WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ БАЛАНДИНА ЮЛИЯ ЮРЬЕВНА ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ИСПАНСКИХ ГОРОДОВ НА СЕВЕРЕ АФРИКИ 07.00.03 – всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени

кандидата исторических наук Научный руководитель: Д.и.н., доцент. Волосюк О.В.

Москва – 2003 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение (с. 3-30) Глава I Социально-экономическое и политическое развитие Сеуты и Мелильи от основания до европейского завоевания в XV в. (с.31-45) Глава II Социально-экономическое и политическое развитие городов Сеуты и Мелильи и их значение в международных отношениях после испанского завоевания. (с.46-83) §1. Завоевания Португалии и Испании в Северной Африке. Роль Сеуты и Мелильи в средиземноморской политике иберийских государств в XV - конце XVII вв. (с.46-67) (с.68 §2. Англо-французские интересы на севере Африки и проблема испанизации городов Сеуты и Мелильи (конец XVII – XIX вв.) -83) Глава III Социально-экономическое и политическое развитие Сеуты и Мелильи и испано-марокканские отношения в XX в. (с.84--163) §1. Положение Сеуты и Мелильи в составе испанского протектората на севере Марокко (н. ХХ в. – сер. 50-х гг. ХХ в.) Мелильи после 1956 г. (с.113 -129) §3. Вопрос о принадлежности Сеуты и Мелильи в испаномарокканских отношениях сер. 50-х – конец 90-х гг. ХХ в. (c.130-163) Заключение (с.164-168) (с.169-180) Список источников и литературы. (c84-113) §2.Некоторые проблемы социально-экономического развития Сеуты и Введение.

Есть такие места на земле, где пересекаются дороги, судьбы государств, народов и цивилизаций. С глубокой древности такими местом являлось Средиземноморье, служившие неким «мостом» между Востоком и Западом, Европой, Азией и Африкой. В последние годы в исторической науке уделяется все большее внимание контактным зонам, одним из наиболее ярких примеров которых и является Средиземноморье. Здесь переплелось взаимовлияние европейского, африканского и ближневосточного факторов. На основе взаимодействия разнообразных культур сформировался средиземноморский синтез, который определяет общую мировую тенденцию и взаимовлияние историко-культурных и цивилизационных компонентов древности и до наших дней.1 В античности и средневековье преобладание на море составляло важную предпосылку гегемонии в Европе и Азии. Гибралтарский пролив и все Западное Средиземноморье являлись «пропускными воротами» в Атлантику, а, следовательно, предметом острого соперничества различных держав. И в настоящее время важнейшее стратегическое положение Западного Средиземноморья обусловливает интерес к этому региону не только со стороны расположенных там европейских и североафриканских стран, но и США, и НАТО. Именно поэтому проблемы Средиземноморья были в истории человечества, начиная с включены в Хельсинский заключительный акт по безопасности и сотрудничеству в Европе, этой теме особое внимание уделялось на конференциях в Белграде, Мадриде и на Мальте. Вопросы безопасности в Европе и во всем средиземноморском регионе взаимосвязаны. Это в свою очередь предполагает развитие диалога между севером и югом Средиземноморья. В рамках этого диалога в декабре 1995 г. в Барселоне была проведена Евро-средиземноморская конференция, в ходе которой 15 стран ЕС и 12 средиземноморских стран подписали ряд соглашений, касающихся оружия обеспечения массового региональной уничтожения, безопасности, регулирования нераспространения легальной и борьбы с нелегальной эмиграцией, создания к 2010 году зоны свободной торговли, борьбы с терроризмом, защиты окружающей среды и т.д. Однако в рамках проблемы региональной безопасности существует еще ряд вопросов, по которым стороны не могут прийти к согласию и принять окончательного решения. Среди наиболее актуальных из них – проблема Сеуты и Мелильи. Гибралтарский пролив является «пропускными воротами» в Атлантику, а, следовательно, предметом острого соперничества различных держав. На североафриканском побережье Средиземного моря горная цепь Рифа образовала четыре небольшие бухты с расположенными в них городами – Танжер, Сеута, Альхусемас и Мелилья – открытыми и как бы больше развернутыми географически и исторически к Европе. Один из них – Танжер – принадлежит Марокко, а три оставшихся – Сеута, Мелилья и Альхусемас –относятся в настоящее время к Испании.2 Проблеме развития 1 Чубарьян А.О. Введение.//Европейский альманах.1997. История. Традиции. Культура. М.1998.С.5. Сеута (площадь 19 кв.км и население около 90 тыс. чел.) и Мелилья (площадь 12,3 кв.км и население около 80 тыс. чел.) считаются «большими» испанскими территориями на севере Африки, Сеуты и Мелильи, их роли в истории Средиземноморья и посвящена данная работа. Эти крошечные участки суши – своеобразные «маяки» на море, служившие форпостами между континентами с того момента, как там обосновался человек. Сеута и Мелилья обозначают границу, раздел между двумя берегами, двумя культурами, Африки и Европы, и, одновременно, являются точками их соприкосновения, их единения. Здесь веками интенсивно проходили процессы интеграции, этнических смешений, культурного обмена. С древних времен в этом районе Средиземноморья активно развивались контакты между проживавшими здесь народами, что позволяет историкам и культурологам говорить о формировании неких общих черт средиземноморской культуры, в которой большую роль сыграли и берберы, и арабы, населявшие Магриб, и предки современных испанцев.3 Уже географическое положение этих городов определило их судьбы, их особое значение в политике, стратегии, торговле Средиземноморья. В истории этого региона всегда было так, что тот, кто владел одним берегом пролива, хотел доминировать и на противоположном берегу, либо с целью осуществления своих экспансионистских планов, либо чтобы предупредить экспансионистские планы других. Сеута и Мелилья веками оказывались в эпицентре завоевательных походов, проходивших через Магриб и Испанию. Их грабили, фактически стирали с лица земли, но они вновь возрождались, поскольку их выгодное торгово-стратегическое положение привлекало страны, желавшие господствовать в Средиземном море.

а, Альхусемас, а так же Пеньон-де-Велес-де-Гомера и Чафаринские острова – «малыми», имеющими значение для обеспечения безопасности испанских больших территорий и обеспечения судоходства через Гибралтарский пролив. 3 См.например: Бродель Ф. История моря и суши.//Европейский альманах.Ук.соч.С.7-13.

Города Русадир (Мелилья) и Абила (Сеута) были созданы как финикийские фактории, и представляли собой нечто вроде греческого полиса - города государства. Такое их существование продолжалось и в римский период, и при византийцах, т.е. вплоть до прихода арабов. Но, став интегрированной частью арабских халифатов, последовательно сменявших друг друга, города не потеряли своего самостоятельного торгового значения и определенной независимости в управлении и внешних связях. С завоеванием Сеуты и Мелильи испанцами города больше замыкаются в себе. На севере Африки испанцы пытались как можно дальше отодвинуть границы вглубь Магриба, создав своеобразную буферную зону, чтобы предотвратить возможные влияния или завоевания арабов. В этой борьбе главная роль отводилась именно Сеуте и Мелилье. До сегодняшнего дня контроль над Сеутой и Мелильей дает Испании военно-стратегические преимущества, против чего выступает Марокко, которое настаивает на колониальном статусе этих городов и требует применения к ним принципа деколонизации. Таким образом, актуальность темы исследования определяется, с одной стороны, важностью решения проблем безопасности в Европе и в Средиземноморском регионе, поскольку оба города занимают принципиальное стратегическое положение в его западной части, а Сеута имеет еще и значение, как военно-морская база, расположенная напротив Гибралтара, а с другой стороны, принципиальным решением проблемы национального суверенитета и спорных территорий для современной практики международных отношений. Целью исследования является изучение причин и сущности исторической, политической, культурной специфики городов Сеуты и Мелильи на севере Африки.

Указанная цель работы предполагает постановку и решение следующих задач:

- определить значение и роль Сеуты и Мелильи в разные исторические периоды в стратегии, политике, торговле, экономике тех политических сил, которые имели интересы в Северной Африке (финикийцы и римляне в античный период, арабские и берберские династии Магриба, Португалия и Испания со времен Реконкисты, а также Великобритания, Франция и США);

- показать социально – экономическое развитие Сеуты и Мелильи в разные исторические периоды;

- выявить, что связывает Сеуту и Мелилью с Марокко и Магрибом в целом, что объединяет их с Испанией;

- исследовать процесс испанизации этих городов, показать его задачи, основные параметры, особенности, результаты;

- раскрыть динамику испано-марокканских отношений во II половине ХХ в., изучить взаимные интересы стран, возможные точки сближения, а также основные противоречия, разделявшие их;

- определить позиции Марокко и Испании по проблеме принадлежности Сеуты и Мелильи, прояснить требования и аргументацию сторон, мнения политических партий, общественных движений. Раскрытие темы исследования через решение поставленных целей и задач определяет и его хронологические рамки. Их можно обозначить следующим образом: с конца XV в., т.е. с того момента, когда эти города были завоеваны испанцами и португальцами, до конца 90х гг.

ХХ в. Внутри этого большого исторического периода следует выделить несколько этапов:

- ХV – к. XVII вв. период “испанизации” городов, когда жизнь городов полностью перестраивается, а основная борьба за их обладание ведется между двумя крупнейшими колониальными державами того времени: Испанией и Португалией. - Начало ХVIII – к. XIX в. - выход на колониальную арену Великобритании и Франции, включение их в борьбу за обладание территориями в Северной Африке. - н.ХХ в. – до 1956г. – развитие Сеуты и Мелильи в составе испанского протектората. - 1956- к. 90х гг. ХХ в. – получение независимости Марокко и начало испано-марокканской борьбы за обладание городами. Методологической основой диссертации является принцип сравнительно-исторического исследования, признающего многовариантность и полицентричность всемирно-исторического процесса. Непреходящее значение в методологическом плане имеют теоретические разработки российских и зарубежных исследователей в области исиорической науки. Особое место занимают касающиеся этого региона труды Ф.Броделя, которые закладывают основы для нового видения историкоцивилизационных общностей, для понимания сущности Средиземноморья. В российской историографии до настоящего времени не появилось работы, предметом исследования которой стала бы история городов Сеуты и Мелильи Отдельные данные встречаются в работах ученых, посвященных либо истории Испании, либо истории стран Магриба, причем трактовки различных проблем заметно разнятся в зависимости от того, относятся эти работы к периоду советской или постсоветской историографии, написаны они испанистами или востоковедами- арабистами. Античный период в истории этих городов практически неизвестен российским специалистам. Крупнейший советский исследователь античной Испании ни в своей фундаментальной монографии, ни в многочисленных статьях, опубликованных в “Вестнике древней истории”, не упоминает о городах, хотя подробно останавливается на финикийской колонизации Испании, указывая только, что “первые финикийские колонии, основанные на южном побережье Тартессиды, по обе стороны Столбов Геракла, придали Испании важное значение в международной жизни и внешнеполитических отношениях Западного Средиземноморья.”4 Тем большую ценность представляло для нас исследование Ю.Б.Циркина, из которого удалось почерпнуть ценные сведения о возникновении и становлении – как их называли в античности – Абилы и Русадира.5 Арабский период в истории этих городов изучен так же довольно поверхностно, хотя позиции авторов уже гораздо более политизированы. Особенно это относится к работам, созданным в 30-е -–40е годы ХХ в. Так, например, А.Е. Кудрявцев, говоря о периоде Реконкисты подчеркивает, что завоевание испанцами арабских городов стало шагом назад в их развитии, принесло процветающей арабской культуре только разорение. «С появлением в прибрежных водах Африки вооруженных португальских кораблей магрибинское общество, ранее находившееся в контактах (далеко не всегда мирных) с наиболее прогрессивными с точки зрения экономического и культурного развития элементами европейской среды, оказалось перед лицом противника открыто агрессивного, при этом Мишулин А.В. Античная Испания до установления римской провинциальной системы в 197г.до н.э. М.1952. С.251. 5 Циркин Ю.Б. Финикийская культура в Испании. М. 1976. С.9.

представителя по существу феодальных сил, хотя за его спиной стояла техническая мощь Европы». 6 Подробные же оценки встречаются в труде И.Ю. Крачковского.7 Практически нет сведений в работах российских исследователей о судьбе городов в составе испанской короны в период вплоть до 1956 года, когда Марокко получило независимость и подняло вопрос о возврате ему Сеуты и Мелильи. В работах испанистов, затрагивавших проблемы этих городов после 1956 года, отчетливо прослеживается «проарабский» подход, что вполне объяснимо: Марокко начало борьбу с Испанией, во главе которой стоял Ф.Франко, а вся советская историография того периода была отчетливо антифранкистской. Пожалуй, из работ того периода наибольшее внимание уделено испанским анклавам на севере Африки в монографии Х.Гарсии. Автор – из числа детей, отправленных республиканцами в годы испанской гражданской войны в СССР, - что сказалось и на его оценке «африканской» политики Испании 50-х – начала 60-х годов. «Испанская военщина», «испанский империализм» – это та терминология, которой изобилует исследование. Автор четко формулирует, что эти территории являются испанскими колониями, и нужны ей только как «важные стратегические аванпосты испанского империализма в Африке», а потому они должны получить независимость, что будет знаменовать «победу над Франко».8 Более взвешенный и объективный подход встречается в работах С.П.Пожарской и В.П.Евстигнеева, хотя симпатии авторов также не распространяются на франкистскую Испанию. Оба автора утверждают, что взаимоотношения с арабскими странами играют важную роль во внешней 6 Кудрявцев А.Е. История Испании в средние века. Л.1937 С.43. Крачковский И.Ю. Арабская культура в Испании. М.-Л.1937. 8 Гарсия Х. Испания ХХ века. М.1967. С.412-413.

политике Испании, которая «желает выступать посредником в западной части Средиземноморья», и только обозначают проблему Сеуты и Мелильи.2 Первым из исследований, в котором отчетливо прослеживается отход от политизированности, от «антифранкизма», стала монография А.А.Красикова, посвященная внешней политике Испании во II половине ХХ века. Автор упоминает о наличии испано-марокканских противоречий в вопросе о Сеуте и Мелилье, но только в рамках изучения вопроса о вступлении Испании в НАТО. В противовес позиции западных стран, которые рассчитывали использовать ее территорию для укрепления военного потенциала против СССР, Испания после вступления в НАТО стала усиливать свои военно-морские и военно-воздушные базы на юге, поскольку противоречия с Марокко волновали правительство социалистов гораздо больше.3 В работах испанистов, появившихся в 90е г. ХХ в., совершенно исчезает тезис о «справедливой борьбе марокканского народа против испанского колониализма» - авторы пытаются «распутать» этот узел противоречий, изучая вопрос, каковы же были и есть национальные интересы Испании в этом регионе. Наиболее репрезентативной в этом смысле стала монография И.Л.Прохоренко, которая впервые, говоря об испано-марокканских проблемах, упомянула и об аргументах испанской короны стороны: что Сеута и Мелилья перешли под власть испанской задолго до образования Марокканского королевства в ХVIII в., что во всех международных Пожарская С.П. Внешняя политика в 1959-1972 г.г. Исторический очерк. М.1975.С.480. Евстигнеев В.П. Испания: основные направления внешней политики. М. 1982.С. 35,37. 3 Не случайно, - указывает автор, - одна из первых поездок министра иностранных дел Ф.Морана (декабрь 1982 г), а через 3 месяца премьер-министра Ф. Гонсалеса была совершена в Марокко. Красиков А.А. Испания и мировая политика. Полвека дипломатической Истории. М.1989.С.278. Примерно об этом же и статья А. Ландабассо. А. Ландабассо Средиземноморье и Европа: исторические традиции и современные проблемы. М. 1986. С.174-188.

