственному здоровью. Важным звеном развития «нужного» обществу отношения личности к собственному здоровью выступает не только школа в целом как социальный институт, охватывающий всех без исключения граждан в течение длительного промежутка времени, но и каждый конкретно взятый учитель как проводник «нужного» обществу отношения к здоровью. 1.3. Ценностное отношение к здоровью: структура и развитие Учитывая недостаточное внимание, уделяемое современной образовательной системой категории «отношение», остановимся на ней более подробно. Понятие отношение введено не так уж давно. Как известно, И.П. Павлов говорил о том, что высшая нервная или психическая деятельность устанавливает тончайшие отношения организма к внешнему миру. В.М. Бехтерев рассматривал первичную деятельность и соотношение организма со средой и предложил объективный термин – соотносительная деятельность [18]. В физиологии к то -43 му моменту жизнь организма была поделена на жизнь питания, или вегетативную, и жизнь отношений или жизнь психическую. Таким образом, психология отношений в некотором смысле связана с физиологией. Однако в отечественной психологии понятие «отношение» получило известность лишь со времени трудов А.Ф. Лазурского, развившего учение об экзопсихике как отношении человека к своей среде. Даже в крупнейшем современном труде по психологии С.Л. Рубинштейна «Основы общей психологии», в котором автор широко опирается на понятие отношения, анализа этого понятия нет [112]. Таким образом, понятие нужно, но вместе с тем место для него в системе психологических понятий было найдено не сразу [157]. Большой вклад в развитие категории «отношение» внес ученик А.Ф. Лазурского В.Н. Мясищев. Сравнительный анализ воззрений двух учёных на проблемы строения и развития личности и категорию отношения как важнейшего понятия при их разработке, проведенный А.А. Яковлевой, показывает, что в общепсихологической теории отношений В.Н. Мясищев существенно развил понятие отношения, впервые введённое А.Ф. Лазурским, при этом сохранив его принципиальный подход к психологическому изучению человека – интерес к индивидуальности, восприятие психики человека как целого, принцип активности индивида в приспособлении к среде, индуктивный путь получения психологического знания: от практики к теории [84, 106, 157]. В.Н. Мясищев фактически разводит понятие собственно отношений, как «скрытой переменной», и внешние проявления отношения в реакциях, переживаниях и действиях субъекта, у А.Ф. Лазурского же они не разведены [84, 106, 157]. В вопросе о параметрах характеристики любого отношения внешне опять наблюдается полное разногласие. У А.Ф. Лазурского это – наличие отношения, его форма, объём, степень дифференцированности, у В.Н. Мясищева – сознательность, эмоциональность, активность и относительная устойчивость. Однако здесь определяющую роль играет точка отсчёта в составлении характеристики: А.Ф. Лазурский составляет гипотетический план исследования отношений человека, В.Н. Мясищев уже пытается найти место отношений личности среди -44 других образований: отличить их от сходных явлений установки и мотива. При этом параметры, указанные А.Ф. Лазурским, отчётливо проступают в классификации отношений В.Н. Мясищева (форма), в теории развития личности (расширение системы отношений и увеличении дифференцированности), в различении действенного и вербального отношения (пассивная и активная форма осуществления), в разграничении эмоционально окрашенного отношения и безразличного (параметр наличия отношения у А.Ф. Лазурского). Принципиально различными оказываются взгляды ученика и учителя на место системы отношений в структуре личности. А.Ф. Лазурский признаёт ядром личности эндопсихику человека, В.Н. Мясищев – экзопсихику. Более того, если для А.Ф. Лазурского понятия психики и личности практически тождественны, то В.Н. Мясищев разграничивает их, указывая, что личность есть высшее психическое образование, принадлежащее к области потенциального психического. Таким образом, В.Н. Мясищев отождествляет понятия личности и системы отношений, или экзопсихики. Из конкретно-психологического описательного понятия в концепции А.Ф. Лазурского категория отношений в теории В.Н. Мясищева превратилась не только в теоретический объяснительный принцип, но и приобрела методологическое значение. Следуя традициям рефлексологии В.М. Бехтерева [18], В.Н. Мясищев рассматривал «отношение» как общий принцип изучение организма [106]. В широком смысле психику можно рассматривать как форму соотношения, а на уровне человека отношения (так как отношение предполагает существование активного субъекта) организма со средой. В этом смысле понятие «отношение» становится некоторой синтетической категорией, позволяющей рассматривать человека в единстве трёх уровней его взаимодействия с действительностью: физиологического (условно-рефлекторная временная связь), психического (психические отношения) и социального (социальные и межличностные связи субъекта с другими людьми). Личность представляет собой систему многообразных, многоуровневых и взаимосвязанных отношений;

ее характер выступает как совокупность наиболее -45 устойчивых из них, проявляющихся в ставших привычными для личности способах поведения. Опираясь на это понимание, В.Н. Мясищев выдвинул мысль о том, что превращение отношений, характеризующих определенные обстоятельства жизни человека, в его собственные отношения – обязательное условие образования структуры его характера [106], к этому же выводу приходит и Б.Г. Ананьев [5]. Итак, в своём развитии теория отношений А.Ф. Лазурского – В.Н. Мясищева прошла путь от утверждения о существовании психологических отношений как эмпирического факта к постулированию ведущей роли отношений в развитии и функционировании личности [157]. Многие положения вышеупомянутой теории актуальны и на сегодняшний день. Однако следует говорить и о некоторой эволюции категории отношения. Прежде всего, подчеркивая преломление объективных отношений личности с объектами окружающего мира через внутренний мир, ныне употребляют термин «субъективное отношение». Субъективные отношения выступают в роли своего рода костяка субъективного мира личности. Отражая реальные, объективные отношения личности с миром, они обусловливают характер ее предпочтений в различных сферах и через них влияют на все поведение в целом. В самом общем смысле под субъективным отношением в психологии понимается субъективно окрашенное отражение личностью взаимосвязей своих потребностей с объектами и явлениями мира, являющееся фактором, обусловливающим поведение [75, c. 23]. В психологии существует группа понятий, для которых, с точки зрения Б.Ф. Ломова, понятие «субъективное отношение» является родовым. Например, «личностный смысл» раскрывает субъективное отношение в смысловом аспекте, в его связи с общественно выработанными значениями, смысловая установка в мотивационном, чувства – в аффективном, ценностные ориентации – в аспекте общей направленности личности, отношения личности (по В.Н. Мясищеву) определяют субъективную позицию личности в окружающей ее действительности [102].

-46 Сущность субъективного отношения можно представить с помощью следующей модели. На исходном этапе существуют: во-первых, потребность личности, во-вторых, объект или явление мира и, в-третьих, та или иная объективная связь между ними. Затем объективная связь получает свое субъективное отражение во внутреннем мире, в результате чего объективное в своей основе отношение приобретает характер субъективного отношения личности. В случае, когда речь идет о здоровье, модель приобретает такой вид: во-первых, потребность в здоровье, во-вторых, состояние здоровья или явление мира, влияющее на здоровье и, в-третьих, объективная связь. При этом объективная связь между потребностью в здоровье и состоянием здоровья или явлением мира на него влияющим преломляется через индивидуальный опыт, полученный человеком в условиях временного снижения показателей здоровья, и через индивидуальную систему потребностей, удовлетворение которых невозможно без данной. Таким образом, субъективное отношение человека к объектам и явлениям мира определяется тем, какие именно потребности и в какой степени «запечатлены» в них. Если же в данном объекте (или явлении) не запечатлена ни одна потребность, то личность относится к нему «никак», он не охвачен ее субъективным отношением. Именно поэтому «субъективное пространство» личности не совпадает с ее «объективным пространством». В приведенной выше схеме потребность выступает как форма связи организма с внешним миром [98, с. 89]. Одновременно потребность представляет собой основной вид отношения человека к объективной действительности. Она является основным видом отношения человека к окружающему, потому что отражает связь организма с жизненно важными объектами и обстоятельствами [106]. Как всякое отношение, она подразумевает избирательную связь человека с различными сторонами окружающей действительности. Как всякое отношение, она потенциальна, т. е. выявляется при действии объекта и при известном состоянии субъекта. Как всякое отношение и даже более чем другой вид отношений, она характеризуется активностью. Если можно условно говорить о безразличном или пассивном отношении, то к потребностям этот термин неприме -47 ним даже условно, так как потребность или существует как активное отношение или не существует вовсе. От того, какие у человека потребности, какие из них выражены сильнее, какие слабее, насколько далеко они отстоят друг от друга по содержанию, в большой мере зависит своеобразие системы отношений. Личностные отношения к различным сторонам действительности становятся типичными для человека и проявляются в сделавшихся для него привычными способах поведения. Сами отношения в целом являются своеобразной психологической проекцией ценностно-потребностной сферы человека, сущность которой сильнее всего дает себя знать в его поступках. «Истинные отношения человека к действительности до определенного момента являются его потенциальными характеристиками и проявляются в полной мере тогда, когда человек начинает действовать в субъективно очень значимых для него ситуациях [60, c. 9]. Данный факт представляет дополнительную сложность анализа системы отношений в целом и отношения к здоровью в частности. Потребность в здоровье имеет в разные возрастные периоды одинаково большую, но, во-первых, потенциальную ценность, актуализирующуюся в состоянии болезни, а, во-вторых, ценность, различную по смыслу [61, 89, 117]. В среднем возрасте (до 35 лет) здоровье осознается личностью как один из необходимых источников обеспеченности. Во втором периоде среднего возраста оно имеет самостоятельную ценность. В пожилом возрасте здоровье ценится за то, что позволяет поддерживать более широкие межличностные связи. Учитывая, что потребность в здоровье ярко выражена во всех возрастных периодах и именно потребность определяет активность личности, следует задать вопрос, почему люди по-разному заботятся о здоровье? Можно назвать две причины такого поведения: 1. Различное протекание жизненных процессов определяется ритмическим характером напряжения потребностей. В зависимости от условий жизни потребность нарастает, обостряется, удовлетворяется и угасает. Безусловно, такая динамика тем более выражена, чем более органический характер имеет по -48 требность. Однако можно говорить о том, что в определенных условиях (например, состояние болезни самого человека или его близких) потребность в здоровье обостряется, а при благополучии в данной области не столько угасает, сколько снижается. 2. Потребность изначально выступает лишь как состояние нужды организма, которое само по себе не способно вызвать никакой определенной деятельности. Для того чтобы такая потребность стала основой для целенаправленного поведения, она должна получить определенность в отношении отвечающих ей внешних объектов (опредметиться) и тем самым передать функцию организации деятельности предмету, способному ее удовлетворить, – мотиву. Момент, дающий начало этому процессу, характеризуется как «встреча потребности с предметом», как «чрезвычайный акт» в ее развитии [31]. При этом, чем выше степень напряжения потребности, тем более вероятно, что последняя приведет к формированию доминирующего очага мотивации [98]. Исходя из сказанного выше, общественно значимым является такое отношение к здоровью, которое обеспечит актуализацию потребности в здоровье и устойчивую мотивацию на здоровый образ жизни. Как показывает проведенный нами теоретический анализ, с развитием представлений о важности категории «отношение» в поведении человека, определяющем, в том числе и его здоровье, появился ряд терминов, обозначающих то отношение к здоровью, которое следует развивать, которое «нужно» социуму и самому человеку для преодоления сложившегося кризиса здоровья. Для обозначения вышеуказанного отношения используются такие определения как «ответственное» [74], «осознанное» [66], «ценностное» [58], «позитивное», «рациональное», «грамотное», «правильное». Попробуем разобраться в терминологии. Ответственность может быть рассмотрена как «осуществляемый в различных формах внутренний или внешний контроль над деятельностью, отражающий социальное, морально-правовое отношение к обществу, выражающееся в выполнении принятых нравственных и правовых норм и пра -49 вил» [136, с. 67]. Ответственное отношение к здоровью – это достаточно сложное психическое новообразование. По мнению Д.В. Колесова [74], оно включает: отношение к здоровью как к ценности;