договорах и соглашениях, включая и испано-марокканские, эти владения были признаны испанскими, что ООН не внес в их число территорий, подлежащих деколонизации, что Марокко в договоре с Испанией от 1991 г. признало территориальную целостность последней. Тем не менее, по мнению автора, «продолжающаяся неурегулированность разногласий между государствами, составляющими магрибский комплекс, не позволяет говорить о политической стабильности в регионе».9 На подобных же позициях находится и автор статьи о внешней политике Испании в Средиземноморье Е.Черкасова. Она подчеркивает, что в ответ на требование Марокко «объединить в одном пакете решение проблем Гибралтара и Сеуты с Мелильей». Испания отрицает колониальный статус этих анклавов, аргументируя это и различной позицией ООН в отношении Гибралтара, и в отношении Сеуты и Мелильи, а также тем, что эти города « принадлежали испанской короне задолго до образования марокканской нации и государства».10 Вопросы о статусе Сеуты и Мелильи, о сложностях, связанных с предоставлением Кожановского.11 Что касается исследований востоковедов-арабистов – они не столь разноречивы, и, в основном, они защищают позиции арабской стороны. В книге Ланды Р.Г. «Средиземноморье глазами востоковеда»и «В стране аль-Андалус через тысячу лет» главное внимание уделяется им автономии, изучены в монографии А.Н.

Прохоренко И.Л. Национальный интерес во внешней политике государства. Опыт современной Испании. М. 1995.С.115-116. 10 Черкасова Е. Средиземноморье во внешней политике Испании (70-90г.г.) В кн.:Средиземноморье. История. Традиции. Культура. М. 1998. С.106. 11 Кожановский А.Н. Народы Испании во второй половине XX в. (Опыт автономизации и национального развития). – М., современному облику и повседневной жизни городов Средиземноморья, а так же историческим культурным и демографическим связям с Востоком.12 В работе Касси В.А., Кукушкина П.В. «Актуальные вопросы отношений Франции и Испании с ведущими странами Магриба в конце 80-начале 90 гг.» говорится о проблемах испано-марокканского сотрудничества, не только политического, но и торговоэкономического, финансового. В их книге описывается визит короля Марокко Хасана II, в Испанию, 25-27 сентября 1985 г. 13 В монографии М.С.Сергеева «История Марокко» проанализированы этапы исторического пути Марокко с ХV-ХХ вв. В работе описывается проникновение европейцев в страну, захват португальцами Сеуты в 1578г., и как уже в 1580 г. Сеутой завладела Испания и больше никому не отдала. 14 Необходимо отметить своеобразие изучаемого предмета. На протяжении длительного исторического периода речь идет о городах, поэтому автор обращается к работам, в которых содержится теоретический и фактический материал по истории античного полиса, арабского и европейского средневекового города. По вопросам теории города использовались работы Рейснер Л.И., Большакова О.Г., фундаментальный труд «Город в средневековой цивилизации».15 Зарубежная историография представлена, в основном испанской, а также марокканской и французской историографией. Что касается античного Ланда Р.Г. Средиземноморье глазами востоковеда. – М. 1979;

Ланда Р.Г. В стране аль-Андалус через тысячу лет. М. 1993. 13 Касси В.А., Кукушкин П.В. Актуальные вопросы отношений Франции и Испании с ведущими странами Магриба в конце 80-начале 90 гг. М. 1995. 14 Сергеев М.С. История Марокко. XX век. М. 2001. 15 Рейснер Л.И. Цивилизация и способ общения. М. 1967;

Город в средневековой цивилизации Западной Европы. М.1999-2000. В 4-х томах;

Большаков О.Г. Средневековый арабский город.// Очерки истории арабской культуры V-XV вв. М.1982.

периода в истории городов, то здесь испанская историография представлена наиболее полно. В ней хорошо разработан период до арабского завоевания, но при этом непосредственно истории Сеуты и Мелильи уделяется довольно мало внимания.16 Поэтому данные об античной истории Сеуты и Мелильи приходилось собирать практически "по крупицам". Что касается арабского периода, в марокканской литературе проблема арабского Магриба разработана достаточно подробно, однако сведений непосредственно о Сеуте и Мелилье встречается довольно мало. В испанской же историографии этот период в истории двух городов или же выпадает совсем, или освещается довольно скудно. В некоторых работах испанских авторов присутствует довольно пристрастный подход. Арабский период в них преподносится как некий «разрыв», отход от «испанизации» начавшейся еще во времена финикийской колонизации. Арабо-мусульмане, по этой теории, разорвали эту преемственность, хотя и пытались восстановить ее в границах, завоевав Испанию и присоединив ее к халифату.17 Иная оценка «мавританского господства» имеет место в труде испанского историка-позитивиста Ф.Альтамира-и-Кревеа, который подчеркивал, что «мусульманская Испания превратилась во времена халифов в одну из самых богатых и населенных стран Европы».18 При этом, Альтамира практически не упоминает в этом разделе своего труда ни о Сеуте, ни о Мелилье, один раз указав только, что в арабском завоевании юга Испании в начале VIII в. им помогал комендант Сеуты, вестготский граф Юлиан. Например, в фундаментальном 4-х томном труде «История Испании» Р.Альтамира-и-Кревеа об античном периоде этих городов не говорится ни слова. См.: Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. Том I –II. М.1951.(на испанском языке работа публиковалась с 1900 по 1911 гг.) 17 Mulhacen, M.de. Politica mediterranea de Espana 1704-1951. Madrid. 1952. 18 Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. Т.I. С.108. 19 Там же. С.69.

Периоду Реконкисты, судьбе городов в последующие столетия испанская историография уделяет несравнимо больше внимания, что же касается марокканской, то она как бы «вычеркивает» этот период из своей истории, вновь проявлял интерес к проблемам городов, возникшим уже в конце ХIХ века. Из испанских исследователей процитируем уже упоминавшего Р.Альтамиру, который, считал, что несмотря на то процветание, которые принесли арабы в Испанию, важность для испанской короны в отвоевании земель на ее южных рубежах состояла в следующем: «Соображения защиты и безопасности новоприобретенного гранадского королевства и необходимость защиты Андалусии (а вместе с ней и всей Испании) от новых мавританских вторжений требовали обладания крепостями и операционной базой на мавританских землях». Не менее важной задачей, стоявшей перед испанской короной, по мнению автора, было приостановить продвижение португальцев в северо-западной Африке. Эти две задачи, делал он вывод, и определяли важность Реконкисты Сеуты и Мелильи. «Изабелла всегда помнила об африканских делах, - заключал Альтамира, - считая, что завоевания в Африке являются одной из важнейших политических целей кастильского государства».20 Одновременно с публикацией труда Альтамиры выходит в свет первое фундаментальное монографическое исследование, посвященное истории Мелильи. Автор - Габриэль де Моралес, служивший начальником штаба военного гарнизона и помошником губернатора г.Мелильи, издает подробную историю города с 1497 до 1909 гг.21 Моралес не является профессиональным историком, а военным. Он родился на Кубе в 1866 г., 20 Там же. Т.I С. 432-434. Morales G. de. Datos para la historia de Melilla (1497-1907). Vol.1,2. Melilla. 1909. Primera edicion. Melilla. 1992. Secunda edicion когда она еще принадлежала Испании, начал там военную службу и продолжил ее в Мелилье. В 1921 г. он издал еще одну книгу, посвященную Мелилье, и в том же году погиб в ходе военной операции в Рифе. Работа построена на редких документах, хранившихся в архивах Мелильи, среди которых особое место занимают материалы военного и церковного архива города, также им были использованы документы из личного архива герцогов Медина – Сидония и военного архива Гранады. Автор снабдил свой труд и библиографией. К 1909 г. она включала всего 11 наименований ( из них 2 книги относятся к XVI веку, одна – к ХVIII и должны быть отнесены к источникам, три- к ХIХ в., четыре – к ХХ в.(опубликованы между 1903-1907 гг. и касаются испано-марокканских отношений).22 Как и у Альтамиры, работа написана с позитивистских позиций, поскольку главной своей целью автор поставил сбор и изложение максимального количества фактического материала. В этом труде, как в зеркале, отразилась не только научная позиция автора, особенности его биографии, но и специфика периода, который переживала Испания в конце ХIХ – начале ХХ вв. С Берлинского конгресса 1866 г. Африка считалась в Европе территорией, куда необходимо было привнести «прогресс» и «цивилизацию», и на которую европейские державы, в том числе и Испания, заявляли свои «законные требования». Это усилилось после 1898 г., когда после потери своих последних колониальных владений в Америке, Испания сосредоточила все свои усилия на Северной Африке. В этой обстановке, автор, кадровый военный, участвовавший во всех колониальных завоеваниях Испании в Магрибе, и составляет свою книгу.

Особенности авторской позиции отразились и в структуре книги. Хотя она и называется «Данные из истории Мелильи», начинается история города не с античного и не с арабского периодов, а с Реконкисты, т.е. это – «испанская» история Мелильи. Исследователь выделяет 4 периода в истории города: «Завоевание» ( с 1497 до последней трети ХVII в.), «Упадок» (с к. ХVII- до середины ХIХ в.), «Переходный период» (с середины ХIХ в. до 1893 г.) и «Возвышение» (1893-1909). Реконкиста, на взгляд автора – величайшее событие в жизни народов этих территорий. Испания ведь пришла в Марокко с благородными «цивилизаторскими» побуждениями, а поэтому любое сопротивление ее политике расценивается им как проявление «варварского характера» народа, который из-за отсутствия «морального кодекса» является «врагом цивилизации». Стереотипами подобного характера книга изобилует в полной мере. Коренные жители, на его взгляд – «отважные, но отсталые люди», «…с пагубными инстинктами», «по-детски невежественные». А это придает смысл испанскому присутствию в Северной Африке, и, соответственно, Мелилье. Для автора очевидно, что основная причина испанских завоеваний в Северной Африке – это желание покончить с пиратством, «этой чумой международной торговли» и сделать невозможным повторное «магометанское вторжение» в Испанию. Тем не менее, несмотря на достаточно тенденциознный характер книги, до сегодняшнего дня она остается наиболее полным трудом по количеству отобранного и обобщенного материала по истории Мелильи конца ХV – начала ХХ вв. Создание испанского протектората в Северной Африке побудило исследователей заняться изучением «новых земель», которые окружали Сеуту и Мелилью. Появляется значительное количество работ, в которых Ibid. V. II. P.401-402.

история Сеуты и Мелильи оказывается вписанной в общие проблемы испаномарокканских отношений.23 Несмотря на это глубоких, серьезных трудов по истории Сеуты и Мелильи в этот период так и не появилось. Оценивая это положение, один из крупнейших испанских арабистов того времени, Т.Фигерас, писал в 1939г.: «Несмотря на наличие солидной испанской библиографии о севере Испании в целом и о Марокко, в частности, несмотря на работу ученых, историков, арабистов, в Испании еще нет такого труда, который бы, заслужено назывался историей ее политики в северной Африке».24 В 40-е гг. он возглавил группу историков, которые занялись системной разработкой истории городов Сеуты и Мелильи. Этот взлет «африканских» исследований в Испании продолжался до середины 50-х гг., до получения Марокко независимости. Это событие, а так же активные требования марокканской стороны вернуть ей Сеуту и Мелилью несколько остудили исследовательский пыл: в историографии вопроса наступил спад, продолжавшийся около 20 лет. В конце 70-х – 80-е гг. наступает новый этап в испанской историографии. Конец франкистской диктатуры, ослабление цензуры способствовало еще одному «взлету» – постфранкистской историографии. В конце 80-х гг. выходит ряд работ, посвященных начальному этапу Реконкисты Сеуты и Мелильи. В 1987 г. увидела свет монография Х.Салафранки Ортеги, которая как бы продолжает исследование Г.де Моралеса. Автор рассматривает примерно тот же период (1497-1874 гг.), что и его предшественник, только его работа построена на материалах Наиболее представительной из них является работа: Becker J. Historia de Marruecos. Apuntes para la historia de la penetration europea y principalmente de la espanola, en el Norte de Africa. Madrid. 1915. 24 Цит. по: Morales, G. de. Ор. Cit.Р.XXXV.

Государственного Архива Симанкас (г.Вальядолид), а, следовательно, в отличии от Моралеса, который показывал локальную историю на локальных архивах, предметом изысканий Салафранки является государственная политика и организация управления в Мелилье в к. ХV- к.ХIХ вв.25 В следующем году была опубликована монография Р.Галиндо Моралеса. Хотя она и называется «Сеута в португальскую эпоху», она посвящена начальному этапу португальской (1415-1580) и испанской (1578-1668гг.) колонизации.26 Ее логическим продолжением можно считать работу А.Рубио Рохаса «Первые годы осады Сеуты (1694-1721 гг.)»27 В 1984 гг. в Мелилье состоялся первый испано-американский конгресс по средиземноморским культурам, в материалах которого были затронуты различные проблемы стран Магриба, в частности, вопросы современного положения Сеуты и Мелильи, противоречия в испано-марокканских отношениях из-за неопределенного статуса этих городов.28 В эти же годы в испанской историографии появляется ряд работ, в которых были высказаны разные, часто прямо противоположные точки зрения. Вопрос о принадлежности Сеуты и Мелильи - «болезненный» для испанской общественности, поэтому высказывания и аргументы зачастую бывают достаточно резкими. В полемике участвуют не только историки – профессионалы, но и журналисты, военные, общественные и политические деятели. В 1981 г. публикует свое исследование А.Тронкосо. Предмет его изучения – вопрос о принадлежности городов. Он показывает требования Salafranca Ortega J. F. Basquejo historico de la poblacion y guarnicion de Melilla (1497-1874). Melilla. 1987. 26 Galindo, Morales R. Ceuta en epoca portuguesa: una propuesta de unidad didactica. Ceuta. 1988. 27 Rubio Rojas A. Los primeros anos del sitio de Ceuta (1694-1721), vistos desde Caceres. Caceres. 1989. 28 Congreso Hispano-Africano de las culturas mediterraneas (1984) Espana y el Norte de Africa: bases historicas de una relacion fundamental: aportaciones sobre Melilla. Granada. 1987.

Марокко, позицию различных политических партий и групп, позицию церкви, отношение европейских держав, США и СССР, различных международных организаций, в том числе ОАЕ. Главными виновниками возникновения территориального спора автор считает «империализм Вашингтона» и «империализм Москвы», которые, правда, с разными целями, поддерживавют претензии Марокко. «Москва и Вашингтон в своей борьбе за гегемонию так взбаламутили воды Средиземного моря, что появилась опасность существования в будущем нашей цивилизации и существования Испании как таковой.»29 Автор приводит «испанские» аргументы в защиту территорий: они не новы - этот ряд международных договоров Испании, это позиция ООН по отношению к территориям и т.д. Вывод, к которому приходит А.Тронкосо, следующий:«Действия Марокко, своей последовательностью и агрессивностью, создают дестабилизирующий фактор в Средиземноморье.» 30 В 1983 г. выходит книга журналиста газеты «Эль Паис», работавшего в Рабате, А.дель Пино, который имел возможность изучить «из первых рук» марокканские официальные документы и прессу, представил материал, который отражал не только испанскую позицию, но и точку зрения марокканских властей, газет, общественного мнения. В этом – особая ценность книги, в которой автор дает небольшой исторический очерк, но главное внимание уделяет политическим взаимоотношениям двух стран после получения Марокко независимости, а особенно в постфранкистский период, свидетелем чего являлся он лично. Неоспоримый интерес представляют те моменты книги, где автор дает анализ, как реагировали в Марокко политические партии, пресса, общественные деятели на те или 29 Troncoso A. Ceuta y Melilla: 20 siglos de Espana. Madrid. 1981. Р.53. Ibid. P.189.