формирование представления о себе как о здоровом человеке;

переживание возможности утраты здоровья;

способность использовать в поведении всю информацию, которая служит сохранению и укреплению здоровья. На наш взгляд данная структура ответственного отношения не отражает принципиальных моментов смысла данного термина. Применение термина «ответственное отношение» очерчивает положительный знак такого отношения. Однако отношение к здоровью как к ценности в данном случае детерминировано извне требованиями общества. Любая же внешняя детерминация качественно уступает внутренней [163]. Ценность здоровья здесь выступает как «навязанная» ценность. Более того, по уже указанным выше причинам человек никогда не использует в поведении всю информацию, которая служит сохранению и укреплению здоровья. В.М. Кабаева предлагает использование термина «осознанное отношение» к здоровью [66]. Согласно ее мнению, отношение к здоровью представляет собой систему индивидуальных, избирательных связей личности с различными явлениями окружающей действительности, способствующими или, наоборот, угрожающими здоровью людей, а также определенную оценку индивидом своего физического и психического состояния. Субъект, владеющий здоровьем – это сам гражданин. Здоровье принадлежит ему на правах личной собственности. Он может по своему личному и свободному выбору улучшать или, наоборот, ухудшать свое здоровье. Когда человек самостоятельно и осознанно распоряжается своим здоровьем, он фактически реализует право на свое здоровье. Он реализует самостоятельно и ответственно свой потенциал, свои возможности развития. Ограничения вводятся в нескольких случаях: во-первых, когда ущемляются интересы других граждан;

во-вторых, когда речь идет об ограниченно дееспособных -50 гражданах, в частности, детях. Соглашаясь с определением отношения к здоровью, данному В.М. Кабаевой, а также ее рассуждениями относительно необходимости самостоятельно и осознанно распоряжаться своим здоровьем, мы считаем нужным обратить внимание на существенный недостаток ее концепции. Безусловно, без осознания своего отношения к чему-либо вообще и к здоровью в частности, невозможно изменить поведение человека в сторону улучшения. Тем не менее, мы считаем, что при применении понятия «осознанное отношение к здоровью» не очерчивается его знак (позитивное или негативное отношение), поэтому, с одной стороны сохраняется право выбора собственной позиции, а с другой, возникает опасность осознанного ухудшения здоровья. В таком случае возникает вопрос: «Действительно ли обществу для решения проблемы здоровья достаточно осознанного отношения к здоровью?» Термин «ценностное отношение», согласно нашим представлениям, так же, как и термин ответственное ограничивает знак: такое отношение является позитивным. Более того, в данном случае речь однозначно идет о внутренней детерминации поведения, о ценности здоровья для себя, исходя из личной значимости. Применение любого из вышеперечисленных терминов для обозначения того отношения к здоровью, которое следует развивать, казалось бы, является допустимым, поскольку каждый из них подчеркивает отдельную сторону этого отношения: ответственность перед обществом, осознанность и ценность для себя. И все-таки обществу необходимо такое отношение к здоровью, которое было бы одновременно осознанным, ценностным и ответственным. В таком случае проблема выбора термина сохраняется. На наш взгляд понятие «осознанное отношение» является более общим, чем понятие «ценностное». Осознанность может быть рассмотрена как общее свойство негативного, ценностного, ответственного отношения к здоровью, а при целенаправленном осуществлении процесса развития ценностного отношения к здоровью выступать в роли одного из его важных этапов. Осознанность отношения к здоровью необходима, но не -51 достаточна для преодоления сложившегося кризиса. В свою очередь ответственное отношение есть более чем вероятное следствие ценностного. Таким образом, направив усилия на развитие ценностного отношения к здоровью, одновременно мы обретем его осознанность и ответственность. Ценностное отношение к здоровью следует рассматривать как центральный элемент валеологической культуры личности. В свою очередь, валеологический компонент необходимо понимать как составляющую культуры личности в целом [94]. Сказанное выше проливает свет на эволюцию понятия «отношение» и понимание ценностного отношения как общественно значимого, оставляя в тени аспект рассмотрения его как многоуровневой категории, способной при наличии необходимых условий к совершенствованию и развитию, что является недопустимым, поскольку непосредственно связано с возможностью изменения поведения человека в области здоровья. Как и любая многоуровневая категория, отношение в целом и отношение к здоровью, в частности, имеет свою структуру. Структура (от лат. Structure – строение, устройство, связь) – это определенная взаимосвязь, взаиморасположение составных частей;