иные события в двухсторонних отношениях. Самое главное - столь углубленное изучение марокканской позиции приводит автора к выводу, что для улучшения испано-марокканских отношений, для создания справедливого, стабильного положения в регионе стоит поставить вопрос о передаче на определенных условиях этих спорных территорий Марокко.31 В ответ на это появляется монография М.Лерия и Ортиса, который дает «отповедь» антииспанским взглядам Пино, посвящая критике его работы целую главу своей монографии, которая в целом посвящена его трактовке спорных вопросов в отношении Сеуты и Мелильи: это и вопрос о деколонизации, и вопрос об автономизации, и позиции различных политических и общественных сил в самой Испании.32 Аргументы не новы: единственное новое, что можно найти в монографиях последних лет – это аргументация на основе анализа «свежих» событий, произошедших уже после того, как были завершены книги их предшественников. Приведем пример еще одной позиции. Книга Э.Карабасо « Мелилья и Сеута: последние колонии» имеет ярко выраженную политическую «окраску»: это видно уже из названия. Автор, считает, что «деколонизация этих территорий является единственным справедливым решением проблемы». Его аргументы сводятся к следующим : на международной арене наличие этих спорных территорий является фактором дестабилизирующим положение в регионе и отношение Испании со Испании в Марокко и являет собой базу странами Магриба, присутствие там большого числа военных создает угрозу для вторжения для возможных военных переворотов. Во внутренней политике – это угнетение мусульманских слоев населения, которые прозябают в нищете, но, которые, как и все народы 31 Pino D. del. La ultima guerra con Marruecos: Ceuta y Melilla. Barcelona. 1983. Leira y Ortiz de Saracho M. Ceuta y Melilla en la polemica. Madrid. 1991.

«имеют право на самоопределение». Решение этого вопроса «укрепит узы солидарности между иберийскими и магрибскими народами».33 Это явно выраженная «левая» терминология, которая по своей аргументации во многом совпадает с позицией марокканской стороны. Французские исследователи создали так же большое число работ, посвященных исследованию этого региона.34 Особое место среди них занимает монументальный труд Фернана Броделя «Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II».35 Культура и цивилизация Средиземноморья, по его мнению, это не только синтез разнообразных географических факторов, но и проблема человека в истории взаимодействия социальных, политических и духовных компонентов. Эта работа была издана в 1949 г. и оказала большое воздействие на последующие поколния исследователей проблем региона. Среди наиболее крупных исследователей в 50-60е гг. следует назвать Р.Рикара и Ш.де ла Верона, которые в большей степени занимались изучением общей политической обстановки в регионе, взаимоотношениям Франции и Марокко, и в рамках этих исследований поднимали проблемы испанских территорий на севере Африки. Этой же традиции придерживались историки и последующих поколений, изучавшие либо международную обстановку в регионе36, либо историю Марокко. 33 Carabaza E. Melilla y Ceuta, las ultimas colonias. Madrid. 1993. Р.297-298. Rouard de Card. Les relations de l’Espagne et du Maroc pendant le XVII et XIX e siecles. Paris. 1905. Desroches G. Le Maroc. Son passe, son present, son avenir.Renseignement pratiques. Documents officiales. Paris. 1913. 35 Бродель «Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II». М. 1979. 36 Miege J.-L. Le Maroc et l’Europe 1830-1894. Vol. 1- 4. Paris. 1961. 37 Naciri M. Les villes mediterraneennes du Maroc entre frontieres et peripheries. Paris. 1987.

Решение поставленных в диссертации задач обеспечено достаточной источниковой базой. Использованные в ней источники можно разделить на следующие группы: 1. акты государственного законодательства;

2. официальные дипломатические документы;

3. официальные организаций);

4. статистические данные;

5. мемуарная литература;

К первой группе – законодательные памятники –относятся испанские конституции, в которых определено положение городов Сеуты и Мелильи. В диссертации использованы все испанские конституции ХIХ – ХХ вв., начиная с первой 1812г., в которой в статье 10 «Территории Испании» говорилось: «Испанская территория включает все владения полуострова и прилегающие острова: Арагон, Астурию…..Канарские острова, а также африканские владения».38 Для того, чтобы оценить, как менялся законодательный статус этих территорий, мы изучили и последующие конституции, вплоть до последней 1978г., в которой африканским территориям Испании уделяется гораздо больше внимания. Следует учитывать также, что Конституция 1978 года была принята в то время, когда были особенно сильны претензии Марокко в отношении Сеуты и Мелильи. Статья 2 гласит: «Конституция базируется на нерушимом единстве испанской нации, единой и неделимой родине всех испанцев».39 Обратим 38 политические документы (правительственные документы, материалы политических партий и общественных Las Constituciones de Espana. 1812-1978.Madrid.1982. Ibid.Р.145.

внимание на присутствие Сеуты и Мелильи в тексте конституции с признанием их составными частями испанской нации. Об этом говорится в статьях 68.2 и 69.4, а так же в дополнительном постановлении 5. Согласно названным статьям, Сеута и Мелилья имеют право представлять себя в парламенте, посредством одного депутата и двух сенаторов в каждой из палат. Дополнительные постановления определяют, что эти территории могут конституироваться в автономные сообщества, так же как и остальные части национальной территории. Учитывая то, что определить границы использования данных законодательных актов в качестве источника можно лишь с учетом того, насколько данный закон проводится в жизнь, необходимо было привлечь и другие группы документов. Во второй группе использованных источников – официальные дипломатические документы - мы можем выделить три подгруппы: а) международные договоры, в которых речь шла непосредственно о Сеуте и Мелилье;

б) международные договоры по общим вопросам испано-марокканских отношений;

в) документы международных организаций, касающиеся Сеуты и Мелильи. Среди договоров, непосредственно касающихся Сеуты и Мелильи, следует выделить «Договор о мире и торговле», от 28 мая1767 г., на котором стояли подписи двух монархов: короля Испании и султана Марокко – под утверждением, что территории Сеуты и Мелильи, Пеньона и Алхусемаса принадлежат испанской короне.40 Два специальных параграфа посвящены статусу африканских владений Испании в испано-марокканском «Договоре о мире, дружбе, навигации, торговле и рыболовстве», подписанном 1 марта 1799г., в которых определено положение граждан, проживающих на этих территориях, и зафиксированы границы владений.41 Вопрос о границах Сеуты был закреплен еще договором от 25 августа 1844г., подтвержден соглашением, касающимся 1845г., где речь также шла о Мелилье, Алхусемасе и Пеньоне.42 В ходе так называемой «Африканской войны» (1859-1860гг.) было подписано несколько соглашений, закреплявших статус Сеуты и Мелильи43, в которые были внесены поправки и дополнения сразу по окончании войны.44 Не прекращавшиеся военные вылазки местного населения против жителей этих городов, привели к тому, что в 1871 г. обе условий выполнения этого договора, от 7 октября1844г. и договором от 6 мая Tratado de Paz y Comercio firmado en Marrakesch el 28 de Mayo de 1767, por D.Jorgt Juan.// Morales G. Op. cit. P.403. 41 Convenio de Paz, Amistad, Navegacion, Comercio y Pesca firmado en Mequinez el 1. De Marzo de 1799 entre D.Juan Manuel Gonsalez Salmon y Sidi Mohammed Ben Otman.// Morales G. de Op.cit. P.410. 42 Acuerdo satisfaciendo varias reclamaciones entre el gobierno espanol y el rey de Marruecos, firmadoen Tanger el 25 de agosto de 1844 por el agente de la Gran Bretana sir W.A. Drummond Hay y Busilham Ben Ali;

Acta de ejecucion y cumplimiento del articulo 1. del Convenio de 24 de aagosto de 1844;

su fecha 7 de octubre del mismo ano. – Comisionados: W.A. Drummond Hay, Antonio de Beramendi, Busilham Ben Ali;

Convenio firmando en Larache el 6 de Mayo de 1845.// Morales G. Op.cit P. 422,427,428. 43 Convenio ampliando los terminos jurisdicconales de Velilla y pactando la adopcion de las medidas necesarias para la seguridad de los presidios espanoles en la costa de Africa, firmado enTetuan el 24 de Agosto de 1859 por Don Juan Blanco del Valle y Sid Mohammed-el-Jetib;

Tratado de Paz y Amistad, firmado enTetuan el 26 de Abril de 1860 entre D.Luis Garcia y Miguel, Teniente General Jefe de E.M.G. delEjercito de Africa, D.Tomas Ligues y Bardaji, Ministro Residente, Sid Mohammed-el-Jetib y Sid el Hach Ajimad Chabli Ben Abd-el-Melek;

Tratado para arreglar las diferencias suscitadas sobre el convenio de limites con Melilla de 1859 y del tratado de Paz de 1860,,firmado en Madrid el 30 de octubre de 1861 por el ministro de estado D.Saturnino Calderon Collantes y el Principe Muley-el-Abbas.// Morales G. Op.cit P.429,431,435. 44 Acta internacional de la demarcacion de los terminos jurisdicconales de Espana y Marruecos por la parte de Melilla,firmando en Tanger el 26 de junio de 1862;

Acuerdo relativo a la conservacion de los nuevos стороны подписали договор, в котором оговаривались условия строительства дополнительных оборонительных сооружений вокруг Сеуты и Мелильи45, а в 1894 г. был подписан еще один, касавшийся Мелильи, в котором так же оговаривались меры ответного воздействия испанцев на подобные вылазки.46 Важность этих документов для исследования определялась тем, что они регламентировали не только взаимоотношения двух стран, но и некоторые вопросы их внутреннего развития : юридический статус жителей, строительство укреплений, организация таможни, разрешение на рыбную ловлю в марокканских водах. Кроме того, в качестве источников был привлечен ряд международных договоров, определявших характер взаимоотношений между Испанией и Марокко в ХVIII,47 XIX48, ХХ вв.49 Среди них особое место занимает совместная декларация Испании и Марокко от 7 апреля 1956 г. об отмене испанского протектората на севере Марокко, этот документ представляет огромное значение для данного исследования, поскольку в нем заложен фундамент для отношений этих двух стран во II половине XX в. Из документов международных организаций следует выделить три: письмо ООН от 1959 г. о закреплении равных прав, народов, limites de la plaza de Melilla, firmando en el campamento de draa-es-seyet ( frente a Melilla) el 14 de noviembre de 1863.// Morales G. Op.cit P. 460, 462. 45 Memorandum sobre el arreglo de las cuestiones pendientes entre Espana y Marruecos firmado en Tanger el 11 de junio de 1871 por D.Francisco Merry y Colom y sid Abd-Er-Rahman el Aachi.// Morales G. Op.cit P.467. 46 Convenio para cumplimento de los Tratados vigentes en la parte referente a Melilla, firmado en Marrakesch el 5 de marzo de 1894 por D.Arsenio Martinez de Campos y Sid Mohammed el Mefadel Ben Mohammed Garit.// Morales G. Op.cit. P.475. 47 Convenio de Amistad y Comercio Firmado en Aranjueze el 30 de Mayo de 1780, por el Conde de Floridablanca y Sids Mohammed Ben Otman.// Morales G. Op.cit P.406. 48 Convenio entre Espana y otras potencias con el Sultan de Marruecos para el establecimiento de un faro en cabo espartel, firmado en Tanger el 31 de mayo de 1865.// Morales G. Op.cit P.463. 49 Declaracion conjunta Hispano-marroqui.//Troncoso A. Op.cit P.211.

проживающих на зависимых территориях, с народами метрополии50 и подписанную на его основе резолюцию № 1541 Генеральной Асамблеи ООН51, а также резолюцию ОАЕ от 21 февраля 1975 г., заявленную о колониальном статусе испанских владений на северном побережье Африки.52 Эти материалы можно в равной степени отнести и к категории законодательных документов, поскольку в основе их создания лежат принципы международного права, но так же важно учитывать и позиции, которые занимали подписавшие их государства в определенный исторический момент. Третью группу источников составляют официальные политические документы (правительственные материалы и материалы политических партий), которые были использованы в основном в последнем разделе диссертации. Правительственные отнести и к документы занимают промежуточное документам. В положение по классификации источников, поскольку их можно официальным государственным диссертации были использованы те интервью и речи Короля Марокко Хасана II, в которых отражена официальная позиция этого государства по вопросу испано-марокканских отношений и непосредственно спорных вопросов, имеющих отношение к Сеуте и Мелильи.53 С другой стороны, в отличие от юридических документов с их сухим почти математически формализованным языком, в них преобладает 50 Carta de las Naciones unidas.// Troncoso A. Op.cit P.207. Resolucion № 1.541 de la Asamblea General de las Naciones Unidas.// Troncoso A. Op.cit P.213. 52 Resolucion aceptada por unanimidad por el Consejo de Ministros de la Organizacion de la Unidad Africana (OUA) reunido en Addis-Abeba en su 24 Sesion Ordinaria (febrero de 1975).// Troncoso A. Op.cit P.215. 53 Hassan II. La memoire d’un Roi. Entretiens avec Eric Laurent. Paris.1987;

Le visite du Roi Hassan II a Madrid. Rabat. 1988.

такой стиль изложения, который рассчитан на эмоциональное воздействие, отличается использованием образных средств и т.д. Эта особенность сближает правительственные материалы с документами политических партий. В диссертации использованы программные материалы различных политических партий Испании, заявления, интервью их лидеров и руководителей того или иного правительства (особенно правительства социалистов, находившихся у власти в 80е-90е гг.) на исследуемые нами вопросы. Эти материалы мы почерпнули в основном из испанской прессы, газет «Эль «Сур», «Камбио-16», а также французской «Ле Монд». К четвертой группе следует отнести использованные нами статистические данные, которые дают количественную характеристику социальных процессов, происходивших в Сеуте и Мелилье, и позволяют нам проследить процесс вызревания тех политических сдвигов качественного характера, которые были подготовлены этими количественными изменениями. В статистике опубликованной Национальным испанским институтом и другими государственными органами, для нас были важны данные о количестве населения Сеуты и Мелильи и количестве поживающего там мусульманского населения.54 Возможность сопоставить эти данные с теми, которые приводят епархиальные службы милосердия Испании позволяет сделать выводы о политике испанских властей в отношении этих территорий.55 К документам статистики следует отнести и списки Паис», Anuario estadistico de Espana. Madrid.1986;

INE. Estudio estadistico. Madrid, 1986, 1987, 1990, 1992, 1993. 55 По официальным данным-15002 человека в 1982 году, по церковным-25000.

губернаторов Мелильи с указанием сроков их службы, опубликованные Моралесом в приложении к своей монографии.56 Особое место среди источников занимают мемуары этих губернаторов, которые относятся еще к одной группе – мемуарная литература.57 В отличие от предыдущих источников мемуары принадлежат к документам личного происхождения, в которых события переосмысливаются на основе собственного опыта автора, описываются так, как они были пережиты или прочувствованы им в качестве современника, очевидца или участника событий. По этой причине эти источники носят субъективный характер, что часто отрицательно влияет на точность отображения исторических фактов и их взаимосвязей. Однако, как дополнительный источник, они представляют отношений. Научная новизна диссертации определяется тем, что, как в российской, так и в европейской историографии не было специальных работ, посвященных комплексному изучению историко-политического развития Сеуты и Мелильи, показанного на фоне социальноэкономических и политических процессов, происходивших в Западном Средиземноморье, прежде всего, в странах Магриба и Испании, в рамках взаимоотношений между ними, а также политикостратегических интересов других стран. Исследователи склонны либо рассматривать какой-нибудь определенный аспект в истории этих городов, либо они уделяют внимание этой проблеме мимоходом, в 56 определенный колорит интерес, эпохи и поскольку перипетии позволяют человеческих «прочувствовать» Cronologia de los gobernadores.//Morales G. Op.cit. P.520. Ibid. P.520-524, 525-534.