строение, устройство чего-либо [23]. По мнению Г.С. Никифорова, к основным составляющим любого отношения к здоровью относятся когнитивная, поведенческая и эмоциональная [117]. Структуру отношения к здоровью можно представить в виде схемы, изображенной на рис. 3. Когнитивная составляющая отношения к здоровью заключается в осознании собственного состояния. На понимание своего состояния как здорового или болезненного влияют многие факторы социальной и психологической природы, например, психологическая компетентность личности [2, 20]. Поведенческая составляющая реализуется в поступках человека, его активности. Присущая человеку активность может быть разделена на два потока – экстраактивность и интроактивность. Когда активность, направленная вовне, встречает какие-либо преграды, она не реализуется полностью. Неудовлетворенность результатами проявления внешней активности приводит к накоплению отрицательных оценок собственных достижении. Это постепенно снижает -52 Составляющие отношения к здоровью Когнитивная Поведенческая Эмоциональная 1) Функции составляющих:

– Поддержание внутренней согласованности личности. – Гармонизация ее отношений с миром. – Обеспечение условий личностного роста. 2) Реализация составляющих Проявляется в Проявляется в поРаскрывается в доосознании собстступках человека, минирующем насвенного состояния его активности троении личности 3) Характеристики психических структур, отвечающих за состояние здоровья личности Сформированность представлений о здоровье и болезни Стратегии активного поведения по укреплению здоровья и преодолению болезни Позитивный эмоциональный настрой, связанный с отношением к здоровью, к себе, к другим, к жизни 4) Центральная детерминанта составляющих Социальная Социальная Внутриличностная Рис. 3. Структура отношения к здоровью мотивацию к самореализации себя в делах, в социальном взаимодействии и влиянии. Происходит перераспределение энергии в сторону большей внутренней активности, что проявляется в усилении стремления к самоизменению и самосовершенствованию [117]. Эмоциональная составляющая отношения к здоровью полнее всего раскрывается в доминирующем у личности настроении. Повышенное, бодрое, жизнерадостное настроение приводит к повышению жизненного тонуса и психологической устойчивости, защищает от болезней и создает основу для выздоровления у больных. С другой стороны, ощущения своего здоровья, своих душевных и физических сил, телесного благополучия являются фактором, предрасполагающим к устойчивому, радостному, работоспособному настроению.

-53 Настроение отражает особенности телесного, душевного и духовного бытия человека [117]. Физическое состояние человека всегда так или иначе отражено в настроении. Чувственную основу настроения образуют, согласно С.Л. Рубинштейну, органическое самочувствие, тонус жизнедеятельности организма и те разлитые, слабо локализованные органические ощущения (интероцептивной чувствительности), которые исходят от внутренних органов. Однако это лишь чувственный фон, который у человека редко имеет самодовлеющее значение. Физическое самочувствие человека зависит, за исключением резко выраженных патологических случаев, в значительной мере от того, как складываются взаимоотношения человека с окружающим, как он осознает и расценивает происходящее в его личной и общественной жизни [123]. Когнитивная составляющая отношения к здоровью непосредственно связана с определенными социальными представлениями о здоровье, господствующими в конкретном сообществе. Эмоциональная составляющая предполагает использование внутриличностных ресурсов, доступ к которым может быть в силу различных причин затруднен. Поведенческая составляющая определяется характером включенности субъекта в социальную практику оздоровления. Если в эмоциональном отношении к собственному здоровью и его ресурсам проявляется индивидуально-личностное своеобразие, субъективность, то когнитивный и поведенческий компоненты – это в значительной степени интерперсональные феномены, поскольку их форма и содержание определяется характером распространенных социальных представлений и выработанных культурой стратегий или практик оздоровления. Иными словами, культура, формируя эталонные представления о здоровье и оздоровительные техники, так или иначе определяет, как следует воспринимать состояние своего здоровья и что предпринимать для его укрепления. Исходя из представлений о трех взаимосвязанных составляющих, можно предположить, что содержание и согласованность этих составляющих у людей с разным отношением к здоровью будет отличаться. Определение структурных -54 характеристик ценностного отношения к здоровью, выделение показателей указанных характеристик и выбор методик их изучения представляют собой одно из направлений исследования ценностного отношения к здоровью, разрабатываемых в настоящее время [108]. На наш взгляд, поскольку развитие ценностного отношения к здоровью преследует цель изменения поведения человека в данной области, подходить к исследованию данной проблемы целесообразнее через изучение подструктур сознания, определяющих поведение. Отношение к здоровью иногда обозначают термином «валеоустановка». Однако, если понятие «установка» применять в том исходном смысле, который оно приобрело в классических экспериментах Д.Н. Узнадзе, то речь идет о «целостном состоянии Субъекта», которое не является сознательным, но представляет «своеобразную тенденцию к определенным содержаниям сознания» [140]. Здесь имеет место не просто какое-нибудь из содержаний психической жизни, а «момент ее динамической определенности», т. е. направленности на определенную активность. Соответственно, валеоустановка определяет личность в ее направленности на поддержание здоровья и преодоление болезни;

она характеризуется готовностью к определенному способу восприятия, отношения и реагирования в ситуациях, затрагивающих здоровье Субъекта. Как указывает В.Н. Мясищев, установка (динамический стереотип) полностью определяется прошлым опытом. «Сознательное отношение, вырастая из прошлого ориентируется на перспективы будущего. Поэтому ни со стереотипом, ни с установкой его отождествлять нельзя» [106, с. 32]. Исходя из сказанного выше, валеоустановку можно определить как психическое образование, включающее три компонента, соответствующие, но не идентичные таковым по содержанию в структуре сознательного отношения: 1) Когнитивный – представления о здоровье (здоровом образе жизни) и о болезни;