контексте изысканий, связанных с общими проблемами истории Испании или Магриба. Работы зарубежных исследователей, особенно испанских и марокканских, часто «грешат» довольно субъективным, политизированным подходом. С точки зрения российской историографии настоящая работа вводит в научный оборот новые источники и обращает внимание исследователей на круг проблем, которые ранее находились вне сферы интересов российских историков.

ГЛАВА I. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СЕУТЫ И МЕЛИЛЬИ ОТ ОСВОЕНИЯ ДО ЕВРОПЕЙСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ В XV В.

Согласно данным археологических раскопок и греческим и латинским текстам города Сеута и Мелилья (под другими названиями) существовали уже в конце III в. до н.э. Они были основаны финикийцами во времена их активной колонизации североафриканского побережья. Финикийцы распространили свое влияние и на юго-восток Испании. Финикийская колонизация в Испании исходила как непосредственно из Финикии, так и из тирской колонии в Африке – Карфагена. Карфаген стал самым известным, основанным финикийцами, городом, который позднее распространил свое влияние и на южное побережье Испании, основав там свои фактории. В западнофиникийский круг колонизации, центром которого был Гадес, входили земли на севере Африки от Рахгуна на северовостоке до Могадора на юго-западе, т.е. эта сфера включала Южную Испанию и Северо-Западную Африку. В свою очередь центральнофиникийский круг колонизации, с центром в Карфагене, включал и испано-пунические города юго-восточной Испании.58 Первое упоминание населенного пункта на территории современной Мелильи (город назывался Русадир) приходится на 500 г. до н.э., когда финикийский флот прибыл сюда для пополнения запасов продовольствия по дороге в Гадес и взял здесь лоцманов для дальнейшего продвижения.59 Также финикийцы основали города Абилу (Сеута), Тингис (Танжер), Зилес (Арсила), Ликсус (Лараш) и Циркин Ю.Б. Финикийская культура в Испании. М. 1976. С.221-222.

многие другие, о чем говорится в сочинениях Геродота и Страбона, в частности они сообщают о красивом процветающем торговом городе Абиле (Сеута).60 В римской истории первое упоминание о Сеуте (римляне переименовали город из Абилы в Себту) относится к 240 г. до н.э. и связано с борьбой пунийцев (карфагенян) с римлянами. В источнике сообщается о четырех карфагенских кораблях, которые были подбиты римлянами и нашли убежище в Сеуте.61 Сеута и Мелилья играли важную роль в эпоху колонизации Римом северной части современного Марокко, которое называлось тогда римская провинция. В 42 г. до н.э. римский император Клавдий разделил Мавританию на две провинции по реке Мулуйе. Это были провинции Мавритания Тингитанская и Мавритания Цезарейская. Сеута и Мелилья были приписаны к Мавритании Тингитанской с центром в городе Тингисе (современный Танжер). Сеута получила статус Civitas Romanorum (римский город), а впоследствии стала местом пребывания христианского епископата. В свою очередь Мелилья получила в 70 г. от императора Веспасиана статус «колонии», в результате чего в городе появился первый орган управления, и чеканилась своя монета.62 Сеута в те времена была населена берберами, вожди которых подчинялись политике Римской империи. Город представлял собой факторию, которая специализировалась на ловле рыбы и продаже соленой 59 рыбы, особенно через Кадис и Болонью, города, Ceuta y Melilla. Espana en Paz. Madrid.1964. P. 109 См. об этом: Циркин Ю.Б. Финикийская культура в Испании. М. 1976. С.225-226. 61 Ceuta y Melilla. Espana en Paz. Madrid. P.37. 62 Ibid. P.38, 110.

расположенные на противоположном берегу пролива. Сеута, как приморский торговый город, развивалась достаточно быстро, особенно этот подъем был связан с новыми политическими и экономическими условиями, когда Римская империя распространила свое влияние на весь Иберийский полуостров. Когда в I в. до н.э. империю стали раздирать гражданские войны, берберы использовали ослабление Рима в свою пользу, выступили в войне на стороне Августа, и в результате на некоторое время освободились от римского гнета. Однако несколько позднее к Риму Калигулой Мавританию Касариенсис Андалусии.63 Однако берберские племена, бывшие подданные отравленного Птолемея, не хотели подчиниться власти Рима, под руководством Адемона, они сопротивлялись, совершая набеги, даже пересекали несколько раз пролив и проникали на территорию Испании. С этого времени для Сеуты начинается нескончаемая череда осад и войн, что являлось следствием ее положения как пограничного города. В результате стратегическая и коммерческая роль Сеуты возросла, ее военный гарнизон и выплаты на его содержание были увеличены и налажены постоянные связи с Андалусией. Таким образом, город в тот период являлся одним из важнейших центров провинции.

были присоединены территории, принадлежавшие (Тунис) и Птолемею. Владения были перегруппированы в три провинции: Тингитанскую (Марокко), Карфаген (Алжир). Но Сеута была включена императором Диоклетианом в территорию южной Иберии, с 297 г. она относилась к Название более позднее, этимологически восходит к вандалам и времени их завоевания. См. об этом: Troncoso A. Ceuta y Melilla: 20 siglos de Espana. Madrid.1981. P.132-134.

Однако восстания местного населения в завоеванных землях самой Римской империи в сочетании с вторжениями варваров привели к разделу империи в 395 г. на Западную и Восточную (Византия). В результате этих событий оба города оказались в руинах. В середине III в. варварские племена вандалов захватили Галлию и Испанию. В 429 г. они высадились в Сеуте и Танжере, а в 430 г. в Мелилье. Города были разорены и оказались в плачевном состоянии, и до 529 г. в источниках они почти не упоминаются. Вандалы использовали Сеуту как портовый и пограничный город для набегов, а их корабли грабили побережья с обоих сторон пролива. Но вандалы в политическом управлении здесь были последователями Рима, поскольку использовали римскую систему управления. Тем временем императоры Западной и Восточной империй объединились и принудили вождя вандалов Гензериха подписать мирный договор, по которому он отдавал Сеуту и всю Мавританию Тингитанскую под власть императоров. Однако Сеута не была передана, а оказалась втянутой в последующие войны и была разорена окончательно.64 Среди историков нет единого мнения по поводу завоевания вестготами Сеуты и Мелильи, так как в источниках есть большие разногласия на этот счет. Сторонники завоевания городов вестготами приводят в доказательство своей правоты договор 445 г., по которому Гензерих уступал вестготам города Сеуту, Танжер и Мелилью вместе с прибрежной территорией. Однако империя вестготов раздиралась Ibid. P.135.

внутренней борьбой за власть, и претенденты часто обращались за помощью к византийским императорам.65 В 476 г. Западная Римская империя пала под ударами варварских племен. В 534 г. Сеута, Танжер, а затем и Мелилья были покорены Византией, которая хотела восстановить разрушенную былую империю и удерживала Северную Африку под своим началом до конца VII в. вплоть до прихода сюда арабов. Император Юстиниан отдал приказ восстановить стены разрушенных городов, еще более укрепить их. В Сеуту был назначен губернатор, который подчинялся правителю, резиденция которого находилась в Карфагене, и оба города были под началом военного префекта. Сеута была превращена в морскую базу для охраны пролива, чтобы использовать столь важный были наблюдательный пункт за передвижениями испанцев, галлов и франков. В городе был размещен большой гарнизон, ему предоставлены легкие маневренные суда. Таким образом, Сеута стала стратегическим пунктом исключительной важности, была превращена в неприступную крепость и постепенно возродила свою былую славу античных времен. В границах стен были построены дворцы для знати, величественная церковь. В 613 г. часть Северной Африки вошла в андалусскую епархию. В начале VII в. Сеута несколько расширила свою территорию, были отремонтированы разрушенные в ходе постоянных набегов стены и здания, проведен акведук.66 Арабы под руководством полководца Окбы ибн Нафи достигли Гибралтара в 642 г., но крепость не взяли. Затем они предприняли походы вглубь Магриба, арабский военачальник Муса заключил мир в 65 Ibid. P.136. Ibid. P.136-137.

708 г. с правителем Сеуты и Танжера патрицием Юлианом (в 709 г. была им завоевана и Мелилья). Однако у историков есть сомнения в том, кому принадлежала в это время Сеута. В разных источниках указывается на некоего управителя дона Хулиана (в арабских) или патриция Юлиана (в греческих), но был ли он самостоятельным главой или византийским экзархом достоверно установить не удалось. История этих событий показывает, что город был сдан без боя, но мотивы такого поступка неясны (имело ли место предательство патриция или еще какие-то обстоятельства).67 Уже к 710 г. мусульманская Магриба, армия ее заняла все лагеря Средиземноморское побережье главные располагались в Сеуте и в Танжере. Однако приходом арабов были недовольны племена берберов, населявших территории вокруг городов. Они собрали поход и отвоевали Сеуту, которая была уничтожена до основания, а население угнано в рабство. Разрушение Сеуты привело к тому, что она уступила свою лидирующую роль Танжеру, ставшему вновь столицей этой зоны. В течение VII и VIII вв. Сеуту затрагивали все происходившие на обоих берегах пролива войны и набеги, притом, что ее политическое значение было равно нулю, и в источниках того времени она практически не упоминается.68 В период VIII-XIII вв. на территории Магриба стали формироваться государственные образования, объединительным элементом в которых был ислам. Два из трех берберских политических образований сформировались в районах современных Сеуты и Мелильи. А в 808-828 гг. Имам Феса Идрис II совершил ряд 67 См. например: Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. Т. I. С.69. Mascarenhas, Jeronimo de. Historia de la ciudad de Ceuta. Ceuta. 1995. P.15-19.

завоевательных походов, присоединив на время к Фесскому королевству города, в том числе Танжер, Сеуту и Тлемсен.69 В X в. две силы столкнулись на Севере Африки. Одной силой были испанские Омейяды, а второй – династия Фатимидов из Ифрикии. Сеута не стояла в стороне от этих событий. Она переходила то в руки одних, то в руки других, но для обеих сторон она играла ключевую роль в организации военных походов, что способствовало ее развитию и превращению в важный морской порт. Сначала ею овладели Фатимиды и стали совершать набеги на Андалусию (через некоторое время они заняли и Мелилью). Арабы стали называть Пиренейский полуостров Андалусией или аль-Андалус. Последний из оставшихся в живых из династии Омейядов, правивших в халифате Дамаска (661-750), Абд ар-Рахман захватил власть в аль-Андалусе и положил начало Кордовскому эмирату (независимому от халифата Аббасидов в Багдаде), а также династии андалусийских Омейядов. Самому блестящему из них – талантливому политику и полководцу Абд ар-Рахману III (912-916) – удалось покончить с внутренними смутами. При нем аль-Андалус, расширив свои владения западную часть Магриба. Успешные действия Фатимидов в Магрибе заставили Абд арРахмана III вмешаться в ход событий. В 931 г. Сеута была взята Омейядами, которые теперь в свою очередь стали располагать хорошей базой для дальнейших операций на марокканской территории, в городе еще больше увеличилось количество выходцев из Андалусии.

на полуострове за счет территории басков, присоединил к себе также Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. Т. I. С.70-72.

Вернулись контакты с полуостровом, политические и духовные. Город стал центром территорий под властью Омейядов, включавших большую часть севера Марокко и большую часть Среднего Магриба.70 После смерти Абд ар-Рахмана III его политику продолжил его сын. Экономика Сеуты была в то время на достаточно высоком уровне, что было обусловлено ее военным значением, однако содержание гарнизона заставляло повышать налоги с гражданских жителей города, что вызывало периодически их протесты и недовольство двором. Халиф Аль-Мансур вновь стал осуществлять политику, направленную против Фатимидов в Марокко. Он усилил гарнизон Сеуты войсками халифата, а также туда было отправлено большое количество гражданских лиц для административных целей. Аль-Мансур распространил свою власть на всю территорию бывшей римской Мавритании. Территория Рифа со столицей в Мелилье составила княжество Накор, вассальное от Кордовского халифата, который назначал сюда своего наместника (вали). В 1002 г. халиф Аль-Мансур умер, не оставив достойного преемника. Это вызвало тяжелые последствия для государства. Все африканские провинции, кроме Сеуты и Мелильи, вышли из-под контроля кордовских властей. Итак, с первой трети X в. современные районы Марокко перешли под контроль Фатимидов (Каир) и Омеяйдов (Кордова), которые начали череду войн за преобладание в регионе, длившихся до конца XI в., в чем оба города, особенно Сеута, играли значительную роль. В Кордовском халифате со временем произошли этнические смешения: арабы перемешались между собой и с берберами, и все они Fernandez Sotelo, Emilio A. Ceuta: historia de una ciudad espanola. Ceuta. 1982. P.25-27.

перемешались с местными мусульманами. В аль-Андалусе, как и в других территориях, завоеванных арабами, происходили процессы исламизации.71 В культуре аль-Андалуса переплелись черты арабоисламской цивилизации, культуры андалусцев, культуры берберов. Именно страна аль-Андалус в X-XI вв. (культурно-религиозная общность территорий Испании и Северной Африки) отличалась наибольшим культурным блеском. Мусульмане, арабы и мавры составляли здесь меньшинство населения. Главную массу образовали покоренные и обложенные обычными податями (поголовной и поземельной) христиане и евреи, а также новообращенные в ислам туземцы, приписанные к мусульманским родам в качестве «усыновленных». В этот период территории, находившиеся под Омейядами достигли небывалого расцвета. Арабы создали здесь искусственное орошение, открыли рудные богатства (серебро), высоко развили индустрию, наладили обширную вывозную торговлю (шерсть, шелк, оливковое масло, тростниковый сахар). Благодаря успехам земледелия, скотоводства, промышленности возросло количество населения. Города Кордова, Севилья, Сеута были вершинами процветания и развития. Христиане других стран Европы ездили учиться в альАндалус. Исламские государства в Африке, Испании и Сицилии имели особо важное значение для европейцев, так как именно через их посредство научные сведения, философия, поэзия, техника арабов перешли потом в христианскую Европу. 71 См. например: Ланда Р.Г. В стране аль-Андалус через тысячу лет. – М. 1993. С.48. См. там же. С.50.

Во второй половине XI в. испанский халифат Омейядов распался, но это не привело к концу аль-Андалуса. Испания и североафриканские территории затем были объединены под властью других династий, которые продолжали политику исламизации. В дальнейшем и Сеута последовательно оказывалась под властью династий Альморавидов, Альмохадов и Меринидов. Правители этих династий также использовали Сеуту как базу для расширения своих завоевательных походов на Иберийский полуостров, что не мешало, а, наоборот, способствовало ее развитию. В течение XII и XIII веков Сеута стала процветающим крупным торговым Леванта. В 1233 г. один из меринидских правителей города, брат халифа аль-Манума Муса объявил о его независимости. Независимая Сеута была организована, как и другие большие торговые города того времени. Однако Фесское государство Меринидов, (а затем Ваттасидов), в частности султан Абу Юсуф, хотело получать доходы от торговли на пути, связывающем Тафилалет с городами Гибралтарского пролива. Поэтому в 1275 г. он присоединил к своим владениям Сеуту, предварительно добившись от сеутского патрициата уступки Танжера. Захват этих городов имел целью подготовить установление контроля над Гибралтарским проливом и использование их как плацдарма для наступлений в Андалусии. Однако процветание Сеуты на этом не закончилось. Город продолжал строиться, украшаться, появился университет. городом, имевшим контакты со всеми странами Средиземноморья: Венецией, Генуей, Каталонией, Марселем, странами «Столица континента и моря, жемчужина мира», - так описывал Сеуту средневековый хронист.73 И это была отнюдь не чрезмерная похвала. Как мы могли убедиться, мусульманская Сеута имела огромное военное и торговое значение в XII и XIII вв. и входила в число важнейших портов Средиземного моря. Она являлась своеобразной «дверью», через которую золото Мали искало выход на рынки Андалусии, Италии и Франции. Через нее шел экспорт кораллов, воска, кожи, зерновых, лошадей, овец. К этому следует добавить торговлю дорогими коврами и местными драгоценностями. Огромным был и поток импорта европейских продуктов, среди них вина, сукно, обработанный шелк, бургундская пряжа, хлопок, бобовые, специи, духи, обработанная древесина. В этот период в Сеуте имелись целые кварталы, населенные европейскими марсельскими, генуэзскими и пизанскими торговцами, называемыми «фундуки», где иностранцы могли строить свои храмы и отправлять культ, здесь были консульские представительства. В городе было хорошо налажено налогообложение, что так же способствовало его развитию. Можно сказать, что с этого времени Сеута подверглась достаточно сильному европейскому влиянию. Сеута постепенно превратилась в многонаселенный, богатый, космополитичный город.74 Процветание Сеуты отражалось в ее архитектуре - в мечетях и дворцах, в продуманной системе коммунальных служб - банях, сети водоснабжения, системе складов и хранилищ. В годы арабского завоевания в городе в основном проживало мусульманское население, 73 De la cronica medieval Al Bayan al Magrheb. Mascarenhas, Jeronimo de. Historia de la ciudad de Ceuta. Ceuta. 1995. P.20-23.

представленное йеменскими арабами и берберами, а также иммигранты из Андалусии. Экономический подъем имел, однако, и свои теневые стороны военно-стратегического характера. Как мы видели, на протяжении VIIIXV вв. с одного на другой берег Гибралтарского пролива постоянно переправлялись армии различных стран. Сеуту многократно брали в осаду, штурмовали, разграбляли. Каждое государство, укреплявшее свои позиции по другую сторону пролива, искало способы завоевания Сеуты. Таким образом, город часто переходил из рук в руки. Только, когда наступил временный перерыв в чередовании завоевателей, Сеута в ХI превратилась в королевство во главе с алауитской династией. В конце XIII-XIV вв. Марокко снова состояло, главным образом, из городов-государств, где правили многочисленные потомки правителей бывших империй. На протяжении XIV в. процветание Сеуты неоднократно оказывалось под угрозой из-за постоянных претензий на владение ею королевств Гранады и Феса и гражданскими войнами за ее престол. В начале XV в. мусульманская Сеута оказалась втянутой в тяжелый кризис, переживавшийся тогда всем Магрибом. К концу династии Ваттасидов страна переживала еще один глубокий внутренний кризис и оказалась под угрозой военного завоевания. *** Мелилья в средневековый период была городом гораздо менее развитым во всех отношениях. Возведенные на скале крепостные городские стены, охраняли небольшой порт. В 859 г. норманны, проникшие в Средиземноморье, сначала ограбили город, а затем сожгли его. Фатимиды хотели подчинить себе по экономическим соображениям важнейшие пункты сухопутной и морской торговли Северной Африки, для чего использовали берберские дружины из Среднего Магриба, владевшие Фесом. С этой они вторглись в приатлантические равнины (917 г.) и захватили Мелилью. В 926 г. войска кордовского халифа Абд ар-Рахмана III заняли город, но не разрушили, а начали его укреплять в целях уже рассматривавшейся политики завоевания территории Марокко и контроля над проливом и морской торговлей. Был создан бастион у подножия Восточного Рифа в порту Мелилья. Пользуясь им, как предмостным укреплением, в 931 г. халиф захватил Сеуту, находившуюся на кратчайшем расстоянии от андалусского порта Альхесирас. Этим он и обеспечил себе надежный контроль над зоной Гибралтарского пролива.75 Однако по своему значению Мелилья не могла соперничать с Сеутой. Торговый оборот здесь, носило особенно зимой, резко падал. Этот небольшой характер, не город, мог расположенный в берберском районе Рифа, в котором хозяйство агро-пастбищный, самодостаточный конкурировать с другими крупными торговыми центрами Магриба. И тем не менее, имелись два фактора, которые могли укрепить торговое значение Мелильи. Первый фактор – наличие соляных шахт на побережье рядом с городом. Тот, кто владел крепостью, распространял свою власть и на порт, и на шахты, контролируя таким образом такой важный продукт эпохи, как соль. Второй фактор заключался в том, что город являлся фактически, единственным выходом в Средиземное море королевства Фес. Поэтому в 1382 г. между королями Тлемсена и Феса началась кровавая борьба за обладание Мелильей, которая много раз поочередно Fernandez Sotelo, Emilio A. Ceuta: historia de una ciudad espanola. Ceuta. 1982. P.28-29.

переходила из рук в руки. Это закончилось тем, что жители покинули город, устав от постоянных военных действий. Как и для Сеуты, час заката Мелильи наступил в XV в.76 Необходимо отметить, что упадок, переросший в довольно затяжной и тяжелый кризис, коснулся не только этих двух городов, а всего Магриба. Одной из его причин стали противоречия между четырьмя государствами-соперниками: Фесом, Тлемсеном, Тунисом и Гранадой, а другой все большее экономическое, политическое и военное проникновение южно-европейских стран в этот регион. Что касается экономического аспекта проблемы, то следует отметить, контроль каталонцев и арагонцев, торговцев Прованса и итальянцев над средиземноморскими путями привели к тому, что они сумели в основном подчинить себе и североафриканскую торговлю. Одновременно представители этих народов осуществляли и пиратские набеги на побережье Магриба, грабили города, захватывали людей в рабство. Все эти факторы и стали определяющими в экономическом упадке региона. Магриб стал испытывать столкновения с западноевропеским социумом по крайней мере с конца XI в., т.е. с эпохи крестовых походов, существенно изменившей соотношение сил в бассейне Средиземного моря. К XV в. Европа стала продавать на рынке мануфактурные товары, тогда как Магриб продавал в основном сырье. Контакты Магриба с Европой выражались двояко: военные столкновения и торговля, при этом одно не мешало другому. Пока Магриб был более или менее един (под властью Альмохадов) и силен, с европейцами подписывались договоры (первыми были итальянские Troncoso A. Ceuta y Melilla: XX siglos de Espana. Madrid. 1981. P.136-137.

торговые республики Генуя, Пиза), европейские купцы вынуждены были принимать достаточно жесткие требования, диктовавшиеся властителями Марракеша. Но с середины XIII в. картина меняется. Окончательный распад западноарабского халифата и острая борьба между местными династиями дала европейцам, в том числе арагонскому королевству, возможность более свободного маневра, интриг и комбинаций, открыла широкий доступ иностранцев на магрибинский рынок. Например, для захваты Сеуты (1275 г.), где в течение полувека существовала самостоятельная сеньория, как называют местную купеческую олигархию европейские источники, султан Абу Юсуф нанял суда у арагонских королей.77 С XV в. повышенный интерес к Северной Африке, прежде всего к владениям султанов Дальнего Магриба, стали проявлять Португалия и Испания.

См.: Видясова М.Ф. Социальные структуры доколониального Магриба. Генезис и типология.

ГЛАВА II.СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ СЕУТЫ И МЕЛИЛЬИ ИХ ЗНАЧЕНИЕ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ КОНЦЕ XV - КОНЦЕ XIX В.

§ 1. Завоевания Португалии и Испании в Северной Африке. Роль Сеуты и Мелильи в средиземноморской политике иберийских государств в XV- конце XVII вв. Итак, как уже отмечалось в предыдущем параграфе, одним из факторов, осложнивших положение Магриба в XV в., была все увеличивавшаяся военно-политическая экспансия христианских народов, особенно выходцев с Пиренейского полуострова. Она началась в 1291 г. и с тех пор шла по нарастающей. Ее цели были очевидны - захват североафриканских территорий. Уже в 1309 г. флот каталонцев и арагонцев помогал королю Феса освободить Сеуту от гранадцев. Такого рода акции способствовали росту их влияния в регионе. В 1291 г. королевства Кастилия и Арагон подписали договор в городе Монтеагудо, по которому разделили Магриб на две зоны влияния. Река Мулуйя стала пограничной разделительной линией этих зон: территории к западу от нее (современное Марокко) вошли в зону влияния Кастилии, а земли к востоку от нее (современные Алжир и Тунис) вошли в зону влияния Арагона.78 У этих планов была разная судьба. Арагону в XIV в. действительно удалось подчинить свою зону, не прибегая при этом к военной оккупации территории. Концентрируя М.1987. С. 65. 78 Carabaza E. Melilla y Ceuta, las ultimas colonias. Madrid. 1993. P.17.

свои усилия на аннексии Сицилии и Сардинии, а затем и Неаполитанского королевства, арагонские короли довольствовались и косвенным контролем побережья Магриба. Кастилия же в то время оказалась не в состоянии реализовать свои африканские проекты ввиду внутренних противоречий и отчаянного сопротивления Гранадского эмирата. Другое отличие от крупное своих королевство она Пиренейского не была полуострова, никакими Португалия, также не скрывало своих интересов на севере Африки. В соседей, скована обязательствами, препятствовавшими ее экспансии. К началу XV в. в Португалии завершилось становление централизованной сословнопредставительной монархии, и она стала разворачивать широкую военную экспансию. Опережая испанцев, занятых еще, как уже говорилось, междоусобными войнами и борьбой с Гранадским эмиратом, она приступила к наращиванию флота и освоению дальних морских путей, открывших горизонты крупных завоеваний в Африке, Азии и Новом Свете. Движимая стремлением овладеть богатствами неизвестных стран, Португалия предпринимает серию военных экспедиций, начатых с завоевания Сеуты в 1415 г. и широко развернутых во второй половине XV в. с целью захвата портов Средиземного и особенно Атлантического побережья Магриба. 21 августа 1415 г. король Португалии Хуан 1 во главе мощной эскадры атаковал Сеуту. Через три дня город был захвачен, разграблен и разрушен. Целью португальцев был не столько захват порта, сколько стремление монополизировать торговлю в Западном Средиземноморье.79 В течение 1458-1488 гг. Португалия, постепенно осваивая морской путь вдоль Африки в Индию, завладела еще пятью марокканскими городами: от Танжера на севере до Массы на юге. При этом как Марокко рынок (королевство или Фес), главный сырья, объект в агрессии качестве португальцев, стало представлять для Лиссабона интерес не столько сбыта источник сколько стратегического опорного пункта и базы снабжения кораблей, прокладывавших дорогу в Индию вдоль африканского побережья. В начале XVI в. португальцы основали порты Агадир и Мазаган, ставшие их главными торговыми базами на атлантическом побережье. Постепенно они овладели всем берегом и начали совершать набеги во внутренние районы страны. К концу XVI в. они монополизировали внешнюю торговлю Марокко. XV-XVI вв. стали эпохой упадка всего Магриба, в том числе Марокко, и наступлением Испании и Португалии. Это время характеризовалось в Магрибе распадом существовавших на его территории государств, регрессом сельского хозяйства, ослаблением и прекращением внутренней торговли, изоляцией горных районов от остального мира, слабостью существовавших тогда государственных образований перед внешней агрессией и непрерывными попытками европейцев овладеть приморскими городами и портами.80 Оккупация Сеуты, по словам аль-Ваззана «цивилизованнейшего» города Магриба, полностью опустевшего и превращенного в рядовую португальскую крепость,- предвещала изменения, которые выйдут далеко за рамки региона: начало первой 79 Becker J. Ор.сit. P. 76-77. См.: Видясова М.Ф. Социальные структуры доколониального Магриба. Генезис и типология. – М. 1987.С.49.

фазы глобальной колониальной экспансии, закат рынка.

не Это только стало мусульманских, но и южноевропейских городов-государств, упадок раннекапиталистического Магрибе. С появлением в прибрежных водах Африки португальских кораблей магрибинское общество, ранее находившееся в контактах (далеко не всегда мирных) с наиболее прогрессивными с точки зрения экономического и культурного развития элементами европейской среды, оказалось перед лицом гораздо более сильного противника, за спиной которого стояла техническая мощь Европы, уверенно двигавшейся к промышленному прогрессу.81 Одним из последствий Великих географических открытий явилось окончательное смещение главных центров становления капиталистического производства в крупные национальные государства Западной Европы, а мировых торговых трасс – на океанские. Для Магриба это означало пагубное изменение характера внешних контактов. На смену итальянским, марсельским, барселонским купцам, чья деятельность, хотя и являлась в целом неблагоприятным фактором для экономики региона, но вместе с тем способствовала конкистадоры. Португальцы не снижали активности у берегов Марокко, где, опираясь на Сеуту, вели не утихающую морскую войну с мусульманами. Действия в Северной Африке преподносились в росту отдельных населения городов-эмпорий, в прибрежной обогащению зоне, шли торгово-промышленного средиземноморского дополнительным фактором ухудшения экономического положения в Португалии (а позднее и в Испании, вскоре включившейся в борьбу за господство в Магрибе), как продолжение Реконкисты, похода во имя торжества христианства, что особенно подчеркивалось после падения Константинополя в 1453 г. Португальские фронтейрас (пограничные крепости) защищали морские коммуникации и территории, приобретенные Лиссабоном в Африке не только от нападений мусульман, но и от европейских конкурентов, препятствуя заходу чужих судов в близлежащие порты. А наиболее опасным соперником Португалии стала Испания. После унии королевств Кастилии и Арагона в 1479 г., Испания стала предпринимать шаги к установлению контроля над Магрибом, надеясь приостановить продвижение португальцев в Африке и приобрести базу для осуществления своих захватнических планов в средиземноморской зоне. В 1492 г., нанеся смертельный удар по Гранадскому эмирату, она вскоре перенесла военные действия на североафриканское побережье. С этой целью на марокканском побережье был укреплен военный порт (важный опорный пункт на крайнем юге приатлантического Марокко) Санта-Крус-де-МарПекенья. Испания присоединила к своим владениям марокканский порт Мелилью (1497), затем в 1507 г. заняла средиземноморскую гавань Бадис и возвела здесь форт Пеньон-де-Велес-де-ла-Гомера (1508). К концу XV в. марокканское побережье было захвачено двумя иберийскими державами, договорившимися в 1496 г. о разделе сфер влияния в Северной Африке.82 Испанию в ее захватах поддержал папа Александр VI двумя буллами в 1494 и 1495 гг., призвав верующих 81 Кудрявцев А.Е. История Испании в средние века. Ленинград. 1937.С.165. Испания и Португалия оставались полными хозяевами этого района до 1574 г.