2) Эмоционально-оценочный – эмоциональное отношение к проблемам здоровья и болезни, их субъективная оценка;

3) Поведенческий – стереотипы поведения, направленные на поддержа -55 ние здоровья и преодоление болезни [30]. Таким образом, существуют два взаимосвязанных вида субъективного отношения к здоровью: осознанное (сознательное) и неосознанное (валеоустановка). Исследуя проблему развития ценностного отношения к здоровью мы ведем речь о развитии сознательного отношения, рассматривая существующие установки личности, как одно из условий, определяющих эффективность указанного процесса. Проблеме ценностного отношения к здоровью и здоровому образу жизни посвящены диссертационные исследования Е.В. Водневой, Т.В. Сущенко, В.С. Кучменко, В.Н. Беленова, С.А. Чайникова, Л.Н. Овчинниковой. Анализ работ этих авторов позволил выделить в них ряд интересующих нас особенностей. Во-первых, все названные авторы формулируют проблему ценностного отношения к здоровью и здоровому образу жизни как проблему его формирования. Мы формулируем эту же проблему как проблему развития ценностного отношения к здоровью. Выявленное отличие требует пояснений. Поскольку формирование – это субкатегория развития, применяемая к социальнокультурным структурам и представляющая собой оформление (обретение формы) и совершенствование (обретение совершенного образа) [129], то термины «формирование» и «развитие» не противоречат друг другу. Однако удивителен тот факт, что ни в одной из указанных работ нами не встречено ни определение термина «формирование», ни позиции авторов о соотношении терминов «формирование» и «развитие». Во-вторых, отдельные авторы (С.А. Чайников и Л.Н. Овчинникова) формулируют проблему как проблему формирования ценностного отношения к здоровому образу жизни, а не к здоровью. Как указывает Л.Н. Овчинникова, здоровый образ жизни это одновременно и терминальная (инициирует становление потребностей в здоровой жизни), и инструментальная ценность (служит средством сохранения здоровья). А подобная двойственность, по ее мнению, подтверждает возможность перехода ценностей-целей в ценности-средства и -56 наоборот, описанную В.П. Бездуховым [14]. Мы в данном случае придерживаемся точки зрения В.Н. Беленова, заключающейся в том, что формирование потребности в здоровом образе жизни происходит в процессе реализации ценностного отношения к здоровью [15]. Здоровый образ жизни – это проявление ценностного отношения к здоровью, инструмент достижения здоровья, и он не может рассматриваться как терминальная ценность. Поэтому следует вести речь о развитии ценностного отношения к здоровью. По причине первостепенности ценностного отношения к здоровью, а не к здоровому образу жизни, не обоснованы, на наш взгляд, и утверждения С.А. Чайникова о том, что аксиологическая функция здорового образа жизни реализуется не непосредственно, а опосредовано через систему установок и личностных отношений [146]. В-третьих, во всех случаях формирования ценностного отношения к здоровью и здоровому образу жизни, авторы исходят из представлений о структурных компонентах отношения к здоровью. На наш взгляд, проблему развития ценностного отношения к здоровью необходимо рассматривать на уровне подструктур сознания, определяющих поведение. В-четвертых, у названных авторов отмечается двойственность позиции относительно того, может ли здоровье выступать как терминальная ценность. Так, например, В.Н. Беленов придерживается мнения П.В. Бундзена [25] и считает, что здоровье, хотя и является высшей ценностью, но не может быть целью (самоцелью) жизни. Л.Н. Овчинникова, следуя методике «Ценностные ориентации» М. Рокича, который является автором рассматриваемой классификации ценностей, понимает здоровье как терминальную ценность и отмечает по результатам исследования низкий уровень представленности здоровья в списке терминальных ценностей. По нашему мнению, здоровье должно быть одной из главных целей в жизни, самоцелью. Иначе здоровье будет использоваться в качестве средства (а не выступать условием, как указывает В.Н. Беленов) достижения всех остальных значимых ценностей и отношение к нему не будет ценностным.