помочь испанской короне в ее африканском «крестовом походе». Дальнейшее наступление Испания развивала в основном вдоль побережья Алжира и Туниса. Силы португальцев и испанцев тогда были равны, что отражалось в подписании частых договоров о регулировании конфликтов в Африке (в 1480 г., в 1509 г. и др.). В 1509-1511 гг. под предводительством Педро де Наварро была снаряжена экспедиция в Африку. За два года в полосе от Мелильи до Бужи испанцы создали цепь своих опорных пунктов - пресидиас. Под их контролем оказалось большинство крепостей и портов Среднего Магриба, хотя, как и португальцы, они и не помышляли о завоевании всех внутренних территорий, ограничиваясь поиском союзников среди вождей арабских и берберских племен. Города средиземноморского побережья, захваченные испанцами, управлялись начальниками испанских гарнизонов, или же власть оставалась в руках мелких автономных правителей – султанов или выборных шейхов, признавших сюзеренитет испанской короны.83 Контроль над значительной частью прибрежных земель Магриба Испания удерживала до конца XVI в., тем более, что в 1534 г. под ее покровительство перешли тунисские Хафсиды. Со времен католических королей Изабеллы и Фердинанда как Южная Италия, так и Северная Африка представляли собой важные направления короны в испанской западном средиземноморской политики. по за Испания овладению действиями стремилась обеспечить себе превосходство против французской Средиземноморье. портами для Усилия североафриканскими контроля Carabaza E. Melilla y Ceuta, las ultimas colonias.Madrid. 1983. P.20.

магрибинских правителей, предпринимаемые после завершения Реконкисты в 1492 г., диктовались интересами кастильской политики. Испанский король Карл I (1516-1556) по обоим направлениям старался сохранить преемственность.84 Магрибинские корсары грабили города на побережье Испании, на что испанская политика отвечала оккупацией отдельных портовых городов и местностей на североафриканском побережье: на западном побережье Марокко – Санта-Крус-де-Мар-Пекенья, на северном побережье – Велес-де-лаГомера;

дальше - Алжир со скалой Пеньон д’Анхель (гора Ангела), Делис, Бухья. Карл V вел борьбу с Хайраддином Барбароссой, который захватил Тунис и Алжир, сотрудничал с Францией и турецким султаном, в 1535 г. Карлу удалось осуществить удачную против него экспедицию в Тунис. Империя Филиппа II (1556-1598) могла добиться впечатляющего превосходства, если надо было сконцентрировать ресурсы ее широких просторов против одного врага, но мощи Испании явно не хватало, если против Филиппа одновременно направляли свои силы несколько противников, таких как Англия, Франция, восставшие Нидерланды, протестанты в Германии, турки. Поэтому для его внешней политики характерно было стремление как можно дальше развести и потенциальных противников, и зоны конфликтов. В результате Испания Филиппа смогла подняться до положения гегемона в Европе, которое утратила лишь в ходе Тридцатилетней войны. Его успехом было вступление в 1580 г. на португальский престол. Он стал королем всего Иберийского полуострова и обширных португальских владений, прежде всего в Африке, а также в Азии и Menendez Pidal R. Historia de Espana. Madrid. 1960-1967. Vol.6.Р.140.

Южной Америке.85 Однако со второй половины XVI в. в спор с Испанией за преобладание в Западном Средиземноморье вступает Османская империя. Оказавшись между этими двумя державами, марокканские города-государства лавировали, заключали непродолжительные союзы, присоединялись то к одному, то к другому лагерю. Используя обычно два средства самозащиты от Османской империи и европейцев видело Марокко: корсарский флот и политику изоляционизма, т.е. закрытие страны от иностранцев. Чтобы противостоять османской угрозе, Саадиты даже пошли на союз с христианами в лице испанцев: с 1555 г. между Испанией и Марокко был заключен ряд торговых соглашений. В 1578 г. марокканским войскам удалось одержать важную военную победу над Испанией. Эта победа пoхоронила экспансионистские амбиции иберийских монархов и алжирских турок.. Под испанским контролем остались только Мелилья и Марс аль-Кабир, а под португальским – Сеута, Танжер и Мазаган. Уже к концу XVI в. испанцы начали постепенно вытеснять португальцев с занимаемых ими территорий. Сначала они овладели островом Пеньон-де-Велес, а в 1580 г. Сеутой. Произошедшие почти одновременно события – появление в Тунисском заливе флотилии османского адмирала Синан-паши, изгнавшего испанцев из Ифрикии в 1574 г., и «битва трех королей» при Эль-Ксар-эль-Кебире в 1578 г., где погибла вторгшаяся в Марокко большая португальская армия, – положили конец расширению влияния иберийских государств в Северной Африке. Обе победы были связаны с весьма существенными внешними обстоятельствами:

Ibid.Р.142.

вмешательством Португалии.86 Фаворит Османской империи и внутренним ослаблением короля Филиппа III (1598-1621) герцог Лерма Средиземноморье рассматривал главной сферой гегемонии Испании. Благодаря полученной передышке (перемирие с Нидерландами, завоевавшими независимость), появилась возможность укрепить положение Испании в Магрибе и Леванте.В этот период Османская империя конфликтовала с персидским шахом, Аббасом I, и могла бы противостоять испанской экспансии только вполсилы. Поэтому главной целью Испания поставила предотвращение нападений североафриканских пиратов, для чего определенные усилиябыли предприняты для поиска союза с правившим в Марракеше Мулай эльШейхом. В результате был завоеван марокканский порт Лараш (1610 г.) и уничтожена пиратская цитадель Маамора, что шагом в борьбе против морского разбоя. В 1571 г. соединенный испано-венецианский флот нанес решительное поражение турецкому флоту в заливе Лепанто, остановив дальнейшую морскую экспансию Османской империи. Завоевание колоний Испании. и В невиданное подъему первой расширение ремесленного XVI в. колониальной производства в Испании в торговли городах создалась способствовали стало важным половине благоприятная обстановка для развития промышленности и торговли. Однако, начиная с середины XVI в. и в XVII в. Испания вступила в полосу длительного экономического упадка, что сказалось и на ее В дальнейшем в сложной системе торговых, дипломатических, военных контактов стран Северной Африки с внешним миром на первый план выдвигаются такие страны, как Англия, Голландия, Франция, при всех своих взаимных столкновениях совместными усилиями содействовавших оттеснению испанского дома Габсбургов из сферы африканской политики.

международном положении.87 Упрочение Франции при Людовике XIII и Ришелье привело к тому, что она стала оспаривать у Испании роль первой мировой державы. Уже в конце правления Филиппа II в Испании начались процессы децентрализации власти и усиления привилегий отдельных регионов по отношению к центральному правительству (в фискальных, военных и юридических делах). В Испании граф Оливарес (как Ришелье во Франции) решил противостоять этому процессу, что вызвало волну сопротивления: произошли восстания в Португалии, Каталонии, Западной Андалусии. После завершения реконкисты почти весь полуостров, за исключением Португалии, был объединен под властью испанских королей. Испании также принадлежали Сардиния, и Сицилия, Наварра. Балеарские Однако острова, Неаполитанское королевство объединение огромных территорий под властью испанской короны не завершило процесс экономической и политической консолидации. Территории сохраняли свои сословно-представительные учреждения – кортесы, свое законодательство и судебную систему, обладали значительной политической самостоятельностью. До 1605 г. в Испании не было единого политического центра, наблюдалась (различные значительная по уровню экономическая разобщенность страны социально-экономического развития, территории были мало связаны между собой). Этому способствовали географические условия, слабые связи с центром северных областей. Они вели оживленную торговлю с Англией, Францией, Нидерландами через портовые города. Юговосток страны, особенно Каталония и Валенсия, были тесно связаны со См.: Литаврина Э.Э. Проблемы экономического упадка Испании в XVI-XVII вв. – М.. 1965.С.29.

средиземноморской торговлей – здесь происходила заметная концентрация купеческого капитала. В 1610 г. из Испании были изгнаны мориски. Потомки мавров, насильственно обращенные в христианство, мориски были наиболее угнетенной и бесправной частью крестьян и городского населения Испании. Они жили главным образом в Гранаде, Андалузии и Валенсии. Они издавна выращивали такие ценные культуры, как оливы, рис, виноград, сахарный тростник, шелковичное дерево. На юге ими была создана совершенная ирригационная система, благодаря которой они получали высокие урожаи зерна, овощей и фруктов. С изгнанием около 300 тыс. морисков производительным силам Испании был нанесен сильный удар, ускоривший ее экономический упадок, что стало одним из факторов, которое привели к падению ее международного престижа. В ходе реконкисты происходил процесс отвоевания у мусульман больших территорий. Города-государства Дальнего Магриба, завоеванные Португалией и Испанией, переходили в зону действия европейской христианской цивилизации. В крупных торговых городах Испании и Португалии наметилась тенденция к автономизации. Там были сформированы властные структуры, которые в полном объеме ведали внутренней жизнью городского сообщества, решали вопросы внешних сношений города, определяли его завоевательную политику. Город играл роль объединяющего, консолидирующего центра. В ходе реконкисты необходимо было организовывать вновь отвоеванное пространство, включать его в социальную среду христианского королевства, заселять отвоеванные земли – все это осуществлялось по решению короля. 88 Особую роль стали играть города пограничных областей, основная функция которых заключалась в защите населения и окружающей территории. В обязанности горожан входило оборонять город и землю, следить за городскими укреплениями. В городе для решения текущих вопросов назначался или выбирался городской совет. Военный пограничный характер жизни обусловливал небольшие размеры таких городов и, по большей части, отсутствие развитых посадов;

город формировался вокруг цитаделей (фуэро). Особенность социально-политическим отношениям в таких городах придавала практика заселения пограничных земель людьми, нарушившими разного рода установления, политическими или уголовными преступниками. Это диктовалось тем, что наблюдалась нехватка людей, а вынужденные переселенцы все же не убегали со своих мест при первой опасности. Однако это влияло на морально-правовой климат, на степень автономии города в целом, что, например, выражалось в том, что в таких городах был собственный суд. О значении, которое придавалось приграничным городам центральной властью говорит и то, что им давались особые привилегии. Привилегии, жалованные королем, составляли основу автономии, которая была необходима и для привлечения сюда поселенцев, и для решения сложных задач пограничного города.В город назначался Королевский представитель (алькальд де форталеса), который осуществлял контроль от лица короля и помощь городу, командовал гарнизоном, т.е. королевская власть при достаточно См. напр.: Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.4. – М. 1999-2000. С. 28-30.

широкой автономии все же сохраняла свои позиции.89 У города была округа, границы которой тщательно фиксировались городскими хартиями. Округа обеспечивала экономическую автономию, основу защиты города, привлечение переселенцев. На округу распространялась юрисдикция города, права и обязанности жителей ее фиксировались в городском праве. В ходе реконкисты происходили изменения в этноконфессиональном составе городов. На отвоеванных у мусульман землях усиливалось влияние христианской церкви, поэтому в крупных городах основывались Епископские кафедры. Мусульманское население, которое оставалось, выселялось за стены города, а с расширением города на округу, селилось в отдельных кварталах. Сильно менялся и внешний вид города, его архитектура. Все вышесказанное в значительной степени относится и к Сеуте и Мелилье, как пограничным городам. Однако они имели не просто пограничное значение. Это были анклавы на территории другого государства, что обусловливало их исключительное военное значение, а в связи с этим власти придавали особое внимание строительству укреплений. Их изолированность обусловила определенные трудности в связи этих районов с метрополией, в обеспечении их всем необходимым. окружающего Как испанские анклавы, они и были враждебны мусульманскому населению марокканскому королевству и, в свою очередь, испытывали на себе враждебность с их стороны. По этим причинам Сеута и Мелилья долгое время представляли собой именно укрепленные крепости. Рост их населения и расширение границ произошел только в последней трети XIX в.

Там же. С.32.

После объединения в последней трети XV в. Кастилии и Арагона в единое государство настал «золотой» век испанской экспансии. На фоне грандиозных успехов в Новом Свете, присоединение к Испании Мелильи в 1497 г. и Сеуты в 1580 г. может быть было, и не слишком масштабным событием, но оно сыграло важную роль и в истории этих городов и существенно укрепило позиции Испании на севере Африки.90 Рассмотрим положение г. Мелильи с XV – до XVII вв. В конце XV в. город Мелилья,как уже отмечалось, был оставлен своими жителями и стал гнездом магрибинских пиратов. 17 сентября 1497 г. войска андалусского герцога Медины Сидонии, под руководством дона Педро де Естопинана Вируэса, заняли Мелилью. На месте старых крепостных стен испанцами был возведен новый город, похожий на города своего времени, с крепостью в центре, с опоясывающими мощными стенами, служившими убежищем от набегов соседних племен и корсаров, опустошавших побережье Средиземноморья. В результате централизаторской политики короля Филиппа II, а также устав от больших издержек на оборону и снабжение города, в 1556 г. герцог Медина Сидония отказался от этого владения в пользу короны. Филипп II назначил алькальдом, т.е. начальником гарнизона, дона Алонсо де Урреа.91 По сути, с Мелильи начался новый этап в освоении Испанией африканского политический побережья. и С ее взятием замысел начал осуществляться королей, стратегический испанских заключавшийся в размещении напротив испанского берега в Северной Африке цепи опорных баз, служивщих для безопасности границ и 90 Там же. С. 37. Morales G. Op. cit. P. 23-24.

судоходства, использование размещенных в них гарнизонов как аванпостов в борьбе с берберами и турками. К концу XVII в. Мелилья представляла собой довольно большую крепость, окруженную поясом фортификационных укреплений, выдвинутых на расстояние от 800 до 1200 метров, что позволяло свободно передвигаться внутри гарнизону и жителям. Город уходил на 3 км вглубь, и осуществлял контроль над территорией 9755км вдоль побережья. Дальше шла нейтральная зона, которую никому нельзя было заселять и обрабатывать, однако ее линия не была четко обозначена. Мелилья имела, прежде всего военно-стратегическое значение, в том числе на линии между городами Тетуаном (на североафриканском побережье) и Немуром (на испанском побережье), и защищала небольшой порт.92 Мусульманское население получило разрешение у алькальда Д.Алонсо де Урреа добывать соль из солевых копей в Лагуне. Им было позволено создать свой лагерь – поселение вокруг города. Они должны были поставлять определенное количество пшеницы, ячменя, меда, рыбы необходимых для гарнизона. Эти разрешения были подтверждены последующими алькальдами в 1575, 1599, 1601, 1606 гг. Часть мусульманского населения эти обязанности выполняла, а часть нет. В ответ с 1606 по 1631 гг. испанцы организовали экспедиции, в результате которых они захватили в плен людей, и скот. Это повлекло за собой миграцию мусульманского населения, стремившегося укрыться от несчастий в стенах города. Документ от 1644 г. указывает на большое количество проживавших здесь мавров с семьями. 92 Ibid. P.28-30. Ibid. P.63.

Население, жившее на расстоянии до четырех лиг (лига – мера длины) от стен города, должно было платить налог 400 реалов серебром или лошадь с человека, за исключением детей младше четырех лет. Это привело к тому, что город был окружен автохтонным дружественно настроенным населением, а это гарантировало лучшую защиту от их набегов. Позднее на какое-то время были освобождены от уплаты налогов мавры, проживавшие в радиусе 12 лиг от стен города, с обязательством охранять его границы. Кроме того, Мелилья и Пеньонде-Велес часто служили убежищем для марокканских политиков, свергнутых или, наоборот, претендовавших на трон, обращавшихся за помощью к традиционно недружественной дворянской Испании. Однако отношения с маврами часто осложнялись. Происходило это и из-за того, что одной из главных целей испанской политики в Северной Африке было, стремление предотвратить возможное проникновение мусульман из Магриба в Испанию (поэтому Испания пыталась отодвинуть линию границы подальше вглубь Магриба, создав как бы буферную зону), а также борьба с пиратством. К началу XVII в. управлением Мелильи занимался целый аппарат чиновников. Основными чиновниками были: глава города - Алькальд или Губернатор, также назначался королевский глава гарнизона в чине капитана кавалерии или пехоты, присылался гражданский наблюдатель - Контролер. Однако полномочия властей были еще не достаточно разграничены. В начале власть Губернатора была менее значимой, а большую роль играл королевский Контролер, который помимо своих прямых функций мог исполнять и фискальные. Контролера назначала центральная королевская власть, в Контролер назначал Губернатора.

Впервые из документов 1627 г. стало известно о недостатке продовольствия в Мелилье, что в дальнейшем будет часто повторяться и приведет к восстаниям гарнизона.94 Власти объясняли эту проблему захватом обозов марокканской стороной. Однако главная причина крылась все-таки в злоупотреблениях со стороны управляющих самого гарнизона, чиновники брали взятки, задерживали выплату жалования. Несколько раз в городе даже случался голод. Обратимся теперь к вопросу о положении в этот период г. Сеуты. В XIV в. Сеута после завоевания Гранадой, а затем королевством Фес, оказалась целью политики Реконкисты со стороны Кастилии, Гранады, Арагона. В 1309 г. галеры короля Арагона Хаима II помогли султану Феса Солейману вернуть территорию Сеуты, которая к этому времени оказалась вновь в руках гранадцев. В 1415 г. король Португалии Жуан I вместе со своими сыновьями занял Сеуту (при взятии которой знаменитый поэт Камоэнш потерял глаз). Город был превращен в прекрасно укрепленный бастион. Оттуда были полностью изгнаны мусульмане. Население теперь состояло из 2500 португальских дворян и солдат. Со временем среди жителей испанцы, как Сеута преимущественно находится на андалусийцы, маленьком французы, появились Так армяне, евреи.95 полуострове, соединенном перешейком, то возникла необходимость укрепления этого перешейка. Со временем были возведены новые башни, стены, которые отделили цитадель от предместья, называвшегося Алмина, прорыты рвы, созданы укрепления из камня и земли. Мусульманская 94 Ibid. P.32. Galindo Morales R. Ceuta en epoca portuguesa: una propuesta de unidad didactica. Ceuta, 1988. P.20-24.

мечеть была перестроена в собор. Экономика Сеуты базировалась на натуральном хозяйстве. Все жители были государственными людьми. Большинство получало жалование в качестве чиновников или солдат, были получатели жалования за оказанные услуги короне. Практиковались выплаты различных субсидий. Жалованье и субсидии не обязательно были денежными, часть их выплачивалась натурой. Жены и дети погибших солдат получали пенсии. Важные экономические связи были налажены между Сеутой и марокканскими территориями. Центр этой торговли находился в Тетуане, откуда из Марокко шли караваны, груженые различными товарами, среди которых выделялись кожи, воск, а из Сеуты шли товары с полуострова: кораллы, янтарь, красящие вещества, ткани. Большую роль в торговле занимали евреи. Активно шла торговля рабами, цены на которых устанавливались в соответствии с договорами между властями Сеуты и Тетуана.96 До прихода португальцев Сеута славилась производством зерна, но с завоеванием сельское хозяйство приходит в упадок. Поля превратились в бесплодные равнины, где происходили военные стычки. В зоне Алмины находились огороды, продукция которых была важна, но не обеспечивала полностью местное потребление. Также наблюдалась нехватка скота. Управление городом осуществлял Губернатор в чине капитан-генерала, он же являлся главой военного гарнизона. В его ведении не находились религиозные дела, для чего в Сеуте была установлена епархия. К 1580 г., к моменту унии Испании и Португалии, в городе насчитывалось около 450 жителей, не относящихся к гарнизону.

К 1640 г., когда Португалия обрела независимость, в городе насчитывалось около 1 тыс. человек.97 Если говорить о социальной иерархии, то наверху этой лестницы была знать (дворянство), далее шли мелкие ремесленники, торговцы, рыбаки, маркитанты, люмпены, а в самом низу находились рабы. В 1580 г., когда произошло объединение Испании и Португалии под властью короля Филиппа II, Сеута принесла ему свою присягу на верность. Союз христианских королей под руководством Филиппа II не изменил политику в отношении Сеуты, однако все более тесные связи город налаживал с Испанией. Не последнюю роль в этом сближении играла их географическая близость и соображения обеих сторон о безопасности границ. Не случайно в нескольких военных кампаниях 1594, 1599, 1625, 1638 гг., испанская сторона прибегала к помощи города и его жителей. Эти полезные для обеих сторон контакты вели к все большим симпатиям городского населения к Испании и стимулировали объективную «текущую» испанизацию города. 1 декабря 1640 г. в городе Лиссабоне начался мятеж, известие о котором вскоре дошло до Сеуты. События в Лиссабоне привели к активизации сепаратистских движений во многих португальских землях, в результате чего Португалия получила независимость. Жители Сеуты собравшись перед дворцом губернатора, публично заявили о верности Филиппу IV98 и изъявили желание остаться в составе Испании. В испано-португальском договоре было написано: «Город Сеута остается под властью католического короля», т.е.

96 Ibid. P.25-26. Ibid. P.28, 63. 98 В 1656 г. король дал городу титул «самого верного города».

Испании.99 В 1668 г. в Лиссабоне был подписан мирный договор, который положил конец враждебным действиям между двумя иберийскими королевствами, по которому Португалия вновь признала принадлежность Сеуты испанской стороне. С 1640 г. начался испанский этап в истории города (хотя испанизация начинается раньше). Сеута стала границей между христианским и мусульманским миром. Этот период характеризовался частыми попытками отвоевать город с марокканской стороны, и ответными ударами испанцев, Сеута находилась под угрозой и с суши, и с моря. Особенно обострились отношения с мусульманской стороной в 1640-1860 гг.100 Более 30 лет, начиная с 1694 г., город выдерживал осаду марокканского султана Мулай Исмаила. Ситуация осложнялась угрозой с моря со стороны Англии, которая в ходе войны за испанское наследство заняла Гибралтар и обратила свой взор на Сеуту. В этих условиях все жители города, включая священников и крестьян, участвовали в его защите. Важное военно-стратегическое значение Сеуты и постоянная военная угроза привели к тому, что в его управлении заметно усилилась роль Губернатора, сконцентрировавшего в своих руках практически всю власть: он являлся гражданским главой города и предместий, командующим военным гарнизоном, судьей, начальником тюрьмы, главой налоговой службы. Также из-за войн и большого числа военных в составе населения, как норма права использовался военный кодекс, и даже гражданское население судили в соответствии Mascarenhas, J. De. Historia de la Ciudad de Ceuta. Ceuta, 1995. P.40 Fernandez Sotelo E.A. Ceuta: historia de una ciudad espanola. Ceuta, 1982. P. 70-73.

с ним. Город являлся местом ссылки, что усиливало криминальную атмосферу, и здесь действовал Дисциплинарный совет колонии.101 В 1413 г. была создана епархия Сеуты, которая была отдана во владение монсеньору Аймаро д’Аурильяку, в связи с чем была закрыта епархия в Фесе, открытая в 1237 г. Основание епископской кафедры свидетельствовало о том значении, которое монархия и католическая церковь придавали Сеуте. В 1468 г. была основана епархия в Танжере, которую возглавил первый епископ бенедиктинец Нуньо Альварес. Танжерская епархия была самостоятельной до булуы папы Пия V в 1570 г., по которой эта епархия присоединялась к Сеуте до 1851 г., а затем вновь они были разделены. После объединения Испании епархия Сеуты вошла в архиепископство Севильи. Мелилья, оставаясь под испанской юрисдикцией, имела викария из епархии Малаги.102 Рассмотрим, чем было вторжение в Магриб держав Пиренейского полуострова – это инерция катившейся на юг Реконкисты и второстепенный эпизод в шедшей своим ходом истории государств Северной Африки, или поворотный пункт в ее судьбе, а следовательно и в судьбе городов – предмете нашего исследования. Хотя пиренейские страны были вытеснены из Северной Африки, столкновение магрибинского общества с феодально-колониалистской экспансией изменило облик цивилизации Арабского Запада. Государства Магриба стояли перед реальной опасностью превратиться в первые колонии в афро-азиатском мире. Внутренние изменения коснулись материального производства, усилив в обстановке все разгоравшихся войн пагубное воздействие кочевой периферии на 101 Ibid. P.77-80. Troncoso A. Op. cit. P.157-160.

агросферу, тенденцию к депопуляции, особенно остро дававшую о себе знать в приморских районах. Они затронули и культуру, сказавшись на прекращении (почти полном в XVI в.) творческой деятельности, кроме ориентированной на религию, в обеднении духовной жизни. Отставание от Европы стало проявляться в тех сферах, где общество средних веков с наибольшей силой раскрыло свои возможности (медицина, точные науки, философия, география).103 Все это касается Магриба в целом и Сеуты и Мелильи, которые до конца XV в. находились и развивались в его рамках. Однако после Реконкисты эти города оказались Для них под территориями европейское испанское юридически не под подчиненными переходным: Испании. они завоевание закончилось. Период с конца XV до конца XVII вв. явился для них перешли управление, христианскую епископию, изменился этнический состав населения, изменился их внешний облик, изменился уклад жизни. Города оказались в прямом смысле слова на периферии испанского государства, и это объективно сказалось на их положении: их торговокультурное значение заменяется военно-стратегическим.

Ibid. P. 162-163.

§ 2. Англо-французские интересы на севере Африки и проблема испанизации городов Сеуты и Мелильи (конец XVII – XIX вв.). После объединения королевств Кастилии и Арагона, после присоединения обширных и в XVI в. все еще увеличивавшихся подвластных американских территорий на Пиренейском полуострове возникло весьма мощное государство. Испания стала не только весомым политическим фактором в Европе, но и поднялась до статуса мировой державы. Золото и американское серебро на два столетия сделали Испанию самой богатой страной в мире.104 Однако господство Испании опиралось не на собственную экономическую мощь, а базировалось на временном превосходстве в военной технике и финансировалось за счет разграбления других стран. Оно сошло на нет, когда этот финансовый источник иссяк и возник соперник, мощь которого основывалась на собственных экономических достижениях.105 Утрехтский мир (1713) полностью изменил политическую карту Европы. Филипп V за право оставаться королем Испании вынужден был отказаться практически от всего наследия Габсбургского дома. Уже к концу войны за «испанское наследство» стало заметно оформление нового соотношения сил в Западной Европе. Возрастание могущества России, превращение ее в великую державу;

потеря Францией политической гегемонии в Европе;

резкое сокращение 104 Испанские короли. Ростов-на-Дону.1988 С.8. Там же. С.9.

удельного веса Швеции, нередко игравшей роль младшего партнера Франции;

быстрое усиление Пруссии, создавшей противовес Австрии в Германии-все это сделало невозможным ни для одной из этих стран занять главенствующее положение на евроконтиненте. Это позволило Британской империи сделать большой шаг вперед к «английскому» преобладанию в мире. Она довольствовалась захватом ключевых баз на морях, добившись тем самым исключительно благоприятных условий для своей морской и торговой гегемонии.106 Константой испанской внешней политики стало и государственно-силовое в Западном и торговои политическое противостояние Англии, рождавшее конфликты в заокеанских колониях Средиземноморье подталкивавшее Испанию к новому сближению с Францией. К концу ХVIII века Испании, наконец, удалось преодолеть последствия кризиса, доминировавшего в стране практически все предыдущее столетие. Политика проведения широкого круга преобразований, осуществлявшаяся в годы правления Филиппа V и, особенно, Карла III, объективно имела прогрессивный характер, поскольку способствовала преодолению отсталости страны и ограничению в ее социально-экономической, политической и духовной сферах некоторых серьезных остатков феодализма. Но вместе с тем, как и в других европейских странах этого периода, сама попытка общества являлась свидетельством кризиса в ее недрах тех необратимых «реформирования» абсолютной монархии, вызревания противоречий, которые вскоре приведут к первой революции в самой Волосюк О.В. Испано-русские отношения во внешней политике Испании ХVIII века. М. 1999. С.21.

Испании (1808-1814) и войне за освобождение Испанской Америки.107 А потому, хотя к ХIX в. Испания не вернула себе ранг великой державы, все же теперь она могла принимать участие в глобальной европейской политике в качестве самостоятельного фактора и готова была вот-вот оправиться от тяжелых потрясений, связанных с участием в европейских войнах. В международных отношениях наступило время, когда колониальные территории становились в политике великих европейских держав решающим фактором в вопросах войны и мира, не зависящих от континентально-европейских конфликтных линий.108 Сеута и Мелилья и оказались в XIX веке в центре пересечения этих колониальных интересов. И, хотя военные действия из-за обладания этими городами велись, в основном, между Испанией и Марокко, Англия и этом регионе, Франнция, обозначившие свое соперничество в оказывали жестокое давление на обе противоборствовавшие стороны. Начиная с конца XVII в. Марокко попыталось воспользоваться ослаблением Испании и ослаблением ее фортов. В этот период участились нападения оружие, на Мелилью, мусульмане использовали камнями, огнестрельное убивали часовых, закидывали осуществляли неожиданные вылазки, все это приводило к людским потерям и повреждениям фортификаций, чувствительным в условиях изолированности.109 Марокканский султан Мулай Исмаил (1672-1727) из династии Алауитов вел активную внешнюю политику и на первых Волосюк О.В. Просвещенный абсолютизм Карла III в Испании и Испанской Америке.//Вестник Российского университета дружбы народов.Серия. История и Философия. 1993 №1. С.28. 108 Menendez Pidal R. Historia de Espana.Op. cit. Vol. 25. P.177-178. 109 Ibid. P.179-180.

порах приложил немало усилий к тому, чтобы очистить североафриканское побережье от европейских военных баз. Он отобрал у испанцев занятые ими в начале XVII в. приморские крепости Лараш, Арсилу, Маамору. В 1774 г. султан Мулай Мохаммед бен Абдаллах собрал армию в 60 тыс. человек и осадил город Сеуту, который оборонялся героически. Среди его защитников был капитан дон Франсиско де Миранда, выходец из Венесуэлы, который впоследствии станет сподвижником Симона Боливара в освобождении Испанской Америки. К концу XVIII в. все побережье Марокко было освобождено от европейцев, кроме городов Сеуты и Мелильи, оставшихся испанскими.110. Во II п. XVIII в. султаны Марокко активизировали свою политику с европейскими странами, и в первую очередь с Испанией. Это выразилось в подписании ряда договоров о дружбе и торговом сотрудничестве.111 Такая открытость внешнему миру принесла свои плоды. Благодаря активной внешней политике и торговле в начале XIX в. Марокко вновь достигло достаточно высокого уровня развития. Однако подъем, который наметился в Марокко в начале XIX в., был недолгим и сменился периодом смуты, роста влияния религиозных братств. Во второй половине XIX в. страна представляла собой слабоцентрализованное государство с выраженной доминантой духовной власти султана-шерифа. Она вновь самоизолировалась от внешнего мира, что пагубно отразилось на ее экономике, а также 110 Becker J. Historia de Marruecos. Op. cit. P.139-140. Напр., Tratado de Paz y Comercio firmado en Marrakesch el 28 de Mayo de 1767, por D.Jorgt Juan. Convenio de Paz, Amistad, Navegacion, Comercio y Pesca firmado en Mequinez el 1. De Marzo de 1799 entre D.Juan Manuel Gonsalez Salmon y Sidi Mohammed Ben Otman. В кн.: Morales G. P.403-426.