-57 В-пятых, все перечисленные авторы анализируют проблему формирования ценностного отношения к здоровью с точки зрения педагогики. Поэтому, несмотря на накопленный опыт изучения ценностного отношения к здоровью, по-прежнему отсутствуют четкие представления о психологических составляющих указанного процесса. В большинстве случаев авторы останавливаются на психологических представлениях о структуре отношения к здоровью и философской концепции ценностного отношения М.С. Кагана [68]. При чем в диссертации В.Н. Беленова присутствует даже попытка оценить интегральное понимание ценностного отношения как мировоззрения (М.С. Каган) с позиций структурных компонентов каждого конкретного отношения, что вскрывает недопонимание автором и одной, и другой теории. Вызывает сомнение и приведенный В.Н. Беленовым перечень ценностей, которые создает здоровье (например, материальные, физические), поскольку названные ценности существуют и сами по себе. Хотя, возможно, объяснением применения термина «создает» является согласие автора с критериями «важности» и «подлинности» ценности Парсонса [15]. Мы совершенно согласны с утверждением необходимости для изменения отношения к здоровью такой деятельности, которая предполагает участие испытуемого в деятельности как полноправного субъекта педагогического процесса, поскольку именно такая деятельность сопровождается напряженной работой его сознания (В.Н. Беленов, В.С. Кучменко). Выявленные в исследованиях Л.Н. Овчинниковой и Е.В. Водневой педагогические условия формирования ценностного отношения к здоровью – это, по сути дела, характеристики, которым, по мнению авторов, должны соответствовать средства эффективного формирования указанного отношения. Признавая тот факт, что условия, влияющие на эффективность процесса развития ценностного отношения к здоровью, должны учитываться при разработке средств его развития, мы считаем, что каждое условие требует самостоятельного экспериментального изучения. В-шестых, работы указанных авторов посвящены формированию ценностного отношения к здоровью у разных социальных групп: у дошкольников -58 (Е.В. Воднева), у школьников (Е.В. Воднева, В.С. Кучменко, В.Н. Беленов), у педагогов высшей школы (С.А. Чайников), у руководителей образовательных учреждений (Т.В. Сущенко), у будущих учителей (Л.Н. Овчинникова). Наибольший интерес для нас представляет диссертационное исследование Л.Н. Овчинниковой «Формирование ценностного отношения к здоровому образу жизни будущего педагога» как опыт изучения рассматриваемой проблемы. Наряду с уже отмеченными выше нашими расхождениями с автором во мнениях, касающимися понимания здорового образа жизни как самостоятельной ценности и описания условий формирования ценностного отношения к здоровью, могут быть отмечены еще некоторые вопросы. В работе Л.Н. Овчинниковой поставлена цель выявления, определения и обоснования условий формирования ценностного отношения к здоровому образу жизни у будущего педагога и разработка технологической модели процесса. Однако, на наш взгляд, условия – это составная часть разрабатываемой модели, что и подтверждает дальнейшее ее описание автором. Согласно предложению автора, технологическая модель должна предусматривать систему показателей сформированности ценностного отношения к здоровому образу жизни у будущего педагога, распределенных по трем уровням: низкому, среднему и высокому. Показателем высокого уровня сформированности поведенческого компонента, по мнению Л.Н. Овчинниковой, может служить изменение хотя бы одного компонента поведения, зафиксированное по результатам анкетирования (вопрос: «Изменялось ли как-то Ваше поведение?»), а показателем среднего уровня сформированности может выступить неудачная попытка изменения поведения. Оценивая полученные изменения на основании выделенных показателей, автор делает заключение о том, что в большинстве случаев после эксперимента испытуемые обладают средним уровнем сформированности ценностного отношения к здоровью. Формирование – это субкатегория развития, а развитие подразумевает акт развития, который либо совершается (тогда отношение к здоровью становится ценностным), либо не совершается (тогда отношение к здоровью не является -59 ценностным) [129]. Исходя из этой точки зрения выделение низкого, среднего и высокого уровней сформированности ценностного отношения само по себе не правомерно. В таком случае можно вести речь либо о сформированности ценностного отношения к здоровью (стадиальное развитие), либо о накоплении позитивных изменений, предшествующих акту развития, переходу на новую стадию (функциональное развитие). Если все же предположить, что выделение уровней сформированности ценностного отношения к здоровью может иметь место, выбранные автором показатели не соответствуют описанным уровням сформированности ценностного отношения к здоровью, поскольку изменение одного компонента поведения не может быть свидетельством высокого уровня сформированности ценностного отношения к здоровью, а неудачная попытка изменения поведения – свидетельством среднего уровня сформированности. Таким образом, из-за «занижения» показателей получены необъективные «завышенные», хотя и статистически подтвержденные результаты. Справедливее было бы по завершению эксперимента оценивать не изменение уровня сформированности ценностного отношения к здоровью, а отмечать наличие позитивных изменений в структурных компонентах отношения к здоровью. Развитие ценностного отношения к здоровью – длительный, сложный процесс, который не может быть столь эффективно осуществлен в результате непродолжительного эксперимента. Подводя итог анализа современных диссертационных исследований (2001-2004 г.г.), посвященных проблеме развития ценностного отношения к здоровью и здоровому образу жизни, необходимо отметить не освещенность вопроса о психологической сущности указанного процесса, недостаточное раскрытие механизмов и средств развития ценностного отношения к здоровью, неполную экспериментальную изученность условий его развития, что свидетельствует о важности изучения психологических составляющих рассматриваемого процесса, подтверждает актуальность настоящего исследования и обосновывает его цель. Развитие представляет собой процесс качественных изменений сущест -60 вующей реальности [129], переход из одного состояния в другое, более совершенное [135]. Развитие ценностного отношения к здоровью в первую очередь подразумевает изменение уже существующего отношения, поэтому нами разработана схема изменения отношения к здоровью, представленная на рис. 4.

Индивидуальные характеристики Система потребностей Усвоенные нормы, ценности и эталоны Исходное отношение личности к здоровью Привычные способы поведения Направленные социальные воздействия Подструктуры сознания, определяющие поведение Изменение состояния организма на эмоциональном уровне Осознание собственного состояния и анализ его причин Обесценивание поступающей информации Изменение отношения к здоровью Позитивные Изменение поведения Новые способы поведения Фиксация Привычные способы поведения Негативные Рис. 4. Процесс изменения отношения к здоровью.