сделало ее целью для колониальных устремлений развитых капиталистических стран Европы.112 Относительное спокойствие в Магрибе в течение первых десятилетий XIX в. было нарушено в 1830 г., когда Франция заняла город Алжир, начав тем самым тяжелую завоевательную кампанию, которая открыла новый этап колониальной европейской экспансии в Африке. В 1844 г. Франция ввела свои войска также и в восточный район Уджды (Марокко), а ее флот обстрелял Танжер и Магадир. Несмотря на столь быстрый триумф, Франция вскоре вернула свои войска в Алжир, подписав мирный договор с Марокко. Причина такой поспешности была одна – позиция Великобритании. На протяжении всего XIX в. Лондон всемерно препятствовал всем попыткам Франции укрепиться в Марокко. За этим стояло стремления Англии монопольно осуществлять контроль над Гибралтарским свои проливом товары и на беспрепятственно поставлять промышленные марокканский рынок.113 Испания, продолжая линию дипломатического сближения с Англией, наметившуюся в годы войны за независимость Латинской Америки, поддержала эту позицию Лондона. И когда в 1847 г. Франция решила занять Чафаринские острова, правительство Изабеллы II опередило ее буквально на несколько часов, воспрепятствовав приближению французских судов к крепости Гибралтар. Такая зависимость Мадрида от Лондона могла иметь тяжелые последствия. Во-первых, Испания, вновь ослабила свой контроль за крепостями в Марокко, во-вторых, она втягивалась в колониальную гонку на стороне 112 Becker J. Historia de Marruecos. Op. cit. P.150-153. Becker J. Op. cit. P.150-160.

могущественной державы, у которой могла играть только подчиненную роль. Ослабленная многолетними конфликтами Испания и сама не оставляла надежды на открытую интервенцию в Марокко, но при этом должна была каждый раз сверять свои желания с позициями Англии и Франции. Потеряв большую часть своих американских колоний, пройдя через казалось бы бесконечные гражданские войны, революции и военные перевороты, правительство Изабеллы II надеялось поправить положение с помощью успешной войны в Марокко, войны, которая поможет сплотить нацию и погасить внутренние раздоры.114 Предлогов для ее начала было более чем достаточно. Даже в середине XIX в. испанцы продолжали заниматься разбоем, осуществляя пиратские набеги на побережье Магриба. Сам губернатор Мелильи, генерал Бусета в 1854 г. занимался этим, используя военное судно, охранявшее крепость. Подобные пиратские действия дополнялись контрабандной торговлей. В свою очередь и марокканцы, проживавшие по соседству с испанскими крепостями, тоже занимались пиратством и зачастую нападали на самих испанцев, как только те оказывались вне их стен. Любой случай такого рода мог послужить для правительства О’Доннела предлогом для начала войны. В августе 1859 г. Испания начала строительство ряда военных объектов в Сеуте. Было решено построить три новых форта. В ночь на 10 августа территория строительства была атакована местными жителями, в результате чего оказались разрушенными пограничные полосы, разделявшие испанскую крепость и марокканские владения. Незамедлительно посол Испании заявил протест и потребовал компенсации нанесенного ущерба.115 Испанская нота, больше похожая на ультиматум, появилась в тяжелые для Марокко времена. В агонии был султан Мулай Абдеррахман, а вскоре после его смерти принц Сиди Мохаммед вынужден был усмирять восстание в районе Сусы. Естественно, что ответ, «устраивавший» испанскую сторону, запоздал. В это время на Пиренейском полуострове поднялась волна негодования. В прессе, с амвонов и трибун раздавались призывы начать войну против «неверных». Королева Изабелла II продала свои драгоценности, что подогрело ажиотаж в прессе. На вырученные деньги она купила оружие для войны против Марокко. В атмосфере этой истерии 22 октября 1859 г. испанские Кортесы объявили Марокко войну. И вновь Великобритания охладила воинственный пыл испанцев. За несколько дней до объявления войны английское посольство в Мадриде потребовало от правительства Испании представить письменную декларацию с обязательствами в случае оккупации Танжера не удерживать его неопределенное время, а покинуть, как только будет подписан с Марокко договор о мире. Британская империя рассматривала оккупацию Танжера как непосредственную угрозу Гибралтару.116 Таким образом, когда испанский премьер О'Доннел сконцентрировал свои войска в Кадисе, Альхесирасе и Малаге, он уже знал, что война не приведет ни к каким территориальным приобретениям.

114 Martin M. El colonialismo espanоl en Marruecos. Paris. 1973. P.111 Becker J. Op. cit. P.236. 116 Martin M. Op. cit. P.112.

1 января 1860 г. экспедиционные силы численностью в 40 тыс. человек направились из Сеуты на завоевание Тетуана. Хотя марокканцы не имели и половины того, чем располагал противник, испанское наступление развивалось чрезвычайно медленно. К большим потерям, понесенным испанцами в военных действиях, добавилось много умерших от эпидемии холеры, разразившейся из-за антисанитарии походной жизни. 5 февраля пал Тетуан, но испанцы продолжали наступление на Арсилу и Лараш, при этом они не стремились овладеть Танжером. Сражения становились все более ожесточенными, потери с обеих сторон росли. Наконец, благодаря посредничеству Великобритании, марокканский султан запросил перемирия и начались переговоры. 26 апреля 1860 г. в Тетуане был подписан мирный договор, который положил конец этой так называемой «Африканской войне». Согласно договору Марокко уступило Испании несколько квадратных километров в окрестностях Сеуты и Мелильи и, кроме того, территорию Санта-Крус-де-Мар-Пекенья (Ифни). В Испании этот мирный договор в кругах, ратовавших за войну, принес полное разочарование. «Маленький мир после большой войны» – таким был общепризнанный итог. Тем не менее эта война не была «маленькой» по своим последствиям. «Африканская война» привела к радикальным изменениям политики Испании в отношениях с Марокко. В этих новых испано-марокканских отношениях Сеута и Мелилья стали играть очень важную роль. В качестве компенсации за поражение в войне испанское правительство потребовало от султана 20 миллионов дурос. О`Доннел прекрасно понимал, что слабая марокканская казна не в состоянии выплатить эту сумму, и поэтому решил гарантировать такую возможность двумя следующими мерами: оккупацией Тетуана и взиманием 50% таможенных поступлений Марокко.117 Не менее опустошительным для Марокко было и еще одно последствие войны. На основании мирного договора эта африканская страна должна была подписать с Испанией в ноябре 1861 г. торговый договор, позволявший последней свободно ввозить и вывозить из Марокко товары без каких-либо таможенных ограничений. Любопытно, что больше других от этого договора выиграли Англия и Франция, которые воспользовались статусом страны с наибольшим благоприятствованием в торговле для своих целей и добились в этом значительных успехов.118 После этих событий Марокко и погрузилось в глубокий Страна экономический, политический социальный кризис.

превратилась в рынок товаров и капиталов промышленных стран. Естественно, что находившаяся в течение всего XIX в. в глубоком упадке Испания не преминула попытаться поправить свое положение за счет Марокко. В выполнении этой задачи Сеута и Мелилья могли сыграть важную роль. Практически до середины XIX в. Сеута и Мелилья в находились в упадке. Гарнизоны приграничных испанских фортов были сокращены. В Мелилье в 1838 г. гарнизон насчитывал всего лишь 278 человек.119 Перед властями города стояли многочисленные проблемы. Из-за изолированности этих территорий, они постоянно испытывали нужду в продовольствии и пресной воде, а враждебность приграничных жителей приводила к постоянным военным действиям.

117 Martin M. El colonialismo espanоl en Marruecos. Paris.1973. P.68. Carabaza E. Melilla y Ceuta, las ultimas colonias. Madrid. 1993. P.38-40. 119 Morales G. Op. cit. P.376.

Внутри управляющей верхушки шла борьба за власть и материальные блага, процветали открытые злоупотребления, отсутствовали субординация и дисциплина, обязанности властей и чиновников не были разграничены, испанские центральные власти практически не поддерживали связи с гарнизоном. Все это в результате спровоцировало первые выступления в гарнизоне. В войсках началось моральное разложение. В Мелилью были посланы королевские представители, которые, изучив ситуацию на месте, внесли важные предложения по реорганизации службы, сводившиеся к следующему: осуществить большую централизацию военного командования;

отправлять в гарнизон только избранный проверенный контингент, улучшить довольствие, увеличить гарнизон до 600 человек и менять людей каждые четыре месяца;

прислать 50 артиллерийских выплату орудий, предоставить каждой из трех перечисленных крепостей маневренные канонерки;

обеспечивать своевременную жалованья, запретить государственным чиновникам заниматься коммерцией;

освободить от пошлин все товары, включая соль и табак;

запретить высылать туда опальных политиков и уголовных преступников. К сожалению, эти предложения комиссии были осуществлены только частично. 120 Сеута также переживала экономический кризис, обусловленный ослаблением самой Испании, постоянными осадами марокканских войск. В 1790 г. султан Мулай Ясид осадил Сеуту, собрав под руководством своего брата армию в 20 тыс. человек. Город спасло только то, что в марокканском королевстве началась смута и внимание султана переключилось на улаживание ситуации в собственных владениях. Было много и других осад, которые оканчивались подписанием мирных договоров между султанами и Испанией в 1767, 1780, 1785, 1788 гг. и др. С тех пор Сеута служила местом концентрации испанских сил.121 Во второй половине XIXв. гражданское население Мелильи медленно, едва насчитывало 200 человек, в 1891 г. составляло уже 2 тыс. Рост населения приводил к строительству новых кварталов, освоению предместий, поселения растянулись на три километра за пределами стен. Торговля, которая ранее ограничивалась всего лишь несколькими наименованиями контрабандных товаров, теперь расширилась и достигла оборота в 4 миллиона песет.122 Были установлены новые границы. Как уже говорилось, первые переговоры были инициированы, продолжались в 1859, 1862, 1863 гг., пересматривались в 1871, 1891 гг. Вновь стали разрабатываться рудные шахты в окрестностях Мелильи. В результате этих мер Мелилья и Сеута преодолевают затяжной экономический кризис. Испания, осознавая значимость анклавов на территории Северной Африки, направляет свою политику на восстановление и повышение престижа и роли этих городов. С превращением Мелильи в свободный порт и с установлением марокканской таможни,123 город приобрел исключительное коммерческое значение, при этом не потеряв военного. Экономическое развитие привело к увеличению иммиграции сюда коммерсантов120 Ibid. P.177. Morales G. Op. cit. P.221-267. 122 Ibid. P.385-386. 123 Сonvenio para el establecimiento de una aduana en la frontera de Melilla, firmado en Fes el 31 de julio de 1866 por Don Francisco Merry y Colon y Sid Mohamed Bargash.// Morales G. Op.cit. P.465-467.

евреев и рабочих- марокканцев. Наконец город вышел за пределы своих средневековых стен, была сооружена полоса внешних укреплений. Во второй половине XIX в. население Мелильи медленно, но неуклонно росло. С 1863 г. испанское правительство объявило свободными портами Сеуту, Мелилью и Чафаринас. Все товары, проходившие через них, освобождались от пошлин, имевших место в самой Испании. Таким образом, Изабелла II рассчитывала стимулировать ту часть торговой испанской буржуазии, которая торговала с этой страной. Предусматривалось также, что вместе с легальной торговлей в Марокко хлынет и мощный поток контрабандных товаров. Для придания этой новой экономической роли испанским анклавам правительство Мадрида впервые в истории разрешило свободное поселение внутри их границ.124 Новыми поселенцами оказались не испанцы, а марокканские евреи, вскоре монополизировавшие торговлю и особенно экспортно-импортные операции между этими анклавами и Марокко, Англией, Францией и Испанией125. Когда Педро де Эстопиньян в конце XV в. завоевал старую марокканскую крепость Мелилью, он контролировал территорию, составлявшую менее одной десятой того, чем в настоящее время располагает Испания в этом анклаве. Остальные девять десятых оставались в руках местного населения до второй половины XIX в. Нечто похожее имело место и в Сеуте, где в свое время испанцы и португальцы располагали только той территорией, на которой 124 Ibid. P.40-41. Saro F. Notas para el estudio del crecimiento y expancion urbana de Melilla en Espana y el Norte Africa. Vol. II. Universidad de Granada. 1987. P. 242, 245-246.

находились крепость. Более 50% этого анклава до «Африканской войны» не принадлежало испанцам. В результате этого конфликта испанцам в 1860 г. удалось добиться того, что они не сумели сделать за несколько веков: они заняли территорию, прилегавшую к крепости вплоть до гор Бульонес и создали там несколько укрепленных пограничных фортов. Это тяжелым образом сказалось на проживавшем там ранее населении, лишившемся своих домов, земель и пастбищ. Такая территориальная экспансия, осуществленная из Сеуты и в интересах Сеуты, повторилась в Мелилье. По испано-марокканской конвенции от 24 августа 1859 г. султан уступал Испании «в полное управление и суверенитет» территорию вокруг Мелильи. Для определения этих новых границ был использован следующий принцип: испанскими становились все территории на расстоянии выстрела из пушки 19 го калибра.126 По международному соглашению, принятому в Танжере в 1862 г., были определены новые границы испанской Мелильи, на основе того же принципа, но из пушки 21го калибра. Однако сразу провести границу не удалось. Только к концу XIX в., наконец, граница была проведена: она определила современную территорию города.127 Однако, испанцам удалось это осуществить далеко не сразу. Местное население не считало решение султана законом для себя и не подчинилось ему. Когда в 1862 г. испанские солдаты попытались Convenio ampliando los terminos jurisdicconales de Melilla y pactando la adopcion de las medidas necesarias para la seguridad de los presidios espanoles en la costa de Africa, firmado enTetuan el 24 de Agosto de 1859 por Don Juan Blanco del Valle y Sid Mohammed-el-Jetib.// Morales G. Op. cit. P.429430. 127 Tratados para arreglar las diferencias suscitadas sobre el convenio de limites con Melilla de 1860,1861,1862,1863,1871,1894.// Morales G. Op. cit P.435-479.

установить границу, они были встречены выстрелами и поспешили ретироваться.128 Испанское правительство стало требовать от султана выполнения статьи 5 мирного договора. Под давлением Мадрида 30 октября 1863 г. принц Мулай аль Аббас появился в Мелилье с военным отрядом и деньгами для компенсации ущерба тем жителям, которые должны были покинуть свои земли. 14 ноября принц подписал соглашение с испанским послом и незамедлительно начал выселять жителей, одновременно маркируя границу, согласно статье 5 договора о мире.129 Через несколько лет пострадавшие жители вновь попытались возвратить себе утерянные территории и помешать испанцам изменить русло Золотой реки. 130 В сентябре 1871 г. Мелилья снова была атакована. В район Танжера сразу же были посланы испанские фрегаты, присутствие которых недвусмысленно давало понять султану о возможной войне с Испанией, если проблемы Мелильи не будут разрешены. Султан вновь уступил давлению Испании: в спорный район были посланы 3 тыс. солдат во главе с двумя его сыновьями. В 1872 г. возмущение местных жителей по аналогичным причинам имело место и в Сеуте. Один из самых критических инцидентов подобного рода произошел в Мелилье в 1890 г. Большое количество марокканцев попытались возвратить себе отобранные ранее земли. Султан опять вынужден был использовать Convenio ampliando los terminos jurisdicconales de Melilla y pactando la adopcion de las medidas necesarias para la seguridad de los presidios espanoles en la costa de Africa, firmado enTetuan el 24 de Agosto de 1859 por Don Juan Blanco del Valle y Sid Mohammed-el-Jetib;

Tratado de Paz y Amistad, firmado enTetuan el 26 de Abril de 1860 entre D.Luis Garcia y Miguel, Teniente General Jefe de E.M.G. del Ejercito de Africa, D.Tomas Ligues y Bardaji, Ministro Residente, Sid Mohammed-el-Jetib y Sid el Hach Ajimad Chabli Ben Abd-el-Melek.// Morales G. Op. cit P.429-430. 129 Gagigas I. de las. Tratados y convenios referentes a Marruecos. Madrid. 1952. Р.69. 130 Becker J. Op. cit. P.305.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.