-61 Как видно из схемы, исходное отношение личности к здоровью, определяется сложившейся системой потребностей, индивидуальными характеристиками, а также усвоенными традициями, нормами, ценностями и характеризуется использованием привычных для человека способов поведения в области здоровья. Привычному поведению соответствует привычное состояние организма на физическом и эмоциональном уровнях. Под действием внешних (направленное или ненаправленное социальное воздействие, неизвестные ранее явления мира и другие факторы) или внутренних (изменение состояния здоровья) причин может происходить изменение в подструктурах сознания, определяющих поведение. В таком случае человек испытывает ощущение дискомфорта и стремится вернуться к привычному состоянию, поэтому производится поиск причин возникшей ситуации: анализу подвергаются поступившая информация, привычные способы поведения, исходное отношение к здоровью и определяющие его факторы. В результате описанной деятельности может измениться отношение личности к здоровью. Однако подструктура отношений чрезвычайно устойчива, поэтому часто отношение остается неизменным, а, следовательно, осуществляется возврат к привычным способам поведения. Устойчивость подструктуры отношений поддерживается действием механизма обесценивания поступающей информации. Если изменение отношения к здоровью все же произошло, оно приводит к изменению поведения в позитивную или в негативную сторону. Изменяя поведение, человек применяет новые способы поведения. Эти способы могут стать привычными (данная форма поведения может фиксироваться как своя собственная). Внешние и внутренние причины, изменяющие состояние организма многообразны, поэтому процесс осознания собственного состояния и анализа его причин может протекать у каждого человека бесконечное множество раз. И только совокупный результат многократных повторений данного процесса определяет отношение личности к здоровью в целом. Таким образом, отношение -62 к здоровью складывается постепенно, в течение длительного промежутка времени. Ценностное отношение к здоровью представляет собой сложное психическое новообразование, характеризующееся сформированностью знаний и представлений о здоровье как о ценности, позитивной валеологической активностью, осознанностью отношения к здоровью, терминальным характером ценности здоровья, сформированностью умений и навыков сохранения и укрепления здоровья, способствующее длительным позитивным изменением поведения. Приведенная выше схема позволила нам выявить и описать психологическую сущность, механизм и психологические составляющие развития ценностного отношения к здоровью (внутриличностные условия и средства изучаемого процесса). Психологическая сущность процесса развития ценностного отношения к здоровью заключается в многократном повторении последовательных изменений на уровне сознания и поведения личности: – изменения в подструктурах сознания, определяющих поведение;

– изменение состояния организма на эмоциональном уровне;

– осознание собственного состояния и поиск его причин;

– позитивное изменение отношения к здоровью;

– позитивное изменение поведения в области здоровья;

– использование новых позитивных способов поведения;

– превращение новых способов поведения в привычные;

Механизмом развития ценностного отношения к здоровью является целенаправленная активная деятельность субъекта по разрешению противоречия между осознанием ценности здоровья и реальным поведением. Действие указанного механизма опосредовано психологическими составляющими (внутриличностными условиями и средствами) развития ценностного отношения к здорвью. Внутриличностными условиями, влияющими на результат развития ценностного отношения к здоровью выступают индивидуальные характеристики -63 (уровень субъективного контроля, самооценка, уровень притязаний, мотивация к успеху и избеганию неудач) как основа своеобразия реакции личности на воздействия извне;

потребности (в первую очередь, потребность в здоровье) как форма связи организма с внешним миром;

усвоенные нормы, ценности и эталоны как составляющие прошлого опыта личности, определяющие специфику исходного отношения к здоровью. Средствами развития ценностного отношения к здоровью, являются направленные социальные воздействия, заключающиеся в предоставлении испытуемым значимой информации о здоровье. Критериями выбора содержания информации являются соответствие специфике потребности в здоровье данной группы испытуемых и возможность использования в будущей профессиональной деятельности. Способом, повышающим значимость получаемой информации, выступает активизация деятельности испытуемых, направленной на самопознание, рефлексию, расширение представлений о выбранной профессии, коллективное и индивидуальное творчество через использование интерактивных методов. Выводы к главе 1 1. Позитивное научное определение здоровья как комплексного понятия следует искать исходя из такого понимания здоровья, которое представляет собой единство опирающегося на компенсаторные возможности организма адаптационного подхода и исходящего из системы ценностей человека (как центральных ориентиров его поведения) креативного подхода. В условиях кризиса культуры и общества, сложившихся в современной России, особенно актуальна разработка ценностных отношений и в целом аксиологического подхода в исследовании здоровья. 2. С точки зрения психологического подхода, проблема сохранения и укрепления здоровья – это проблема развития ценностного отношения личности к собственному здоровью, которое представляет собой сложное психическое новообразование, способствующее длительным позитивным изменениям поведе -64 ния. Важным звеном развития такого отношения личности к собственному здоровью выступает каждый конкретно взятый учитель как проводник ценностного отношения к здоровью. 3. Развитие ценностного отношения к здоровью – длительный, сложный процесс, который заключается в многократном последовательном повторении изменений на уровне сознания и поведения личности. Одним из центральных механизмов процесса развития ценностного отношения к здоровью выступает самостоятельная активная деятельность субъекта по преодолению противоречия между осознанием ценности здоровья и реальным поведением, опосредуемая влиянием психологических составляющих. 4. Психологическими составляющими развития ценностного отношения к здоровью выступают внутриличностные условия: индивидуальные характеристики, система потребностей, усвоенные нормы, ценности и эталоны и средства развития: направленные социальные воздействия, заключающиеся в предоставлении испытуемым значимой информации о здоровье.

-65 Глава 2. Экспериментальное исследование ценностного отношения к здоровью у студентов 2.1. Программа развития ценностного отношения к здоровью В основу создания программы развития ценностного отношения к здоровью были положены представления о механизме и психологических составляющих указанного процесса. Содержание программы отражено в табл. 1. Как видно из таблицы, предложенная программа включает четыре компонента: исходно-диагностический, содержательно-деятельностный, оценочноТаблица 1 Программа развития ценностного отношения к здоровью у студентов педагогического вуза.

Процессы, составляющие этап результирующий, определяюще-перспективный.

Стадии процессов Планируемые действия I. Исходно-диагностический компонент (констатирующий этап) 1. Изучение 1.1. Подготовка Выбор методик, разработка анкет для изучения исисходного ходного отношения испытуемых к здоровью отношения 1.2. Реализация Проведение разработанной диагностической процеиспытуемых дуры к здоровью 1.3. Обработка и Обработка и сравнение данных, полученных в групанализ полученных пах учителей, учеников и студентов данных 2. Изучение 2.1. Подготовка Разработка критериев и выбор контингента исследосистемы инвания;

выбор индивидуальных характеристик и медивидуальтодик для их изучения;

выбор центральной деных характерминанты отношения к здоровью. теристик 2.2. Реализация Проведение разработанной диагностической процедуры. 2.3. Обработка и Обработка полученных данных;

формирование эксанализ полученных периментальных групп на основании выбранной деданных терминанты;

статистическая обработка данных о специфике индивидуальных характеристик представителей разных экспериментальных групп, выявление общих тенденций. 2.4. Получение об- Разработка индивидуальных характеристикратной связи рекомендаций, касающихся отношения испытуемых к здоровью;

ознакомление испытуемых с ними и получение сведений о согласии с представленными результатами -661 2 II. Содержательно-деятельностный компонент (формирующий этап) 1. Формиро- 1.1. Подготовка Формулирование целей и задач;

выделение критеривание и разев отбора информации;

разработка творческих задавитие ценний и содержания занятий в целом;

выбор диагноностного стических методик;

разработка тематического плаотношения к нирования. здоровью в 1.2. Реализация Проведение разработанных занятий ходе прове- 1.3. Обработка и Обработка и анализ результатов самодиагностики, дения сис- анализ полученных анкетирования, выполнения творческих заданий темы заня- данных тий 2. Изучение 2.1. Подготовка Выбор аспектов самонаблюдения;

разработка бланка и совершенКарты самонаблюдения;

выбор критериев анализа ствование 2.2. Реализация Организация работы испытуемых с Картой самонаумения плаблюдения нировать 2.3. Обработка и Анализ Карт самонаблюдения испытуемых с целью коррекцианализ полученных детализации их отношения к здоровью;

выявление онную дея- данных сформированности умения планировать коррекционтельность ную деятельность III. Оценочно-результирующий и определяюще-перспективный компоненты 1. Изучение 1.1. Стадия подго- Выбор методик для оценки степени успешности эксэффективтовки перимента ности про- 1.2. Реализация Проведение разработанной диагностической процеведенного дуры эксперимен- 1.3. Стадия обра- Статистическая обработка данных, полученных до и та и опреде- ботки и анализа дан- после эксперимента ление его ных перспектив Исходно-диагностический компонент программы соответствует констатирующему этапу эксперимента и включает два процесса: изучение особенностей исходного отношения испытуемых к здоровью;

изучение системы индивидуальных характеристик как одного из условий, влияющих на эффективность процесса развития ценностного отношения к здоровью, с целью детализации разработанной модели. Содержательно-деятельностный компонент программы представляет собой формирующий эксперимент, цель которого – развитие ценностного отношения к здоровью. Реализация данной цели осуществлялась через работу с характеристиками подструктур сознания, определяющих поведение, с учетом их исходного состояния. При этом решались следующие задачи:

-67 1. Расширить знания и представления будущих учителей по проблеме исследования. 2. Способствовать формированию умения планировать коррекционную деятельность. 3. Развивать осознанность отношения к здоровью. 4. Стимулировать собственную активность испытуемых через включение их в работу по планированию и осуществлению коррекционной деятельности, проведению самоанализа, самонаблюдения;

создание ситуаций выбора модели поведения, творческого поиска решения поставленных задач. 5. Развивать представления о здоровье как самоценности. В таблице 1 (приложение 1, стр. 2) приведены обобщенные сведения о содержательно-деятельностном компоненте программы развития ценностного отношения к здоровью. Как видно из этой таблицы, предлагаемая система занятий соответствует поставленным задачам. Разработанные занятия (см. приложение 1, стр. 3-7) предполагают включенность каждого испытуемого в обсуждение рассматриваемой проблемы. Во многом проблема нежелания участвовать в работе снимается благодаря игровой форме проведения отдельных занятий и большой роли собственной активности студентов, их задействованности в процессе обучения. Еще одним преимуществом разработанных занятий следует считать возможность использования материалов занятий в будущем при работе в школе. Поскольку выбор студентов как основной группы испытуемых мы связываем с перспективой их будущей профессиональной деятельности, указанное преимущество значимо не только для них самих, но и для общества в целом. Проблема сохранения и укрепления здоровья не может быть решена с помощью чисто информационного подхода. Поэтому предлагаемая нами система занятий соответствует информационно-потребностному подходу, широко применяемому рядом авторов из Санкт-Петербурга под руководством Г.К. Зайцева [58]. Основная идея указанного подхода заключается в том, что полученные знания применяются человеком только тогда, когда они удовлетворяют ка -68 кую-либо его потребность. Теоретической основой подхода выступает теория потребностей П.В. Симонова. Исходя из основной идеи данного подхода, выбор информации для проведения занятий производился с учетом следующих критериев: 1. Соответствие проблемам, актуальным для испытуемых в данный период времени. 2. Значимость для будущей профессиональной деятельности испытуемых. Выбор методов, видов работы и форм организации занятий осуществлялся на основании поставленной задачи стимулировать собственную активность испытуемых. Пристальное внимание к организации собственной активности испытуемых в ходе разработки занятий вызвано тремя причинами: во-первых, пониманием личности как движущей силы развития [20];

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.